САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o methylethyl "Изломанный мир"

  • Туся
  • Туся аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
04 Ноя 2012 10:44 #1 от Туся
Туся создал эту тему: methylethyl "Изломанный мир"
Автор: methylethyl
Название: Изломанный мир
Переводчик: Туся
Бета: сам себе помощник
Рейтинг: R (авторский, опять не понимаю почему такое завышение рейтинга, по мне так это не больше PG-13)
Персонажи: Брайан, Джастин
Жанр: ангст
Размер: мини
Таймлайн: точно, что после 2 сезона, я бы вне сериала поставила этот фик, может даже пост 5.13.
Дисклеймер: автору ничего не принадлежит, мне так уж тем более.
Размещение: спросить разрешения
Отношение к критике: можете кидать в меня тапками, только не цельтесь в голову, она мне нужна... я ею ем!))

Summary: Иногда Джастин думает, что может быть когда-нибудь в будущем Брайан станет одной из частичек нормального мира, которые он заразил, оторвал и привязал к своему разрушенному мирку.

Он не знает, кошмар это или фантазия.
Поблагодарили: Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Туся
  • Туся аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
04 Ноя 2012 10:45 #2 от Туся
Туся ответил в теме Re: methylethyl "Изломанный мир"
До нападения мир Джастина был вполне нормален. Всё, что он рисовал было простым и понятным: лица реальными, линии четкими. Он видел мир глазами художника, рисующего портреты и пейзажи на заказ, карикатурно изображающего мир в глупых мультиках, которые однажды появятся на голубом экране, чтобы развеселить детей. Когда Джастин рисовал дом, стены всегда были перпендикулярны полу, потому что именно так они и должны были быть. Он поступил в ПУИИ с помощью портфолио, состоящего из корзин с фруктами и футболистов.

Но затем появился Крис Хоббс и ударом бейсбольной биты навсегда покосил его мир.

Этот новый мир хрупкий и кривой, нестабильный даже в самые лучшие дни, и слишком изменчивый, чтобы привыкнуть к нему. Его руки трясутся, и он не может нарисовать ни одной четкой линии, прежде чем не успокоит свои нервы. Его наброски – бледные образы хаоса, в котором он сейчас находится, каждая линия, которую он в силах прочертить либо слишком длинна, либо слишком жирна, либо слишком темна. Отрезки времени, когда двигательные способности руки подконтрольны ему, не увеличиваются так, как они должны. Он разочарован.

Линиям нет места в его новом мире. Их сменяют цвет, структура и бессмысленные вспышки.

Теперь он понимает абстрактную живопись. Поллак. Экспрессионизм. Внутренний язык. Они становятся островками четкости в его кружащемся, запутанном мире. В эти моменты он чувствует связь с кем-то, чей мир такой же больной и неуравновешенный, как и его собственный. Когда он рисует груши, руки, и очередные наброски для Гнева, он знает, что рисует так, как раньше было в его мире. Как все остальные видят этот мир. И он может пользоваться воспоминаниями до нападения, чтобы упорядочить, осветить и залатать мир вокруг него, чтобы его рисунки выглядели «нормально». Но из-за этого он чувствует, что предает сам себя.



- Я думаю, что существует два мира, - говорит Джастин, лениво играя волосами Брайана. – Есть нормальный мир, и где-то есть разрушенный мир. И они как энергия, или электричество – замкнутая система, и в ней никогда не бывает потерь или приобретений.

- Это называется теорией струн*1*, - отвечает Брайан.

- Нет, она о другом. Теория струн утверждает, что существуют пространства, я же говорю о мирах.

- Игра слов.

В лофте тихо, лишь с улицы изредка доносится шум проезжающих мимо машин. Так быстро стемнело, всего лишь за час. Приближается зима.

- Никогда бы не подумал, что разрушенный мир существует, - говорит ему Джастин, его голос тих и спокоен. – Кто-то выкрал часть нормального мира и заставил эту часть существовать саму по себе. Но она слишком слаба. Нестабильна. Этот мир не может помочь сам себе, и поэтому он настолько разрушен. Каждый раз, когда я рисую что-то так, как оно должно быть, так как эта вещь существует в «нормальном» мире… маленький кусочек разрушенного мира просачивается сюда.

- Сюда? В нормальный мир?- спрашивает Брайан. Его брови приподняты, но он не смеется.

- Отчасти просачивается, и разрушенный мир… он уже такой слабый, такой изломанный…

Брайан пристально наблюдает за ним. Рука Джастина замирает, но через несколько мгновений он возвращает ее назад и прикрывает глаза.

- Но когда я рисую то, что вижу Я… - продолжает он, поморщившись, - то, что вижу Я, тогда я краду частичку нормального мира. Заражаю ее, обрываю все ее связи и вплавляю в мой мир.

- Твой мир? – заинтересованно спрашивает Брайан.

- Разрушенный мир, - отвечает Джастин. Он открывает глаза, и они поблескивают в темноте. – Это мой мир.

- Так в каком мире нахожусь я?

Джастин врет.

- Я не знаю.

Брайан притягивает его к себе, целуя макушку. Джастин позволяет ему это, даже если чувствует, что мир вокруг него, его мир, его маленький разрушенный мирок, корчится от боли, сражаясь с тем, чтобы не развалиться окончательно.

Он знает, что Брайан живет в нормальном мире. Он не видит вещи такими, какими их видит Джастин, потому что если бы он видел, то никогда не смог бы гордиться счастливыми, блестящими, сексуальными рекламными проектами, которые выпускает Киннетик. Но иногда Джастин думает, что, может быть, когда-нибудь в будущем Брайан станет одной из частичек нормального мира, которые он заразил, оторвал и привязал к своему разрушенному мирку.

Он не знает, кошмар это или фантазия.



Джастин находит себя в живописи. До нападения он мог сделать набросок ко всему, что придет на ум, или иногда он начинал рисовать, так как хотел уйти от мыслей, заполонивших его голову. Он и сейчас делает это, но теперь с помощью кисти. Узоры, мазки кистью, игра цвета и изгибов – вот что преобладает у него на данный момент, он считает, что это более правдиво. Раньше он рисовал оболочку – натяжение кожи на играющих мускулах, блестящие красные бока яблока. Теперь же в его новом мире он видит сквозь разломанные оболочки прозрачные, похожие на дымку души, живущие внутри этих оболочек.

Он рисует кистью вещи, которые никогда не смог бы нарисовать карандашом, потому что как можно изобразить в карандаше нерешительность или ссору?

Он ощущает себя свободным, когда рисует кистью. Пусть он и одинок в своем мире, но когда он выплескивает красками свои чувства на холст, ему кажется, что он создает себе окно. Портал. Экран. И он надеется, что вместо того, чтобы вести ожесточенную борьбу друг с другом, эти два мира смогли бы смешаться и слиться воедино, и, может быть, тогда бы он снова смог бы почувствовать себя нормальным. Может быть, тогда он сможет нарисовать дом, у которого стены будут перпендикулярны полу.



- Ты не рисуешь меня, - неожиданно замечает Брайан.

Джастин хмурится.

Брайан пожимает плечами.

- Раньше ты постоянно рисовал меня карандашом. Как так вышло, что ты никогда не рисовал меня красками?

- Мне не нужно рисовать твое тело, - отвечает Джастин. – Это слишком просто.

Он не рисовал Брайана, кажется, целую вечность, возможно, с тех самых пор, как работал над Гневом, и это даже не был в действительности Брайан. Но в его картинах Брайан везде. Он в этом зеленом блике, и в черных изогнутых линиях, и в золотистых узорах, собранных в правом углу, и в яростных мазках серого, и во вспышках оранжевого…

Джастин никогда не чувствовал себя таким влюбленным, как когда рисует Брайана красками.

- Сложность заключается в том, чтобы отыскать возможность нарисовать другого тебя, - наконец, говорит ему Джастин. – Того тебя, которого вижу только я.

Брайан притягивает его для поцелуя, и когда он заканчивается, Брайан шепчет, качая головой:

- Хотя бы один раз я хотел бы увидеть мир твоими глазами.

- Ты этого не выдержишь, - отвечает Джастин с легкой усмешкой.

За этим следует обязательное подшучивание друг над другом, игра в догонялки, щекотание и, конечно же, все заканчивается сексом на диване. Но позднее Джастин думает о том, что не хотел бы, чтобы Брайан заглянул в его мир как-то иначе, а не через его картины, потому что они всего лишь образы. Просто цвета. Они не передают все беспокойство, постоянный страх разрушения, запах гнили и смрада, которые обитают в его мире. И они никогда не смогут это все передать.

Мир Джастина проклят. Это мука. И эту ношу ему нужно учиться нести одному.



ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Поблагодарили: karellica, ТАТЬЯНА 5, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.