САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Bryton4ever71 "Башня"

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:08 - 17 Сен 2013 17:21 #1 от VikyLya
VikyLya создал эту тему: Bryton4ever71 "Башня"
Башня

Автор:Bryton4ever71
Переводчик:VikyLya
Вычитка: ninych, Саломе, Камен
Оригинал: TheTower by Bryton4ever71; разрешение на перевод получено
Размер: Миди, 12,266 слов
Персонажи: Брайан/Джастин, Крейг, Дженнифер, Такер
Категория: слэш
Жанр: АУ, сказка, стеб, романс
Рейтинг: NC-17
Размещение: запрещено без разрешения переводчика
Содержание: Взрослая версия сказки «Рапунцель» с Джастином и Брайаном в главных ролях.
Статус - закончено
Примечание переводчика: Я сделала это, потому что могу ))) Огромное спасибо за помощь моей бете ninych и Саломке Потому что в конце это получилось чуть-чуть не то, что написала автор, просто гораздо лучше. Смысл же ни разу не исказился.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:16 - 22 Фев 2015 23:47 #2 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:19 #3 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"
Часть 1

Жил когда-то на свете один бедняк со своей женой, им давно хотелось иметь ребенка, но его всё не было. И вот, спустя много лет их усердные старания увенчались успехом – после одной из ночей, наполненных бурной страстью, женщина наконец понесла. Мужа звали Такер, и был он свечных дел мастером. Супруга его, Дженнифер, работала агентом по продаже недвижимости, но особого дохода её занятие не приносило, поскольку жили они в крошечной деревеньке в Европе. По мере того, как дитя росло в утробе матери, будущие родители становились все счастливее и счастливее.

Однажды Дженнифер проснулась посреди ночи от того, что ей страсть как приспичило отведать солененьких огурчиков. Она растолкала Такера и поведала ему о своем желании.

— Умираю, хочу солёных огурцов! Пожалуйста, если ты меня любишь, достань хоть немного!

— Но, милая, ночь на дворе! Где я сейчас их возьму?

— Стащи у соседа. Человек, что живет рядом с нами, богат, у него большой сад и огород. Я сама видела и грядки, и кадки с готовыми соленьями. Огурцов там не счесть, и они такие ОГРОМНЫЕ! Ну, пожалуйста, Такер!

Такер уразумел, что не видать ему нынче покоя, если не выполнит просьбу жены. Делать нечего – накинул он пальто и, сунув ноги в ботинки, вышел на улицу.

Стояла глубокая ночь, полная луна заливала окрестности призрачным светом. Где-то ухали совы, по земле стелился туман, да еще черная кошка перебежала дорогу. У суеверного Такера нервно затряслись поджилки. Пока он перелезал через высокую ограду, страх неотступно крался по спине холодными мышиными лапками.

Усадьба по соседству принадлежала одному мерзкому, но очень состоятельному типу. Звали его Крейг. А поскольку этот самый Крейг был уродлив внешне, обладал нелюдимым характером и жил совсем один, без жены, то люди поговаривали, что он колдун.

Такер содрогнулся при мысли о том, что произойдет, если Крейг застанет его за воровством солений в собственном дворе. Но все равно, никуда не сворачивая, направился через сад прямо к боковой стене большого дома, где стояли кадки.

Быстро выудив из бочки несколько огурцов, он сложил их в предусмотрительно захваченную с собой банку. Овощи были огромными, как Дженнифер и говорила – каждый размером с банан. Внезапно дверь отворилась и Крейг высунул наружу свою мерзкую рожу.

— Кто здесь?! – проскрипел он.

Такер не дыша вжался в стену.

Окинув двор подозрительным взглядом, Крейг убрался. Не теряя времени даром, Такер со всех ног кинулся домой. Восторг Дженнифер не поддавался описанию.

— О–о, ты принес! Спасибо, мой герой!

— Рад, что ты довольна! Я чуть не попался!

Вдруг Такер запнулся на полуслове: Дженнифер достала из банки один огурец размером с большой банан и, прежде чем откусить, медленно погрузила в рот глубоко до самой глотки. Затем она пососала его немного и вновь погрузила, на этот раз ещё глубже. Так, посасывая, заглатывая и только потом откусывая, она расправилась с тремя огурцами, после чего удовлетворённо улыбнулась.

— Как ты это делаешь? – выдохнул Такер.

— Сама не знаю, – ответила озадаченная Дженнифер.

К счастью, банки хватило на несколько ночей, но, как и все хорошее в этом мире, скоро огурцы закончились.

— Такер, умоляю! Пожалуйста, принеси еще!

— Нет, Дженифер! Это же кража! Кроме того, сосед почти застукал меня в прошлый раз!

— Как ты не понимаешь, они мне просто НЕОБХОДИМЫ. Кажется, я даже здесь чувствую волшебный запах, исходящий от этих кадок, он просто с ума меня сводит! И потом, их там столько, что хозяин и не догадается, если взять немного.

— НЕТ!

Однако Дженнифер так слезно просила, уговаривала, угрожала и изводила мужа, что тот не выдержал и сдался.

Ночь стояла еще более темная и холодная, луна шла на убыль. Клубился плотный туман, и даже совы будто ухали громче. Такера охватил такой леденящий душу ужас – словно гигантские крысы выбрались из сточных канав, чтобы пройтись по нему слоноподобными лапами страха.

Свечник предусмотрительно захватил большое ведро, чтобы наверняка нескоро пришлось лезть к соседу. Возможно, этот раз – последний.

Двор Крейга встретил его кладбищенской тишиной. Стараясь не шуметь, Такер прокрался к кадкам с огурцами и набрал из каждой понемногу в надежде, что пропажа останется незамеченной. Он наполнил свою бадейку, не забыв добавить рассолу, чтобы огурчики сохранились лучше, и поспешил незаметно шмыгнуть обратно. На полпути к дому его настиг низкий голос.

— И куда это ты направляешься?

Перепуганный Такер бросился наутек.

— Стой, воришка!

Такер словно прирос ногами к земле. Вот так и прирос! Даже пальцем шевельнуть не мог – стоял как истукан.

Крейг не спеша приблизился к своей жертве, щеголяя добротным тёмно-синим костюмом и шерстяным плащом в тон. Лет ему было всего лишь около сорока, но не сходящее с лица угрюмое выражение и алчное сердце в груди сильно старили его. Огромная бородавка на кончике длинного носа довершала отталкивающую картину.

— Лгать и изворачиваться бесполезно – я все видел. Ведь это ты залез ко мне несколько ночей назад?

— Да.

— Почто тащишь с моего двора?

— Я бедный свечник, и мне нечем заплатить. И потом, у вас и так всего вдоволь, а моя нужда столь велика. Вы известный скряга и слывёте безжалостным человеком, поэтому наверняка отказали бы, посмей я просто попросить. Да и боязно было, ведь ходят слухи, что вы колдун. А дыма без огня не бывает.

— Ты прав. Посему заруби-ка себе это на носу и не шути со мной больше! Мне совершенно нет дела до твоей нищеты! Скажи лучше, почему именно соленые огурцы? Отвечай сейчас же и не вздумай врать, иначе завершу заклинание, и ты так и останешься навек садовой статуей!

— Смилуйтесь, сэр, не надо! У нас с женой будет ребенок! А она просто жить не может без ваших огурцов!

— Жалкое оправдание! Ну и что прикажешь делать? Может, стоит отрезать тебе пальцы и посадить в саду вместо украденных огурцов? По моему слову из них вырастут десять рабов, и каждый заберет кусочек твоей души. И пусть ковыряются в огороде!

— О нет, господин! Пожалуйста! Я заплачу! Хоть мы не богаты, но… я весь остаток жизни готов отдавать вам свечи за так! Или… у меня еще есть часы прапрадедушки…

— Свечи! Да ты никак издеваешься? – Крейг издал злобный скрипучий смешок. – А часы твоего безмозглого дедушки мне тем более не нужны! Когда он имел несчастье стать отцом твоего отца, то уже совершил роковую ошибку! Нет, полагаю, парочку твоих пальцев я….

Он смолк и на минуту задумался.

— Хм… может статься, у тебя и есть кое-что ценное!

— Что это? Только скажите! И отпустите меня!

— Я не могу иметь детей, поэтому и не женат. Но мне всегда хотелось ребенка. Ты отдашь своего! У меня появится объект для любви. Я смогу обеспечить его гораздо лучше, чем вы. Принимай эти условия и тогда я тебя отпущу, а ещё можешь забирать хоть все огурцы, чтобы твоя жена на них в заглатывании упражнялась. – У Такера аж глаза на лоб полезли, а Крейг только усмехнулся. – О да, мне и об этом известно! Я же колдун… не забыл?

Такеру ничего не оставалось, как согласиться. Крейг подошел близко, чуть ли не уткнувшись в симпатичный нос Такера своей бородавкой. Длинным ногтем указательного пальца он обрисовал мягкие щеки и поднялся к виску. Такер содрогнулся от отвращения, вернее, содрогнулся бы, если бы мог пошевелиться.

— Ах да, вор! Всё, что ты узнал сегодня обо мне должно остаться тайной, – Такер ощутил, как загнутый крючком ноготь погрузился в кожу на виске, оставив возле правого глаза маленький порез. – Шрам послужит напоминанием: твое сердце остановится в ту же секунду, как ты скажешь кому-нибудь хоть слово! Понятно!

— Да, сэр.

— Я приду за ребенком через шесть месяцев после его рождения. А теперь – проваливай! – Крейг недобро расхохотался и скрылся в доме, хлопнув дверью. Едва только звук закрываемой двери разнесся по саду, к Такеру вернулась способность двигаться. И он опрометью помчался домой.

***

Дженнифер испытывала тягу к солёненьким огурчикам вплоть до восьмого месяца беременности. Она поедала их в этой своей характерной манере - с заглатыванием, но вот что странно, когда дело доходило до орального секса – заглатывать у неё не получалось. В положенный срок она произвела на свет прекрасного мальчика с целой копной белокурых волос. У него были голубые глаза, которые искрились, когда он радовался, и молочно-белая кожа. Такер и Дженнифер считали свое дитя самым красивым ребенком на свете.

Они жили в страхе полгода, однако готовились к неизбежному. Дженнифер начала отучать младенца от груди уже в пять месяцев. Слишком рано, конечно же, но супруги знали, что злой колдун скоро придет и они бессильны ему помешать. Тем не менее, свечник с женой все равно безнадежно любили своего малютку, вопреки всему надеясь, что сосед сжалится и позволит им оставить ребенка. Они назвали сына Джастином. Аккурат в первый день седьмого месяца колдун появился у них на пороге. Дом задрожал, и дверь распахнулась перед ним сама собой.

Жестокое сердце не знало жалости, и страстные мольбы о том, чтобы дать родителям еще немного времени, нимало не тронули его. Поняв, что скоро это нытье не прекратится, Крейг со скучающим видом сделал какой-то мудреный жест, и Такер с Дженнифер застыли на месте. Потом забрал мальчика из рук матери, развернулся и исчез. С тех пор супруги больше не видели ни колдуна, ни своего сыночка.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:23 - 17 Сен 2013 16:27 #4 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"
Часть 2


Крейг перенес дитя в заколдованный лес, посреди которого возвышалась каменная башня с одной единственной комнатой и ванной под самой крышей. Там колдун решил растить ребенка. Джастин считал Крейга родным отцом, и понятия не имел, что у всех детей обычно есть ещё и матери.

Шли годы. Лес превратился в непроходимую чащу, а чары только окрепли. В зарослях рыскали странные и уродливые создания, извилистые тропинки напоминали запутанный лабиринт: куда ни пойдёшь, все равно окажешься у подножия башни, которая, как мы помним, стояла в самом центре.

Джастин рос здоровым и крепким, а вместе с ним росли и его белокурые волосы. И поскольку Крейг никогда не стриг мальчика, внушая ему, что в тот день, когда его головы коснутся ножницы, с ним случится ужасное несчастье, волосы со временем достали до пят. Потом начали волочиться по полу. Чтобы пряди не закрывали лицо и не мешались под ногами, Джастин заплетал их в толстую косу, подворачивая в нескольких местах и обвязывая простой веревкой. Мытье представляло собой сплошную пытку. Так что лучше избавить читателя от подробностей.

Крейг на сыночка надышаться не мог, стараясь удовлетворять все его потребности, потакая каждой прихоти. Он рано открыл в мальчике художественные способности, подметив, как тот что-то выводит палочкой на песке. Сочтя эти каракули интересными, колдун завалил комнату принадлежностями для рисования. Даже пробил дополнительные окна, чтобы было больше света, и принялся ждать, что из этого выйдет. У Джастина получалось все лучше и лучше, но поляна вокруг башни ограничивала его передвижение, и натурой для картин служили только животные да лесной пейзаж. Число творений множилось, когда ими был уже заставлен, казалось, каждый угол, Крейг забирал их и продавал в разных городах, а деньги относил в банк: Джастину на будущее, а ещё тратил на повседневные нужды – еду, краски, кисти, прочие безделицы, ну и, конечно, шампунь – про него тоже не следует забывать.

Так незаметно Джастин превратился сначала в подростка, а потом в красивого юношу. Он стремился вырваться за пределы башни. И по мере того как его желание крепло, колдун всё ревнивее старался удержать сына, которого не хотел делить ни с кем. Крейг был очарован его невинностью и желал, чтобы тот сохранил ее навечно.

— Отец, ну пожалуйста! Возьми меня с собой в город! Там столько всего, что можно запечатлеть на холсте! Я всё время один. А мне так хочется посмотреть мир, увидеть, как ты продаёшь картины. Я хочу рисовать людей, в конце концов! – Джастин просил об этом, наверное, в миллионный раз. На тот момент ему уже исполнилось семнадцать лет.

— Что? Чтобы какая-нибудь баба окрутила тебя! Чтобы эти бестии коварно похитили твою чистоту, и ты забыл отцовскую заботу? Нет, оставайся лучше здесь! – следовал неизменный ответ.

— Откуда мне знать, что ты вообще продаешь мои картины? Где мои деньги? – спросил как-то Джастин.

— Не волнуйся, сын. Кое-что я трачу на твое содержание, а остальная, большая часть суммы лежит в Первом национальном банке «На все времена».

— Давай тогда возьмем немного и отправимся в путешествие. Поедем далеко-далеко, где нас никто не знает. Я не буду заводить друзей, обещаю. Куда угодно, только подальше отсюда.

— Нет.

— Пожалуйста! Клянусь, что ни с одной женщиной словом не перемолвлюсь. Я ведь даже не знаю, как выглядят эти самые женщины! И как ни странно, мне совсем не интересно.

— Вот и хорошо, в таком случае незачем куда-то ехать, чтобы посмотреть на них, – сказал Крейг, руководствуясь непостижимой родительской логикой, которая является извечным бичом всех детей с начала времен.

— Агырррррррррр! Папа, ты невозможен!

— Вопрос закрыт, Джастин. Ну, так что тебе надо купить в городе? Может, тебе хочется чего-нибудь особенного?

— Да, черную краску, белую, красную… и, наверное, оранжевую. Ах да… еще, думаю, не мешало бы чего-нибудь вкусненького... Отец, а ты можешь принести мне… солёных огурчиков?

— Солёных огурчиков? – что-то это Крейгу напомнило.

— Да, пожалуйста. Я так хочу большой, длинный, сочный, кисленький и, вместе с тем, о–о… такой сладкий огурец.

— Если это положит конец нашей малоприятной дискуссии, я принесу тебе столько огурцов, сколько будешь в состоянии съесть.

— Чудесно. А больше мне пока ничего не надо.

И только возвратившись с огурцами, Крейг понял, почему Джастин не интересуется женщинами. Колдун вспомнил и темную ночь, и пойманного им вора.

Джастин немедленно схватил один из огурцов, улёгся на кровать и облизал его кончик. Медленно, по чуть-чуть, он начал засасывать в рот огурец величиной с банан всё глубже и глубже, постанывая при этом от удовольствия. Когда во рту оказалось где-то три четверти огурца, юноша откусил кусок, пожевал и проглотил.

— Ох–х–х, отец! Это... что-то невероятное! Хочешь попробовать?

— Нет! Джастин, где ты такому научился?

— Чему научился? – взяв еще огурец, Джастин принялся его посасывать. – Ох–х–х–х–х…

— Да вот этому! Где ты научился?

— Не знаю. Само выходит. Мне та–а–а–ак это нравится!

Тут колдун понял, что Джастин достиг в своем взрослении критической точки и не за горами тот день, когда невинность и чистота его мальчика будут запятнаны. Следовало немедленно принять меры предосторожности. Во что бы то ни стало.

— Прекрати сейчас же! Ты отвратителен! Не смей больше так делать в моем присутствии!

— О, ну ладно, пап, извини, – Джастин откусил половинку огурца, вернув оставшуюся часть в банку. – Ну–у–у… ты уже уходишь или ещё останешься?

Крейг покраснел как рак.

— НЕТ! НО ТЫ ОСТАЕШЬСЯ! ТЫ ОСТАНЕШЬСЯ ЗДЕСЬ НАВСЕГДА!

Круто развернувшись, колдун решительно зашагал вниз по ступеням и, выйдя за дверь, наложил на нее мощное заклятье, навсегда заперев Джастина в башне.

— Вот! Можешь гнить тут вечно! Поскольку ты во мне больше не нуждаешься, я не стану тебе докучать. Раз в два дня буду приносить все необходимое.

Джастин подошел к окну.

— Пап, а тебе не кажется, что это уже перебор?

— Нет! Посиди наверху и подумай о том, что сделал.

— Хорошо! Не знаю, что я такого сделал, но подумаю над этим. Только обещай мне одну вещь!

— Что ещё?!

— Не забывай регулярно приносить мне солёненьких огурчиков!

***

Прошел год. Джастин рисовал животных и деревья, кушал соленые огурцы, мыл голову, всё больше и больше тяготясь своим одиночеством.

Его волосы выросли еще длиннее. Бросив заплетать косу, он ограничивался теперь тем, что просто расчесывал их и наматывал вокруг предплечья, перевязывая через определенное расстояние. К восемнадцати годам его гриву можно было уложить уже в два кольца вокруг комнаты – она стала такой тяжелой, что приходилось делать целых три витка, которые, несмотря на все ухищрения, всякий раз доставали до земли. Довольно странно, ведь у отца даже борода плохо росла – Джастин никогда не видел у того щетины на лице.

В глазах Джастина теперь редко вспыхивали искорки – жизнерадостность окончательно покинула его. Он просыпался, сворачивал волосы, рисовал очередное дерево с очередной белкой на ветке, ложился вздремнуть, совершал прогулку по комнате, ставшей его тюрьмой, съедал огурец, опять рисовал, ел и делал физическую зарядку. С наступлением темноты, когда уже нельзя было рисовать, юноша мыл волосы. Для этого он их развязывал и опускал в ванну. Белокурая масса заполняла её до самых краев, а сам процесс мытья занимал не один час. Но Джастина это мало беспокоило, ведь у него в распоряжении была целая вечность. Закончив, он переступал через некоторые стратегически расположенные пряди, трижды обходя комнату по кругу. Поднимал их с помощью лебедки и, оставив сушиться, шел в кровать. Съев огурец, Джастин засыпал. Наутро все начиналось заново.

Раз в два дня его навещал отец – приносил провизию, как и обещал. Подойдя к подножию башни, он кричал:

– Солнышко-Джастин, проснись,
Золото кос спусти вниз,
Кожа, как атлас, глаза, как топаз,
Подними меня в башню сейчас!


Джастин закреплял волосы вокруг высеченной из камня горгульи и перекидывал через подоконник. Крейг забирался по этой импровизированной веревке, доставляя все, что нужно: еду, соленые огурцы, шампунь, и тихо садился на табурет и смотрел, как Джастин рисует. Они почти не разговаривали. У молодого человека было сколько угодно возможностей сказать: «Выпусти меня из этой чертовой тюрьмы!». Но он давно оставил попытки. Другие темы тоже исчерпались. Джастин действительно не нуждался больше в отце. Взрослые сами о себе заботятся. Лучше бы Крейг не околачивался рядом.

Спустя два-три часа Джастин обычно вздыхал и, оторвавшись от своего занятия, говорил:

– Что-то я раскис, совсем как соленый огурец. – Крейг, бросив на него косой взгляд, вылезал из окна. Когда скапливалось много картин, он забирал их, а Джастин оставался наедине с самим собой, своими волосами и огурцами.

И вот что самое странное – Джастин ведь, по сути, солёные огурцы не очень любил. Нет, на вкус они, конечно, ничего – есть можно, но весь смысл заключался в том, что ему нравилось их посасывать и заглатывать, испытывая при этом желание, желание… А вот чего Джастину ЖЕЛАЛОСЬ, он понять не мог.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:26 - 17 Сен 2013 16:28 #5 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"
Часть 3

Однажды из зачарованного леса на поляну вышел путник. Он был принцем из далекого королевства Кинни. Высокий и подтянутый – вид принц имел очень мужественный и выглядел гораздо моложе своих тридцати лет. Короткие каштановые волосы блестели на солнце, в карих глазах танцевали золотые крапинки. Одетый в льняные бриджи, тончайшую льняную рубашку и длинный приталенный кожаный колет, облегающий стройный стан, мужчина смотрелся эффектно. Кожаные краги защищали колени, на ногах как влитые сидели высокие сапоги, руки обтягивали перчатки с раструбами: похоже, своё путешествие он начал верхом на лошади.

Ещё совсем недавно принц жил себе припеваючи в своём королевстве, купаясь в роскоши, положенной ему по праву рождения, думая только о своём удовольствии, трахаясь налево и направо, благо силы было немерено, да симпатичных парней в округе хватало. Царственные родители не имели ничего против сексуальной ориентации сына, но не могли больше мириться с его бесцельным существованием, поэтому выставили за дверь, приказав не возвращаться назад, пока тот не сколотит состояние в миллион золотых монет или не найдет Истинной Любви.

Принц объездил мир вдоль и поперек, заработал приличную сумму, но до миллиона она не дотягивала. А потом он забрел в зачарованный лес и заблудился. Густые, темные заросли не позволяли и шагу с тропинки ступить, и, забираясь всё дальше и дальше в чащу, принц в конце концов вышел к прогалине.

Но что это? Он здесь явно не один. Заметив на поляне какого-то человека, Брайан (а именно так звали нашего героя) ретировался за деревья и спрятался.

Перед мрачной каменной башней, увенчанной круглой остроконечной крышей, стоял сгорбленный старик с уродливой бородавкой на носу и кричал:

– Солнышко-Джастин, проснись,
Золото кос спусти вниз,
Кожа, как атлас, глаза, как топаз,
Подними меня в башню сейчас!


Из окошка, расположенного под самым скатом крыши, опустился какой-то золотистый канат. Вскарабкавшись по нему наверх, старикашка забрался в окно. Принц сел на землю и стал ждать.

Спустя пару часов золотой канат появился вновь – старик слез вниз. Вид у него был подавленный и раздосадованный. Покружив на месте, он пропал с глаз. Веревку подняли. Выждав еще немного, Брайан подошел к башне и громко позвал:

– Солнышко-Джастин, проснись,
Золото кос спусти вниз,
Кожа, как атлас, глаза, как топаз,
Подними меня в башню сейчас!


В окно высунулся молодой человек с длинными светлыми волосами и небесно-голубыми глазами и окинул принца любопытным взглядом.

— Ты не отец. Кто ты?

— Я Брайан, – представился королевич, – точнее, принц Брайан.

— Неужели? Как интересно. Принц чего?

— Королевства Кинни, до него отсюда довольно далеко.

— О–о. А ты мужчина?

Брайан расплылся в ленивой самодовольной улыбке, от которой у большинства парней обычно коленки подгибались.

— Да. Самый что ни на есть настоящий.

— Понятно. Ты должен простить мою бестактность, но я раньше никогда не видел мужчин, кроме отца. А отец – это отец, знаешь ли.

— Картина начинает проясняться. Давай, ты опустишь свои волосы, и я залезу внутрь. А то темнеет уже, да и с тобой хочется познакомиться поближе.

Оглядев окрестности, Джастин задумался.

— Так и быть, поднимайся. В любом случае, куда бы ты ни шёл, твой путь закончится здесь, – заявил он загадочно спустя минуту.

Волосы свесились наружу, и Брайан полез вверх. Руки, обтянутые кожаными перчатками, скользили по мягким прядям, но в конце концов он перекинул ноги через подоконник.

— Ну и дела! У тебя волосы такие шелковистые, что просто поразительно при их длине… – Он развернулся к хозяину башни и запнулся на полуслове. Взору предстал молодой человек лет восемнадцати, не больше, голубоглазый, миловидный, одетый в простой домашний синий костюм. Юноша заговорил:

— Правда? Спасибо. Я их каждый день мою. Непростая работенка, скажу я тебе – уйму времени отнимает.

— Я... я догадываюсь.

— У тебя такой взгляд… Почему ты так смотришь на меня?

— Как?

— Так… не знаю… не могу объяснить! – ответил Джастин растерянно и отвернулся. – Папа на меня так никогда не смотрит.

— Не хватало ещё! Надеюсь, что нет, – Брайан подошел на шаг. – Как тебя зовут?

— Джастин. Джастин Тейлор.

Брайан подошёл ещё ближе.

— Джастин, посмотри на меня.

Молодой человек нерешительно взглянул на него. Покраснев, отвернулся, а затем опять посмотрел прямо в лицо Брайану.

— У тебя очень красивые глаза, Брайан.

Принц взял юношу за подбородок. Рукой, затянутой в мягкую кожаную перчатку, погладил его щеку.

Джастин чуть отшатнулся и задрожал – ласка оказалась неожиданно чувственной. Никогда еще не доводилось ему ощущать такого… такого блаженства. Он резко отстранился.

— Мне надо втащить обратно волосы, – прошептал Джастин и принялся за работу. Брайан помог ему.

— Я… я не знаю, что… я… Спасибо, Брайан.

По низу живота приятным жаром разлилась истома, когда принц услышал свое имя из уст Джастина. Да что это с ним? Раньше он никогда не испытывал ничего подобного. Но и парней, невосприимчивых к его обаянию, Брайан тоже раньше не встречал, тем более таких учтивых и любезных. Обычно, стоило Брайану призывно посмотреть на кого-то, как тот сразу же раздевался и с готовностью подставлял свой зад.

— От твоего взгляда мне становится тепло. Нет, жарко. Жар во всем теле. И под ложечкой сосёт, будто от испуга.

— Испуга?

— О, в хорошем смысле. Смесь волнения и возбуждения, и бабочки порхают в животе. Такого рода испуг я еще никогда не испытывал.

— Хм, со мной то же самое. И чертовски не по себе от этого. Раньше я с таким не сталкивался, но, кажется, догадываюсь, что с нами происходит. Это любовь.

— А что такое любовь?

— Точно не знаю… Говорят, это когда два человека чувствуют связь, когда им жизненно необходимо быть как можно ближе друг к другу, а когда они врозь – становится невыносимо больно. Обычно я получал удовольствие от физического контакта, когда целовал мужчину, дотрагивался до него, трахал его. Но сейчас ты просто рядом, а мне уже хорошо.

— Отец говорит, секс грязен, а я должен оставаться чистым. Поэтому мое место здесь, в башне. Он не хочет, чтобы женщины развратили меня. Но ему незачем волноваться. Сто раз повторял, что женщины меня не интересуют. Только он не желает слушать. Я просижу в заточенье до конца своих дней. А теперь и ты. Мне так жаль. – По щеке скатилась слезинка.

Брайан поднял руку и стер ее.

— Что ты имеешь в виду? Ты второй раз упоминаешь об этом.

И Джастин поведал о темных дьявольских созданиях, которые прячутся в лесу, и о заколдованных тропах, ведущих только назад к башне. К концу повествования Джастин сидел на постели, а Брайан примостился рядышком.

— Выходит, мы застряли здесь надолго. Но теперь тебе лучше? Ведь ты больше не один?

Слабо улыбнувшись, Джастин кивнул.

— Значит, женщины тебя не интересуют. А что тогда?

Джастин покраснел до корней волос.

— Ну, так что? Джастин?

— Ты будешь смеяться.

— Может быть… а может, и нет. Расскажи.

— Солёные огурцы, – чуть слышно прошептал он.

Брайан пытался сохранить серьезность.

— Огурцы?

— Вот, я же говорил, что ты будешь смеяться! Отец считает мою тягу к ним отвратительной, но я ничего не могу с собой поделать. Люблю их, и все: длинные, хрустящие, кисленькие огурчики. Сейчас покажу.

И Джастин показал.

А Брайан улыбался широкой понимающей улыбкой. Он-то хорошо знал, чего Джастин так жаждет на самом деле.

Принц взял огурец.

— Знаешь, мне тоже очень нравятся эти штуки. – Он засунул овощ глубоко в горло – гораздо глубже, чем Джастин. От рвотного рефлекса Брайан давно избавился.

Джастин подскочил как ужаленный.

— О–о, у тебя получается! Я не одинок! Тогда ты должен знать! Обязательно должен знать, что происходит после! Мне всё время кажется, словно я желаю… желаю чего-то, а достичь не могу. Пожалуйста, скажи мне! Прошу! – Он понимал, что выглядит жалко, опустившись до униженной мольбы, но ничего не мог с собой поделать. В порыве отчаяния он схватил Брайана за руки. В ответ принц погладил большими пальцами вцепившиеся в него ладони, и Джастин задохнулся от переизбытка ощущений.

— Да. Знаю. Женщины тебя не интересуют – тебе интересны мужчины. Ты гей. Гомосексуалист.

— Мужчины занимаются сексом друг с другом?

— Да, Джастин, занимаются. – Брайан склонился и мягко, осторожно поцеловал юношу.

Джастин улыбнулся:

— Мне понравилось… А потом будет ещё лучше?

Брайан кивнул, улыбнувшись. Он опять прижался губами к губам Джастина, на этот раз углубляя поцелуй, мазнул по ним языком, просясь внутрь. Джастин, приоткрыв губы, почувствовал, как его язык заполняет рот, нежно вылизывая стенки. Застонав, юноша откинулся на постель, а Брайан продолжал целовать его, посасывая язык, и Джастин, разомлев, позабыл о времени. Когда они ненадолго прерывались, чтобы глотнуть воздуха, Джастин выдыхал: «Еще, пожалуйста», – и Брайан не отказывал ему.

Но вот, наконец, тяжело, неровно дыша, принц отстранился.

— Если хочешь, чтобы я остановился, скажи сейчас, иначе совсем скоро мы оба не сможем этого сделать, я уже с трудом сдерживаюсь.

— А разве кроме этого ещё что-то делают?

— О, боже! Ты действительно такой невинный?

— Я же говорил, что ты единственный мужчина, которого я видел в своей жизни помимо своего отца.

— Круто! – Брайан перевернулся на спину, положив руки под голову, и оглядел комнату. – Ну рассказывай, почему у тебя такие длинные волосы.

— Папа сказал, что когда моих волос коснутся ножницы, со мной случится страшное несчастье и это будет худший день в моей жизни.

— Что за бред! Посмотри на мои волосы. Я их, бог знает, сколько раз стриг. И ничего плохого не произошло. Это же всего лишь волосы. Они снова отрастают.

— Тогда зачем он соврал?

— Понятия не имею. Возможно, чтобы лучше тебя контролировать. Ты-то с такой гривой никуда не денешься. А сам он может к тебе приходить беспрепятственно. Не удивлюсь, если твой папаша давно все спланировал.

Джастин хотел возразить, но чем больше он над этим думал, тем сильнее склонялся к тому, чтобы признать правоту Брайана. Казалось, все, что внушал отец, служило средством держать его в повиновении.

— Скорее всего. Но как мне быть? Как НАМ быть? Мы теперь оба заперты в этой ловушке!

— Ну, сперва следует заняться символом твоего заточения! Готов?

— Я немного нервничаю. Меня еще никогда не стригли… Ох–х–х, ладно, давай! – Бросившись ничком на кровать, Джастин крепко зажмурился.

Принц достал свой охотничий нож, сгрёб светлые пряди в кулак, обнажив шею, и резанул по ним. Конец длинного хвоста он обвязал вокруг столбика кровати, сбросил волосы с постели и окинул юношу пристальным взглядом.

«Блядь! С этого ракурса он ещё лучше!». Такой аппетитный упругий зад. И волосы светлыми золотистыми пёрышками топорщатся над шеей, едва касаясь плеч – выглядит очень красиво. Брайан вернул кинжал в ножны.

— Ну как? Мне идет? – спросил Джастин, не решаясь оторвать лица от подушки.

— Гораздо лучше, чем раньше, – ответил Брайан, – не совсем ровно получилось, но, как только мы окажемся у меня, приведем в порядок.

— Что ты сказал? – повернулся Джастин.

— Я сказал, что мы подровняем твои волосы, когда приедем ко мне.

— Ты хочешь, чтобы я ушёл с тобой?

— Хочу. Откровенно говоря, у меня было много мужчин. Но они, как и я, хотели только секса. Ни к чему не обязывающие отношения с той и с другой стороны. И только теперь я понял, почему родители отослали меня на поиски того, кому я был бы по-настоящему нужен. И кто был бы по-настоящему нужен мне. Думаю, этот человек – ты, Джастин. И для меня действительно важно помочь тебе. И не менее важно, чтобы ты принял мою помощь. А ещё я хочу стать тем, кто научит тебя любить. Чтобы ты смог наконец понять, почему тебе так нравится сосать огурцы.

— Я тоже этого хочу, Брайан. Ты мне нужен

— Вот и хорошо.

— Подожди. Ты сказал, родители отослали тебя? Почему они так поступили?

Брайан вздохнул. Он не любил признавать свои ошибки. Но перед взглядом широко раскрытых голубых глаз невозможно было устоять.

— Я жил в своё удовольствие. Ел, пил, трахался. Никаких других интересов. Ни торговля, ни что-либо другое созидательное или полезное меня не привлекало. В конце концов это надоело моим родителям, и они услали меня с глаз долой, велев не возвращаться, пока я не сколочу состояние в миллион золотых монет или не найду свою Истинную Любовь. Я объездил весь свет, много чего повидал. Миллиона так и не собрал, но заработал достаточно, чтобы хватило на жизнь, и можно было путешествовать. Деньги, как таковые, не имеют для меня значения. Просто средство легко получить ту или иную вещь. Но теперь, думаю, пришло время возвращаться. Знаю, мы только что встретились, Джастин, но мне кажется… Ты – та самая любовь, которую я искал. Не могу обещать, что все будет идеально. В жизни вообще всё не так, как в сказках. Но я хочу попробовать.

— Я тоже, Брайан. Но больше всего мне хочется выбраться наконец из этой блядской башни.

— Когда твой отец вернется?

— Послезавтра.

Выглянув в окно, Брайан посмотрел в темное небо.

— Значит, у нас вся ночь впереди, – Он хищно улыбнулся.

Джастин не мог оторвать взгляд от его губ.

— Ты… ты собираешься показать, что там еще бывает?

Брайан усмехнулся и кивнул, склоняясь к Джастину, увлекая того в очередной водоворот плавящих мозг поцелуев.

***

Пока они целовались, Брайан, не теряя времени, исследовал тело Джастина: оглаживал плечи, грудь, ноги, лицо. Он хотел расстегнуть на юноше рубашку, но в перчатках делать это было неудобно, несмотря на то, что мягкая, тонкой выделки кожа плотно облегала руки. В нетерпении помогая себе зубами, принц начал стягивать одну из перчаток, но Джастин удержал его, схватив за запястье.

По очереди, неторопливо всасывая каждый палец в рот, он втягивал носом воздух, словно смаковал пьянящий запах кожи. Потом прикусывал кончик перчатки и тянул вверх. Проделав путь от большого пальца к мизинцу и обратно, снова брался за мизинец. Процесс обернулся для Брайана мучительно-сладкой пыткой, и Джастин явно осознавал это. Брайана откровенно забавляли соблазняющие, шаловливые взгляды, которые тот на него бросал, принц и не думал торопить инициативного ученика.

Наконец пальцы уже ничто не стесняло, и Брайан, стянув перчатку, бросил ее куда-то в сторону. Он так жадно и властно впился губами в рот Джастина, что у того перехватило дыхание. А принц, справившись с пуговицами, запустил руку под распахнутую рубашку и с наслаждением погладил гладкую кожу его груди.

Джастин извивался и стонал. Теперь он знал. Наверняка знал, ЧТО так настойчиво жаждал постичь. Эти прикосновения, почти болезненное, острое удовольствие – вот к чему он стремился всю жизнь. Джастин обхватил затылок Брайана, пропустив волосы между пальцами, и открылся навстречу поцелую, побуждая принца активнее действовать языком. Тот подчинился безмолвной просьбе. Но Джастин всё равно чувствовал, что ему этого уже мало.

Не прерывая сумасшедшего поцелуя, Брайан стянул вторую перчатку, дёрнув при этом так, что ткань не выдержала и разошлась по шву. Запустив пальцы в короткие прядки, заключил лицо Джастина в ладони и, наконец оторвавшись от губ, осыпал короткими поцелуями лицо от подбородка до кончиков ушей. Прикусил мочку, спустился ниже: шея – укус. Ещё ниже – лизнул розовый сосок, и он тут же затвердел. Ага, даже так? Брайан легонько прихватил его зубами.

Вскрикнув, Джастин выгнулся дугой, словно его коснулся оголенный провод – тело, от макушки до болезненно налившегося члена, пронзило удовольствие, вызвав внезапную волну безудержной дрожи.

— О боже, Брайан, что это было? – выдохнул он, немного придя в себя. Глаза распахнулись: он не заметил, когда его рубашка бесследно исчезла. Как такое могло произойти?

— Сейчас покажу. – Брайан прикусил другой сосок, обрушив на Джастина новый шквал невероятных ощущений. – Хм… здесь у тебя сплошная эрогенная зона – похоже, ты совсем не против шалостей. Тогда тебе ТОЧНО понравится.

Брайан принялся играть с сосками: вбирал в рот, покусывал, выкручивал, пока окончательно потерявший рассудок юноша беспомощно не заметался в экстазе. Руки Брайана, казалось, успевали одновременно повсюду, но вдруг замерли, накрыв пах.

– Джастин, посмотри на меня.

Молодой человек сразу затих и послушался. Он не мог вымолвить ни единого слова.

Брайан не спеша расстегнул его брюки. Джастин практически не дышал: ведь там находилось сосредоточие мужского естества, самое сокровенное место, сущность тщательно оберегаемой им чистоты. Отец неустанно внушал, что никто, даже сам Джастин, не должен касаться этой потаённой части тела. Джастина охватило дикое волнение – впервые в жизни ослушаться родителя – и еще более глубокая ошеломляющая радость от того, что ЕМУ ВСЕ РАВНО! Нет, даже не так. Он просто СЧАСТЛИВ!

– Сними их, Брайан, – тихий, срывающийся шёпот.

Ухмыльнувшись, Брайан рывком стянул с Джастина штаны. В считанные секунды тот оказался абсолютно голым; освобожденные девять дюймов плоти, изогнувшись, радостно подпрыгнули к животу.

Брайан изумлённо задохнулся, словно получил неожиданно приятный подарок на день рождения. Не скрывая торжествующей улыбки, он обхватил великолепный член и легонько погладил. Где-то внутри Джастина, подобно натянутой струне, росло напряжение.

Брайан оторвался от него, чтобы снять одежду, но Джастин тут же сел, вернул его руку на место и принялся сам раздевать.

Принц почти рассеянно играл с членом Джастина, пока тот стаскивал с него колет, а затем ущипнул его за сосок. Джастин всхлипнул – струна внизу живота свернулась в тугую пружину, но упрямо продолжил расстёгивать рубашку.

Только Брайану надоело ждать, вскочив, в мгновение ока он сорвал с себя остатки одежды, сбросил сапоги, и Джастин зашёлся от восторга. Как же Брайан прекрасен! Подтянутый живот, крепкая, мужественная грудь, красивые руки и член такой же большой и твердый, как у Джастина.

Принц нырнул к нему в постель, и они принялись кувыркаться и дурачиться, снова и снова целуясь, смеясь и ощупывая друг друга. В конечном итоге Брайан оказался сверху, поймал оба запястья Джастина своей большой рукой, и подмял того под себя.

— А теперь, Солнышко, я покажу, почему тебе так нравятся соленые огурцы!

Брайан прошелся языком по шее Джастина. Спустился к груди, вобрал в рот один из сосков и слегка прикусил. Обезумевший Джастин вырывался, бился под ним, сгорая от возбуждения и не получая желанной разрядки.

— Черт, Брайан, отпусти мои руки! Я умру, если не дотронусь до тебя!

— Я знаю, что трудно. Терпи! – И Брайан принялся за второй сосок. Джастин вновь заметался, закричал от наслаждения.

Принц прокладывал путь языком все ниже и ниже, пока не добрался до верхушки члена, лизнул кончик, его ладони медленно скользнули вниз по рукам Джастина. Юноша приподнялся – он должен был увидеть, что делает Брайан. Тот практически с благоговением облизывал и сосал головку. И ощущения были просто невероятными! Язык толкнулся в щель, и Джастин снова уронил голову на подушку. Руки вцепились в простыни, пальцы ног поджались.

Брайан одним стремительным движением вобрал его плоть в рот, и Джастин, охнув, приподнялся на локтях, чтобы взглянуть на новое чудо. Принц легко заглатывал в самое горло, как Джастин сам поступал с огурцами, и это… потрясало. Пружина внутри закручивалась с новой силой: туже, туже, туже… А Брайан сосал все быстрее и быстрее.

В голове сверкали молнии… Яркая вспышка наслаждения прошила Джастина от макушки до кончиков пальцев. Тишину разорвал ликующий восторженный протяжный крик.

— Что ЭТО было? – выдохнул Джастин.

Брайан еще раз засосал член и сглотнул.

— Солнышко, а ты вкусный.

— Спасибо… наверное. Брайан, ты не ответил, что со мной было?

— Это называется оргазм. Кульминационный момент полового акта. Как ощущения?

— Ощущения… фантастические. Но мне нужно в ванную.

— Давай быстрее. Мы только начали.

Джастин не заставил себя долго ждать.

Брайан лежал на спине, прикрыв глаза. Пенис слегка изогнулся над животом. Джастин полюбовался пару минут, чтобы запечатлеть в памяти красоту своего мужчины.

— Так что там дальше? – спросил он, забираясь на кровать.

Брайан кивнул на свой член.

— Теперь твоя очередь. Он тебе ничего не напоминает?

— Ммм… кое-что, определено.

Джастин склонился над ним и старательно проделал с призывно торчащим соблазнительным членом всё то, что Брайан продемонстрировал ему ранее. Достаточно было вообразить, что это огурец, который можно сосать бесконечно. Шелковистый, гладкий, твердый, он так восхитительно заполнял рот. У Джастина не возникло никаких проблем с глубоким заглатыванием – годы тренировок не прошли даром.

Время от времени, Брайан, ненавязчиво нажимая на затылок, подсказывал ученику, что стоит поменять темп, впрочем, тот и сам отлично справлялся. И вскоре принц уже стонал и метался, совсем как Джастин до этого. Удовольствие, которое доставлял нежный рот, сводило с ума. Брайан порывисто протянул руку, провёл ею по волосам Джастина, по его молочно-белой коже, ущипнул сосок.

Джастин сосал, постанывая, и гладил Брайана в ответ. Он опять возбудился в считанные мгновения.

Когда сдерживаться далее стало практически невыносимо, Брайан, подхватив Джастина под мышки, потянул его вверх и наградил за прилежность страстным поцелуем. Разложив юношу на себе, он посмотрел в искрящиеся лукавым любопытством голубые глаза.

— Ну что, Солнышко, настало время последнего урока.

Зрачки Джастина расширились. Он погладил широкую грудь Брайана, игриво пробежавшись по ней пальцами.

— О, мой принц … Что вы, негодник, ещё задумали?

— Я… ммм, намерен… утрамбовать… твою… помадку.

— О… но у меня нет ни помадки, ни каких-либо других сладостей, – искренне возразил Джастин.

Брайан, встав на колени, как раз устраивал зад молодого человека напротив своего члена. Услышав последнюю реплику, он упёр руки в бока и, запрокинув голову, от всей души рассмеялся. В этот момент он был чудо как хорош, но Джастин, хоть убей, не мог понять, что же того так развеселило.

Мужчина выудил из своей дорожной сумки какие-то предметы. Потом плавно вобрал в рот член Джастина и принялся сосать, начисто лишая того остатков воли.

Одновременно Брайан раздвинул ягодицы юноши и стал дразнить его анус. Было чуть щекотно и необычно – пальцы, проникающие внутрь, вызывали лёгкий зуд и непонятное желание. Застонав, он приподнял ноги, облегчая Брайану доступ.

Принц понимающе усмехнулся и, проложив языком дорожку к входу, проник им в дырочку. Джастин застонал громче; горячая волна блаженства подобно теплому меду, разлилась по телу. Хотелось, чтобы это продолжалось бесконечно.

Брайан взял один из предметов, извлечённых ранее из сумки, оказавшийся бутылочкой со смазкой, и, окунув в неё пальцы, надавил одним на анус Джастина. Осторожно проник внутрь. Присоединил второй.

«Блядь! Как узко!».

Джастин охнул от боли, а когда Брайан начал потихоньку двигать фалангами, с усилием втянул в себя воздух. По мере того, как он расслаблялся, ощущения становились все приятнее и приятнее, ему уже хотелось большего. Застонав, Джастин сам начал насаживаться на пальцы. Он был готов узнать, что последует за этим.

Брайан взял второй предмет – маленький квадратный пакетик. Разорвав его, извлек оттуда какую-то прозрачную оболочку и раскатал по своему члену.

— Ч–что… это за штука такая? – полюбопытствовал Джастин.

— Это презерватив. Служит для защиты.

Джастин сел.

— Тебе нет нужды защищаться от меня. Обещаю, что никогда не причиню тебе вреда, – протянув руку, он погладил большим пальцем щеку Брайана.

Принц в точности повторил его жест, да так нежно, что Джастин чуть не растаял от нахлынувших эмоций.

— Не сомневаюсь, малыш. Но насчёт себя я гарантии дать не могу – пока не вернусь домой, точно не узнаю. Защита нужна всегда, – он приник к губам Джастина и прошептал. – Позже я объясню тебе подробнее. Но не сегодня, – они снова целовались, неторопливо и страстно, сплетаясь телами, растворяясь друг в друге так, что казалось – у них одна душа на двоих.

Придерживая затылок Джастина, Брайан медленно опустил его на постель. Мягко отстранившись, приподнялся и заглянул в глаза.

— Что ты собираешься сделать? – прошептал взволнованный Джастин.

— Ты мне веришь?

Юноша утонул в карих глазах...

— Да. Просто нервничаю немного. Но тебе я доверяю.

Брайан смазал себя и налил ещё скользкого холодного геля на анус Джастина. Подхватив юношу под ноги, он надавил членом на отверстие и вошёл на несколько дюймов.

Джастин задохнулся от полноты ощущений. А Брайан уже толкался вперёд, покачивая бёдрами, погружаясь с каждым движением глубже и глубже, испытывая при этом практически экстаз. Даже обилие смазки не помогло уменьшить трение – девственная дырочка Джастина была восхитительно тесной. Брайан, не отрываясь, смотрел в голубые глаза, и Джастин не смел отвести зачарованный взгляд. Он чувствовал, как член постепенно заполняет его, заполняет пустоту внутри, о которой он даже не подозревал раньше. Джастин выгнулся, побуждая Брайана проникнуть глубже.

Принц качнулся вперёд… и неожиданно одним махом вошел до самого основания. Быстрее, быстрее, быстрее – Брайан входил и выходил на полную длину. Джастина завораживало ощущение скольжения, он старался вскинуть бёдра выше навстречу толчкам Брайана. Первобытное, дикое желание нарастало, а Брайан вколачивался в него всё сильнее и резче. Джастин перестал соображать – только чувствовал, как принц врывается в него с ошеломительной скоростью и напором, одновременно лаская его член. Голова билась о подушку, глаза закатились, удовольствие становилось нестерпимым. Окружающий мир померк окончательно; остались только Брайан да чувство невероятной наполненности внутри. Наслаждение росло, ширилось и наконец взорвалось, ввергая его в потрясающий оргазм – Джастин выплеснул целый поток семени, обильно оросив им свою грудь.

Брайан словно только того и ждал, толкнувшись последний раз, достиг желанной кульминации. Его громкий крик был похож на рёв торжествующего победу зверя. Он рухнул на Джастина и поцеловал его.

Жар остывал. Реальность возвращалась.

Спустя несколько минут они перебрались в ванную, чтобы вдвоем понежиться в тёплой воде. Джастин лежал спиной на груди Брайана. Не успел он толком отдышаться после недавнего бурного соития, как услышал голос принца:

— Блядь, до чего ж хорошо! Обожаю заниматься этим в ванной! Ты готов для следующего круга?

Не веря своим ушам, Джастин обернулся и уставился на Брайана округлившимися глазами.

Тот растянул губы в ленивой наглой ухмылке, от которой у Джастина мгновенно налилось между ног. Пресекая всякие возможные возражения, Брайан запечатал его рот горячим и требовательным поцелуем.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:30 #6 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"
Часть 4

За кромкой леса вставало солнце. Его любопытные лучи заглянули в восточное окно башни и, осторожно скользя по комнате, добрались до широкой кровати и осветили двух спящих мужчин, чьи тела так переплелись, что, казалось, составляли единое целое.

Джастин заморгал и проснулся. Руки и ноги слушались с трудом, будто в них налили свинца. Он был… удовлетворен, впервые в жизни полностью удовлетворен. Юноша оглянулся на любовника и нежно поцеловал красиво очерченный рот. Брайан перевернулся на живот, глухо застонав.

Джастин снова прилег. По телу разлилось томное ощущение сытости и какой-то законченности. Словно недостающие фрагменты полотна его жизни, которые Брайан принес с собой наконец встали на свои места. Прошлой ночью принц вставил их аж четыре раза, обучая Джастина искусству любви – когда тело другого человека начинает петь под пальцами мастера, способного превратить процесс в бесконечное наслаждение, прерываемое лишь чередой бурных оргазмов. Джастин понял, что они оба уснули только часа четыре назад.

Усталость и тяжесть не проходили. Джастин даже мог поклясться, что все еще чувствует Брайана внутри. Ему понравилось и хотелось, чтобы это не заканчивалось. Он поднялся, потихоньку шмыгнул в ванную прямо голышом. Впервые в жизни у него не возникло желания сразу одеться и прикрыть интимные части, как будто в том, чтобы спать обнаженным, было что-то неправильное.

Новая прическа не стесняла движений – волосы едва доставали до плеч. Какая удивительная лёгкость и воздушность! Теперь он мог ходить с высоко поднятой головой, буквально ног под собой не чуя. Джастин радовался своей свободе и счастью ровно до тех пор, пока не вспомнил, что они все еще в проклятом лесу. Нет, сейчас об этом лучше не думать.

Вернувшись в комнату, он невольно залюбовался спящим Брайаном. Мужчина снова лежал на спине, почти в такой же позе, как прошлым вечером, утренний свет падал прямо на него – само совершенство. Джастин кинулся к мольберту.

Солнечные зайчики танцевали на закрытых веках Брайана. Невнятно замычав, тот пошевелился и принялся ощупывать пустую постель.

— Джастин?

— Шшш, Брайан. Все в порядке. Я здесь. Лежи спокойно и поспи еще. Я хочу тебя нарисовать.

— А нам разве не надо собираться в дорогу?

— До завтра отец все равно не появится. И потом, сейчас только-только рассвело, а мне надо всего-то пару часов. Просто ляг и засыпай.

И Джастин принялся за работу. Брайан послушался, снова опустился на постель и, немного сдвинув покрывало, открыл взору Джастина свой полувозбуждённый девятидюймовый ствол.

— Появится здесь завтра твой папаша или нет – неизвестно, а вот о моём уже появившемся утреннем стояке следует побеспокоиться безотлагательно, – сонно проворчал он.

— Шшш. Потерпи, уже скоро. Скоро.

Карандаш летал: Джастин накладывал штрихи, растушевывал тени. Время от времени он поднимал глаза, но в основном рисовал по памяти. Брайан периодически впадал в дремоту и наконец опять провалился в сон.

Пробуждение было приятным: теплый язык вылизывал головку его члена. Вскоре к языку присоединились губы и принялись жадно сосать. Брайан застонал. Талантливый ученик дарил ему искусный минет. Принц хрипло выдохнул имя Джастина, выгнулся дугой и кончил за считанные мгновения. Джастин выпил все до капли.

— Пойдём, посмотрим на твой портрет, – позвал он. – Думаю оставить его здесь в качестве прощального подарка отцу.

Поднявшись, оба подошли к мольберту. У Брайана дух захватило. Поразительное сходство! На рисунке, выполненном рукой мастера, Брайан лежал в постели на спине. Голова покоилась на подушке, глаза прикрыты. Лицо выглядело умиротворенным, что вообще-то было ему несвойственно. Согнутая в локте левая рука лежала за головой, а правая вытянута вдоль бока. Покрывало сдвинуто ровно настолько, насколько он сам его отодвинул, чтобы соблазнить юного художника. Его член, немного загнувшись кверху, пристроился на животе и смотрел в сторону зрителя. Таким красивым мощным достоинством можно было гордиться по праву.

— Ты – первый человек, которого я нарисовал, после животных и леса, за все мои восемнадцать лет, – тихо сказал Джастин.

— Очень… здорово. Ты идеально ухватил момент... – заметил Брайан. – Идеально… – повторил он, глядя в глаза Джастина, и хитро ухмыльнулся

Юноша охнул от неожиданности, когда Брайан подхватил его и, бросив на кровать, начал ласкать ртом, а потом до беспамятства вбивал в матрас. Позже Брайан спросил:

— Уверен, что не хочешь забрать портрет? Он мне нравится.

— У меня всегда будет возможность нарисовать другой. Я еще планирую изобразить тебя в цвете. А этот… этот пусть станет наглядной демонстрацией рухнувших планов моего отца, чтобы у него не осталось никаких сомнений.


***


Искупавшись, они оделись и быстро поели. Поклажей решили себя особо не обременять. Джастин прихватил лишь самые любимые вещи, мыло, бутылочку шампуня, кое-какие художественные принадлежности, двухдневный запас пищи и воды. Огурцы не взяли.

— Готов тронуться в путь? – спросил Брайан.

— Да, сейчас, – ответил Джастин. Он положил рисунок на видное место, чтобы отец увидел его сразу, как залезет в окно. Заскорузлое полотенце, которым они вытирали сперму, повесил на шишечку, украшавшую спинку кровати. – Вот. ТЕПЕРЬ я готов.

Брайан отвязал от прикроватного столбика золотистый хвост Джастина и перебросил через подоконник. Когда волосы коснулись земли, он несколько раз обмотал конец, что держал в руках, вокруг каменной горгульи, и опять привязал к столбику, крепко-накрепко затянув.

Взобравшись на карниз, Джастин и Брайан съехали по шелковистым прядям вниз и навсегда покинули треклятую башню.

— Теперь куда? – спросил Джастин. От поляны в разных направлениях уходили несколько тропинок. Но, как известно, все они возвращались назад.

— Я уже думал над этим, – сказал Брайан. – У меня есть план – может сработать.

Прямо перед ними от фасада башни вилась дорожка, по которой наши герои и зашагали. Но она довольно быстро уперлась в ответвление.

— Подожди-ка, – сказал Брайан. Они остановились. – Закрой глаза, – Джастин повиновался. – Колдовство – это всего лишь иллюзия. Надо выпустить на волю наше подсознание. Интуиция подскажет правильное направление. Сейчас… ты чувствуешь, куда нам лучше пойти? Направо или налево?

Джастин задумался.

— Я чувствую… чувствую… что нам надо свернуть налево.

— Я тоже. Значит, надо идти в противоположную сторону. – И они свернули направо.

Так они бродили целый день, натыкаясь на многочисленные развилки. Если хоть один поворот казался ошибочным, они выбирали именно его. К закату принц с Джастином все еще плутали по дремучему лесу, но, по крайней мере, не вернулись к башне.

Когда стало темнеть, Брайан предложил устроиться на ночлег. Остановившись, они решили разбить лагерь у перекрестка, расходившегося аж на десять путей. Отметили тропу, по которой пришли. Джастин выкопал ямку для костра аккурат на пересечении дорог, а Брайан направился к близлежащим деревьям набрать дров.

— Не заходи далеко и старайся оставаться у меня на виду, – предупредил Джастин. – Я буду иногда перекликаться с тобой. Сильно не шуми, иначе сюда сбегутся жуткие твари.

Брайан обещал вести себя осмотрительно. Время от времени Джастин выкрикивал:

— Мое имя Джастин и я люблю Брайана Кинни! Как твое имя?!

А Брайан ему отвечал:

— Мое имя Брайан, я люблю Джастина Тейлора! Как твое имя?!

Затем они сложили костер и разожгли его с помощью припасенного Брайаном огнива. Разогрели скудную еду, утолили голод и свернулись, обнявшись в спальном мешке принца на жесткой земле под звездным небом. Сон их был чуток и беспокоен.


***


На следующее утро они снова пустились в дорогу. Колдовство становилось мощнее, а перекрестки более разветвленными. На одном Брайан не успел и шагу сделать вперед, как разделился на целых пятнадцать Брайанов, каждый из которых стоял у начала тропы.

— Сюда! Иди сюда! – звали Брайаны наперебой.

Джастин не знал, куда кидаться.

— А кто из вас настоящий? – крикнул он.

— Я! – подпрыгнув, замахал руками Брайан, все остальные Брайаны тут же собезьянничали. – Блядь, опять это мистическое дерьмо, – сказали они хором.

Совершенно растерявшись, Джастин встал посреди развилки. Теперь он даже не мог точно сказать, по какой дороге они пришли.

— Чёрт! Что же мне делать?

— Это просто копии! Не обращай внимания! Выбери нужную тропу, и я встречу тебя на ней!

Закрыв глаза, Джастин двинулся к первой тропинке, однако никаких подсказок в голове не всплывало. Нет, на этот раз не сработало. Может, с копиями что получится? Он приблизился к одному из Брайанов.

— Ты меня любишь? – спросил Джастин.

— Да, – прозвучал ответ, но ощущение было, словно деревянная кукла заговорила. Копия.

— Да, люблю. Мы будем жить вместе долго и счастливо. – Но Джастин вспомнил, как Брайан говорил: «В жизни вообще всё не так, как в сказках». Копия.

Третий Брайан вдруг зашипел на него и исчез. В ту сторону Джастина как магнитом потянуло. Он быстро отскочил назад. Так он добрался до восьмой копии:

— Ага, люблю. – Восьмой Брайан сразу же облапил его своими ручищами за зад. – Я буду любить тебя долго-долго на первой же подвернувшейся кровати! – Смяв округлые ягодицы, Брайан прижался к мгновенно возбудившемуся Джастину своим стояком и впился в податливые губы.

— Ммм, ВОТ ЭТО – мой Брайан! – ответил на поцелуй Джастин.

Оставшиеся Брайаны противно взвыли и пропали в огненном вихре. Все дороги, кроме той, что была прямо перед ними, тоже исчезли. И парочка рука об руку отправилась дальше.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
17 Сен 2013 16:41 #7 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Bryton4ever71 "Башня"
Часть 5

В тот же день – примерно около полудня – на заколдованной поляне появился Крейг. Подойдя к башне, он стал звать Джастина, но вдруг заметил кое-что, не вписывающееся в привычную картину. Волосы! Из окна уже свисали волосы!

Терзаемый нехорошими предчувствиями, Крейг спешно вскарабкался наверх. Как только он оказался в комнате, худшие опасения подтвердились. Гнездышко опустело – Джастина и след простыл.

Зато появился фривольный портрет голого мужчины, который, по разумению Крейга, похитил его сына. На столбике кровати висело полотенце, отвратительно вонявшее сексом и развратом.

Крейг испустил столь громкий вопль отчаяния и гнева, что с башни чуть крышу не сорвало. Слышно было на всю округу. Колдун собрался с силами и воззвал к жутким тварям, обитавшим в зачарованном лесу:

— НАЙДИТЕ ИХ! УБЕЕЕЙТЕ ИХХХХ!!!


***


На другом конце леса Джастин улыбнулся.

— Похоже, кое-кто нашел мой маленький презент.

Вдруг он побледнел: все кругом загрохотало, воздух взорвался тысячеголосым воплем, от которого волосы на затылке встали дыбом. Гул надвигался, приближаясь к ним с каждой секундой.

— БЕЖИМ! – заорал Джастин, и они побежали.

А позади уже выворачивало с корнем деревья, трещал подлесок под ногами настигавших их колдовских созданий. Джастин обернулся. Закричал от ужаса и припустил еще быстрее. За ними неслось полчище монстров, сотворенных то ли из теней, то ли из мрака, а может, из того и другого вместе. Одни походили на гигантских крыс, другие – на демонов: медведей, львов, людей с козлиными головами, козлов с людскими головами – существ, настолько ужасных и отвратительных, что словами не описать. Во главе орды верхом на невиданном чудище ехал взбешенный Крейг.

Путь беглецам преградил очередной перекресток, который оказался самым сложным: двадцать пять дорог! Не успели Джастин с Брайаном ступить на него, как все тропинки начали стремительно закручиваться вокруг них по спирали. Быстрее, быстрее, быстрее. Скоро вокруг совсем ничего нельзя было рассмотреть. Они оказались в центре какого-то нескончаемого вихря до тошноты кружившего голову.

Твари приблизились, Брайан крепко обнял Джастина.

– Прикончить их!!! – гаркнул обезумевший Крейг, жаждущий мести.

Исчадия ада наступали. Медведь, состоявший из маслянистого дыма, выступил вперед и обнюхал жмущихся друг к другу любовников. Джастина – особенно тщательно. Он нюхал, нюхал… и наконец уткнулся ему мордой в промежность. Втянул носом воздух.

– Эй! Не суй свой нос, куда не следует! – сердито огрызнулся Джастин.

Медведь рыкнул в ответ и повернулся к Крейгу.

— Ты обещал отдать нам двадцатилетнего девственника в обмен на дарованные тебе двадцать лет колдовского дара. Этому блондину около двадцати, но он уже не девственник. Ты обманул нас! – Твари угрожающе зарычали и двинулись на Крейга.

— Что?! Ты держал меня в башне все эти годы, чтобы принести в жертву нечисти?! Какой же ты отец после этого!

— Нет! Я… считал тебя родным сыном... Я хотел…

Крейг пытался придумать для себя убедительное оправдание, а медведь тем временем снова повернулся к Джастину и сел на задние лапы.

— Мы даровали ему силу. Каждые двадцать лет от него требуется в качестве оплаты чистое сердце и невинное тело. Он на самом деле мечтал когда-то о сыне, но жажда магии и власти оказалась слишком сильна. Мы согласились воздвигнуть башню, в которой тебе предстояло жить до нужного нам возраста. Вот только зря ждали. Нет больше в тебе чистоты. Жаль… Пахнешь вкусно.

— Я чист сердцем, как и прежде. И секс вовсе не грязен, он делает человеческую жизнь полноценной. Но вам, нелюдям, наверное, этого не понять. И ТЕБЕ этого не понять, – обратился он к Крейгу.

— Да куда ему! – вмешался Брайан – Тоже мне, папаша. Больной на всю голову садист долбаный.

— Он ему не отец, – проворчал медведь.

— ЧТО?! – вскричал Джастин.

— Замолчи! – взвизгнул Крейг, но никто не обратил на него внимания.

— Крейг тебе не родной отец. Он забрал тебя у родителей шестимесячным малюткой. Твой отец крал у него во дворе огурцы – твоей матери, когда она вынашивала тебя, очень хотелось солёненьких огурчиков, а колдун поймал его и вынудил заключить сделку в обмен на жизнь, – обстоятельно объяснил медведь.

Крейг весь покрылся от злости багровыми пятнами и стал выглядеть еще отвратительнее (а ведь казалось, куда больше?)

— О… боже! – Джастин чуть не упал от такой новости. – Кто тогда мои родители? Пожалуйста… скажите мне.

— Твоих родителей зовут Такер и Дженнифер. Они здравствуют поныне, живут в Стормкресте. Такер – в прошлом свечных дел мастер, сейчас ароматерапевт, делает травяные сборы и снадобья. А Дженнифер занимается торговлей недвижимостью, – простодушно поделился сведениями медведь.

— Замолчи! Замолчи! ЗАМОЛЧИ!!! – заорал Крейг.

Медведь снова обнюхал Джастина.

— Мм! Да, жаль, пахнешь ты вкусно! КОЛДУН! Наш договор расторгнут! И, похоже, единственный девственник здесь… ЭТО ТЫ!

Твари набросились на мага, принявшись рвать его зубами и когтями, а затем утащили прочь. Тот визжал и отбрыкивался, но все было напрасно. Жуткие создания вместе со своей жертвой скрылись в лесу. С тех пор о Крейге больше никто не слышал.

— Вы оба можете покинуть лес, – сказал медведь напоследок и, разбежавшись, прыгнул в водоворот из мелькающих веток и листьев, чтобы присоединиться к своим собратьям.

Все двадцать пять тропинок исчезли. Деревья расступились, а ветви, словно живые, поднялись, освобождая проход путникам. Открылась необыкновенно красивая, посыпанная белоснежным гравием дорога.

Не помня себя от счастья, влюблённые побежали по этой дороге и вскоре оказались за пределами леса. Перед ними расстилалась зеленая равнина, а невдалеке пролегал оживлённый тракт, ведущий, как очень хотелось надеяться… к дому, в Стормкрест – родной город принца.

***


В пути Брайан и Джастин пережили множество приключений и лишений. Чтобы добыть себе пропитание, они устроились разнорабочими на ферму и даже как-то помогли удрать с ранчо конокрадам. Они преодолевали пороги на стремительной горной реке. Путешествовали с труппой Шекспировского театра. Из Джастина вышел потрясающий Ромео, а Брайан великолепно сыграл роль Гамлета. Они даже баллотировались в мэры одного небольшого городка и ВЫИГРАЛИ! Правда, вскоре после этого их выгнал из города злобный шериф, пожелавший сам занять престижное место.

Джастин много рисовал, картины они продавали. Часть заработанных денег шла на краски и кисти, но львиная доля уходила на дорожные расходы. Джастин, как и обещал, снова нарисовал Брайана обнаженным. Это был настоящий шедевр! Джастин выручил за него в ближайшем городе баснословную сумму, что позволило им оставшийся путь проделать в дилижансе.

Чем больше времени наши парни проводили вместе, тем больше им хотелось заниматься любовью. Чувства их крепли день ото дня.

Наконец перед ними предстал Стормкрест – столица королевства Кинни, большой, красивый город. Над черепичными крышами домов возвышался сверкающий замок, стены которого были сплошь в драгоценных камнях.

— Там мой дом. Точнее, моих родителей. Но я уверен, что они согласятся выделить нам отдельное крыло. А если пожелаешь, я построю для тебя новый дворец.

Джастин меланхолично вздохнул:

— Это очень мило.

— Что не так?

— Ну… просто, я не богат. Хотя мог бы. Как мне кажется. П-п-папа всегда забирал нарисованные мной картины и продавал. Он говорил, что кладет деньги в банк, кто знает, правда это или нет.

— Как назывался банк?

— Первый национальный банк «На все времена».

Брайан весело улыбнулся.

— Никаких проблем, Солнышко! Главное отделение Банка «На все времена» как раз здесь, в Стормкресте! Мы заберем твои деньги!

И они пошли в банк. Конечно, не обошлось без бюрократических проволочек, но тяжелая рука и суровый взгляд принца Кинни послужили веским аргументом – счет Крейга был переоформлен на имя Джастина Тейлора. Принимая во внимание регулярные пополнения, проценты и то, что суммы снимались очень незначительные, капитал вырос до двух миллионов золотых монет! Джастин был в восторге. Он предложил Брайану один миллион. Но принц отказался.

— Брайан! Тогда ты выполнишь оба задания, которые возложили на тебя родители! Миллиона золотых монет мне с лихвой хватит до конца жизни. Прошу тебя, прими деньги!

Брайан крепко поцеловал его.

— Спасибо, Солнышко. Поверь, то, что ты готов сделать такой невероятный подарок, очень много значит для меня! Но давай лучше возьмем твою чековую книжку и предъявим её королю с королевой… в качестве твоего приданого.

Они сняли со счёта немного денег, чтобы обновить гардероб, и Джастин наконец-то сходил в парикмахерскую. Он решил оставить прежнюю длину волос – до плеч, и хотя они немного топорщились над ушами, но концы стали ровными и аккуратными. Джастину понравилось.

Наведя лоск, молодые люди отправились с визитом к родителям Джастина. Воссоединение было счастливым. Дженнифер сразу же узнала сына и наступила очередь радостных слез и объятий. Как оказалось, после исчезновения Джастина они собрали пожитки и перебрались в столицу. Такер занялся ароматерапией, составлением снадобий и скоро преуспел. А поскольку в таком громадном городе, как Стормкрест, недвижимости хоть отбавляй, Дженнифер тоже нашла применение своим риэлтерским способностям. К несчастью, она не смогла больше забеременеть, но они усыновили двух мальчиков и рыжеволосую девчушку. Джастин очень обрадовался новоприобретённым братьям и сестре. Погостив немного, наши герои отправились в королевский дворец, пообещав семье Джастина вскоре навестить их вновь.

Счастье короля с королевой при виде сына не знало границ: ведь они уже и не надеялись на его возвращение. Их очень порадовало то, что Брайан стал наконец взрослым и рассудительным. Джастина приняли с восторгом… как и его чековую книжку. Родители не поскупились и передали детям в личное пользование немалую часть жилой площади во дворце.

Скоро жизнь Брайана и Джастина вошла в колею. Бывали между ними и передряги, и ссоры. Как-то Джастин даже съехал. В другой раз Брайан сам его выгнал. У Брайана порой возникали проблемы с выражением чувств. Лучше всего у него получалось доказывать свою любовь в постели. Так или иначе, они всегда снова оказывались вместе и наверстывали упущенное, занимаясь почти всё свободное время сексом, который с каждым годом становился все лучше и лучше.

Однажды, поддавшись жажде странствий, наша парочка снова пустилась в дорогу. На их долю выпало немало невероятных приключений. Их похитила злая волшебница, которая превратила… гм, но это уже совсем другая история.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: semzova, Mutto, karellica

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.