САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart DJN "Скука"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 15:36 - 05 Окт 2013 17:27 #1 от denils
denils создал эту тему: DJN "Скука"
Название: Скука
Автор: DJN
Перевод: Zhongler
Бета:
Обложка:
Рейтинг: R, черный юмор
Размер: 10 глав
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.

Аннотация:

Леланд ненавидит всех и вся. Людей, свою семью, свою жизнь. У него нет никакой цели. Он не хочет жить. Он вообще ничего не хочет.

Скачать одним файлом
Поблагодарили: Жменька, arxiera, Lyissa, anglerfish, Soubi, Mirina, x11159324

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 15:37 - 04 Окт 2013 17:27 #2 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Поблагодарили: SMarseleza1, lenutzab, Mirina

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 15:43 #3 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Пролог: Самоубийство и сэндвичи
[/b]

Я видел приближение машины. Но когда очнулся в больнице, никому об этом не сказал. Это был секрет, который я собирался хранить до самой смерти, до того момента, когда у меня все-таки получится себя убить.

Как-то немного стыдно пытаться покончить с собой. Еще хуже – провалить эту попытку. Может быть, выехать на велосипеде на проезжую часть было не самой лучшей идеей, которая когда-либо приходила мне в голову, но я хотел, чтобы это было похоже на несчастный случай. Упс, он не заметил, что светофор переключился на другой цвет! Мне действительно не хотелось, чтобы все знали, как отчаянно я хотел умереть.

Почему? Почему мне так сильно хотелось умереть? Я постоянно мучился этим вопросом. Ответа на него у меня не было. Может быть, люди просто рождены быть вечно подавленными. Рождены быть несчастными. Рождены страдать без какой-либо на то разумной причины. Почему, мать вашу, это должен был быть я?

У меня был друг. Только один. Шестьдесят процентов своего времени я был одиночкой. Другие сорок процентов я проводил со своим лучшим другом Джошем. Он был милым, общительным, спортивным – моей противоположностью. Обычно я ненавидел таких, как он. Но почему-то мне хотелось находиться рядом с ним как можно больше.

Короче говоря, Джош был единственным человеком, которого я любил. Я ненавидел людей. Всех. Кроме Джоша. Ненавидел родителей, трех своих младших братьев, свою семью. Но я любил животных. Они ничего плохого мне не сделали.

Я так сильно ненавидел родню, что решил, что мне нужно что-то делать с сорока из шестидесяти процентами своего Времени Одиночки, которое я обычно проводил дома.

Однажды, возвращаясь с Джошом из школы, я заметил на окне бутербродной записку: «Принимаем на работу». Я любил деньги. Поэтому решил зайти и наняться. Вот и вся история о том, как я устроился на работу. Очень захватывающая.

Два года спустя после моей неудачной попытки самоубийства и через год после того, как я начал работать в качестве «Творца сэндвичей», ничего особенно не изменилось. Я был все так же невозможно уныл и от всей души мечтал умереть. Я представлял себе множество ситуаций: падение со зданий, утопление в бассейнах, натыкание на ножи. И несмотря на это я пока еще не предпринял ни одной новой попытки покончить с собой.

* * *
[/b]

- Что в итальянском сэндвиче?

- Пепперони, салями и ветчина.

- Ммм. Я возьму котлету.

Брови Кэрол дернулись. Когда брови Кэрол дергаются, это может означать только одно. Она взбешена.

А кто бы не был? Этот мужик нажал на звонок, еще даже не зная, что ему нужно. Он стоял тут и смотрел в меню, как какой-то идиот. Он стоял тут и, так как он нажал на звонок, мы тоже с ним тут стояли. И молчали. Просто стояли. Как идиоты.

Обслужив мужчину, Кэрол сутуло побрела в заднюю комнату. Я последовал за ней, словно потерявшийся щенок, только что нашедший себе нового хозяина.

Кэрол, подпрыгнув, села на стол, где мы подготавливаем утром продукты, и скрестила ноги. Я сделал то же самое. Мы уже закончили все дела, и сейчас настал скучный «тихий час». Время после ланча и до обеда, когда у нас не было клиентов и нам абсолютно нечем было заняться.

Я посмотрел на Кэрол. Я всегда чувствовал себя рядом с ней неловко. Из-за ее молчания. Кэрол часто молчала. Если уж быть честным, они все молчали, когда я был рядом. Кэрол, Джефф и Тиффани. Я был из тех, кто не выделяется на общем фоне. Намеренно. Я не любил говорить.

Кэрол же, Кэрол была чертовски умна. Год назад она окончила школу и входила в четверку лучших учеников. Сейчас она училась в университете, получая полную стипендию. Я ненавидел ее, потому что она была человеком. Но, по крайней мере, она чаще заговаривала со мной, чем с кем-либо из бутербродной. Она всякое мне говорила. Говорила, что хочет перерезать глотки нашим клиентам. Что с удовольствием купила бы ружье и убила свою мать. Что как-то купила молоток с целью забить гвозди в башку нашего босса. Кэрол заставляла меня нервничать.

Казалось, мы так и будем вечно молчать. От меня тоже толку было мало. Я почти никогда ни с кем не говорил, кроме Джоша.

- Мне, мать его, хотелось пришить этого парня, - начала Кэрол.

Иногда я наслаждался молчанием.

* * *
[/b]

- Иди сюда, Леланд! - позвал Джош, садясь за стол в нашем зале. Я поспешил к нему и тут заметил, что с ним Элизабет. Я ненавидел эту сучку.

Она приветливо улыбнулась мне.

- Привет, Леланд. Как ты?

- Нормально. А ты?

В ответ она захихикала. Я ненавидел хихикалок. Таких, которые отнимали у меня Джоша. А эта точно пыталась отнять его у меня.

- Мы собираемся сегодня в кино. Пойдешь с нами? - спросил Джош.

Мне было ясно, что Элизабет не хочет, чтобы я шел с ними.

- Ага, - с энтузиазмом ответил я. Сыграем в эту игру вдвоем, сучка.

Джош был увлечен Элизабет Титер уже как два месяца. Она ему нравилась, что мне было ненавистно. Это было лишь делом времени, когда он позовет ее на свидание. И что тогда останется мне? Полное одиночество?

Мои отношения с Джошем были непростыми. Настолько ужасно непростыми, что мне не хотелось об этом думать.

* * *
[/b]

Мне посчастливилось работать, когда в школе был выходной.

Утро было отвратительным. Я ненавидел утро. Потому что по утрам мы подготавливали продукты. Мы должны были брать руками ледяное мясо, отрывать куски от него и складывать их в квадратные бумажные пакеты. Руки болели от холода. Спина болела от того, что я стоял нагнувшись. Мозг болел от методично выполняемой работы, одной и той же, снова и снова.

Перед тем, как положить мясо в пакет, мы должны были его взвесить. Стейк должен был весить точно 3,5 унции*. Цыпленок – точно 2, 75. Может и не точно. Но мне надо было, чтобы все было абсолютно точно. Идеально. Обычно это занимало у меня больше времени, чем у кого-либо другого. Кто-то называет это ОКР*, я называю это «жизнью».

Джефф шинковал лук. Джефф был «весельчаком». Ему было двадцать, и он учился в университете, чтобы стать каким-то там дизайнером. Он был забавным, и все его любили. Еще он был гей. А это означало то, что шлюшка Тиффани не могла его заполучить. Что, полагаю, было ей неприятно. Потому что она была шлюшкой. По крайней мере, так мне сказала Кэрол. Я имел склонность верить всему, что говорила мне Кэрол, даже если знал, что она врала.

Мне не нравился Джефф. Он называл девушек «девушками» и, когда разговаривал, сильно жестикулировал. А еще он носил такую яркую оранжевую рубашку, что по сравнению с ней Умпа-лумпа* просто бледнели.

Он не разговаривал со мной, и я не разговаривал с ним. Работать с ним было более, чем неловко. Работать с ним было мучением.

Раздался звонок. Джефф, снимая перчатки, выглянул из-за угла в зал.

- Это тот красавчик, я обслужу его, - сказал он с улыбкой, поспешив к клиенту.

"Красавчик" был парнем, приходившим в бутербродную на ланч каждые понедельник и среду. Этот парень был ненормальным. Наши сэндвичи были недостаточно хороши для того, чтобы их есть хотя бы один день в неделю, не говоря уже о двух.

Нарезая огурцы, я слышал, как Джефф флиртует с парнем. Я слышал его жуткий смех и представлял, как нож в моей руке вместо огурца опускается на мою шею, отсекая голову.

Джефф вернулся к нам и снова принялся за нарезку лука.

- Он такой классный!

И что я должен был ответить? Да, он классный. О, тебе нравится такие?

- А какие нравятся тебе, Леланд?

Черт.

- Эм… я не знаю, - пробормотал я. Мне не хотелось углубляться в эту тему. Если бы я только мог быть этим огурцом. Чпок.

- Ты не знаешь? У тебя когда-нибудь была девушка? Тебе нравятся синие глаза или зеленые, или какие вообще?

- Синие. Светлые волосы. - Я что, брешу на пустом месте? Да все, что угодно, лишь бы этот парень заткнулся. Я уже начинаю скучать по нашему неловкому молчанию.

- Тихие и застенчивые девушки или веселые и общительные?

- Не знаю, может быть, веселые…

Раздался звонок. Джефф вышел. К тому времени, как он вернулся, интерес к этому разговору у него пропал. Это было хорошо, потому что, осознав, что моей веселой голубоглазой блондинкой был Джош, я покраснел.

* * *
[/b]

Самым ужасным было возвращаться домой. Я ненавидел своих родителей. Ненавидел больше, чем свою жизнь. Которую, учитывая мое желание помереть, я ненавидел достаточно сильно.

- Леланд, твоя очередь мыть посуду. И перед тем, как лечь, обязательно сделай домашнее задание.

Моя мачеха. И неважно, что сейчас десять часов вечера. Неважно, что каждый день была моя очередь мыть посуду. Неважно, что я устал после школы и работы. Пока я делал то, что она велела, и ее дети получали то, что хотели, жизнь была прекрасна.

Мой отец женился на этой женщине, когда мне было пять. Моя настоящая мать переехала в Калифорнию, считая, что ее сын всего лишь ничего не значащая часть прошлого. Отец взял на себя всю заботу обо мне. Вероятно, он думал, что поступает «правильно». А потом появилась Сучка Джесси. Год спустя появился Джордж. Потом Джозеф. И наконец Микки. Мои братья. Их я тоже ненавидел.

Я помыл посуду. Притворился, что делаю домашку. И лег спать.

Моя жутко однообразная жизнь была нарушена только недели спустя.


* унция - 28,3 грамма

* ОКР - Обсессивно-компульсивное расстройство; невроз навязчивых состояний - Обсессивно-компульсивное_расстройство

* Умпа-лумпа -сказочные персонажи, впервые упомянутые в книге Роальда Даля "Чарли и Шоколадная Фабрика". Это маленький народец (почти доходящие человеку до коленки) из Лумпаленд, поклоняющийся какао-бобам. Они все имеют специфическую внешность, ярко-оранжевый цвет кожи и волосы яркого (обычно зеленого) цвета.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 15:48 #4 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 1 - Хихикалки и насильники
[/b]

У нас был маленький дом. Никто бы и не подумал, что в этом крошечном доме на углу живет семья из шести человек. Почему мои родители купили такой чертовски крохотный дом?

Ну, они были скупыми.

Но, по большей части, дело было во дворе. Двор был огромным. Двум ленивым родителям с четырьмя мальчишками было очень даже разумно иметь большой двор. Когда я подрос, меня стали выпихивать, выпинывать и вышвыривать на улицу. Шел ли дождь. Шел ли снег. Это не имело значения. Четыре ребенка сильно шумели. И два родителя не хотели этого слышать. Единственным логическим решением было вышвырнуть детей на улицу «поиграть».

В шесть я стал нянькой, когда родился мой брат Джордж. В девять я уже менял памперсы. В десять я выносил сам мусор, мыл посуду, подметал, мыл машину и делал любую другую работу по дому, какую бы родители не навесили на меня.

Я был их рабом. И это было нормально.

Мой отец – Самюэль - работал на заводе. Каком-то. Не знаю, каком. Не знаю, что они там делали. Или где этот завод находился. Может, мать их, вообще не было никакого завода. Но отец там работал. Моя мачеха Джесси была учительницей начальных классов. Я всегда надеялся на то, что один из ее учеников как-нибудь жестоко и гадко подшутит над ней. Этого так никогда и не произошло. И я так никогда и не понял, почему. В общем, я ненавидел ее учеников за то, что они такие хорошие. Маленькие ублюдки.

Моему брату Джорджу было одиннадцать, и он был ужасно жирным. Как только мачеха начинала готовить завтрак, Джордж сразу же просыпался. Первым. У него была утиная походка, и я смеялся над ней. Я никогда не говорил ему, почему смеюсь, потому что это было бы некрасиво. Даже несмотря на то, что Джордж оскорблял меня при любой малейшей возможности – привычка, я уверен, перенятая им у нашей драгоценной мамочки – я ни разу не обозвал его «свиньей», «толстозадым» и «обжорой». Но я, конечно же, считал его таким.

Джозеф был еще хуже. Ему было девять, и он смешно говорил. Джозеф не шепелявил. Но он говорил, как четырехлетний ребенок. Как будто только учился разговаривать, или будто у него было что-то во рту, что мешало ему говорить нормально. Ему необходимо было логопедическое лечение, и я постоянно просил родителей, чтобы они сделали что-нибудь с этим. Обычно на меня орали. Ведь с детьми Джесси всегда все было в порядке.

Микки был славным. Ему было семь, и он был самым маленьким – объект любви и внимания моего отца. Микки не доставал меня так, как Джордж и Джозеф, которые знали, что им все сойдет с рук. Он был добр ко мне, и я был благодарен ему за это.

Джозеф с Джорджем делили самую большую комнату в нашем доме. У Микки была своя комната, рядом с их. У меня была комната такого же размера, как и у него. В подвале. Рядом со стиральной машинкой и сушилкой. Если это ни о чем не говорит, то я не знаю, что тогда скажет.

Комната в подвале, выполнение большей части работы по дому, общение с тремя меньшими сводными братьями, которых я не выносил. Такой была моя жизнь. Я чувствовал себя Золушкой. Только с членом, конечно.

* * *
[/b]

Звонок раздался, когда я клал продукты в холодильник. Тиффани забыла закрыть дверь. Кэрол зовет Тиффани потаскушкой.

Я прошел в зал бутербродной и вежливо сказал только что вошедшему клиенту, что мы закрылись.

- Мне очень жаль. Мы уже убрали все продукты.

- В таком случае вы должны были закрыть дверь. Я больше никогда сюда не приду.

- Мне очень жаль.

Тиффани курила в задней комнате. Во время закрытия она всегда уходила на перекур. Я ненавидел ее.

- Кто-то приходил? - спросила она, выходя в зал. Я почувствовал на ее униформе запах сигаретного дыма.

Закашлявшись, я кивнул.

- О, прости! Я забыла! - смеясь, сказала она, заняв, наконец, свою тощую задницу делами.

Тиффани была отвратительным человеческим существом. Одним из самых худших. Красивая, миниатюрная, стройная, грудастая. Она была ожившей фантазией любого мужчины. Кроме меня. Она даже девушкам нравилась. Или они притворялись, что она им нравится. Только девушки так могут. Она была самой натуральной «блондинкой». И я ненавидел само ее существование.

Вычистив и убрав все, мы включили сигнализацию и пошли по домам. Классный бойфренд Тиффани ждал ее на стоянке вместо со своей классной тачкой. Тиффани, хихикая, выскочила на холод и побежала к машине. Еще одна хихикалка.

Я только краем сознания успел заметить, что посчитал парня Тиффани классным, как они уже уехали. Они даже не спросили, подвезти ли меня. Шел снег. Было холодно. У меня не было машины – хотя права имелись – и поэтому я вынужден был идти пешком в такой холод и снег. Но им до этого не было никакого дела.

Я поклялся, что прирежу их во сне.

* * *
[/b]

Еще один ланч с Элизабет. Если бы я был маленьким и храбрым чайником, то нашел бы способ выплюнуть кипяток в лицо этой сучке.

Она бубнила и бубнила, то о том человеке, то об этом. О боже, кто-то забеременел! О боже, он ей изменил! О, мать твою, боже! Я никак не мог понять, чем она так нравилась Джошу. Джош был популярным, общительным и спортивным. Он мог заполучить любую девчонку, какую бы не захотел. И он выбрал ее? Бред какой-то. Меня это только еще сильнее выбешивало.

- Вы слышали, что Джон Гордон признался в своей гомосексуальности? Вы можете в это поверить? - спросила она. Я навострил уши, по причине еще непонятной мне самому.

- Правда? Если хорошенько подумать, то это не очень-то и удивительно, - ответил Джош, не выказывая почти никакой заинтересованности.

- А я все еще не могу в это поверить.

Я не очень хорошо знал Джона Гордона. Я никогда не стремился узнать других людей. Никого, кроме Джоша. В этот момент мне стало жалко этого парня, потому что такие отвратительные сучки, как Элизабет, говорили о нем за его спиной.

- Хочешь пойти ко мне? Мама с тетей поехала на мюзикл. И они переночуют в отеле. Мы можем пива попить и поиграть на приставке, - широко улыбаясь, предложил Джош.

- Звучит заманчиво, - засмеялся я. С Джошем меня все радовало.

- Хочешь зайти ко мне, Элизабет? - спросил Джош. У меня дернулось веко.

- Нет, у меня другие планы на этот вечер. Но спасибо, что подумал обо мне, - захихикала она.

Мне сильно захотелось дать ей по лицу.

- Мне очень нравится Элизабет, - сказал Джош, когда мы играли в гонки.

- Правда? Это здорово, - ответил я, стараясь, чтобы мой голос звучал заинтересованно.

Улыбаясь, он сказал:

- Думаю, мы станем, ну, ты знаешь, встречаться официально.

Сердце сжалось от боли.

* * *
[/b]

Позже этой ночью я все понял. Когда я смотрел на уснувшего на полу Джоша, я понял, что влюбился в него. Я знал это с самого начала. Просто не хотел себе в этом признаваться.

Меня бросило в пот, и закружилась голова. Я откинулся на спинку дивана и закрыл глаза, пытаясь ни о чем не думать, и закончил тем, что начал думать обо всем. Той ночью я так и не уснул.

Следующая неделя моей жизни была наполнена ненавистью к самому себе и самоанализом. Другими словами, обычное мое состояние с небольшим разнообразием.

У меня никогда не было девушки. И я всегда думал, что это из-за того, что я ненавидел людей. Я старался не приближаться к ним, были ли они мужчинами или женщинами. Я был одиночкой.

Но привлекали ли меня когда-нибудь девушки? Вызвали ли они у меня хотя бы раз сексуальное желание, когда я смотрел с ними журналы и ТВ?

* * *
[/b]

- У вас есть жареный цыпленок? - спросил откормленный, будто на убой, мужчина. Передо мной стояло будущее моего жирного брата.

- Простите, у нас есть только курица-гриль, - с улыбкой ответил я.

- О… Ну. Хорошо. Я возьму ее, - он сказал это так, будто только что рухнул весь его мир.

* * *
[/b]

- Боже, ненавижу таких жалких личностей, как он, - сказал Джефф, когда мужчина ушел.

Я молча кивнул, пошел в заднюю комнату и сел на стойку. Снова настал Тихий Час.

- Тебя что-то беспокоит? - рассеянно спросил Джефф, моя посуду.

Не знаю, зачем я это сказал. Но, не успев даже обдумать это, я спросил:

- Как ты понял, что ты – гей?

Джефф перестал мыть посуду и поднял на меня глаза.

- Что?

- Н…ничего, - сказал я. Мое лицо горело.

Джефф приподнял бровь. Мне захотелось, чтобы я посильнее ненавидел себя всю прошлую неделю. Может быть, тогда бы я удачно покончил с собой. Но нет, вместо этого я жив и нахожусь сейчас в ужасно неловкой ситуации.

- Ты думаешь?..

- Нет.

- Почему?..

- Я не знаю.

Молчание. Потом:

- Полагаю, у меня это прошло легче, чем у многих других. Мне никогда не нравились девушки. Я уже в школе знал, кто мне нравится. - Он пожал плечами.

- Оу.

- Это далеко не всегда так просто. Некоторые не могут посмотреть правде в глаза до университета… Да, черт возьми, я даже слышал о тех, кто признавал свою гомосексуальность, когда им было уже за пятьдесят.

- Оу.

- У меня был друг, решивший, что он - гей. Я сводил его в бар для геев, он там потусовался, поговорил с людьми. Что-то в этом роде. Любой, кого это заинтересовало, должен, ну, ты знаешь, прощупать почву.

- Оу.

Джефф вернулся к мытью посуды.

- А что это за гей-бар?

Джефф улыбнулся.

* * *
[/b]

Не представляю себе, какой бы была моя жизнь, если бы меня не приняли на эту отвратную работу. Или если бы я не встретился с Джеффом. Или если бы я не пошел с ним в выходные в этот сраный бар, чтобы «прощупать почву». Или если бы я не встретил его. Лукаса Фрайда.

Я сказал Джеффу держать это в секрете от остальных. Под остальными я подразумевал Потаскушку Тиффани и Звезданутую-На-Всю-Голову-Кэрол. Джефф сдержал обещание. Он ничего им не сказал.

Бар, в который мы пришли, был не похож на те гей-клубы, которые я видел по телевизору, с люминесцентным освещением и полуобнаженными мужчинами, танцующими и трахающимися у всех на глазах. В нем была непринужденная атмосфера. И подвыпившая толпа. Обычный бар. С большим количеством мужчин. Которые были геями.

Джефф достал мне липовое удостоверение личности. Я не спросил, где он его взял. Я был благодарен ему уже за то, что он не забросал меня миллионом вопросов, касающихся моей личной жизни. Тогда я понял, что предвзято судил о Джеффе из-за его рубашки а-ля Умпа-Лумпа, не задумываясь о том, что там, под ее оранжевым цветом.

Мы приехали в бар в субботу в десять часов вечера. Я понял, что поторопил события, как только зашел внутрь. В конце концов, прошла всего лишь неделя. Я нифига не был к этому готов. Сердце с силой забилось о ребра, и мне захотелось дать деру.

Джефф положил ладонь на мое плечо и втолкнул меня внутрь.

- Билл, это мой друг Леланд, - представил меня Джефф высокому мужчине с чересчур широкими плечами. Я не солгу, если скажу, что первый же встреченный в этом баре гей перепугал меня до смерти.

- Привет, ты впервые здесь?

Я кивнул.

- Тогда входи и возьми себе выпить.

Джефф проводил меня к барной стойке и заказал нам персиковой водки. Я недоуменно посмотрел на него.

- Это гей-бар. Никому нет дела до того, что ты пьешь, - подмигнул он.

Он увидел кого-то позади меня и помахал рукой.

- Я сейчас вернусь. Присмотри за моей водкой, - сказал он и направился к большой группе мужчин.

Я огляделся. Никто не привлек моего внимания. Может быть, только Джош вызывает у меня такие чувства? Может быть, я поспешил с выводами?

- Хей, - сказал мужчина у стойки. Я повернул голову и взглянул на очень привлекательного парня. Он был ненамного старше Джеффа.

- Эм... привет, - ответил я.

- Полагаю, ты тут впервые, - улыбнулся он.

- Да, - нервно рассмеялся я.

Принесли нашу выпивку. Я огляделся, ища глазами Джеффа, но нигде его не увидел. И я еще хорошо думал об этой скотине! Куда, мать его, он ушел?

- Я Лукас, - сказал парень, опуская подбородок на ладонь.

- Леланд.

Я поднес рюмку к губам. После этого я больше никогда не пил персиковой водки.

Я почти не помню, что было дальше. Казалось, весь мир закружился. В какой-то момент меня вырвало.

Я был в баре. Потом - в машине. В здании. Комнате. Кровати.

А потом была бл*дская агония.

* * *
[/b]

Я пришел в себя какое-то время спустя. Башка раскалывалась, и я себя чувствовал так, словно меня в любую секунду стошнит. Убийственно болела спина. И суставы.

Однако что меня больше всего беспокоило в этот момент – это почему я голый. В кровати. Со своим новым ненаглядным дружком Лукасом.

До того, как я успел заверещать как девчонка и придушить лежавшего рядом со мной ублюдка, я услышал раздавшийся из соседней комнаты шум. Из-под двери полыхнуло светом, и она распахнулась.

- Господи, Лукас, что это, черт побери, такое? - возмутился мужчина у двери.

Я зажмурился от яркого света, но почувствовал, как Лукас подскочил на кровати.

- Это все, что ты можешь сказать, Кит? «Что это, черт побери, такое»? А тебе вообще не насрать на это? - закричал Лукас.

- Нет.

Ха. Выкуси, гребаный насильник!

- Похрен. Ладно. Я больше никогда тебя не побеспокою, мать твою, - сказал Лукас, вставая и надевая штаны.

- Меня это устраивает. И верни ключи.

Они вышли из спальни, продолжая переругиваться.

Это был мой шанс. Я скатился с кровати и попытался встать. Затем шлепнулся на задницу. Бл*ть, как же она болела.

Я услышал, как хлопнула дверь.

Черт! Этот парень оставил меня в чужом доме?

Я стал искать свою одежду. Рубашка. Трусы. Один носок. Второй. Один ботинок. Второй.

Где, мать их, мои штаны? Я, морщась, ползал по комнате, ища джинсы. Приблизившись к двери, я заметил тень. Сглотнув, я поднял глаза. В таком положении мужчина казался намного выше.

И он держал мои штаны.

- Это ищешь?

Я возненавидел себя еще сильней.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 15:54 #5 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 2 - Встреча с чокнутым
[/b]

- Ну и скажи мне, что семнадцатилетний парень делает поздней ночью в квартире взрослого мужчины? - зловеще ухмылялся мужчина, глядя на меня сверху вниз.

- М…мне двадцать один, - все, что смог выдавить я. Этот парень пугал меня до смерти. Я только что лежал в постели с его бойфрендом?

- Да? Странно, потому что, тут написано по-другому, - сказал он, тыкнув мне в лицо моими правами.

- Ты лазил по моим карманам? Какого черта? Не суй нос в чужие дела, засра… - я не успел договорить. Нет, он не собирался бить меня за столь жалкое и паскудное поведение. Он смеялся надо мной. Стоял надо мной – парнем без порток – и ржал.

Я разозлился. Выхватил джинсы у него из рук и попытался их надеть. Может, виной тому была моя ноющая задница, или остаточный эффект от той херни, что ублюдок Лукас подсыпал мне в выпивку, или, может быть, то, что на мне уже были ботинки, и я пытался натянуть штаны прямо на них – но я покачнулся и шлепнулся на задницу. Снова. Только теперь уже при зрителях.

На этом я растерял все свое оставшееся достоинство. Мужчина захохотал еще больше. Я ненавидел этого засранца.

Серьезно посмотрев на меня, он перестал смеяться. Я чувствовал на своих щеках слезы и отчаянно пытался их вытереть. Прощай, гордость. Адью, самоконтроль.

- Ты в порядке? - спросил мужчина. Теперь, он обеспокоился.

- Просто прекрасно! - закричал я, вставая и морщась. Мне кое-как удалось надеть джинсы. Однако теперь я столкнулся с новой проблемой. У меня болело все тело.

- Хочешь чего-нибудь выпить? Ты бледный. Присядь на диван, - сказал мужчина и ушел на кухню.

Я огляделся, рассматривая окружающую обстановку. Квартира была хорошей. Кожаная мебель. Телевизор с плоским экраном. Застекленные двери, ведущие на балкон. Прекрасный вид на город. Я еще больше возненавидел ее хозяина.

Проковыляв к дивану, я сел. Почему я все еще здесь? Я мог бы уже слинять. А вместо этого сижу тут. Идиот. Законченный кретин. Не единственный, правда. Второй придурок - тот, что на кухне - помогал абсолютно чужому человеку. Незнакомцу, которого застукал обнаженным в кровати со своим парнем.

Может, он хочет меня отравить?

Мужчина вернулся в гостиную и протянул мне чашку. Я взял ее и, когда он отвернулся, понюхал воду. Снова ощутив себя кретином, я сделал большой глоток. Вода приятно смочила пересохшее горло.

- Где ты познакомился с Лукасом? - спросил мужчина, садясь напротив меня на кушетку.

- Эм… в баре, - ответил я, допивая то, что осталось в чашке. Я начинал чувствовать себя неловко.

- Я Кит, - сказал он.

Я это уже знал. И что теперь? Надо представляться?

- Леланд, - пробормотал я.

- Ты всегда спишь со взрослыми мужчинами, Леланд? - с веселой улыбкой спросил Кит.

Я уставился на него, ничего не отвечая. Мне не хотелось думать об этом. Но я знал. У меня был секс. Я потерял невинность, переспав с каким-то непонятным парнем. Незнакомым. Парнем. Какого хрена? Это всегда происходит так быстро?

- Прости, - я и сам почти не услышал своего голоса. Мне показалось, я должен извиниться. В конце концов, я переспал с его парнем.

- Не волнуйся об этом. Я говорил ему, что не хочу серьезных отношений. Я люблю попробовать разного, если ты понимаешь, о чем я говорю.

… Нет.

Он увидел мое замешательство и объяснил:

- Я – би. Мне нравятся и парни и девушки.

- Оу.

- Ты учишься в школе, Леланд?

Э?

- Да, в последнем классе.

- Твои родители знают, где ты?

- Нет, я сказал, что переночую у друга. - Я должен был пойти к Джеффу. И где сейчас этот засранец-гей?

- Почему ты решил пойти с Лукасом?

- Он подсыпал мне что-то в выпивку. Наверное. Меня вырвало, и я не помню, как оказался здесь, - честно ответил я.

- Ты был девственником до сегодняшнего дня, да?

- Я был натуралом до сегодняшнего дня.

- … Понятно.

- Если бы.

Кит задумчиво посмотрел на меня и сказал:

- Ты можешь переночевать у меня на диване. Это самое меньшее, что я могу для тебя сделать. Я виноват в том, что произошло. Лукас хотел заставить меня ревновать, поэтому и изнасиловал тебя в моей кровати. Мне надо поменять простыни. - Он сказал это таким же серьезным тоном, каким доктор сообщим мне, что умер мой дед.

Я не возражал. Я устал. Я злился. Я был невероятно подавлен. Я лег и тут же задремал в совершенно чужом доме.

* * *
[/b]

Мне в лицо светило солнце. Я медленно открыл глаза. У меня все еще немного болела голова, и ныли суставы.

Кит накрыл меня покрывалом. Ненормальный какой-то. Хотя с другой стороны, я остался спать в его доме. Полагаю, я такой же ненормальный, как он.

Я медленно встал и заметил лежавшую на стойке записку. Подойдя к стойке, я взял ее.

«Поешь что-нибудь».

Точно ненормальный.

Несмотря на то, что мне безумно хотелось убежать из этой квартиры и забыть обо всем, что произошло, как о страшном сне, я хотел есть. И, конечно, я не мог отказаться от шоколадных хлопьев.

Я поел и помыл за собой тарелку. В конце концов, неприлично оставлять после себя грязную посуду.

В полдень я, наконец, ушел из этого дома, надеясь, что никогда больше не увижу ни Лукаса ни Кита.

* * *
[/b]

Я вернулся домой, страстно желая принять ванну. Мне хотелось отмыться. Я чувствовал себя грязным.

Я вошел в кухню. Мачеха с отцом сидели за столом. Перед ними лежали счета. Привет, мамочка, меня изнасиловали. Привет папочка, меня изнасиловали.

Я не успел дойти до ванной, как мачеха сказала:

- Леланд, отнеси вниз грязное белье.

Ненавижу тебя. Ненавижу. Ненавижу.

* * *
[/b]

К понедельнику жизнь вошла в привычную колею. Все та же моя старая жизнь. Та же старая школа. Та же работа. Одно и то же каждый день.

Все было окей.

Ну, кроме того, что я себя ненавидел. И ту сучку, которая, словно приклеенная ходила за Джошем, я тоже ненавидел.

- Я собираюсь в торговый центр со своими друзьями. Увидимся позже, Джош, - Элизабет чмокнула его в губы.

Я отвернулся.

Когда она, наконец, ушла, Джош повернулся ко мне и сказал:

- Мы теперь вместе.

Он улыбался. Он был таким красивым, когда улыбался.

- Это здорово.

Что еще мне оставалось ответить?

* * *
[/b]

Я работал с Джеффом. Работали мы в молчании. Оно не было неловким. Оно больше походило на молчание, означавшее – Я-Мать-Твою-Не-Хочу-С-Тобой-Разговаривать. Потому что я, мать его, не хотел разговаривать с Джеффом.

Вернувшись в субботу домой, я проверил мобильный и нашел десять пропущенных звонков. Джефф волновался. Джефф мог поцеловать меня в задницу! Но я все-таки отправил ему сообщение, написав, что со мной все в порядке. Но это все, что я сделал. Я был взбешен. Он оставил меня, и меня изнасиловали!

Но ему я об этом не сказал.

- Слушай, я жутко извиняюсь, что оставил тебя. Но ты мне все еще не сказал, куда ушел из бара, - прервал молчание Джефф.

Почему всем так хочется болтать? Почему они не могут наслаждаться молчанием так же, как я?

- Я пошел домой. Я не хотел оставаться там один… так что я просто пошел домой, - солгал я.

- Почему ты не позвонил мне? - спросил Джефф.

- Потому что я злился из-за того, что ты меня бросил.

Джефф какое-то время молчал. Потом спросил:

- Так что, ты теперь уже точно уверен?

- Угу.

- И? - это прозвучало так, будто он приготовился к тому, что я сейчас поделюсь с ним самыми последними сплетнями.

- Угу.

- Угу, что?

Джефф реально начал действовать мне на нервы. Может быть, если я подтолкну Кэрол в нужном направлении, то она принесет на работу ружье и вышибет ему мозги?

- Я гей, и оставь меня, наконец, в покое, - поспешно ответил я, приступив к мытью посуды.

Джефф выглядел довольным. Проклятье.

Раздался звонок. Джефф просиял. Наверное, это пришел его Красавчик.

* * *
[/b]

Я должен был собирать граблями листья. Я должен был делать все. Вот что бы случилось, если бы я покончил с собой? Кто бы тогда делал все дела по дому? Жирный брат? Младший брат? Брат с какой-то хренью во рту?

Как бы мне хотелось запереться в своей комнате, чтобы ко мне никто не приставал.

Я продолжал загребать листья, когда заметил припарковывающуюся у тротуара красную машину. Я взглянул на нее, потом вниз, на листья, и снова на нее.

На водительском месте сидел никто иной, как Кит.

Я, наверное, выглядел как Даффи Дак, который только что наткнулся на трахающихся как кролики Багза с Элмером Фаддом.

Стекло со стороны пассажирского сидения опустилось. Он ожидал, что я к нему подойду?

Я сдуру подошел к машине и нагнулся, чтобы заглянуть в салон.

- Откуда, мать твою, ты знаешь, где я живу?

- Я забыл тебе вернуть это, - сказал Кит, вытаскивая из кармана мои права.

Бумажник был со мной. Но я и не подумал проверить, там ли права. Мне они вообще не были нужны. У меня не было машины. Я никогда не водил. Сидеть за рулем было здорово. Но мои родители строго запретили мне водить.

Я потянулся, чтобы взять права, но он отвел руку в сторону.

- Я отдам тебе их с одним условием, - сказал мужчина с улыбкой.

- Отдай их мне, ты, засранец, - разозлился я.

- Пойдешь со мной на свидание?

- С какого хрена мне это делать? И с какого хрена это надо тебе? Ты даже не знаешь меня.

- Я думаю, ты забавный.

- И что же во мне такого забавного?

- Я просто думаю, что ты милый.

- Ну и хватить так думать.

- Полагаю, что назад свои права ты в таком случае не получишь.

- Отлично, оставь их себе. Засранец!

Он только улыбнулся. А я молча пялился на него. Никто из нас не хотел уступать. Никто не хотел признавать поражения.

Пока из дома не вышли мои родители. О, чтоб меня.

- Отдай мне права и уезжай! - лихорадочно прошептал я. Он посмотрел через мое плечо на моих родителей.

- Свидание, - ухмыльнулся он, зная, что победил.

- Хорошо!

Он протянул мне права, и я быстро выхватил их у него из рук.

- Я позвоню тебе позже.

- Откуда, черт побери, у тебя мой телефон?

- Твой мобильный тоже лежал у тебя в штанах, - широко улыбаясь сказал он, выруливая на дорогу.

- Кто это был? - спросила мачеха, как только пересекла двор.

- Мой учитель, - солгал я.

- Я видела всех твоих учителей. Кто это был? - резко спросила она. Мачеха настойчиво посещала все дни Открытых Дверей в моей школе. Ей нравилось принимать активное участие в моей жизни. Не потому, что она хотела лучшего для меня. Она просто хотела трахать мне мозг любым способом, который только могла найти. И ее россказни учителям о том, как я плохо готовлюсь к школе, часто влияли на мнение преподавателей обо мне.

- Это мой наставник. Ты его не видела.

- О. Хорошо. Заканчивай с листьями. Мы едем в магазин.

Они повернули к гаражу, а я тупо стоял с граблями в руке. Мысли путались в голове. И тут зазвонил телефон.

* * *
[/b]

Я должен был встретиться с ним в какой-нибудь забегаловке в квартале от моей школы. Мне очень не хотелось, чтобы кто-либо из одноклассников увидел меня с незнакомым мужчиной.

- Ты чего в облаках летаешь? - спросила Кэрол.

- Думаю просто… - пробормотал я, начав подготавливать овощи.

Увидев, что в бутербродную зашла женщина, Кэрол натянула перчатки. Когда женщина подошла к стойке, Кэрол ей улыбнулась.

- Что я могу для вас приготовить? - вежливо спросила она. Как это сумасшедшая сучка могла вести себя настолько нормально?

- Вы не могли бы поменять перчатки? - нахмурившись, спросила женщина.

- Простите? - Брови Кэрол дернулись. О-о.

- Я же не знаю, чистые эти перчатки или нет, - надменно сказала женщина.

- Но я их надела, только когда вы вошли, - ответила Кэрол настолько вежливо, насколько только могла.

- Но я ведь не могу быть в этом уверена.

Кэрол подняла руки к лицу. И плюнула.

- Вот теперь они грязные, - сказала она, улыбаясь.

Женщина окаменела. Если бы ярость излучала свет, то я бы ослеп. После долгого молчания, она сказала:

- Я сюда больше не приду. Как вас зовут, мисс? Завтра я первым же делом позвоню вашему менеджеру.

- Тиффани.

* * *
[/b]

Красная машина припарковалась на стоянке закусочной. Кит перегнулся через пассажирское сидение и открыл дверь.

- Залезай, - улыбнулся он.

- Я думал, что мы поедим здесь, - сказал я, показывая на закусочную.

- Пффф. Как будто я буду есть в таком месте.

Я залез в машину. Большинство людей дважды подумали бы, прежде чем лезть в машину к незнакомцу. Ну а что такого страшного могло со мной случиться? Он мог бы меня изнасиловать? Было уже. Убить? Сам пытался это сделать.

- Куда мы едем? - спросил я, закрывая дверь.

- Я заказал столик в центре города, - ответил он, выруливая со стоянки.

- Что? Я не одет для мест, где требуется заказывать столики. Не надо меня вести в дорогие рестораны. И вообще не надо меня никуда вести. На самом деле, может, ты меня просто где-нибудь высадишь? - с надеждой спросил я.

- Ты слишком много говоришь, - рассмеялся он.

- Я? Я много говорю? Да я вообще почти никогда не говорю. Я самый тихий человек из всех своих знакомых. Ты просто не знаешь меня.

- Я планирую узнать тебя, - улыбнулся он. Это подразумевало что-то, о чем мне совсем не хотелось думать.

* * *
[/b]

«Карусель» был дорогим рестораном, а я никогда в таких не бывал. Я совершенно не вписывался в обстановку в своих футболке и джинсах. Я был ужасно смущен, но Кит не обращал на мой внешний вид никакого внимания.

Когда мы сели, мой взгляд упал на столовые приборы. Вилок было больше, чем обычно.

Увидев мое растерянное выражение лица, Кит засмеялся.

- Не волнуйся об этом. Пока я плачу за еду, никому нет дела до того, как ты ешь.

- Хорошо…

Официант принес напитки.

- Итак, Леланд, зачем ты пошел тогда в бар? - спросил Кит, положив подбородок на ладони. Только тогда я заметил, какого красивого синего оттенка были его глаза.

- Я… эм… хотел посмотреть... нравятся ли мне… эм… парни… - я произнес это очень тихо.

- И какой же вердикт?

- Что-то слишком большое количество людей задают мне этот вопрос. Но ответ – да.

- Тебе нравятся парни? Мне это очень даже на руку.

- Я обещал тебе свидание. И ничего больше.

- Я получу больше, - сказал он. Его самоуверенность была убийственна. Он меня реально бесил.

- Нет, не получишь, - мои глаза сузились.

- Спорим, что ты проснешься рядом со мной, скажем, этак через месяц? Судя по виду, тебя непросто будет заполучить, - сказал он, пристально разглядывая меня. Да кем он, черт возьми, себя возомнил?

- Я думаю, что ты - болван.

- А почему ты решил, что ты - гей? - спросил он, меняя тему.

Какой был толк скрывать правду?

- Мне нравится мой друг. Он – парень.

- Он знает о твоих предпочтениях?

- Нет, конечно! - сказал я слишком поспешно.

- Может быть, тебе стоит ему об этом сказать?

Ну вот, теперь это чудило давал мне советы.

- Мне бы не хотелось разрушить нашу дружбу.

- Настоящий друг не оставит тебя.

А этот чокнутый прав.

Оставшееся время мы разговаривали о фильмах и музыке. С ним было легко общаться. Я болтал столько же, сколько и он. А у него рот не закрывался.

Когда мы закончили есть, он отвез меня домой, высадив за квартал от дома. Мне не нужно было, чтобы родители начали меня в чем-то подозревать.

- Скоро увидимся, - сказал Кит, когда я вылез из машины.

- Хрена с два, - зло ответил я. Он только улыбнулся.

* * *
[/b]

Я возвращался домой из школы вместе с Джошем. У Элизабет была тренировка по теннису.

Настоящий друг не оставит тебя.

Слова Кита крутились и крутились у меня в голове. Я хотел рассказать Джошу правду. Он был моим единственным другом. Но, помимо этого, я был в него еще и влюблен.

- Я гей, - выпалил я. Мне необходимо было сказать эти слова.

Джош остановился и посмотрел на меня расширившимися глазами. Мой желудок выделывал сальто. Душа кричала: скажи что-нибудь!

- Оу, - наконец, сказал он.

- Оу? И больше ничего? Это как… фу? - спросил я, теребя лямки рюкзака.

- Фу? Ты что, думал, что станешь мне противен или что-то в этом роде? Ты мой лучший друг, Леланд. И мне все равно, кого ты предпочитаешь, - честно сказал он.

Я в тайне наделся на то, что он посчитает меня отвратительным. Я надеялся, что он ударит меня и уйдет, оставив на дороге. Его принятие. Его доброта. Все только ухудшили. Я только еще больше его полюбил.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:01 #6 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 3 – Когда гамбургеры начинают мычать
[/b]

Осталось десять минут до закрытия. Я ждал Тунца. Я давал своим клиентам прозвища. Некоторые из них были не очень лестными. Капризная Дрянь. Немецкая Сучка. Толстуха-Низкого-Пошиба.

Сегодня должен был прийти Тунец.

Я ненавидел стариков. А больше всего я ненавидел стариков, которых не мог понять. Этого старикашку я понять не мог.

Он приходил в бутербродную каждую среду с тех самых пор, как меня взяли на работу. Я точно знал, что ему нужно. Два сэндвича – тунец на белом хлебе, с салатом, помидором и майонезом.

Я ненавидел его, потому что он бессвязно бормотал что-то себе под нос. Может быть, он говорил гадости о моем обслуживании. Или, может быть, рассказывал анекдоты. Только богу известно, о чем это тип бормотал. Я только улыбался и кивал, ожидая, когда этот полудурок свалит, наконец, чтобы я смог закрыть бутербродную и пойти домой. Единственное, что меня радовало, так это уверенность в том, что скоро ему суждено помереть, учитывая то количество отравы, которое он поглощал каждую неделю.

Как только старик ушел, я сразу же приступил к уборке. Сегодня я работал с Тиффани, так что должен был убрать все сам.

Бойфренд Тиффани зашел к нам, когда я начал складывать мясо и овощи в холодильник. Он выглядел взбешенным. Я молча ругнулся. Я точно знал, что будет дальше.

- Тиффани! Ты, бл*ть, не оплатила кабельное телевидение! - заорал он, когда Тиффани вышла в зал.

- Нехер на меня орать! Я думала, ты сам его оплатишь! - закричала она в ответ.

Он схватился за голову. От злости его лицо покраснело.

- Я теперь не могу посмотреть свой гребаный телевизор!

Я положил продукты в холодильник и закрыл дверцу. Потом побился головой об стену. К сожалению, она была недостаточно жесткой, чтобы я смог получить столь желаемое сотрясение мозга.

* * *
[/b]

На ужин пришла моя бабка.

Вообще-то, она не была моей бабкой. Она была матерью моей мачехи. Но так как меня заставили звать Джесси матерью, то и ее мать меня заставили называть «бабушкой». Я ненавидел эту женщину. И она нисколько не скрывала своей ненависти ко мне.

Каждый год Бетти брала к себе моих братьев. Они ездили в Диснейленд, на Багамы или в Мексику. Они вовсю веселились и привозили с собой фотографии и сувениры. Меня оставляли тут. Каждый. Гребаный. Год. Долгое время я думал, что просто эгоистичен. Братья были младше меня, они заслуживали веселья. Но когда я подрос, то понял, что Бабушка всегда «случайно» забывала сувениры в отелях. А когда я не хотел смотреть их фотографии, эта стерва кричала родителям, что я недостаточно уважаю своих братьев.

Еще у Бетти была история с расстройством психики. Кажется, она провела несколько лет в психушке. Там-то она и прочла библию. Некоторое время спустя Бог ее спас и вернул ей разум. Так она стала христианкой. Не из тех, что нормальные. А из тех, что «с приветом». Из тех, кто ненавидит геев.

Ну, теперь у нее была реальная причина меня ненавидеть.

- Ты подаешь заявления в университеты, Леланд? Разве ты не в последнем классе? - спросила Бетти, явно питая отвращение к моему присутствию за столом.

Два года назад я пытался покончить с собой. Мое будущее не стояло у меня в приоритетах на первом месте.

- Нет, еще не подавал, - пробубнил я в тарелку.

- Смотри на меня, когда я разговариваю с тобой. Ты совершенно не умеешь себя вести, Леланд, да? Твой семилетний брат знает как вести себя за столом лучше, чем ты.

Оскорблять меня было любимым времяпровождением этой семьи.

В джинсах завибрировал мобильный.

- Мне нужно в туалет. Я сейчас вернусь, - сказал я, вставая из-за стола.

- Он даже уходит во время еды, - услышал я за своей спиной бубнеж бабки.

Войдя в туалет, я достал телефон. Джош. Улыбаясь, я ответил:

- Привет.

- Привет, Леланд. Мне скучно. Ты занят чем-нибудь сегодня? Можешь переночевать у меня? Брат дал мне несколько фильмов, - сказал Джош на другом конце трубки.

- Скоро приду. Только придумаю, как отсюда выбраться… - сказал я. Легче сказать, чем сделать. Хотя мою бабку сильно раздражало само мое существование, но для страдающей садизмом злой стервы, оно еще и являлось самым большим развлечением в жизни. Как же мне хотелось засунуть ей в задницу кол.

Попрощавшись с Джошем, я вернулся к столу.

- Мне до понедельника нужно подготовить проект, а Джош сегодня вечером свободен. Могу я пойти к нему? - тихо спросил я. Было неприятно это признавать, но мачеха меня пугала.

- Нет. У нас сегодня семейный ужин. Ты и так у него каждые выходные. Почему бы тебе не провести время с семьей? - раздраженно ответила она.

Прекрасная возможность для того, что бы вклиниться бабке.

- Мне кажется, твоя семья намного важнее какого-то глупого мальчишки.

- Мне нужно подготовить этот проект, - умолял я. Лжец, лжец.

- Знаешь, что? Иди. У тебя ужасные оценки. Просто уйди и не беси меня, - уступила мачеха. И как же мило она это сделала.
* * *
[/b]

Час спустя я стоял у двери Джоша, в рюкзаке у меня лежали разные причиндалы, нужные для того, чтобы переночевать в чужом доме. Я еще не успел постучать, когда услышал из-за двери хихиканье. И я точно знал чье это, мать ее, хихиканье.

Я постучал в дверь. За этим последовал тихий шепот. Дверь распахнулась, и передо мной предстал раскрасневшийся Джош. Позади него, на диване, сидела Элизабет. Улыбающаяся Элизабет, с размазанным по лицу макияжем и полурасстегнутой кофтой.

Джош кивнул мне, чтобы я отступил и закрыл за своей спиной дверь.

- Послушай, Леланд, я не знал, что она придет. Она в некотором роде удивила меня. Мне, правда, очень жаль, дружище. Ничего страшного? - смущенно спросил он.

- Все нормально. Она твоя девушка и все такое… Я пойду, - улыбаясь ответил я. - Веселитесь!

* * *
[/b]

В голове было пусто. Я не мог думать. Тело онемело. Я просто шел. Не знаю, куда я направлялся. Я просто не хотел возвращаться домой.

В животе заурчало. Я же не поел нормально.

Позади меня раздался сигнал автомобиля. Рядом остановилась красная машина.

О, боже!

Я открыл пассажирскую дверь и заглянул внутрь.

- Ты меня, мать твою, преследуешь что ли?

Кит выглядел довольным.

- Это абсолютно случайная встреча. Я работаю в центре города. Только что освободился. Ты что так поздно на улице?

- Не твое дело! - в сердцах сказал я.

- Куда идешь?

- Не твое дело.

- Подвезти?

- Не знаю.

- Ты ел?

Я поразмышлял.

- Я разрешу тебе угостить меня ужином, если сам выберу – где, - сказал я. Этот парень, конечно, самоуверенный извращенец, но мне хотелось кушать.

* * *
[/b]

- Не могу поверить, что ты выбрал Макдональдс, - проворчал Кит, с отвращением глядя на свой нетронутый гамбургер.

Мне нужна была какая-нибудь вкуснятина для заедания стресса. В Макдональдсе она была.

Я вытащил из кармана дезинфицирующее средство.

- Ты его носишь с собой? - подняв бровь, спросил Кит.

- У меня бактериофобия. И легкий случай ОКР. Ничего серьезного. Мне нравится, когда все чисто и идеально. Еще мне нравится число десять, - сказал я, подняв на него глаза. Кит смотрел на меня, склонив голову на бок, будто разглядывая чуждую ему особь. - Правда, ничего серьезного.

- Ну да, - Кит снова обратил свое внимание на гамбургер. Он потрогал его. И тот не замычал. И не вспыхнул искрами. Просто лежал на месте. Как обычно гамбургеры и делают.

- Чем ты зарабатываешь на жизнь? - полюбопытствовал я. Мне не нравилось думать о своих заскоках. И особенно не нравилось говорить о них.

- Я архитектор.

- Ты проектируешь здания?

- Этим занимаются архитекторы.

Я проигнорировал его сарказм.

- Сколько тебе лет?

- Двадцать шесть.

- Что, черт возьми, тебе нужно от меня?

- Я уже сказал тебе это раньше: мне нравится пробовать разное, - улыбнулся он. Видимо, это не относилось к гамбургерам из Макдональдса.

В мозгу пронеслась вереница матюгов, которыми бы я мог покрыть этого мужчину, но я промолчал. Затем он спросил:

- Так что ты делал на улице в такой поздний час?

- Я ходил к другу. Собирался переночевать у него, но… - я оборвал себя. Нечего рассказывать этому засранцу про свою жизнь.

- К другу, в которого влюблен, - сказал Кит, подняв голову. Какого черта этот извращенец все еще помнит об этом?

- Да. Он был со своей девушкой. Я понял намек и ушел, - промямлил я, жуя картофель фри.

- Он, наверное, трахает ее сейчас, - задумчиво протянул Кит.

Я уставился на него. Его деликатность просто поражала.

- Куда ты пойдешь? - он спросил это так, будто только что произнесенные им слова абсолютно никак на меня не подействовали.

- Не знаю. Не хочу идти домой, - ответил я, глядя на его гамбургер. Он все еще не шевелился.

- Можешь поехать ко мне домой, - улыбаясь предложил Кит.

* * *
[/b]

Когда мы приехали в квартиру Кита, я понял, что не имею ни малейшего понятия, зачем приперся сюда. Что такое на меня нашло, что я вернулся туда, где меня изнасиловали? Что такое на меня нашло, что я приехал в чужой дом, где, скорее всего, меня изнасилуют. Снова. В том же самом месте.

- Хочешь кофе? - спросил Кит, направляясь на кухню.

- Да, наверное, - ответил я, чувствуя себя здесь ужасно неловко.

Я сел на диван, на котором спал несколько недель назад. Кит вошел в гостиную и протянул мне кружку. Он сел напротив меня. Все это было пугающе знакомо.

Он молча смотрел на меня.

- Прекрати пялиться на меня, извращенец, - резко сказал я. - Не знаю, зачем я сюда приехал.

- Чтобы заняться со мной сексом.

И почему меня это так удивило? Что еще можно было от него ожидать?

- Спасибо, что решил это за меня, но думаю, что я откажусь.

- Нет, не откажешься.

- Откажусь, ты, засранец.

Кит поставил кружку на стол и встал. Он сел рядом со мной, забрал кофе из моих рук, мягко взял меня за подбородок и – до того, как я успел цапнуть его за лицо – поцеловал.

Я никогда ни с кем не целовался. Может быть, я целовался с ублюдком Лукасом. Но я много чего не помню из той ночи из-за того, что он подсыпал мне наркотик. Что было к лучшему. Наверное.

Я не знал, что мне делать. Я просто смущенно застыл.

Кит отстранился и прошептал:

- Приоткрой рот.

Во мне, семнадцатилетнем, взыграли гормоны, и я послушно приоткрыл рот. Он скользнул языком внутрь и начал кружить им вокруг моего языка, поглаживая его и внутреннюю сторону губ. Пососав мою нижнюю губу, он с улыбкой отстранился.

- Ты новичок в этом. Совершенно очарователен.

- Пошел ты! Я – мужчина. Я нихрена не очарователен, - я отодвинулся от него.

Он, посмеиваясь, поднялся.

- Сегодня я не буду ничего делать. Ты еще зайдешь ко мне.

Опять это его раздутое самомнение. Я хотел засунуть кол в задницу Бабушке? Теперь у меня есть другая задница для этого.

- Ты можешь лечь в комнате для гостей.

- Спасибо, - сказал я, чувствую, как загорелись мои щеки. Постойте-ка. - У тебя есть комната для гостей? Ты заставил меня, с больной задницей, спать на диване, когда у тебя была гребаная комната для гостей?

Кит безучастно взглянул на меня и повернулся, чтобы уйти к себе в комнату.

- Спокойной ночи.

- Засранец!

* * *
[/b]

Следующий понедельник был для меня сплошным мучением.

То, как Элизабет висела на Джоше, было достаточным доказательством того, чем они занимались в выходные. Я поклялся, что если когда-нибудь у меня все-таки получится покончить с собой, то мой призрак не даст ей житья.

Наконец, она ушла, оставив нас на ланче вдвоем. Ей надо было закончить проект по истории. Она-то, действительно, его готовила.

- У нас с Лизи все было, - широко улыбнулся Джош. Лизи. Он, на самом деле, только что это сказал?

- Здорово, - ответил я с самой большой улыбкой, какую только смог из себя выдавить.

- Спасибо, что не разозлился на меня, Леланд. Я очень благодарен тебе за это.

- Да что там.

Он некоторое время смотрел на меня, изучающе, а потом спросил:

- Так, у тебя есть кто-нибудь…кто тебе нравится?

- Нет, - поспешно ответил я.

- Ты все еще… - он понизил голос… - девственник?

Нет.

- Да.

- Ну, тебе пора уже терять свою невинность, Леланд, - ухмыльнулся он. - Я лишился ее в пятнадцать.

Я помнил. Сара Гаррисон. Потом, после нее, Мэдди Смит. А теперь Элизабет Титер. И каждую из них я ненавидел. Они могли быть с Джошем так, как я никогда не смогу.

У меня задрожали руки.

Никогда. У меня не было никакого шанса быть с ним.

* * *
[/b]

Мужик-С-Телефоном.

Он приходил каждый четверг. У него была гарнитура блютус. И он говорил. Заказывая. Это часто ставило меня в тупик.

- Да, мне нравится это, - сказал он.

- Это? - спросил я, указывая на лук.

- Э? Подожди. Не это, - покачал он головой.

Что?

Что я действительно ненавидел в Мужике-С-Телефоном, так это то, что он приходил в бутербродную одновременно со мной. И я должен был сразу же приступить к работе. А я, мать его за ногу, ненавидел это.

Как только я его обслужил, снова раздался звонок, сигнализируя о появлении еще одного сраного клиента.

- Это Красавчик Джеффа, - сказала Кэрол, протирая прилавок.

Я подошел к нему.

- Что я могу для вас сделать? - Я поднял глаза, и у меня отвалилась челюсть.

Мне улыбался Кит.

- Вот это сюрприз.

- Ты – Красавчик? - Я это вслух сказал?

- Ну, я точно считаю себя таковым, - усмехнулся он. Боже, я ненавидел его. - Тебе только что взяли на работу?

- Нет, - ответил я, жалея, что не могу исчезнуть. - Я почти всегда в задней комнате, пока у нас немного клиентов. У меня не очень получается с ними работать. Я слишком стеснителен… или что-то в этом роде.

- Хмм. Я хочу котлету на белом хлебе. О, и еще одно свидание. В эту пятницу. Скажем в… девять?

Засранец.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:05 #7 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 4 – Проблемы из-за спермы
[/b]

Это был плохой день. Это был день, когда нам прислали по почте табель моей успеваемости.

Это был очень плохой день.

- Ты тахой хлупый, Лелант! - кричал мне в ухо Джозеф.

Джордж смеялся. От восторга колыхалось все его тело.

Мачеха ходила передо мной туда-сюда, держа табель в руках. Мне почему-то вдруг представилось, что это она так крепко вцепилась в мое правое яйцо.

- Ты говоришь мне, что выполняешь домашние задания. Я вижу, как, приходя с работы, ты сидишь за своим столом. Как, черт возьми, ты умудрился получить два проходных балла и три тройки?

Да легко! Я ненавидел школу. Ненавидел домашние задания. У меня не было никакой цели в жизни и не было никакой мотивации. Мой мозг был забит мыслями о смерти. И Джошем. Правда, в последнее время я пытался отгонять мысли о Джоше. Но, обычно, они снова лезли в мою голову. Отчего она все время раскалывалась. Прибавить к этому ненависть к самому себе. И еще немного мыслей о смерти. Это был замкнутый круг.

- Это из-за того, что ты устаешь на работе? Я думаю, ты должен уволиться. - Мачеха бросила табель мне на колени.

Конечно. Ведь если я уволюсь, то вынужден буду сразу идти домой. Домой. Я ненавидел дом больше, чем свою работу. А ее я чертовски ненавидел. Но для меня не было ничего хуже этого дома, с вечно достающими придурками и ненаглядной, чтоб ее, мамашкой.

- Я постараюсь учиться лучше, - пробормотал я.

- Конечно, постараешься! Ты должен поступить в университет. Хотя, в данный момент я не могу себе представить ни одно высшее учебное заведение, которое бы приняло твою ленивую задницу, - сказала она и вынеслась из комнаты.

- Никто тебя не примет! - засмеялся Джордж, и весь дом сотрясся под его невероятно огромным весом.

Чертов жиртрест.

* * *
[/b]

Раздался звонок. И вся бутербродная пропиталась тяжелым запахом духов.

Пришла Немецкая Сучка.

Она была отвратительной. От нее пахло, как от бабки, которая только что оторвалась в одном из универмагов Мэйсис, пройдясь по бутикам с косметикой и парфюмерией. От этой сучки воняло. Я задержал дыхание, стараясь не задохнуться и выжить, пока принимаю заказ этой женщины.

- Сэндвич с котлетой, - сказала она с сильным акцентом. - И не клади туда много майонеза. Как ты сделал в прошлый раз. Слишком много, слишком!

Надеюсь, ты, мать твою, сдохнешь!

- Приношу за это свои извинения.

- Неважно, - раздраженно махнула она рукой.

Она была уродлива. На ней был толстый слой косметики. Тонны пудры, красная помада, густо накрашенные ресницы и яркие тени.

Тебе понадобится намного больше косметики, чтобы спрятать под ней свою скотскую сущность.

- Что-нибудь еще, мадам?

* * *
[/b]

- Я бы хотел поласкать ее киску, - произнес менеджер за моей спиной.

Меня чуть не вырвало.

Мой менеджер – Чэд – был гребаным идиотом. И гением. По крайней мере, он так говорил. Я никогда не ставил это под сомнение. Мне было плевать на это, потому что меня убедили в том, что он – лживый ублюдок. Еще он был извращенцем. Ниже-меня-ростом и уродливей-меня извращенцем. Которому, видимо, нравились толстухи. Уродливые. Мне не хотелось думать о том, как он занимается сексом, но я не мог не представлять себе «это», когда он делал пошлые замечания о женщинах, которых находил привлекательными. Меня от этого начинало тошнить.

Его смех меня тоже раздражал. Чэд считал себя весельчаком. Рассказав шутку, сам же над ней и смеялся. Смех у него был какой-то педофилический. Ужасно противный.

- Вынеси мусор, Леланд, - приказал он.

Еще он был полным придурком.

* * *
[/b]

- Могу я пойти к тебе сегодня? - спросил я Джоша на следующий день, после занятий. - Мачеха бесится из-за моих оценок.

- Конечно. Мы можем пиццу заказать, - улыбнулся Джош. Сердце глухо стукнуло в груди. - Но ты знаешь, в этот раз у тебя действительно плохие оценки. Раньше ты лучше учился. Получал хорошие баллы. После того несчастного случая…

Моей попытки покончить с собой. Никто не знал, что я пытался убить себя. Все считали, что я не посмотрел по сторонам перед тем, как выехать на дорогу. Не сделал того, что сделал бы и пятилетний ребенок.

- Просто я не очень-то думал об учебе… Мне стало как-то все равно. К тому же, у меня нет никаких планов на будущее. Может быть, я весь остаток жизни буду работать на двух работах на полставки, - пошутил я. Мы повернули к дому Джоша.

Джош нахмурился.

- Ты должен усердней заниматься, Леланд. Ты – умный. Ты не должен так просто сдаваться.

Он переживал за меня. Черт побери мое сильно забившееся сердце.

- Джош, - позвала Элизабет позади нас. Сучка, у нас тут такой волнительный момент!

- Я должна поговорить с тобой. Это важно, - сказала она, смотря себе под ноги.

- У тебя разве нет сейчас тренировки? - спросил Джош, подходя к ней.

Она провела рукой по своим волосам. Было очевидно, что она нервничает. Может, она хотела порвать с ним? Я разволновался от одной мысли об этом.

- Прости, Леланд. Может, ты придешь ко мне на следующей неделе? - поворачиваясь ко мне, спросил Джош.

Я вздохнул.

- Конечно. Пока.

Проклятье. Проклятье. Проклятье. Она снова украла его у меня.

Я повернулся, чтобы посмотреть на них. Элизабет плакала. В голове пронеслась сотня причин, по которым она могла плакать. Но ни одна из них не была верной.

* * *
[/b]

Мне потрясающе везло. Из-за того, что я не пошел к Джошу, мне пришлось идти домой. Из-за того, что я пошел домой, мне пришлось идти в магазин за продуктами, куда послала меня мачеха. Из-за того, что я пошел в магазин, я наткнулся на Лукаса.

Парня, который подсыпал мне в выпивку наркотик. И изнасиловал меня. И был причиной моего знакомства с Китом. Этим чертовым ублюдком.

Я потянулся за коробкой с хлопьями «Lucky Charms», когда ее схватила чужая рука. Я посмотрел на ее владельца, и вот он – Лукас.

Я встал, как вкопанный. С той ночи я часто вспоминал его – парня, лишившего меня невинности без моего согласия. Мне захотелось оторвать ему член и изнасиловать его им.

- Что? Злишься, что я твои хлопья взял? - рассмеялся он и повернулся, чтобы уйти.

Он даже не узнал меня. Изнасиловавший меня мужчина, даже меня не узнал.

* * *
[/b]

На следующий день Джош был молчалив. Мы шли в школу. Было холодно. Я бесился из-за встречи с Лукасом. Злился на мачеху за то, что она такая стерва. Злился на холод. Злился на то, что та машина два года назад ехала недостаточно быстро.

- Элизабет беременна.

Я злился на сперму Джоша.

* * *
[/b]

Он сказал мне, что Элизабет сделала тест на беременность. Тест был положительным. Элизабет записалась на прием к врачу, чтобы узнать наверняка. Она пойдет к нему через неделю. Своим родителям она ничего не сказала. Джош своим тоже.

Я не бросился утешать друга. Я сказал ему, что все будет хорошо. Похлопал по плечу. Ничего больше.

Я вел себя эгоистично. Я не мог утешить его, потому что слишком расстроился сам. Джоша вырывали из моей жизни какая-то гребаная хихикалка со своим отпрыском. Это нечестно.

Я позвонил Киту.

* * *
[/b]

- И теперь эта сучка беременна, - сказал я, смеясь. Я напился. Сильно напился.

Кит заехал за мной сразу же, как у меня закончились занятия. Я даже не позвонил мачехе. Просто сел в его машину и поехал к нему домой. А на нее насрать.

Кит взглянул на меня. Он, без сомнения, получал от всего этого удовольствие. Его жертва напилась. Мое горе было ему только на пользу.

- Бооооооже, ну, почему он мне так сильно нравится? - сказал я и споткнулся. Кит, рассмеявшись, подхватил меня.

Я повернулся к нему и поцеловал его, крепко обвив руками за шею. Что-то говорило мне, что нужно остановиться, но тело отказывалось слушаться. Кит толкнул меня на диван и начал отвечать на поцелуй.

Затем он отстранился и встал.

- Можешь спать здесь. Не хочу, чтобы тебя стошнило в комнате для гостей, - сказал он, с улыбкой глядя на меня сверху вниз.

- Что? - спросил я растерянно. Я сижу тут, готовый отдаться, а он меня не хочет? Чего он, мать его, парит мне мозг?

- Ты напился. Я не сплю с упившимися созданиями, если только сам при этом не пьян. А это случается редко. Так что, спокойной ночи, - сказал он, погладив меня по голове. - Завтра все будет хорошо.

Я засмеялся.

- Ничего хорошего не будет. Мне придется возвратиться домой. Мать будет в гневе. - Я снова засмеялся. - Да и не мать она мне вовсе. Она просто ненавидящая меня мегера. Думаю, именно из-за нее я это и сделал…

- Сделал что? - спросил Кит с любопытством.

Глаза зажгло. Слезы потекли против воли. Я попытался их вытереть. Я не дам им течь. Не дам. Я не хотел плакать.

- Что ты сделал? - спросил Кит, убирая ладони от моего лица.

Может быть, я сказал это, потому что напился. Или мне просто хотелось с кем-то поговорить.

- Я пытался покончить с собой. Выехал на проезжую часть, - всхлипнул я. - Да что, черт побери, со мной такое?

Я отвернулся. Мне не верилось, что я рассказал кому-то об этом. Он, наверное, подумал, что я чокнутый. "Не стоит связываться с этим ненормальным", - я был уверен, что он думает именно так.

Но Кит сел рядом со мной и, притянув меня к себе, начал ласково гладить по спине. Из глаз рекой потекли слезы.

Все-таки, он ненормальный.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:13 #8 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 5 – Запахло жареным
[/b]

В сон вторгся звук льющейся воды. Мне надо было поссать.

Открыв глаза, я понял, что лежу на диване в квартире Кита. Чья-то рука обнимала меня за талию. Потом я вспомнил. Прошлой ночью я признался, что пытался покончить с собой.

Зашибись.

Спиной я прижимался к Киту, державшему в руке пульт. Я посмотрел на экран. Таблетки для уменьшения мышечных спазмов мочевого пузыря. А для усиления ощущений, для старых людей с этой проблемой – на заднем фоне – водопады. Сраная реклама.

- Доброе утро, солнце, - улыбнулся Кит, заметив, что я проснулся.

Я постарался состроить самую недовольную физиономию. Не думаю, что у меня получилось. На его, находящихся в чрезвычайной-близости-от-меня, губах все еще играла улыбка.

- У меня сушняк и болит голова, - пожаловался я. - Сколько сейчас времени?

- Шесть утра. Я так думаю, тебе надо идти в школу? - ответил он, обвив меня и другой рукой. - Ты можешь остаться здесь. Мы притворимся, что ты больное дите, а я твой любящий старший братик, который решил не идти на работу, а…

- Больной извращенец! - заорал я, освобождаясь из его хватки. Я сел.

Бегом в туалет, бегом в туалет!

Я помчался в туалет и меня вырвало.

Я слышал, как подошел Кит. Подняв на него глаза, я увидел, что он стоит, облокотившись на дверной косяк, и ржет, как ненормальный.

- Пошел ты! Пошел на х*й! - закричал я ему.

- Вообще-то, я не очень люблю, когда трахают меня. Горький опыт, - задумчиво ответил он.

Я поставил перед собой задачу когда-нибудь, просто ему назло, трахнуть его.

- Мне плохо, ублюдок, - простонал я, прислоняясь спиной к гигантской о-боже-ж-ты-мой-это-дерьмо-такое-дорогое ванне.

- Не волнуйся, сладкий, я о тебе хорошо позабочусь, - ухмыльнулся Кит. Он подошел ко мне и помог подняться.

- О, черт, я сидел на полу в туалете, - понял я. - Господи! Противно-то как…

Проигнорировав мою обострившуюся бактериофобию, Кит повел меня в свою комнату и толкнул на кровать.

- Я не хочу, чтобы ты заботился обо мне. Ты будешь лапать меня, потому что ты – педофил, - сказал я, когда он лег рядом со мной.

Тихо смеясь, он обнял меня и притянул к себе. Поцеловал мое ухо и уткнулся мне в шею. Ни за что бы не признался, что это было приятно. Но это было приятно. Я закрыл глаза и сразу уснул.

* * *
[/b]

- Никогда больше так не делай! - закричала Джесси, как только я переступил порог дома.

Это было странно. Она не собиралась меня придушить?

- Я звонила Джошу вчера вечером. Он сказал, что ты спишь. Но это не извиняет тебя за то, что ты не позвонил и не предупредил, что переночуешь у него, - продолжила она.

Добрый старина Джош. Солгал из-за меня. Однако, это явило другую проблему. Джош спросит меня, где я был и что делал. Представляю себе мой ответ. Ничего особенного. Просто лежал в обнимку с почти незнакомым мужчиной.

- Ты наказан на неделю!

Конечно, мне ведь десять лет!

- После школы и работы - сразу домой. Я тебя по уши завалю домашними делами.

Ну, в общем-то, обычная моя жизнь, минус достающий меня засранец. Меня это устраивало.

* * *
[/b]

В этот вечер пришла одна из моих любимиц. Толстуха-Низкого-Пошиба. Самая надоедливая клиентка, которую я когда-либо видел. Она была совершенно не воспитанной. Она была жирной. И она вызывала у меня отвращение.

- Я хочу сэндвич с беконом, салатом и помидорами, но на пшеничном хлебе и с двумя кусками бекона, - сказала она и почесала грудь. Мило.

Я выдал улыбку. Не знаю, как я умудрился сделать это. У меня не получалось легко улыбаться. Никогда.

Я засунул бекон в микроволновку. Потом положил на хлеб салат и помидор. И, наконец, намазал сэндвич майонезом. Когда я пошел за беконом, эта сучка решила, что больше его не хочет.

- Вместо него я хочу сэндвич с мясом и сыром. На белом хлебе.

Я швырнул в мусорку пшеничный хлеб. Бекон последовал за ним. Потом я пошел за мясом. И начал готовить сэндвич заново.

Все еще улыбаясь.

* * *
[/b]

Мое сердце бешено колотилось в груди, когда на следующее утро я шел в школу. Я не разговаривал с Джошом с того времени, как он рассказал мне о беременности Элизабет. Я нервничал, когда поравнялся с ним.

- Привет, - поздоровался я, глядя в сторону.

- Привет, - тихо ответил он.

- Ты солгал моей мачехе. И в школе за меня словечко замолвил, да? Они не звонили вчера домой.

- Ты не появился на первом уроке, - сказал он, с подозрением разглядывая меня.

- А знаешь, меня ведь могли похитить на улице.

Его глаза расширились.

- Я не подумал об этом. Я решил, что ты с кем-то… ты же расписался в школе за меня, когда мы с Мэдди заночевали в гостинице. Я просто… кажется, это было глупо с моей стороны. - Он выглядел пристыженным. Мне это нравилось. Все-таки, я в какой-то степени садист.

- Спасибо, - улыбнулся я ему.

Он нахмурился.

- Значит, ты был с кем-то. С кем?

Вот этого-то я и боялся. Мне не хотелось говорить с другом-натуралом о моих гейских любовных похождениях. Его от этого стошнит.

- Не с тем, о ком стоило бы рассказывать, - пробормотал я и решил сменить тему. А какой самый лучший способ это сделать? Упомянуть чью-то беременную подружку. - Так, как у вас с Элизабет?

Он вздохнул. Мне захотелось его обнять, но я подумал, что это будет выглядеть немного странно. Лучше держать руки при себе.

- Она оставляет ребенка. Я сказал ей, что буду помогать, чем могу. Не хочу быть таким же, как эти учащиеся идиоты отцы. Я хочу быть частью его жизни.

Это было так похоже на Джоша. Взять на себя полную ответственность за свои действия. И за свою сперму.

- Ты будешь прекрасным отцом, Джош, - сказал я, ободряюще улыбнувшись ему.

Он улыбнулся в ответ и похлопал меня по плечу. Он не заметил, как я вздрогнул от его прикосновения.

- Так у тебя есть бойфренд? - спросил он, и его глаза загорелись.

Черт.

- Нет… не то, чтобы… - пробормотал я.

- Ты все еще отчаянно цепляешься за свою невинность? - поддразнил он.

Хотелось бы.

- Я не… девственник… - сказал я, глядя в сторону.

Джош некоторое время молчал, а потом начал смеяться. Он хлопнул меня по плечу так, будто я стал чемпионом.

- Молодец, дружище! И какую роль ты исполнял, мужскую или женскую?

- Пошел ты.

Мое смущение было очевидно, щеки просто горели.

* * *
[/b]

Впервые за долгое время я чувствовал себя спокойным. Не счастливым. Я никогда не был счастлив. Отсюда и постоянные мысли о смерти. Я испытывал облегчение. И как раз в этот момент жизнь решила дать мне пинка, поставив меня раком.

* * *
[/b]

В десять часов я в первый раз заметил, что все на меня смотрят. Никто и никогда не обращал на меня внимания. Никто и никогда со мной не заговаривал. Такое ощущение, что я съел печенье с предсказанием, и мне досталась бумажка, предсказывающая неудачи. Я был одиночкой, и мне это нравилось.

Я пытался игнорировать взгляды. Думал, что это мое воображение.

За ланчем я присоединился к Джошу, сидевшему за нашим обычным столом.

- Это может прозвучать сумасшедше, но мне кажется, что на меня пялятся, - прошептал я, садясь рядом с ним.

Его глаза округлились.

- На меня тоже все смотрят. Что, черт возьми, происходит?

Вскоре к нам присоединилась и Элизабет. Он шваркнула свой ланч на стол и уставилась на него. В уголках ее глаз появились слезы.

Беременность – скотская штука, - довольно подумал я.

- Я… я сделала что-то плохое, - запинаясь проговорила она.

- Что? - спокойно спросил Джош, нежно поглаживая ее спину.

По ее лицу потекли слезы, и она быстро вытерла их ладонью.

- Сара Глинт увидела тест на беременность в моем кошельке. Она меня ненавидит, и я знала, что она всем об этом расскажет… Я не хотела никому об этом говорить. К выпускному я буду всего лишь на четвертом месяце беременности. Этого не будет заметно. Поэтому… Я первой пустила сплетни.

Фрейд бы ей гордился.

Джош выглядел озадаченным.

- Какие сплетни?

- Я рассказала им о том, что Леланд – гей, - сказала она, смотря в свою тарелку.

Это все объясняет. Замечательно.

Долгое-долгое время я был самым тихим парнем, сидевшим в дальнем конце класса. Парнем, который время от времени получал самые низкие оценки. Парнем, слишком ленивым, чтобы заниматься уроками. Одиночкой и другом Джоша - общительного спортсмена. Все остальные оставили меня.

Теперь я был парнем-геем. Супер!

Следующий вопрос напрашивался сам собой. Я повернулся к Джошу.

- Ты рассказал ей?

- Ну, она моя девушка, Леланд, - сказал он, защищаясь.

- Да. А ты знаешь, почему все и на тебя смотрят тоже, Джош? Они, наверное, думают, что мы трахаем друг друга, - сказал я в сердцах. Все знали, что мы лучшие друзья.

Лицо Джоша залилось краской. Он посмотрел на Элизабет, которая пыталась не разрыдаться. Да, сэр. Хихикающая сучка Элизабет официально стала злобной дрянью.

Где-то в этой столовой все сплетничали обо мне так же, как Элизабет сплетничала о Джоне Гордоне недели назад.

Спокойствие, которое я ощущал всего несколько часов назад, быстро рассеялось. Его заменили гнев и унижение. И еще больше суицидальных мыслей. А я так верил другу.

Я встал и направился на выход. Впервые в жизни мне хотелось пойти домой.

* * *
[/b]

Джош догнал меня до того, как я вышел за территорию школы.

- Подожди, Леланд. Какого черта? Не такое уж это и событие. Все скоро забудут об этом.

- Я не люблю, когда обо мне сплетничают, - тихо ответил я. - И дело не только в этом. Ты рассказал ей. Я не говорил тебе, что ты можешь ходить и болтать всем об этом. Мне было так тяжело признаться тебе. Ты единственный человек, с которым я поделился этим. А ты рассказал все своей болтливой сучке подружке.

Лицо Джоша покраснело от гнева.

- Не вмешивай ее в это, Леланд. И не называй ее сучкой.

- Не вмешивать? Это смехотворно, учитывая то, что это все, мать твою, она начала. Так что, я имею право называть ее сучкой.

Джош молча стоял, сверкая на меня глазами. Я начал паниковать. Я не хотел, чтобы он ненавидел меня. Кто угодно, но только не Джош.

- Прости… - поспешно сказал я, делая к нему шаг.

Он сделал шаг назад.

- Я люблю ее, Леланд. И у нее будет от меня ребенок. Ты не можешь ожидать того, что я прощу тебя за такие слова.

Однажды у меня был клиент, который разозлился на меня из-за того, что я забыл добавить горчицы в его сэндвич. Я уверен, он не был плохим человеком. Просто, может, это был не его день. Ярость разжигает эмоции, которые выходят из-под контроля.

И именно это случилось со мной.

- Тогда не прощай меня нах*й! Мне насрать на это! Иди и трахай свою бл*дь. Как я мог влюбиться в такого сукиного сына, как ты? - я сказал это. Сказал, что люблю его.

Я в бешенстве унесся, оставив его, шокированного и лишенного дара речи. Я был так зол и расстроен, что не думал о последствиях. Мне было плевать на них.

Теперь мне бы даже хотелось получить награду за такую мелодраму и превосходное использование мата.

* * *
[/b]

Не знаю, как я притащился на работу. Я был в ужасном настроении. И я забыл свой фартук. Я должен был приносить с собой фартук – это была обязательная часть нашей формы. Мне пришлось позвонить мачехе. Она была, конечно, безумно счастлива, что ей придется пошевелить своей задницей, чтобы занести мне фартук.

- Ты когда-нибудь мечтал кого-нибудь убить? - спросила Кэрол, когда мы сидели на столе для подготовки продуктов.

Я медленно повернул к ней голову.

- Нет.

- Оу. - На ее лице появилось задумчивое выражение. Ну да, обычная беседа, в конце-то концов.

Раздался звонок.

- Я обслужу, - поспешно сказал я.

И сегодняшний клиент… Игривый Старик.

- Приветик. Кэрол здесь? - спросил он с широкой, лучезарной, препротивной улыбкой старикана.

Я ответил ему улыбкой. Не противной.

- Черт, - услышал я, как за моей спиной чертыхнулась Кэрол.

Игривый Старик был больше, чем странный. Он был старый. Он был противный. И ему нравилась Кэрол, что ее ужасало. А меня веселило.

- Оу, что не так, куколка? Освети свое красивое личико улыбкой, - бодро сказал он.

Если бы только в этот бесценный момент я мог занять у Элизабет ее хихиканье.

- Что я могу для вас сделать? - скрепя сердце, спросила Кэрол. Я видел, как она напряглась.

- Что ты можешь для меня сделать, - повторил он. - Интересно… - Он обвел Кэрол взглядом.

Сегодня кто-то лишится члена.

- Я возьму сэндвич с котлетой.

Кэрол изо всех сил пыталась оставаться спокойной. В это время во дворе припарковалась машина. Красная. Машина человека, которого я больше никогда не хотел видеть. От одной мысли о той ночи все тело начинало гореть. От смущения. А не страсти. Последняя бы сделала меня извращенцем.

Кит вошел с теплой улыбкой на губах. Не желая, чтобы Кэрол слышала наш разговор, я решил вынести мусор.

- Ты куда? - нахмурился Кит.

Я поднял сумки с мусором.

- Я пойду с тобой.

Черт.

Я направился через стоянку к контейнеру, и Кит шел позади меня, совсем близко. Я избавился от мусора и пошел обратно. Но Кит схватил меня за плечи и развернул.

Он поцеловал меня. На улице. По крайней мере, отсюда нас не могли увидеть из бутербродной.

- Ты выглядишь грустным, - сказал Кит, отстраняясь. Он все еще крепко держал меня за плечи.

- У меня был плохой день. Уходи. Мне сразу станет намного лучше.

- Но я могу дать тебе любовь и поцелуи!

- Мне не нужна любовь и поцелуи. Особенно от тебя. У тебя, наверное, сифилис.

- У меня нет сифилиса.

- Я этого не знаю.

- Но я тебе только что это сказал.

- Ты раздражаешь меня, - зло сказал я. Улыбнувшись, он наклонился, чтобы снова меня поцеловать.

Я сдался. Любовь и поцелуи были не так уж и плохи.

- Что, черт возьми, ты делаешь? - спросил очень знакомый голос позади меня.

Кит оторвался от моих губ.

- О, я забыл, что геям нельзя целоваться на улице.

Мое сердце замерло. На самом деле. Я не хотел оборачиваться. Не хотел смотреть на человека, стоявшего за моей спиной. Не может быть, чтобы все это происходило со мной.

Кит заметил, что я оцепенел. Слишком поздно.

Я медленно повернулся. Это была мачеха, державшая в руке мой фартук.

По выражению ее лица я не мог понять, о чем она думает. Может быть, она злилась. Может, озадачилась. Я не знал. У меня не было в голове никаких мыслей. Не так я хотел им рассказать о своей гомосексуальности. На самом деле, я вообще не собирался им об этом рассказывать.

Она бросила мой фартук.

- Мы поговорим об этом, когда ты придешь домой, - спокойно сказала она, развернулась и пошла к своей машине.

- Ты только что познакомился с моей матерью, - услышал я свой собственный голос.

- Она не знала, что ты…

- Нет, - ответил я и ушел, оставив его у мусорного контейнера. Мне нужно было работать.

* * *
[/b]

Я сжал ручку входной двери. Моя рука дрожала.

Многие родители принимают своих детей-геев. «Многие родители» не были моими родителями.

Я повернул ручку и тихо вошел в дом. Из столовой раздавались голоса. Пришла Бетти.

- Ты должна заставить его поговорить с моим пастором. Это ненормально, ты же знаешь, - презрительно сказала Бетти.

- Не думаю, что надо это делать, мама, - ответила Джесси. - Он просто запутался. В наши дни это часто случается. А средства массовой информации преподносят это так, будто ничего страшного в этом нет.

Я услышал удар кулака по столу.

- Мой сын дрочит, смотря на других мужиков? Не могу, мать вашу, поверить в это дерьмо.

- Не ругайся, Сэмюэль, - строго сказала Бетти.

Я прокрался в свою комнату в подвале. Вытряхнул из рюкзака книги и тетради. Открыл шкаф и без разбора вытащил какую-то одежду. Потом засунул ее в рюкзак. Я не решил еще, что мне делать. Тело двигалось само по себе.

Я поднимался по лестнице, надеясь, что смогу улизнуть так же легко, как зашел в дом. Но мне никогда не везло.

- Леланд! - позвала Джесси, когда я поднялся. Я остановился у лестницы. Мне не хотелось смотреть им в лицо.

- Мы собираемся поговорить с тобой об этом, так что, тащи свою задницу в столовую, - свирепо сказал отец.

Я проглотил комок в горле.

- Нет. Я ухожу.

- Ты никуда не уходишь. Иди сюда, - сурово сказала Джесси.

Самое время для того, чтобы вмешалась Бетти.

- Не знаю. Может вам стоит его отпустить. Вы что, хотите, чтобы он жил здесь с вашими сыновьями?

Злость решила быть моей круглосуточной подружкой. Я засмеялся.

- Ты думаешь, я буду приставать к своим младшим братьям? Ты что, свихнулась, сучка?

Я никогда с ними так не разговаривал.

Через секунду отец был рядом со мной. Он швырнул меня об стену с такой силой, что выбил из меня весь воздух.

- Никогда больше так с ней не разговаривай, ты, неблагодарный маленький ублюдок, - кричал он мне в лицо.

Он представлял собой прекрасную мишень, для того, чтобы в него плюнуть. Что я и сделал.

* * *
[/b]

Сколько часов я блуждал в округе? Я не знал.

В конце-концов, я сел на скамейку и стал наблюдать за проезжающими мимо машинами. Пошел снег. Я смотрел на каждую снежинку так, словно она была самым удивительным явлением, которое я когда-либо видел.

Мой телефон зазвонил.

- Алло, - ответил я.

- Как все прошло? - осторожно поинтересовался Кит.

Рядом просигналила машина.

- Ты где, Леланд?

- В парке, - я посмотрел на вывеску. - На Саммит стрит.

- Я знаю, где это. Оставайся там, - потребовал он и нажал на отбой.

Оставайся там. Как будто мне есть, куда идти.

Прошло несколько минут, и я увидел машину Кита. Он припарковал ее у тротуара и подошел ко мне. Его глаза расширились, когда он увидел, как я выгляжу.

- Что, черт возьми, с тобой случилось?

Я коснулся опухшего глаза.

- Так плохо выглядит?

- Выглядит так, будто кто-то ударил тебя по лицу, - ответил Кит, садясь рядом со мной.

- Так и было. Справедливости ради я харкнул ему в лицо и… - я попытался улыбнуться. - Я, как бы, ненавижу свою семью.

Он обвил меня рукой за плечи. И мы молча смотрели на снегопад.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:20 #9 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 6 - Голые доктора
[/b]

Кит привез меня к себе. Я хотел переночевать в комнате для гостей, но он не дал мне этого сделать. Он просто не мог оставить чокнутого самоубийцу одного. И я оказался в его постели. Вместе с ним.

- Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь, - сказал он.

Я лежал, уставившись в потолок. Я устал, но не мог заснуть.

Я нахмурился, потому что до меня, наконец, дошло – у меня нет дома.

- Спасибо. Я тут надолго не задержусь. Мне просто надо найти себе квартиру. Если я буду больше работать, то смогу снять что-нибудь более-менее приличное.

Кит положил руку мне на талию. Я начинаю привыкать к этому теплому ощущению?

* * *

На следующее утро я проснулся со слабой головной болью. Глаз опух и не открывался. Мой ублюдок-отец неплохо мне двинул.

Я медленно поднялся. Уже в гостиной я почувствовал сладкий аромат оладьев. Я вошел в кухню и сел на стул. Кит стоял спиной ко мне и что-то напевал. Делал он это ужасно.

Кит положил пару оладьев на тарелку и повернулся. Поставив ее на стойку передо мной, он улыбнулся. Видимо, это было приглашением поесть.

Этот парень был ненормальным. Он был явным извращенцем. Он был абсолютно не в себе. И он готовил оладьи.

Чертовски вкусные оладьи, - заметил я, откусив кусочек.

- У тебя сегодня нет занятий? - спросил Кит, облокотившись на стойку.

- Сегодня суббота, - ответил я с набитым невозможной вкуснятиной ртом.

Он потер подбородок.

- Оу. Тогда понятно, почему я не на работе.

Я поднял на него глаза. Он что, юморит? По нему трудно понять.

- Из-за чего ты так сильно расстроился?

Он серьезно меня об этом спрашивает?

- Вчера был самый ужасный день в моей жизни. Но, несмотря на это, я, видимо, должен быть просто в охренительном восторге оттого, что нахожусь в твоем обществе, да? - спросил я иронично.

Он улыбнулся. Наверное, он думал, что я действительно должен быть в охренительным восторге.

- Твои родители придут за тобой. Мои были в шоке, когда я сказал им, что я – би. В нашей семье только один гей – мой двоюродный брат. Он сумасшедший, так что у моих родителей слово «гей» ассоциируется со словом «псих».

- В этом нет никакого смысла. Хотя во многом из того, что ты говоришь, нет никакого смысла.

Он проигнорировал меня.

- Я не сумасшедший,- сказал я им. Я не цементирую газон перед домом и не крашу его в зеленый цвет…

- … Что?

- Ну, так сделал мой брат. У него еще в доме все хромированное. Стены и полы. И в каждой комнате сток. Все что ему нужно для уборки дома – это шланг. - Выражение лица Кита стало задумчивым.

- … Э?

- Это гениально, правда.

- Угу… - тихо ответил я, забыв об оладьях.

Он вдруг повернулся ко мне, словно его внезапно осенила какая-то мысль.

- Ах да, я теперь не могу заняться с тобой сексом.

Я приподнял бровь.

- Какой облом. И с чего ты это взял?

- Я ни за что не буду спать с тем, кто живет со мной. Это ненормально. - Он скрестил руки на груди.

- Это ненормально?

Он продолжал:

- Сейчас мы просто соседи по комнате. Я могу привести сюда кого-нибудь. И ты можешь начать ревновать. - Он посмотрел на меня с жалостью.

- Мое сердце обливается слезами, - сказал я, хватаясь за грудь.

Будто не заметив моего сарказма, он продолжил:

- Но не волнуйся, как только у тебя будет своя собственная квартира, мы повеселимся.

- Я не говорил, что хочу веселиться.

- Только ненормальный не хочет веселиться, - искренне удивился он.

- Ты назвал меня ненормальным? - недоверчиво спросил я.

- Когда я был в твоем возрасте, то занимался сексом со случайными знакомыми, - ухмыльнулся он.

Тем, что ты шлюшка, безусловно, стоит похвастаться.

- Вот поэтому у тебя сифилис. И вообще, у депрессивных людей обычно снижено сексуальное влечение. Во всяком случае, я так читал. Я в депрессии. Так что, отвали, - сказал я и продолжил кушать вкуснятину. Я мог бы есть такие оладьи каждый день всю оставшуюся жизнь.

Он вздохнул.

- У меня бизнес-ланч. Я сейчас ухожу.

Я взглянул на него.

- В десять утра?

Он внимательно посмотрел на рукав своей рубашки.

- Мне нужно купить новый костюм.

- Ты каждый раз на встречи покупаешь новые костюмы?

Он склонил голову на бок, словно мой вопрос привел его в замешательство. Этот засранец, должно быть, очень богатый, - подумал я.

- Пофиг. Не отвечай. Пока… чокнутый извращенец… - проворчал я, доедая оладьи.

* * *
[/b]

Я лежал на диване с пультом в руке, переключая каналы. По телеку ничего хорошего не было. Мне было до чертиков скучно. Обычно по субботам я убирался дома. Потом ходил к Джошу.

Сейчас у меня не было дел по дому. На это я не жалуюсь. Но у меня также не было Джоша. Я постоянно проверял на месте ли мобильный, надеясь, что друг позвонит. Я был идиотом. Нашей дружбе пришел конец. С чего бы ему хотеть дружить с парнем, который пылает к нему чувствами?

Я услышал щелчок дверного замка. Пришел Кит.

- Эй, извращенец, скажи мне, где я могу купить себе одежду. У меня только две пары джинсов… - я заткнулся. Если только Кит вдруг не превратился в миниатюрную женщину с округлившимися глазами, то в квартиру вошел кто-то чужой.

- Ты кто? - спросили мы одновременно.

- Я – горничная, - надменно ответила она, уперев руку в бедро, и посмотрела на меня выжидающе.

- Я… - я замолчал. А кто был я? - Сосед по комнате?

Она хохотнула.

- У Кита Диггла нет соседей по комнате.

- У него фамилия – Диггл? - я начал ржать. Это было смешно.

- Ты даже не знаешь его фамилии и ждешь, что я поверю в то, что ты живешь вместе с ним? - просила она, сузив глаза.

Ну, полагаю, это выглядело странно.

- Я не вру. Этот извращенец подобрал меня на улице, потому что меня выкинули из дома родители. Можешь позвонить ему, - сказал я, вставая. Что, если она вызовет копов?

- Да мне все равно, - сказала она и ушла в коридор. Несколько секунд спустя она вернулась со шваброй и моющими принадлежностями. - Он все время сюда кого-то приводит. Он трахает все что шевелится. Даже своих горничных.

- Он болен сифилисом?.. - спросил я.

Она застыла, размышляя.

- Хороший вопрос.

- Я тоже так думаю.

- Кстати, меня зовут Аманда. И я не собираюсь спрашивать твое имя. Через неделю тебя уже здесь не будет. Именно столько продержался тут последний парень. Мужчины задерживаются тут дольше, чем женщины, - объяснила она, начав наполнять ведро водой.

- Его звали Лукасом? - медленно спросил я.

Она выглядела удивленной.

- Да, его звали так. Лукас Фрайд. Он сумасшедший ублюдок. Я рада, что он сюда больше не приходит.

* * *
[/b]

Кит вернулся домой в три. Я наблюдал за тем, как в микроволновке крутится «телеужин»*. Я ненавидел «телеужины». Когда я их вынимал, они были обжигающе горячими. Потом я откусывал кусок, и внутри все было холодным. Коварное дерьмо.

- Что это так отвратно пахнет? - спросил Кит, входя.

- Солсберский стейк, - ответил я. - Как прошла встреча?

- Скучно, - не колеблясь, сказал он. - А как прошел твой день?

- Скучно. Но я познакомился с твоей горничной. Она тоже думает, что у тебя сифилис. Ладно. Мне надо пойти в магазин купить себе одежду. Еще мне надо позвонить и узнать насчет общественного транспорта. Ты живешь далеко от моей работы, так что мне придется ездить на автобусе. И мне надо купить газету, чтобы заняться поиском квартиры, - сказал я, по мере перечисления загибая пальцы.

Он кивнул.

- Может, я смогу довозить тебя до школы. Хотя, ты должен быть там рано.

Я покачал головой.

- Я ее брошу.

- Нет, не бросишь, - громко сказал Кит, кидая пиджак на диван.

Пропищала микроволновка. Мой «телеужин» разогрелся.

- Брошу. Я туда не вернусь.

- Почему? - спросил он, садясь на стул и пристально смотря на меня.

«Телеужин» выглядел горячим. Он даже на ощупь был горячим.

- Из-за Джоша. И потом, я все равно ненавижу школу. Так что это лишь предлог, чтобы туда не ходить. - Я достал вилку.

- Школа – важна! - Кит почти кричал.

Чего это он так разволновался? Я собираюсь навсегда уйти из его жизни, как только найду себе квартиру.

- У меня все равно нет никакой цели.

Я опустил вилку в картофельное пюре. Пока вроде ничего.

- Кто, мать твою, возьмет на работу школьного недоучку? - спросил Кит, скрещивая на груди руки.

- Бутербродная, в которой я работаю. Наш менеджер - школьный недоучка. Еще он гений. - Ну вот и дошли до мяса! Я засунул вилку в рот.

Оно было холодным. Я выплюнул его.

- Мне чхать на то, что он гений.

- Да я все равно не верю в это. - Я выбросил ужин в мусорную корзину. - Какого хрена ты сменил тему?

- Это ты ее сменил. - Кит посмотрел в мусорку. - Ты зачем выбрасываешь мою еду?

- Она ужасна, - сказал я, вытирая салфеткой язык.

- Это «телеужин». Он и должен быть ужасным, - спокойно заметил Кит.

- Я перекушу в городе, - сказал я, направляясь к шкафу, чтобы достать пальто. - Тебе что-нибудь купить?

Я обернулся к нему. Мне это показалось, или он смотрел на мою задницу?!

Он улыбнулся.

- Нет, спасибо, солнышко. Но я буду благодарен тебе, если к одиннадцати часам вечера ты будешь уже в постели.

- А я был бы благодарен, если бы ты не звал меня так… - пробормотал я, надевая пальто, и вышел за дверь.

Я спиной чувствовал, что этот засранец на меня смотрит.

* * *
[/b]

В комнату светило солнце. Вообще-то, эта комната не была моей. Это была спальня для гостей Кита. Я ее просто занимал на время.

Простонав, я скатился с кровати. Позже мне надо идти на работу.

Все что надо было сделать, я сделал вчера. Купил одежду в Кохалз – теперь у меня было четверо трусов! Потом купил в Макдональдсе поесть. Купил газету и, прочитав ее, понял, какие дорогие сейчас квартиры. И достал расписание автобусов.

Я насыпал хлопья в тарелку и думал о том, что все идет довольно гладко. И все, действительно, шло довольно гладко, пока из комнаты Кита не вышла голая женщина.

- Привет! Ты, должно быть, Леланд, - воскликнула она, мило улыбнувшись, по-видимому, совершенно не смущенная тем, что на ней нет никакой одежды.

Я почувствовал, как вспыхнули мои щеки.

- Ты покраснел? Кит сказал, что ты гей, - сказала она, задумчиво склонив голову на бок.

Да я бы покраснел, даже если бы в кухню зашел голый жирный старый мужик.

- Т…ты кто? - запинаясь, пробормотал я, пытаясь смотреть в сторону.

Она захихикала. О, матьвашу.

- Я Келли! - представилась она, протягивая мне руку.

Я поспешно ее пожал.

- Кит сказал, ты бросаешь школу, - нахмурилась она. Почему он говорит обо мне с голыми женщинами?

- Да… Я не люблю школу, - сказал я, доставая из холодильника молоко. Может, мне все-таки стоило встретиться с пастором моей бабки?

- Это ужасно! Школа очень важна! - она взмахнула руками, отчего ее груди колыхнулись. У этой женщины не было ни капли стыда. - Сказать по правде, годы в медицинской школе были лучшим временем в моей жизни.

- Ты доктор? - с сомнением спросил я. Ну не может быть такого быть, чтобы эта женщина была доктором.

- Да, да! Я окончила медицинскую школу в десятке лучших учеников! Я не хвастаюсь, но я руководитель кардиологической катетеризационной лаборатории в больнице в центре города, - похвасталась она.

Я разинул рот? Я точно разинул рот. Хихикалки не становятся докторами. Голые женщины не становятся докторами.

- О, я вижу, ты познакомился с Келли, - бодро сказал Кит, входят в кухню. Он выглядел как мужчина, который великолепно провел ночь. Я ненавидел его.

Он не был голым. На нем были боксеры. Обтягивающие. Я не мог не глазеть. Надо признать, что он все-таки… классный, - подумал я. Интересно, я так сильно покраснел, что похож теперь на помидор?

- Кит, расскажи ему о своих школьных днях! Может, ты сможешь уговорить его вернуться в школу, - сказала она, подпрыгивая на месте. Доктор.

- Ну, давай посмотрим. Я ненавидел школу. Они обращались там с нами, как с детьми. Но в университете было здорово. Там ты можешь выбирать себе те занятия, которые тебе нравятся, - сказал он, поглаживая подбородок. Видимо, он тоже был не в курсе того, что нормальные люди не расхаживают везде голыми.

Я заглатывал свои хлопья. Мне очень хотелось поскорее выбраться из этой квартиры.

- Оу, мне скоро нужно идти на работу, - надула губы Келли, посмотрев на настенные часы. - Давай примем душ, Кит! - Она снова начал подпрыгивать.

Улыбнувшись, он положил руку ей на талию. Они пошли в спальню, в ванную хозяина квартиры.

Я закатил глаза. Как он может трахать хихикалку? Я даже немного разозлился. Что было странно. Какая мне разница, кого он трахает?

* * *
[/b]

Я ждал автобуса. Было холодно. Я дрожал. Я прождал целых двадцать минут, прежде чем он, наконец, появился. Я сел спереди.

Три остановки спустя автобус был уже переполнен людьми. Страшными людьми, вонючими людьми, старыми людьми, жирными людьми. Я понял, что ненавижу общественный транспорт.

Автобус подпрыгнул на ухабе. В мое лицо ткнулась толстая задница мужчины.

Я отвернулся и заметил плакат с надписью, висящий над водительским сидением. Слоган гласил: «Соберем людей вместе».

Скотская ирония.

* * *
[/b]

- Знаешь, что он делает после того, как поест? Он идет в туалет. И торчит там долгое время, - сказала мне Кэрол, когда мы стояли, облокотившись о стойку.

Игривый Старик только что ушел в туалет. Кэрол ничего не понимала в нормальных потребностях организма.

- Знаешь, что он там делает, Леланд? - спросила она, сузив глаза.

- Срет, - ответил я.

- Нет. Он мастурбирует. Я слышала его похрюкиванье, - сказала она.

- Может быть, у него проблемы с кишечником, - предложил я. Мы что, на полном серьезе, это обсуждаем?

- Нифига. Этот извращенец мастурбирует. Бьюсь об заклад, он хочет, чтобы я открыла дверь и поймала его на этом. Уверена, его это заводит. И я собираюсь его поймать, - сказала она с легкой усмешкой.

Я единственный нормальный человек, оставшийся на этой планете. И я еще пытался себя убить!

* * *
[/b]

Я вернулся домой поздно вечером жутко уставшим.

Я повесил пальто и заметил свет, идущий из комнаты, в которую я никогда не заходил. Я предположил, что это кабинет Кита. Так же, как я предположил, что у него есть работа.

- Это ты? - закричал он мне из комнаты.

- Да, прости. Я пойду спать, - сказал я, устало тащась в свою комнату.

- Ты не мог бы мне сначала принести папку со стойки.

Я вздохнул.

- Конечно.

Папка – это слабо сказано. Это было большое кожаное портфолио. И оно было тяжелым.

Я прошел к кабинету и открыл дверь. На стенах висели чертежи зданий. Кит сидел, склонившись над столом с карандашом в руке. Он поднял на меня глаза.

- Так ты, и правда, архитектор? - недоверчиво спросил я.

Он нахмурился.

- Ты мне не поверил?

- Нет.

Он нахмурился еще больше. Он напомнил мне очень грустного щенка. Щенка, который написал в доме.

- Это все ты нарисовал? - спросил я, обводя рукой стены, завешанные чертежами.

Он улыбнулся. И я впервые заметил на его щеках ямочки.

- Да. Я больше всего работал над ними, - гордо сказал он.

Я увидел его с совершенно новой для меня стороны. Он больше не был ужасным чокнутым извращенцем-сифилитиком, трахавшим все что шевелится.

- О, держи. - Я протянул ему папку. Он взял ее и вернулся к лежавшему перед ним листку бумаги.

Я заметил ярко раскрашенный альбом для рисования на столе у двери. И взял его. Он выглядел старым и потрепанным.

- Что это? - спросил я, открывая его.

Кит обернулся. Его глаза тревожно расширились.

Я смотрел на рисунок школьного здания. Он был нарисован грязновато и непрофессионально в сравнении с чертежами, висящими на стенах. Но он все же был намного лучше любого рисунка, который я когда-либо мог нарисовать.

Кит откинулся в кресле, в его глазах больше не было испуга.

- Я купил этот альбом, когда мне было пятнадцать. Решил рисовать людей и места, которые были важной частью моей жизни.

По мне это звучало глупо. Я листал страницы. Рисунки становились лучше.

- Кто это? - спросил я, открыв рисунок парнишки с дурацкой улыбкой.

Кит засмеялся.

- Это мой первый парень. Он решил, что он гей. И я спросил, не хочет ли он попробовать это со мной.

Я хмыкнул. Это было очень в духе Кита.

Я перевернул страницу. С листа на меня смотрела привлекательная обнаженная женщина.

- Эти люди позировали для тебя?

Он лукаво улыбнулся.

- Некоторые. Это моя первая женщина. Она была на десять лет старше меня.

Ах да. Попробовать разного.

- Келли! - воскликнул я, показывая на другой рисунок. У нее тут были волосы подлиннее. Но в остальном она выглядела так же. Точно так же. Такая же голая.

- Я познакомился с ней, когда мы получали степени бакалавров.

Он целый час рассказывал мне истории о каждом человеке или месте, которые нарисовал. Я смеялся над большинством из них. Он начал хвастаться, когда я посетовал на то, что все эти люди были слишком привлекательными для него.

Я дошел до последнего листа. Пустого. Я немного расстроился, что рисунки закончились. Мне нравилось слушать истории Кита.

- Думаю, мне пора ложиться, - тихо сказал я.

- Школа? - с надеждой спросил он.

- Нет, - ответил я, кладя альбом на стол, где его и нашел.

- Было приятно видеть твою улыбку, - вдруг сказал Кит.

- Заткнись, чертов извращенец, - резко ответил я.

Я выходил из комнаты покрасневшим.


*Диггл - не знаю, что его так развеселило в фамилии, она довольно распространенная, но может то, что он вспомнил про Диггла из книги про Гарри Поттера. Дедалус Диггл – волшебник, по словам МакГонагалл, не отличающийся особым умом.

* «телеужин» - полуфабрикат мясного или рыбного блюда с гарниром в упаковке из алюминиевой фольги или пластика, готовый к употреблению после быстрого подогрева в духовке или микроволновой печи. Приготовление такого ужина позволяет не отрываться от вечерней телевизионной передачи.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:28 - 11 Ноя 2012 16:32 #10 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 7 - Бон-Бон
[/b]

Неделя. Я жил у Кита целую неделю. Родители не удосужились мне позвонить. Джош не удосужился мне позвонить. Никто не удосужился мне позвонить.

Я чувствовал себя никчемным куском дерьма.

Я вылез из кровати и пошел в гостиную. Кит сидел на диване, сверля взглядом стоящий перед ним на столике монитор. У парня был такой вид, словно он всю ночь не спал –помятая одежда, красные глаза и растрепанные волосы. Но при всем при этом он выглядел просто изумительно.

Это с чего я так подумал?

Пнув себя мысленно по своей озабоченной подростковой заднице, я пошел на кухню за завтраком. Кит даже не поднял на меня глаз. Он продолжал пялиться в свой монитор. Ничего не делая. Просто сидя за компьютером. Неподвижно.

Я наблюдал за ним, насыпая в тарелку хлопья. Я мог бы подкрасться к нему и прошептать что-то в ухо. Или помахать чем-нибудь перед его носом. Или просто заорать. Может, это бы его напугало. Это развлечение было бы намного интересней телека.

Однако повеселиться не получилось, когда я понял, что должен уже бежать или опоздаю на автобус.

Я помыл тарелку и заметил рядом с раковиной на стойке шоколадную конфету. Конфету в обертке. Я любил такие. На них меньше бактерий.

- Эй. Я могу ее съесть? - спросил я Кита, повернувшись к нему лицом.

Я даже подпрыгнул, когда он злобно зыркнул на меня.

- Как хочешь, - резко ответил он, снова уставившись в свой компьютер.

Он точно ненормальный.

* * *
[/b]

Я ел конфету, ожидая автобус. Мой рот оргазмировал. Конфета была восхитительной на вкус.

Мое счастье закончилось, когда из-за угла выехал автобус. Я научился ненавидеть автобусы. Как только я найду себе квартиру, начну собирать деньги на машину. Никогда больше не буду ездить на общественном транспорте.

Я сел сзади рядом с женщиной, пахнущей наполнителем для кошачьих туалетов. Я втянул голову в плечи, попытавшись прикрыть нос пальто, чтобы не вдыхать отвратительный запах, исходящий от этой ужасной анорексично выглядящей женщины.

- Привет, - сказала она с улыбкой на лице.

Почему? Почему людям кажется, что со мной обязательно надо разговаривать? Ну почему они просто не могут заткнуться и посидеть молча?

- Привет, - ответил я и уставился в пол. Пожалуйста, не надо больше со мной говорить.

- Куда ты направляешься?

Мать. Вашу. За ногу.

- Еду на работу, - вежливо ответил я. Судя по ее виду, я бы сказал, что значение слова «работа» ей неизвестно. Это некрасиво и высокомерно так думать? Возможно.

- А я еду в церковь. Раз в неделю там малоимущим семьям выдают продукты. У меня два ребенка и низкий доход. - Она покачала головой.

Почему люди считают нужным поделиться со мной своими личными проблемами, когда совершенно ясно, что мне на это насрать?

- Оу, - ответил я, не зная, что еще к этому добавить.

- Да. Но мы ходим в церковь каждое воскресенье. Ни одно не пропускаем, ни я, ни мои дети. Ты христианин?

- Да. - Я годы как не верю в бога.

Она улыбнулась.

Мне стало неприятно. Не потому что я солгал о том, что я христианин, а потому что просто солгал. С каких это пор ложь стала даваться мне так легко? Долгое время я держал свои чувства в себе. Никогда не говорил, что на самом деле думаю или чувствую. Врать стало так легко.

* * *
[/b]

Капризная дрянь. Я презирал эту женщину. Она хотела четыре куска того или пять кусков этого. Я спокойно объяснял ей, что при приготовлении сэндвичей должен следовать определенному рецепту. Она возмущалась, и я уступал ей. Я шел за овощами, чтобы шлепнуть их поверх сэндвича. Ах нет. Мне нельзя было их просто шлепнуть поверх. Ей нужно было два маринованных огурчика с одной стороны и два с другой. Только три кусочка помидора. Вот это выглядело отвратно. Помидоры должны были быть обязательно ярко красного цвета. Я должен был нашинковать уже нарезанный лук, потому что, конечно же, он был слишком крупно порезан. Я был счастлив как никогда, когда мы наконец подходили к кассе, потому что мне хотелось, чтобы эта дрянь поскорее исчезла из моего поля зрения.

- Тебе бы не хотелось сунуть свой член в киску этой шлюшки? - тихо заржал Чэд за моей спиной.

Я посмотрел на него с отвращением. Она была старой, пухлой и абсолютно некрасивой. Я был геем, но я мог отличить красивую женщину от страшной. И Капризная Дрянь была жутко страшной. Да и характер у нее был наизловреднейший.

Я нервно рассмеялся. У меня не хватило духу сказать ему, что, по моему мнению, он извращенный придурок, который в будущем, скорее всего, будет приставать к маленьким девчушкам. Или собакам. Я почти вижу, как однажды он займется зоофилией.

Я смотрел, как Капризная Дрянь садится в свою машину. И подумал о Немецкой Сучке.

Может, он уже и занимается зоофилией.

* * *
[/b]

Я открыл дверь в квартиру Кита и почувствовал, что пахнет ужином. В животе заурчало.

Когда я прошел на кухню, то увидел там Келли, шинкующую морковь.

Она подняла на меня глаза и улыбнулась.

- Привет, Леланд! Я подумала, что мне стоит зайти и приготовить тебе поесть, раз Кит у нас сейчас не в настроении.

Не в настроении? Я поморщился.

- Что ты готовишь?

- Тушеное мясо. Ты любишь его? Надеюсь, что любишь.

Она выпятила нижнюю губу и посмотрела на меня огромными умоляющими глазками. Мне захотелось стукнуть ее по лицу.

- Да, я люблю тушеное мясо, - вежливо ответил я и сел на стул у стойки. - Где Кит?

- Здесь, - отозвался Кит, выходя из своей комнаты в футболке и спортивных штанах. У него были мокрые волосы. И, похоже, он был в намного лучшем настроении, чем утром.

Однако, когда он садился рядом со мной, выражение лица у него было рассерженным.

- Ты съел мою бон-бон?

Я удивленно взглянул на него.

- Какую еще бон-бон?

Теперь он выглядел разгневанным. Словно это было в высшей степени абсурдно, что я не знаю, что такое бон-бон.

- Вкуснющую. И ты съел последнюю.

Я вспомнил шоколадную оргазмическую сладость, которой наслаждался утром.

- Ах, ту конфету? Да, я съел ее. Но я сначала спросил разрешения, и ты сказал мне, что я могу ее съесть.

На его лице отразился шок.

- Я никогда бы такого не сказал. Я никогда бы не отдал свою бон-бон. Один европеец угощает меня ими каждую неделю. Я их храню, как сокровище.

- Ну, извини. Я тебе еще куплю.

- Мне не нравятся, когда едят мои бон-бон, - продолжал он капризно бубнить, словно маленький ребенок.

- Прекращай называть их так. Как ребенок прям, - закатил я глаза.

- Бон-бон? Но они так и называются.

- Вы оба такие милашки! - весело вклинилась Келли.

Я посмотрел на нож в ее руке. Клянусь, мне захотелось ее убить.

- Думаю, что на этот раз я смогу тебя простить. - Кит опустил подбородок на ладонь. - Что это ты вдруг занялась готовкой, Келли? Ты никогда мне не готовила.

- А я и не тебе готовлю, дурак, - отрезала Келли. - Я готовлю Леланду. Он мне нравится!

О боже.

- Ты его видела-то всего один раз, - надулся Кит. Вот увидев его щенячьи глазки, мне не захотелось дать ему по лицу.

- И он мне понравился, - сказала Келли и улыбнулась мне широкой веселой улыбкой. - А теперь скажи мне честно, Леланд. Кит лапал тебя?

Застонав, я спрятал лицо в ладонях.

- О, я тебя смутила? - рассмеялась Келли. - Прости! Мне просто интересно. Ты же ему еще не отсасывал, Кит?

Боже мой.

- Нет, пока нет, - как ни в чем не бывало ответил Кит.

- И он тебе не… - начала Келли.

- Нет! - раздраженно выкрикнул я. - Я бы этого ни за что не сделал. Это грязно. И противно даже представить, что в рот могут попасть лобковые волосы.

- Ты такая очаровашка, - проворковала Келли.

Кит о чем-то задумался.

- Ужин готов? - тихо спросил я.

- Да, да! - воскликнула Келли.

* * *
[/b]

Я решил, что Келли мне нравится. Но я все равно ее ненавидел. Когда мы поужинали, я ненавидел ее больше, чем она мне нравилась. Только до этого момента я мог терпеть ее «да, да».

Я помог Келли помыть посуду. Кит сидел на своей заднице, читая журнал. Он, и правда, вел себя, как ребенок.

- Отлично, все сделали. Мне завтра надо на работу, так что я пойду, - с сожалением сказала Келли.

Мне было грустно, что она уходит. Но я так же был счастлив. Эти ощущения сильно сбивали меня с толку.

- Подожди, ты не останешься? - недоверчиво спросил Кит, отрываясь от журнала.

О, нет, кто-то его сегодня обломает.

- Неа. Встретимся как-нибудь в другой раз, Кит, - весело ответила Келли. - Ты не проводишь меня до машины, Леланд?

Я улыбнулся про себя, увидев выражение лица Кита. Он был из тех, кого не часто отвергают.

Как только мы вышли в коридор, Келли повернулась ко мне и сказала:

- Я просто хотела, чтобы ты знал, что я не буду больше приходить. Мы все равно с ним только сексом занимались. Мы никогда не относились друг к другу серьезно.

Что?

- Эм… окей… а зачем ты мне это говоришь? - медленно спросил я.

Она захихикала. У меня получится впиться ногтями в ее яремную вену?

- Ты знаешь, о чем я говорю, Леланд. Он никогда не говорил ни о ком так, как говорит о тебе. Он всегда воспринимал всех только как партнеров на одну ночь. Вот почему он не должен был связываться с этим чокнутым ублюдком …

- Лукасом Фрайдом? - неприязненно спросил я.

- Да. Он некоторое время следил за Китом. Кит, трахающий все, что ходит на двух ногах, решил попробовать и его, если ты понимаешь, о чем я говорю, - сказала она. Я прекрасно понимал. - В общем, это была плохая идея. Лукас больной. Он сделал дубликат ключа от квартиры Кита и все время забирался сюда. Я удивлена, что он отстал от Кита.

Мы вошли в гараж. Келли достала ключи и повернулась ко мне.

- Мне кажется, ты неравнодушен к Киту. Может быть, сейчас это просто легкое увлечение, но, я уверена, что оно может вырасти в нечто более прекрасное. - Она коснулась моей щеки ладонью. - Ты закрылся от всего мира, Леланд. Думаю, тебе надо выбраться из маленькой тюрьмы, в которую ты сам себя запер. Увидимся в другой раз. Звони мне, не раздумывая, если тебе что-нибудь будет нужно.

Она погладила меня по щеке и пошла к своей машине.

Келли была удивительной женщиной.

* * *
[/b]

На следующее утро я проснулся с простудой. Я сидел на диване, прихлебывая чай, и смотрел Луни Тьюнз*.

Кит вошел в гостиную и сел рядом со мной.

- Луни Тьюнз? Я смотрел их, когда был ребенком, - нежно улыбнулся он.

- Ты все еще ребенок, - пробубнил я в чашку.

- Малыф Лелант запалел? - спросил Кит, наклоняясь ко мне.

Он напомнил мне моего брата. Мне не нравилось, когда мне напоминали о братьях.

- Ненавижу Багза Банни.

- А мне всегда нравился Багз, - удивился Кит. - Он изворотливый ублюдок. Мне это нравилось.

- Еще бы, - отозвался я. - Мне нравится Даффи Дак. По сравнению с Багзом он просто жертва несправедливости. Мне всегда хотелось, чтобы Элмер Фадд отстрелил Багзу башку. Или чтобы Койот сожрал Дорожного Бегуна. И, хотя это не имеет никакого отношения к Луни Тьюнз, но мне всегда, всегда хотелось, чтобы Том прибил Джерри. Я ненавидел Джерри.

Кит смотрел на меня, не моргая. Я уставился на него в ответ.

Потом он улыбнулся.

- Ты такой милый.

Я со вздохом поставил кружку на столик и достал мобильный. Никаких сообщений.

- Твои родители, наверное, волнуются. Просто они не хотят уступать первыми. Они хотят, чтобы ты понял, что нуждаешься в них, - ободряюще сказал Кит.

- Ты не знаешь моих родителей, - пробормотал я. - Я надеялся, что мне напишет Джош. Он не пишет.

Кит смотрел на меня, и по его лицу невозможно было понять, о чем он думает.

- Пойдем в магазин?

- Что?

- Я не хочу, чтобы ты ел мои сладости. Ты можешь выбрать, что хотел бы поесть, чтобы больше не покушаться на мои бон-бон, - сказал он с дурацкой улыбкой.

- Мне бы очень хотелось, чтобы ты перестал произносить это слово…

* * *
[/b]

- Кто-нибудь на работе спрашивал, как ты получил фингал? - спросил Кит, опираясь на тележку, которую катил, когда мы шли по магазину.

- Я упал и ударился об дверную ручку.

- Да кто же ударяется об дверные ручки?

- Да всем пофиг. Они даже не усомнились в этом…

Мы шли по отделу с замороженной продукцией.

- Я все еще не могу это пережить, - сказал Кит серьезно.

- Что? - спросил я.

- Ты съел мою последнюю…

- Заткнись, мать твою. Это же просто дурацкая шоколадно-ореховая хрень.

- У бон-бон разные …

- Я знаю! Я смотрел про эти конфеты в интернете, - брякнул я, не подумав. И немедленно об этом пожалел.

Губы Кита изогнулись в улыбке.

- А ты зачем смотрел про них? Собираешься купить их мне?

- Нет, - поспешно ответил я, потянувшись за коробкой с замороженной рыбой. Кто-то ухватил ее вперед меня. Я поднял глаза.

Однажды моя мать, живущая в Калифорнии, посмотрев новости, узнает, что ее сын в приступе гнева убил человека.

- Кит… - позвал Лукас, смотря мне за спину.

Я выпрямился и попятился от человека, который был не просто насильником, но и, как мне сказали, «чокнутым ублюдком».

- О, черт, - сказал Кит, схватив меня за плечо и притянув к себе. - Ты же не следишь за мной, да?

- Не льсти себе, - ответил Лукас, смотря на Кита сузившимися глазами. Потом он обратил свое внимания на меня. - Ты кто?

Я взбесился. Сильно. Очень сильно.

- Я Леланд. Может, ты и не помнишь меня, но я уверен, что ты помнишь мою задницу, - резко ответил я, выдавив из себя улыбку.

Лукас выглядел озадаченным.

- Ты изнасиловал меня, ублюдок, - прошипел я. Пальцы Кита еще сильнее сжали мое плечо.

Глаза Лукаса расширились, когда он, наконец, узнал меня.

- Почему вы вместе?..

- Ты оставил мне прощальный подарок. И я решил его сохранить, - ответил Кит за моей спиной.

Я не видел его лица, но знал, что он сказал это с дьявольской улыбочкой на губах. Я бы обернулся и вцепился зубами ему в лицо, если бы не заметил, как на меня смотрит Лукас. Он стоял, окаменевший, и прожигал меня взглядом. Мой желудок перевернулся.

Лукас пугал меня. Он неожиданно развернулся и, топая, ушел в противоположный конец отдела.

И забрал коробку с моей рыбой с собой.

* * *
[/b]

- Ты все еще здесь? - спросила Аманда на следующий день, когда я, сидя на диване, просматривал газеты в поиске квартиры.

- Нет, - язвительно ответил я.

- Удивительно. Я думала, что к этому времени он уже даст тебе пинка под зад. Полагаю, я теперь не получу свои ежемесячные чаевые, - сказала она угрюмо, берясь за швабру.

- Какие ежемесячные чаевые? - удивленно спросил я.

- Некоторые клиенты дают мне деньги. Другие, кроме чаевых, дают мне кое-что еще… по дружбе, - ответила она, подмигнув мне. - Кит Диггл уже как год неизменно дает мне внушительные чаевые.

- Оу. Ну, тогда у тебя тоже, может быть, сифилис, - заметил я и вернулся к своей газете.

В этот момент мне вдруг вспомнилась та ночь, когда я пришел к Джошу только затем, чтобы обнаружить, что Элизабет Титер явилась туда раньше меня. Той ночью ненависть душила меня и больно впивалась в сердце.

Я совершенно точно не ревновал Кита к горничной Аманде. Я совершенно точно не был в него влюблен.

* * *
[/b]

- Во-во, он пошел туда, - сказала Кэрол, не спуская глаз с направляющегося в туалет Игривого Старика.

Это стало ритуалом. Она совсем помешалась на этом. Что-то бормоча себе под нос, она пошла в заднюю комнату.

Я остался в зале. Потому что на стоянке припарковывалась красная машина.

Я вздохнул, когда несколько мгновений спустя в бутербродную зашел Кит, на его красивых губах играла красивая улыбка.

- Я хотел бы, чтобы ты прекратил сюда ходить, - резко сказал ему я.

Кит нахмурился.

- Но мне нравится сюда ходить. И я вижу тут тебя!

- Ты видишь меня каждый день, извращенец.

- Не сделаешь перерыв? Я с тобой тогда поделюсь.

Я обошел стойку.

- Поделишься чем?

Он приподнял корзинку в подарочной упаковке. Наполненную этими чертовыми бон-бон.

Я уже готов был перепрыгнуть через стойку, схватить нож для нарезки хлеба и перерезать ему глотку, когда открылась дверь, и вошли мои родители.

Я судорожно сглотнул. Я надеялся на то, что они забудут меня. Надеялся, что они навсегда оставят меня в покое. Надеялся, что, наконец-то, избавился от них. И вот они здесь. Снова вламываются в мою жизнь.

- Леланд, - сказал отец, направляясь ко мне. Джесси шла за ним.

- Леланд, сразу после работы ты пойдешь домой, - строго сказала она. - Ты не ходишь в школу. Мы волнуемся. Мы не знаем, где ты живешь.

Волнуются. Никогда не думал, что она произнесет это слово по отношению ко мне.

Воспоминания короткими вспышками пронеслись в голове. Как Джесси бьет меня по губам, когда я в неправильном порядке произношу алфавит. Как Джесси выливает горячий соус мне на палец, чтобы я перестал сосать его, когда нервничаю. Как Джесси позволяет мне дотронуться до горячего противеня с печеньями, потому что я слишком нетерпеливо себя веду. Мои братья смеются надо мной и обзывают меня. А отец позволяет всему этому происходить.

Я не хотел возвращаться домой.

- Все хорошо, - вмешался Кит. - Он живет со мной. Вы же помните меня, не так ли? - Он посмотрел на Джесси. Она выглядела взбешенной.

- Мы знаем, что ты немного запутался, Леланд. Ты должен вернуться домой. Ты еще несовершеннолетний, - зло сказала она.

До следующей недели, - подумал я. Мое восемнадцатилетие будет на следующей неделе. Они забыли об этой маленькой детали?

- Как я уже сказал, вам не о чем волноваться, - Кит обвил мою талию рукой. - Я о нем очень хорошо забочусь.

Улыбнувшись, я положил свою руку поверх его. Мое сердце бешено колотилось. Я паниковал. Но не показывал этого. Только не своим родителям. Должно быть, моя потная ладонь выдавала Киту мой страх.

В тот день я был смел, как никогда. Во второй раз в своей жизни я пошел против родителей. Это было классное чувство.

- Отлично. Порть себе жизнь, маленький кусок дерьма, - закричал отец и, развернувшись, ушел. Джесси последовала за ним, на прощание бросив на Кита уничтожающий взгляд.

Я услышал за своей спиной смех Кэрол. Отлично, у нас были зрители.

- Так ты хочешь бон-бон? - спросил Кит.


* Луни Тьюнз - группа мультипликационных персонажей, которые первоначально являлись пародией на мультфильмы Диснея.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:42 #11 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 8 - Разнести на куски
[/b]

Кит подождал, пока я закрою бутербродную, и отвез меня домой. Называть это место своим «домом» было не совсем верно. Но почему-то именно это слово приходило на ум, когда я думал о квартире, в которой жил чуть больше недели.

- Зачем ты это сделал? - спросил я, прерывая молчание, заполнившее красную спортивную машину.

- О чем ты? Ты выглядел так, словно тебе нужна помощь, так что я решил немного покрасоваться. Думаю, теперь твоя мама меня обожает, - он озорно улыбнулся.

- Всего несколько дней назад ты нес что-то вроде того, что мои родители «придут за мной» и подобную чушь. Ты хотел, чтобы я с ними помирился.

- Я просто увидел, что ты не хочешь возвращаться к ним. Ты пришел в ужас от одного их появления. Я должен был все понять еще тогда, когда ты распустил нюни из-за них, - ответил Кит.

- Я не распускаю нюни, - возразил я.

- Ты ноешь и скулишь намного чаще, чем думаешь. Я был бы не против твоего поскуливания, если бы…

- Заткнись, мать твою, - оборвал я его.

Он лишь тихо рассмеялся.

Я смотрел в окно, наблюдая за тем, как свет фонарей размывается в ночи, когда машина проносится мимо. Мне вдруг пришла в голову еще одна мысль.

- Через четыре дня мне будет восемнадцать. Но я все еще буду старшеклассником. Они же не могут вызвать полицию или сделать что-то в этом духе, а? Они же не могут каким-нибудь образом заставить меня вернуться домой? - спросил я. Даже Кит не мог тягаться с законом. Если полиция постучит к нему в дверь, или если они приедут ко мне на работу, мне останется только молча им подчиниться.

- Не думаю. Может быть, мне стоит узнать об этом, - ответил он, задумчиво сощурившись. - Но я думаю, что все будет в порядке. Твой отец сильно взбесился, и мать кипела от злости.

- Я знаю, - я улыбнулся и вдруг понял, что не поблагодарил его за поддержку. Подпитка уже донельзя раздутого самомнения мужчины не была для меня той задачей, которую я горел желанием выполнить. - Так… эм… спасибо, кстати. За то, что помог мне сейчас… и вообще.

- Малыф Лелант?..

- Заткнись, мать твою.

* * *
[/b]

Кто эта сучка? Как только она зашла в бутербродную в своих ботфортах и ослепляюще-блестящей дряни на груди, я понял, что ненавижу ее. И что хочу дать ей по лицу.

- Чем отличается римский сэндвич от итальянского римского сэндвича? - спросила она, поджав губы, глядя на меню за моей спиной.

- Ничем, - без выражения ответил я.

- О, правда? - она покрутила волосы. Я начинал беситься. - Так сколько стоит семидюймовый сэндвич за четыре доллара?

Я застыл на месте. Потрясенный. Этого нихрена не могло быть. Не могло же, мать вашу, быть такого, чтобы эта сучка задала мне подобный вопрос на полном серьезе? Если у меня еще и оставалась какая-то вера в человеческую расу, то к этому моменту она окончательно испарилась.

- … четыре доллара.

- О, боже, я такая глупая, - захихикала она.

Да уж.

В ответ я ей только улыбнулся.

* * *
[/b]

- Думаю, что смогу возненавидеть эту женщину больше матери, - сказал я, входя в заднюю комнату.

Кэрол удивленно взглянула на меня. Почему удивленно? Потому что я никогда не заговаривал ни с кем сам. Вообще никогда.

Во второй раз за десять минут я снова на секунду потрясенно застыл.

- Да… так, я пойду возьму… овощи… - пробормотал я и пошел к холодильнику.

Кэрол не говорила со мной о том, что произошло два дня назад. Мне все еще было неприятно, что она стала свидетелем нашей семейной драмы. Не говоря уже о том, что она теперь знала, что я предпочитаю члены. Я не очень спокойно относился к тому, что кто-то знает обо мне больше, чем следовало бы ему знать.

Я поспешно отошел к холодильнику и набрал овощей. Потом я почти бегом кинулся в зал и заполнил овощами миски.

К моему ужасу, Кэрол последовала за мной.

К моему ужасу, Кэрол заговорила.

К моему ужасу, Кэрол спросила меня о Ките:

- Так что это был за парень?

- Просто парень, с которым я живу… - Вот почему у меня не получилось сейчас сходу соврать?

- Я не знала, что ты гей.

- А почему ты должна была об этом знать? - резко ответил я. Наверное, это прозвучало немного грубо. Это же была Звезданутая-Мать-Вашу-На-Всю-Голову-Кэрол.

Я обернулся. Вместо я-оторву-тебе-сейчас-яйца-и-засуну-тебе-их-в-задницу я получил улыбку. Улыбку. От Кэрол.

- Знаешь, а из нас могла бы получиться неплохая парочка. Ты – гей, я … асексуальна. Да я могла бы быть твоей Грейс для Уилла*.

Асексуальна.

Какого черта?

- Я не хочу, чтобы ты была моей Грейс.

- Тогда Карен для Джека? - предложила она.

- Я обычный гей, а не ярко выраженный, - сказал я раздраженно.

- А какая между ними разница? - спросила она, приподняв бровь.

- Я… А почему бы тебе не попросить Джеффа быть твоим другом геем?

- Ни за что. Он ярко выраженный гей.

- Я думаю, что у тебя совсем крыша поехала. Мы даже не общались с тобой, а теперь ты узнаешь, что я гей, и хочешь быть моей подругой? - спросил я, невольно повысив голос.

Она улыбнулась.

- Нет, я захотела быть твоей подругой после того, как ты не спасовал перед своими родителями. Классно вы их отбрили.

Я уставился на нее. Она хотела быть моей подругой.

- О, и я считаю, что ты тоже немного не дружишь с головой, Леланд.

На мне что, написано: «сдвинутый парень, нуждающийся в поддержке и любви»?

На следующий день за ланчем я просматривал газеты, ища себе квартиру. Но пока все мои поиски заканчивались лишь полным провалом. Как и все остальное, к чему бы я ни прилагал усилия.

Завтра мой день рождения. Родители мне не звонили. И поздороваться тоже не заходили. Я чувствовал себя легко и почти беззаботно. Они, наконец-то, сдались. Они, наконец-то, меня отпустили.

Мой взгляд наткнулся на объявление в газете: «однокомнатные квартиры». Цены на них были в пределах той суммы, которую я мог заплатить.

* * *
[/b]

Я вернулся в квартиру совершенно обессилевший. Работа высасывала из меня все жизненные соки. Правда, слишком медленно, по моему мнению. Если бы только она могла убить меня так же быстро, как столкновение в лоб велосипедиста с машиной. Ах да, это тоже не всегда срабатывает.

Кит был на кухне. Я сел за стойку и увидел, что он печет печенья.

- Привет, сладкий, - улыбнулся он, облокотился на стойку и уперся подбородком в ладонь.

- Какие печенья готовишь? - я любил вкусности.

- Шоколадные. На тебя я тоже пеку. Ты можешь поесть их с молоком. А потом мы можем пообжиматься на диване, - по лицу Кита расползлась широкая улыбка.

- Этим занимаются влюбленные парочки.

Улыбка Кита погасла. Я знал, что это сработает. Его пугало любое обязательство.

- Может, тогда и не стоит обжиматься. А то вдруг ты потом в липучку превратишься.

- Точно. Тебе только второго Лукаса не хватает.

Лицо Кита исказила неприязненная гримаса.

- Я вчера получил от него по е-мейлу письмо с угрозой. Ненормальный придурок.

Это разожгло мой интерес.

- С угрозой? Ты позвонил в полицию?

- Не волнуйся, солнце, он и раньше мне угрожал, - сказал Кит, снова с улыбкой на губах.

- А еще он изнасиловал невинного парня.

- Ах да. Точно.

Почему он так легкомысленно к этому относится?

Пропищала духовка. Кит достал прихватки-рукавицы и открыл ее дверцу. Моего носа коснулся запах шоколадных печений. Это был рай.

- Ты мыл руки? - спросил я.

- Да.

- Ты их тщательно мыл? Ты знаешь правило с песней про день рождения?*

Кит обернулся, чтобы посмотреть на меня. Он открыл рот, но я его опередил:

- Только посмей сказать, что я, мать твою, очарователен, засранец!

Он закрыл рот и вернулся к печеньям. Все еще с улыбкой на лице.

* * *
[/b]

Несколько часов спустя я медленно впадал в дрему, лежа на диване. Кит сидел рядом со мной и смотрел повторный показ какого-то старого комедийного шоу.

В какой-то момент я все-таки уснул. Когда я проснулся, то обнаружил, что прислоняюсь головой к плечу Кита. Подняв взгляд, я увидел, что он тоже уснул. Его лицо было повернуто ко мне, голова опиралась и на меня и на диван.

Я прижался к нему, а потом только понял, что делаю.

Мне нужно отсюда выбираться. Я должен уйти, пока не влюбился в него. Если уже не влюбился.

* * *
[/b]

Я скучал по Джошу.

Мой прошлый день рождения был ужасным. Мне даже не сообщили, что у меня будет вечеринка. Но она была. И была отвратительной.

На ней присутствовали мои родители, бабка и три младших брата. Я не прыгал от восторга, хотя они думали, что буду. Мой удрученный вид их злил. И они весь вечер обсуждали мое поведение.

Родители купили ванильный кекс. Я ненавидел ваниль. Я ненавидел кексы. Они сухие. Они противные. Я думал, мои родители знают об этом. Бабка купила поздравительную открытку. Никаких денег. Братья сделали поздравительную открытку. Уродливую. Было очевидно, что они не особенно старались при ее создании.

И вообще, семнадцатилетие у меня не вызывало никаких трепетных чувств. Пока не позвонил Джош. Мы пили с ним пиво, сидя у ручья у его дома и бросая в него камни. Мне было весело.

Сейчас, на свое восемнадцатилетие, я вспомнил об этом. Я скучал по Джошу. Он был моим лучшим другом, и я не мог провести этот день с ним, потому что сморозил глупость.

* * *
[/b]

Войдя в квартиру, я сразу же увидел Келли.

- С днем рождения, Леланд! - закричала она, подпрыгивая на месте. Кит стоял позади нее, прислонившись к стене. - Я приготовила ужин! Тебе понравится. Я приготовила курицу по своему любимому рецепту. Ты ведь любишь курицу, да?

Мне были продемонстрированы надутые губки.

- Да, - уверил ее я и посмотрел на Кита. Он только улыбнулся.

- Ура! Я так рада. Еще мы торт купили. Торт-мороженое. Ты любишь такой?

Я радостно кивнул. Я, без всякого сомнения, любил торт-мороженое.

Ужин был вкусным. Торт был классным. Мое восемнадцатилетие было намного лучше семнадцатилетия.

- Вот, у меня кое-что для тебя есть. - Келли, улыбаясь, протянула мне открытку.

Это была легкомысленная, юморная открытка, в которой лежали пятьдесят долларов.

- Не думаю, что я могу их принять… - начал я.

И тут же был оборван.

- Нет, нет, нет и нет. Ты возьмешь их. Я не замужем. У меня нет детей. И у меня достаточно денег, чтобы подарить небольшую сумму мальчику на день рождения. - Она прочистила горло. - Я хотела сказать – мужчине. Я собиралась дать больше, но Кит настоял на том, чтобы я дала тебе только пятьдесят. - Она бросила на него через стол уничтожающий взгляд.

- Спасибо. Мне это пригодится для первого взноса, - сказал я.

Меня приветствовало молчание.

- Первого взноса? Ты нашел квартиру? - спросила Келли необычайно высоким голосом. Что было довольно удивительно, учитывая то, что ее голос сам по себе был раздражающе высоким.

Я вытащил из кармана джинсов объявление и расправил его на столе.

- Это однокомнатная квартира, расположенная недалеко от моей работы. Я ее потяну. Могу съехать отсюда к следующей неделе. Я уже им звонил.

Глаза Келли расширились. Она посмотрела сначала на Кита, потом на меня. Потом снова на Кита. Кит бесстрастно пялился на газетное объявление. Потом он поднял глаза на Келли. Затем посмотрел на меня. Потом снова опустил взгляд на газету.

Какого хрена?

- Ну, мне пора идти! - бодро заявила Келли и, улыбаясь, поспешно встала. - Я прекрасно провела время. Надеюсь, ты тоже, Леланд. Увидимся позже, солнышко.

Оно обошла стол и наклонилась, чтобы обнять меня.

- Пока, Кит!

Кит хранил молчание.

- Что это было? Почему она так быстро ушла? - спросил я, развернувшись к Киту.

- Когда ты уезжаешь? - спросил он, не глядя на меня.

- На следующей неделе…

Он откинулся на спинку кресла и уставился в потолок.

- Ты разрушил мою сексуальную жизнь.

- Угу... - У Кита просто талант какой-то внезапно менять тему разговора.

- Две недели я не мог никого привести в свой собственный дом, - мрачно продолжал он.

Я хмыкнул. Какого хрена он мне все это говорит?

- Ты приводил Келли.

- Это поднимает вопрос, на который у меня точно такой же ответ. Ты разрушил мою сексуальную жизнь.

Я приподнял бровь.

- Не понимаю тебя. Ты такой странный.

- Келли сказала, что я тебе нравлюсь.

Мое сердце перестало биться. Келли-хихикалка. Келли-руководитель. Келли-обнаженная женщина, приготовившая курицу и купившая торт-мороженое. Что, мать ее, она задумала?

- Келли забивает твою голову странными мыслями. Но когда я уйду, ты сможешь продолжить засовывать в эту женщину свой член.

Я встал. По моему мнению, разговор был окончен.

- Эй. - Кит схватил мою руку до того, как успел сбежать и спрятаться в своей комнате. - Я думаю, она кое-что подозревает.

Здорово. Снова его самомнение.

- Уверен, что нет. Отпусти. - Я потянул руку, но он продолжал ее крепко держать. - Отпусти, Кит!

- Ты мне нравишься.

В этот раз я действительно перестал дышать. Мои глаза расширились. Ладони вспотели.

- Не надо, - прошептал я.

- Почему?

Теперь я начал злиться. Зачем он это делает? Зачем ему это делать, когда так много людей жаждут заполучить его член? Зачем ему доставать меня?

- Для этого много причин. Просто оставь меня в покое. Спасибо, что позволил пожить у тебя так долго. Со следующей недели тебе не придется больше беспокоиться обо мне. - Я снова попытался освободиться из его хватки. - Кит!

- Почему? - настаивал он, напряженно глядя мне в глаза.

Мое сердце сильно билось в груди. Мне было больно.

- Ты шлюшка. Ты быстро устаешь от людей. Ты намного опытней меня. Ты старше. Тебе станет со мной скучно. - Я почувствовал на глазах слезы. Ну почему это снова происходит? Почему я всегда заканчиваю тем, что плачу перед ним? - И я всегда в депрессии. Я постоянно думаю о смерти. Я злой и унылый. Я ненавижу себя, потому что всегда молчу и всегда бросаю то, что начинаю. И я всегда один и…

По моей щеке скользнула слеза. Я не смог договорить. Я и так слишком много сказал. Мне это не нравилось. Я не любил говорить о себе. Не любил открываться. Я держал свои мысли при себе. Держал все в себе. А он все разрушил. Он сломал все, что я так отчаянно пытался сохранить в целости. Он разнес это все на куски.

Он вытер слезу с моей щеки и поднялся. Нежно провел большим пальцем по моим губам и поцеловал в лоб. Мое неровное дыхание восстановилось. Его губы заменил лоб, когда он прижался им к моему, смотря мне в глаза. Я чувствовал себя слишком раскрытым и обнаженным перед ним.

Он поцеловал меня. Нежно. Это было приятно. По моей щеке скатилась еще одна слеза. Я обвил руками его талию. Он притянул меня к себе, и я позволил ему это сделать.

Так много мыслей пронеслось у меня в голове. Что я делаю? Зачем я это делаю? Это не имело никакого значения. Я хотел это сделать. Я хотел быть с Китом. Я не хотел уходить.

Мы сдвинулись к дивану и шлепнулись на него бок о бок. Кит стянул через голову футболку и принялся за мою. Я ему помог.

Это не было отчаянным. Не было быстрым. Не было торопливым. Все было медленно и нежно. Именно так, как мне хотелось, чтобы это было.



*Уилл и Грейс – сериал. История взаимоотношений странной пары. Он - Уилл, преуспевающий юрист из Манхэттена - гей, она - Грейс, красивая девушка - гетеросексуалка. По ряду обстоятельств им приходится жить в одном доме, что вызывает много смешных ситуаций.

*правило с песней про день рождения - по нему руки надо тщательно мыть в течение двадцати секунд, столько времени хватает как раз на то, чтобы дважды спеть песню «С днем рождения»
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:48 #12 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 9 – Искусство кастрации
[/b]

Каким-то образом мы все-таки оказались в кровати. В которой я был изнасилован. Ох уж эта гребаная ирония.

Наступило утро, но я продолжал лежать в постели – с закрытыми глазами – думая. Секс с Китом. Я зря это сделал? Какие будут последствия? Я знал, что последствия будут. Всегда были последствия после того, как кто-то с кем-то переспит.

И сифилис – одно из них.

Кит заворочался рядом со мной. Я медленно открыл глаза.

Он улыбался мне. Чего это он мне улыбается? Внезапно я возненавидел его ухмылочку. А так же то, что я лежал рядом с ним обнаженный.

Я натянул одеяло на лицо.

- Что ты делаешь? - спросил Кит, явно забавляясь моим смущением.

- Думаю, - поспешно ответил я.

Кит нырнул под одеяло и посмотрел на меня.

- О чем ты думаешь?

- О разной чепухе.

- О пошлой чепухе? - в его глазах зажегся лукавый огонек.

Я закатил глаза.

- Нет, засранец. - Я вдруг осознал, что Кит тоже полностью обнажен. Мое лицо вспыхнуло. - Мне пора на работу.

Я сдвинулся, чтобы спрыгнуть с кровати, но Кит тут же обхватил меня за талию и притянул к своему голому телу.

- Тебе не надо идти на работу в ближайшие три часа. И знаешь, после великолепной ночи и горячего секса, вежливо было бы меня обнять, - тихо засмеялся он.

- Я тебя точно ненавижу, - пробормотал я, когда он прижался ко мне.

Кит некоторое время помолчал, прежде чем тихо сказать:

- Мне тоже немного страшно.

Я молча ждал, когда он продолжит.

- Как ты сказал мне сам, ты молод и неопытен. По сравнению с тобой я уже взрослый мужчина. Ты захочешь попробовать других. Ты еще столько всего захочешь сделать.

Я хрипло рассмеялся.

- Тебя нельзя назвать таким уж взрослым.

- Я хочу, чтобы ты остался, - серьезно сказал он.

Остаться с Китом означало начать с ним отношения. Настоящие отношения. Я не думал, что Шлюшка Кит осилит такую трудную задачу.

- Я… - у меня пересохло в горле… - согласен попробовать.

Мне всегда было трудно открываться людям. Отношения требовали честности. Я не мог теперь иметь секреты. Я должен был отдать Киту часть себя. Я только надеялся на то, что он сможет сделать то же самое.

Взяв пальцами мой подбородок, он развернул мое лицо к себе и глубоко меня поцеловал.

Мое сердце затрепетало.

* * *
[/b]

У нас была очередь.

Джефф насколько мог быстро подготавливал мясо. Я носился туда-сюда от стойки, где добавлял овощи в сэндвичи, к кассе. Я ненавидел обеденное время.

Пробив чек невероятно надоедливой женщине, я снова направился к овощам. Я надел перчатки и уже готов был обслужить стоящего передо мной мужчину, когда он потребовал, чтобы сначала я вымыл руки.

Этот парень хотел, чтобы я вымыл руки, несмотря на то, что у нас была очередь до самой двери. Этот парень хотел, чтобы я вымыл руки, несмотря на то, что я надел пару новых перчаток. Даже я, фанат чистоты, никогда не заходил так далеко, чтобы требовать от людей мыть руки перед тем, как они надевают перчатки. А этот придурок хотел, чтобы я, мать его, вымыл руки.

Я помыл руки.

* * *
[/b]

Джефф облокотился на стойку и театрально вытер лоб.

- Тяжко, да?

- Да, - коротко ответил я, все еще охваченный ненавистью к чертову идиоту, потребовавшему, чтобы я вымыл руки.

- Так как там у тебя дела с моим Красавчиком? - спросил Джефф, начав вытирать стойку.

Он был зол на меня за то, что я «украл» его красавчика.

- Эм… нормально… вроде как… - пробормотал я, наполняя солонки и перечницы. Я еще не привык говорить о своих любовных отношениях с людьми, которых едва знаю и ненавижу.

- Ты его трахнул? - спросил Джефф. Теперь он улыбался. Он тоже гей. Нам надо держаться друг друга. И подобная чушь. Уверен, он думал именно так.

Я молча смотрел на него. Мне было не по себе.

- Я принимаю это за положительный ответ, - подмигнул мне Джефф. - У него, должно быть, красивое тело. Он хорошо сложен. И эти его глаза. Черт, ты счастливчик.

Счастливчик. Меня никогда так не называли. Кит не был ходячим секс-богом. Но он был классным, даже если мне и не хотелось этого признавать.

Я улыбнулся. Я, действительно, счастливчик.

* * *
[/b]

Я нерешительно зашел в квартиру, чувствуя себя очень неловко. Кит вел себя совершенно непринужденно. А я не знал, как надо вести себя в подобных отношениях.

Дверь в его кабинет была открыта. Должно быть, он работает.

Я тихо прошел в свою комнату, открыл шкаф и достал футболку и джинсы. Потом молча прошел в ванную. Это отвратительно, когда от тебя воняет пищей.

Когда я включил воду и залез под душ, в голову полезло еще больше мыслей. Должен ли я теперь спать в его комнате? Должен ли перенести вещи из своего шкафа в его? Должен ли я целовать его перед уходом на работу? Должен ли я заниматься с ним сексом каждый день?

От последней мысли я запаниковал. Ни за что на это не соглашусь! У меня тогда точно будет геморрой.

После душа я направился в кухню, где разогрел себе куриный бульон с вермишелью. Я сидел за стойкой и ел, смотря на дверь кабинета. Кит все еще не вышел ко мне.

Закончив есть, я помыл посуду. Пошел в гостиную и сел на диван. Включил телевизор и стал смотреть новости.

Я занимался сексом на этом диване. О боже!

- Что за странное выражение лица? - спросил Кит, садясь рядом.

Я посмотрел на диван.

- Со сколькими людьми ты занимался сексом на этом диване? Черт, я не об этом думал. Я был голым на этом диване! Сколько еще голых людей лежало на этом диване? О, боже! - Меня даже передернуло.

Кит смеялся. Это не было, мать его, ни капли смешно.

- Не волнуйся. Никто тут не лежал голым, кроме тебя. Они лежали голыми на других диванах, - он очаровательно улыбнулся, - но не на этом. Я недавно его купил.

Я успокоился. Немного. Мысль о том, что он трахал других людей на других диванах меня рассердила. Я что, ревновал его?

- Ты работал? - спросил я, желая сменить тему.

Кит задумчиво оглянулся на свой кабинет.

- Что-то типа того.

До того, как я успел задать ему следующий вопрос, зазвонил мой мобильный. Я вытащил его из кармана и в шоке уставился на дисплей.

Мне звонил Джош.

Я пялился на мобильный, как идиот. Мне ответить? Что мне сказать? Что он хочет?

- Джош, - прочитал Кит, наклонившись ко мне и глядя на дисплей телефона. - Ты будешь отвечать?

- Алло? - ответил я самым спокойным тоном, на какой только был сейчас способен.

- Привет, Леланд. Это я. Я… хотел бы поговорить с тобой.

* * *
[/b]

На следующий день я встретился с Джошем в Макдональдсе, в который водил меня Кит, как теперь казалось, целую вечность назад. Он почти ничего не сказал по телефону. Все что он сказал – что хочет встретиться.

Если он хотел моих извинений, то я от чистого сердца готов был извиниться перед ним.

Он помахал мне рукой, как только я вошел.

- Привет, - сказал я тихо.

- Привет.

- Эм… полагаю, нам надо сначала сделать заказ, - предложил я.

Джош кивнул.

Получив еду, мы сели в углу.

Джош выглядел уставшим. Он был бледным, с синяками под глазами.

Мы оба молчали, пока я не решил, наконец, это молчание прервать.

- Слушай, я хотел извиниться за то, что наговорил тогда. Я был ублюдком и прошу за это прощения. Я не должен был говорить таких вещей о твоей девушке. - О другом я не стал упоминать. Вот об этом: «Как я мог влюбиться в такого сукиного сына, как ты». Я не собирался к этому возвращаться.

- Бывшей, - грустно улыбнулся он. - Она моя бывшая девушка.

- Оу, - вздохнул я. - Что случилось?

- Мы поссорились. - Он опустил взгляд на свою еду. - Она потеряла ребенка. Из-за меня… Она потеряла ребенка из-за какой-то дурацкой ссоры.

- Мне очень жаль…

- Ну, у нее был небольшой срок. И из меня бы все равно вышел плохой отец. Глупо, что я так увлекся этой идеей, да? - спросил он, глядя в окно.

- Это не глупо. И, между прочим, по моему мнению, ты был бы довольно неплохим отцом, - ободряюще улыбнулся я.

Джош рассмеялся.

- Прости. Я психанул тогда. Ты обозвал ее сучкой и другими словами, но я не должен был из-за этого разрывать с тобой отношения.

Не думаю, что это было единственной причиной, по которой он перестал со мной общаться. Ему было со мной неловко. Я признался в том, что люблю его. С его стороны было разумно держаться от гея подальше.

- Эм… и насчет того, что ты мне еще тогда сказал… Я не собирался говорить об этом, но подумал, что, может быть, нам нужно об этом поговорить, - смущенно сказал Джош.

Сейчас нам обоим будет ужасно неловко.

В голове возник вопрос. Я все еще испытываю что-нибудь к Джошу? Может быть, какие-то чувства у меня к нему и остались, но они со временем пройдут. По большей части, я все-таки любил Джоша только как друга.

Потому что я любил Кита. Эта мысль поразила меня, словно жестокий удар отца под дых. Она точно так же принесла боль.

- Не волнуйся об этом, Джош. Полагаю... я пережил это, - сказал я, почесав затылок.

- Хорошо, - его глаза расширились, и он поспешно добавил: - Я это сказал не к тому, что…

Я начал смеяться. Джош всегда пытался защитить мои чувства.

- Я же сказал, не волнуйся об этом.

Он улыбнулся.

Я был рад тому, что у меня снова есть друг.

* * *
[/b]

- Эй, детка, - флиртовал Игривый Старик. Он только что доел сэндвич и теперь направился в туалет. Как и всегда.

Кэрол кипела от злости, провожая его подозрительным взглядом.

- Ты слышал о парнях, которые непристойно обнажаются перед женщинами, а потом идут дрочить? Или парнях, которые мастурбируют в уголках улиц, надеясь на то, что женщины их увидят? - тихо спросила меня Кэрол. - Вот он – такой же.

Я вздохнул. Мы сотню раз уже об этом говорили. И я постоянно повторял ей, что этот мужик просто срет. Это обычная человеческая потребность. Но она была уверена в обратном.

- Пойду и попробую открыть его дверь, - сказал я и направился к туалету. Это начало действовать мне на нервы. Я должен был доказать этой сумасшедшей стерве, что она не права.

Кэрол стояла рядом и наблюдала за мной.

Я положил ладонь на дверную ручку туалета.

Мне надо было слушать эту сумасшедшую стерву.

Дверь была открыта. Прямо за ней стоял Игривый Старик. Он смотрел на меня. И мастурбировал.

У меня отвалилась челюсть.

- Бл*…

Она была права все это время.

Кэрол мгновенно оказалась рядом.

- Ах ты сукин сын! Я, мать твою, так и знала! Убирайся нахрен отсюда, пока я не отрезала тебе член! - она взмахнула ножом, который мы использовали при приготовлении сэндвичей.

Это на самом деле происходило? Я не мог в это поверить. Кэрол спятила. И именно я должен был с ней сегодня работать.

Игривый старик пытался натянуть свои штаны, смотря на нас округлившимися от испуга глазами. Он выбежал из туалета, промчавшись мимо нас с Кэрол. Я все еще шокированно стоял с открытым ртом. Старик запутался в штанах и растянулся на полу, сверкнув голой задницей. Поднявшись, он убежал.

Я не думал, что мы когда-нибудь увидим его еще раз.

- Как же я ненавижу людей, - пробормотала Кэрол, возвращаясь в заднюю комнату.

Она ненавидела людей. Может быть, мы и могли бы с этой сумасшедшей стервой стать друзьями.

* * *
[/b]

- Кит! - закричал я, как только пришел домой. - Сегодня такая безумная хрень произошла!

- Какая? - спросил Кит, подняв голову с дивана.

- Ты помнишь того изврата, который флиртовал с Кэрол? Она ему готовила сэндвичи, а потом он шел мастурбировать в туалет. Она ему сегодня угрожала. Ножом! - воскликнул я, садясь рядом с ним.

- … правда? - спросил Кит, наклонив голову на бок. - Ты не рассказал мне, как встретился с другом.

Я тут распинался, рассказывая ему о самом великом событии в своей жизни, а он взял и снова сменил тему. На Джоша.

- Мы помирились. Он расстался со своей девушкой, у которой случился выкидыш. В выходные мы идем в кино, - улыбаясь, ответил я. Нет, я не улыбался, когда говорил о выкидыше. А то бы был похож на какого-то маньяка.

Кит нахмурился.

- Что? - спросил я.

- Ты все еще влюблен в него?

Я никогда не видел у Кита такого выражения лица. Он расстроился? Он ревновал меня к Джошу? От этой мысли я почувствовал себя счастливым. Если я вообще мог себя таким почувствовать.

- Не думаю. То есть, у меня остались к нему чувства. Но я его уже не люблю, - сказал я, наблюдая за реакцией Кита.

Он расслабился.

Я посмотрел на столик и заметил на его краю альбом для рисования. Что он тут делает? Я протянул руку, чтобы схватить его, но Кит меня опередил.

Я поднял бровь. В ответ я получил дурацкую улыбочку.

- Дай посмотреть, - потребовал я.

- Нет.

- Дай мне его. - Я потянулся, чтобы выхватить альбом, но Кит поднял его над своей головой.

- Я могу дать тебе кое-что другое, - предложил он с усмешкой.

Я укусил его за руку.

- Черт! - ругнулся он, выронив альбом.

Я схватил его и открыл на последней странице. Так я и думал. Он рисовал парня, удивительно похожего на меня.

- Ты всех своих любовников рисуешь? - со злостью спросил я.

- Нет. Я уже несколько лет не рисовал ничего, кроме зданий. Я не знал, что нарисовать на последней странице и поэтому оставил ее чистой, - сказал он, смотря на свои руки. - До этого момента.

Это было невероятно банально. Но почему-то у меня потеплело на сердце.

- Я думаю, что ты глупый…

Он нахмурился.

- Но вместе с тем… какой-то… милый… наверное… - я не закончил.

Кит выглядел взволнованным. Он взял альбом из моих рук и положил его на кофейный столик. Потом притянул меня к себе и начал целовать. Поцелуй был долгим. Я почти не мог дышать. Но он был таким приятным.

Отстранившись, Кит посмотрел мне в глаза.

- Мы сейчас займемся сексом, да? - без выражения спросил я.

Он кивнул и, затащив меня на себя, начал покрывать поцелуями мою шею.

Вот это и было счастьем. Уверен в этом.

А потом все тело Кита напряглось. Он застыл, глядя на что-то за моей спиной. Я повернул голову.

Рядом с диваном стоял Лукас. И в его руке был пистолет.
Поблагодарили: SMarseleza1, Mirina, Лазурный

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 16:52 - 05 Окт 2013 17:35 #13 от denils
denils ответил в теме Re: DJN "Скука"
Глава 10 - Пистолеты и свадьбы
[/b]

В панике в голове крутились слова Аманды: «Он сумасшедший ублюдок. Я рада, что его больше здесь нет».

Потом слова Келли: «Лукас больной. Он сделал дубликат ключа от квартиры Кита и все время забирался сюда. Я удивлена, что он отстал от Кита».

Как оказалось, он от него не отстал.

Кит мертвой хваткой вцепился в мое плечо. Мои руки дрожали.

У Лукаса был гребаный пистолет.

Парень злобно смотрел на меня сверху вниз – я все еще лежал на Ките – и целился мне в голову.

- Вставай.

Одно слово. Холодное, как лед.

Мое дыхание сбилось. Этого не могло происходить со мной. Но, конечно же, происходило. Это же был я. И только я нашел немного счастья, как жизнь тут же решила его у меня забрать. Мне не позволено было быть счастливым.

Кит еще сильнее сжал мое плечо, давая понять, что мне лучше послушаться этого психа с пистолетом. Как только я встал, Кит тоже поднялся.

- Туда, - сказал Лукас, показывая на балкон гостиной.

Что, мать его, он задумал?

Кит подтолкнул меня вперед, не сводя с Лукаса настороженного взгляда. Он открыл дверь на балкон, и мы встали бок о бок, не делая ни шага, пока этот псих не ткнул пистолетом мне в спину. Запнувшись, я шагнул на балкон.

Там было холодно. Несмотря на то, что почти наступила весна, ветер был ледяным. Было темно. Ни одной звезды на небе. Я видел фонари, освещающие центр города.

- Прыгай.

Мой мозг на секунду отключился. Он только что сказал мне прыгать? Кит жил на десятом этаже. Он, мать его, серьезно это сказал? Да я предпочту, чтобы меня по-быстрому пристрелили, нежели выпрыгну с десятого этажа. Это намного страшнее ожидания, когда в тебя врежется машина.

- Прыгай! - закричал Лукас, стукнув меня по затылку пистолетом. Я упал на пол.

Чертов психопат.

- Эй, Лукас, да ладно тебе, - сказал Кит, поднимая руки, чтобы показать, что не собирается ничего делать. По его тону можно было совершенно ясно понять, что он собирался что-то сделать. - Отпусти мальчика. Он все равно для меня ничего не значит. Мы поговорим с тобой об этом. Только ты и я.

- Пошел ты! - заорал Лукас. - Я любил тебя, чертов ублюдок!

Я осторожно поднялся.

Даже если бы я закричал, то никто бы меня не услышал. С соседним балконом нас разделяло не только расстояние, но и огромная бетонная стена. Богатые нуждались в гребаном уединении. Хотя если бы я закричал, то меня по-любому бы пристрелили.

Ложь Кита тоже на психа не подействовала.

Мы реально попали.

- Прыгай, чертова шлюха! - закричал Лукас. В затылок ткнулся холодный метал.

До меня, наконец, стал доходить весь ужас ситуации. Я должен умереть. Больше двух лет я хотел умереть. Больше двух лет моим самым сильным желанием было, чтобы меня сбила машина. Или чтобы я нарвался на нож. Или чтобы я спрыгнул с десятиэтажного здания.

- Я не хочу умирать, - хрипло прошептал я. Я не хотел умирать? С какого времени, черт возьми, я этого не хотел?

Я дрожал всем телом. Сердце бешено колотилось в груди. В шею упиралось дуло пистолета. Почему, мать вашу, это должно было случиться?

- Тупой сучонок! - закричал Лукас, снова ударив меня пистолетом. Я упал на пол, схватившись за голову.

Что еще мне сказала Келли? «Звони мне, не раздумывая, если тебе что-нибудь будет нужно».

Я бросил взгляд на Кита, надеясь, что он все поймет по выражению моего лица.

Он понял.

- Лукас, Лукас. Перестань. Неужели ты, и правда, этого хочешь? - сказал он, выдавив из себя улыбку.

Взгляд Лукаса метнулся к нему, его глаза были полны слез.

Я сунул руку в карман. Меню. Контакты. Келли. Вызов.

- Привет, Леланд! - раздался женский голос. Я надеялся на то, что он был не настолько громок, чтобы Лукас его услышал.

- Лукас, опусти пистолет! Давай все обсудим! - закричал Кит.

Келли больше ничего не говорила, и я посмотрел на дисплей мобильного. Вызов был завершен. Она слышала Кита? Я начал паниковать.

- Почему мы не могли быть вместе? - заплакал Лукас. Чертов засранец.

- Я не думал в то время, что это возможно. Я был дураком. Я люблю тебя! - попытался уверить его Кит.

- Тогда какого хрена ты с этим сучонком? - спросил Лукас и схватил меня за волосы. Я закричал от боли, когда он потянул за них, ставя меня на колени.

В глазах Кита был страх.

- Не нужно этого делать, Лукас, - уверял он.

У Лукаса вырвалось рыдание. Потом он приставил дуло к моей щеке.

Я задрожал. Постарался дышать. Вдох-выдох. Все будет хорошо. Келли позвонила в полицию. Они уже едут. Этого не произойдет. Не произойдет.

- Пожалуйста… опусти пистолет. Пожалуйста, Лукас, - тихо умолял Кит.

Лукас яростно замотал головой. Кит сделал шаг вперед.

Казалось, прошли минуты. Все и всё застыло на месте.

Затем за входной дверью кто-то произнес:

- Откройте!

Лукас больше не плакал. Он взбесился.

- Ты вызвал полицию? - закричал он Киту.

Кит даже не успел ответить, как Лукас направил пистолет в его грудь и выстрелил.

* * *
[/b]

Слезы безостановочно текли по моим щекам. У меня был неограниченный запас невыплаканных слез, которые я сдерживал годами.

Голова раскалывалась. Слишком много всего произошло. Но к такому я не был готов.

* * *
[/b]

Есть определенный момент, с которого Келли начинает меня раздражать. Этот момент наступает после трех часов. После трех часов с ней мне хочется ее придушить. После трех часов ее «да, да», мне хочется вырвать ей язык. После трех часов ее «миленьких» ласковых прозвищ, мне хочется заклеить ей рот скотчем, выдавить глаза и сбросить ее с моста.

Сейчас прошло пять часов.

Я, мать их, ненавижу свадьбы.

- Тебе понравился торт, Леланд? Он был вкусным? О, я надеюсь на это! - надувает губы Келли.

Я киваю.

- Я так рада! Мне помог его выбрать Мишка Джерр!

Мишка Джерр – это как уже три часа муж Келли. И Мишка Джерр его прозвище. На самом деле его зовут Джерри. И я предпочитаю звать его именно так.

Она улыбается и обнимает меня, чтобы потом словно голодный тигр наброситься на других гостей.

Я направляюсь к бару. Они проверяют тут удостоверение личности? Мне осталось всего несколько месяцев до двадцати одного года. Если я вынужден задержаться на этой свадьбе, да еще и общаться, то мне чертовски необходимо что-нибудь выпить.

Звонит мобильный. Я засовываю руку в карман и достаю его.

«Засранец поставил мне четверку. Мать его».

Кэрол пишет о своем экзамене. Она решила не готовиться к выпускному экзамену по физике. И теперь впервые за всю свою университетскую карьеру получила четверку.

Глупая сумасшедшая сучка. В этом семестре у меня была куча четверок.

Я решаю посидеть за своим столиком. Все равно больше нечем заняться.

Я не знаком с сидящей со мной женщиной. Но она совершенно точно собирается со мной заговорить, потому что наклоняется ко мне и открывает рот.

Черт. Черт. Черт.

- Так откуда ты знаешь невесту? - небрежно спрашивает она.

- Она подруга моего парня, - отвечаю я.

- Оу, мальчик гей? Ты, должно быть, Леланд. Келли тебя обожает, - говорит она, по-доброму мне улыбаясь. - А где сейчас твой парень?

- В раю.

- Что? - удивленно спрашивает она.

- Келли решила, что это замечательная идея – раздать гостям корзинки с конфетами. И так случилось, что в этих корзинках есть бон-бон. Так что в данный момент мой парень таскает у всех эти бон-бон. Уверен, что прямо сейчас он жует их.

Ее глаза округлились.

- Знаю. Он извращенец.

- Леланд, перестань плакать.

- Я не могу, мать твою! Я не могу перестать! - прорыдал я.

- У меня всего лишь прострелена рука, - засмеялся Кит.

Мы были в машине скорой помощи.

Полиция вышибла дверь. Лукас как раз собирался выстрелить еще раз, когда полицейские опередили его с этим. И промазали. Спасибо вам, хорошо обученные профессионалы. Но Псих перепугался и выронил пистолет. Его арестовали.

Келли сразу поняла, что к чему.


* * *
[/b]

- Где ты был весь вечер? - спрашивает меня Кит. В руках у него корзинка с конфетами.

- Разговаривал с тетей Келли. У нее десять кошек, и она ненавидит птиц.

- Тебе, наверное, весело с ней было.

Я бросаю на него взгляд, означающий: «Нет, не было».

Он смотрит на меня с выражением: «Оу, прости».

- Думаю, может, нам пора домой? - говорит Кит, разглядывая корзинку в своих руках. Он любовно прижимает ее к себе, словно ребенка.

- Надеюсь, тебе на хвост сядут копы, - бормочу я, доставая ключи от машины.

- Звучит, как забавная пошленькая игра, - ухмыляется Кит.

Я пытаюсь сдержать улыбку, когда беру его за руку.

- Ты просто чокнутый извращенец.

Конец.
Поблагодарили: ezzy, TTLaLaTT, БертаЕ, Анхэна, Kai, SMarseleza1, Эльпир, Lyissa, Marshmallou, Soubi, Mirina, Фаэхон, Лазурный, rackshasy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Эльпир
  • Эльпир аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
26 Ноя 2014 22:44 #14 от Эльпир
Эльпир ответил в теме Re: DJN "Скука"
Мне нравятся рассказы в которых в конце жизнь ребенка или же парня, человека, приобретает смысл*)
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Zhongler, Lachiguilina, Soubi, Jannetta, mea_fad

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 Мар 2015 21:32 #15 от Jannetta
Jannetta ответил в теме Re: DJN "Скука"
Интересный рассказ, без излишней пошлости.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.