САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:10 - 13 Авг 2017 17:40 #1 от denils
denils создал эту тему: Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Творческое объединение Tongue Twisting Mates представляет:

Раскрывая тайну, обнажая кожу

Шон Майкл


Перевод: Zhongler&Crazy Jill
Обложка: sonata
Рейтинг: NC-17, ненормативная лексика
Размер: 10 глав
Статус: в процессе перевода Глава 5.1 (обновлено 17.12.2012)
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.
Аннотация:
Дилан Уолш – богатый бизнесмен, чья жизнь заполнена скучными деловыми встречами, чопорными деловыми партнерами и серыми деловыми костюмами. Чтобы развеять скуку он иногда сбегает в бары, где собираются люди, знающие толк в том, как поразвлечься. В одном из таких заведений однажды ночью он замечает сногсшибательного мужчину в корсете, которого тут же решает заполучить. Итак, охота за таинственным незнакомцем в корсете начинается.

Пролог / Глава 1-4 / Глава 5.1
Поблагодарили: Жменька, GALINA52, Lelika, Алентин, Syslik0999, LUNA3006, turinap, Devid, Jinn, Lemesos, Alina-Ali, verle69, RitaVita, elen.ka, Дияли, Planeta, KlaraandKlara, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:10 - 20 Янв 2014 22:52 #2 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Вложения:
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:12 - 23 Янв 2014 17:01 #3 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Пролог
[/b]

Дилан Уолш откинулся на спинку стула, наблюдая за сидящими за столом мужчинами и слушая их вполуха.
Три брокера, два президента компаний, горстка вице-президентов и юристы всех сортов торговались, кто и что из них получит, когда Беллами Инкорпорейтед и Уотсон Тауэрс сольются под крышей одной из корпораций, которую курировала компания Дилана.
Он был безумно богат, и так же безумно скучал.
И здесь не было никого достойного его внимания.
Сдерживая тяжкий вздох, Дилан налил себе стакан воды.
Он представил старого Сэма Вильямсона в кожаном прикиде «любовника-папочки», и ему пришлось прикусить внутреннюю сторону щеки, чтобы сдержать смех. Старик, скорее всего, был бы в большем восторге, если бы его связали и заставили лизать кому-нибудь сапоги.
Сделав глоток воды, Дилан перевел взгляд на сидящего рядом со старым козлом молодого брокера.
Темные волосы, карие глаза, плотно сжатые тонкие губы – тощее маленькое дерьмо выглядело так, словно никогда не смеялось, не трахалось и вообще ничем не занималось, кроме зарабатывания денег и посещения церкви.
Дилан мысленно примерил кожаный прикид «любовника-папочки» на него и хмыкнул. Уголки его губ дернулись, когда в него вперились восемь пар глаз; брокер – с еще одним гребаным именем на «С»: не Сэм, может Стив? Симон? Скотти? – посмотрел на него так, будто готов был первым вызвать санитаров из психушки.
- Думаю, сейчас уже нет необходимости в моем присутствии, не так ли? А у меня есть другие дела, - Дилан каждого смерил жестким взглядом, оставив Чопорного мальчика напоследок.
- Уверен, мы сможем прислать вам всю нужную документацию, - Чопорный мальчик говорил с легким южным акцентом, и в его голосе слышались едва заметные нотки нетерпения.
- Надеюсь, по крайней мере, один из вас это сделает, - Дилан закрыл ноутбук, положил его в портфель и щелкнул застежкой.
Он еще раз обвел всех глазами, задержав взгляд на Чопорном мальчике. На секунду ему стало интересно, каково это будет - заставить его расслабиться, вытащив из задницы проглоченный кол, и что придется сделать, чтобы взъерошить так тщательно приглаженные перышки.
- В таком случае, если у вас ко мне вопросов нет…
- Приятного вечера Уолш. Уверена, мы справимся, - Катерина Фентс отпустила его взмахом руки, все мужчины снова повернулись к столу.
Дилан был уверен, что они справятся.
Уходя, он бросил на них еще один взгляд, все восемь спин напряженно застыли.
Он закатил глаза, и двери позади него захлопнулись.
Ему нужно найти себе увлечение.

* * *
[/b]

Дилан прислонился спиной к барной стойке, держа в руке неразбавленный виски.
Он был в Золотых Ножнах пару или тройку раз. Когда ему было скучно, от костюмов на работе уже тошнило, и ему просто необходимо было пойти туда, где люди умели развлекаться и расслабляться.
В Ножнах собирался самый разный народ, и, бросив один только взгляд, можно было заметить и готичных мальчиков, и трансвеститов, и «папочек» в кожаных прикидах со своими «игрушками», и панков, и дешевых проституток.
Его собственный наряд - узкие кожаные штаны и футболка - по сравнению с одеждой других казался скучным, но позволял затеряться в толпе и наслаждаться видом.
И что это был за вид! Мужчина, на которого Дилан в данный момент смотрел, был сногсшибательным, в облегающих, словно вторая кожа джинсах из тончайшей ткани и черном кожаном корсете на талии. Глаза у него были подведены, соски накрашены и напряжены.
Член Дилана, наполовину вставший с того самого мгновения, как он вошел в бар, начал медленно наливаться, упираясь в кожаные шнурки, стягивающие ширинку.
Он сделал большой глоток виски, внимательно осмотрел комнату и снова вернулся взглядом к сексуальному распутнику в корсете. Мужчина был худощавым, с широкими плечами и совершенной маленькой задницей. Задницей, которая вертелась под музыку так, будто была создана для этого.
Застонав, Дилан опустил руку на бедро, с трудом удерживаясь, чтобы не погладить свой член. Он мог представить, как засаживает его в эту совершенную маленькую попку.
И чтобы это осуществить Дилан начал придумывать план игры.
Кто-то подошел, поцеловал мистера Совершенная Задница пылко и глубоко, а потом продолжил свой путь, покинув группу танцующих и горланящих мужчин. О да, он бы тоже хотел урвать кусочек этого пирога. В виде классного, долгого и жесткого траха.
Дилан допил виски и поставил стакан на стойку, все еще наблюдая за мужчиной, теперь уже пристально. Было что-то знакомое в подбородке мистера Совершенная Задница… Темные торчащие волосы, яркие светло-голубые глаза, сочные смеющиеся губы – где он видел это лицо?
Он заказал себе еще выпивки, пытаясь разгадать эту загадку, прежде чем сделать первый шаг и позаботиться о своем развлечении на сегодня.
Давай, Дилан, представь, что нет подводки, узнай же его…
Ему помог свет, который упал так, что голубые глаза оказались в тени, а улыбающееся лицо приобрело резкие очертания и стало суровым.
Бог мой!
Это был мистер Как-Кол-Проглотил Чопорный мальчик с заседания по поводу слияния компаний, с которого он сегодня слинял.
Ни хрена себе!
Его глаза сузились. Да очень даже хрена себе. Это точно был он.
Кто бы мог подумать, черт побери, что эти чопорные манеры, вытянутое лицо и строгий деловой костюм скрывали такое? Еще один мужчина подошел к нему, поцеловал и застегнул крохотный серебряный зажим на одном напряженном соске.
Нет! Нет! Это мое!
Такая уверенность удивила его самого. Он пришел сюда, чтобы по-быстрому развеять скуку. За одноразовым сексом. Дилан никогда не приходил за большим. Но что-то говорило ему, что он хочет этого мужчину не на одну ночь. И это что-то было в том, как двигалась совершенная маленькая задница, как маленькие сосочки молили о большем, чем просто зажим.
У Дилана в голове начал зарождаться новый план, который включал в себя не только обладание сладкой задницей под корсетом, но и развращение чопорного бизнесмена.
Он допил виски и вышел из клуба, опьяненный предвкушением, словно наркотиком.
Поблагодарили: Жменька, VekShu, Алентин, turinap, Landyish, Jinn, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:15 - 23 Янв 2014 17:03 #4 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 1.1
[/b]

Скотт склонился над документами, просматривая список вопросов, которые будут обсуждаться на предстоящей конференции. По большей части они были нудными и скучными, но он мог и поскучать ради четырех бесплатных ночей в раю. Маленький уединенный остров был прекрасен. Пятизвездочный отель, изумительная еда. Если бы только он находился здесь не как Скотт Дейли, консерватор до мозга костей, тогда бы вообще все было идеально.
На бумаги легли длинные наманикюренные пальцы, раздался тихий смешок.
- Сейчас час коктейлей. Время встреч и знакомств, а не беспокойства о делах. Мистер Дейли, не так ли?
Скотт поднял глаза на мистера Надменность – Дилана Уолша собственной персоной, с улыбкой смотрящего на него сверху вниз.
Скотт моргнул, почти улыбнувшись в ответ. Почти.
- Мистер Уолш. Как приятно видеть вас здесь. С нетерпением ожидаете начала конференции?
Улыбка Уолша стала хищной, и темные глаза загорелись.
- В самом деле, мистер Дейли, жду с нетерпением. А пока, что бы вы хотели выпить?
- Я бы не отказался от газированной воды. - Скотт Дейли не пьет. Никогда.
Дилан приподнял бровь:
- Газированной воды? Мистер Дейли, вы на тропическом острове. Почему бы не расслабиться немного?
Боже, у Дилана Уолша был низкий, глубокий голос. Он вибрировал между ними.
Если бы он только знал, высокий, смуглый и красивый.
- Я ведь здесь по делам.
Уолш опять издал тихий смешок.
- Вы на райском острове, и все о чем можете думать – это работа. Я знал, что вы трудоголик, мистер Дейли, но чтобы до такой степени. Я надеялся, что на сегодняшней тусовке у нас будет возможность узнать друг друга немного получше.
Как бы ты не надорвался, узнавая меня. Боже, как же ему скучно.
- Думаю, я могу выпить один бокал чего-нибудь. Не хотелось бы вас обижать.
- Отлично, - Уолш окинул его взглядом с головы до ног и обратно. - Дайте угадаю. Водка с апельсиновым соком?
Текила, красавчик. Не разбавленная.
- Прекрасно.
- Видите? Мы уже начали узнавать друг друга.
Уолш заказал для него водку с апельсиновым соком и для себя неразбавленный виски. Через некоторое время к ним присоединились двое мужчин, брокеры одной из корпораций Уолша. И «тусовка» из просто скучной стала совсем унылой.
Скотт потягивал напиток и слушал разговоры вполуха, думая о своих банковских счетах, пентхаусе и мерседесе. Он не просто так оставил Хьюстон и ночную жизнь.
Денежки, детка.
Хотя иногда хотелось большего.
Скотт несколько раз замечал, что на него смотрит Уолш. Интересно, наблюдает ли он за ними всеми, оценивая? Этот человек явно ничего не оставляет без внимания. Наконец-то, наконец-то, Уолш ушел, и все последовали примеру большой шишки, медленно расползаясь по своим номерам. Скотт дождался момента, когда остался один, подошел к телефону и набрал номер бара.
- Доставьте, пожалуйста, бутылку Куэрво в бунгало 13.
- Да, сэр. Принести ли вам вместе с текилой лайм и соль?
- Да, это было бы чудесно.
Было тихо, когда он шел от главного здания к своему домику, невероятно красивый закат окрасил небо в бархатный синий и лиловый цвета. С океана дул легкий ветер, свежий и чистый, теплый. Никто из гостей по пути в бунгало ему не встретился, а у самых дверей Скотта ожидал молодой человек обслуживающий номера, загорелый, темноволосый, с дружелюбным взглядом и дежурной улыбкой.
Ох, красавчик-красавчик. Не хочешь зайти и распить со мной эту бутылку, прелестник? Он улыбнулся:
- Дорогой сэр, вы – мой спаситель.
Парень одарил его лучезарной улыбкой, забирая у него из рук карточку-ключ и открывая для него дверь.
- Вам что-нибудь еще нужно, сэр?
Если бы он не был тут по делам, то составил бы продуманный до мелочей гребаный список того, что ему нужно.
- Не сегодня, - осмотревшись по сторонам, он решил не рисковать. - Может быть позже.
- Очень хорошо, сэр. - Парень отдал ему бутылку и плавным, отточенным движением убрал чаевые в карман. - Если вам что-нибудь понадобится, спросите Рики, я буду счастлив услужить вам.
- Рики, - Скотт несколько секунд смотрел в его красивые глаза. - Я запомню.
Угомонись, парень.
Никакого совращения местных.
Работать. Работатьработатьработать.
Еще раз лучезарно улыбнувшись ему, Рики, раскачивая подносом, удалился.
Скотт вошел в бунгало и включил свет. Комната выглядела просто, но элегантно, в обстановке доминировала большая красная кровать, окруженная москитной сеткой. Он уставился на лежавшую на мягком белом одеяле коробку в золотой подарочной бумаге.
Скотт закрыл дверь и подошел к свертку, поглаживая пальцами горлышко бутылки. Что за черт…Он ослабил галстук, а потом сел на кровать и развернул упаковку, выискивая карточку, хоть какой-то намек.
Что-нибудь.
Под упаковкой, на нижней стороне коробки была прикреплена маленькая золотая карточка, на которой четким, уверенным почерком было написано:
«Надень это для меня»
Брови Скотта сошлись на переносице. Надень это? Надень что? Какого черта…
Он полез в коробку, приоткрыв губы в нетерпении, и вытащил содержимое наружу.
Твою ж мать.
Это был поясной корсет. Девственно белая кожа с длинными завязками.
Выглядело чертовски дорого. Чертовски сексуально.
Кто, черт побери, прислал его? Кто, твою мать, узнал? Господи. Господи. Твою налево.
Он встал, начиная паниковать. Ему нужно собраться, сослаться на болезнь и уехать. Просто отправиться домой. Сейчас же.
Сейчас же, черт побери.
Кожаный корсет вновь и вновь притягивал его взгляд, пальцы раскачивали бутылку текилы.
Зазвонил телефон, напугав его своим пронзительным верещанием.
Мать.
Мать.
Мать-перемать-мать-мать.
Скотт взял себя в руки, встретился взглядом со своим отражением в зеркале - на глазах все еще темные линзы - и ответил на звонок:
- Да?
- Мистер Дейли? Это Дилан Уолш. Я хотел убедиться в том, что вы получили новое расписание. Заседание о слиянии было перенесено на завтра, на 10 утра. Думаю, вы должны присутствовать на нем. Ваше участие во встрече пойдет всем на пользу.
- Я… нет, я не получил его. Спасибо, что проинформировали. Где? - он всегда сможет уехать позже, пока стоит остаться, просто из любопытства.
- Комната для переговоров номер три. Еще я бы хотел пригласить вас завтра на ужин, - голос у Уолша понизился и стал более… интимным. - Мы могли бы обменяться опытом друг с другом. И с директорами…
- Конечно, мистер Уолш, почту за честь, - при условии, что он не умрет от охватившей его гребаной паники.
- Отлично, - последовала небольшая пауза, и затем глубокий голос продолжил: - Надеюсь, все, что вы нашли в своей комнате, вам понравилось, мистер Дейли?
- Простите? - Скотт снова взглянул на кровать, сердце учащенно забилось.
- Ваше бунгало, мистер Дейли, оно вам нравится?
- Да, да. Вполне. Вполне нравится, спасибо.
Если не считать этого…
Этого.
Этого прекрасного, сексуального, чертовски соблазнительного корсета, ожидающего его.
Господи.
- Хорошо. Пожалуйста, дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится. Думаю, вы найдете меня очень гостеприимным хозяином. Приятных снов, мистер Дейли.
- Спасибо. И вам приятных снов, - он открутил крышку текилы.
- Они будут такими, - пробормотал Уолш и отключился.
Дал повесил трубку и сначала снял контактные линзы, пиджак и галстук, а потом выпил первые две стопки.
Все это время он пристально смотрел на коробку.
К тому времени, как он затянул корсет, обхвативший его очень крепко, красиво оттенивший кожу, его член налился и истекал смазкой.
Еб*ть его в рот.

* * *
[/b]

Дилан намазал рогалик маслом, наслаждаясь океанским бризом.
Нишу частной столовой освещало солнце, нагревая столовое серебро на столе, накрытом для двоих. Было тихо, мирно и чудесно. Его небольшая двухдневная конференция закончилась, и Дилан с утра пораньше отправил с острова на пароме всех директоров и бизнесменов. Придуманная им история насчет самолетов, улетающих с материка до девяти часов утра, заставила всех уехать очень рано.
Благодаря ей на курорте осталась только обслуга, он сам и Скотт Дейли. При мысли о Дейли уголки его губ разъехались в широкой улыбке. Он оставлял в комнате мужчины подарки. Каждую ночь по одному. Корсет в первую, кольцо для члена во вторую, и два серебряных зажима для сосков в последнюю.
Весь первый день конференции у него был стояк, и он только и делал, что ерзал в кресле, представляя, что на Дейли, под его официальным, строгим, застегнутым на все пуговицы деловом костюмом, надет корсет. Все тело пело в предвкушении. И наконец долгожданный день настал. Сегодня он встретится с Дейли лицом к лицу и даст ему понять, что его секрет раскрыт. Раскрыт им, Диланом.
Он откусил кусочек рогалика, сладкого и хрустящего, с маслом - просто идеальное сочетание. Было такое ощущение, словно все воспринималось им совершенно по-новому, острее. Он чутко реагировал на каждую мелочь.
В комнату вошел Скотт Дейли, худощавый и подтянутый, напряженный под своим консервативным, жестким, неприглядным костюмом, глаза скучно карие.
- Доброе утро. Я рано?
Дилан глубоко вздохнул. Он мог поклясться, что почувствовал запах Скотта, донесенный проскользнувшим сквозь легкие прозрачные занавески бризом.
- Вовсе нет, вы как раз вовремя, - он указал на стул напротив своего.
Дейли медленно сел, осанка прямая, губы полные, изящные.
Дилан мог представить себе эти губы такими, какими они были той ночью в Ножнах: такими же полными и изящными, только более красными и слегка припухшими от страстных поцелуев других мужчин. Незнакомцев, которым Дейли так красиво себя отдавал.
Дилан облизал губы:
- Скажите мне, как вам мой маленький райский остров?
- Довольно очаровательный. Прислуга весьма расторопная. - Дейли взял и надкусил кусочек тоста.
- И умеющая держать язык за зубами, - добавил Дилан. Он встретился взглядом с Дейли, удерживая его.
Одна бровь выгнулась, губы слегка сжались.
- Исключительно хорошее качество для работника.
- В самом деле, - Дилану хотелось взъерошить эти утонченные консервативные перышки. Он облизал губы, глубоко вздохнул и мягко спросил: - Ты надел его?
- Простите? - глаза фальшивого цвета расширились.
- Да, думаю, я должен уточнить. - В конце концов подарков было три. - Представляю, как сногсшибательно ты выглядишь в белом. - Не то что бы черное кольцо для члена или серебряные зажимы для сосков выглядели бы на нем менее сногсшибательно, но, мастурбируя ночью, он представлял себе именно корсет.
- Я… я уверен, что не знаю, о чем вы говорите, - о, Дейли был хорош. Сколько лет притворства потребовалось, чтобы он мог сохранять на лице столь невинное выражение.
- Нет? - он приподнял одну бровь и опустил взгляд на талию Дейли, пытаясь разглядеть, есть ли под темным пиджаком корсет. Медленно он поднял глаза, чтобы встретится взглядом с Дейли.
- Нет. - Он почти чувствовал жар мужчины.
Дилан сдержал улыбку и потянулся к кофейнику, предложив налить кофе и Дейли, пока решал, каким будет его следующий шаг.
- Где все? Они пропустят завтрак.
Дилан налил кофе в чашку Дейли.
- Их никто не приглашал на завтрак.
Выбрав слойку с фруктами, он оторвал кусочек и предложил его мужчине, держа в своих пальцах:
- Вы действительно должны попробовать это. Я никогда ничего подобного не ел.
Дейли потянулся и взял кусочек, едва коснувшись кончиков пальцев Дилана своими.
- Спасибо.
- Не за что, - пробормотал Дилан, снова медленно опустив взгляд на талию Дейли. - Ты всегда носишь такие консервативные костюмы, темно-синие или черные. Не могу не думать о том, как часто под ними ты скрываешь сокровища.
- Сокровища? - ох, красавчик, какие большие у тебя глаза.
- О, да, сокровища, большие и маленькие, - секунду помолчав, он добавил два слова: - Туго завязанные.
Кофейная чашка стукнула о блюдце, Дейли кинул салфетку на стол.
- Думаю, я достаточно позавтракал, спасибо.
- Останьтесь мистер Дейли. Наш разговор только начинает становиться интересным. И надеюсь, вы ответите на тот вопрос, который я задал в самом начале.
- Я… я не понимаю, о каком вопросе вы говорите. - Одна рука Дейли легла на перетянутый живот.
О да.
Он мог только представлять, как Дейли выглядел в белом, туго затянутом корсете, с маленькой совершенной задницей под ним.
Его напряженный член подрагивал в такт пульсу, но Дилан не хотел использовать воображение, он хотел видеть, насколько реальность ему соответствовала. Насколько она его превосходила.
- Ты надел его? - медленно повторил он, глядя Дейли в глаза, не позволяя мужчине отвести взгляд.
- Да, - ответ прозвучал, тихий и твердый, именно тот, который он и хотел услышать.
Дейли встал и пошел прочь от стола. Сечас Дилан мог видеть, что мужчина надел его подарок, по тому, как тот двигался, как тугой корсет придавал ему чувственную осторожную грацию.
Застонав, он встал, и, бросив салфетку на тарелку, поспешил за направляющимся в свое бунгало Дейли.
- Так значит, ты оценил мои подарки.
- Чего ты хочешь?
- Я думал, это очевидно, мой дорогой Дейли: я хочу тебя, - он не видел смысла притворяться. Он купил Дейли подарки, привез его в это райское местечко, подстроил так, чтобы они остались одни. Он хотел этого мужчину. Или, скорее, мужчину, который прятался за этими контактными линзами, костюмом и фальшивой скромностью.
Дейли открыл дверь бунгало и сразу же зашел внутрь. Комната хранила свидетельства подарков Дилана. Игрушки. Текила. Смятые простыни. Запах Дейли. Запах желания, похоти и оргазма.
Он вошел вместе с мужчиной и закрыл у себя за спиной дверь.
- Я хочу увидеть.
- Грешники в аду хотят воды со льдом.
О, посмотрите, Дейли задрожал.
- Если я когда-нибудь попаду в ад, она у меня будет, - он развязал галстук и вытащил его из-под воротника рубашки.
Дейли наблюдал за ним, не сводя глаз с его рук. Дилан расстегнул верхнюю пуговицу рубашки, потом пуговицу на пиджаке. Он практически дрожал сам, желание съедало изнутри.
- Покажи мне.
- Твою мать, это просто бред.
О черт, только послушайте, как томно он растягивает слова, в голосе чистый секс. Вот это разница.
Его член дернулся. Дилан мог чувствовать свой собственный запах, его желание наполнило воздух.
- А мне это кажется чертовски реальным. Теперь - и я не буду больше повторять. Покажи. Мне. - Ему не откажут. Не тогда, когда он мечтал об этом с тех самых пор, как увидел этого мужчину в его наряде.
Длинные пальцы сначала расстегнули темный пиджак, потом пуговицы ослепительно белой рубашки. От вида мускулистого, загорелого торса Дейли, плотно обтянутого белой кожей корсета у Дилана чуть слюни не потекли, и мучительно заныло в паху.
- Бог мой, - он сглотнул и сжал руки в кулаки, чтобы не потянуться и не прикоснуться к нему. Еще нет. Еще рано.
Дилан облизнул губы:
- Немедленно сними пиджак и рубашку, Дейли.
- Кажется, ты думаешь, что я исполняю приказы, - боже, мужчина так хорошо, так жарко пах.
- Ничего личного, Дейли. Думаю, все исполняют приказы. - От наемных работников до друзей и любовников. Дилану по статусу было положено отдавать приказы. - И еще я думаю, что ты желаешь – нет, что тебе нужно – чтобы на тебя смотрели.
- Как ты узнал? - пиджак был снят и аккуратно повешен в гардеробную.
- У меня есть глаза, - не солгал, но и не сказал правды он.
Потом Дейли снял рубашку, давая Дилану хорошенько рассмотреть свою спину, талию и замечательную задницу.
Дилан не смог сдержать стон, все его тело напряглось. Надел ли Дейли нижнее белье, или ему откроется вид на ничем не прикрытую задницу мужчины, когда дорогие брюки последуют за пиджаком и рубашкой?
- Продолжай, - негромко сказал он хриплым, грудным голосом.
- Кто, мать его, сказал тебе? - Дейли снял туфли, мышцы напряглись.
Дилан покачал головой, смотря на хорошенькие розовые соски. Они не были накрашены как тогда, в клубе, и на них не было маленьких серебряных зажимов, которые он оставил на кровати Дейли прошлой ночью.
- Мне никто не говорил.
Дейли снял носки, и теперь спокойно смотрел на Дилана карими, ничего не выражающими глазами.
- У тебя глаза другого цвета. - Мягко сказал Дилан. - Ты не можешь остановиться на полпути. Тебе нужно, чтобы я увидел все, - ему было нужно увидеть все.
- Ты видел меня. Где-то, где я развлекался, - казалось, Дейли расслабился и успокоился, он направился через комнату в ванную.
- Умный, умный, мальчик, - пробормотал Дилан, последовав за ним и встав, прислонившись к дверному косяку. Он мог видеть свое отражение в зеркале, видеть себя спокойным и сдержанным; и только голос выдавал его возбуждение.
Дейли был не единственным, кто носил маски.
- Я такой, - Дейли извлек контактные линзы и растрепал пальцами тщательно уложенные волосы, выглядя при этом взъерошенным и невозможно желанным.
Удивительные голубые глаза встретили его взгляд, голодные, распутные, игривые и немного сердитые.
- Так лучше?
Это было самое восхитительное превращение. Огонь и страсть Дейли пьянили и возбуждали так же, как вид корсета, туго стянутого вокруг его талии.
Дилан стряхнул с плеч пиджак и повесил его на ручку двери в ванной.
- Да, намного, - он пробежал взглядом по телу Дейли, черные брюки не вписывались в общую картину. - На самом деле почти совершенно.
Дейли поднял подбородок, руки скользнули вниз по худощавому телу, лаская, красуясь.
- Почти?
- Да, почти, - слова вырвались едва ли не рычанием, член Дилана уперся в молнию, натягивая его ох-какие-дорогие костюмные брюки. Он никогда не видел ничего столь красивого, столь возбуждающего. Все тело Дилана напряглось в ожидании, когда ему откроется последний кусочек.
- А ты не собираешься раздеваться? - руки Дейли скользнули на талию, расстегнули пуговицу, обнажая крохотную часть, лишь намек на черные курчавые волосы.
- Всему свое время, - он не мог оторвать взгляда от этого кусочка кожи, желая, чтобы Дейли продолжил, чтобы показал все, что шло в комплекте.
Ширинка открылась, и его взгляду предстал длинный обнаженный член, тяжелый и набухший. Затем Дейли повернулся к нему спиной, спустил брюки вниз и снял их совсем, демонстрируя Дилану свою хорошенькую, мускулистую маленькую задницу, ягодицы, обрамленные шнурами корсета.
- Твою мать, - застонав, Дилан сделал шаг вперед, а потом еще один, протягивая руки к совершенным округлостям.
Дейли отступил, так, чтобы он не смог дотянуться.
- Твоя очередь.
Дилан опять застонал, пальцами схватив воздух.
- Раздень меня, - приказал он.
Поблагодарили: Жменька, Алентин, turinap, Jinn, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:17 - 23 Янв 2014 17:04 #5 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 1.2
[/b]

- Любишь покомандовать? - окидывая его взглядом, Дейли облизал свои хорошенькие, припухшие словно от укуса пчелы губы. - Всегда получаешь, что хочешь?
- Всегда.
А сейчас он хотел Дейли. До умопомрачения. Хотел погрузить свою плоть между этими прекрасными половинками, поиграть с этими прелестными сосочками, пососать этот роскошный налившийся член.
Дейли расстегнул его рубашку, ни разу не коснувшись пальцами кожи, просто дразня.
Дилан сделал глубокий вдох, втягивая в себя исходивший от тела Дейли мускусный, мужской запах. Он так же чувствовал излучаемое этой восхитительной кожей тепло, и изо всех сил сдерживался, чтобы не потянуться и не дотронуться до нее. Дилан был не из тех, кто отказывает себе в удовлетворении своих желаний, но он знал, что если сейчас немного подождет, то наслаждение, которое ему сулят, будет намного сильнее.
- Дразнишь, - мягко пожурил он, рассматривая такое близкое тело Скотта.
- Да, - глаза Дейли улыбались, руки стянули с плеч рубашку.
Дилан хмыкнул, слегка поежившись, когда прохладный ветер с океана скользнул по его обнаженной коже. Теперь он еще острее ощущал исходящий от Дейли жар.
- А ты не из тех, кто легко сдается, - это был комплимент. Ему нравился огонь в глазах Дейли, его внутренняя сила.
- Ага, совсем не из тех, - нет, то, что Дилан желает получить от этого мужчины, будет ему дано, потому что это нужно самому Дейли, потому что он жаждет этого. Он согласится.
Скотт расстегнул его брюки.
- Сними туфли.
Дилан тяжело дышал, тело само стремилось в руки Дейли. Наступив носками на пятки своих дорогих туфель, он стянул их, отбросив в сторону, от чего его бедра качнулись вперед.
- Итак, ты был в одном из моих миров. Значит, ты любишь поиграть…, - Дейли приспустил его брюки, двигаясь, будто под музыку, слышимую им одним. - Зажимы для сосков очаровательны. Я почти надеялся, что получу сегодня вечером отличную затычку для задницы, такую, чтобы меня растянула.
- Терпение, Дейли, подарки всегда появлялись к концу дня, не так ли? А пока, - он посмотрел на свой член, торчащий в нетерпении, напряженный и сочащийся, со взбухшей, пульсирующей в такт сердцу веной – доказательство того, насколько Дейли сексуален в корсете, насколько заведен Дилан, - мне кажется, у меня есть то, что подойдет тебе вместо затычки.
- Дал, - длинные пальцы пробежались вдоль его члена, лаская и поглаживая.
Дилан сглотнул, кончик языка скользнул по внезапно пересохшим губам. Он сумел сдержаться и не толкнуться бедрами вперед, позволяя Дейли вести. Пока.
- Что?
- Те, кто знают меня, зовут Далом, - он нажал пальцем на дырочку в головке, заставляя ее гореть.
- Дал! - выдохнул он, выгибая спину, потянувшись руками, чтобы обхватить бицепсы Дейли – Дала. - Да, красивое имя. Можешь называть меня Диланом.
- Привет, Дилан, приятно познакомиться, - Дал наклонился ближе и провел раскаленным языком по его нижней губе.
- Взаимно, - прошептал он, преодолевая небольшое расстояние, разделявшее их рты, их губы слились. Пальцы сжались на руках Дала, когда языки встретились и начали совместный танец. Поцелуй тут же стал глубоким и жестким, обоих охватило острое желание. Тело Дала было обжигающим, а полоска кожи на талии - прохладной.
Член Дейли скользнул по его стволу, и Дилан застонал, глубоко и протяжно. Он переместил руки с плеч Дала на спину и медленно, очень медленно начал опускать ладони вниз в поисках корсета.
Боже, это дразнило, дразнило их обоих, и было невероятно приятно.
Его завораживала плавная линия перехода от широких плеч к узкой талии, пленяло то, как корсет сжимал это тело, и так хотелось дотронуться до него пальцами. Обхватив ладонями бока любовника, он провел большими пальцами вдоль передней части корсета, по костяным вставкам и вышитому узору, остальными пальцами скользя вдоль спины, медленно перемещаясь к заднице. Шнуры натянулись, и Дал прогнулся назад. Бесподобный изгиб его спины под жесткими пластинами мог свести с ума. Дилан обхватил язык Дала губами, посасывая, беря власть над поцелуем в свои руки, в то время как пальцы скользнули вниз по его спине к ягодицам. Половинки точно поместились в ладонях. Дал выгнулся, прижав задницу к его рукам, такой же жаждущий, соблазнительный и гибкий, как и той ночью в клубе.
Дилан поиграл пальцами со шнурами, дергая за них, распределяя их по попке Дала, и потом раздвигая в стороны, чтобы провести большими пальцами вдоль ложбинки. Его член подрагивал и сочился от нестерпимого желания, покрывая смазкой и плоть любовника. Дал сжал ягодицы и качнул бедрами, мышцы подтянутые и сильные, обещающие восхитительно сжаться вокруг его члена и устроить охренительную скачку.
- Я хочу тебя, - сказал он Далу, глядя в его распутные голубые глаза. - Я хочу нагнуть тебя и смотреть, как мой член скользит в твоей заднице, чувствовать, как кожаные шнуры трутся о мою кожу, когда я тебя трахаю.
- Резинки есть?
- В ящике столика у кровати. Смазка там тоже есть.
И возможно, несколько игрушек. Обслуга получила приказ заполнить ящик, как только Дейли вышел сегодня из своей комнаты на завтрак.
- Впечатляет. Что, если бы ты ошибся, и я был бы не тем человеком? - Дал отстранился, отвернулся и, покачивая бедрами, пошел к кровати.
- Но я же не ошибся, - ответил Дилан, провожая взглядом его задницу, не в силах оторваться от обрамлявшего попку корсета, от скользивших по ней с каждым шагом шнуров.
Затем Дал наклонился, чтобы заглянуть в нижний ящик, его ягодицы раздвинулись…
Ох.
Твою ж мать.
В промежности мужчины скрывались два серебряных колечка, расположенных одно за другим.
- Гадкий, гадкий мальчишка, - застонав, Дилан преодолел расстояние между ними и, встав на колени, обхватил руками бедра Дала. Он нагнулся и выдохнул на металл. Кожа сжалась, сдвигая кольца. Запах мужчины пьянил, а исходившего от него жара было достаточно, чтобы и Дилан запылал, будто в лихорадке. Дал оперся о край стола, раздвигая бедра шире.
- У меня есть много маленьких секретов, Дилан.
- И я получу удовольствие, раскрывая каждый из них, Дал. - Дилан глубоко вдохнул и, уткнувшись носом в промежность, заскользил языком по кольцам. Дал встал на цыпочки, у него вырвался протяжный, чувственный стон. Прекрасный. Просто прекрасный. Дилан мог привыкнуть к таким звукам и жаждать их. Он скользнул кончиком языка в кольца, ощущая жар кожи Дала. Послюнявив и повернув метал, он дернул языком вниз, растягивая кожу.
- Ох. У тебя хорошо выходит. Ты просто самородок. Сильнее, дай мне почувствовать это.
Дилан слегка зарычал, давая любовнику знать, что услышал, и взял одно из колец зубами, оттягивая дальше.
- Черт! - Дал дернулся, все тело умоляюще выгнулось. Твою мать, да! Именно так.
Дилан еще раз потянул за кольцо и зализал кожу в том месте, где оно крепилось, а потом проделал то же самое со вторым. Удивительно, как такие страсть и желание могли быть настолько глубоко запрятаны за деловым костюмом и скромным поведением.
И еще более удивительным было то, что он открыл их.
Дал опустил руку и начал поглаживать свой длинный член.
Дилан снова зарычал и, отодвинувшись, чувствительно укусил Дала за задницу, достаточно сильно для того, чтобы оставить на ней след. Свой след, горящий ярким красным пятном на идеальной ягодице.
- Поднимешь его?
- Не знаю, я вчера кончил три раза, и сегодня утром один раз, но можно попробовать.
- Четыре раза, - застонал Дилан. - Тебе понравились мои подарки.
Он коснулся колец, на этот раз пальцами, и начал их покручивать. Другой рукой он раздвинул ягодицы Дала и начал вылизывать маленькую дырочку.
- О, ох, черт. Да. Как же, мать его, горячо. Да! - Дал толкнулся назад, жадно раскачиваясь между языком и руками Дилана.
Дилан просунул руку под его яички, позволяя ласкающему себя мужчине толкаться в подставленную ладонь. Когда тот в очередной раз качнулся назад, Дилан вытянул язык и протолкнул его вглубь.
Шнуры корсета скользнули по его лицу, и он задрожал.
- Хочу, чтобы ты трахнул меня. Жестко и настолько глубоко, чтобы я ощущал это потом несколько дней.
Все тело Дилана напряглось при этих словах Дала.
- О, да, детка, хороший план.
Он еще несколько мгновений трахал Дала языком, а потом отпустил сладкие яички, дернув за кольца, когда убирал руку, и вытянул перед любовником ладонь:
- Смазку.
- Мммм, - тихо рассмеялся Дал, в голосе секс, удовольствие и веселье. Затем в руку Дилана был сунут гладкий тюбик с лубрикантом. - Что там есть еще?
- Хочешь, чтобы я испортил сюрприз? - Дилан смазал два пальца и теперь смотрел, как они погружаются в тело Дала, когда он втискивал их в тугую, сжимающуюся вокруг него жару.
- Нет, нет, я охренеть как люблю сюрпризы. Они меня заводят, - Дал уронил голову и стал насаживаться на пальцы Дилана тугой задницей, всем чертовски жадным телом.
Ему это нравилось. Обалдеть как нравилось. Несмотря на то, что отдавать приказы людям было для него так же естественно, как дышать, было просто здорово встретить равного себе.
- Презерватив, - тихо сказал Дилан, отбрасывая тюбик на кровать и протягивая руку вновь.
- Скажи «пожалуйста».
Дилан проникнул пальцами глубже и начал поворачивать их, чтобы найти простату. Он задел ее и потом сильно нажал. Дал покрылся мурашками, его кожа раскраснелась, и белый корсет стал сильно выделяться на ней. Ох, мать, он никогда не видел ничего подобного.
Никогда не хотел трахнуть кого-то так сильно, как хотел Дала.
- Пожалуйста, - выдавил он, желание уже управляло им.
- Да, - Дал передал ему презерватив. Он тяжело дышал, ритмично сжимая ягодицами пальцы Дилана.
- Подожди меня, детка, - Дилан разорвал пакетик зубами, не желая пока вынимать пальцы из задницы любовника. Кроме того, они были скользкими, и толку от них было бы не много.
Он вытащил презерватив и только после этого вынул пальцы.
- Давай. Давай, покажи, что у тебя есть. Мне это нужно.
Сладкая дырочка Дала, розовая и скользкая, жаждала быть растянутой и наполненной его членом.
Проведя ладонями по бедрам мужчины, Дилан взял в руку свой член и приставил его к жаркому и узкому отверстию. Он не вошел грубо, не в этот раз. Вместо этого он медленно проникал в Дала, наблюдая, как кожа натягивается вокруг его ствола, захватывая головку.
Воздух наполнил гортанный, дикий стон. Никто бы и не поверил, что такой мог сорваться с губ Скотта Дейли.
- Твою мать, да, - Дилан продолжал входить в Дала, пока член не оказался глубоко в его теле, и бедра не соприкоснулись с его задницей. - Готов, детка? Готов, чтобы я трахнул тебя хорошо и сильно?
Дал посмотрел через плечо, голубые глаза чисты как хрусталь, самое охренительно сексуальное творение, которое Дилан видел за многие годы.
- Ты знаешь ответ.
- Отлично.
Поблагодарили: Жменька, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:19 - 23 Янв 2014 17:05 #6 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 1.3
[/b]

Он наклонился и поцеловал Дала, жестко и уверенно, толкнувшись языком ему в рот, а потом скользнув им по губам любовника.
Затем, почти выйдя из мужчины, Дилан отодвинулся и, глядя вниз, толкнулся обратно, погружая член в самую тугую задницу из всех, что когда-либо имел. Корсет подчеркивал красоту открывавшегося его взгляду вида, кожаные шнуры скользили вдоль его ствола и бедер и по попке Дала.
Ох, мать.
Застонав, он увеличил скорость.
Дал опирался на край стола, Дилан чувствовал, как напряжены были бедра любовника в том месте, где он вколачивался в них. Голову заполнили мысли: до красноты разогреть эту хорошенькую задницу, заполнить ее, и заставить мужчину танцевать для него, ходить для него. Боже милосердный.
Он скользнул руками по спине к верхнему краю корсета и дальше, к груди Дала. Пальцы переместились вверх и нашли один из сосков мужчины, уже напряженный, молящий о прикосновении. Дилан ущипнул его, одновременно ударяя членом в простату.
Наградой ему был резкий вскрик, и, откинув голову назад, Дал рванулся бедрами к нему.
- Да, да, твою мать.
Долго он продержаться не мог: слишком тесно жадная задница Дала сжималась вокруг его члена, слишком дурманили голову запахи, исходившие от них, слишком сводили с ума эти звуки, наполнившие воздух. Дал давал ему все. Все, что ему было нужно.
Дилан сжал соски Дала и начал трахать его сильнее.
- Кончи для меня, детка. Покажи, что у тебя есть.
- А-ха. А-ха. Сейчас. Твою мать. Уже. - Дал обхватил его, содрогаясь, тугие мышцы запульсировали вокруг члена Дилана.
- Да, - прохрипел он, приближаясь к оргазму, яйца уже напряглись.
Он сумел сделать еще несколько резких движений, толкаясь в Дала так, будто в том были сокрыты все тайны вселенной.
Они стояли, прижавшись друг к другу и тяжело дыша. Он чувствовал, как Дал дрожал под ним, как пульсировали мышцы любовника. Дилан обнял мужчину за талию и опустил голову на его плечо. Ощущение прикасающегося к его потной коже корсета было изумительным.
Он поцеловал Дала в спину.
Это было даже лучше, чем он воображал, а фантазия у него была богатая.
- Скажи, что у меня есть время сходить в душ, прежде, чем мы пойдем на встречу с этими мудаками.
Дилан издал тихий смешок.
- У тебя есть время принять в душ, - он застонал, выходя из Дала. - И эти мудаки уехали сегодня при первых проблесках рассвета.
- Что? Почему? - Дал встал, ноги у него еще немного дрожали.
Дилан развернул его в своих руках и посмотрел в голубые глаза.
- Потому что они не были приглашены на трахнуть-Дала-посильнее часть конференции.
- О, - одна бровь поползла вверх, губы изогнулись в развратной дьявольской улыбке. - Я не видел ее в расписании. Мне стоило читать повнимательнее.
- Я не был уверен, что ты останешься, если я включу ее туда, - признался Дилан. К тому же, он хотел, чтобы соблазнение было неожиданностью.
- Я почти уехал в первую ночь. Это было бы мудро с моей стороны.
О, нет. Не думать.
- Это было бы скучно. Скотт Дейли уехал бы.
Он скользнул руками вверх по животу Дала, пальцы подразнили хорошенькие сосочки, когда он добрался до них.
- А Дал желал остаться.
- Мммм… - глаза Дала подернулись поволокой, губы раскрылись. - Скотт Дейли стоит больших денег своим клиентам.
- Следующие два дня Скотт Дейли занят. Куда ты дел зажимы? - Дилан ущипнул один сосок и наклонился, чтобы лизнуть другой.
- Под подушкой, чтобы их нашла Фея Разврата.
Вы только послушайте этот хриплый смех.
- Фея Разврата? - расхохотался он, ложась спиной на кровать и забираясь рукой под подушку. Дал стоял между его ног, восхищенный и восхитительный. Член Дилана дернулся. И встал.
- Мммм. Ты замечательно быстро восстанавливаешься, - Дал наклонился вперед и, положив руки ему на бедра, начал большими пальцами ласкать его яйца.
- У меня вдохновение, - Дилан нащупал что-то маленькое и твердое, и, схватив зажимы, вытащил их из-под подушки. Черт, Дал был роскошен: одетый только лишь в один корсет, он выглядел очень развратно.
- Ты же не провел всю ночь, дроча, - пальцы обхватили его член и двигались медленно и легко, упругая маленькая задница раскачивалась из стороны в сторону.
Дилан застонал, толкаясь бедрами в руку Дала:
- Чтобы потом ползать как сонная муха?
- Любишь смотреть? - черт, эти пальцы точно знали, как надо прикасаться, насколько сильно, насколько быстро.
- На такую сексуальную штучку, как ты? Да, твою мать, я люблю смотреть, - его голос был хриплым и наполненным жаждой, и он не мог удержать бедра на месте, он не мог ничего поделать, лишь предоставить Далу контроль над собой.
- Ммм. Что тебе нравится больше всего? - промурлыкал Дал, внимательно глядя на него, облизывая языком свои прелестные губки.
- Больше всего? Мне? - он никогда не задавался этим вопросом. Когда он хотел что-то – он брал это и имел это.
Полуприкрыв глаза, Дилан смотрел, как Дал ласкает его, и его тело двигалось под ритм мужчины.
- Да, больше всего. Представь, что ты дрочишь, и прекрасный мужчина, которого ты себе представляешь, готов сделать все, что ты пожелаешь. Что бы ты выбрал?
- Ты собираешься выполнить мою фантазию, если я поделюсь ею? - спросил он, сжимая пальцы вокруг зажимов.
- Мммм… разве это не восхитительная мысль – быть в твоей фантазии. Расскажи мне.
Если бы Дал только знал, звездой скольких фантазий он был с той ночи, как Дилан увидел этого мужчину.
- Ну и кто теперь командует? - спросил он, судорожно вдыхая воздух, когда большой палец Дала нажал на дырочку в головке.
- Мммм, я всего лишь требую. Любить покомандовать - это совершенно другое.
Дилан фыркнул или, по крайне мере, попытался, звук был довольно сильно изменен последовавшим стоном. Он прочистил горло.
- Мальчик в моих фантазиях одет в белый корсет. Стянутый так туго, что он едва может дышать. Это придает форму его талии, подчеркивает плоский живот.
Дал мягко замурлыкал и наклонился вниз лизнуть его живот, а потом кончик члена.
- Пока все соответствует. Продолжай.
Зажим впился в его ладонь, когда он сильно сжал руку, пытаясь сконцентрироваться на словах. Это было непросто. Не тогда, когда Дал касался и лизал.
- На нем кольцо для члена, тугое. Оно захватывает яйца, держит их вместе и отде… отделяет их от члена. У него стоит. У тебя стоит, Дал?
- Мммхммм, - Дал раздвинул его бедра шире, руки обняли ягодицы, сжимая, притягивая его ближе ко рту.
- О, да, - пробормотал он, сжимая ягодицы в ладонях Дала. - Ртом, пожалуйста.
- Продолжай говорить, - Дал вознаградил его, приникнув губами к его члену, язык двигался и ласкал, даря коже восхитительные ощущения.
Боже, Дал ведь не просил о многом, не так ли? Просто связно мыслить, пока его рот делал… ох… это…
- Задница наполненная, - сумел выдавить он.
- Мммхххммм.
Оу. Мурлыкание. Да. Да.
Звуки вибрировали, отдаваясь в нем, заставляя дрожать.
- На твоих сосках это, - прошептал он, раскрывая ладонь и предлагая Далу зажимы.
Тот взял зажимы одной рукой, протащив цепочку по его груди вниз к животу. Дилан дернулся и вскрикнул, когда игрушка зацепилась за волосы на его груди.
- Они довольно тугие, - сказал он Далу, мотая головой по кровати. Боже, он чувствовал себя невероятно. Дал был нереально хорош. Мужчина погладил большими пальцами его дырочку, растянул ее совсем немного и надавил.
- Черт. Черт.
Дилан вцепился в простыни. В его фантазиях ему никогда не приходилось направлять любовника. О, он часто это делал, но его никогда не заставляли.
- Дал. Да.
Дал сосал и мурлыкал, двигаясь головой вверх-вниз, пальцы надавливали и растягивали его.
Боже.
Проклятье.
Его бедра выгнулись, отрываясь от кровати, пытаясь впечататься в этот рот, оседлать эти пальцы, но Дал контролировал ситуацию, задавая скорость, задавая ритм. И, черт, это было здорово. Дал вобрал его глубоко в горло, сглотнул у кончика члена и затем отодвинулся, дразня языком.
- Дразнишься, - прошептал Дилан, тело практически звенело, яйца болели.
- Нет, доставляю тебе удовольствие.
Дал поцеловал кончик его члена и снова всосал его. Дилан хмыкнул, тут же застонав, его тело выгнулось, член толкнулся глубже.
- Надень зажимы, - слова прозвучали скорее как мольба, а не как приказ, но это было максимум, на что он был способен, когда его член находился во рту Дала.
Дал сдвинулся, чтобы Дилану было видно, оттянул пальцами тугие соски, сначала один, потом второй, заставляя их напрячься.
Дилан тяжело дышал, пытаясь успокоиться, сосредоточиться. Сексуально. Горячо. Только один взгляд на Дала заставлял его трепетать.
- Сейчас, сделай это.
Закрепив один зажим, Дал стал сосать сильнее, неистовее.
- Да! - Его бедра снова задвигались, находя ритм, благодаря которому он погружался в рот глубже с каждой секундой. Он не отрывал от Дала взгляда.
Дал закрепил второй зажим и вобрал его член до основания, почти проглотив его. Дилан закричал, бедра вскинулись вверх. Он вцепился в короткие волосы на голове Дала, кончая, истекая жаром, струившимся дальше вниз по горлу мужчины. Тот проглотил жидкость, губами и языком собирая с члена остатки.
Дилан ослабил хватку на его волосах и начал их поглаживать. Черт. Он… растаял. Растаял из-за этого красивого сексуального мужчины.
- Ммм… - Дал поцеловал его живот горячими и мягкими губами.
- Иди сюда, - приказал Дилан, желая почувствовать свой вкус во рту Дала.
- Опять командуешь, - фыркнул Дал, скользнув языком вдоль его живота.
Дилан хмыкнул, проведя большим пальцем по щеке любовника:
- Настаиваю.
Дал повернул голову и обхватил губами его палец. Дилан застонал и свободной рукой потянул за цепочку на груди мужчины. Тот выпустил палец изо рта и стал карабкаться вверх по его телу, приоткрыв припухшие губы. Дилан обхватил его за шею и притянул к себе, чтобы поцеловать, чувствуя свой вкус на любовнике, резкий и соленый.
Он скользнул пальцами вниз и нашел один из сосков Дала, то место, где в него впивался зажим. Тугой комочек плоти был горячим. Дал мурлыкнул ему в губы. Дилан водил рукой вокруг ореола соска, а потом, наблюдая за лицом Дала, резко щелкнул по зажиму. Глаза мужчины расширились, Дал вздрогнул и со стоном прижался к нему.
- Хмм… тебе это нравится, - хмыкнул Дилан и щелкнул еще раз. - Тебе это очень нравится.
Боже, Дал был… чистый секс.
- Я уже надевал их несколько раз, так что сейчас соски очень чувствительные. Они просто горели под рубашкой.
- Я хочу организовать встречу на следующей неделе. Большую. Много людей. Ты со своими чувствительными сосками, наполненной задницей, этими прелестными колечками… будешь сидеть там весь такой из себя правильный, но я буду знать. Знать, что от каждого движения у тебя горят соски и в заднице сдвигается затычка. - Боже, то, что он может сотворить с Далом…
Дал фыркнул ему в губы:
- Я не дам тебе узнать, не дам потрогать себя.
- О, я узнаю. И ты узнаешь, что я хочу с тобой сделать. В своих мыслях ты будешь чувствовать мое прикосновение. - Колено скользнуло между ног Дала, вжимаясь в пах любовника.
Дал тут же потерся о него, коснувшись гладкими и горячими колечками его кожи.
- Ты так уверен, что я приду?
Дилан повертел один из зажимов, сильнее толкая колено вверх.
- Ты придешь.
- Я приду? …Оу, о, черт. Правда? - Дал стал ерзать на его ноге, раскачивая бедрами.
- Правда.
Дилан неожиданно перевернул любовника, целуя долго и жестко, вдавливая колено ему в пах. Мужчина изогнулся навстречу, впиваясь пальцами в плечи и удерживая его.
Прервав поцелуй, Дилан мазнул языком по губам Дала, а затем нагнулся лизнуть один из зажатых сосков.
Он сначала подул на него, а потом прикусил кожу под ним. Дал застонал и, закинув руки назад, ухватился за спинку кровати. Дилан посмотрел на мужчину, на вытянувшееся для него тело и почувствовал, как член дрогнул в попытке снова вернуться к жизни. Он засмеялся. Не в этот раз. Но это не значило, что он не мог поиграть с этим сексуальным телом, что не мог заставить Дала петь для него.
- Тебе нравятся наручники? - спросил он, скользя вверх по рукам Дала, обхватывая его ладони и сжимая их.
- С подходящими партнерами для игр. С правильным человеком я готов на все.
- На все? Это звучит просто изумительно, детка. - Ему захотелось услышать больше про это «все».
- Ты всех, кого совращаешь, зовешь «деткой»?
Дилан подумал об этом и затем покачал головой:
- Я называл деткой только одного человека.
Он скользнул по рукам Дала в обратном направлении, проводя по бритым подмышкам, нажимая достаточно сильно, чтобы не было щекотно.
- Ммм, хорошо, - Дал выгнулся, мышцы сжались.
Он обожал то, насколько чувствительным был этот мужчина. Обожал силу и страсть, которые соответствовали его собственным. Он полизал подмышку Дала, пальцы спустились вниз, поймали цепочку и потянули за нее, а потом коснулись корсета и погладили его белую кожу. Дал только застонал и кивнул, тело двигалось под прикосновениями, словно мужчина танцевал.
Хоть и было бы здорово, если бы у него снова встал, и он мог трахнуть сладкую попку Дала, но сейчас особо притягательной казалась идея не спешить, смотреть на мужчину и сводить его с ума. Он скользил пальцами по коже корсета, измерял ладонями затянутую талию Дала. Прелестный член мужчины загибался, и темно-красный кончик выделялся на белом фоне. Дилан слегка ударил по нему большим пальцем. Дал дернулся, член подскочил, хлопнув по коже, оставив на корсете маленькое пятнышко, и Дилан наклонился, чтобы слизать его.
Во рту смешался вкус кожи и соли, и он застонал. Он провел языком по краю корсета, вбирая в себя вкус кожи корсета и кожи Дала, которые сливались во рту в пьянящий букет.
- Скажи, где ты видел меня. Должно быть, я выходил поиграть…
- Уверен? - спросил Дилан. Он вылизал дорожку вдоль впадины у бедра Дала, затем прикусил косточку.
- Оу, - вырванный сладкой пыткой, этот звук был восхитительным. Голодным. Дилан кивнул и потерся щекой о ствол Дала. Боже, он хотел слышать звуки, издаваемые им – каждый из них вдохновлял его на то, чтобы следующим своим действием вызвать еще один стон.
Дилан раздвинул ноги мужчины и потянулся языком к теплым, гладким яичкам. Он нахмурился. Что-то было не так с кожей под черными завитками. Темная.
- Что это? - спросил он, отстраняясь и пытаясь раздвинуть пальцами завитки.
- Хмм? - Дал приподнялся на локтях, чтобы посмотреть вниз. - Татуировка.
Дилан потрясенно втянул воздух, по телу пробежала горячая волна. Мужчина упоминал о своих сюрпризах. Он, ухмыляясь, посмотрел на Дала:
- Я побрею тебя.
Дал покачал головой:
- Ну-ну. Скотт не бреется.
- Ты тут не Скотт, детка. Здесь ты м… Дал. - «Мой». Откуда это взялось? - Я хочу посмотреть на тату.
- Грешники в аду хотят воды со льдом.
Посмотрите на эти смеющиеся глаза.
- Да, кажется, ты это уже говорил, - он наклонился и куснул верх внутренней стороны бедра Дала, как раз там, где оно переходило в пах. - Ты мне запрещаешь?
- А ты собираешься убедить меня, что мне не следует этого делать?
Дерзкий ублюдок.
Дилан сел на пятки между ног Дала, руками скользя по мускулам бедер.
- Запрет может действовать в обе стороны.
Дал задрожал, мускулы шевельнулись:
- Ты всегда можешь представить, на что она похожа…
- Могу. Скажешь мне, если я угадаю? - Он скользнул рукой под яйца Дала и подергал только одно колечко.
- Ммм… ммхмм… - Дал прикрыл глаза и раздвинул ноги пошире.
Дилан усмехнулся и продел мизинец в оба колечка, тем самым немного их сдвинув. Слегка потягивая металл, он наклонился и подышал на яйца Дала, пытаясь угадать, что могло быть достаточно важным для него, чтобы вытатуировать это на своей коже, при этом оставив скрытым.
- Сердечко и слово «мамочка» в нем, - поддразнил он.
- Даже рядом не стояло, - фыркнул Дал и застонал, яички сморщились и подтянулись.
- Или так оно и есть, или ты стараешься сбить меня со следа. - Прикрыв зубы губами, он прикусил одно из яичек Дала.
- Никаких сердечек. Никаких имен. - Дал подтянул колени вверх.
Играя с кольцами, Дилан взял одно яичко в рот и прежде, чем выпустить, немного пососал.
- Нет, скорее всего у тебя там японский иероглиф. Сила, удовольствие или страсть.
Дал усмехнулся:
- Может быть.
Проклятье, Дал так здорово выглядел, когда лучился счастьем.
- Вот видишь, я знаю больше, чем ты думаешь, - Дилан потер пальцами у дырочки Дала.
Дал рассмеялся и подмигнул:
- А может быть и нет.
- Оу, дразнишься! - Дилан протолкнул внутрь два пальца и нагнулся, чтобы взять головку члена в рот, который тут же заполнила сочившаяся из головки солоновато-горькая жидкость.
- Оу… - Дал выгнулся, на мгновение замерев. Дилан продолжал сосать, обводя языком головку, слегка ударяя по ней, одновременно толкаясь внутрь мужчины пальцами и ударяя по простате.
- Уже почти. Черт. Черт. Почти.
Дилан замычал, продолжая делать минет, держа во рту только головку члена, во всю работая языком, нажимая на простату снова и снова. Он мог видеть сжимающиеся под корсетом мышцы живота Дала, чуть выше - покрасневшие соски в зажимах, еще выше - пальцы Дала, вцепившиеся в спинку кровати. Мать твою, роскошно.
- Мне нужно кончить. Черт, это так здорово. Уже, мать твою, почти. Так хорошо.
Дилан отодвинулся, глядя в лицо Далу.
- Тебе требуется разрешение? - спросил он, сильно ударив в простату.
Дал засмеялся, его глаза засверкали.
- Нет, твою мать. Мне нравится предвкушение, болезненная нужда.
- Тебе нравится играть, чувствовать. Трахаться.
Дилан замычал снова и затем вобрал плоть Дала в себя, до основания. Когда длинный член коснулся задней стенки его горла, он сглотнул. Дал стал рывками поднимать бедра вверх, трахая его горло быстро и резко. Дилан подстроился под него, толкаясь в том же ритме пальцами внутрь, задевая простату снова и снова. Потом он потянулся и схватил цепочку, которая соединяла зажимы.
Вот и все, что потребовалось. Член Дала слабо запульсировал у него во рту, наполнив его солью и горечью. Дилан замычал, быстро глотая, жадный до каждой капли. Он медленно стал поднимать голову, сдвигаясь по члену и сильно сося его, пока головка не выскочила у него изо рта. Потом он тщательно облизал его, очищая горячую шелковистую кожу, и вынул пальцы из тела мужчины. Дал лишь чуть пошевелился, растаявший и почти уснувший, резко опустившийся на простыни.
- Нужно снять зажимы, детка, - пробормотал Дилан, пальцами скользя вверх по прелестному корсету. - Готов?
Должно было быть довольно сильно больно.
- Мхф...
Он посчитал это за «да». Может быть.
Он подвинулся наверх, так что теперь лежал на боку рядом с Далом, опираясь на одну руку. Свободной рукой он погладил живот мужчины, а потом поднял ее, чтобы провести ладонью сначала вокруг одного соска, потом – другого, очерчивая их.
Хмыкнув, он взял один из зажимов и открыл его, освобождая сосок Дала. Мужчина тихо вскрикнул, повернулся и нахмурился, но глаз не открыл.
- Настолько устал, или настолько привык? - спросил Дилан, скользя пальцами по красному напряженному соску, растирая его, пока кровь не прилила к онемевшей плоти. Нагнувшись, он всосал его и нежно полизал, снимая в это же время второй зажим.
- Я. О. О, черт. Оу. Просто… Проклятье. Вымотан. Не спал. Думал.
- Шш, шш. Я понял тебя, - пробормотал Дилан. Он лизнул снова, пальцами растирая второй сосок. - Думал? А я считал, что ты был занят, всю ночь играя.
- Ух-ху, играя. Нуждаясь. Гадая, кто знал.
- Думал ли ты, что это мог быть я? - Дилан оставался внешне спокойным, но знал, что последние два дня не раз пожирал Дала глазами.
- Я… Однажды. Возможно. Не знаю.
- Только возможно? - Он надул губы и тихо посмеялся над собой, поцеловав Дала.
- Хочешь снять? - спросил он, скользя пальцами по корсету. Мужчина выглядел замечательно, но ему было бы удобнее, если бы он проснулся обнаженным. А Дилан собирался сделать все, чтобы Далу было удобно.
- Ммм. Пожалуйста. Пожалуйста.
- Хорошо, детка. Тебе придется перевернуться, - он заставил Дала перевернуться на живот. - Ох, черт. Я уж и забыл, как хорошо ты выглядишь сзади.
Он провел пальцами по заднице Дала, совершенной маленькой заднице, которая вскружила головку его члена с первого взгляда.
Дал, мурлыкая, вытянулся на кровати.
- Ты остаешься?
- Да. - Дилан скользнул пальцами вдоль внутренней поверхности бедер Дала, подразнил его ложбинку между ягодицами, и затем снова пробежал пальцами по этой прекрасной, прекрасной заднице. Он не мог противиться желанию растянуть удовольствие, еще немного понаслаждаться ощущениями под кончиками пальцев: белая кожа корсета, облегающая любовника, была хоть и прохладнее кожи самого Дала, но все равно теплой. Он продолжил вести руку вверх, коснулся плеч мужчины, немного погладил их и скользнул ладонями обратно вниз.
Он начал развязывать первый ряд шнуров. Дал мурлыкал, растаявший и тихий, и такой чертовски сексуальный. Дилан не спешил, лаская руками мужчину, скользя телом вдоль гладкой теплоты Дала. Он наконец развязал все шнуры и просунул руки под корсет, заставляя края разойтись, раскрыться и выпустить мужчину из своих тесных объятий.
Дал глубоко вдохнул и потянулся, покачивая своей красивой, крепкой задницей.
- Хорошо? - Дилан развел края корсета, массируя руками спину Дала.
- После тебя. Так хорошо.
Дилан замычал. Он не совсем это имел в виду, но он примет этот ответ. Определенно примет.
Он раскрыл корсет, вытянув шнуры с одной стороны, и перекатил Дала обратно на спину, сбрасывая единственную деталь одежды на пол. Он продолжал прикасаться к нему, массируя, растирая пальцами спину, разглаживая следы, оставленные туго затянутым корсетом. То, что мужчина доверял ему достаточно для того, чтобы просто расслабиться и отдыхать, говорило о многом. Он дал своим рукам побродить, поисследовать всего Дала, всю эту чудную кожу, прежде, чем улечься рядом с ним. Дилан натянул на них обоих одеяло.
- Отдыхай, - пробормотал он, - потом еще можем поиграть.
- Ммммхмммм, - Дал прижался к нему, в нем вибрировали тихие счастливые звуки.
Дилан закрыл глаза, руки были наполнены теплом Дала.
Он отбросил подальше мысль, что может привыкнуть к этому. У него было два дня. Он будет жить настоящим и насладится ими.
Насладится Далом.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:20 - 23 Янв 2014 17:06 #7 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 2.1
[/b]

Дал потянулся. Болела каждая частичка его тела, словно он вовсю повеселился прошлой ночью.
Или прошлым утром?
Вроде бы.
Он в полудреме ворочался на кровати, не просыпаясь до конца, пока не наткнулся ногой на чью-то ногу.
Ох, еб*ть его в рот.
Его глаза широко распахнулись, и он уставился на лежавшего рядом мужчину.
Дилан.
Вот черт.
Суровый бизнесмен выглядел во сне мягче, расслабленнее: короткие волосы взъерошены и на губах играет полуулыбка. Он тоже был полностью обнажен – такого Дал точно не ожидал от заносчивого ублюдка в костюме-тройке из конференц-зала.
- Ммм. - Прелестно. Прелестно-прелестно. Дал наклонился и провел губами по розовому сладкому соску.
Дилан застонал и подвинулся, скользнув рукой по бедру Дала, в то время как его плоть напряглась под языком любовника, словно потянувшись к нему. Дал закрыл глаза, осторожно посасывая и облизывая сосок, окунаясь в ощущения, приятные и естественные. Ни о чем не думая.
Рука Дилана переместилась с его бедра на бок, даря теплое и уверенное прикосновение.
- Дал, черт побери, это просто замечательный способ будить.
- Ммммммм. - Какой приятный голос. Хрипловатый. Счастливый. Разгоряченный.
Дилан выгнулся, толкая сосок ему в рот, и медленно скользнул своей ногой по его, чтобы завести стопу за колено и подтянуть любовника поближе к себе. Свернувшись клубочком, Дал сладко и низко заурчал, уютно устраиваясь в тепле.
- Надо было вставить тебе затычку перед тем, как мы уснули. - Дилан провел рукой по его заднице и крепко сжал ягодицу.
Ох. Вкуснятина.
- У меня тут нет затычек.
Дилан тихо и хрипло рассмеялся.
- Думаю, в том ящике с игрушками могла заваляться одна или две. Разве я не говорил, что персонал складировал тут припасы, пока ты завтракал?
Теперь Дал чувствовал, как член любовника упирается ему в бедро.
- Может быть и говорил. - Он не обратил на это внимания.
Дилан фыркнул, отчего его широкая грудь, на которой Дал лежал, приподнялась.
- Ты был немного… занят.
- Ммммм. - Невероятно. Он здесь. Вот так. С Диланом. - Где ты меня видел?
- Ты не веришь, что я разглядел настоящего тебя под строгим костюмом и пуританскими манерами? - Пальцы мужчины скользнули вдоль его позвоночника прямо к тому месту, где спина переходила в ягодицы и стали кружить там.
- Ни капельки. Ты даже не замечал меня, когда я был в костюме.
- А вот и замечал. Я думал, ты самый синий из всех синих чулок в этом мире. - В голосе Дилана был слышен смех. - А потом я пошел в Золотые Ножны выпить и обнаружил, что все-таки еще могу ох как сильно ошибаться.
- О боже. - Щеки Дала запылали. Боже, он-то думал, это довольно далеко от дома. - Ты гулял по злачным местам.
- Не только я, - пожал плечами Дилан. - Иногда… ну, ты знаешь. - Он толкнулся бедрами вверх, проведя длинным напряженным членом по коже Дала.
- Знаю. - Он никогда не думал, что кто-то может его узнать. Никогда.
Пальцы Дилана скользнули вниз по ложбинке между его ягодиц прямо к дырочке.
- Я захотел тебя в ту же секунду, как увидел.
- Да? Что же я делал? Я бы не стал там выступать на сцене. И не пошел бы туда с Роже или Джимом. Скорее всего, я просто танцевал.
- На сцене… - Дилан издал звук, похожий не то на мурлыкание, не то на стон и ввел в него палец. - Ты танцевал. Хотел бы я увидеть все остальное.
Дал заурчал, страстно желая чтобы его дырочку растянули.
- Мне нравится играть. Нравится рисковать. - Он обожал это.
- Тогда давай поиграем. Нагнись и вытащи из ящика первое, что попадется тебе под руку. - Ох, в этом голосе было искушение, Дилан приглашал его поразвлечься, поиграть.
Дал посмотрел ему в глаза, пытаясь понять, серьезно ли были сказаны эти слова. Неужели, это происходит на самом деле? Мог ли он доверять Дилану до такой степени, чтобы вверить себя в его руки. Затем он потянулся к ящику и, даже не копаясь, вытащил из него какую-то вещь. Помирать, так с музыкой.
- Ох, Дал, как же мне нравится твое везение. - Дилан взял игрушку и вытянул руку, чтобы он мог ее рассмотреть. Штука была длинная и тонкая, с шариком на конце, и от шарика отходил провод. Зонд для члена. Который что-то делал.
Вибрировал или искрил, или что-то еще.
У Дала округлились глаза.
- Выглядит ужасающе. - Чертовски сексуально, но все-таки ужасающе.
Дилан засмеялся.
- Ты доверяешь мне, Дал? Ты позволишь мне засунуть это в тебя? Обещаю, будет здорово. Возбуждающе. Сексуально. И ты не сможешь кончить, пока я не вытащу это.
- Ты расскажешь мне, что эта штука делает? - Да, черт возьми. Он позволит.
Дилан провел зондом по его шее, холодный металл тут же согрелся от прикосновения к коже.
- Мне казалось, ты любишь сюрпризы?
Дал кивнул. Они его заводили. Как и все неизвестное. Неожиданное.
- Тогда тебе нужно просто подождать и самому увидеть, что она делает. - Глаза Дилана сияли, потемнев от сильного возбуждения. - А чтобы игра была еще увлекательней, я тоже вытащу что-нибудь из ящика.
- Ммм. - Дилану придется склониться над ним, приблизить свое чУдное тело так, что его можно будет укусить.
Так и есть. Толкнув его на спину и растянувшись на нем всем телом, Дилан полез в ящик. Дал захватил его сосок зубами и укусил, оставляя след.
Дилан резко вдохнул и дернулся.
- Дал, проклятье. - Ох, голос у Дилана был хриплым, сексуальным и похотливым.
- А-ха. - Он снова укусил его, низко застонав. Бл*ть. Нет. Ох*еть!
Дилан взял что-то из ящика и навалился на любовника, прижавшись к его паху горячим и твердым членом, а грудью - ко рту. Сплошные запросы. Дал продолжил кусать его, оставляя следы от зубов, впиваясь пальцами в задницу мужчины. Да. Иди сюда. Мать твою.
- Боже, ты заставляешь меня изнывать от желания, Дал. - Что бы там Дилан ни вытащил из ящика, оно упало на кровать рядом с ними. Дилан лег так, чтобы их члены были прижаты друг к другу и стал тереться о Дала, скользя стволом по стволу. Или у него мозоли после этого будут, или он умрет от непрекращающихся оргазмов. Хороший способ умереть. Он выгибался навстречу каждому толчку, каждому движению. Дилан опять сдвинулся, и теперь член Дала стал тереться о ложбинку между ягодицами любовника.
- Хочешь? - спросил его Дилан.
- А ты? - Он обожал трахаться. Обожал это ощущение. Обожал все, что касалось траха.
Дилан кивнул.
- Хочу почувствовать тебя внутри. Попробовать все, что только можно. - Дилан протянул руку и передал ему тюбик со смазкой и презерватив.
- Не возражаю. - Он вернул смазку и взял презерватив. - Дай мне посмотреть, как ты увлажнишь себя сам.
- Ох, какой ты развратный мальчик.
Дилан страстно поцеловал его и встал на колени. Возвышаясь над ним, любовник распределил смазку по пальцам и потянулся назад. Спина мужчины изогнулась, и его твердый член и крепкие, подтянувшиеся вверх яички, качнулись навстречу Далу. Ох, этот мужчина был чертовски хорош. Дал открыл упаковку презерватива, и одной рукой стал раскатывать его по своему члену, а другой потянулся к тяжелой, жаркой плоти Дилана.
Тот застонал, когда он прикоснулся к ней. Кожа под пальцами была такой шелковистой, такой чертовски мягкой, а плоть, обтянутая ей, словно отлитой из металла. Дилан танцевал для него, толкаясь в свою руку, насаживаясь на длинные пальцы, и воздух наполнили стоны.
Член Дала стал твердым, как сталь, яички подобрались.
- Ты чертовски хорош, Дилан.
Дилан надулся от гордости, и в следующий момент ухватил его член рукой и направил в свою горячую, узкую дырочку.
- Ты и сам ничего, Дал. - А потом Дилан опустился на его член.
- Черт, да. - Дал выгнулся и толкнулся вперед, глаза закатились, когда ствол сжали жаркие тугие мышцы.
Дилан уперся руками по обе стороны от его головы, и член Дала сжало еще сильнее, а потом медленно отпустило, когда Дилан приподнялся, почти соскользнув с его ствола.
- Даа. Мать твою. Да.
Дилан кивнул, широко улыбнулся и начал с силой насаживаться на него. Головка члена грозила оторваться, просто взять и отлететь, но черт, это того стоило.
Стоило. Черт возьми.
Дилан накрыл его губы своими, ворвался языком в рот, в то время как их тела сталкивались друг с другом. Дал впился пальцами в бедра любовника, притягивая, отталкивая, помогая Дилану своими сильными рывками. Да. Да, именно так.
- Мне нравится, что ты сильный, - пробормотал Дилан. - Ненавижу слабость. - Он поднимался и опускался все быстрее и резче, его кожа покрылась потом.
- А-ха. Продолжай двигаться. - Дал уперся пятками в матрас и начал толкаться вверх сильнее, сгорая изнутри и снаружи.
- Да, черт побери. - Дилан двигался в одном ритме с Далом, звук, с которым сталкивались их тела был громче, чем его дыхание и грохот бьющегося сердца.
О, черт. Скоро. Это было так, мать его, горячо. Скоро.
Глаза Дилана широко раскрылись и он, продолжая двигаться, закричал:
- Мать! Сейчас! - Движения мужчины стали почти конвульсивными, рука скользнула, чтобы обхватить член.
- Даа. Даа. Уже. Почти. - Зарычал Дал, прикусив нижнюю губу.
Мазнув языком по его зубам и губе, Дилан просто подскочил на нем. Дал распахнул глаза, когда задница любовника туго сжала его член и на него брызнула горячая сперма. Ох, сейчас. Это было, мать его, удивительно. Ему не потребовалось много времени, чтобы последовать за Диланом. Живот напрягся, яички сжались, и он кончил. Дилан упал на него, все еще сжимая его член тугими жаркими мышцами, согревая шею прерывистым дыханием.
- Хорошо, - прохрипел Дилан.
- Лучше, чем хорошо. - Намного лучше. Мать его за ногу.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:22 - 23 Янв 2014 17:07 #8 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 2.2
[/b]

Дилан кивнул и застонал, слезая с него и ложась рядом. Но тут же выгнулся и, смеясь, достал из-под себя пару наручников, которые до этого бросил на кровать.
- Мы собирались поиграть?
- Да? - Черт, быстро же он восстанавливался после оргазма.
- Перед тем как ты оттрахал меня - да. - Все еще смеющийся Дилан подмигнул ему и перекатился на бок, обвив его руками.
- Ты был сверху, так что ты сам себя оттрахал.
Дилан хохотнул.
- Мне кажется, все началось с твоих укусов, - его голос понизился, - когда твои зубы прошлись по моей коже и прикусили мой сосок. - Дилан коснулся пальцем соска Дала и царапнул его ногтем.
- Ммм… ты сам засунул его мне в рот… - Ох, жжется. Хорошо.
Губы Дилана изогнулись.
- Да неужто? Полагаю, что и твой член себе в задницу тоже засунул я сам? - Дилан взял его сосок пальцами и покрутил. Потом он рассмеялся, радостно и сексуально. - Вообще-то, действительно, я сделал это сам.
- Конечно, сам. Умник. - Дал наклонился и поцеловал его, глубоко и чувственно.
Смех Дилана оборвался, он приоткрыл рот, позволяя партнеру вести, позволяя доминировать и целовать его так, как Далу хочется. Он низко застонал, когда ладонь мужчины легла ему на грудь.
Дал замурлыкал. Поцелуй стал более расслабленным и легким, исследующим. Ленивым.
Чертовски сладким.
Они двигались вместе, сплетясь ногами, тесно прижимаясь друг к другу теплыми телами, прерывая поцелуи, чтобы медленно и глубоко вдохнуть, прежде чем снова целовать и целовать. Руки Дилана не оставались на одном месте, они ласкали Дала, будто исследуя его тело и стараясь его запомнить. Кожа горела, отвечая на прикосновения любовника.
- Такой чувственный. Такой сексуальный. И все это так хорошо сокрыто, чтобы никто не мог увидеть… - Дилан встретился с ним взглядом, когда одно кольцо наручников застегнулось на его запястье.
Дал удивленно моргнул. Черт. Отвлекся.
- Коварно.
Усмехнувшись, Дилан завел его руку за голову и пристегнул другое кольцо к спинке кровати.
- Просто привношу в наше маленькое приключение небольшую порцию неожиданностей.
Дал дернул рукой, чувствуя натяжение, адреналин, легкое беспокойство, которые его чертовски заводили. Дилан засмеялся и прикусил его ключицу.
- Попался. Теперь ты мой. - Дилан провел теплым и влажным языком по груди Дала к левому соску и подразнил его легкими, почти неощутимыми прикосновениями.
- Твой? Ты… Ох. Как хорошо. Ты меня еще не знаешь. - Черт, это было приятно.
- Прямо здесь и прямо сейчас, ты - мой. - Дилан поднял голову, смотря на него с усмешкой. - Ты попался в мой силок, Дал. - Он скользнул рукой от прикованного к спинке кровати запястья Дала вниз, к его бедру. - Итак, что мне с тобой сделать?
- А что ты хочешь со мной делать? Что тебя заводит?
- Я хочу делать все. - Голос Дилана напоминал мурлыканье. - Поиграть с каждой игрушкой, трахнуть тебя всеми возможными способами, так чтобы ты кричал от удовольствия. - Дилан потянулся и достал зонд для пениса. - И хочу начать с этого.
- Нифига себе начало! - Дал в предвкушении раздвинул ноги.
- Ты сам эту штуку выбрал, - напомнил ему Дилан, подмигнув, и, внезапно замолчав, провел пальцами по его животу. - Хочешь еще один корсет?
- Я немного ограничен в движениях. - Еще один? Вот черт. - Сколько их тут?
- Естественно, я бы хотел сам надеть его на твое тело. - Дилан встал и, подойдя к гардеробу, открыл нижний ящик. - Я выбрал несколько, специально для тебя.
Он извлек темный кроваво-красный корсет с черными завязками.
- Этот зашнуровывается спереди.
Дилан поднес его ближе к Далу, показывая. Новый корсет был тоже кожаным, как и белый, но только намного мягче на ощупь, словно масло. И он был длиннее. Красная кожа должна была покрыть его тело от сосков до самых ягодиц.
- Он прекрасен… - Дал выгнулся, пытаясь дотянуться до него руками, пытаясь прикоснуться. Дилан провел корсетом по его руке, подразнил пальцы, а потом потянул его вниз, коснувшись кожей его лица, груди, члена.
- Ты будешь смотреться в нем просто изумительно, - голос Дилана был хриплым, а глаза потемнели и горели страстью.
- Видел бы ты меня с подведенными глазами и накрашенными сосками. - Дал выглядел сказочно. Сексуально.
Дилан облизал губы.
- Это соблазнительно настолько, что мне почти хочется снять с тебя наручники… - Дилан обернул корсет вокруг его члена и начал подрачивать ему.
- Ммм. Мы … Ох. У нас есть время. - Черт. Почти скользкий. Почти. Боже.
- Тебе нравится это, Дал? Ты наденешь его, и он будет пахнуть тобой. Будет пахнуть твоим желанием. - Рука Дилана сжалась на его члене, и капли смазки увлажнили мягкую кожу корсета.
- Не хочу испачкать его… Ох. Боже. Дьявол. Горячо. Он такой охренительно мягкий.
- Если испортим, куплю тебе новый. - Все же Дилан остановился, провел корсетом вверх по его животу и наклонился, чтобы лизнуть кончик члена. Горячим языком толкнулся в дырочку на головке, издавая при этом развратные, похабные, извращенные звуки. Громко.
Корсет скользнул вверх по телу Дала, Дилан потер им соски, и в это же время вобрал головку его члена в рот. Так горячо! Дилан начал интенсивно сосать, язык танцевал по головке, часто ударяя в дырочку. Черт.
Черт, это было… обалденно. И чем дальше, тем больше. Острее. Чувствительнее. Квинтэссенция секса. Корсет терся и терся о его соски, Дилан пощипывал их сквозь кожу, играя и кружа языком вокруг головки, толкаясь в дырочку. Очевидно, любовник не торопился привести его к оргазму, только хотел переполнить ощущениями.
Твою мать, это какое-то сумасшествие. Правда. Проклятье. Черт… От собственного бормотания ехала крыша. Потом, он вроде привык к ощущениям, и исступление сменилось счастливым дурманом. Дилан, казалось, понял это, и, урча, стал сосать все медленней и медленней, а потом выпустил его член изо рта.
- Время одевать тебя, красавчик. - Дилан просунул руку под спину Дала, приподнимая его над кроватью и подсовывая под него корсет.
Теплый. Мать твою. Приятный и теплый.
- Ммм… Красивый…
- Он оттеняет твою кожу, - пробормотал Дилан, принявшись за долгую работу по завязыванию шнурков. - Я хочу затянуть его туго. Сделать твою талию изысканно тонкой.
- Хорошо. Люблю это ощущение. Словно меня обнимает любовник.
Пальцы Дилана время от времени дразнили кожу Дала, пока он зашнуровывал корсет, а потом принялся стягивать кожу.
- Вдохни и задержи дыхание так долго, как только сможешь, детка.
Детка. Это слово причиняло легкую боль, и когда он делал глубокий вдох, ему захотелось застонать.
- О, да, именно так. - Палец Дилана скользнул по его губам, а потом мужчина начал стягивать корсет. Все туже и туже. Пока у Дала не возникло ощущение, будто каждый миллиметр корсета пытается слиться с его кожей. Он задерживал дыхание, его сердце стучало, голова кружилась. Ох, мать. Да. Чудесно.
Он не думал, что можно затянуть корсет еще туже, но Дилан справился, стянув его талию так, что кроваво-красная кожа почти вгрызалась в его ягодицы. Затем Дилан использовал концы шнуров, чтобы связать его член и яйца. Дыхание вырвалось у Дала со свистом, и ему вторил низкий стон. Твою ж мать, Дилан был хорош!
У Дилана тоже вырвался хриплый стон, и он встал, смотря на Дала сверху вниз.
- Сногсшибательно.
Протянув руку, Дилан провел одним пальцем по всей длине его члена. Дал выгнулся всем телом, умоляя его прикоснуться к нему, умоляя о ласке.
- Черт, какой же ты сексуальный, Дал. - Дилан снова уселся на кровать между его ног, его пальцы скользили по члену Дала, обводя его контуры, проходясь по венам. Прикосновения были приятными, но осторожными, мягкими, их было недостаточно. Дал парил, каждый его нерв пел, умоляя о большем, о том, чтобы прикосновения продолжались.
- Так красиво. - Пальцы Дилана скользили по головке члена, играли, потирая дырочку. Дал прерывисто дышал, в одном ритме с прикосновениями, сердце гулко билось о грудную клетку. - Ммм… ты практически уже готов к зонду, не так ли? - Дилан сжал головку его члена, надавив пальцем на дырочку.
Бедра Дала напряглись, голова оторвалась от матраса.
- Мать твою. Черт возьми, ты сводишь меня с ума. - Он бы нахер прибил Дилана, если бы тот остановился.
- Да? Значит уже пора. - Дилан подмигнул ему, а потом, взяв зонд в одну руку, а смазку в другую, стал медленно увлажнять металл.
Дал не мог не дрожать, не изнывать, почти сгорая дотла. Дилан нанес немного смазки на дырочку в его члене, не спуская с него глаз, пока холодная жидкость скользила внутрь.
- От этого… от этого всегда странные ощущения. Всегда. - Его бедра тряслись, дрожали, нервы были на пределе.
- Не настолько странные, как те, что последуют за этим. - В его щель было добавлено больше смазки, в этот раз палец Дилана медленно скользил по головке туда-сюда, лишая способности даже думать связно. - Хочешь этого, Дал?
Он кивнул и сильно прикусил нижнюю губу. Да. Нет. Черт, да не знал он.
Дилан рыкнул, звук вышел резким и немного отвлек. Его теплая ладонь снова сжала головку, заставляя дырочку расшириться, и затем он провел вокруг нее кончиком зонда, дразня, чуть надавил, слегка введя его внутрь, и тут же вынул.
- Как же, мать твою, красиво.
- Черт. Я… Это… Я… - Спокойно. Дыши. Не бормочи. Совсем.
- Даа. Только посмотри на себя. - Голос Дилана охрип. - Теперь все будет серьезно.
Зонд подразнил кончик его члена еще чуть-чуть, а потом Дилан начал медленно, очень медленно вводить его. У Дала перехватило дыхание. Он впился взглядом в стержень, неторопливо скользивший в него.
В него.
Твою ж мать.
Дилан не останавливался, продолжая медленно наполнять его зондом до невозможности, шарик наверху стержня придвигался все ближе и ближе к кончику члена.
- Вот так, детка. Возьми его в себя. Господи, ты просто создан был для этого, правда?
Дал смог только кивнуть, его губы приоткрылись, сердце громко билось в груди.
- Даа. Это сногсшибательно. - Дилан продолжал вводить стержень, продолжал наполнять его, пока маленький шарик не соприкоснулся с головкой, и весь зонд не оказался внутри него.
- Дал. Черт. Охренеть можно, детка. - Дилан провел руками по его бедрам, поглаживая.
Откинув голову и застонав, Дал развел ноги.
- Дилан.
- А я ведь еще даже не включил вибрацию. - Пальцы Дилана скользнули по яичкам, стволу, прикасаясь к коже Дала и темной коже завязанных вокруг него шнуров. Потом Дилан дотронулся пальцем до шарика, слегка его толкнув.
- В-вибрацию? - Мать. Черт, это было чувствительно. Остро. Ох*енно.
- Даа, не беспокойся, детка, мы начнем потихоньку и постепенно дойдем до конца. Дилан не подмигнул ему и не фыркнул. Мужчина выглядел серьезным донельзя и чертовски заведенным. Он опять толкнул шарик, а потом слегка ударил по соскам, ощущение - словно эхо его прикосновения к члену.
- Поцелуй меня. - Мысли в голове путались, играя в догонялки, сводя его с ума.
- Командуешь, - прошептал Дилан, но наклонился и соприкоснулся своими губами с его, после чего медленно лег на Дала, вжимаясь в него, обжигая кожей там, где их не разделял корсет. Член Дала оказался зажатым между их телами, отчего зонд стал ощущаться еще сильнее. Простонав в губы Дилана, Дал совсем чуть-чуть качнул бедрами.
- Ты так сильно этого хочешь, - прошептал Дилан, прерывая поцелуй только для того, чтобы сказать эти слова и снова припасть к его рту. Скользнув рукой между их телами, он нашел сосок Дала и покрутил его. Рука Дала дернулась в наручниках, громко звякнувших, когда он потянулся, чтобы коснуться мужчины.
Дилан фыркнул ему в губы, а затем отодвинулся, смотря на него сверкающими глазами.
- Сейчас начнется сумасшествие.
- Думаешь, я к нему готов? - Сердце молотом стучало в груди.
- Я думаю, ты искал его всю свою жизнь. - Дилан не отводил от него взгляда, возясь с чем-то невидимым ему, и вдруг стержень в его члене начал вибрировать.
- О. Ох. Мать твою. - Он попытался отползти назад, ощущение было не похоже ни на что, черт побери, поддающееся пониманию.
- Шшш. Шшш. Просто немного расслабься, Дал, или тебе снесет крышу. - Пальцы Дилана скользнули вдоль его члена, мягким, нежным контрастом к исходящей изнутри вибрации. Сдвинувшись вниз, они обхватили его яйца и слегка сжали их.
- Я. Черт. Я не ожидал. В смысле. Черт, это сильно.
- Тебе идет, когда ты говоришь бессвязно, детка, - проурчал Дилан, нагибаясь, чтобы потерзать его сосок острыми зубами. Рука на его яичках снова сжалась, а затем переместилась на мягкую чувствительную кожу под ними. Прикосновение на самом деле принесло облегчение, расслабило Дала, помогло дышать.
Дилан издал легкий стон.
- Да, вот так. Примирись с ним, вместо того, чтобы бороться.
Пальцы Дилана коснулись дырочки между ягодиц Дала и начали дразнить, в то время как вибрации зонда слегка усилились.
Дал крутился, растягиваясь и выгибаясь, пытаясь вместить в себя все ощущения.
- Хочешь, чтобы я трахнул тебя, пока ты летаешь, детка? - Дилан провел языком по коже рядом с членом, потянул зубами за низ корсета и затем прикусил сосок Дала.
- А-ха. - Он был не в силах ничего сказать, в самом деле. Он мог только выдавать невнятные звуки.
- Да, я тоже этого хочу.
Вибрации стали более интенсивными, сильными, и Дилан ввел в него два пальца, скользких и холодных, но быстро потеплевших. Дал мотал головой из стороны в сторону, весь окунувшись в ощущения, полностью сфокусировавшись на своих желаниях, на горящих нервах. Пальцы Дилана, найдя простату, поглаживали ее, в то время как рот мужчины порхал от его сосков к шее, кусал и лизал, добавляя еще одно ощущение ко всем остальным, так, что Далу стало страшно, что он не выдержит переполнивших его чувств.
Все это вместе, и он не мог кончить. Боже.
Дилан, кажется, говорил, или мычал, Дал не знал, он слышал только низкий сексуальный голос, но не слова. Это не имело значения, потому что это было просто еще одним ощущением. Потом Дилан вынул из него пальцы. Но он недолго оставался незаполненным. Вскоре в него уже входила круглая, твердая, горячая головка члена Дилана. Да. Мать твою, да. Пожалуйста! Все внутри него кричало, каждый нерв горел огнем.
Прежде чем Дилан скользнул внутрь, зонд завибрировал еще сильнее, почти невозможно сильно. Затем Дилан проник в него глубоко, такой горячий и твердый, такой настоящий. Дал не мог дышать, не мог думать, он был только членом, задницей, абсолютным желанием. Дилан не оставил его плыть по течению, а начал вбиваться в него, вколачивая твердый член в его задницу снова и снова, пока у него не сорвало, мать его, крышу.
Все ощущения перемешались, жар Дилана и низкие звуки были единственными реальными вещами. Дал начал просить, молить, удовольствие грозило быть слишком сильным, слишком острым, слишком большим. Он чувствовал, как оно спущенной пружиной раскручивалось в нем, набирая обороты, становясь не просто необычайно приятным, а невыносимым, переполнявшим до невозможности. Ровно за секунду до того, как он бы съехал с катушек, из него вытащили зонд. Неожиданное отсутствие вибраций потрясло.
- Кончи, - прорычал Дилан, вбиваясь в него.
Мир стал бледно-серым, все закружилось, когда его накрыло, и он излился.
Дилан закричал, и его крик эхом последовал в размытый, парящий мир Дала.
Первым ощущением, проникнувшим сквозь туман, были тяжесть и тепло тела Дилана, лежавшего на нем и обнимавшего его. Дал двинул руками, в попытке устроиться в его объятиях.
Дилан тихо застонал, и его член выскользнул из Дала.
- О, черт, Дал. Это было… - мужчина помычал и немного сдвинулся, поднимая руки, чтобы расстегнуть наручники.
Дал кивнул. Вроде бы.
Наверное.
Или нет.
Боже.
Дилан снова подвинулся, обнимая его и зарываясь носом в шею.
- Выношу на голосование: остаться в кровати и вздремнуть.
- Поддерживаю предложение.
- Принято единогласно. - Дилан издал невнятный звук и притянул его ближе, закидывая свою ногу на обе его. - Дикий кот.
Он тихо рассмеялся и свернулся клубочком. Да. Он такой. Дикий.
Рука Дилана легла на его живот, обжигая даже сквозь корсет, и вес мужчины медленно потяжелел.
Проклятье. Это была лучшая деловая конференция в мировой истории.
И оставался еще один день.
Везет же ему.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap, Galaxy_L

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:25 - 23 Янв 2014 17:07 #9 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 2.3
[/b]

Дилан все еще спал.
Он не слышал, как шел дождь, стуча по деревьям, песку и крыше бунгало. Не чувствовал, как течет сквозь пальцы время, неумолимо приближая тот момент, когда Далу придется отплыть с острова на пароме, чтобы сесть на самолет.
Нет.
Все что он ощущал – прильнувшее к нему тело Дала, горячую кожу и прохладный корсет. Его член запульсировал. Черт, как же Далу идет черное.
Ну, хорошо, может, уже и не спал.
Его пальцы начали блуждать, скользя по нижнему краю корсета, прямо над маленькой идеальной задницей Дала. Его прелестная дырочка была облизана и смазана, заласкана и трахнута, а сейчас она была заткнута и заполнена. У Дилана вырвался легкий стон, пальцы прошлись между ягодиц Дала. Интересно, что случится, если он пошевелит этой тяжелой затычкой…
Дал промурлыкал что-то, по его телу прошла дрожь, он двинул задницей и изогнулся. Дилан тихо засмеялся, с каждой секундой все больше и больше просыпаясь. Любой, кто способен спать, когда Дал ерзает рядом, просто не заслуживает этого дикого кота в своей постели. Он как следует засунул затычку в Дала, поворачивая ее, и толкнулся своими бедрами в бедра мужчины.
Веки Дала распахнулись, взгляд голубых глаз обжег, шокированный и голодный одновременно.
Черт, как же ему нравилось это – голод и удивление вместе. Даже после двух дней замечательного и извращенного секса Дал все еще умудрялся выглядеть удивленным тем, что Дилан с ним, что Дилан знает его тайну. Восхитительно. Он прикусил нижнюю губу Дала и снова толкнул затычку. Дал всхлипнул и начал раскачивать бедрами, двигаясь между его рукой и телом. Такой адски чувствительный. И жадный. Черт возьми, что может быть лучше? Он снова прикусил губу Дала, а потом скользнул языком ему в рот, превращая укус в поцелуй. Дал ответил ему с ошеломляющей страстью – конечно, ведь он никогда не отступал.
Дилан перекатился на спину, прижимая Дала к себе. Как же приятно было ощутить на себе вес мужчины, эта тяжесть была под стать их жажде и страсти . Теперь можно было скользнуть руками вдоль спины Дала, вниз по корсету, к замечательной заднице, которую он обхватил двумя ладонями и сжал, зная, что затычка от этого снова сдвинется.
- Ммммм. - Дал оседлал его, пройдясь по коже мягкими и горячими яичками.
Застонав, Дилан качнул бедрами вверх, вжимаясь в член Дала своим.
- О да, - заурчал он, повторяя движение.
- Зашибись, - застонал Дал, покусывая его губы.
Дилан кивнул, ловя губы Дала – укусы были жалкими крохами, ему хотелось большего, хотелось полностью почувствовать жар этого рта. На ключице Дала остался багровый засос. Дилан поднял руку и нажал на него пальцем. Его отметина на этой прекрасной, нежной коже. Бедра Дала дернулись. В губы ворвался стон, звук скользнул по языку, вторя движению члена вдоль живота Дилана. Пока он был примерным мальчиком, оставил засос там, где его закроет воротник, но искушение поставить отметину чуть выше было невероятно велико.
Застонав, он снова вернул руки на попку Дала и сильно сжал ягодицы, будто для того, чтобы занять ладони делом. Дал фыркнул, словно его маленькая задница знала, о чем он думал. Полушария вильнули, раскачиваясь в его ладонях. Дилан позволил своим пальцам скользнуть вниз и ударить по затычке, наказывая или награждая – все одно – и приподнялся, прикусывая нижнюю губу Дала, втягивая ее в рот и посасывая. Он чувствовал, как подрагивает каждый миллиметр тела мужчины, длинные пальцы запутались в его волосах. Дилан повернул затычку, сильно кусая губу Дала. Малейшая ответная реакция любовника вызывала в теле дрожь желания, заставляя Дилана гнаться за следующей, а потом еще одной и еще, и чтобы каждая была сильнее предыдущей.
- Мать твою. Еще. - Дал закатил глаза.
Дилан чувствовал, как сильно и гулко бьется сердце мужчины. Взяв затычку за основание, он вытащил ее немного, а затем снова втолкнул внутрь до конца.
- Будет тебе еще. Я дам тебе все, что ты можешь выдержать.
Светлые голубые глаза уставились на него – затуманенные, жаждущие и потрясенные.
- Хотел бы я на это посмотреть. Надорвешься.
- Останься со мной, детка, и увидишь. - Он сменил угол, под которым затычка входила в тело Дала, ища простату. Дал с шумом выдохнул, когда он попал по ней, пальцы дернулись в волосах. Дилан фыркнул и потом засмеялся в голос, чувствуя себя на вершине этого гребаного мира. Он снова провел затычкой по простате и просунул свободную руку между собой и Далом, чтобы покрутить его сосок. Напрягшаяся под пальцами горошинка молила о продолжении.
Ненасытный ублюдок. Взял все, что ему предложили, и просит добавки.
Он наклонился вперед, прижавшись к Далу так, чтобы их члены скользили и терлись друг о друга. Такие жар и страсть – и все для него. Он толкнул затычку сильнее, быстрее, наблюдая за отражающимся в глазах Дала наслаждением.
- Будет чертовски жалко оставить все это завтра.
- Ах-ха. - Дал искушал его бросить все к чертям собачьим и просто трахаться, пока они оба не сдохнут. - Когда у тебя отпуск? - спросил он. Проклятье. Когда его в последний раз цепляло настолько, что он строил планы на будущее? Не то чтобы это имело значение сейчас, когда член Дала оставляет влажный след на его животе.
- У меня сделка в Лондоне, потом в Токио. После этого я могу выделить время. - Дал укусил его за шею, мурлыкнув в кожу. Дилан застонал и выгнулся, давая ему больший доступ к шее.
- У меня есть загородный дом… - Уединенный, тихий. Хорошо оснащенный.
Он получил еще один укус, острый и глубокий, оставляющий след.
- Где?
По телу прошла дрожь, член запульсировал. Черт, он хотел быть внутри Дала.
- Штат Мэн. Частный пляж. - Он повернул затычку, сильно толкнул ее внутрь и вытащил наружу.
- Ох… - Дал кивнул, застонав ему в шею. - Да.
Дилан обхватил бедра Дала и приподнял мужчину так, чтобы его собственный член не был зажат между ними, а скользнул за яички Дала, между его ягодиц.
- Презерватив, - почти рявкнул он, но, черт, ему нужно было погрузиться в это жаркое тело, нужно. Просто до умопомрачения.
- Командуешь. - Дал выпрямился, давая посмотреть на свою стройную фигуру, черные завитки, которые до сих пор не дал ему сбрить.
Пальцы Дилана нашли колечки на сосках, потянули и подергали их.
- Просто хочу тебя, Дал. - Чертовски сильно. Пока он играл с кольцами, пальцы дразнили собственный член. - Только не говори мне, что ты не хочешь, чтобы я заполнил эту сладкую попку.
- Я бы тогда солгал. Хочу тебя. Сильно и глубоко. - Дал протянул ему презерватив. - Сейчас.
Дилан кивнул:
- Я знаю.
Открывая упаковку и раскатывая презерватив по своему члену, он смотрел мужчине прямо в глаза. Дал был скользким и растянутым затычкой, и Дилан сразу направил член в похотливую дырочку.
- Оседлай меня, Дал. Возьми его.
Дал схватился за изголовье кровати, выгнулся и опустился на его член. Твою мать. Жарко. Узко. Моё.
Ма-ать. Дал был невозможно сексуальным, возвышаясь над его телом, словно какой-то эротический бог. Чудесная белая кожа и черный корсет. Сногсшибательное, мать его, зрелище. Он скользнул руками по бедрам Дала, а потом вверх вдоль винила.
- Я сделаю так, что ты меня запомнишь, - сказал Дал. Он двигался, танцевал на члене Дилана и пристально смотрел на него сверху своими удивительными глазами. Дилан сомневался в том, что в ближайшем будущем у него есть хоть малейший шанс забыть своего любовника, но если оседлавший его мужчина собирался наградить его незабываемой скачкой, кто он такой, чтобы отказываться?
Большие пальцы Дилана прошлись по соскам Дала, потемневшим и набухшим – красивым. Все стройное тело Дала украшали очаровательные синячки и засосы. Его засосы, его синячки, оставленные его руками, его ртом, его зубами. Застонав, он уперся ступнями в матрас и толкнулся вверх, вбиваясь в тело Дала, добавляя свою силу к их единению.
- Даа… - Дал выгнулся, подпрыгивая на его члене, костяшки пальцев, сжимающих спинку кровати, побелели.
Дилан вытянул шею и сумел обхватить губами один сосок. Он посасывал его, лизал и кусал. Его руки притянули бедра Дала вниз.
- Еще. Черт. Давай Дилан. Уже, мать твою, почти.
Тихо застонав, он сграбастал Дала за талию и перевернул их, укладывая мужчину на спину. Затем он начал вколачиваться в эту чертову сладкую задницу, отдавая Далу все, что у него было. Дал был не единственным, кто хотел, чтоб его запомнили. Дал бурно кончил, заливая спермой живот Дилана и выкрикивая его имя. Сладкая, самая совершеннейшая из задниц, сжалась вокруг него, заставляя кончить, и Дилан тоже закричал, присоединяясь к любовнику и проливаясь в него. Постанывая и тяжело дыша, он опустился на мужчину, все еще оставаясь внутри жаркого тела.
- Так хорошо. Так, мать твою, хорошо. - Дал уткнулся носом ему в шею, касаясь приоткрытыми губами кожи.
Дилан выдавил в ответ что-то невнятное и с разочарованным стоном выскользнул из жаркого тела. Избавившись от презерватива, он положил голову на плечо любовника.
- Это совершенно точно незабываемо.
- Отлично. А то ужасно, когда ты еще не успел уйти, а тебя уже забыли.
Дилан фыркнул.
- Ни малейшего шанса на то, что это случится. - Ни малейшего, мать его, шанса. - Хотя, может, мне придется освежить память, когда ты вернешься, откуда там… из Токио, ты говорил?
- Мммхмм. Говорил. Да… Как мне связаться с тобой после Токио?
Дилан подумал немного. Его секретаря это никоим образом не касалось. Дома он бывал недостаточно часто для того, чтобы давать домашний номер. Он дал Далу номер мобильного, который использовал для личных дел.
- Позвони, когда буду нужен. - И он не сомневался, что Дал позвонит, что желание проснется в мужчине. И он более чем достаточно доказал, что может дать Далу именно то, что ему нужно.
- Ладно. - Дал приник к нему долгим, неторопливым, глубоким поцелуем. - Но у нас ведь остался еще один день.
Дилан широко раскрыл губы, приглашая Дала к еще одному поцелую.
- Остался, если ты уверен, что не хочешь провести его на пляже. - Дилан с серьезным выражением лица смотрел на Дала своим самым искренним взглядом.
- Я обгорю, если мы весь день будем трахаться на пляже.
Он расхохотался.
- Да, будет жаль сжечь или поцарапать песком эту замечательную кожу.
Дилан дал своим пальцам неспешно поблуждать по телу Дала, наслаждаясь ощущением того, как кожа переходит в винил и как винил снова переходит в кожу.
- На тебе можно оставлять только синяки и засосы, детка.
- Я это запомню.
Он тихо засмеялся, пальцы нашли засос на ключице Дала и надавили на него. В животе у Дилана громко заурчало, и он усмехнулся.
- Нужно заказать завтрак. Хочешь чего-нибудь особенного? - Он подумал о фруктах и сливках. Можно было бы снять корсет и позавтракать на Дале. Дилан почти почувствовал на своем языке вкус сливок смешанных с солью кожи мужчины.
- Все что угодно. Умираю с голоду, - улыбнулся Дал и потянулся. - Хотя кофе – просто обязательно. Хороший, густой кофе.
- Даа, могу поспорить, этот вкус пойдет твоим губам. - Дилан подошел к телефону, любуясь каждым движением Дала.
Его член уже наполовину стоял, что еще раз доказывало, насколько возбуждающим был мужчина. Кажется, он за последние полгода не кончал столько раз, сколько за эти дни.
- Ммм. Мне, наверное, стоит еще и душ принять, а? - Дал раздвинул и вытянул свои длинные ноги – похотливый ублюдок.
- Завтрак принесут не так быстро. И не знаю, заметил ли ты, но душевые кабинки здесь просто необъятные. - Для двоих места больше чем достаточно. Дилан облизнулся и набрал номер кухни. Он заказал яичницу и бекон, тост, свежие фрукты и сливки. И кофейник с самым крепким кофе.
- Я заметил. - Прекрасные глаза Дала сверкнули, когда он встал. - Я там провел целую ночь с дилдо и зажимами.
Дилан повесил трубку с громким клацанием, член дернулся в ответ на слова.
- Ну и развратный же ты. Хотелось бы на это посмотреть. Я бы попросил устроить для меня шоу, но предпочитаю быть участником, а не зрителем.
Нахальная упругая задница вильнула, красуясь.
- Обещания, обещания.
Дилан зарычал и принялся рыться в ящике.
- Не заказывал ли я шлепалку?
Этой попке очень пойдет парочка красных полос. Если шлепалка не найдется, он придумает, чем еще можно поиграть. Дал засмеялся и поспешил в ванную. Дилан не нашел паддл, но зато ему попалась резиновая перчатка с маленькими шипами. Ох, что же она может сотворить с этой прелестной кожей. Застонав при этой мысли, он схватил перчатку и поторопился за Далом.
В ванной шумела вода. Дал вертелся и извивался, пытаясь высвободиться из корсета. Дилан хрипло рассмеялся. Проклятье, никто и никогда еще не вызывал у него такого желания.
- Протянуть тебе руку помощи, детка? А может сразу две?
- Черт, да. Эта штука держит меня крепче, чем тиски.
Дилан зашел в ванную, встав за спиной Дала, потерся членом о его идеальную задницу и скользнул пальцами вниз по корсету, к узлам.
Он лизнул Дала в шею.
- Ты выглядишь просто сногсшибательно, затянутый в рюмочку. Я собираюсь как следует поразвлечься, подыскивая тебе новые корсеты.
- Как-нибудь покажу тебе свою коллекцию. У меня есть один из черной кожи, с ремешком в паху. Один из белой лайки…
Застонав, Дилан прикусил кожу Дала, пальцами пытаясь распутать шнуровку корсета.
- Ты просто обязан принести их, когда вернешься из Токио… вместе с подводкой и помадой. - Он хорошо помнил, как восхитительно выглядел Дал той ночью в Ножнах при полном параде. И даже если у него и есть своя собственная коллекция, то Далу пока незачем о ней знать. Он широко раздвинул края корсета, наблюдая за мужчиной – казалось, все тело Дала свободно вздохнуло.
- Ладно. Кто знает, что мне еще в Токио попадется… - Дал покрутил попкой, потягиваясь.
Дилан стянул корсет и скользнул рукой по коже мужчины. Такая теплая и гладкая, просто прекрасная. Ему пришлась по вкусу мысль, что Дал будет покупать вещи, думая о нем. Он провел членом вдоль ложбинки между его ягодиц.
- Пошли под воду, - промурлыкал он, мягко подталкивая Дала в сторону душа, его руки плавно переместились на живот любовника.
- Ммхммм. - Дал шагнул вперед, подставляя лицо под струи.
Дилан встал рядом с ним, его пальцы затанцевали по гладкой, теперь уже мокрой, коже.
- Мыло, - тихо потребовал он, ему не терпелось поласкать Дала, когда тот будет весь покрыт скользкой пеной.
- Командуешь. - Дал передал ему круглый кусок мыла с выпуклостями, идеально подходящий для массажа.
- Это потому, что я начальник, - заметил Дилан. Ну ладно, может он и не непосредственный начальник Дала, но ему подчиняется чертова куча народу.
Он намылил обе ладони и принялся водить ими по груди мужчины, скользя по коже сначала свободной рукой, а потом рукой с мылом, эффективно используя выпуклости.
- Ммм… - Дал уперся ладонями в мраморную плитку, его кожа казалась бледной по сравнению с черным камнем. - Дааа.
- Ты просто гедонист, Дал, так ведь? - фыркнул он, смешок вырвался почти стоном.
Он, не торопясь, намылил грудь любовника, потратив на это гораздо больше времени, чем необходимо. Но было так приятно скользить по гладкой коже Дала, оглаживать его тело. Дилан потер мылом один сосок мужчины и пальцами – другой, а потом перекрестил руки, чтобы теперь уже провести мылом по левому соску и приласкать пальцами правый.
Ладони заскользили вниз по ребрам и восхитительным кубикам живота, погладили бедра и вернулись наверх к острым ключицам.
- Мне так хорошо от того, что ты делаешь со мной. - Дал свесил голову. - Это какое-то безумие.
Дилан прикусил шею любовника, втянул губами воду с бледной кожи.
- Нет ничего безумного в том, чтобы чувствовать себя хорошо.
Его зубы царапнули позвонки у основания шеи Дала, он уже обнаружил, что это место у мужчины очень чувствительно.
- Я просто знаю, что тебе нужно.
Дал вскрикнул и вытянулся на цыпочках, отставив задницу.
- До сих пор не могу поверить, что ты увидел меня. Обычно я очень осторожен.
- Недостаточно осторожен. - И слава богу. Он уже не в состоянии был представить, что мог упустить Дала.
Его ладони скользнули на бедра любовника и переместились к паху, чтобы покрыть пеной мошонку. Затем он просунул руку под яички, намыливая крохотный кусочек чувствительной кожи за ними. Колечки сдвинулись и клацнули, словно маленькие кастаньеты.
- Мой любимый сюрприз, - промурлыкал он, скользнув туда свободной рукой, чтобы покрутить и подергать за них.
Другой рукой он прошелся по паху Дала, намыливая завитки волос.
- Дашь мне себя побрить? Дашь посмотреть?
- Прямо перед отъездом? Нет. Пусть это будет тем, чего ты будешь с нетерпением ждать. После Токио.
Дилан тихо рыкнул, кусая Дала за шею.
- Дразнишься.
Его пальцы зарылись в темные завитки и прижались к коже, словно пытаясь прочитать тату, как азбуку Брайля.
- Оттягиваю удовольствие, - тихо засмеялся Дал, качнув бедрами, и низко застонал.
Дилан кивнул – с этим не поспоришь.
- Это точно. Я просто очень нетерпеливый человек. - И не привык, чтобы мне отказывали.
Он сделал шаг назад и принялся намыливать спину Дала, старательно водя ребристым куском вдоль восхитительных поджарых мышц. Попку он припасал в качестве предпоследнего блюда, а членом хотел насладиться в самом конце. Мышцы Дала дрогнули, этой его невероятной отзывчивости было достаточно, чтобы загореться мучительным желанием. Дилан наклонился, чтобы провести мылом вниз по ногам Дала, а на обратном пути скользнул пальцами по внутренней стороне его бедер. Он прошелся мылом по ложбинке между ягодиц и подался вперед, скользнув членом по намыленной коже. Его руки принялись выписывать по идеальной заднице круги, сжимая и намыливая.
- Могу трогать тебя бесконечно, - признался он. - Мягко, жестко, до синяков…
- Тогда сделай так, чтобы мне было мучительно тяжело сидеть на этих бесконечных совещаниях.
- О, я собирался оставить тебе кое-что на память, - промурлыкал Дилан, его руки обогнули бедра и стали намыливать член Дала. - Ты видел, перчатку, которую я принес, детка? Она вся в резиновых шипах. - Его голос охрип, насытился низкими обертонами. - Ты будешь сходить с ума в пиджаке и рубашке.
- Жаль, тебя не будет рядом, чтобы посмотреть на это…
- Но я буду это знать. - Черт, можно обкончаться просто думая об этом. - Время от времени наши пути будут пересекаться. - Уж он-то за этим проследит. Совещания с чопорным Скоттом Дейли никогда больше не будут прежними.
- Ты так думаешь?
Да, мать их за ногу. Он это просто знал. Совет директоров его, может, и прикончит за такие выходки, но его это не остановит.
Дилан обхватил ладонью член Дала, было легко ласкать его такого – скользкого от пены. В том же ритме, слегка постанывая, он терся членом о задницу Дала.
- Я это знаю. Черт. Дал. Я нагну тебя над председательским столом и оттрахаю до потери пульса.
- Ммм, такого я еще не пробовал… - Дал практически танцевал для него, скользя и раскачиваясь, словно волны на океане.
Дилан представил себе в высшей степени консервативного Скотта и фыркнул.
- Да уж, уверен в этом.
Застонав, он начал двигаться быстрее, головка его члена терлась и скользила по заднице Дала. Он отложил мыло, ища глазами, куда бросил перчатку. Он был одержим целью подарить Далу столько ощущений, сколько сможет.
- Чего ты ищешь… ох, мммм… Приятно…
- Да. Еще бы. - Он заметил перчатку на краю ванны и прежде чем достать ее, укусил любовника за шею, потеряв всего лишь пару мгновений ласк.
- Вот это, - проворковал он и, натянув перчатку, мазнул ею по животу Дала.
- Это… - Дал вздрогнул и схватил его руку посмотреть. - Это нечто.
- Она покроет все твое тело весьма интересным рисунком. - Дилан легко погладил ею ладонь Дала. Потом нажал чуть сильнее, немного вдавливая шипы в кожу. - Но я не буду специально царапать до крови. Не в этот раз.
- Без крови. - Дал не отводил завороженного взгляда от его руки.
Дилан кивнул. Это было ради ощущений, а не ради боли. Во всяком случае, боль не являлась целью.
Пристально наблюдая за Далом и продолжая почти лениво потираться членом о задницу мужчины, Дилан провел перчаткой по его правому бедру. Шипы оставили тонкие царапинки, которые почти тут же вспухли рубцами. Дал застонал и отстранился, шагнув под струю. Вода успокоила кожу. Дилан лизнул чувствительное местечко на шее любовника, давая тому сконцентрироваться на другом, более мягком ощущении. Затем он провел перчаткой по его животу, почти пружиня на напряженных мышцах.
- Где… где ты достал эту штуковину?
- Не думаю, что должен открывать тебе все свои секреты, а, Дал? - тихо рассмеялся Дилан. Звук вышел хриплым – доказательство того, насколько сильно он был возбужден. Он легонько хлопнул перчаткой по одному соску, затем провел ей по другому.
- Мать, - застонал Дал, с дрожью отстранившись. - Мать твою, щипет.
Дилан опустил руку без перчатки и обхватил член Дала ладонью. О, да, все еще стоит. Он погладил ствол, потирая большим пальцем головку, а другой ладонью снова хлопнул по соску. Дал дернулся и задрожал, выгибаясь попкой навстречу его руке и пытаясь отстранить торс. Дилан прошелся по его телу перчаткой еще несколько раз, пощипывая ягодицы и бедра, живот и бока.
Затем он отбросил перчатку и начал блуждать ладонями по телу Дала, ощупывая оставленные им рубцы и царапины, касаясь их сначала слегка, а потом все уверенней, надавливая на один рубец, потирая другой. Напряжение оставило Дала, он расслабился и ходил волной под его руками, то прижимаясь, то отстраняясь.
- Гедонист, - обвинил его Дилан. Он еще поиграет на грани между болью и удовольствием, когда у них будет больше времени, доходя до предела как своих возможностей, так и Дала.
Он ущипнул самый пострадавший сосок, намеренно попав ногтями по царапине. Задница Дала дернулась назад и принялась усиленно тереться о член Дилана, сводя его с ума. Тем более что все презервативы остались в спальне. Застонав, Дилан крутанул в пальцах другой сосок и погладил кубики пресса.
- Нам нужно переместиться обратно в кровать.
- Правда? Ты чего-то хочешь? - Он еще дразнится. Маленький засранец.
- Твою задницу, и ты знаешь это, детка, - тихо рыкнул Дилан, прикусывая его мочку. - Все гребаные припасы в спальне. - В будущем он позаботится о том, чтобы эта ошибка не повторилась.
- А-ха. Тебе стоило об этом подумать. - Упругая, крепкая попка Дала задвигалась быстрее.
Застонав, он просунул руку между ними и, опустив свой член, направил его между ног Дала.
- Сожми. Мать твою, детка, сожми.
- Черт, да. - Бедра мужчины сдавили его член. Мокрые, гладкие – самое оно.
- Ах-ха. - Дилан уперся лбом в спину Дала, руками быстро и грубо лаская налитую плоть любовника. Его бедра двигались, проталкивая член в узкое пространство между ногами Дала. Он закрыл глаза. Под веками заплясали звезды.
Их тела соприкасались со звучными шлепками, льющаяся между ними вода брызгами отскакивала от кожи.
- Блядь, Дал. Детка. - Дилан всхлипнул, свободной рукой принявшись снова нащупывать рубцы и царапины на теле Дала. - Я сейчас кончу от тебя, детка.
- Хорошо. Хорошо, давай. Покажи мне.
Да, это он мог сделать. Он толкнулся сильнее, наслаждаясь шлепками кожи о кожу. Закричав, он взорвался оглушительным оргазмом. Дал застонал, продлевая его удовольствие, все еще потираясь о Дилана, все еще сжимая его своими сильными ногами. Наслаждение длилось и длилось, а когда наконец закончилось, Дилан расслабленно приник к Далу, оперевшись о его спину.
- Мать, - пробормотал он, все еще лаская рукой ствол Дала и даже не задумываясь об этом.
- Ага, - застонал Дал, прислонившись к мрамору и едва двигая бедрами.
Дилан провел подушечкой большого пальца по головке члена мужчины, немного надавливая ногтем.
- Твоя очередь.
Он сильнее сжал член в ладони. Другая рука начала блуждать по коже Дала, отыскивая рубцы и царапины на животе, лаская их. Дилан мог бы жить всхлипами Дала, тем, как он откидывал голову, как выгибал длинную шею. Он лизнул след от укуса на плече любовника, язык обвел поврежденную зубами кожу.
Черт, ну как же изысканно. Он сжал член сильнее – отпускать не хотелось. Свободная рука опустилась вниз, обхватила мошонку Дала и потянула, мизинец скользнул дальше, натыкаясь на колечки, запрятанные в плоти мужчины. О да. У Дала вырвался стон, он встал на цыпочки и вытянулся.
- Да, детка. Дай мне это. - Дилан потянул за колечко, выкручивая его, и сжал яички Дала ровно настолько, чтобы мужчина прочувствовал это. Жар расплескался по его ладони, и Дал со стоном растаял в его руках. - О, да-а, вот так.
Дилан продолжал нежно ласкать его, вновь вызывая столь прекрасную дрожь.
Наконец, он отпустил яички и член Дала и просто прижал мужчину к себе. Вода текла на них, даря тепло и ласку.
- Хорошо, что ты меня увидел.
Дилан улыбнулся, от слов стало тепло на душе.
- Да, я тоже так думаю. - Он уткнулся носом в шею Дала. - Я тоже.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:31 - 23 Янв 2014 17:17 #10 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 3.1
[/b]

Блядь, как же он устал. Совсем вымотался. Еще и эта смена часовых поясов.
Готовый отправиться домой на две недели отпуска, он намеревался проспать всю первую неделю, и оторваться по полной на вечеринках во вторую. Однако сначала Скотту нужно было пережить этот бесконечный коктейльный прием.
Давай-давай, взбодрись.
Откровенно говоря, прием, в названии которого было слово «коктейльный», мог бы быть и повеселее.
Хотя как раз «веселья» ему в последнее время и не перепадало. Он был в Лондоне, потом в Токио, а вернувшись домой, получил невразумительное сообщение, что Дилан уехал по делам бизнеса на неопределенный срок. Что ж, его бросали достаточно часто, чтобы он научился понимать, что это значит. И все-таки он и это обратил в свою пользу. Он просто отправился в Афины, а потом в Сидней, и наконец, слава богу, вернулся домой.
Все завсегдатаи уже были здесь – исполнительные директора и их жополизы, юристы и брокеры вроде него самого.
За исключением того, что никого подобного ему, сейчас тут не было. На самом деле. Равномерный гул мужской беседы временами прерывался высокими женскими голосами и адским шумом струнного квартета в углу. Одетые во фраки официанты нарезали круги, разнося на подносах маленькие закуски, которые не заглушали голод, а лишь дразнили его аппетит, оставляя живот пустым.
Но Боб Харгроув был хорошим клиентом, и Скотт не мог уйти, не услышав, как старик произносит свою короткую речь. Которая, если Харгроув собирался придерживаться протокола, будет только через час или два.
- Так, так, так. Кажется, сюда начали пускать кого попало. - Голос был низкий и хриплый. Очень знакомый, хотя Дал и не слышал его месяца два.
Сильная рука с наманикюренными пальцами протянула ему высокий бокал с долькой лайма на ободке.
- Содовая, правильно? - В голосе сквозила дразнящая нотка, прячась за хрипотой, которую он так часто слышал в те три дня восемь недель назад.
- Я… Да. Да, спасибо. Мне приятно, что вы запомнили. - Ма-ать, мужчина был красив. Глаза Дилана были такими темными, какими он их и запомнил. А их взгляд – страстным, развратным, совершенно не подходящим к консервативному темно-серому костюму.
Дилан оглядел его с ног до головы, и Дал мог поклясться, что мужчина видел его сквозь костюм.
- Ты так и не воспользовался тем номером.
- Получил сообщение, что ты недоступен. Я не был уверен, закончили ли мы наши дела или нет. - Без малейшего намека на улыбку он отпил из бокала.
Дилан приподнял бровь.
- А тебе никогда не случалось переносить встречи?
- Случалось. Признаться, я только этим утром вернулся в страну, так что у меня не было возможности ничего перенести. - Он сдержал желание дотронуться до своего живота и погладить его, напоминая Дилану о корсетах, об игре.
Дилан шагнул ближе. Они не соприкасались, но он мог поклясться, что чувствовал жар тела мужчины, его мускусный запах.
- Какое совпадение. Сегодня первый день, когда мне не приходится тушить пожары.
- Как интересно. А у меня сразу после этого приема начинается двухнедельный отпуск.
Ноздри Дилана затрепетали.
- В самом деле? Думаю, мое расписание тоже можно будет расчистить на день, или неделю.
Он не успел ответить – Дилана хлопнул по плечу подошедший к ним лысеющий мужчина. Дал встречал его, но имени не помнил.
- Уолш! Ты пропустил последние две игры в гольф. Ты меня часом не избегаешь?
Дилан засмеялся – фальшиво – Скотт мог определить это сейчас, когда знал, как звучит его настоящий смех.
- Билл. Вовсе нет. На самом деле, мне совсем недавно пригодился бы твой мудрый совет, когда сорвалась сделка со Свансоном. - Дилан обернулся к Скотту. - Но я забыл о хороших манерах. Билл, это Скотт Дейли. Скотт – Билл Соренсон. - Это было просто потрясающе – то, как изменился голос Дилана сейчас, когда они были не одни. Хриплый интимный тон сменился холодной вежливостью.
- Рад познакомиться, сэр.
Скотт завязал бессмысленный светский разговор, прислушиваясь к той информации, которая могла помочь ему заработать деньги, но игнорируя все остальное.
Ну, возможно он не игнорировал Дилана…
К ним присоединилось еще несколько человек, и голос Дилана зазвучал так же монотонно, как и у остальных, но Дал чувствовал на себе взгляд его темных глаз, чувствовал, как мужчина раздевает его глазами, и почти ощущал его прикосновения.
Скотт извинился и ушел в уборную, где можно было ополоснуть лицо и проверить, на месте ли контактные линзы и не торчит ли вызывающе член.
Дверь открылась как раз в тот момент, когда он решил, что может контролировать себя. В проеме стоял Дилан. Мужчина заурчал и закрыл за собой дверь. Громко щелкнул замок.
- Уолш. - Дал моргнул, продолжая вытирать руки полотенцем.
Дилан покачал головой:
- Не сейчас. - Мужчина шагнул к нему, чуть ли не поджигая горящим взглядом комнату.
- Я не играю на людях. - Его член дернулся и налился кровью.
Дилан театрально огляделся.
- Не вижу тут людей. И я не собираюсь оставлять следы там, где их можно заметить.
- Ублюдок. - Дал лизнул губы, прерывисто задышав. Сердце заколотилось.
В ответ на оскорбление Дилан просто кивнул и шагнул прямо к нему, запуская руки под пиджак, хватая за талию и проверяя пальцами, надел ли он что-нибудь под рубашку. Дал втянул живот, его мышцы напряглись, когда ладони мужчины добрались до кожи. Ох, черт. Возбуждает.
Лицо Дилана приблизилось, губы остановились в миллиметре от губ Дала. Их дыхание смешалось – горячее, с оттенком виски, который пил Дилан. В такой близости темные глаза мужчины казались просто огромными, каждый вздох очень громким.
Длинные пальцы Дилана скользнули вверх, нашли сосок и ущипнули его.
- Поехали в мой дом на пляже.
- Когда? - По телу пробежала дрожь, ладони сжались в кулаки.
- Нас может через час забрать лимузин. - Дилан провел пальцами вниз по груди, скользнул ими по животу. Скотт чувствовал запах желания, исходящий от кожи мужчины.
- Тебе придется меня покормить, умираю с голода. - Падаю с ног. И до смерти хочу потрахаться.
- Я тоже. - Дилан провел языком по его губам. - Чего бы тебе хотелось?
- Уединенности, легкой еды. - Он застонал, губы сами собой последовали за горячим языком Дилана. - Не могу так.
После этих слов Дилан отступил и с деловым видом проверил запонки. Но когда темные глаза вновь взглянули на Скотта, в них все еще была страсть, не угасшая ни на йоту. - Ровно через час на углу Четвертой и Свансон тебя будет ждать лимузин. Будь там. В машине будет все, что тебе нужно.
- Я дам Далу знать. - Он шлепнул ладонью по своему члену и повернулся к раковине брызнуть водой на порозовевшие щеки. Дилан хрипло фыркнул и тут же полез лапать его член, пытаясь заставить его снова встать торчком. - Не пропусти лимузин. - С этими словами Дилан откинул задвижку на двери и вышел.
Нет. Нет, он не пропустит его. Ни за что. Дал посмотрел своему отражению в глаза – скучно-темные и спокойные – они так хорошо прятали его. Дал ни при каких обстоятельствах не пропустит лимузин.
Дилана нигде не было видно, когда Дал вышел, с трудом контролируя свой член. Впрочем, речь Боба Харгроува помогла ему справиться с этой проблемкой и завершилась ровно к тому моменту, когда Скотту нужно было уйти с вечеринки и пройти три квартала до угла, где его должен был подобрать лимузин Дилана.
Он закутался в пальто, пытаясь укрыться от порывов холодного ветра. Никто из тех, кого он знал, не последовал за ним. Никто не увидел его. Никто даже не посмотрел.
Длинный темно-серый лимузин с затемненными стеклами остановился на перекрестке как раз в тот момент, когда он подошел. Из машины вылез высокий седой шофер в униформе.
- Мистер Дейли?
- Да, добрый вечер. - Дал кивнул, позволил мужчине открыть дверцу и скользнул внутрь.
В салоне было темно, перегородка между пассажирами и водителем уже поднята. Как только захлопнулась дверца, раздалось низкое мурлыкание, и, обхватившая запястье Дала ладонь, притянула его к сильному телу.
- Хей. - Застонал он, изворачиваясь, чтобы соприкоснуться с мужчиной губами.
- Хей, - выдохнул Дилан ему в рот.
А потом они целовались. Язык Дилана раскрыл его губы и толкнулся внутрь, словно мужчина умирал с голода, а Скотт был номером первым в меню. Дал сжал губами язык Дилана, потянул его и, усердно посасывая, замурлыкал. Мужчина застонал, пальцами распутал его галстук и рванул рубашку, открывая грудь. Ладони Дилана тут же легли на обнаженную кожу.
Его нервы, казалось, ожили – запылали и заискрились, словно в огне. Дал чувствовал жар упирающегося ему в бедро члена Дилана, дорогая ткань костюмов словно барьер встала между ним и тем, чего он так хотел, в чем так нуждался. Его пиджак был стянут, рубашка сорвана. Ладони Дилана обхватили его задницу и притянули ближе. Повозившись, Дал забрался верхом на сильные бедра мужчины и наклонился, чтобы смять его рот грубым поцелуем.
Зарычав, Дилан лизнул его губы и окунулся в поцелуй с головой. Умелые пальцы занялись его ремнем, выдергивая кожу из петель на брюках. Пуговица оторвалась и куда-то улетела, когда Дилан рванул ширинку.
- Ты варварски разрушил мой гардероб. - Простонал Дал, сжимая пальцами тонкую ткань рубашки Дилана.
- Там, куда мы едем, одежда тебе не понадобится. - Дилан потянул вниз язычок молнии на ширинке, забрался рукой ему в штаны и обвил ладонью член. - И еще я тебя побрею. Наконец увижу, что ты прячешь.
- Побреешь? - Черт, как же он хотел трахнуться. Прямо сейчас. - Ты уверен?
- О, да. Я, мать твою, уверен. - Рука Дилана задвигалась на его члене, быстро и жестко.
- Дааа… - Дал запрокинул голову, его кадык дернулся, яички подтянулись. Возможно, ему стоит не торопиться с бритьем, а заставить Дилана подождать, пусть продолжает гадать.
Дилан воспринял это как приглашение и приник ртом к шее Дала как раз под адамовым яблоком. Сначала он пустил в ход зубы, потом губы и язык –острое сменилось гладким, а затем влажным и горячим. Дал дернулся и застонал, проливаясь в ладонь Дилана, его бросило в жар. Дилан застонал, и кожа Дала под его губами завибрировала – засос будет очень темным. Рука вокруг его члена, теперь уже влажная и скользкая, продолжала двигаться, вытягивая из него дрожь и еще немного спермы.
Боже, он растаял.
Совершенно.
Дал скользнул рукой по спине Дилана, желая прикоснуться к мужчине, но все что мог реально делать – это вздрагивать и стонать.
Дилан зарычал, схватил его ладонь и накрыл ею свой пах.
- Моя очередь, - прошептал мужчина.
- Боже, я хотел тебя гребаные недели. - Дал чувствовал член Дилана, напряженный и настойчивый, натягивающий ткань брюк. - Считал, ты передумал. - После нескольких неуклюжих попыток ему удалось расстегнуть молнию без того, чтобы испортить одежду Дилана.
Ответом ему был еще один стон. Мужчина толкнулся в его руку своей плотью, напоминающую обтянутый бархатом стальной стержень.
- Ты скоро поймешь: если я выбрал курс, то никуда не сверну, - пробормотал Дилан. - Просто гребаные дела.
- Да. Сейчас до конца рождественских праздников будет небольшое затишье. - Дал рывком раздвинул края рубашки Дилана в стороны и впился зубами в открывшуюся нежную кожу.
Мужчина дернулся, вжимаясь в его рот и, найдя руками его бедра, скользнул ладонями вверх по бокам.
- У меня для тебя кое-что есть.
- Хмм? Что? - Пока ему хватало этого члена.
- Корсет. Такой, что крепко обнимет тебя. Дом на пляже… много игрушек. - Дилан задыхался, между словами хватая ртом воздух, его бедра ритмично поднимались вверх, проталкивая член между пальцев Дала. - Ох, черт, Дал. Даа.
- У-ху. - Он кивнул, с жаром соглашаясь. Да. Игрушки. Какие угодно. - Давай, кончи сейчас.
- Ты хо… - Слова Дилана перешли в крик, горячая жидкость залила пальцы Дала, и салон наполнил сильный приятный запах.
Дилан упал на спину, удерживая талию Дала руками, и притянул его к своей мускулистой, тяжело вздымающейся груди. Дал замычал, прижимаясь к ней. Тепло. Хорошо. Даа. Теперь, когда самое острое желание немного притупилось, и они оба лежали тихо и неподвижно, пытаясь восстановить дыхание, он чувствовал плавное движение машины, тихое, на грани слышимости, урчание мотора. Они ехали быстро, разрывая тьму – очевидно уже были за городом.
- Это совершенно точно был один из самых приятных сюрпризов, - промурлыкал Дилан, блуждая ладонями по его телу, возможно запоминая, и определенно лапая. - Почти такой же приятный, как в тот первый раз, когда я увидел тебя и понял, кто ты такой.
- Только почти? - Дал был словно в дурмане.
Дилан замычал, его руки продолжали прикасаться к нему, скользить по телу.
- Ну… очень близкий к нему. В прошлый раз было несколько недель планирования и предвкушения, так что аппетит разыгрался. В этот раз… - Дилан подвинулся, приподнял бедра, на мгновение приподняв и его. - Ну, в этот раз было гораздо меньше времени для предвкушения, когда я увидел тебя, но с другой стороны я абсолютно точно знал, как хорошо нам будет вместе. - Дилан снова прижался к нему, провел губами по его шее и лизнул засос, поставленный несколько минут назад.
Дал всхлипнул, нервы обожгло огнем.
- Ммм. Еше раз.
- Я тебя всего покрою засосами, Дал. С головы до ног, - прорычал Дилан и прикусил его кожу, царапая губами багровую отметину.
- Мать! - Дал застонал, изогнулся, отодвинулся на мгновение и прижался снова.
Дилан засмеялся – смехом низким, хрипловатым, охренительно сексуальным.
- О, да, детка, тебе ведь это нравится. - Зубы Дилана прикусили кожу прямо под первым засосом.
- У-гу. Черт…
Еще один укус, и по телу Дала пробежала дрожь, губы приоткрылись.
- Купил тебе ужин, - пробормотал Дилан. - Можешь съесть. После. - Пальцы впились в его бедро достаточно сильно для того, чтобы оставить синяки.
- После чего? - О. Еда. Поесть не мешало бы.
- После того, как я оставлю на тебе мои метки, детка. Оставлю воспоминания о себе по всему телу. - Пальцы Дилана скользнули по его попе – прикосновение было твердым, уверенным, немного болезненным.
- Не могу поверить, что ты уговорил меня на это, я даже домой не заехал. - Ну ладно. Нас самом деле верилось в это прекрасно.
Он хотел этого.
Дилан фыркнул.
- Что ждет тебя дома, Дал, когда все, что ты хочешь, находится прямо тут?
- Футляр для контактных линз и зубная щетка.
Смех Дилана был хриплым, сексуальным.
- Это все можно заменить, детка. - Острый укус оставил синяк на его коже прямо над сердцем.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:34 - 23 Янв 2014 17:16 #11 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 3.2
[/b]

Дал застонал, раскачивая ягодицами, потираясь о бедро Дилана.
- Боже, ты так меня возбуждаешь. - Губы Дилана накрыли его сосок, зубы начали терзать его, язык проходился по самому кончику, снова и снова.
Черт, жарко. Обжигающе. Остро. Еще.
Пожалуйста, еще.
Дилан сильно укусил сосок, провел подушечками пальцев по местам, где бедра переходят в таз, потянул за волосы в паху. Дал выгнулся навстречу пальцам, чтобы уменьшить боль и натяжение. Дилан зарычал, рот его заскользил по груди Дала, оставляя на ней россыпь жалящих укусов, прежде чем приняться за другой сосок и сначала мягко полизать его, легонько куснуть, подразнить. А потом Дилан снова укусил его, вонзив зубы в кожу вокруг соска.
- Ебать! - Член Дала дернулся, грозя снова встать.
- Обязательно буду. Это я тебе обещаю. Снова и снова. - Все слова Дилана подчеркивались укусами или полизываниями, непредсказуемо, так что каждый последующий укус был остро-неожиданным.
- А-ха. После. Ах. Еды. - Проклятье, его нервы уже звенели.
- О да, я тебя сейчас съем, Дал. Всего без остатка. - На низкое хрипловатое рычание Дилана сразу же отреагировал член.
- Ты меня опять заведешь. - Опять. Проклятье, у него уже все болело от желания.
- Я очень на это надеюсь. - Руки Дилана скользнули вверх по его спине и схватили за плечи, кожу ожег еще один укус, чуть выше живота, губы принялись посасывать укушенное место. Этот засос точно будет багровым и ярким.
- Я буду похож на прокаженного. - На хорошо оттраханного прокаженного, к тому же до чертиков счастливого.
Дилан рассмеялся.
- Нет, ты будешь похож на того, кто принадлежит мне. - Его глаза светились в полутьме.
Дал посмотрел прямо в них, ни капли не уступая.
- А ты точно не надорвешься со мной?
- Разве я это уже не доказал? - Дилан снова рычал, пальцами одной руки покручивая сосок, а второй забираясь во все еще расстегнутые штаны Дала и дергая за колечки.
- Мм… может быть, я уже забыл. Тебе придется мне напомнить. - Черт, как же он обожал, когда его как следует дразнили хорошими уверенными прикосновениями.
- Ооо, мне придется? Вот как? - Пальцы Дилана скользнули за кольца и погладили за ними.
- Да… - Дал не был уверен, с чем соглашается.
Дилан замурлыкал, и его пальцы скользнули дальше, ногти слегка царапнули дырочку, кончик одного пальца толкнулся внутрь. Дал приподнял бедра, пытаясь получить больше, почувствовать больше, усилить ощущения от прикосновения.
- Изголодался, детка. - Дилан погрузил палец по вторую фалангу и повертел им.
- Ах… ах-ха. - Дал дернулся и застонал, его словно прошило электрическим разрядом. Охренеть.
- Черт. Как же это возбуждает. На, пососи. - Засунув два пальца ему в рот, Дилан вертел ими между губ точно так же, как и пальцем внутри. - Увлажни их как следует, детка.
Дал посасывал их с закрытыми глазами, тщательно облизывая и сосредоточив внимание на том, чтобы доставить этим Дилану удовольствие. Дилан застонал, его большой палец давил на простату снаружи, в то время как палец внутри едва ее задевал.
- Дааа. Вот так.
Дал просто кивнул, двигая головой вверх и вниз, обсасывая пальцы, словно они были членом Дилана.
Бедра Дилана начали двигаться, толкаться вверх, будто он действительно вбивал ему в рот свой член.
- Хочу тебя, мать твою, так сильно.
Боже, да. Он знал это. Он сам хотел почувствовать Дилана внутри себя, жестко и так глубоко, чтобы до горла достало.
Пальцы Дилана выскользнули из его рта, и из задницы тоже. Но Дал недолго оставался незаполненным, два влажных от слюны пальца погрузились в него безо всякого предупреждения, Дилан просто начал иметь ими его задницу.
- Черт, да. Пожалуйста. - Он был не настолько горд, чтобы не попросить о том, в чем нуждался.
- Обожаю, когда ты умоляешь. - Жестко трахая его пальцами, Дилан нашел ртом сосок и принялся снова сводить его с ума.
- Прошу. Не вымаливаю. Больше. - Его мошонка подтянулась.
Дилан засмеялся, и если бы звук не вышел таким хриплым и отчаянным, то Дал подумал бы, что Дилан смеется над ним.
- Те же яйца, только в профиль.
В нем неожиданно оказалось три пальца, резко и глубоко входящих, ударяющих по простате. Голова Дала запрокинулась назад, и бедра дернулись вверх, когда все тело накрыло жаркой волной оргазма.
Дилан застонал.
- Черт. Ты должен был меня подождать. Надо будет достать тебе кольцо на член, и поскорее. - Но пальцы Дилана все еще работали над ним, растягивая, скользя внутри, вызывая дрожь за дрожью, не давая расслабиться. Глаза Дала закатились, тело принимало в себя пальцы. Он представил, как его мышцы сжимаются вокруг руки Дилана, вокруг глубоко погрузившегося в него обнаженного члена. Фантазии.
- Очаровательно. Мать. Мне надо. - Пальцы Дилана исчезли.
В салоне лимузина их дыхание было очень громким, но Дал все равно расслышал шуршание разорванной упаковки презервативов. Спустя мгновение Дилан перевернул его, и прекрасный жаркий твердый член прижался к его входу.
- Да. - Дал опустился на него, принимая Дилана в себя, от кончика до самого основания, тихо застонав от жжения.
- Мать. Черт. Да. - Голос у Дилана был сдавленный, напряженный. - Черт, такой тесный. Горячий. - Руки Дилана обвились вокруг его талии, крепко держа его, будто корсет из человеческой плоти. - Давай, Дал, двигайся. Сделай так, чтобы я кончил.
Дал кивнул, зажав губу между зубами, и начал двигаться, скача на Дилане жестко и упоенно. Да. Да, именно так. Черт. Дилан низвелся до стонов и хрипов, рот заскользил по его коже, зубы цепляли ее то там, то здесь, посылая по телу вспышки острых ощущений. Когда они затопили его, Дал застонал, сжимая Дилана внутри себя.
Дилан дернулся и вскрикнул, и начал толкаться вверх, навстречу его движениям, сталкивая их тела.
- Дал. Дал. - Он произносил его имя словно заклинание, снова и снова, все более и более отрывистым голосом.
- Аха. Так. - Хорошо. Так охуенно хорошо.
- Кончу. Скоро. Дал. - Дилан крепче стиснул его талию руками и резко потянул вниз, насаживая на себя. Быстрее и быстрее, а потом он закричал, и член внутри Дала запульсировал, наполняя презерватив.
Дилан обмяк, тяжело дыша. Дал застонал и развернулся лицом к нему, прислоняясь к его груди, глаза закрылись сами собой, он был выжат как лимон. Дилан обнимал его, крепко прижимая к себе.
- Ох, детка. Ты не представляешь, что я буду с тобой делать следующие две недели. - Дилан тихо засмеялся.
- Обещания, обеща… - Дал заснул, так и не закончив предложения, ему было уютно и безумно хорошо в объятиях Дилана.

* * *
[/b]

Дал дремал в руках Дилана, пока в интеркоме не раздался голос шофера.
- Пять минут, сэр.
Дилан замычал и слегка потянулся, пальцы протанцевали по позвоночнику Дала.
- Пора просыпаться, детка. Пора смотреть, где я буду сводить тебя с ума.
Дал замурлыкал и прижался к нему.
- Тут так тепло, любовь моя.
- Да, детка. Однако мы уже приехали. Твоя рубашка вся измялась, но ты можешь надеть мою кожаную куртку.
- Ммм… где мы? - Дал потянулся.
Дилан лизнул его губы, явно получив удовольствие от вида этого ленивого движения, позволяя своим рукам задержаться на его теле и поласкать.
- Пляжный дом в Мейне. Так что мы на пляже. Подъедем через три минуты. И тогда ты, наконец, сможешь поужинать.
- Звучит божественно. Извини, что отрубился.
- О, я посчитал это комплиментом, детка. Я тебя совсем измотал. - Дилан подмигнул Далу, скользя руками вниз к его заднице, чтобы ущипнуть.
- Мммхммм. - Дал уклонился от щипка и, нагнувшись, мягко куснул Дилана за губу. - Что на ужин?
- Ну, у меня есть замечательные первоклассные сэндвичи, но полагаю, они немного зачерствели. Барбара, моя домработница в этом доме, обещала пир из лобстеров к нашему приезду. - Руки Дилана переместились на перед брюк Дала, засунули полувозбужденный член внутрь и осторожно застегнули молнию.
- Ммм. Лобстеры. Люблю.
Дал наклонился и потерся носом о его шею.
Машина остановилась, и снова в интеркоме раздался голос шофера:
- Мы прибыли, сэр.
Ухмыляясь Далу, мурлыкая от приятной ласки в шею, Дилан вытянул руку и нажал на кнопку.
- Спасибо Бренан. Мы сами выйдем. - Он отпустил кнопку и выгнул бровь, взглянув на Дала. - Если только ты не хочешь устроить представление.
- Да нет. Мне и так хорошо. - Усмехнулся в ответ Дал, соскальзывая на сиденье. - У меня есть репутация, знаешь ли.
Дилан засмеялся, проводя рукой по его заднице.
- Я знаю. Ох, детка, знаю. - Дилан накинул ему на плечи свою кожаную куртку. - Ты всегда должен пахнуть кожей.
- Не сексом? - Хотя это почти одно и то же.
Дилан заурчал, звук вышел глубоким и сексуальным.
- Мне нравится твой образ мыслей, Дал. Кожей и сексом. - Слова Дилана вторили его мыслям.
- Мммхмм. А теперь покорми меня и дай вытащить контактные линзы.
- О, да. Я хочу видеть твои настоящие глаза, Дал. Хочу настоящего тебя, а не то консервативное факсимиле, что ты показываешь миру.
Дилан провел его к большому коттеджу с верандой вдоль всего периметра. Конечно, слово «коттедж» не в состоянии было описать этот дом. Полы были из полированного твердого дерева, и на пороге их встречала женщина.
- Мистер Уолш, сэр. Добро пожаловать.
- Спасибо, Барбара. Я просил приготовить ужин на двоих.
- Да, сэр. В столовой. Надеюсь, это именно то, чего вы желали.
- Отлично. Почему бы вам не поехать домой к семье? Мы сами справимся.
Ее «как скажете, сэр, спасибо» провожало их по коридору в столовую, где для них было устроено целое пиршество.
- Боже милосердный, да этим армию можно накормить. - Дал взял шпажку с канталупе, разглядывая убранство комнаты: в «загородном» мужском стиле, но невероятно богатом, в винных, темно зеленых и синих тонах. Замечательно.
- Ты сказал, что голоден. - Дилан вытащил стул из-за стола и, сев, похлопал по своим бедрам. - На коленки ко мне, детка. Я буду тебя кормить.
Дал мурлыкнул, седлая колени Дилана. Его брюки натянулись.
- Ну ладно. Корми.
Руки Дилана скользнули вверх по его бедрам.
- Сначала вытащи эти ужасные линзы. Мы не будем больше прятаться под масками. Следующие две недели – ты мой.
Щеки Дала загорелись, бедра напряглись. Мать, его так возбуждало, когда его видели настоящим.
- Тебе не нравятся они темными?
- Мне нравятся они темными. От желания. От страсти. А не от линз. Сними их, Дал. Сейчас. - Дилан коротко зарычал. - Сейчас же.
- Настойчивый сучонок. - Дал вытащил линзы, маленькие кружочки легли ему на ладонь.
Ладонь Дилана обхватила его руку, сжимая в его пальцах линзы, ломая их.
- Я просто знаю, чего хочу. И знаю, чего хочешь ты.
- Я хочу тебя. - Дал встретил взгляд Дилана, позволяя отразиться в глазах удовольствию. - И еды.
Тихо засмеявшись, Дилан разжал ладонь, и, взяв линзы, небрежно бросил их через плечо.
- Я знаю.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:37 - 23 Янв 2014 17:15 #12 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 3.3
[/b]

Не отрывая взгляда от его глаз, Дилан придвинулся ближе, достал что-то со стола за его спиной, лизнул его губы, а потом снова выпрямился и протянул ему кусочек лобстера, обмакнутый в сливочное масло с чесноком.
- Ммм… вкуснятина. - Дал наклонился вперед и выхватил зубами кусочек. О. Как развратно. Мило.
Дилан замурлыкал, облизывая языком его губы, затем язык скользнул между ними, крадя вкус прямо изо рта.
- Еще? - хрипло спросил Дилан.
- Мммхмм. Да. Пожалуйста. - Он обожал слово «еще».
В этот раз Дилан положил лобстера в свой рот и, приблизившись, прижался к его губам своими. Ммм. Вкусно.
Дал отдался поцелую, ощущая во рту ошеломляющую сладость, почти как от вкусных булочек, только с маслом и чесноком, для большей остроты и пикантности. Они делили кусочек, и Дилан урча скользил у него во рту языком.
- Теперь что-нибудь поострее? - спросил Дилан, разорвав поцелуй и потянувшись еще за едой.
Это снова был лобстер, но в этот раз с ошеломляющим вкусом терпкого лимона, приглушающего сладость мяса. Дал резко выдохнул и облизал губы, чтобы ощутить больше цитруса, больше яркого вкуса.
- Так тебе больше с лимоном нравится или ты просто от неожиданности дернулся? - спросил его Дилан.
- Не знаю. Дай еще кусочек попробовать.
Дилан тихо рассмеялся и отправил еще один кусочек лобстера с лимонным соусом в рот Далу, улыбаясь, смотря на него темными, обжигающими глазами. Ммм. Терпко, насыщено и освежающе, не так нежно как с маслом, но прохладно на нёбе.
- Мне и то, и другое нравится.
- О, да. Ты все любишь. - Дилан снова лизнул его, а затем большая креветка в чем-то похожем на соус тартар оказалась между их губами. Дилан начал надкусывать ее с одного конца.
Дал засмеялся. Щекотно. Это была одна из самых увлекательных трапез за последние месяцы. Он ел с другого конца, и их губы встретились на середине. Это было сладко и остро одновременно, и три виноградины, закинутые ему в рот после креветки, приятно освежали прохладой.
- Еще? Или ты уже готов к десерту?
- Ммм… чего-нибудь хрустящего бы. - Дал слишком наслаждался этим, чтобы остановиться.
- О, хрустящего. - Дилан цокнул зубами и тихо рассмеялся. - Думаю, мы можем найти и что-нибудь хрустящее.
Спустя мгновение к его губам была прижата зажаренная клецка, соленая и острая, со вкусом соевого соуса. О, ням. Он откусил большой кусок и застонал, жуя ее и немного раскачиваясь. Да, хрустящее – это хорошо.
- Черт, ты такой чувственный. - Пальцы Дилана скользнули по его нижней губе. - Хочу съесть тебя прямо сейчас.
Ему была предложена еще одна клецка, в этот раз окунутая во что-то сладкое с острой ноткой.
- О.
Захотелось облизать губы, захотелось пить.
- Вина?
- Мне кажется, у нас есть даже кое-что получше. - Дилан наклонился вперед, протягивая руку за его спину, чтобы взять нечто, оказавшееся бутылкой шампанского. - Сейчас только заставлю дырочку потечь. - Подмигнув ему, Дилан начал осторожно вытаскивать пробку.
- О, ты у нас в этом мастер.
Пробка с хлопком выскочила, шампанское потекло пеной, они оба засмеялись.
Дилан наполнил лишь один бокал, погрузил кончик пальца в жидкость и провел им по губам Дала. Потом набрал глоток в рот и соединил их губы. О, как мило. Вытянув руку, Дал взял подбородок Дилана в ладонь и замурлыкал, когда жидкость полилась в его губы, пузырясь и обжигая, и пощипывая. Дилан вернул ему этот звук вместе с шампанским, скользя одной рукой по его спине и притягивая к себе, прижимаясь к его паху своим.
Поцелуй длился еще долго после того, как шампанское было выпито, глаза Дилана потемнели.
Они соприкасались телами от бедер до плеч, оба двигались, потираясь друг о друга, нежно и легко. Они делились дыханием и вкусом, языки сплетались, скользя и танцуя. И прервались ровно на столько, чтобы Дилан набрал в рот еще шампанского. Дал засмеялся, когда пузырьки защекотали в носу, и расслабился на Дилане, просто наслаждаясь возможностью касаться его.
- Приятно, да, детка? - замурлыкал Дилан. - Знать, что у нас с тобой столько времени? Целая вечность. - Его низкий хрипловатый смех был таким сексуальным. - Точнее, две недели. Но это почти вечность в нашем с тобой мире.
- Да. Украденное время. - Все между ними было настолько напряженным, настолько неожиданным, настолько остро ощущаемым.
- Главное, чтобы нас не арестовали за эту кражу. - Ухмыльнулся Дилан, снова протягивая руку за его спину и предлагая еще кусочек лобстера с маслом и чесноком.
- Скотта Дейли не арестовывают. - А Дала? Ну, тоже нет. Никаких арестов. Это не в его стиле.
Дилан огляделся, словно что-то отыскивая.
- Не вижу здесь никакого Скотта Дейли, детка. Тут только мы – два извращенца.
- Тут только мы, цыплятки?1
Дал отклонился назад, взял стебелек спаржи и принялся его покусывать.
- Точно. - Дилан наклонился к другому концу стебелька, поймал его и откусил. Руки Дилана снова оказались на нем, стягивая кожаную куртку с его плеч.
- Спаржевый вор. - Ммм… в доме было достаточно тепло, чтобы не замерзнуть, но достаточно прохладно, чтобы его соски затвердели.
- Говорил тебе, я извращенец. - Кончик языка Дилана коснулся его соска, потом Дилан подул на него.
- Ох. - Его живот напрягся, грудные мышцы дернулись и выпятились. Кайф.
- О, да. - Взяв лимон, Дилан выжал его на кожу Дала, по соску потек сок. Затем язык Дилана заскользил по оставленной им влажной дорожке.
- Ммм… даже лучше чем лобстер.
- Извращенец. - Бизнесмен под лимонным соусом. Хмм. Вероятно лучше, чем масляный бизнесмен… Или, может быть, нет.
- Вот если бы я засунул виноград в твою задницу, это было бы настоящим извращением.
- Это было бы немного… пюреобразно. - Ух, представилась довольно странная картинка.
Дилан фыркнул и выдавил еще лимонного сока на кожу Дала, облизывая его грудь и сосок.
- Мы не хотим пюреобразного. - Язык Дилана прошелся по окружности его соска, а затем в кожу вонзились зубы. - Мы хотим твердого.
Дал понимал, что нужно что-нибудь сказать, но он просто не мог найти слов. Он застонал, выгибаясь навстречу рту Дилана.
- Кое-кто все еще голодный, - промурлыкал Дилан. Зубы и язык игрались с его соском, посасывая и покусывая, опаляя жаром.
- Лобстер… был вкусным. - Голодный. Мать. Возбужденный. Он откинулся назад, его сердце колотилось, бедра и задница ерзали по брюкам Дилана.
- Лобстер… - засмеялся Дилан и отодвинулся, черт его побери. - Если это действительно то, чего ты хочешь, то с этим я могу помочь. - Темные глаза Дилана искрились улыбкой, когда он взял еще один кусочек лобстера и потер им о губы Дала, покрывая их чесночным маслом. Дал куснул лобстера и если ухватил при этом зубами и пальцы Дилана, то так тому и надо.
- Ты хочешь большего, чем просто лобстера. - Пальцы Дилана задержались на его губах, лаская их, погрузились в его рот, пробежались по зубам.
- Точно. - Он хотел всего, начиная от траха на этом длинном дорогом столе и заканчивая исследованием этого красивого пляжного дома.
- Отлично, - почти рыкнул Дилан и прососался ртом к его ключице. Черт. Глаза Дала закатились, по телу прокатились жаркие волны – каждая следующая сильней предыдущей.
Пальцы Дилана заскользили по телу, изучая, гуляя по коже, направляясь вниз.
И все это время губы Дилана не отрывались от него.
- Ты запросто можешь свести с ума. - Брюки натянулись на члене Дала, сковывая его.
- Уху. - Рот Дилана был слишком занят движением вниз, от его ключиц к ребрам, чтобы выдать что-то еще.
Умелый язык скользил туда-сюда по его коже, пока пальцы Дилана пробирались за пояс брюк.
- Я… так я не могу трогать тебя, Дилан. - Дал мог только держаться.
- Надо это исправить. - Одна рука Дилана обвилась вокруг него, ладонь схватила за задницу, а другая смахнула все со стола позади него. Потом его подняли, и он оказался сидящим на столе, а Дилан – стоящим между его ног. - Так лучше, детка?
- Черт, да.
Дал принялся расстегивать рубашку Дилана.
- Черт, как же мне нравится, как ты меня трогаешь. - Дилан снова накрыл его рот своим, язык ворвался внутрь, поцелуй стал жестким и напористым – в нем было так легко утонуть. Пальцы Дала запутались в рубашке, дернули ткань, и пуговицы отскочили, рассыпались тихой дробью по столу и полу. Рычание Дилана заполнило его рот, в то время как длинные пальцы расстегнули молнию на его брюках. Ммм. Обалденно. Покусывая губы Дилана, Дал снова дернул ткань.
Дорогая рубашка порвалась, Дилан застонал и дернулся. Его длинные пальцы распахнули брюки Дала, коснулись кончика члена и едва ощутимо прошлись по всей длине. За прикосновением последовал прерывистый, какой-то утробный стон Дилана, и Дал выгнулся навстречу его пальцам, вжимаясь задницей в стол.
- Хочу тебя. Нет, не так. - Дилан покачал головой, не отрывая от него темных глаз. - Ты мне необходим.
Брюки были стянуты с его задницы, затем – с ног, а потом руки Дилана обхватили его ягодицы и дернули к краю стола.
- Ну тогда давай. Напомни мне, что у тебя есть. - Он мог подначивать. Он любил подначивать.
Дилан зарычал, звук вышел низким и жадным, и таким блядски возбуждающим! От него по спине побежали мурашки, и подскочил член.
- У меня есть ты, - ответил Дилан, накрывая его рот своим. Руки Дилана опрокинули его на стол, развели в стороны ноги, пальцы нашли колечки. С ними уже несколько недель никто не играл, и чувствительная кожа молила о прикосновениях, ощущениях. Пальцы Дилана покручивали колечки, поворачивали, подергивали их, давая Далу то, в чем он так нуждался. Язык повторял движения пальцев, трахая его рот.
- Раздень меня. И подготовь, - прорычал Дилан, вкладывая тюбик и презерватив в его ладонь.
- Раскомандовался. - Дал сел и начал расстегивать молнию и пуговицы на его брюках, скользя задом по гладкому столу.
- Я просто знаю, чего хочу. - Зубы Дилана прикусили мочку его уха, его шею. Горячие губы и влажный язык заскользили по коже. Прикосновения почти не отвлекали Дала от его действий.
Дилан сладко зашипел, когда Дал высвободил его член и толстая горячая плоть ткнулась в ладонь Далу. Он разорвал упаковку презерватива и, наклонив голову и глядя вниз, раскатал резинку по тяжелому налитому члену. Какая прелесть.
- Ох, мать, да. Быстрее, детка. - Один из пальцев Дилана скользнул за даловы колечки, обвел подушечкой вход и толкнулся внутрь. - Узко. Горячо. Хочу внутрь.
- Ах-ха. - Он был четырьмя конечностями «за». Нет, пятью. Пофиг. Дал раскинулся на столе, болтая пятками, пытаясь за что-нибудь ухватиться.
Дилан взял смазку и протолкнул в Дала второй палец, подготавливая его, растягивая для своего члена. Свободная рука Дилана уперлась в его бедро, помогая поставить пятку на стол.
- О, да. - Он кивнул. То что нужно. Самое оно.
- Ты только посмотри на себя, лежишь на столе, словно угощение для меня. - Темный взгляд Дилана скользнул по его телу подобно физической ласке, а потом Дилан снова посмотрел в его глаза. - Не могу больше ждать. И не буду.
Пальцы Дилана исчезли, и через мгновение широкая головка прижалась к его входу. Боже, у Дилана большой член. И твердый. И такой горячий. Дал издал глубокий, хриплый, надрывный звук – безусловное согласие и мольба продолжать. Рот Дилана встретился с его, язык толкнулся внутрь, настойчивый и уверенный, такой же, как и погружающийся в него, наполняющий его член. Стоны и хрипы, и тихие постанывания наполнили Дала, как только Дилан начал трахать его на раскачивающемся вместе с ними, поскрипывающем столе.
Блядь, да. Он обвил свободной ногой бедро Дилана, застонал, притягивая его к себе. Именно так.
- Ох, мать. Как давно этого не было. - Прохрипел Дилан, одной рукой держа его бедро и с каждым толчком натягивая его на себя.
Их движения стали быстрыми, лихорадочными.
- Я столько всего собираюсь сделать с тобой, - простонал Дилан. - Затрахаю до смерти.
- Обещаешь? - Он это выдержит. У него будут две недели, чтобы прийти в себя.
- Ты же сам знаешь это, детка, - голос Дилана словно погладил Дала, темные глаза смотрели прямо в его.
Плоть их сталкивалась, громкие шлепки сопровождались хриплым дыханием. Они двигались вместе, и толчки Дилана возносили Дала все выше и выше к небесам. Затем Дилан сдвинулся, дернул его так, что задница свесилась со стола, и длинный член ударил прямо в простату.
- Дилан! - Глаза Дала закатились, сердце бешено забилось. - Еще. Блять. Туда же.
- Сюда? - Дилан снова вошел в него, ударив по тому же месту, издав низкий, хриплый звук, который мог быть и смехом, и вырвавшимся у него отчаянным стоном.
Стол теперь сильно раскачивался с каждым толчком, тарелки звенели, по коже Дилана ручейками тек пот. Воздух пропитался их запахом. Пружина желания, свернувшаяся в его животе, резко развернулась, и Дал кончил, сдерживая крик, заливая жаркой влагой свой живот.
- Ох, мать. - Член Дилана замер внутри него, когда его тело сжалось. Затем, когда он немного расслабился, Дилан снова принялся вбиваться в него, уверенными и жесткими толчками вновь и вновь вгоняя в него свой твердый член.
- Почти… уже. Только… ох! - выкрикнул Дилан и толкнулся внутрь в последний раз, его бедра задергались. Потом Дилан замер, часто дыша и ухмыляясь.
- Хей. - Дал ухмыльнулся в ответ, пот начал высыхать, и его спина прилипла к столу.
Дилан наклонился вперед, вытянул руку и взял кусочек ананаса за головой Дала. Фрукт скользнул по его губам, и Дилан, нагнувшись, слизнул с них сок, а затем вернул ананас к его рту.
- Ммм… - Дал принялся покусывать и посасывать сладко-кислую мякоть, мурлыкая от приятного вкуса.
Дилан застонал, и член внутри Дала дернулся.
- Детка, твой рот был создан для греха. - Губы Дилана прижались к его губам, язык нырнул внутрь, скользнул по зубам и деснам.
Дал принялся посасывать язык Дилана, наслаждаясь вкусом фрукта и мужчины, и секса. Дилан застонал ему в губы, и его член выскользнул из Дала, а потом он прикусил далову нижнюю губу и медленно встал, держа его за руки, поднимая в сидячее положение.
- Как тебе такая идея: мы положим в тарелку вкусностей со стола, и я покажу тебе спальню?
- Я «за».
Дал сосредоточился на сладком больше, чем на остром, пробуя то одно, то другое, чтобы быть уверенным, что в тарелке окажется то, что ему нравится. Ягоды и крохотные пироженки, засахаренные виноградины, темный шоколад – ммм.
Дилан не возражал, вполне довольный тем, что Дал выбирает, разглядывая его темными глазами. Время от времени Дилан брал его руку и ел с его пальцев, глядя ему в глаза, пока развратный язык облизывал кожу. Дал, потакая этому, тщательно вымазал пальцы в липком меду, накладывая пахлаву.
Дилан почти мурлыкал, беря в руку его пальцы и поднимая их к своему рту. Сильное тело было теплым и крепким, терлось о него, почти лениво. За одним соблазнительным стоном следовал другой. Дилан заскользил языком по его коже, потом пососал его пальцы, облизывая один за другим.
- Ммм. Кровать. В кровать, Дилан. - Дал таял. Правда. От мозга до костей.
- Мне нравится твой образ мыслей. - Дилан подмигнул ему и, взяв за руку, повел в холл. - Спальни в другой стороне дома. Есть пара маленьких спален для гостей, которые никогда не использовались, и еще одна спальня для хозяина. - Дилан подвигал бровями. - Полностью укомплектованная спальня для хозяина.
Дилан не дал ему времени посмотреть по сторонам. Дал лишь успел впечатлиться роскошью и красотой, а затем они оказались в комнате в дальнем конце коридора. Она была большой. Над всем доминировала двуспальная кровать с темно-синими покрывалами. Стены были темно-красными, с синим узором. Тяжелые шторы в мужском стиле закрывали длинное окно, выходящее на океан, едва видневшийся в лунном свете. Еще в комнате стояли тяжелый гардероб, комод и низкая кушетка перед зеркалом в полный рост.
- Добро пожаловать в мой будуар, - промурлыкал Дилан в его ухо.
- Одобряю. - Далу в самом деле нравилось. Его спальня была отделана в синих и кофейных тонах, но красный заставлял вещи сверкать.
- Мы можем обследовать все завтра. Поиграть, потрахаться, заставить друг друга покричать. А сейчас… - Дилан подвел его к кровати, забрал у него тарелку и поставил ее на тяжелый прикроватный столик в том же стиле, что и остальная мебель. - Похоже, ты готов отправиться в постель.
- О… Боже, да. - Качнувшись из стороны в сторону, он заполз на кровать. Тело отяжелело. Он был вымотан. Боже.
Дилан оставил его ровно на столько, чтобы выключить свет, а потом присоединился к нему, притягивая к теплу своего тела, накрывая их обоих одеялом.
- Спи, - прошептал Дилан. - Следующие две недели ты мой, и тебе потребуются все твои силы.
- Дааа. Да. Две недели. - Рая. Настоящего рая.
__________
1 Песня, исполняемая Луисом Джорданом.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:39 - 23 Янв 2014 17:12 #13 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 4.1
[/b]

Дилан слушал, как шумят волны на пляже, обнимая прильнувшего к нему всем своим восхитительным телом Дала. После той их встречи на частном курорте ему часто грезился этот сон, и он старался как можно дольше не просыпаться. Вскоре прозвенит будильник, и начнется еще один долгий утомительный день. Черт побери, ему позарез нужен отпуск.
Нет, что ему нужно – так это трахнуть прекрасного парня в туго затянутом корсете, с подведенными глазами и напомаженными сосками… Он все еще проклинал Дуга Пеппера за то, что тот так обломал его со сделкой. Пришлось оставаться и все исправлять, вместо того, чтобы развлекаться с Далом.
Черт, он начал злиться, и сон сбежал, и… О.
Ну конечно.
Он же в пляжном доме с Далом. И это не сон. Дилан расслабился и спустился чуть ниже по кровати, потираясь о тело Дала своим. Неудивительно, что у него такой стояк.
Дал застонал – он все еще крепко спал, его темные волосы в беспорядке разметались по подушке. Какой же он красивый. Просто чудо. И в его постели. Со свежим темным засосом на шее. Его работа.
Дилан фыркнул. Черт побери, ну что в Дале такого, что в нем просыпается жуткий собственник? Возможно причина в том, что он знает, что именно тот скрывает от всего мира, знает, в чем тот так сильно нуждается в глубине души. Дилан провел пальцами по засосу, слегка надавливая на кожу.
В ответ Дал потянулся, качнув бедрами и нежно выдохнув:
- Дилан.
- Да, детка, это я. - Черт, ну как устоять перед этой чувственностью!
Трудно поверить, что такой любитель удовольствий, как Дал, прячется за контактными линзами, костюмами и чопорно-ледяными манерами. Уткнувшись носом в его шею, Дилан заскользил пальцами по его гладкой коже.
- Мммм. - Дал повернулся к нему лицом. Медленно раскрыв ресницы, он взглянул на Дилана своими светлыми, яркими глазами.
Внизу живота разлилось тепло, и Дилан застонал. О, эти глаза – настоящие, не прикрытые линзами. Обнаженные перед ним. Для него. Дилан очертил пальцами лицо Дала, слегка царапая о короткую щетину подушечки.
- Доброе утро.
- Мммхммм. Долго мы спали?
- Светло уже. Должно быть долго. - Это совершенно не важно. В их распоряжении целых две недели.
Четырнадцать дней, чтобы насладиться друг другом. Дилан позвонил своему секретарю Нэнси и велел ей переделать расписание. Он устроит себе отдых. Сейчас.
Лизнув ухо Дала, он прикусил самый кончик мочки, будоража нервные окончания, и пробежался пальцами по его животу, ощущая, как под подушечками напрягаются мышцы.
Дал застонал, выгибая под лаской свое стройное длинное тело.
- Это потрясающе – так просыпаться.
Восхищаясь его красотой, Дилан оглаживал пальцами его бедра и ягодицы.
- Уху. И засыпать так тоже было неплохо. - Дилан подул Далу в ухо и куснул шею под подбородком.
- Дорога в постель вымощена лестью, - развеселился Дал, радуя его хриплым, сексуальным смехом.
Дилан заурчал, лениво потираясь о него членом.
- А в мои планы безусловно входит кувыркание в постели.
Он повернул к себе лицо Дала и приник к его рту своим. Дал обвил его руками и ногами, вжимаясь в него всем телом. Постанывая ему в губы, Дилан скользнул ладонями вниз, сжал его ягодицы, и, чуть приподняв на себе, снова опустил. Их члены, налитые и горячие, как раскаленное железо, нестерпимо приятно обжигали живот.
Дилан нежно, не спеша, словно у них было все время во вселенной, ласкал рот Дала. Это было так легко и привычно, будто они уже целуются месяцы, годы. Дал был сладким и теплым – как само блаженство. Дилан провел ладонью по его спине, погладил лопатки. Каждый изгиб его тела был до невозможности сексуальным, и Дилан касался и трогал его – везде. В конце концов, смеясь и целуясь, они запутались в простынях. В глазах Дала плясали веселые чертенята.
- Твоя кожа нежнее моих простыней. - И тем приятнее тереться о нее, касаться, лизать, кусать и ставить засосы.
- Надо же, а я даже кремом не мажусь.
Искристый смех Дала все еще потрясал его, заставал врасплох. И Дилан тихо фыркал, удивляясь, как сильно ему нравится смеяться вместе с ним. Словно с Далом он оживал.
- Это прекрасно, - мурлыкнул Дилан. - А то бы ты и на вкус был каким-нибудь кремовым, вместо того чтобы ощущаться и пахнуть как… - Он провел носом по шее Дала, вдыхая терпкий мужской запах. - Наслаждение.
- А я-то думал, мы тут затем, чтобы перемазаться кое-чем кремообразным… - Дал задрал подбородок, подставляя шею под его губы.
Дилан снова не удержавшись засмеялся.
- Но мне-то хочется, чтобы это кое-что пахло мужчиной, а не кокосом или цветами, или чем-то… фруктовым. - Он пробежался взглядом по шее Дала, выбрал местечко и присосался к теплой коже.
- Ммм. - Пальцы Дала забрались в его волосы и сжались.
Ох, кому-то это очень сильно нравится.
Дилан провел зубами по коже Дала и снова припал к ней губами, вбирая в себя его вкус. Он двигал бедрами, прижимаясь членом к животу Дала, и тот начал толкаться навстречу – сначала мягко и не спеша, затем жестко и жадно. Замурчав в шею Дала, Дилан просунул руку между их телами и, найдя сосок, ущипнул.
Дал застонал, выгибаясь под ним.
- Черт. Ты… Это… Ох.
- А-ха. Это всегда тебя заводит, да? - Дилан накрыл ртом пострадавший сосок и прикусил его. Его бедра задвигались быстрее, живот обжигал жар бархатной кожи члена Дала.
- Очень. - Дал приподнялся, потираясь о него, словно отчаянно ищущий ласки щенок.
Сильно сжав зубами сосок Дала, Дилан впился пальцами в его роскошную задницу, притягивая к себе. И ему на живот тут же выплеснулась горячая густая сперма, наполняя воздух головокружительным запахом секса.
- Да, - прорычал Дилан, толкаясь бедрами в Дала, скользя по его сперме членом, и, резко выдохнув, кончил.
- Ммм. С добрым утром, - усмехнулся Дал, уткнувшись в его нос своим. - Недурственно вышло.
- Совсем недурственно. - Дилан лизнул Дала в губы и потерся о него, размазывая по их коже густую липкую жидкость. - Теперь или мы смываем это безобразие в душе, или просто вытираемся и идем гулять по пляжу. Я хочу показать тебе мой океан, - признался он.
- О. Тогда сначала душ и кофе, а потом закутаемся потеплее и прямиком на пляж, - улыбнулся ему Дал. - Как думаешь, пойдет снег, пока мы тут?
Засмеявшись, Дилан покачал головой.
- Нет, снег пойдет ближе к рождеству. Мы можем вернуться сюда и понаделать снежных ангелов. - Осознав, что он только что сказал, Дилан замолчал.
Планы. Он строил планы больше, чем на месяц вперед. С любовником.
Он прочистил горло и, выскользнув из-под одеял, поежился.
- Пошли в душ.
- Давай. Я за тобой. - Теплые ладони легли на его ягодицы и сжали их.
От резкого контраста между теплыми руками Дала и холодным полом по телу Дилана побежали мурашки. Он поспешил в ванную, декорированную в зеленых, лесных тонах, и включил термостат, чтобы нагреть плитку, холодившую ноги даже сильнее, чем половицы.
- Ммм. Скорее включай горячую воду, а то мы окоченеем! – Дал подпрыгивал и смеялся, прижимаясь к его спине.
Дилан бы обернулся и, обняв Дала, как следует подразнил, но он уже сам так замерз, что яйца поджались – он как-то подзабыл, как чертовски холодно бывает в Новой Англии в ноябре. Так что он отвернул кран с горячей водой и недовольно бурча ждал, когда она медленно нагреется.
- Придется минутку подождать, - сказал он Далу, теснее прижимаясь спиной к его теплому телу.
- Через минутку мы превратимся в две симпатичные гомососульки.
- Гомососульки… мать твою, Дал, - засмеявшись, Дилан прислонился к кафельной плитке и ойкнул. - Это точно. Да давай же! - Он еще больше отвернул кран и – слава богу – пошла горячая вода. Отрегулировав температуру, он шагнул в душ и затащил за собой Дала. - Смотри не растай.
- Не бойся. Я не сахарный. - Дал урча потянулся в поднимавшимся от воды пару.
- Да уж, ты скорее с перчинкой. - Прислонившись к согревшейся плитке, Дилан провел ладонью по коже Дала. Черт, он просто ходячий секс. От этой мысли кровь прилила к паху и яйца заныли, так захотелось трахаться, касаться этой кожи, присвоить Дала себе. Мать, Дилан и не помнил уже, когда в последний раз так увлекался кем-то. Хотя нет. Так сильно – никем и никогда.
Ухмыльнувшись, Дал так потянулся, что аж кости затрещали.
- Хорошо-то как!
- Какой же ты, мать твою, чувственный… - Дилан обвел подушечкой пальца пупок Дала, потом прошелся пальцами по углублениям в паху. - Есть хоть что-то, что тебе не нравится? Что не доставляет тебе удовольствия? Чему ты не отдаешься с головой?
- Религия. Политика. - Дал подмигнул ему. - Падающие проценты.
- А, вся эта скукотища вроде костюмов-троек и коричневых контактных линз. - Взяв мыло, он принялся медленно намыливать руки, блуждая взглядом по телу Дала, примеряясь, с чего начать.
- Смотря из чего состоят костюмы-тройки. Некоторые не так уж плохи. - Какой развратный взгляд! Дилан даже забыл на мгновение как дышать, а когда вспомнил, изо рта вырвался тихий, короткий стон.
- Я так понимаю, ты уже примеривал те, что хороши? - Как же здорово, что ему не нужно делать невозмутимый вид, потому что у него бы этого просто не вышло – не сейчас, когда каждое движение, каждое слово, каждый взгляд Дала возбуждают его.
Он провел мыльным пальцем по соску Дала.
Дал вытянулся еще сильнее, наслаждаясь прикосновением.
- Ласковые руки.
Кивнув, Дилан прошелся ладонью по другому соску, а потом обхватил бока Дала и принялся намыливать его, скользя ладонями вверх-вниз.
- Они обожают твою кожу.
Дал выхватил у него мыло и тоже стал покрывать его пеной, массируя мышцы на руках и груди.
- Черт, как же мне нравится, как ты меня касаешься. - Он действительно наслаждался этим. Большинство парней, с которыми Дилан трахался, ожидали, что он сделает всю работу – и полижет, и куснет, и вставит. Никто не касался его так, как Дал.
- Мммхмм. - Дал сосредоточенно водил по нему ладонями, не пытаясь возбудить. Он просто мыл его.
И Дилан отвечал тем же, не сводя с него взгляда, теряя себя в устремленных на него ярких синих глазах. Дал потер его мочалкой, затем смыл пену и вымыл ему волосы, слегка царапая ногтями кожу головы – чувствительно и приятно.
Глаза Дилана закрылись сами собой, и он застонал, тая от удовольствия.
- Боже, детка, ты просто профи.
- У каждого свой талант, - ответил Дал, коснувшись поцелуем его плеча.
Дилан тихо засмеялся – его собственные руки блуждали по телу Дала, уже даже не притворяясь, что моют. Он просто наслаждался. Его пальцы пробежались по кудряшкам в паху Дала.
- Можно я сбрею их, детка, и посмотрю, что там? Сейчас?
Дал покачал головой.
- Нет, не надо.
- Нет? - Дилан выгнул бровь. Дал ему отказывает? Но ему так хочется посмотреть. Он надул губы. - У нас еще две недели впереди.
- Уж не хочешь ли ты сказать, что не найдешь, чем занять это время? – О, это был вызов, не принять который Дилан не мог. Особенно от Дала.
- Ты же знаешь, что найду. Вот увидишь. Я придумаю такое, что тебе и в голову не приходило.
Застонав, Дал прильнул к нему. Вода приятно горячила тела, окутывая их, словно замыкая в отдельном, их собственном мире. Они стояли так, пока температура не изменилась, совсем чуть-чуть, но Дилан заметил.
- Горячей воды осталось всего минут на пять, - предупредил он.
- Тогда пора сушиться и закутываться. Ты обещал мне прогулку по пляжу.
- Обещал. Там красиво. Песок, волны, свежий воздух. - Дилан еще теснее прижался к Далу, чтобы дотянуться до крана и закрыть воду.
- Очень заманчиво. - Дал коснулся его губ своими в неожиданно нежном поцелуе.
Дилан урчал, не отрываясь от его рта, и прежде чем разорвать поцелуй, еще раз провел языком по столь притягательным губам. Взяв пушистое банное полотенце, он накинул его на плечи Далу, а потом достал для себя другое. Дилану было внове вот так делить: себя, любимые вещи, душ – не занимаясь при этом сексом. И ему это даже нравилось.
- Ммм. Уютно. - Дал прошлепал к раковине. - Подозреваю, у тебя не найдется новой зубной щетки.
- Проверь в шкафу под раковиной. Прислуга обычно делает запасы, так как никогда не знает, когда я нагряну. Там должны быть паста, расчески, мыло. Бритва. - Дилан ухмыльнулся, заметив выражение лица Дала. - Для лица. В гардеробной есть белье, спортивные штаны и футболки. Конечно, все моего размера, но зато ты не замерзнешь на улице. - Он лениво улыбнулся. - А в доме одежда тебе не понадобится.
- Ты уверен? Я запросто могу и простыть… - Ну как же Дилану нравилось это легкое поддразнивание.
Он притянул Дала ближе и принялся вытирать самую замечательную кожу на свете.
- Я не допущу этого, детка. У тебя не будет ни малейшего шанса замерзнуть, пока я рядом.
- Ммм… Ты меня разбалуешь.
Дилан кивнул.
- Почему бы и нет. - В конце концов, его это возбуждало.
Он обвел пальцем сосок – от прохладного воздуха и прикосновения маленький комочек плоти напрягся. Такой отзывчивый, такой чувствительный – ничего удивительного, что Дилан так увлекся.
- Пошли. Гулять. Гууууляааать, - засмеялся Дал – не над ним, а просто от чистой и такой заразительной радости.
Дилан засмеялся вместе с ним. Все так же веселясь, они достали две пары штанов и толстовки.
- Мне нравятся эти. - Взяв ладонь Дала, Дилан провел ей по внутренней стороне одежды. - Очень мягкие, приятные на ощупь.
- О… - Дал даже поежился. - Класс.
- Теплые и мягкие, лучшего для тебя и не придумать. - Нагнувшись, Дилан открыл нижний ящик и вытащил один из корсетов, купленных им к той поездке, которая так и не состоялась. - Если только не попросить тебя еще надеть это, и только это, под них.
Корсет был изумрудно-зеленого цвета – чудная мягкая кожа с тисненым узором под замшу.
Он обхватит тело Дала от сосков до самых ягодиц, туго обтянет тонкую талию. Дилан здорово развлекся, делая покупки после их встречи на курорте, однажды ночью он даже мастурбировал, прижав этот корсет к лицу, вдыхая запах кожи.
- О, любовь моя… - Штаны упали на пол, пальцы Дала погладили узор. Длинный член начал наливаться кровью и подниматься.
Дилан облизал губы и втянул носом воздух, вдыхая запах кожи и мыла, и зарождающегося желания.
- Я представлял тебя в нем в самые неподходящие моменты. - Его пальцы тоже скользнули по корсету, по ладоням Дала. - Я помогу тебе надеть его.
Дал кивнул, его глаза загорелись.
- Чертовски сексуальная штучка. Как мне встать?
- Обопрись о комод – и не упадешь, и все увидишь в зеркале. - А самому Дилану будут видны и спина, и лицо Дала.
- Мммхмм. - Дал нежно поцеловал его, а потом наклонился над комодом, слегка расставив ноги, при этом его великолепная задница оказалась прямо перед Диланом – бледная кожа так и манила потрогать ее, поласкать, полизать.
Ох ты ж мать твою. Дал вызывал желание уже только тем, с какой готовностью и легкостью вручал себя ему, отдавался его рукам. Застонав, Дилан огладил ладонями его ягодицы – на ощупь они казались шелковыми.
- Какой же ты красивый, детка.
Дилан сделал глубокий вдох и заставил себя успокоиться, не обращая внимания на встающий член. Иначе было никак – он бы тогда просто не пережил следующие две недели. Они бы превратились в ад.
К тому же он пообещал Далу, что не даст ему заскучать.
Дилан поцеловал выступающий на спине позвонок, а затем обернул торс Дала кожей, опустив верхний край чуть пониже сосков. Его руки едва не дрожали, когда он надевал на Дала корсет. Он продел крепкие кожаные шнурки в верхние петли и стянул края.
- Как раз?
Еще бы не как раз – кожа обтягивала Дала, как перчатка руку, обнимая и лаская, сдавливая стройное тело.
- А ты как думаешь? - хрипло ответил Дилан. Он провел ладонями по бокам корсета, сверху вниз. Тесная кожа утянула талию – не так сильно, как это сделал бы поясной корсет, но достаточно туго.
Он смотрел в зеркало на свои ладони, скользящие по зеленой коже корсета, по светлой коже Дала – это было лучше любого порно.
- Затяни шнурки, милый. Я хочу почувствовать его. - Требовательно. Ничего удивительного, ведь Дилан с готовностью подчинялся его требованиям.
Напевая, Дилан начал затягивать корсет, медленно продвигаясь вниз – свободные концы шнурков, вначале свисающих дюйма на два вытянулись к концу почти на фут. Дал учащенно и рвано дышал. Дилан расправил завязки над обворожительными ягодицами. Потрясающе. Просто потрясающе.
- Так лучше?
- Тесно. Блядь.
В зеркале было видно, что Дилан правильно расположил корсет: верхний край проходил ровно под сосками Дала, привлекая внимания к маленьким темным кружочкам. Дилан провел пальцами вдоль края изумрудной кожи, задев сначала один, потом другой сосок. Встретившись в зеркале взглядом с Далом, он тихо сказал:
- Само совершенство.
- Я вот все думаю, не вставить ли колечки, но под костюмной рубашкой их будет видно.
По телу Дилана прошла дрожь.
- Будет.
Как жаль. При одной только мысли о серебряных колечках в напряженных сосках, низ живота налился теплом.
Опустив руку между ног Дала, Дилан нашел спрятанные там кольца, тронул их, потянул, повертел.
- Увы, их будет видно – а я этого не хочу, они только для моих глаз. - Он просунул руку дальше, проверяя, стоит ли у Дала. Еще как. С кончика налитого члена даже смазка стекла. - Кажется, у меня есть кольцо для члена, подходящее к корсету. - Он несколько раз провел рукой по члену Дала, скользя большим пальцем по влажной головке, раздвигая щелку. - В верхнем ящике справа.
Дал вытянул руку и принялся рыться в ящике, натыкаясь на затычки и зажимы, масло и крем, и… Нашел.
Отлично.
- Ага, оно самое. Красота ведь? И, как и корсет, на тебе будет еще красивее. - Дилан провел языком по коже над краем корсета, там, где позвоночник уходил под изумрудно-зеленый материал. - Надень, но помни: я смотрю.
- И что ты хочешь этим сказать? - Опустив руку, Дал стал медленно себе дрочить.
Дилан тихо застонал.
- Что я хочу шоу. Как раз вот такого.
Расставив ноги, Дал медленно водил пальцами по влажному стволу.
- Я хочу шоу, но не вздумай кончать, - предупредил Дилан. От запаха, исходящего от члена Дала, его собственный член дернулся.
- И что же ты сделаешь, если мне не захочется ждать? - Дал покачивал бедрами, прижимаясь к нему.
- А для этого, детка, и нужно кольцо. Теперь надень его – медленно. - Он толкнулся навстречу Далу, пройдясь членом между его ягодиц.
Дал застонал, зеленая кожа скользнула по его члену и обернулась вокруг основания, обхватывая набухшие тяжелые яички. Застегнув кольцо, он снова застонал – сладко и сексуально.
Ну как же он красив. Как же он возбуждает.
Дилан терся членом о ложбинку между ягодиц Дала, не отводя взгляда от сногсшибательной картинки в зеркале.
- Посмотри, - сказал он тихо, показывая на отражение. - Посмотри, как покраснели твои соски и член, как их красиво оттеняет изумрудная кожа. Посмотри, как они напряглись, как жаждут моих прикосновений. - Он укусил Дала за плечо, все сильнее толкаясь в него бедрами, задевая головкой члена копчик. Было так хорошо, что можно было сойти с ума.
В голубых глазах Дала плясали искорки, он казался очень юным, полным жизни, жаждущим и развратным.
- Тогда коснись меня, милый.
Смех Дилана оборвался стоном, когда член снова ткнулся в копчик.
- А как же… прогулка по пляжу?
- Ты хочешь, чтобы я пошел гулять? В таком виде?
- Хочу. - Дилан не переставал тереться о него. На нем-то не было кольца для члена, и он мог кончить, когда пожелает. - Хочу смотреть, как ты идешь, зная, что, несмотря на мягкость штанов, твой член ноет при каждом прикосновении ткани. Хочу, чтобы ты чувствовал каждый свой вдох. - Он издал тихий смешок. - Можно найти и зажимы для сосков…
- Ну уж нет. Там есть затычка. Ящик закрылся. - Усмехнувшись, Дал оттолкнул его от комода.
Дилан рассмеялся и обвил Дала руками, снова притягивая соблазнительную задницу к себе.
- Боишься, что меня осенят новые идеи? Вряд ли это возможно. Представь себе любое извращение – и я уже мечтал о том, чтобы это с тобой сотворить. - Дилан застонал, снова потираясь о горячее тело Дала, о нежный шелк его кожи.
- По-моему, тебе тоже нужно кольцо. - Пальцы Дала обвились вокруг члена Дилана и крепко сжали его.
Дал не давал ему ни малейшей поблажки, ни в чем не уступая – и Дилану это нравилось.
- Я бы надел. - Он заглянул в глаза Далу и попытался толкнуться в тесный кулак. - Для тебя.
- Я знаю. Но даже без него, ты не кончишь, пока я тебе не позволю. - Дал опустился на колени и принялся лизать головку его члена.
Глаза Дилана расширились. Никто и никогда не разговаривал так с ним. Эти слова возбудили его еще сильнее – до сладкой боли. И рот Дала лишь подлил масла в огонь.
- Смело, - пробормотал Дилан, ероша пальцами волосы Дала.
Улыбнувшись, Дал обхватил губами набухшую головку его члена. Дилан застонал, его бедра дернулись. Он был готов кончить – слишком долго он терся о Дала, слишком чувственно тот выглядел в корсете, на коленях, с раскрытым ртом. Дилан толкнулся глубже, и Дал принял его в горло, вбирая член до самого основания.
- Блять, - вырвалось у Дилана.
Было хорошо, слишком хорошо, чтобы не кончить, так что он попытался отстраниться, но в результате удовольствие только усилилось: покрасневшие губы Дала сильнее сдавили его плоть.
Хочу кончить, черт побери!
Язык дала прошелся по члену, лизнул головку.
- Детка… Дал… - Нет, он не будет вымаливать позволения кончить.
- Ммхмм. - Длинные пальцы погладили местечко за мошонкой.
- Не забывай, детка, что на тебе-то все еще кольцо. - Небольшая месть – замечательное развлечение. Для обоих.
Прекрасные глаза улыбнулись ему, припухшие губы обхватили его член. Дилан застонал, погладил Дала по щеке, провел большим пальцем по брови. Он толкался бедрами насколько возможно медленно – чуть быстрее, и он прольется Далу в горло. По телу Дилана прошла дрожь, когда Дал еще плотнее сжал губы. Боже. Яйца уже болели. Дилан положил руку на затылок Дала, запустил пальцы в волосы и, сжав их в кулак, начал трахать его рот – член глубоко погружался в тесное горло.
- Дал… - предупредил он.
Дилан не смог бы продержаться ни одним мгновением дольше.
Пальцы Дала перекатили его яички, почти выжимая из них сперму. Дилан вскрикнул, толкнулся глубже и кончил ему в горло. Дал проглотил все, продолжая стоять на коленях, словно служа телу Дилана, боготворя его. Тихо урча, Дилан погладил Дала по щеке.
- Так приятно, детка. Невозможно приятно.
Он тянул Дала за руку, пока тот не выпустил его член изо рта и не встал, потираясь о него всем своим чудесным телом. Застонав, Дилан впился в его губы, ощущая на его языке свой собственный вкус.
Поблагодарили: Жменька, moi, Алентин, turinap

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Ноя 2012 11:41 - 23 Янв 2014 17:10 #14 от denils
denils ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
Глава 4.2
[/b]

Дал нежно гладил пальцами его лицо, просто лаская. Урча в ответ, Дилан скользил ладонями по его спине – по корсету и коже, по округлым полушариям ягодиц.
О, счастливыми низкими стонами Дала можно было наслаждаться бесконечно.
Член Дала обжигал живот словно раскаленное железо, головка оставляла влажный след. Кожа корсета нагрелась, и теперь их окружал ее неповторимый запах. Ничего лучше Дилан и представить не мог.
- Отведи меня к океану, - улыбнулся Дал ему в губы. - Хочу посмотреть на него вместе с тобой.
- А я хочу его тебе показать. Поделиться им с тобой. - Когда ему в последний раз хотелось с кем-то чем-то делиться?
- Отлично. Дай мне штаны. Только помягче, пожалей мой бедный член.
- Его-то? - спросил Дилан, проводя пальцем по головке. - Как же такого красавчика не пожалеть. Но по мне так с ним все прекрасно.
Дал застонал, выгибаясь навстречу прикосновениям.
- Его-его.
Дилан мурлыча пробежался по горячей плоти пальцами и сжал их поверх кожаного кольца.
- Я дам тебе очень мягкие штаны, не такие нежные, как мой рот, но тебе понравятся.
- Дразнишься. - Член в ладони Дилана дрогнул.
Дилан ухмыльнулся.
- Чем дольше ждешь, тем больше удовольствия получишь.
Снова прижавшись к губам Дала, он несколько раз скользнул языком в его рот, а потом наконец заставил себя оторваться от сексуального теплого тела и сделать шаг назад.
Он бросил Далу штаны, футболку и толстовку.
- Тебе будет велико, но не настолько, чтобы сваливаться.
Затем вытащил вещи и для себя, наблюдая за одевающимся Далом. Все-таки грех прятать такую кожу под одеждой. Но этот грех полностью искупило последующее зрелище, когда губы Дала приоткрылись от нежной ласки мягкой ткани.
- Приятная прогулка, горячий шоколад после, а потом… я о тебе позабочусь. - Усмехнувшись и подмигнув Далу, Дилан схватил его за руку и притянул к себе.
Холодный чистый воздух покусывал кожу, и судя по тому, как Дал подставлял лицо соленым брызгам, ему это нравилось. Его щеки очаровательно разрумянились. Они шли вдоль берега, держась за руки, болтая обо всем и ни о чем. Дилан не проводил так время с тех пор, как… Да никогда он так не проводил время, никогда не держался за руки с любовниками. Но сейчас вовсе не чувствовал себя глупо, наоборот ему было легко и приятно, и он вдруг понял, что улыбается. Они гуляли по пляжу почти час, прежде чем Дилан потянул Дала в сторону дома.
- Ты еще не окоченел? А то я знаю, как тебя согреть.
- Точно знаешь? - Дал прижался к его щеке холодным носом.
- Ты во мне сомневаешься? - Дилан подул ему в лицо. Ему очень хотелось поцеловать Дала, но вне стен дома он не мог себе этого позволить.
Дал засмеялся, обдавая теплым дыханием его губы.
- Пошли внутрь, детка, - проворковал Дилан, глядя в его сияющие глаза. - Я тебя и так все время хочу. А уж зная, что на тебе надето под этой невинной толстовкой…
- Ммм. Ты обещал мне горячий шоколад и взбитые сливки.
Еще бы, ведь с их помощью можно такое сотворить на коже Дала…
Облизнувшись, Дилан повел Дала через веранду в дом и, как только за ними закрылась дверь, прижался к его губам своими. Поцелуй вышел жестким, глубоким и долгим. Дилан никого не хотел так сильно, как хотел Дала, в котором его возбуждало абсолютно все, вплоть до ногтя на мизинце. Завершив поцелуй, он нежно куснул Дала за нижнюю губу и принялся стягивать с него пальто.
- Будет тебе горячий шоколад со взбитыми сливками. Ты будешь наслаждаться ими, а я – твоей кожей и корсетом.
- Зажрался. - Дал прильнул к нему. Он начала дрожать, его нос и щеки покраснели от холода.
- Я? Зажрался? Вообще-то, это тебя подарками завалили. - Уголки губ Дилана невольно дрогнули в улыбке, и он потащил Дала на кухню. Там теплее, и если домработница стоила тех денег, что он ей платил, то горячий шоколад и взбитые сливки уже должны быть готовы.
Так и оказалось – на кухне Дилан обнаружил шоколадно-фруктовое фондю, над которым поднимался пар.
- Впечатляет.
Барбара заслужила приличных размеров бонус к рождеству.
- Для тебя, детка, все самое лучшее.
- Ммм. Мне опять придется ждать?
- Придется, но только оргазма. Сними штаны – я хочу наслаждаться видом твоего обнаженного тела, пока мы будем играть с едой. - Выбрав покрытую шоколадом клубнику, Дилан провел ей по губам Дала. Дал откусил кусочек и принялся раздеваться, облизывая измазанные соком губы.
Дилан застонал. Осознанно или нет, Дал соблазнял его каждым своим движением: тем, как ел, как снимал одежду, как выглядел в изумительной зеленой коже корсета.
- Да… вот так.
- Прислуга не войдет? - Дал обвел языком край кружки, слизывая сливки.
Дилан снова застонал, прикипев взглядом к его губам.
- Я доплачиваю им за тактичность.
Выбрав печенье, покрытое с одной стороны глазурью, Дилан начал водить им вокруг соска Дала. Ему было интересно, как скоро тепло кожи растопит шоколад. Оказалось, не так скоро, как он того ожидал – должно быть, Дал замерз. Зато когда шоколад начал таять, его аромат чудесным образом смешался с запахом Дала.
Вымазав в шоколаде сначала левый сосок, а потом правый, Дилан просунул печенье между восхитительных губ Дала. Сам же – нагнулся и принялся неспешно слизывать шоколад с кожи. Под его языком маленькие соски напряглись, и он поочередно втянул их рот. Вкус шоколада и Дала, запах мужского мускуса и кожи…
О, да!
Дал выгнулся, зарывшись пальцами в его волосы, все его тело подрагивало. Дилану ни разу не попадался настолько чувственный партнер, настолько жаждущий ощущений любовник. Застонав, Дилан куснул сосок и положил ладонь на живот Дала, чтобы почувствовать, как сквозь туго натянутую кожу корсета просачивается тепло человеческого тела.
- Ты позволишь мне кончить, милый? - В голосе Дала было желание, но пока еще не было отчаяния.
- Конечно. - Дилан нажал ладонью на живот, ощущая, как от члена Дала, напряженного и скованного, исходит жар. Укусив другой сосок, он ухмыльнулся: - Когда-нибудь.
- Скотина.
Мать его! Даже смех Дала возбуждал его. Дилан тоже тихо рассмеялся –хрипло и гортанно.
- Можно подумать, тебе не нравится ждать. Ты чувствуешь, как пульсирует кровь в твоем члене, твои яички готовы лопнуть, и с каждым вдохом ты все больше и больше хочешь кончить. Это чертовски заводит.
- Тебе кажется, что ты успел настолько хорошо меня узнать? - Дал наклонился и лизнул его губы, посмотрел на него горящими голубыми глазами.
- Мне не кажется – я действительно тебя знаю. - Дилан опустился на колени и потянулся к чашке с горячим шоколадом. - Поэтому ты сюда и приехал.
Он набрал шоколад в рот, подержал его там и, проглотив, накрыл губами член Дала.
- Дилан! - вскрикнул Дал, хлопнув ладонями по поверхности стола.
По телу Дилана прокатилась дрожь, член в штанах дернулся. Заурчав, он принялся медленно насаживаться ртом на твердую плоть Дала, его пальцы скользнули к кожаному кольцу.
- Дай мне кончить! Блять! Не могу больше! - Голова Дала мотнулась из стороны в сторону.
Выпустив его член изо рта, Дилан ухмыльнулся.
- Терпение, детка. Терпение. - Он перекатил в пальцах нежные, горячие яички.
- Те… терпение? - Дал поднялся на цыпочки.
- Ага. - Дилан поцеловал кончик его члена, лизнул языком щелку. - Ты так и не притронулся к своему шоколаду, - указал он на чашку и снова посмотрел в глаза Дала.
- Я… я слизал взбитые сливки.
- Взбитые сливки. Ммм… Понравилось? А шоколад попробовал? Барбара делает его сама, никакой химии. Получается просто греховно вкусно. - Он слегка прикусил член Дала и погладил пальцами кожу яичек вокруг кольца. Уже немного осталось, даже его терпение на исходе.
- Я большой поклонник всего греховного. - Дал чуть шире расставил ноги, соблазняя своей задницей, маня металлическими колечками.
Дилан ткнулся носом ему в пах – мужской запах возбудил его еще больше. Застонав, он зацепил языком колечки и подергал их, наслаждаясь исходящим от кожи жаром.
Он услышал, как Дал пьет из кружки, затем кухню наполнил глубокий стон.
- О черт, ты даже лучше, чем шоколад.
Дилан хищно усмехнулся, ухватил колечки зубами и потянул их, лаская пальцами мошонку и член Дала. Боже, он готов был провести так остаток жизни – упиваясь ароматом, жаром и страстным желанием этого мужчины. Выпустив колечки и сместившись, он снова взял в рот восхитительную твердую плоть.
- Еще… - Дал потянулся к кольцу, державшему член, толкаясь глубже в рот Дилана. Алчный, прекрасный мужчина.
Шлепнув его по руке, чтобы не тянулся, куда не просят, Дилан принялся сосать усерднее, теребя скрытые за мошонкой колечки.
- Хочу! - застонал Дал, сжимая пальцами края столешницы.
Дилан сильнее сжал губами его член и протолкнул палец в анус, одновременно дергая кольцо на члене. Он хотел, чтобы Дал излился ему в рот, хотел этого сейчас – ждать дольше было уже невозможно. Даже кожаное кольцо не помешало Далу кончить, член его дернулся, запульсировал, и на язык Дилана пролилась сперма. Он проглотил ее – острую и соленую, на вкус лучше любого шоколада.
Прежде чем выпустить член Дала изо рта, Дилан дочиста вылизал его, но кольца так и не снял. Застонав, он потерся щекой о корсет.
- Боже… - всхлипнул Дал, едва держась на подгибающихся ногах.
Дилан усмехнулся и, встав, прижал его своим телом к столу.
- Хочу тебя, Дал. - Вжавшись в его пах своим, он зарычал – слишком мешали штаны, хоть и мягкие, но не дающие прикоснуться кожей к коже.
- Тогда возьми меня. Прямо здесь, Дилан. - Дал повернулся и наклонился над столом, предлагая себя.
Дилан застонал, сдернул штаны, обнажая стоящий член, и прижался к ягодицам Дала.
Как же хорошо! Дал качнул бедрами, соблазняя его. Умоляя его. Дилан открыл ближайший ящик, но ни презерватива, ни лубриканта там не оказалось. Он дернул ручку следующего – ну должно же тут быть хоть что-то! – там нашлись только презервативы. Где, черт побери, смазка?!
- Не смей мазать меня гусиным жиром!
Дилан расхохотался, уткнувшись лбом Далу в спину.
- Но почему? - спросил он. - Вдруг я больше ничего не найду?
- Значит, тебе крупно не повезло. Никакого. Гусиного. Жира! - Дал затрясся от смеха.
Улыбаясь, Дилан провел руками по его бокам, по шершавой в сравнении с кожей Дала коже корсета.
- А если языком? - Он опустился на колени и потерся щекой о ягодицы.
- Ммм. - Похоже, Дал был очень даже за такой вариант.
Урча, Дилан раздвинул округлые половинки, отвел в сторону шнурки корсета и лизнул ложбинку. Потом еще раз, и еще, а затем погрузил кончик языка в дырочку.
- Ох, ты ж… черт! Да, милый. Так хорошо…
Дилан согласно застонал. Дал внутри был нежным и жарким, и он просунул язык поглубже. Дал нагнулся ниже, подставляя очаровательную попку, без слов прося о большем, и Дилан внял его мольбам, все сильнее и сильнее трахая его языком. Он развел ягодицы дальше, большими пальцами дразня края ануса, растягивая его.
Дал полностью отдался его ласкам, раскачиваясь, подаваясь назад, умоляя о большем.
О да, вот так. От чувственности Дала кругом шла голова. Дилан еще глубже погрузил язык, как следует смазывая дырочку.
Потом он переключил внимание на маленькие колечки между ног Дала и поиграл с ними языком, в то же время вводя в любовника три пальца, чтобы как следует растянуть и подготовить его.
Дал громко стонал, насаживаясь на его пальцы. Он был прекрасен, и Дилан представил себе, как погружает в эту роскошную задницу всю ладонь. Едва не кончив от этой мысли, он сильно дернул колечки зубами.
- Боже, Дилан! - вскрикнул Дал, задрожав всем телом.
Дернув колечки еще раз, Дилан поднялся, не переставая двигать рукой.
- Готов, детка? Готов к тому, чтобы тебя взяли?
- Не дразни меня. Давай уже.
- Как же ты любишь командовать. Меня так и подмывает заставить тебя подождать до ужина. - Конечно, в этом случае ему самому придется потерпеть, так что это пустая угроза. Он разорвал упаковку презерватива.
- Ты сам больше не в силах ждать. - Выгнувшись, Дал потерся о него задницей.
Сдерживая стон, Дилан провел членом между его ягодиц. На коже Дала заблестели капли сочащейся из головки смазки.
- Ты слишком самоуверен для человека, которому до смерти хочется, чтобы его трахнули.
- Пусть так. Но это очевидно, как и то, что потом ты заставишь меня за это заплатить.
Нахальный, дерзкий сучонок. Дилан его обожал.
Он не ответил, просто раскатал презерватив по члену, приставил головку к тесному кольцу мышц, медленно досчитал до трех – это было настоящей пыткой – и толкнулся вперед. Дал задрожал и качнулся, скребя пальцами по столешнице.
- Черт. Ох, детка. - Боже, никогда Дилан не испытывал ничего такого, что могло бы сравниться с тем, как эта маленькая тесная задница сжимает его член. Никогда.
Он так сильно обхватил ладонями бедра Дала, что на них потом наверняка останутся синяки. Мысль об этом еще больше возбудила Дилана, и он одним толчком полностью вошел в Дала.
- Даа.
Они нашли общий ритм. Кухню заполнили звуки шлепков кожи о кожу и стоны Дала.
Дилан вбивался в Дала, пока не понял, что вот-вот кончит, что уже не в состоянии сдерживаться. Тогда он снял кольцо с его члена и, обхватив горячую плоть пальцами, резко сжал.
- Теперь можешь кончить, - сказал он. - Дай мне почувствовать, как ты кончаешь на моем члене.
- Любовь моя…
Дилан почувствовал, как Дала накрыл оргазм, горячая жидкость пролилась на его пальцы. Он продолжал двигаться, впившись зубами Далу в плечо, собрав волю в кулак. Как только Дал замер, тяжело дыша, подрагивая, Дилан позволил себе кончить.
Это было восхитительно: долго и медленно, и всепоглощающе.
Застонав, он упал на Дала, одной рукой оперевшись о столешницу.
- Детка… - Он лизнул плечо, там, где остался след от укуса.
- А-ха. - Кивнул Дал, слегка прогибаясь. - Черт.
- Да. - Дилан потерся носом о его плечи и шею, но в кухне было слишком холодно, чтобы долго оставаться тут обнаженными, особенно с влажной от пота кожей. Лизнув в последний раз шею любовника, Дилан вышел из него.
Они оба застонали. Казалось, тело Дала не хочет его выпускать, умоляет остаться.
Сняв презерватив, Дилан развернул Дала к себе лицом и, подсадив его на стол, прильнул к его губам в долгом и ласковом поцелуе.
- Ммм. - Дал придвинулся ближе к нему.
Дилан гладил его спину, и его ладони скользили то по коже Дала – восхитительно горячей, то по прохладной коже корсета – невероятное ощущение. Один поцелуй перетек в другой, потом в еще один… наконец Дилан отстранился. Дал – сущий наркотик.
- Ну как тебе мой пляж? - спросил он, уткнувшись носом в нос Дала.
- Холодный. Красивый. Прекрасно понимаю, почему ты решил купить здесь дом.
Дилан кивнул и бросил взгляд в окно, туда, где над пляжем нависло серо-стальное небо.
- Я не часто тут бываю, - признался он. Но здесь так хорошо прятаться от мира. - Никогда еще сюда никого не приглашал.
- Да? - наклонился к нему Дал. - А я ни с кем не проводил больше одной ночи.
Значит, они оба нарушали свои привычки. Это слегка успокаивало.
- Тогда надо придумать, что еще для нас обоих может быть впервые, - тихо засмеялся он, крепче обнимая Дала. - У меня есть подозрение, что найти такое будет непросто.
- Хочешь сказать, нас уже мало чем можно соблазнить? - Дал засмеялся, хрипло и сексуально.
За это Дилан его ущипнул. Дал чертовски приятно ойкнул.
- Детка, можешь забыть обо всех соблазнах, кроме меня, - вырвалось у Дилана до того, как он сумел остановиться.
Дал пристально посмотрел ему в глаза.
- Думаешь, сумеешь не дать мне отвлечься?
- Я знаю это. Тебе передохнуть будет некогда. И потом, я всегда могу привязать тебя к кровати…
- Ты все только обещаешь. - Обняв лицо Дилана ладонями, Дал провел языком по его губам.
Заурчав, Дилан ответил на поцелуй, но не углубляя его, позволяя Далу вести.
- У меня в спальне где-то завалялись наручники.
- У тебя есть я и куча замечательных игрушек, - улыбнулся ему в губы Дал.
- Чего еще мне хотеть?
В этот момент у него было все, что ему нужно.

Глава 5.1
Поблагодарили: Жменька, NZ, tzili, geccon, moi, TTLaLaTT, EliDark, Алентин, turinap, Дияли

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Night_Hellcat
  • Night_Hellcat аватар
  • Посетитель
  • Посетитель
14 Дек 2012 03:45 - 14 Дек 2012 03:49 #15 от Night_Hellcat
Night_Hellcat ответил в теме Шон Майкл "Раскрывая тайну, обнажая кожу"
*вздохнул*

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.