САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Wanderwonder "Мой сосед"

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 01:55 - 05 Окт 2013 18:30 #1 от Kind Fairy
Kind Fairy создал эту тему: Wanderwonder "Мой сосед"
Название: "Мой сосед"
Автор: Wanderwonder
Перевод: Zhongler
Бета: Viktoria
Обложка: Devid Visman
Жанр: ПВП
Рейтинг: NC-17
Статус: выложен полностью, 4 рассказа из 4.
Размещение: Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации.
Аннотация:

Соседские отношения иногда могут быть очень непредсказуемыми и весьма своеобразными...

Скачать одним файлом

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: Кавай_моэ, Alina-Ali, Дияли, Soubi, FreeSoul, ml_SElena, CherryWhiteness, Mimiko_chan, pumasik123, Дуня Дунявская, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 01:56 - 05 Окт 2013 18:30 #2 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: Mimiko_chan, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 02:02 #3 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Рассказ первый - Мой сосед
[/b]

Он только недавно переехал в наш район – приятный красивый парень, которого я возненавидел с первого взгляда. Он целыми днями ходил в костюме-тройке и готовил со своей девушкой во дворе барбекю. Мне уже стало казаться, что беспроводные наушники от мобильного вшиты в его голову хирургическим путем. Я почти уверен, он не снимал их даже трахаясь со своей подружкой, что происходило каждый раз после того, как он делал что-то романтичное – например, дарил цветы, - а делал он это часто. Они трахались везде и иногда забывали закрывать шторы.
Я не выходил на улицу, когда он был во дворе. От старых соседей я отгородился, посадив кусты высотой по колено, но теперь мечтал о частоколе. У него была собака – большое волосатое существо, с которой он время от времени играл и при этом громко смеялся, словно зная, что я наблюдаю за тем, как это чудовище сшибает его с ног и обслюнявливает его красивое лицо.
Первый наш разговор состоялся после того, как я, закончив орать на своего редактора, уже собирался швырнуть телефон об стену. Вот тут-то и раздался звонок в дверь. Я открыл ее с очень большим подозрением – вроде бы все знали, что лучше меня дома не трогать. Я был известен своим отвратительным гостеприимством и добивался этого несколько лет. Ко мне даже в Хэллоуин за конфетами не совались. И тут на пороге он – руки в карманах брюк, приятная улыбка на лице, в ухе блютус. На мне были только боксеры.
- Привет, сосед, - радостно улыбнулся он. - Подумал, что надо бы сначала познакомиться, а уж потом попросить присмотреть за моей собакой на выходных.
- Я ненавижу собак, - ответил я.
Он приподнял брови.
- Ой. Это значит, что ты от злости можешь ее прибить?
- Нет.
- Отлично. Мы с моей девушкой собираемся уехать до понедельника, и мне нужно, чтобы кто-нибудь выводил Ангуса погулять. Ключ под ковриком у задней двери. Пойду скажу Джилли, что мы нашли человека.
Он сам закрыл дверь.
Я прошел в кухню, чтобы понаблюдать за тем, как он скажет Джилли, что я буду выгуливать его собаку и при этом ее не убью. Через жалюзи я прекрасно видел, как он передразнивал меня, и его подружка громко смеялась. Он начал ее щекотать, а потом побежал за ней по лестнице наверх в главную спальню, как раз расположенную окнами напротив моей. Минутой позже занавески начали ритмично собираться складками, как будто кто-то цеплялся за них, пока его трахали по-собачьи. Может быть, Ангус трахал Джилли? Я поднялся наверх в свой кабинет и продолжил печатать.
Мне пришлось выгуливать его собаку, которая, как я обнаружил, была до нелепости дружелюбна и хорошо выдрессирована. Джилли пришла ко мне в понедельник и отблагодарила корзинкой с домашними булочками. Я их не ел, но одну кинул через ограду собаке.
В городе был один парень, который регулярно меня трахал. Этот засранец знал, что у меня никого больше нет, и часто смеялся, повторяя, что очень даже добродушен, раз засовывает в меня свой член, когда я к нему прихожу. Я позволял ему думать, что мне на это не начхать. Он помогал мне избавляться от любовного зуда, а я тешил его самолюбие и давал себя трахать в перерыве между его бывшими и будущими бойфрендами.
Он не был фантастическим любовником, но вполне удовлетворял меня. Я знал, что хорош в постели, потому что он трахал меня в любое время, когда бы я к нему ни пришел. Один раз я зашел к нему, когда его парень был в душе. Он уткнул меня лицом в подушку и нацепил презерватив. И в какой-то момент, пока долбился в меня, даже ухитрился прокричать своему парню что-то насчет использования полотенец для гостей. Через семь минут я уже был за дверью. Я тогда даже время засек. А потом четыре дня ходил враскоряку. Джилли увидела утром, как я ковыляю за газетой, и спросила, все ли со мной в порядке. Я ей не ответил.
Однажды мой трахальщик приехал ко мне сам, что означало, что в данный момент он особенно похотлив и будет вести себя грубо. Он набросился на меня сразу на пороге, и я заставил его закрыть дверь, только когда его штаны уже болтались у щиколоток, а член был засунут мне в рот. Он не любил пользоваться лубрикантом, поэтому смазку к нему домой всегда приносил я. В этот раз он использовал только мою собственную слюну, трахая меня, пока я кричал, а затем оставил дрочить самому себе. Я кончил как раз, когда услышал, как его машина выезжает на дорогу.
Я принял душ, надел свободные штаны и вышел на улицу достать почту. Мне должен был придти чек от редактора, и я подумывал о покупке нового компьютера. Я сглотнул слюну и почувствовал, как саднит горло.
Мой сосед как раз вылезал из машины. Я не смотрел на него, но он все равно меня спросил:
- Эй, ты в порядке?
- Что? - голос охрип.
Он показал на мои ноги.
- Ты еле ковыляешь, приятель, и такое ощущение, что кто-то ударил тебя по губам. Драчка за ланчем? - он улыбнулся.
Я, шаркая ногами, пошел к двери.
- Нет, я отсосал парню, который трахнул меня на сухарик после того, как я проглотил его сперму.
Да пусть катится ко всем чертям этот брутально-гетеросексуальный стопроцентно американский самец.
Дверь за мной закрылась.
Я не знал, чего собственно ожидал в ответ на это, или на что, может быть, надеялся, но совершенно не был удивлен, когда мой красавец-сосед вошел ко мне минутой позже через заднюю дверь. Пока я пялился на него, он, не сводя с меня глаз, притянул к себе за рубашку и провел языком вниз по горлу.
Потом оттолкнул меня, все еще сжимая рубашку в кулаке.
- Иди, принеси смазку. Я буду в твоем кабинете.
Я поплелся наверх, делая вид, что совершенно не спешу. Войдя в комнату, я швырнул напыщенному ублюдку лубрикант.
- А не пошёл бы ты!
Он бросил смазку на диванную подушку позади себя.
- Кончай скулить и займи свой красивый рот моим членом.
Он достал из ширинки свой полувозбужденный член, даже не расстегнув ремня.
Я обхватил его плоть рукой и лизнул головку, непроизвольно прикрыв глаза. Еще раз лизнув его, я наконец вобрал головку в рот.
- Черт, - простонал сосед, положив ладони мне на затылок.
Я проскользнул рукой в его штаны, чтобы обнять ладонью горячие, тяжелые яички, и тихо засмеялся, осознав, что он бритый.
- Засранец, - прорычал он и нажал мне на затылок, заставив вобрать в рот весь его теперь уже полностью вставший член. Это было похоже на заглатывание стальной жерди, и я уже начал давиться, когда он дал мне поднять голову, чтобы я смог сделать вдох.
- Скотина, - закашлялся я, выпуская его член изо рта. - У меня и так горло болит.
- Как и задница, но я и ее собираюсь трахнуть.
Мой член дернулся.
Сосед встал с дивана со стоящим торчком членом и, шлепнув меня им по щеке, не дал снова присосаться к нему.
- Повернись, - приказал он. - Хочу, чтобы ты обхватил свои собственные лодыжки.
- Я не настолько гибок, - огрызнулся я.
- Займись йогой, шлюшка, - ответил он, пихнув меня к бильярдному столу, и стащил с меня штаны. Его холодные и влажные от смазки пальцы проникли в мою ноющую задницу. Он был на удивление нежен.
- Дай мне знать, когда будешь готов.
Я фыркнул.
- Да уж как-нибудь осилю тебя, скрытый гомик.
В ответ он загнал в меня свой член по самые яйца. Я закричал от боли. У него член был больше, чем у моего трахальщика. Сосед на мгновение застыл, а потом начал самозабвенно трахать меня, долбясь своим стволом в мою все еще ноющую после недавнего секса задницу. Изредка он сильно ударял меня по ягодицам ладонью, и каждый раз я, вздрагивая, подпрыгивал.
Он перевернул меня и уложил на стол, все еще трахая. Мои ноги болтались в воздухе, а голова моталась из стороны в сторону. Сосед смотрел, как я извиваюсь на его члене, и выглядел очень сосредоточенным, на его лице больше не было легкой самодовольной ухмылки. Одна его ладонь лежала внизу моего живота под болезненно возбужденным членом, словно встречая задевающий простату ствол. Боже, этот парень был прекрасен. Его лоб покрылся испариной, а великолепный костюм, наконец-то, помялся.
Он наклонился ближе ко мне, и я обхватил его талию ногами. На мое лицо стекал его пот, и наше дыхание заполнило всю комнату. Он вбивался в меня, трахая так сильно, что в глазах плясали звезды, и от толчков его члена я все дальше съезжал попой по бильярдному столу. Он вцепился пальцами в воротник моей рубашки и, разорвав ее, потянул в разные стороны, обнажая мою грудь.
- Ублюдок, - охнул я. Мне нравилась эта рубашка.
Сосед так цапнул меня за сосок, что я взвизгнул, а затем обхватил его губами.
Мои лодыжки впивались в его ягодицы, голова моталась по столу, и я крепко сжимал его плечи руками. Я чувствовал себя побежденным, обнаженным, незащищенным и уязвимым. Весь мой мир вращался вокруг вторгающегося в меня члена.
Я кончил, выгнувшись всем телом и толкнувшись соском в горячий рот соседа. Тот снова прикусил сосок, и я забился, неистово выплескиваясь на застегнутую на все пуговицы рубашку. Сознание уплыло, в то время как тело содрогалось на члене соседа. С каждым выжимающим из меня сперму толчком из моего раскрытого рта вырывался рваный выдох.
- Черт, - закричал я, закатывая глаза, - о, мать твою, да.
Сосед крякнул, вжимаясь в меня всем телом и надавливая ладонью на живот как раз там, где его член задевал простату.
- Получай, чертов гомик, - прорычал он и впился губами в мой рот, тоже начав сотрясаться и наконец-то кончая в меня. Я чувствовал это.
Он все еще трахал меня в ритме пулеметной очереди, неистово толкаясь языком в мой рот, а членом – в задницу. С каждым толчком из моего горла вырывался вскрик. Я был сейчас чересчур чувствительным.
Несколько последних рывков, и он вышел из меня, вытирая свой член о мои ягодицы. Потом поправил галстук и засунул поникший член в штаны.
- До следующего раза, красавчик, - улыбнулся он, целуя меня. По моим ногам стекала его сперма, холодная и горячая одновременно. Я даже пошевелиться не мог.
- У меня будет засос на соске, - хрипло сказал я.
- Но тебе же понравилось, шлюшка.
- Вали отсюда.
Он вышел за дверь и прокричал:
- До следующего раза.
Я закатил глаза. Черта с два. Этот подонок не был новичком, но если бы у меня была такая игрушка для секса, как его подружка, то я бы не приставал к додику-соседу. Несмотря на это я начал ходить на пилатес и стал оставлять заднюю дверь открытой.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: angele, Rob in hood, JCB, Эмилия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 02:18 #4 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Рассказ второй – Разоблачение
[/b]

Я больно трусь животом, грудью и щекой о поверхность стола, вытянув руки и вцепившись пальцами в его края.
- Ох, мать твою, - вырывается у меня.
- Получай, сучонок, - штаны моего соседа и его яйца со шлепками проходятся по моим. Его ладонь лежит на моем затылке, прижимая меня к столу.
- Да получаю, засранец, - отвечаю я.
Убрав руку с моей шеи, он сильно ударяет меня ею по заднице.
- Ублюдок. - Я чуть не кончил ему в кулак.
Он толкается в меня все быстрее, и я понимаю, что он скоро выстрелит. По какой-то причине сегодня он возбуждён больше обычного. Но я совсем не против.
- О черт, - стонет он, напрягаясь, и изливается в меня, двигая при этом бедрами в рваном ритме.
Мой словарный запас сокращается до небольших вариаций на тему «ох, блядь». Рука соседа быстро скользит по моему члену, и я кончаю, выплескиваясь в его ладонь, вцепившись в стол с такой силой, что на поверхности наверняка потом останутся вмятины.
Тяжело дыша, сосед падает на меня. Как и всегда после оргазма я некоторое время чувствую себя совершенно обессилевшим, поэтому с минуту не обращаю внимания на то, что на мне лежит такое же ослабевшее тело.
Но не больше.
- Слезь с меня, - бурчу я.
- Через минуту.
- Сейчас. - Я выпрямляюсь на дрожащих ногах.
Сосед отстраняется и выбрасывает презерватив в мусорку под раковиной. У нас новый рекорд – эту неделю он приходит ко мне каждый день.
Он натягивает штаны и выглядывает из окна.
- Черт, - говорит он, поспешно застегивая ремень. - Джилли дома. Дай мне стакан молока или чего-нибудь еще.
Я не могу сдержать легкой улыбки.
- Стакан молока?
Застегивая рубашку, он бросает на меня раздраженный взгляд.
- Или яйца.
Я открываю холодильник и достаю коробку с тремя яйцами. Сосед полощет горло. Я бы тоже не стал целоваться со своей девушкой, будь у меня рот полон спермы. Он выплевывает воду, берет яйца и, жадно поцеловав меня, направляется к двери. Я скрещиваю на груди руки.
- Эй, - зову я. Он оборачивается. - Что у меня есть такого, чего нет у нее?
Он открывает рот, но не отвечает. Я смотрю, как сосед перепрыгивает через посаженные мной кусты и ныряет в заднюю дверь своего дома. Он встречает Джилли страстным поцелуем, тем, которым обычно начинает любовную прелюдию – я вижу это по тому, как его подружка роняет сумочку и обвивает руками его шею. Он целует ее и смотрит на меня в окно, затем показывает мне средний палец. Физиономия у меня в этот момент, скорее всего, весьма самодовольная, потому что я знаю, что этому ублюдку придется попотеть, заметая свои следы, если он не прекратит заявляться ко мне каждый чертов день.
Я поднимаюсь наверх, чтобы немного попечатать: завтра надо сдавать статью, а у меня еще только половина работы сделана. И задница ноет.
Мой трахальщик из города расстраивается из-за того, что я больше к нему не захожу, но он сам, черт возьми, виноват в том, что считал себя единственным парнем, размахивающим передо мной своим членом. К тому же, даже у моей задницы есть предел прочности.
В следующий раз сосед заявляется ко мне только в субботу. Я все еще сплю, потому что прошлой ночью встречался со своим старым трахальщиком – мне все-таки стало жаль парня. Голова кружится, и горят ягодицы. Меня вчера что, отшлепали?
Сосед танцующей походкой входит ко мне в спальню, как к себе домой, и зависает надо мной.
- Джилли уехала по делам, - говорит он вместо приветствия.
- Плевать я хотел на дела Джилли, - бормочу я в подушку. У меня похмелье, и я пытаюсь вспомнить, связывали ли меня вчера. Это бы объяснило, откуда на моих запястьях покраснения.
Сосед засовывает руку под мое плечо и переворачивает меня на спину, затем тянет мою голову к своему паху. Нахальный ублюдок успел даже штаны спустить.
- Хочу минет.
- Найди себе шлюху, засранец.
- Ты лучше, - отвечает он, шлепая мне по губам своим членом. Я высовываю навстречу ему язык – ну ничего не могу с собой поделать. Он уже истекает смазкой. Я распахиваю глаза.
- Открой свой роскошный ротик, - уговаривает сосед, слегка вращая бедрами.
- Трахай себя сам, - говорю я, но послушно открываю рот, и он толкается внутрь.
У него обалденный член – толстый, с чётко прорисовывающимися венами, гладкий под моими губами, влажный под языком, твердый в руке. Сосед стоит, запрокинув голову, и, зарывшись пальцами в мои волосы, задает мне ритм. Я люблю его вкус, люблю его смазку на своем языке.
Я выпускаю член изо рта и притягиваю к себе его бедра, утыкаясь носом в яички. Вбираю одно из них в рот и перекатываю его, пробую на вкус, продолжая двигать рукой по его члену. Жду, пока он не скажет: «О, черт, как приятно» и повторяю то же самое с другим яичком.
Сосед отталкивает мою голову и, отбросив покрывало, забирается на кровать и надевает презерватив.
- Я с бодуна, - жалобно скулю я.
- Мне абсолютно на это насрать. Подложи под голову подушку, - отрывисто отвечает он.
Он кладет мои ноги на свои плечи и быстро смазывает меня. Я проклинаю тот день, когда показал ему, что лежит в моей прикроватной тумбочке.
Он вынимает из меня пальцы и наклоняется ко мне, задевая задницу членом.
- Сделай это сам, - приказывает он.
Мои руки неуклюже обхватывают этого бога среди членов и направляют его.
- Давай же, мать твою, - говорю я.
Он толкается вперед, головка преодолевает кольцо мышц, и мои ноги соскальзывают с его плеч. У меня вырывается стон.
- Черт, ты такой классный, - выдыхает он, целуя меня.
Он не двигается, а только сплетается своим языком с моим, и я начинаю крутить бедрами сам.
- Прекращай, мать твою, свои телячьи нежности, - рявкаю я.
Он начинает двигаться, медленными толчками, каждый раз задевая простату.
- Знаешь, ты как сучка в течке.
- А ты просто обаяшка, - саркастично отвечаю я, но мое прерывистое дыхание, черт его побери, сводит всю эффектность фразы на нет.
Он подкладывает мне под голову подушку, и я вцепляюсь ему в плечи. Теперь он вколачивается в меня так отчаянно, словно не кончит, если не оттрахает меня до потери сознания.
Я не могу говорить. У меня такое ощущение, что его член сейчас выйдет у меня через горло. Каждый раз как я открываю рот, новый неистовый толчок срывает с моих губ стон. Издаваемые мной звуки похожи на фон какого-то второсортного порно-фильма, я с трудом дышу и с каждым рывком ударяюсь головой об изголовье кровати, на которое сосед подложил подушку. На мое лицо капает его пот.
- Черт, - говорит он надо мной, его мускулы напрягаются. - Черт, да.
Я чувствую пятками, как его ягодицы сжимаются, и выгибаюсь ему навстречу, смыкая пальцы на его сосках. Он прижимается ко мне всем телом, мой член трется о него, и я молча благодарю своего тренера по пилатесу. Удовольствие становится почти невыносимым.
Он снова целует меня, и этот поцелуй почему-то ощущается совсем по-другому, поэтому на этот раз я ему отвечаю. Его бедра не перестают двигаться ни на секунду, он меняет угол проникновения, чтобы с каждым толчком идеально задевать мое самое чувствительное место.
- О боже. - Я закатываю глаза и кончаю, бурно кончаю, заливая наши животы липкой спермой.
Сосед начинает трахать меня еще жестче, его член словно чертов таран. Кончая, он громко стонет и впивается зубами в мое плечо - это больно и приятно одновременно.
- Ты чертов жеребец, - говорю я ему, как только восстанавливаю дыхание. - Ты трахал меня целую вечность.
- Иди ты, - отвечает он, все еще впившись в мое плечо.
До крови небось прикусил. Чертов вампир.
- Я с бодуна, - напоминаю я ему. Мне немедленно нужен аспирин. И сон.
Он снова целует меня, тем же необычным поцелуем, и отстраняется.
- Увидимся позже, - довольно говорит он. - Все равно, Джилли уже вернулась.
Если бы я не знал его, то подумал бы, что он хочет быть пойманным.
Я отворачиваюсь от него, не дожидаясь, когда он встанет с кровати.
- Вали отсюда, - говорю я в подушку.
Он набрасывает на меня покрывало и уходит.
В воскресенье у меня священный день отдохновения, но наступает понедельник, и вместе с ним все возвращается на круги своя, включая и ежедневный трах. Сосед имеет меня где угодно – в кровати, за моим компьютером, в кухне, однажды даже на заднем дворе – он приходит, нагибает меня то так то сяк, и затрахивает до полубессознательного состояния.
Сейчас он прижимает меня к дальней стене моего кабинета, мои ноги болтаются у него на предплечьях, и он ожесточенно долбится в меня в неистовом ритме. Лбом он утыкается в мою шею, и просунув между нами руки, я остервенело себе дрочу. Я мог бы заниматься этим вечно.
Приоткрыв глаза, я вижу Джилли, стоящую с открытым ртом и смотрящую на меня из окна своего кабинета. Я забыл закрыть чертовы занавески. И я слишком близок к разрядке, чтобы мне не было на это плевать.
Позже этим же днем раздается звонок в дверь. Я открываю ее, чтобы увидеть на пороге своего соседа с его обычной самодовольной улыбочкой на лице.
- Что? - раздраженно спрашиваю я.
- Джилли вышвырнула меня из дома, - беззаботно отвечает он.
На самом деле она не может вышвырнуть его из дома, потому что это его дом. Я тут же подозрительно спрашиваю:
- И?..
- Я переезжаю к тебе, пока она не найдет себе другое место.
- Нет, не переезжаешь.
- Я уже привел Ангуса на задний двор. Позже принесу кое-какие вещи.
- Забудь об этом, мать твою.
- Да ладно тебе, не будь таким жестоким, - говорит он, шаркая ножкой.
Это выглядит довольно мило, но я не хочу лицезреть его тут у себя целыми днями. Я с ним никакой работы не сделаю.
- Я трахаюсь с парнем, который без всякой на то причины изменяет своей подружке. Я не могу тебе доверять.
- Твоя задница – очень достойная причина. - Он приподнимает бровь. - К тому же, ты тоже трахаешься не только со мной.
Значит, он все-таки заметил. Я скрещиваю на груди руки и прислоняюсь к дверному косяку.
- Мы уживемся, - упрашивает он.
- Не уживемся, - качаю я головой.
- Ну хотя бы до того, как Джилли съедет.
Я закатываю глаза.
- Мало того, что ты чертов идиот, так на тебя еще и ярлык гомика навесят, - говорю я ему.
Он широко улыбается и, пихнув меня в дом, закрывает за собой дверь.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: angele, Rob in hood, core, JCB, Эмилия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 02:24 #5 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Рассказ третий – Пересматривая решение
[/b]

Я на девяносто девять процентов уверен, что прямо сейчас он трахает в моем доме какую-то женщину. Этот сукин сын пользуется моим запасным ключом, чтобы пробраться ко мне и отыметь там кого-нибудь еще. Оказалось, он из тех, кто не любит спать в одиночестве, и когда я вышвырнул его из своего дома, он, не теряя времени даром, сразу же нашел себе новый кусок задницы, с радостью раздвигающий перед ним ноги и после этого остающийся с ним пообжиматься. Джилли съехала от него два месяца назад, и я соскучился по своей кровати, на которой раньше мог спокойно развалиться, раскинув руки и ноги. Мне не нравится спать с кем-нибудь в обнимку.
Мне наплевать на то, что он трахается с другими, так как я и сам сплю не только с ним, но я просто не понимаю этого. Однажды, когда он еще жил у меня, я спросил его:
- Если тебе так нравятся женщины, почему ты продолжаешь трахать меня?
Он играл со своей чудовищной собакой и даже не взглянул на меня. Но все равно ответил:
- Потому что у тебя невероятная задница.
Я закатил глаза. Об этом я и так знал.
- Уверен, что тебе не составит труда найти женщину, которая любит анальный секс. Сможешь получить сразу и киску и задницу, и перестать наконец быть таким дрянным бойфрендом.
Тогда он поднял на меня глаза. По его лицу расплылась идиотская улыбка сельского фермера.
- Ты считаешь меня плохим бойфрендом?
Я скрестил руки на груди.
- Откуда мне знать?
В ответ он кинул мне на колени мяч. Ангус резво прыгнул ко мне в кресло, и пока я нашаривал игрушку, истыкал мне своим влажным носом все лицо.
- Засранец.
И теперь я подъезжаю к своему дому и вижу, что на одном из окон подняты жалюзи и горшок с цветами, в котором я держу запасной ключ, стоит не на своем месте. Это никогда не бывает мужчина, никогда. Всегда красивая женщина, которая ни за что бы не поверила в то, что ее пышущий здоровьем любовник-мачо модельной внешности любит заниматься сексом с парнем. Это Джилли, снова и снова, но с разными лицами. Хотя ни с одной из них его отношения не продлились так долго, как с ней.
Я тихо захожу в дом и наступаю на разбросанную одежду, все еще раздумывая, ворваться ли к ним в спальню или сильно пошуметь внизу, чтобы они поняли, что в доме есть посторонний. Заканчиваю я тем, что ставлю сумку, наливаю себе стакан воды и включаю телевизор. Девушка громко и много вопит, и благодаря ее голосистости я понимаю, что кульминация уже близко. Дело в том, что мой сосед предпочитает одновременные оргазмы, иначе он считает, что один из любовников старается меньше, чем другой.
И точно, к тому времени как весь верхний этаж начинает ходить ходуном и женщина издает звук, похожий на вой чайника, я слышу его печально известный мне финальный стон. Я не хочу, чтобы они обжимались в моей постели, поэтому делаю звук телевизора громче.
И слышу:
- Боже мой! Это он? - за этим следуют тихие маленькие шажки. - Ты думаешь, он нас слышал?
Я делаю звук еще громче и иду к холодильнику за пивом. Женщина даже не смотрит на меня, когда спускается на цыпочках по лестнице и подбирает с пола джинсы, хотя я стою, прислонившись к дверному косяку, и наблюдаю за ней.
Эта скотина сходит вниз так спокойно, словно это его дом, и проходит мимо склонившейся брюнетки. На нем костюмные брюки – значит, он пришел сюда сразу после работы; чёрт, мне придётся сжечь простыни.
- Хей, - говорит он мягко, будто приветствуя любовника.
Брюнетка поднимает глаза с застенчивой полуулыбкой на губах, и выражение ее лица просто бесценно, когда она понимает, к кому он обращается. Если бы она была персонажем из мультфильма, то вокруг ее головы повыскакивали бы восклицательные и вопросительные знаки.
- Вон, - отвечаю я, не моргнув и глазом. Думаю, он получает мощный приток адреналина, когда я застукиваю его с кем-то.
Он делает шаг ко мне, но я не двигаюсь с места, что сбивает его с толку.
Я киваю в сторону женщины, которая съежившись и прижав одежду к груди, тихо пробирается к двери – напуганный, растерянный кролик.
- Ее нужно приласкать после секса. И кроме как у себя дома ты этого нигде больше не сможешь сделать.
Я отдаю ему должное за то, что он не устраивает сцены, но засранец оставляет часть одежды у меня, что дает ему возможность вернуться позже. Я собираю его одежду в пластиковый мешок и выкидываю на задний двор.
Не проходит и часа, как он стучит в мои раздвижные двери. Я вижу его со своего места в гостиной, но игнорирую.
- Эй, впусти меня.
- Нет.
- Да ладно, я не задержу тебя надолго, - упрашивает он.
- Я кино смотрю, - насупив брови, отвечаю я.
- Обещаю держать свои руки и ноги и все остальные части тела при себе, пока мы не поговорим.
- Позвони своей киске недели.
Он хмурится и сходит с крыльца.
- Ты серьезно не собираешься меня впускать?
Я бросаю на него красноречивый взгляд, но делаю звук телевизора тише.
- Ты занимался сексом с кем-то другим в моей постели, приятель. Это дает мне чертовски хорошую причину не впускать тебя в дом.
- Ревнуешь? - снова этот его дьявольский вид.
Я смеюсь.
- Чувствую отвращение. Я дважды стирал свои простыни. Теперь можешь пачкать собственные.
Сосед передергивает плечами.
- Твоя потеря. Я знаю, что в последнее время ты редко спишь с кем-либо помимо меня.
Это больно, и я кусаюсь в ответ.
- Это не я продолжаю возвращаться, - напоминаю я.
Он сжимает челюсти, и все его тело напрягается. Я знаю, что он готов взорваться и чувствую небольшой приток адреналина, как перед обычной дракой, но с места не двигаюсь. Он поднимается на крыльцо и рывком открывает дверь, судя по звуку, чертов замок при этом ломается. Эгоистичный сукин сын.
Он проходит в гостиную и выключает телевизор. Я не уверен в том, что он собирается сделать или в том, как сильно я получу от него, если встану, поэтому притворяюсь, будто он Тиранозавр и сижу, не шевелясь.
В «Парке юрского периода» всё наврали. Ублюдок хватает меня за воротник, и я успеваю только сердито выкрикнуть «Эй», как он рывком поднимает меня с дивана и швыряет через всю комнату. Я не могу удержаться от того, чтобы не поздравить себя с тем, что не стал заморачиваться декорированием стены. Мне бы не хотелось, чтобы когда я в нее вписался, что-нибудь свалилось мне на голову.
Мгновение я восстанавливаю дыхание, но мне не больно, я чувствую себя злым и выбитым из колеи.
- Что, мать твою, на тебя нашло, жалкий мерзавец? - кричу я, тяжело дыша.
- Знаешь что? - зло спрашивает он, сжимая мои плечи и пригвождая к стене. - Знаешь, почему я вообще ухожу отсюда? Потому что ты не предлагаешь ничего, кроме секса.
Боже, он такая баба. Вот поэтому-то я и не встречаюсь с женщинами.
- Это плохо?
Он дергает меня к себе.
- Да, мать твою! Я люблю в женщинах то, что в глубине души они все хотят серьезных отношений. Мы созданы, чтобы жить в обществе, и ты такой несчастный маленький сучонок именно потому, что считаешь, что помимо денег и секса тебе от других больше ничего не нужно.
Он отпускает меня, и я снова ударяюсь спиной о стену.
- Чего ты хочешь от меня? - раздраженно спрашиваю я. Сердце колотится в ушах.
- Я хочу, чтобы ты, черт возьми, признал, что тебе нравится, когда я рядом, что тебе не нравится, когда я сплю с другими людьми…
- С другими женщинами, - поправляю я. - Это важный момент.
- И ты выкинул меня из своего дома только потому, что привыкаешь ко мне, - заканчивает он. - Ты боишься серьезных отношений.
- Много ты понимаешь, - бормочу я, ничего не в состоянии придумать в ответ. Вынужден признать, что он умнее, чем я думал, и что меня больше не устраивают одинокие вечера перед телевизором. Но это не означает, что он прав. Нисколько.
- Почему ты так спокойно относишься к тому, что являешься для меня лишь безотказным куском задницы?
Он не дает мне возможности ответить, потому что его руки сжимают мой воротник, и губы накрывают мои.
- Не надо, - говорю я, хватая его руки.
Он поднимает голову.
- Не надо что?
- Не рви мне ещё одну рубашку, - прошу я. - Ненавижу ходить по магазинам.
Он ухмыляется своей дьявольской ухмылочкой, но быстро расстегивает пуговицы на моей рубашке. Я стою, касаясь затылком стены, и в сотый раз думаю о том, какая хрень творится у меня в голове.
- Знаешь, обычно я думаю мозгами, - говорю я. - И это был какой-то неуместный ответ на то, как ты швырнул меня об стену.
- Заткнись, - приказывает он. - Я знаю, что своим ртом ты делаешь гораздо лучше другие вещи, нежели ведешь разговоры.
Да, я доволен собой. Я действительно делаю офигенные минеты. Взгляд у соседа под тяжелыми веками все еще злой и жгучий, но ублюдок хочет меня прямо здесь и сейчас.
- Почему ты все еще бреешься? - спрашиваю я. - Ведь Джилли больше к тебе с этим не пристает.
Он хватает меня за голову и тянет к своему паху.
- Потому что это нравится тебе, - отвечает он. После небольшой паузы он добавляет: - Если я хочу постоянно получать минеты, то не должен злить…
- Теперь твоя очередь заткнуться, - обрываю его я и приникаю к гладкой коже его яичек. Я действительно предпочитаю, чтобы он был побритым, ненавижу, когда лобковые волосы застревают в зубах. Есть что-то в этой гладкости самой нежной части мускулистого тела, что сильно заводит меня, и засранец знает об этом.
Интересно, ему от природы дано умение давить на нужные точки, или он и правда не настолько чертовски эгоцентричен. Эти мысли не занимают меня слишком долго, потому что мне нравится, как этот самоуверенный ублюдок поскуливает, словно маленькая сучка, каждый раз, когда я обвожу языком головку его члена. Он стоит, наклонившись ко мне, прижавшись лбом к стене за моей спиной и держа мою голову ладонями. Он еще не трахает мой рот, и эта непривычная забота с его стороны видимо вызвана тем, что я все еще не отошел от удара об стену.
Когда его ноги начинают дрожать, он отталкивает меня, стряхивает с себя брюки, затем хватает меня и тащит наверх. Он выглядит забавно в одной футболке, но это лишь привлекает мое внимание к точеному совершенству его ягодиц. Я подумываю о том, чтобы начать ходить в тренажерный зал, чтобы иметь возможность пялиться на такие задницы, как у него. Она гладкая, и я вижу, как сжимаются мускулы, когда он поднимается по лестнице. Я так занят разглядыванием этого золотистого совершенства, что в шоке от того, как он швыряет меня на кровать и рывком стягивает с меня штаны.
- Ты только что сломал молнию на моих джинсах? - кричу я. - Почему, мать твою, ты портишь всю мою одежду?
Он уже растирает на пальцах лубрикант, так что когда он затыкает мне рот ладонью, мой подбородок пачкается смазкой. Все тело, кроме пальцев ног и макушки выгибается на кровати дугой, когда он всовывает в меня сразу три пальца, и я матюгаюсь, перечисляя все известные мне ругательства и придумывая новые, когда их запас заканчивается. Ублюдок знал, что я не был к этому готов, и я практически уверен, что он засунул в меня пальцы чуть ли не до самых легких.
- Хватит ныть, - говорит он.
- Пошел ты, гребаныйублюдок трахающийвзадницумерзавец злоебучийзасранец, - задыхаюсь я под его рукой. - Это дерьмо. Это абсолютное дерьмо. Я ненавижу тебя каждой блядской клеткой своего тела.
Он приподнимает брови и смотрит на мой пах, так что я тоже бросаю туда взгляд. Мой член смотрит на меня, плача от радости, что тело стимулируют впервые за всю эту неделю.
- Это все равно, мать твою, чертовски больно, - шиплю я, когда он вытаскивает пальцы и переворачивает меня.
- Вот поэтому, - говорит он, вставая позади меня на колени, - мы так с тобой подходим друг другу.
Я издаю стон, когда он толкается в меня, боже, как же больно и как хорошо. Мне хочется сказать ему что-нибудь язвительное, но всякий раз как я открываю рот, у меня вырывается стон, так что я закрываю его и утыкаюсь лицом в подушку.
- Ты маленькая дрянь, - рычит он, вбиваясь в меня с такой силой, что его яйца со шлепками ударяются о мои. - Я бы не возвращался, если бы ты не открывал мне дверь. А ты открываешь, потому что каждый гребаный раз я затрахиваю тебя до полусмерти.
Я не понимаю, как он может говорить и одновременно продолжать долбиться в меня со скоростью беговой лошади, но, мать его, он прав. О боже, это так классно, даже легкая примесь боли от грубого обращения. Я не осмеливаюсь дотронуться до своего члена, потому что знаю, что тут же кончу.
Он хватает меня за плечи и, отрывая от кровати, тянет на себя, пока я не оказываюсь сидящим на его коленях, моя голова мотается из стороны в сторону, а член шлепает по животу. Мускулы внизу его живота сокращаются под моими пальцами каждый раз, как он толкается в меня. Открыв рот, я невнятно что-то бормочу, опьяненный запахом секса и кожи, касающейся меня в том месте, где он обвивает меня руками вокруг груди, уткнувшись лбом в мою шею. Он все еще говорит со мной, но мозг не воспринимает слова, и через звон в ушах я слышу только его страстный хриплый голос.
- Я сейчас кончу, - предупреждает он, впиваясь в меня зубами, и я взвизгиваю.
Крепко держась за его бедра, я хватаю одну его руку и обвиваю его пальцами свой член. Он скользкий от смазки, с самого начала сочащейся из головки, и я хочу сказать, что ему надо сделать, но не могу выдавить ничего, кроме отчаянного:
- Трахай меня.
Он стремительно толкается в меня, имея меня быстрее и жесче, чем кто-либо за всю мою жизнь, и его рука двигается по моему члену с такой же невозможной скоростью, в ритме с толчками его бедер. Он кусает меня за ухо, чего никто и никогда не делал раньше, и стонет, рвано вбиваясь в меня и кончая. Я тоже кончаю, так бурно, что все перед глазами плывет и кажется, что барабанные перепонки лопнут. Я хватаю ртом воздух, впиваясь пальцами в его бедра.
Мы сидим не двигаясь, его руки с силой сжимают мою грудь, зубы не отпускают мочку, моя спина выгнута, в заднице его член, а пальцы оставляют синяки на его коже, пока он наконец не отстраняется и не падает как подкошенный на кровать. Я вынужден лечь на спину, потому что мой член слишком чувствителен, чтобы я касался им простыней.
Проходит не меньше двадцати минут прежде чем кто-то из нас пытается сказать что-то внятное.
- Так значит, я теперь могу спать у тебя? Ну, в связи с тем, что я самый лучший трахальщик в твой жизни и все такое. - Он опирается подбородком на свою ладонь и улыбается мне своей самодовольной улыбочкой.
У меня нет сил на то, чтобы рассмеяться, так что вместо этого я вздыхаю.
- Ты ни за что ко мне не переедешь.
Он поднимает глаза к потолку, будто о чем-то моля, может быть о терпении, затем шлёпает меня по бедру.
- Не принимай меня за дурака, идиот. Мне просто не хочется вылезать из кровати, одеваться, спускаться вниз, выходить за дверь, идти через газон, входить в свой дом…
- Хорошо, хорошо, отлично, спи здесь, - прерываю я его, закрывая глаза рукой в неохотном согласии. - Как будто мне не насрать на то, что ты делаешь.
Я могу чувствовать его широкую улыбку, даже не видя ее, я просто знаю, что эта самодовольная ухмылка от уха до уха приклеилась к его лицу. Льстивый ублюдок.
- Как ты называешь меня, когда твои подруги спрашивают, что ты здесь делаешь все время? - интересуюсь я.
Он падает на подушку, ухмыляясь еще шире, я слышу это по его голосу.
- Своей сучкой. А как ты собираешься меня представлять на своих корпоративных вечеринках и подобном дерьме?
Я пожимаю плечами.
- Просто скажу, что ты мой сосед. И ты не будешь ходить со мной на вечеринки.
- Это что, какое-то кодовое слово?
Убрав с лица руку, я всматриваюсь в него.
- Ты ведешь себя как девица, которую только что лишили девственности. Господи, если бы кто-нибудь знал, что у тебя есть влагалище.
- Так да?
Я закатываю глаза.
- Думай, что хочешь.
В ответ он перекатывается, ложась на меня сверху. У него снова стоит, словно он озабоченный подросток, и я не могу отвести взгляд от его лица, потому что он держит мою голову двумя ладонями.
- Слезь с меня, - протестую я. - Ты весишь тонну, а я хочу, чтобы моя грудная клетка оставалась целой и невредимой.
- Прости, что швырнул тебя об стену.
Если бы я снова закатил глаза, то выглядел бы как девчонка, поэтому я не делаю этого.
- Когда ты засунул в меня свои пальцы, мне было гораздо больнее, засранец. Никогда и ни с кем больше такого не делай, никогда.
Он смотрит на меня дольше, чем обычно, затем говорит:
- Я совершенно точно буду ходить с тобой на корпоративные вечеринки. Я хочу, чтобы все знали, что ты трахаешься не с какой-то там десятидолларовой шлюхой.
- Скотина.
Он безжалостно впивается в меня поцелуем, и я не понимаю, почему его губы прижаты к моим зубам, пока не осознаю, что улыбаюсь.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: angele, core, JCB, Эмилия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 02:31 #6 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Рассказ четвертый – Изменение взглядов

Часть 1
[/b]

В субботу я иду в ликеро-водочный магазин и получаю в глаз. Происходит это совершенно неожиданно. Я раздумываю, что взять выпить - то, что беру обычно или что-то новенькое с непонятной этикеткой, и тут мне дают тумака. Спасибо, что рядом стоят тяжелые полки, а то, пошатнувшись, я точно бы грохнулся на пол.
Пораженный настолько, что мне в голову не приходит ни одного подходящего крепкого словечка, я поднимаю взгляд и вижу последнюю из бывших подружек соседа, или любовниц, или кем они там сами себя считают. Внешне эта женщина выглядит крепкой и сильной, так что, вероятно, она еще и сдерживалась, когда заехала мне в глаз. В последний раз мы встречались с ней, когда она подбирала одежду с моего пола.
- Ты тот засранец, который увел у меня парня, - заявляет сучка, тяжело дыша. - Кто, черт тебя побери, так поступает с натуралом?
Не думаю, что она собирается бить меня снова, так что я подаю рукой знак спешащему к нам работнику магазина, показывая, что его помощь мне не нужна.
- Дорогая, я никогда и ни у кого не уводил бойфрендов, и я не бегаю за натуралами.
- О, правда? - говорит она, выпячивая бедро и принимая развратную позу, столь характерную для героинь низкосортных боевиков. - Тогда почему после того, как он перестал мне звонить, я вижу вас милующимися в кафе Джава Джив на Мейн-стрит?
Черт. Я тогда дал слабину и в качестве извинения за то, что он долбанул меня об стену, позволил ему купить себе кофе. Да я даже не люблю кофе. Просто он достал меня за неделю своими извинениями.
- Он швырнул меня об стену, и потом, в качестве расплаты, угостил кофе, - говорю я женщине. Я вижу удивление на ее лице, но, спохватившись, она снова принимает грозный вид.
- Я знаю, что я видела!
Я заинтригован, хотя глаз ужасно слезится, и я почти уверен, что он начал заплывать.
- А что ты видела? - спрашиваю я.
- Вы держались за руки! - визгливо кричит она, всплескивая руками. Она похожа на голодного птеродактиля. - Я видела это! Вы сидели у окна, держась за руки, и смеялись. - Она тыкает в мою сторону бутылкой водки. - Я видела это.
Я задумываюсь, вспоминая, когда позволил ему дотронуться до себя, потому что не люблю, чтобы меня касались, если только не трахаюсь с кем-то или не дерусь – не вижу в этом смысла. В тот день он касался меня только один раз, когда стащил мои водительские права, и я был вынужден отнимать их у него обеими руками, а он при этом громко хохотал. Это не было смешно. Я был не в лучшем своем виде, когда фотографировался на права.
- Я улыбался? - спрашиваю я женщину, пытаясь вспомнить.
Она смотрит на меня так, словно я идиот, но отвечает:
- Не знаю, мать твою. Но вы держались за руки.
У меня точно будет фингал, и это самый странный и, возможно, самый длинный разговор, который я когда-либо вел с незнакомым человеком. Если эта сучка ударит меня снова, то я подам на нее в суд – я знаю, где найти эту стерву (хоть эту-то информацию мне удастся вытрясти из соседа). На нас смотрит целая куча народу, от чего мне чертовски не по себе.
- Слушай, конфетка, - ласково говорю я, - может быть, тебе повезло. Он – засранец. Купив мне кофе, он спер у меня кошелек. Это после того, как швырнул меня об стену! - Я передергиваю плечами и, оттолкнув ее, иду оплачивать выпивку. Я просто хочу уйти. - И если хорошенько подумать, то за сегодняшнее нападение ты тоже должна мне кофе.
Она разворачивается и идет за мной.
- Так ты говоришь, что не спал с ним?
Я протягиваю кассиру деньги.
- Милая, я уже давно не сплю один.
Это ложь. Я позволил ему остаться на ночь только один раз. Он из тех, кто ночью заграбастывают себе все одеяло. Правило номер один: жадины-до-одеял спят на диване, пока не переезжают к себе домой.
Лицо у женщины темнеет и некрасиво искажается, что поднимает мне настроение.
- Ты, кусок дерьма, если я…
- Мадам, - прерывает ее кассир так, словно подобные разговоры – обычное дело, - если вы хотите продолжать ругаться с этим мужчиной, то я предлагаю вам сделать это на улице, если вы еще хотите вернуться в данное заведение.
Это затыкает ее на время, достаточное для того, чтобы я ушел. Кассир дает мне вместе с моим чеком и пивом пакетик со льдом.
Меня не удивляет то, что у себя дома я застаю соседа. Видимо в детстве о нем мало заботились, раз он стал таким маньяком до внимания. Надо забрать у него ключ.
- Я думал, у тебя есть работа, - приветствую я его.
Он сидит на моем диване, положив ногу на спину Ангуса. Волосатый монстр вскакивает и бежит облсюнявливать мне лицо. Я засовываю пиво в холодильник, а сосед даже не смотрит в мою сторону.
- Сегодня суббота, - отвечает он.
- У тебя дома нет телевизора? Отвали от меня, Ангус.
- Твой лучше.
- Нет, не лучше.
- Я пришел заняться сексом.
- В этом больше смысла, но сегодня ты его не получишь.
Он смотрит на меня, драматично надув губы.
- Оу, почему? - Затем вглядывается в мое лицо пристальней. - Что, черт побери, с тобой случилось?
- Повстречался с твоей последней киской, говнюк.
- Никогда не заводил кошку.
Я закатываю глаза и прикладываю к глазу лед.
- Ха-ха. Любишь поиграть словами? Она видела нас в кафе и решила, что я увел тебя у нее, поэтому и двинула мне по лицу.
Он вдруг очень заинтересовывается.
- Серьезно? Это просто охренеть что такое! Ты выдрал у нее волосы и выцарапал ей глаза?
- Иди на хуй.
- Через минуту мы этим займемся. А сейчас я хочу узнать о драке поподробней. - Он отбирает у меня пиво и делает глоток. - Так она действительно ударила тебя?
- Нет, она просто так сильно отлизывала мне глаз. - Я забираю у него свое пиво. - Да, засранец, она ударила меня. Она и правда думает, что тебя увел у нее тщедушный уродливый гей.
- С мягкой и упругой задницей, - добавляет он.
Я показываю ему средний палец и делаю глоток пива. Черт.
- Теперь я пойду в пятницу на вечеринку с фингалом, - тихо бормочу я.
Брови соседа подскакивают аж до волос.
- Ты ходишь на корпоративные вечеринки?
Уши у него, как у слона. Я хотел грозно зыркнуть на него, но он настолько искренно удивился, что вместо этого я рассмеялся.
- Только по принуждению, идиот. Редактор заставляет меня встречаться с нашими потенциальными клиентами. Иногда им хочется видеть человека, благодаря которому у них в журнале будут такие красивые речи.
- Полагаю, ты ненавидишь выходные.
- Я ненавижу вечеринки.
Сосед хлопает меня ладонью по голове.
- Не будь таким занудой, Зануда. К тому же, почему бы нам не пойти с тобой на рождественскую или новогоднюю или какую-нибудь еще вечеринку?
Я тоже даю ему по голове.
- Ненавижу покупать подарки, - объясняю я. - Просто я не был на других вечеринках, и Фрэнк припомнил мне это. Так что на эту я иду в приказном порядке. Правда, все не настолько уж плохо, так как все уродливые люди будут спрятаны под масками и краской.
Некоторое время он сидит молча, почесывая голову над ухом. Он думает, и мне это не нравится.
Я опережаю его и говорю:
- Ты со мной не идешь.
Он тут же делает щенячьи умоляющие глазки, которым чертовски трудно противостоять. Но он прекрасно знает, что ему это не поможет.
- Почему, черт возьми, нет? - ворчит он.
- Не будь таким нытиком. - Я встаю, чтобы взять себе еще пива. - Потому что ты не можешь следовать указаниям.
- Это не… очень… Это просто… - он не заканчивает предложение, видя ухмылку на моем лице. - Да хрена с два. Я по-любому пойду!
- Видишь, о чем я говорю?
Он прищуривается.
- Как долго ты еще будешь прикладывать лед к своему фонарю?
Я кидаю на него уничтожающий взгляд и сажусь на диван, открывая одной рукой бутылку охладившегося светлого пива.
- Я не буду тебе сейчас делать минет.
Он пожимает плечами и, соскользнув с дивана, расстегивает мои джинсы.
- Это очень великодушно с твоей стороны, - говорю я. - Можно даже подумать, что тебе жаль меня из-за того, что меня побила женщина.
Он качает головой:
- Я тебе отсасываю – ты мне даешь себя трахнуть. Таковы правила.
Обмен не совсем равноценный, но тем не менее я им наслаждаюсь. Сосед стал делать минеты почти так же хорошо, как и я.
В конечном итоге я все-таки позволяю ему себя трахнуть, потому что он будет очень расстроен, когда я пойду на этот дурацкий званый вечер один.

* * *
На улице проливной дождь.
Вечеринку поспешно устроили в помещении. Упаси бог, если бы нам пришлось переносить наше Первенство По Отлизыванию Задниц. Я тут же возненавидел празднество – везде были тыквы и эти отвратные блюда с конфетами, из которых торчали руки, и я почти уверен, что все эти бумажные приведения в дверных проемах были чем-то вроде веток омелы, под которыми надо было целоваться. Ни за что к ним не подойду.
Я приехал на вечеринку недавно и еще ни с кем не успел завязать разговор. Так как я внештатный сотрудник и работаю на дому, то мне не с кем тут общаться. Единственный человек, которого я знаю – мой редактор, а он обычно занимается тем, что пудрит мозги потенциальным клиентам. Еще мне неловко оттого, что мой фингал так до конца и не сошел, и из-за него создается такое впечатление, будто я трансвестит, почему-то накрасивший себе только один глаз. И ко всему прочему, впервые за все время я пришел не один.
- Успокойся, - ободряюще говорит сосед. - На таких вечеринках в глаз тебе не дадут.
- Пошел ты, - шикаю я на него. - Я теперь с фонарем только потому, что ты не можешь держать свой член в штанах. И вообще, я не хотел, чтобы ты шел сюда со мной.
Он хлопает мне по плечу в наигранном сочувствии.
- Бедный маленький приятель по траху. Я уйду, когда наемся и пообжимаюсь с кем-нибудь под одним из очаровательных приведений. - Последнее предложение он говорит с жутким британским акцентом.
- Если ты тут кого-нибудь себе подцепишь, - предупреждаю я, сильно пихая его в грудь, - и это отразится на мне, то я вырву твой член и засуну его тебе в задницу. Не ставь меня в неловкое положение и не отвечай на звонки, если с кем-то в этот момент разговариваешь.
Он ослепляюще улыбается, демонстрируя свои белые зубы.
Я хмуро смотрю на него.
- Не могу поверить, что ты пришел на костюмированную вечеринку с блютусом.
- Я в наряде респектабельного бизнесмена.
- Эй, дружище! - зовет мой редактор. - Рад тебя видеть.
Фрэнк из той категории людей, что «и-руку-пожму-и-зад-оближу»: у таких всегда все «здорово» и на лице вечно широкая лицемерная улыбка. Я его не особо люблю, но работает он хорошо. Сегодня на нем костюм коровы, дополненный выменем и колокольчиком.
Я представляю своего соседа – только потому, что он словно дите раскачивается на пятках и выжидающе смотрит на меня.
- Вы соседи? - восклицает Фрэнк, с энтузиазмом пожимая его руку. - Это здорово. Просто здорово! Чем ты занимаешься?
Сосед расточает улыбки, весь такой красивый и общительный – простодушный пацан, которым он на самом деле и является. Пользуясь моментом, я ухожу от них. Я беру себе пунш, потому что он с щербетом. Мне неуютно здесь со своей декоративной собачонкой-переростком, и я ненавижу находиться в центре внимания. А быть с ним - значит, привлекать к себе внимание.
- Привет, красавчик, - говорит мужчина по другую сторону стола.
Я не думаю, что он говорит это мне, поэтому передвигаюсь дальше, с интересом разглядывая печенья с декоративной обсыпкой.
- Вау, - комментирует парень, тоже продвигаясь вперед. - Не такого ответа я ожидал.
Я поднимаю глаза и вижу единственного мужчину, с которым был достаточно близок, чтобы иметь серьезные отношения. Я писал за Дина примерно три года. Он ведет в журнале колонку под названием «Воспоминания неустанного путешественника», ну или что-то в этом роде. Он рассказывает людям о причудливых проезжих дорогах Каира или о самом настоящем ирландском пабе в Порт-оф-Спейн. По идее, Дину не полагалось иметь «литературного негра», но сам он был не в состоянии даже предложение связно закончить. Мы работали с ним тайно, и он мне очень хорошо платил.
Он тоже засранец, еще один мачо, но при этом очень последовательный. Он приезжал в город со своим материалом, мы трахались как кролики в течение месяца, затем он уезжал, а я продолжал работать. Все шло довольно неплохо, пока он не побывал в Тайланде и не стал предпочитать транссексуалов. Я ненавижу женскую одежду. Но Дин трахался как зверь, и я обожал его член.
- Привет, Дин, - отвечаю я. - Хороший костюм. - Ни черта подобного. Вампиры – это избито.
Он хлопает меня по плечу, и я чуть не роняю свою чашку.
- Тысячу лет тебя не видел! - говорит он. - Как ты, черт побери, поживаешь?
- Нормально, - отвечаю я. Сейчас я даже чувствую себя более уверенно и пытаюсь не кидать взгляды на двух мужчин, которых оставил поговорить. Нет нужды спрашивать Дина, как он поживает, он из тех, кто думает, что всем это и так очень хочется знать.
- Это прекрасно, - отвечает он жизнерадостно. - Я был в Бразилии. Только что нашел изумительный итальянский ресторан в Рио. И совершенно отпадный гей-клуб. Бесплатные причиндалы. Ты же понимаешь, о чем я говорю. Лазанья и ночные оргии. Вот это жизнь! Тебе бы понравилось.
Мне бы точно не понравилось.
Дин продолжает, зациклившись только на себе:
- Да что с этим гребаным дождем? Всю неделю идет, да? Я собирался спросить о тебе. Мой писатель – идиот. Даже не поспевает за мной. Только что из колледжа. - Он прищуривается. - Не хочешь вернуться в Команду Дина?
Мне нужно, чтобы кто-нибудь помешал мне скривить лицо, потому что я чувствую, как мои губы сами по себе изгибаются, а брови сходятся вместе. «Команда Дина». Ну и задница. Моего локтя касается чужое тело.
- Кто это? - спрашивает сосед, перегибаясь через стол, чтобы пожать Дину руку.
Меня переполняет желание съездить обоим самодовольным засранцам по физиономиям. Я не уверен в том, как такие парни выражают свое собственническое чувство, но сосед стоит слишком близко ко мне. Я не хочу оказаться в эпицентре их словесных разборок.
Как только мне в голову приходит эта мысль, я представляю их друг другу.
Они не будут тут ничего устраивать. Да, Дин из тех парней, которые любят померяться пиписьками. Он богат, потому что у его родителей так много денег, что они владеют частным островом, и имеет благодаря этому классную необременительную работу и еще тонну хрен знает чего, что ему совершенно не нужно. Мой сосед занимается чем-то, что приносит ему больше денег, чем ему необходимо для жизни. Может быть, у него и нет тонны хрен знает чего, но та херня, которая у него есть - только самого высшего уровня. Меня не возьмут в расчет, перечисляя всю эту Зашибенную-Фигню-Которую-Я-Делаю-и/или-Имею. Секс со мной не будет стоять на одной ступени с зарплатой из шестизначного числа, знанием четырех языков или владением яхты. Меня даже не упомянут.
- Чем ты занимаешься, Дин? - спрашивает мой сосед.
Дин широко улыбается, выпячивает грудь и открывает рот.
Я снова удаляюсь, потому что ненавижу всю эту светскую болтовню, и в особенности тогда, когда есть что поесть. Я отчаянно надеюсь на то, что сосед не скажет Дину, что встречается со мной, или что-либо подобное. Я был достаточно глуп, чтобы поехать на его машине, что означает, что я не могу уйти с вечеринки, пока этого не захочет он. Я должен был это предвидеть, но он предложил это во время убойного секса. Мне трудно было сосредоточиться.
Если бы я остался с ними, то имел бы удовольствие посмотреть на последовавшую за этим битву двух самомнений. Это, конечно, было бы захватывающе, но привело бы к тому, что мы бы задержались на сраной вечеринке, на которую я вообще не хотел приходить. Я направляюсь к своему редактору.
Фрэнк делает свою работу и следит за тем, чтобы я знакомился с клиентами и так далее и в том же духе. И я стараюсь казаться не таким скучающим, каким чувствую себя на самом деле. Так как мой сосед все еще болтает с шишками, я решаю вытащить его отсюда пораньше и для начала взять свой дождевик. Гардеробная заполнена плащами и зонтами, и пока я ищу свой, кто-то заходит следом за мной. Я не обращаю на это внимания, пока вошедший не прижимается к моей спине и не обвивает меня руками.
Не задумавшись ни на секунду, я говорю:
- Я не буду заниматься этим в гребаной гардеробной. Придется тебе подождать.
- Боже, как же я соскучился по твоему острому язычку. Почти так же, как по твоей заднице, - шепчет Дин в мое ухо, и я застываю.
Черт. Черт, черт, черт. Он трется о меня, и хотя это меня заводит, я стараюсь не забывать о том, что у меня была серьезная причина на то, чтобы расстаться с ним. Но о ней трудно помнить, когда он сжимает мой пах.
- Не в гардеробной, - рычу я.
- Почему нет? - Дин проводит языком по моей шее. - Твоя задница умоляет об этом.
Я говорю себе, что кто-нибудь скоро войдет сюда.
- Я собираюсь отвезти тебя домой. Связать по рукам и ногам. И трахать, пока ты не начнешь кричать, - болтает Дин, облизывая мое ухо.
Теперь я вспомнил. Дин – придурок.
Отодвинувшись от него, я хватаю дождевик соседа.
- Не ходи за мной, Дин, - приказываю я.
Он делает шаг назад, и я быстро иду в банкетный зал. Мой сосед разговаривает с Фрэнком, так что я просто протягиваю ему плащ и иду к двери. Он догоняет меня достаточно быстро, должно быть, просто договаривался с Фрэнком о совместной игре в гольф или подобной чуши.
- Постой, приятель, - смеется он. - Ты что это так разволновался?
Я злобно бросаю на него взгляд под дождем, пока мы идем к машине.
- Во-первых, открой долбанные двери.
- А где твой плащ?
- Черт. - Я забыл его, после того, как Дин облапал меня в гардеробной.
Он открывает двери и залезает в машину. Чертовски холодно, и меня сильно трясет. Слава богу, сидения с подогревом.
- А во-вторых? - спрашивает он.
- Ничего.
- Правда? Ты ведешь себя особенно стервозно после того, как появился этот богатый хрен.
Я скрещиваю руки.
- Дин – говнюк. Не могу поверить, что ты так долго с ним говорил.
Ненавижу, когда он так поднимает брови, после этого он всегда подкалывает меня.
- Ты? - спрашивает он, явно сдерживая смех. - Ты и Дин? Вы трахались?
Я смотрю в лобовое стекло на скрипящие по нему дворники.
- Я писал за него пару лет.
- Ты и правда трахался с ним. - Теперь он смеется в открытую, но есть в его смехе что-то странное, словно на самом деле ему не смешно. - Я только встретился с ним, а уже понял, что он – самодовольный ублюдок.
- Ну-у-у... Угу. - Да, это было не самым лучшим из моих решений.
- Или у него или у тебя не было возможности выбора.
Я поворачиваюсь к нему.
- У него? Может, у тебя тоже нет?
- Не стервозничай, - спокойно отвечает сосед, уж слишком сосредоточенно ведя машину в поворот.
Он прав, я веду себя, как баба, но мне не дает это покоя.
- Я трахался с Дином, потому что он был там, где я хотел, чтобы он был, и он ушел, когда я больше его не хотел.
Он задумчиво кивает.
- Как проститутка.
- Он следовал указаниям.
- Вот поэтому он сейчас в дерьме, - говорит сосед.
- Вот поэтому наши отношения с ним продлились три года.
Он бросает на меня взгляд и говорит:
- Если тебя все достало, то так и скажи. Не устраивай сцен, как девчонка.
Я не отвечаю. Я не понимаю, какого хрена сейчас произошло.
Он подъезжает к моему дому, но не потому что собирается зайти, а потому что он из тех, кто провожает до самой двери. До этого момента мы ни слова не говорим друг другу. Я еще пару секунд сижу в машине, потому что на улице чертовски сыро и холодно, а я наслаждаюсь своей теплой задницей. Мне следует позвонить матери и сказать ей, чтобы она связала мне шарф. Педик Дин умеет вязать.
Я говорю спасибо за поездку и вылезаю из машины. Не знаю, почему мы ведем себя так странно, но мне очень не по себе.
- Эй, - зовет сосед, выпрыгивая из машины. Дождь стучит по его капюшону, и ему приходится повысить голос.
Я оборачиваюсь. Моя задница мерзнет, и я хочу побыстрее войти в дом.
- Я иду спать, - говорю я, обнимая себя руками и подпрыгивая на носках.
- А я пойду выведу Ангуса. Потом возьму пиво, почищу зубы и лягу спать, - отвечает он. - Здорово. Просто я… - Он шаркает ногой по тротуару. - Я больше не буду ходить на эти гребаные вечеринки.
Что-то переворачивается у меня в животе. Может быть, я съел испорченные печенья?
- Надеюсь, я тоже.
Он кивает, поджав губы.
- Окей.
- Угу.
Я ложусь спать один.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: angele, Rob in hood, core, JCB, Эмилия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 02:38 #7 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Рассказ четвертый – Изменение взглядов

Часть 2

Я даже не знаю, почему мы не видимся с ним целых две недели. И сейчас я стучусь в его дверь только потому, что мне нужно одолжить у него машинку для обрезания кустов, так как моя в воскресенье сломалась. Понятия не имею, почему я живу в таком месте, где кусты надо подрезать.
Дверь мне открывает женщина и на ней его тренировочные штаны.
Я делаю шаг назад и чуть не падаю с крыльца. Не знаю, черт возьми, почему я так удивлен или почему меня это разозлило.
- Мне хотелось бы взять взаймы машинку для подрезания кустов, - говорю я, показывая на свой газон.
Она улыбается мне. Она красива, как вместе взятые кукла Барби и Дейзи Дак. Сосед настолько самовлюблен, что даже женщину себе нашел, похожую на него как две капли воды.
- Ты Энди, да?
Эндрю, сучка!
- Я живу по соседству.
Она протягивает мне наманикюренную руку.
- Я Феб, его старшая сестра. Приятно с тобой познакомиться. Хочешь войти?
Я жму ее ладонь и скрещиваю руки на груди. После схлынувшего адреналина они дрожат.
- Я только возьму машинку из гаража.
Феб кивает.
- Я скажу ему. Он сейчас в душе.
Я тоже киваю и что-то бормочу себе под нос – надеюсь, приличное.
У моего соседа одна из тех мощных ублюдочных машинок, которые безумно трудно таскать и которые пожирают бензин, словно конфеты. У меня выступает пот, хотя погода не сильно жаркая. Я целых два часа подрезаю кусты перед домом и позади него, а затем мне снова приходится возвращаться, потому что я подрезал их неровно. У меня такое ощущение, будто кто-то следит за мной, и я надеваю рубашку.
Позже ко мне заходит Феб. Через заднюю дверь.
- Неплохой домик, - говорит она.
Я собираюсь сказать ей, что он - точная копия дома ее брата, когда понимаю, что она шутит.
- Пиво?
Она садится в кресло и кладет ноги на край стола. Без сомнения, они с соседом родственники.
- Неа, - отвечает она. - Я только хотела узнать, вы с моим братом – геи?
Я подпрыгиваю, усаживаясь на стойку.
- Я точно гей.
Она приподнимает бровь.
- Я не могу говорить за твоего брата.
Феб пораженно качает головой.
- Окей, давай я скажу это по-другому. Я знаю, что моему брату нравятся женщины. По крайней мере настолько, что он переспал с целой кучей.
Не могу с этим не согласиться. Этому парню должно быть запрещено трахаться без резинок. Навсегда. Я немного удивился тому, что ничего не подхватил от него, когда мы трахнулись с ним в первый раз.
- Но то, что ты гей, не объясняет, почему он так чертовски расстроился из-за того, что был в душе, когда ты «наконец-то» к нему зашел. - Она показывает пальцами кавычки, правда сгибает их при этом только один раз. Я впечатлен.
Я пожимаю плечами и перевожу взгляд на заднее окно. В данный момент меня больше беспокоит ритм моего собственного сердца.
Феб вздыхает.
- Хорошо, я ничего другого и не ожидала.
Я снова перевожу взгляд на нее.
- Ты не из тех, кто демонстрирует свои чувства и не из тех, кто оправдывается, - говорит она. - Просто… эм… мне чертовски неловко.
Я смеюсь.
- Ты хочешь, чтобы я его не обижал.
Феб наклоняет голову на бок.
- Я хочу, чтобы ты повзрослел.
Я не отвечаю ей на это.
Феб чешет голову.
- Тебе тридцать или сколько?
- Или сколько.
- Окей, - кивает она. - Тогда прекрати отмахиваться от любых только начинающих зарождаться отношений.
- Я…
Она прерывает меня, поднимая руки:
- Мне наплевать на то, «вместе» вы парни или нет. Имеет значение только то, что ты обладаешь властью сделать его очень несчастным и пользуешься ею.
Не знаю почему, но я краснею.
- У тебя нет братьев и сестер. - Она не спрашивает, она утверждает.
Я качаю головой.
- Мы с братом довольно честны друг с другом. Я знаю, что он та еще шлюшка.
Я вдруг начинаю испытывать необыкновенную признательность к своим родителям за то, что они больше никого не родили.
- Так что поверь мне, ты единственный мужчина, которым он когда-либо интересовался.
Я поднимаю бровь:
- Чушь собачья.
- Серьезно. То, что он знает, как трахать кого-то в задницу, не означает, что он – гей.
- Бля, - говорю я. Фу-у-у!
Феб машет рукой:
- Успокойся, мы не будем вдаваться в подробности.
- Уф!
Она смотрит на свои наманикюренные пальцы, затем ухмыляется.
- Я слышала, какая-та сучка хотела накостылять тебе за него.
Я показываю на свое лицо.
- Если бы я был из тех, кто наносит макияж, чтобы подстричь газон, то по крайней мере накрасил бы оба глаза.
Не знаю, сердиться на нее или нет. Она очень похожа на своего брата – такая же чересчур бесцеремонная и навязчивая.
- Ага, брат пялился на тебя все это время. - Она некоторое время смотрит на меня и затем восхищенно хлопает ладонями по своим щекам. - О боже, я тебя заставила покраснеть! Ты такой милашка!
- Убирайся из моего дома.
Она встает, потягивается и направляется к двери.
- Я уезжаю утром в Аризону.
- Супер!
Феб бросает на меня взгляд.
- Предупреждаю: я сильнее тебя. Если ты разобьешь ему сердце, то я тебя убью. Чуть не убила уже, когда услышала, как он поет в душе.
Я верю ей.
- Было приятно поболтать с тобой, Энди. - Я не успеваю открыть рот, как она морщится. - Упс, прости. Брат сказал, что ты ненавидишь, когда тебя так называют.
- Твой брат сам меня так зовет.
Феб улыбается, словно собирается что-то сказать, но спускается с крыльца и машет мне рукой. Я машу ей в ответ.

На следующее утро он ломится в мою переднюю дверь. Я рад, что хорошенько вымылся и еще не позавтракал.
- Феб только что уехала? - спрашиваю я. В конце улицы за угол заворачивает такси.
- Впусти меня.
Я отхожу, тягостно вздыхая.
- Я хочу, чтобы у меня тут был ящик для нижнего белья, - сообщает он прямо с порога.
Я улыбаюсь, так как это очень мило, что он пытается быть таким домовитым, и поскольку совершенно очевидно, что он поговорил со своей сестрой.
- И ты должен будешь разбирать мои носки.
Он подходит ближе.
- Я буду тут ночевать.
- Ты уже ночевал у меня.
- Это было только один раз после того, как я снова переехал к себе. Теперь я буду это делать, когда захочу. - Еще один шаг ко мне. - И вообще, выберись из своего гребаного дома и зайди ко мне хотя бы раз.
- Но это меня трахают, - напоминаю я.
Не знаю, почему я чувствую себя таким смущенным, когда он тащит меня за руку через двор, ведь он не тянет меня за ухо или рубашку. Люди на улице моют свои машины, и сосед приветственно машет им, волоча меня через газон в свой дом.
Мне даже некогда оглядеться, хотя я успеваю заметить сочетающиеся по цветовой гамме занавески и подушки на диване – наверное, их выбирала одна из его женщин. Я слышу гавканье Ангуса, скорее всего из гаража. Я никогда не проходил в его дом. В спальне чисто, на ковре следы от пылесоса, и я едва отмечаю это, прежде чем оказываюсь на кровати.
- Черт, - говорю я, потирая запястье. - У тебя встреча какая-то вот-вот должна начаться или еще что?
- Заткнись, - приказывает он, стягивая с меня штаны.
К моим стопам прилипла скошенная трава и, смахнув ее, он забирается на меня. Он хочет убрать волосы с моего лица, но я хватаюсь за его рубашку и стягиваю ее через его голову. Он как-то странно смотрит на меня.
- Не будь скотиной, - говорю я. - Всего пара недель прошла.
Он снова встает и скидывает с себя шорты.
- Слава богу, - говорит он, - потому что я не в состоянии ждать тебя еще дольше.
- Засранец, - ворчу я. - Дай мне смазку, и я сам все сделаю.
Он вытаскивает ее из прикроватной тумбочки, которая почему-то стоит не очень близко от кровати. Надевает презерватив, смазывает член, закрывает лубрикант и швыряет его через всю блядскую комнату в коридор.
- Ублюдок.
- Раздвинь ноги.
- Хуй тебе!
Он ухмыляется и крутит своими блестящими смазанными пальцами.
- Раздвинь их, шлюшка.
Я не слушаюсь, так что он насильно разводит мои колени в стороны и ложится между моих ног. Он трется о меня своим членом, и я чувствую, как его плоть скользит по моему анусу.
- Расслабься, - говорит он в мою шею, уткнувшись лицом между горлом и ключицами. Он уже побрился этим утром.
Я немного расслабляюсь, и он проникает в меня пальцем. Тот смазан, и сосед не теряя времени находит второе самое прекрасное место на теле мужчины.
У меня вырывается стон.
Сосед трется носом о мою шею, что обычно я не позволяю ему делать, но сегодня это приятно.
- Люблю звуки, которые ты издаешь, - говорит он.
Я закатываю глаза.
- Ты все портишь своей болтовней.
Он проводит языком по моей скуле до уха и прикусывает мочку.
- Я чувствую, как ты краснеешь, - отвечает он и добавляет еще один палец, не спеша растягивая меня. - Думаю, ты кончаешь от такой болтовни.
- Ничего подобного.
Он садится.
- Кончаешь, и это тебя ужасно смущает.
Я злобно смотрю на него, сидящего между моих ног, обвивающих его бедра.
- Я тут в чертовски уязвимом положении, - напоминаю я ему, - и мне ни фига не легче от того, что ты шепчешь мне на ухо всякие милые пустяки.
Ублюдок широко улыбается и поворачивает внутри меня пальцы, отчего все тело тает.
- А что если это не пустяки? - спрашивает он. - Ты еще больше застесняешься?
- Нет, - я цепляюсь за простыни.
- Лжец, - улыбается он. - Ты просто пунцовый, прямо досюда. - Он крутит мой сосок между пальцами, но так нежно, что я выгибаюсь ему навстречу.
Не знаю, почему он ведет себя так странно.
- Ублюдок.
- Ты чертовски мил, - говорит он.
- Заткнись.
- У тебя характерец мокрой кошки.
- Это не мило.
Он снова поворачивает пальцы. Я пропустил момент, когда он добавил третий, но если он сейчас дотронется до моего члена, то я кончу.
- Может быть, я и не хочу, чтобы это прозвучало мило. Но это все равно так.
- Прекрати, - почти умоляю я. Мне редко когда бывает так неловко.
- А ты посмотри, как у тебя стоит, - говорит он, погружая подушечку пальца в лужицу смазки на моем животе. Он подносит палец ко рту и, обхватив его губами, посасывает.
Мне приходится закрыть глаза.
- Не могу поверить, что ты только что это сделал.
- Что? - смеется он. - Я достаточно часто глотаю твою сперму.
- Просто трахни меня уже и покончи с этим, - рычу я.
- Можно я буду снизу?
- Нет!
Обхватив мои ноги под колени, он ворчит:
- Ладно.
Но он все еще улыбается, как идиот.
Он наклоняется ко мне, и я позволяю ему поцеловать себя. Это страстный поцелуй, со скользящим в моем рту языком и, отвлекшись на то, чтобы покрыть поцелуями мою шею, сосед снова возвращается к моим губам. Я едва успеваю почувствовать прижатый к заднице член, когда он полностью входит в меня, до самого основания.
- Ох мать твою за ногу! - кричу я, извиваясь на простынях.
Он взволнованно садится.
- Больно?
И да и нет.
- Нет.
У меня такое ощущение, что все внутренности сместились. И не только это. Комната крутится перед глазами, чувства совершенно перегружены попыткой адаптироваться к члену, внезапно полностью оказавшемуся внутри.
- Кто-нибудь уже входил в тебя сразу до самого конца?
- Нет, мать твою, тощий хрен, - скрежещу я зубами. - Это делал только ты, когда трахал меня в первый раз, но до этого в моей заднице уже побывал другой член.
- Тогда это только моя привилегия, - говорит он довольно. - И тебе это нравится.
Мне тоже так кажется. Я собираюсь что-то сказать, когда он начинает выходить из меня, так медленно, что я чувствую каждый его миллиметр, каждую набухшую вену. Я судорожно ловлю ртом воздух, ощущая его горячее дыхание на своей шее, и мне кажется, что я сейчас развалюсь на маленькие кусочки. Он почти выскальзывает, оставляя во мне лишь одну головку, что не очень-то удобно.
- Оу, - говорит он.
Я отцепляю свои пальцы от его рук. Делаю несколько глубоких вдохов, а потом сильно ударяю его рукой по затылку.
- Чертов засранец, сволочь ублюдочная!
Он пригвождает мои руки к кровати над моей головой, что дается ему с легкостью, так как регулярно посещает тренажерный зал.
- Это больно!
- Мне тоже было больно, когда ты засунул в меня свой толстый хрен. - Я пытаюсь ударить его ногой, но, начиная с задницы, полностью парализован. - Я говорил тебе, мать твою, никогда не делать такого снова, после той фистинговой херни…
- Это были три пальца, а не кулак, и не мой тоще-толстый хрен, - прерывает меня сосед. Он наклоняет голову и целует мою руку.
- Я нежен с тобой, детка. И не лги мне, если тебе больно.
- Не надо быть таким педаристичным. Просто…
- Нежным, - повторяет он и снова скользит в меня членом.
В этот раз я могу дышать, потому что он входит в меня очень медленно, продвигаясь всего лишь на миллиметр, когда я делаю выдох. Это секс, но это не тот секс, который я знаю.
- Что?... - Я хочу спросить «Что ты делаешь?», потому что я не привык к этому.
Он закрывает мне рот ладонью. Когда он понимает, что я не буду продолжать, его ладонь ложится мне под шею.
- Если ты будешь мешать мне, - предупреждает он, - то я не смогу ничего делать с твоим членом.
Моя задница горит, но только потому, что он двигается во мне настолько медленно, что я полностью его ощущаю. Я чувствую гладкость презерватива, большую вену под ним, головку, скользящую по моим чувствительным внутренним мышцам. Отпустив мои руки, сосед проводит ладонью вниз и обхватывает пальцами мой налившийся член. Другой ладонью он обнимает мою шею, и почему-то я чувствую себя очень маленьким.
Он пытается поймать мой взгляд, поэтому я смотрю на его подбородок, когда говорю:
- Знаешь, одна из прелестей быть геем состоит в том, что я могу найти кучу парней, которым наплевать на то, с кем они спят.
Его светловолосая голова склоняется к моей шее, и его влажные губы жадно целуют мою кожу.
- Посмотри мне в глаза...
- Нет.
-… и скажи мне, почему со мной это не так.
- Да чтоб я знал!
Я не могу сосредоточиться, ощущая его пальцы на своем члене и мучительно медленно скользящую во мне плоть. Я вжимаюсь головой в подушку. Он целует меня так же, как трахает – медленно, изучающее, он проводит своим языком по моему, имитируя движения члена, задевающего простату.
- Может быть, это потому, что ты такая чувствительная сучка, - говорю я, судорожно дыша. - У тебя течка?
Он смеется и ловит мои губы своими.
- Не волнуйся. Я предохраняюсь.
Я бы обозвал его идиотом, но он снова двигается назад, медленно, и черт, это классно. Я уже не могу вспомнить, из-за чего разозлился на него. В моем мире сейчас есть только его член, толстый и мощный, скользящий внутри моей жаждущей задницы.
- Боже, я люблю тебя, - говорю я, потерявшись в этом мире.
Он замирает. Мой мир останавливается. Я открываю глаза и вижу, что он не отрываясь смотрит на меня.
- Что?
Я думаю. О, черт!
- Твой член, - добавляю я, будто заканчивая предложение. - Я люблю твой член. - И убедительно обвиваю его бедра ногами. - Так что двигайся.
Он слушается, но наклоняется ко мне и покрывает мое лицо поцелуями.
- Я тоже люблю твой член, - говорит он, в его голосе слышится радость. - Я так сильно люблю твой член, что с того последнего раза, как ты меня поймал, перестал засовывать свой в разные киски.
- Правда? - У меня так хорошо на душе только потому, что я люблю трахаться.
Поцелуй.
- Мм…хм...
Еще один поцелуй, сопровождающийся убыстрившимися движениями бедер.
- И я чувствую себя ужасно из-за твоего глаза.
- Да?
Еще один поцелуй, его рука на моем члене и его член в моей заднице мешают мне думать.
- Да. И я так сильно люблю твой член, что возьму его и всего тебя остального, чтобы познакомить с семьей своего члена.
Я лягаю его пяткой по заднице, отчего он еще глубже входит в меня. Я и правда обожаю его член.
- Не смей... - предупреждаю я.
Он не отвечает мне словами, просто обвивает меня рукой и притягивает к себе. Не помню, трахались ли мы когда-нибудь так, обнимаясь, пока он толкается в меня бедрами и сжимает мой член.
Мы не предупреждаем друг друга, когда кончаем. Он изливается тихо, шепча мне на ухо такие вещи, которые я никогда не повторю сам. Его спина напрягается под моими ладонями и бедра дергаются. Несмотря на охватившее меня смущение, я тоже кончаю, густыми, вязкими струями, которые достали бы до моего подбородка, если бы сосед не был на их пути. Я вцепляюсь в него, насаживаясь на его член так сильно, как только могу.
Как и обычно, когда дрожь оргазма проходит, мне становится неуютно. Сосед выбрасывает презерватив и достает из своей премудрой тумбочки детские салфетки. Я притворяюсь вырубившимся, когда он чистит меня, вытирая мою сперму с – я бы назвал это – нежностью, если бы это слово не вызывало у меня рвотные позывы.
Забравшись в кровать и пристроившись за моей спиной, сосед накрывает нас одеялом. Я голоден и дома у меня полно всякого дерьма, которое нужно сделать. Я поднимаю голову.
- Не двигайся, - командует он.
Я опускаю голову на подушку.
Он несколько минут лежит напряженный, потому что знает, что если мне незачем тут оставаться, то я тут и не останусь. Я неподвижно лежу, составляя в уме список того, что должен сделать дома. И потом, только потому, что в его кровати так уютно, я чувствую, что начинаю дремать.
- Когда ты проснешься, я сделаю изысканные французские тосты, - обещает он.
Не знаю, почему у него такой мягкий голос.
- С гребаными свежими фруктами и взбитыми сливками, - ворчу я.
- Абсолютно верно.
Он крепко и как-то собственнически обнимает меня одной рукой, что раздражает.
- У тебя покраснели уши.
Я лучше буду спать, если он и дальше собирается нежничать. Придурок.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: VikyLya, ninych, Krypskaya, Lubastik, Alexandraetc, kitzelll, bishon15, ALEXSEEVA, Сью-Линн, kocha, ЖАРКИЙ ПОЛДЕНЬ, Artem, Анхэна, Маршак, Natali3784, Lelika, angele, ириская_звонкая, Lyissa, valery, Emms, VESNA545, Soubi, GlJulia, Lifeless_Doll, Rob in hood, ml_SElena, Mgan217, core, Frost, Irissska1985, elyara, molly, Дуня Дунявская, JCB, Ingirieni, Эмилия, belf

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 Дек 2014 17:41 #8 от ЛеляV
ЛеляV ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Супер, так горячо! Спасибо!
Поблагодарили: Zhongler

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Irissska1985
  • Irissska1985 аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
14 Апр 2015 20:43 #9 от Irissska1985
Irissska1985 ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Спасибо большое за перевод. Третий раз, наверное, перечитываю. Вроде бы простая история, но нравится очень. А есть еще что-нибудь от этого автора, кроме данного произведения и Зайки?

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус. (c)

Я на дневниках: www.diary.ru/member/?3321575
Я на Goodreads: www.goodreads.com/user/show/10740870-irissska
Я на Last.fm: www.lastfm.ru/user/Irissska1985?setlang=ru
Поблагодарили: Zhongler

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
15 Апр 2015 14:02 #10 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Irissska1985, Wanderwonder вроде бы отовсюду удалил свой ник, заодно и тексты. Но кое-где можно найти Зайку, однако под авторством Walker C. Fields.
Кто его знает, Wanderwonder это или нет? Вот такая вот история.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Irissska1985

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Irissska1985
  • Irissska1985 аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
15 Апр 2015 21:23 #11 от Irissska1985
Irissska1985 ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Спасибо за ответ. Посмотрела этого автора и вот здесь www.smashwords.com/profile/view/WalkerCFields вроде бы как подтверждают Вашу теорию.

Не шалю, никого не трогаю, починяю примус. (c)

Я на дневниках: www.diary.ru/member/?3321575
Я на Goodreads: www.goodreads.com/user/show/10740870-irissska
Я на Last.fm: www.lastfm.ru/user/Irissska1985?setlang=ru

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
15 Апр 2015 21:40 #12 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Да, я знаю. Еще где-то было "мужик, мужик и мазафакер" - весьма популярный рассказик, если судить по оценкам)

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
29 Янв 2016 15:20 #13 от pumasik123
pumasik123 ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
Спасибо большое за перевод! Что называется "высокие отношения"! Секс горячий, если их такая жизнь устраивает, то почему бы и не жить так!  :yes:
Поблагодарили: Zhongler

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Эльпир
  • Эльпир аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
04 Окт 2016 17:11 - 04 Окт 2016 17:12 #14 от Эльпир
Эльпир ответил в теме Re: Wanderwonder "Мой сосед"
ЭТо было горячо и вдохновляющее, я знаю такого актива, ток он ведет себя как пассив, приятно было прочесть :flirty2:  :embar:  :embar:
Поблагодарили: Zhongler

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.