САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" перевод закончен

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
8 мес. 3 нед. назад #44343 от KuNe
KuNe ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 11 глава 27.04.2017
Лемни, Вики, вы продолжаете нас нещадно баловать!  :flirty2:

а как Фишера то задело! знатно он разозлился, и историю придумал по поводу Зака, чтобы больше к нему не приближаться. только вот даже Брайтон в это не верит  :lol: остается узреть, как Фишер все-таки впустит Зака обратно в свою жизнь и не только  :flirty:

вот и скелет из шкафа Зака выглянул.  :yh:
лишь бы Натан не провоцировал всех  :kaktus:

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
8 мес. 3 нед. назад - 8 мес. 3 нед. назад #44344 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 11 глава 27.04.2017

Лемни, Вики, вы продолжаете нас нещадно баловать!

Увы, грядёт грядочный сезон. Завтра уезжаю в деревню. Картошку буду сажать. Так что быстро следующие главы не ждите.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Последнее редактирование: 8 мес. 3 нед. назад от Лемниската.
Поблагодарили: KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
8 мес. 3 нед. назад #44345 от Maxy
Maxy ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 11 глава 27.04.2017
Мммм, какие главы  :drink: Такой неистовый эмоциональный накал между Заком и Фишером получился со всеми этими играми "я знаю, что ты не знаешь, что я знаю" и вынужденным гнетущим лицемерием на фоне зарождающейся крепкой любви. А теперь еще и самоубийственная миссия Зака добавилась. Хорошо понимаю Фишера, тем более после истории из его юношества, и вместе с ним волнуюсь за Зака. Тот тоже здорово накрутил себе чувства вины, но его также можно понять, это очень по-жизненному. Питер мне что-то не нравится.... Подозреваю его, но пока веских оснований вешать табличку "крыса" нет, больше контраргументов. По нраву пришлись пикантные фрагменты их первой совместной ночи в отеле, а уж поцелуй в служебной спальне превзошел ожидания! Я подумала было, что они продолжат предаваться страсти под самым носом у начальства, как это и полагается у адреналиновых наркоманов, но автор решила пока отправить читателей в холодный душ. Что ж, ее право ;) Merci, спасибо за увлекательное чтение перед сном  :frower: Хорошо, дождемся-дождемся, а пока можно что-нибудь этакого нафантазировать ;)

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
8 мес. 3 нед. назад - 8 мес. 3 нед. назад #44346 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 11 глава 27.04.2017
Макси, меня тоже несколько сбил с понталыку Питер, однако, вот, что мы читаем, когда Елена с Брайтоном только появляются:

Стейша схлестнулась с Питером - старшим братом - в борьбе за лидерство после того, как отец отошел от дел. У него проблемы со здоровьем. Рядовые члены разделились в своих предпочтениях.

Так что крота придется искать среди других)))
Лемниската написала:

Увы, грядёт грядочный сезон. Завтра уезжаю в деревню. Картошку буду сажать. Так что быстро следующие главы не ждите.

Увы, у меня он тоже грядет. Переросшая рассада ждет на лоджии ) петунии давно цветут, п перец раскрывает бутоны)

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Последнее редактирование: 8 мес. 3 нед. назад от VikyLya.
Поблагодарили: KuNe, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
8 мес. 2 нед. назад - 8 мес. 2 нед. назад #44372 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 12 глава 3.05.2017
Глава 11
Глава 12
[/b]

Зак притворился, что не услышал, как Фишер вошел в главный зал. Словно забыл, что мог просто почувствовать, уловить его запах. Слабый аромат шампуня, который смыл с волос и тела вонь испуга и паники от падения в Темзу.

Затем как бы не обратил внимания, что Фишер остановился, буквально навис за спиной, глядя из-за плеча Зака на экран и в заметки на планшете, лежащем на столе. Опустил руку на спинку рядом стоящего стула. После секундного колебания направился к концу стола, оставляя Зака одного перед Сетом, Натаном, Брайтоном и Еленой, что придавало обстановке сходство с судилищем инквизиции.

Фишер глянул на большие мониторы, расположенные по периметру зала, перевел взгляд на экран ближайшего ноутбука:

- Что происходит?

- Доклад. – Зак предпочел использовать нейтральное слово. По обычному разумению оно не настораживало, не вызывало протеста.

- Скажет ли он нам правду – вот в чем вопрос. – Зак с закрытыми глазами угадал бы, что это философствования Натана. Даже немного скучно.

- Мы на одной стороне.

Натан пожал плечами:

- Не напомнишь, кто у нас мастер электрошока?

И не важно, чем Зак рисковал, намеренно занижая вольтаж.

- Тебя, между прочим, тоже я вытащил.

Натан потянулся за бутылкой с водой, стоящей в центре стола:

- Мы сами, все сами.

В глубине души зародился гнев. Расширился и взревел. Зак понимал и принимал, что лгал Фишеру больше, чем тот ему, но сейчас Натан откровенно передергивал.

К тому же Фишер просто сидел и молча слушал, что только подогревало возмущение.

- Сам же понимаешь, что хрень несешь.

- Мы сегодня приступим непосредственно к делу? – встрял Сет.

В комнате повисло напряжение. Но Сет прав – нужно переходить к делу и как можно быстрее. Зак собрался с духом, чтобы отринуть гнев и отчаянье. Пусть позже выясняют, что пошло не так и что нужно было сделать по-другому - вполне возможно, к тому времени его труп уже остынет и защищаться станет некому.

- Их трое. Стейша, Питер и Уилл. Два брата и сестра. Стейша и Питер – старшие, дети от первого брака, их мать умерла. Они борются друг с другом за власть. – Все молчали, поэтому Зак вздохнул и продолжил: - Стейша исповедует самые радикальные и жесткие взгляды. И это понятно – ей приходится прилагать большие усилия, чтобы добиться авторитета среди мужчин, которые не слишком счастливы подчиняться приказам женщины. Конечно, до открытого неповиновения дело не доходит.

Оперативники прекрасно знали, как работают организации типа Пентасуса, и не нуждались в кровавых подробностях. Зак старался их не касаться, ловко обходя детали и не желая открывать больше, чем следует.

Елена закатила глаза:

- Ничего удивительного.

А вот тут Зак бы поспорил:

- Мизогиния - не самый большой их грех. Эти люди вообще ни во что не ставят человеческую жизнь.

Натан откинулся на спинку стула, затем повернулся, постукивая по бутылке:

- Уилл?

- Младший брат, - кивнула Елена. Зак понял, что именно ему раскрашивать белые пятна на информационном поле.

- Парнишка, сын от второго брака, его мать тоже умерла.

- В этой семье какой-то мор среди женщин, - заметил Сет.

Елена оперлась о плечо Натана и застучала по клавиатуре. На экране высветились фотография и личные данные женщины. Высокая, темноволосая, красивая. В глаза бросалось явное сходство со Стейшей. Затем появилось изображение похожей брюнетки – второй жены. Папаша явно предпочитал определенный фенотип.

Заку частенько казалось, что Стейша подозревает, что отца травят, но ничего не предпринимает. Они были не слишком близки.

- Почти никто не сомневается, что отец убил первую жену, когда та догадалась, что семейный бизнес связан с торговлей смертью, а не текстилем, и собралась всех разоблачить.

- Милая семейка, - пробормотал явно впечатленный Натан.

Фишер до сих пор не произнес ни слова – лишь сидел и слушал. Он всякий раз смотрел на говорящего, но его взгляд неизменно возвращался к Заку. Зак буквально физически его чувствовал.

Во рту пересохло, он слышал, как тикают внутренние часы, отсчитывая драгоценные секунды.

- Поговаривают, вторую жену убил брат отца, чтобы за что-то отомстить. И скорее всего, это правда.

- Дай угадаю. Дядька тоже мертв? – Зак кивнул, и Сет продолжил, сложив руки на затылке: - Если мы чуток замешкаемся и притормозим, они наверняка перебьют друг друга, так что у нас появится возможность смотаться на курорт.

- Уилл поехал учиться в бизнес-школу, когда отец грохнул дядьку и прибрал весь бизнес к рукам.

Натан покачал головой:

- А я-то думал, что это мои родственнички гарпии.

- Они же у тебя не убивают людей ради спортивного интереса. Думаю, Уилл сорвал сраный джек-пот в семейной лотерее. Родственные войны в борьбе за власть – еще одна проблема, которую мы имеем. Как будто одного существования Пентасуса недостаточно.

- Поконкретнее, пожалуйста, - бросил Сет.

- И Питер, и Стейша желают править и не особенно желают делиться властью.

По крайней мере, не открыто. Зак видел, как они на публике разыгрывают любящих брата и сестру. Однако знал и о закулисных стычках, когда Стейша застрелила преданного Питеру телохранителя просто в качестве аргумента в споре.

Зак действительно надеялся, что они в конце концов убьют друг друга, но, видимо, вспомнив, что кровь не водица, Питер и Стейша объединились, когда почувствовали угрозу семье. Зак несколько месяцев вел тонкую и кропотливую работу, чтобы подорвать едва возникшее между ними доверие.

- К сожалению, их деятельность только ширится – каждый старается привлечь в организацию больше денег, чтобы завоевать лояльность подчиненных.

Фишер кашлянул. Удивительно, но все внимание сразу сосредоточилось на нем.

- Еще больше убийств и похищений?

- Фишер прав. Куда уж больше? Они весь мир решили захватить?

Зак по опыту знал, что люди никогда не удовлетворяются той властью, что уже имеют. Им хочется больше и больше. Управлять всем и вся.

- Не надо их недооценивать. У них нет никаких убеждений, только деньги. Питер – презентативная фигура, ради расширения семейного бизнеса он способен заключить союз – не всегда законный - с кем угодно, Стейша склонна физически устранить любую потенциальную конкуренцию.

Брайтон оторвался от заметок, которые изучал все это время:

- И даже неизвестно, что хуже.

Зак не стал подслащивать пилюлю – возможно, чем быстрее все поймут серьезность ситуации, тем быстрее он получит помощь, а не осуждение своих действий.

- Оба варианта смертельны. Мы должны их остановить. Выжечь каленым железом.

Елена снова нажала клавишу – на экране отобразилась кровавая бойня. Результат сделок Пентасуса – изуродованные тела и реки крови.

- Простой пример, почему требовалось проникнуть в Пентасус и узнать все об их деятельности.

- Вы забыли о самом главном, - произнес Натан. – Нас проинформировать.

- Да. – Сет прищурился. – Но, по-моему, сейчас она не об этом.

Елена на секунду замялась:

- Информация о людях и странах, пользующимися услугами Пентасуса, их целях и источниках доходов неоценима. Мы собирали ее по крохам несколько месяцев.

- Но ведь вы ее скрывали. Именно в этом заключался план? Держать машину смерти на плаву, по крайней мере, некоторое время. – Фишер окинул взглядом Елену, перевел глаза на Зака. – Ты знал?

Он знал и всячески с этим боролся. Зак старался как можно быстрее передать сведения ЦРУ: потенциальные цели, расположение личного состава, схемы; донести до руководства, что Пентасус смертельно опасен и его нужно незамедлительно устранить любой ценой.

- В мои обязанности вменялось получение сведений.

- Наша работа – уничтожение этой заразы, - оборвал Фишер, как бы подчеркивая различия в их подходе.

- И почему же вы все скрывали? – Натан раздавил бутылку в кулаке, оглянувшись на Елену. – Планировали залезть к ним в постель?

Хруст пластика разорвал атмосферу. Зак поморщился, пытаясь его игнорировать.

Елена забрала покореженную бутылку, держа за крышку, бросила в мусорную корзину.

- Мы не обязаны докладывать вам о каждой миссии.

Брайтон хлопком бросил на стол досье, которое просматривал.

- Это еще почему? Когда ваши оперативники попадают в беду, вы вправе ожидать, что мои люди их вытащат. Если бы я заранее знал все детали ваших теневых операций, мог бы решить проблемы до того, как они возникли. Такова командная работа.

Все правильно. Каждое слово.

Зак глянул на часы и понял, что драгоценное время растрачивается зря.

- Пора заканчивать выяснение отношений между отделами. – На этот раз он посмотрел на часы, давая понять, что время не терпит. Ему понадобится несколько минут для передышки. Он не мог выйти на улицу глотнуть свежего воздуха, но мог сбежать от праведного гнева Брайтона и от Фишера.

- Продолжайте, пожалуйста, без меня. У меня дел невпроворот.

* * *
[/b]
Фишер немного успокоился только через полчаса. Он сидел в зале, слушал, как Зак планирует самоубийство, и чувствовал, что из него тихонько вытекает жизнь. От бренного тела осталась только оболочка, наполненная яростью.

Фишер все еще не улавливал смысла. Оперативник под прикрытием провалился, значит нужно включать план В, С… Если агент из БНД – не сверхчеловек и не чемпион по обману, шансы Зака выжить стремительно приближались к нулю. Но сейчас Фишеру больше не хотелось думать о продолжении операции.

Только о том, чтобы раздеться, оказаться с Заком в одной постели, скрыться под лавиной прикосновений, поцелуев. Пусть все было ложью и интригой, но Зак захватил, пробрался к нему душу. Их чувства и эмоции переплелись, проникли друг в друга.

Фишер всю жизнь избегал обязательств, смеялся над одной мыслью об отношениях и так бездарно попался. Он попытался заглушить жажду, напоминая себе о предательстве, разбередить эго, погрязнуть в сомнениях, но, закрыв глаза, словно наяву видел, как в карман опускается флэшка. Прокручивал в голове каждое предложение, произнесенное Заком, и сейчас слышал лишь желание обмануть Стейшу.

Может, Зак, дезинформируя Пентасус, действительно хотел защитить их личную жизнь? Фишер не знал, чему теперь верить. Возможно, он просто принимает желаемое за действительное. И это пугало.

После того как его изгнали из семьи, он привык во всем полагаться только на себя. На свои инстинкты, навыки выживания. Теперь все пошло прахом.

- Вот! – Сет указал на экран ноутбука. – Я же говорил!

Окрик вернул Фишера в реальность. Он огляделся. Сначала заметил, что Елены в комнате нет, потом увидел стол, заваленный открытыми папками, и застывшее изображение на мониторах. Сет и Натан раз за разом нажимали одну и ту же кнопку на клавиатуре ноутбука.

Натан тяжело опустился на стул:

- Черт.

Фишер почти не хотел знать.

- На что вы там пялитесь?

- Съемки со склада. – Сет развернул экран ноутбука к Фишеру. – Глянь.

- Нет, спасибо. Я там был и не нуждаюсь в повторном просмотре. – Ему следует поскорее забыть и выкинуть из головы случившееся, если он хочет хоть как-то собраться. Хотя бы на время.

Сет покачал головой:

- Ты видел только то, что Зак хотел показать.

Но он же все слышал, все помнил, черт побери! Фишер не хотел верить, будто что-то пропустил.

- Я не в настроении.

Натан встал и жестом пригласил Фишера занять его место:

- Ты должен посмотреть.

Странно. Натан с самого начала придерживался идеи «пусть Зак самоубьется, не станем мешать», но сейчас его сарказм куда-то испарился. Такой пустой взгляд и напряженно сжатые губы Фишер обычно видел у него после возвращения со смертельных заданий. Он не сыпал злобными репликами, лишь указывал на свой стул.

Фишер сел. Застывшая картинка на мониторе словно насмехалась. У него получилось скрыть потрясение, увидев, как Зак со Стейшей появились в комнате. На мгновение на лице Зака отразилась мука, но он быстро взял себя в руки, видимо, надеясь, что никто не заметил.

Фишер с трудом поднял руку - палец завис над клавиатурой, - затем нажал. Видео перезагрузилось. Зак проводит руками по его спине, прикасается… везде.

- И флэшка у тебя в кармане, - сказал Сет, просматривая кадр за кадром. – Еще у нас есть часть, где он шарит…

- Да-да, мы понимаем…

Эти руки. Пальцы медленно гладят по ноге, Фишер буквально чувствовал каждое прикосновение.

- Перемотай.

Натан повернулся, разведя руками:

- Согласен. Мне и живой версии хватило.

- Сейчас, - перебил Сет. – Смотри на шкалу реле машинки.

Что бы ни сказал Сет, Фишер и так хотел просмотреть видео до конца.

- Я не…

- Он опускает его, когда тебя колотит, и поднимает, когда его тело не блокирует сцену для зрителей. Все как он говорил. – Сет перемотал и снова запустил. – Он понижает напряжение, манипулирует оборудованием.

- Дальше та часть, где он тебя развязывает, - прокомментировал Натан.

- Ты теперь у нас ярый поклонник Зака? - съязвил Фишер.

- Да ни капли.

Прошло несколько часов, и теперь он думал о вчерашнем дне и риске, которому подвергнется Зак. На самом деле Фишер больше не хотел сидеть тут с Натаном и Сетом.

Поэтому встал и направился к лестнице. К черту операцию, секреты, планы. Он больше не мог тут находиться.

- Куда-то собрался? – В тоне Сета отчетливо слышалась насмешка.

Фишер даже не собирался отвечать на этот вопрос:

- Отвали.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Последнее редактирование: 8 мес. 2 нед. назад от Лемниската.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Mari Michelle, Peoleo, integra_home, ruusunen, Cassi, Aneex, Rysich, Hellwords у этого пользователя есть и 4 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
8 мес. 2 нед. назад - 7 мес. 1 нед. назад #44373 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Хеленкей Даймон "Мистер и мистер Смит" 13 глава 3.05.2017
Глава 13

Зак стоял, уперевшись руками в бедра и прислонившись к металлическому столу – единственному предмету мебели в комнате, кроме кровати. Он пытался сосредоточиться на предстоящей задаче. Вернуться, сохранив свое прикрытие и не скомпрометировав прикрытие Хантера, однако придется отдать всю инициативу БНД.

Зак раз за разом прокручивал в голове варианты, переступал с ноги на ногу. Потом подумал о родителях, о том, что большая часть его жизни сформировалась под влиянием их неправильного выбора. Слишком много выпивки. Отец балансировал на краю нелегального бизнеса, заключал сомнительные сделки, постоянно упрекал и выговаривал, как Зак его разочаровал.

Но брат показал ему другой путь, посвятив свою жизнь служению, и Зак все силы бросил на то, чтобы подхватить знамя после его гибели. Он всегда знал, что его существование может завершиться звездой на стене в Лэнгли, скрытом мемориале в штаб-квартире ЦРУ, посвященному тем, кто жил и работал в тени.

Зак рассматривал свои кроссовки, пока другие разрабатывали детали его дальнейшей судьбы. Все согласились, что главное для него сейчас – время, но требовалось согласовать все формальности. Удивительно, насколько все затянулось. Такое ощущение, что функционерам плевать, что с каждой минутой его шансы выйти живым из игры тают, как снег по весне.

Он оттолкнулся от стола, готовый отправиться на поиски Елены. Пусть поторопит руководство.

Не успел он повернуть ручку, как дверь распахнулась, едва не ударив по носу. Хотя, увидев посетителя, Зак подумал, что лучше бы его вырубило.

Фишер шагнул в комнату, захлопнув за собой дверь. В каждой черте лица отражался гнев. В глазах плескалась ярость, какую Зак ни разу не замечал и не хотел бы запомнить как последнее, что он видел, выходя из этого здания.

- Что ты здесь делаешь? – Неважно, что это пространство команды Фишера, Зак нуждался в передышке, хоть в каком-то убежище.

- Ты мне лгал, и сейчас я просто не знаю, как с этим жить.

Итак, разговор пойдет о личном. Зак не хотел уходить в глухую оборону. Действительно – хорошо бы договориться, разобраться, прежде чем он столкнется с людьми, которые захотят его убить даже больше, чем Фишер.

- Послушай…

- Ничего не говори.

Зак замялся, услышав резкий рык. Но если стоять и молчать, далеко не продвинешься. Нужно продумать каждый аргумент, каждое слово, нажать в нужном месте, где-то действительно промолчать.

- Я хочу, чтобы ты знал…

- Нет.

Фишер толкнул его грудь. Зак не хотел драки, поэтому отпрянул. Ударившись бедром о край металлического стола, чертыхнулся.

- Фишер, чем мы сейчас занимаемся?

Тот покачал головой:

- Никаких оправданий, никаких разговоров о работе.

Другими словами, забудь об извинениях и объяснениях. Фишер Браун судил и вынес приговор. Он не скрывал своего отвращения. Зак его понимал. Черт, да каждый человек в этом здании его понимал.

У Зака не осталось больше ни сил, ни самообладания.

- Тогда зачем ты пришел?

Фишер направился к нему тяжелой размеренной поступью. И продолжал напирать, пока не прижал к стене. Но на этот раз, положив руку на грудь, не толкнул. Пальцы заскользили, ощупывая, почти лаская.

- Я хочу тебя, будь ты проклят. – Фишер таращился на свою руку, голос понизился. – И меня это злит.

У Зака отвисла челюсть, и он просто забыл, как закрыть рот.

- Значит, за сексом. – Он отчетливо, ясно произнес каждое слово, ожидая, что тут же получит по морде. Но этого не случилось. По крайней мере, физически.

Фишер поднял голову:

- А между нами есть что-то еще?

Пристальный напряженный взгляд пригвоздил, удерживая с той же силой, что и рука. Слова и хриплый голос обволакивали. Зак знал, что нужно отступить и сосредоточится на том, что ему предстоит сделать, но в этот момент он думал уже не головой. Нужно было как-то защититься.

- Секс всегда был отличный.

Фишер, не отрывая руки, наклонился, выдохнув прямо в ухо:

- Прогони меня на хрен.

Зак отказывался воспринимать его реплику, потому что не желал, чтобы Фишер уходил. Только не сейчас. Каждая частичка души кричала, требовала стиснуть и притянуть ближе.

- Не могу.

Фишер дернул головой, провел губами по волосам Зака; теплое дыхание опалило щеку:

- Я чертовски зол и просто тебя использую.

Пальцы скользнули вниз к поясу джинсов. Зак не задумывался, какую цену придется заплатить в дальнейшем, он лишь хотел чувствовать, осязать. Поэтому обхватил Фишера за талию, не позволяя уйти.

- Мне все равно.

Горячие губы накрыли рот. Собственнический, решительный поцелуй отозвался болью в груди. Тягость смешалась с жаждой, он пытался их отринуть, притвориться, что больше не существует. С каждой секундой поцелуй углублялся, все больше распаляя. Пальцы встретились, переплелись. Фишер прижал руки к стене, удерживая, обездвиживая. Его губы снова и снова тянулись к Заку.

Время остановилось. Тяжелое дыхание заполнило пространство. Языки встретились в яростном поединке. Тепло тел смешалось, энергия пульсировала по все комнате.

Но Зак хотел большего. Он вырвался из хватки Фишера, ладони прошлись по спине, обхватили ягодицы. Оба двигались в унисон, притираясь бедрами, ощущая взаимную эрекцию. Зак хотел отключить противный голос разума, который умолял остановиться.

Наконец Фишер от него оторвался и повторил:

- Черт, Зак, да прогони же меня.

Настойчивые руки шарили по груди, зубы прикусили нижнюю губу, пальцы сжимали-разжимали тонкий трикотаж футболки.

- Нет, - только и смог выдохнуть Зак. Тело реагировало на каждое прикосновение, каждый поцелуй, желая большего.

- Для меня это ничего не значит. – Голос Фишера упал до шепота.

Жестокие слова должны были ужалить, отрезвить. Но Зак расслышал в них лишь то, что оборона и защита Фишера трещит по швам.

- Зато для меня значит.

Зайдя в спальню, Фишер пожертвовал частью своей души. Однако через час или около того Зак выйдет отсюда, пожертвовав всем. Через гнев и разочарование просочилась другая эмоция, пленяя, лишая воли. Потребность в Фишере буквально ощущалась, пульсировала в комнате – живая, дикая. На секунду Зака ослепила резкая боль от мысли, что больше никогда его не увидит. Пусть Фишер не из тех, кто легко открывает свою душу и демонстрирует эмоции, но сейчас его откровенное желание грозило разорвать Зака на кусочки.

- Я просто хочу спустить пар. – Фишер сгреб пятерней его шевелюру, когда Зак отрицательно замотал головой на каждое его слово. – Больше ничего.

Отчаяние. Зак почти видел, как Фишер пытается убедить самого себя, что им движет лишь животная похоть. Но Зак отказывался играть в эту игру, он не позволит остаться в стороне, отгородиться от настоящих чувств. Они уже преодолели этот рубеж.

Руки Зака продолжили блуждать по телу, дотронулись до ключиц, прошлись по груди.

- Ты же хочешь ко мне прикоснуться, - прошептал он, и Фишер не стал сдерживаться, ладонь прижалась к внушительному бугру в паху Зака. На каждое его прикосновение Зак отвечал коротким стоном. Наконец он смог выговорить:

- Еще.

Тело реагировало так привычно. Потребность, нужда поднимались, как морской вал. Где-то далеко мелькнули приземленные мысли о презервативе и лубриканте, но он их прогнал. Не хотел думать об этом, ведь, вполне возможно, это последние человеческие прикосновения, которые ему суждено испытать в этой жизни.

- Трахни меня.

Фишер покачал головой, но не оторвал глаз от того, как набухает член Зака под его пальцами.

- Ты должен сказать «нет».

Да никогда!

- Я говорю «да».

Фишер застыл, потом поднял голову, наткнувшись на взгляд Зака:

- Мы оба об этом пожалеем.

- Возможно. – Но на самом деле Зак никогда не пожалеет, об этом кричала каждая клеточка разгоряченного тела, предвосхищая удовольствие. Долго он не продержится, но это уже не имело значения. Он хотел запомнить каждый вздох, каждое касание горячего языка, опаляющий жар губ.

- В койку, живо. – Вот он, настоящий Фишер. Никаких просьб, только приказы.

Зак заставил себя оторвать от него руки. Казалось, невозможно сделать те несколько шагов, что отделяли их от кровати. Когда Фишер рванул к двери, у Зака яйца поджались от страха, что тот передумал и сейчас сбежит, однако Фишер запер замок и обернулся, посмотрев ему в глаза. Зак замер в ожидании, стоя на месте, не двинувшись к кровати. Фишер изогнул брови, и все сомнения испарились. Зак желал его прикосновений, его тела, и он их получит.

Сбросив кроссовки, Зак опустился на матрас и стал снимать футболку, по сантиметру обнажая живот – это всегда приводило Фишера в исступление. Все как всегда – его дыхание сбилось, грубый рык эхом прокатился по комнате.

- Ты со мной играешь? – Фишер расстегнул пуговицу на джинсах.

Точно – долго не продержаться. Но если Зак и потеряет контроль, то утащит за собой в омут и Фишера.

- Что там несла Стейша про нижнюю позицию?

- Полную ерунду.

Фишер посмотрел на руки Зака, на голую грудь.

- Я не хотел, чтобы она знала, что между нами происходило на самом деле. Хотел оставить это для тебя и меня. – Зак стянул футболку через голову, отшвырнул. – Для нас.

Фишер одним махом преодолел разделяющее их пространство. Его ноги коснулись колен Зака.

- Ложись.

- Подожди. – Не сейчас. Зак позволит ему верховодить и контролировать в последующем, но не сейчас.

Он всегда безропотно, с готовность подчинялся приказам Фишера – Зак знал, что того это невообразимо распаляло. Раздвинул ноги, притянул его за бедра, расстегнул ширинку, вжикнув молнией на всю комнату.

Фишер схватил его за волосы:

- Да, так лучше.

Зак запустил руки за пояс джинсов и резинку трусов, потяну вниз, пока вещи не упали на пол. Фишер отшвырнул их, разувшись в рекордные сроки.

Голый. Именно, как Зак и любил. Свободный, раскованный. Жесткий. Он обхватил член Фишера, заработал кулаком, чувствуя, как тот наливается и твердеет, а затем облизал головку и втянул в рот; засосал, помогая рукой. Пальцы Фишера сильнее сжали шевелюру, бедра подались вперед.

- Черт, Зак, - благоговейно прошептал тот.

Зак не остановился, продолжил, проведя языком по всей длине. Фишер глубоко вздохнул и резко бросил:

- Ложись!

На этот раз Зак подчинился. Откинулся назад, балансируя на локтях:

- Ты у нас главный.

- Вот именно. – Фишер нагнулся к джинсам, а когда выпрямился, в руках у него блеснул квадратик фольги и одноразовая упаковка лубриканта.

- Вот что значит «во всеоружии»? - Заку закралась в голову подозрительная мысль. Фишер готов к сексу даже на задании. Заку не хотелось думать, что это может значить. Все эти поездки из страны, из города. Все эти возможности.

- Видел бы ты сейчас свое лицо. – Фишер поставил сначала одно колено на кровать, затем другое, оседлал его бедра. – У меня привычка иметь при себе хороший запас.

В ушах застучала кровь:

- Зачем?

- Потому что возвращаясь домой, я только и мечтал поскорее раздеть тебя догола и проникнуть в твое тело. Если все что нужно, под рукой, то можно не теряя времени взять тебя прямо у стены в коридоре.

Облегчение ударило и раскатилось по позвоночнику:

- Я помню.

- И я. – Впервые после похищения Фишер улыбнулся. Улыбка мелькнула и исчезла, но Зак ее уловил. Вытянул руки, закинув над головой – он знал, что это заставит сердце Фишера биться быстрее. Все собрано и готово к работе.

- Мы будем тратить время на болтовню?

- Вот уж нет, черт побери.

Фишер уперся руками в матрас по обе стороны от головы Зака и опустился, соприкоснувшись голой грудью.

Зака объял жар - он почувствовал между ног каменную эрекцию Фишера. Глубокий затяжной поцелуй прогнал все мысли из головы, кроме той, что человек, прижимающий его к матрасу, мог проделывать языком и руками. Все именно так, как Зак помнил, к чему привык и чего жаждал.

Он прошелся ладонями по волосам Фишера, по плечам. Фишер спустился поцелуями по горлу, торсу, остановился у пояса джинсов. У Зака перехватило дыхание, когда ловкие пальцы стали управляться с болтами. Каждый обнажившийся участок плоти Фишер награждал поцелуем. Вот бархатный язык лизнул кожу, и Фишер окончательно избавил его от одежды. Теперь их ничего не разделяло – только повязки, которые наложили каждому на раны после случившейся передряги.

Фишер притерся всем телом – грудь к груди, пах к паху. Ноги переплелись; руки исследовали торопливо, судорожно. Внутренности скрутило узлом. Фишер и Зак целовались, пожирали друг друга, ворочаясь в узкой кровати. Зак согнул ноги, поставил стопы на матрас, раздвинул колени, пуская Фишера ближе.

- Да… – Прошелся губами по шее Фишера к сексуальной ямочке между ключицами. – Сейчас, пожалуйста.

Фишер словно только и ждал его разрешения. Встал на колени, погладил бедра широкими мазками, приподнял. Потянулся за презервативом, без слов передал Заку. Несмотря на трясущиеся руки, ему удалось разорвать фольгу и медленно, не слишком нежно сжимая, раскатать по члену Фишера. Казалось, достаточно одного касания – они мгновенно перешли от колких, обжигающих поцелуев и приветственного стриптиза к жесткому, требовательному сексу.

Зак почувствовал прохладу смазки - Фишер проник в него пальцами. С каждым движением, каждым толчком тело настраивалось, сжималось в предвкушении. Он уже готов был умолять, но вот Фишер вошел в него одним размеренным движением, и Зак выгнулся дугой. Через пылающую кожу просачивалась жажда, мышцы дрожали. Зак неистово устремлялся навстречу, желая принять как можно больше. Ножки койки со скрежетом скользили по полу, но Зак отлетел так далеко, что ничего не слышал и не видел, только ощущал, как Фишер работает кулаком по всей длине его плоти, подталкивая к краю. Зак обнял его, притянул к себе, тело сжалось как пружина, оргазм выстрелил, опаляя каждую клеточку, каждое нервное окончание, толкая за край и лишая разума.

Из горла вырвался глубокий стон. Звуки секса переполнили комнату: скрип кровати, шлепки обнаженных тел, тяжелое дыхание и резкие выкрики.

Зак все еще извивался в оргазме, когда Фишер напрягся и замер. Затем рухнул, уткнувшись лицом в изгиб плеча и шеи, окатив кожу теплым дыханием. У Зака только и осталось сил потирать ему спину.

Он расслабился, закрыл глаза, ожидая, когда нахлынет разочарование и оцепенение. Но они не приходили.

Оставалось только одно – дождаться, когда Фишер уйдет.

Глава 14

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Последнее редактирование: 7 мес. 1 нед. назад от Kira.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Mari Michelle, Peoleo, integra_home, Cassi, Aneex, Rysich, Hellwords, AleksM у этого пользователя есть и 3 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.581 секунд