САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

×
Последние обновления (14 Июн 2018)

12 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
11 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
46 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
8 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
9 и 10 главы Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
19 глава Бетани Брукс "Ее идеальный граф"
Новинка ОС))) Marchela24 "Независимый" Закончено)))
45 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
7 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
8 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
Новинка ОС))) Marchela24 "Оргия" Закончено)))
Новинка ОС))) Feotais "Белый букет, или Das ist fantastisch" Закончено)))
Новинка ОС))) nhasablog "Украденные слова" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Первый контакт по-жесткому" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Мой питомец" Закончено)))
Новинка ОС))) Дик Цукер "Босоногие мечты" Закончено)))
7 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
6 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
44 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"

heart Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:15 - 05 Окт 2013 18:01 #1 от denils
denils создал эту тему: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Название: Каким я тебя вижу
Автор: Жизель Эллис
Перевод: Zhongler
Бета: CrazyJill
Обложка: Alegoriya
Рейтинг: NC-17
Размер: 9 глав
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.

Аннотация:

Аарон понятия не имеет, чем закончится встреча с известным фотографом, к которому он пришел на кастинг, но никак не ожидает, что вместо того, чтобы один раз попозировать перед камерой, проработает ассистентом Джейка пять захватывающих, безумных лет.
Все складывается для Джейка очень хорошо, пока Аарон не становится центром его вселенной и смыслом жизни, которая грозится развалиться, когда Аарон уходит от него, чтобы построить отношения с кем-то другим. И хотя это разбивает его сердце, Джейк понимает, что он должен любимого отпустить.


Скачать одним файлом
Поблагодарили: Aneex, Nymphalidae, oxi, kotik20, Alina-Ali, anmi51, kill_angel, Никко, Kitsune, Исска, Риф, ml_SElena, Лазурный, pumasik123, Дуня Дунявская, АЛИСА, BlackTiger, Maxy, Tory, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:16 - 07 Фев 2015 00:31 #2 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Поблагодарили: АЛИСА, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:22 - 27 Ноя 2012 18:12 #3 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Пролог
[/b]

Пять лет назад

Аарон стоял в холле здания, расположенного в северо-восточной части Манхеттена. Он понятия не имел, каким образом его сюда занесло, и ждал, когда его впустят внутрь вместе с кучкой других парней, пришедших на кастинг какому-то там фотографу для его новой серии. Аарон понятия не имел, кто вообще этот фотограф – фамилия у него была какая-то странная – но это никак не мешало ему все равно ждать. Ему нужно было зарабатывать себе на еду, так же как и стоящему рядом парню.
Переехав из Лондона в Нью-Йорк три месяца назад, он хватался практически за любую работу, которая позволяла ему держаться на плаву и оставляла достаточно свободного времени, чтобы участвовать в кастингах и заниматься скульптурой или лепкой ваз на гончарном кругу в муниципальной школе неподалеку от его унылой квартиры.
Или как тут в Штатах говорят, апартаментов. Назовут же.
Эта работенка должна бы быть несложной. Попринимаешь какие-нибудь чудные позы и сразу свободен. А две сотни долларов на дороге не валяются. Аарон уже представил себе, что придется мириться с истеричным засранцем-фотографом с замашками примадонны, который, судя по роскошному холлу, был какой-нибудь супер-пупер-знаменитостью. Черт, да он бы с радостью жил в этом холле, а не в своей квартире. Пол покрывал чудесный мягкий ковер, и было божественно прохладно, не то, что у него дома – в шестиэтажном здании без лифта и кондиционера, с одним только вентилятором, гоняющим прелый, влажный воздух по его «одиночной камере».
Это же здание было охренительно роскошным, и если уж тут такие коридоры, то как же тут зашибенно в самих квартирах?
- Вы можете зайти, - раздался мягкий голос из открывшейся двери.
Аарон последовал за вереницей парней в квартиру, бросив взгляд на обладательницу этого голоса. Она была почти одного роста с ним, темноволосая, с бледной кожей. Очень миловидная. Он заметил, что некоторые из парней тоже мельком взглянули на нее, проходя мимо.
- Спасибо, что пришли. Меня зовут Элисон. Дайте мне знать, если захотите, чтобы я принесла вам что-нибудь поесть или выпить, пока вы будете ждать. Джейк скоро к вам выйдет.
Аарон огляделся и заметил, что никто не хочет воспользоваться ее предложением. Черт, а он полдня ничего не ел. Он бы с удовольствием перекусил, чего бы там эта птичка ни предлагала, но никто из присутствующих не шелохнулся, а он не хотел показаться побирушкой и быть единственным, кто попросит еду. Нахмурившись, он еще раз огляделся, надеясь, что хоть кто-нибудь чего-нибудь попросит. Черт, судя по окружающей роскоши, они, наверное, принесли бы шампанское и икру, ну или, по крайней мере, какой-нибудь жутко вонючий сыр. Но любая еда – все равно еда, так ведь?
Чтоб их.
Аарон переступил с ноги на ногу, скрестил руки на груди и насупился. В этот момент открылась дверь, ведущая в одну из комнат, и к ним вышел какой-то парнишка. Наверное, сын суперзвезды. По виду ему было не больше двадцати одного – двадцати двух.
- Джейк, это… - начала Элисон, но была резко прервана пареньком:
- Угу, знаю.
Он быстро пошел вдоль выстроившихся в ряд парней, которые просто застыли, не в состоянии пошевелиться, пока не поравнялся с Аароном.
- Этот. Мне нужен этот, - отрывисто сказал паренек, развернулся и быстро скрылся за дверью, из которой только что вышел.
Мдааа.
- Что ж, - начала Элисон, прочистив горло, - полагаю, все уже решено. Спасибо, что пришли, джентльмены.
Она довольно успешно согнала всю эту толпу пришедших к дверям, игнорируя их протесты и жалобы по поводу зазря потраченного времени, к тому же те, кто стоял справа от Аарона, ныли, что на них даже не взглянули.
Выпроводив их всех, девушка повернулась к нему.
- Идем со мной.
- Секундочку. Это вообще что такое было? Сюда вылетел какой-то пацан, ткнул в меня пальцем, а теперь я должен соваться к нему в логово? Господи, да вы оба запросто можете оказаться маньяками!
Элисон засмеялась.
- Прости. Я просто к нему привыкла, и его порывистость меня больше не удивляет. Ты тоже к этому привыкнешь.
- Не думаю, что я задержусь здесь достаточно для того, чтобы к чему-нибудь привыкнуть, тем более к какому-то психу.
Элисон только улыбнулась.
- Увидим.
- Нет, это вряд ли. - Аарон повернулся, чтобы уйти. - Спасибо за… эм… да хрена с два я знаю, как это назвать. В общем, спасибо, это было… необычно.
- Подожди, - Элисон схватила Аарона за запястье. - Он, правда, хочет всего лишь сфотографировать тебя. Ничего из ряда вон, если только, конечно, тебе не покажется странным его стиль… хотя он совсем не странный, - поспешно заверила она. - Просто Джейк точно знает, что ему нужно. И не тратит напрасно время. Дай ему шанс. Ну где ты еще так легко заработаешь двести долларов?
- Не спустив штаны? - приподняв бровь, спросил Аарон. - Нигде.
Элисон снова засмеялась и мягко сжала его запястье.
- Соглашайся же. А через пару месяцев сможешь хвастаться друзьям, что частичка тебя есть в выставке Джейка. О тебе будет говорить весь Манхеттен.
- Угу, - насупился Аарон, - и какая же часть моего тела будет участвовать? Я, знаете ли, люблю все свои части и не хочу расставаться ни с одной из них. Принципиально.
- Он не маньяк, - с усмешкой сказала Элисон.
- Никто из маньяков не признается в том, что он маньяк. Думаешь, он нацепит себе на грудь табличку с надписью: «Привет, я психопат, умертвляющий молодых безденежных мужиков»? Не очень-то хороший имидж для маньяка.
- Ладно, хорошо, - вздохнула Элисон. - Давай я скажу по-другому – если твоя очаровательная попка не окажется через тридцать секунд в той комнате, то он накажет мою не менее очаровательную попку за то, что я тебя не привела. Я тебя ему представлю?
- Какого черта? Он что, английская королева? Представят меня ему. Скажи, пусть идет куда подальше.
- Ну пожалуйста, - взмолилась Элисон, - подумай о моей очаровательной попке. Ну, попробуй, ради нее!
- Вот если бы ты сказала потрогать ее, то я бы не так противился.
Элисон захохотала.
- О, ты ему понравишься.
- Угу, ему понравится меня убивать, - пробормотал Аарон, идя за ней к двери, за которой скрылся Джейк.
У него отвисла челюсть, когда он зашел в «комнату» - она больше напоминала гигантский просторный лофт. Никаких стен, огромные окна от пола до потолка, лакированный паркет – идеальная студия.
Каким образом Джейку удалось заполучить такое местечко на Манхеттене?
Словно прочитав его мысли, Элисон наклонилась и прошептала:
- Он купил соседнюю квартиру и снес стены.
- Здорово, - отреагировал Аарон, - а ему случайно не повезло наткнуться на спрятанное в стенах сокровище?
- О чем ты?
- О том что, откуда, мать его, у него деньги на такие квартиры? Ему на вид лет двенадцать.
- Ему двадцать два, и он очень успешен.
- В двадцать-два-гребаных-года?
- Врожденный талант? - предположила Элисон.
- Правильные люди, под которых он вовремя лег?
Элисон попыталась нахмуриться, но вместо этого ухмыльнулась.
- Вундеркинд?
- Сделка с дьяволом?
- Одаренность?
- Богатый и щедрый папик?
- Как насчет всего перечисленного? - раздался из-за перегородки в дальнем конце студии еще один голос.
- А твой папик ничего не имеет против того, что ты влезаешь в чужие разговоры? - спросил Аарон.
- А твой любит, когда ты обливаешь людей грязью у них за спиной в их собственном доме? - спросил Джейк, выходя из-за перегородки.
- В какой-то степени, да, он любит, когда я грязно и непристойно ругаюсь.
- О, так он один их тех? - приподнял бровь Джейк.
- Из каких?
- Из тех извращенных старых ублюдков, которые требуют, чтобы ты матерился, называл их «папочкой», а потом отшлепывают тебя…
- И ничего нет плохого в отшлепывании… или играх в папочек.
- Сомневаюсь, что твой душка-районный психиатр согласится с тобой.
- Мой душка-районный психиатр был моим душкой-районным-отшлепывателем-папиком, любящим поиграть в «папочку».
- Оно и видно.
Элисон только успевала переводить глаза с одного на другого, словно смотрела теннисный матч.
- Ага, - радостно согласился Аарон, начав бродить по комнате, лапая и поднимая все что ни попадется.
- Не трогай мои вещи.
- Не любишь ими делиться? - рассеянно спросил Аарон, поднимая фотоаппарат.
- Не люблю, когда они разбиваются.
- Ну, тогда ничего не роняй.
Джейк нахмурился, Элисон усмехнулась.
- Каким ты хочешь меня видеть, Ансель1? Обнаженным? На четвереньках? Готовым к отшлепыванию?
- Ты прекратишь, наконец, раздражать и нервировать меня? - спросил Джейк. - Словно выскочивший прыщ, ей богу.
- Часто мучают, да? - вопросом на вопрос ответил Аарон, тыкая на кнопки фотоаппарата, который держал в руках.
- Ты прекратишь? - практически заорал Джейк и, подскочив к Аарону, выхватил у него из рук камеру.
- Не любит делиться, - одними губами сказал Аарон Элисон. Та прикрыла рот ладонью, чтобы скрыть улыбку, когда Джейк сердито повернулся к ней.
- Знаешь, Эли, лучше бы тебе не смеяться.
- Что? - передернула плечами Элисон. - Это ты его выбрал.
- Явно в каком-то приступе помешательства.
- Явно, - согласилась она, красноречиво посмотрев на него.
Джейк ответил ей кислой миной.
- Ладно, Моцарт, что я должен сделать?
- Моцарт? - одновременно спросили Джейк с Элисон.
- Вундеркинд?.. - услужливо подсказал Аарон.
- Твой мыслительный процесс непостижим, да? - прокомментировал Джейк.
- Измерить глубину моего разума невозможно.
- А мне это нужно? У меня стойкое ощущение, что глубина твоего разума довольно плачевна.
- Ну да, бывает, я заставляю плакать взрослых мужчин, - спокойно согласился Аарон, беря в руки другой фотоаппарат.
- Боже, ты реально действуешь мне на нервы.
- Ага, не повезло тебе, да?
- Ты под кайфом? Потому что если это так, то твое участие мне не нужно. Даже частичное.
- Видишь?! - заорал Аарон Элисон, которая от неожиданности подпрыгнула. - Он, и правда, хочет меня расчленить! Что я тебе говорил? Он маньяк!
- Проверь его зрачки, - потребовал Джейк у Элисон. - И скажи мне, расширены они или нет.
- Вы два идиота, - сказала Элисон и направилась к двери.
- Ты оставляешь меня тут с ним одного! - одновременно закричали Аарон с Джейком.
- Ты сам его выбрал, - ответила она Джейку. - А ты сам пошел сюда за мной, - сказала она Аарону. - Наслаждайтесь обществом друг друга.
- Черт возьми, Элисон, - закричал Джейк, - я сказал тебе, что ты можешь уйти, но он еще не согласился, так что не смей покидать этот дом!
- Куда она уходит, и на что я должен согласиться? - спросил Аарон.
- Элисон хочет оставить работу, чтобы выйти замуж и нарожать детей. Это же ужас что такое. - Джейка передернуло. - А ты должен согласиться занять место моего ассистента, чтобы она могла дать приплод.
- Боже, Джейкоб, ну большое тебе спасибо за то, что сравнил меня с собакой.
- Приплод дают только породистые собаки, значит, я говорю, что ты породистая. Самая-самая наипревосходнейшая особь.
- Да уж, самая наипревосходнейшая… собака.
- Не дуйся на меня, Эли.
- И не мечтай, засранец.
- Вот это снова моя девочка.
- Ты производишь на новенького просто неизгладимое впечатление – весь такой милый и очаровательный. Он и так уже считает тебя маньяком.
- Ну, я обнаружил, что люди могут мириться с кучей дерьма, включая маньячное поведение босса, если им за это достаточно платят.
- Эм… простите, - прервал их Аарон. - Хрена с два я буду на тебя работать, так что этот разговор исчерпан. Спасибо за недолгие минуты слегка напрягающего развлечения, но пошел-ка я отсюда.
- Подожди, - сказал Джейк, загораживая ему дверь. - Ты не был бы здесь, если бы не нуждался в деньгах. Причем отчаянно.
- Да нет, я просто обожаю позировать ненормальным мужикам. К твоему сведению, для меня это совершенно обычный вторник.
- Неважно. Уверен, что могу заплатить тебе намного больше того, сколько бы там ни зарабатывал сейчас, делая то, чтобы ты там ни делал сейчас, что со всей твоей болтовней о папиках и отшлепываниях, видимо, проституция или работа в БДСМ-клубах.
- Так я должен поверить, - сказал Аарон, - что ты наймешь в ассистенты человека, которого считаешь не то мастером-садистом, не то Джулией Робертс, или кем там еще, всего лишь мимоходом взглянув на него, пройдя мимо кучи выстроившихся в холле болванов?
- Да.
- Ладно тогда, - пожал плечами Аарон. - Я согласен.
Элисон шутливо перекрестила его со словами:
- Да поможет тебе бог, сын мой.
- Я не настолько ужасен, - ответил Джейк, шлепая ее по руке.
- Он невозможно ужасен, - сказала Элисон, пройдя к столу и открыв правый верхний ящик. - Я дам тебе святой воды. Просто побрызгай на него и скажи нараспев: «Властью Христа подчиняю тебя», и он замрет или начнет дымить как паровоз, но в любом случае замрет.
- Ух ты, а серой от него не пахнет? - заинтересовался Аарон. - Потому что если пахнет, то это просто охренительно. Отвратно, конечно. Но все-таки больше охренительно.
Элисон закатила глаз.
- Вы стоите друг друга. Он – эмоционально тормознутый засранец, - кивнула она в сторону Джейка, - и ты – явно чокнутый, к тому же находящий эмоционально тормознутого засранца занятным. Превосходно сработаетесь.
- Я думал – он черт, - сказал Аарон, в замешательстве потерев лоб. - Эмоционально тормознутые засранцы дымят, не когда на них выливаешь святую воду, а после того, как трахнут случайного парня и дадут ему ногой под зад, даже не успев снять резинку.
- Он прав, - заметил Джейк, махнув рукой в сторону Аарона.
- Угу. Я пошла, в общем, - заявила Элисон. - Вернусь попозже, чтобы ввести Аарона в курс дела. Или не вернусь. Может быть, я просто сделаю от тебя ноги, и подальше.
- Ты не смогла бы меня оставить, Элис, даже если бы попыталась, - уверенно сказал Джейк.
- Ах да, точно, а я и забыла. Я же от тебя без ума. Я просто не выживу без звонков в три часа утра и требований покупать рулеты только на углу семьдесят восьмой улицы.
- Ему нравится выпечка только из определенного магазина? - спросил Аарон.
- Да. А еще он одержим странной манией и заставляет меня вставать ни свет ни заря в первый вторник каждого месяца, чтобы заполучить для него новый выпуск журнала «Field and Stream»2, хотя я подозреваю, что он из Манхеттена-то носа никогда не высовывал, не говоря уже о том, что не бывал на дикой природе.
- Угу. Но вот когда мы потерпим авиакатастрофу, наш самолет рухнет где-нибудь в лесу и я спасу твою задницу от медведя и поймаю форель, чтобы съесть ее, а не труп пилота, ты оценишь мою манию.
- Да бог с тобой, Джейкоб, - ответила Элисон и развернулась к Аарону. - Я на обед, хочешь чего-нибудь тебе принесу?
- Вот форель сейчас была бы очень кстати.
- Ну что я сказала? Чокнутый! - воскликнула Элисон и вышла за дверь.
- Она вернется, - сказал Джейк, пройдя к своим фотоаппаратам.
- Надеюсь, - ответил Аарон. - Хочу поесть рыбы.
- Разбежался. Скорее всего, она принесет тебе сэндвич с цыпленком и салатом, который покупает мне каждый вторник в закусочной за углом.
- Ты ешь одно и то же каждый вторник?
- И среду, и четверг, и пятницу... Тенденция ясна?
- Я думаю, тебе с твоими бутербродами нужно немного разнообразить меню.
- Форелью?
- Может быть даже медведем.
- Ну да. Уху. Нет уж, с медведем увольте.
- Нужно жить с риском, Моцарт, сезон медведей длится не так уж много дней в году.
- И когда же он наступает, этот сезон медведей?
- Откуда мне, черт возьми, знать? Это же ты читаешь «Field and Stream»2!
- Этот разговор ни о чем.
- Не я виноват, что ты ухандокаешь любой разговор.
- Это тоже какая-то разновидность маньячества?
Аарон ухмыльнулся.
- Вроде как, только с гораздо меньшим количеством окровавленных конечностей в твоей морозилке.
- Это хорошо, а то вдруг там не останется место для медведя.
- Точно.

* * *

Настоящее время

- Аарон!
- Чего?
- У меня пленка закончилась.
- Фигово тебе.
- Принеси мне другую!
- Подождешь. Я занят.
- Перст, я тебе купил этот гончарный круг не для того, чтобы ты занимался хренью, когда нужен мне, - жалобно протянул Джейк.
- Перст? Я думал, тебя зовут Аарон, - сказал парень, терпеливо ждущий, когда Аарон оторвется от своего гончарного круга и принесет Джейку пленку.
- Его и зовут так. Это я его называю Перстом, - пояснил Джейк.
- Почему?
- Потому что он всегда показывает мне фак в то время, как должен был бы стоять передо мной на коленях в ожидании моих повелений, - ответил Джейк одновременно с Аароном, который сказал:
- Потому что я даю ему щелбана по лбу каждый раз, когда он становится несносным нытиком.
- О, понятно… - в замешательстве пролепетал парень.
- Аарон, - позвал Джейк, - ты мог бы хотя бы сделать вид, что работаешь на меня и я контролирую твои действия, в этой самой рабочей обстановке?
- Мог бы, но это нарушит гармонию наших отношений. Ты отдаешь приказы, а я их и правда выполняю? Не, Джейкоб, это просто не сработает.
- Придет то время, когда ты меня, наконец, ублажишь.
- Буду ждать его с нетерпением, детка.
Джейк, нахмурившись, прошел к ближайшему столику, чтобы поменять пленку в фотоаппарате.
- Однажды я уберу отсюда этот гончарный круг, молодой человек.
- Нет, не уберешь, - раздался от двери голос Элисон. - Этот гончарный круг останется здесь навсегда, как и прилипший к нему болван.
- Я тоже люблю тебя, Элисон, - пропел Аарон. А потом: - Мило! Приятель! Иди скорей сюда и извазюкайся в грязи вместе с дядей Перстом.
Сын Элисон, Мило, рванул к нему с криком:
- Дядя Перст! Я тоже хочу глину!
- Только посмей его изгваздать, Аарон. На нем новая одежда, - крикнула Элисон, входя в комнату.
- Он ребенок. Ему положено пачкаться.
- Да, но не тогда, когда он едет к бабушке, которая и купила ему этот наряд.
- Оу, бабульки-фигульки. Мы мужчины – мы занимаемся мужским делом и совершенно по-мужски пачкаемся, правда Мило? - спросил Аарон, вытирая руки, и, схватив Мило, усадил его себе на колени.
- Да уж, ты у нас таким мужским делом занимаешься со всеми своими горшками и вазами. Просто образец мужественности.
Аарон прошептал что-то на ухо Мило, который тут же закричал:
- Дядя Дэйк, от тебя воняет как от старого козла! - И заливисто расхохотался.
Элисон, сдержав смех, мягко упрекнула сына:
- Мило, это не хорошо. Ты не должен говорить такие вещи и никогда не должен слушать то, что говорит тебя дядя Перст.
- Всегда говори дяде Персту «нет», - усмехнулся Джейк.
- Так же как ты, да? - пробормотала себе под нос Элисон.
- Я говорю ему «нет», - прошептал Джейк.
- И именно поэтому ты сейчас сам меняешь в фотоаппарате пленку, а он мается дурью с моим сыном у своего безумно дорогого гончарного круга?
Джейк попытался бросить на Элисон сердитый взгляд, но его щеки вспыхнули, сведя на нет все усилия. Элисон только улыбнулась и поцеловала его в висок.
- Вы двое будете такими милыми, когда наконец все поймете.
- Поймем что? - раздраженно спросил Джейк.
- Понятия не имею! - радостно ответила Элисон.
____________
1 Ансель Эстон Адамс (англ. Ansel Easton Adams, 20 февраля 1902 — 22 апреля 1984) — американский фотограф, наиболее известный своими чёрно-белыми снимками американского запада.
2 "Field & Stream" - руководство к действию для истинных любителей активного отдыха.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:30 - 27 Ноя 2012 18:48 #4 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 1 часть 1
[/b]

С того момента, как Аарон вошел в июльский вторник в его квартиру, жизнь Джейка перевернулась вверх тормашками и вывернулась на изнанку. Аарон просто ворвался к нему и захватил власть в свои руки.
Надо всем.
Его пространством.
Его вещами.
Его душевным спокойствием.
Его жизнью.
Джейк понял, что попал, на следующий же день, когда, войдя в студию, споткнулся о кроссовки Аарона, потому что тому нравилось, «давать ногам подышать и свободно шлепать босыми ступнями по полу». Постепенно, день за днем, Аарон все больше просачивался в его жизнь. Признаки были разными: от смены музыки и сброшенной грязной футболки (что озадачивало Джейка, потому что было непонятно, в чем тогда Аарон ушел домой), до забитого странной британской стряпней холодильника и полного буфета чая.
Джейк понятия не имел, как это случилось, но за какие-то пару недель Аарон стал его лучшим другом и человеком, которого ему больше всего хотелось впечатлить и которому больше всего хотелось угодить, что было довольно странно, ведь раньше он плевать хотел на чьи-то там мысли и чувства. Но вот появился несносный маленький маппет, все время крутящийся под ногами, все время шумящий, все время своевольничающий и все время досаждающий, и, несмотря на это все, Джейка волновало его мнение.
Сильно.
Это чертовски раздражало и немало беспокоило. Беспокоило просто потому, что если бы Джейк мог сам выбирать того, чьим мнением стоило бы дорожить, то уж конечно бы им не был человек, во всю глотку поющий «I'm too Sexy» каждый раз, как Джейк пытался его сфотографировать, который ел бананы ножом и вилкой, предварительно заставив Джейка очистить их для него, потому что они «очень вкусные, но на ощупь липкие и гадкие», и который хохотал над рекламой шоколадных конфет M&M`s.
В общем, Джейк не успел и оглянуться, как в его стерео уже стояли не его диски, в шкафу не хватало половины футболок, потому что Аарон решил, что они ему больше идут, а в самом освещенном углу студии были размещены гончарный круг и печь для обжига. И все потому, что от одной только мысли о том, как Аарон посреди ночи пойдет пешком в свой помойный район поработать над вазами из-за того, что Джейк его задержал, фотографа пронзало таким сильным страхом и беспокойством, что от этого чувства можно было избавиться, только купив эти гончарный круг и печь. Элисон первая увидела их, даже раньше Аарона. Пришла и уставилась на них. Потом перевела взгляд на Джейка, и снова на круг и печь, и снова на Джейка, и так и пялилась то на него, то на покупки, пока Джейк не выдержал.
- Что? - спросил он раздраженно.
- Сколько это все стоило?
- А это имеет значение? Это же не твои деньги.
- Не мои, просто мне интересно, с чего это ты потратил кучу денег на своего подчиненного? Якобы подчиненного, - добавила она с усмешкой.
- Ты в курсе, где он живет? Он как Полианна сбегает посреди ночи, чтобы лепить свои пепельницы или статуи котят, или не знаю, какой там еще хрени. Господи, да его так однажды или ограбят, или убьют!
Элисон только улыбнулась. Джейк закипел от негодования.
Он злился, пока пришедший Аарон не увидел гончарный круг и печь и не начал кричать и прыгать вокруг них, как придурок.
Тогда Джейк улыбнулся.
Его улыбка стала еще шире – хоть он и пытался изо всех своих гребаных сил хмуриться глупости Аарона – когда тот стал настаивать на том, чтобы круг называли Уилбером, а печь Шарлоттой1.
- Господи, да зачем тебе их называть?
- А почему нет?
- Потому что это гончарный круг и печь, а не форель и медведь.
- А зачем мне форель и медведь? Вот честно, Джейкоб, ты такой странный, - счастливо ответил Аарон, играя с настройками печи – нет, маленькая поправка, Шаролотты.
- А почему бы нет? У тебе уже есть гончарный круг, который зовут Уилбером и печь, которую зовут Шарлотта.
- Точно.
- И что это должно означать? - с досадой воскликнул Джейк.
- Точно? Ну, во-первых, это слово такое, - заявил Аарон. Элисон усмехнулась, а Джейк закатил глаза. - Означает «вот именно», часто используется для того, чтобы подчеркнуть какую-то мысль.
- По мне, так ты его часто используешь для того, чтобы подчеркнуть свой психоз.
Аарон пожал плечами и улыбнулся.
- Я так понимаю, они тебе нравятся? - влезла Элисон.
Услышав вопрос, Джейк внезапно расцепил руки, которые скрестил на груди, пытаясь понять загибы речи Аарона, сунул их в задние карманы и спросил с несвойственной ему неуверенностью:
- Нравятся? Ну, печь и круг… Уилбер с Шарлоттой?
Аарон перестал лапать печь, посмотрел на Джейка и ответил с несвойственной ему серьезностью:
- Безумно. Это самые лучшие подарки. За всю мою жизнь.
- Да? - снова спросил Джейк, вытащил правую руку из кармана и провел ей по волосам.
- Да, - ответил Аарон, подошел к Джейку и крепко его обнял.
Джейк так и застыл, с левой рукой в кармане, а правой все еще в волосах, пока не понял, что Аарон не собирается выпускать его из объятий. Он неловко обхватил Аарона руками, похлопал его по спине, а затем отпустил.
Аарон поддразнил его, сказав, что с ним обниматься все равно что с бревном.
- Оууу, у нас тут такой трогательный момент, а ты сподобился лишь на неловкое мужское объятие. Вконец испортил сцену страсти. И теперь вместо «смутных, акварельных воспоминаний»2 Барбары Стрейзанд, я буду помнить ничем не примечательный «пацанский момент».
Посмеявшись, Аарон побрел к Элисон – получить «любовь от тех, кто желает ей поделиться», оставив Джейка стоять с опущенными руками.
Хоть Аарон и назвал этот момент «ничем не примечательным», Джейк запомнил его ровно до секунды. Даже сейчас, почти пять лет спустя, если бы кто-нибудь спросил Джейка, когда он впервые коснулся Аарона, он бы с уверенностью ответил: в понедельник, в 10.37 утра, двадцать второго августа, 2001 года.
Точно.

* * *

Шесть месяцев спустя Аарон опоздал на работу на три часа. Джейк гордился тем, что за эти три часа позвонил ему домой всего лишь шесть раз и Элисон – три раза. Когда дверь, наконец, открылась, он уже готов был сожрать Аарона живьем, но вместо этого был пригвожден к полу огромным грязным и вонючим шерстяным комком.
- Ну разве он не прелесть? - спросил Аарон.
- От него воняет, - застонал Джейк, пытаясь спихнуть со своей груди слишком большую, слишком лохматую и слишком слюнявую собаку.
- Это потому что я нашел его у мусорного контейнера в проулке рядом с моим домом. Он ел из него, - бодренько сообщил Аарон, словно это было хорошей новостью.
- Сними его с меня!
- Иди ко мне, Гарольд… ко мне, мальчик… ко мне, Гарри! - закричал Аарон, хлопая себя по бедрам, затем свистнул.
Пес еще раз лизнул Джейка в лицо, а потом скачками унесся к Аарону.
- Хорооооооший мальчик! Умничка Гарольд! Ну разве ты не самый лучший мальчик тут у нас? - ворковал Аарон, почесывая пса за ушами и позволяя ему обслюнявливать свое лицо.
- Гарольд? Ты назвал его Гарольдом? Да что с тобой такое, что ты так любишь всем раздавать имена?
- Да, Гарольд. Сокращенно – Гарри. И почему это я не могу назвать собаку?
- Ой нет, мы не будем опять об этом…
- Это не форель, и не медведь. Это собака, Джейкоб. Собакам дают имена. Это же закон вселенной: дай собаке имя, и она будет вести себя хорошо, ну или что-то типа того.
- Окей, ладно, пофиг. Но это не твой пес и у него, скорее всего, уже есть имя.
- И что ты мне предлагаешь сделать? Спросить у него, как его зовут? С тобой собаки говорят, Моцарт? Совсем по-человечески? На английском? Потому что если это так, то тебе пора лечиться.
Джейк сердито скрестил на груди руки и злобно уставился на Аарона, что тот совершенно спокойно проигнорировал.
- Я просто хочу сказать, чтобы ты не слишком привыкал к нему, - сказал Джейк. - У него, наверное, есть хозяин, и тебе придется его вернуть. А потом ты будешь весь из себя грустный и тоскливый, а меня это бесит и раздражает.
- Угу, ты же никогда не бесишься и не раздражаешься, так что удивишь меня этими двумя новыми эмоциями. Прямо дождаться не могу!
Джейк нахмурился и, повернувшись, чтобы уйти, пробормотал:
- Я просто не хочу, чтобы ты потом грустил.
Хотя он и сказал это почти шепотом, Аарон услышал его. Он вскочил с дивана, на котором сидел, играя с Гарольдом, подбежал к Джейку и обнял его сзади.
- Спасибо… неженка, - прошептал Аарон, и снова убежал.
Играть с Гарольдом.
С Гарри, короче.
Джейк с секунду постоял неподвижно, потом потер шею, выходя из ступора. Он прошел к своему столу, и оттуда громко и твердо сказал:
- Что ж, если эта вонючка остается, то лучше бы ты сходил ее помыл.
- Это не она, это он! Гарольд! - возмутился Аарон.
- Ну тогда иди и помой Гарольда. От него несет.
- Идем, Гарри. - Аарон свистнул, направляясь в ванную Джейка.
- Какого черта ты туда прешься?
- Иду мыть его, придурок. Ну, знаешь, собираюсь сделать то, что ты потребовал от меня пять секунд назад.
- Не в моей ванной!
- А где тогда? В портативной ванне, которую я везде таскаю в своем кармане на случай внезапного нахождения пахучих Гарри?
- Нет. Но и не в моей! - взвыл Джейк.
- Ты такой милашка, когда веришь в то, что я тебя послушаюсь, - сказал Аарон, проталкивая Гарольда в ванную.
- Я не хочу видеть в своей ванне шерсть треклятой помойной собаки!
- Это студийная ванная, ты в ней не моешься. И, кроме того, я помою ее после этого.
Знаешь, это волшебное действие творит чудеса, когда нужно чтобы вещи блестели и сияли чистой.
- Поцелуй меня в зад, - пробормотал Джейк от своего стола.
- А вот за это тебе придется платить мне побольше! - закричал Аарон из ванной.
- Черт! Ты что, какой-то гребаный Супермен? Слышишь все, какую бы хрень я ни сказал, - зарычал Джейк.
- Фу! Нет! Супермен? У него такой не привлекательный костюмчик. - Вандер Вумен3?
Джейк с усмешкой покачал головой.
- Ты там скалишься? - крикнул Аарон. - Потому что, чтоб ты знал, это я тоже могу слышать.
- Вау! Прямо как я могу слышать, как ты дуешься, - ответил Джейк.
На короткое мгновение воцарилось молчание, а потом Аарон прокричал:
- Это ты тоже слышал, засранец?
- Ага. Ты опять показал мне фак, да?
Джейк тихо засмеялся, услышав из ванной тихое «черт!»
Позже этим днем, когда Гарольд был приятно чист и не пахуч, Джейк сфотографировал его, чтобы Аарон мог расклеить объявления о найденном псе. Джейк настоял, чтобы на них был указ его телефонный номер – чтобы позвонившие насчет собаки имели дело с ним, а не с человеком, который откуда-то откопал голубую ленту и завязал на шее Гарольда бант. Да, верное решение. Его номер на объявлениях.
Всю следующую неделю, каждый день, Аарон спрашивал его с надеждой в глазах:
- Кто-нибудь звонил?
И каждый день Джейк счастливо отвечал:
- Неа, ни одна живая душа.
Он так никогда и не сказал Аарону, что хозяин собаки позвонил на третий день и повесил трубку пять минут спустя, с полностью оплаченной за следующий месяц рентой квартиры в обмен на Гарольда.
Джейк решил, что это был стоящий обмен, увидев выражение лица Аарона, когда купил для Гарольда подстилку, положил ее в углу студии и сказал:
- Думаю, ты можешь уже перестать волноваться. Я абсолютно уверен, что это чертова собака теперь твоя.
Определенно стоящий обмен.
____________
1 Уилбер и Шарлотта[/i] – герои повести-сказки американского писателя Элвина Брука Уайта о трогательной дружбе наивного поросенка Уилбера и умной паучихи Шарлотты.
2 «Смутные, акварельные воспоминания» - строчка из песни Барбары Стрейзанд «The Way We Were»
3 Вандер Вумен
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:32 #5 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 1 часть 2
[/b]

Где-то на третьем месяце их знакомства появился первый из вереницы бойфрендов.
Бойфренд Номер Один: Майкл.
Майкл был красивым и высоким, забавным и умным.
Майкл был доктором.
Майкл приходил, когда у него был перерыв или во время пересменки, чтобы увидеть Аарона, потому что он «соскучился по своему мальчику».
Майкл целовал землю, по которой ходил Аарон.
Майкл был идеален абсолютно во всем.
Джейк его ненавидел.
Единственным, что искупало его вину – единственным хорошим качеством, которое Джейк соглашался за ним признавать – было то, что он явно обожал Аарона, но потом он испортил это тем, что Аарон стал обожать его в ответ.
Джейк его ненавидел.
Он ненавидел Майкла, пока Аарон не бросил его, сказав, что тот для него «слишком идеален» и сочетание совершенства Майкла с его собственной не идеальностью приведет к разрыву пространственно-временного континуума и концу света.
После этого Джейк полюбил Майкла.
Очень сильно.
Он ведь, и правда, был не таким уж плохим парнем, даже довольно милым.
Затем появился Бойфренд Номер Два: Нейт.
Нейт был серфером, которого каким-то ветром занесло в Нью-Йорк. Джейк спросил его, как он здесь очутился, но, судя по ответу, который тот смог выдать: «Чувак… вот не имею, блять, никакого понятия», - он был основательно обдолбан.
Джейк не был от него в восторге.
И еще в гораздо меньшем восторге Джейк был от того, что Аарон начал ежедневно опаздывать на работу, приходя полусонным и воняя марихуаной и сексом.
Джейк сказал Аарону, что Нейт токсичен, и, естественно, Аарон на него разозлился.
Этот месяц был не из приятных.
Приходя на работу, Аарон перекидывался с ним едва ли парой слов, и Джейк чувствовал себя все отвратительней и отвратительней. Когда Аарон не появился на работе три дня, Джейк перестал притворяться, что ему есть хоть какое-то дело до своей собственной жизни и сидел днем и ночью возле телефона, ожидая, что Аарон позвонит и извинится, или что вернется на работу.
Или хоть что-нибудь скажет, все равно что.
На четвертый день без Аарона, измученный бессонными ночами и переживаниями, Джейк заснул в студии на диване с зажатым в руке телефоном. Он проснулся, только почувствовав прижавшееся к нему теплое тело и тяжесть кудрявой каштановой головы на своем плече.
- Ты был прав насчет него, Моц. Он плохой человек. Прости меня, - вздохнул Аарон.
Джейк кивнул, показывая, что услышал, и его глаза снова закрылись. Теперь он мог спокойно выспаться.
Никто из них больше ни разу не упоминал Нейта, и скоро тот был забыт, но Джейк всегда помнил, что Аарон вернулся.
Бойфренд Номер Три: Крис.
Крис был настолько американцем, насколько это только возможно – прямо как американский пирог.
И настолько же скучным.
Крис держал книжный магазин и был таким предсказуемо занудным, каким только можно представить себе продавца книг.
Джейку пришло в голову, что Аарону необходима небольшая доза скуки, чтобы как-то легче было пережить тот хаос, который оставил после себя Нейт. Он знал, что бедняжка Крис долго не продержится.
Но это не значило, что парень Джейку нравился. Нет, он ему ни капли не нравился.
Эра Криса была недолгой и совершенно непримечательной.
Бойфренд Номер Четыре: Микос.
Микос был греком.
И выглядел как бог.
На них с Аароном стоило посмотреть. Если бы Джейк не ненавидел засранца так сильно, то настоял бы на том, чтобы они попозировали ему вдвоем.
Но этого, конечно же, не случилось.
Микос был миллионером и без колебаний раскошеливался на все, что бы ни захотел Аарон.
Или на то, что как он думал, хотел Аарон.
Или на то, что как он думал, Аарон захочет.
Аарон сказал, что отец Микоса был из тех греческих магнатов, которые делали деньги уже только на том, что были просто греками. Джейк ответил ему, что Микос скорее всего торговец наркотиками. Аарон рассмеялся и попросил отпуск на месяц, чтобы отправиться с Микосом в кругосветное путешествие.
Джейк сказал «нет». «Ты кем себя вообще вообразил? Пиратом что ли?» - подколол он Аарона. Тот снова засмеялся и попросил две недели отпуска. Джейк не смог найти причины для отказа, и пришлось его отпустить.
Джейк забыл, какими длинными могут быть четырнадцать дней.
Микос присутствовал в их жизни очень долго.
Но внезапно исчез.
Никаких объяснений от Аарона по поводу того, что случилось или куда он делся, не последовало.
Джейка это особенно и не интересовало, так что он и не спрашивал. Он просто знал, что Микоса больше нет.
После Микоса появился Джейми, затем Коннор, затем Райли, затем Лоренс… которого Джейк называл Ларри, просто чтобы его побесить, на что Аарон как-то ответил: «Оууу, Ларри… как мило!»
После этого Джейк перестал его так называть.
Еще были Бен, Джон и Пол.
Джейк спросил, будет ли следующим Ринго*.
Аарон уверил его, что если Ринго где-то и есть, то он обязательно его найдет, чтобы доставить удовольствие Джейку. Аарон сказал, что ради Джейка даже трахнет Ринго. Джейк послал его куда подальше, на что Аарон, как всегда, засмеялся в ответ.
Вот такая вот вереница бойфрендов, оставленных Аароном позади. Вереница временных промежутков, от одного до семи-восьми месяцев, которые Джейку приходилось мучительно переживать. Временных промежутков, которыми измерялась его жизнь. Месяц Райли, Фаза Коннора, Период Пола.
Все они странным образом выводили его из душевного равновесия, выбивали из-под ног почву, пока не заканчивались и не оставались снова только Аарон и он.
И пока не начинался следующий промежуток.
Тогда опять приходило смятение. И досада. И еле сдерживаемое недовольство. Джейк жаловался Элисон на каждого бойфренда Аарона. Иногда, как например в период Нейта, он просто рвал и метал. Элисон выслушивала бесконечный перечень недостатков и пороков, которые Джейк приписывал каждому из них. Нескончаемые и необоснованные причины, почему они должны поскорее убраться и никогда больше не показываться на глаза Аарону. Каждый раз Элисон спрашивала, с чего он взял, что может лезть в личную жизнь Аарона.
Она спрашивала, почему это имеет для него хоть какое-то значение.
Почему его так сильно это беспокоит.
Почему ему это важно.
Это всегда затыкало его, потому что он не имел никакого права лезть в личную жизнь Аарона.
И не знал, почему это имеет для него значение.
И не хотел задумываться, почему его это так сильно беспокоит.
Или почему для него это важно.



*Джон, Пол, Ринго - участники группы «Битлз».
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:43 #6 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 2
[/b]

Хотя Джейк казался спокойнее и разумнее Аарона, на самом деле тот был таким же ненормальным, как и он, и Аарон это понял. С самого начала. С того момента, как Джейк, мельком взглянув на него, сказал: «Этот. Мне нужен этот».
Аарон воспринял создавшуюся ситуацию на удивление беззаботно. Он понятия не имел, как чудаковатый фотограф, даже не удосужившийся провести с ним собеседование и не спросивший, знает ли он вообще хоть что-то о фотосъемке или о том, что входит в обязанности ассистента, мог настолько довериться ему, чтобы впустить в свой собственный дом. Он просто чувствовал, что все будет хорошо, и, как и всегда, поплыл по течению. Обычно благодаря своей склонности никогда ничего не продумывать, доверяясь внутреннему чутью, он оказывался по уши в дерьме, но отношения с Джейком – его работа, их дружба – принесли в его жизнь только хорошее. В общем, на этот раз – а такое бывало крайне редко – он не облажался из-за своей бесшабашности и беспечности.
К тому же Аарон обнаружил, что с Джейком можно быть бесшабашным и самовольным, но никогда не беспечным.
Никогда.
Он обнаружил, что Джейк довольно хрупок под своей грубовато-резкой и сильно раздражающей внешней оболочкой. В своем деле он был гениален и великолепен. Но властный и дерзкий в студии, в своем мире, Джейк становился неуверенным, почти робким, за его границами. Аарон никак не мог понять, как можно настолько хорошо все контролировать в своем мире, в своей маленькой вселенной, и при этом так теряться в мире внешнем.
Джейк очень редко выходил на улицу, а когда приходилось, не рисковал удаляться от дома. Иногда Аарон уговаривал его прогуляться с ним и Гарольдом в парке, иногда даже удавалось уломать его на обед или ужин в ресторане. Было такое ощущение, будто Джейк боится заплутать и не найти дороги назад. Если они куда-то шли, Джейк постоянно озирался, разглядывая окрестности и выискивая ориентиры, словно составляя по ним своеобразную путеводную нить, которая поможет ему вернуться обратно. Это всегда вызывало у Аарона улыбку, он просовывал свою руку под руку Джейка и говорил: «Не волнуйся, Моц, я знаю дорогу домой». И все-таки Джейк выходил на улицу только в том случае, если точно знал, куда идти, или на то была особая причина.
Или если с ним был Аарон.
Все остальное время он с удовольствием проводил в своей студии. Аарону трудно было понять, как кого-то может устраивать сидение на одном месте и такой тесный мирок. Он всегда жаждал находиться где-то еще – ведь всегда лучше там, где нас нет. Он хотел посетить каждый уголок на земле и впитать в себя все, что там увидит. Просто поглотить целиком. Он был в курсе своей непоседливости, только не знал, откуда она у него взялась. Он думал, что его неугомонность столкнется лоб в лоб со спокойствием и умиротворением Джейка и это приведет к плачевным последствиям. Однако студия и квартира Джейка стали ему больше домом, чем любое другое место, которое он когда-либо так называл. И Аарон становился все менее и менее непоседлив. Он не совсем понимал, почему так происходит. Он просто знал это, потому что мысль о том, чтобы свернуться калачиком в кресле у окна Джейка и заснуть, прижавшись лицом к стеклу, по которому струится дождь, часто казалось ему более соблазнительной, чем мысль о путешествии в далекие страны, дикие, красивые и больше похожие на сон.
Еще он узнал, что все, что Элисон говорила ему о Джейке, было правдой.
Джейк на самом деле давал иногда очень странные поручения, но Аарон подозревал, что Джейк делает это только для того, чтобы проверить его, посмотреть, может ли ему доверять, посмотреть, достаточно ли он заботится о Джейке, чтобы сделать все, что тот просит. Аарон подозревал, что Джейк так сильно боится, что всем на него плевать, что выдумывает сумасшедшие и чудные поручения и пожелания, просто чтобы еще раз увериться в том, что в этом огромном городе одиночек есть хотя бы один человек, которому не все равно, куплены ли рулеты в том самом магазине за углом, или есть ли у него мыло, которое не слишком «пахнет мылом».
Джейк пытался контролировать в своей жизни абсолютно все, но опять же, Аарон подозревал, что это из-за того, что Джейку все, находящееся за границами его мира, казалось слишком внушительным и необузданным, и поэтому он чувствовал необходимость управлять вещами и людьми внутри своей вселенной.
Джейка на самом деле выводили из себя всякие мелочи, но Аарону стоило только посмотреть на него и сказать «прекрати», и он успокаивался. Вот так вот просто. Когда он сделал так в первый раз, Элисон пораженно уставилась на него, а позже призналась, что ей потребовался год, чтобы понять, что когда Джейк бесится, ему достаточно просто сказать «перестань».
Аарон понял это уже на третий день.
Джейк на самом деле звонил ему посреди ночи. Когда в три, когда в четыре утра, когда в полночь. Аарон никогда не знал, когда и во сколько будет следующий звонок, в том смысле, что никакого графика не было, но он всегда знал, что Джейк позвонит. Он мог позвонить раз в неделю, мог два, а иногда – каждый день на протяжении недели. Когда Аарон снимал трубку и что-то мычал в нее, потому что выдернутый из глубокого сна был не в состоянии говорить – что очень забавляло Джейка, так как он всегда твердил, что Аарон не в состоянии заткнуться в течение дня – Джейк казался смущенным и растерянным, словно не знал, зачем вообще позвонил. Несколько первых звонков Аарон думал, что Джейк напился или обкурился, и потом безжалостно его дразнил, но, узнав того получше, понял, что Джейк не пьет и никогда не принимает наркотики, так что дело тут совсем в другом. Со временем Аарон заметил, что ночные звонки совпадают с плохим настроением Джейка и его чудными поручениями, и понял, что ему нужно делать всего лишь одну вещь. Когда раздавался звонок, Аарон мычал свое приветствие, Джейк тоже приветствовал его тихим слабым голосом, а затем Аарон просто говорил:
- Я все еще здесь.
И Джейк отвечал:
- Хорошо.
И Аарон спрашивал:
- Теперь ты уснешь?
И Джейк говорил:
- Да, теперь усну.
Затем раздавался щелчок телефона, и Аарон снова засыпал. Временами на следующее утро он даже не был уверен, действительно ли ему звонил Джейк или все это ему только приснилось, иногда единственным доказательством ночного звонка был все еще зажатый в руке телефон, потому что Аарон настолько уставал, что у него не было сил вернуть трубку на место. Вместо того чтобы раздражаться на эти поздние звонки, Аарон стал их ждать, и хотя они и вырывали его из сна, к бессонной ночи никогда не приводили. По правде говоря, иногда он думал о том, что ему так же сильно нужны эти звонки, как и Джейку, что Джейк, звонивший убедиться в том, что Аарон все еще здесь, убеждал в этом и самого Аарона. Иногда он вдруг начинал волноваться: что если Джейк перестанет звонить, чтобы в этом убедиться? Может быть, тогда он просто перестанет существовать?
Может быть, он просто испарится?
Без следа.
Исчезнет в ночи, словно его тут никогда и не было.
Поэтому Аарон радовался этим звонкам и с легкостью заверял Джейка, что он все еще здесь, потому что, делая это, Аарон так же уверял в этом и самого себя.

* * *
[/b]

Их рабочие отношения были одновременно и замечательными, и странноватыми.
На всех его прошлых работах – а их у него было много – от него требовали, чтобы он рот держал на замке, ну или, по крайней мере, не называл босса бесноватым придурком. От него требовали приходить вовремя. Требовали быть рассудительным и мудрым. Быть надежным и заслуживающим доверия.
Быть скучным и унылым.
Джейк не возмущался, когда Аарон называл его придурком, потому что тут же обзывал его говнюком. Никогда не возмущался, если Аарон приходил где-то в девять… или где-то в десять… или даже где-то в полдень. Он не возмущался, когда Аарон, пересекая студию, вдруг застывал как вкопанный, напрочь забыв, что он собственно делает и зачем вообще куда-то шел.
Джейк знал о нем такие вещи, какими никто другой – а уж особенно босс – никогда не интересовался.
Джейк знал, что он может говорить без умолку, но также может посидеть молча и послушать другого столько времени, сколько необходимо. Остальные всегда делали вывод, что он никогда не слушает никого кроме себя.
Джей знал, что он до смерти боится лифтов, и если временами ему не хотелось взбираться по бесконечному количеству ступенек на этаж Джейка, Аарон знал: все, что ему нужно – позвонить Джейку, и тот спустится к нему на лифте, чтобы подняться потом вместе с ним.
Джейк знал, что он придумывает разные истории для каждой своей скульптуры, каждой вылепленной вазы, и просил рассказать их, усаживаясь по-турецки на полу и чистя фотоаппараты.
Джейк знал о его взаимоотношениях с бананами, и Аарону нужно было лишь позвать его из кухни, и чем бы Джейк не был занят, он сразу оставлял свои дела и шел к Аарону, чтобы очистить фрукты.
Джейк знал, что он любил Гарольда и каким-то образом сделал так, что пес остался с ним. Аарон видел хозяина Гарольда, когда мужчина орал на собаку у своего дома. Так что когда представилась такая возможность, Аарон, прежде чем привести пса к Джейку, нечаянно потерял надетый на Гарольда ошейник. Он всю неделю переживал, что пса придется отдать, пока Джейк не купил подстилку и не сказал, что чертова собака теперь принадлежит ему. Аарон не знал, как у Джейка получилось добыть для него Гарольда, он только знал, что Джейк сделал это для него.
Однако были и такие вещи, которых Джейк об Аароне не знал.
Джейк не знал, что иногда, притворяясь занятым лепкой, Аарон наблюдал за ним. Аарон сидел у гончарного круга долгими часами – что удивительно для человека, который и секунды не может усидеть на месте – и смотрел, как Джейк проводит фотосъемку. Тот делал снимок за снимком, а глина вращалась и вращалась на гончарном кругу, вазы истончались и рушились, потому что Аарон забывал их лепить, придавая нужную форму – он был слишком увлечен двигающимся с фотоаппаратом Джейком.
Джейк не знал, что Микос исчез потому, что оскорбил Джейка и поставил Аарону ультиматум. Он сказал Аарону, что Джейк никудышный бездарный фотографишка, пытающийся управлять им при помощи капризов и нытья. Он сказал, что Аарон должен оставить работу, выкинув Джейка из своей жизни. В общем, или Джейк, или он.
Микос был за дверью раньше, чем успел осознать, в чем был так чертовски неправ.
Джейк не знал, что Аарон не переставал задаваться вопросом, куда тот девал его фотографии, которые делал сам. По крайней мере раз в месяц Джейк просил его позировать, но получившиеся в итоге снимки Аарон не видел, как впрочем и никто другой. Может быть, он просто не умел правильно позировать? Наверное, отснятые Джейком фотографии были настолько ужасны, что тот не хотел показывать их Аарону, боясь ранить его чувства. Аарон был уверен, что что-то с ними должно быть не так. Иначе почему никто кроме Джейка их не видел? Иначе зачем Джейк пытался снова и снова сфотографировать его, если не для того, чтобы Аарон наконец-то вышел на фото?
Джейк не знал, что Аарон тоже ненавидел всех «бойфрендов» Джейка, если можно назвать бойфрендами парней на одну ночь. Он ненавидел появлявшееся в глазах Джейка выражение, когда тот выбирал себе кого-то из моделей в постель. Он никогда не мог заранее угадать, кто понравится Джейку, но знал это определенное выражение в глазах фотографа и ненавидел его. Джейк мог очень долгое время не обращать внимания ни на одного из позирующих ему парней, но потом кто-то входил, его взгляд загорался, и он решал, что именно эта задница будет его Перепихом Дня. Единственным, что удерживало Аарона от того, чтобы надавать каждому из этих Перепихов по морде, было то, что они оставались только на одну ночь, и то, как правило, не на всю.
* * *
[/b]

Аарон открыл дверь в квартиру Джейка своим ключом, ввалился, раскидал сумки по всему коридору и сбросил с ног ботинки, которые приземлились в разных местах.
- Джейкоб! Джееееееееееееей-кооооооооооооб! Джейкоб!
- В спальне, - послышался тихий ответ.
- Вытаскивай свою ленивую задницу из кровати, придурок. Я ради разнообразия пришел вовремя, хотя все еще чувствую себя уставшим и невыспавшимся и с превеликим удовольствием повалялся бы в кровати. Так что давай уже восхищайся мной и наслаждайся моей исполнительностью!
Аарон добрел по коридору до спальни Джейка и сунул голову в дверной проем.
- Пора вставать, подъем-подъем-Джейки-быстренько-встаем… и ты не один… упс, - пробормотал Аарон, увидев, как Джейк выталкивает ногой из постели нынешнего Перепиха Дня.
- Нет, подожди! - позвал Джейк повернувшегося уходить Аарона. Оба – и Аарон, и Перепих – остановились и развернулись. - Не ты, ты как раз должен уйти, - сказал Джейк парню. - Я говорю с ним, - указал он на Аарона.
- Господи, Моц, я не хочу с утра пораньше видеть твои причиндалы, - проворчал Аарон.
- На мне боксеры, идиот.
- И все равно – фу. - Аарон кивнул в сторону Перепиха.
- Он уходит, - уверил его Джейк, потом повернулся к парню и коротко сказал: - Уходи.
Тот застегнул молнию на брюках, поднял с пола носки и направился к двери, что-то бурча себе под нос. Когда он проходил мимо Аарона, холодные взгляды двух пар идентичных карих глаз скрестились, и, ослепительно улыбнувшись, Аарон бодро сказал:
- Пока-пока! Прикрой задницу, а то на выходе можешь получить по ней дверью!
Джейк улыбнулся. Аарон проводил взглядом Перепиха, и когда тот уже не мог его видеть, поднял руки, растопырив пальцы наподобие когтей, и зашипел.
- Остынь, детка.
- Дружище, тебе надо прекращать это делать! - заметил Аарон, подходя к постели Джейка.
- Делать что?
- Оставлять своих Перепихов до моего прихода. Я не хочу их видеть. Они отвратительны.
- С ними весело.
- Это тебе так кажется.
Джейк неожиданно подался вперед, обхватил Аарона за талию и потянул за собой в постель.
- Сукинтысын! - взвизгнул Аарон, смеясь и отбрыкиваясь от него.
- Оу, да ладно тебе, Перст, дай мне немножечко любви! - ухмыльнулся Джейк, пытаясь удержать размахивающего руками Аарона.
Аарон начал еще громче кричать и чертыхаться, когда Джейк развернул его лицом к другой стороне постели.
- Не смей класть меня на эту сторону, придурок!
- Почему? А? А? - спросил Джейк, пытаясь опрокинуть его на простыню.
- Почему? Я скажу тебе, почему, засранец хренов, - закричал Аарон, упираясь пятками в постель и пытаясь не дать себя перевернуть. - Я не хочу приземлиться в сперму Перепиха.
Джейк так хохотал, что его хватка ослабла, и, воспользовавшись этим, Аарон скатился с него на джейкову половину кровати.
Джейк смеялся, лежа на спине, пока от смеха у него не заболел живот и он едва мог вздохнуть. Успокоившись наконец, он повернулся на бок и обвил правой рукой обиженного Аарона, лежавшего рядом с ним почти на самом краешке матраса.
Джейк отодвинулся назад и потянул Аарона за собой.
- Ты так упадешь, Перст.
- Уху. И что? Пол вряд ли испачкан.
- А вот тут-то ты ошибаешься. Мой пол не так уж и чист, и ты понятия не имеешь, где мы это делали.
- Джееееейк! - простонал Аарон.
- Что?
- Перестань говорить гадости. Не хочу слышать всего этого дерьма.
- Не хочешь слышать про мой запачканный пол?
- Нет, - отрезал Аарон, надувшись. Он повернулся лицом к Джейку и тщетно попытался оттолкнуть его рукой. - И еще я не хочу слышать о перепачкавших пол Перепихах.
Увидев выражение лица Аарона, Джейк тут же перестал его дразнить.
- Да, я тоже не хочу, - прошептал он в волосы Аарона, притягивая его к себе.
Аарон уткнулся лицом в основание шеи Джейка и закрыл глаза. Джейк тоже прикрыл веки, почувствовав дыхание Аарона на своей коже. Они некоторое время молча лежали,
пока Аарон не сделал глубокий вдох, после чего недовольно фыркнул.
- Что? - тихо спросил Джейк.
- Не люблю, когда ты пахнешь не собой, - так же тихо ответил Аарон.
Джейк на секунду сжал ладони в кулаки, а потом обвил руками Аарона, одну положив ему на спину, а другой зарывшись в его кудри.
- Этого больше не будет, Перст. Обещаю.
- Хорошо.
По телу Джейка прошла дрожь, когда Аарон снова закрыл глаза, коснувшись его кожи ресницами.
- Поспи, - прошептал Джейк. - Сейчас еще очень рано.
Аарон ничего не ответил, лишь тихо хмыкнул, устраиваясь в постели, прижимая руки к груди Джейка.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:53 #7 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 3 часть 1
[/b]

Сколько бы они знали или не знали друг о друге, были вещи, которые воспринимались Джейком и Аароном как должное. Они просто были. Без всяких объяснений и выяснений. Происходили почти каждый день и никогда не менялись.
Почти каждый день Аарон настолько погружался в свою работу, занимаясь лепкой или обжигом, что не замечал, как Джейк прерывал фотосъемку, чтобы заснять его.
Почти каждый день Джейк делал перерыв, ложился у ног Аарона и задремывал под тихое гудение вращающегося гончарного круга.
Почти каждый день Аарон немного сдвигал левую стопу, чтобы она касалась плеча Джейка, и пока тот спал, глина крутилась, превращаясь под руками Аарона в вазу.
Почти каждый день Джейк задавал Аарону какой-нибудь случайный и совершенно необязательный вопрос, просто чтобы услышать его голос.
У них установился свой собственный график, свой порядок, начали появляться привычки, настолько естественные для них, что они даже не замечали, что те вообще есть, пока Элисон не подкалывала их, обращая внимание на то, что они делают. Тогда Джейк матерился, а Аарон смеялся и, пытаясь разрядить обстановку, поворачивался к Мило, хватал его за руки и начинал крутить вокруг себя. Детский смех сглаживал ситуацию, когда они слишком приближались к правде.

* * *
[/b]

- Я знаю, ты ненавидишь их, но ты хоть когда-нибудь обращал внимание на то, как все его Перепихи выглядят? - спросила Элисон, когда они с Аароном пошли за покупками, чтобы заполнить почти пустой холодильник Джейка. Мило они оставили сводить фотографа с ума.
- Нафига мне их рассматривать? К тому же они так быстро испаряются, что я просто не успеваю.
- Есть еще те, которые ненадолго задерживаются, из-за которых ты хватаешься за телефон и ноешь мне в трубку, словно я должна что-то с этим сделать.
- Знаешь, а ведь, и правда, должна бы.
- Должна бы сделать что?
- Образумить его.
- Разумность и Джейк – вещи несовместимые. К тому же, с чего ты решил, что я могу на него повлиять?
- С того, что ты его дольше знаешь. Ты знаешь, какой он.
- Ты тоже. И это чушь собачья, что я знаю его лучше тебя только из-за того, что мне «повезло» проработать с ним дольше. Ты за месяц узнал о нем больше, чем я за три года.
- Но ты же Элисон.
- И?..
- Он послушает тебя.
- Это самая большая глупость, которую я когда-либо слышала.
- Алле! Ты забыла, с кем разговариваешь? - с выражением протянул Аарон, помахав рукой перед ее носом. - Это я, Аарон, глупости-несульщик!
- Такого слова нет.
- Видишь! Я глупый! И только что это доказал!
- И что я должна сделать? Пойти и сказать: «Эй, Джейк, ты мог бы перестать трахать парней, а то Аарон весь извелся?» Уверена, это сработает, и сразу же настанет тишь да благодать.
- Но ты бы могла поговорить с ним и объяснить, что подобные любовники на одну ночь – совсем не то, что ему нужно. Он никогда не найдет то, что ищет, если продолжит спать с Перепихами. Они не знают его, им плевать на него, все, что они знают – что он знаменитость в этом городе и что его фотографии опубликованы в журналах и висят в галереях. Они просто ебаные поклонники, причем в буквальном смысле слова. Они все только ухудшают. Он и так достаточно одинок. Ему нужен кто-то, кто будет рядом ночью, кто вытащит его из его маленькой тюрьмы, в которую он сам себя заточил. Ему нужен кто-то, кто будет заботиться о нем.
- Как ты.
- Точно. Ему нужен…
- Ты.
- Да. Нет! То есть, да, я ему нужен, но не в том смысле. Мы просто друзья, и я нужен ему как друг. Я только друг. А ему нужен кто-то, кто будет заботиться о нем больше, чем о друге. Кто будет любить его, потому что он потрясающий, необыкновенный, прекрасный, потому что он… Джейк, а не потому что им нравится слышать свое имя рядом с его. Ему не нужны прихлебатели. Ему нужно что-то настоящее.
Элисон внимательно смотрела на раскрасневшееся лицо Аарона, пока он, запинаясь, спешил высказать свои мысли, и когда он закончил, сказала:
- Ты бесишь меня, Аарон.
- Почему? Что я такого сделал?
- Все. Ты делаешь все, и для него ты - все. И вы оба это знаете, но не хотите признавать. Вы оба так тупите и так бесите меня, что мне иногда хочется дать тебе или ему чем-нибудь по башке. Вы, черт вас подери, идеально подходите друг другу, потому что ты единственный знакомый мне человек, который может вытерпеть его больше пятнадцати минут, и он единственный, кто понимает все, что ты несешь, единственный, кто понимает тараторящего Аарона, но никто из вас этого не осознает!
Аарон выглядел совершенно ошарашенным.
- Между нами ничего такого нет! Джейк видит во мне только друга. Ну, то есть, если бы он хотел быть со мной, то зачем ему все эти Перепихи?
- Он хочет заставить тебя ревновать, идиот ты хренов. Противопоставить что-то твоим нелепым бойфрендам, которыми ты перед ним щеголяешь – тебе еще повезло, что его Перепихи так редки.
- Ты бредишь, Эли, или видишь то, что хочешь видеть.
- Ладно. Но ты знаешь, что я вижу? Я вижу мужчину, который выбирает себе любовников на ночь настолько вдруг и случайно, что это может показаться смешным, если только ты не обратишь внимание на их внешность. Ты замечал, как они все выглядят?
- Я их не разглядывал, они не в моем вкусе.
- Надеюсь, что нет, иначе бы ты был настолько самовлюблен, что дальше некуда.
- Какого черта?
- Они все похожи на тебя. На. Тебя. Каждый из этих засранцев, которых ты так презираешь, очень похож на тебя. Они словно копии друг друга… высокие, стройные, худощавые, с темными волнистыми волосами, карими глазами и широкой улыбкой. Они все – это ты. Почему ты думаешь, он выбирает их так внезапно? Почему ты никогда не можешь угадать, кого он будет трахать следующим? Потому что он тоже этого не знает – пока не увидит их внешность. Таким своеобразным образом он пытается быть ближе к тебе, и никто из них не остается с ним дольше, чем на одну ночь, потому что ему хватает этого времени, чтобы понять – они лишь жалкая замена тебя. Но он пытается найти достойную замену, потому что «подлинник» слишком, мать твою, туп, чтобы понять, в чем дело.
Аарон почти со страхом посмотрел на Элисон и отчаянно замотал головой:
- Нет. Не может быть. Если бы он испытывал ко мне такие чувства… если бы он… любил меня, я бы не… не знал, что делать. Все бы разладилось. Я бы больше его не знал… то есть, я бы не знал, что творится у него в голове, а я всегда это знаю. Я не хочу не знать, о чем он думает. Я его потеряю, - в ужасе закончил он.
Элисон обхватила рукой его запястье, чтобы он перестал мельтешить у нее перед глазами, ходя взад-вперед.
- Ты потеряешь его, если не поймешь, что между вами происходит. Ему я говорю то же самое. Вы потеряете друг друга, и тогда где вы окажитесь? Не ищи отговорок, Аарон, потому что ты слишком хорошо знаешь, что если когда-либо потеряешь его, он найдет тебя сам, но если вы оба собьетесь с пути, то просто пропадете.
Аарон вырвал руку из пальцев Элисон и зашагал вниз по улице.
- Надо купить Джейку продукты, у нас длинный список, и это займет черте сколько времени. Ты же не хочешь, чтобы по возвращении мы нашли Мило в шкафу?
Элисон пошла за ним, вытянув впереди себя руки, словно пытаясь его задушить, но вместо этого закричала «Ааааааа!» и взлохматила свои волосы.

* * *

Поняв, что Аарон точно знает, что ему нужно сказать, когда он звонит ему посреди ночи, Джейк начал зависеть от этого, и когда Аарона не было, чтобы сказать ему эти слова, когда его не было здесь, Джейк выбирался из кровати, чтобы пойти и найти его. Он накидывал куртку поверх пижамы, засовывал ноги в ботинки и шел к Аарону пешком, пока по пути не попадалось такси, которое довозило его туда быстрее.
Аарон дал ему дубликат ключей от своей квартиры, и Джейк держал их в одной связке со своими. Как только такси подбрасывало его до дома Аарона, он поднимал взгляд на шестой этаж, на окна справа, посмотреть, горит ли свет. Если горел, он садился на бордюр тротуара, набирал на мобильном номер Аарона и ждал ответа. Если Аарон отвечал, то Джейк сразу же разворачивался и шел к себе домой, по дороге высматривая такси. Если Аарон не отвечал, Джейк открывал его квартиру своими ключами, входил, сбрасывал ботинки и куртку, оставляя их лежать кучей на полу, и залезал под одеяло к нему в кровать. Даже если Аарона не было там, Джейк знал, что он придет, что это просто вопрос времени, когда он вернется сюда.
Так что Джейк просто ждал.
Когда Аарон вернется.

* * *
[/b]

Дверь с грохотом распахнулась, когда Аарон впечатался в нее под напором своей новой фазы в жизни по имени Мэтт. Он, спотыкаясь, сделал несколько шагов назад, пока не уперся спиной в стену, и Мэтт тут же вжался в него всем телом. Переплетясь с ним руками и ногами, Мэтт страстно целовал его, и Аарон пытался сосредоточиться на ощущениях и полностью отдаться чувствам, когда из комнаты раздался сонный голос человека, занимающего все его мысли и отвлекающего внимание от происходящего.
- Перст?
Аарон мгновенно оторвался от губ Мэтта, и тот, вздохнув, уткнулся лбом в стену рядом с его плечом.
- Да, это я. Я дома, - отозвался он.
- Тебя не было.
- Теперь я тут.
Аарон оттолкнул от себя Мэтта и, вытерев рот, спросил:
- Мы можем продолжить завтра?
- Это хрен знает что такое. Ты же понимаешь? - ответил Мэтт вопросом на вопрос.
- Прости, но меня не было дома, когда он позвонил. Ему нужно, чтобы я был дома, когда он звонит.
- Похоже на то, что он любит держать тебя на коротком поводке.
- Я нужен ему.
- Ты нужен мне.
- Завтра. Я обещаю.
Мэтт снова вздохнул и потер глаза.
- Знаешь что, детка? Рано или поздно тебе придется задуматься о наших отношениях. Я знаю, что он твой босс и лучший друг, но я твой бойфренд, Аарон. Я. Не он. Я понимаю, что он важная часть твоей жизни, но тебе придется когда-нибудь принять то, что на первом месте не всегда должен стоять он. На твоей орбите есть и другие люди.
Аарон улыбнулся Мэтту и, пытаясь смягчить ситуацию, спросил:
- Значит, у меня есть орбита? Это такой тонкий намек на то, что я пришелец из космоса?
На лице Мэтта появилась легкая улыбка, и он наклонился поцеловать Аарона в щеку.
- Нет, это толстый намек на то, что ты солнце, - прошептал он, затем отстранился и вышел из квартиры.
- Завтра. Обещаю.
- До завтра, - согласился Мэтт, тихо закрывая за собой дверь.
Аарон отлепился от стены и провел рукой по волосам. Он такой идиот. Зачем он выгнал Мэтта, когда на самом деле ему следовало посадить Джейка в такси и отправить домой? Мэтт прав. Господи, да он же его бойфренд. Это Мэтт должен был остаться.
- Перст?
- Иду.
Вздохнув, Аарон разулся и направился к кровати, по пути раздеваясь и бросая одежду на пол. Надел футболку и пижамные штаны и забрался в постель позади Джейка, который тут же обхватил его руку и положил ее себе на талию. Аарон тихо сказал «поднимись», и Джейк поднял голову, чтобы Аарон смог просунуть одну руку под его подушку и согнуть ее в локте, скользнув второй рукой вверх, ему на грудь. Вскоре они задышали в унисон, и Аарон уже решил, что Джейк заснул, поэтому вздрогнул, когда тишину темноты пронзил произнесенный шепотом вопрос:
- Почему в последние пару недель ты так далеко от меня?
- Я всегда здесь.
- Здесь твое тело, а разум в сотнях миль отсюда. Вообще-то это обычное твое состояние, потому что ты чокнутый и все такое, - Джейк тихо зарычал, когда Аарон дернул его за волосы, - но сейчас это ощущается по-другому.
- Наверное, дело в том, что я просто думаю.
- Опасное занятие, Перст.
Снова рывок за волосы.
- Элисон кое-что сказала мне в тот день, когда мы ходили за продуктами для тебя, и я никак не могу выбросить ее слова из головы.
- Что она сказала? Знаешь, я могу взять ее на работу, чтобы потом снова уволить, если от этого тебе полегчает.
- Оууу, - протянул Аарон, - ты бы сделал это для меня?
Джейк рассмеялся.
- Мне бы хотелось сказать, что я бы сделал это только для тебя, но, думаю, и сам бы этим немало насладился.
- Ты так жесток к бедняжке Эли.
- Она все равно меня любит.
Аарон некоторое время помолчал.
- Да, Моц, она тебя любит. Она всегда заботится о тебе.
- Как и ты, - добавил Джейк шепотом, накрыв своей ладонью обнимающую его руку Аарона.
- Как и я.
Они несколько минут молчали. Аарон вдыхал запах Джейка, уткнувшись носом в его затылок.
- Почему ты так далеко от меня? - спросил Джейк.
- Не знаю, Моц. Я бы сказал тебе, если бы мог объяснить это самому себе.
- Что ж, тогда возвращайся скорее, хорошо?
Аарон крепко-крепко сжал его в своих руках.
- Я постараюсь.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:55 #8 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 3 часть 2
[/b]

По ночам они не всегда встречались именно так. Были ночи, когда Аарон проходил пешком много кварталов к дому Джейка, открывал дверь в его квартиру своими ключами и садился у гончарного круга – единственным освещением ему служил свет уличных фонарей из окна.
Он никогда не знал, когда на него найдет такой настрой – тот накрывал его мощной волной, и успокоиться Аарон мог, лишь снова вернувшись к Джейку. Он сидел за гончарным кругом, стараясь не шуметь, так что тихое гудение вращающегося круга было единственным звуком, прорезающим ночь. Но как бы тихо он ни работал, сонный Джейк всегда выходил в студию, чтобы найти его там. Фотограф ни слова не говорил Аарону, не кидал даже короткого «привет» – он шел к ближайшему от Аарону окну, но не тому, которое освещало гончарный круг, садился на подоконник, подтягивал колени к груди и просто смотрел на Аарона.
Смотрел, как ладони Аарона скользят по мягкой глине, разглаживают ее, формируют ее, создавая то, что задумано.
Джейк смотрел, пока веки не закрывались и он не впадал в полудрему, в мир сна, когда ты забываешься, но в то же время очень чуток, спишь, а вроде и не спишь. Он мог поклясться, что все еще слышит гудение круга и движение рук Аарона по глине, хотя и знал, что последнее было невозможным. Он мог поклясться, что не спал, но неизбежно просыпался утром на диване, укрытый покрывалом, в пустой студии без Аарона. Единственным свидетельством того, что тот приходил ночью, был свет от печи, в которой обжигалось глиняное изделие. Аарон возвращался чуть позже утром и занимался делами, пока не подходило время, когда он мог достать свое творение из печи и начать расписывать его глазурью – обычно самыми яркими и красивыми оттенками синего, которые Джейк когда-либо видел.
Каждый новый горшок или ваза, сделанные Аароном, покидали студию, как только были покрыты глазурью и снова обожжены, но только не те, которые Аарон сделал ночью. Эти стояли на полке, которую ни с того ни с сего повесил на стену Джейк. Она тянулась во всю длину стены и была повешена как раз на такой высоте, чтобы Аарон мог дотянуться и поставить на нее свои изделия.
Одно за другим.
Синие как небо.
Синие как море.
Синие как сумерки.
Синие как глаза Джейка.
Эти работы никогда не покидали студии.
Никогда не покинут студию.
Во всяком случае, пока мнение Джейка хоть что-то значит.
Пока Аарон продолжает пробираться ночью к нему в квартиру, чтобы их создать.

* * *

Когда Элисон открыла дверь в квартиру Джейка, ее оглушил рев басов включенной на полную стерео-системы. Она прошла через гостиную к двери студии. Здесь музыка слышалась чище, отчетливей, рядом на стене от грохота басов дребезжали картины. Элисон открыла дверь и была встречена шквальной волной орущих Ролинг Стоунз, от которой чуть не лопнули барабанные перепонки.
Джейк фотографировал девушку и молодого человека в очень интересных позах. Элисон наклонила голову на бок и пожала плечами. Обе модели были полностью одеты и по сути их позы не были сексуальны, но при этом вся картина выглядела более эротичной, чем если бы он выбрал что-то слишком откровенное. Элисон никогда не притворялась, что точно знает, какой смысл Джейк вкладывает во все свои работы или что он пытается ими сказать, она только знала, что они ей нравятся, и этого было достаточно и для нее, и для Джейка.
Аарон сидел, склонившись над гончарным кругом, его длинные пальцы скользили по вращающемуся сосуду, от дна к верху, вытягивая стенки. Он почти извивался, двигаясь вместе с глиняным изделием, тонкая ткань футболки не скрывала игры мускулов на прогнутой спине. Стопой он отбивал под музыку ритм, отчего вся нога ходила ходуном. Его голова была обмотана тканью, смахивавшей на старую и поношенную футболку, не дававшей волосам упасть на лицо. Элисон почти ощущала исходящую от него волну энергии, когда он двигался вместе с гончарным кругом, и если бы Джейк хотел запечатлеть фотографию полную эротизма, то ему нужно было просто повернуться вправо и сделать несколько снимков Аарона.
Они не обращали внимания друг на друга, но Элисон была уверена, что видит соединяющую их нить едва различимого света. Она смотрела на Джейка и Аарона и думала, что если бы сейчас у нее в руках была пара больших новомодных ножниц, которыми обычно разрезают ленты на церемониях открытия, то она могла бы подойти к ним и разорвать эту связь одним движением лезвий, и тогда бы Джейк и Аарон рухнули на пол, словно лишенные веревок марионетки. И оба бы спотыкались и падали без помощи поддерживающих нитей. Но вместо того, чтобы искать ножницы, Элисон прошла к стерео-системе и вырубила Ролинг Стоунз.
В мгновение, когда музыка перестала играть и в студии, словно бомба, взорвалась тишина, оба мужчины замерли, а затем в замешательстве огляделись. Джейк, показывающий моделям, какие позы они должны принять, споткнулся и чуть не выронил из рук фотоаппарат. Аарон так сильно дернулся, что его ладони сомкнулись, и глина смялась между пальцами. Модели уставились на Элисон испуганными и какими-то стеклянными глазами – карими и голубыми.
- Какого хрена, Эли? - наконец спросил Джейк, растерянно поморгав ресницами.
- Да, милый?
- Ты меня до смерти напугала и, кажется, испортила работу Перста.
- Ну, сделает другую. К тому же я только что избавила вас обоих от неизбежной глухоты в вашем ближайшем будущем.
- Мы всегда так громко включаем музыку во время работы, - из своего угла поддержал Джейка Аарон.
- А я всегда курю после еды, но это же не значит, что курение полезно для моего здоровья?
- Нет, но ведь это охренительно приятно, да? - усмехнулся Аарон.
Джейк тихо рассмеялся, ставя моделей в другие позы.
- Так что привело тебя в нашу скромную обитель? - продолжил Аарон. - Невыносимое желание нас подоставать?
- Оно меня никогда не оставляет, но в этот раз не является моей единственной целью, хотя я собираюсь кое о чем вас попросить, и возможно моя просьба вызовет у вас раздражение, что естественно является лишь восхитительным дополнением.
- Уверен, она вызовет раздражение у него, - сказал Аарон, дернув локтем в сторону Джейка, ладонями он пытался хоть как-то спасти свой сосуд. - А я слишком добродушен, чтобы – эй, Моц, опусти ее руку, а то она похожа на заварной чайник, хотя тот маленький и круглый, а она высокая и стройная, в общем, ты меня понял – раздражаться на тебя.
Джейк поправил положение руки девушки, пробормотав через плечо «спасибо». Элисон только рассмеялась и спросила:
- Какая часть твоего высказывания относилась ко мне?
- А, - рассеянно ответил Аарон, возясь с глиной, - большая часть первых слов и самые прикольные в конце.
- Угу. Ладно.
- Он сказал, что что бы ты ни попросила – я разозлюсь, а он – нет, потому что он добродушный идиот, - пояснил ей Джейк, снова начавший делать снимки. Затем он внезапно остановился, поднял руку и, не поворачиваясь к Аарону, добавил: - И даже не думай говорить то, что собирался сказать, Перст.
- Я не собирался ничего говорить! - воскликнул Аарон.
- Ты собирался сказать как этот чертов Бивис: «Ты сказал идиот». А потом заржать тем самым смехом, который, по-твоему, напоминает Баттхеда, а на самом деле звучит так, словно тебя хватил апоплексический удар.
- Ничего подобного, придурок! - закричал Аарон в спину Джейка, развернулся к Элисон и прошептал: - Ага, так и хотел сказать. - И разулыбался как дурак.
- Как бы сильно мне ни хотелось продолжить этот разминающий мозги разговор, мне нужно знать, сможете ли вы сегодня вечером приглядеть за Мило. Знаю, что прошу вас об этом в последнюю минуту, но у нашей постоянной няни возникли непредвиденные обстоятельства, и я просто в отчаянии.
- Мда… придется тебе нас умолять, - отозвался Джейк.
- А зачем мы тебе оба для этого? Я вот как раз думаю о том, как позже буду думать о планах на сегодняшний вечер.
Элисон вздохнула.
- И что, черт возьми, это значит?
- Это значит, что пока у него планов на вечер нет, но он серьезно размышляет на тему того, что попозже он что-нибудь придумает, - ответил Джейк.
- Спасибо за перевод, - отсалютовала ему Элисон. - Насчет твоего вопроса, О-Нуждающийся-В-Расшифровке, мне нужны вы оба, потому что вместе вы довольно близки к тому, чтобы сойти за одного почти компетентного человека.
- Она назвала нас компетентными, Моц!
- Она сказала «почти», и это относилось к нам «вместе», а не по отдельности.
- Все равно, - счастливо сказал Аарон, - это слово было в одном предложении с нами, и мне этого достаточно!
- Мне нужен ты, - обратилась Элисон к Аарону, - чтобы играть с Мило и развлекать его, и не позволить Джейку привязать его к стулу и забыть о нем, потому что он считает его мелким и беспокойным, и мне нужен Джейк, чтобы он не дал вам вывалиться из окна, когда вы заиграетесь, или выпить какую-нибудь голубую гадость, которую вы найдете под кухонной раковиной.
- Люблю пить всякую гадость, - согласился Аарон.
- А я бы с радостью привязал твое мелкое беспокойное дитя к чему-нибудь прочному и неподвижному, - сказал Джейк.
- Превосходно, - фальшиво-бодрым тоном отозвалась Элисон, - по возвращении я найду Аарона мертвым на полу, вцепившимся в бутыль Виндекс, Джейка – привязанным к раковине в ванной, а Мило – засовывающим вилки в розетки.
- Скорее всего, это будет не так, Эли, - ответил Аарон. - Уверен, Мило будет спокойненько читать или играть со своими игрушками, и с ним будет полный порядок, а вот насчет нас ты, наверное, права.
- Увы, наверное, права.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 22:58 #9 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 4 часть 1
[/b]

Чуть позже Элисон вернулась вместе с Мило и, усадив сына на кухне с цветными карандашами и бумагой, пошла искать Джейка. Конечно же, она нашла его в студии. Он сидел по-турецки на полу перед табуретом, на который Аарон поставил свою самую последнюю «ночную синеву», как Элисон любила называть его работы. Джейк ничего не делал – просто напряженно смотрел на вазу, практически сверля ее глазами.
- Оттенок этой синевы особенно близок к цвету твоих глаз.
Джейк подпрыгнул от неожиданности, а потом повернулся к Элисон с тихим:
- А?
- Синева. На вазе. Очень близка к синеве твоих глаз. Он все пытается подобрать оттенок… И, кажется, уже почти рядом.
- Рядом с чем?
- С цветом твоих глаз, придурок.
- Стерва.
- Клушка.
Джейк засмеялся.
- Почему тебе можно меня так называть, а если я тебя называю клушкой, ты меня лупишь по яйцам?
- Потому что это слово меня унижает, чертов засранец.
- Я так и подумал.
- И хватит отвлекать меня от разговора о синеве.
- Не уверен, что горю желанием участвовать в этом твоем разговоре.
- Может и нет, но я это исправлю.
- Как? Заставишь гореть желанием?
- Да.
- Ну давай, желаю удачи.
- Ты так недоволен, словно занят чем-то важным, когда на самом деле просто сидишь тут, чуть ли не дроча на вазу Аарона.
- Жаль, у меня нет под рукой диктофона, чтобы это записать. Знаешь, Аарон бы поставил часть этой фразы на повтор и слушал бы ее бесконечно.
- Пофиг. Мне не интересно, что развлечет недалекий ум Аарона, мне интересно, как ты собираешься исправить то факт, что сидишь тут в одиночестве и пялишься на вещи, напоминающие тебе о нем?
- Я не сижу тут в одиночестве и не пялюсь на его вещи!
- Тогда чем ты сейчас занимаешься?
- Дыхательной гимнастикой, чтобы, выйдя отсюда, не прибить твоего ребенка.
- Ну ладно.
- Уху.
- Я словно начинка в дурацком сэндвиче между тобой и Аароном.
- Если бы ты была между мной и Аароном, то ты была бы в порно.
- Что ж, это было бы весело, но у меня тут важное дело, и оно никак не может вылиться в порно… хотя, тебе не кажется, что Аарон бы идеально подошел на роль порно-звезды? Он мог бы заработать кучу денег.
Джейк бросил на нее злобный взгляд.
Элисон выгнула бровь и принялась ходить по студии, небрежно поднимая вещи и снова ставя их на место, одновременно продолжая свою мысль:
- А ведь и правда. Он шикарно выглядит, а геи любят красивых мальчиков. Бьюсь об заклад, с этим своим длинным стройным телом он еще и очень гибок. Даже поспорить готова – он точно пластичен. И его рот… уверена, он не хуже других сможет нести всякие непристойности. Ну, он и так каждый день пошлит, ты можешь представить его в постели? Черт. О, и эти ноги, эти совершенные, длинные ноги, которые могут обвить твое тело и… ммм… да, идеально подходит для порно. Нужно спросить, что по этому поводу думает Мэтт, раз сейчас прелестями Аарона пользуется он. И частенько, судя по словам Перста.
При упоминании Мэтта глаза Джейка потемнели. Он встал и, пойдя прочь от Элисон, бросил саркастично через плечо:
- Ну, если Перст говорит… что еще он говорит? Я с превеликим, мать вашу, удовольствием посмакую все подробности. Прямо не могу наслушаться, как Перст болтает с тобой о Мэтте. Дрожу от нетерпения!
- Думаю, он его любит.
Джейк тут же развернулся и практически закричал:
- Это не так!
- Откуда тебе знать?
- Он не любит его, - зарычал Джейк.
- Да, но откуда тебе знать, что Мэтт не любит Аарона?
- Мэтт? Мэтт… я думал, ты говорила об Аароне.
- Я знаю, что ты подумал, что я говорю о нем, - сказала Элисон. - И хочешь узнать, откуда я знаю, что ты подумал о нем?
Джейк снова отвернулся от нее и начал возиться с фотоаппаратом.
- Потому что каждый раз, когда кто-то находится в радиусе 10 шагов от него, ты сходишь с ума. Каждый раз, когда кто-то смеет предположить, что в его жизни есть другие люди, кроме тебя, ты сходишь с ума. Каждый раз, когда он так далеко от тебя, что ты не можешь коснуться его, ты сходишь с ума. Каждый раз, когда ты думаешь, что он покинет тебя, что его здесь нет, ты сходишь с ума. Он стал твоей жизнью, и как ты думаешь, что это значит, Джейкоб? Ты можешь найти этому какое-либо объяснение, чтобы оно не прозвучало так, будто Аарон является осью, вокруг которой вращается твой мир? Потому что если тебе это удастся, то мне бы хотелось узнать, как ты живешь без сердца.
- Я не живу без сердца, - сердито ответил Джейк и, сжав спереди ткань футболки, тихо добавил: - Он прямо в нем.
- Что ты сказал? - спросила Элисон, подойдя ближе.
- Я не живу без сердца.
- Это я слышала.
- Это все, что я сказал.
- Отлично. Это все, что ты сказал! - с досадой воскликнула Элисон. - Верь в это и дальше.
Джейк проводил взглядом с топотом унесшуюся из студии Элисон и рассеянно потер середину груди - ее словно обожгло огнем и обуглило.
- Мама. Дядя Дейк! - закричал из кухни Мило.
Элисон услышала его крик, когда уже подходила к нему.
- Что такое, милый?
- Дядя Пест хочет, чтобы дядя Дейк спустился за ним на лихте, - ответил Мило, поднимаясь и поднося Элисон телефон.
Она еще даже не взяла трубку из руки сына, как услышала ор Аарона:
- Моц! Спустись за мной!
Мило захихикал.
- Дядя Пест сказал поднести трубку к дяде Дейку, чтобы он громко-прегромко ему закричал.
- Твой дядя Перст – дурак, Мило. Запомни это.
Не успела Элисон взять у сына телефон, как он приложил его к своему уху и сказал:
- Мама говорит, что ты дурак.
По лицу Мило расплылась улыбка, и он повернулся к Элисон.
- Дядя Пест сказал, что ты очень красивая женщина, и что он обнимет и поцелует тебя, когда дядя Дейк спустится за ним на лихте.
- Так я и поверила, что он это сказал, - ухмыльнулась Элисон, беря трубку из руки Мило. - Перестань учить Мило обманывать маму.
В этот момент в кухню, все еще потирая грудь, вошел Джейк. Мило обнял его за ногу, и Джейк потрепал его по голове.
- Звонит дядя Перст?
- Ага, ты должен спуститься за ним на лихте.
Последнее слово вызвало у Джейка улыбку.
- Скажи, сейчас спущусь, - тихо попросил он Элисон, выходя за дверь.
- Твой герой идет на помощь, размазня… Нет, трос не оборвется на полпути, это было в кино, Аарон… Нет, ты не рухнешь в шахту с Киану Ривзом и Деннисом Хоппером… В шахтах не живут тролли, тролли вообще не существуют… Я знаю это… Нет, не живут… Я не буду спрашивать у Мило, верит ли он в лифтовых троллей.
- А есть лихтовые тролли, мама?
Элисон вздохнула.
- Здорово, теперь ты напугал моего сына. - Послушав несколько секунд Аарона, она повернулась к Мило и сказала: - Они готовят печенье, милый. Как эльфы Киблера по телевизору.
- О. Хорошо, - поверил Мило и вернулся к своему креслу, чтобы продолжить рисовать.
Элисон отошла подальше, чтобы сын ее больше не слышал.
- Как тебе только пришла в голову такая хрень? Лифтовые тролли, готовящие печенья? Вот честно, Аарон, я за тебя волнуюсь… Да, волнуюсь, ты реально больной на всю голову. Нет, я не говорю, что у тебя болит голова, идиот. Но я могу сделать так, что она у тебя заболит… Нет, если ты дашь сначала по голове мне, тебе это не поможет. Там твой стервец ненаглядный еще не спустился? Я устала от этого разговора, я от него тупею – твой мозг убивает все мои умные клетки… Да, они у меня есть… Нет, у тебя их нет… Он там уже? Ну, наконец-то!.. Нет… нет… нет… нажимай на отбой, Аарон… Заканчивай болтать… Да, увидимся через две минуты… Да нажимай уже на отбой... Ладно, хорошо… Пока… Жми на отбой!
Элисон засмеялась, когда в трубке наконец раздался щелчок – Джейк как всегда был «вежлив». Она представила, как Аарон всю дорогу на лифте наверх будет выедать ему за это мозг. Элисон вернулась к Мило, чтобы порисовать с ним, пока не поднимутся кружащийся дервиш со своим дружком.
- … Я разговаривал с Эли! Сколько раз я должен тебе это повторять, чтобы ты наконец понял? - донесся из-за двери голос Аарона перед тем, как тот ее распахнул, явно все еще выедая Джейку мозг. - Это некрасиво – прерывать звонок, когда человек на другом конце трубки еще не закончил разговор. Это плохие манеры, ты, Неандерталец.
- Учитывая то, что, не нажми я на отбой, ты все еще стоял бы внизу, болтая с ней, вместо того, чтобы стоять здесь с ней лицом к лицу, я вижу только положительный результат от своих действий.
- Не удивительно, goombah*.
- Привет, Тони Сопрано.
- Точно! - возбужденно воскликнул Аарон, тут же позабыв о споре с Джейком. - Подцепил это слово в «Клане Сопрано»! Обожаю его!
- Тебя совсем не беспокоит то, что ты один смотришь этот сериал, когда все его посмотрели уже черт знает когда?
- Я не любитель спешки – слышала когда-нибудь про Ахиллеса и черепаху*?
- Это бессмыслица.
- Может и так, но от этого она не становится менее верной.
Джейк закатил глаза, прошел к кухонному столу и сел за него.
- Что ты рисуешь, Мило?
- Дядю Песта и лихтовых троллей.
- Ооо! – воскликнул Аарон, плюхнувшись на стул рядом с Джейком. - А печенья там есть?
- Ага.
- Какие?
- Разные.
- И шоколадные, и арахисовые, и имбирные?
- Ага.
- А как насчет из червяков и козявок?
- Никто не делает печенья из козявок, - захихикал Мило.
- Делают! И они мои самые любимые! - широко улыбнулся Аарон.
- И они зеленые и наполнены большими склизкими козюльками.
- Боже, - пробормотала Элисон. Она встала и повернулась к Джейку. - Не подпускай их к шкафчику под раковиной.
Джейк посмотрел на нее через плечо и улыбнулся, а Аарон с Мило углубились в подробное обсуждение, что можно еще такого препротивного засунуть в печенья. Элисон подошла к сыну и поцеловала его в макушку.
- Будь умницей и пригляди за своими дядями.
- Хорошо, мамочка.
- Отлично. Увидимся позже, мальчики.
Она вышла за дверь под хор прощальных «пока».
Аарон хлопнул в ладони и потер их.
- Итак, она ушла. И чего бы нам теперь такого натворить?
Джейк поднялся, чтобы приготовить попкорн и, проходя мимо Аарона, дал ему подзатыльник. Аарон взвизгнул и потер голову, кухню заполнило хихиканье Мило.



Goombah - приятель, товарищ, близкий друг по-итальянски.
Ахилле́с и черепа́ха — одна из апорий древнегреческого философа Зенона. Апории Зенона - внешне парадоксальные рассуждения на тему о движении и множестве.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:05 #10 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 4 часть 2
[/b]

Джейк оглядел наведенный в его студии беспорядок. Аарон решил, что она превосходно подойдет для бега с препятствиями, который завершился полным и совершеннейшим хаосом. На полу валялись стулья, покрывала, диванные подушки, скейтборд и лыжные палки – Джейк сказал, что у них слишком острые и опасные концы, поэтому Аарон нацепил на них зефиринки, что потом натолкнуло его на мысль испечь их* и для этого разжечь костер в металлическом мусорном ведре. К счастью, Джейку удалось остановить Аарона до того, как тот бросил спичку в ведро, отчего, конечно же, включилась бы противопожарная система. Однако этим его успехи по управлению ситуацией и ограничились.
Вечер у них начался приготовлением попкорна для просмотра фильма. Аарон настоял на том, чтобы добавить в него мармеладных червяков, доверительно сообщив Мило, что этих червяков он хранил для приготовления печений, но готов пожертвовать ими ради попкорна. Мило подумал, что за всю свою четырехлетнюю жизнь не ел ничего вкуснее попкорна с червяками. Джейк подумал, что его сейчас вырвет.
Они уже посмотрели половину фильма с говорящей рыбой, как вдруг у Аарона включился режим гиперактивности, и ему пришло в голову поиграть в бег с препятствиями.
Мило был в восторге от этой идеи.
Джейк выпил штук шесть таблеток от головной боли.
Как только бег с препятствиями закончил свой бег, если можно так выразиться, Аарон усадил Мило за свой гончарный круг возиться с глиной. Аарон залез в шкаф Джейка, вытащил оттуда его футболку – Джейк был уверен, что она стоила не меньше сотни долларов – и надел ее на Мило, чтобы тот не испачкал свою одежду и чтобы Элисон потом не надрала Аарону за это задницу. Они больше получаса наводили грязищу за гончарным кругом и вокруг него.
Джейк думал, что разозлится, когда Мило вдруг хлопнул в ладоши и пол и окна студии покрылись грязными брызгами - но нет, вместо этого в груди снова вспыхнула боль, когда Аарон откинул голову и расхохотался, увидев выраженный таким образом детский восторг. Грудь сдавливало и сжимало, пока Джейк смотрел на сидящего на коленях Аарона Мило, на обнимающего ребенка Аарона, терпеливо и в то же время с таким удовольствием показывающего, как и что надо делать.
Джейк заснял их несколько раз, запечатлев эту часть вечера.
Он думал, что это будет самая лучшая часть вечера, пока не наткнулся в ванной на чистящих зубы Аарона с Мило – чтобы видеть себя в зеркало малыш забрался на стул. Они одновременно повернулись к нему с широкими улыбками на измазанных пастой губах. Джейк невольно согнул палец, словно нажимая на спуск фотоаппарата и делая снимок. Он был абсолютно уверен, что этот момент – самая лучшая часть вечера, пока не пришло время сказок.
Мило, нарядившись в пижаму с рисунком Боба-строителя, запрыгнул в кровать Джейка, Аарон подоткнул под него со всех сторон одеяло и кивнул стоящему в дверях Джейку, чтобы тот подошел и присоединился к ним. Джейк лег в постель с другой стороны от Мило, свернувшегося калачиком и прижавшегося к Аарону. Он тоже подвинулся насколько возможно ближе к Аарону и чуть не заснул под звук его голоса.
В большой зеленой комнате был телефон
И красный воздушный шарик,
И картина коровы, прыгающей через луну…*

- Обожаю эту книгу, дядя Пест, - зевнул Мило.
Джейк, улыбаясь, смотрел, как под мягкий, успокаивающий голос Аарона, у Мило начинают слипаться глаза.
Баю-баюшки, комната,
Баю-баюшки, луна,
Баю-баюшки, корова, прыгающая через Луну…

Джейк слышал и чувствовал, как выравнивается дыхание Мило, пока малыш погружался в сон.
Баю-баюшки никому,
Баю-баюшки, каша,
Баю-баюшки, старушка, прошептавшая «Тихо»,
Баю-баюшки, звезды,
Баю-баюшки, воздух,
Баю-баюшки всем звукам во всем мире
, - затих голос Аарона, когда он закрыл книгу и посмотрел на Джейка.
- Мне больше всего понравилась эта часть вечера, - прошептал Джейк.
На лице Аарона появилась легкая улыбка.
- Аха. Потому что мы оба утихомирились, не лезем больше в твой шкаф и не играем с лыжными палками.
- Ну да… точно. - Джейк в притворном раздражении закатил глаза.
Они некоторое время молчали, Джейк нежно гладил Мило по спине, сознательно задевая пальцы Аарона, лежащие на маленькой лопатке малыша.
- Ты хочешь детей? - вдруг спросил Джейк, подняв глаза на Аарона.
- Очень хочу.
- Правда?
- Да. Но сначала бы мне хотелось найти человека, с которым бы я их растил, который бы посмотрел на меня и сказал: «Этот. Мне нужен этот». Понимаешь меня? Мне нужен кто-то, кто с первой же секунды поймет, что хочет быть со мной, и растить со мной детей, и просто… любить меня.
- Это нетрудно.
- Что нетрудно?
- Любить тебя, - не подумав, ответил Джейк. - Эм… я хотел сказать, найти того, кто будет любить тебя… это не должно быть… не должно быть так уж и трудно, - поспешно исправился он.
- О да, совсем не трудно. Все это время мне было тааак легко найти такого человека, и я тааак в этом преуспел, - ухмыльнулся Аарон.
- Знаешь, ты будешь замечательным отцом,- добавил Джейк, надеясь отвлечь Аарона от темы о нем и ком-то другом.
- Думаешь?
- Я знаю это.
Аарон широко улыбнулся.
- Ты так говоришь только потому, что у меня умственное развитие ребенка и такое же рассеянное внимание.
- И поэтому тоже. Но ты будешь замечательным. Просто замечательным отцом. Я в этом нисколько не сомневаюсь.
- Но мне нужен кто-то, кто будет уравновешивать меня, кто-то, кто не даст мне с ребенком выпить голубой херни и заставит надеть зефир на лыжные палки. И все в таком роде.
Джейк улыбнулся.
- Думаю, ты и сам со всем справишься. Ты только притворяешься дураком.
- Аха, - вздохнул Аарон. - На самом деле я не настолько глуп, как мне бы того хотелось.
- Но, если это тебя успокоит – ты очень нелепый.
- Оуу, ну спасибо, Моц.
- Всегда пожалуйста.
Несколько минут они лежали в тишине, пока Аарон не спросил:
- А ты хочешь детей?
Джейк пожал плечами.
- Не знаю. Я не в очень большом восторге от них. Они меня раздражают и постоянно то кричат, то хотят есть, то плачут, то цепляются. Они всегда с чем-нибудь да прицепятся.
Аарон тихо рассмеялся.
- Ты только что описал меня, Джейкоб.
- И правда, - улыбнулся Джейк.
- Но ты же оставил меня рядом с собой, так что, думаю, и с детьми уживешься.
- Может быть.
- Да точно. Ты будешь отличным отцом.
- Не уверен, что знаю, что значит быть хорошим отцом. Своего отца я видел не так уж и часто, а когда видел, ему не очень-то удавалось показать мне, каким должен быть хороший отец.
- Значит, тебе просто-напросто нужно делать все не так, как он.
- Но если я сделаю что-то неправильно? Что если у меня не получится?
- У тебя всегда все получается. К тому же, тебе не кажется, что точно так же чувствует себя любой родитель? Ты никогда не знаешь, что случится. Тебе просто надо верить.
- Ты знаешь, как все это сложно для меня. Я – не ты, Аарон. Ты делаешь все, что тебе хочется, без страха и сомнений. Ты живешь. Я… я же парень, который никогда не высовывает носа из дома и прежде чем что-то сделать, подумает и взвесит все тысячу раз. Я отстал от жизни.
- Да, но у меня учиться жизни тоже не надо. Потому что если ты это сделаешь, то или окажешься в реанимации, или всю оставшуюся жизнь будешь работать на одни лекарства. Так что, думаю, лучше найти золотую середину.
- Может быть, Элисон права. Кто-то должен перемешать нас в блендере, и тогда выйдет один вполне нормальный человек.
- Или очень успешный маньяк.
Джейк засмеялся.
- Ты все еще не выкинешь из головы эту мысль?
- Неа, я все еще настаиваю на том, что в тебе есть что-то от маньяка.
- И при этом ты остаешься со мной и каждый день достаешь меня, медленно доводя до предела, пока мне наконец не захочется тебя прибить.
- Аха, - усмехнулся Аарон.
- Ну, раз ты и сам это понимаешь, то надо заставить тебя подписать какую-нибудь бумажку, которая избавит меня от неприятностей, если я на самом деле решу тебя убить.
- Если ты соберешься меня убивать, то, пожалуйста, обещай, что сделаешь это каким-нибудь извращенным способом, ну или как-нибудь ужасно необычно – не будь скучным, Моц, потому что в таком случае никто не будет смотреть специальный выпуск по каналу Court TV*.
- Обещаю.
- Видишь, ты всегда делаешь все, чтобы осчастливить или порадовать меня. Ты будешь прекрасным отцом.
- Я беспокоюсь за тебя, Перст. Ты почти на одном выдохе назвал меня и отцом и маньяком.
- Маньяком-извращенцем.
- Ты ведь осознаешь, что Мило вероятно впитывает наш разговор на подсознательном уровне и будет спрашивать потом у Эли, что значит «извращенец», и когда он это сделает, отвечать за это будешь ты. Меня здесь не было.
Аарон начал в замешательстве оглядываться.
- А? Что это? Кто со мной говорит? Кто здесь?
- Идиот.
- Кто-то что-то сказал?
Джейк схватил Аарона за палец и дернул. Аарон удивленно уставился на него.
- О, Джейкоб! Ты здесь? Когда ты пришел?
- Примерно тогда, когда у тебя поехала крыша.
- И почему ты не поставил ее на место, когда проходил мимо? Избавил бы меня от нехилой кучи проблем.
- Она съезжала слишком быстро и выглядела ошалевшей.
- Ааа, - грустно протянул Аарон. - Я часто так действую на нее.
- Заткнись, Аарон.
- Затыкаюсь.
Джейк смотрел, как Аарон перебирает волосы Мило.
- Ты правда думаешь, что я буду хорошим отцом? - спросил Аарон.
- Совершенно точно будешь.
- Моц?
- Хмм?
- Я целый вечер хотел тебе кое-что сказать.
- Ты беременный, да? - усмехнулся Джейк.
Аарон улыбнулся уголком губ.
- Будь серьезен.
- Но ты не беременный?
- Нет, болван.
- Тогда с чего вдруг такая серьезность?
- Не знаю… я просто не могу придумать, как тебе лучше об этом сказать.
От тона, каким Аарон это произнес, у Джейка скрутило живот.
- Тогда просто скажи. Не ходи вокруг да около.
- Мэтт предложил мне переехать жить к нему. Я согласился.



Сказка Уайз Браун Маргарет «Баю-баюшки, луна»
Court TV - популярный кабельный телеканал в США, который специализируется на освещении громких юридических дел, криминальных новостях, законодательстве и правосудии.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:12 #11 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 5
[/b]

Джейк подумал, что неправильно расслышал Аарона. Аарон не мог сказать, что собирается переехать к Мэтту. Это невозможно. Этого просто не может быть.
Не может.
Кровь медленно стыла в его жилах, все внутри деревенело, Джейк был уверен, что видит, как его руки покрываются инеем, и тот должно быть уже подбирался к его шее, потому что ему было так чертовски холодно, что он едва мог вздохнуть.
Холод так неожиданно объял его, пробравшись до самых костей, что Джейку стало физически больно.
Очень больно.
И ему казалось, что он такой хрупкий, что может легко разломаться, как кусок льда.
Джейк видел, как пальцы Аарона сдвинулись на миллиметр к его пальцам, и быстро отдернул руку, боясь, что если Аарон сейчас их коснется, то они разлетятся ледяными осколками.
И что тогда с ним будет?
Он поднял взгляд и увидел, что губы Аарона двигаются, но почему-то не слышал ни единого звука, и у Аарона были печальные глаза. Джейк ненавидел, когда в глазах Аарона была печаль. Он многое ему прощал из-за таких глаз. Однако сейчас Джейк не был уверен, что печали в его глазах будет достаточно для того, чтобы забыть о сказанном.
Так много раз Джейк потворствовал Аарону.
Было так много всего, что Джейк мог вынести от него.
Пока что-то не перекосилось.
Пока это что-то не сломалось.
Джейк вздрогнул, когда зазвонил стоящий у постели телефон. Оказалось, в мире есть еще звуки, и Джейк никак не мог понять, почему тогда он не слышит тех, что произносит Аарон.
На лице Аарона отразилась досада, он протянул руку и поднял трубку прежде, чем звонок разбудит Мило. Когда он отвечал на телефон, его губы продолжали двигаться, но даже тогда Джейк ничего не слышал. Он видел, как Аарон прикрыл ладонью трубку и одними губами сказал: «Это Элисон». Джейк не понимал, зачем Аарон пытается ему что-то шептать, когда он не услышал бы его, кричи он сейчас во всю силу легких. Аарон скатился с постели и вышел из комнаты, чтобы поговорить с Элисон, не боясь разбудить Мило. Как только он ушел, волна звуков обрушилась на Джейка. Он слышал, как Мило глубоко дышит рядом с ним. Слышал, как хрустят суставы пальцев, когда он сжимает кулаки.
Он слышал стук своего сердца.
Он даже слышал, как у него крутит живот.
Джейк скатился с кровати, в панике выскочил за дверь и понесся по коридору. Ему нужно было укрыться в ванной, как можно дальше убежать от Аарона.
Трясущимися руками ему удалось повернуть ручку двери, и он, шатаясь, ввалился в крохотную ванную – в своей студии он чувствовал себя в безопасности. Джейк включил воду, чтобы заглушить звуки, и упал на колени возле унитаза. Его рвало.
Он давился.
Кашлял.
Задыхался.
Его чуть не вывернуло на изнанку, пока он освобождался от всего, что скопилось у него внутри – грязи, грусти, одиночества. Лоб покрылся испариной.
Бока болели.
Горло жгло.
Его всего трясло.
А он все не мог остановиться. В нем было так много того, что хотелось смыть, так много черноты внутри, что он просто не мог остановиться.
Он боялся, что если так и не остановится, то сердце тоже выскочит вслед со всем остальным, хоть от него и так осталось совсем немного. От его сердца так мало осталось, что невозможно было отдать еще кусок и остаться живым.
Когда рвота наконец прекратилась, Джейк оттолкнулся руками от унитаза и наклонился вперед, уткнувшись лбом в холодную плитку пола. Соскользнувшие вниз ладони, прижались к полу. Медленно подняв их, Джейк обхватил голову.
И тогда раздался этот звук. Этот странный, надтреснутый звук. Словно что-то ломалось или крошилось. И только когда потекшие по щекам горячие слезы закапали на пол, Джейк понял, что эти звуки издает он. Его рот был открыт, но из горла выходили лишь полузадушенные, хриплые, рваные всхлипы.
И больше ничего.
Ему хотелось выть, рыдать и стонать, но были лишь обжигающие слезы.
Горло чем-то забилось, как и нутро. А он-то решил, что избавился от всего, что скопилось внутри. Но в нем еще осталось достаточно горечи и боли, которые мешали, не давали крикам сорваться с губ.
Все, что у него было – горячие слезы и безмолвные, хриплые стоны.

* * *
[/b]

- Моц? - прошептал Аарон, когда Джейк побелел, как простыня. - Моц?.. Джейк?
Его голос становился все тише и неувереннее, пока Джейк смотрел на него и, казалось, не видел. Он смотрел на него тем отсутствующим взглядом, который Аарон ненавидел. В его глазах были одиночество и потерянность.
Аарон ненавидел этот взгляд.
Зачем он это сказал? Зачем? Аарон не понимал, почему эти слова вырвались у него, и ему до боли хотелось забрать их назад.
Сделать все что угодно, лишь бы не видеть таких глаз у Джейка.
Глаз, от которых сердце рвалось на части.
Джейк весь поджался, ушел в себя, и Аарон протянул руку, чтобы коснуться его пальцев. Он вздрогнул всем телом, когда Джейк поспешно отдернул свою руку. Этот невольный рефлекс, короткое движение, вызванное желанием отстраниться от него, потрясло Аарона, надломив что-то в душе. Джейк никогда раньше не отстранялся от него.
Никогда.
Аарон не знал, что делать.
Но прежде чем он что-то успел придумать, зазвонил телефон, и ему пришлось отвести взгляд от глаз Джейка и быстро ответить на звонок, чтобы тот не разбудил Мило. Услышав в трубке голос Элисон, он снова повернулся к Джейку сказать ему, кто звонит, и наткнулся на все тот же отсутствующий взгляд. Джейк застыл и не шевелился.
- Это Элисон, - прошептал Аарон.
Джейк никак не показал, что услышал его. Джейк все еще не двигался.
Аарон решил выйти из комнаты, чтобы не беспокоить разговором Мило. И, если уж быть до конца честным, чтобы сбежать от этого взгляда Джейка и собраться с мыслями.
Чтобы придумать план.
Придумать, что сделать, чтобы не было больше этого взгляда.
Или, по крайней мере, примитивную машину времени, которая бы вернула его на пять минут назад, когда он еще не сказал эти слова.
Когда еще не было так больно в душе.
Он побрел в кухню, даже не вслушиваясь в то, что говорит Элисон, все еще видя побелевшее лицо Джейка, его потерянный взгляд.
- Аарон! Алло! Ты слушаешь меня, маленький мерзавец? - кричала Элисон в трубку.
- Он ничего не сказал, - пробормотал Аарон, прошел в угол кухни и, повернувшись спиной к стене, соскользнул по ней на пол.
- Кто? О чем ты говоришь?
- Я думал, он будет бороться за меня. Я думал, может быть… после того, что ты сказала… И ничего. Он даже ничего не сказал. Почему?
- Почему кто чего-то там тебе не сказал? О чем, черт возьми, ты говоришь?
- Джейк. Он ничего не сказал. Не спорил. Не ругался. Не сказал мне: «Нет, ты не можешь». Он вообще ничего не сказал.
- Что ты сказал ему, Аарон? - тихо спросила Элисон.
- Сказал, что я согласился.
- Согласился на что?
- Он не боролся за меня, Эли. А я думал, что может быть будет…
- Черт тебя подери, Аарон, скажи мне, блин, о чем ты говоришь! На что ты согласился, и почему Джейк не говорит с тобой?
- Мэтт попросил меня переехать жить к нему. Три дня назад. Сказал, что любит меня и хочет, чтобы я все время был рядом, потому что он скучает, когда меня нет. Мне никто никогда не говорил такого, никто не хотел быть со мной все время.
- Никто? Ты правда так думаешь? Тогда что означают звонки Джейка посреди ночи, когда ему необходимо услышать, что ты здесь? Что означает то, что он идет к тебе домой, зная, что ты там будешь, когда вообще почти никуда не выходит из своей квартиры? Что еще, мать твою, это может означать, как не то, что он скучает по тебе и хочет все время быть рядом с тобой?
- Я знаю это, но он никогда мне этого не говорил. Он никогда не говорил этих слов вслух, как это сделал Мэтт. С ним я никогда не могу быть уверен. Одну минуту я думаю, что может быть, только может быть… а в другую – он отворачивается от меня, и я похож на какую-то глупую девчонку, ожидающую, когда объект ее желания принесет ей шоколадки, цветы и сонеты.
- Ты же знаешь, что Джейк не такой. Он не ответил тебе сразу же, потому что он идиот. Испуганный маленький мальчик, но все-таки больше – идиот. И он даст тебе шоколадку только в том случае, если уверен, что половину ты оставишь ему. И если он подарит тебе цветок, то это будет гвоздика для плюшек, потому что он захочет, чтобы ты их ему испек, так как сам не имеет ни малейшего понятия, как пользоваться духовкой и взвешивать ингредиенты. И если ты считаешь, что он не дарит тебе сонеты, значит, просто не видишь этого. Каждый твой снимок, сделанный им – сонет. И он каждый день пишет тебе новый, замечаешь ты это или нет. Целых пять лет, Аарон! Тысячи сонетов только для тебя.
- Но он ничего не ответил. Я сказал ему, что съезжаюсь с Мэттом, а он и рта не раскрыл. Не стал бороться за меня. Он всегда спорит и борется со мной, если дело касается чего-то важного. Он никогда не отступает. - Горло сжималось, и Аарон запинался, давился словами. - Он отпустил меня, Эли.
- Он ничего не сказал, потому что ты, наверное, не дал ему достаточно времени. Зная тебя, ты скорее всего просто брякнул это ни с того ни сего, потому что ты неимоверный глупец, а он не смог это все сразу осознать. Ты ожидал, что он за секунду переварит тот факт, что его мир рушится, и тут же начнет с тобой спорить?
- Я просто хотел, чтобы он сказал «нет». Он всегда говорит мне «нет», когда считает, что имеет право лезть в мои дела, хотя никогда его не имеет, но он все равно говорит «нет». Он мог бы просто сказать «нет».
- О, милый, - вздохнула Элисон. - Я сдаюсь. Все. Не знаю, что еще могу сказать или сделать, чтобы заставить кого-нибудь из вас все понять. Просто не знаю.
- Можно, я пойду сейчас домой, Эли? Мило спит, о нем позаботится Джейк. Я хочу домой.
- Иди. Я скоро приеду к Джейку. Кто-то должен разобраться с бардаком, который ты устроил.
- Я вернусь утром и все за нами приберу. Я обещал Моцу.
- Я не об этом бардаке говорю, дорогой, и думаю, ты это знаешь, - ответила Элисон и повесила трубку.

* * *
[/b]

Элисон открыла дверь своим ключом и прошла в спальню Джейка проведать Мило. Он крепко спал, пребывая в своем мире снов.
Джейка нигде не было видно, но Элисон точно знала, где его искать.
Она медленно открыла дверь в студию, ожидая, что увидит место катастрофы. Она и увидела, только не то, что предполагала – вместо разбитых горшков и разорванных фотографий вокруг была обычная разруха, наведенная Аароном и Мило. Признаков присутствия Джейка здесь не было. Не было его, держащего в руках свое разбитое сердце.
Элисон заметила, что дверь в ванную закрыта и что из-под нее просачивается свет.
- Джейк? - тихо позвала она, постучав.
Ответа не последовало, поэтому она снова позвала:
- Джейк?
Ничего.
- Открой, это Эли.
Она попробовала повернуть ручку, и та подалась. Элисон осторожно открыла дверь и, посмотрев вниз, увидела спящего Джейка, скрючившегося на полу.
- О, милый, - вздохнула она и, опустившись на колени рядом с ним, потрясла его за руку. - Проснись. Я вернулась.
Джейк что-то так тихо пробормотал, что Элисон не расслышала слов, затем слабым голосом спросил:
- Перст?
Элисон захотелось и заплакать, и ударить Аарона одновременно. В голове мелькнула мысль, сможет ли она сделать потом и то и другое.
- Нет, милый, это Элисон.
Джейк открыл глаза.
- Он ушел?
- Да.
- Хорошо. - Он отвернулся от нее.
- Нет, не хорошо. Это ужасно. Отвратительно. Плохо.
- Очень плохой день*, - продолжил Джей с грустным смешком.
- Не шути, Джейкоб. Это не детская книжка, и тут не будет счастливой концовки, если ты сам ничего не сделаешь. Я пробовала говорить с Аароном, и с меня хватит его идиотизма. Я рассчитываю на тебя, на то, что ты перестанешь глупить.
- Он согласился. Вот так легко. Он согласился.
- И ты не находишь это странным? С прошлыми своими «фазами» он и близко не подходил к совместному проживанию, так почему же сейчас? Почему с Мэттом?
- Потому что Мэтт заботится о нем и любит его.
- У него была куча любовников, которые любили его и заботились о нем. Но он всегда возвращался к тебе. Всегда.
- Может быть, он просто устал возвращаться.
- Я думаю, он устал возвращаться, когда его об этом не просят.
- Я не имею право просить его возвращаться. Он должен делать это по собственному желанию.
- О, а значит, ты имеешь право на то, чтобы постоянно твердить ему при появлении новой пассии, что они не достаточно хороши для него и что ему лучше будет без них.
- Они не были достаточно хороши, и ему лучше без них.
- Ему лучше с тобой, - тихо сказал Элисон, ложась рядом с ним, обвивая его руками и кладя подбородок ему на плечо.
- Тогда почему он оставляет меня?
- Потому что хочет, чтобы ты сказал ему, что он не может этого сделать. Он хочет, чтобы ты вернул его домой. В этот дом, сюда, где он нужен, где его место.
- Но что, если его дом на самом деле там, где Мэтт? Что если, на этом долгом пути именно с Мэттом он будет очень счастлив и рядом с ним его место? Мне важнее, чтобы он был счастлив, чем был со мной.
Элисон сжала его в объятиях.
- Милый, услышать от тебя такие слова – вот что сделает его счастливым. Он очень счастлив с тобой, хоть ты и сводишь его с ума, а он ведет тебя… черт, не знаю, куда он тебя ведет – но похоже, спихивает он тебя куда-то на обочину, на порог дома каких-нибудь дряхлых и мразматичных пьянчужек-стариков, которых показывают в новостях.
Элисон почувствовала, как у ее щеки изогнулся в улыбке уголок губ Джейка.
- Ты делаешь его очень счастливым. Ты. Делаешь. Его. Счастливым. И что самое удивительное – он тоже делает тебя счастливым. Я никогда не видела, чтобы ты был с кем-то по-настоящему счастлив, но с ним ты счастлив, со всей его придурью и тем, что он спихивает тебя черте куда.
- Можешь представить его за рулем машины?
- Я предпочту, чтобы за рулем был Мило.
- И я, - согласился Джейк. - У Перста есть только одно преимущество – его ноги достают до педалей.
Элисон снова крепко сжала его в своих руках.
- Ты же знаешь, я тебя люблю.
- Знаю. И тоже тебя люблю.
Элисон уткнулась лбом в висок Джейка и прошептала ему на ухо:
- Эти же слова ты должен сказать Аарону. Ты должен сказать, что любишь его.
Ответом Джейка было лишь его дыхание.
- Ты же любишь его, да?
И снова молчание. Элисон уже готова была оставить надежду на то, что хотя бы Джейк все поймет, когда услышала слово, которое так долго и мучительно жаждала услышать.
- Да.
- Скажи это, - прошептала она, прижимая его к своей груди. - Громко.
И Джейк, наконец, громко и отчетливо произнес:
- Я… его… люблю.


Детская книга Judith Viorst «Alexander and the Terrible, Horrible, No Good, Very Bad Day»
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:18 #12 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 6 часть 1
[/b]

Джейк проснулся утром опустошенный и подавленный.
Он сказал это.
Вслух.
И из всех людей именно Элисон – единственному человеку помимо Аарона, у которого язык длиннее гребаного Гранд-Каньона. Он был уверен, что она бы с радостью понеслась к Аарону и выложила тому все, что он сказал, но еще он без всякого сомнения знал, что она никогда его так не предаст. Элисон ничего не расскажет, даже если это ее убьет, и он так же поступил бы ради нее. Однако это нисколько не уменьшало его боли и потрясения.
Джейк не мог поверить, что сказал это. Сказал, что любит Аарона.
Он знал это. Знал точно так же, как знал, что небеса голубые, а трава зеленая. Он знал, что любит Аарона. Но признать это вслух, произнести эти слова от всего сердца, было чем-то настолько пугающим, что Джейк удивлялся, почему он еще не лежит, скрючившись в ванной на полу, парализованный страхом, не в состоянии пошевельнуться.
Он всегда был одинок. Долгое время он вынужден был полагаться только на самого себя. Затем появилась Элисон. Каждый день она была рядом, поддерживала его и побуждала работать, но потом пришел Аарон, и всего лишь за какие-то пять минут стал для Джейка всем, что ему когда-либо было нужно. Конец истории. Джейк пропал с первой же секунды. Он пытался отрицать это – пять треклятых лет он пытался это отрицать – но больше не мог разыгрывать из себя дурачка. Слова слетели с его губ, и хотя его как молнией пронзало страхом, невозможно было забрать их назад.
Он устал притворяться, что Аарон не является центром его вселенной. Что Аарон не является причиной того, что он утром встает с постели, а вечером может уснуть. Он больше не собирался отрицать, что Аарон отодвинул стены, ограждающие его мир, намного дальше, чем это когда-либо было возможно. До Аарона они стояли так близко от Джейка, что он мог вытянуть руки и дотронуться до всех четырех, как в клетку заключивших его. Теперь, когда Аарон создал лазейку наружу, Джейк обнаружил, что вокруг него есть и солнце, и звезды, и свежий воздух. В последнее время он даже не видел этих стен - так далеко их раздвинул Аарон. Только благодаря ему Джейк мог раскинуть руки и кружиться, кружиться, кружиться как юла, и так и не коснуться каменных глыб, чувствуя руками лишь жизнь и тепло. Ушел холод. Исчезли нерушимые стены. И на их место пришел Аарон.
Но теперь и Аарон уйдет. И Джейк знал, что без его защиты стены снова тихо вернутся на место и сомкнутся вокруг, замуровывая.
О-так-медленно удушая.
Хороня живьем.
Но разве он не знал все это время, что так и будет? Разве он не знал, что не сможет заточить навсегда в своем крохотном мире такого жизнерадостного и веселого человека, как Аарон?
Знал.
Он знал.
Знал, что это было слишком хорошо, слишком реально, что в этом было слишком много жизни, чтобы он смог это удержать.
Для Джейка навсегда останется загадкой то, как он мог удерживать Аарона в границах своего мира так долго. Он все спрашивал себя: какое заклинание ему удалось сотворить, что Аарон так долго нес караул, защищая его? Что-то настолько прекрасное не должно быть спрятано в коробке. Джейк пытался это сделать… Он сохранял каждую снятую им фотографию Аарона в коробке для снимков – в одной, второй, третьей – в попытке как-то удержать его рядом с собой, не дать ускользнуть. Джейк почему-то думал, что может привязать его к себе, если сохранит все эти снимки, где запечатлены его лицо, тело, душа. Словно это была какая-то форма колдовства: поймай в ловушку душу, образ - и ты поймаешь человека. Но Аарона нельзя уместить в столь маленьком пространстве, его нельзя заточить в коробке с плоскими, двухмерными изображениями. Поэтому он ничего ему не скажет.
Ни единого слова.
Он даст ему уйти, выпустит из коробки.
Джейк слишком многим ему обязан. Он так долго держал его в своих стенах, что сейчас должен его освободить
Элисон точно его убьет и выкинет в Ист-Ривер.
Он знает это.
Он также знает, что, наверное, никогда уже не сможет дышать, но это стоит того, если он будет видеть Аарона вне его – Джейкова – чахлого существования.
Это стоит того, если он будет видеть, что жизнерадостный свет Аарона никогда не потускнеет, никогда не погаснет.
* * *
[/b]

Выйдя из спальни, Джейк побрел по коридору и услышал доносящиеся из студии звуки. Он подошел к открытой двери и заглянул внутрь. На секунду он застыл, наблюдая за тем, как Аарон убирает беспорядок, наведенный им с Мило вчера. Аарон вдруг остановился, сел по-турецки в центе комнаты на полу и растерянно огляделся, словно совершенно не понимая, где находится.
Джейк никогда не видел его таким маленьким.
И потерянным.
Джейку он всегда казался намного больше своей физической оболочки, и сидящий посреди бардака в их студии Аарон, стискивающий в руке покрывало и бессознательно прижимающий его к груди, вверг Джейка в шок. Он не мог вынести его потерянного вида. Аарон всегда знал, где находится и что делает.
Всегда.
Джейк был абсолютно уверен, что у Аарона есть ответы на все самые дурацкие вопросы, которые только приходили ему – Джейку – на ум. Почти каждый день он задавал какой-нибудь идиотский вопрос, и Аарон, смеясь или улыбаясь, давал, как казалось Джейку, совершенно вразумительный ответ, и неважно, что, скорее всего, он нес полную чушь – все-таки это был Аарон. Но Джейк верил ему, и это было главным. Джейку было непривычно видеть Аарона потерянным. Брошенным на произвол судьбы в океане покрывал, игрушек и скейтбордов. Это было как-то неправильно, и теперь Джейку было труднее сделать то, что он должен был сделать, потому что сейчас он хотел только одного – бросить свой спасательный жилет и подплыть к Аарону, чтобы дрейфовать вместе с ним.
- Привет, Перст, - прошептал он от двери.
Аарон подпрыгнул, услышав его тихий голос, и смущенно обернулся к нему.
- Привет. Я не слышал, как ты вошел.
- Ну, в принципе, я еще и не вошел. Я все еще за порогом.
Аарон слабо улыбнулся.
- Придурок у дверей. Так можно назвать твою следующую серию фотографий.
- Может быть. Или я сделаю другую, под названием Шлюшка на полу. Уверен, она произведет большее впечатление.
Аарон фыркнул.
- Угу. И сколько же ты будешь брать за вход на выставку? Я обойдусь тебе недешево.
- Это уж точно, - тихо ответил Джейк, прислонившись головой к косяку.
Аарон поднял лежащую рядом с ним лыжную палку и начал подталкивать ей скейтборд. Джейк слушал звук вращающихся по деревянному полу колес.
Взад и вперед. Взад и вперед.
Джейк подозревал, что Аарон не знает, что сделать или сказать, поэтому и занял себя хоть чем-то.
- Когда ты переезжаешь? - наконец спросил он.
- А? - Аарон повернул к нему растерянное лицо. - Я не хочу… Я… Что ты… - Когда Джейк ничего не сказал, он вздохнул и добавил: - Наверное, в пятницу.
- Ты сюда в последний раз пришел, или переезжаешь в пятницу, а здесь все соберешь в четверг? Мне нужно знать, чтобы попросить Эли заменить тебя, пока я не найду другого ассистента.
Аарон вскочил на ноги.
- Другого? Я не… Зачем тебе Эли? Я же здесь. Я прямо здесь.
- Но ненадолго.
- Нет, надолго. Куда же я еще пойду?
- К Мэтту.
- Я просто переезжаю к нему. Его дом всего лишь через парк от меня, черт тебя побери – мы же, мать твою, не в какой-то Тимбукту уезжаем!
- Но разве тебе не хочется начать жизнь с чистого листа? Совместное проживание – важный шаг.
- Да, так и есть, поэтому мне и нужно, чтобы все остальное в моей жизни оставалось по-прежнему. Как я смогу привыкнуть к новой жизни, если тебя в ней не будет?
- Меня в ней не будет, так зачем я нужен тебе здесь?
- Потому что нужен! И твоя фраза была лишена смысла.
- Но ты понял ее, разве нет?
- Не в этом дело. Перестань ходить вокруг да около.
- Я не нужен тебе больше, Перст.
- Нужен!
- Для чего? Чтобы делать тебя несчастным, усложняя жизнь? Не думаю, что Мэтт будет рад звонкам в три часа ночи или моим полночным визитам. Думаю, будет лучше, если мы сейчас перестанем нянчиться друг с другом и сразу обрубим наши отношения.
- Ты чертов засранец, Джейк. Почему ты не хочешь бороться и спорить со мной?
- Мне кажется, именно это мы сейчас и делаем. Слабенько, но спорим.
- Ничего подобного! Ты стоишь там как гребаный тюфяк и говоришь, чтобы я ушел и никогда не возвращался, засранец!
- Я просто считаю, что будет лучше, если мы не будем вместе работать.
- Тогда где я тебя буду видеть?
- Не думаю, что мы будем встречаться. По-моему, ты должен сосредоточить все свое внимание на новой жизни с Мэттом.
- И никогда тебя больше не видеть?
- Да. - При этом слове Джейк так сильно вцепился пальцами в дверную ручку, что почувствовал, как ломаются впившиеся в дерево ногти.
- Никогда? Никогда? Тогда пошел ты! - закричал Аарон, швыряя через комнату лыжную палку, которую все еще держал в руках. - Пошел ты, Моц! Ты и все твои дурацкие комплексы, и твоя глупая скучная жизнь! На хуй и тебя, и пять гребаных лет, которые я тебя терпел!
Джейк смотрел, как Аарон мечется по студии, пиная все, что попадается ему на пути.
- Ты, блять, споришь со мной каждый, мать его, день, пытаешься управлять моей жизнью, а теперь вот так просто собираешься взять и остановиться? Устал от меня? Слишком я тебя напрягаю?
Джейк хранил молчание, пока Аарон отвечал на свои же гневные вопросы:
- Точно. Я не стою твоих усилий. А когда-нибудь стоил? - спросил он, размахивая руками и продолжая раскидывать ногами вещи. - Я когда-нибудь стоил твоих усилий?
Да. Да. Да.
Боже, да.

Джейк закрыл глаза, чтобы не видеть сердитое лицо Аарона и его печальные глаза.
- Я сдаюсь! Сдаюсь. Хватит. Хватит с меня. Если я тебе здесь не нужен, тогда пошло все к черту. Мне уже все равно. Я перееду к Мэтту и буду, мать твою, счастливо жить-поживать, а ты будешь гребаным примечанием, которое я оставлю на пятой странице, у самого, блять, начала, и которое к концу книги все уже позабудут.
Уходи. Уходи. Уходи.
Пока я еще могу стоять на ногах.
Уходи, пока я не попросил остаться.
Уходи, пока я не разрушил твою жизнь больше, чем уже успел это сделать.
Уходи.

Джейк распахнул глаза, когда услышал грохот. Аарон взял бейсбольный мяч Мило и швырнул его в стоящую на полке последнюю «ночную синеву». Самую последнюю. Ту, про которую Элисон сказала, что она близка к цвету его глаз. Он был настолько потрясен усыпавшими пол синими осколками, что даже не заметил, что Аарон несется к выходу из студии, пока тот не оттолкнул его от дверей, чтобы пройти.
Джейк подпрыгнул, когда громко хлопнула входная дверь, и застыл, пытаясь устоять на ногах, покачиваясь, вдыхая и выдыхая.
Когда он уже готов был проиграть в этой битве, снова хлопнула входная дверь, и Аарон понесся на него. От его удара Джейка швырнуло к стене. Он зашатался, потеряв равновесие из-за силы и внезапности, а затем Аарон обхватил его руками.
Удержал его.
Вцепился в него мертвой хваткой.
Словно собрался никогда больше не выпускать его из рук.
Ногти Аарона впились в спину Джейка.
- Я тебя ненавижу! Я, мать твою, тебя ненавижу! - закричал Аарон, всхлипнув в изгиб его шеи, куда уткнулся лицом. - Я тебя ненавижу.
Я знаю. Знаю.
Джейк поморщился, когда руки Аарона с силой потянули футболку, царапая его, будто пытаясь вспороть кожу.
- Я тебя ненавижу! - всхлипнул Аарон в последний раз, прежде чем грубо отпихнуть Джейка от себя и помчаться к двери. Дверь снова захлопнулась. Джейк ждал, что она опять откроется, но этого не произошло. Поэтому он сказал ей то, что долгое время хотел сказать Аарону:
- Я тебя люблю.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:22 #13 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 6 часть 2
[/b]

Четыре дня Джейк терпел бесконечные обвинения и поучения Элисон. Она кричала и кричала на него. Спрашивала, какого черта он добивается, отталкивая от себя Аарона. И он снова и снова повторял, что, по его мнению, так будет лучше для Аарона, что так он в конечном итоге будет счастлив.
- А как же ты? Что сделает тебя счастливым? - спросила она.
- Его счастье, - ответил он.
Через неделю он спокойно, но твердо попросил ее это прекратить. Перестать спрашивать «почему»? Перестать говорить ему, что он дурак. Перестать говорить, какую боль он причинил Аарону и себе. Перестать.
Должно быть, что-то было такое в его глазах или тоне, что показало ей, что с него хватит, потому что она прекратила это делать. И больше не упоминала о случившемся. Ни разу. Она просто без лишних слов приняла на себя обязанности его ассистента, заметив только, что раз уж Мило стал старше и большую часть дня проводит в детском саду, и раз уж Аарону удалось за все эти годы совместной работы смягчить Джейка и умерить его пыл, то она может снова начать работать на него. Ему не пришлось искать замену Аарону. Джейк был благодарен Элисон за то, что она не сказала правды вслух, но они и так оба ее знали.
Аарона невозможно заменить.
И никогда не будет возможно.
Можно лишь найти его слабое подобие.
Так что, чтобы не нанести эмоциональную травму ни в чем неповинной жертве, каковой мог стать новый ассистент, Элисон тихо и молча собрала все вещи Аарона в коробку, разложила в студии свои и постаралась как можно ненавязчивее заняться его обязанностями, но не занять его место.
Коробка, полная оставленных в студии вещей Аарона, зловеще возвышалась в углу. Элисон никак не комментировала то, что Джейк слишком часто задерживал на ней взгляд. Она ничего не говорила, когда он подходил к коробке и доставал что-то из нее, чтобы просто подержать в руках. Она молчала, когда вещи, бывало, не возвращались в коробку, а оказывались в кармане у Джейка или на «своем месте». Она подозревала, что Джейк даже не осознает, что медленно и постепенно расставляет все вещи Аарона по своим местам, потому что комната без них кажется какой-то пустой. Этот маленький танец возле коробки длился почти три недели, пока к ним вдруг не пришел Мэтт, чтобы ее забрать. Элисон даже стало его жаль – настолько было заметно, как ужасно неловко он себя чувствует. Он словно извинялся всем своим видом. Мэтт бесконечно повторял, что не хотел им мешать, но Аарон не смог найти времени, чтобы забрать свои вещи, поэтому Мэтт пришел вместо него.
Все в комнате знали, что это неправда.
Взяв коробку, он не ушел, а, залившись краской, попытался что-то сказать:
- Я подумал, могу ли я… - запинаясь, проговорил он, указывая на стоящие рядком на полке синие вазы. - Он хотел… Могу я взять две?
- Конечно, можешь, они же его. Ты можешь забрать их все, - с напускным равнодушием ответил Джейк.
Элисон знала, что он смог скрыть свои чувства только потому, что Аарон попросил только две вазы, а не все. Если бы он сказал Мэтту забрать все, Джейк бы ни слова не сказал – у него бы перехватило горло.
Мэт кивнул и улыбнулся уголками губ, пробормотав:
- Спасибо.
Элисон с Джейком наблюдали за тем, как он, взглянув на полку, начал считать про себя вазы, указывая при этом на каждую пальцем. Протянув руку, он достал одну с третьей полки. Бережно опустил ее в коробку, затем продолжил счет.
Джейк вопросительно посмотрел на Элисон. Не сдержавшись, она спросила:
- Что ты делаешь?
Мэтт оглянулся на нее и снова покраснел.
- Ему нужны определенные. Он сказал, что хочет одиннадцатую и тридцать шестую вазы. - Мэтт пожал плечами. - Не знаю, почему, но он так попросил.
У Элисон возникло подозрение, что Мэтт делает много чего, только потому, что его об этом попросил Аарон. Она бы не удивилась, если бы он при счете сплясал им ирландскую джигу, скажи ему Аарон, что именно так лучше всего собрать его вазы. После того, как Мэтт оставил их с еще более смущенными улыбками и пробормотанными извинениями, Джейк сказал:
- Что ж, с этим разобрались.
Элисон промолчала, только заметила, что теперь взгляд Джейка притягивает не коробка, а пустые места на полках. Пару дней спустя, когда Джейк был в фотолаборатории, она переставила вазы так, чтобы между ними не осталось зазоров и чтобы пустоты не отвлекали его внимание.
Когда она вернулась на следующее утро, все вазы стояли на своих прежних местах.
С зияющими дырами между ними.
Элисон махнула на это рукой.
И принялась помогать Джейку раскладывать фотографии, выбранные им для следующей выставки, даже несмотря на то, что из-за них ее сердце рвалось на части, и ей было больно осознавать, каково на них смотреть самому Джейку.

* * *

Джейк пристрастился гулять по вечерам, как раз в то время, когда солнце садилось и в домах загорался свет. Он шел через парк, пока не достигал ряда зданий в георгианском стиле, одно из которых Аарон теперь называл своим домом. Он ходил взад-вперед по улице, пока Мэтт или Аарон не включали свет – тогда он мог видеть, что происходит внутри. Они оставляли поднятыми жалюзи и распахнутыми шторы, и Джейк не знал, радовало его это или больше расстраивало.
Он расстраивался, когда видел, как Мэтт тащит смеющегося Аарона через всю комнату.
Он обожал, когда Аарон был дома один и читал в кресле у окна, а рядом с ним на тахте спал Гарольд.
Он расстраивался, когда понимал, что Мэтт говорит что-то Аарону из другой комнаты, потому что тот улыбался и что-то отвечал.
Он обожал, когда шел дождь и Аарон засыпал у окна, прижавшись лицом к стеклу, как делал это в студии Джейка.
Он расстраивался, когда шел дождь и Аарон засыпал у окна, прижавшись лицом к стеклу, потому что капли дождя были похожи на слезы, текущие по его щекам, и в эти моменты Джейку нестерпимо хотелось встать со скамейки, на которой он сидел, подойти к двери особняка и нажать на звонок.
Однажды он вдруг заволновался, купил ли Аарон себе новых Уилборна и Шарлотту. Ему необходимо было знать, любит ли его Мэтт достаточно сильно, чтобы понимать, что Аарону нужно творить, нужно создавать вазы и горшки из куска глины, в которой неразбиравшиеся в лепке видели просто грязь.
Джейк не мог этого узнать, потому что единственной комнатой, которую он мог видеть, была гостиная, поэтому он решил упаковать Уилборна и Шарлотту и отправить их Аарону. Он почувствовал разочарование и облегчение одновременно, когда всего лишь через пару часов мужчины, забравшие их, вернулись обратно с коробками и в замешательстве пожали плечами.
- Когда мы сказали ему, что это, он ответил, что они ему не нужны и закрыл дверь, - объяснил Джейку дюжий и потный мужчина, стоя у него на пороге.
- Хорошо, - тихо ответил Джейк. - Вы не могли бы отнести их в студию и поставить туда, где взяли?
Они так и сделали.
И Джейк снова начал задаваться вопросом, купил ли Аарон новых Уилборна и Шарлотту, и достаточно ли сильно любит его Мэтт.
И он продолжал прогуливаться по тротуару с противоположной стороны улицы у их дома, ожидая хоть мимолетно увидеть что-то, что сделает его счастливым.
Одним вечером дождь моросил достаточно сильно для того, чтобы можно было под ним промокнуть. Пахло землей. Джейк сидел на скамейке через улицу от дома Аарона, когда открылась дверь, ведущая в их квартиру, и на улицу с зонтом вышел Мэтт. Джейк не знал, что делать – встать и уйти или остаться сидеть, надеясь, что тот его не увидит. Пока он в нерешительности сидел, Мэтт пересек улицу и опустился на скамейку рядом с ним.
- Привет.
Джейк был смущен и сбит с толку внезапным появлением Мэтта и таким обычным приветствием, словно они с ним и планировали здесь встретиться. Словно это был совершенно обычный день.
- Привет, - ответил он.
- Есть несколько вещей, которые я должен тебе сказать, - начал Мэтт.
- Послушай, - перебил его Джейк. - Прости. Я не хотел беспокоить тебя. Давай просто забудем об этом. Я пойду домой и обещаю, что больше не буду тут околачиваться.
- Я знаю, почему ты это делаешь. Бродишь тут. Я понимаю это. Мне это не очень нравится, но я это понимаю.
- Я перестану это делать. Ты меня больше не увидишь.
Мэтт недолго помолчал, потом сказал:
- Знаю, что я не тот человек, которого бы он предпочел выбрать, но он выбрал меня, и я делаю все возможное, чтобы у нас все сложилось, потому что хочу, чтобы он был со мной. Это черт знает что такое, но меня устраивает.
Джейк знал, как сделать из своей жизни черт знает что. Он давно уже достиг в этом мастерства.
- Я не знаю, сказать ли тебе, чтобы ты ушел и никогда больше не возвращался, потому что все жду, что что-нибудь случится, и если ты сидишь тут, выжидая, то ему легче будет выйти за дверь и никогда больше не вернуться, или сказать тебе, чтобы ты остался, потому что я все равно не могу тебе запретить приходить. Несмотря на твое обещание.
Джейк собрался возразить, но передумал, потому что вдруг понял, что Мэтт вероятно прав. Даже если он и пообещает не возвращаться, искушение заглянуть в освещенное окно будет слишком велико, чтобы он смог его побороть.
- Я о нем хорошо забочусь, - неловко добавил Мэтт. - Если ты волновался из-за этого.
- И да, и нет, - ответил Джейк.
За этим последовало неуютное молчание, а потом Мэтт встал, повернулся к Джейку и протянул ему зонт.
- Возьми его.
Джейк вопросительно поднял на него глаза, но все равно взял зонт.
- Он сказал, что раз уж ты настолько глуп, чтобы не принести свой собственный, то можешь, по крайней мере, воспользоваться этим, а не то схватишь воспаление легких или малярию, а он не хочет, чтобы все выглядело так, будто перед нашим домом помер на скамейке старый бомж. Наш дом может упасть в цене, - сказал Мэтт с легкой усмешкой и пожал плечами.
Джейк впервые после ухода Аарона улыбнулся. Искренне улыбнулся, взглянув в сторону дома и увидев в освещенном окне смотрящего на него Аарона, качающего головой и хмурящего брови, но отвернувшегося, прежде чем Джейк мог увидеть, как поднялись уголки его губ в одной из его кривоватых улыбок.
- Передай ему от меня спасибо, - тихо сказал Джейк, сжав в руке зонт, холодный и влажный металл в ладони потеплел.
Мэтт сошел с тротуара, собираясь перейти улицу.
- Может, будет лучше, если ты продолжишь приходить, - через плечо произнес он. - Он спокойнее, счастливее в те дни, когда ты приходишь.
- Он знает, что я здесь?
Мэтт посмотрел на него как на дурака.
- Он всегда знает, где ты.
Джейк смотрел, как Мэтт бежит через улицу, перепрыгивает ступени, ведущие в дом, и исчезает. И хотя дождь к этому времени уже прекратился, Джейк встал со скамейки и пошел домой, держа над собой раскрытый зонт.
Поблагодарили: Alexandraetc, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:29 #14 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 7
[/b]

Стоя у окна, Аарон наблюдал, как Мэтт разговаривает с Джейком и протягивает тому зонт, который Аарон попросил взять. Он не мог поверить, что Джейк так часто сидит на улице без куртки и зонта, вымокая под дождем. Было такое ощущение, будто он совершенно не обращает внимание на то, что происходит вокруг него.
Аарон понимал это чувство.
Без Джейка он часто не понимал, чем должен заниматься. Он принимался за какое-нибудь дело, и где-то на полпути ему вдруг в голову приходило какое-нибудь поручение, которое он обычно выполнял для Джейка. В такие моменты он часто приходил в себя уже почти за дверью, направляющимся за покупкой пленки для фотоаппарата или продуктами – да, это был четверг, но, нет, Джейк не ждал в соседней комнате, когда он принесет ему бутерброд с куриным салатом.
Он не знал, чем заполнить свои дни, когда рядом нет Джейка с его поручениями.
Когда он переехал к Мэтту, ему удалось продать несколько своих ваз в одну из местных галерей, так что не было нужды искать работу. Вырученных с продажи денег хватит на пару месяцев. А Мэтт никогда не приставал к нему с поиском работы, наоборот – он предложил ему полностью сосредоточиться на лепке и сделать ее источником постоянного дохода.
В такие моменты Аарон одинаково и любил, и ненавидел Мэтта. Он любил его за его любовь и за то, что Мэтт точно знал, что ему нужно. Аарон всегда хотел творить, и ничего больше. Ему несказанно повезло встретить Джейка, единственного человека, который платил ему за «работу», в то время как на самом деле позволял часами сидеть за гончарным кругом. Джейк никогда не отрывал его от лепки, и бывали дни, когда встав и собравшись уходить, он вдруг понимал, что мало того, что за весь день не сказал Джейку ни слова, он к тому же и пальцем для него не пошевелил. Но Аарон и ненавидел Мэтта за то, что тот такой любящий и такой заботливый. Аарон ненавидел Мэтта, потому что знал, что использует его, знал, что Мэтт знает, что Аарон использует его, и позволяет это делать. Позволяет жить в своем доме. Позволяет постоянно стервозничать и выказывать недовольство, зная с самого начала, что это недовольство направлено на Джейка. Аарон ненавидел Мэтта за то, что он такой хороший, за то, что позволяет вытирать о себя ноги.
Аарон ненавидел его.
И любил.
Но не так, как любил Джейка.
Он любил Мэтта как любимую футболку или фильм, или книгу – как любую другую привычную вещь, благодаря которой чувствуешь себя дома и в безопасности.
Он любил Джейка, потому что тот был его домом, и неважно какое чувство надежности и уюта вызывал у него Мэтт – Мэтт не был его домом.
Его домом был Джейк.
Глупым, ненормальным домом.
И Аарон безумно тосковал по своему дому.
Болезненно.
Мучительно.
Тосковал.
Но теперь он не знал, что делать. Когда он сказал Джейку, что собирается съезжаться с Мэттом, то ожидал, что тот взбесится и запретит ему это делать. Он завел об этом разговор только для того, чтобы загнать Джейка в угол, поставить в такие условия, при которых тот вынужден будет хоть что-то сказать, все что угодно, лишь бы это показало, что Аарон ему не безразличен… что, может быть, Джейк даже любит его. Но вместо этого Джейк взял да и уволил его, пожелав ему, мать его, хорошей жизни. И Аарону не оставалось ничего другого, как переехать жить к Мэтту, чего он вообще не собирался делать. Теперь он разрушил не только свою собственную жизнь, но и жизнь Мэтта.
Он понятия не имел, почему Мэтт принял его согласие. Он бросил «да» раздраженно и порывисто, а не с восторженной нежностью, с какой обычно соглашаются на такое. Тем не менее, Мэтт улыбнулся своей особенной мэттовской улыбкой и сказал: «Окей». И это все решило.
Через три дня он переехал к Мэтту. Через три дня он разорвал отношения с Джейком, хотя правильнее было бы сказать, что это случилось на следующий день после тех слов Аарона, в тот день, когда Джейк был печален в своей спокойной обреченности, а Аарон кричал, как разъяренная фурия.
Первую неделю Аарон целыми днями сидел в квартире, выходя на улицу только для того, чтобы погулять с беднягой Гарольдом в парке, и то иногда уламывал Мэтта сделать это за него. Он просто не хотел быть там. Он боялся. Боялся выйти за дверь и потеряться. Город, который Аарон уже хорошо знал, Нью-Йорк, который Аарон уже полюбил, исчез. Несмотря на миллионы живущих в нем людей, он странным образом опустел. В нем было слишком тихо и одновременно слишком шумно. Слишком быстро и слишком медленно. Аарону в нем хотелось кричать. Он никогда не чувствовал себя таким потерянным, даже в тот день, когда впервые ступил на Манхэттен. Тогда у него была дурацкая маленькая карта, которая показывала, куда идти, на какой автобус сесть, какой поезд довезет его туда, куда ему нужно.
А потом он встретил Джейка.
Джейк говорил ему, где покупать пленку.
Джейк говорил ему, где покупать еду.
Джейк говорил ему, где найти книгу, о которой Аарон как-то мимоходом упомянул, сказав, что хотел бы купить, а Джейк помнил даже недели спустя.
Джейк своими словами нарисовал ему такую карту города, какой нигде не найти. Карта, которую держал Аарон в тот первый день в руках, была всего лишь поверхностным наброском, в нем нельзя было дышать, нельзя было жить. В городе, карту которого нарисовал ему Джейк, он мог жить… он там жил. Пять лет он жил в нем, дышал в нем, а теперь тот исчез.
Потрясение, испытанное им, заставило его спрятаться от людей, закрыться в своей берлоге и жить затворником целую неделю, пока он не увидел Джейка на другой стороне улицы. Аарон с восторгом и трепетом смотрел на вышагивающего туда-сюда Джейка, явно поглощенного своими мыслями и только изредка бросающего взгляды в его окно. Он был уверен, что Джейк просто пытается придумать, что сказать перед тем, как нажать на звонок. Он был абсолютно уверен, что Джейк думает, как получше извиниться и попросить его вернуться домой.
Домой.
Аарон чуть не скулил, так сильно ему хотелось домой. Если бы Джейк тогда поднялся по гребаным ступеням, ведущим к его двери, он бы даже сморозил какую-нибудь дурацкую шутку в стиле Дороти, назвал его «Волшебником Моцем» и трижды ударил пяткой о пятку, как только бы Джейк попросил его вернуться.
И он бы точно ввернул летающих обезьян.
Джейк ненавидел летающих обезьян.
Нет ничего лучше дома.
Нет ничего лучше дома.
Ничего.
Аарон полчаса терпеливо ждал, пока Джейк ходил взад-вперед по улице. Он ждал с улыбкой на лице и колотящимся сердцем. Он снова и снова повторял слово, которое скажет ему – «да», «да», «да».
Да, я вернусь.
Да, я прощаю тебя.
Да, я люблю тебя.
Разве ты не знал?
Правда, не знал?
Он так увлекся своими «да», что когда снова посмотрел в окно, Джейка уже не было. В панике закричав, он выскочил на крыльцо и оглядел улицу, ожидая увидеть возвращающегося Джейка. Он наугад побежал по улице в парк, по той дороге через него, которая, он знал, заканчивается в квартале от дома Джейка.
Он бежал, и бежал, и бежал, пока не понял, что Джейка так не найдет – с таким же успехом он мог бы стоять сейчас в гордом одиночестве в своей башне из словной кости, а не носиться как ненормальный по улицам.
Поэтому он остановился.
И растерянно огляделся.
Он потерялся.
Ему пришлось спросить полицейского, патрулирующего парк верхом на лошади, куда ему идти, чтобы вернуться домой. Офицер странно на него посмотрел, но путь показал. Только вернувшись домой и пройдя через все еще открытую дверь, которую он оставил хлопать на ветру, как безумный выскочив на улицу, он осознал, что с растрепанными волосами, огромными, потрясенными глазами и расширившимися зрачками выглядит слегка не в себе. Неудивительно, что офицер так на него посмотрел. А как бы другие отреагировали на вопрос взрослого мужчины: «Как мне попасть домой?»
Так глупо.
Как глупо было выйти из дома без путеводной нити. Все что ему было нужно – знак, любой малейший знак, дающий понять, что Джейк хочет его вернуть. Все что угодно. Если бы хоть один раз Джейк посмотрел в окно и подошел к двери, Аарон бы тут же вынесся на улицу и сбежал по ступеням. Тут же бросился к нему, вцепился в него. Никогда больше не отпустил.
Он смотрел на Джейка из окна, окрыленный надеждой, чуть ли не в эйфории, от которой кружилась голова и не слушалось тело, с пугающе быстро бьющимся сердцем и учащенным дыханием.
Пока Джейк опять не развернулся и не ушел.
И потом было падение, неизбежное падение с небес на землю. У него подогнулись ноги, и он рухнул на пол, потому что больше не было того возбужденного подъема, того взрыва эмоций и восторга, которые чувствовал Аарон, всего лишь глядя на Джейка. И его трясло, как наркомана, лишившегося наркотика.
Так продолжалось две недели.
Пока однажды вернувшийся Мэтт не нашел его скрючившимся у окна. Он спросил, что случилось, и Аарон не смог ничего сказать, не смог найти слов, которые бы не прозвучали дико. Он не мог сказать ничего, кроме: «Джейк снова ушел». Поэтому он промолчал.
После этого он поклялся, что не позволит больше Джейку так действовать на себя. Он не хотел, чтобы Мэтт снова нашел его в таком виде и задал вопросы, на которые он не может и не будет отвечать. До этого его пожирала изнутри жгучая одержимость, теперь же он попытался смотреть на прогулки Джейка возле его дома просто как на мимолетные встречами с миром, к которому он привык. Он попытался заменить надежду спокойной обреченностью, грустными, но любимыми воспоминаниями об ушедших днях, днях, которые не вернутся, сколько бы ты ни загадывал желаний на падающие звезды. Он попытался превратить Джейка в прекрасное и любимое воспоминание, такое, как воскресный обед у бабушки, или прыжки по лужам по дороге из школы домой. Иногда такие вещи больно вспоминать, но они также вызывают улыбку и ощущение счастья от одного сознания того, что это с тобой было.
Он попытался, потому что не хотел, чтобы Мэтт снова спрашивал, почему тогда, придя с работы домой, нашел Аарона плачущим у окна. Одного раза было достаточно. Это должно было прекратиться. Он должен был это прекратить.
Поэтому каждый раз, видя Джейка в парке, прогуливающимся по улице или терпеливо сидящим на скамейке, он пытался вспомнить что-нибудь хорошее, связанное с ним, что-то, что вызвало бы улыбку, а не слезы. Было так много всего, что заставляло его улыбаться, так много всего, что он любил, что было не так уж и трудно прятать слезы за улыбкой и счастливым фасадом.
Но все же были дни, когда он забывал о своей решимости, терял твердость и самообладание, видя, что Джейк ничего не делает и так и не подходит к его двери. Обычно это случалось, когда шел дождь, Мэтта не было дома и некого было обманывать. В эти дни Аарон садился у окна, прижимался лицом к стеклу и позволял себе плакать, убеждая себя, что по его отражающимся в окне щекам течет дождь, а не слезы, которые он с таким трудом пытался скрыть. В дождь так легко было печалиться и тосковать.
Так легко было забыть, что он должен притворяться.
В дождь так легко было переживать за Джейка, сидящего без куртки и зонта, вымокающего под дождем, в одиночестве. Так легко было выбежать за дверь и сесть рядом с ним на скамейку, чтобы промокнуть насквозь, но вместе.
Так что совершенно неудивительно, что в один из таких дождливых дней он снова не смог сдержаться и попросил Мэтта отнести Джейку зонт. Конечно, Мэтт послушался, еще один повод и ненавидеть, и любить его одновременно. Аарон смотрел, как они разговаривают, и у него внутри все переворачивалось от одной только мысли, что они могут друг другу сказать. Когда Мэтт протянул Джейку зонт и Джейк бросил на Аарона один из своих растерянных и красивых «джейковских» взглядов, Аарон нахмурился при виде его бестолковости, как сделал бы в любой другой раз. Но потом вынужден был отвернуться - ему так знакомо было это ощущение, и он так счастлив был смотреть Джейку прямо в глаза, а не просто в лицо, что уголки его губ изогнулись в улыбке. Он ждал в коридоре, когда Мэтт поднялся по ступенькам и вошел в дом.
- Что ты ему сказал?
- То, что ты ему передал – что он заболеет малярией и умрет как бомж.
- Смешно.
- Это то, что я ему сказал.
- Ты сказал намного больше. Эта фраза заняла бы пару секунд. Я знаю это, потому что мне хватает пары секунд, чтобы сказать ему, что он придурок. Тебя не было больше двух секунд.
- Я сказал ему, чтобы он продолжал приходить.
- Зачем? Зачем ты это сделал? - взволнованно спросил Аарон.
- Потому что это делает тебя счастливым.
- И тебе это не кажется неправильным?
- Нет.
- Ты идиот?
- Да вроде нет…
- Зачем ты говоришь кому-то продолжать подглядывать за твоим парнем?
- Потому что мой парень тоже за ним подглядывает… только из окна. Довольно необычный вид подсматривания из своего собственного дома, но, тем не менее, это все-таки подсматривание.
- Да что с тобой такое?
- Ничего. Мне просто интересно, когда этот дом снова станет только моим.
- Что? - закричал Аарон.
- Я уже понял, что если он продолжит приходить сюда, то кто-нибудь из вас, полудурков, в конце концов не выдержит и что-то сделает с тем фактом, что вы оба - психи и сходите с ума от любви друг к другу, что вы оба - психи и потерялись друг без друга, и что вы оба - психи. Я уже сказал, что вы психи? Потому что так оно и есть. Совсем спятили. Чокнулись. Это знаешь, как в пословице: Аарон в дружбе с делом, в ссоре с бездельем – бедняжка Аарон не знаком с весельем. В этом смысле чокнулись.
- Я? Чокнулся? Своей маленькой речью ты только что заработал себе смирительную рубашку, Мэтти.
- Что? Думаешь, я не знаю, что ты его любишь? Я был бы ненормальным, если бы не понимал этого. Ты совсем за дурака меня принимаешь, Аарон? У меня есть глаза и с головой все в порядке. Мне не понадобилось много времени, чтобы все понять.
Аарон в смущении и замешательстве смотрел на него.
- Как давно? - потребовал он. - Как давно ты это понял, о-мудрейший.
- Достаточно давно.
- Достаточно давно? Насколько достаточно, черт тебя подери? До того, как мы съехались?
- Да.
- Тогда какого хрена ты предложил мне переехать к тебе, ты, придурок?
- Я думал, что мое предложение шокирует тебя и заставит пошевелить своей задницей, но видимо немало переоценил твои умственные способности.
- Бля! Я тупица! Привет, засранец! О чем ты думал вообще?
- Я сглупил, потому что потерял голову от любви к тебе. Должно быть, нас соединила наша общая идиотичность.
- О боже! О чем мы вообще с тобой болтаем?
- Определенно не о чем-то умном.
- Точно.
- Слушай, - сказал Мэтт, схватив Аарона за руку и потянув его к дивану, чтобы сесть. - Я знаю, что ты любишь его. Я уже давно это понял, но не был уверен, что твоя любовь взаимна, поэтому я поговорил с Элисон, и она сказала, что да. То есть, что он любит тебя. Тогда-то я и сдался. До этого я думал, что если твоя любовь безответна, то может быть мне удастся тебя очаровать и влюбить в себя – конечно же, это было дурацкой идеей, но так как мы только что признались в нашем идиотизме, то это, наверное, нормально, да?
Аарон кивнул, продолжая тупо смотреть на него, не зная, что делать с обрушившейся на него информацией.
- Поэтому я и подумал, что легче всего тебя будет отпугнуть предложением переехать ко мне, потому что тогда ты сбежишь, и это будет твоей виной, а не моей. Потому что ты сам сбежишь от меня, а я смогу убедить себя, что не я закончил наши отношения, что я не был дураком, который любил кого-то сильнее, чем он любил меня.
- Мэтти, - умоляюще прошептал Аарон, потянувшись к его руке.
Мэтт обхватил пальцами запястье Аарона и наклонился, чтобы поцеловать его ладонь.
- Но ты ошарашил меня своим согласием. Хотя на самом деле ты не сказал мне «да», а скорее злобно прокричал его, но все же это было согласием.
- Ты придурок, - прошептал Аарон, не сильно пихнув его плечом. - Почему, черт возьми, ты меня не послал?
Мэтт пожал плечами.
- Могу я опять списать это на идиотизм?
- Нет, - упрямо сказал Аарон.
- Ладно, я не послал тебя, потому что ты был очень зол и расстроен, и было похоже на то, что тебе действительно нужно место, куда бы ты смог уйти.
- Угу. Мой собственный дом. Ты мог бы сказать, чтобы я катился к себе домой.
Мэтт положил согнутую в локте руку на спинку дивана и, опустив голову на ладонь, улыбнулся Аарону.
- Не смотри на меня своим мэттовским взглядом.
Мэтт продолжал глядеть на него.
- Перестань.
Мэтт приподнял бровь.
- Прекрати вести себя как придурок.
Улыбка Мэтта стала еще шире.
- Ненавижу тебя. Всегда думаешь, что точно знаешь, что происходит, но это же глупо – думать, что ты знаешь абсолютно все. Никто не может знать все. Даже Стивен Хокинг. Или Папа Римский. Нет, это не очень хороший пример, потому что обычно папы довольно слабо представляют, что происходит в реальном мире - например, что на дворе 2006-й. Они так с нами говорят, что можно подумать, будто сейчас какой-нибудь 1206-й, и мы все холопы, жнущие пшеницу для Господа. Нет, я вот сейчас подумал, и решил, что все-таки ты Папа. Папа Мэтт Первый. На голове у тебя большая папская тиара, и ты приветствуешь толпу взмахом руки и говоришь людям, что делать, хотя сам - дурак дураком и давно отстал от жизни. Ты Папа.
- Я люблю тебя, Аарон.
Аарон насупился, а потом наклонился вперед и уткнулся лбом в грудь Мэтта.
- Я тоже тебя люблю, Мэтти.
- Я знаю.
- Это делает меня еще большим ублюдком, которого следует вышвырнуть из дома, чтобы он подхватил на улице малярию и помер бомжом на скамейке у дома Джейка.
- Уху, наверное, - согласился Мэтт, проводя рукой по волосам Аарона.
- Уууууууу, - драматично протянул Аарон. - Я бомж.
- Зато красивый и пылкий. Утешься этим.
- Я пылаю от малярии.
Мэтт рассмеялся и дернул Аарона за волосы, поднимая его голову, чтобы посмотреть в лицо.
- Ладно, ты, малярийно-промокший бомж, я принял твое согласие, потому что хотел, чтобы ты переехал ко мне и потому что в тот момент тебе это было необходимо.
Уголки губ Аарона опустились, когда он охнул и потер голову в том месте, где его дернул за волосы Мэтт.
- Детка, - тихо проговорил Мэтт, прежде чем продолжить: - Однако сейчас я начинаю сомневаться в правильности своего решения. Я думал, вы по-быстрому разберетесь с вашими отношениями. Не принял в расчет ваше упрямство.
- И наш идиотизм, не забывай о нем… Эли обожает его больше всего.
- Кстати, об Элисон. Ты меня только что назначил Папой, так что думаю, я причислю ее к лику святых.
- Она этого заслуживает, - согласился Аарон.
- Это точно. Но о храме в честь нее и ее плачущей статуе мы поговорим потом. Сейчас нам нужно сосредоточиться на том, что ты должен сделать, чтобы убраться из моей квартиры и вернуться к Джейку, где твой дом и есть.
- Я никогда не жил у Джейка, - упрямо сказал Аарон.
- Не придирайся к словам, ты знаешь, что я говорю не в буквальном смысле. С меня хватит твоего отрицания, упрямства и недовольной надутости. Мне надоело быть милым парнем, когда я хочу только одного – надрать Джейку задницу и куда-нибудь увезти тебя, чтобы удержать рядом с собой. Но так как этого все равно не случится, мне придется довольствоваться тем, что я разберусь с той кутерьмой, которую ты заварил.
- Почему ты это делаешь, Мэтт?
- Во-первых, потому что я тебя люблю – и не делай такое несчастное лицо, я знаю, что у нас ничего не ладится, и мы лучше останемся друзьями.
- Ты заслуживаешь лучшего друга, чем я.
- Тем не менее я хочу, чтобы ты был моим другом, так что закрыли эту тему, - сказал Мэтт. - Во-вторых, вы с Джейком подходите друг другу, несмотря на то, что оба такие ненормальные. Вы взрывоопасны, когда вместе, как чертовы спички и канистра с бензином, но я знаю, что вы созданы друг для друга. Никто другой не может и не должен приближаться к тебе – ты токсичен. Вы – наркотик друг друга, и с этим ничего не поделаешь.
- Угу, - вздохнул Аарон, - мы как Памела с Томми Ли.
Мэтт расхохотался.
- Мать твою, так и думал, что ты ляпнешь что-то подобное.
- Ну так, так оно и есть!
- А я по сценарию получаюсь Кидом Роком?
- Черт, нет! Ты намного симпатичнее его. К тому же у тебя даже нет ковбойской шляпы, и ты не любишь пиво. Так что не выходит.
- Но Кид Рок и Памела только что поженились, разве нет?
- Пфф. Надолго ли?! Пэм и Томми созданы друг для друга.
- Ну вот, теперь я представляю тебя в топике и светлом парике.
- А чего это Памела сразу я?
- Потому что у тебя самая лучшая грудь, которую я когда-либо видел?
Аарон взвизгнул, когда Мэтт протянул руку и ущипнул его за сосок.
- Ах ты засранец! - засмеялся он.
- Видишь? Лучшая грудь в городе.
- Спасибо, но это был сосок, чокнутый сукин сын.
Мэтт только ухмыльнулся, когда Аарон со страдальческим выражением лица потер свою грудь. Перестав жалеть себя, он поднял глаза и увидел, что Мэтт улыбается ему.
- Я люблю тебя, Мэтти, даже несмотря на то, что ты издеваешься над моими сосками.
- Я это запомню, - задумчиво сказал Мэтт. - Однако я немного отклонюсь от темы и спрошу тебя: что ты делаешь в пятницу вечером?
- Не знаю. Скажи мне сам.
- Ну… в пятницу будет проходить выставка фотографий. Элисон сказала, что тебе она должна понравиться…

* * *
[/b]

Аарон зашел в галерею, держа Мэтта за руку. Он понятия не имел, чего ожидать. Он только знал, что нервничает из-за возможной встречи с Джейком. Он был уверен, что не увидит Джейка в толпе – тот ненавидит кучу народа. Скорее всего, он где-нибудь спрячется, оставаясь в стороне от своих обожателей. Только поэтому Аарон смог набраться храбрости и войти внутрь.
Он знал, что Джейк назвал выставку «Тот, кто мне нужен», и больше ничего. Но, не успев отойти от дверей, застыл как вкопанный, потому что, переступив порог, увидел вокруг только себя. На него смотрели десятки и десятки его фотографий. Они украшали каждую стену, каждую стойку; везде – в любом возможном месте – он видел свое лицо, свои губы, свои глаза, свою шею, свои руки на гончарном круге или завиток волос, убранный за ухо. На каждой фотографии он видел частичку себя.
- Он их сохранил, - прошептал Аарон. - Я думал, он их выбросил. Думал, они были недостаточно хороши.
- Конечно, он их сохранил, идиот, - спокойно ответила Элисон, передав Мэтту бокал и потянув его прочь от Аарона. - Джейк снаружи, за той дверью. Ну, ты же знаешь, как он относится к толпе.
Аарон в панике бросил взгляд на Мэтта, которого утаскивала за собой Элисон.
- Увидимся позже. Ты остаешься один как Перст, - широко улыбнулся Мэтт, отсалютовал Аарону своим бокалом и исчез в толпе вместе с Элисон.
- Вечно этот Мэтт со своими дурацкими каламбурами, - пробормотал Аарон, широкими шагами направляясь к двери, ведущей во двор, освещенный японскими фонарями. Он так был поглощен своим раздражением, что чуть не прошел мимо Джейка, сидящего на скамейке спиной к нему. Аарон целую минуту простоял соляным столбом, потом опустил голову и направился к скамейке. Он сел рядом с Джейком, правда отвернувшись от него и глядя не во двор, а в зал, где проходила выставка. Его пальцы с силой сжались на спинке скамейки.
Джейк не пошевелился, не повернулся к нему, никак не дал понять, что знает, что Аарон сидит рядом с ним. Аарону хотелось хоть что-то сказать, но слова застряли в горле, и он молчал.
- Я просто хотел, чтобы ты знал, - вдруг тихо произнес Джейк. - Я люблю тебя, Перст.
Всего несколько слов, а Аарон снова смог дышать.
Поблагодарили: Калле, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
09 Ноя 2012 23:36 #15 от denils
denils ответил в теме Re: Жизель Эллис "Каким я тебя вижу"
Глава 8
[/b]

Я просто хотел, чтобы ты знал. Я люблю тебя, Перст.
Слова эхом отдавались в голове Аарона и наполняли тело волной умиротворения, которое медленно накрывало и омывало его, как теплый и чистый летний дождь. Ничто не могло сравниться с этим мгновением.
С этим сейчас.
Здесь.
С Джейком.
Который его любит.
Аарон выдохнул – он и не думал, что возможно задержать дыхание на такое долгое время – и, повернувшись, обхватил руками руку Джейка, прижал ее к своей груди, к своему успокоившемуся, умиротворенному сердцу, уткнулся лицом в плечо. Вдыхая его запах. Прижимая к себе.
Джейк вздрогнул, когда Аарон дотронулся до него, словно еще не был готов почувствовать его прикосновение, но как только сильные руки обвились вокруг его локтя, нос уткнулся в его плечо, и волна теплого дыхания пробралась через рубашку к коже, он расслабился. Джейк наконец смог отпустить себя и, привалившись к Аарону, снова согреться. И все же взгляд его блуждал по двору, пока он пытался подобрать слова.
- Я хотел, чтобы ты это знал, - продолжил Джейк тем же тихим голосом, каким сказал те первые чудесные слова. - Хотел, чтобы ты знал, что все это время я тебя любил. Однажды ты сказал мне, что хочешь, чтобы кто-нибудь полюбил тебя с первой же секунды, чтобы он посмотрел на тебя и сказал: «Это тот, кто мне нужен». Этим человеком был я, Перст. Я тот, кому ты был нужен с самого начала. Ты тот, кто мне нужен, и если ты никогда ко мне не вернешься, если я никогда тебя больше не увижу, я хочу, чтобы ты это знал.
Аарон впитывал эти слова, и на плечо Джейка с его ресниц капали слезы.
- Даже если ты будешь далеко от меня, если ты бросишь меня, просто знай, что через парк от тебя живет тот, кто любит тебя и хочет воспитывать с тобой детей, и спать рядом с тобой, и спорить с тобой, и видеть твою улыбку, хочет все то, что ты говорил, тебе нужно. Мне тоже это нужно, но только с тобой. Только с моим Перстом.
Джейк наконец повернул голову к Аарону, наклонился и поцеловал его в макушку.
- Я всегда буду рядом, через парк от тебя, любя тебя, ожидая тебя, когда бы я ни стал тебе нужен.
С губ Аарона сорвался счастливый всхлип, он поднял руку и, обвив пальцами шею Аарона, притянул его голову к себе. Порыв Аарона был столь внезапен, что их губы почти столкнулись, и если бы ладонь Джейка в один момент с движением Аарона не легла тому на щеку, синяков было бы не избежать. Губы Джейка приоткрылись, и их тут же накрыл рот Аарона. Оба с удивлением смаковали вкус друг друга и где-то на краю сознания гадали: что их так долго сдерживало, что заставляло так долго ждать этого момента, когда возможно было насладиться таким вкусом, такими ощущениями и такими прикосновениями.
Джейк провел большим пальцем по скуле Аарона вниз, запуская остальные в обрамляющие лицо завитки волос. А большой палец Аарона замер в ложбинке на шее Джейка, и он чувствовал биение сердца, сильное и ровное, а не учащенно-неравномерное. Ладонь Аарона легла Джейку на затылок. Поцелуй был странно нежен и яростен одновременно. Они оба хотели большего, но смаковали первый вкус, свой первый поцелуй. Губы были нежны, пока один из них не качнулся вперед. Тогда они ударились друг о друга зубами, их носы столкнулись, и теплые языки уверенно сплелись. Им уже нечем было дышать, но они не желали разъединяться.
Не тогда, когда они, наконец, нашли дорогу к губам друг друга.
Первым отстранился Аарон, но Джейк упрямо прикусил его нижнюю губу, пытаясь снова вовлечь в поцелуй. Аарон тут же уступил и снова – крепко и надолго - прильнул к губам Джейка. Рука Аарона соскользнула с шеи Джейка на ворот рубашки и, сжав его в пальцах, собрала ткань в кулак, притянула Джейка еще ближе, пока они снова не столкнулись зубами и лбами.
Аарон потянул зажатую в кулаке рубашку от себя, пытаясь отодвинуть Джейка, поскольку им обоим уже не хватало воздуха. Неохотно отстранившись, Джейк посмотрел на него затуманенными глазами, и Аарон покрыл все его лицо поцелуями, обхватил другой рукой за шею, притянул к себе, исступленно обнял и умоляюще, отчаянно прошептал:
- Отведи меня домой, Моц. Пожалуйста, отведи меня домой.
- Обязательно. Обещаю, - ответил Джейк, поворачиваясь, чтобы обнять Аарона за талию и посадить на себя.
Поняв, что он хочет сделать, Аарон сам забрался к нему на колени.
- Я тоже люблю тебя, Джейк. Пожалуйста, - всхлипнул он, - я просто хочу домой.
Джейк бережно обнял прильнувшего к нему Аарона, и его сердце сумасшедше заколотилось. В их отношениях именно Аарон всегда заботился о нем. Всегда. А сейчас скульптор держался за него, как за спасательный круг, и Джейк не собирался его отпускать.
Никогда.
Он собирался вернуть свой долг Аарону. Всю любовь и защиту, которые тот дарил ему эти последние несколько лет. Вернуть каждый ночной звонок, каждую ободряющую улыбку, каждое слово веры в него, каждое мгновение, которое Аарон держал его в объятиях, когда ему нужен был кто-то, кто не даст ему утонуть. Он сделает то же самое для Аарона, и не имеет значения, как много времени это займет.
Джейк надеялся, что это займет целую вечность.
У Аарона перехватило дыхание, когда Джейк крепко сжал его, почти задушив, но вместо того, чтобы оттолкнуть обнимающие его руки, он лишь прижался сильнее, втягивая воздух длинными, неровными глотками и повторяя снова и снова:
- Люблю тебя. Хочу домой. Пожалуйста.
Люблю.
Домой.
Пожалуйста.
Пожалуйста.
И, снова и снова, обнимая и покачивая Аарона в своих руках, Джейк повторял:
- Мы пойдем домой. Я тебя никогда не покину. Я тебя люблю.
Я тебя люблю.
Когда дыхание Аарона замедлилось и выровнялось, он в последний раз ткнулся лицом в шею Джейка и отстранился, посмотрев заплаканными глазами.
- Прости меня, - прошептал Аарон, поднимая руки к вискам Джейка, проводя пальцами по его щекам вниз, прижимаясь лбом к его лбу.
- Прости за… Это…слишком много, ты знаешь? Слишком много…
- Но недостаточно, - ответил Джейк, поймав ладони Аарона своими и поднеся их к своим губам. - Никогда не будет достаточно.
- Я знаю. - Аарон поцеловал Джейка в висок.
Хоть они и сидели, тесно обнявшись, им казалось, что они недостаточно близко, недостаточно касаются друг друга. Пальцы блуждали по телам, теплое дыхание оставляло на разгоряченной коже длинные дорожки, а за ним следовали неспешные ласковые поцелуи.
Аарон вдруг засмеялся, тем самым смехом, от которого у Джейка замирало сердце. Он хотел бы, чтобы этот звук не кончался, но ему было слишком интересно, чем тот был вызван, так что Джейк, улыбнувшись, спросил:
- Что?
Аарон сияюще улыбнулся в ответ и указал поверх головы Джейка на толпу внутри здания.
- Мы тут устраиваем неплохое шоу для тех, кто заинтересуется тем, что здесь происходит.
- Ты хочешь сказать, что в дверях не стоит Эли, махая помпонами и скандируя «Вперед! Вперед! Вперед!»? Она способна на это.
Аарон ухмыльнулся.
- О, она так и делала, но думаю, сейчас она уже ловит нам машину, чтобы мы могли впрыгнуть в нее и умчаться отсюда спасать мир и заниматься сексом.
Джейк впервые за долгое время рассмеялся. Он смеялся и словно светился от этого смеха.
- Я двумя руками за часть с сексом в твоем сценарии, но должен сказать тебе, что спасение мира, мать его, может подождать.
- Черт, да, оно точно может подождать!
Джейк встал с Аароном на руках. Как только он выпрямился, ноги Аарона соскользнули с его бедер, и тот встал на землю.
- Я люблю тебя Аарон, - хрипло сказал Джейк, притягивая его к губам и коротко целуя.
Аарон лучезарно улыбнулся.
- Я знаю. И разве это не здорово?
- Это самое лучшее, что могло со мной произойти.
Аарон засмеялся, схватил обе руки Джейка и потянул его назад, к вечеринке. Заметив, куда они направляются, Джейк нахмурился.
- Это единственный выход отсюда! - драматично вздохнул Аарон. - Или мы выйдем через парадную дверь или будем прыгать через забор.
И снова ночной воздух прорезал смех Аарона, когда Джейк освободился из его рук и устремился прямиком к забору. Он смотрел, как Джейк, разбежавшись, перемахнул через жалкую преграду.
- Я не смогу, - взмолился он, держась за бока. - Мне слишком смешно!
- Сейчас же тащи свою задницу сюда, Перст, - громко прошептал Джейк, махая рукой. - Если мне придется это сделать, то я перетащу твою хохочущую пятую точку через этот треклятый забор!
- О, ладно! - ответил Аарон, с легкостью перепрыгивая через забор.
- Эй, ты же вроде сказал, что не сможешь этого сделать, - в притворном негодовании воскликнул Джейк, как только Аарон оказался рядом с ним.
- Господи, Джейкоб, да этот забор всего лишь фута четыре высотой. К тому же, я просто не хотел уступать. Я хоть когда-нибудь был сговорчив?
- Нет, никогда. Но я все еще храню надежду, - бодро ответил Джейк.
Аарон ухмыльнулся, затем снова схватил его руку и потянул за собой. Джейк удивился, что такси вообще остановилось рядом с ними, потому что Аарон ловил машину, несясь по улице и размахивая рукой, как сумасшедший. Когда такси затормозило, Аарон открыл дверцу и впихнул Джейка внутрь, практически прокричав адрес водителю. Джейк смеялся, распластавшись на заднем сидении, и Аарон, нырнув вслед за ним, почти сел на него.
- Господи, Моц, вставай давай! В машину что ли не умеешь садиться? - возмущенно спросил Аарон, потянув его за руку, чтобы усадить в горизонтальное положение. - Тебе нужно детское сидение? Я бы тебя пристегнул и дал пакетик с соком.
- И крекеры в форме зверушек.
- Да, и их тоже.
Джейк засмеялся и, обхватив ладонями щеки Аарона, глубоко и влажно его поцеловал. После поцелуя Аарон откинул голову на спинку сидения и улыбнулся ему.
- Ущипни меня, - сказал он, поднимая руку перед Джейком.
- Это какая-то извращенная сексуальная игра?
- Да, Джейкоб, это моя извращенная игра в щипки. Всегда говорил, ничто так не указывает на секс, как щипки! - Аарон вдруг заорал, когда Джейк ущипнул его… сильно. - Ты, придурок!
- Ты только что сказал мне себя ущипнуть!
- Не так же сильно, засранец! Я просто хотел убедиться, что это не сон.
- Оууу, как мило, Перст! - расплылся в улыбке Джейк. - На, - сказал он, вытянув руку, - сделай это со мной.
Аарон закатил глаза на «сделай это со мной», но не прокомментировал, сосредоточившись на том, чтобы ущипнуть Джейка как можно сильнее.
- Ах ты ублюдок! - взвыл Джейк.
- Больно, да?
- Ты у меня кусок кожи не прихватил, засранец мелкий? - потирая руку, спросил Джейк.
- Может и прихватил. А теперь скажи, милый, как ты думаешь, это сон?
- Нет, я больше чем уверен, что это явь… сладкий.
- Детка.
- Золотко.
- Милашка.
- Киска.
- О боже, я думал, ты скажешь «бу-бу-киска-писка!» как в «Джей и молчаливый Боб»!
- Черт, - засмеялся Джейк. - Совсем забыл об этом! Но я могу тебя так звать, ты такой бу-бу-киска-писка.
- Если ты будешь так меня звать, то я буду звать тебя глупый-засранец-Джейки-писка.
- Я не против, бу-бу-киска-писка.
- Не называй меня так!
- Да ладно, тебе понравится, - умасливал Джейк, водя носом по шее Аарона.
- Как мне это может не нравится, когда ты вытворяешь такое с моей шеей? - спросил Аарон, подняв плечо в попытке зажать между ним и подбородком голову Джейка.
- Не знаю, - пробормотал Джейк, мягко пощипывая губами кожу на его шее.
Губы Аарона слегка приоткрылись, и с них сорвался тихий стон. Он переместил руку со своего колена на колено Джейка и заскользил ладонью вверх, медленно поднимаясь к бедрам. Джейк подвинулся ближе и раздвинул ноги, позволяя руке Аарона забраться еще выше. Лежащая на животе Аарона ладонь Джейка пробралась под рубашку и коснулась горячей кожи под ней. Джейк провел рукой по животу Аарона, и Аарон легонько толкнул его лбом, побуждая поднять голову, чтобы он мог снова добраться до рта любимого. Послушно подняв голову, Джейк прильнул к Аарону с поцелуем, свободной ладонью обвив сзади его шею. Аарон ответил на поцелуй, скользнув языком между губ Джейка, и сдвинул руку вверх, накрыв ладонью выпуклость в его штанах. Джейк охнул в его рот, когда он слегка сжал член через ткань.
Он оторвался от губ Аарона и, задыхаясь, спросил:
- Где мы? Далеко до дома?
Одурманенный поцелуем Аарон, посмотрел в окно, пытаясь понять, где они сейчас и как долго еще просидят в этом вонючем такси.
- Не знаю. Думаю, уже близко.
- Недостаточно близко.
Аарон развернулся на сидении, закинул левую ногу на колени Джейка и, снова прижавшись ртом к его губам, продолжил поглаживать его затвердевший член. Ладонь Джейка соскользнула на задницу Аарона, когда тот положил на него ногу. Он провел рукой по ложбинке, уверенно сжал ягодицу ладонью и потянул Аарона на себя. От этого настойчивого движения, ноющий от возбуждения член Аарона прошелся по бедру Джейка, и Аарон начал тереться о него в попытке снять напряжение, от которого обострились все чувства.
Они терлись друг о друга, пытаясь сбросить скопившееся за все время желание, сжигавшее их, целуясь страстно и влажно.
- Я люблю тебя, Джейк, - прошептал Аарон в уголок его губ.
- Я тоже тебя люблю, - ответил Джейк, откидывая с его раскрасневшегося лица завитки волос.
Ожидая, когда же такси довезет их до дома, они неспешно целовались, не отрывая друг от друга глаз. Когда машина наконец остановилась у дома Джейка, он кинул водителю пачку денег, в то время как Аарон, спешивший выбраться из машины, чуть не выпал на асфальт. Джейк тоже запнулся, вылезая из салона вслед за Аароном, так что ему пришлось сделать несколько быстрых шагов, чтобы не упасть, пока Аарон от души над ним хохотал. Восстановив равновесие, Джейк обхватил Аарона за пояс, поднял его и, развернув к себе, поцеловал прямо на тротуаре, перед всеми проходящими мимо них людьми. Отвечая на поцелуй, Аарон обвил руками его шею, и они так и шли, спотыкаясь, к дверям здания. Они засмеялась, когда Барри – ночной портье – бросив на них странный взгляд, закатил глаза на их небольшое представление.
- Эй, Барри! - разулыбался Аарон, когда Джейк тащил его в открытую дверь.
- Мистер Беннет. - Барри официально кивнул ему, пытаясь сохранить бесстрастное выражение лица, а потом повернулся к Джейку и добавил: - Мистер Вижчек, добрый вечер, джентльмены.
- И на самом деле «добрый», Господин Барри! - прокричал через плечо Джейк, уже готовясь нестись с Аароном через лобби к ожидающему лифту.
Они вломились в лифт, и Джейк чуть не нажал не на ту кнопку, когда шаловливые ладони Аарона скользнули по его талии и спустились на задницу.
- Прекрати, я чуть не промахнулся с этажом.
- Ну, небольшая жертва за удовольствие.
Аарон еще раз сжал ягодицы Джейка и поцеловал его в скулу. Он вскрикнул, когда Джейк внезапно подхватил его под колени, поднял и припечатал к стене. Посадив его задницей на тянущиеся вдоль нее перила, Джейк впился в губы Аарона, в то время как тот крепко обвил ногами его талию. Ладони Аарона скользнули под руки Джека, чтоб его обнять. Услышав звонок, указывающий, что они приехали на нужный этаж, Джейк отстранился от Аарона, чтобы нажать на любую попавшуюся кнопку этажа повыше, и двери снова закрылись.
Пойманный горячими бедрами Аарона, Джейк терся о него пахом. Грубая жесткая ткань брюк неприятно натянулась на ноющих от возбуждения членах. Аарон зашипел, когда Джейк толкнулся в него и запрокинул голову, утыкаясь затылком в гладкую, блестящую поверхность лифтовой стены. Он устроился повыше в руках Джейка и выгнул шею, подставляя ее ищущим губам. Джейк провел языком по ней и начал посасывать кожу в ложбинке. У Аарона вырвался стон, Джейк вобрал губами вибрацию от него, и они оба задрожали.
Их снова прервал звонок, возвестивший об открытии дверей, и они разочарованно застонали. Джейк откинулся назад, чтобы нажать на кнопку их этажа, и двери с шипением закрылись.
- Надо отвести тебя туда, - между поцелуями сказал Джейк, - где нам никто и ничто не будет мешать.
- Надо отвести меня домой, - подчеркнул последнее слово Аарон.
Джейк провел большим пальцем по губам Аарона, посмотрел ему в глаза и прошептал:
- Где я буду держать тебя вечно, вечно и вечно…
- И вечно, и вечно, и вечно… - закончил Аарон.
- И вечно, - улыбнувшись, добавил Джейк, целуя его над бровью.
Они обнимались, пока снова не раздался лифтовый звонок. Держа ладони на бедрах Аарона, Джейк сделал пару шагов назад, пока ноги Аарона не соскользнули на пол, и так и продолжал пятиться, не в силах оторвать от него взгляда даже для того, чтобы просто повернуться и дойти до двери квартиры. Обхватив пальцами его запястья, Аарон следовал за ним.
Джейк наткнулся спиной на дверь, но все равно не отвернулся. Улыбнувшись, Аарон засунул руку в его передний карман, достал ключи и открыл дверь. Он разорвал зрительный контакт с Джейком, чтобы посмотреть в квартиру, когда дверь распахнулась. Его глаза наполнились слезами, и он прошептал:
- Я так скучал… Моц… так сильно скучал.
Джейк обнял его голову ладонями и успокаивающе провел большими пальцами по щекам. Когда слезы на глазах Аарона высохли, он взглянул на Джейка и, отпустив его запястья, обвил руками за шею. Джейк положил ладони на его бедра и, скользнув ими вверх, обхватил руками талию. Держа Аарона крепко-крепко, он чуть приподнял его, лишь оторвав ступни от пола, и спиной вперед вошел в квартиру.
- Теперь ты дома, Перст.
Поблагодарили: Alexandraetc, Marshmallou, sunlover, Diamand edge, Лазурный, АЛИСА, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.