САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара"

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
05 Янв 2017 17:33 #211 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Бабушка, бабушка, а что у тебя там в штанах так колом стоит ?  :lol:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
05 Янв 2017 19:36 #212 от ЛеляV
ЛеляV ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
СПАСИБО!
Поблагодарили: Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
05 Янв 2017 19:39 #213 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Заботливая бабушка с наперстком. :flirty:

Сразу вспомнила старый анекдот:
Идет мужик по лесу, навстречу бабка с ружьем.
Бабка: Что милок, насиловать будешь, да?
Мужик: бабушка да вы что, в мыслях не было!
Бабка, потрясая оружием: А ПРИДЕТСЯ МИЛОК, ПРИДЕТСЯ!


В нашей интерпретации Бабуля - Анотонио, от предложения которой(тут мы вспоминаем знаменитую фразу от Марио Пьюзо) невозможно отказаться. А еще, судя по жирным намекам, бабуля с кубышкой — денежки водятся, не придется жить на одну пенсию инвалида правоохранительных органов. А еще нам просто в нос тычат огромностью кровати Габи, в которой ТАК одному одиноко!
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Янв 2017 00:35 #214 от laska7
laska7 ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Спасибо...с нетерпением жду продолжение истории.

Пусть в Новом году будет счастья немерено, пусть не будет ни одной минуты зря потеряно, пусть любовь доводит до сладкого головокружения, пусть не будет чувства усталости и изнеможения. Поздравляю с Новым годом!

Важно не то, кем тебя считают, но кто ты есть на самом деле. (П.Сайрус)
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
08 Янв 2017 23:12 - 12 Янв 2017 11:56 #215 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Глава 14
Глава 15
[/b]

- Мне бы пистолет.

- Это шутка такая?

- Черта с два. – Габриэль перевернулся и вскочил на ноги.

Антонио пристально наблюдал, как тот поймал равновесие и занял оборонительную позицию. Наклонил голову, прислушиваясь, пытаясь отследить его шаги по мату, на котором они боролись.

Антонио по праву гордился своей спортивной подготовкой, знал, как двигаться тихо и быстро, но Габриэль с каждый днем лучше ориентировался в пространстве, его слух становился острее. Судя по подёргивающейся жилке на виске все еще слишком худого лица, он улавливал, как шипит воздух в пузырьках поролона под перемещающимися стопами Антонио.

Потребовалось много недель, чтобы Габриэль достиг такого состояния. Шишек и синяков - вообще не счесть, хотя Антонио казалось, что он чувствует боль и страдания Габриэля даже больше самого Габриэля.

Но тот словно не обращал внимания на падения и ноющие мышцы, сконцентрировавшись на том, чтобы вернуть силу и самостоятельность. Иногда свирепое прямодушие пугало, но Антонио желал Габриэлю лучшего, а его стремление к независимости, очевидно, и было этим лучшим.

Так что, вернуть ему пистолет? На самом деле?

- Слепым, как правило, не дают разрешения на ношение оружия.

- Я не о подаче заявления властям.

- Ага, вот он, бывший коп, - поддразнил Антонио, не зная, что ответить. Если Габриэль вобьет что-нибудь себе в голову, спорить бесполезно. – Тогда что ты имел в виду?

Он кружил вокруг Габриэля, а тот инстинктивно поворачивался следом. Руки расслаблены, внимание сосредоточенно. Габриэль поднял голову, чтобы ухватить звуки дыхания и движений Антонио, готовый к новой атаке. Да, он становился лучше. Во всем.

Антонио следовало дать ему подсказку для ориентира: мимолетное прикосновение, легкое, словно случайное покашливание. Обычно он так делал, когда Габриэль уставал или находился в неизведанном месте. Тот тут же успокаивался и меньше зажимался среди незнакомых людей. Антонио учился жить с его слепотой так же, как и Габриэль.

Замечая, как исчезают признаки тревоги на его лице, когда он угадывал его присутствие, Антонио чувствовал, как теплеет на сердце. И хотя Габриэль с каждым днем приобретал все больше самостоятельности и уверенности, Антонио нравилось ощущать свою необходимость. Он испытывал удовольствие, зная, что рядом с ним тот чувствует себя в безопасности. Давало о себе знать традиционное воспитание выходца из Старого света. Габриэль был мужчиной, но мужчиной, которого Антонио поклялся беречь и защищать. И независимо от того, с каким желанием – или нежеланием – Габриэль решил возобновить их отношения, Антонио отчаянно стремился завоевать его сердце с того самого момента, когда узнал, что они по одну сторону закона.

А может… даже раньше.

Теперь, madre dios, Габриэль практически готов принять все, что Антонио мечтал ему предложить. Безрассудная передача контроля в первый вечер в клубе «Мадроне» наконец-то-то стала краеугольным камнем истинной, желанной близости. Настоящей любви.

- Ты только что четыре раза размазал мою задницу по мату, и что-то мне подсказывает, и пятый раунд ты не позволишь мне выиграть. В драке у меня мало шансов. Значит, я должен убить мудаков, которые придут по мою душу, раньше, чем они окажутся на расстоянии вытянутой руки.

- Никто к тебе не приблизится на расстояние вытянутой руки, - твердо парировал Антонио. Тот, кто придет за Габриэлем, придет за смертью. Конец истории.

- Ага-ага, - фыркнул тот. – Сначала им придется пройти через тебя. А если пройдут? Не хотелось бы выглядеть грубым, hombre, но если они пришпилят твою шкуру к двери, что будет со мной?

Точно, не хотел выглядеть грубым. В этом весь Габриэль. Хотя не сказать, что Антонио никогда не задавался подобным вопросом.

- Так чего ты добиваешься?

- Научи меня стрелять заново.

Антонио ринулся вперед и тут же отпрянул, но Габриэль не повелся на ложный выпад.

- О как!

- Нет, не так, - хмуро отозвался Габриэль. – Знаю, будет нелегко. Но ты сам говорил, что у меня уже чертовски точно получается оценивать движение и расстояние.

- Правда, - согласился Антонио. – Но ты знаешь, что стрельба по движущейся цели – непростое дело даже в обычных обстоятельствах. Даже если я верю, что ты снова освоишь обращение с оружием, не думаю, что это мудрая идея.

Лицо Габриэля перекосило от гнева.

- Неужели?

- Именно. Ты сам хотел, чтобы я был с тобой честен. Так что думаю – это глупость.

Габриэль бросился на него. Вполне ожидаемо. В гневе он все еще действовал безрассудно, несмотря на железное убеждение, что стал образцом разумного поведения.

Тела столкнулись, Антонио поморщился, когда в него во всю длину впечатались тонкие кости и уже поджившие мышцы. Схватил Габриэля за талию, приподнял. Воздух с шипением вырвался из груди, когда в нее врезалось колено, прежде чем он успел уронить и прижать своими двумястами фунтами Габриэля к мату.

- Черт! – судорожно вздохнул тот и прохрипел: - Все, все! Грудь болит!

Антонио мгновенно отпрянул, склонился. Габриэль подтянул ногу и ударил по икре. Жестко. Антонио стал заваливаться вперед, но Габриэль успел из-под него выкатиться и засадить пяткой в живот, отправив дальше в полет. Антонио с проклятьем упал на мат, слишком удивленный, чтобы реагировать немедленно.

Мгновение, и Габриэль уже оседлал его, угрожающе зажав горло предплечьем.

- Выкуси!

- Мошенник, - выдавил Антонио.

Ощущение прижимающего тонкого тела на самом деле отвлекало. И Антонио вовсе не имел желания его сбрасывать. Однако хмыкнул, скользнул рукой по талии и перевернул их обоих, припечатав Габриэля спиной.

Дыхание вырвалось из груди со страдальческим свистом, на побледневшем лице отразилась мука. Поврежденное легкое болело и от холодного воздуха, и от слишком сухого. И тогда, когда на него наваливались двести фунтов.

Антонио приподнялся:

- По твою душу тоже мошенники придут.

- Именно поэтому мне нужен пистолет.

Габриэль закрыл глаза, осторожно вдохнул.

Такой молодой, такой уязвимый.

Антонио не удержался и провел пальцем по темной шелковистой брови, которая вопросительно изогнулась под его прикосновением.

- Ты в порядке?

Габриэль улыбнулся:

- Да.

Похоже, правда – Антонио чувствовал пахом, как шевельнулся его член. Громко сглотнул, отчаянно стараясь, несмотря на нахлынувшую эрекцию, оставаться сдержанным.

Это было нелегко. Габриэль постоянно нуждался в помощи: когда купался, принимал душ, плавал в океане. Они много времени проводили полуголыми, катастрофически испытывая волю Антонио. Но он терпел в настоящем, не собираясь рисковать будущим.

- Никто не пахнет так, как ты, - пробормотал Габриэль, не открывая глаз.

- Мы же тренировались. – Антонио украдкой обнюхал подмышки. – Естественно, от меня… пахнет.

Габриэль весело хмыкнул, открыл глаза.

От пустого расфокусированного взгляда больших невинных глаз у Антонио екнуло в груди.

- Я не говорю, что от тебя воняет. Просто могу распознать тебя по запаху. Лайм… ром… лавр… мыло. И что-то мускусное. – Он смежил веки. – Кажется, именно так ты пахнешь.

И Антонио не смог себя побороть – поцеловал. Просто короткое прикосновение губ к веку. Габриэль вздрогнул, но сразу затих. Губы Антонио переметнулись к другому глазу, переносице. Он старался, чтобы все выглядело безобидно и целомудренно. В прежней жизни Габриэлю нравилось, когда его подчиняли, нравилось перекладывать инициативу на партнера, но теперь он всеми силами старался вернуть самостоятельность и независимость. Но ведь сейчас Антонио отчетливо ощущал его возбуждение. Кажется, пока с ним все в порядке.

В очень-очень большом порядке. Тонкие пальцы скользнули по спине Антонио, сжали шевелюру.

Оба замерли. Рот ныл от желания прильнуть к пухлым губам, но Антонио боялся сделать неверный шаг. Боялся все испортить. Не смел вымолвить ни слова.

Габриэль начал исследовать его руками: очертил надбровные дуги, провел пальцами вниз по скулам, по длинному гребню носа. Улыбнулся:

- Я помню, как раздуваются твои ноздри, когда ты злишься.

Антонио не двигался, едва дыша под нежными, любопытными прикосновениями.

- Никто не мог разозлить меня так, как ты, - прошептал он. Но тут же замолчал, когда кончики пальцев лаской от носа перешли на губы.

Антонио внимательно вглядывался в лицо Габриэля. Волосы колыхнулись от дыхания, Габриэль приоткрыл рот. Когда пальцы очертили линию губ, Антонио, поддавшись искушению, их поцеловал. Пальцы остановились, нажав на нижнюю губу.

- Скажи что-нибудь, - попросил Габриэль.

- Что?

- Что угодно. Я чувствую… твои губы влажные, а голос вибрирует на коже. Я чувствую, как он проходит через грудь и устремляется прямо… к члену.

- Madre mios, - пробормотал Антонио. – Ну и выражения.

- Скажи еще что-нибудь.

- Я хочу тебя поцеловать, - произнес Антонио, прижимаясь к теплой ладони. – Хочу трахнуть.

Габриэль улыбнулся:

- Продолжай.

- Никогда не устану тебя целовать. Ты на вкус как солнечный свет и мед.

- Господи, ну и дерьмо ты несешь, Антонио. Продолжай.

- Ты словно полуангел-полудемон. Красивый снаружи. Страстный, яростный, необузданный внутри. Ты воспламенил мое сердце. С самой первой встречи. Часто посещал мои мечты. И когда умирал у меня на руках, мне казалось, моя душа умирает вместе с тобой.

Габриэль поежился:

- Дальше. Расскажи, как хочешь меня трахнуть.

Антонио чувствовал твердый член Габриэля под тонкими шортами, которые намокли от выделяющейся смазки. Чувствовал его жажду и готов был умолять, чтобы ему позволили утолить эту жажду.

- Хочу взять твой член в рот и отсосать, впитать в себя твой вкус и удовольствие.

- А если я не хочу тебя, Антонио? – спросил Габриэль, затаив дыхание. – Если скажу тебе «нет»?

Антонио колебался. Стоит ляпнуть что-то неверное, и фатальная ошибка сотрет недели, которые ушли на укрепление доверия.

- Я не стану… - прошептал он, но замолк, уловив на лице Габриэля отблеск разочарования. – Я не стану тебя слушать, - продолжил он твердо. – Не позволю сказать мне «нет». Ты сейчас принадлежишь мне. Ты мой, gatito.

- Ну так докажи.
* * *
[/b]
Они добрались до спальни, сбрасывая по дороге одежду. Голые, гибкие, загоревшие за несколько недель, пока купались, гуляли и валялись на пляже.

Габриэль растянулся на широкой кровати в ожидании, обратив лицо к Антонио. Антонио навис над ним, убеждая себя не спешить. Для Габриэля все изменилось, и он сам не знал, до какой степени – сейчас он действительно стал беспомощен. Реально зависим от милости Антонио.

Антонио медленно забрался на кровать, сел, прижавшись бедром к боку Габриэля.

- Ты такой красивый. – Наклонился, прошелся дорожкой поцелуев от горла к солнечному сплетению. Провел ладонью по худой гладкой груди, подразнивая большим пальцем набухшие соски. Спустился по темной волосатой дорожке от живота к паху.

- Даже теперь? – В голосе Габриэля слышалась странная неуверенность. – Со шрамами. И с такими глазами?

- Очень красивый. Сухощавый. Сильный. У тебя лицо ангела, – заверил Антонио. Когда Габриэль фыркнул, добавил: - Очевидно, злого ангела.

Обхватил ладонью мошонку, Габриэль расслабился и шире раздвинул ноги, чтобы облегчить доступ. Антонио наклонился, поцеловал головку, медленно слизав с темной щели каплю предэякулята.

Габриэль дернулся и застыл, из горла вырвался короткий рык похоти.

- Красивый и вкусный. – Антонио всосал член, прошелся бархатным языком вокруг гладкого кончика, подразнивая уздечку. Он чувствовал, что Габриэль очень возбужден и вот-вот кончит. Месяцы, ушедшие на исцеление, послужили хорошей основой для доверия в сложных отношениях, но оказались адом для либидо.

Узкие бедра вывернулись.

- Черт! Господи, твой рот! Срань господня!

Габриэль вцепился Антонио в волосы, выгнул спину, двигаясь в отчаянном танце похоти.

Антонио обрабатывал пенис, сосал, покачивая головой, подразнивал, гладил, толкая Габриэля к скорой разрядке. Сглотнул, прижал язык к набухшей венке, наслаждаясь тем, как наливается член во рту. Впился пальцами в подергивающиеся бедра, прижал к постели, задавая свой собственный ритм, заставляя принять лишь то, что желает дать сам.

Габриэль конвульсивно сжал его шевелюру и жалобно мяукнул от отчаянной потребности принимать и контролировать. От хриплых молящий звуков Антонио загорелся еще сильнее.

Да, он на правильном пути! Он даст Габриэлю все, что нужно, и даже более.

Антонио оттянул мошонку, взвешивая, массируя яички, и засосал чуть сильнее и быстрее. Беспокойные руки отпустили волосы и вцепились в простыню.

Тонкое тело задрожало, выкрутилось на волне оргазма.

- Черт, черт, черт! Не могу больше, слишком давно… Антонио!

Сладостно-горький вкус семени смешался с соленым потом и мускусным запахом кожи Габриэля. Обхватив его бедра, Антонио насадился ртом до самого корня и удерживал на месте, прижавшись лицом к паху, сжимая губами основание члена. А потом глотал и глотал, медленно выдаивая даже после того, как тугая струя перестала бить в глотку.

Наконец он почувствовал, как по спине шарят ладони. Сглотнул еще пару раз и отпрянул, внимательно наблюдая за ослабевшими беспокойными пальцами и рваным поверхностным дыханием. Габриэль тут же встрепенулся и, найдя его рукой, притянул к себе. Антонио охотно прижался к нему, поцеловав в потный лоб.

- Хочу убедиться, что ты сможешь лежать так достаточно долго, чтобы мы успели сделать все правильно. Восстанавливай дыхание, gatito. Я хочу, чтобы ты полностью расслабился.

Расфокусированный взгляд безучастно скользнул мимо подбородка. Великолепную карюю радужку почти полностью перекрывали черные расширенные зрачки, но Антонио до сих пор считал глаза Габриэля прекрасными, так же, как и тело, покрытое шрамами. Возможно, даже более красивым, чем раньше – они показывали, что его любовник выстрадал, и остался жив.

- Ты куда? – Коротко обрезанные ногти впились в плечо. Антонио потер его ладонь и осторожно разжал пальцы, укладывая руку на простыню.

- Сейчас вернусь. Я очень долго это планировал. – Он на мгновение задержался, упиваясь зрелищем: тонкое тело, покрытое отметинами, пульсировало потребностью и страстью – возбуждение подбиралось обратно. – Не шевелись.

Его возвращение Габриэль приветствовал сонной улыбкой.

- Что тебя развеселило, gatito?

Матрас прогнулся под его тяжестью, когда Антонио растянулся рядом.

- Подумал о твоем стволе. – Шаловливая рука пробралась по животу к паху и дразняще потерла головку жесткого члена. Антонио на мгновение закрыл глаза, желая большего, чем случайное прикосновение. – Это дуб? Испанский дуб?

- Так мы в игривом настроении, si? – Антонио накрыл ладонь Габриэля своей и несколько раз подтолкнул.

- Ага. Поиграй со мной. Как раньше. – Пройдясь вверх ладонью по груди и горлу, Габриэль схватил его за волосы и притянул для поцелуя. Антонио на несколько секунд позволил ему управлять, прежде чем перехватил инициативу. Габриэль покорился со вздохом удовольствия.

Дикий и мятежный в жизни, сладкий и смиренный в постели. Ну, иногда. Антонио подумал о той ночи в Мексике, когда игра Espera не задалась. Столько противоречий в натуре Габриэля Сандалини. Он надеялся узнать о каждом.

Антонио навалился, прижимая Габриэля к матрасу, укрывая своим теплом и телом. Обхватил худощавое бедро, Габриэль тут же накрыл его руку, словно желая усилить хватку, задрожал в напряженном ожидании. Антонио сжал его подбородок и набросился на просящий, задыхающийся рот, наслаждаясь слабыми покорным звуками, вырывающимися из горла. Которые возбуждали обоих.

Сладкий влажный рот открылся шире, Антонио почувствовал, как поцелуй из просящего превращается в страстный и ненасытный. И посылает жар ко всем нервным окончаниям, словно пламя, которое следует за дорожкой разлитого горючего, сжигая воздух в пространстве вокруг. Сердце сжалось, дыхание перехватило. Он жаждал большего, нуждался в большем, как всегда с этим молодым мужчиной.

Габриэль потянулся и переплелся с ним пальцами:

- Такие большие, - пробормотал он. – Такие сильные.

Антонио знал, что ему нравятся его руки. И сейчас разговаривал ими с Габриэлем на языке жестов: мягкими прикосновениями, длинными штрихами, подразнивающим трением.

Раздвинув Габриэлю ноги, Антонио потер горячим бедром мошонку, прижался коленом к чувствительному местечку ниже. Габриэль стонал, извиваясь, пытаясь раскинуться еще шире.

Ладонь медленно оглаживала атласную кожу на талии, ребрах, груди исследующими, массирующими мазками. То нежными, то настойчивыми. Габриэль поёжился, когда давление стало слишком легким и долгим, желая силы, требуя хватки любовника.

Антонио снова его поцеловал, соединяя губы, притягивая Габриэля с яростной силой. Против груди молотом забилось восторженное сердце. Антонио мгновенно приподнялся, освобождая от своего веса, и Габриэль растерянно, встревоженно хмыкнул. Его член толкнулся вверх, пульсируя, истекая смазкой, явно требуя освобождения. Захватывающее, желанное зрелище.

Антонио улыбнулся:

- Ну а теперь, когда я привлек твое внимание… - Он отпрянул под жалобный стон пружин матраса.

- Опять? Вернись, ублюдок! – выругался Габриэль.

- Uno momento. Espera, gatito.

Габриэль застонал:

- Что, опять идиотская игра? Скажи, пожалуйста, что мы не станем снова играть в эту дурацкую гребаную…

Он все еще сыпал проклятьями, когда Антонио закончил подготовку и вернулся в кровать. Габриэль тут же обхватил его член горячим кулаком. Антонио вздохнул, но все же разогнул тонкие пальцы, не причинив боли. Оседлал Габриэля – в ложбинку между ягодицами тут же уперся возбужденный член. Антонио плотно сжал половинки.

- Помешанный на контроле мудак. - Габриэль внезапно осекся. – Что ты делаешь?

- Ты мне скажи, - поддразнил Антонио.

- Я не в настроении играть и отказываюсь пить ради секса. По крайней мере… сейчас. – Габриэль замолчал, сосредоточившись на том, как Антонио преднамеренно медленно сжимает член, водя по нему своим секретным оружием. Он по собственному опыту знал, что сейчас чувствует Габриэль – каждый ход вверх заканчивался у венчика головки, и казалось, пенис обрабатывают тысячи тупых иголок.

У Габриэля перехватило дыхание:

- Срань господня! Сделай так еще.

- Скажи, что чувствуешь.

- Что чувствую? Я чувствую себя… странно. – Он снова ахнул, выгнувшись в колючих тисках Антонио.

- Нет, я спрашиваю, что, по-твоему, я сейчас делаю?

Габриэль нервно рассмеялся:

- Кажется, у тебя в заднице кактус.

Это едва не сломало кайф, но Антонио удалось собраться и даже сохранить достоинство.

- Дитя улицы. Думай. И слушай. – Он смял в пригоршне мягкую сетку рядом с ухом Габриэля, пошуршал.

Габриэль слегка дернулся – его слух теперь стал намного острее – а затем расслабился. Покачал головой:

- Не знаю.

- Вспомни нашу ночь в Мексике, gatito.

Габриэль хмыкнул:

- Господи, Мексика! Ты хоть знаешь, как я тогда набрался? Не говоря о контузии. Не говоря о… - Он замолчал, и Антонио знал, почему. Неприятно вспоминать, что они планировали предать друг друга. – Я не записывал все, что мы делали. Просто… делал.

Антонио легко провел сеткой по приоткрытым губам Габриэля.

- Что за хрень?

- Неправильно. Опиши, что это.

Габриэль послушно ответил:

- Кажется, это какая-то ткань. Плотная. – И неожиданно впился зубами, которые прошли сквозь ячейки. Антонио дернул, и Габриэль выплюнул сетку.

- Знаешь, ты точно сумасшедший, - вздохнул Антонио.

Но Габриэль перебил:

- Пустые рюмки. Пульке. Лайм. Это сетка, в которой продают лаймы!

- Si.

Габриэль расхохотался:

- И после этого я сумасшедший? Ты дрочил мне мешком из-под фруктов!

- Но ведь здорово, признай.

- Да, здорово, - лаконично отозвался Габриэль, сверкнув глазами. – Но будет еще лучше, если ты меня просто трахнешь.

- Как пожелаешь, gatito.

Он занес ногу над Габриэлем, но остановился, когда тот немного горько произнес:

- Всегда, как я пожелаю. Ты сотворил убедительного мерзавца, Лоренцо. Я думал, ты на самом деле враг.

- И я, и ты. Но мне это не помешало в тебя влюбиться.

- Влюбиться? – медленно повторил Габриэль, словно никогда не знал этого слова. – Как, черт побери, такой как ты может влюбиться в такого как я?

- А почему, черт побери, такой как я не может влюбиться в такого как ты? – просто сказал Антонио. – Ты умный, красивый, хотя с чувством юмора у тебя не слава богу. А уж манеры… ай-ай-ай!

Габриэль попытался его ударить, но Антонио перехватил и поцеловал кулак.
* * *
[/b]
- Что ты делаешь? Щекотно же.

- Как именно щекотно?

- А то ты не знаешь! – нетерпеливо фыркнул Габриэль.

- Нет. Расскажи. На что похоже? – пробормотал Антонио, наблюдая, как под его усердной опекой подергивается гладкая загорелая кожа.

- Черт побери, Антонио! Можем мы хоть раз трахнуться без вот этих твоих плясок?

Антонио уклонился от пущенной в него подушки.

- Терпение, - усмехнулся он в ответ на возмущенное рычание. – Опиши, что чувствуешь, - и добавил с неожиданным вдохновением: - Это меня заводит.

Габриэль удивленно повернул голову:

- Шутишь?

- Нет, не шучу. Эти… э-э-э пляски меня разогревают.

- Как ты сказал? Э-э-э… разогревают? – рассмеялся Габриэль, передразнивая.

- Я сказал не так, - ответил Антонио слегка обидевшись. – Просто…

- Знаю, знаю. – Габриэль обнял его за шею и, притянув, быстро поцеловал, куда попал – в скулу. Откинулся на подушку и вздохнул: - Ладно. Значит, как щекотно… Это что-то легкое и тонкое. И совсем не разогревающее. О! Боже! Мой! Антонио! Может, перо?

- Ты настоящий засранец, - констатировал Антонио и потянулся к следующей вещи, наблюдая, как самодовольная улыбка сползает с лица Габриэля. – А теперь?

Габриэль вздрогнул – Антонио обвел кусочком льда загорелую, покрытую шрамами грудь, скользнул по животу, обогнул пупок, прошелся вдоль паховой складки.

- Это лед, ублюдок!

- Ну конечно, это лед, но что ты чувствуешь?

Габриэль замялся, словно опасаясь, что Антонио начнет над ним потешаться, хотя это было совсем не в его характере – он не из тех, кто издевается и надсмехается. Антонио отчаянно хотелось, чтобы Габриэль ослабил эмоциональную защиту больше, чем на несколько секунд.

- Как будто крошечные острые серебряные шарики прыгают по коже. Приятно. Ощущение держится даже после того, как ты убрал лед.

- Хорошо. А теперь?

Шок от прикосновения льда к соскам чуть не отправил Габриэля под потолок.

- Господи!

Антонио зачарованно наблюдал, как сжались коричневые соски и по всей груди выступили пупырышки.

- Предупреждать надо, мать твою!

- Следи за языком, - злодейски хохотнул Антонио и отвернулся. – Сейчас немного подсластим.

На пах Габриэля закапала густая сладкая жидкость.

У Габриэля отвисла челюсть:

- Ты налил мне на член кленовый сироп?

- А разве пахнет кленовым сиропом?

- Пахнет… - Габриэль раздул ноздри. – Ты извращенец, медвежонок Пух. Мне всю неделю придется голышом ходить.

Случайное воспоминание из детства Габриэля растопило Антонио сердце. Не слишком счастливое детство. Габриэль рос болезненным ребенком, любил, даже обожал мать, ненавидел скотину-отчима. Неудивительно, что воздвиг вокруг себя эмоциональные барьеры и не мог быстро их опустить.

- Я тебя почищу. Так что чувствуешь? – прохрипел Антонио.

- Как будто на коже тает солнце и течет золотой речкой. – И добавил уже более прозаично: - Ты оставил банку на солнце, да? Вообще-то, немного похоже на сопли…

Он замолк, когда Антонио схватил его за узкие бедра, удерживая. Наклонился и прошелся языком по липкому сладкому члену, вылизал пах.

- Вкусный, - пробормотал он. – О да, ты лакомый кусочек, Габриэль Сандалини. – Зарылся лицом в медовые душистые волосы, не переставая вылизывать плоть широким шершавым языком и наблюдая, как наливается пенис.

Габриэль дрожал от удовольствия и возбуждения, но потом… потом все изменилось. Дыхание сбилось, из груди вырвалось рыдание.

Ошеломленный Антонио склонился над ним, прижал ладонь к щеке, глядя на дорожки слез.

- Что? Что? - От страха не хватало воздуха. – Я сделал тебе больно? Ну конечно… Разозлил? Обидел?

Габриэль покачал головой и постарался вывернуться. Но Антонио не отпустил.

- Скажи, что я сделал?

На темных глазах блестели слезы.

- Я просто…

- Что? Madre mios. Что?

- Сколько времени пройдет, прежде чем я забуду, как ты выглядишь?

Слова парализовали Антонио.

- Я уже забываю. Многие вещи перепутались в памяти. Я практически не знал тебя до того, как все случилось. И уже не получится… - Габриэль проглотил слезы.

У Антонио перехватило горло.

- Gatito, ш-ш-ш… mi amante. Тихо… тихо. Все будет хорошо. – Он попытался обнять Габриэля, но тот оттолкнул.

- Нет, не будет. Не пори чушь. Не жалей меня.

- Прости, - смиренно сказал Антонио. – Что тут скажешь? Я здесь, никуда не денусь. Я сделал бы для тебя что угодно… - Он замолчал, когда Габриэль закрыл его рот поцелуем. Не столько жестким, сколько отчаянным.

Мокрые ресницы, мокрый нос, влажные губы.

Габриэль отстранился и произнес:

- Тогда сделай вот что, Антонио. К черту игры и разговоры. Избавь меня от всяких мыслей. – Он снова приподнялся, чтобы поцеловать – требовательно, жадно. Но Антонио тут же перехватил контроль, усмиряя своей силой и опытом, и отчаянный поцелуй превратился в томительный и сладкий.

- У тебя вкус меда, - отстранившись, прошептал Габриэль.

- А у тебя вкус жизни. Ты все для меня.

Габриэль покачал головой:

- Не говори так. Я не хочу, чтоб твое счастье зависело от меня. Человек не должен значить для кого-то так много.

- Это и есть любовь, Габриэль. Вот что значит любить.

Подбородок Габриэля затрясся от волнения, но в этот раз он сумел себя обуздать и снова быстро прижался к Антонио поцелуем. И Антонио встретил эту жажду с потребностью и нетерпением, прикусывая мягкие губы, пока они не открылись, не впустили горячий язык. Поцеловал глубоко, страстно, оторвался, прошелся короткими, почти целомудренными прикосновениями по уголкам рта, подразнивая чувствительную кожу. Мелкими штрихами очертил линию челюсти, перешел к носу, прижался с любовь к закрытым векам.

- Можно тебя потрогать?

Антонио удивленно отстранился:

- Конечно.

- Я хочу… хочу тебя запомнить. – Похоже, Габриэль старался, чтобы голос звучал твердо, но вот пальцы… пальцы дрожали, поглаживая Антонио.

- Ты уже тронул мою душу. Лицо – мелочь по сравнению с этим.

Габриэль ничего не ответил, лишь страдальчески вздохнул, когда губы Антонио двигались под его пальцами. Тонкими, гораздо тоньше, чем у Антонио, хотя сам Габриэль был жилистым и неожиданно сильным. Такие легкие прикосновения – по губам, краю зубов. Антонио сделал вид, что кусает – слабая улыбка мелькнула на задумчивом лице. Пальцы скользнули дальше: по твердой линии подбородка, по ушным раковинам, перешли на скулы, глаза, брови, лоб.

- Красивый ублюдок, так ведь? – произнес наконец Габриэль, откинувшись назад.

- Si, - самодовольно согласился Антонио.

- Хотелось бы мне… - Голос звучал уже не так растерянно.

Антонио поцеловал его. Габриэль охотно ответил, и слова стали не нужны.

Антонио оторвался от потрясающего вкуса и запаха кожи на несколько секунд, чтобы подготовить, нанести на себя и любовника достаточно смазки, перед тем как глубоко погрузиться в гибкое, распростертое перед ним на белых простынях загорелое тело.

- Да… Черт… Наконец-то… Да! - закричал Габриэль.

В ответ на властное, яростное проникновение пальцев тот жалобно заворчал, заерзал. Антонио схватил узкие подёргивающиеся бедра и дал Габриэлю то, чего он так жаждал, понимая, что пустота внутри в большей степени не просто физическая.

Широко раздвинул ягодицы и размашисто проник внутрь, вырывая из горла Габриэля стон. Антонио вторил ему, погружаясь в узкий жар, поглаживая член Габриэля в такт с собственными движениями. Словно пробиваясь сквозь защитные барьеры его души.

На обоих тонкой пленкой блестел пот. Ладони Габриэля слепо зашарили по белью, Антонио прижал, принуждая замереть, остановиться и просто получать удовольствие. Габриэль протестующе вскинулся и тут же затих, осознав, что побежден, повержен. Приподнял задницу, принимая глубокие, резкие толчки, пытаясь взять больше. Антонио дрожал в пылающем сцеплении мышц и нервов, каждым движением задевая набухшую простату, испытывая головокружительный восторг от ощущения скольжения толстого члена внутри растягивающегося тугого прохода, от того, как пульсирует каждый сосуд, каждая венка.

В паху пылал огонь; электрическим гулом медленно разрастался блаженный экстаз. Перед закрытыми глазами сверкнули яркие искры, мышцы груди и живота натянулись.

Габриэль снова выдал протяжный мяукающий звук. Этот дикий стон, подтверждающий, что gatito сходит с ума от удовольствия, отпустил, воспламенил Антонио. Нарастающий рев оргазма пополз по позвоночнику, хлынул в кровь, омыв и заставив завибрировать каждую клеточку.

Антонио выгнулся, напрягся, глубоко погружаясь в расслабленное тело, отстраненно осознал, что Габриэль уже кончил, и в голове взорвался фейерверк звёздными всполохами желтого и белого света – созвучными с пульсом, бьющимся и выбрасывающим наружу удовольствие.

Антонио рухнул, замер, ничего не видя и не соображая. Оргазм вышел настолько сильным, взрывным, что еще несколько минут перед глазами стояла темнота – что-то вроде бархатного пустого небытия.

Наверное, такое теперь всегда видит Габриэль.

Антонио нашел его рот. Сладкий. Соленый. Что это? Слезы? Антонио заставил себя открыть глаза – лицо Габриэля было слишком близко, он не мог разглядеть черты, но запаха и вкуса казалось достаточно.

Губы Габриэля зашевелились, Антонио прислушался. Сердце дрогнуло и замерло, когда до него донеслись слова – возможно, более желанные и ценные, потому что звучали на его родном языке.

- Te amo, te amo demasiado…

Глава 16

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Бэмби, Mari Michelle, Peoleo, ~Ezhevika~, Aneex, Spirit_NeO, Marchela24, allina99, Marshmallou, Hellwords, AleksM, пастельныйхудожник, Maxy, ameta, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
09 Янв 2017 00:00 #216 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Ухх, это былр круто))) я даже не ожидала. Сначала борьба, потом секс)))
И хорошо, что автор пропустила эти несколько недель, которые ушли на тренировки)))

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
09 Янв 2017 00:02 - 09 Янв 2017 00:10 #217 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Мы, товарищи, вышли на финишную прямую - осталась последняя глава. В принципе, ничего так получилась у Леньон нца, нэ? Только хоть убейте - мне не верится в любовь Габриэля. Может, в некоторой степени благодарность, но любви я там не вижу.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, Marchela24, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
09 Янв 2017 03:46 #218 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Ну, не надо так пессимистично. Нца неплоха))) Габриэль горячий мальчик, Антонио красивый, страстнй мужик, который спас и беззаветно любит его. Почему бы и не поддаться?

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
09 Янв 2017 11:29 - 11 Янв 2017 17:18 #219 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Лоренцо слишком любит контроль и себя.
Доверие - обоюдоострое оружие.
Когда жаждешь обычного горячего траха, то игры воспринимаются лишними.
Мешающими, что ли.
Прокатывающими пока только новизной и отсутствием выбора у Контадино.
Как бы не произошло когда-нибудь по жизни фейла как у другого всем известного Лоренцо, который стремился удержать ситуацию под своим контролем, но контроль выбился у него из рук, а пистолетов (запасных вариантов) подопечным не положено...

В этом мире все о сексе, кроме секса
Поблагодарили: VikyLya, Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 Янв 2017 19:37 #220 от ЛеляV
ЛеляV ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Спасибо!
Поблагодарили: пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
10 Янв 2017 02:04 - 10 Янв 2017 02:08 #221 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
СПАСИБО  :frower:

Когда жаждешь обычного горячего траха, то игры воспринимаются лишними.


ППКС просто. Читала и чуть не плакала. На Лоренцо кулаки чесались. ОН...ОН... видите ли заводится((( а не пойти бы ему лесом и захватить сетку с фруктами и прочие доморощенные девайсы., а один засунуть себе в зад. Имбирь, например.  :crazy: вместе с мачисткими замашками и пылкими признаниями.
Знаете, есть такие классические приемы проверки собственной сексуальности и эрогенных зон. Когда человеку или партнерам советуют трогать свое и чужое тело, определяя границы удовольствия. Процесс не быстрый и интересный. А в математике есть что-то типо понятия объединения множеств)) По-моему, это основа основ, краеугольный камень, как стоп-слово в БДСМ — делать только то, чего хотят ОБА партнера. Здесь такого и близко не наблюдается. И никакой темой контроля не прикрыть эгоизм и нарцисизм Лоренцо, который беспредельничает, тем более над зависимым и в физическом и в эмоциональном плане партнером. Да, не злостно, но достаточно, чтобы считать его мудаком.
И вообще, не только в сексе, когда кто-то «лучше знает, что тебе нужно» — это ужасно(((
Поэтому соглашусь с Лемни, я бы такого мужика полюбить не смогла, максимум вынужденно привязаться. Но авторам виднее : они в восторге и от мачизма, и от самцовости)))

Описание секаса — суховатая последовательность фактов и действий, но если исходить из того, что нет любви, то наоборот, очень наглядно демонстрирует, то есть самое оно.
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
11 Янв 2017 10:03 #222 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016

Marchela24 пишет: а не пойти бы ему лесом и захватить сетку с фруктами и прочие доморощенные девайсы.

Я вот не понимаю. Сетки, лед, мед, мороженое - буэ-э. Не возбуждает. Недоумевала, когда еще первый раз в юности Девять с половиной недель смотрела.

Поэтому соглашусь с Лемни, я бы такого мужика полюбить не смогла, максимум вынужденно привязаться. Но авторам виднее : они в восторге и от мачизма, и от самцовости)))

Это уж точно, от мачизма Антонио их просто прет  :lol: И я думаю, что по их задумке Габриэль просто должен влюбиться)))

Описание секаса — суховатая последовательность фактов и действий, но если исходить из того, что нет любви, то наоборот, очень наглядно демонстрирует, то есть самое оно.

Марчи, это демонстрирует только то, что сколько Лэньон не старалась бы, это максимум, на что она способна. Раньше-то ведь НЦы либо вообще не было, либо никакая. А тут - прогресс  :crazy:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската, Marchela24, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Янв 2017 13:45 #223 от Hellwords
Hellwords ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
С одной стороны здорово потому что адаптация очень самостоятельного обаятельного негодяя та ещё морока. И прогресс есть.
С другой... да... секс у этих двоих... не обоюдный какой-то. Может, они ещё нащупают то, что им обоим понравится?

Спасибо за перевод!

Audeo
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
11 Янв 2017 13:48 - 11 Янв 2017 15:38 #224 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016

С другой... да... секс у этих двоих... не обоюдный какой-то. Может, они ещё нащупают то, что им обоим понравится?

У меня такое ощущение, что эти двое - как две части нашего повествования. Их насильно прибили друг к другу, но состыковать так и не получилось. И уже не получится.
Но, вопреки здравому смыслу, сюжет в общем и целом мне понравился. Тут нет того, что обычно меня выносит и бесит. Один - буйный и грешный, другой - святой и самовлюбленный, но они нашли друг друга в этом мире. Пусть теперь и мучаются. По правилу равновесия вселенной. (Это я уже с позиции законченного перевода рассуждаю).
Да, Антонио душит и бесит своей непреклонность и особо ценным мнением, но, случись такое с ним самим, Габриэль не бросил бы службу и карьеру, чтоб за ним горшки выносить. Он Мигеля-Антонио не любил и так и не полюбил, что бы нам тут не утверждали авторицы. Поэтому мне Габриэля ничуть не жалко, я считаю наиболее пострадавшей стороной Мигеля-Антонио, ибо взаимности ему ни вжисть не добиться. Габриэль не умеет любить.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, Marchela24, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
11 Янв 2017 14:33 #225 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 15 глава 09.01.2016
Просто, как мне кажется, герой Габриэля получился плоховато продуманным и поверхностным.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.