САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара"

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
20 Дек 2016 22:08 #196 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 12 глава 19.12.2016
Лэньон любит "пострадать" "по прошлому"

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
23 Дек 2016 21:02 - 04 Янв 2017 12:22 #197 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 13 глава 23.12.2016
Глава 12
Глава 13
[/b]

Габриэль провел беспокойную ночь – его организм на удивление быстро избавился от успокоительного. Антонио побоялся оставить его даже на час, поэтому провел всю ночь в жестком пластиковом кресле, отвлекая тихим разговором всякий раз, когда Габриэль, вздрагивая, просыпался после короткого тревожного забытья. Антонио позволял себе вздремнуть, только когда глаза Габриэля закрывались и дыхание выравнивалось.

Утро встретило повседневной больничной суетой. Габриэль дергался, напрягаясь от резких звуков, и пытался сорвать зло на Антонио, хотя сложно было ожидать чего-то другого.

- Ты здесь что, поселился? – раздраженно бросил Габриэль.

- Нет, - спокойно ответил Антонио. – На самом деле я тут еще посижу минуту-другую, чтобы убедиться, что ты в порядке, и пойду по делам.

Габриэль с трудом сглотнул и равнодушно произнес:

- Я тебя не задерживаю.

Антонио поднялся, заметив, как тот съёжился, когда ножки кресла шаркнули по линолеуму; склонился над кроватью, провел пальцами по колючему от щетины лицу Габриэля:

- Я скоро вернусь и помогу тебе побриться.

Застывшие зрачки уставились ему в лицо, красивые губы поджались:

- Не торопись, - сказал он сухо.

Если бы Габриэль не ослеп, все было бы по-другому. Антонио заткнул бы его рот жестким поцелуем, наказывая и дразня. Но теперь… ему казалось, что не надо подавлять, пересекать тонкую грань между утешением и принуждением. Антонио боялся, что действует неуклюже, но знал, что нельзя давать Габриэлю почувствовать, будто иного выбора нет и что его вынуждают принять то, к чему он еще не готов. Чего он не желает.

Да, это стоило обдумать.

- Веди себя прилично, Сандалини, - живо отозвался Антонио, неохотно покидая палату. Закрыв дверь, замер, глянул в окно: Габриэль сидел, откинувшись на подушки и уставившись в потолок. Прочитав горькую безысходность на его лице, Антонио с трудом заставил себя выйти из отделения.

Позвонив капитану О’Брайену и сообщив, что Габриэль очнулся, Антонио поехал к себе домой. Помылся, проглотил первый настоящий горячий завтрак за несколько недель, быстро перебрал почти совершенно нежелательную почту. Упаковал смену одежды для больницы и сел за написание короткого ежемесячного письма семье.

Закончив и не найдя больше никаких оправданий для отсрочки, неохотно набрал рабочий номер заместителя директора Холла.

Тот предсказуемо поинтересовался, сможет ли Габриэль предоставить информацию, которая поспособствует в поисках Санчеса и Джины Ботелли. Для него ничего не значило, что Габриэль физически и эмоционально истощен и того гляди развалится.

- Когда его можно будет допросить? – резко спросил Холл, услышав, что бессмысленно бороться с врачами, категорически запретившими тревожить пациента.

- В ближайшее время – точно нет. Но я рядом с ним постоянно, поэтому как только - так сразу.

- И еще, - заметил Холл. – Допросишь Сандалини и немедленно отправишься в Нью-Джерси. Там запутанное дело по обороту наркотиков, требуется твой… профессиональный опыт.

Акцент на «профессиональном опыте» разозлил Антонио, но он сумел ответить спокойно:

- Еще одна операция под прикрытием?

В трубке раздался холодный сухой смех, похожий на удар рассыпавшейся сосульки о тротуар:

- Думаю, твоя тайная жизнь закончилась, не так ли? Твое лицо промелькнуло по всем новостным каналам после провала операции «Текила санрайз».

На самом деле Антонио засветился по телевизору дважды. Когда с несчастным видом выходил из больницы и на входе в здание суда, где давал показания перед большим жюри. Вряд ли эти изображения его уличали, но Холл говорил правду, хоть и был первостатейной сволочью. Прикрытие Антонио скомпрометировано, ему уже не работать тайным агентом на Западном побережье в обозримом будущем.

Но Нью-Джерси? Другой край страны. Перед глазами мелькнуло безмолвное отчаяние на лице Габриэля. Антонио не мог оставить его в таком состоянии.

- Я вынужден отказаться.

- Я не ослышался? – Хотя лед в голосе шефа явно означал, что расслышал тот все правильно.

- Я не хочу переводиться в другое региональное отделение. Не хочу приступать к работе на новом месте прямо сейчас, - пояснил Антонио.

- Не припомню, чтобы интересовался твоим мнением. Тебя переводят. Ты больше не нужен на Западном побережье. – Это звучало как монументальная чушь, и оба это знали. Антонио – опытный и уважаемый оперативник. И сейчас расплачивался за то, что поставил жизнь какого-то полицейского выше нужд ФБР. Холл мстил за это фиаско.

- Санчес заказал Сандалини.

- Знаю, - произнес Холл. – И это проблема полицейского департамента, а не наша. Сандалини – их человек. Ну а ты наверняка уже готов выполнять приказы и делать свою работу.

Антонио открыл рот, чтобы обстоятельно и спокойно поведать, что Холл может сделать со своей работой, но передумал. Если он сейчас уволится, то из Бюро пришлют другого агента, чтобы допросить Габриэля, а тот наверняка не станет церемониться, к тому же у Антонио не останется оснований для постоянного дежурства в палате, и юный дурачок может потребовать, чтобы его выгнали из больницы взашей.

Так что Антонио обуздал гнев и спокойно ответил:

- Хорошо. Когда я закончу с Сандалини, сразу закажу билеты.

- Вот и договорились, - подытожил Холл и отключился.

Антонио задумчиво посмотрел на трубку.

Подхватив сумку, он вышел из дома.

Больничную стоянку заполняли полицейские автомобили. Сердце бешено заколотилось. Захлопнув дверь Порше и сверкнув служебной бляхой, он прошел через полицейское оцепление. В вестибюле ему махнул рукой О’Брайен.

- Что случилось? – прохрипел Антонио – от страха пересохло во рту.

- На Сандалини покушались, - мрачно ответил О’Брайен.

Антонио сжал его руку:

- С ним все в порядке?

- Да, он даже не подозревает о произошедшем – спал все время. Стрелок добрался только до второго этажа.

- Где он?

- Ушел.

Антонио чертыхнулся:

- Личность установили?

- Да. Рамон Олмо. Его опознали, как только он проник в здание. Предположительно, он решил, что Сандалини на тот момент не охраняли. Может, думал, что охранник – именно вы. Или это просто совпадение.

- Не верю я в совпадения.

- Я тоже, - согласился капитан. – Габриэль еще не может передвигаться самостоятельно?

«Нет», - мгновенно подумал Антонио.

- У меня приказ дождаться, когда он будет в состоянии ответить на вопросы, снять показания, а затем отправляться на восток.

- Черт, - растерялся О’Брайен. – А вы…

Антонио покачал головой:

- Нет. Я, конечно, подыграю начальству, пока Габриэль поправляется, но не оставлю его, даже если он на самом деле захочет меня прогнать.

О’Брайен моргнул:

- Э-э-э… Надеюсь, он оценит все, что вы для него делаете. Речь ведь о том, что вы решили пожертвовать своей карьерой, пустив годы усердной службы псу под хвост.

- В какой-то мере – да. Но я поступаю так не для удобства Габриэля. Это то, что я должен сделать. – Антонио кивнул О’Брайену, на лице которого отображалось сомнение, и поспешил к лифтам.

Увидев его, полицейский в форме, дежуривший у двери палаты, скривился и доложил:

- Он проснулся. Лучше бы тебе надеть бронежилет.

Антонио выгнул брови.

- Он все утро как бесноватый. Довел до слез сестру – швырнул на пол поднос с завтраком.

- Наверное, он заказывал курицу. Я бы на его месте так же отреагировал.

Коп фыркнул, и Антонио вошел в палату.

Тяжело дыша, бледный Габриэль, поддерживаемый медсестрой, ковылял к кровати.

- Койка на двенадцать часов, тумбочка – на час.

Габриэль протянул руки, ощупывая пространство. Такая беспомощность ударила Антонио в грудь.

- Вот так, - подбодрила медсестра. – У вас хорошо получается.

Когда он улегся, медсестра засуетилась, подсоединяя провода с трубками и проверяя показатели на мониторе. Габриэль откинулся на подушки – лицо блестело от пота.

- Агент Лоренцо вернулся, - сообщила медсестра.

- Гребаный хрен с горы, - пробормотал Габриэль, но измученному голосу не доставало яда.

Медсестра встретилась взглядом с Антонио. Габриэль не слышал о покушении - был слишком занят, заново учась ходить. И ему точно не надо знать, что кто-то хотел его убить.

- Слышал, ты терроризируешь медперсонал, - сказал Антонио.

Габриэль поморщился:

- Они обращались со мной как с младенцем. Или дебилом.

- Ага, и ты швырнул еду на пол, чтобы доказать, что взрослый и умный. Интересная стратегия, Сандалини.

- Отвали, - устало отозвался Габриэль.

Антонио наклонил голову, изучая его лицо:

- Хочешь поговорить?

- Нет.

Антонио любезно замолчал, и через несколько минут Габриэль рыкнул:

- Ты на меня пялишься?

Антонио слышал в его голосе зарождающуюся истерику.

- Смотрю в окно на отделение интенсивной терапии. Интересно.

- Рад, что бедняги типа меня обеспечивают тебе, задница, реалити-шоу.

Антонио вздохнул.

- Не надо, - натянуто произнес Габриэль.

- Не надо что?

Он подавил глубокий вздох, имитируя Антонио.

- Не надо тут разыгрывать вселенскую скорбь. Ты, благородный дон, так меня, несчастного, жалеешь и не говоришь, что думаешь на самом деле.

- На самом деле я думаю, что ты ведешь себя как говнюк.

Габриэль повернулся в его сторону и уставился невидящим взглядом мимо Антонио. Еще одна демонстрация нынешней уязвимости отозвалась болью в душе.

- Мы все приложили массу усилий, чтобы ты выжил. Прояви хоть немного благодарности.

- Благодарности? – выплюнул Габриэль. – Ты считаешь, что я должен благодарить за…

- За то, что остался в живых? - подсказал Антонио. – Да, считаю. Жаль, что ты теперь не видишь. Но быть слепым лучше, чем погибнуть, не дотянув до тридцати. Скоро ты станешь сильнее и поймешь, что я прав.

- Господи! – Габриэль казался по-настоящему ошарашенным. – Ты ни в чем не сомневаешься. Тебе не приходило в голову, что ты можешь хоть чуточку ошибаться?

- В этом я точно не ошибаюсь, - категорично заявил Антонио. – И когда ты поправишься, сам увидишь…

- Нет, не увижу, - перебил Габриэль. – Это точка. Я никогда больше ничего не увижу. Я… - Он резко замолчал, пытаясь успокоиться.

Антонию накрыл его побелевшую ладонь рукой и изумленно ощутил, как тонкие пальцы переплетаются с его собственными. Удивительная, отчаянная хватка.

- Все образуется. Все будет хорошо, - прошептал Антонио.

- Нет. Для меня уже никогда не будет хорошо. – Однако тонкие пальцы все так же сжимали его руку.

* * *
[/b]
- Расскажи еще раз, что произошло, - попросил Габриэль. Он по-прежнему с трудом засыпал, несмотря на регулярные инъекции снотворного. Отказался от телевизора, музыки, не хотел, чтобы Антонио ему читал. Он и на вопросы отвечал через раз, но сейчас вдруг нарушил задумчивую тишину. - Ну, после того, как я… вырубился. Операция закончилась успешно?

Антонио скривился - не хотелось удовлетворять столь нездоровый интерес.

- Si. Почти сразу же. – Он не желал рассказывать, что пережил за недели, пока Габриэль угасал в коме, подключенный к аппарату искусственной вентиляции легких, завернутый в термоодеяло, с трубками, торчащими из груди, тревожным писком мониторов, когда измученное тело почти каждый день корчилось в припадках. Не желал рассказывать, сколько раз его сердце отказывало, и он оказывался на грани смерти.

- У меня еще будут судороги?

- Не знаю. С момента последних прошло две недели.

Габриэль поджал губы:

- Что еще?

- Эти вопросы к твоему врачу, - неохотно ответил Антонио, глядя на белые костяшки, сжимающие бортик кровати.

- Что еще? – настойчиво повторил Габриэль.

- Легкое несколько дней оставалось свернутым. Доктор говорит, что такое может запросто повториться. Больше никаких сигарет.

И никаких экстремальных нагрузок. Но как сказать такое Габриэлю?

- Чушь собачья, - фыркнул тот. – Врачи всегда так говорят. Я не собираюсь быть инвалидом, даже если…

- Ослеп, - спокойно закончил за него Антонио. – Тебе следует признать, что твоя жизнь изменилась. Есть условия, которые придется выполнять, независимо от желания.

- Ага, бегу и падаю, - раздраженно бросил Габриэль. – Я даже не слышал другого мнения. Я не верю… - Он сглотнул, но тут же продолжил: - Я не собираюсь верить тебе на слово.

Очевидно, за ребяческим хамством скрывались страх, гнев и разочарование.

- Почему ты на меня злишься? Зачем мне тебе лгать? Ты спросил, я ответил. Врачи объяснят более доходчиво. Хочешь второе мнение, третье, четвертое – я тебе устрою.

Габриэль глубоко и взволнованно дышал, пока Антонио говорил. Очевидно, он боролся, чтобы себя обуздать. Побелевшие пальцы, вцепившиеся в бортик кровати, постепенно расслабились.

- Ты устроишь? – наконец спросил он. – Почему ты должен что-то… устраивать?

- Ты знаешь, почему, - ровно ответил Антонио.

- Считаешь, что виноват передо мной?

- Нет.

Губы Габриэля злобно изогнулись.

- Не ври, я слышу это в твоем голосе. И еще ты меня жалеешь.

- Ты говоришь о вине и жалости, я говорю совсем о другом.

Улыбка покинула бескровные губы. Габриэль повернул голову, шелковистые волосы скрыли профиль:

- Ты путаешь секс и что-то там другое, hombre, - бросил он грубо.

- Я достаточно пожил, чтобы понимать разницу.

- А я, значит, нет?

От пустого взгляда огромных темных глаз похолодело в груди.

- Почему же. Ты тоже наверняка знаешь разницу, - признал Антонио.

- Ты думаешь, если мы пару раз перепихнулись, то… - Сарказм в голосе никак не сочетался с беспомощным выражением лица.

- Ну, не знаю. Возможно, у нас получится подружиться. А может, и что-то большее. Со временем.

- Я даже не привык к тому, что мы по одну сторону закона, а ты лепечешь о дружбе.

- Что-то я не вижу тут толпы твоих настоящих друзей, спешащих поддержать.

Тишина.

Молчание затягивалось. Антонио даже подумал, не перегнул ли палку. Открыл рот, чтобы смягчить комментарий или даже взять слова назад. Он хорошо знал, насколько одинок Габриэль в этом мире.

- Зачем у палаты дежурит полицейский? – резко спросил тот.

А теперь Антонио ощутил, что его застали врасплох. Он недооценил подозрительность Габриэля – тот быстро сложил два и два, даже не видя постового воочию. Но правда запросто может испугать человека, который теперь не увидит врага, пришедшего по его душу.

- Есть вероятность, что Санчес предпримет ответные ходы за рухнувшие планы по расширению бизнеса на Западном побережье, - осторожно ответил Антонио.

Габриэль воспринял его слова спокойно, хотя и моргнул пару раз, вглядываясь в черноту, что его окружала.

- В смысле, захочет отомстить?

- Возможно.

- Мне?

- Вероятно, нам обоим.

Габриэль кивнул, нервно комкая видавшее виды одеяло.

- Я говорил с капитаном О’Брайеном, - добавил Антонио. – Как только врачи позволят, мы с тобой на некоторое время уедем.

- Уедем?

- В тихое место, где ты спокойно восстановишь силы.

- Под охраной?

Да, несмотря на литры препаратов, что в него вливали, Габриэль соображал достаточно ясно.

- Я так сказал? Тебе просто нужно время, чтобы поправиться и… приспособиться.

- К тому, что я ослеп, – с горечью уточнил тот.

- Да, к тому, что ослеп, - согласил Антонио.

Кадык на тонком горле дернулся.

- А если я не захочу с тобой ехать?

- Если у тебя есть свои соображения и предложения по реабилитации, мы их учтем. – Антонио прилагал титанические усилия, чтобы голос звучал бесстрастно. Габриэль легко может распознать его блеф, и тогда придется рассказать ему правду, порушив и без того едва наметившееся доверие.

Габриэль долго молчал. Затем неожиданно широко зевнул, демонстрируя ряд белых зубов и розовые миндалины. Снова моргнул – но сейчас, скорее, устало.

- Полагаю, они не имеют значения.

- Ты мне льстишь, - серьезно сказал Антонио. Габриэль сонно усмехнулся, осторожно перевернулся, вздрогнув, когда натянулась трубка капельницы.

- Эй, ты ведь не собираешься выстраивать отношения на лжи?

Сердце Антонио ухнуло, он постарался ответить безмятежно:

- А мы выстраиваем отношения?

- Не знаю. Может быть. – Габриэль утомленно смежил веки. – Дружба – это хорошо. Ты останешься на ночь?

- Да.

Габриэль слабо улыбнулся, шаря по одеялу рукой, Антонио просунул через прутья бортика ладонь и крепко ее сжал.

- Спокойной ночи, gatito, - сказал он мягко.

- Сладких снов.

Антонио мрачно усмехнулся. Его сны и мечты на самом деле были сладкими, но, к сожалению, это единственное что у него оставалось.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Galem, Бэмби, Mari Michelle, Is, Peoleo, kasandra1714, Aneex, Marchela24, allina99, SMarseleza1, Лиам, Marshmallou, Hellwords, AleksM, пастельныйхудожник, rollero, Sola, -Sansa-, АЛИСА, trandafir, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
23 Дек 2016 22:47 - 23 Дек 2016 22:48 #198 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 13 глава 23.12.2016
Нда, воспринимается совсем по-другому, чем первая часть  :mda:
Никак не привыкну к Антонио вместо Ортеги. Хорошо хоть Сандолини чем-то смахивает на Кантадини)))
И еще Антонио мне кажется каким-то другим. Не мог же он так измениться. Словно вообще другую книгу читаешь. Нет единого образа.

Кстати, начинала книжку Все, что захочешь, о которой упоминала Марчела. Спасибо ей за ссыллэь на скачивание.
По правде говоря, не понимаю, почему ее было так трудно найти. Ну, сюжет неплохой, но написано примитивненько - по стилю подростковый уровень  :crazy: Не дочитала - по какой-то странной причине она у меня с читалки сама собой удалилась. Но восстанавливать не тянет. Может, тогда ничего лучшего из приключенческого слэша не было?
"Жара"-то куда глубже в плане психологичности)))

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
24 Дек 2016 00:28 #199 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 13 глава 23.12.2016
Спасибо  :frower:
А то я прям испереживалась за Габи))) а злодеи-то не дремлют. И не хотят ждать, пока его выведут из-под охраны и камер, значит что-то он знает, просто месть — было бы глупо и нерационально.
А Ортега/Лоренцо врет во вред своим потенциальным отношениям. Нехорошо. Отказывать другому в праве на умственную состоятельность. Но иначе бы не было романа))

Викуля, я это мыло вспомнила исключительно потому, что там герои добавляли испанские и валлийский прекрасности, типа карриад и май корасон  :flirty2: а также сюжетные аналогии: мексика, фбр, агенты, мафия, все дела. Но в остальном, совсем не похоже на Жару)) Особенно отсутствием кошки, которая меня ТАК за**бала, что чуть кошкофобия не началась((( и кофефобия заодно.
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
24 Дек 2016 05:40 #200 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 13 глава 23.12.2016
Марчи, понятно, что ты к слову вспомнила))) но мне захотелось еще чего-нибудь такого колоритного и горяченького) А там... Ну даже секс какой-то мультяшный и ненастоящий  :lol: Наверное, мы уже все избалованные тут))) Но все равно, спасибо тебе за заботу  :frower:
Будем ждать Лемнину проду про Ортегу/Лоренцо)))

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската, Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Дек 2016 13:42 #201 от ЛеляV
ЛеляV ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 13 глава 23.12.2016
Спасибо.
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
04 Янв 2017 12:21 - 06 Фев 2017 23:41 #202 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Глава 13
Глава 14
[/size][/b]

- Три шага до ступеньки переднего крыльца. Затем шесть футов до входной двери.

Тонкие пальцы впились в бицепс - Габриель, сжав руку Антонио, поднялся на три ступеньки пляжного домика. Походка была шаткой и осторожной, но он смог пройти крыльцо без приключений. Несомненный успех по сравнению с тем, как он спотыкался на больничной стоянке, едва не свалившись плашмя. Помогли лишь быстрые рефлексы и сильные руки Антонио. Это поколебало и без того зыбкую уверенность.

- Si. Все правильно. Bueno, Сандалини.

Габриэль бросил на него быстрый слепой взгляд. Антонио удрученно улыбнулся.

Габриэлю сейчас без него не обойтись; как и любого, его возмущала зависимость. Можно только представить, каково это для такого человека, как Габриэль. Человека, который выбрал работу служить и защищать, а стал беспомощным и нуждался в ком-то, кто позаботился бы о нем самом.

Антонио оказался в сложной ситуации - его удивило, насколько быстро и охотно он взял на себя обязанности сиделки и охранника. Он сроду не отличался особым терпением и избегал прилипчивых любовников, но воля и разум Габриэля изумляли. Они не успели заложить фундамент настоящих крепких отношений, а пара перепихов – пусть ярких и запоминающихся - вряд ли могли служить основой для будущего совместного счастья.

Тем не менее, Антонио пугала столь глубокая и бесповоротная влюбленность – первая в жизни. И, черт возьми, абсолютно безответная.

Руку стиснули ледяные пальцы, Антонио накрыл их ладонью, когда Габриэля слегка повело в сторону – его, очевидно, вымотала долгая поездка от больницы к частному уединенному коттеджу на побережье.

- Шесть футов вперед, - бодро подсказал Антонио, стараясь не демонстрировать, как его тронуло редкое обращение за поддержкой.

- Шесть футов, - проворчал Габриэль. – Здорово. Как будто я знаю, как эти шесть футов выглядят. – Он отошел от Антонио, шаркая ногами и выставив вперед руку в поисках ориентира. Антонио наблюдал, как ястреб, готовый подхватить в любую секунду, если тот запнется, и стараясь сохранить ровный тон – Габриэль ненавидел сочувствие.

Один шаг, другой. Небольшое скольжение, и Габриэль замер.

- У тебя девятый размер обуви. Один твой шаг чуть меньше фута, вот и подсчитывай. Или по-первости пару раз навернешься с крыльца.

- То есть, ты выпустишь меня отсюда одного? – фыркнул Габриэль.

- Ты не заключенный, – быстро отозвался Антонио.

- Неужели?

Слепой или нет, парень оставался заправским юным говнюком.

Его продержали в больнице еще две недели, а потом персонал с облегчением передал пациента Антонио, предложив в качестве альтернативы реабилитационный центр для слепых. Габриэль отверг «богадельню» так же категорически, как сопротивлялся опеке Антонио. Однако как бы яростно он не боролся, не было ни семьи, ни родителей, ни партнера, ни любимого человека, кто бы за ним присмотрел и согласился ухаживать. У него не было даже дома – лишь жалкая комнатушка, что он снимал как Джованни Контадино. Когда правда ударила наотмашь, Габриэль стал еще более злым и мрачным. С большим трудом Антонио отдал решение на откуп самому Габриэлю или, по крайней мере, делал вид. На самом деле он активно разрабатывал план по уходу и защите.

Рассмотрел множество вариантов и остановился на этом доме на берегу - тихом, уединённом и расположенном неподалеку от приличной клиники. Привел в порядок свои дела и начал постепенно исчезать. Закрыл банковские счета, перевел деньги на анонимные депозиты, сдал вещи на хранение. С помощью О’Брайена сделал то же самое для Габриэля. Через несколько дней никто не отыщет его следов в Сан-Франциско. Не осталось никаких доказательств его существования. Спустя два дня он вернулся в больницу и нашел Габриэля странно притихшим и подавленным.

- Ты прилично себя вел, амиго? – поинтересовался Антонио, подтягивая кресло и готовясь к новой схватке. Вместо этого Габриэль уставился в его сторону широко распахнутыми темными глазами на искаженном лице.

- Да.

- За тобой тут хорошо присматривали? Лечили?

Габриэль пожал плечами.

Антонио растерялся. Габриэль мирно лежал, спокойно отвечал на вопросы, но в основном молчал, казалось, полностью погруженный в свои мысли. Антонио беспокоила эта необычная, почти вежливая отстраненность. Когда Габриэль заснул, он все еще искал ответы. Медсестра поведала с глазу на глаз, что в его отсутствие Габриэль почти не ел и не спал. Несколько раз задремав, просыпался обеспокоенный, тревожный и дважды спрашивал об Антонио. Антонио почувствовал недостойные проблески счастья – пусть и за неимением альтернативы, но все же Габриэль полагался на его доброе отношение.

Вернувшись в одиночную палату, куда того перевели из отделения интенсивной терапии на прошлой неделе, Антонио терпеливо ждал его пробуждения.

Открыв глаза, Габриэль повернул голову и сосредоточенно прислушался.

- Так ты решил, Сандалини, куда отправишься из больницы? – небрежно спросил Антонио и увидел облегчение, мелькнувшее на бледном лице.

- Да. – Габриэль сглотнул. – Твое предложение еще в силе?

- Конечно, я уже все устроил.

- Ну, если уже всё готово… – Габриэль дернул плечом, едва заметно расслабившись.

А потом целый час, по обыкновению, изматывал Антонио своими капризами и неподражаемым хамством.

И вот сейчас он стоял в паре футов, склонив голову и прислушиваясь. Темные очки скрывали большую часть лица, коварная раздражающая улыбка изогнула пухлые губы. Очевидно, он снова наслаждался, что сумел пробраться Антонио под кожу.

- Точно не заключенный? Потому что, по моим ощущениям, это именно так, амиго.

- Я тебя не похищал, хотя, похоже, тебе нравится так думать.

- Похищение? Да ты извращенец! – зло хохотнул Габриэль. Но Антонио без труда заметил его сбившееся дыхание. Естественно, ему легче издеваться, чем бороться с ужасом, что придется пройти шесть футов через незнакомое пространство.

Антонио подошёл к двери, повернул ключ, распахнул дверь. Протянул руку назад и согласился:

- Ага, извращенец. Дикий, сумасшедший парень. Проходи, знакомься с нашей холостяцкой берлогой.

Габриэль, хмыкнув, шагнул. Антонио взял его за руку, увлекая вперед:

- …Пять, шесть. Шесть шагов.

- Шесть шагов, – повторил Габриэль.

Антонио чувствовал, как Габриэль подрагивает, уставший, вымотанный долгой ездой и не привыкший передвигаться наощупь.

- Это путь из прихожей к холлу, - объяснил Антонио, прикрывая дверь.

- Чувствую запах океана, - перебил его Габриэль. Отпустил руку Антонио, ощупывая диваны и стулья в центре большой комнаты и выискивая путь к широким окнам. Прижал ладонь к стеклу.

- Теплое. Который час?

Антонио глянул на часы:

- Полтретьего.

- Я слышу прибой.

- Мы близко к воде.

- И чаек.

- Si. – Он подошел к Габриэлю, положил руки на щуплые плечи, осторожно, чтобы не потревожить затягивающие раны, сжал:

- Тебе нужно отдохнуть.

Удивительно, но Габриэль откинулся на его грудь и накрыл его ладони своими, впервые за долгое время выказав намек, в котором можно было уловить хоть какой-то сексуальный подтекст.

- Ты тихо двигаешься, - заметил Габриэль. – Не слышно.

Антонио дерзко прижался губами к его виску:

- Постараюсь шуметь сильнее.

- Мне нравится тишина, - серьезно ответил Габриэль. – Проще понять, что происходит…

- Когда привыкнешь, станет полегче… - Голос Антонио сорвался.

Габриэль не ответил.

- Ты буквально с ног валишься, gatito. – Отчаянно хотелось отвести Габриэля в постель и утешить, приласкать. Но тот всегда предпочитал секс со случайным, анонимным партнером, а этого Антонио теперь не мог предложить. Не мог продолжить простой трах. Только любовь, которую Габриэль не готов принять.

Поэтому, когда Габриэль подставил губы, Антонио прижался коротким целомудренным поцелуем, почувствовав кофе, мяту и слабый металлический привкус, видимо, от недавно принятых лекарств.

Габриэль глубоко и удивленно вздохнул:

- У тебя цветной вкус.

- Какой? – с любопытством спросил Антонио, убирая длинную прядь за ухо Габриэля.

- Не знаю, раньше такого не видел. Что-то между золотым и коричневым. – Голос звучал слабо, и, по-видимому, на ногах Габриэль стоял только благодаря поддержке Антонио. – Я устал.

- Пошли. – Антонио повел его через длинный светлый зал. Ознакомительный тур по дому подождет.

Габриэль двигался словно во сне. Антонио провел его мимо широких окон, выходящих на берег с белым песком и синий океан. Просторные опрятные комнаты с полированными дубовыми полами и высокими потолками с балками, скудно обставленные хорошей мебелью в деревенском пляжном стиле, выдавали хозяина-мужчину. В воздухе витал свежий чистый запах морской соли.

- Как ты нашел это место? – Миновав открытый дверной проем, Габриэль брел вдоль стены, ощупывая ладонью пористую белую штукатурку.

- Это дом друга.

Габриэль словно очнулся, остановился, поворачивая голову из стороны в сторону и прислушиваясь:

- Мы не одни, здесь еще кто-то живет?

Антонио мгновенно успокоил:

- Нет, только мы. Больше никого. Коттедж принадлежит отцу моей невестки. Тот сейчас живет в своём доме в Колорадо. Я оформил аренду.

- Здорово.

- Шерил – жена моего старшего брата Армандо. Они любезно предложили этот летний дом в наше полное распоряжение.

- В Мексике ты, вроде, говорил, что почти не поддерживаешь связь с семьей.

- Мне хотелось бы видеться с ними чаще. – Антонио работал под прикрытием, конечно же, он тогда лгал. Это Габриэль в большей степени открыл о себе правду, потому что легенда Джованни Контадино не слишком отличалась от его настоящей жизни. Или потому что… доверял? Хотя о каком доверии тогда можно говорить? Притяжение? Да. Похоть? Да. Даже… забота. Во всяком случае, со стороны Антонио.

Габриэль нахмурился под темными очками. Антонио подтолкнул его к главной спальне - большой комнате с отдельной ванной и внутренним двориком за двустворчатым французским окном. Здесь Габриэлю будет удобно.

- Все остальное обследуем позже. Это спальня. Ванная…

- Где кровать?

- Справа от тебя. – Антонио подвел его к широкой кровати, опустился на колени, чтобы разуть Габриэля, когда тот присел на матрас.

- Так ты богат? – быстро спросил Габриэль.

- Моя семья не нуждается, - осторожно пояснил Антонио. – Я живу на жалование агента ФБР.

- Нет у тебя никакого жалования. Ты уволился из Бюро.

Антонио подал рапорт незадолго до того, как забрать Габриэля из больницы, и заместитель директора Холл наверняка все еще рвет и мечет. Видимо, Габриэлю кто-то уже доложил.

- Так что, служба в ФБР была для тебя чем-то вроде хобби? – резко бросил тот.

- Нет, конечно.

- Что ты скрываешь?

- Тебе лучше отдохнуть. Поговорим, когда выспишься.

Габриэль ощетинился:

- Почему мы здесь? Почему в пляжном доме у черта на рогах?

- Потому здесь есть все, что нужно, чтобы ты смог восстановить силы: свежий воздух, теплое солнце, песочный пляж на мили для прогулок.

- Это все, что мне требуется?

- Нужно подлечить твои легкие после ранения, для этого требуется подходящий климат. Ложись. – Антонио поднялся, снял с Габриэля темные очки и положил на прикроватную тумбочку. – Кровать большая. Тут трое поместятся.

Габриэль откинулся на постель, поправил подушку. Антонио прикрыл тонкую фигуру одеялом.

- Решил подоткнуть мне одеяло? Что дальше? Поцелуешь на ночь?

Антонио и сам не ожидал, что быстро наклонится, запечатав изогнувшиеся в сардонической ухмылке губы жестким поцелуем.

- Открою секрет.

Габриэль слепо посмотрел мимо:

- Какой?

- На самом деле я выбрал этот дом, потому что на задней террасе есть джакузи. Полностью скрытая от посторонних глаз.

Габриэль моргнул, неохотно устало улыбнулся, перевернулся на бок и закрыл глаза.
* * *
[/b]
Заказав продукты в местной бакалее, Антонио вернулся в спальню. Он уже хорошо предчувствовал, сколько Габриэль проспит – на самом деле, слишком мало. И это мягко сказано.

На мгновение Антонио замер на пороге, отметив, как у спящего Габриэля дернулись пальцы и голова беспокойно заметалась по подушке. Еще один кошмар. Антонио оттолкнулся от косяка, приблизился, сел на край кровати.

- Что? – Габриэль вскинулся, протянул руку, пытаясь нащупать бортик больничной койки.

- Я здесь. – Антонио поймал ищущую ладонь. Габриэль тут же вцепился в его руку и замер на несколько секунд, тяжело дыша.

- К черту, - наконец прохрипел он. – Ненавижу просыпаться как испуганный младенец. – Несмотря на гнев в голосе, он все еще крепко держался за Антонио.

- Но с каждым разом становится лучше, так ведь?

- Я больше не просыпаюсь с воплями, если ты об этом, - с горечью бросил он.

- Прояви терпение к себе, gatito.

- Дурацкое прозвище. – Губы изогнулись в язвительной усмешке. Тонкие ноздри шевелились, принюхиваясь.

Антонио задумался – чем же он пахнет? На мгновение смежил веки, пытаясь оказаться в шкуре Габриэля.

Окружающая обстановка очень сильно отличалась от больницы – единственного места, которое узнал Габриэль, после того как ослеп. Ни скрипа резиновых подошв по жесткому линолеуму, ни грохота каталок и объявлений по громкоговорителю. Другие запахи. Из кухни через коридор пробивался аромат приготовленной еды, из приоткрытого окна – прохладный соленый морской воздух с нотками древесины от панелей и балок. Бриз.

- Одно хорошо, - продолжил Габриэль, и Антонио открыл глаза. – По крайней мере, не придется беспокоиться, что прилюдно задену корзину для мусора или уроню стул, пытаясь двигаться самостоятельно.

Да, от такого он застрахован. Подальше от любопытных посторонних глаз. Подальше от жалости окружающих. Подальше от мести Санчеса.

Габриэль дернул руку, и Антонио неохотно отпустил.

- Сколько времени?

- За полночь.

- Ни хрена себе.

- Ты нуждался в отдыхе.

На лице промелькнуло раздражение – Габриэль ненавидел, когда ему напоминали о его болезни.

- Ты все время сидел и пялился?

- Конечно нет, - быстро ответил Антонио, хотя на самом деле не отказался бы. – У меня дел полно.

Помолчав, Габриэль предположил:

- Но ты не хотел, чтобы я проснулся один в незнакомой комнате.

Его догадливость поразила Антонио, ведь в последнее время тот постоянно был погружен в себя – и небезосновательно, - однако отметил его желание смягчить пробуждение, значит, Габриэль стал замечать, что творится вокруг.

- Да, ты прав. И в том, что мне нравится смотреть на тебя спящего.

- Можно подумать, тебе этого достаточно. – Габриэль сел. – Господи, кровать широкая, как палуба. – Он нетерпеливо искал край.

- Сюда, левее. – Антонио поднялся с матраса, Габриэль подобрался и неуверенно встал.

- Где сортир?

- Там. – Антонио постучал ему по тыльной стороне ладони. Габриэль быстро схватил его за предплечье.

Зная, что Габриэль отсчитывает шаги, Антонио медленно вел его к ванной и сам считал. Девять шагов, и ковролин под стопами сменился холодным гранитом.

Еще четыре шага – и туалет. Габриэль расставил ноги, обхватив коленями унитаз, как учили в больнице. Расстегнул ширинку, вздохнул с облегчением, когда звук, с которым моча ударилась о поверхность воды, подсказал, что он попал в цель. Оглянулся через плечо:

- Ты пялишься на меня, извращенец?

- Просто хотел убедиться, что ты не наделаешь на пол, - ответил Антонио с большим достоинством.

Рассмеявшись, Габриэль закончил и застегнулся.

- Справа, - подсказал Антонио.

Они много раз проходили через такую рутину в больнице, и Габриэль догадался, что справа раковина. Шаг в сторону, несколько секунд на то, чтобы нащупать вентили. Он вымыл руки и, плеснув холодной воды в лицо, прогнал остатки сна. Еще секунда, чтобы найти большое махровое полотенце, висевшее справа на штанге.

- Отлично. Душевая кабина слева от унитаза. – Антонио снова постучал ему по ладони, и Габриэль снова вцепился ему в руку. – Позади тебя – стиральная машинка. Не забывай пользоваться, – добавил он деланно суровым тоном. – Еду я приготовлю, но со своим грязным бельем возись сам.

- Здорово. Я тут заперт с Феликсом Ангером.

Антонио понятия не имел, кто этот Феликс Ангер, но наверняка Габриэль ему не комплимент отвесил. На самом деле, удостойся он когда-нибудь настоящей похвалы от Габриэля, тут же от потрясения в обморок грохнется.

- Пошли. – Он повел Габриэля обратно в спальню. – Ты наверняка проголодался.

Хотя, вообще-то, Габриэль никогда не хотел есть.

- Да ну, слишком поздно для готовки.

Протест прозвучал неубедительно, поэтому Антонио его проигнорировал. Сейчас их жизнь не подчинялась ни расписаниям, ни графикам.

- Все уже готово, нужно просто разогреть. Vamos!

И тут к досаде Габриэля его желудок разразился громким урчанием.

- Заткнись, - крикнул Габриэль животу, что говорило о вернувшемся чувстве юмора. Хороший знак.

- Обидно, что утроба умнее тебя, si?

Габриэль поджал губы в кислой улыбке, но не клюнул на приманку. Антонио повел его на кухню, снова стараясь идти помедленнее, чтобы он спокойно мог отсчитать шаги. Габриэлю отчаянно хотелось снова стать независимым и самодостаточным, Антонио желал ему того же, но его одновременно задевала мысль, что тот стремится освободиться от его опеки.

Антонио остановился у стола, положил ладонь Габриэля на спинку стула:

- Стул стоит в начале длинного стола.

Габриэль, кивнул, ощупал сиденье, неловко опустился, словно подозревая, что стул вот-вот из-под него выскользнет.

Антонио подошёл к плите, опять прислушиваясь к ощущениям, чтобы понять, что сейчас испытывает Габриэль. Слева подул прохладный ночной бриз, неся запах океана и пряный аромат тако. Лизнул босые ноги, шею над воротом рубашки-поло. Антонио глянул на Габриэля: раскрасневшиеся щеки, взъерошенные волосы. Слегка помятые после сна футболка и джинсы Красивое зрелище. Габриэль вздрогнул. От ветра волоски на руках стали дыбом и покрылись пупырышками.

Антонио тут же подошел к окну и захлопнул фрамугу.

Габриэль повернул голову:

- Что ты делаешь? Мне нравится свежий воздух.

- Слишком холодно.

- Я сказал, мне нравится свежий воздух, - натужно повторил Габриэль.

- А я сказал, что для тебя слишком холодно. Если желаешь подхватить пневмонию…

- Черт побери! – Габриэль вскочил, повалив стул на пол. – Прекрати относиться ко мне, будто я гребаный инвалид или младенец!

- Послушай, ты еще… - Антонио замолчал, заметив, как гостиную осветили фары – к дому подъезжал автомобиль.

Он быстро настиг Габриэля, который сердито спотыкаясь, ковылял по коридору обратно к спальне. Удивительно, но тот отмахнулся, заехав ему кулаком в висок. Антонио моргнул, отстранился, схватил и быстро толкнул Габриэля в пространство между холодильником и гранитной стойкой.

- Стой тут и не высовывайся!

Вместо этого Габриэль опять отмахнулся, сбивая со стойки посуду с едой, попытался ударить. Антонио увернулся, перехватил запястье и отвесил ему пощечину. Не очень тяжелую, ладонь почти остановилась, достигнув щеки, но Габриэль тут же замер, вытаращив глаза и приоткрыв в шоке рот.

- Не высовывайся. И слушай, - быстро выдал Антонио. – Какая-то машина на подъезде. Стой здесь и не шевелись. Я сейчас вернусь. – Он передернул затвор глока, который до этого лежал на кухонном столе.

Гость в полвторого ночи вряд ли несет хорошие новости. Антонио обдумывал следующие действия по дороге к холлу, когда в дверь постучали.

- Кто там?

- Доставка пиццы.

Доставка пиццы. Старая как мир уловка.

Антонио включил свет на крыльце, но ничего не ответил.

- Э-э-э… большая со всем подряд. – Голос сорвался, выдавая… возможно, страх?

Антонио метнулся к окну, выходящему к подъезду. Быстро глянул. Действительно, у ворот стоял фольксваген со смешным пластиковым куском гигантский пиццы на крыше. Желтый свет фонаря осветил водителя – худого долговязого прыщавого парня с большой квадратной коробкой, упакованной в черный термопакет. Больше, вроде, никого. Парень глубоко вздохнул и посмотрел на небо, словно молясь о божественном вмешательстве.

- Эй! – Не похоже, что тот ждал, что на него сейчас набросятся.

Антонио приоткрыл дверь:

- Вы ошиблись адресом.

Парень моргнул, близоруко глядя из-за очков.

- Это Оазис-лайн, восемьдесят три?

- Восемьдесят восемь. Вы пропустили нужный дом.

- Дерьмо… То есть, спасибо. Извините, если разбудил. Тут на половине домов нет адресов. А на другой половине хрен разглядишь в темноте.

- Ясно. Поспешите, а то пицца остынет.

- Да, придется отдуваться. Дерьмо…

Антонио щелкнул замком и проследил через окно, как парень вернулся к машине. В ночной тишине хлопнула дверь, заработал двигатель. Фольксваген развернулся по широкой неустойчивой дуге, чуть не снеся почтовый ящик на зеленой лужайке у подъезда. Красные сигнальные фонари исчезли на дороге.

Антонио закрыл жалюзи, что должен был сделать раньше. Методично прошелся по комнатам, проверил замки и сигнализацию на всех дверях и окнах и вернулся на кухню.

Вопреки его наставлениям, Габриэль вышел из укрытия и сейчас сидел за столом. Повернулся на звук шагов Антонио – на бледном костистом лице горел след от пощечины.

- Прости, что ударил, - извинился Антонио, беря стул и присаживаясь рядом. Протянулся к его ладони. – На объяснения времени не оставалось.

Габриэль отдернул руку и холодно спросил:

- Не хочешь рассказать, что за хрень происходит?

Антонио постарался, чтобы голос звучал спокойно:

- Просто перенервничал. От старых привычек просто так не избавиться. К тому же мы здесь довольно… изолированы.

- Я слышал, как ты снял пистолет с предохранителя. Кто опасный может забрести в пляжный домик, мать твою?

- Привычка. Кому как не тебе знать.

- Не надо нести хрень. Что происходит? - Когда Антонио не ответил, добавил: - Утром позвоню О’Брайену. Я возвращаюсь в город.

- Нет, - отрезал Антонио.

Габриэль нахмурился:

- Почему?

- Это… неразумно.

- Ты солгал мне в больнице, так ведь?

- Я не лгал.

- Неужели? Но ты уверен, что это не какая-то там гипотетическая угроза для нас обоих. Тебе известно что-то конкретное. И это касается именно меня.

- Вероятно, тебя кто-то ищет, - неохотно признался Антонио.

Габриэль замолчал, видимо, обдумывая его слова.

- Кто? Ботелли мертв, Рицци мертв. Скарборо наверняка готов целовать мне зад за то, что я расчистил ему дорогу. – Уравновешенный тон несколько успокоил Антонио.

- Ходили слухи, что тебя заказал Санчес.

- Меня… Санчес? – ошеломленно повторил Габриэль. – Объявил контракт?

Антонио накрыл его руку, нервно крутящую тарелку, и на этот раз Габриэль не стряхнул его ладонь. Какая ледяная кожа.

- Не беспокойся. С тобой ничего не случится, обещаю. Здесь мы в безопасности.

- Правда? Минуту назад ты чуть не снес башку разносчику пиццы. По-моему, ты считаешь, что есть повод для беспокойства.

Как ни пытался, Антонио не мог придумать подходящего оправдания.

- Я просто еще не привык реагировать как гражданский, вот и все.

- Когда ты собирался мне рассказать? – спросил Габриэль после минутного молчания. – Сколько ты планируешь прятаться здесь со мной?

Вечность. До тех пор, пока не прогонишь.

- Бюро добивается экстрадиции Санчеса. Через пару месяцев угроза исчезнет.

- Сукин сын! – Габриэль ринулся вперед и что есть силы засветил кулаком Антонио в челюсть. Голова откинулась, Антонио отпустил руку Габриэля, чуть не завалившись со стула на спину. – Кем ты, ублюдок, себя возомнил? – Габриэль кричал, его лицо покраснело от ярости. – Кто, мать твою, дал тебе гребаное право все решать, даже не посоветовавшись со мной? Ничего мне не рассказав.

Антонио не подозревал в нем такой прыти, но, видимо, злость придала Габриэлю сил. Поборов головокружение, Антонио схватил его и притянул к себе, стараясь действовать осторожно, но решительно, удерживая его руки, пока тот вырывался.

- Послушай, - крикнул Антонио. – Ты впустую себя выматываешь. Хочешь на меня сердиться – пожалуйста. Но моя единственная цель – твоя безопасность.

- Будь ты проклят!

- Это все, что меня заботит с тех пор, как… да практически с первой встречи, а вернее, с покушения в Мексике.

- Пусти! – Габриэль так яростно отбивался, что пришлось его отпустить, чтобы сам себе не навредил.

Он упал на колени и пополз на четвереньках к коридору.

- Gatito… – Антонио подскочил к Габриэлю, стараясь держаться подальше от его кулаков. – Ну хоть позволь тебе помочь.

- Ты уже достаточно помог. – Габриэль дополз до стены, поднялся, помогая себе руками. Его сотрясал гнев и, несмотря на беспомощность, на лице отражалось странное… достоинство. Антонио хотелось его обнять, успокоить, пообещать, что все будет хорошо, что он его защитит, что жизнь положит, чтобы избавить от скорби. Но очевидно, это было последнее, что Габриэль хотел от него сейчас услышать.

- Я иду к себе в комнату. – Тот ткнул пальцем Антонио в лицо, и, несмотря на расстройство и переполнявшие эмоции, он отметил, что Габриэль все лучше ориентируется на звук. – А ты свали на хрен.

- По крайней мере, позволь…

- Какая буква в слове «свали» тебе не понятна, Лоренцо? Я не хочу твоей помощи. Не хочу, чтобы ты отирался возле меня. Этой чертовой ночью я управлюсь сам.

Повернувшись, он чуть не вписался в стену. Антонио громко втянул воздух, но промолчал. Протянув руку, Габриель пошел по коридору, добрался до спальни, нащупал и громко захлопнул за собой дверь.
* * *
[/b]
Антонио разбудил рев сигнализации. Вскочив, он потянулся за пистолетом на прикроватной тумбочке, окончательно стряхивая туман беспокойного сна. Удивительно, но комнату освещало яркое солнце, а через окно виднелись волны прибоя – уже прилив.

Сколько он проспал?

Антонио мчался по коридору к спальне Габриэля. Приемник радионяни, стоящий рядом с кроватью, молчал, не давая никаких намеков, что Габриэль в опасности или даже проснулся…

Антонио вбежал в открытую спальню, приготовившись к… чему угодно. Но только не к тому, что увидит Габриэля на террасе внутреннего дворика. Через открытое французское окно в комнату доносились звуки и запахи океана. Габриэль в одних плавках растянулся в деревянном шезлонге, подставив лицо в темных очках солнечным лучам. Он выглядел уставшим, но спокойным.

Сердце Антонио, которое до этого колотилось как бешеное, пропустило удар. Он осознал, что трясется от адреналина, вплеснувшегося в кровь тревогой и страхом. Колени ослабли от облегчения – Антонио не заметил никакой опасности.

Габриэль повернулся в его сторону и, стараясь перекрыть завывания сирены, прокричал:

- Может, выключишь эту хрень, Лоренцо?

Антонио вернулся в дом и отключил сигнализацию. Он долго не мог заснуть ночью – лежал в постели, прислушиваясь к радионяне, которая передавала тревожные звуки – Габриэль метался по комнате.

Злые слова задели за живое, ранили душу. Антонио не привык пересматривать свои действия, но вчера пожалел о казалось бы разумном поведении. Действительно ли он исходил из лучших побуждений, утаивая от Габриэля правду? Принимая решения, даже не посоветовавшись? Действительно хотел защитить или просто эгоистично попытался привязать к себе?

И так и не пришел к однозначному ответу. Единственный вывод, который напрашивался – он уничтожил даже малый шанс на отношения с Габриэлем из-за своего высокомерия и своеволия. Прислушиваясь к беспокойным шагам, Антонио ощущал все возрастающее отвращение к самому себе. Габриэль не ребенок и не идиот. Тем не менее, все указывало на то, что Антонио относится к нему именно так в своем желании защищать и пестовать.

Он прошел к себе в комнату, положил пистолет, натянул джинсы и направился в патио. Когда переступил через порог, Габриэль повернул голову – он действительно быстро приспосабливался к своей слепоте.

Антонио занял соседний лежак, уперевшись локтями в колени.

- Ты не упоминал о системе безопасности.

- Э-э-э… Нет. Но собирался. Сегодня.

- Да, нам нужно поговорить, - решительно произнес Габриэль.

Наверняка он хотел сообщить, что уедет в город, пойдет в реабилитационный центр для слепых, а не останется с тем, кто относится к нему точно к беспомощному и слабоумному. Антонио не знал, как его отговорить. Ни одного аргумента не приходило на ум. Все ошибки он допустил из-за любви к Габриэлю. Любви, которой раньше не знал, которая выбивала из-под ног почву, заставляла так глупо оступаться. Но если Антонио в этом признается, сделает еще хуже - Габриэль, очевидно, не разделял его чувств. И это не радовало.

Предстоящее выяснение отношений пугало до чертиков, поэтому Антонио начал с нейтральной темы:

- Ты ведь не пробовал самостоятельно плавать, амиго?

- Нет, - сухо ответил Габриэль. – Что бы ты обо мне ни думал, я не конченый псих.

Антонио сжал челюсти, удерживая первые пришедшие на ум слова. Габриэль единственный мог за пару минут довести его до зубовного скрежета.

- Я не думаю, что ты конченый псих. Просто иногда бываешь… безрассудным. В тот вечер, когда мы повстречались…

- Я не собираюсь обсуждать нашу первую встречу, - отрезал Габриэль.

- Ладно, что тогда?

Казалось, Габриэль с трудом подбирал слова:

- Хорошо, допустим, кое в чем ты прав. Может, я… был чуточку безрассуден. Адреналиновый наркоман, - добавил он с горечью.

Допустим? Может? Но Антонио удержался от замечания.

Пока Габриэль молчал, Антонио немного успокоился, на сердце потеплело. Если бы Габриэль хотел уйти, он бы так и сказал. Но вместо этого тщательно обдумывал каждую фразу. Вдруг между ними еще не все кончено?

- Для меня все изменилось. – Подбородок Габриэля задрожал, но ему далось взять себя в руки. – Я больше не собираюсь глупо рисковать. Мне страшно. Все время. Я не вижу, что творится вокруг. Не знаю.

Горло Антонио перехватило, он не мог выдавить ни слова.

Габриэль тяжело, рвано вздохнул:

- Ты – единственное, что у меня осталось. Я могу полагаться только на тебя. – Голос сорвался. Он смахнул покатившиеся по щекам слезы и резко спросил: – Так ведь? Ты как… спасательный круг, как мост между мной прежним и нынешним. – Снова нетерпеливо потер лицо. – Мне нужно тебе доверять, Лоренцо. Но как это сделать, если ты мне врешь или утаиваешь важные вещи, будто считаешь, что я недостаточно сильный, не достаточно… человек?

- Нет! – Секунда, и Антонио стоял на коленях рядом с Габриэлем, сжимая его холодные узловатые пальцы. – Ты просто долго болел. Только и всего. Ты сможешь справиться с чем угодно. Я никогда не…

- Но ты поступил именно так, - перебил его Габриэль.

- Да, но такого больше не повторится, клянусь! – Антонио с удивлением услышал эхо собственных слов. Он умолял? Он, гордый, истинный сын Испании? Да, он умолял и не стыдился, потому что никто и ничто на земле не заберет у него Габриэля Сандалини. Даже сам Габриэль Сандалини.

Только смерть.

Возможно, Габриэль прочитал его сумбурные мысли, потому что холодно добавил:

- Хрена лысого это не повторится, гребаный конкистадор. Твоя чертова натура мне хорошо известна. Но я тебя предупреждаю… - Он громко сглотнул. – Если хочешь, чтобы между нами… что-то было…

- Между нами? – изумленно повторил Антонио, прежде чем успел прикусить язык. Его переполняла надежда. Хотелось увидеть лицо Габриэля без ужасных темных очков.

Габриэль коротко кивнул:

- Мы должны держаться на равных, Лоренцо. Все время.

- Очень хорошо, - согласился Антонио. – На равных.

Стоило попробовать. Габриэль еще оставался слабым и даже, скорее всего, этого не осознавал, но Антонио больше не оскорбит его, относясь как к неразумному ребенку. Станет обсуждать все, что... сможет. Не заставит страдать от неуверенности и беспокойства, но все равно будет соблюдать осторожность, обговаривая риски и способы защиты. Только это имело смысл.

- Габриэль, меня зовут Антонио, - прохрипел он.

Габриэль неожиданно любезно улыбнулся:

- Знаю. Красивое имя.

Глава 15

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Galem, Mari Michelle, Peoleo, kasandra1714, Aneex, Woltom, Spirit_NeO, Marchela24, allina99, Лиам, Marshmallou, AleksM, пастельныйхудожник, Ayna, Sola, -Sansa-, АЛИСА, trandafir, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
04 Янв 2017 13:20 #203 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Ну вот, уютная мужская берлога, шепот океана, уединенное место. Все, так сказать, располагает к интиму. Однако, как мее кажется, ритуальеые пляски продлятся долго.
И еще мее не совсем понятна эта вспышка гнева "гатито" ( хоть что-то осталось от прошлого Габи) на то, что Антонио зохотел закрыть окно. Это же проявление заботы. Он же знает, что еле выкарабкался.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската, пастельныйхудожник, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
04 Янв 2017 13:39 - 04 Янв 2017 13:46 #204 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016

И еще мее не совсем понятна эта вспышка гнева "гатито" ( хоть что-то осталось от прошлого Габи) на то, что Антонио захотел закрыть окно. Это же проявление заботы. Он же знает, что еле выкарабкался.

Натура у него такая - противоречивая. Или, как говорят в просторечье, говённая. А с другой стороны, он просто не привык к тому, что кто-то о нем заботится, вот и хамит - по-другому реагировать не умеет.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, пастельныйхудожник, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
05 Янв 2017 03:21 #205 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Независимый характер и огрызательская манера поведения вкупе с посттравматической неуверенностью - взрывная смесь, в общем. Чуть что - будут разборки и взрывы, и постоянные стычки каждый день сотрясать дом и парней. В общем, у холерика жизнь веселая.


Лоренцо еще предстоит понять, что гиперопека душит тех, у кого еще недавно была полная свобода и самодостаточный характер. Чтобы ужиться вместе. Чтобы избежать взрыва, достаточно было сказать, что ему самому холодно, а не кудахтать наседкой над Габриэлем "ойпростудишься". Чтобы избежать потасовки, достаточно было отреагировать не как военный с гражданским ребенком, а как оператор с ведомым или на равных: - Машина на три часа. Неизвестные. Замри в укрытии. Проверю. - Мозги и тело Габриэля отреагировали бы автоматом, выдав нужную Антонио реакцию.

Временами он ведет себя как заботливая бабушка, к которой внук на каникулы приехал)))

Но все еще будет. И секс сложится, и жизнь парой. И ролевые игры в постели тоже будут. Пусть не в три наперстка с пульке, но когда у одного партнера сенсорная визуальная депривация, то у второго автоматом контроль... немного напоминает бдсм-сессии с завязанными у партнера глазами, ребята. Вам так не кажется?
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската, Marchela24, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
05 Янв 2017 08:12 #206 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Пастельный художник написал:

И ролевые игры в постели тоже будут. Пусть не в три наперстка с пульке, но когда у одного партнера сенсорная визуальная депривация, то у второго автоматом контроль... немного напоминает бдсм-сессии с завязанными у партнера глазами, ребята. Вам так не кажется?

Хотелось бы надеяться), и чтоб сцены эти написала бы Баумбах, а не Лэньон))) А то представьте: секс заботливой бабушки с... Это уже слишком  :lol:
Чот у меня настроение с утра какое-то не то :crazy:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Лемниската, пастельныйхудожник, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лемниската
  • Лемниската аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Истина ОС
  • Истина ОС
  • Другие не лучше
Больше
05 Янв 2017 12:14 #207 от Лемниската
Лемниската ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Следующая глава почти сплошная нца, но уже не такая задорная, как предыдущие сцены. Хотя это вполне ожидаемо.

Человек может все, пока не начинает что-то делать
Поблагодарили: VikyLya, Marchela24, пастельныйхудожник, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
05 Янв 2017 14:35 - 05 Янв 2017 14:37 #208 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
С Новогодними праздниками!
Спасибо за подарок)))

Викуля упоминанием секса с заботливой бабушкой все во мне перевернула  :lol: не могу не представлять, срочно требуется порно-глава и по-горячее!
На самом деле глава показалась очень спокойной, рациональной и даже вспышки Габи ее не испортили. Антонио/ Лоренцо я бы посоветовала меньше рефлексировать. Если бы он пообщался с русскими, ему бы сразу объяснили: Бьет — значит любит! И вправду стал бы равнодушный человек бить и продолжать жить в доме одновременно?)) Габриэль ведет себя так, как ведут люди, уверенные в безусловной любви окружающих. Чаще всего дети с родителями, но бывает и партнеры))) И поведение Габи в больнице в отсутствие Лоренцо это только подтверждает. Так что я бы еще поспорила, кто из них слепой  :gyy:
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Лемниската, пастельныйхудожник

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
05 Янв 2017 17:18 - 05 Янв 2017 17:19 #209 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016
Это правда. Рефлексии тут много. Чуть что не так, любое отрицательное замечание или несогласие партнера, тут же в голове нытье: ВСЕКОНЧЕНО!ВСЕПРОПАЛО!НАДЕЖДЫНАВЗАИМНОСТЬНЕТИВООБЩЕВСЕПЛОХОПЛОХОПЛОХОЭТОКОНЕЦОТНОШЕНИЯМ.
Зачем так загоняться.
Хотя это свойственно многим влюбленным на начальном этапе отношений, но в сочетании с "заботливой бабушкой" и не единожды - это приводит к слегка комическому эффекту уже.
Поблагодарили: VikyLya, Лемниската, Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
05 Янв 2017 17:23 #210 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Лаура Баумбах, Джош Лэньон "Мексиканская жара", 14 глава 04.01.2016

VikyLya пишет: Хотелось бы надеяться), и чтоб сцены эти написала бы Баумбах, а не Лэньон))) А то представьте: секс заботливой бабушки с... Это уже слишком  :lol:
Чот у меня настроение с утра какое-то не то :crazy:


Отставить геронтофилию! :lol:
Поблагодарили: Лемниската

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.