САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Алексис Холл «Всерьез»

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 1 нед. назад #43626 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Викуль, ну, говорить-то можно себе одно и даже быть уверенным в этом, а потом в столкновении с реальностью убедиться, что не все так однозначно. И этим, кстати, как дальше увидим, страдает не только Лори.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Aneex, trandafir

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 6 дн. назад #43661 от trandafir
trandafir ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Кира, как тут не согласиться. Автор правильно расставляет приоритеты, руша логику и делая ситуацию двойственной. Роберт оказался умным чуваком. Вот, останься он с Лори, был бы вечным "прощенным неудачником" в глазах их тусовки. А так новый парень, новые отношения, новый уровень мастерства подняли его авторитет. Собственно, для чего и нужно ему прилюдное шоу. Лори оказался за бортом со своими обидами и раздавленным самолюбием. Он, как муха, в момент турбулентности. Его несет и кружит. Даже Тобичке, с его харизмой и силой духа, не справиться с его гордыней. Видимо, только плетка исправит Лори, да Тобичкина твердая рука и любящее сердце.
Спасибо за вашу беседу. :spasibo:
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 6 дн. назад #43663 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Интересно. :book:
Мысль о "прощенном неудачнике" Роберта явно грызла и в итоге и добила, да, хотя, по-моему, скорее из-за собственных амбиций и желания доказать самому себе, что он еще все может. Не думаю, что авторитет в тусовке так много для него значил при самом расставании - они ведь практически не вращались в этих кругах. Но как лекарство для уязвленного самолюбия оно, видимо, пошло на ура.
А в каком смысле гордыня у Лори?
Поблагодарили: VikyLya, KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 6 дн. назад #43665 от JCB
JCB ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
trandafir, "Тобичка" хахаха :bunny: у Вас должен быть патент))))

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 5 дн. назад #43677 от trandafir
trandafir ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Кира, гордыня - понятие многомерное. Мне кажется, изначально Роберт и Лори делили ее пополам. Лори - особый врач, профи, вхож в научную тусовку, значит, сам пописывает научные труды, богат и т.д. Очевидно, что он знает себе цену, несмотря на нюансы. Роберт должен быть статусом ниже его, тогда оправданы 8 лет совместного проживания и личной жизни без показушного интима. Такая "священная корова" нужна ему самому без лишних демонстраций, а то стащат ненароком. Роберт годится им и тем самым поднимает свою значимость в своих глазах, Лори принимает гордость=обожание и чувствует себя счастливым. Все рухнуло. Лори потерял достойного себе воздыхателя. А Тобичку (имя стыренное у кого-то) он стесняется, потому что он сомневается, что мальчик достоин его и хорош для него. Сколько бы Тобичка не рассыпал слов любви у его ног, он им не верит. Откуда же такая черствость души? Сердце или что там у него было разбито лишь раз за 8 лет! Вот, и сочувствуем бессознательно мальчику по воле автора.  :yh:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 5 дн. назад #43681 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Какой-то у вас совсем другой Лори :yh:
Да, мы и правда не знаем, чем занимается Роберт (вполне возможно, что доходы у него были меньше, раз дом при расставании остался Лори, хотя, имхо, тут скорее сыграло роль чувство вины), но встречаться-то они начали на первом курсе университета, когда еще и в перспективе не было ни денег, ни статуса, а после расставания Лори несколько лет убивается и не может никого найти для отношений. Было бы дело в ощущении собственной значимости - давно бы нашел уже, разве нет?
И поверить в сомнения, что Тоби его достоин, тоже не могу. Он же наоборот добрую часть книги сомневался, что сам достоин Тоби. Тому 19, он искренний и талантливый, и у него все впереди, а Лори уже 37, и он чувствовал себя вышедшим в тираж.
Да и не скажу, что Лори его стесняется. Смотрите: друзьям рассказал, в Оксфорд свозил, на площади прилюдно целовал, а теперь и в ресторан на ужин пригласил.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Aneex

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 5 дн. назад - 10 мес. 5 дн. назад #43682 от Coralli
Coralli ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Спасибо за отличный перевод такого интересного текста! Читала с большим удовольствием, но в режиме рид-онли (mea culpa), но вот после 4 части этой главы таки не выдержала. Сцена в клубе совершенно ужасная, Лори жаль до слез. Вот наглядный пример, почему девятнадцатилетний доминант звучит как анекдот. Покрасоваться с плеткой в руках, поставить на колени красивого мужика, это глазки горят, а вот быть настоящим верхним -не бояться и уметь брать ответственность и за ситуацию, и за доверившегося нижнего, нести эту ответственность -на это силенок, ума и опыта не хватает. Будем надеяться, пока не хватает. Но за это его "пока", за роскошь ситуации права уже есть, а для обязанностей еще не вырос расплачивается Лори. Единственным достойным выходом из ситуции было бы просто прервать сцену. Без объяснений. Даже после глупости с "пусть Лори решает", все еще можно спасти. И очень хочется надеяться, что эмоциональное состояние и чувства Лори для Тоби окажутся важнее желания покрасоваться в клубе. Мне нравился этот герой все предыдущие 8 глав и очень не хочется в нем разочаровываться  :yh:

Еще раз спасибо за проделанную работу! Отличный перевод!
Последнее редактирование: 10 мес. 5 дн. назад от Coralli.
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 5 дн. назад - 10 мес. 4 дн. назад #43684 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Coralli, спасибо :pocelui: Опыта пока не хватает, да. Хотя, как видим, от ошибок не страхует даже более чем десятилетний опыт доминирования.
Надеюсь, поделитесь своими соображениями и после завтрашнего продолжения. Которое появится, скорее всего, уже сегодня ночью :frower:
Последнее редактирование: 10 мес. 4 дн. назад от Kira.
Поблагодарили: KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 4 дн. назад #43686 от Зубастик
Зубастик ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 9.4/12, upd 13.03.2017
Coralli, поддерживаю по всем пунктам. Я верю, что Тоби всё сделает правильно.

Главное не что ты делаешь, а что оно значит (С)
Поблагодарили: Coralli

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 4 дн. назад - 8 мес. 2 нед. назад #43698 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, upd 20.03.2017
Надеюсь, участвовавшие в беседе последней недели выскажут свои соображения насчет окончания сцены в клубе и вообще :shy:

Глава 9.4
Глава 10. Тоби
Часть 1

Бывший Лори выглядит таким, каким мечтаю — и иногда воображаю, — что буду я. Высокий, и сильный, и строгий — прямо Дэниэл Крейг, с челюстью, скулами и пронзительными голубыми глазами.
Кажется, Лори подсознательно тащится по голубым глазам.
У Роберта они лучше, чем мои.
У Роберта все лучше, чем у меня.
Наверное, сейчас мне стоило бы растечься в лужу комплексов и отчаяния… да только нет. Первый раз в жизни чувствую себя в полном порядке. Пипец, время, конечно, для этого выбрал оригинальное, ничего не скажешь, потому что, кажется, мы конкретно попали.
Не знаю, как я умудрился нас в такое втянуть, и уж точно не знаю, как вытянуть.
Я упражнялся с той плеткой, которую дал Лори, и фантазировал, каково будет наконец-то его ею отхлестать, какие он при этом станет издавать звуки, и как масштабно я кончу. Но готов поклясться, что ни одна из этих фантазий — а навоображал я прилично — не включала в себя целую галерку зрителей и Лориного бывшего с наставлениями о том, что тому нравится.
Потому что вот не пойти бы ему? Я и сам знаю, что Лори нравится, и я-то, в отличие от некоторых, не смылся, как последний трус, после того как все похерил. Хочется сказать ему: «Заткнулся б ты, мужик, твой поезд уже ушел». Но он высокий и непоколебимый, и красавец, и реально круто обращается с двумя плетками, так что я очкую.
То есть, выходит, и сам-то трус.
И потом, не хочу ставить Лори в неловкое положение перед всеми этими людьми. Да, они наверняка думают, что я всего лишь бестолковый ребенок — и давайте уж честно, я и есть бестолковый ребенок. Но только не в том, что касается Лори, потому что его я люблю, и знаю, и доверяю ему. Нет, правда. Я знаю Лори.
Но если сейчас ничего не продемонстрирую — а сделать надо так, чтобы не облажаться — тогда никто не поверит, что я для него пара. Будут его жалеть. Или решат, что он мне потакает, как он сам же тогда сказал в самом начале. Его это наверняка взбесит. Лори у меня гордый.
И как он от этой гордости ради меня отказывается, как позволяет ее забрать — это только наше с ним личное. А на людях уже моя обязанность — беречь Лори.
Ладно хоть облажаться я не должен. Эта плетка потяжелее той, к которой я привык, но по сравнению с Робертовой просто небо и земля, и вообще она ничего так. Держать ее — это одновременно и бешеный восторг, и прямо благоговение, а уж как чувственно. Рукоять улеглась в мою руку, будто специально подгоняли, а узор елочкой под большим пальцем как-то успокаивает, словно складки чьей-то ладони.
Когда я провожу пальцами сквозь хвосты, которых где-то штук с сорок, наверное, то чувствую шероховатость кожи, крошечные вмятинки и пузырики, тоже на удивление индивидуальные, которые согреваются от моих рук.
Мне очень-очень хочется заставить эти хвосты танцевать на коже Лори. Создать такое сочетание прекрасного и сильного: боли и наслаждения, кожи тела и кожи ремешков, и ахтыжблин. Ащщ. У меня бы сейчас точно встало, если б член не побаивался всей этой толпы, которая на него пялится.
Бросаю взгляд на Лори. На его роскошную спину, сильную и прямо зовущую понаставить на ней отметин, золотистую в приглушенном свете. Я так его люблю и так отчаянно хочу заставить страдать.
Вот только… все должно быть по-другому. Не для чужого удовольствия, а лишь для нас двоих. И Лори, кажется, трясет. Не как обычно, а такой мелкой лихорадочной дрожью, которую он будто бы пытается унять, но не может.
Иду к нему. Народ, вероятно, думает, что я стушевался, но мне плевать. Кладу ладонь Лори между лопаток, и он вздрагивает, словно я воткнул в него кучу иголок. И кожа у него вся липкая от холодного пота.
— Так, знаете что, — поворачиваюсь я к толпе. — Идите на хрен.
— Тоби… — слабый шепот от Лори.
— Нет, серьезно. Это ж… типа… важный момент. Наш с Лори. И я буду делать все по-своему, а не по чьей-то там указке. Так что… концерт окончен. Извиняйте.
Я передаю плетку обратно тому мужику. Он отвечает мне странным легким кивком, как будто салютует. Понимает, похоже.
А все остальные до сих пор пялятся. Ёпт, что непонятного в «концерт окончен»?
Ну уж, обломитесь. Я не обращаю на них внимания и возвращаюсь к Лори. Пытаюсь снять его с креста, но он хватается за перекладины, и я по-клоунски не дотягиваюсь и не могу заставить его разжать руки.
Приходится как лоху дергать за плечо.
— Пойдем, любимый. Я домой хочу.
Это до него доходит. Он опускает руки и разворачивается. И сейчас выглядит не совсем как мой Лори. Дрожь теперь бьет уже все его тело, а глаза мечутся, будто у дикой лошади.
Мать моя женщина, как я рад, что не ударил его. Но что странно — точно знаю, что и близко не подошел к порке. А вот Лори, наверное, не знал… Ё-мое, все-таки облажался. Я ж просто растерялся и хотел как лучше. Капец.
Сдаю чуть назад, пытаясь поманить его за собой, словно Лори — робкое дикое животное, а я — совсем никудышный зверолов. Но он все-таки идет, шаг за шагом, а потом совершенно неожиданно валится на колени, как подкошенный, прямо у моих ног. Выглядит это пугающе, ни разу не грациозно и как-то беспомощно. Я слышу звук удара об пол и даже не представляю, насколько ему сейчас пипец как больно. А потом Лори падает еще и на локти, протянув ко мне руки, и говорит, кажется: «Спасибо, спасибо, спасибо».
Етить твою, это тоже зрелище не для всей местной публики. Так что я бухаюсь на пол рядом и обхватываю Лори руками. Держу его, а он держит меня, и мы охренеть как крепко вцепились друг в друга. Не знаю, сколько в итоге так сидим, но когда я вновь поднимаю голову, вокруг нас никого.
Уже хорошо.
И Лори снова теплый и больше не дрожит.
И это тоже неплохо, пожалуй.
Пару секунд спустя он отводит челку мне с глаз — у него по этому поводу вообще прямо пунктик непонятно с чего — но так я понимаю, что с ним все будет в порядке. И господи, какое облегчение, пипец просто. Потом он мне улыбается застенчивой такой легкой улыбкой и говорит: «Баноффи».
И нас накрывает смехом. Нервным смехом, а лично я так вообще не уверен, что не должен рыдать в это время, но и черт с ним. Что делаем, то делаем, по ощущениям все равно правильно.
Тут не ловит сотовый, поскольку подвал, а значит, мы не можем вызвать такси, так что приходится, спотыкаясь, подниматься наверх. По дороге нам попадается мужик, который одолжил мне свою клевскую плетку, и в руках он держит рубашку Лори.
Засовывать в нее несчастного Лори нам приходится вдвоем. Он пытается помочь, но пальцы у него сейчас, в общем, не в рабочем состоянии.
Господи. Что я с ним сделал?
Такси нам вызывает Клевскоплеточный мужик, и в итоге мы втроем сидим на пороге и ждем машину. Холодный воздух оказывается очень приятным, потому что в доме температуру сделали комфортной для голых, то есть, проще говоря, некомфортно высокой. Лори кладет голову мне на плечо, словно он совсем измотан, я вдруг чувствую себя так же — только внутри, не снаружи — и мы наваливаемся друг на друга.
— А, Тоби, — говорит Лори заплетающимся языком, словно в полудреме, — это Дом. Он играет на альтовом саксофоне.
Это явно какая-то их междусобойная шутка или еще что, но Клевскоплеточный мужик — то есть Дом, получается, — кажется супердовольным. Сам он, пожалуй, ничего так, сексуальный, но настолько не в моем вкусе, что я вообще едва замечаю. Абсолютно никакого дзыньканья на радаре, и я уже начал свыкаться с мыслью, что для меня все сводится к дзыньканью.
— Э, то есть ты… типа в группе, да? — спрашиваю я.
— Мы иногда джемим с ребятами по вторникам вечером в «Северной звезде».
На этих словах Лори чуть встрепенулся:
— Нам надо как-нибудь прийти тебя послушать.
— Буду рад. — Дом улыбается и встает под скрип кожаных штанов. — Думаю, дальше вы сами справитесь.
И тут Лори внезапно такой: «Прости, что так и не позвонил тебе», а я такой: «Чего-о?», но, слава богу, не вслух.
Но Дом просто пожимает плечами:
— Я рад, что ты нашел то, что искал, — говорит он и на этом возвращается обратно внутрь.
Я кричу ему вслед: «Надеюсь, и ты найдешь», — но не уверен, услышал ли он.
Но я это не чисто из вежливости сказал. Человек он, похоже, хороший.
Тут приезжает наше такси, и всю дорогу до дома мы молча держимся за руки на заднем сиденье. Свет фонарей окрашивает Лори в оранжевую полоску, как будто он тигр. Очень усталый тигр, которому сегодня требуется много заботы и ласки.
— Знаешь что, — говорю я, когда мы наконец-то оказываемся дома, — давай не будем это повторять.
И Лори отвечает мне таким Взглядом.
— Знаешь, давай не будем.
Мы все еще по большей части молчим, но это хорошее молчание. Не «Лори держит меня на расстоянии»-молчание и не «нам надо поговорить»-молчание. По времени еще рано, но после того как Лори выпивает воды, мы все равно идем в кровать и просто лежим рядом, бок о бок.
И это невероятно романтично, как-то по-тихому нежно и необъяснимо.
Я приподнимаюсь на локте и разглядываю Лори с тупым таким выражением лица, и он разглядывает меня в ответ — ни капли не тупо — но серый цвет у него в глазах мягкий-мягкий, как лебяжий пух.
— Властитель для любимого я, а он — моя надежная страна1, — шепчу я Лори. Не думаю, что он понимает, о чем я тут вообще, но все равно улыбается в ответ.
— Прости, что я сегодня облажался.
— Ты не облажался.
Говорит вроде искренно, но не уверен, что заслужил такое легкое прощение.
— Чуть было не облажался. Я не знал, что делать, и влип.
— Тут есть и моя вина. — Он смущенно отводит взгляд. — Я слишком зациклился на чужих представлениях о том, что важно. Спасибо, что ты, э-э, не такой.
Меня, прямо скажем, не радует, что подобное случается даже после тридцатника.
— А что если б я… в смысле, ты бы мне разрешил…
— Я знаю собственные границы, Тоби. — Он тянется за моей рукой и крепко ее сжимает. — Это было бы глупо, поскольку ни ты, ни я совсем не горели желанием, но и только.
— Я не хотел тебя подводить.
Он отвечает мне своей неуверенной улыбкой.
— Я тоже.

И на этом мы закрываем тему. Все такие взрослые и равноправные что пипец.
Да только обоим нам прекрасно известно, что это все моя — меня-придурка, блин — вина. Это я настоял на том, чтобы отправиться на вечеринку. А прислушался бы к Лори и тому, чего он хочет, вместо того чтоб витать в своих больных фантазиях, и не подошел бы тогда так близко к тому, чтобы по-настоящему его ранить.
По правде, я просто не могу… не могу… сейчас думать. Ни о деде. Ни обо мне. И чего Лори не осознает, так это что, каким бы он ни был добрым, сколько бы меня ни обнимал, трахал или так старательно пытался понять, эти выходные все равно всего лишь перевалочный пункт. А за ними ждет жизнь без деда.
Просто спираль одинаковых дней в засаленном кафе, уходящая в вечность.
И я боюсь, и я один, и я не знаю, что делать.
Мне казалось, что скорбь — это будет типа круто и возвышенно, такая изысканная печаль. А на самом деле это самая низменная вещь, что я знаю. Чувствую себя диким зверем, потерянным и скребущимся. И все, чего мне хочется, это снова повидать деда. Хочу снова посмотреть ему в глаза и разглядеть там любовь. Неизменную и непоколебимую. Какого хрена я не ценил этот подарок? Почему не был за нее благодарен каждый день моей несчастной отстойной жизни? А просто принимал как должное.
Как солнце и луну.
Луна убывает, и солнце встает, и дед меня любит, и все будет хорошо. А сейчас только часть из этого все еще правда. И слава богу, что Лори спит и не видит, как я обливаюсь тут в темноте жалобными слезами по себе.
Он, конечно, захочет меня утешить, но я не знаю, как принять его утешение.
Я знаю так много и так мало об этом мужчине, что все оно расплывается в голове — мелочи, вроде его любимого вида яичницы или какой звук он издает, когда кончает, и важное, как представлять его идущим навстречу бомбе по рельсам метро или эти его отношения, которые случились, когда я еще даже пешком под стол не ходил.
И тот факт, что и он меня на самом деле не знает. А только думает, что знает.
Так что я лежу, заглушаю всхлипы ладонями и думаю, через сколько времени Лори тоже меня покинет.
В какой-то момент я вроде все-таки засыпаю, но сплю плохо. Как и всегда в последнее время.
Но мне нравится лежать рядом с Лори. Заснуть все равно не могу, но иногда получается остановить круговорот мыслей. Я сосредотачиваюсь на деталях, ловлю тепло от его кожи, стук сердца и глубокий ровный ритм дыхания. Кажется, что она такая вечная, такая беспрестанная — физическая сторона жизни. Сложно представить, что однажды все просто прекратится. Для каждого из нас.
Меня не было рядом, когда дед умер. Не знаю, должно ли это что-то значить или нет. Мне сказали, что все случилось во сне. И якобы прошло безболезненно, но готов поспорить, так всем говорят. Это просто те слова, которые хочется услышать.
Последнее, что я ему сказал: «Завтра увидимся, деда».
И соврал, как оказалось. Банально, твою мать, соврал.
Но когда кто-то умирает, ложь повсюду. Весь бизнес утешения. Не думаю, что я и в Бога-то верю по-настоящему, но все равно обнаружил, что как бы… надеюсь. Потому что нет ничего лучше, чем получить на руки расписной горшок с останками любимого человека, чтобы жизнь показалась на чуточку, чтоб ее, бессмысленней. Девяносто с гаком лет, а все, что осталось — лишь пепел и мальчик, который тебя даже оплакать-то толком не может.
Потому что вместо этого, лежа тут и разглядывая спящего Лори, думаю я вот что: хочу, чтобы он попытался мне врать. Совсем немного. Мог бы, например, сказать, что любит меня. И плевать, всерьез это или нет. Просто хочется услышать, как он говорит. Чтобы мне не было так охрененно одиноко.
Но никто не влюбляется в унылых приставучих идиотов, так что я обещаю себе, что к пробуждению Лори буду весь солнечный. Приношу ему яичницу и газету, пристраиваюсь у него под боком, пока он ест и читает, и что удивительно — это даже частично срабатывает. Я почти убеждаю себя, что все хорошо. Что понедельник — это другая страна, которую мне, возможно, и не придется никогда посещать. И, может, теперь, когда у меня есть телефон Лори и ключ от его дома, этого окажется достаточно. Что мы уже не просто два человека. Что мы бойфренды. Или кто там еще.
Большая часть дня проходит в расслабоне. Думаю, после вчерашнего ни он, ни я не готовы к чему-то суперкинковому, так что мы просто занимаемся сексом. Вот только, когда дело касается Лори, ничего не бывает «просто». Он меня буквально раздирает своей, елки, невероятной нежностью, а потом раскладывает поверх себя, как бесстыдную шлюху, берет мой член в самое горло, засовывает скользкие пальцы глубоко в задницу и, господи боже, превращает меня в такой замкнутый контур наслаждения. Как обычно, я срезаюсь почти сразу и ошалело натягиваюсь на него в обоих направлениях одновременно, пока Лори купает меня в своих сдавленных стонах. Но надолго я из игры не выпадаю. Десять минут лежания на нем — жарком, твердом, отчаянном от запрета кончать, и вот я уже пригвождаю его запястья к подушке и скачу на нем, словно ковбой на диком мустанге, пока не фонтанирую на нас обоих, а он изливается внутри меня знакомым теплым потоком. И на какое-то время я могу притвориться, что, кажется, нахожусь именно там, где и должен быть.

Вечером Лори ведет меня на свидание. То самое настоящее гребаное свидание. О котором я, как оказалось, мечтал так сильно, что и самому себе не осмеливался в этом признаться. И в кои-то веки мне даже не приходится о нем просить.
Я еще не был дома, а у Лори в основном хожу голышом, так что из одежды у меня только джинсы, в которых пришел, и мой похоронный костюм. Он не какой-то там специальный траурный, а просто костюм. Но раз я его надел на похороны деда, значит, все — теперь похоронный. Лори считает, что мне надо плюнуть и идти в джинсах, но это же свидание. И он вроде как ведет меня в какое-то хорошее место.
Не хочу быть человеком, который ужасно выглядит в хорошем месте.
Лори пытается меня убедить, что все просто подумают, будто я — эксцентричный миллионер или что-то типа того.
Но по-моему, я буду похож на проститута. Дешевого.
Так что остается похоронный костюм. Я не застегиваю воротничок и оставляю дома галстук, так что получается хотя бы парадно-повседневный похоронный. У Лори костюм темно-синий. В нем серый цвет его глаз становится бледным и жемчужным, еще более волчьим, чем обычно. Я от этого просто без ума.
Он приводит меня в одно заведение в Мейфэр. Со звездой Мишлена. Понятия не имею, как ему удалось забронировать столик практически в последний момент, но он просто отвечает мне загадочным взглядом и говорит, что у него есть связи. И не знаю, может, его накрыло ностальгией по Оксфорду, или это просто единственное место, куда удалось попасть, или ему кажется, что мне оно понравится, но тут все очень такое… коричневое. Деревянные полы и дубовые панели поблескивают под огромным потолочным окном, если я его правильно называю. Столики понаставлены довольно близко друг к другу, но вскоре нас сажают за один из них, и никто не отмечает, что я похож на проститута или что Лори выглядит как мой отец.
В общем, все хорошо.
Я ныряю в меню, и Лори позволяет мне заказать и для него тоже. Он меня немного балует, и хотя что-то кинковое у нас случается только в сексуальном смысле — по правде, это единственный смысл, где я хочу делать что-то кинковое, а в остальное время дайте мне просто парня, пожалуйста, — кажется, сейчас мы почти что флиртуем на грани. Я практически на сто процентов уверен, что дальше никогда и не зайдем, но нам обоим очевидно, что для каждого в этом есть свой кайф. Мне нравится выбирать для него, а ему — когда для него выбирают.
Лори чуть краснеет, когда я завладеваю вниманием официанта, но парень либо отлично вышколен, либо очень хороший человек, либо просто привык уже спокойно относиться к любым раскладам чужих взаимоотношений, потому что хоть он и говорит с нами обоими, но решения дает принимать мне и отвечает на все мои вопросы. А у меня их миллион.
Мы заказываем свиную грудинку с улитками. Корочка хрустящая и одновременно очень бархатистая, а к улиткам подается морковное пюре с печеным чесноком, и это оказывается такой идеальный, сочный и естественный контраст. Я почти что впадаю в гастрономический экстаз, а Лори комкает салфетку у себя на коленях и шипит, чтобы я прекратил уже заниматься любовью с едой.
Это немного отрезвляет, и не из-за самих слов, а потому что сейчас мне нельзя позволять себе чувствовать такое счастье. Не после смерти деда и перед понедельником, стремительно надвигающимся, словно поезд в туннеле.
Но Лори его замечает — изменение в моем настроении — и держит меня за руку поверх стола. Прямо на людях со всеми вытекающими. Я цепляюсь за него и даю ему себя успокоить. Он говорит мне то же самое, что повторял все выходные: это нормально, и я совсем не больной, и иногда мне будет грустно, а иногда — нет, и правил здесь не существует. И если я не каждую минуту буду в печали, это все равно совершенно не значит, что любил деда меньше, чем на самом деле.
Я понимаю. Правда. Если рассуждать логически, то он все правильно говорит. Но между нами — между мной и миром — словно есть что-то такое… какая-то корка, о которой я знаю, но через которую никак не пробьюсь. Пытаюсь напомнить себе, что дед не был, там… психопатом. Ему бы не хотелось, чтобы я ходил весь несчастный. Но так почему-то даже еще хуже, ведь сейчас дед уже мертв, и все. Больше он ничего не сможет хотеть для меня или от меня.
И я не знаю, как должен это пережить. У меня словно голова кружится, только прямо в мозгу и постоянно. Будто вот-вот упаду. Я не хочу возвращаться на работу. Хочу остаться с Лори. Хочу, чтобы он повез меня в Париж. Хочу, чтобы держал, пока все не перестанет кружиться, и я опять не стану достаточно сильным, чтобы стоять на своих двоих.
В общем, пипец какое жалкое ничтожество.
И потом, если не выйду на работу, Джо меня наверняка уволит, и придется решать, как быть дальше. А я не могу. Просто не могу сейчас этого делать.
В качестве основного блюда я выбрал буйабес, который, как Лори — кажется, опять пытаясь меня рассмешить — признается, он бы сам никогда не заказал, потому что не смог бы произнести2 и потому что не знает, что это вообще. Так что я какое-то время задвигаю ему про марсельский буйабес — то есть, проще говоря, выпендриваюсь, пока вновь не начинаю хоть маленько чувствовать себя прежним. Одна порция рассчитана на двоих, и ее подают в огромном таком медном котелке, что ли, вместе с ломтиками подрумяненного багета и соусом руй. И оказывается, что делить на двоих чан густого супа прохладным зимне-весенним вечером — это на удивление романтично.
По-моему, он в основном сварен из хека, а не морского ерша, но в бульоне такое прекрасное количество шафрана, что мне, пожалуй, и правда хочется заняться с ним любовью. Даже Лори, кажется, слегка дуреет от офигительной вкуснотищи.
Мы заканчиваем десертом из медового мороженого с толчеными сотами, на счет которого у меня есть некоторые сомнения, поскольку я убежден, что это будет слишком приторно. Но нет. Непонятно как, но вкус у него тонкий. Наверное, за такую хрень и дается звезда Мишлена.
Это я и обсуждаю с Лори, пока мы хрустим сотами, и сам не знаю, как… с чего… в общем, я то ли как-то слишком расслабился, то ли слушал вполуха, то ли из-за того, что весь такой по уши влюбленный и под гастрономическим гипнозом, но когда Лори спрашивает: «Ты ведь однажды откроешь свой собственный ресторан?» — я отвечаю: «Да».
И меня тут же охватывает ужас.
Потому что раз подумав или сказав такое, все, что ты сделал — это дал себе еще один повод облажаться.
Или вещь, которую у тебя отнимут.
Этой ночью мы не занимаемся сексом. В первый раз в жизни. Но я слишком счастлив, и опечален, и в страхе перед завтрашним днем, а в качестве вишенки на торте еще и переживаю из-за отсутствия секса — а вдруг для Лори это важно? Но похоже, что нет. Он просто обнимает меня, ставшего очень-очень маленьким. Слишком маленьким для чего-либо.
И все потому, что мои выходные с Лори закончены, и надо возвращаться к Сальному Джо и той жизни, что я случайно для себя построил, и которую не знаю, как жить и как изменить.
Вот бы можно было остаться в объятьях Лори, где все хорошо.
И, наверное, поэтому я и забываю про завтра и даже не ставлю будильник на телефоне, и сплю — елки, наконец-то сплю, глубоко и без снов. Счастливый, как дурак, в этом мире, что Лори для меня создает. Пока меня не будит звонок от Сального Джо в половине десятого, потому что я опоздал, безбожно опоздал, и Луиджи болеет, а Белле пришлось идти домой, и в кафе полный разгром, а я — сопля драная, ни капли ответственности, и хера ли я знаю, и мне, б…, надо быть там уже, б…, давно. И он с меня шизеет просто.
Озверелый — это его рабочее состояние по умолчанию.
Я в курсе, что он это не вот всерьез говорит.
Но сам шок… после всего… после того как со мной так бережно и заботливо обращались… он практически сдирает с меня кожу.
И внезапно все, что было с Лори, кажется такой херней. Мыльный пузырь, который того и гляди лопнет и уже уплывает от меня. А я вообще ни разу не принц, а ребенок. Сопля, блин, драная без капли ответственности, что говенную работу в говенной кафешке — и то нормально делать не может.
Вот где реальность.
А не… в этом… в этом херовом мыльном пузыре с мужчиной, который проснется однажды и увидит всю мою дерьмовость.
И его тоже разбудил звонок. Сальный Джо — человек заметный, даже через трубку, так что не знаю, сколько Лори успел расслышать до того, как я выбрался из кровати и из комнаты. Надеюсь, что ничего. Блин, до жути не хочется, чтобы он и этому стал свидетелем.
— Что такое? — спрашивает он, когда я начинаю бегать в поисках одежды и спешно ее натягивать.
— Про работу забыл.
— Это твой менеджер звонил? Он всегда так с тобой разговаривает?
Пожимаю плечами в ответ. Стараюсь не смотреть на него.
Он ворочается в своем облаке египетского хлопка.
— Ты уверен, что достаточно пришел в себя? — С миллисекундной паузой перед «пришел в себя», словно сперва он перебрал несколько других слов. «Достаточно сильный», например. Или «умелый». — У тебя было так мало времени.
— Сколько есть. И уж кому-кому, а точно не тебе говорить со мной о том, что я хочу, а что имею.
Я так резко дергаю молнию на толстовке, что едва не заезжаю кулаком себе в лицо, и бегом спускаюсь вниз, чтобы найти обувь. Если честно, я почти рад уйти от Лори. Не хочу говорить обо всем этом, а чем добрее он ко мне, тем больше хочется зареветь.
Так что нет.
Когда я наконец добираюсь до «Сального Джо», весь в поту и безнадежно опоздавший, в кафешке стоит полный дурдом. Не знаю, кто работал на кухне, пока меня не было, но там… не вот сплошной срач, но все не так. За ней никто не следил, и кругом бардак — все беспорядочно распихано куда придется. И да, звучит как задротство, но систематизация на кухне очень важна. А тут словно кто-то взял мои штаны и надел их задом наперед. И что за хрен делал закупки? Бекона слишком много, яиц мало, а помидоров вообще нет. Грибы какие-то сморщенные и потемневшие и блин, блин, бли-ин.
И это только подсобные помещения. А в зале… Понятия не имею, что там происходит, потому что из официантов работает одна Руби, и она, конечно, очень милая, но курит много травки, и это заметно. За столиками сидят посетители, и перед кем-то из них стоит еда, но довольным никто не выглядит, а в дверях толпится кучка американских туристов, которые подленько так ржут, что отвратное обслуживание — неотъемлемая часть знакомства с настоящей Британией.
Да, знаю, это всего лишь кафешка, и всего лишь работа, и не моя вина, и мне не надо принимать так близко к сердцу, но все навалилось и накрыло с головой настолько внезапно, что я принимаю. Близко к сердцу, потому что если нет, то, выходит, просто просираю собственную жизнь. Кругом все слепит и оглушает, и куда ни посмотри — везде находятся проблемы, с которыми я не знаю, как справиться, и внезапно могу думать только о том, что дед умер, а я так хочу, чтобы он был еще жив. Но и с этим ничего не могу сделать.
Я вообще ни с чем ничего не могу сделать.
Руки настолько трясутся, что даже фартук толком не повязывается, и я стою посреди кухни, как оцепенелый лось, когда внутрь вваливается Джо и сообщает, что я — безголовая и безрукая жертва аборта, которая сейчас похерит нафиг его кафешку. И он орет и орет, громче и громче, словно ему недостаточно, что его слышат все посетители, а надо, чтобы и вся улица была в курсе. Да Лори в своей кровати в Кенсингтоне — и тот наверняка слышит. Весь, ёпт, мир слышит.
Джо заканчивает с: «Разберись, или вали, или я сам тебя вышвырну» — и отчаливает одной необъятной волной колышущегося жира и мышц, как испанский галеон на всех парусах.
Руби наблюдает за спектаклем, опершись локтями о раздатку.
— Да-а, он сегодня, эт, капитально распсиховался.
— Ага. — Я пытаюсь вести себя как будто… как будто все в порядке. Да и вообще, какая мне, на хрен, разница? Никакой. Надо только сготовить какую-нибудь жрачку для каких-то людей — и все. На одной из рабочих поверхностей телепаются клочки бумаги.
— Эй, а это что?
— Где?
— Вот! — тычу пальцем я.
— А, эт заказы, солнц.
Я лихорадочно их перебираю, словно потерпевший кораблекрушение моряк в поисках послания в бутылке.
— Какие из них первые? С каких столов?
— Ой, я уже забыла. Сорьки. — Она рассеянно пожевывает кончик пряди своих волос. И меня серьезно распирает от желания выдрать их у нее изо рта.
— Ладно, — говорю я, не узнавая собственного голоса. — Ничего. Только… посади тех американцев.
— Которых?
— Блин, Рубс, тех, что, ёпт, в дверях стоят.
Она ме-едленно разворачивается.
— Ой, да, лол.
— Слушай, давай, посади их за шестой.
— Шестой это где?
— Посади хоть куда-нибудь. Просто посади уже.
Она уплывает, и я остаюсь один на развалинах моей кухни. Пытаюсь сложить заказы в зависимости от того, как и откуда они прилетели, но это бесполезно. В итоге я просто начинаю с того, который могу прочитать, и пускаю его по держателю для счетов, словно таким образом хоть чуть-чуть контролирую происходящее.
Говорю себе: «Спокойно, все по порядку».
Да только для порядка скопилось слишком много всего, и оно прибывает быстрее, чем я успеваю с ним разделаться, а значит… Я точно не смогу взять ситуацию под контроль. Еще не начал, а уже все провалил.
И еще я странно себя чувствую — будто мне одновременно холодно и жарко, а дрожь все не проходит, что конкретно не дело, если тебе надо готовить еду. Вот только выбора у меня все равно нет.
«Все по порядку.
Английский завтрак. Так. Это я могу».
Мою руки, разогреваю гридль… и тут понимаю, что где-то половина нужной мне утвари грудой лежит под пятнадцатисантиметровым слоем уже остывшей воды в одной из раковин из нержавейки.
Вашу ма тьва шума тьва шума тьва шума ть.
Я пытаюсь что-то вымыть во время готовки, но получается, что только кое-как делаю и то, и то. А из раздатки приходит все больше заказов, а Руби не помнит, как пользоваться кофемашиной, и я роняю стопку тарелок, а времени убрать осколки нет, так что приходится просто ногой отгрести их под один из столов. А пока у меня голова болит об этом, подгорает яичница, что, вообще-то, еще надо постараться сделать, потому что, ну блин, Тоби, долбаная яичница же. И соскребая ее с гридля в сплошном потоке жира и угля, я вдруг начинаю рыдать и поливаю слезами чей-то завтрак, когда Стиви — один из наших постоянных посетителей — заглядывает ко мне и весь такой: «Вижу, ты уже на пределе, сынок» — и говорит, что придет завтра.
Знаю, он хочет как лучше. Хочет помочь.
Но я потерял клиента. Потерял, на хер, клиента.
И не могу перестать плакать.
В итоге я сбегаю в дальний угол кухни, заползаю под одну из рабочих поверхностей, где мы храним канистры промышленных размеров с майонезом, кетчупом и горчицей, и делаю себя как можно более мелким и незаметным. Таким, чтобы вообще исчезнуть, как в тот плохой год в школе, когда все узнали, что я гей.
Даже не знаю уже, можно ли считать то, что со мной происходит, плачем. Слезы есть, да, но в основном это что-то непонятное и шумное и по звуку больше похоже на икоту, и чем дальше, тем дольше оно длится, хотя мне уже больновато, потому что во рту и в горле пересохло и никак не получается нормально вдохнуть.
Я настолько растерялся и так застрял в этом бесконечном цикле задыхающегося рыдания-икания, что даже не слышу шагов. Даже не понимаю, что рядом кто-то есть, пока Лори не притягивает меня к себе в объятья, не зовет шепотом по имени и «милым» и не убирает нежно челку с заплаканных глаз.
_________________________________
1 Тоби вновь слегка переделывает строчку из стихотворения Джона Донна («К восходящему солнцу» в переводе С. Командровской), которая на самом деле звучит так: «Властитель для любимой я, она - моя надежная страна».
2 В английском языке для буйабеса сохраняется его оригинальное французское написание, которое выглядит как «bouillabaisse».

Продолжение следует
[/i]
Последнее редактирование: 8 мес. 2 нед. назад от Kira.
Поблагодарили: Viktoria, VikyLya, KuNe, Tais, Peoleo, дитя марта, SvetaGor, Aneex, Ameliee, ivanova у этого пользователя есть и 15 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 4 дн. назад - 10 мес. 4 дн. назад #43699 от Fuku
Fuku ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, обновлено 20.03.2017
Не смотря ни на что, Тоби умничка, как бы он себя не ругал, как бы не костерил. Наверное, самый правильный выход - закончить эту форсированную сцену в клубе не начав. Зрителям то что, главное поглазеть и перемыть косточки.
Неожиданными оказались помощь и понимание того самого Дома, который навязывал Лори отношения. И почему-то в конце помог собраться именно он, а не парочка Лориных друзей, таких прямо переживающих  :bee: Потерялись по дороге? )))

Напомните мне, пожалуйста, почему Тоби не пошел в колледж, а устроился в дурацкую кафешку?
Как же ему не хватает уверенности в себе, поддержки близких. Тяжело взрослеть самому без направляющей руки. Поэтому и скачет настроение от хорошего к печальному, и валится все из рук, и хочется чтобы пожалели как маленького.
И он не хочет, чтобы эту роль выполнял Лори, потому что тот не отец, а возлюбленный, с которым Тоби стремится к равным отношениям.
Но очень хорошо, что Лори сам приехал забрать своего мальчика, хоть тот и не хотел показывать свою печаль и свои слезы. Вот как чувствовал, наверное, что нужен.

Не хочу ничего загадывать, потому что не знаю, что предполагать.
Каждая глава как новое испытание. Только настроишься, как получаешь дополнительную эмоциональную нагрузку.

Огромнейшее спасибо за проду! Не ожидала если честно так быстро. И, хоть голова совсем не варит, все таки осилила эту не самую легкую часть истории.
Еще раз спасибо!!!!  :frower:  :frower:  :frower:
Последнее редактирование: 10 мес. 4 дн. назад от Fuku.
Поблагодарили: Coralli, Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 4 дн. назад #43700 от Зубастик
Зубастик ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, обновлено 20.03.2017
Я знала!!! Как переживала открыв страничку....
Тоби молодец, не подвел, всё правильно сделал.
Печально, что они с Лори, каждый для другого, хотят казаться сильнее, лучше. Быть достойным. В итоге это вываливается в такое вот запирание собственных чувств и страхов, переживаний и неизменно прорывает. Печально, что Тоби никто не объяснил, что быть печальным, что плакать это не слабость и это не стыдно. Что всегда быть сильным и на высоте не возможно.
Наверное Тоби не хочет быть слабее Роберта, который облажался и свалил.
Как же им обоим тяжело. Всё-таки путь к друг другу не лёгкий ни у кого, а тут еще такая колосальная разница в возрасте и опыте.
Хорошо, что кто-то позвонил Лори и что он приехал.

Fuku пишет: Напомните мне, пожалуйста, почему Тоби не пошел в колледж, а устроился в дурацкую кафешку?

если память мне не изменяет, он не знал куда хочет.


Спасибо за продолжение.

Главное не что ты делаешь, а что оно значит (С)
Поблагодарили: Coralli, Fuku, Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
10 мес. 4 дн. назад #43701 от KuNe
KuNe ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, обновлено 20.03.2017
Кира, Нюшик, спасибо за продолжение!  :flirty2:

я рада, что Тобичка всех послал и не стал использовать плетку  :drink:

а дальше больше. под конец главы аж самой захотелось плакать... печально все до ужаса и пипец просто насколько малыш наш не уверен в себе... одно радует, Лори приехал в кафе.


З.Ы. захотелось этой Руби вломить лопатой по голове... ну и Джо тоже  :butcher:

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 мес. 4 дн. назад #43703 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, обновлено 20.03.2017
Как все пронзительно трогательно, прямо до слез. Ну и, конечно, я очень рада за них обоих)))
Тоби не ударил в грязь лицом, так сказать. Наоборот, он оказался намного мудрее Лори, которому следовало сразу при виде Робрта взять своего мальчика за руку и тащить из этого вертепа прочь  :butcher: Действительно, из всего окружения только тот Дом повел себя достойно. А лучшие рузья засунули морды в песочек  :facepalm:
Да, еще мне кажется, что вся эта свистопляска в кафешке Тибику просто приснилась. На самом деле позвонить Лори было некому, и знать, где именно тот работает, он не знал. Вроде  :hmm: А сейчас ласково пытается разбудить Тобика и избавить от кошмара  :pai:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
10 мес. 4 дн. назад #43704 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл «Всерьез», 10.1/12, обновлено 20.03.2017
Fuku, куда друзья делись действительно непонятно. :glazki: Можно для успокоения думать, что они занимались разгоном толпы, хоть и все равно притянуто за уши, конечно. Впрочем, это не единственный авторский косяк этого отрывка, но второй не так важен для сюжета, да и начался раньше.
Про то, что Тоби не хочет, чтобы Лори выступал в качестве наставника - в точку. :clap: Об этом мы еще не раз почитаем.

Викуль, Зубастик, да, позвонить Лори действительно было некому (да и как, если у самого Тоби его номер только-только появился) - он сам пришел. Но он же знал название заведения, так что с интернетом найти можно.
У меня вся эта сцена и ее продолжение, которое будет в следующий раз - когда Лори впервые приходит сам, а не ждет Тоби - оказалась самой запомнившейся в книге после первого прочтения. :dreamy:

KuNe, Руби и правда бе-сит :topor: удивительно, как она вообще до сих пор не уволена. Видимо, с желающими пойти в официанты там полный швах.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Fuku

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 1.404 секунд