САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Алексис Холл «Всерьез»

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
16 Фев 2017 14:43 - 16 Фев 2017 17:44 #241 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 8.2/12 обновлено 13.02.2017
Хы-ы :crazy:
В этом плане еще веселую историю рассказывала небезызвестная вам К.Дж. Чарльз: к ней пришел свекор чинить рабочий комп, а тот намертво завис на открытом документе прямо посередине жаркой БДСМ-ной сцены. Между двумя мужчинами, естессно. :gyy: По ее словам, они усиленно делали вид, что ничего не случилось и пытались говорить на отвлеченные темы.
Поблагодарили: Tais, Fuku

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 Фев 2017 15:01 #242 от Зубастик
Зубастик ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 8.2/12 обновлено 13.02.2017
Вооот, этот тоже типа ниче не видел ниче не знаю, давайте поработаем  :lol:  :lol:  :lol:

Главное не что ты делаешь, а что оно значит (С)
Поблагодарили: Fuku

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Фев 2017 16:38 #243 от trandafir
trandafir ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 8.2/12 обновлено 13.02.2017
Как романтично! Старинные декорации, юный Тоби (хотя полное имя звучит как-то возвышенно и, очевидно, означает что-то не менее торжественное) и танец двух близких уже людей. Лори, бедняжка, был так долго обделен таким вниманием, что с трудом из своей скорлупы выбирается. А вот выберется совсем, Тоби возьмет и по закону жанра исчезнет из его жизни, что же с Лори будет? Не может же Тоби вечно жарить омлеты... Хотя быть юристом скукота страшная, тут трудно с ним не согласиться. Уж точно, что все условия задачки ведут не к счастливому концу. Спасибо за перевод. За прекрасный выбор текста и слов.
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
19 Фев 2017 17:18 #244 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 8.2/12 обновлено 13.02.2017
Trandafir, о, вот по одному пункту почти угадали, заходите сегодня ночью - посмотрим, как это преподнес автор. :drink:
И спасибо за теплые слова  :spasibo:
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • пастельныйхудожник
  • пастельныйхудожник аватар
  • Wanted!
  • Камертон ОС
  • Камертон ОС
  • солдат удачи
Больше
19 Фев 2017 23:18 - 19 Фев 2017 23:22 #245 от пастельныйхудожник
пастельныйхудожник ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 8.2/12 обновлено 13.02.2017
Только не говори что и правда исчезнет.  :facepalm:
Это будет неправильный пункт.

В этом мире все о сексе, кроме секса

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
20 Фев 2017 02:21 - 10 Июн 2017 13:21 #246 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Глава 8.2
Глава 9. Лори
Часть 1

Он не вернулся.
Сперва я подумал, что просто опаздывает, потом — что сам перепутал день недели, пока не осознал, что Тоби точно не будет. Я сказал себе, что это его право, что так, наверное, даже лучше. И с ума сходил.
Неужели я правда настолько плохо танцую?
Но он же признался, что любит меня. Такое не говорят человеку только затем, чтобы после… Господи. Только не опять. Только не опять, господи.
Прошла всего пара часов, но в доме внезапно оказалось полно пустых комнат, а я места себе не находил. Просто не мог больше здесь сидеть, но и уйти не решался на случай, если Тоби все же появится. Постоянно слышалась трель дверного звонка. Тоби ввалится через порог прямо мне в руки, как и всегда, и расскажет какую-то историю, ошибку, недоразумение, и мы над этим посмеемся, и я почувствую себя рассерженным дураком, но прощу его. Прощу, потому что я все был готов отдать, лишь бы почувствовать себя рассерженным дураком.
А не брошенным. И потерявшим все.
И опять-таки дураком за то, что позволил такому случиться. Что всю дорогу знал, что будет именно так или как-то очень похоже, а все равно полностью себя перед ним оголил. Это даже мазохизмом не назовешь. Просто неспособностью учиться на своих ошибках.
Тоби назвал бы надеждой.
Я все прокручивал в голове события прошлых выходных в маниакальном поиске намека на случившееся — хоть какого-то намека, который точно не мог не быть. Того момента, когда все пошло не так, а я и не заметил. Но ничего не находилось. Мы были счастливы. Разве нет? Гуляли по золотистым улицам, держась за руки. Если у кого-то и возникало желание смотреть на нас косо, то у меня не возникало желания по этому поводу переживать. А вот у Тоби, возможно?..
В воскресенье я позвонил Грейс. И хотя и не просил, она все равно пришла и разделила со мной мои бесплодные бдения. А значит, я не мог расплакаться. Она бы не осудила, но мне никогда не нравилось лить слезы у кого-то на глазах. По крайней мере, без оправдательного сексуального подтекста у мучений.
Я постарался объяснить, что произошло, но не смог, потому что и сам не понимал. Был только сам факт того, что Тоби так и не пришел.
Грейс могла бы припомнить мне всю ту дурь, что я вывалил на них за блинчиками, но не стала. Просто накрыла ладонью мою руку и спросила, точно ли он не брал трубку и какие сообщения я ему оставил.
Тогда пришлось признаться, что я до сих пор не спросил его номер.
Она удивленно моргнула.
— Ясно. Ладно, это не повод для паники. Тоби же молодой, он наверняка живет в сети. Загугли его.
— Разве это уже не чистой воды тайное преследование?
— Вся информация в свободном доступе, и тебе бы никогда не пришлось прибегать к слежке, если б с самого начала общался с ним по-людски.
По правде говоря, мне банально не пришло в голову спросить его телефон. Я уже настолько смирился с мыслью, что что-то в этом роде обязательно случится, что практически сам же и спровоцировал. И вот — случилось, и я был безутешен, и мог винить в произошедшем только себя самого.
— Даже если он и найдется в интернете, что мне тогда делать? Завести аккаунт на Фейсбуке, чтобы я мог его лайкать? Твиттерить ему?
— Твитить, милый ты мой, твитить. — Она включила мой ноутбук и открыла Хром. — Как, говоришь, его зовут?
Спустя пятнадцать минут тесного общения с Гуглом мы исчерпывающим образом установили, что Тоби в интернете не существовало, не считая случайных упоминаний, связанных с его матерью или школьной жизнью.
— Прости. — Грейс отложила ноутбук и свернулась на диване. — Я думала, что-нибудь получится.
— В любом случае, не представляю, что бы я сказал.
Она пожала плечами.
— Как насчет: «У тебя все нормально?» Вдруг что-то случилось.
Сто семьдесят… нет. Нет. Я мысленно закрыл тему статистики.
— Или он просто решил больше не приходить. Я же на самом деле ничего не сделал, чтобы его удержать, кроме как по-тихому влюбился, параллельно убеждая всех, и его самого в том числе, что это не любовь и любовью не будет.
— Ты… э… ты влюбился?
Я уронил голову в ладони. До нелепого мелодраматичный жест, но очень подходящий к до нелепого мелодраматичному утверждению:
— Не знаю. Я уже ничего не знаю. Возможно. Наверное. Я забыл, что чувствуешь, когда любишь, так как мне распознать, любовь ли это?
Она покачала головой — раздраженно и сочувственно, как может только старый друг.
— Ты слишком много думаешь…
— Знаю. Для меня мир больше всего понятен, когда я работаю или…
— Стоишь на коленях.
Какое-то время мы помолчали. Да, из меня сегодня вышел никудышный собеседник, но я эгоистично радовался, что был не один.
— Мне не нравится это неведение, — в конце концов пробормотал я. — Он что, проснулся утром в пятницу и просто так взял и разлюбил меня? С Робертом хотя бы было понятно.
— А вот я так толком и не разобралась, что тогда произошло. После всего, что случилось, по идее же уйти следовало тебе, а не ему.
— Я его простил, и это даже не обсуждалось. Он не смог простить себя, вот и все.
— Знаешь, я ведь живу в позорном страхе того же. — Она шумно вдохнула. — Что однажды непреднамеренно причиню партнеру боль по-настоящему.
— Всего-то пара трещин. Они зажили. — Я обнаружил, что держу запястье в защитном замке из пальцев. Мне не хватало прикосновений Тоби. — Я бы доверился ему вновь, если б он хоть раз позволил.
— Лори, но он же тебя уронил и довел до сабдропа1.
— И что? Его кошмарная тетка однажды заявила, что мои чувства противоестественны, прямо посреди большого семейного ужина. Он и тогда, можно сказать, спровоцировал сабдроп, отшутившись.
— Но это ведь все равно не одно и то же, — нахмурилась Грейс.
— Разве? Здесь просто вопрос любви и доверия. А боль и секс с извращениями — уже дело десятое. — Я набрал в грудь воздуха и позволил правде просочиться наружу: — Господи, мне его так не хватает.
— Роберта?
— Тоби. Да какого хрена, у меня были отношения всего-то с двумя людьми, неужели так сложно уследить, кто есть кто?
— Прости, — но сказала она это со смехом.
И вслед за ней рассмеялся и я, хоть и не без боли — с бессильным, режущим весельем, которому пришлось пробиваться сквозь слезы.
Грейс просидела со мной почти до полуночи, а затем ушла, и я вновь остался один. Без Роберта, что не имело значения, и без Тоби, что значило много.
На следующий день я был рад работе, поскольку та занимала все мысли, но отсутствие Тоби оказалось на удивление сложно выкинуть из головы, и ушло на это куда больше сил, чем я ожидал. Возможно, мне требовался выходной — себяжалельный выходной. Это ж надо было до такого докатиться. Но я не помнил, когда в последний раз брал отпуск, и чувствовал усталость, печаль и ничем не заслуженную злость на Тоби за то, что он со мной сделал. Я сказал себе, что уже смирился со своими компромиссами, но он же пообещал мне все, разбрасывался любовью, словно «Скиттлс», и я ему поверил. А потом он меня довел до сабдропа, прямо как Роберт. И, как и Роберт, сбежал.
С моей стороны было нечестно проводить сравнения, нечестно чувствовать такую боль и пустоту, но все равно. Все равно.
Я не мог не представлять в мыслях сирену, шипение дверей и топот шагов, и тело — слишком знакомое тело — стремительно проезжающее мимо меня на каталке в сторону операционной. Смешно, конечно. Вряд ли произошло что-то настолько драматичное, а даже если и так, где гарантия, что оно случится в моей больнице и в мою смену?
Я просто никогда не узнаю, куда уведет Тоби жизнь. Уже увела.
Я чувствовал себя настолько несчастно, что начал волноваться за качество собственной работы, чего допускать было никак нельзя, так что пришлось взять двухнедельный отпуск. Один из моих коллег даже сказал: «Тебе не помешает». Не знаю, чем бы я занял время. Уехать куда-то? Без Тоби казалось, что поездка принесет только боль и никакой пользы. Но нужно было что-то сделать.
Как-то это пережить.
Но ведь после Роберта мне пришлось еще хуже, да? Самое странное, что ту боль я совершенно не помнил.

Вечером в пятницу — спустя двенадцать дней с последней встречи с Тоби — не то чтобы я… да что там, считал, еще как считал — я вернулся домой и обнаружил его, сидящего у меня на пороге в черном костюме. И всю злость, весь страх, всю тоску тут же смыло в один миг, оставив мне идеальный холод. Безопасное равнодушие.
Я молча окинул его взглядом.
— Здравствуй.
— Привет. — Он не поднял голову.
— Не думал, что когда-нибудь еще раз тебя увижу. — Я даже почувствовал удовольствие, мрачное удовольствие от собственного спокойного тона.
— Почему? От того, что я раз в жизни не пришел? Не слишком ли болезненно реагируешь?
— А что я, по-твоему, должен подумать?
Повисла долгая пауза. Странный момент. Он же сидел прямо здесь, у меня на пороге, а выглядел таким далеким, угрюмым и молодым, мало напоминающим человека, способного причинить столько боли. Может, я слегка повредился рассудком, так вкладываясь в то, что, как мне казалось, между нами было. Отношения? С подростком?
— Мой дед умер, — сказал он.
Вашу ж мать. И самое ужасное, что моей первой, инстинктивной реакцией стала мимолетная вспышка обиды, словно Тоби каким-то образом все подстроил, чтобы заставить меня среагировать на его отсутствие, а затем лишить мои ответные чувства — мою тревогу, досаду, ощущение предательства — права на существование. Словно он намеренно сделал все, чтобы выставить меня в идиотском свете. Что совсем не так, конечно же не так. Просто его боль не оставила места для моей, и он даже не подумал, что надо дать мне знать.
— Похороны прошли сегодня, — продолжал он. — Дед не успел на подснежники. Он ведь должен был посмотреть на них со мной. Мы всегда ходим. Каждый год.
— Мне очень жаль. — Я постарался отложить сейчас в сторону все, кроме заботы о нем. — Зайдешь?
— Не знаю, — пожал он плечами. — Мне так хотелось тебя увидеть. Весь день об этом думал, а теперь странно как-то.
— Я тоже по тебе скучал. — Эти слова казались менее опасными. Пусть и совершенно не подходили для описания того раздрая, в котором он меня оставил, но и неправдой их тоже не назовешь. Я нагнулся и неловко пожал его плечо, но он отшатнулся. — Тоби?
— Я по тебе не скучал. Мне хотелось, чтобы ты был рядом. — Он наконец-то поднял на меня глаза, вокруг которых залегли, словно синяки, темные тени. На чересчур бледном лице повыскакивали прыщи, расцветив челюсть, лоб и скулы красно-белыми звездочками. — Разве не понимаешь, Лори? Я хотел, чтобы ты был рядом, но вместо этого опять сижу у тебя на пороге и жду, когда меня впустят в тот уголок твоей жизни, где мне разрешено находиться.
Здравый смысл подсказывал, что в нем сейчас говорила скорбь, но откровенная несправедливость этих слов грохнула кувалдой по всем моим благим намерениям.
— Да какого хрена, — сорвался я, — я бы пришел, если б ты потрудился сообщить или спросить. — И тут же спохватился и зажал себе рот ладонью. Ведь собирался же сказать совсем другое.
— А, ну да, конечно. — Тоби обхватил руками колени, сжавшись в невообразимый комок. — И как же, ёпт, я должен был сообщить? Подставиться под пулю в надежде, что именно ты прилетишь на вертолете?
У меня просто кровь застыла в жилах. Мой самый худший кошмар, вот так брошеный в лицо скорбящим ребенком: приехать на место страшных разрушений и обнаружить не проблему, которую нужно решить, а тело любимого человека.
— Тоби, не вздумай даже шутить…
— Я не шучу. У меня реально нет ни одного способа с тобой связаться. У тебя ни разу не дошли руки поделиться хоть какими-то контактами. Потому что мы всегда встречаемся на твоих условиях. У нас все всегда на твоих условиях.
Боже мой. Я заслужил каждое слово. Он остался совсем один в горе, когда я мог бы — должен был — быть рядом, и вина за это лежала целиком на мне. Целую неделю метался от того, что не знаю его номер телефона, и мне даже в голову не пришло, что у него нет моего.
— Ради бога, про…
— Если начнешь извиняться, я заору. — Он взглянул на меня сверкающими от непролитых слез и затянутыми тенями глазами. — Мой дед умер, Лори. Человек, которого я любил больше всех в мире. А я все похороны думал о тебе. Как больной.
Если ему не нужны были мои сожаления, может, он примет хотя бы сочувствие?
— Не больной. Похороны… есть похороны. Скорбь есть скорбь. Здесь не существует никаких правил о том, что ты должен чувствовать или о чем думать.
— Да иди ты на хер, не в этом дело.
— Знаю. — И я, можно сказать, был даже в каком-то смысле рад принять на себя удар его злости и не пошатнуться. Что-то для него таким образом сделать. — Дело в том, что я не поддержал тебя.
Он все сплетал и расплетал пальцы.
— Ну, хоть это понимаешь. Но почему всегда я?
— Что почему? — Теперь казалось неправильным нависать над ним, поэтому я присел на корточки и сцепил руки.
— Почему я всегда должен обо всем просить? Почему ты никогда просто не… даешь… и не предлагаешь?
— Прости, что не был тогда с тобой рядом, но я же не телепат. И не знал.
— Да, но ты никогда и не спрашиваешь. А знаешь, как охеренно трудно всегда быть тем, кто просит? Почему это мне вечно приходится выкатывать тут свое сердце, как, блин, стеклянный шарик? — Его голос стал громче и надломился. — Твою мать, как я должен понять? Откуда?
— Что понять? Что я буду рядом? — Я постарался говорить спокойно, но в его неуверенности крылось что-то неожиданное и так же неожиданно больно ранящее. — Тоби, милый, да разве можно сомневаться?
И снова этот холодный, пронзительный взгляд.
— А ты никогда не давал повода поверить.
Его слова вонзились в меня осколками стекла.
— Так… так нечестно.
— Ну, так и ты тоже нечестен.
Я понятия не имел, как ответить. Все сказанное было правдой: я вел себя нечестно. А извинения здесь выглядели настолько неуместно, что казались оскорбительными.
Я не знал, сколько он проторчал на улице, поэтому встал, снял пальто и накинул его Тоби на плечи. Он никак не среагировал, но хотя бы не скинул. Затем я примостился на ступеньку рядом с ним, и так мы просидели довольно долгое время, каждый запертый в своем молчании. От него неуловимо пахло тем одеколоном, что я купил, нотами специй и слезами, и мне до боли хотелось опять оказаться в Оксфорде, где на какой-то момент представилось, что мы могли бы любить друг друга. Где влюбленность казалась самой легкой, самой простой вещью в мире.
Но он прав. Просить тяжело.
Невероятно тяжело. И я о стольком должен был узнать у него, столько попросить и столько дать, вместо того чтобы притворяться и повторять себе, будто мне этого не нужно. Я не дал ему свободы. Не совладал даже с собственными ожиданиями. Все, что я сделал — это полностью повесил груз любви и доверия на Тоби, довел до того, что не оставил ему ни единой возможности попросить о такой элементарной вещи, как мое присутствие в его жизни. Приговорил нас обоих к почти целой неделе ада.
Не исключено, что сейчас уже слишком поздно начинать наводить мосты. Но самое меньшее, что я мог сделать — наконец-то, спустя столько-то времени — это попытаться. Спросить.
— Тоби?
— Что?
— Знаю, мне следовало сделать это еще несколько недель назад, но я должен кое-что у тебя спросить и кое-что тебе дать.
— Слушай, вот не надо мне твоей похоронной жалости.
— Это не жалость. — Я придавил собственное нетерпение. Как и злость, и боль, оно было лишь одной из форм эмоционального переключения — одним из способов почувствовать себя не до такой степени на нервах, не настолько восприимчивым, не таким, вашу мать, виноватым. — Когда ты не пришел на той неделе, и у меня не нашлось ни одного способа с тобой связаться, я был… я был…
— Ты был что? — Такой скептический тон. И снова моя вина.
— Убит горем. Безутешен. С разбитым сердцем. Понимаешь, я себе давно говорил, что у тебя есть право в любой момент от меня уйти. Так вот, нет у тебя такого права. — Он резко развернулся лицом ко мне, и я машинально убрал челку с его глаз. — То есть право, конечно, есть, я еще не чокнулся. Но тогда сперва ты должен порвать со мной.
— Знаешь, — сказал он тихо, — звучит так, будто ты хочешь быть моим парнем.
— Хочу. Хотя спросить собирался о другом.
Его губы изогнулись в легчайшей из улыбок.
— Я все равно это засчитаю.
И я улыбнулся в ответ так же нерешительно.
— Договорились.
После чего мы опять замолчали, пока я сражался со своей невероятно банальной, но абсолютно необходимой просьбой. Это ведь должно быть так просто, но почему-то не было. Я же без всякого стыда вымаливал у него самые разнообразные издевательства и самое разнообразное снисхождение, но вся моя уязвимость сексуального толка, которую я демонстрировал перед ним, не шла ни в какое сравнение с посиделками на крыльце вместе с Тоби и с признанием того, что мне хотелось – что мне требовалось – получить от него.
Он подтолкнул меня плечом.
— Что ты хотел, Лори?
Я набрал в грудь воздуха.
— Твой номер телефона?
— Не вопрос. И пришли мне смс-ку, чтоб у меня твой тоже был. — Он каким-то образом умудрился произнести это как самую нормальную вещь. Словно мы и не припозднились на несколько месяцев.
Я вытащил телефон из кармана и добавил Тоби в список контактов. Послал ему свою визитку.
А затем достал связку ключей от дома и снял с нее тот, что раньше принадлежал Роберту. Когда он наконец-то съехал, я повесил сюда его ключ, чтобы не потерять, а убрать потом руки так и не дошли. Сперва виной всему оказалась сентиментальность — хотя бы здесь мы все еще были вместе, два ключа, прижатые друг к другу на кольце брелка — а потом апатия. Я протянул ключ Тоби.
— Вот что я хотел тебе дать. — У него округлились глаза.
— Господи, Лори.
— Больше никаких порогов, ладно? Приходи, когда хочешь, дома я или нет.
— Серьезно?
Я кивнул.
— И с этим я тоже опоздал на несколько недель.
Он приподнял бедра, выудил из кармана свои ключи и добавил к ним мой, где тот растворился среди других кусочков жизни Тоби.
— И что я получу, когда умрет другой член моей семьи?
— Попрошу тебя стать моим мужем.
— Не смешно, Лори. — Оно и не было, и было, как иногда происходит только с ужасными событиями. Тоби вытянулся и поцеловал меня, целомудренно и немного грустно. — Спасибо.
— Теперь зайдешь?
— Да.
Я оставил его на диване, где он в чем-то смотрелся словно посторонний человек в своем траурном костюме, и принес чай и горячий тост с маслом, потому что не знал, что еще я могу для него сделать.
По части скорби Тоби оказался куда умудренней жизнью, чем я. Самому мне еще ни разу не пришлось терять действительно любимых людей. Мои родители не были близки со своими родителями, поэтому все смерти бабушек и дедушек для меня прошли как довольно абстрактные события. И хотя, конечно, уход отца и матери я буду однажды оплакивать, наши с ними отношения всегда строились на формальностях и привычках, любви через моральный долг и полном взаимном непонимании.
Странно, как некоторые поколения кажутся невозможно от тебя далекими, а другие — совсем нет. Я оправдал ожидания родителей по стольким пунктам, но тем не менее нашелся один, где не смог, и никогда не смог бы. Они ни разу меня не укорили. И где-то, наверное, было бы проще, выскажи они хоть какие-то упреки, потому что тогда у меня бы появилась причина их недолюбливать.
Внезапно вспомнился один из моих дней рождения — двадцать второй? двадцать третий? — когда я сломался, не выдержав молчания: «Почему вы никогда о нем не спрашиваете?»
На секунду мать как будто смутилась, и не из-за вопроса, а потому что я повысил голос.
— Я не знала, что тебе этого хочется, — был ее ответ. И после этого в конце каждого телефонного разговора она неизменно добавляла: — А как Роберт?
На что я всегда мог сказать лишь:
— Хорошо.
И главная ирония и вселенская жестокость состояла в том, что по всем статьям Роберт проходил как идеальный — привлекательный, образованный, воспитанный, амбициозный, располагающий к себе — если б не тот факт, что он был мужчиной. Все прелести цивилизованности, достатка и завидной партии ничего не значили. Потому что он никогда не смог бы дать мне детей. И, когда мы были вместе, не мог на мне жениться.
Что подумают родители, если я однажды представлю им Тоби?
И как же это унизительно — так отвратительно, столько малодушия — дожить до тридцати семи лет и до сих пор бояться разочаровать их.
Я сидел на полу, привалившись головой к колену Тоби, пока он вяло жевал тост и пил чай. Я не знал, что сказать, как утешить. Знал только, что ему больно, и облегчить эту боль было не в моих силах.
Конечно, в больнице тоже хватало боли и потери, но там я служил всего лишь проводником. Здесь же совсем другое дело. Здесь для меня не нашлось роли, за которой можно спрятаться. Здесь существовали только нагота и бессилие любви.
— А знаешь, в чем самый стрем? — Он отложил в сторону почти нетронутую тарелку, но чай оставил, вцепившись в кружку так сильно, что на ладонях проступили пятна розового и белого.
— Скажи.
— Деда никто не любил, кроме меня. Он вообще был довольно ужасным человеком.
Не знаю, как это и понимать, но, возможно, для Тоби было легче перебирать плохие воспоминания, а не хорошие.
— Это не слишком похоже на то, что ты рассказывал.
— Не, со мной он был хорошим, но его дочь, в смысле моя бабушка, прадеда ненавидит — то есть ненавидела — потому что он очень строго обращался с ней в детстве. Бил и все такое. Не специально чтобы поиздеваться, нет, просто его самого таким вырастили.
— А тебя он… — Я не знал, как закончить этот вопрос и что делать с ответом.
— Нет, ты что. Никогда. Меня — нет.
По телу прокатилось облегчение, и я почувствовал себя лицемером. Как сильно я реагировал при мысли о том, что другие люди могли ранить Тоби, и как заметно слабее, когда это было моих рук дело.
Он невидяще разглядывал чай.
— Бабушка очень рано вышла замуж, только чтобы сбежать от него, и потом не подпускала его к маме, когда та родилась. Но когда она — мама, в смысле — забеременела, и ее выгнали из дома, дед вдруг оказался тут как тут. Ей помогал, со мной возился. Он надевал такую… переноску, которую цепляешь к груди, и везде меня таскал, как обезьянку.
Я вытянул руку и отлепил пальцы Тоби от кружки. Он не возражал, когда я забрал ее и отставил в сторону, просто схватился вместо этого за мою ладонь.
— Люди меняются. В этом нет ничего плохого или странного.
— Ну да, наверное. Ему сделали операцию где-то в шестидесятых или семидесятых. Его ранило под Дюнкерком, и шрапнель попала в сердце, так что тогда один доктор специально приехал аж из Штатов, чтобы ее вытащить. Часов девять заняло где-то, а у деда остался такой огромный шрамище через всю спину и грудь. Все думали, что он умрет. Мама считает, что его именно это и изменило.
— Разве важно, что?
Пару секунд он молчал, а затем пожал плечами:
— Нет, наверное. Сейчас уж точно.
Я и не представлял, что видеть Тоби в этом состоянии — таким неуверенным и печальным — окажется настолько трудно, но он все равно оставался моим мальчиком, моим Тоби, все равно был полон света. Его фигура так и представлялась на каком-нибудь кладбище — черное пятнышко под серым небом. И в тот момент мне следовало стоять рядом. Он не должен был оплакивать прадеда в одиночестве. Я ненавидел себя за то, как его подвел.
— Плохое обращение с другими не меняет того факта, что тебя он любил.
— Нет, я знаю. Просто… — пальцы Тоби сжали мои — …как-то одиноко получается.
Я сглотнул, и вина, стыд, боль и любовь переплелись внутри, словно мочалка из проволоки, до такой степени, что даже не знал, как все это вынести или удержать в себе.
— То есть обычно, — продолжал тем временем Тоби, — любовь, утрата и вся остальная херь распределяются на всех, но сейчас, кроме меня, никого нет. Дед всю мою жизнь был рядом, всегда поддерживал. И как, блин, мне сделать, чтобы это значило достаточно?
Я прижался к ноге Тоби, удачно спрятав лицо в сгибе его колена, и постарался дать ему какой-то ответ.
— Ты скорбишь, и помнишь, и живешь.
Кажется, голос меня выдал, потому что его свободная рука зарылась мне в волосы и чуть потянула на себя, словно он хотел, чтоб я на него посмотрел.
— Лори, ты что, плачешь?
Вашу мать. Плакал. Ужасными липкими слезами, которые жгли глаза.
— Не знаю, что со мной такое.
— Ты правда из-за меня плачешь?
Выходит, что так. Словно таким образом можно как-то уменьшить его боль. Еще один легкий рывок заставил меня поднять голову и посмотреть на него, несмотря на стыд и мокрые глаза, беспомощно страдая из-за его несчастья.
— Господи. — Он провел большим пальцем под моими ресницами, вытирая влагу. — Ну ты даешь.
— Знаю, что мои извинения тут ничего не изменят, — пробормотал я, — но прости, что в тот момент не был с тобой, прости, что не поддержал, прости, что не помог, хотя тебе было тяжело и наверняка еще какое-то время будет тяжело, прости. Я бы хотел все это как-то облегчить, но знаю, что не могу. — Я сделал глубокий и рваный вдох со всхлипом. — И прости меня, пожалуйста, что реву тут как дурак, потому что я ни хера не понимаю, как так получилось.
— Ничего. — Он скатился с дивана мне на колени и поцеловал прямо сквозь поток беспомощных слов и соли. — Мне… приятно. Оно помогает. Вообще, все как-то наплывами происходит, знаешь. Иногда настолько совсем ничего не чувствую, как будто забыл, что он умер, или, может, это я умер, или что-то вроде. — Он свернулся в моих руках, и я прижал его так крепко и надежно, как только получалось. — Так что поплачь за меня, ладно? Раз сам я сейчас не могу.
И я плакал какое-то время, все еще сжимая Тоби в объятиях, пока он рассказывал мне истории о своем дедушке — мужчине, который воевал, совершал ужасные ошибки и так поздно научился любить.
Потом я отнес Тоби наверх, раздел и уложил в кровать. Сперва мы просто лежали, обнявшись, но потом переплелись более целенаправленно, более нетерпеливо, находили друг друга поцелуями и прикосновениями, редкими словами и еще несколькими слезинками. Тоби брал меня и делал своим, и для этого ему не требовалось ничего, кроме собственного тела.
__________________________________
1 «Дропом», в частности «сабдропом» называют схожее с депрессией болезненное состояние, иногда возникающее после БДСМ-сессии, которое характеризуется самыми разными симптомами, от упадка сил и тревоги до физической боли и суицидальных мыслей.

Продолжение следует
Поблагодарили: Viktoria, VikyLya, KuNe, ЛеляV, Mari Michelle, Tais, Peoleo, SvetaGor, Virsavia, Aneex, Анхэна, allina99, turinap, anakondra, Helen-22, пастельныйхудожник, Zazely, Fuku, Sola, JCB, trandafir, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 Фев 2017 04:22 #247 от Зубастик
Зубастик ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Я знала, знала, знала, что Тоби не может поступить плохо.
Кучу ужасного в голове перебрала, а всё оказалось еще хуже....
Я так надеялась, что Тоби представит Лори деду.

Спасибо за работу команда!!!

Главное не что ты делаешь, а что оно значит (С)
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
20 Фев 2017 09:09 #248 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Увы, получается, узнали они друг друга только заочно...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 Фев 2017 11:56 - 20 Фев 2017 11:58 #249 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Когда Тоби не появился в назначенный день Лори повел себя... как экзальтированная девица!
Ну с чего было сразу начинать жалеть себя, будто его действительно кинули. Мне сразу пришло в голову, что, наверное. дед умер. А Лори кинулся уезжать куда-то развеяться - это малодушно, какие угрызения совести он потом бы не испытывал. И связаться с Тоби он вполне мог при желании. Позвонить, к примеру, маме-художнице - уж ее-то телефон точно где-то да нашелся бы  :bla:
Хотя мне их обоих очень жалко - даже всплакнула  :yh:

Кира, Нюшик, спасибо)

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
20 Фев 2017 14:19 #250 от KuNe
KuNe ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Кира, Нюшик, спасибо за проду!  :drink:

блин, жаль, что прадед с Лори не познакомился лично. и так и знала, что Тоби не пришел именно по причине смерти. но какой же мальчиш сильный и смелый. несмотря на все, он приходит к Лори, хотя подтверждения чувст не слышно от старшого. зато такая встряска для Лори, хоть признался в чувствах к Тобичке...  :yh:

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
20 Фев 2017 16:03 - 20 Фев 2017 20:08 #251 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Ну, Лори вообще знатный саботажник. Он вон и был уверен, что у Тоби есть его номер. И что Тоби его бросит, опять же. А значит, если не пришел и не позвонил, то точно бросил. Мы еще не со всеми его тараканами поработали. :)

Вот в то, что они до сих пор не обменялись телефонами, мне верится труднее всего в этой книге. Вроде только уговорю себя каким-то убедительными аргументами, и опять начинается: что, неужели и для связи перед поездкой? И по дороге из Оксфорда тоже нет? :hm:
Поблагодарили: KuNe, allina99

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 Фев 2017 18:06 #252 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Как раз в это я верю. Так бывает, когда не хочешь "связывать" человека. Телефоны, визитки, личная информация - это уже создание каких-то обязательств. А они оба желали сохранить видимость отсутствия отношений в общепринятом смысле. Это тоже признак страха потерять то, что имеешь.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
20 Фев 2017 19:52 #253 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Огромное спасибо за новую часть  :lublu:

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин
Поблагодарили: Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kira
  • Kira аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
20 Фев 2017 20:06 - 20 Фев 2017 20:18 #254 от Kira
Kira ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Алина, :pocelui:

Викуль, вот я почти до конца седьмой главы бы и сама так же посчитала, но отправляться в другой город, пусть и близкий, без связи - это как-то нервирует. Даже если в Оксфорд ходит много поездов, и им не надо попасть на вокзал к конкретному времени, то все равно мало ли. И главное, что это настолько благовидный повод обменяться хотя бы телефонами, что мне сложно поверить, что Тоби им не воспользовался. Номер-то вроде как нужен для дела, и тут можно не бояться слишком сильно надавить на человека, чего как раз, скорее всего, и опасается Тоби. А отношениям в открытую он был бы только рад, как мне видится. И тогда из очевидных предположений остается, что он не стал спрашивать из принципа, а на принцип идти Тоби вообще не склонен, как мы уже видели в его размышлениях после первого секса без презерватива.
В общем, тут у меня как бы мозг уверяет в рациональности аргументов, а душа все равно возражает: "Не верю".
Поблагодарили: VikyLya, KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
20 Фев 2017 20:35 #255 от KuNe
KuNe ответил в теме Re: Алексис Холл "Всерьез" 9.1/12 обновлено 20.02.2017
Кира, ну это было бы "не верю" более реально, если бы они перед поездкой в Оксорд встречались бы на вокзале. а так то Тоби приехал к Лори, и уже от туда они вместе уехали... да и в Оксфорде повсюду были вместе. я думаю, что Тоби больше ждал следующего шага от Лори. свой то он уже сделал. постоянно говорил, что любит. и понятное дело, что он ждал хоть чего-нибудь от Лори в ответ.

ИМХО )))

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.