САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Майкл Барнетт "В горах"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:07 - 05 Окт 2013 19:14 #1 от denils
denils создал эту тему: Майкл Барнетт "В горах"
Название: В горах
Автор: Майкл Барнетт
Перевод: CrazyJill
Бета: Калле, с 8й главы Zhongler
Обложка:
Рейтинг: NC-17
Размер: 13 глав
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.

Аннотация

Брэдфорд Тёрн, писатель фантаст, снимает домик для отдыха на ранчо в Скалистых горах, планируя поработать над книгой и скрыться от любовника-тирана, с которым только что порвал отношения. Хозяин ранчо, Шилинн МакНамара, с виду простой красавец-ковбой, но у него есть свои секреты. Как сложатся их отношения, учитывая, что вскоре после приезда Брэдфорда на ранчо, кто-то начинает преследовать писателя.

Скачать одним файлом
Поблагодарили: пастельныйхудожник, starga, Retinox, Амри, Ingirieni, АЛИСА, BlackTiger, Maxy, Mariya93, Gnomik, always_in_black

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:18 #2 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 1
[/b]

Снег покрывал острые пики Скалистых гор, остро очерченные линии хребта возносились прямо в ярко-синее небо. Дорога вилась по ущельям, миля за милей стелилась под колеса арендованной машины.
Вид впечатлял, и водитель – Брэдфорд Тёрн, также известный как Брэдли Торнтон, автор научной фантастики – вертел головой по сторонам, поднимаясь все выше в горы. Он высматривал поворот на дорогу, ведущую к ранчо, но пока мужчине не удалось его заметить.
Он бросил взгляд на часы. Уже должно быть недалеко. Он сказал, около часа езды от Болдера по тридцать шестому шоссе.
Он провел рукой по непослушной гриве каштановых волос и вздохнул: не терпелось начать каникулы.
Мне нужен отдых. Я уехал из города и, хоть все равно планирую поработать здесь, это будет приятной сменой обстановки. Боже, эти горы – просто захватывающее зрелище, без преувеличения.
Он оторвался от разглядывания окружающих красот и усмехнулся, заметив большой белый щит на обочине пыльной дороги. Надпись на щите гласила:
ГОРНОЕ РАНЧО
ПЯТНИСТЫЕ ЛОШАДИ
АРЕНДА ПЛЕМЕННЫХ ЖЕРЕБЦОВ
КОБЫЛЫ И ЖЕРЕБЯТА НА ПРОДАЖУ
Внизу был номер телефона, уже знакомый писателю, так как именно эти цифры он набирал, чтобы заказать домик, в котором собирался провести следующий месяц. Он сбавил скорость, включил поворотник и осторожно свернул там, где заканчивался припорошенный пылью асфальт и начиналась щебенка. Все рытвины проселочной дороги чувствовались даже на небольшой скорости. Он взглянул на сумку с ноутбуком, надеясь, что там ничего не разобьется.
Только сломанного компьютера в этой глуши мне не хватало.
Он снизил скорость еще больше, переезжая канаву, машина несколько раз подпрыгнула и качнулась, преодолевая препятствие.
У них тут, должно быть, ливни идут.
Он любил дождь, и одна мысль о воде падающей с небес в этих прекрасных краях, о молнии, сверкающей между гор, заставила его поежиться в предвкушении.
Это будет здорово! У меня целых четыре недели, за которые я заплатил меньше, чем за те две, в прошлый отпуск . Который был сплошным разочарованием. Он тогда написал совсем мало, да еще и отравился в буфете круизного лайнера. Он провел четыре дня в лазарете корабля, страдая вместе с еще двенадцатью пассажирами.
В этот раз должно быть намного лучше. Я просто уверен.
И самое прекрасное, Виктор понятия не имеет, куда я уехал.
Виктор Августин, его бывший любовник. Он не хотел думать о Викторе. Конечно, поначалу все было замечательно. Но через месяц после начала отношений Виктор стал настоящим диктатором, а через шесть диктатура превратилась в тиранию, плавно переходящую в жестокое обращение.
К черту трагедии.
Стресса от общения с агентом, издателем и периодических появлений на конвентах ему вполне хватало. Проблемы с личной жизнью требовались в последнюю очередь.
Машина обогнула густую группу деревьев, и впереди показалось ранчо. За белой оградой паслись лошади, все в крупных черных, коричневых, золотых и белых пятнах, хотя в середину затесалось несколько чубарых особей. Сам дом был большой – конечно в стиле вестернов – с огромным окном на переднем фасаде. Несколько грузовичков и машин для перевозки лошадей выстроились на широкой подъездной аллее.
Он затормозил у голубого с пятнами ржавчины пикапа, где-то лишившегося задней дверцы.
Мохнатая коричневая дворняга подбежала к машине, размахивая хвостом и заливаясь лаем. Неуверенный в степени дружелюбности пса, Брэд остался сидеть в машине, ожидая, пока кто-нибудь не выйдет из дома.
Ждать пришлось недолго. Мужчина, появившийся из-за дома, был поджарый и долговязый, одетый в грязные, вылинявшие от работы и старости джинсы и футболку с логотипом какого-то конного соревнования. Родео или, может быть, скачек, он не разобрал, так как от всей картинки осталась только лошадь. Ткань плотно обтягивала широкие плечи и сильную грудь, плавно переходящую в плоский живот с накачанными мышцами, проступающими под узковатой футболкой. Рукава были оторваны, что позволяло разглядеть четкие бицепсы и трицепсы и глубокий загар, который можно приобрести, только работая на воздухе. Ковбойские шляпа и сапоги дополняли картину. Мужчина двигался с уверенностью человека, знающего свое место в мире и получающего удовольствия от своего образа жизни. Отзвук желания прокатился по телу Брэдфорда, пока он наблюдал приближение ковбоя.
Весьма привлекательный мужчина, отметил он про себя, наблюдая, как пес, от чьего лая уже раскалывалась голова, метнулся от машины к ковбою. Пес, тем временем, начал восторженно прыгать, виляя хвостом с такой скоростью, что его очертания просто размывались. Было такое поведение обусловлено появлением ковбоя или незнакомой машины, Брэдфорд не знал.
Парень подошел к дверце со стороны водителя и наклонился, заглядывая в окно. Вокруг его глаз были мелкие морщинки, которые обычно образуются у тех, кто щурится на солнце. Оттенок светло-янтарных глаз напомнил Брэду кольцо, которое когда-то носила его мать, или, может быть, хорошее пиво. Да, пиво, и перекусить не помешало бы. Стоило бы остановиться у какой-нибудь закусочной, из тех, что я проезжал. Теперь уже поздно.
Ковбой улыбнулся ему, отчего морщинки вокруг глаз стали заметнее.
Черт, ему идет. Он обнаружил, что пялится на улыбающийся рот мужчины, раздумывая, на что был бы похож поцелуй с ним. Эй, ты не так давно расстался с Виктором, так что не то чтобы ты давно не кувыркался ни с кем в постели. Расслабься. Кроме того, он, скорее всего даже не бисексуал, не говоря уж о гее. Эти суровые ковбои обычно традиционны до мозга костей. Хоть и жаль. Я бы не отказался поваляться с ним на сеновале, причем буквально.
Он потянулся к кнопке, чтобы опустить стекло, но улыбающийся ковбой не дал ему этого сделать, открыв дверцу. Брэд вышел из машины.
- Эй, я так понимаю, ты тот парень, что снял домик для отдыха? – ковбой протянул руку. – Я Шилинн МакНамара. Для друзей – Линн.
Он махнул рукой в сторону пса, с высунутым языком и виляющим хвостом, стоявшего у машины:
- Это Попрошайка, мы его так прозвали из-за того, как он себя ведет, когда тут гости.
- Я Брэдфорд Тёрн. Хотя все в итоге сокращают до Брэда, - ответил он, пожимая предложенную руку. Хватка у мужчины оказалась крепкой, но не настолько, чтобы причинить боль. Теплота его кожи и непринужденная улыбка помогли Брэду расслабиться. Похоже, для МакНамары не было чужих людей, все становились его друзьями в момент встречи. По крайней мере, именно такое впечатление он произвел на Брэда.
Хозяин ранчо удерживал его руку немного дольше необходимого, а его янтарный взгляд прошелся по Брэду от головы до кончиков пальцев на ногах. Он меня что… оценивает? Улыбка мужчины переросла в широкую ухмылку:
- После того, как ты представился писателем, я ожидал толстого старикана, - заметил МакНамара. – Вовсе не парня чуть за тридцать, который выглядит так, будто зарабатывает на жизнь, вкалывая.
Брэд фыркнул:
- Все так думают, - он рано понял, что умственный труд приводит к постоянному перекусыванию, и он должен был либо фанатично ограничивать себя в еде, либо ежедневно заниматься на тренажерах. В противном случае, он бы заработал себе писательский животик от избытка бутербродов и недостатка движения. Если он делал упражнения, то мог позволить себе пожевать что-нибудь в полдник. – Поверь мне, сочинительство – это тяжелая работа. Когда твои мозги так загружены, это сильно выматывает. Особенно, когда поднимаешь глаза и обнаруживаешь, что работал 12 часов без перерыва.
- Ну, думаю, любая работа старается вытянуть из тебя все соки к концу дня, - сказал Линн. – До домика нет проезда, так что я покажу тебе окольный путь. Если нужна помощь с чемоданами, то я позову кого-нибудь донести.
Брэд покачал головой:
- Не надо, я сам.
Он открыл багажник и вытащил чемодан, забрал ноутбук с переднего сиденья и обернулся, выжидательно глядя на Линна.
- Ну ладно тогда, иди за мной.
Брэд прошел за владельцем ранчо вокруг дома, за которым пряталась пара конюшен и еще несколько огороженных левад с мирно пасущимися пятнистыми лошадьми. Запах навоза и животных резко контрастировал со свежим горным воздухом. Это напомнило ему о летних месяцах, проведенных на ферме его бабушки и дедушки в Пенсильвании, хоть у них были только пони и коровы, а не лошади. Он улыбнулся воспоминаниям.
- Тебя запах не беспокоит, так ведь? – спросил хозяин ранчо. – У нас тут была одна писательница пару лет назад, и ей очень не понравилось. Сказала, тут так воняет, что она не могла работать.
- Все нормально. Я провел детство на ферме.
Линн кивнул:
- Просто спросил на случай, вдруг ты распакуешься, а потом поймешь, что тебе тут не нравится, - он бросил взгляд на мужчину, следующего за ним.
Не думал, что он будет так молод, и тем более, так хорош собой. Похоже, будет весело: если я не ошибаюсь, парень – гей. Линн провел мужчину за конюшни и через группу деревьев, прикрывающую пастбища от ветра. За деревьями на небольшой поляне стоял небольшой домик. Местность вокруг него представляла собой луг, поросший дикими цветами. Линн, в свое время, понял, что разноцветье вокруг домика добавит ему очарования и увеличит вероятность аренды летом и ранней осенью.
По большей части его постояльцы были людьми артистичными, писатели, пара художников. Хотя, было дело, он сдавал домик семьям, но это было хлопотно. Его ранчо не было предназначено для развлечения горожан, но почему-то почти все семьи неизменно полагали обратное. Доставка еды, верховые прогулки и увеселения от рассвета до заката. Столкнувшись с такими требованиями, Линн стал избегать семейных арендаторов.
Хотя, это впервые, чтобы постоялец мне показался таким привлекательным. Он бегло посмотрел в сторону Брэда, отмечая, как писатель идет за ним: взгляд скользит по лесу, неясная улыбка кривит губы.
На что будет похож поцелуй с ним? Ответит он или оттолкнет? Захочет ли большего, чем поцелуй?
Мысль отозвалась желанием в Линне, и он тут же отбросил все, что с ней было связано. Как бы забавно ни было воображать, на что будет похож поцелуй, или даже секс с этим мужчиной, вряд ли эти мечтания приведут к чему-либо, если хорошенько подумать. Несмотря на всю привлекательность идеи, он не мог рисковать, раскрываясь перед человеком, которого только что встретил.
Слишком рискованно. Но он будет тут целый месяц, возможно, когда я узнаю его получше… Он покачал головой. Даже месяца не достаточно, чтобы доверить кому-нибудь такой секрет. Но черт, я бы и вправду мог поваляться в сене с таким красавчиком, как Брэдфорд Тёрн. И плевать на последствия.
Но он знал, что не стоит думать об этом. Ему нравились эти края, и он бы не хотел, чтобы его отсюда выгнали, как уже случалось с ним раньше в других местах из-за его неосторожности.
Они поднялись по ступенькам на крыльцо домика. Линн недовольно поморщился, увидев пыль и листья на деревянном настиле. Мебель на веранде – маленький столик, два стула и качалка – были покрыты паутиной и грязью.
- Прошу прощения, за беспорядок, - бросил он. – Итан, мой помощник по выходным, должен был прийти убрать тут все в субботу. Похоже, он забыл.
Его гость пожал плечами:
- Не проблема. Будет чем заняться после обеда.
Линн нахмурился:
- Ты платил не за то, чтобы приехать сюда и убирать. Я пришлю одного из парней, навести порядок, - он перебрал ключи и, найдя нужный, вставил в замок.
Брэд улыбнулся:
- Как хочешь. У меня тут нет тренажеров, так что мне нужна какая-нибудь нагрузка, даже если это только подметание веранды.
Линн отворил дверь. Петли скрипнули, как истязаемая мышь. Он снова нахмурился.
- Я заставлю Итана прийти сюда, чтобы, по крайней мере, смазать их.
Он щелкнул выключателем. Хоть и было светло, домик находился в тени деревьев.
- Когда у него будет время. Уверен, тут все очень заняты.
Линн пожал плечами.
- Расслабляться некогда, - согласился он, пока писатель осмотрел главную комнату домика. Напротив двери и окна расположенных на переднем фасаде дома, стояло кресло. Слева от него – пара легких стульев в том же стиле. Под окном – двуместный диванчик. Все украшал индейский орнамент в темно-красных и коричневых цветах, с тонкими кремовыми полосками. По центру стоял крепкий кофейный столик. Оставшуюся стену занимал камин.
Брэд остановился на пороге, охватывая взглядом комнату. Улыбка озарила его лицо.
- Тут нет телевизора.
- Мы можем принести, но единственное место, куда его можно поставить, это туалетный столик в большой спальне.
Писатель покачал головой.
- Нет, меня вполне устроит месяц без телевидения. У меня есть несколько гигабайт эмпэтришек, которые я слушаю, когда пишу, и я давно понял, что телек – это отвлекающий фактор, без которого я могу обойтись.
Линн кивнул:
- Дай мне знать, если передумаешь.
- Спасибо.
- Полотенца лежат в шкафчике в ванной. Если нужно будет постирать, можешь воспользоваться машинкой и сушилкой в доме, - сказал ему Линн. Он повторял вещи, которые уже сообщил по телефону. Ну, все, хватит болтать, наверняка ему есть чем заняться, и уж точно, меня тоже ждет пара вещей.
- Пока ты не ушел, где тут ближайший ресторан или магазин с продуктами? Я не купил ничего по пути, и не пообедал.
Линн спрятал ухмылку. Возможно, у меня появился предлог побыть с ним подольше.
- Ну, ближайшая закусочная миль двадцать назад по той дороге, что ты ехал. Продуктовый магазин в том же городке, что и закусочная, только немного свернуть надо. Я могу тебе рассказать, как доехать, или отвезти, тогда в следующий раз сам сможешь добраться.
Ну и чем я думал? Ему не нужно, чтобы я его тут возил, а у меня и вправду есть работа.
Брэд рассматривал его какое-то время, раздумье отразилось в темно-карих глазах.
- Знаешь, это неплохая идея: машина, которую я арендовал, не очень подходит для частых путешествий по вашей дороге.
- Она обычно не так плоха, но последние пару недель тут такие ливни с грозами обрушились. Как только мы заравниваем покрытие, снова льет и размывает. Ну, так что, отвезти тебя в город?
- Хороший план, если, конечно, это не слишком хлопотно для тебя. Не хотелось бы отрывать тебя от работы.
Линн покачал головой:
- Если бы меня это напрягало, я бы не предложил. Кроме того, работа от меня не убежит.
- Хорошо, - согласился Брэд и поставил чемодан на пол. Другую сумку, как показалось Линну, под ноутбук, он положил на кофейный столик. – Я даже куплю тебе обед за хлопоты.
- Ты прав, хороший план, - не стал возражать Линн.
Они вышли из домика, Линн запер дверь и отдал ключ Брэду.
- Если ты переживаешь за машину, то я обычно закупаюсь продуктами по воскресениям после обеда. Буду более, чем рад, взять тебя с собой.
- Ну, я бы не хотел навязываться, - ответил Брэд.
- Я сам предложил.
- Я подумаю.
Проклятье, мне будет непросто игнорировать этого парня. Особенно, если я буду продолжать выискивать причины побыть рядом с ним. Пойти на обед и отвезти его в магазин было глупым предложением. Приглашение поехать с собой в воскресение тоже не от большого ума было сделано. И не от большой силы воли. Как бы то ни было, я, кажется, опять вляпаюсь.
Он взглянул на Брэда, пока они шли через луг. Солнечный свет раскрасил обычные каштановые волосы ореолом из вспышек золота и огня. Гудение пчел, душистый аромат леса, резкий запах животных заполняли воздух и погружали его в счастливое расположение духа.
Не испорть это! Не приноси все, что ты с таким трудом заработал, в жертву мимолетному удовольствию. Оно того не стоит.
Но, как бы он ни пытался себя отговорить, выкинуть из головы мысль об этом худощавом напряженном теле, лежащем под ним, пока он толкается в уступающую напору плоть, никак не удавалось.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:26 #3 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 2
[/b]

Брэд наблюдал, как за окном грузовика проплывают горные красоты. Пейзаж захватывал, с какой стороны ни погляди. Кстати о красотах, вид внутри грузовика тоже неплох. На владельца ранчо было приятно смотреть. Благодаря легкой улыбке и дружеской болтовне Линна обратная дорога до города показалась ему намного короче, чем когда он проделывал этот путь в одиночку.
- Возможно, стоит сначала заскочить в магазин, - прокомментировал Линн, сворачивая с шоссе на улицу небольшого городка. Брэд не прочитал его названия, так как был слишком занят, восхищаясь видом внутри грузовика, когда они проезжали знак.
- Как скажешь, но мне надо купить замороженной еды, так что я не уверен, что покупки можно будет оставить в машине: они нагреются на солнце.
- У меня есть холодильная камера в кузове. Двадцать миль до города – рукой подать, но по летней жаре ты не оставишь мясо для твоего обеда париться на солнце даже на столько.
- Разумно. Тогда я заодно куплю льда.
Мне кажется, или он продолжает оценивающе меня разглядывать. Должно быть, воображение разбушевалось, я-то лег бы под него мгновенно, как настоящий житель Нью-Йорка.
Он посмотрел в окно и снова на Линна. Отметил выпуклость под его джинсами и тут же отвел взгляд.
Отставить ковбойское гей-порно. Серьезно. Это первый ковбой, которого я встретил, и я уже хочу с ним переспать. Брэд, тебе нужны реальные отношения.
Они проехали ресторанчик и свернули на боковую улицу. Продуктовый был недалеко от поворота, и Брэд постарался запомнить дорогу до него от закусочной на тот маловероятный случай, если он поедет за едой один.
Линн въехал на практически пустую стоянку и припарковался у магазина.
- Не густо у них покупателей, - отметил Брэд, когда они выбрались из машины.
- Вторник, вторая половина дня. Большинство народу тут закупается вечером в пятницу, после получки.
- А точно, думаю, сейчас все на работе.
Линн кивнул:
- Я тоже обычно работаю по вторникам.
Они вошли в магазин через автоматическую дверь. Прохлада кондиционированного воздуха показалась Брэду особенно приятной после душного грузовика.
Он взял тележку и прошел вглубь, щурясь на знаки над полками, пока глаза не приспособились к перемене освещения.
- Я подожду, пока ты делаешь покупки. Выберу пару журналов, раз уж мы здесь. Встретимся у касс.
- Постараюсь справиться побыстрее, - сказал Брэд.
- Не спеши. Я не тороплюсь, - ковбой ухмыльнулся ему. – Во всяком случае, не очень.
Мужчина медленно пошел в противоположный конец магазина, в то время как Брэд направился в продуктовый отдел.
Минут через двадцать он нашел Линна разглядывающим стойку с книгами и журналами со стопкой глянца в руках. Когда тот заметил Брэда, то поспешил навстречу с ухмылкой от уха до уха:
- Хочу показать тебе это, - сказал он, раскрывая один из журналов ближе к середине. Там была фотография черно-белой лошади с высоко поднятыми головой и хвостом и Линна, держащего повод.
- Это Азартный Игрок, мой призовой жеребец.
Брэд бегло просмотрел сопроводительный текст, обнаружив, что это реклама аренды племенных производителей.
- Красивый конь, - вежливо отметил Брэд. Парень, очевидно, гордился этим животным, и не зря. Жеребец был красив, хотя Брэд не особо разбирался в лошадях.
Линн похлопал его по плечу, и это прикосновение заставило Брэда дрогнуть от желания.
- Это точно, - согласился хозяин ранчо и добавил, понизив голос. – Он не единственное животное здесь, которое привлекательно выглядит.
У Брэда язык примерз к небу, и он обнаружил, что уже некоторое время не отрывает взгляда от светло-золотых глаз Линна. Он хотел что-нибудь сказать, не будучи уверенным, правильно ли понял смысл того, что ему сказал ковбой, или его либидо извратило слова.
- Ты закончил? – спросил Линн, разглядывая содержимое тележки.
- Мне еще нужно найти пиво и молоко. Тогда у меня будет все, что я хотел.
- Пошли, покажу, где они, - Линн повел его сначала к стеллажам с пивом, где Брэд взял две упаковки по дюжине банок – просто чтобы быть уверенным, что ему хватит, на тот маловероятный случай, если однажды вечером к нему зайдет Линн.
Мечтать не вредно. Он вернется на ранчо, и до воскресной поездки в магазин ты его не увидишь. Как он сказал, у него много работы.
Потом они прошли в молочный отдел, и Брэд выбрал молоко и пару упаковок сыра для бутербродов, после чего они направились к кассам.
- Уверен, что все взял?
Брэд кивнул:
- Достаточно, чтобы продержаться до воскресения. Тогда докуплю.
- Хорошо.
Они расплатились. По пути к выходу Брэд захватил упаковку льда. Линн помог сложить лед и продукты в пошарпанную холодильную камеру в грузовике, после чего они забрались в кабину, и Линн завел двигатель.
- Надеюсь, ты не возражаешь поесть в закусочной. Правда, думаю, «У Джоанны» гораздо грязнее, чем ты привык, - пояснил Линн выруливая.
- Не переживай. Что бы большинство людей ни думало о нью-йоркцах, они не обедают в пятизвездочных ресторанах каждый день, - улыбнулся Брэд. – Честно говоря, я их даже избегаю. Крохотные порции по цене в три раза больше того, что я отдам за бургер, это не мой выбор.
Линн припарковал грузовик, и Брэд вслед за ним прошел внутрь забегаловки. Когда они заняли отгороженный стол, писатель осмотрелся по сторонам. Заведение, кажется, не изменилось с пятидесятых годов прошлого века: красные виниловые сидения, красные скатерти, хромовые ножки.
Подошедшая официантка принесла стаканы с водой и два меню:
- Я скоро вернусь, мальчики.
Брэд почувствовал, как что-то прикоснулось к его ноге. Заглянув под стол, он обнаружил ногу Линна рядом со своей.
Хозяин ранчо невинно улыбнулся:
- Что-то не так?
Брэд встретил взгляд янтарных глаз мужчины.
- Это как посмотреть, - ответил он, надеясь, что его голос прозвучал спокойно, потому что как раз спокойным он себя не чувствовал.
- Посмотреть на что? – ковбой поднял темную бровь.
- Что ты выберешь на десерт.
Линн усмехнулся в ответ:
- Персиковый пирог неплох.
Брэд не отвел взгляд:
- Не уверен, что ты думал о пироге, - он толкнул ногу под столом своей голенью, - или о пирожном.
Парень точно выглядит, как кусочек десерта. Аппетитный мускулистый кусочек, в который так и хочется вонзить зубы, или член. Проклятье, ты должен взять под контроль свое вожделение.
Линн окончательно решил для себя вопрос, был ли Брэдфорд Тёрн геем. Хоть он и не демонстрировал это явно, у Линна было достаточно опыта выяснения ориентации, чтобы он мгновенно понял, что писатель-фантаст предпочитает свой пол. И если до этого у него оставались сомнения, то его пробные реплики и прикосновения ног под столом, прояснили ситуацию. Брэдфорд не отреагировал, как будто произошло что-то грязное, нет.
Паршиво. Парень только приехал, а я уже к нему подкатываю. Проклятье, почему я никогда не помню о риске в таких ситуациях. Опять не той головой думаю, черт бы меня побрал.
Это последний раз, когда я сдаю домик мужчине. Впредь буду выбирать тех леди, что пишут любовные романы, по крайней мере, они мной издалека любуются и не трогают.
Черт, я даже не подумал, может, он встречается с кем-нибудь. У него может быть кавалер там, дома, который будет возражать против курортного романа. Да нет, вряд ли он не один, иначе бы не смотрел на меня, как голодный пес на кусок мяса, оставленный без присмотра.

- О чем бы ты ни думал сейчас, это, должно быть, очень серьезные дела, - заметил объект его вожделения, прерывая поток мыслей.
Линн покачал головой:
- Да ничего особенного, - ответил он, не желая раскрывать, о чем думает.
Подошла официантка.
- Что будете заказывать, мальчики? – спросила она, улыбаясь.
Брэд улыбнулся в ответ:
- Бургер с горчицей, майонеза не надо, и полпорции жареной картошки.
- Мне двойной чизбургер с беконом, картошки порцию, колу и кусок персикового пирога.
Линн отдал меню официантке и заметил, что Брэд уставился на него.
- Не волнуйся, я сам заплачу.
- Да не страшно, я угощаю, я просто подумал, как в тебя столько влезет, - покачал головой Брэд.
Линн ухмыльнулся:
- Кто работает, тот ест. Мне сегодня еще ограду чинить, и дрова надо наколоть на зиму.
Брэд принял задумчивый вид.
- У вас ведь тут нет тренажеров?
- Боюсь, что нет, - ответил Линн. – Но если действительно хочешь поупражняться, можешь поколоть и потаскать дрова. Если не занимался этим раньше, могу научить. Даже скощу плату за день или два, если поработаешь на меня.
Брэд, казалось, всерьез задумался над предложением:
- Может сработать. Если я буду только сидеть и писать целый месяц… Даже не хочу думать о последствиях.
Линн усмехнулся ему:
- Ты подумай, у тебя полно времени для решения.
Официантка вернулась с едой, и они увлеченно начали жевать, отложив разговор.
Линн продолжал ловить себя на подглядывании за симпатичным писателем, что было довольно плохо. Даже хуже: мозг подсовывал картинки, как этот парень выглядел бы без рубашки и брюк. Обнаженный, в кровати, или наклонившийся к спинке дивана в домике.
Обуздай свое чертово либидо, предостерег он себя. Твоя телега снова обгоняет лошадей. Я могу хотеть его, но это не значит, что чувства взаимны.
Но взгляды писателя, которые он время от времени ловил на себе, позволяли предположить, что Брэд тоже может быть им заинтересован.
Они доели, Брэд заплатил за двоих, как и договаривались, после чего они забрались в грузовик и поехали обратно на ранчо.
Они проехали примерно половину пути до ранчо, когда Брэд слегка кашлянул.
- Все в порядке? – спросил Линн.
- Я, эмм…, - Брэд снова кашлянул и продолжил. – Я тут подумал, может, ты зайдешь ко мне в домик вечером после работы. Выпить пива.
- Пива? – уточнил Линн. Он задумался, имел ли Брэд в виду еще что-нибудь, или он принял желаемое за действительное.
Я не должен ввязываться и рисковать своим средством к существованию из-за нескольких страстных ночей. Мне нужно показать свою озабоченную голову врачу, потому что, что бы я себе ни говорил, я знаю, что, как последний дурак, всем рискну. Он понял, что широко усмехается, несмотря на возможные проблемы. Или, может быть, как раз из-за них.
- Ну да, я спросил, может, ты зайдешь, и мы пива попьем. В смысле, если ты хочешь.
Линн не мог убрать ухмылку с лица. Парень сказал это, словно школьник, нервный и неуверенный в себе. Не так должно звучать простое предложение выпить. Это было странно, особенно после того, как Брэд уверенно отвечал на заигрывания в ресторане.
Он внимательно посмотрел на мужчину.
- Только пива? – спросил он.
- Ну… мы можем поговорить, … или еще что-нибудь.
Линн ухмыльнулся еще шире.
- Или еще что-нибудь, да?
Брэд опустил глаза, чувствуя себя неловко. Он посмотрел в окно, но Линн смог заметить легкий румянец на его щеках.
Либо он стеснительный, либо волнуется оттого, что делает первый шаг. Интересно, со сколькими парнями он встречался. Я бы поставил ранчо на то, что он не из тех, кто приемлет секс на одну ночь. Но, с другой стороны, он только приехал, а уже флиртует со мной. Это заставляет задуматься над тем, что происходит у него в голове. Дорого бы я дал, чтобы знать.
- Конечно, я могу подойти к восьми. Тебе подходит?
Брэд кивнул.
- Да, хорошо.
Его голос, безусловно, был напряжен, и запах нервного возбуждения поплыл к Линну в замкнутом пространстве грузовика.
- Это не слишком поздно для тебя?
- Нет, нормально. Успею распаковаться и сделать несколько предварительных набросков сюжета для книги.
- Окей, тогда приглашение принято, - сказал Линн, позволяя Брэду трактовать значение этих слов, как он сам захочет.
Брэд ничего не сказал. Даже не посмотрел на Линна.
О да, мы точно будем трахаться.
Несколько минут спустя Линн свернул на аллею перед ранчо.
- Я помогу тебе занести продукты в домик, - сказал он, когда они выбрались из машины. К ним подбежал Попрошайка, как обычно прыгая от радости.
- Думаю, я и сам могу справиться, - ответил ему Брэд, пока пес скакал вокруг них.
- Да, Попрошайка, я дома, - Линн похлопал собаку, и она умчалась за дом. Он покачал головой. - Хороший пес.
- Его легко обрадовать.
- Он наполовину колли, они очень восторженно ко всему относятся, - Линн снова покачал головой. Он взглянул на груду пакетов в багажнике пикапа. – Тебе точно не нужна помощь? – спросил он, ища предлог поговорить подольше.
- Все в порядке, правда. Я справлюсь. Здесь всего два раза сходить.
- Уверен? Меня не напряжет. Кроме того, ты ведь хотел поработать? – он подошел к багажнику и достал часть продуктов. И я действительно ищу предлог побыть с ним подольше. Не очень умно, пока работники здесь, но когда в пять они уйдут… Я останусь у себя, пока не подойдет время, к которому он меня пригласил.
- Мне еще распаковываться, до того, как я сяду за книгу. И, к тому же, для моей задницы будет полезнее, если я пройдусь.
Линн изучающе оглядел мужчину.
- Как хочешь. Я тогда займусь своими делами. Увидимся в восемь.
- Договорились. Увидимся в восемь за пивом, - повторил Брэд, набирая гору пакетов и направляясь к домику.
Линн смотрел, как он идет, его глаза отметили широкие плечи и крепкие ягодицы. Он улыбнулся. Ему не терпелось дождаться восьми.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:37 #4 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 3
[/b]

Брэд потянулся и бросил взгляд на часы в верхнем углу экрана. Двадцать минут восьмого. Линн должен прийти меньше, чем через час.
Его член шевельнулся при этой мысли, полувозбужденный, удивляя силой желания, которое хозяин ранчо пробудил в нем.
Что со мной? Едва порвал отношения с Виктором и уже готов начать новые, с мужчиной, которого только встретил. Он откинулся на спинку офисного стула и закрыл глаза. Лицо Линна и его легкая улыбка всплыли перед глазами, как и его стройное тело. Он мысленно разложил по полочкам, как обтягивала Линна его футболка, как топорщился бугорок под его джинсами, как этот мужчина смотрел на него, пока они были вместе.
Он гей. Он должен им быть, иначе почему бы он так себя вел? Все эти многозначительные намеки?
И он придет сюда меньше, чем через час. О чем мы будем разговаривать? И вообще мы будем разговаривать или трахаться?
Что на меня нашло?
Вернее, кого я нашел?
Черт, надо было купить презервативов, просто на всякий случай. Теперь уже поздно.

Он открыл глаза, сохранил файл, с которым работал, и выключил ноутбук. До прихода Линна оставалось еще время, но, по какой-то непонятной ему самому причине, он нервничал почти так же, как когда рассказывал родителям о своей ориентации. Был так же напуган и возбужден, как в свой первый раз. В первый раз в качестве гея, а не парня, пытающегося быть «нормальным», встречаясь с женщинами и занимаясь с ними сексом.
Он уже не был ребенком. Он был со многими мужчинами – ну, может, и не со многими, но с несколькими. Он всегда тщательно выбирал партнеров и всегда использовал презервативы.
Что напомнило ему, что он не взял их с собой и не купил в магазине.
Линну еще жить в этом городе, так что покупать презервативы, возможно, было бы плохой идеей. Все равно, я не буду заниматься сексом без резинки, и с собой у меня нет. Какие варианты остаются? Дрочить?
И он, может, вообще не сексом сюда заниматься придет, так что прекрати об этом думать.
Он сел и уставился на темный экран ноутбука, будто пытаясь найти там ответы.
Я волнуюсь. И возбужден. Но он знал, что это была не вся правда. В мыслях он отдалился от Виктора, готовясь дать любовнику отставку в течение нескольких недель. Он действительно любил своего партнера, по крайней мере в начале, но жесткий контроль и жестокость убили его любовь. То, что они ругались, уже было плохо. Но окончательно он протрезвел в тот день, когда Виктор дал ему пощечину в ответ на фразу «мне надо закончить редактирование последней главы для издателя». Возмутительный приказ Виктора «прекратить тратить время на эту писанину» стал последней каплей. Написание книг было смыслом его жизни, и единственным, во что он никому не дал бы вмешиваться, даже человеку, который утверждал, что любит его.
Брэд вздохнул и поднялся. К нему скоро должны были прийти, и он должен был убедиться, что вокруг не валяется ничего, что могло бы произвести плохое впечатление на его гостя. Он убрал чемодан, который до сих пор лежал открытым на кровати, в гардероб и обернулся, услышав звук шагов на крыльце.
Он взглянул на часы. Он немного рано.
Брэд поспешил к двери и открыл ее, чтобы увидеть… Никого.
Он нахмурился. Странно. Уверен, что слышал чьи-то шаги.
Может, это была птица на крыше, или еще что-то.
Нет, не может. Звук донесся с крыльца.

Было еще светло, но вокруг росло достаточно деревьев и кустов, чтобы спрятаться, и он не ничего не мог с этим поделать.
Он посмотрел вокруг, все еще хмурясь, и заметил цветное пятно на одном из стульев. Брэд пересек веранду, прислушиваясь к своим шагам, прикидывая, как бы они звучали, для кого-нибудь внутри дома.
Брэд уставился на предмет, лежавший на стуле.
Красная роза. Одна.
Холодок пробежал по позвоночнику.
В последние несколько месяцев ему часто дарили одну красную розу.
Виктор дарил.
Он внимательно осмотрел окружающий лес. Эта роза заставила его насторожиться. Он не заметил ни одного розового куста около дома, и, кроме того, это был не тот сорт цветов, который можно встретить у садовода-любителя. Нет, такие розы можно купить только в цветочном магазине. Именно этот сорт всегда покупал ему Виктор.
Он приехал сюда, чтобы сделать разрыв с Виктором окончательным. Возможно ли, что его бывший любовник нашел его? Может быть, Виктор его преследует? Он был один в домике, который стоял довольно далеко от основного строения, и никто не услышал бы, если бы он позвал на помощь.
Но ведь Виктор не знает где я. Этого не знает даже мой агент. Как мог Виктор узнать, что я здесь?
Брэд заметил движение в лесу. Присмотревшись, он различил мохнатого пса, Попрошайку, носившегося среди деревьев. Пес выбежал на луг, пытаясь ловить зубами бабочек, порхающих между цветов.
Пес наделал много шума, когда я приехал. Если бы Виктор был здесь, он бы уже заливался лаем.
Попрошайка замер, принюхиваясь к чему-то между деревьев. В следующее мгновение пес сорвался с места и понесся к дому, как будто его что-то напугало.
Брэд снова взглянул на розу, поднял ее и отбросил в заросли диких цветов перед тем, как вернуться внутрь.
Дрожь пробежала по его телу, он повернулся кругом, пытаясь понять, что послужило причиной внезапного озноба. Он был уверен, что кто-то затаился среди деревьев, наблюдая за ним. Это глупо. Нет тут никого, но… Кто-то же принес эту розу, но кто?
Он отбросил мысль, что Виктор мог проделать весь путь за ним из Нью-Йорка в Колорадо, и тем более положить розу на крыльцо.
Но легкое скребущее сомнение, тревожный голос внутри заставили его еще раз всмотреться в заросли, пытаясь разглядеть кого-нибудь в сгущающихся тенях между ветвями. Так и не увидев никого, он потянулся к дверной ручке.
Где-то в лесу залаял Попрошайка.
Брэд обернулся, подошел к краю крыльца и вслушался в заливистое тявканье, закончившееся громким взвизгом.
- Попрошайка? – позвал он. – Сюда, Попрошайка!
Пес не показался и не залаял вновь. Брэд постоял, сомневаясь, не пойти ли искать бестолковую собаку.
Что, если Виктор действительно поехал за мной?
Не глупи, он не знает, где ты.

Он замер, сердце бешено заколотилось в груди. Кто-то шел между деревьями. Он слышал, как под ногами неизвестного хрустели опавшие листья и хворост.
Даже если это Виктор, почему я должен его бояться? Ну да, он ударил меня, но это не делает его сумасшедшим убийцей.
Так ли хорошо я его знаю? Он никогда не рассказывал о своей семье, и почти не упоминал о прошлом. Может быть, он помешанный? Ублюдок уж точно.
Оказалось, шаги принадлежали Линну. Долговязый владелец ранчо появился из-за деревьев и зашагал через луг. На нем были его ковбойские сапоги и шляпа, неизменные джинсы и красная клетчатая рубашка.
- Привет, Брэд! – закричал он, включая свою ослепительно сияющую ухмылку, по пути через цветочное поле.
- Эм… ты никого не видел, пока шел сюда?
Линн покачал головой.
- Не думаю. А что?
Ковбой добрался до крыльца и остановился у нижней ступеньки, озадаченно глядя на Брэда.
- Я… слышал, как Попрошайка лаял.
- Может быть, за оленем погнался, - сказал Линн. – Он часто это делает.
Брэд кивнул.
- Может быть, но…
Линн поднялся на крыльцо и озабочено посмотрел на Брэда:
- Что тебя напугало?
- Я…, - ты собираешься ему сказать, что подозреваешь, что твой бывший любовник последовал за тобой из Нью-Йорка, оставил розу на крыльце и ударил пса? Он покачал головой. – Да нет, ничего, думаю.
Линн продолжил улыбаться, но почувствовал, что что-то очень сильно не так, хотя и не мог понять что. В воздухе витал душок, заглушенный свежим ароматом одеколона Брэда. Странный след чего-то смутно ему знакомого, но он не мог вспомнить откуда. Этот мускусный, пыльный запах ему не понравился.
- Прости, думаю, я просто не привык жить в лесу, - сказал Брэд, его взгляд блуждал по деревьям.
Что-то здесь происходит. Он чего-то не договаривает.
- Да, бывает, городские тут пугаются, особенно когда ветер ночью, - как правило, одинокие женщины. Не ожидал, что испугается парень.
- Ладно. Давай пиво пить, - сказал Брэд, заходя внутрь.
- Хорошо, - согласился Линн, бросая последний взгляд на деревья. Лучи садящегося солнца теряли краски, растворяясь в темной синеве сумерек, укутавших все тенями.
Тревожное ощущение ледяными иголками вонзилось в его позвоночник.
Что-то там есть. Но что?
Гостеприимный свет лился из открытой двери домика, и Линн зашел внутрь, даря писателю широкую улыбку.
- Надеюсь, пиво холодное, - сказал он, плотно закрывая дверь за собой и, на всякий случай, поворачивая защелку.
Брэд повернулся к нему, нахмурившись:
- Что-то не так?
Линн покачал головой:
- Да нет, а что?
- Ты запер дверь.
- Привычка, - он пожал плечами. – Приобрел, когда тоже жил в большом городе. Мне показалось, что неплохо ее сохранить.
Он, конечно же, лгал. Обычно он не запирал за собой двери. Но ощущение того, что что-то там наблюдает за домиком, убедило его, что лучше принять меры сейчас, чем жалеть потом.
Сейчас, я бы хотел, чтобы и дом был заперт. Так привык, что тут никого нет, что совсем расслабился. След, который он почувствовал, никак не шел из головы. Он перебрал воспоминания, пытаясь понять, что же это, но не нашел ни одной зацепки.
- Тебе нужен стакан, или будешь пить из бутылки? – спросил Брэд из кухни.
- Из бутылки. Так меньше посуды мыть.
- О, ты человек, которому я отдам свое сердце, - ответил писатель.
Линн фыркнул. «Я бы взял кое-что, и вовсе не твое сердце, хотя и от него не стоит отказываться», - подумал он, садясь на двуместный диванчик у окна рядом со входом. Он не знал почему, но, по крайней мере в данный момент, ему хотелось сидеть рядом с дверью.
Брэд вернулся из кухни с двумя открытыми бутылками пива, включил лампу на одной из приставных тумбочек и сел в кресло напротив Линна. Он протянул пиво через кофейный столик.
Думаю, он хочет поговорить до того, как мы перейдем к самому интересному. Если только я не понял его совершенно неправильно, и он, и в правду, предлагал только выпить пива и поболтать.
Линн взял бутылку и сделал глоток, позволяя холодному напитку и горьковатому вкусу хмеля смыть тяжелое чувство, поселившееся в нем, когда он стоял на крыльце. Что бы он там ни ощутил или ни вообразил, оно было снаружи, не внутри.
Если было.
Можно подумать, у меня есть склонность придумывать такое. Там снаружи определенно что-то есть. Но что? Хотел бы я вспомнить, откуда мне знаком этот запах. Уверен, я вспомню… позже. Предполагается, я сейчас в гостях у человека, о котором грезил вторую половину дня. В его грезах писатель изнывал от страсти. Его член не опускался с обеда.
- Как идет работа над книгой?
Брэд пожал плечами, и ткань футболки натянулась, подчеркивая их ширину. Линн оценил это движение. Брэд был хорошо сложен, так что приятно было даже просто смотреть на него. Плохо, что он приехал только на несколько недель. Я бы не возражал против такого жеребца в своих конюшнях.
- Так плохо? – переспросил он, когда понял, что тот не собирается пояснять.
- Не столько плохо, сколько я еще не решил, как все должно закончиться.
- Закончиться? Я думал, ты еще не начал.
- Так и есть. Я работал над основными событиями, заполнял пробелы. Но главный пробел, который я не могу заполнить, это окончание.
Линн улыбнулся:
- Ну, у тебя ведь еще есть время решить, правильно?
- Да, но мне нравится знать, куда вести линию, - Брэд сделал несколько глотков пива, и Линн оценил и это движение, восхищаясь гладкой и длинной шеей Брэда, четкими изгибами его ключиц, гладкой грудью.
Он допил пиво, шокированный, как быстро оно закончилось, и поставил бутылку на стол.
- Тебе понравился Колорадо?
- Красивый штат, - улыбнулся Брэд.
Как и ты, подумал Линн, становясь на ноги.
- Еще хочешь? - спросил он, беря свою пустую бутылку.
- Конечно. Давай я, - сказал Брэд, поднявшись. Он потянулся к стеклянному горлышку, его пальцы коснулись тыльной стороны ладони Линна.
Ковбой взглянул прямо в карие глаза. В темном, как горький шоколад, взгляде мужчины горело неприкрытое желание.
- К дьяволу пиво, - пробормотал Линн и обнял его. В поцелуе, которым его губы впились в губы Брэда, был голод. Голод, на который Брэд ответил со всей страстью, приоткрывая рот. И Линн, не отказываясь от приглашения, скользнул языком внутрь, исследуя. Его вкус: пиво, сладость желания, радость отдаться – ошеломил разум и чувства Линна. Комната медленно накренилась и закружилась вокруг него. На секунду ковбою показалось, что он двигается сразу в двух направлениях, несмотря на то, что стоял на месте.
Запыхавшийся, запутавшийся и ошеломленный, Линн прервал поцелуй, чтобы взглянуть на Брэда. «Что, черт побери, это было?» - спросил он себя, не понимая произошедшее. Головокружение ушло так же быстро, как и накатилось. Но Линн точно знал, что ему это не показалось.
- Что-то не так? – спросил Брэд. В его глазах было столько же замешательства, сколько в разуме Линна.
- Нет, просто…
Что мне сказать ему? Что у меня закружилась голова, как только я его поцеловал? О, да, это точно поможет убедить его заняться сексом.
- Не хочешь присесть? Ты немного побледнел. Может, у тебя солнечный удар или вроде того?
Линн покачал головой.
- Нет, ничего такого, - уверил он, пытаясь понять, что на него нашло. Если исключить головокружение, ковбой чувствовал себя хорошо. Что, черт побери, случилось? Ни разу за всю мою жизнь не испытывал подобного.
Брэд усадил его в кресло, занимая стул рядом. На его лице был написана искренняя забота:
- Ты точно в порядке?
- Да, все нормально, - ответил Линн, обнаруживая, что смотрит на рот Брэда. Он наклонился ближе и прикоснулся губами, чтобы снова поцеловать парня. Тот ответил с тем же энтузиазмом, что и раньше.
К облегчению Линна, голова больше не кружилась. Он обнял писателя и углубил поцелуй, скользя языком в глубину. Языки соприкоснулись, сплелись, Брэд тихо застонал, обнимая Линна за шею и придвигаясь ближе. Линн перетянул Брэда на кресло, притискивая к мягкой, подающейся поверхности, не разрывая поцелуй.
Линну до боли хотелось высвободить свой член, зажатый в тесных джинсах, и оказаться внутри Брэда. Он умирал от желания трахнуть парня, но он не был уверен, как писатель отнесется к этой идее. Ковбой слегка толкнул коленом бедра Брэда, и его целующиеся губы расплылись в улыбке, когда тот раздвинул ноги. Их члены теперь терлись друг о друга, и ни ткань брюк писателя, ни джинсы Линна не помогали приглушить ощущения от соприкосновения возбужденной плоти. Тело Линна пылало от желания. Он застонал и ревниво сжал в объятиях парня под собой.
Брэд толкнул его, и Линн прервал поцелуй.
- У меня есть кровать, если у тебя есть презерватив, - выдохнул Брэд. Ему не хватало дыхания, но глаза горели страстью.
Линн даже не попытался скрыть ухмылку, растянувшую губы:
- Я неисправимый оптимист: у меня несколько презервативов, - признался он. – И мне не нужна кровать.
Брэд изогнулся под ним. Его ухмылка была под стать линновой:
- Ну что, ковбой, посмотрим, что у тебя под одеждой.
Брэд потянулся к пуговицам на клетчатой рубашке ковбоя, которую тот надел после душа. Линн сидя рассматривал парня, пока тот одну за другой расстегивал пуговицы от воротника до самого низа, время от времени дразня кожу ласковыми прикосновениями.
Он больше не стесняется, это точно. Думаю, он решил, наконец, что хочет меня. И это хорошо, потому что, я более чем уверен, что хочу его.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:41 #5 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 4
[/b]

Брэд уставился на торс ковбоя. Его покрывали крепкие мускулы человека, который зарабатывает на жизнь тяжелым трудом, а не поддерживает форму в спортзале. Линн был худым и сильным. Брэд прикоснулся губами к груди, прямо над сердцем.
От него пахло солнцем и мылом, и немного кондиционером для белья. Брэд закончил расстегивать клетчатую рубашку и распахнул полы, скрывавшие плоский живот, сильный пресс человека, ежедневно поднимающего тяжести. Во рту у него пересохло, он облизал кончиком языка такие же сухие губы.
Линн поиграл с его волосами, провел жесткой, покрытой рабочими мозолями, ладонью по его щеке.
- Ты один из самых сексуальных мужчин, которых я встречал.
Брэд фыркнул, не сдержавшись:
- Должно быть, ты редко бываешь на людях, - саркастично заметил он, стаскивая рубашку с плеч Линна, открывая дальше тело, покрытое сплетениями мышц.
Линн рассмеялся:
- Ты прав. Я редко выбираюсь с ранчо, но это не мешает мне отличить классного бычка.
- Бычка? – Брэд поймал янтарный взгляд Линна. – Отрезать лакомый кусочек? Тебе вырезку? Или на фарш?
Ковбой улыбнулся. Глаза буквально вспыхнули в свете лампы, когда он притянул к себе бедра Брэда:
- Мне филей.
Брэд покачал головой, снова фыркнув.
- Ты умеешь заставить парня почувствовать себя особенным.
- Стараюсь, - ответил Линн, дразня плоть под своими ладонями.
Брэд пристально посмотрел в глаза мужчины, завороженный отблесками света в них, их глубоким цветом:
- Как настоящий янтарь, - отметил он.
- Что? – удивленно переспросил Линн. Рука на ширинке Брэда замерла, и он понял, что хочет, чтобы она продолжала двигаться, и даже больше, чтобы она пробралась к нему под брюки, ему хотелось чувствовать прикосновение теплой кожи к своей плоти.
- Твои глаза, - улыбнулся Брэд. – Они, как настоящий янтарь, во всяком случае, то, как они отражают свет, напоминает мне самый лучший из его сортов.
Линн некоторое время молча изучал его.
- Тебя это беспокоит?
- Нет, - Брэд покачал головой. – Просто необычно. Это должно меня беспокоить?
- Не должно, - ответил Линн, и его губы растянула фирменная ухмылка. – Так на чем мы остановились?
Брэд положил ладонь на затылок Линна и притянул его голову ближе.
- Думаю, на этом, - сказал он, прижимаясь губами ко рту ковбоя.
Тот ответил на поцелуй, его язык пробежал по губам Брэда в поисках входа, проникая внутрь, когда губы раздвинулись. Язык парня скользнул в рот Линна, он ощутил вкус пива, которое они оба пили и чего-то еще, чего-то немного сладкого и пряного, чего он не смог разобрать. Он стянул рубашку с плеч ковбоя, освобождая его руки. Рубашка была скомкана и отброшена. Танец языков продолжался. Член Брэда до боли хотел вырваться из плена брюк и нижнего белья.
Линн прервал поцелуй. Оба тяжело дышали, и Брэд потянулся, чтобы расстегнуть пряжку на ковбойском ремне. Покончив с застежкой, он потянулся к пуговице и молнии на джинсах ковбоя.
- Дельное предложение, - сказал Линн на это и встал, чтобы стянуть ботинки и джинсы. Под джинсами были черные боксеры, с трудом сдерживающие напряженную плоть.
У Брэда пересохло во рту, и сердце заколотилось от предвкушения при виде этой картины. Его собственный член запульсировал. Ему хотелось ощутить руки и рот мужчины, его каменно-напряженную плоть в себе.
- Я хочу тебя, - сумел он выстонать, захлебываясь от страсти.
Линн сбросил боксеры, и Брэд замер, не в силах оторвать взгляд. Природа щедро одарила ковбоя. Брэд хотел этот большой, перевитый венами член с большими круглыми яичками и хотел прямо сейчас.
Он сбросил рубашку, спортивные туфли, рывками стащил с себя брюки и нижнее белье:
- Презерватив?
Тихий смех Линна наполнил комнату, согревая душу.
- Смотрю, приняв решение, ты не теряешь времени.
- Никогда, - покачал головой Брэд.
Линн подобрал с пола свои джинсы и вытащил упаковку презервативов. Он оторвал один пакетик и бросил остальные на кофейный столик.
Брэд уставился на них. Осталось три.
- Ты точно оптимист.
Линн ухмыльнулся:
- Люблю быть подготовленным.
- Это правильно, - сказал Брэд, в то время как Линн подошел ближе. Взгляд ковбоя скользнул по парню, будто пытаясь навсегда впечатать в память образ Брэда, сидящего на кресле в его домике. Брэд встал, обвил руками шею партнера, тот обнял его в ответ, их члены соприкоснулись. Брэд застонал, ощутив возбужденный член ковбоя рядом со своим. Его губы приоткрылись. Линн заглушил стон поцелуем.
Брэд задрожал, ощутив тяжесть мускулистого тела. Тяжелый ствол Линна, зажатый между телами, был очень горячим, словно клеймо. Язык Линна, требовательная страсть его поцелуя, ощущение его тела заставили Брэда забыть все переживания, вызванные розой.
Отбросив все тяжелые сомнения, он окунулся в водоворот чистого желания, куда более сильного, чем то, которое вызывал в нем Виктор.
Линн целовал его, пока не кончилось дыхание. Прервав поцелуй, он открыл упаковку презерватива и раскатал его по стволу. Запах латекса и смазки и жаркий мускус мужского желания заполнили воздух.
- Где ты хочешь этим заняться? – спросил Линн.
В ответ Брэд обошел кресло, облокотился о спинку и раздвинул ноги. Губы изогнулись в улыбке, когда он нагнулся над крепкой мебелью.
- Мне нравится твой образ мыслей, - признал Линн, присоединяясь к Брэду на той стороне кресла. Его ладони легли на плечи Брэда, бережно лаская, заскользили вниз по предплечьям. Потом переместились с рук на бока, скользнули вверх по ребрам, вниз по позвоночнику, остановились на ягодицах.
- Ты очень хорошо сложен, - пробормотал Линн, проводя губами по шее любовника. У того мурашки побежали по коже, когда Линн процеловал дорожку вдоль волос. Губы Линна и кончик его влажного языка прикоснулись к левому уху Брэда.
- И я хочу тебя трахнуть. А ты этого хочешь?
- Хочу, - ответил Брэд. Напряженная плоть потерлась о его анус. Лубрикант, покрывающий презерватив, был холодным, и это заставило его поежиться. Мурашек стало больше. Головка члена прикоснулась ко входу, и Брэд расслабился, готовый почувствовать эту напряженную плоть внутри себя. Он хотел этого так сильно, что ему не требовалось предварительных ласк, сомнения о завтрашнем дне вылетели из головы.
Только настоящее, этот самый момент, имел значение. Что-то, чтобы окончательно убедиться в своей независимости. Окончательно освободиться от бывшего любовника.
Напряженный ствол Линна надавил на его ягодицы, и он выдохнул, расслабляя тугое колечко мышц, впуская в себя член. Брэд застонал и толкнулся назад, глубже вбирая в себя восхитительно напряженную плоть.
- Не терпится?
- Я хочу, чтобы меня трахнули, - признал он.
- Отлично, потому что я как раз собираюсь это сделать, - сказал ему Линн.
Член выскользнул и тут же вернулся обратно, задевая простату. У Брэда вырвался резкий вздох от удовольствия, накрывшего его. Он застонал, закрывая глаза. Линн скользил внутрь, так что яички ударялись о ягодицы, потом выходил почти до конца.
- Сильнее, пожалуйста, - выдохнул Брэд.
- Ммм… кажется, кто-то слишком торопится, - пробормотал Линн. Он обвил левой рукой плечи Брэда, чтобы опереться, правой ладонью обхватил член Брэда, водя по нему в другом ритме.
Стон прокатился по телу Брэда, и Линн усмехнулся, заметив, что он крепко вцепился в спинку кресла.

Это было здорово - войти в Брэда до упора. Даже больше, чем здорово, это было прекрасно. Когда я в последний раз был с мужчиной? Дьявол, даже и не вспомнить.
И он точно не скоро сможет забыть секс с Брэдом Тёрном. Слишком отзывчив был писатель, слишком чутко реагировал на его прикосновения, на скольжение члена внутри.
Такое воспоминание останется с ним надолго.
Брэд всхлипывал каждый раз, когда Линн толкался в обволакивающую плоть, показывая, насколько близок к тому, чтобы пролиться.
Линн изменил темп, с силой врываясь внутрь, яички хлопали по ягодицам писателя. Хриплое дыхание подсказывало, что Брэд вот-вот кончит, и он еще больше ускорил ритм, желая достигнуть оргазма одновременно.
- Сейчас…, - произнес Брэд.
- Сейчас, - ответил Линн, балансируя на грани. Еще пара движений и он провалится в блаженство, но пока…
Линн сжал плоть в своей правой руке, и Брэд закричал, изливаясь, охваченный оргазмом. Линн вошел резко, застонав, кончая, его глаза закрылись, когда вспышка острого удовольствия заглушила все остальные чувства и мысли. Дрожь пробежала по телу, сотрясая его до основания. С закрытыми глазами Линн крепко сжал любовника, словно тот был единственным шансом удержаться на земле, в этом мире.
Брэд вздохнул:
- Здорово.
Линн смог выжать только бессвязное бормотание в ответ, утробный, наполненный первобытными эмоциями звук. Он отлепился от Брэда и, шатаясь, побрел на кухню, выбросить использованный презерватив. Он вернулся в комнату и упал на кресло, борясь с чувствами, разрывающими его.
Рука прикоснулась к его плечу.
- Ты в порядке?
Он кивнул, все еще не способный разговаривать. Ошибка. Большая ошибка. Не надо было приходить. Не надо было делать этого. Что я скажу ему, если он увидит что-то странное? Надо уходить.
Он потянулся за одеждой, когда увидел черные ногти на своих руках, тут же прикрывая изменения тканью. Уходи. Проклятье. Просто уходи.
- Линн, что не так?
Он открыл было рот, чтобы ответить, но просто покачал головой.
Брэд встал перед ним, в темно-карих глазах отразилась озабоченность.
- Ты плохо выглядишь, - отметил писатель. – Ты очень сильно побледнел.
- Просто… устал, - с трудом выдавил он ложь из себя. Язык был толстым и слишком гибким, форма зубов изменилась. Он подошел слишком близко к черте. Нужно было бежать отсюда.
Линн попытался одновременно рывком натянуть свою одежду и спрятать от Брэда свои ногти. Это было непросто.
Вернее, это просто не получилось.
Брэд стоял перед ним, уставившись широко раскрытыми глазами, не понимая, что происходит.
- Линн, что случилось?
Линн покачал головой, отказываясь отвечать. Что он мог сказать? «Ой, между прочим, я не тот, за кого себя выдаю. Я на самом деле даже не человек!» Не получится. Как не вышло, и в прошлом.
В далеком прошлом.
Брэд схватил его руку, разглядывая уплотнившиеся черные ногти, пальцы, которые стали короче и шире. Писатель выпустил руку и отошел немного назад, не спуская с Линна глаз.
И был страх. Линн ожидал его. Еще он ждал ненависти или ярости, но они так и не появились. Вместо них вспыхнуло недоверие, а потом любопытство.
- Линн?
- Не могу…, - начал он, не желая рассказывать Брэду, кто он, опасаясь за собственную жизнь. Он пробовал рассказывать раньше и с трудом спасся, горько сожалея об откровенности.
- По крайней мере, скажи, ты убьешь меня?
Линн вскинул голову, встречаясь взглядом с Брэдом:
- Нет! Я… не убийца.
Он видел, какой сильный страх охватил Брэда, по широко раскрытым глазам на бледном лице.
- Я хотел тебя. Мне это … было нужно. Но… я ошибся. Забыл, как трудно себя контролировать, когда хочешь кого-то так сильно, как я хотел тебя.
- Скажи, что ты такое?
Линн покачал головой:
- Прости. Не могу.
Губы Брэда неодобрительно сжались.
- Ты хочешь меня, но не можешь быть искренним со мной?
- Не настолько хорошо тебя знаю, чтобы доверить такое. Ничего личного, но… Это все, что я могу сказать.
Писатель указал на его руки:
- Я с трудом поверил своим глазам, но я точно что-то видел.
- В каждой легенде, в каждой старой сказке, которую ты слышал, есть доля правды, - покачал головой Линн. – Большего не могу тебе сказать.
Писатель молча разглядывал его какое-то время, затем кивнул.
- Ладно, я знаю, что видел, и поверю тому, что ты сказал насчет старых легенд. Но все равно не понимаю, кто ты.
- Не могу сказать. Прийти сюда… Секс с тобой… Уже был ошибкой.
- Ошибкой, да?
Кислое выражение на лице Брэда показало, что эти слова были ошибкой гораздо большей.
- Я не имел в виду… Ладно, - Линн вздохнул. – Я уже говорил. Я хотел тебя. И все еще хочу, но я не могу скрыть свою натуру и даже давать тебе намек на то, кто я, опасно для нас обоих.
Брэд опустился на диванчик у окна.
- Опасно?
- Есть люди, которые зарабатывают на жизнь, истребляя тех, кто не является полностью человеком. Большинство из них сумасшедшие. Просто пережиток средневековья. Они считают, что все необъяснимое опасно и должно быть уничтожено.
- И чем это грозит мне? – спросил его Брэд.
Линн вздохнул.
- Ты не сможешь проговориться о том, чего не знаешь.
Брэд сидел, не отрывая взгляд от Линна, пока тот натягивал носки и ботинки.
- А тот факт, что я знаю, что ты не человек, тебя не беспокоит?
- Беспокоит, но, - Линн грустно улыбнулся, – большинство людей просто его проигнорируют, подумают, что шарики за ролики зашли, если сболтнешь такое. Защита в том, что ты не сможешь точно назвать, что я есть.
Брэд уперся локтями в колени и положил подбородок на руки.
- Когда я проснусь утром, весь разговор покажется мне плодом воспаленного воображения.
Линн направился к двери, но остановился рядом с Брэдом, который смотрел на него снизу вверх.
- Так будет лучше. Просто забудь, что видел что-то странное.
Он взглянул в темноту за окном, почувствовав, как что-то затронуло его нечеловеческие чувства. Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз пользовался своими способностями. Он запрятал их очень давно, подавляя все, чем был.
- Скажи мне только одно, - попросил Брэд.
- Если смогу.
- Ты убиваешь людей?
Линн поиграл желваками, думая, как ответить на вопрос.
- Если стоит выбор, убить или выжить, то убиваю.
Брэд кивнул.
- Ты завтра придешь?
Линн посмотрел в глаза Брэда.
- А ты хочешь, чтобы я пришел?
Уголок губ Брэда дернулся в намеке на улыбку.
- Мы использовали только один презерватив.
Линн улыбнулся в ответ:
- Приду, если ты уверен, что хочешь.
- Уверен.
Линн некоторое время изучал Брэда. Страх исчез, осталось только любопытство. Кажется, оно даже усилилось.
- Тогда завтра в восемь.
Линн открыл дверь и вышел, закрыв ее за собой.
Он окинул взглядом деревья. Смутное чувство тревоги наполнило его, по спине пробежал холодок: опасность витала в воздухе. Он поднял голову и глубоко вдохнул, вбирая в себя запах леса, пытаясь различить, откуда ветер доносит угрозу.
Эпона, мать лошадей, защити меня. Пожалуйста, пусть это будут не охотники. Не хочу снова пускаться в бега. Столько вложено в новую жизнь. Прошу, пусть никто – и ничто – не заберет у меня это.
_____________
Эпона (прим. пер.) – кельтская богиня, покровительница лошадей, ослов и мулов. Имя переводится, как Великая Кобылица.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:51 #6 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 5
[/b]

Брэд так предвкушал этот вечер: и пиво, и разговор, и секс. В итоге все было испорчено.
Сначала эта роза. Потом странное поведение Попрошайки. И, наконец, Линн.
Действительно ли он видел, как ногти мужчины почернели и утолщились? И странный разговор после секса, был ли он?
С одной стороны, он понимал, что все это происходило на самом деле. Но с другой, он, как испуганная птица, хотел зарыть голову в песок и не думать ни о розе, ни о внезапном молчании собаки. И уж точно не о Линне. Но выкинуть из головы хозяина ранчо и секс с ним никак не получалось.
Возможно, это просто смена часового пояса. Но отрицать, что сегодняшним вечером произошел целый ряд очень странных событий, которые я вряд ли скоро смогу забыть, глупо. К сожалению.
Бред пошел в ванную и принял душ. Он устал, но его разум был слишком возбужден, чтобы даже попытаться заснуть, так что он поступил, как всегда, когда не мог успокоиться: включил ноутбук. После сумасшедшего вечера в кровать не захочется еще долго.
Ноутбук еще не успел загрузиться, когда Брэд услышал стук в дверь. Он встал, гадая, зачем мог бы вернуться Линн. Может, он хочет извиниться за то, что бросил меня и убежал. Или, может, передумал и хочет сказать, что эти странные ногти были просто шуткой. Просто фокусом.
Он прошел по коридору мимо кухни и вошел в гостиную. Включил свет на крыльце и отпер дверь. Крыльцо было пусто. Не было ни Линна, ни кого-либо еще. Брэд нахмурился, пытаясь рассмотреть что-нибудь вне круга света. Он смог разглядеть только фигуру, темную тень среди черноты деревьев.
- Линн, все в порядке. Я не спал.
Брэд заметил две красные точки там, где находилась тень.
- Линн?
Фигура направилась в лес, прочь от домика и света на крыльце.
Брэд сморгнул и потер веки, неуверенный, видел он что-нибудь или нет. Просто глаза устали. Мне уже всякий бред мерещится. Нет там ничего, кроме деревьев. Это все мое бурное воображение и глаза перенапряглись.
Он повернулся было уйти, но цветное пятно на одном из стульев привлекло его внимание. Он присмотрелся. Красное. Подошел ближе к стулу, чтобы рассмотреть, что это, и похолодел.
На сидении стула, там же где и в прошлый раз, лежала красная роза. Он нахмурился. Роза, которую он выбросил, уже должна была увянуть. Но роза в его руке была свежей, словно ее только что вытащили из вазы в магазине.
Он с силой отбросил ее в темноту, услышав, как она упала среди цветов, пока шел в домик. Он запер дверь и замер в гостиной, разрываемый гневом, непониманием и страхом.
Это не может быть Виктор. Он не знает, где я.
Брэд вернулся к ноутбуку и попытался поработать, сосредоточиться на чем-нибудь, кроме событий этого странного вечера. Не получилось. Он не смог ничего довести до конца и сдался, решив проверить почту.
Виктор прислал три письма. Брэд удалил, их не читая, и проглядел сообщения, скопившиеся за три дня, от разных групп авторов и читателей. Зашел на сайты нескольких социальных сетей, в которых был зарегистрирован, и выключил компьютер.
Он решил лечь, закапал лекарство, от которого защипало в глазах, и забрался в постель, взяв с собой плеер с классической музыкой. Музыка помогла расслабиться, и он уснул около двух часов утра.
* * * * *
Почувствовав тепло солнечных лучей на лице, Брэд открыл глаза навстречу солнечному дню, пробивавшемуся между шторами. Из-за закрытых окон доносилось щебетание птиц. Он зевнул и сел.
При свете дня все тревоги и страхи прошлой ночи показались глупостью, просто игрой воображения уставшего человека, пересекшего несколько часовых поясов. Он встал, позавтракал и выпил кофе, прочитав сообщения на сайте социальной сети и несколько блогов. Помыл пару тарелок. Налил еще кофе и пошел работать над сюжетной линией книги, подправляя уже написанные части и улучшая главы, после того как вырисовался план.
Когда подошло время обеда, он сделал бутерброд, еще кофе и вернулся к работе. Если вчера он написал довольно мало, то сегодня слова полились из него, и вскоре канва была готова.
Он потянулся и решил, что надо сделать перерыв, размять ноги и проветрить мозги. Он выключил ноутбук и пошел на прогулку, надеясь, что она еще больше развеет странности предыдущего вечера, которые уже потеряли остроту, словно подзабытый сон.
Он вышел на послеобеденное солнце и вдохнул свежий горный воздух, пахнущий хвоей окружающего леса и грубоватым лошадиным духом. Думаю, стоит принять предложение Линна порубить дрова. Нужно размяться и провести время вне домика. Брэд направился к лестнице и резко затормозил. Ступени были покрыты увядшими лепестками красных роз.
Только он решил, что все это бредовое дерьмо закончилось. Он пинками сбросил лепестки со ступеней, раздавив часть из них, так что на дереве остались пятна.
Ну как мог Виктор сюда попасть? Да никак не мог. Откуда тогда берутся эти чертовы розы? Не думаю, что это Линн разбрасывает их по моему крыльцу. Если не он, то кто? Бред какой-то.
Это заставило его признать, что что-то все-таки происходит. Что-то странное, и он не знал, что с этим делать. Он пересек луг с дикими цветами и пошел между деревьев к главному дому ранчо.
Может, стоит рассказать Линну про розы, про то, что кто-то оставляет их на крыльце. Он имеет право знать, что кто-то пробрался на территорию его поместья.
Черт, если это Виктор, и он видел Линна в домике со мной… Вот черт, мы трахались как раз перед окном и не закрыли шторы. Что, если Виктор нас видел? Он может угрожать нам обоим.
Брэд замер на узкой тропинке от домика к ранчо. Он мог слышать ржание лошадей и голоса вдалеке, странно, что, находясь так далеко от дома, он не мог уловить лая Попрошайки.
Он вновь пошел по тропинке, прислушиваясь, не залает ли собака, внимая всем окружающим звукам.
Писатель нахмурился, поняв, что в лесу не слышно птичьего пения, и не было с тех пор, как он вошел под деревья.
Это я их спугнул или что-то еще?
Брэд прибавил шаг, почти побежал, глядя, куда ступает, так что сухие листья и ветки, усыпавшие землю, захрустели под ногами. Он достиг края леса. Увидев дом хозяина ранчо и левады со множеством лошадей, огороженные белым забором, он почувствовал облегчение, хотя и не мог бы объяснить почему.
Лошади, которые стояли ближе к деревьям, вглядывались в лес, подняв головы и прядая ушами в его сторону. Сначала Брэд подумал, что они смотрели на него, но даже когда он больше не стоял между деревьями и животными, их головы и уши оставались в том же положении.
Что-то привлекло их внимание, но это точно был не он.
Ладно, может, там что-то и есть. Даже лошади насторожились, так что это не мое воображение.
К тому же, мое воображение не может оставлять розы и лепестки на крыльце домика.
Голоса, которые он слышал, должно быть, принадлежали двум мужчинам, которые работали у конюшни. Возможно, он услышал их на таком большом расстоянии, благодаря чистоте горного воздуха и тишине леса. Возможно. После роз на крыльце, способность различать столь отдаленные звуки уже не стоила внимания. Он направился к стойлам, радуясь присутствию других людей.
- Привет, - крикнул он, подходя поближе.
Мужчины помахали в ответ, и он присоединился к ним. Они выглядели, как и положено типичным ковбоям: джинсы, футболки, сапоги, лица, загоревшие от работы на солнце из года в год. Пара обычных парней, делавших знакомую им работу.
- И тебе привет, ты тот писатель, да? – спросил тот, что потемнее, приподнимая шляпу в приветствии.
- Да, это я. Брэдфорд Тёрн, можно просто Брэд.
Мужчина кивнул:
- Я Джо Кендал, это вот Рой Карсон, - сказал он, указывая на другого парня. – Если вы ищете мистера МакНамару, то ему пришлось в город поехать.
- В общем-то, да, его. Я хотел обсудить его предложение.
Второй парень, Рой, блондин с редкими волосами и бледно-голубыми глазами, улыбнулся:
- Он сказал нам, на случай, если вы покажетесь в доме и спросите. Показать поленницу?
- Он не скоро еще вернется? – поинтересовался Брэд.
- Понятия не имею. Он повез Попрошайку к ветеринару.
Брэд похолодел.
- Что с ним?
Темноволосый пожал плечами:
- Глупый пес повстречал что-то нехорошее в лесу. Койота, или может крупную лисицу. Подрали его, но жить будет.
Брэд вспомнил собачий визг прошлым вечером. Только вот, чтобы пес с кем-нибудь дрался, он не слышал. Был просто визг и все.
- Хорошо бы он поправился, - сказал он. – Все-таки отличный пес.
- Он надоеда, - легко улыбнулся Кендал в ответ. – Но что еще можно ждать от пса по кличке Попрошайка.
- Да ладно тебе, Джо, он не так плох. И крысам не дает поживиться, - сказал Рой.
- Да, отличный крысолов, - согласился Джо. – Рой может показать тебе, что рубить надо.
- Пошли, - кивнул Рой, приглашающе махнув рукой.
Брэд последовал за ним.
- Давно здесь работаешь?
Рой усмехнулся.
- Да с тех пор, как вы писать начали.
Этот ответ удивил Брэда.
- Вы знаете кто я?
- Конечно. Я научную фантастику с детства читаю. Твой первый рассказ появился в малотиражке в девяносто втором. Осенний выпуск, если правильно помню.
Брэд не мог не улыбнуться:
- Третий и последний номер «Полной разгерметизации». Не многие его читали. Думаю, они только около пары сотен экземпляров сделали. Распространялся только по почте.
- Точно, - согласился Рой. – Я свой в специальном пакете храню. Слышал за него можно пятьдесят долларов выручить уже. А я заплатил только три с четвертью.
Брэд хмыкнул.
- У меня все еще лежат три авторских копии.
- Жаль, что они закрылись. Хороший был журнал, - высказал свое мнение Рой, когда они обогнули конюшню и подошли к огромной беспорядочной куче древесных обрубков, каждый сантиметров семьдесят длиной, некоторые были настолько большими, что сгодились бы и в качестве журнальных столиков.
- У нас большой дуб упал прошлым летом. И мы между делом его на дрова изводим.
Брэд посмотрел на куски побольше.
- Кофейный стол в домике?
Рой улыбнулся и кивнул.
- Ты хорошо детали подмечаешь. Той осенью взяли самую большую часть и отпилили кусок, чтобы стол сделать.
- Хорошо вышло.
- Ладно, давай покажу, что делать надо. Мне потом снова нужно за работу приниматься. Босс сказал, чтоб ты делал, сколько сможешь, и не перенапрягался. Ты можешь быть в хорошей форме, но, если не привык дрова колоть, то потом плечи и спина сильно болеть будут. Руки у тебя тоже не рабочие, так что смотри, мозоли появятся.
Брэд понимающе кивнул.
Рой выполнил обещание и показал, как колоть дрова, чтоб не пораниться. Уверившись, что справится, Брэд сказал:
- Думаю, я приноровился.
- Хорошо. Приятно было с тобой познакомиться, - заметил Рой. Он замолчал, как будто не решаясь чего-то попросить.
Брэд улыбнулся.
- Заноси, подпишу, - сказал он, прекрасно понимая, чего хочет этот ковбой, читающий фантастику.
Улыбка Роя осветила бы землю ночью:
- Спасибо, мистер Торнтон.
- Спасибо, что покупаешь мои книги, - ответил Брэд. – Не будь читателей, мне бы пришлось в ресторане работать или штукатуром.
- До завтра, - сказал Рой и ушел, по-дружески помахав рукой.
* * * * *
Линн заглушил двигатель и вытащил ключ из замка зажигания. Он оставил Попрошайку в больнице, потому что пес потерял много крови, и доктор решил оставить его под капельницей на ночь, что вполне устроило Линна.
Он вышел из грузовика, обдумывая утренние события. Попрошайка не вернулся домой прошлой ночью, его ужин так и лежал нетронутым в миске, когда Линн проснулся утром. Он пошел искать пса и нашел его лежащим в лесу, всего в крови, с несколькими глубокими ранами на боку. Сначала он подумал, что Попрошайка схватился с койотом или бродячей собакой, но раны были оставлены не зубами. По мнению ветеринара, это были следы когтей. Врач предположил, что Попрошайка подрался с небольшим медведем, но Линн знал, что это не так. На шерсти пса остался тот же мускусный запах, что он уловил прошлой ночью рядом с домиком.
Пора уже выяснить, что там прячется в лесу, и разобраться с этим. Что бы оно ни было.
Линн направился к деревьям, что стояли между домиком и главным строением. Он обошел огороженную леваду и собрался углубиться в лес.
- Линн, подожди!
Он обернулся на голос.
- Что такое? – спросил он подбежавшего Брэда.

Мужчина был весь покрыт опилками и древесной корой, футболка на нем была мокрой от пота.
Он уловил запах Брэда, резкий аромат человека, который трудился, тут же отвлек его от размышлений, послав импульс желания. Его пульс ускорился, член начал твердеть в тесных джинсах.
- С псом все в порядке? – спросил Брэд.
- Жить будет, - ответил Линн, осматривая писателя сверху донизу. Он выглядел так же хорошо, как и пах. Влажные от пота, его темные волосы завивались на концах, а глаза, выразительно-карие, были яркими и живыми, несмотря на озабоченное выражение.
Линн нахмурился.
- Что тебя беспокоит?

Брэд не повернулся к Линну. Его взгляд сосредоточился на деревьях.
- Не уверен, но… Думаю, мой бывший любовник мог последовать за мной сюда, - сказал писатель почти шепотом, словно боялся, что их может услышать человек, о котором они разговаривают.
Линн нахмурился сильнее.
- Почему ты так считаешь? – спросил он.
- Он всегда приносил мне красные розы, и я нашел две на крыльце домика вчера ночью. Одну перед тем, как ты пришел. И еще одну после твоего ухода. И сегодня утром ступени на крыльце были засыпаны лепестками.
И это самое нечто появилось тут с Брэдфордом Тёрном в один день. Замечательно. Я встречаю мужчину, которого хочу, и оказывается, он только что порвал с любовником, который его преследует.
- Ревнивый тип?

Брэд согласно мотнул головой.
- Да, он жутко ревновал и ругался в последнее время. Хотел, чтобы я бросил писать и все свое время посвящал ему. Полный эгоист, но он не был таким, когда мы только начали встречаться.
Линн кивнул, понимая.
- Некоторые парни просто не умеют вести себя как взрослые люди, - заметил он. – Так ты думаешь, он приехал сюда за тобой?
- Не знаю. Я никому не говорил, куда направляюсь, но это единственное, что могу придумать, чтобы объяснить, откуда берутся эти розы. Разве что… ты их оставил.
Линн натянуто улыбнулся.
- Не в моем стиле. Я бы принес стейки и пиво, а не розы.
Брэд вздохнул.
- Я и не думал, что это был ты. Так что остается только Виктор, должно быть, он нашел меня тут, не знаю, правда, как.
- Думаешь, он может быть опасен? – спросил Линн.
- Один раз он влепил мне пощечину но, - Брэд пожал плечами, - не знаю. Возможно. Мы были любовниками, но, честно говоря, я не много знаю о его жизни до того, как мы встретились.
Линн слегка коснулся шляпы на голове.
- Пошли, провожу тебя до домика. Думаю, в целях безопасности, просто на всякий случай, тебе лучше пожить у меня. По крайней мере, до тех пор, пока мы не поймем, что происходит.
- От меня одни неприятности. Возможно, мне стоит просто собраться и уехать, - заявил Брэд.
По мнению Линна, мужчина выглядел не слишком-то счастливо, и он не мог его упрекнуть. Он немало заплатил за домик. Плюс билет на самолет до Денвера и аренда машины – все складывалось в приличную сумму денег.
Но я не хочу, чтобы он уезжал. Что, конечно, очень эгоистично, потому что я хочу, чтобы он остался, чтобы я мог его трахать. Ну и кем меня это выставляет? Но это тоже не совсем верно. Я могу защитить его от этого придурка, но хочу ли я рисковать? Что, если я потеряю контроль, и они оба увидят настоящего меня?
Он должен был сказать Брэду, чтобы тот уезжал. Этот Виктор был проблемой писателя, не его. И все же, он не мог повернуться к Брэду спиной.
Может, это он ранил Попрошайку. Нет, это не имеет смысла, что бы это ни было, у него когти такие же страшные, как у медведя.
Мускусный, пыльный запах что-то значил. Воспоминание всплыло и тут же исчезло, так что он не смог ухватить его.
Запах. Когти. Ревнивый мужчина, оставляющий бывшему любовнику красные розы.
Детали мозаики складывались во что-то опасное.
И Линн не мог ухватить всю картину. Что он понял, так это то, что, кем бы или чем бы Виктор ни являлся, человеком он не был.
- Вот что, иди в домик, умойся. А я посмотрю вокруг, в лесу, может, что-нибудь найду.
Брэд схватил его за руку.
- Ты не должен идти один.
Линн криво улыбнулся.
- Не беспокойся. Я могу о себе позаботиться.
Брэд отпустил его.
- Ладно, пойду в домик, подумаю, что делать. Возможно, мне стоит вернуться домой.
- Решай сам. Я не прошу тебя уезжать.
И если это нечто, бродящее по лесу, и есть Виктор, то он уедет за Брэдом. Что тогда? Он может ранить Брэда или даже убить. Нельзя дать этому случиться. Я должен защитить его. Должен.
Но защитить от чего?

Они вошли в лес вместе. Линн проводил Брэда до места, откуда был виден домик.
- Будь осторожен.
- Запри дверь, - ответил на это Линн и направился в глубь леса, искать человека или что-то, напавшее на Попрошайку и угрожавшее Брэду.
Линн тенью скользил между деревьев, осматривая почву, выискивая что-нибудь необычное на ветках. Он нашел мертвую белку на земле. Зверек был разорван почти пополам. Он тельца шел странный мускусный запах. Линн нахмурился.
Тут след зубов. Так, что могло бы укусить белку, но не съесть ее. Не лиса и не волк. Большая кошка на белку даже не позарилась бы. И животные не оставляют цветов на крыльце.
Что остается?
Ответ на его вопрос стал вырисовываться в мозгу, и этот ответ Линну не нравился. Если я прав насчет этого придурка Виктора, то мне поздно беспокоиться, что Брэд столкнется с потусторонним миром.
Линн двинулся дальше в лес, находя следы того, что нечто бродило между деревьями. Скоро должно было стемнеть, и, если он не найдет зацепку, чтобы определить, с чем конкретно имеет дело, придется вернуться домой и ждать следующего дня. Или можно было рискнуть и сделать то, чего он пытался избежать. Чего он поклялся никогда не делать.
Он подошел к откосу и остановился наверху. До него донесся сильный запах смерти, следуя за которым, Линн нашел останки маленького оленя. Он присел, пытаясь определить, что послужило причиной смерти молодой самочки, а потом резко отодвинулся от тела животного.
Раны Попрошайки, останки белки и оленя и запах сложились в ответ, в котором он нуждался. И это ответ ему не понравился.
Он встал и внимательно осмотрел сгущающиеся тени.
Нужно вернуться к Брэду до того, как Виктор решит, что устал от игры, во что бы там он ни играл, и убьет Брэда каким-нибудь жутким способом. Линн побежал к домику, к писателю, который ничего не подозревал и был совершенно беззащитен.
Нужно придумать предлог, чтобы остаться с ним, пока Виктор, чем бы он ни был, не придет за Брэдом.
Что если он не придет сегодня вечером, что если он дождется того момента, когда меня не будет рядом?
Надо выманить его из укрытия, чтобы избавится от него. Если не сделаю этого, Брэд будет в опасности до конца жизни.
Или пока ЭТО наконец не решит убить его.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 17:58 #7 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 6
[/b]

Когда Брэд дошел до домика, крыльцо вновь было усыпано розовыми лепестками, а на столе на веранде стояла ваза с розами. Он смел лепестки со ступеней и выбросил цветы через перила. Вазу он так и оставил снаружи, не желая видеть ее в домике. Он бы выбросил и ее, но она могла разбиться и кто-нибудь, тот же Попрошайка, мог пораниться об острое стекло, разгуливая по траве.
Он принял душ, переоделся в чистые вещи и попытался поработать, но безуспешно. Он то и дело вставал, подходил к окну, высматривая Линна, волнуясь о нем.
Это, должно быть, Виктор, но не пойму, как он узнал, куда я уехал, да еще и добрался сюда так быстро.
Из того, что случилось с его приезда, розы беспокоили его больше всего. Он мог притвориться, что то, что случилось с Линном прошлой ночью – не секс, а странности – было игрой его уставшего разума. Он мог даже проигнорировать чудной диалог о существах из легенд после секса, хотя не то, чтобы Линн много чего рассказал.
Но розы нельзя было списать, как видение от недосыпа. Они были материальны.
Он обернулся и заметил три презерватива, оставленные Линном на кофейном столе.
Мне и вправду хотелось, чтобы он меня трахнул. И если он придет сегодня вечером и покажет, что и ему хочется, сделаю это еще раз. Плевать, что он странный. Люди называют меня ненормальным из-за того, что пишу.
Хотя, не думаю, что я какое-то необычное существо.
И конечно, мои ногти не чернеют после секса.

Брэд пошел на кухню и взял пару бутылок пива. Он размышлял, не пойти ли ему на улицу, когда услышал, как кто-то поднимается по ступенькам на крыльцо.
Брэд поспешил к двери, все еще держа пиво в руках, когда в дверь постучали.
Вместо того, чтобы открыть, он выглянул в окно. На крыльце стоял Линн. Брэд не сдержал улыбку и отпер дверь. Хозяин ранчо тяжело дышал, слегка вспотев после бега.
- Эй, ты в порядке?
- Начало темнеть, а у меня фонаря с собой не было, так что пришлось бежать. Можно войти?
- Конечно, входи. Бери пиво, передохни, - Брэд отступил в сторону, впуская ковбоя в домик. Линн вошел и взял одну из бутылок у Брэда.
- Нашел что-нибудь?
Линн опустился на диван, открыл пиво и сделал пару глотков. Брэд уселся в кресло, наблюдая за ковбоем в ожидании ответа.
- Я не нашел то, что бы это ни было, что ранило Попрошайку, но наткнулся на следы. Что-то там есть, не знаю, Виктор это, или что еще.
- Что-то? – переспросил Брэд, которому не понравилась размытость ответа.
- Можно спросить у тебя кое о чем? – сказал Линн и, подождав, пока Брэд кивнет, продолжил. – Как хорошо ты знаешь Виктора?
Брэд нахмурился.
- Он никогда не рассказывал о себе. Мне известно, что фамилия у него Августин, он работал независимым финансовым инспектором в суде.
- Кем? – уставился на него Линн.
- Судебным финансовым инспектором. Таких нанимают, когда надо выяснить, куда ушли деньги при корпоративных хищениях.
Несколько мгновений Линн сидел, уставившись взглядом в никуда, очевидно, над чем-то раздумывая.
- Что еще ты знаешь?
Брэд пожал плечами.
- Он не любил болтать, но мы ходили смотреть пьесы в экспериментальные театры и дважды на выступление оркестра нью-йоркской филармонии.
- Итак, пьесы и музыка. Рестораны и кино?
- Да, он приглашал меня на ужин несколько раз. Каждый раз была французская кухня, хотя я ее не очень люблю. Но в кино мы не ходили. Он говорил, что не очень любит фильмы.
Линн медленно кивал, пока Брэд рассказывал.
- Ты чего-то мне не говоришь?
- Просто любопытствую. Ты упомянул его, и мне показалось странным, что он не рассказывал о себе.
- Что я знаю о тебе? – возразил Брэд. Линн открыто встретил его взгляд.
- Ты знаешь, что я развожу пятнистых лошадей и очень горжусь этим, сдаю этот домик людям, которым нужен покой на некоторое время.
Линн поставил пустую бутылку на столик.
- У тебя есть собака по кличке Попрошайка, и на тебя работают парни, которых зовут Рой и Джо.
- И я не тот, кем кажусь.
- Или ты бредишь.
Линн усмехнулся ему.
- Может и так.
- Так к чему ты клонишь?
- К тому, что ты за два дня узнал обо мне столько же, сколько о Викторе за … Сколько вы там встречались?
- Шесть месяцев, - Брэд уставился на ковбоя. – Не осознавал этого, но ты прав. Я почти ничего не знаю о Викторе.
- Ты не находишь это несколько странным?
- Нахожу, но до сих пор я не задумывался о таком недостатке информации, - Брэд допил свое пиво и подхватил бутылку Линна. – Еще?
- Конечно.
Брэд встал и пошел на кухню, положил пустые бутылки в мусор и достал пару новых из холодильника. Он закрыл дверцу и, обернувшись, увидел, что Линн прислонился к косяку кухонной двери. Хозяин ранчо разделся до джинсов, напряженный член виднелся под плотной тканью. В руках он держал пакетик с презервативом.
- Что ты предпочтешь: долгий и холодный или длинный и горячий?
У Брэда пересохло во рту, он не мог отвести взгляда от промежности Линна. Он хотел почувствовать эту длинную напряженную плоть внутри себя. Прямо сейчас.
Линн вошел в кухню и взял Брэда за руки повыше локтей. Ковбой спиной довел его до стола и прижал к столешнице, несколько раз легко и дразнящее поцеловал губы Брэда. Тот обвил Линна руками, не выпуская бутылок, и те негромко стукнулись за спиной ковбоя.
- Не урони. Они понадобятся нам позже, - пробормотал Линн ему в губы.
Брэд отставил бутылки и приоткрыл рот, впуская язык ковбоя. Он чувствовал вкус пива и что-то сладкое за ним. Пряное. Он просунул руку между ними и дотронулся до паха Линна, услышав, как мужчина застонал от желания.
Он хочет меня. Я хочу его. Плевать, что он считает себя йети или оборотнем. Я хочу его снова. Даже если мне придется уехать, пусть это путешествие не будет полностью напрасным. Виктор должен остаться в прошлом, навсегда. Тогда я опять смогу встречаться. Влюбиться в кого-нибудь, кто не будет относиться ко мне, как к какой-нибудь вещи из гардероба, галстуку или дорогим часам.
Руки Линна скользнули от бицепсов по спине к ягодицам и сжали их, пальцы зарылись в податливую плоть, заставляя Брэда мечтать о напряженном члене – члене Линна – внутри себя.
- Хочу тебя Брэд, - пробормотал Линн, поцелуи переместились с губ на шею. Зубы чуть сжали его кожу - укус любовника, и он поежился от удовольствия. Что-то знакомое почти вспомнилось, что-то о Викторе, но ему не хотелось думать ни о чем, связанном с бывшим партнером, так что Брэд отбросил его. Не сейчас, когда рядом был горячий и восхитительный Линн, готовый трахнуть его.
- Тогда тебе стоит избавить меня от одежды, как думаешь?
- Ууу-гууу, - согласился Линн, срывая с Брэда футболку и возвращаясь к покусыванию горла.
Хочу его. Мне не стоило бы этого делать, но это может выманить Виктора. Он может прийти за Брэдом, и тогда я прикончу ублюдка. Брэду не нужно будет беспокоиться, что этот Виктор использует или обидит его. Хотя не понимаю, почему я так близко воспринял его проблемы. Я не должен был вмешиваться, и все же, не могу позволить, чтобы что-то вроде Виктора сделало Брэда своей жертвой. Только не парня, которого я захотел с первого взгляда
.
Его поцелуи переместились ниже, пока руки возились с молнией на брюках Брэда. Брюки упали к лодыжкам, и Линн усмехнулся мужчине в плечо: на писателе не было нижнего белья. Он надеялся, что я вернусь, чтобы использовать презервативы, что принес вчера. И именно это я и собираюсь сделать. Я хочу быть с ним и, когда я уйду, то отойду ровно на столько, чтобы Виктор решил, что Брэд уязвим.
Линн притянул мужчину ближе. Их члены прижались друг к другу.
- Приходилось заниматься сексом на кухне?
Брэд рассмеялся, и Линну понравился этот звук, словно что-то теплое, как солнечный свет на обнаженной коже или жар уютного огня, наполнило его. Никогда раньше он не испытывал подобного, и это заставило его задуматься. Что это было за чувство, и что его породило. Разве может быть настолько хорошо от простого человеческого смеха?
- Однажды. А что?
Линн наклонил голову ровно настолько, чтобы прошептать Брэду на ухо:
- Я планирую трахнуть тебя прямо здесь и прямо сейчас. Есть возражения?
Он почувствовал, как мужчина вздрогнул в его объятиях, по коже пробежали мурашки.
- Ни одного.
Линн фыркнул в ответ.
- Вот и ладно, я бы все равно их не принял.
- Ооо, прямо доминирование, - поддразнил его Брэд. – Все ковбои такие настойчивые?
- Ага, - сказал Линн, нежно выдыхая в шею Брэда, целуя вдоль кожи с легкой щетиной. Он чуть прикусил плоть, которую целовал, и улыбнулся, услышав стон Брэда. Внезапно писатель оттолкнул его, приведя в замешательство.
- Что такое? – спросил он, отступая на шаг, не уверенный, что он сделал, чтобы расстроить мужчину. Только что все было хорошо. И вдруг это. Бессмыслица.
Брэд стоял неподвижно, уставившись на него. Зрачки расширились, лицо побледнело.
- Так же начиналось и с Виктором. Маленькие игры в доминирование. Не хочу повторять подобные отношения.
Линн осмотрел Брэда, кивнул. Точно нужно избавляться от Виктора.
- Я не такой, - объяснил Линн, дотрагиваясь до щеки Брэда. Мужчина не отшатнулся, что показалось Линну добрым знаком. Но он и не придвинулся ближе, и не ответил на ласку. Просто принимал ее, но без энтузиазма.
Он обнял Брэда, прижал к себе.
- Не знаю, что этот придурок сделал тебе, но я не он.
- Я…, - Брэд вздохнул и расслабился в кругу его рук. – Мне все нравилось, и когда ты шутил тоже, пока я не вспомнил, как проблемы начались с Виктором. Маленькие игры, поддразнивания. Я считал их безобидными. Тогда.
Линн крепче сжал Брэда.
- Мы не очень-то знаем друг друга, но клянусь, я тебя не обижу. Ни физически, ни эмоционально.
Он не совсем понимал, почему так рвется защитить Брэда от ТОГО, что преследовало писателя. Это его не касалось. Никак. Смертные становились жертвами этих созданий на протяжении веков.
И все же… Он не позволит причинить вред Брэду. Не на своей территории.
- Прости, - пробормотал писатель. – Думаю, все было так плохо с Виктором, что мне просто сложно о нем забыть.
- Ничего, - ответил Линн, ожидая знака от Брэда, уйти ему, или они продолжат начатое. – Я так понимаю, расстались вы недавно, раз он тебя преследует.
- Меньше недели прошло. Из-за Виктора я покинул Нью-Йорк. Я хотел уехать, чтобы забыть о нем.
Линн обнял писателя крепче, пытаясь успокоить, как мог, не открывая, кто он есть на самом деле. Он не был готов посвятить Брэда или кого-либо еще в свою тайну. И он не собирался позволить этой твари, бродящей в лесу, причинить вред Брэду.
Рука скользнула по боку Линна на его бедро, схватила пояс джинсов и расстегнула пуговицу и молнию. Сдвинула джинсы вниз с ягодиц, освобождая болезненно-напряженный член. Ладонь Бреда осторожно обхватила его ствол и заскользила вверх и вниз.
- Думаю, я должен извиниться, что был таким нытиком и испортил настроение, - заметил Брэд. Он опустился на колени, его рот раскрылся, чтобы принять член Линна.
Ощущение горячей, влажной плоти, обволакивающей чувствительную кожу, вырвало у Линна стон наслаждения. Он опустил ладонь на голову Брэда, зарываясь пальцами в мягкие волосы.
Умелый язык облизал его головку, скользнул по ней, а потом вдоль всей длины члена. Кончик языка коснулся расщелины в центре, и Линн резко вдохнул. Брэд определенно знал, что делает, и, по мнению Линна, он никогда не испытывал таких острых ощущений. Линн застонал, приятное ощущение переполняло его настолько, что он не хотел останавливать Брэда. Но пришлось, иначе бы он кончил, а ему хотелось быть внутри мужчины, когда тот сдастся желаниям своего тела.
И Линн хотел, чтобы он стоял на коленях у его ног. Но почему это желание так сильно, понять не мог.
Он осторожно тронул Брэда за плечо.
- Постой, - пробормотал он голосом полным жажды, но его любовник не выпустил плоть изо рта. Наоборот, стал сосать быстрее, и Линн застонал, удовольствие было искушением слишком сильным, чтобы ему противиться.
- Остановись, Брэд, я хочу трахнуть тебя.
Брэд выпустил член изо рта, легко лизнув напоследок твердый ствол. Ноги задрожали от острого наслаждения, пронзившего его.
Брэд, все еще стоя на коленях, поднял на Линна потемневшие от желания глаза. Легкий румянец возбуждения покрывал его щеки, жажда наполнила воздух запахом страсти.
- Хочу тебя, Линн.
Линн протянул руку, и Брэд ухватил ее. Он помог писателю встать и направился в спальню. Брэд, сбросив брюки, последовал за ним.
- Хочу делать это с тобой не спеша, так что пошли в кровать, если ты не против.
- Мне подходит, - улыбнулся Брэд.
Линн улыбнулся в ответ.
- Это хорошо, потому что все оставшиеся презервативы у меня в кармане.
Поблагодарили: Лазурный, Tmin, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 18:07 #8 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 7
[/b]

- Ты все только обещаешь использовать их, но так и не приступил к делу, - подразнил его Брэд по пути в спальню.
- Посмотрим, как я могу исправить ситуацию, - заметил хозяин ранчо.
Как только они вошли комнату, Линн сгреб его в объятия и поцеловал, нежно лаская губы языком, просясь внутрь, но не настаивая.
Брэд раскрыл губы, впуская язык ковбоя, борясь с ним своим, отвечая страстью на страсть, желанием на желание. Он скользнул рукой между ними, касаясь шелковистой кожи на члене Линна, заставляя того поторопиться.
Он вовсе не похож на Виктора. Никто и никогда до Виктора не относился ко мне так, так что шансы, что все повторится вновь, скорее всего, равны нулю. В любом случае, я пробуду тут только месяц, что за отношения у нас сложатся? Мы можем просто трахаться, пока я тут, а потом все закончится. Я отправлюсь домой с приятными воспоминаниями о сексуальном ковбое и жаркой любви. Никаких претензий, и я окончательно порву с Виктором.
Губы Линна прикоснулись к его горлу, и он услышал шепот, вырвавший его из размышлений:
- О чем ты думаешь?
- О Викторе, - ответил он.
- Со мной так скучно? – спросил Линн. Расстроенный, почти обиженный голос заставил Брэда почувствовать себя придурком. Рядом с ним находился сексуальный ковбой, сгорающий от желания, а он отвлекся на своего бывшего любовника, полного ублюдка.
- Нет, нисколько. Он сломал меня. И эти розы на крыльце…
Линн отступил, беря голову Брэда ладонями и твердо встречая его взгляд. Брэд понял, что не может отвести глаз. Янтарные радужки отражали приглушенный свет, словно кошачьи глаза… Или волчьи, прошептал его разум. Следующей мыслью было, не глупи. У него необычные глаза, но это не глаза животного. Тут он вспомнил странные изменения в Линне, когда они занимались сексом в первый день, и это заставило его задуматься кому – или вернее чему – он собирается дать себя трахнуть во второй раз.
- Тебе не надо бояться, что Виктор охотится на тебя. Если я встречу его, я с ним расправлюсь. Люди на ранчо в наших краях не любят нарушителей, и я не исключение. Если увижу его рыскающим тут, выставлю без промедления, обещаю.
Охотится на меня. Боже, именно так это называется. Из жестокого любовника он стал преследователем. Но как, черт возьми, он меня нашел?
- Ладно, Линн, - он выдавил тусклую улыбку.
Линн поцеловал его, не выпуская голову Брэда из рук, страстно исследуя его рот. У Брэда перехватило дыхание от этого поцелуя. Его сердце забилось в ритме желания. Член запульсировал, яички заныли от желания разрядиться, словно Линн уже его трахал.
- Пожалуйста, Линн, хочу тебя, - сказал он любовнику.
- Хорошо, потому что я собираюсь дать тебе, чего ты хочешь, - ответил Линн.
Ковбой уложил его на кровать, прижимая своим весом к матрасу. Линн поцеловал его, нежно водя жесткими от работы ладонями по телу Брэда.
Брэд застонал, с каждым прикосновением губ, с каждой лаской все больше желая, чтобы его трахнули.
- Пожалуйста, я хочу, чтобы ты взял меня.
- Ну, думаю, надо что-то с этим делать, - хмыкнул ковбой.
- Сделай, - ответил Брэд, когда Линн встал, чтобы снять джинсы. Член ковбоя торчал, и Брэд облизнул губы при виде напряженной плоти. Ему нравилось сосать член, а у Линна он был особенно привлекательным, не только на вид, но и на вкус. Он перекатился на край кровати и сжал ягодицы Линна, опуская голову, чтобы взять в рот тяжелую плоть. Головка члена проскользнула до самого горла, и он провел языком по вздувшейся вене внизу, смакуя солоноватый и немного сладкий вкус выступившей смазки. Он наслаждался каждой деталью в Линне.
Надоедливый голос в мозгу прошептал, что и с Виктором было так же… вначале.
- Это более, чем приятно, но я думал, ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, - сказал Линн.
Брэд выпустил вкусную плоть изо рта, чтобы ответить:
- Хочу, но мне нравится сосать член, так что я просто наслаждался вкусом, пока ты не надел презерватив.
Линн усмехнулся.
- Ну, если тебе так нравится, то я не против.
Брэд покачал головой:
- Оставим на следующий раз. Хочу чувствовать тебя внутри.
- Этот вариант меня тоже устраивает, - ответил Линн, доставая запакованный презерватив.
Брэд выхватил его из рук ковбоя и забрался на середину кровати, поворачиваясь к Линну задницей.
- Иди сюда и возьми.
- Похоже, ты придумал отличный план. Поделишься со мной? – спросил Линн, забираясь к Брэду.
- Все очень просто. Я подманю тебя поближе и дам презерватив. Ты наденешь его, а дальше природа возьмет свое, ну естественно, гейская природа.
- Естественно, - фыркнул Линн.
Брэд отдал ему пакетик, и Линн разорвал его, ухватив зубами за угол. Брэд посмотрел, как ковбой раскатывает резинку по напряженной головке. Ему пришлось облизать губы, чтобы они не пересохли.
- Я уже говорил, что у тебя просто невероятный член?
Линн усмехнулся:
- Пока нет.
- Ай-яй-яй, мне стоило сделать это раньше, - заметил Брэд.
Линн потянулся за ним и притянул ближе, чтобы жарко поцеловать в рот. Язык ковбоя ворвался внутрь, уничтожая последние сомнения, отбрасывая прочь страхи и беспокойство о Викторе. Безо всяких слов говоря, что не надо бояться мужчины, что, что бы там ни было, по причинам, неизвестным Брэду, Линн защитит его.
Они стояли на коленях на кровати и целовались, жесткие ладони Линна ласкали низ его спины, задницу, тиская крепкие мышцы его ягодиц. Брэд застонал. Было так здорово чувствовать, как ладони любовника разминают его задницу, искушение только возрастало, заставляя все больше желать мужчину.
Он прервал поцелуй, выдохнув:
- Пожалуйста.
Линн опустил голову, целуя и покусывая его шею. Вторая волна желания прошла сквозь Брэда, жаркая и ненасытная. Он отодвинулся от Линна, не в силах вынести еще одной дразнящей ласки, и встал на четвереньки и повернулся, предлагая Линну свою изнывающую задницу.
Брэд глянул через плечо, почувствовав, как рука легла на его ягодицы. Линн встал на колени позади него, признательно лаская взглядом тело, прежде чем взял его бедра, разводя ноги еще сильнее в стороны.
- Так лучше?
Линн кивнул и приставил свой член ко входу. Ковбой медленно и постепенно стал входить, позволяя Брэду приспособиться к вторжению. Брэд застонал, когда напряженный член задел его простату, и наслаждение, словно разряд, прокатилось по нервам.
- Тебя легко удовлетворить, - заметил Линн, когда его член вышел наружу почти до головки, а потом снова ворвался внутрь, так что яички хлопнули о промежность Брэда.
- Дайте мне большой член, трахните поглубже, и я буду счастлив до чертиков.
- А мне – хорошую задницу, чтобы вставить, и тут уж я буду счастлив не меньше, - сказал Линн.
- Ну значит, мы созданы друг для друга, - заметил Брэд, насаживаясь на пронзающую его плоть. Линн двигался медленно, и Брэд понял, что ковбой решил растянуть удовольствие, но Брэда это не устраивало. Он хотел кончить. И начать все сначала, когда оба отдохнут.
Руки обхватили его бедра, заставляя остановиться.
- Ты куда торопишься?
- У нас еще целых два презерватива.
Рассмеявшись, Линн увеличил скорость, вбиваясь в Брэда так, что тому пришлось вцепиться в покрывало.
- Да, Линн. Быстро и сильно. Вперед, ковбой!
Смех Линна разлетелся по комнате.
- Спаси лошадь, оседлай писателя. Что-то новенькое.
Мозолистые ладони хозяина ранчо обхватили член Брэда, лаская быстро и жестко.
Брэд задрожал, его яички сжались, когда тело замерло на пике наслаждения. Он выдохнул:
- Еще бы, - прежде чем способность разговаривать окинула его, и оргазм ослепил вспышкой блаженства.
Линн застонал, когда его член пролился в тесную задницу Брэда, а его ладонь покрылась семенем писателя.
Брэд под ним опустился на матрас, счастливо вздохнув.
- Боже, это было фантастично, Линн.
Ковбой похлопал любовника по заднице, но отвлекся.
Что-то затаилось снаружи. Чье-то враждебное присутствие, не ощутимое до этого момента. Но которое он обнаружил сейчас. Злоба исходила от Твари за стенами домика. Он чувствовал, насколько Тварь хотела проникнуть внутрь, покалечить и убить, сдерживаемая только ограничениями, наложенными на ей подобных.
Линн обнажил зубы в зловещей улыбке.
Я знаю, ЧТО ты такое. И пока Брэд тут, он в безопасности. Тут я его и удержу, подальше от тебя.
Линн полностью лег на Брэда. Ему нравилось чувствовать писателя под собой, и на мгновение он задумался, как это, быть снизу, но быстро отбросил эту идею. Он не мог позволить себе настолько потерять контроль. Линн взглянул на свои почерневшие ногти, довольный, что любовник лежит лицом вниз и не может их видеть. Он открыл было рот, чтобы заговорить, но почувствовал, что язык утолщился, и решил этого не делать. Не стоило повторять ошибки прошлой ночи.
Не так быстро. Не тогда, когда я должен защищать его от проклятой Твари, охотящейся на него. Он пошевелил пальцами и слегка прикусил язык, пытаясь обратить изменения побыстрее, пока не заметил Брэд.
- Я бы выпил пива или чего-нибудь холодного, - заметил писатель.
Линн неразборчиво буркнул и встал с кровати. Снял презерватив, свернул его и выбросил в мусор в ванной по пути на кухню. Он мог принести Брэду выпить, это позволяло на время скрыться, чтобы восстановить личину: магию, позволявшую ему казаться человеком. Ему нужно было принять человеческий вид как можно скорее.
Нужно либо рассказать ему, кто я, либо перестать приходить к нему и заниматься сексом. Что-то одно. Думаю, придется прекратить встречаться с ним, как только разберусь с Виктором. Но я не хочу прекращать. И не могу рассказать, потому, что это слишком опасное знание. Он вернется в Нью-Йорк, зная только, что я не человек. Слишком большой риск для обоих. Проклятье! В какое дерьмо я вляпался! Не хочу рассказывать ему, и хочу заниматься с ним сексом, но если я продолжу его трахать, то в конце концов проговорюсь, и выпущу джинна из бутылки.
И что тогда?

Но ведь ответ очевиден. Я не хочу, чтобы он уезжал. Хочу, чтобы он остался и был моим любовником, что глупо, потому что у Брэда есть своя жизнь. И нельзя ожидать, что он все бросит ради хорошего секса. Да, для меня это становится чем-то большим, чем просто секс, но не факт, что он почувствует то же самое. Люди не так подвержены эмоциям, как сверхъестественные существа. Меня привлекает нечто большее, чем жадная задница и удовольствие, хотя и его нельзя отрицать. Я хочу, чтобы он принадлежал мне, как и я ему, но это неправильно, вовлекать его в мой мир. Он слишком опасен для простых людей.
Ну и какого черта, я в это впутался?
Проклятье!

Он добрался до кухни и уловил краем глаза движение Твари за окном. Мертвенно бледное лицо, водопад волос черных в ночной темноте, потом видение пропало.
Итак, это Виктор. Довольно привлекательный для Твари. Не удивительно, что Брэд влюбился. Бедный парень, у него просто не было шансов. Так ОНИ и поступают. ОНИ выбирают жертву и присасываются к ним, как энцефалитные клещи, но вместо того, чтобы принять антибиотик, жертва умирает.
Он взял пару бутылок из холодильника, отметив, что ногти почти вернулись к нормальному состоянию. Быстрый взгляд на отражение в окне показал, что лицо тоже выглядит нормально. Отлично. Он открыл пиво, бросил крышки в мусорку и направился в спальню.
Думаю, я побуду еще рядом с Брэдом, пока не станет совсем поздно, а потом пойду охотиться на этого ублюдка Виктора. Хватит ему следовать по пятам за Брэдом.
Писатель лежал в той же позе, как он его оставил: лицом вниз, обнаженный. К счастью, он не видел, как пара горящих глаз наблюдала за ним сквозь закрытое окно.
Брэд тихонько посапывал, уснув, расслабленный оргазмом. Это вполне устраивало Линна. Что его не устраивало, так Тварь за окном.
Он поставил бутылки на стол, обошел кровать и, глядя ЭТОМУ прямо в глаза, демонстративно задвинул шторы, заставив Тварь по ту сторону стекла зарычать и зашипеть.
Губы Линна сложились в невеселую улыбку. Ну давай, рассердись. Тогда ты будешь мстить мне, чего я и добиваюсь. Чтобы ты сосредоточил свою ярость на мне, а не на Брэде.
Брэд что-то пробормотал, и Линн обернулся, встречая взгляд темных глаз и сонную улыбку, с которой тот потянулся за пивом.
- Привет, - сказал он.
- Привет, - ответил Брэд и сделал большой глоток из бутылки. Он прислонил подушки к спинке кровати и похлопал рядом с собой. – Присоединишься?
Линна не пришлось просить дважды. Он сел и прислонился к спинке, потом взял оставшуюся бутылку и сделал несколько глотков холодного хмельного напитка.
- Зачем ты закрыл шторы?
Линн взглянул на Брэда.
- Не самая хорошая идея трахаться на видном месте, если ты волнуешься, что твой ревнивый брошенный любовник шныряет тут.
- Верно, - ответил Брэд, недовольно морща рот. – Думаешь, он нас видел?
Линн не был уверен, так что просто пожал плечами.
- Не знаю, но не думаю, что ему нужно давать шенкелей, чтобы разозлить еще больше.
- Давать шенкелей. Точно, я среди ковбоев.
- Верно, партнер, не забывай об этом, - ответил Линн, растягивая слова на манер вестернов.
Он допил пиво. Бровь его поползла вверх, когда он увидел, что Брэд подполз к краю кровати и свесился, выставляя задницу, чтобы поднять что-то с пола. Оказалось – джинсы. Линн улыбнулся на это.
- Ну что, - начал Брэд, вернувшись на место рядом с Линном. – У нас еще два презерватива, и я надеюсь увидеть их оба использованными.
Линн не выдержал. Он усмехнулся, а потом рассмеялся в голос, настолько явно Брэд показывал, что хочет его.
- Можно подумать, ты не видел члена очень долгое время.
Брэд, фыркнув, бросил джинсы и взял пиво.
- Видел, но при обстоятельствах, которые меня не удовлетворили.
Бровь Линна поднялась во второй раз:
- Да ну?
- Виктор заботился только о своем удовольствии, мои желания шли на очень отдаленном втором месте.
Точно, ОНИ очень эгоистичны. Вслух он сказал:
- Ну, у тебя еще целый месяц впереди. Сделаю все возможное, чтобы ты не смог его забыть.
Ну и зачем я это сказал. Не надо давать таких обещаний.
- Я прослежу, чтобы ты сдержал слово, - Брэд отставил бутылку и потянулся к Линну. – А теперь иди сюда.
Писатель обнял его, притягивая ближе. Человек был теплым, от него пахло сексом и пивом и мужчиной. Запах проник в самое сердце Линна. Его член затвердел в нетерпении и жажде погрузится в крепкую задницу Брэда.
- Кто-то тут наглеет. Что дальше? Заберешься в кровать в сапогах? – подразнил Линн, и обнял в ответ. Он уложил Брэда на кровать, приникая к любовнику поцелуем, полным обещаниями страсти. Обещаниями, которые он собирался сдержать.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 18:15 #9 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 8
[/b]
Брэд ответил на поцелуй. Их языки встретились в любовной борьбе, сплетаясь, обвивая друг друга со все возрастающим вожделением. Бред подтащил к себе джинсы и забрался рукой в карман, чтобы достать презерватив. Он вытащил пакетик вслепую, не желая отрываться от губ любовника. Его сердце танцевало под первобытную музыку страсти, пока он разрывал упаковку и, дрожащими от нетерпения руками, раскатывал резинку по стояку Линна.
Мне его мало. Это становится похожим на зависимость, его член, словно наркотик, на который я подсел добровольно, и я этого не понимаю. Я был с разными мужчинами, но никогда так не реагировал. Даже с Виктором.
То, что я уже чувствую к Линну, заставляет меня усомниться в глубине моих чувств к Виктору. Я думал, что любил его, но сейчас я не так уверен. Словно Линн – это солнце, рассеявшее тьму в моих мыслях, о которой я и не подозревал. Тьму, которой был Виктор. Я не могу прекратить думать о Линне или желать его. Это больше, чем секс и взаимное удовольствие. Когда его нет рядом, я хочу к нему, когда мы вместе, я не могу им насытиться. Не просто его членом, но его смехом, его голосом, каждой мелочью в нем.
Линн разорвал поцелуй, и, мягко повернув Брэда на бок, поднял его ногу и похлопал по заднице:
- В этот раз мы будем трахаться медленно. Если ты не возражаешь.
- Возражаю? Нисколечки. Думаю, это прекрасная идея.
Бред чуть не выпрыгнул из кожи, когда по крыше что-то ударило.
- Что это было? – спросил он, перекидывая ноги на край кровати. Он собрался встать и посмотреть, но рука Линна вокруг его талии удержала его.
- Наверное, на крышу упала сухая ветка. Так бывает время от времени. Могу проверить утром.
Разумно, но я почему-то сомневаюсь, что это просто ветка. Мог ли Виктор забраться на крышу? И как бы он смог это сделать без лестницы? Не дури. Тебе предстоит секс с горячим ковбоем второй раз за ночь.
С ковбоем, который не был человеком, - напомнил голосок из темного клубка его мыслей.
Но на самом деле, к настоящему моменту Брэда больше не заботило, кем мог оказаться Линн. Руки мужчины вокруг него, ощущения от поцелуев, напряженный член, который тот так умело использовал, делали, по крайней мере, один из его поводов для беспокойства больше не значащим. Даже если Виктор и притаился где-нибудь в ночи, Брэд чувствовал себя в безопасности, как ни с кем и никогда раньше. Уж точно не с Виктором.
Да пусть он хоть волком оборачивается, только бы не устраивал гей-версию Красной шапочки и не глотал меня. Хотя, если он собирается глотать мой член, чтобы я кончил, буду только за. С таким пожиранием я примирюсь.
Брэд последовал указаниям ковбоя, сдвигаясь чтобы принять его, отвечая на мягкие прикосновения к бедрам, поднял ногу выше и наклонился вперед.
Твердый ствол Линна скользнул внутрь, и Брэд вздохнул от удовольствия. Как здорово было быть заполненным, натянутым на член ковбоя. Линн начал двигаться, медленно и осторожно, расслабляя и даря наслаждение. Губы мужчины прикоснулись к его шее у кромки волос, поцелуй заставил все тело затрепетать. Мурашки пробежали по коже, и он поежился.
- Замерз? – спросил Линн.
- Нет. Но у меня всегда мурашки от поцелуев.
- Оу. Потому что хорошо, или потому что плохо?
Брэд засмеялся:
- Потому что хорошо. Очень хорошо.
Линн коснулся его шеи еще одним поцелуем, руками обвив его тело. Брэд закрыл глаза и позволил ковбою задавать темп, снимая напряжение последних недель сексом и ласками.
Ощущение от твердой плоти Линна внутри него, казалось, становилось лучше с каждым разом. То ли потому, что его нервозность уменьшалась, то ли потому что он оправлялся от неприятностей с Виктором. Или, может быть, потому что Линн был совсем другим: он заботился о том, чтобы Брэд тоже кончал – а Виктора это никогда не волновало, особенно в последние недели. Как много раз ему приходилось заниматься самоудовлетворением за последний месяц, что он и Виктор были вместе? Шесть? Восемь? Десять? Он даже не стал считать.
Он потянулся и провел ладонями по обнимающим его сильным рукам, закрывая глаза и наслаждаясь тем, как неторопливо и спокойно член Линна двигался внутрь и наружу. Одна из обхвативших его рук изменила положение: Линн обхватил член Брэда ладонью. Писатель расслабился и выкинул из головы все лишние мысли, только восприятие того, чем они занимались, чем Линн занимался с ним, заполняло его разум.
Линн выдерживал ритм, медленный и равномерный, как биение сердца, пока Брэд больше не смог выносить этого.
- Пожалуйста, Линн, мне нужно больше сейчас.
И с этими простыми словами осторожные движения ускорились. Брэд сплелся с Линном в рваном ритме любовного танца, и, хотя они лежали на боку, их тела двигались в такт. Член внутри Брэда задевал простату все сильнее. Писатель застонал, когда его яички сжались, и удовольствие жгучим белым пламенем растеклось по телу от той точки, где их тела страстно соприкасались.
Он был уже почти готов излиться, когда Линн отодвинулся.
- В этот раз я хочу видеть тебя, когда ты будешь кончать, - сказал ему хозяин ранчо и перекатил Брэда на спину. Линн поцеловал его и затем поднял ноги писателя так, что колени оказались у ковбоя на плечах. Сейчас Брэд мог смотреть прямо в янтарные глаза мужчины.
- Разве ты не боишься, что я увижу, кто ты?
Линн покачал головой и выключил прикроватную лампу.
Рот Брэда оказался в плену страстных губ, а член Линна погрузился в него одним быстрым движением. Он застонал в поцелуй, когда ковбой начал снова трахать его, вбивая твердый член в жаждущую плоть.
Брэд вытянул руки и провел ладонями по мускулистому телу Линна, лаская влажную кожу любовника. Ковбой прервал поцелуй и издал длинный низкий стон. Ритм, в котором двигался член, стал неистовым, приближая Брэда к оргазму. Сильная рука обхватила ствол писателя, и давление внутри него, его нарастающая потребность кончить увеличились. Брэд вскрикнул, когда горячая жидкость выплеснулась из его пульсирующего члена.
Линн упал на него в изнеможении и остался лежать. Горячие и потные, они оба хватали ртом воздух. Брэд позволил себе потеряться в томном ошеломлении, пришедшем после отличного секса. А это был отличный секс. Просто замечательный.
Линн подвинулся, скатываясь с Брэда, и покинул комнату, прихватив джинсы.
Брэд смотрел ему вслед. Думаю, он пойдет сейчас домой. Жаль, еще один презерватив остался. Он вздохнул, садясь и включая лампу, взял оставшееся пиво и сделал несколько глотков, а затем увидел, сколько спермы было на нем и на постели, и встал, чтобы сменить простыни.
Брэд скомкал грязное белье и направился в ванную, ожидая найти там умывающегося Линна. Кусок мыла на раковине был влажным, полотенце для лица висело на трубе над ванной, но хозяина ранчо тут не было.
Смирившись с тем фактом, что мужчина собрался уходить, Брэд направился на кухню, где нашел стоящего перед окном Линна. Тот был полностью одет и держал в руке бутылку пива.
- Ты в порядке?
Линн кивнул.
- Устал?
Хозяин ранчо ответил еще одним кивком.
- Пойдешь домой?
Третий кивок.
Брэд уловил движение за окном, но, что бы это ни было, оно промелькнуло слишком быстро. Он почувствовал тревожное беспокойство, и ему еще меньше захотелось оставаться одному в домике. Тот был слишком далеко от жилья Линна. Что если Виктор действительно здесь и охотится на меня? Сюда не так сложно проникнуть, если он действительно этого захочет. Взять хотя бы окно на фасаде. Разбей и входи без проблем.
- Знаю, это прозвучит так, как будто я полный слабак, но не мог бы ты остаться? Мне не нравится мысль, что Виктор может быть где-нибудь поблизости. Боец из меня никакой, и я бы чувствовал себя лучше, если бы был не один.
Линн не ответил. Он поднял бутылку к губам и сделал глоток, это дало Брэду возможность разглядеть его ногти. Совершенно нормальные человеческие ногти.
Через мгновение Линн положил пустую бутылку в мусорку и направился к входной двери. Брэд последовал за ним. Ему не нравилось происходящее. Совсем. Конечно, секс был хорош, но, стоило ему закончиться, и Линн уходил.
Для него это просто секс. И все. Просто развлечение. Не нужно искать никакого подтекста. Мы оба получим, что сможем, а потом я уеду в Нью-Йорк, а он останется здесь и будет разводить лошадей. Но я уже хочу чего-то большего. Мне действительно нравится, как он трахается, как прикасается ко мне, как улыбается. Он чертовски хорош собой, и я бы хотел остаться здесь надолго, потому что, проклятье, кажется, я в него влюбляюсь. Строить отношения исключительно на его сексуальном влечении ко мне? Не думаю, что это сработает. Особенно если учесть, что между нами будет пол страны.
Но я мог бы вернуться на следующий год.


Линн подошел к двери и уставился в ночь за окном. Он мог чувствовать Тварь там, но он так же мог понять, что она была еще не готова действовать. Пока.
- Брэд, я хочу, чтобы ты оставался внутри, что бы ни услышал, или что бы тебе ни показалось, что ты услышал. И держи дверь на запоре. Я пойду, проверю лошадей и дом. Это не займет много времени.
- Значит, ты вернешься?
Линн кивнул:
- Да, но мне придется убраться отсюда в четыре, не хочу, чтобы помощники знали, чем мы занимаемся.
- Без проблем. И спасибо, - сказал Брэд.
- За что?
- За то, что не думаешь, что я слабак, раз боюсь оставаться один.
- Правильно оценивать свои силы и принимать меры предосторожности – не признак слабости. Это средство выжить, - Линн шагнул ближе к Брэду. Он чуял, как перемешанный с запахом секса и пота страх, словно мышь, скребся в стены души Брэда. Линн обнял писателя и нежно поцеловал для ободрения.
- Я же сказал, что не позволю ничему плохому с тобой случиться, Брэд. Серьезно.
- Разве ты не боишься идти туда?
Линн усмехнулся:
- О чем это ты думаешь? – спросил он.
- О том, что это несколько сумасшедшая затея, выходить наружу, в темноту, одному и без оружия.
- Может, я и буду один, и, конечно, там темно, но я никогда не бываю безоружным, - он похлопал Брэда по плечу. – Почему бы тебе не пойти в душ? Чем быстрее я уйду, тем быстрее вернусь.
- Ладно, - сказал Брэд, не особо осчастливленный.
- Брэд, поверь мне, пожалуйста. Знаю, то, что я говорю, кажется немного странным, но не сомневайся, Виктор не сможет войти, если ты не разрешишь ему.
Брэд рассматривал его какое-то время своими карими глазами.
- Я даже не хочу знать, что происходит, - наконец признал писатель.
Линн быстро его обнял.
- Похоже на то. Так что давай договоримся, что ты запрешь двери и никому не будешь открывать, даже мне.
Брэд еще больше запутался:
- Тогда, как ты собираешься войти?
- Возьму запасные ключи в доме, - он поцеловал Брэда и крепко обнял, а затем вышел из теплого домика в прохладную горную ночь.
Звезды сверкали наверху, проглядывая сквозь деревья, он чувствовал запахи полевых цветов и зеленой травы.
И еще он мог чуять пыльный след, повисший в прохладном воздухе. В этом запахе смешашись вонь смерти и застарелой крови. Собственная сила Линна всколыхнулась в ответ, из горла вырвалось тихое рычание. Он сдержал себя, отказываясь вступить в драку на условиях Твари.
Линн пересек луг и шагнул в глубокую темень леса. Он мог видеть так же хорошо, как днем, так что его не беспокоило, что Тварь, которая называла себя Виктором, могла подкрасться к нему в густых тенях.
Он шел между деревьями, настороженно прислушиваясь, не покажется ли Виктор, но думал о Брэде и твари, что охотилась за ним. Он много трудился, чтобы заработать хорошую репутацию и преуспеть в своей затее с ранчо и пятнистыми лошадьми. Чтобы собрать хороший табун на этой земле, потребовалось вложить все его деньги до последней монетки и пять лет неустанно работать. Он не собирался позволить Твари отобрать это у него.
Но при этом я собираюсь рискнуть всем ради узкой задницы и симпатичного личика? Какой в этом смысл? А такой. Слишком давно у меня не было любовника. И все же, почему я выбрал Брэдфорда Тёрна? Он уедет через месяц, и что потом? Я больше его не увижу, вот что. И я рискую всем ради нескольких недель замечательного секса. Хочу большего. Хочу, чтобы он остался и был моим любовником и любимым. Хоть и знаю, что его это не интересует. У него есть собственная жизнь в Нью-Йорке.
Поздно горевать. Что сделано, то сделано. Он знает, что я не человек, но не знает, кто я именно, а это все равно довольно рискованно. Охотники не будут миндальничать, если узнают, что он был с кем-то из нелюдей.
Интересно, насколько это опасно сейчас. Не слышал ничего об охотниках уже три или четыре года. Возможно, они не могут убивать в открытую из-за полиции. Мир уже не тот, что был в 1935 или даже 64. И они точно не могут сказать «о, вы знаете, он не был человеком, так что это не совсем убийство», потому что им никто не поверит.
И все же, стоило ли подвергать Брэда такому риску?
Если хорошо подумать, он был с Виктором, он был в опасности и даже не подозревал об этом. Так что это не я подставил его изначально. Это Виктор. Конечно, Виктора это не волнует, как и любую тварь его вида.

Он вышел из леса, и перед ним оказался вид на дом, конюшню и пастбища – все, над чем он так тяжело трудился.
Лошади в ближайшей леваде рысцой подбежали к нему так близко, как позволила ограда. Линн остановился, чтобы осмотреть их. Все три – две кобылы и годовалый жеребенок – были в мыле, и он чувствовал запах их страха. Он вытянул руку и похлопал каждую, успокаивая прикосновением и тихим фырканьем. Обе кобылы ткнулись мордами ему в грудь, а жеребенок всхрапнул и тихо заржал, показывая, как ему страшно.
Они слишком близко к деревьям. И либо чувствуют Виктора, либо он их специально пугает. В любом случае, их надо переместить подальше от леса, куда-нибудь, где они будут чувствовать себя в безопасности.
- Тихо, мои красивые, я не дам вас в обиду, - пробормотал он и перепрыгнул через жерди. Ковбой направился через выгон, все три лошади следовали за ним по пятам, зная, что будут в безопасности рядом с хозяином. Линн открыл ворота левады и повел напуганных лошадей в стойла, ставя по очереди в денники. Он смыл соль с их шкур и накрыл каждую легкой попоной, оберегая от прохладного воздуха. Покончив с этим, Линн насыпал им по порции овса и немного свежего сена, чтобы успокоить их напряженные нервы, убедился, что у них достаточно воды, и проверил остальных лошадей в стойлах. Потом он направился в дом. Внутри все было так же, как он оставил, и он не нашел никаких признаков того, что Тварь посмела проникнуть внутрь.
В принципе, Тварь могла войти. Но, природа ее была такова, что, входя без приглашения, она теряла власть над людьми.
Он чувствовал ее там, между деревьями. Тварь наблюдала и выжидала.
Она не была готова напасть.
Пока.
Линн каким-то образом ощущал и это.
Но она скоро нападет на Брэда.
Ковбой взял чистую одежду и коробку презервативов и бросил все в бумажный пакет, захватил вяленого мяса и упаковку пива из кухни, чтобы тварь подумала, что он пришел сюда за этим. Линн покинул дом, заперев дверь за собой, и направился обратно к Брэду.
Он мог чувствовать, как Тварь наблюдает за ним, и когда взглянул на деревья перед собой, уловил отблеск глаз. Глаз, что горели красным огнем, словно угли на полу ада.
Ковбой моргнул, и они исчезли.
Но Линн знал, что эти глаза ему не показались. Он видел похожие, давно. И старался забыть тот отрезок своей жизни.
Клянусь Эпоне, матери лошадей. Я не позволю тебе заполучить Брэдфорда Тёрна. Ты не растопчешь его, как тот французский ублюдок, Люк, растоптал моего Самуэля. Нужно было убить ту жалкую тварь, когда у меня был шанс. Я не позволю этому повториться вновь. Не позволю тебе убить Брэдфорда.
Внутри Линна поднялось непреодолимое желание защищать, и его волчьи клыки начали удлиняться. Он подавил эмоции, которые разрывали его на части. Он слишком сильно привязался к Брэду, но не мог позволить своим чувствам руководить им. Не тогда, когда в лесу таится опасный враг.
Он добрался до домика и отпер дверь.
Брэд стоял в нескольких шагах от него с лицом бледным, как у мертвеца.
Линн сложил вещи, которые принес с собой, на кресло и запер замок. Он подошел к писателю и обнял:
- Что такое? Что случилось?
Брэд вздрогнул, крепко обнимая Линна в ответ.
- Это Виктор. Это он там снаружи. Он звал меня, говорил, что хочет увидеть, что любит меня.
- Ты поверил ему? – спросил Линн. Он хотел знать, насколько сильно Тварь привязала к себе Брэда. Факт, что тот не открыл дверь, говорил о многом. Виктор может и запустил когти в писателя, но не получил полного контроля.
- Нет, конечно нет! Он лживый эгоистичный ублюдок с манией величия. Я сказал ему убираться, уезжать обратно в Нью-Йорк, но не думаю, что он собирается это сделать.
- Я тоже так не думаю, - честно ответил Линн. – Этой ночью он тебя больше не побеспокоит. Почему бы нам не пойти спать?
Брэд кивнул, соглашаясь:
- Да, я устал.
Линн взял с кресла вещи, которые принес с собой, и отнес их на кухню, а потом повел Брэда в спальню.
- Ты почувствуешь себя лучше, когда отдохнешь, - сказал он писателю.
- Ты останешься?
- Конечно, - согласился Линн, начиная раздеваться.
Брэд одарил его широкой благодарной улыбкой:
- Здорово.
Раздевшись, Линн забрался в кровать под бок к обнаженному Брэду. Он притянул мужчину в свои объятия и прижал к себе.
- Поспи. Я здесь, рядом. С тобой ничего не случится.
- Обещаешь?
- Обещаю.
Снаружи, между деревьями, бродила Тварь. Она не подходила близко к домику, но Линн не знал, как долго она собиралась держаться на расстоянии. Твари вроде Виктора не привыкли, чтобы им отказывали в том, чего они добивались. И если они чего-то добивались, то, как правило, получали это.
Не в этот раз. Брэд - мой, и тебе не достанется. Ни за что.
Поблагодарили: Лазурный, мило4ка, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:00 - 01 Окт 2016 22:07 #10 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 9
[/b]

Брэд очнулся ото сна со стоном на губах и осознанием, что его член находится в чьем-то горячем рту. В комнате было темно, а значит, рассвет еще не наступил.
Он потянулся рукой вниз и поласкал плечо Линна, потом прикоснулся к ритмично поднимающейся голове и запустил пальцы в мягкие волосы хозяина ранчо.
Что за прекрасный способ начинать утро, - подумал он. Горячий ковбой сосет мой член. Можно ли желать большего в этой жизни?
Линн оторвался от своего занятия и сказал:
- Доброе утро, мне тут захотелось яиц на завтрак, - он поласкал яички Брэда, посылая еще одну волну удовольствия. – Надеюсь, ты не против.
- Нисколько, - ответил Брэд, когда его член снова оказался во рту ковбоя. – Перевернись, я отплачу тебе тем же.
Линн фыркнул, отчего по члену Брэда прокатилась дрожь, вырывая у писателя стон. Ковбой повернулся, и они оказались в нужном положении. Брэд забросил ногу на плечо Линну и подложил под голову подушку. Теперь он легко мог добраться до цели: набухшей, перевитой венами мужской плоти. Он лизнул головку, смакуя ощущение гладкой кожи и вкуса другого мужчины, а затем кончиком языка забрался в щель на головке. Он улыбнулся, услышав, как Линн в ответ тихо застонал. Брэду всегда нравилось сосать член, а размер и вкус Линна делали это занятие еще более приятным.
Ладони обхватили его ягодицы и приподняли их, теперь член Брэда целиком был во рту Линна. Язык ковбоя то обволакивал головку, то скользил вниз по стволу. Ощущения были просто невероятными, и Брэд удвоил собственные усилия.
Брэд лизал и сосал, и чувствовал, как язык Линна ласкал его член. Пальцы ковбоя то впивались в ягодицы, то, дразня, скользили в анус, то вдруг хватали его бедра, чтобы удержать на одном месте. Линн без предупреждения выпустил член Брэда и вобрал в свой жаркий рот его яички. Это было удивительно, замечательно, и он закричал от переполнивших его чувств, оставляя член Линна, чтобы пососать яйца ковбоя. Он умел отдавать так же хорошо, как и принимать.
Линн отпустил яички Брэда и снова принялся за его член. Ковбой быстро лизнул головку, а затем погрузил ствол Брэда глубоко в свой рот, пока кончик не уперся в заднюю стенку горла.
Брэд застонал и обхватил член Линна ладонью, сжимая ее в кулак. Он провел всей поверхностью языка по линновой головке, а потом самым кончиком ударил в дырочку на ней. Линн застонал от удовольствия, и Брэд улыбнулся, продолжая лизать, пока ствол скользил в его кулаке.
Линн закричал, кончая Брэду в рот. Он проглотил сперму, ощущая, как его собственное тело напряглось. Ладонь Линна обхватила его подтянувшиеся яички, перекатывая между пальцами, и Брэда наполнила первая волна оргазма.
- Линн, ох, черт… - простонал он, когда удовольствие достигло высшей точки и вспыхнуло белым пламенем.
Он почувствовал, как Линн проглотил его сперму. Язык ковбоя облизывал член Брэда, пока не затихли последние спазмы.
- Чертовски отличным завтраком ты меня накормил, Брэд. Спасибо.
Брэд фыркнул.
- Обращайся, партнер, - пробормотал он. – Если ты действительно голоден, могу подогреть вафель с сиропом и сделать кофе, по-домашнему.
- Не, все нормально. Мне надо вставать и выдвигаться к дому. Помощники скоро приедут. Нужно будет поставить кофеварку, чтобы разогнать кровь. Если захочешь прийти в дом, пожалуйста, буду рад, - Линн похлопал Брэда по спине. Писателю этот жест показался скорее благодарным, чем собственническим.
Он почувствовал, как Линн скатился с кровати, но сам еще не был готов двигаться. Брэд хотел подольше насладиться этим томлением удовлетворенного тела. Кроме того, ему было слишком рано вставать. Утром он обычно не вылезал из постели до восьми. Но он решил быть гостеприимным по отношению к любовнику.
- Я приду попозже, чтобы дрова порубить. Мне нужно поработать этим утром. Я должен закончить книгу до конца месяца.
- Не торопись, пиши. Дрова никуда не убегут, - ответил Линн. Брэд слышал шуршание его одежды, пока ковбой одевался. Кровать прогнулась, когда он сел, чтобы надеть носки и ботинки.
- Я, наверное, еще чуть-чуть посплю.
- Хорошая мысль. Ты допоздна не ложился, а я тебя разбудил довольно рано, - согласился Линн.
Матрас снова сдвинулся, когда Линн встал. Мужчина склонился над кроватью и поцеловал Брэда в щеку. Неудовлетворенный этим, Брэд перевернулся и обвил шею Линна руками, крепко целуя ковбоя, прежде чем отпустить.
Линн выпрямился и посмотрел на него сверху вниз, на его лице расплылась широкая улыбка:
- Думаю, будить тебя по утрам может войти в привычку.
- Думаю, просыпаться в твоей кровати может быть интересно, - возразил Брэд.
Улыбка Линна поблекла, и в его взгляде проскользнуло темное нечто.
Упс, не стоило этого говорить. Не думаю, что он хочет видеть меня в своем доме. Может у него там есть вещи, которые он не хочет мне показывать. Может там есть намеки на то, кто он, или что-то личное, чем он не хочет делиться.
- Извини, не хотел на тебя давить.
- Ты и не давишь, - сказал Линн. – Но если я возвращаюсь из твоего домика, то могу сказать, что просто заходил проверить. Если же тебя увидят так рано в моем доме… - Линн оборвал предложение, но Брэд вполне мог сам заполнить пробел. Если увидят, что он выходит из дома Линна, среди работников пойдут слухи. И если Линн скрывал, что он гей, как подозревал Брэд, ну, тогда это будет не лучшей идеей - быть замеченным выходящим из дома хозяина ранчо в семь или восемь утра. Это определенно вызовет удивление и вопросы, на которые Линну не хотелось бы отвечать.
Пусть окружающие думают, что Линна беспокоит только его карьера и у него нет времени на дам, так будет лучше для него. Ему еще жить среди этих людей, а я уеду через месяц, - думал Брэд.
- Увидимся позже? – спросил он, ожидая, что мужчина вернется.
Линн наклонил голову вправо и посмотрел на него прежде, чем ответить:
- Если хочешь.
- Думаю, у нас остался еще один презерватив.
Улыбка Линна вернулась, как будто никогда и не покидала его лицо.
- На самом деле, у нас осталась почти полная коробка. Я принес из дома все, что у меня было.
- О, хорошо, тогда приготовлю нам что-нибудь на ужин. Во сколько ты думаешь вернуться?
Домик наполнил счастливый, довольный смех Линна:
- Думаю, где-то около шести. Тебе подходит?
- «Около шести» звучит здорово. Ты уверен, что я не слишком отрываю тебя от работы? – Брэд не хотел, чтобы мужчина спешил, он помнил по своему детству, что на фермах – или ранчо – всегда было много хлопот.
- Ну, тогда пусть будет семь, чтоб уж наверняка, - сказал Линн. – Тогда я все успею и приму душ перед приходом.
- Ну, значит, в семь.
Линн наклонился и положил ладони ему на плечи. От долгого поцелуя член Брэда снова встал. До боли захотелось большего.
- Держи это в уме, - прокомментировал Линн. Брэд судорожно втянул воздух, когда рука Линна прикоснулась к его члену и несколько раз с усилием провела по нему.
- Дразнишься, - обвинил его Брэд.
Линн кивнул:
- Да, ты правильно понял. Тебе будет над чем поразмышлять до моего прихода.
- Как будто мне нужен был такой отвлекающий фактор, - кисло ответил Брэд. – Мне тут научную фантастику писать надо, а я теперь буду только и думать о том, что неподалеку есть горячий сексуальный ковбой. Знаешь, сколько силы воли потребуется, чтобы сфокусироваться на книге?
- Думаешь, мне легко будет работать, понимая, что там за деревьями на краю ранчо есть сексуальный мужчина, который ждет, что я приду и трахну его?
Брэд засмеялся.
- Думаю, нам обоим придется как-то пережить этот мучительный день.
- Да, придется. Мне пора. Парни будут ворчать, если к их приезду не будет готов кофе.
Бреду достался еще один, последний, поцелуй, и Линн ушел. Брэд услышал, как за ним закрылась дверь. Он вздохнул и закрыл в глаза, погружаясь в сон, счастливый и довольный впервые за долгое время.
* * * * *
[/b]
День прошел на удивление быстро – не менее удивительным было то, что Тварь, крадущаяся в лесу, вела себя тихо. Линн посмотрел вслед удаляющемуся грузовику Роя. Все остальные уже уехали, они с Брэдом остались на ранчо вдвоем.
Вместе с Тварью.
Она, кажется, тоже осознала, что остальные люди ушли. Потому что, как только грузовик Роя выехал с подъездной аллеи на основную дорогу, Тварь проснулась. Линн чувствовал ее, как ребенок чувствует шатающийся зуб, тянущую боль, которая никак не проходит.
Он вздохнул и пошел в дом умываться.
Думаю, все произойдет сегодня ночью. Просто уверен, что Тварь готова сделать свой ход.
Линн зашел внутрь, запер дверь и направился в душ. После тщательного мытья – он не собирался представать перед любовником все еще пахнущим лошадьми – он надел слегка дырявые джинсы и футболку, которая видала лучшие дни.
Мне кажется, не стоит надевать ничего хорошего этим вечером. Нет смысла, если придется драться, чтобы защитить Брэда. Он прошел через кухню и захватил упаковку дорого редкого пива из частной пивоварни, которую засунул в холодильник этим утром. Линн надеялся, что напиток произведет на Брэда впечатление. Он давно не пытался ухаживать за парнями, и это было лучшим оружием в его ограниченном арсенале.
Остроумные диалоги никогда не были моей сильной стороной. Черт, все что я умею хорошо делать, так это выращивать лошадей, пить и трахаться, и только последнее может привлечь внимание другого парня.
Ковбой запер за собой дверь и даже задвинул засов, а потом направился к лесу. Сегодня он убедился, что весь табун загнан в стойла, чтобы Тварь не могла навредить лошадям. Не хватало только, чтобы его призовые кобылы или жеребята были убиты так же, как олениха в лесу.
Это только временно, пока все не закончится. Потом и Брэд и я сможем расслабиться.
Если только она меня не убьет.

Он не хотел даже рассматривать такую возможность, но она была. Его можно было убить, хоть это было и непросто. Для смертного. Не для Твари.
Линн быстро пересек лес, а затем луг вокруг домика. Деревянная поверхность крыльца была усыпана лепестками красных роз и цветами.
О, да, определенно этой ночью.
Он уже собрался открыть дверь, когда та распахнулась. На пороге стоял Брэд. Писатель напряженно улыбнулся, в его взгляде, брошенном на Линна, был страх.
- Он был на крыльце как раз перед тем, как ты пришел.
- Пошли внутрь, - сказал Линн и подтолкнул Брэда. Запах мясного рулета и картофельного пюре добрался до ноздрей Линна, и его желудок заурчал. Он проигнорировал это. У него зачесалось между лопатками от ощущения, что чьи-то глаза наблюдают за ним.
- Он между деревьями. Я его вижу. Он смотрит на нас, - сказал Брэд. Но Линну не нужно было подтверждение, чтобы знать, что Тварь там, и смотрит, и ждет. Он ощущал, как внутри него бьется гнев, словно ядовитые морские волны.
- Внутрь, - повторил Линн, толкая писателя в гостиную. Он закрыл дверь и задвинул засов.
- Ты не собираешься сказать ему, чтобы он убирался? – спросил Брэд в замешательстве.
Линн покачал головой:
- Он не послушает.
Брэд упал на диван и закрыл лицо руками.
- Я просто хочу, чтобы он исчез. Вот и все. Я хочу, чтобы он убрался и держался от меня подальше.
Линн поставил пиво на кофейный столик и ободряюще положил руку на плечо писателя.
- Все будет хорошо, Брэд. Я прослежу, чтобы он тебя не побеспокоил, но есть определенные правила, и согласно одному из них, я не могу напасть на него до того, как он сделает первый ход. Он еще не сделал ничего, что могло бы повредить тебе или мне.
Брэд поднял глаза, неверяще уставившись на Линна.
- Правила? Он преследует меня. Что еще должно случиться? Мы должны ждать до тех пор, пока он не попытается убить одного из нас? Не понимаю, Линн.
Линн вздохнул и сел на диван рядом с Брэдом.
- Нет способа сказать это как-то помягче, так что я скажу, как есть, а ты можешь думать, что хочешь, Брэд.
Взгляд писателя наполнился беспокойством.
- Ну ладно.
Линн глубоко вдохнул и произнес слова, которые навсегда изменят мир Брэда.
- Виктор не человек.
- Думаю, ты уже говорил это.
- Я не сказал того, что он – немертвая Тварь, которая запустила когти в твою душу.
Лицо Брэда потеряло все краски.
- Он нем… - мужчина не смог продолжить. Он просто откинулся на спинку и уставился в потолок.
- Поэтому он смог последовать за тобой, поэтому он знал, куда ты направляешься. Он мог читать твои мысли, он знал все твои намерения. Полагаю, он считал, что в этих краях у него будет возможность сделать с тобой все, что ему захочется. Только он не рассчитывал, что тут буду я. И ты окажешься на моей территории. Он не может ничего с тобой сделать без моего позволения, иначе окажется вне закона. И если брать в расчет, что он вторгся на мою территорию без разрешения и напал на Попрошайку, он уже преступник. Согласно правилам, которые царят среди сверхъестественных существ, если он причинит тебе вред на моей территории, он потеряет защиту закона.
- И это значит?
- Что начнется сезон охоты на Виктора.
- Так что мы будем делать? Ждать пока он выломает окно, чтобы добраться до меня? Или что-то еще?
Линн кивнул.
- Что-то еще.
От запаха еды в животе у Линна заурчало..
Брэд криво усмехнулся:
- Нет смысла умирать на голодный желудок, не так ли?
- Кто сказал, что кто-нибудь из нас умрет? – спросил Линн.
- Я попытаюсь быть большим оптимистом, но все, что я знаю о немертвых ужасах, я прочитал в романах Стивена Кинга и Дина Кунца.
- Стивен Кинг. Может быть еще что-то из Ричарда Метьюсона или Роберта МакКаммона вдобавок.
- Не думаю, что хочу это знать, - заявил Брэд, направляясь на кухню.
Линн последовал за ним.
- Возможно, тебе и не стоит, чтобы не сойти с ума. Слишком много странностей сразу могут нанести психологическую травму, с которой большинство людей не в состоянии справиться.
- Ну, писателей никто и не считает нормальными, так что я смогу выдержать больше, чем другие, но все же предпочту не знать, что собой представляет Виктор.
- Меня это устраивает. Когда придет время, я позабочусь о нем, - уверил его Линн.
Брэд вытащил мясной рулет из духовки, и Линн глубоко вдохнул, оценив запах.
- Вкусно пахнет, - выдал он заслуженный комплимент. Рулет был покрыт аппетитной корочкой, и запах говядины, специй и лука заставил его рот наполниться слюной. Он сглотнул и подождал, пока Брэд поставит противень, чтобы наклониться и быстро поцеловать его.
- Оу, если ты так реагируешь только на запах, что же ты тогда сделаешь, если я отрежу тебе пару ломтей?
Линн развратно ухмыльнулся.
- Не хочешь проверить?
- Да, думаю, хочу, - согласился Брэд с приглушенным смешком, все еще напряженный из-за присутствия Виктора.
Брэд отрезал и положил в тарелки рулет, пюре из пакетика и горошек, разогретый в микроволновке. Линн принес пиво из гостиной и открыл две бутылки.
- Так, где ты научился готовить? – спросил Линн, когда они уселись за кухонный стол.
- Мне всегда нравились сэндвичи с мясным рулетом, так что я научился его готовить. Кроме того, это снижает мои расходы, и можно остаться дома, вместо того, чтобы идти в ресторан.
- Если я хочу чего-то вместо полуфабрикатов, то иду в столовую, - признался Линн откусывая рулет. – О, здорово,- сказал он, когда распробовал. Еда была горячей, но настолько вкусной, что он не мог не накинуться на нее, как голодный волк.
- Сильно проголодался? – спросил Брэд.
- Просто умираю, есть хочу. Работа на ранчо в основном физическая, дает хорошую нагрузку.
- Я заметил, - прокомментировал Брэд. – Добавки?
- Еще бы! – воскликнул Линн и позволил Брэду забрать тарелку. Когда тарелка вернулась, на ней было еще два куска мяса, горошек и шарик пюре щедро политый соусом.
- Как продвигается книга?
- Собираюсь завтра начать черновик второй главы. Я действительно много написал.
- Ага, заметил, ты не пришел дрова колоть.
- Ну, работа так хорошо шла, не хотелось прерываться.
- Ничего. Ты можешь оставаться здесь и писать, по крайней мере, пока не решится проблема с Виктором, - сказал ему Линн.
- Это вторая причина, по которой я не пошел. Не хотелось идти одному через лес. Не то, чтобы я трусил, но, насколько мне известно, у него может быть пистолет.
Линн кивнул.
- Ну, если ситуация с Виктором до завтра не решится, а ты захочешь прийти поработать, дай мне знать утром до моего ухода, я зайду за тобой. Может, попрошу тебя почистить стойла вместо того, чтобы колоть дрова.
- Он может добраться до меня там так же легко, как в любом другом месте.
Линн покачал головой и проглотил мясо, что было у него во рту.
- Я не хочу, чтобы что-то случилось с моими лошадьми, поэтому на конюшне лежит специальная защита. Он не сможет и близко подойти, не говоря уж о том, чтобы забраться внутрь.
- Так, чем займемся сегодня вечером?
Линн улыбнулся любовнику.
- Я думал, мы поедим, попьем пиво и потрахаемся, но если у тебя есть предложения получше…
Брэд улыбнулся в ответ, его темные глаза радостно заблестели.
- Не могу придумать ничего лучшего. Кроме того, мне нравится твой план.
- Отлично, - Линн снова принялся за еду. А он хорошо готовит. Уж точно намного лучше меня. И мне нравится быть с ним – еще один плюс помимо секса.
Плохо, что он не может остаться. Думаю, мне бы понравилось жить с ним
.
Поблагодарили: АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:07 #11 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 10
[/b]

Они поели, и Брэд убрал остатки, пока Линн мыл посуду. Покончив с хозяйством, писатель положил две из принесенных Линном бутылок в холодильник, и, взяв еще две, направился в спальню. Ковбой, с улыбкой напоминающей Чеширского кота, последовал за ним.
- Презервативы в ванной? – спросил Линн.
- Коробка – да, но я положил целую упаковку рядом с кроватью. Я так понял, что, по крайней мере, один пакетик нам понадобится, но надеюсь, что мы используем больше.
- Мне нравится твой образ мыслей, - признался Линн, садясь на кровать и начиная снимать сапоги.
Брэд ничего не сказал Линну о плачевном состоянии его одежды. Впервые хозяин ранчо пришел в домик в настолько поношенных джинсах, а уж о футболке и говорить не стоило, хотя Брэд не мог не признать, что было здорово видеть через дырочки мускулистое тело Линна. Может, ему нужно постирать, а у него нет времени, так как он проводит каждую ночь здесь.
Ковбой снял сапоги и отставил их в сторону.
Несколько ударов по крыше напомнили, что немертвая тварь по имени Виктор все еще там.
- Не знаю, смогу ли заниматься этим, когда он стучит. Вдруг он разобьет стекло и проникнет сюда, когда мы будем трахаться?
Янтарный взгляд Линна переместился на писателя, лицо мужчины приобрело задумчивое выражение.
- Думаю, тогда мне придется надрать ему задницу.
- Я серьезно, Линн.
- Я тоже, - ответил ковбой. – Не думаю, что он ворвется сюда силой. Снаружи мы будем на равных, но здесь он будет в невыгодном положении.
Брэд нахмурился, то, что говорил Линн, было бессмыслицей.
- Почему?
- Потому, что его сюда не звали. Они должны получить приглашение, или их власть над людьми будет ограничена. И если они вошли без приглашения, их можно заставить убраться. Это одно из нерушимых правил, по которым эти твари живут.
- Правил? Не понимаю, - признался Брэд. Он сел рядом с Линном, и хозяин ранчо обнял его, притягивая ближе.
- Любое сверхъестественное существо имеет определенные силы и уязвимые места, которые характерны для их вида.
- Уязвимые места? Ты имеешь в виду, вроде оборотней и серебра, или вампиров и чеснока?
Линн кивнул.
- Теперь ты понимаешь. К сожалению, чеснок и вампиры – это неправда. Некоторые из них его не любят. А старейшие могут задохнуться от него, но только оттого, что чувствительны к запахам.
- Ох, тогда что против них помогает?
- Зависит от разновидности вампира. У азиатских возникает непреодолимое желание остановиться и считать мелкие предметы, вроде чечевицы, риса или пшена. Если зерна много, то они будут считать до рассвета, тогда солнце сожжет их, и они умрут. Вампиры из восточной Европы не могут пересекать бегущую воду. Чтобы окончательно убить их, нужно отсечь им головы и похоронить на перекрестке дорог, лицом вниз, чтобы они не нашли пути к своим деревням. Огонь тоже верный способ. Так же, они умрут, если их убьет другое сверхъестественное существо, хотя некоторые создания справляются с вампирами лучше, чем другие.
- Ну ладно, только зачем ты мне это рассказываешь? – спросил Брэд.
Линн пожал плечами.
- Тебе хотелось узнать о сверхъестественных существах, так что я дал тебе несколько примеров.
Брэд кивнул.
- Что еще ты можешь рассказать о вампирах?
- Они всегда использовали плотные одежды для защиты. Некоторые из них могут вынести лучи заходящего солнца. Не все. И еще теперь появился солнцезащитный крем, он защищает их так же, как и людей. По той же причине они носят темные очки. Но все это служит для защиты от солнца, только если оно клонится к закату. Сильный дневной свет все равно сожжет их, несмотря на защитные средства.
Брэд крепче прижался к Линну.
- Ты ведь много знаешь о сверхъестественных существах, правда?
- Да, потому что те, о ком ты не знаешь, могут тебя убить.
- Виктор хочет меня убить. Так?
- Он выбрал тебя своей жертвой. И не остановится, пока ты не будешь принадлежать ему, или пока он тебя не убьет.
Сначала мозг Брэда отметил только слова «пока он тебя не убьет». От них вдруг стало зябко. Потом до него дошло «пока ты не будешь принадлежать ему», и он подавленно посмотрел на Линна.
- Ему? Что значит «принадлежать ему»?
- Возможно, он хочет превратить тебя в подобного себе, - сказал ему хозяин ранчо шепотом, поглаживая скулу. – Не бойся, Брэд. Я же сказал, что защищу тебя от Виктора.
Брэд поежился при мысли, что он может превратиться в нечто подобное Виктору. Эта идея пугала и отталкивала его.
- Почему, Линн? Зачем тебе защищать меня от него?
- За тем, что ты мне нравишься. И потому, что много лет назад я потерял кое-кого из-за твари вроде Виктора. Не хочу, чтобы с тобой случилось то же самое.
Это имело смысл. Он и Линн были любовниками. И потеря кого-то близкого из-за нечистой твари вроде Виктора должна была заставить сильно их невзлюбить.
- Значит ты делаешь это отчасти из мести, а отчасти потому, что ты меня трахаешь?
Линн отвел назад выбившуюся прядь с его лица.
- Это намного большее.
Хозяин ранчо наклонился и осторожно поцеловал его. Брэд не понимал почему, но этого поцелуя было достаточно, чтобы унять его страхи. Он мог сказать только одно: беспокойство ушло, когда губы Линна прикоснулись к его губам. Он открыл рот, и язык Линна скользнул внутрь, прикасаясь так же осторожно, как и губы до этого. Это была скорее попытка успокоить, чем вызвать желание.
Брэд ответил на поцелуй, забираясь языком в рот ковбоя, готовый к большему, чем разговоры и попытки успокоить. Линн был ему нужен. Он хотел чувствовать, как объятия Линна смыкаются вокруг него, как член ковбоя проникает в его жадную задницу. Хотел забыть про Тварь, охотящуюся на него, каким бы та ни хотела его видеть: мертвым или немертвым.
Одна рука Линна лежала на его затылке, другая – обнимала за талию, язык ласкал и пробовал рот Брэда. Писатель протянул руку и коснулся проступающего под джинсами твердого члена ковбоя. Линн застонал, и их поцелуй неожиданно оборвался.
- Ты уверен, что хочешь заняться этим? – спросил Линн, перемещая руку с затылка Брэда на его вставший член.
Брэд кивнул.
- Мне нужно отвлечься.
Линн сорвал с себя футболку и отбросил ее в сторону.
- Мне тоже, - согласился он, когда еще одна серия ударов прокатилась по крыше домика.
Сердце Брэда отчаянно заколотилось в груди, а по венам холодным потоком разлился страх.
- Или нет, - пробормотал он, задрожав от неожиданно раздавшегося звука и знания, кто этот звук производил.
Линн взял его лицо в ладони, заставляя смотреть себе в глаза.
- Брэд, послушай меня, пожалуйста. Он не может войти сюда. Даже через окно. Пока кто-то из нас не разрешит ему.
- А что если он все равно это сделает. Что, если ему плевать на правила?
- Так не бывает. Он не может пойти против своей природы. Он не может действовать вопреки врожденным правилам своего вида, так же, как ты не можешь не дышать.
- Ты уверен?
- Абсолютно. Так что, успокойся.
Линн отпустил его и потянулся за бутылками, стоявшими за спиной писателя.
- Выпей это и расслабься. Представь, что его там нет.
- Тебе легко говорить, - заметил Брэд, беря пиво и делая несколько глотков.
- Как только он будет готов сразиться со мной из-за тебя, я убью его, и все будет кончено.
- Но когда это будет?
Линн мрачно оскалился:
- Думаю, сразу после того, как я трахну тебя еще раз.
Брэд задумался. Хотя о чем было думать? Он хотел Линна и хотел, чтобы Виктор убрался. Элементарно. Он отставил полупустую бутылку в сторону и начал раздеваться.
Линн похлопал его по плечу.
- Отличный выбор.
На этот раз они даже не стали тратить время на предварительные игры. Брэд заполз на кровать и улегся, раздвинув ноги, его член гордо стоял. Писатель вытянул руки на встречу Линну:
- Я готов, если и ты готов.
Прокатившийся по комнате смех и улыбка на лице Линна были ему ответом.
- Вот вечно вы городские куда-то торопитесь, - сказал Линн, делая вид, что жалуется, хотя на самом деле хотел Брэда, прямо сейчас.
Он сбросил джинсы на пол и взобрался на постель между крепких бедер мужчины. Он провел руками вдоль ног Брэда, наслаждаясь ощущением сильных мышц под своими ладонями и пальцами.
- Хмм… здоровые ноги, ни намека на хромоту, - прокомментировал он. Брэд отреагировал, как и ожидалось: рассмеялся этой шутке.
- Хочешь осмотреть мои зубы?
Линн покачал головой:
- Дареному коню в зубы не смотрят.
- Если здесь что и хромает, так это твое чувство юмора. – Брэд сел, положил руку на затылок Линну и прикоснулся своими губами к губам ковбоя в поцелуе, который из нежного и приятного постепенно превратился в настолько обжигающий, что от его жара потек бы и хром на бампере шевроле модели 67 года. Ладонь Брэда сомкнулась на твердом члене Линна и медленно ласкала его, пока продолжался поцелуй. Линн застонал от двойного ощущения. Он привык вести себя агрессивно в постели, но понял, что наслаждается как умелым поцелуем Брэда, так и его рукой на своем члене. Неплохо, совсем неплохо, думал Линн, в то время как его рука обхватила член Брэда и начала его поглаживать.
На некоторое время Линн позволил себе потеряться в ощущениях. Танец языков, ощущение ладони Брэда на его члене, ощущение твердого ствола под его пальцами – вся ситуация с Виктором отступила на второй план, став неважной по сравнению с подступающей волной удовольствия.
Когда он почувствовал, что ему надо глотнуть воздуха, Линн разорвал поцелуй. Он с удивлением уставился на Брэда и сказал:
- Проклятье, это было что-то.
Брэд хмыкнул:
- Рад, что тебе понравилось.
- Черт, еще бы. Почему ты раньше не целовал меня так?
Брэд пожал плечами.
- Думаю, я был не готов к этому.
Линн ухмыльнулся и покачал головой.
- Ну, надеюсь, ты готов повторить это в самом ближайшем будущем.
Брэд ухмыльнулся в ответ и открыл было рот, чтобы ответить, когда что-то ударило по крыше с такой силой, что Линн почувствовал себя так, будто оказался внутри барабана..
Он вздохнул:
- Как же он не вовремя.
- Да, и судя по звуку, ужасно зол, - заметил Брэд, уставившись в потолок.
- Ему же хуже, - сказал Линн, толкая Брэда на кровать. Их губы встретились в еще одном поцелуе. Ему нравилось ощущать писателя под собой, нравилось, как подходили их тела друг к другу, как стонал Брэд, когда Линн его трахал. И разговаривать с ним нравилось, что тоже было несомненным плюсом.
Еще один раскатистый звук донесся до них, но в этот раз он звучал совсем по-другому и пришел издалека.
Брэд повернул голову, обрывая поцелуй.
- Что это было? – спросил он, оглядывая комнату.
- Гром. Думаю, пойдет дождь, - заметил Линн и возобновил прерванный поцелуй.
На этот раз, когда Линн оторвался от губ писателя, он потянулся к презервативам на столике и разорвал один пакетик. Он уже собирался вытащить резинку, когда Брэд взял упаковку из его руки и сам раскатал презерватив по стволу Линна, одновременно лаская жаждущую плоть.
- Хочу тебя, - сказал ему Линн, обнимая и укладывая на кровать. Брэд раздвинул ноги и поднял их, так что колени оказались на плечах ковбоя. Линн улыбнулся способу, который выбрал его партнер, приглашая без слов к действию. У него было много любовников в его длинной жизни, но мало кто будил в нем столько чувств, сколько этот человек, Брэдли Тёрн.
И он уезжает через двадцать семь дней. Как я смогу смириться с тем, что больше никогда его не увижу?
Черт, не знаю, но что тут поделаешь?
Не думай об этом. Думай только о настоящем. О том, что мы сейчас собираемся сделать. О том удовольствии, которое мы получим
.
Он наклонился и поцеловал Брэда.
Брэд обвил руками его шею и ответил на поцелуй.
Рты соприкоснулись в прелюдии к страсти, которую им предстояло разделить. Линн подвинулся и уткнулся головкой члена во вход в тело своего любовника.
Тихий вздох писателя был последним стимулом. Он погрузил свой член в Брэда, наслаждаясь низким стоном мужчины, раздавшимся, когда твердый ствол скользнул внутрь. Линн начал двигаться, медленно и неглубоко. Он хотел услышать, как Брэд попросит его о большем, хотел, чтобы писатель умолял брать его сильнее и быстрее.
Поцелуй закончился, когда Брэд повернул голову и простонал:
- Пожалуйста, Линн, пожалуйста.
Линн фыркнул.
- Пожалуйста, что?
- Сильнее, трахни меня сильнее.
Линн посмотрел на мужчину под собой. Щеки Брэда раскраснелись от страсти, ресницы полуопущены, губы приоткрылись, пытаясь ухватить глоток воздуха. Вместо того, чтобы удовлетворить его просьбу, Линн наклонил голову и поцеловал писателя. Брэд застонал. Этот стон, прокатившись вибрацией в груди Линна, эхом отозвался в его разуме.
Тварь снаружи заколотила в стену домика. Линн проигнорировал ее. К его удивлению, Брэд тоже, вместо того, чтобы испугаться. Писатель полностью был сконцентрирован на удовольствии.
Линн дал Брэду то, чего тот так жаждал и ускорил движения. Писатель хватал ртом воздух, по его телу прокатилась дрожь, и он теснее прижался к Линну. Но скорость увеличилась не намного. Нужно растянуть это. Чертов ублюдок Виктор должен просто сходить с ума. В этом случае он не будет медлить и накинется на меня, когда я буду уходить.
Составив план, Линн обратил все свое внимание на Брэда. Он поцеловал писателя и проник рукой между их телами, обхватывая член любовника. Он потер головку подушечкой большого пальца, используя появившуюся смазку, чтобы усилить удовольствие, которое доставлял партнеру. Брэд издал долгий стон, и его руки слегка сжались на плечах Линна.
Линн поддерживал выбранную скорость, пока его собственное тело не взмолилось о большем. Он резко ускорил движения, вырвав у Брэда экстатический крик. Чем быстрее член Линна входил в Брэда, тем больше становилось удовольствие, заставляя двигаться с еще большей скоростью, и для него осталось лишь одно необыкновенное ощущение – объятия его любовника, жадная плоть, охватывающая его ствол, руки, сжимающие его тело.
Он уже полюбил это чувство, которое дарила ему близость любовника.
И к его удивлению, он уже полюбил самого Брэда, хоть и едва знал этого мужчину. Они встретились лишь несколько дней назад, но он уже успел к нему привязаться. Привязаться очень сильно.
- Линн! – закричал под ним мужчина, и горячая жидкость хлынула из члена, зажатого в кулаке ковбоя. Еще несколько сильных, резких толчков и Линн присоединился к своему любовнику, затопленный лавой оргазма, такого сильного, что какое-то время он мог видеть лишь белые пятна света, танцующие на фоне красной пелены, застилавшей глаза.
Он застонал и услышал в ответ тяжелое дыхание Брэда. Линн отодвинулся, чтобы Брэд мог снять ноги с его плеч, а затем повалился на своего любовника и долго лежал с закрытыми глазами. Тело расслабилось. Он задремал, ощущая руки Брэда, обвившие его плечи. Нужно было встать, умыться и приготовиться встретиться с яростью Виктора.
Он резко сел.
Потянулся своими нечеловеческими чувствами и понял, что Тварь находилась на некотором расстоянии от домика. Она была рядом с главным зданием ранчо, рядом с конюшней. Он чувствовал ненависть и желание крушить, наполнявшие Виктора.
Конюшни. Он попытается их поджечь.
- Я должен идти, - сказал Линн, отодвигаясь от Брэда. Он выбросил использованный презерватив в мусорную корзину у кровати и подхватил джинсы с пола.
- Что случилось?
- Виктор решил напасть на моих лошадей!
- Вот черт! Нет! – Брэд схватил свою одежду.
Линн вырвал брюки у него из рук.
- Нет. Ты не можешь пойти со мной! Оставайся здесь! Внутри. Запри дверь, - приказал он.
Линн видел, что его ногти почернели, слышал хриплый рык в своем голосе. Но ему уже было безразлично, заметит ли это Брэд, обратит ли внимание на зверя в его голосе. Уже не было важным, откроет ли он свою истинную сущность.
Важно было лишь остановить Виктора.
Он побежал к двери, отпер ее и ринулся в ночь. Прогремел гром, и первые капли дождя упали на полевые цветы, когда он соскочил с крыльца. Линн услышал, как захлопнулась дверь, щелкнул замок.
Находясь на краю леса, он бросил взгляд на домик. Брэд смотрел на него из окна.
Эпона, мать лошадей, пошли ему мудрости оставаться внутри.
Он помчался сквозь лес, увидев, как оранжевый отсвет полыхнул вдали, услышав первый пронзительный крик испуганных лошадей, когда дым и пламя проникли в конюшню.
Он поджег стойла. Как он смог это сделать? Конюшня под защитой. Теперь я точно убью его. Если он в состоянии преодолеть магию, защищающую конюшни, он слишком опасен, чтобы позволить ему оставаться в живых.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:14 #12 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 11
[/b]

Молния разорвала тьму и наполнила комнату светом, отгоняя на мгновение ночь. Стена дождя накатывала, за ней тут же шла другая, подталкиваемая порывом ветра. Казалось, невидимые привидения проносили свои белые саваны в ночи.
Брэд смотрел на шторм сквозь окно гостиной. Он держал в руках бутылку пива, и ледяная жидкость холодила пальцы.
Его взгляд был прикован к той точке, где, ему казалось, должен был находиться дом. Он был уверен, что еще несколько минут назад видел пламя за лесом. Но сейчас за окном можно было разобрать только деревья, гнущиеся под ветром.
Еще одна молния осветила небо, и тени под деревьями стали гуще. Что-то двигалось между ними. Брэд шагнул ближе к окну, пытаясь разобрать, что он увидел.
Лошади сорвались с привязи? Может это конюшни горели? Если не они, Линн бы не оставил лошадей на улице в такую погоду. Насколько я его знаю.
Он напряженно вглядывался в стену дождя, пытаясь разобрать что-нибудь под деревьями. Фигура была слишком крупной, чтобы быть Попрошайкой, да и Брэд сомневался, что Линн оставил бы пса снаружи, как и лошадей, в такой шторм.
Стой, это точно не собака. Уверен, Линн оставил его у ветеринара. То ли Рой, то ли Джо, сказали, что ему сильно досталось.
Небо посветлело под хлесткими порывами шторма. На этот раз молния ударила ближе, Брэд услышал, как треснуло и упало дерево позади домика.
- Ну, это как-то даже слишком близко, - сказал он сам себе и поднес бутылку к губам.
Он снова различил движение. Темная фигура двигалась сквозь дождь. Он шагнул еще ближе к окну и увидел, как что-то, напоминающее человека, приближается через залитый дождем луг.
Кто бы, черт побери, это мог быть, в такую-то погоду? Может, Линн возвращается, чтобы убедиться, что я в порядке. Но это просто сумасшествие, выйти наружу в такой шторм, Виктор там или нет.
Он подошел к двери и включил свет на крыльце, чтобы дать Линну ориентир в темноте. Он отпер дверь и открыл ее.
- Ты что, с ума сошел? В такую ночь выходить на улицу? – крикнул Брэд.
Он вгляделся в потоки дождя и ветра.
- Линн? – позвал он громче, гадая, расслышал ли его любовник, так как ответа не было.
Фигура приблизилась к крыльцу. Неяркий свет лампочки едва достигал верхней ступеньки.
Брэд не мог понять, кто там был, в этой темноте.
Тень почти достигла крыльца.
Глаза, горящие, словно красные угли из самого ада, уставились на Брэда.
Сердце ушло в пятки. Кровь застучала в венах. Страх ударил по нервам. Он захлопнул дверь, дважды повернул замок и отступил от порога.
Пылающие глаза заглянули в окно.
- Вот как, Брэдфорд, - услышал он Виктора. – Я проделал такой долгий путь, чтобы увидеть тебя. Разве так меня надо встречать?
Кто он такой? Ответ эхом раздался в его голове, но его разум отказывался принимать это слово как часть реального мира. Он не мог поверить в этот ответ. Это было чем-то нереальным. Чем-то из легенд или книг. Из книг.
Что Линн говорит о легендах? Что-то о том, что в них есть зерно истины.
Нет, я не собираюсь в это верить.

Но он ведь поверил в то, что Линн не человек. Он ведь видел, как человеческие ногти превращались в нечто черное, похожее на когти.
Он не мог в это поверить, но красные пылающие глаза смотрели на него с другой стороны окна.
Слово, о котором он не хотел думать, снова всплыло в его голове.
То, что Линн говорил о Викторе… Ему показалось, будто его обухом по голове ударили.
Он не хотел принимать это объяснение, но другого не было. Виктор не просто какая-то Тварь, он кровососущий вампир. Вот что имел в виду Линн, говоря о Ричарде Метьюсоне. Метьюсон написал «Я - легенда». Там были вампиры, в этой книге. Множество вампиров. Кино недавно вышло с Уиллом Смитом.
Брэд задрожал и отодвинулся еще дальше от двери.
- Впусти меня, Брэдфорд. – Пальцы, бледные, как у трупа, прошлись по стеклу. – Ты не сможешь от меня сбежать. Я никогда тебя не отпущу. Ты мой, и ничей больше.
Пальцы сжались, и всегда аккуратно наманикюренные ногти Виктора превратились в длинные острые когти. Он заскреб ими по стеклу. От резкого неприятного звука волосы на затылке Брэда встали дыбом, и мурашки побежали по рукам. Он поежился и стал отодвигаться от окна, пока почти не оказался на кухне.
- Брэдфорд, любовь моя, почему ты не позволяешь мне войти?
Он не мог оторвать взгляда от Твари за окном. Эти глаза словно выжигали его разум. Его глаза, что не так с его глазами? Они никогда такими не были раньше. Он хотел отодвинуться еще дальше вглубь домика, но вместо этого сделал шаг вперед. Он был в ужасе от мысли, что ему нужно подойти к двери и отрыть ее, чтобы впустить Виктора. Его разум боролся с желанием подойти к двери, но его тянуло к ней словно магнитом. Он сделал еще один неуверенный шаг. Остановился. Отвернулся от пылающих глаз. Притяжение уменьшилось, но не пропало до конца.
Что со мной происходит? Я не хочу подходить ближе, но меня тянет, как куклу на веревочках.
- Иди ко мне Бредфорд. Открой дверь и пригласи меня войти.
Брэд сопротивлялся приказу. Я не стану ужином вампира. Ни за что.
Он чувствовал желание повиноваться этим словам слова, но вместо того, чтобы двинуться к двери, он остался на месте. Он не может войти, пока я его не приглашу. Поэтому он пытается заставить меня открыть дверь. Мне нужно всего лишь подождать. Ему придется уйти, когда солнце поднимется достаточно высоко, если только у него нет защиты.
Проклятье. Но… как Виктор может быть вампиром? Слишком невероятно, чтобы принять это. Он ел и пил вино со мной. Разве вампиры могут делать это?
И все же, я знаю, что Линн прав. Виктор вампир. Немертвая, кровососущая Тварь, которая хочет убить меня.

Тварь за окном развернулась и исчезла с крыльца. Брэд услышал пронзительный крик разгневанной лошади. Он подбежал к окну и уставился в темноту, чтобы увидеть, как красноглазая Тварь сражается с конем. Молния разорвала небо. Угольно черный жеребец, стоя на задних ногах, молотил копытами Тварь. Глаза жеребца тоже пылали, но их наполнял свет восходящего солнца.
И почему мне кажется, что это не обычная лошадь? Вернее, почему мне кажется, что это Линн?

Линн ударил копытами вампира, пытаясь достать Тварь, но она была слишком быстрой для него. Он промахнулся и тут же резко развернулся, пытаясь не дать ударить себя сзади.
Слишком поздно. Когти твари оставили жгучие полосы на его боку. Больно, но не смертельно.
- Гнусное животное, человек мой!
Не имея возможности разговаривать в этой форме, Линн оставил реплику без ответа. Он снова развернулся, не давая вампиру подобраться достаточно близко, чтобы ранить его. На этот раз он ударил задними копытами и с удовлетворением услышал, как немертвая Тварь всхрипнула и зашипела от боли.
Дождь хлестал, почти ослепляя его, и он крутнулся на месте, чтобы увидеть, как Виктор, спотыкаясь, отпрянул, поддерживая безжизненно свисающую правую руку.
Линн обнажил зубы в лошадиной ухмылке и поспешил догнать вампира.
Сумасшедше скалясь, Виктор ринулся на него, клыки вампира ярко блеснули в свете молнии. Гром заглушил яростный визг Линна, когда зубы Твари сомкнулись на его горле.
Это последний раз, когда ты кого-нибудь кусаешь, кровосос.
Линн с силой ударил левой передней ногой. Хрустнула кость. Вампиры были сильными, но хрупкими, по сравнению с другими сверхъестественными существами.
Вампир упал и попытался уползти, цепляясь за мокрые луговые цветы.
Линн встал на дыбы и резко опустил оба передних копыта на тазовые кости вампира. Раздался треск. Вампир заревел в агонии:
- Ты, чертово животное! Я убью тебя!
Ну да, конечно, с раздробленными ногами-то.
Виктор попытался прорваться к домику.
Он не может быть настолько глуп, чтобы думать, что Брэд придет ему на помощь. Та власть, что он имел над Брэдом, пропала. Что объясняет то странное ощущение, когда я целовал его в первый день. Это разрушились чары вампира. Прошло так много времени с тех пор, как я имел с ними дело, что я уж и забыл о том, что чувствуешь, когда разбивается их контроль.
Он последовал за вампиром, позволяя ему подойти достаточно близко к домику, чтобы Брэд точно мог увидеть, что это действительно был Виктор, когда он убьет проклятую Тварь.
Вампир закричал, и вся его ненависть была в этом крике. Он неловко поднялся на ноги и снова атаковал Линна. Но в этот раз Линн был готов. Он выбросил вперед правую ногу, копыто ударило Виктора в грудь, и Тварь зашаталась. Он не дал ей восстановить равновесия. Он ударил второй раз, оба передних копыта попали в цель. Кости разбились вдребезги, и вампир упал лицом вниз, прямо в куст пряной травы.
Дикий чеснок.
Вампир начал задыхаться.
Все с той же лошадиной усмешкой Линн сменил форму. В мгновение ока, жеребец исчез, и на том же месте появился огромный черный волк. Сверкнули белые клыки. Хрустнула кость.
Виктор перевернулся и всхлипнул. Он впился когтями в грудь Линна, покрытую густым мехом, но челюсти на горле вампира не разжались. Линн мотнул головой. Щелчок - и голова Виктора отделилась от тела. Мгновением позже от Виктора осталась только кучка дымящихся костей.
Тряся головой и пытаясь лапой очистить рот, Линн пожалел, что не может сплюнуть в волчьей форме. Вампиры, особенно такие старые, как Виктор, на вкус были ужасны, и вся пасть его была забита этой гадостью.
Линн поспешил к домику. Он достиг нижней ступеньки крыльца, когда дверь распахнулась настежь.
Брэд стоял на пороге с глазами, расширенными от ужаса и неверия.
- Линн, этот ты? – спросил он.
В ответ Линн принял человеческую форму. Холодный дождь скользил по его обнаженной коже. Без шерсти он быстро замерз и начал дрожать.
- Да. Нужно прополоскать рот. Вампиры ужасны на вкус.
Говорить было тяжело. Он поспешил в домик и нашел то, что ему требовалось в ванной. Он набрал в рот воды из-под крана и сплюнул ее, а потом воспользовался жидкостью для полоскания рта, позаимствовав ее у Брэда. У него ушло полбутылки, прежде чем пропал гадкий вкус. Закончив, он уже знал, что увидит, когда обернется.
Брэда. Стоящего в дверях и смотрящего на него во все глаза. Он почувствовал присутствие человека, еще когда только начал полоскать рот, так что теперь не удивился. Он взглянул на мужчину, за которого только что сражался. Он сражался и убил старого вампира ради человека, которого едва знал.
Он не сделал этого для Самуэля, и поэтому должен был сделать это ради Брэда.
Ужас и недоверие все еще были написаны на лице Брэда. Но эти эмоции быстро исчезли, и их сменило беспокойство.
- У тебя кровь на ягодице.
Линн повернул голову, чтобы взглянуть на рану.
- О, боже! Линн, твое горло! – Брэд побелел.
Линн взглянул в зеркало. На том месте, где его укусил вампир, зияла рана. Она не зажила, как заживали все раны, нанесенные его виду, и это озадачило его. Его жизнь красными каплями вытекала ему на грудь. Жидкость закапала на раковину. Яркая, красная. Немного светлее человеческой крови, в электрическом свете, она казалась светящейся. Как его все еще немного волчьи глаза.
Он посмотрел на свои руки. Ногти были черными. Это не имело значения. Брэд видел, как он сражался с вампиром. И хоть писатель все еще не знал, кто такой Линн, он знал, на что тот способен. Принимать форму коня или волка. Два зверя, черных, как и волосы Линна, с теми же золотыми глазами.
- Извини за беспорядок, - пробормотал он, еще не до конца контролируя свой язык.
Брэд пересек расстояние, разделяющее их, двумя шагами и обнял Линна. Он крепко прижал его к себе, не обращая внимания на кровь.
- К черту беспорядок. Ты ранен!
Линн замычал, соглашаясь.
- Нужно остановить кровь. Что мне сделать?
Линн подумал об этом, но ему нечего было сказать Брэду. У него никогда так не шла кровь.
- Думаю, тебе нужен доктор.
- Не доктор. Не для меня. Не человек.
- Тогда что мне сделать, Линн? Ты так истечешь кровью до смерти.
Линн подумал об этом, но мысли текли все медленнее. Думать было сложно.
Он не стал сопротивляться, когда Брэд заставил его сесть на унитаз. Человек заглянул ему в глаза.
- Я не знаю, кто ты, но легенды говорят, что оборотни быстрее исцеляются в своей животной форме. Для тебя это так?
Линн медленно кивнул.
- Ну, тут, в ванной, конь вряд ли поместится, так что тебе лучше превратиться в волка.
Превратиться в волка.
Да, он сможет.
Линн сменил форму и свалился бы с унитаза, если бы Брэд не поймал его и не помог опуститься на пол.
Рука осторожно погладила его по голове и расправила шерсть на плече. Это было очень, очень хорошо, иметь рядом человека, который мог приласкать его. Но горло и бок болели, так что он просто неподвижно лежал на приятно прохладном полу.
Серость боли сменилась чернотой сна.
Поблагодарили: Лазурный, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:22 #13 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 12
[/b]

Брэду пришлось попотеть, но он сумел перетащить Линна в волчьем обличии на кровать. Он подложил под рану полотенца, чтобы сочащаяся кровь не впиталась в белье и матрас. Брэд не хотел, чтобы кровать пришла в негодность, к тому же, она ему не принадлежала, так что он был вдвойне осторожен.
Он уселся рядом, слушая шторм и поглаживая волчий мех.
События последних дней внесли в его жизнь совершенно невероятные изменения. Он сошел с трапа самолета в Денвере человеком, чувствующим себя в большом городе как рыба в воде, и совершенно незнакомым с жизнью за городской чертой.
Я, определенно, узнал много нового о сверхъестественном, с тех пор как приехал сюда.
Он взъерошил шерсть на волчьем плече и зарылся в нее пальцами.
Это я ведь Линна глажу. Этот волк – хозяин ранчо, с которым мы трахались последние несколько дней. Мне стоило бы лезть на стену от страха. Стоило бы взять ноги в руки, сесть в машину и рвануть в аэропорт. Улететь назад, к своей старой нормальной жизни.
Нормальной? Виктор был частью ее, а оказался вампиром
.
Он невесело хмыкнул.
Подумать только, я привык бояться, что на меня нападут грабители или гомофобы, изобьют или убьют. Все было так просто. Мне и в голову не приходило, что Виктор может причинить мне вред, а он оказался самым опасным существом, которое мне встречалось.
Вампиры и оборотни обернулись реальностью. Интересно, какие еще сказочные существа существуют в нашем мире? Мумии? Ведьмы? Боже. Просто не знаю. И честно сказать, даже не уверен, что хочу знать, кто из них реален, а кто - просто порождение фантазии
.
До приезда в эти края, он полагал, что все сверхъестественные существа живут только в легендах и воображении.
Было бы легко просто уехать, оставить все это в прошлом. Забыть обо всем, что случилось. Вот только, я не хочу оставлять Линна. Хочу… Чего же я хочу? Уже и не знаю даже. Я приехал сюда, чтобы отдохнуть от Нью-Йорка и Виктора. Я приехал сюда, в поисках покоя и возможности писать без помех.
А что вышло? Виктор выследил меня, оказался вампиром, а парень, который сдал мне этот затерянный-в-горах-коттедж - каким-то метаморфом
.
Он потер уставшие глаза свободной рукой и бросил взгляд в окно. Молния осветила деревья за домиком, сгущая тени и высветляя верхние ветки.
Мне правда нужно хватать свои пожитки и уматывать к черту отсюда.
Он взглянул на спящего волка – а может, тот был без сознания – лежащего на кровати и понял, что точно не уедет.
Все закончится через двадцать шесть дней. Мысль об отъезде пугает меня. Мой взгляд на мир изменился. Я знаю, кто крадется в тенях, недоступный человеческим чувствам. Не просто серийные убийцы или грабители. Вампиры, и кто знает что еще? Как я могу вернуться в Нью-Йорк? И еще эти сумасшедшие охотники, о которых говорил Линн. Что если они выберут меня своей следующей жертвой из-за Линна и Виктора?
Он вздохнул и уставился на дождь, хлещущий в темноте.
Как мне вернуться к той жизни, которая у меня была?
Столько вопросов и ни одного намека на ответ.
Шторм бушевал еще полчаса, а потом ливень перешел в обычный дождь. Первые лучи встающего солнца раскрасили проясняющееся небо.
Я так чертовски устал, что это даже не смешно.
Брэд прилег рядом с Линном и закрыл глаза. Он только начинал дремать, когда почувствовал рядом движение.
Он открыл глаза и увидел, что Линн – Линн в человеческом обличии – смотрит на него.
Брэд сел и прикоснулся к горлу оборотня. Ни следа от ужасной раны.
- Ты как?
- В порядке. Устал.
Кажется, говорить Линну было трудно, поэтому Брэд просто натянул одеяло на своего меняющего обличья любовника.
- Спи.
- Рой и Джо будут. Скоро.
Брэд нахмурился. Он не подумал об этом.
- Что я могу сделать?
- Кофе?
Слово было сказано таким жалостливым голосом, что Брэд не смог сдержать улыбку.
- Ладно, Линн. Сделаю тебе кофе. И завтрак тоже.
- Хорошо.
Он отвел темные волосы с сонных золотых глаз и поспешил на кухню делать кофе и завтрак для своего рыцаря в черной шкуре.
Брэду довелось увидеть ужасные, пугающие вещи с тех пор, как он приехал. И все же, когда рассвет заглянул в окна, он понял, что принимает это, как должное. События отдавали сюрреализмом, но в остальном, как будто ничего странного и не случилось. Он делал кофе и завтрак для Линна, как в самый обычный день.
Только день не был обычным. Совсем наоборот.
Виктор Августин, вампир, который хотел сотворить с ним нечто ужасное, был мертв. И Линн, другой нечеловек, с которым он спал, убил Виктора.
Но, в общем и целом, несмотря на странности и ужасы, ночь закончилась и шторм вместе с ней, и Брэд чувствовал себя действительно хорошо. Возможно из-за того, что он освободился от влияния Виктора. Раздумывая о том, как вампир пытался заставить его открыть дверь, он пришел к выводу, что тот не сомневался в том, что писатель его послушается. Те фильмы о вампирах, что он смотрел, утверждали, что эти существа могут контролировать своих жертв.
А возможно это чувство, что все будет хорошо, появилось благодаря Линну.
Он не знал. Все, что имело значение - это ощущение блаженства, которое заполняло его так же, как солнечный свет начинал заполнять почти безоблачное небо за окном.
Или, может быть, просто то, что он готовил завтрак для мужчины, который сражался за него, было секретом его хорошего настроения.
И возможно, он чувствовал большее, в глубине сердца. Не солнечный свет и не завтрак для Линна были причиной.
Он любил ковбоя. Но еще не был готов показать захватившие его эмоции.
Пока нет.
Он включил кофеварку и растопил масло на сковородке. Взял миску и начал взбивать яйца, когда Линн вошел на кухню.
- Я думал, ты спишь.
- Пахнет кофе, - заметил Линн, усаживаясь за стол.
Он был обнажен, и Брэд окинул мужчину долгим одобряющим взглядом перед тем, как вылить яйца на сковородку.
- У меня тут нет одежды. Я…, - Линн вздохнул, и Брэд обернулся, чтобы взглянуть на него, отмечая нахмуренное лицо.
- Ты не хочешь идти к себе за вещами, потому что там могут оказаться твои ребята?
- Ага.
- Надень что-нибудь из моей одежды. Должно подойти.
- Окей. – Линн поднялся.
- Ты можешь одеться после еды.
Линн одарил Брэда понимающей улыбкой.
- Нечестно. Ты-то одет.
Брэд сбросил штаны на пол.
- Теперь честно. - Он отвернулся, чтобы помешать яичницу, и почувствовал, как сильные руки обнимают его за талию. Теплые губы прошлись по его шее. Но что по-настоящему привлекло его внимание, так это твердый ствол, прижавшийся к его ягодицам.
Он выключил конфорку и почувствовал, как Линн фыркнул ему в затылок.
- Хочу напомнить, что прошлой ночью ты почти истек кровью.
- Шшшш. Не волнуйся обо мне. Просто наслаждайся процессом.
Линн развернул его, опустился на колени и втянул член Брэда в рот.
Брэд резко выдохнул от сильного ощущения. Уверенный язык прошелся по головке его члена, и он почти потерял равновесие, едва не упав на горячую плиту.
- Может, нам стоит переместиться в спальню, пока у меня спина не подгорела.
- Хороший план, - согласился Линн. Смеясь, он подхватил Брэда на руки.
- Черт, опусти меня! – потребовал Брэд. – Ты что-нибудь себе повредишь.
Линн только рассмеялся снова, но опустил его… когда они добрались до кровати.
- У тебя есть сотовый? – спросил Линн.
- Да. А что?
Линн похлопал его по заднице.
- Скажу Рою, чтобы не стеснялся, заходил в дом и делал кофе, когда приедет.
- Они не будут задавать вопросов, почему ты здесь?
Линн покачал головой:
- Скажу им, что оцениваю ущерб от шторма. Прошлой ночью в лесу упало дерево. Я всегда осматриваю такие, может они сгодятся для камина или на мебель.
- Подходящий предлог. А ничего, что ты будешь в моей одежде?
Линн пожал плечами.
- Если ты дашь мне джинсы и футболку, сомневаюсь, что они заметят, что на мне чужая одежда.
- Ну, если ты уверен. В смысле, ты волновался в прошлый раз, что они заметят, что ты не дома ночевал.
- Да, было дело, - улыбнулся Линн и забрался на кровать рядом с ним, - но сейчас меня не очень-то заботит, поймут они, что я гей, или нет.
Брэд встал, принес из комнаты, которую использовал как кабинет, сотовый и передал его Линну.
Хозяин ранчо сделал короткий звонок, сообщив Рою, что задержится, так что пусть тот заходит в дом и делает кофе, а сам ковбой появится через час или около того. Линн вернул телефон, и Брэд положил его на прикроватную тумбочку.
Усмехаясь, ковбой притянул Брэда в свои объятия.
- Так на чем мы остановились?
- Думаю, на этом, - ответил Брэд и прижался своими губами ко рту ковбоя.
Они целовались, руки скользили по теплой коже, лаская. Проснулась страсть, и ладони обхватили набухшую плоть. Брэд покрыл поцелуями тело Линна от горла до паха, облизал головку его члена, втянул ее в рот. Линн застонал от удовольствия, этот звук задел какую-то струну в душе Брэда, разжег страсть, которую он испытывал к этому мужчине, пролил свет на эмоции, которые он отказывался признавать, отказывался рассматривать. Они едва знали друг друга. Они были незнакомцами в незнакомом мире, в который превратилась спокойная жизнь Брэда, в этом опасном мире, наполненном вампирами, оборотнями, мире сверхъестественных существ.
Но лишь мужчина, которому он дарил удовольствие, имел сейчас значение. Возлюбленный, которого он нашел совершенно неожиданно.
Он вобрал член Линна глубоко в горло. Звуки, которые издавал ковбой, его прикосновения в ответ на ласки Брэда, заставили писателя удвоить усилия. Его язык прошелся вокруг головки члена во рту, слизывая с вкусной плоти капельки ароматной жидкости, желая еще и еще. Он сжал бедра ковбоя и принялся энергично сосать.
- Я сейчас кончу, - предупредил Линн.
Брэд лишь ускорил движения, приближая оргазм Линна.
Член в его рту содрогнулся, наполняя его солено-сладкой жидкостью. Брэд проглотил ее и жадно слизал все до последней капли.

Линн прижал к себе Брэда, когда писатель наконец-то выпустил его член. Ковбой поцеловал его, чувствуя на губах вкус собственного семени.
Он стал мне не просто любовником, возлюбленным. Я едва знаю его, и все же рискнул жизнью, чтобы защитить его от Виктора. И даже думать не хочется, что он покинет меня в конце месяца. Он уедет, улетит в Нью-Йорк, и все закончится.
Не хочу
.
Он крепко прижал Брэда к себе, желая одним прикосновением передать, как ему хочется, чтобы писатель остался. Надеясь, что этот мужчина так же привяжется к нему. И ощущая себя глупцом: разве могло такое случиться.
Брэдфорд Терн был жителем больших городов. Писателем, крепко привязанным к Нью-Йорку, к миру издательств. Брэд никогда не оставит Большое яблоко ради него, ради вида на горы, табуна лошадей, каким бы горячим ни был секс.
И Линн не мог его винить. Ему самому было бы сложно оставить то, что он создал здесь, на ранчо. Никто не выбрасывает на ветер жизнь и карьеру ради секса.
По крайне мере, Линн не мог представить никого, ради кого он бы так поступил.
Разве что ради Брэда, потому что, как бы шокирующее для него самого это ни звучало, он любил Брэда. Любил так, как поклялся никого никогда больше не любить.
Это было давно. Раны на сердце заживают. Даже у таких, как я.
Линн оборвал поцелуй. Он заглянул в карие глаза писателя.
- Что бы мне такое с тобой сделать? – спросил ковбой.
Ладонь Брэда легла на его член, лаская плоть, снова пробуждая ее к жизни обещанием новых удовольствий. Линн улыбнулся.
- Если бы я знал, что писатели-фантасты так любят пошалить, сдавал бы им коттедж чаще.
- Тогда я рад, что ты не знал, - пробормотал Брэд, целуя шею ковбоя. Губы прошлись по щетинистому подбородку Линна. Теплое дыхание пощекотало кожу. Линн закрыл глаза, предоставляя Брэду делать все, что взбредет в голову, получая удовольствие от ощущения ладони на своем члене, поцелуев на шее, плечах, груди.
Это не было похоже на секс, просто ради утоления похоти. Так мог прикасаться кто-то, кто любил его.
Линн понимал, что просто придумывает себе это. Должно быть. Писатель не мог привязаться к нему.
Или мог?
Не могло такого быть. И все же, осторожные поцелуи, само то, как Брэд дарил ему удовольствие, ничего не прося взамен, указывало на появляющуюся эмоциональную связь.
Это то, чего я хочу?
Но в глубине души он знал, что ответом будет уверенное «да».
Брэд перевернул Линна на спину, взял презерватив с тумбочки и раскатал его, надевая на член Линна.
- Как в тот раз, да? – спросил ковбой.
- Да, - согласился Брэд, склоняясь над Линном. Писатель хмыкнул и добавил: - Спасаю лошадь.
Линн застонал, и его член проник в Брэда. Он взял руки писателя в свои, чтобы помочь удерживать равновесие, когда тот начал двигаться вверх и вниз по его стволу. Ягодицы и яички Брэда коснулись паха ковбоя.
Он не впервые занимался сексом в такой позиции, но это было так давно. Линн заново открыл для себя, как нравится ему ощущать вес другого мужчины, насаживающегося на его член.
Они не могли целоваться в такой позиции, во всяком случае, это было непросто сделать, но зато Линн видел, как желание сменяется неприкрытой страстью на лице Брэда. Глаза писателя были закрыты, и он непрерывно стонал, словно воспевая гимн удовольствию, с каждым движением члена внутри приближаясь к оргазму.
Линн сдвинулся, сгибая колени и упираясь ступнями в кровать. Он сжал ягодицы Брэда в ладонях, и они начали двигаться навстречу друг другу в едином ритме. Линн застонал и еще крепче сжал ладони. Его ногти почернели, и сила превращения заструилась под его кожей. Но он не стал превращаться. Он был с мужчиной, которого любил.
Брэд потянулся было к своему члену, но Линн перехватил его движение правой рукой и сам начал ласкать плоть любимого, быстро и сильно.
- Я сейчас кончу, - выдохнул Брэд.
Линн беззвучно засмеялся, задохнувшись.
- Боже, Линн, о, боже, - воскликнул Брэд, выгибая спину, его член набух и изверг молочно-белую жидкость, забрызгивая живот Линна.
Яички Линна сжались, и его ствол запульсировал, когда он достиг оргазма.
Глаза Брэда открылись, и сквозь послеоргазменный туман Линну показалось, что их коричневый цвет стал теплее, богаче оттенками, напоминая ковер из лесных листьев. Он уставился на немного заостренные уши и поднявшуюся и утончившуюся линию скул.
Линн моргнул, и странное видение исчезло.
Что я видел? Или мне показалось? Игра света или… что-то совсем другое?
Брэд обессилено упал на него и расслабился.
Линн вдохнул. Сквозь запах человека и секса ему почудился сладкий аромат диких фиалок. Зеленой травы и согретой солнцем почвы.
Линн сдвинул Брэда с себя, сел и уставился на мужчину.
Солнечный луч ласкал щеку Брэда. Щеку цвета бледной слоновой кости в том месте, где ее касался солнечный свет.
- Что не так?
- Ничего, - сумел выдавить Линн, несмотря на утолщившийся язык и сумбур в мыслях.
Не может быть, и все же…
Он прикоснулся к щеке Брэда. На ощупь кожа была как лепесток розы. Он наклонил голову и вдохнул запах человека и растения. Этот запах пробудил в нем чувства и эмоции, которым Линн не мог дать имя. Он слишком давно забыл эту часть себя.
Часть, которая не принадлежала миру смертных.
Тёрн – одно из имен волшебного народа.
Облако закрыло солнце. Словно щелкнул выключатель. Видение и запах исчезли. Брэд снова был человеком. Смертным.
И все же Линн понял, что он увидел, понял, что за запах он вдыхал. В тот момент в постели с ним был мужчина из Летней страны.
Рука Брэда обвила его запястье, и писатель притянул его ближе, чтобы рассмотреть ногти.
- Они не похожи на человеческие ногти, но и на волчьи когти тоже.
- Они смесь человеческого, лошадиного и волчьего, на грани обращения.
Брэд улыбнулся ему и поцеловал тыльную сторону ладони.
- Теперь ты расскажешь мне, кто ты?
- Я пука, оборотень. У нас три формы. Я могу быть черным жеребцом или черным волком, или же я могу выглядеть, как один из волшебного народа. Чтобы выглядеть человеком, мне приходится применять магию. – Линн лег на кровать рядом с Брэдом.
- Сколько тебе лет? - спросил писатель. – Можешь не отвечать, если не хочешь.
Линн хмыкнул.
- Да что тут скрывать. – Он подложил руку под голову Брэду, и его возлюбленный автоматически прижался щекой к его груди. – Я родился в Ирландии так давно, что даже не помню, как смертные назвали тот год. Только помню, что еще были те, кто верил в Старых богов, тех, что были, пока не пришли священники распятого сына божьего.
- Нифига себе… - прошептал Брэд, распахивая глаза от удивления.
Слабый сладкий запах витал над кожей и волосами мужчины, и Линн притянул Брэда ближе. Хотел бы я, чтобы магия не ушла. Чтобы она вернулась и превратила его. Но кровь, должно быть, так разбавлена, что она не может вернуться сама по себе. Пока я не сделаю что-нибудь, что пробудит наследие Брэда окончательно. Но я не могу сделать это без его согласия.
Поблагодарили: АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:30 #14 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Глава 13
[/b]

Брэд вздохнул:
- Как ни приятно лежать тут с тобой, Линн, а нас обоих ждет работа.
- К сожалению, ты прав, - согласился его любовник.
Линн поцеловал его и отодвинулся.
Брэд понял, что, несмотря на сказанные слова, ему совсем не хотелось, чтобы Линн уходил.
- Может, позавтракаем?
Линн покачал головой.
- Я бы хотел остаться, но мне лучше выдвигаться к дому. Парни уже приехали, да и мне, правда, нужно заниматься ранчо. Кроме того, нужно посмотреть при свете, что Виктор сделал с конюшнями. Он попытался устроить пожар, но, думаю, обгорела только краска на стенах и несколько жердей, которые стояли снаружи.
- Ты вернешься?
Линн выбросил использованный презерватив в мусорку.
- Можешь на это рассчитывать.
- Мясо и картошку на ужин?
Линн усмехнулся:
- Ничто не делает мужчину таким голодным, как секс и работа на ранчо. – Ковбой наклонился к нему и подарил поцелуй, который обещал еще одну страстную ночь. Брэд застонал и обнял Линна, удерживая его в своих руках, чтобы продлить поцелуй.
- Ты как? После прошлой ночи? – спросил Линн, когда поцелуй закончился.
- Нормально.
- Точно?
Брэд кивнул:
- Абсолютно.
- Ладно. Где одежда, которую ты мне предлагал?
Брэд достал джинсы и футболку из шкафа и стал смотреть, как Линн одевается. Этот человек – вернее пука – ну просто чертовски сексуальный сукин сын. И, черт побери, когда отпуск закончится, мне совершенно не захочется уезжать. А он вряд ли захочет, чтобы я остался.
Он проводил Линна до двери.
- А они не спросят, почему ты босиком?
- Да они, скорее всего, даже не увидят меня, пока я не выйду из дома в собственной одежде и сапогах. Насколько я знаю этих двоих, они уже выпили кофе и приступили к работе. – Линн коротко чмокнул его в щеку и вышел, оставляя Брэда наедине с воспоминаниями о ночном шторме, вампире и пониманием того, что Линн невозможно старый оборотень из волшебного народа, в которого он по глупости влюбился.
* * * * *
Несмотря на странности ночи и недостаток сна – а возможно из-за утреннего секса – Брэд так и не смог заснуть, так что он действительно весь день работал над книгой. К пяти часам вечера он написал полторы главы и решил на этом сегодня закончить. Брэд прошел на кухню, достал из холодильника и поставил разогреваться остатки вчерашнего ужина.
Еда была уже почти готова, когда он услышал громкий стук в дверь и пошел открывать Линну.
Интересно, почему он не воспользовался собственным ключом?
Он открыл дверь и нахмурился. За ней никого не было.
Но и розовых лепестков не было тоже, за что Брэд был очень признателен.
Все еще хмурясь, Брэд огляделся по сторонам, гадая, что же он услышал.
Принял желаемое за действительное. Мне так хотелось увидеть Линна, что я вообразил этот стук.
Он закрыл дверь и вернулся на кухню. Достал пачку растворимого пюре и собрался уже было залить его водой, когда опять услышал стук.
Брэд снова пошел открывать. С тем же результатом: ни на лугу, ни на крыльце никого не было.
- Какого черта? – пробормотал он и побрел на кухню. В этот раз он даже не успел притронуться к пачке, когда раздался очередной стук.
- Линн, если это ты, заходи. А если это не Линн, то убирайтесь к черту!
Он услышал, как открылась и закрылась входная дверь.
- Линн?
Нет ответа.
Он отложил пачку и заглянул в гостиную.
Там стоял стройный мужчина с длинными, почти до талии, светлыми волосами и смотрел на него глазами цвета зеленой хвои. Одежда на мужчине была очень странной, словно он сбежал со средневекового фестиваля: полностью зеленые рейтузы и туника, у которой по подолу были вырезаны листья. Из водопада волос торчали кончики острых ушей.
- Вы кто?
Вместо того, чтобы ответить, блондин исчез со скоростью света. В комнате неожиданно запахло розами и лавандой, зеленой травой и теплым летним дождем.
Бред стоял и неверяще пялился на то место, где стоял мужчина, пока не прозвучал сигнал таймера, и с кухни не донесся запах подгоревшей еды. Он сорвался с места, но, оказавшись на кухне, обнаружил, что молоко успело сбежать.
- Проклятье. – Он снял кастрюльку с конфорки и дал содержимому остыть, прежде чем снова поставить на плиту, всыпал хлопья пюре в дымящуюся жидкость и принялся размешивать, размышляя при этом.
Не могу понять, что я только что видел. В смысле… какого черта тут происходит? Мне казалось, все это сумасшествие должно закончиться с исчезновением Виктора. Похоже, я ошибался.
Может это друг Линна, или у меня ото всех этих странностей помутнение рассудка? Интересно, едет ли у людей крыша, когда они сталкиваются со сверхъестественным
?
Раздался громкий стук в дверь, и Брэд рванул к ней, собираясь выяснить, что это за парень в странной одежде.
Он распахнул дверь. За ней стоял Линн с упаковкой пива в одной руке и шоколадным тортом в другой.
- Я ездил в город, проведать Попрошайку, вот купил.
Брэд кивнул, заглядывая через плечо Линна, чтобы проверить, не было ли снаружи блондина в чуднОм наряде.
- Ты в порядке?
- Нет, - честно ответил Брэд, шагая в сторону, чтобы дать Линну войти. Он взял торт и проследовал на кухню за Линном.
- Что не так? – спросил ковбой.
- Я видел кое-что странное, за несколько минут до твоего прихода. – Он поставил торт на стол и уставился на Линна.
- Что ты видел?
- Парня со светлыми волосами в средневековой одежде. Он зашел в гостиную, а когда я увидел его, исчез.
Линн уставился на него так, словно у него выросла вторая голова.
- Ты … видел…, - Линн резко сел на кухонный стул.
- Что? Ты побледнел, Линн. Ты в порядке?
Линн кивнул.
- Нам надо поговорить.
Брэд выключил плиту и духовку. Сел на стул рядом и сказал:
- Ну ладно, давай поговорим. Что такого я видел, что ты испугался?
- Ты не сказал, были у него острые уши или нет, но, возможно, ты видел одного из рыцарей Летней страны.
Брэд моргнул и уставился на него:
- Кого и откуда?
- Летняя страна, одно из королевств волшебного народа. Возможно, твои далекие предки были оттуда.
У Брэда вылетели все мысли из головы, остался один белый шум, словно радио потеряло волну. Только через некоторое время он сумел выговорить:
- Ты хочешь сказать, что я немножко феечка?
Линн хмыкнул:
- Ну если принять во внимание…( Прим. пер.. тут игра слов fairy на сленге означает гей)
Брэд покачал головой:
- Если ты намекаешь на то, что я гей, то лучше помолчи. Я серьезно.
- Извини, - сказал Линн. – Серьезно. В тебе есть частица волшебного народа. Их кровь в тебе очень разбавлена, но она есть.
- Тогда почему я раньше не видел никого из Летней страны?
- Должно быть, случилось что-то, что разбудило волшебную кровь, как бы слаба они ни была в тебе.
- Виктор?
Линн пожал плечами:
- Может быть.
- Ты?
- Возможно, - признался Линн. Брэд отдал должное его честности, но не был уверен, что готов услышать, что еще хотел сказать ковбой. И все же, оставаться в неведении тоже могло быть опасно. Он выбрал знание.
Брэд снова вздохнул:
- Так что мы будем с этим делать?
- Ничего или что-нибудь. Тебе решать.
- Если мы ничего не сделаем?
- Возможно, ты больше никогда его не увидишь, а возможно он покажется тебе на глаза несколько раз, пока ты не уедешь.
- Зачем он вообще приходил?
- Думаю, давал тебе знать, кто ты и какой выбор у тебя есть.
- А когда я вернусь домой?
- Ты не встретишь его там. Города вроде Нью-Йорка – проклятие для волшебного народа. Города отравлены. Даже я не могу оставаться в таких местах надолго, я начинаю болеть.
- Ох.
Линн протянул руку через стол, взял его ладонь и притянул ее к своим губам, нежно целуя.
- Так что ты хочешь сделать?
- Не знаю. И, кажется, я больше не голоден. Я просто… запутался.
- Мы можем заняться кое-чем другим.
Брэд сжал ладонь Линна в ответ, и они направились в спальню.
Не говоря ни слова, они сбросили свою одежду. Брэд обернулся к Линну, когда оказался полностью обнаженным, и пука притянул его в свои объятия, прижимая к себе. Теплые губы прикоснулись к его губам, и Брэд приоткрыл рот, впуская внутрь язык Линна. Они целовались, крепко прижимаясь друг к другу, ощущение члена, прикасающегося к его собственному, было почти невыносимым. Через несколько мгновений Брэд разорвал поцелуй, высвободился из рук Линна и толкнул его спиной на кровать.
- Тебе лучше достать презерватив, потому что мы будем трахаться, и будем делать это прямо сейчас.
Член Линна дрогнул, и его губы растянулись в ухмылке:
- Любишь покомандовать?
- Иногда, - согласился Брэд, забираясь на кровать и подползая к телу ковбоя. Он наклонил голову, взял в рот член пуки и принялся сосать и подразнивать большой ствол.
- Это слишком приятно, когда ты делаешь так. Если не остановишься, я кончу. Предупреждаю.
Брэд фыркнул, и от вибрации у Линна вырвался стон наслаждения.
- Я не шутил, Брэд. Я почти весь день проходил со стояком, думая о тебе.
Брэд выпустил член Линна и встретился взглядом с ковбоем – судя по глазам, тот говорил чистую правду. Он не шутил и не дразнил писателя. Он действительно весь день думал о Брэде, отчего писателю захотелось улыбаться.
- Печально. Я весь день работал над книгой, пытался придумать, как наемники из команды Звездного огня получат свое задание, - признался он. – Но я думал о тебе, когда готовил обед. Такой стояк заработал, думал молнию прорвет. Почти решил пойти в кровать, чтобы решить эту проблему, но подумал, что лучше подожду твоего прихода, и ты ей займешься. – Он усмехнулся и облизал губы, потом наклонился и поцеловал головку члена Линна. – И вот ты здесь.
- Да, я здесь, - засмеялся Линн.
Он вскарабкался выше и, склонившись над Линном, утонул в жарком от страсти взгляде ковбоя.
- Хочу тебя, Линн. Хочу почувствовать твой член в себе. Хочу, чтобы ты трахал меня, пока я не запрошу пощады.
- Правда? – распахнул глаза Линн.
Брэд кивнул:
- Правда.
Их рты сомкнулись, язык Линна ворвался внутрь, завоевывая, заставляя Брэда с радостью сдаваться в плен удовольствия. Он капитулировал, позволяя Линну приготовить его к вторжению. Ковбой уложил его на спину и забросил его ноги на свои мощные плечи. Брэд низко застонал от удовольствия, когда член Линна проник внутрь первым медленным и глубоким движением.
Толстый ствол скользил внутрь и наружу, каждый толчок и каждое отступление посылали острые ощущения от паха прямиком в голову, и они взрывались в мозгу фонтаном невероятного наслаждения.
Брэд перестал думать. Перестал волноваться о завтрашнем дне. Он забыл о том, что было вчера, забыл о каждом дне, проведенном с Виктором, когда он страдал от неудовлетворенности. Осталось только сейчас. Только настоящее, наполненное радостью от секса с прекрасным мужчиной, который был не тем, кем казался. И Брэд ничего не имел против этого, потому что никогда не чувствовал такого сильного счастья, такого удовольствия, какие он чувствовал рядом с Линном.
Возможно, это было благодаря жеребцу в Линне, или волку, или обоим, но все было иначе. Или его собственная волшебная кровь отвечала другой волшебной крови. Какова бы ни была причина, Брэд испытывал такие эмоции к Линну, какие не будил в нем никто из мужчин раньше, такое чувство, какое он не испытывал больше ни к кому в этой жизни.
Этим чувством была любовь.
Брэд крепко прижался к Линну. С его приоткрытых губ сорвался тихий всхлип, который Линн заглушил поцелуем. Брэду показалось, что вся его сущность воспламенилась от этого поцелуя.
Член Линна двигался все быстрее и быстрее в нем, одна из ладоней мужчины сомкнулась на его стволе, уверенно лаская, подводя его к оргазму, которого он желал, как путник жаждет воды в пустыне.
Его тело содрогнулось под безжалостным прибоем желания.
- Линн! – выкрикнул он имя своего любовника, поднимаясь к небесам с таким сильным приливом удовольствия, что глаза его застила белая пелена, которая медленно приобретала красный оттенок. На какое-то время он потерял себя, подхваченный, словно лист, водоворотом наслаждения.
Брэд лежал на кровати, пытаясь восстановить дыхание и обрести способность связно мыслить. Линн лежал рядом, их покрытые потом тела соприкасались, жар их тел медленно растворялся в прохладном воздухе.
- Это было…
- Невероятно, - закончил вместо него предложение Линн. Слово вышло таким смазанным, что его было сложно разобрать.
- Да, черт побери, - согласился Брэд, сжимая ладонь любовника в своей. Пальцы Линна сжали его в ответ.
Некоторое время они лежали молча, давая телам восстановиться.
Наконец Брэд спросил:
- Так как ты стал пукой?

Пришло время узнать, готов ли он ко всей правде. Нужно только рассказывать постепенно, не принуждать его ни к чему. Но, проклятье, это будет непросто для нас обоих. Я хочу его так сильно, я люблю его так сильно. Просто не знаю, что сделаю, если он захочет вернуться в Нью-Йорк к своей прежней жизни.
Но нет, он знал. Знал, что будет скорбеть о своей потере, может быть до того, что… Но нет, он даже не будет думать о такой возможности. Он даст Брэду шанс самому выбирать свое будущее.
И Линну придется жить – или не жить – с этим решением.
- В отличие от вампиров, которые могут быть созданы обменом крови, пука просто рождаются такими, как эльфы и феи.
- Рыцарь, которого я видел, он был эльфом?
Линн кивнул:
- Да.
- И я видел его, потому что во мне есть волшебная кровь?
- Именно.
- И еще ты сказал, что волшебство в моей крови было разбужено.
- Да.
- Как?
- Почти любой из волшебного народа может отдать частичку себя некоторым смертным. Так бывает, но очень редко.
- О? Только некоторым? Почему не всем?
- В человеке должно быть хотя бы немного волшебной крови. Гены волшебного предка, как у вас теперь принято говорить.
Брэд кивнул, понимая.
- Так что это значит для нас?
Линн нежно коснулся щеки Брэда.
- Это значит, я могу разбудить волшебные гены в тебе.
Писатель покачал головой.
- Мне бы не хотелось.
- Ты еще не знаешь, какие возможности это для тебя откроет, и уже отказываешься?
- Именно так.
Линн перевернулся на спину и уставился в потолок. Вот и все. Он не оставит мир смертных ради меня. Время рассказывать неприятные факты.
- Я не постарею, Брэд.
- А я постарею. Ничего в этом страшного, Линн. Мы рождаемся, мы умираем, такова участь смертных.
Линн приподнялся на локте и посмотрел в темные глаза своего любовника. Он хотел, чтобы магия всегда дарила им этот теплый цвет. Хотел видеть острые скулы волшебного народа, чувствовать мягкость эльфийской кожи любовника под своими ладонями. Если бы у него было это, у него было бы все, о чем только мог мечтать любой мужчина из волшебного народа.
Если нет… тогда он будет любить Брэда, пока тот будет жить.
- Это не обязательно так, Брэд. Не для тебя. Не для нас.
- Я же сказал тебе, я не хочу жить вечно.
- Откуда ты знаешь? Ты услышал, что я сказал и тут же отказался, не задумываясь о последствиях.
Писатель вздохнул:
- Не задумываясь?
- Да.
Какое-то время Брэд молчал, глядя в никуда, полностью уйдя в себя. Наконец, он заговорил.
- А если ты сделаешь это? Что тогда? Как я буду объяснять, почему не старею и не умираю тем, кто меня знает? Я ведь не ты, не лошадей выращиваю, я довольно известный писатель.
Линн не нуждался в напоминании.
- Мы переедем куда-нибудь, где нас не знают. Сменим имена, займемся чем-нибудь другим.
- Если не считать того факта, что я не уверен, что смогу прекратить писать – никогда не мог избавиться от этой ужасной привычки – тебе не кажется, что правительство заметит, что мы как-то слишком долго существуем?
Линн покачал головой.
- Всегда есть обходные пути. В каждой ветви правительства работают сверхъестественные существа, которые приглядывают за такими, как мы. Помогают нам прятаться.
- Даже за такими, как Виктор?
- За вампирами? Да. Не забывай, Виктор был преступником. Не все вампиры – убийцы, как и не все люди. Виктор нарушил правила. Это была одна из двух причин, по которым он должен был умереть.
- То есть ты хочешь сказать, что большинство вампиров не убивают?
- Да, я хочу сказать именно это.
- И что это за вторая причина для убийства Виктора? Ты сказал их две. Какая другая?
Время выкладывать карты на стол. Не хочу потерять его из-за того, что он боится сам себя, или чего-то глупого, вроде его страха, что он станет таким же, как Виктор.
- Еще он должен был умереть, потому что пытался навредить человеку, которого я люблю.
Брэд молча уставился на него расширившимися глазами, зрачки заполнили всю радужку. Он был в шоке от признания ковбоя. Линн видел, как одна за другой сменяются эмоции на его лице. Шок, непонимание, недоверие, постепенное понимание значения этих слов.
- Человек, которого ты… - Брэд накрыл рот Линна своим. Поцелуй оказался полной неожиданностью для ковбоя. Он задохнулся, член его болезненно налился. Он обнял Брэда и притянул его ближе, наслаждаясь теплом крепкого тела этого смертного.
Брэд оборвал поцелуй и посмотрел Линну прямо в глаза.
- Что? – спросил ковбой.
- Ты сказал, что любишь меня.
Линн ухмыльнулся.
- Да. Хочешь услышать это еще раз?
Брэд кивнул.
- Конечно, хочу.
- Ладно. Я люблю тебя, Брэдфорд Терн. Как тебе?
Брэд улыбнулся.
- Идеально. Просто совершенно. – Его губы снова накрыли губы Линна, их языки начали скользить и прикасаться, проникать внутрь и сплетаться вместе. Секс уже связывал их, теперь их связывала любовь.
Брэд завершил поцелуй, его темные глаза горели желанием, но на лице было задумчивое выражение.
- Что случится, если я приму твое предложение?
- Я не могу сказать абсолютно точно.
- Вдруг, что-нибудь плохое?
- Не думаю, - искренне ответил Линн. – Если бы в тебе было что-то темное и неправильное, я бы не чувствовал, как пытается создаться волшебная связь.
Брэд кивнул и какое-то время лежал молча.
- Если я умру, ты будешь плакать обо мне?
Линн почувствовал, как кольнуло сердце. Одна мысль о том, что он потеряет Брэда, что его мужчина умрет от старости через несколько коротких десятилетий, вызывала такую боль, что волк внутри него хотел завыть, а жеребец забился в пустоте, которую создала бы в его душе такая потеря.
- Мы, волшебный народ, - сказал он глухим от сдерживаемых слов голосом, - мы любим страстно. Если мы влюбляемся, эта любовь так глубока, что иногда мы уходим, становимся пустыми оболочками. Иногда мы просто ложимся и умираем от горя, когда теряем пару. Это почти случилось со мной много лет назад.
Брэд побледнел, его руки крепче сжали ковбоя.
- Я не знал.
Линн погладил его волосы и криво усмехнулся.
- Понимаю. И понимаю, что ты боишься того, кем можешь стать. Но тебе нечего бояться. Это уже часть тебя, в твоей плоти и костях, это часть твоей души. И это не чудовище, запертое внутри тебя, ждущее своего часа, чтобы сбежать и начать убивать окружающих.
- Звучит, будто ты уверен.
Он поцеловал Брэда, убеждая.
- Это потому, что я уверен. Ты видел рыцаря Летней страны, значит шансы на то, что ты из этого королевства, очень высоки. Многие существа моего вида происходят оттуда, между прочим. Я кажусь тебе убийцей?
Брэд покачал головой.
- Нет. Но ты убил Виктора.
- У меня не было выбора. Он был преступником, вампиром, который живет за счет того, что пытает души и убивает. Он совершенно ясно дал понять это тем, что преследовал тебя несколько дней, еще до того, как попытался убить. Он хотел запугать тебя, но у него ведь не получилось?
Брэд кивнул.
- Он пытался заставить меня открыть дверь и впустить его, но я понял, что он не имеет надо мной власти.
- Должно быть, твоя волшебная кровь позволила тебе сопротивляться. Не многие люди на это способны.
- Я не знал и этого, - признался ему Брэд. – Скажи мне кое-что, Линн.
- Что?
- Почему ты спас меня? Только из-за секса? – спросил Брэд, слегка улыбаясь Линну.
- Да и нет, - признался Линн. – Много лет назад я позволил убийце-вампиру украсть того, кого я любил. В тот день я дал две клятвы. Во-первых, я поклялся, что никогда не полюблю снова. Во-вторых, я никогда не позволю вампиру-отступнику причинить кому-либо вред , если смогу это предотвратить.
Брэд погладил его щеку.
- Значит, ты не любишь вампиров?
- Не тех, кто убивает. Я не люблю убийц любого вида: вампиров, оборотней или эльфов.
- Ну ладно, допустим, я соглашусь, чтобы ты пробудил мою волшебную кровь. Что потом?
- Будешь жить, как жил. Это не изменит твоей сущности, Брэд. Это уже часть тебя. Возможно это сделает твою жизнь проще. Среди жителей Летней страны всегда были и всегда ценились те, кто умеет рассказывать истории. Это может объяснить то, почему ты вообще стал писателем. Многие из тех, в ком течет волшебная кровь, становятся людьми искусства, давая этим выход своей магии.
- Магии?
- Да, магии. Ты унаследовал ее, как свои карие глаза и прекрасную улыбку.
Брэд поцеловал его и спросил.
- Что мы будем делать?
- Заниматься любовью.
- Звучит здорово.
- Мне тоже так кажется, - согласился Линн и коснулся губ Брэда нежным поцелуем, который превратился в жгуче-страстный через несколько ударов сердца. Язык Линна встретился с языком Брэда, но их танец был лишь прелюдией. Линн обхватил ладонями лицо любовника и углубил поцелуй. Он до боли желал погрузиться в Брэда по самое основание члена.
Неожиданно Линн понял, откуда взялось столь сильное притяжение между ними. Это его волшебная кровь тянулась к волшебной крови Брэда, как железо к магниту.
Все обрело смысл. Кровь к крови, магия к магии, они были предназначены друг другу.
Он притянул Брэда к себе на колени, лаская тело человека. Провел ладонями по упругой плоти от сильных плеч вниз по крепкой спине и мускулистым бедрам, жестким, как камни. Линн закрыл глаза, протянул руку и выдернул магическую нить из Летней страны. Он намотал ее на пальцы и скользнул ими в тесный анус Брэда, втирая магию в стенки, посылая ее глубже.
Брэд застонал и сильнее раздвинул ноги.
- Я не знаю, что это, но ощущения просто невероятные.
Линн улыбнулся и потянул еще кусочек магии, добавляя к первому, используя ее, как всякий из волшебного народа, в качестве лубриканта. Магическая гладкость, чтобы легче заниматься любовью.
- Черт, это фантастика, что бы это ни было.
- Это магия, - пояснил Линн.
- Нет, серьезно, что ты используешь? – спросил Брэд и обернулся, чтобы увидеть, как Линн потянулся и достал еще одну сверкающую волшебную нить из Летней страны.
Брэд уставился во все глаза.
- Ты не шутил…
- Нет. – Он обернул пальцы магией и погрузил их Брэда. Вещество соскользнуло с них и потекло в тело смертного, тот застонал.
Удовлетворенный количеством магии в Брэде, Линн расположил свой член у входа в тело любовника и погрузился в теплое отверстие. Магия обернулась вокруг его ствола, он вздрогнул и застонал от мощного ощущения, которого не испытывал уже десяток людских поколений.
- Прошло так много времени с тех пор, как у меня был любимый, - пробормотал Линн, наполовину выходя из Брэда и снова вбиваясь внутрь. Он и раньше наслаждался сексом с Брэдом, но теперь, когда человек был наполнен магией, и его волшебная кровь начинала просыпаться, ощущения усилились.
- Трахни меня, Линн.
Линна не требовалось просить дважды. Он погрузил свой член в Брэда, позволяя силе страсти волшебного народа взять верх, позволяя ей овладеть собой впервые за бесконечно много лет. Тех лет, когда он не жил, а просто существовал.
Теплый, словно солнечный, свет окутал их. Запах фиалок, трав и плодородной земли наполнил комнату. Брэд вскрикнул, по его коже прокатилось сияние, Линн вцепился в бедра любовника и отпустил себя.
Холод, который наполнял Линна до самых костей, холод, на который он уже давно не обращал внимания, покинул его, пелена скорби растворилась в тепле новой любви. Он двигался в ритме сердца своего любовника, наслаждаясь ощущением кожи, которая потеряла свойственную людям шершавость. Он смотрел, как Брэд превращается из человека в эльфа Летней страны. Его волосы посветлели до золотистой бронзы, кожа побледнела до мягкого оттенка слоновой кости, что был у всех созданий света.
- Прекрасен, - выдохнул он, не сводя глаз с любовника. Бедра Линна двигались все быстрее и быстрее, сияние солнца Летней страны заполнило комнату сквозь отверстие в волшебный мир, что проделал пука.
Усилием воли он заставил себя выйти из Брэда.
- Ох, не останавливайся, пожалуйста, не останавливайся, - взмолился Брэд. – Линн, пожалуйста.
Линн перевернул Брэда на спину, поднял его ноги и глубоко погрузился в тело любовника. Он хотел увидеть, как магия изменяет лицо Брэда.
Брэд обвил руками шею Линна и поцеловал. Его рот был сладким, словно медовое вино.
Линн застонал, когда пьянящий запах и вкус плоти светлых эльфов достиг его чувств. Глубоко погружаясь в Брэда, он чувствовал, как их связывает желание более сильное, чем желание, порожденное плотью. Их души соединились, образовывая нерушимую связь любви, которая возможна только у волшебного народа.
Руки Брэда сжали его крепче, мышцы ануса сдавили его член. Ощущая, что его любовник близок к пику, Линн сжал его член в кулаке, ощущая ладонью твердую плоть и по-эльфийски шелковую кожу.
Брэд сжался и выкрикнул его имя, орошая ладонь Линна своим семенем. Яркая вспышка осветила их, Линн кончил, выкрикнув в голос:
- Брэд!
Ослабев от творимой магии, Линн, дрожа, свернулся клубочком на кровати рядом с Брэдом и позволил усталости взять верх.
Поблагодарили: АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 19:31 #15 от denils
denils ответил в теме Re: Майкл Барнетт "В горах"
Эпилог
[/b]

Брэд стоял на крыльце большого дома и потягивал кофе, наблюдая, как светлеет небо над горами.
Это был худший и одновременно лучший мой отпуск. И если бы мне пришлось пережить это снова, я бы, не сомневаясь, приехал сюда, встретил Линна и избавился от Виктора.
И что самое замечательное, я нашел того, кто меня любит. Разве может жизнь, какой бы длинной она ни была, стать лучше?

Брэд бросил взгляд на горные красоты и сравнил их с городским пейзажем. Здания вместо горных вершин. Бетон и асфальт вместо травы и деревьев.
Он не был уверен, что сможет вынести жизнь в Нью-Йорке, теперь, когда стал эльфом. Сама мысль о городе вызывала неприязнь.
Он улыбнулся, когда Линн присоединился к нему на крыльце. Пука обнял его, и он прислонился к его груди.
- Люди все портят, - сказал он Линну.
- Что?
- Я думал о том, как тут красиво.
- Да, тут красиво, но и опасно. У нас тут бывают сильные снежные бури. Такие сильные, что никто не станет пытаться добраться сюда из города, даже на внедорожнике.
- Ну, разве это не хороший предлог для того, чтобы свернуться клубочком у камина?
- Хороший, - согласился Линн.
- Что Рой и Джо сказали о нас?
- Не много. Джо вроде пожал плечами, а Рой сказал, что надеется, что я счастлив.
- А ты счастлив?
- Думаю, да. Только мне не особо хочется, чтобы ты уезжал.
- Мне тоже не хочется.
Линн прижал его ближе.
- Уверен, мы сможем что-нибудь придумать.
-Ты мог бы продать ранчо, хотя нет, это будет неправильно. Ты слишком много сил вложил в своих лошадей, да и в Нью-Йорке тебе не понравится.
- Да, я много труда вложил в ранчо, но я брошу его не задумываясь, чтобы быть с тобой.
Брэд вздохнул:
- Нью-Йорк ближе к моему издателю и агенту, но писать я могу где угодно.
Линн взял его за плечи и развернул к себе, чтобы посмотреть прямо в глаза.
- Что ты хочешь этим сказать?
Брэд улыбнулся.
- Квартира, в которой я живу в Нью-Йорке, мне не принадлежит. Я, конечно, потеряю залог, но можно прервать аренду.
Губы Линна изогнулись в несмелой улыбке.
- Это значит?..
- Ну, если ты позволишь, я мог бы переехать в Колорадо. Может быть, поселиться тут с тобой?
Робкая улыбка перешла в одну из фирменных ухмылок Линна.
- Я бы хотел этого.
Брэд положил руки ему на плечи.
- Значит, я так и сделаю.
Линн ухватил его за талию, поднял на руки и закружил.
- Ты делаешь меня самым счастливым пукой на свете.
- Тогда я самый счастливый из эльфов, - заявил Брэд.
Что-то кольнуло писателя. Он и Линн обернулись, чтобы увидеть на опушке леса рыцаря из Летней страны. Рыцарь улыбнулся и помахал им рукой на прощанье – а, может быть, приветствуя их – и исчез в потоке золотого света другого мира.
Линн обнял его и сказал:
- Добро пожаловать домой, Брэд.
Пука прижался губами ко рту своего любовника, и Брэд ответил на поцелуй, наслаждаясь пониманием того, что его жизнь будет наполнена счастьем, пока они оба будут живы, а это значило очень, очень долго.
Поблагодарили: siida, Анхэна, Лисавета, AldariaLliure, Lelika, homka8559, Oli-a, AleksM, Vera21, Ksie-il, heise, ml_SElena, CherryWhiteness, Лазурный, Madly_666, iknigolub6, АЛИСА, Maxy, olivka, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.