САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Меган Дерр "Секунданты"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 00:07 - 07 Фев 2015 00:51 #1 от denils
denils создал эту тему: Меган Дерр "Секунданты"
Название: Секунданты
Автор: Меган Дерр
Перевод: CrazyJill
Бета: Калле, Viktoria
Обложка: sonata
Рейтинг: PG-13, исторический
Размер: рассказ
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.

Аннотация:

Вынужденный выступить секундантом молодого безрассудного дуэлянта, Алексис ищет встречи с секундантом его соперника. Но находит совсем не то, что ожидал. Алексис внезапно ловит себя на том, что начинает задумываться о вещах, которые, как он думал, для него давно остались в прошлом…

Скачать одним файлом
Поблагодарили: Зубастик, Dolcelatte, Mimiko_chan, pumasik123, АЛИСА, BlackTiger, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 00:10 #2 от denils
denils ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
Вот оно – драконье логово.
Определенно, гостиная была выполнена в стиле несколько экзотичном, но простом и элегантном. Здесь не было ничего кричащего, вычурного или устрашающего. Без сомнения, предметы в комнате были подобраны хозяином с большой любовью.
Или, возможно, его мысли были затуманены подъемом в столь богопротивный час.
Признаться честно, он сам был готов убить Генри. Молодой человек был слишком утомительным, чтобы выносить его выходки и дальше, тем более в три с четвертью утра.
Отогнав прочь мрачные мысли, он погрузился в любование изящным веером из нефрита и шелка, с лотосами, легко выведенными акварелью на ткани. Прекрасная вещица.
Дверь открылась, прерывая его внимательный осмотр, и он поднял глаза, чтобы отметить, что, хотя логово не оправдало его ожиданий, то сам дракон его не разочаровал.
Однажды слишком сильно обжегшись, он поклялся не искать иных удовольствий, чем те, что можно оплатить звонкой монетой, однако, не отказывался от праздного любования. Красотой должно восхищаться во всех ее проявлениях.
Внешность Хэйвена Линвуда, пресловутого бастарда последнего графа Челси, безусловно, соответствовала слухам. Говорили, он наполовину азиат и только год назад или, может, чуть больше, переехал в страну – это было заметно. Глаза, с явным восточным разрезом, ошеломительно смотрелись на лице, черты которого соединяли в себе самое лучшее из двух абсолютно разных культур. Стать у него была отцовская: он был высок, широкоплеч и довольно мускулист, если брать в расчет, как рубашка и бриджи облегали его тело. Волосы, то ли темно-каштановые, то ли черные, с только-только пробивающейся сединой, явно нуждались в стрижке. Кажется, он даже не озаботился причесать их, да и, судя по небрежной одежде, совсем не ждал гостей.
В обществе разразился громкий скандал, когда умирающий граф признал своего внебрачного сына и назначил наследником. Слухи не улеглись до сих пор, вероятно, в отсутствии другого достойного предмета обсуждения.
Каким образом новый граф Челси оказался вовлеченным в эту стычку, он не знал. Да и не желал знать, поскольку его это не касалось.
Линвуд посмотрел на него глазами цвета доброго виски:
- Виконт Нокс? - его акцент был совсем легким, но все же различимым. Такой неуловимый чуждый напев.
Он улыбнулся в ответ:
- Виновен по всем статьям. Алексис Мэримонт, к вашим услугам, милорд. Приношу свои извинения, за то, что беспокою в столь богопротивное время.
- Богопротивное? – Линвуд изогнул губы, найдя выражение забавным. – Думаю, это зависит от того, каким богам вы служите.
Алексис удивленно засмеялся:
- Я предпочитаю тех богов, которые приказывают мне спать в половине четвертого утра.
- Тогда, полагаю, это время и в самом деле богопротивное, - ответил Линвуд. – Так что привело вас ко мне в этот нечестивый час, милорд?
Он поднял бровь:
- Признаюсь, ваш вопрос меня удивляет, милорд.
Линвуд нахмурился:
- Позвольте и мне сознаться в непонимании. Не представляю причину, по которой вы можете здесь находиться. Произошло нечто, о чем я не знаю?
Алексис кашлянул, чтобы скрыть смешок.
- В самом деле, милорд. Полагаю, некто, назвавшийся вашим близким другом, назначил вас своим секундантом, а вызвал его на дуэль молодой человек, который является другом моей семьи.
- Отис, - простонал Линвуд. – Никто в этом возрасте не должен раскрывать рта без прямого на то приказа.
- Вы читаете мои мысли, - согласился Алексис, не скрывая смешка в этот раз. – Поскольку в этой маленькой трагедии мы являемся секундантами, я подумал, наши менее горячие головы успешно выйдут из неудобного положения.
Линвуд кивнул:
- Конечно. Пройдемте, мы можем побеседовать в кабинете. Я работал над переводом, когда вы пришли.
Повернувшись, он показал дорогу из гостиной.
Бросив последний восхищенный взгляд на нефритовый веер, Алексис проследовал за Линвудом через несколько коридоров в небольшую комнату, до отказа забитую книгами, распотрошенными манускриптами и экзотичными вещицами, вроде тех, что были собраны в гостиной.
Бормоча извинения за беспорядок, Линвуд освободил один стул от книг и бумаг и жестом пригласил Алексиса присесть.
- Не хотите ли виски или бренди?
Алексис покачал головой.
- Боюсь, я немедленно усну после них, милорд, но благодарю за предложение.
Кивнув, Линвуд сел за стол, рассеяно причесывая пальцами волосы.
По мнению Алексиса, он был лишен светского лоска. Последний граф был образцом светского льва, с изысканными манерами и чётким пониманием правил приличия. Если бы этот человек увидел свой кабинет в таком состоянии, то скончался бы от апоплексического удара. И это не говоря уж о том, что приветствовать незнакомца в одной рубашке, без сюртука, возмутительно непристойно.
Было приятно для разнообразия иметь дело с кем-то, настолько лишенным светской мишуры, даже в этот окаянный час.
- Так что натворил юный Отис в этот раз, - спросил Линвуд. – Этот юноша попадает за день в большее количество передряг, чем я считал возможным. Даже я не был столь изобретательным в молодости.
- Это его первый сезон, не так ли?
Линвуд нахмурился на мгновение.
- О, да, полагаю, да, - он пожал плечами. – Я познакомился с Отисом Болтоном вскоре после приезда, и он мне очень помог. Боюсь, с тех пор он решил, что мы близкие друзья. Он довольно вспыльчив, как и все юноши в его возрасте. Вы упомянули дуэль? Не думал, что у него настолько горячая голова.
- У Генри Янга, однако, настолько. Наши семьи довольно близко общаются, и меня попросили присмотреть за ним в его первый сезон в свете. К сожалению, я прибыл на бал, куда мы оба собирались, слишком поздно, чтобы предотвратить катастрофу. Генри вызвал Отиса на дуэль, и боюсь, ситуация только ухудшилась. Я надеюсь, мы вдвоем сможем разрешить ее.
- Всенепременно, - сказал Линвуд. – Однако мой друг не озаботился сообщить мне, что назначил меня своим секундантом.
Он покачал головой и снова провел пятерней по волосам.
- Так что послужило причиной этой дуэли?
Черные, подумал Алексис праздно. Он считал поначалу, что они могут быть темно-каштановыми, но сейчас решил, что волосы графа все-таки по-настоящему черные.
- Если вам интересно мое мнение, - сухо сказал Алексис, - все бы разрешилось, если бы они выбрали постель местом сражения. Но пусть они сами до этого додумаются.
Линвуд хмыкнул, откинувшись на спинку стула и скрестив руки на груди.
- Кто-то кого-то оскорбил, но не думаю, что они помнят, с чего все началось.
- Понимаю, - ответил Линвуд. – В таком случае, от лица Отиса я должен написать глубочайшие извинения и вручить их вам лично. Полагаю, этого будет достаточно?
- Вполне, - сказал Алексис, беря пальто и протягивая закрытый конверт. – Я, конечно же, от лица Генри проделаю то же самое. Рад, что мы решили это миром.
Линвуд взял конверт, расчистил немного места на столе и быстро набросал письмо, поставив на нем оттиск кольца-печатки – на нем был изображен свернувшийся дракон, как рассмотрел Алексис - принимая извинения. Интересно, что было в начале, печать или прозвище?
- Надеюсь, это урегулирует проблему, - сказал Линвуд, вставая. – Полагаю, вам не терпится вернуться в кровать, милорд, не смею вас больше задерживать.
Кивнув, Алексис тоже поднялся. Он ненадолго задержался в дверях, вежливо наклонив голову:
- Спокойной ночи.
- Приятных снов, - ответил Линвуд.
На этом дверь закрылась.
Зевая, Алексис взобрался в ожидающую его карету и велел отвезти его к Генри домой, чтобы окончательно покончить с делом.

- Откровенно говоря, Отис, ты не можешь и дня прожить, не попадая в передряги.
- Прости, Хэйвен, - поморщился Отис.
Хэйвен хмыкнул и хлопнул его по плечу:
- Просто научись думать, прежде чем говорить. И заодно извещать меня, когда назначаешь секундантом. Было чертовски неудобно, когда виконт приехал ко мне, а я понятия не имел, зачем.
- Я вправду сожалею, - сказал Отис. – Не думал, что он так поступит. Я думал, вообще вас не беспокоить, просто, мне показалось, это будет звучать не так глупо, если я назначу секунданта.
- Ничего страшного, все уже закончилось.
Отис сердито нахмурился:
- Пока этот неотесанный ублюдок держится подальше.
- В самом деле, - ответил Хэйвен, вспоминая, что виконт Нокс сказал, что на самом деле эти двое хотели друг друга, - чем он вас так рассердил?
- Он ублюдок, - повторил Отис, словно это все объясняло.
Пряча улыбку, Хэйвен кивнул:
- Чем вы собираетесь занять остаток дня, мой создающий неприятности друг?
- Я не планировал ничего, кроме суаре у Фордов. Вы пойдете? Там будет большое празднество.
- Нет, - ответил Хэйвен, скрывая дрожь. Он едва был в состоянии придерживаться этикета в течение дня, так что не стоило и думать о плавании в опасных водах вечернего приема.
Отис перевел взгляд на розовый куст:
- Лорд Ублюдок будет там, и, вероятно, с этим проклятым виконтом поблизости. Если бы не он…
- Вы бы скорее всего были мертвы или заперты в комнате до отъезда в поместье, -оборвал его Хэйвен, пытаясь не обращать внимания на то, как что-то в нём затрепетало при упоминании виконта.
По правде говоря, вопреки всем слухам об этом человеке и грозной фигуре, что он иногда видел издалека, виконт больше походил на легкий летний дождь, чем на шторм. Возможно, из-за позднего часа, поскольку мужчина выглядел полусонным. И все же очень красивым. До этого ему приходилось видеть виконта только издали. Их пути не пересекались ранее. Золотые волосы и синие глаза, легкий загар на коже, худое и длинное тело, грация, которая, по мнению Хэйвена, была присуща танцорам - вот, что удалось рассмотреть с близкого расстояния.
Даже сейчас он продолжал чувствовать себя полным глупцом. Что за зрелище он представлял собой: полуодетый, растрепанный, полночи просидевший над переводом и совершенно не представляющий, что его назначили секундантом во вспыхнувшей дуэли.
Он привык к тому, что производит на людей не лучшее впечатление, поскольку ему было еще учиться и учиться тому, как вести себя в обществе, чтобы сравняться с теми, кто был рожден для такой жизни. Он испытал настоящий шок, когда в возрасте тридцати четырех лет ему пришлось пересечь полмира, чтобы быть признанным, наконец, своим отцом, до этого лишь выделявшего некоторые суммы денег, достаточные для того, чтобы свести концы с концами. И вот теперь, едва переносимый обществом, он опять совершил ошибку.
Это было вдвойне неприятно, потому что виконт был более чем вежлив, даже любезен. Когда Хэйвен вышел встречать его в гостиную, он, казалось, не просто таращился на вещи привезенные Хэйвеном с родины. Ничем не показал, что беспорядок в кабинете покоробил его, хотя ему должно было быть неприятно там находиться. Комната походила на результат кораблекрушения, но он никак не мог разобраться с работой настолько, чтобы доверить кому-нибудь как следует убрать там.
Слишком многое проклятые слуги могли испортить.
Он пробежал пальцами по волосам, давя вздох. Каким бы кабинет ни был, он бы предпочел сейчас оказаться там.
И все же, он хотел бы произвести лучшее впечатление. На какое-то мгновение прошлой ночью ему показалось, что он встретил того, кто мог стать бы ему настоящим другом.
- Хэйвен!
- Что? – он подскочил и несколько раз моргнул, глядя на Отиса. – Простите, я задумался.
- Я заметил, - сказал Отис. – Вы выглядите расстроенным. Вас опять кто-то беспокоит? Вам стоит просто вызвать их на дуэль.
Хэйвен рассмеялся и покачал головой:
- Немногие проблемы могут быть решены с помощью насилия. Нет, никто меня не беспокоит.
Он помолчал, сомневаясь, но потом, вздохнув, позволил себе признаться:
- Я просто подумал, что виконт совсем не показался мне похожим на человека, которого описывают слухи.
Отис рассмеялся:
- Откуда, вы думаете, этот ублюдок Янг этого набрался? Я только и слышу от него: виконт то, лорд Мэримонт это – честно говоря, просто жалко выглядит, как он его воспевает.
- Похоже, вы ревнуете, - поддразнил его Хэйвен. – Только кого, Янга или виконта?
- И вовсе не смешно, - свирепо посмотрел на него Отис. – Никого я не ревную. Это просто меня раздражает.
- Ммм, - протянул Хэйвен, пряча улыбку.
- Как бы то ни было, - многозначительно сказал Отис, отпивая до этого заброшенный кофе, - говорят, не стоит расслабляться, когда он поблизости. У него настроение переменчивое, как погода. Было дело, он участвовал в нескольких дуэлях. Ходили слухи, что его чуть не арестовали за последнюю, и только поэтому он покончил с ними. У его семьи есть связи, и он на короткой ноге с лордом Бартоломью Фордом и маркизом Ловеттом. С ним никто не смеет связываться.
Хэйвен едва подавил стон. Превосходно. Он знал, что должен был уделять больше внимания чепухе, которую болтали люди вокруг. Он выставил себя полным дураком перед таким влиятельным человеком.
Хэйвен только надеялся, что виконт не из тех людей, которые используют это, чтобы посмеяться над ним. Он был почти убежден в этом. Разве не вынес виконт все эти неудобства, чтобы удержать две горячие головы от глупостей?
Подавив вздох, он жестом попросил слугу налить еще кофе. Крепкий и темный, но даже близко не сравнимый с тем, что он привык пить на родине. Временами он думал, почему не пошлет все к черту и не уедет в края более ему знакомые. Края, где его не отвергали немедленно из-за его чужеродности.
В тридцать пять не стоило бы уже цепляться за глупые и наивные мечты.
Не стоило, но он продолжал это делать.
- Вы снова выглядите мрачным, - сказал Отис, прерывая течение его мыслей, и нахмурился с несчастным видом. - Прошу простить меня, я и впрямь причинил вам столько неприятностей с виконтом. Я не хотел, клянусь, Хэйвен.
- Ничего подобного, - Хэйвен заставил себя обнадеживающе улыбнуться.
Отис, кажется, не поверил.
- Вам не стоит волноваться. Он может быть опасен, но не думаю, что ему случалось выходить из себя в последнее время. С тех пор, как его едва не арестовали, кажется, а это было много лет назад, - он постучал кончиком пальца по подбородку, раздумывая, второй рукой водя по ободку чашки. – Из-за любовных похождений.
- Разве не они всегда причиной? – сухо спросил Хэйвен. – Довольно об этом. Ни к чему эти слухи. Если он меня удивил, значит, я могу судить без предубеждений.
Они погрузились в молчание, Отис с радостью вернулся к угощению, поданному с кофе.
Хэйвен позволил мыслям блуждать, пока не заметил взгляд, которым Отис продолжал смотреть на него. Он пытался игнорировать его, но, наконец, со вздохом сдался:
- Вы можете сказать это, юноша.
Отис виновато склонил голову:
- Я только хотел спросить, вы и вправду не пойдете на суаре?
- Это все? – осторожно спросил Хэйвен. – Надеюсь, вы не вовлекли меня ни во что без моего согласия?
- Нет, - сказал Отис. – Только, ну… я подумал, может быть, вы все-таки пойдете?
Он опустил взгляд в чашку, сильно нахмурившись. Хэйвен нахмурился в ответ:
- Что вы натворили на сей раз?
- Ничего! – воскликнул Отис, вскидывая голову. – Клянусь! Только, ну … - он вздохнул, - я подумал, что было бы хорошо, если бы вы пришли. Виконт показывает все этому идиоту Янгу, и Рэдбанк, он брат герцога Пьемонтского…
Хэйвен моргнул, замолчав в оцепенении.
- Разве у вас нет братьев или кузенов, которые могли бы вас сопровождать, Отис? И, раз уж мы об этом заговорили, вряд ли им понравится, что вы покажетесь в свете с Драконом, - он постарался не дать горечи окрасить его слова, но это не удалось.
Отис пожал плечами:
- У меня нет братьев, только сестры, и они все замужем и заняты своими детьми.
Бессмыслица. Если у сестер были мужья, те с удовольствием сопровождали бы шурина. По крайней мере, они должны были знать о своих обязанностях.
- Все равно, - продолжил Отис. – Я уже всем рассказал, что мы друзья, но мне никто не верит.
- Тогда они глупцы, - сказал Хэйвен. – Не думаю, что это принесет вам какую-либо пользу, Отис, но я пойду на этот прием, если вы так хотите. Только обещайте мне: никаких дуэлей, ладно?
Отис кивнул, почти выпрыгнув из кресла от радости:
- Обещаю, Хэйвен.
- Тогда я увижу вас там… во сколько?
- В десять, или около того. Невежливо приходить вовремя.
Хэйвен подумал, к чему назначать конкретное время, если предполагалось, что все будут позже? Он никогда не сможет понять эти тонкие правила, вызывающие у него только головную боль.
- Ну что ж, тогда договорились, - сказал он, гадая, зачем это делает. – В десять или около того. Не попадите в неприятности до моего приезда.
Оставив монетку за кофе, он покинул заведение.
Несмотря ни на что, уходя, он поймал себя на том, что улыбается.
Отис был ему скорее подопечным, чем другом, но было приятно сознавать, что хоть у кого-то он не вызывает отторжения.
Мысль об этом, однако, напомнила, что за зрелище он представлял собой прошлой ночью, перед виконтом. В какой-то замечательный миг, ему казалось весьма вероятным, что он встретил кого-то, кто мог бы однажды стать ему другом. Ни о чем большем он даже не смел помышлять. Он не мог даже подружиться, стоило ли думать о любовнике в этом случае? Но иметь друга, настоящего друга, было бы замечательно. Возвращаясь в мыслях к своему внешнему виду и кабинету и своим достойным сожаления манерам… рядом с виконтом, который выглядел безупречно и ослепительно и был так спокоен и вежлив, и так легко со всем справлялся….
Конечно же, он все испортил с самого начала.
Вздохнув еще раз, Хэйвен продолжил путь по многолюдным улицам к себе домой, проверить, а есть ли у него вообще платье для вечернего приема.

Алексис без энтузиазма потягивал свое шампанское, хотя оно и было превосходным, борясь с желанием взглянуть на карманные часы. Если бы не Генри и его собственные друзья, он был бы от этого приема так далеко, как только мог.
Он осмотрел бальный зал, на всякий случай бросая на Генри грозный взгляд. Болтон прибыл несколько минут назад, но пока этим двоим хватало ума держаться в разных концах комнаты.
- Лекс?
- Ммм? – переспросил Лекс, оглядываясь на друзей и понимая, что те обсуждали его. Барт закатил глаза, а Мэйтланд только изумленно хмыкнул.
- Я сказал, - нетерпеливо продолжил Барт, - не хочешь ли провести неделю у меня? Будет весело, можем походить под парусом и поволочиться за провинциальными барышнями, ну и вообще натворить безобразий.
Алексис засмеялся:
- Не староваты ли мы для безобразий?
- Видит бог, вы с господином Котом ведете себя весьма близко к тому, - парировал Барт. – И ты размяк, с тех пор, как был представлен ко двору, - продолжил он, многозначительно усмехаясь Мэйтланду. Тот закатил глаза и не удостоил комментарий ответом.
Алексис фыркнул:
- Так какую неделю, Барт?
- Через две после текущей, - сказал Барт. – Я думал… Кто это? Какой экзотичный субъект. Это тот самый Дракон, о котором моя сестра и матушка только и шепчутся, когда мужей нет рядом?
Алексис удивленно повернулся. Конечно, нет – но это был он, Линвуд, просто и ясно как день.
Хотя «просто» было вовсе не тем словом, что можно было использовать для описания этого мужчины.
- Интересно, что заставило его вылезти из норы, - задумчиво сказал Мэйтланд. – Насколько мне известно, граф до сих пор не показывался на светских приемах.
- Не представляю, - рассеяно ответил Алексис.
Одетый соответственно случаю, граф выглядел потрясающе, не менее потрясающе чем прошлой ночью. Весь в черном, с головы до пят, лишь чулки и золотая тесьма у горла разбавляли наряд. Легкие золотые вкрапления оттеняли глаза цвета темного виски.
- Нравится?
Алексис вздрогнул и обернулся к Барту, который пробормотал это у него над ухом.
- Ты верно заметил, весьма экзотичен. Я только подумал, что он выглядит совсем не так, как прошлой ночью.
Друзья посмотрели на него с изумлением.
- Что?
- Лекс, последним, с кого ты так не сводил глаз, был Чарльз.
Чарльз.
Алексис напрягся, сжимая узкий бокал.
- Полагаю, хорошо, что я поумнел с тех пор, - процедил он сквозь зубы.
- Ах, - сказал Барт, - ты мог бы и позволить себе делать глупости почаще. В конце концов, пятнадцать лет прошло.
- Пожалуй, тут я согласен с Бартом, - произнес Мэйтланд. – Я еще пожалею об этих словах, но это правда.
- Что вы пытаетесь этим сказать? – спросил Алексис. – Я пришел сюда не затем, чтобы выслушивать нравоучения.
Барт ткнул его пальцем в грудь:
- Я хочу сказать, он чертовски хорош собой, что абсолютно в твоем вкусе, и этот восхитительный восточный налет, полагаю, совершенно его не портит, ммм?
- Напомните, зачем я только с вами связался? – спросил Алексис, отпихнув его подальше, чтобы избежать дальнейших тычков.
Мэйтланд хмыкнул:
- Барт просто не дал нам выбора, если я правильно помню. Он просто ослепителен, - продолжил он задумчиво. – Граф посмотрел на нас уже трижды, - он улыбнулся словно кот. – Точнее, на тебя.
Алексис пожал плечами, отказываясь комментировать: что бы он ни сказал, будет использовано против него.
Боже, упаси его от заскучавших друзей.
- Хмм, кажется, он пришел ради юного Болтона, - сказал Мэйтланд. – Готов, наверное, к следующей дуэли?
- Пусть только попробуют, я сам их убью, - проронил Алексис и допил шампанское.
- Ты нас представишь? – попросил Мейтланд.
- Что?
Барт закатил глаза:
- Представь нас своему дракону.
Алекс сердито посмотрел на него:
- Он не мой, ты чертов…
- Ну тогда идем, - прервал его Барт и подхватил под руку, не то ведя, не то таща Алексиса через бальный зал в угол, куда забился Линвуд, потягивая темное красное вино.
Молча строя планы мести, он натянул приветливую улыбку и вежливо поклонился:
- Добрый вечер, лорд Линвуд.
- Добрый вечер милорд, - ответил тот, выглядя почти потрясенным какое-то мгновение, пока не взял себя в руки. – Я надеюсь, вы здесь не для того, чтобы сообщить мне, что я упустил новый вызов.
Алексис засмеялся.
- Благодарение богу, нет. Мои друзья пожелали познакомиться с вами. Позвольте вам представить лорда Бартоломью Форда и лорда Кайлера Мэйтланда, маркиза Ловетт. Джентльмены, лорд Хэйвен Линвуд, граф Челси.
- Вы совершенно не похожи на дракона, - приветливо сказал Барт, пожимая Линвуду руку. – Хотя, если подумать, вот Мэйта называют «господин Кот», а на самом деле, он скорее лис.
- Странно, - парировал Мэйтланд, - про тебя говорят, что ты выглядишь, как избалованный ребенок, и это вполне соответствует действительности.
- Замолчите. Оба, - сказал Алексис, посылая им строгий взгляд. Он обернулся к Линвуду, улыбаясь: - Вы можете приказать им обоим убираться. Я часто…
Он отвлекся на громкие выкрики на балконе. И застонал, узнав голоса. Он отвел глаза всего на пять минут! Линвуд был уже на полпути через зал. Алексис рванул за ним.
Они достигли балкона как раз вовремя, не дав угрозам перерасти в драку, растаскивая своих подопечных в стороны.
Он зажал рот Генри практически посредине брошенного вызова.
Линвуду достаточно было взглянуть на Отиса, чтобы тот виновато поник.
- Впечатляет, - пробормотал Алексис себе под нос. Он убрал ладонь ото рта Генри и дал ему подзатыльник.
- Даже не думай, - прервал он Генри, начавшего мычать что-то в свое оправдание. – Не смей даже пытаться мне перечить.
Генри закрыл рот, клацнув зубами.
- Так-то лучше, - сказал Алексис, встряхивая подопечного на всякий случай. – Итак, что здесь происходит?
- Возможно, нам стоит обсудить это в другом месте, - произнес Линвуд.
- Возможно, нам стоит дать им прикончить друг друга, - пробормотал Алексис, но пошел вперед через залу, поймав взгляд Барта и его кивок. – Сюда, - сказал он, выходя из комнаты, показывая путь в кабинет хозяина дома.
- Итак, - сказал он, когда все собрались в помещении, и дверь за ними закрылась. – Что за дьявол вас попутал?
Как будто он не знал разгадки. Интересно, сколько времени понадобится этим двоим, чтобы понять.
В ответ он получил два угрюмых взгляда. Закатив глаза, он попробовал еще раз:
- Если вам так не терпится получить пулю или шпагу в бок, я вам это устрою.
Молчание.
- Если я не получу ответа, - сказал он, медленно и четко выговаривая слова, - у меня кончится терпение.
- Он первый начал! – выпалил Генри.
- Не я, а ты…
- Ради…
Короткий резкий странный звук прервал крики, и через несколько мгновений Алексис понял, что это было слово или слова, которые произнес Линвуд. Он обернулся к графу, который смущенно закашлялся.
- Как бы то ни было, - сказал граф, когда все посмотрели на него, - крики ничего не решат. Разговор поможет, если мы все не будем повышать тона. И будем говорить по очереди. Мастер Янг, скажите честно, кто начал спор?
Генри угрюмо уставился на Линвуда, но через мгновение опустил глаза и ответил:
- Я не собирался начинать, он просто не так понял, вот и все.
- Ты сказал, что, может быть, я не так уж и глуп, - прервал его Отис. – Как я должен был это понять?
- Не так, как ты это сделал, - огрызнулся Генри.
Алексис поднял глаза к небесам. Стоящий рядом Линвуд едва подавил смех.
- Почему бы вам обоим не извиниться и не покончить с этим?
- Я не буду извиняться перед этим…
- Я не приму его извинения..
- Превосходно, - прервал их Алексис, - пусть ваши отцы с этим разбираются.
Юноши потрясенно замолчали.
Линвуд рассмеялся:
- Полагаю, я могу побыть секундантом Отиса. От его лица, нижайше прошу простить его за ненамеренное оскорбление.
Алексис кивнул:
- Тогда, как секундант Генри, я также смиренно приношу его извинения за недоразумение.
Генри открыл рот, посмотрел на Алексиса и тут же закрыл.
- Могу я сказать, что обе стороны удовлетворены? – спросил Линвуд.
- Вполне, - сказал Алексис. Он взглянул на Отиса и Генри. – Если еще что-либо произойдет этим вечером, я выйду из себя. Вы меня поняли?
- Да, милорд, - хором ответили молодые люди.
- Превосходно. Теперь извинитесь, что доставили нам столько хлопот.
Они скривились, но послушно пробормотали «простите, милорд», уставившись в ковер.
Алексис приподнял бровь.
- Ваши извинения оставляют желать лучшего, - отметил он недовольно. – Однако я знаю, когда не стоит требовать большего. Можете идти, и ведите себя хорошо!
- Да, милорд, - бросили юноши через плечо, удирая.
Алексис потер переносицу.
- Они легко отделались, - сказал Линвуд, весело улыбаясь. – Похожее случилось между мной и моим другом. Нам было, ох, шестнадцать, полагаю. Как раз в разгар большого званого обеда. Его матушка схватила нас и порола прямо посреди комнаты, пока я не был покрыт синяками на месяц вперед. Мы почти плакали к тому времени, когда она остановилась, и хуже всего, что все происходило на глазах у всех наших друзей и знакомых. Больше мы никогда не устраивали таких выходок, по крайней мере, не на званых обедах его матушки.
Алексис хмыкнул:
- Отличная идея, но, если я попытаюсь это сделать, боюсь, меня самого выпорют, что мне совсем не нравится. Нам стоит просто держать их порознь или заставить уживаться друг с другом, - он махнул рукой в сторону двери, и они вместе покинули кабинет, направляясь в бальный зал.
Линвуд вздохнул:
- Полагаю, тогда мне придется чаще выезжать в свет.
- Разумеется, я вздохну с облегчением, когда смогу оставить Генри без присмотра, - сказал Алексис. – Если вы и Отис ничем не заняты еще, что вы скажете, если я предложу вам присоединиться к нам с Генри на верховой прогулке в парке? Возможно, мы заставим их вести себя цивилизованно.
Линвуд вновь удивился, но потом чуть заметно улыбнулся:
- Конечно, если вы не возражаете против нашей компании. Чем скорее они притрутся друг к другу, думаю, тем будет лучше для всех.
- Точно, - сказал Алексис. Он замедлил шаги, подходя к бальной зале, заметив, что Линвуд засомневался. – Вы не собираетесь туда входить?
- Нет, - ответил Линвуд, кивая в сторону входа. – Я смотрю, там Отис крадется, и думаю, мне стоит проследить за ним, пока это не породило новую ссору. Желаю вам доброй ночи, милорд. Было честью познакомиться с вашими друзьями. Надеюсь, ваши боги позволят вам сегодня уснуть.
Алексис улыбнулся, но прежде чем он успел ответить, Линвуд развернулся и ушел, оказавшись слишком далеко, чтобы расслышать, что бы Алексис ни собирался ему сказать.
Нахмурившись, он пожал плечами и направился к своим друзьям, чтобы отчитать их.
Поблагодарили: Dolcelatte, sibirjachka, АЛИСА, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
07 Ноя 2012 00:12 #3 от denils
denils ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
Бета Viktoria.

Глупо было так радоваться простой верховой прогулке в парке. Приглашение виконта имело целью лишь примирить их двух юных подопечных. Любой, кто заметил бы их - а прогулка утром в парке предполагала такую публичность - понял бы, что выезд затеян только ради Генри и Отиса.
Он до сих пор не знал, почему виконт представил его своим друзьям. По крайней мере, они не отвергли его – хоть и выглядели изумленными, в то время как виконт демонстрировал легкое раздражение. Виконт не хотел с ним разговаривать?
О чем он только думал, согласившись?
- Прекрасное утро, не правда ли? – спросил Отис, лучезарно улыбаясь.
- Весьма, - согласился Хэйвен, надеясь, что его мучительное беспокойство не заметно. Он также сожалел, что так и не лег до четырех утра, занятый переводами.
- Вот они, - сказал Отис, голосом далеко не таким радостным, как минуту назад. – Мы действительно должны провести это утро с ними?
- Да, - ответил Хэйвен, - можете считать это вашим наказанием, если угодно.
- Хорошо, Хэйвен.
Он улыбнулся обиженному выражению на лице юноши. А затем повернулся к подъехавшему виконту. Их глаза встретились, и насмешливый взгляд вместе с изогнутыми в улыбке губами сказал, что Генри был также недоволен. Хэйвен тоже улыбнулся и понял, что ему слишком понравилось это безмолвное общение.
- Как вам это утро, мой дорогой граф?
- Боюсь, я еще не достаточно проснулся, чтобы оценить его. Никогда не понимал, что некоторые люди находят привлекательным в ранних подъемах. А как вы? Могу поспорить, что вы всегда рано встаете.
Виконт засмеялся:
- Так вы сова, милорд?
- Боюсь, что более чем, - ответил Хэйвен, гадая, не выставляет ли себя дураком. – Думаю, я только улёгся в постель, когда мои слуги проснулись. Полагаю, они считают меня самым странным человеком на свете.
- О, мои также мной не довольны, - сказал виконт. – Думаю, они обижаются, что я просыпаюсь раньше них.
Хэйвен рассмеялся.
- Наши подопечные примечательно молчаливы, - произнес виконт с легким изумлением, поглядывая на двух молодых людей, едущих перед ними. Он коснулся Генри стеком: - Вы можете последовать примеру своих секундантов, мои милые юноши, и завязать цивилизованную беседу.
Когда ни один из молодых людей не нарушил молчания, Хэйвен только удивленно помотал головой.
- Что ж, если они хотят испортить это чудное утро своей угрюмостью, позволим им это, - сказал виконт, пожимая плечами. – Если я правильно помню, прошлой ночью вы сказали, что занимаетесь переводами. Какими именно?
- Разными, - ответил Хэйвен, пытаясь не показать, как неудобно себя чувствует. – В основном это исторические труды, романы и поэмы, хотя иногда берусь и за другие виды прозы.
- Замечательно, - сказал виконт. - Это просто для развлечения, или вы сделали это своей профессией?
Хэйвен постарался не поморщиться, но едва ли преуспел. Он знал, что джентльменам не подобало по-настоящему работать. И не представлял, насколько ужасно было быть настоящим переводчиком, но ничего не поделаешь, он уже признал это. Оставалось только надеяться, что получится сменить тему достаточно быстро.
- Это стало профессией, хотя я и не думал, что так обернется, когда начинал. Однако, я люблю читать, и мне показалось, будет жаль, если зная пять языков, я не найду этому достойного применения.
- Пять языков! – воскликнул виконт. – Потрясающе.
Генри повернулся в седле:
- Вы правда знаете пять языков, милорд?
- Да, - ответил Хэйвен. – Два наиболее распространенных в этой части света и три наиболее используемых там, где я жил. Я вырос в городе, знаменитом торговлей, и там просто не выживешь, не зная по крайней мере два, а лучше три наречия. Большинство детей впитывают два – три языка даже не замечая. А из-за своего происхождения, мне пришлось изучить целых пять.
- Невероятно, - сказал Отис. – Что вы уже перевели Хэйвен? Может, мы знакомы с чем-нибудь?
Хэйвен нахмурился, раздумывая.
- Не знаю даже, исторические труды широко известны, но только в соответствующих кругах. Я регулярно перевожу романы двух писателей и стихи одного поэта, и нескольких других авторов временами. Кажется, последним, что я перевел, было «Колибри и воробей». Возможно, это название вам покажется знакомым.
- Я знаю эту книгу! – восторженно вырвалось у Генри. – К черту! Все знают эту книгу. Боги, моя матушка и ее подруги только и говорят о ней или других книгах этого писателя. Скажите, когда выйдет следующая? Если я скажу ей…
- Она отменит наказание за сцену, что вы устроили прошлым вечером у Фордов? – прервал его виконт, хмыкнув.
Генри сверкнул на него глазами:
- Я собирался сказать, она будет кипеть несколько дней, если я узнаю дату раньше нее, и это будет забавно.
Виконт усмехнулся и обернулся к Хэйвену:
- Признаться, я и сам большой поклонник книг, часто читаю по утрам за чаем, поскольку это единственное, что я могу приготовить, не спалив дом до тла, и не разгневав кухарку. Вы случайно не знакомы с автором лично? Или поддерживаете связь только через переводы?
Хэйвен улыбнулся:
- Так вышло… вы помните историю, что я рассказал вам вчера? Про званый обед?
- Да, - сказал виконт и послал Генри и Отису многозначительный взгляд. – Я так и не отбросил до конца идею, что вы упомянули.
- Мой друг в этой истории и есть автор. Он всегда писал, даже в детстве. Когда я в школе учил языки, то часто использовал его черновики, чтобы попрактиковаться в переводе. Мы до сих пор довольно близки.
- О! – восхитился Отис. – Вы до сих пор не упомянали, что знаете кого-то столь знаменитого.
Хэйвен пробежал пальцами по волосам, внезапно занервничав. Он не собирался поднимать столько шума.
- Откровенно говоря, я и не думал, что он настолько известен. Вернее, он известен там, у себя на родине, но для меня он просто друг, - он печально улыбнулся. – Мы вместе выросли и видели друг друга в разных передрягах. Трудно благоговеть перед человеком, если видел его в худших и самых унизительных обстоятельствах.
Виконт запрокинул голову и расхохотался:
- Вот уж, правда. Мои друзья и я никогда не производили особенного впечатления друг на друга. Слишком много ночей мы возвращались домой в недостойном джентльмена состоянии, и после страдали утром. Даже не беря в расчет тысячу других поводов разочаровать кого-нибудь, - он засмеялся вновь.
Хэйвен отвернулся, поняв, что если не сделает этого, то самым неприличным образом уставится на виконта, и даже не хотелось думать, что может за этим последовать.
Боги, сохраните его от глупостей. Уже понятно, что он не сможет ни с кем подружиться здесь. Не стоило зарабатывать сердечную боль, надеясь на большее. Он должен был помнить, что виконт просто пытался предотвратить возможные дуэли в будущем.
- Это просто невероятно, - сказал виконт, отсмеявшись, - он очень популярен здесь, и вы все это время были его близким другом.
Хэйвен улыбнулся:
- Думаю, вам кажется это глупым.
- Только впечатляющим, - сказал виконт, мягко улыбаясь в ответ. – Опыт показывает, большинство людей – особенно новичков в свете – просто кричали бы о таком факте на каждом углу.
- Ох, - промолвил Хэйвен, чувствуя себя глупо оттого, что не смог придумать подобающего ответа.
- Так когда выйдет следующая книга, Хэйвен? - жадно спросил Отис.
- Та, которая следует за «Воробьем», в этот самый момент лежит у меня в кабинете. В последнем письме он писал, что готова уже четверть следующей, что означает, что к настоящему времени он, должно быть, ее почти закончил.
- Вы переводите ту книгу сейчас? – воскликнул Генри, почти падая с лошади от восхищения.
Хэйвен кивнул:
- Да, но дело движется очень медленно. Думаю, однако, через месяц я завершу перевод.
- О, чудесно, - сказал Генри. - Могу я сообщить это матушке? Вы позволите, милорд?
- Почему бы и нет, - ответил Хэйвен.
- А я сообщу своим сестрам, - сказал Отис. – Только подумать, я дружу с переводчиком «Колибри», а он близкий друг автора!
Хэйвен покачал головой и огляделся в поисках чего-нибудь, чтобы сменить тему. По крайней мере, казалось, Генри и Отис поладили, или хотя бы не спорили. Это стоило нескольких минут позора.
- Полагаю, мы завершили нашу прогулку, - сказал виконт. – Вы присоединитесь к нам за завтраком?
Приглашение было соблазнительным, и весьма. Глупо, но ему было отвратительна мысль, что надо прервать это подобие дружеского общения. Провести еще один или два часа в этом лицемерии? Это было бы столь же привлекательными, сколь и болезненным.
- Я бы с удовольствием, - заставил он себя произнести, - но меня ждет перевод, который я должен завершить к завтрашнему дню. А мне над ним надо еще основательно поработать. Если я отложу еще на день, издатель оторвет мне голову.
- Конечно, - легко сказал виконт, как будто и ожидал подобного ответа.
Он задумался, а не сделал ли виконт это предложение из вежливости, в надежде, что ему ответят отказом.
И именно такой ответ он и дал.
Отбрасывая в сторону горькое разочарование, он напомнил себе, что получает именно то, что заслужил, позволяя себе мечтать.
- Отис, - сказал он, – приятного вам дня, и не попадайте в неприятности. Пошлите мне записку или заходите сами, если я вам понадоблюсь. Мастер Янг, всего хорошего, - он засомневался, но затем изобразил самую радостную улыбку, надеясь, что она не выглядит жалко. – Лорд Нокс, спасибо за прекрасное утро. Я почти понял, что люди в них находят. Благодарю за любезное приглашение и желаю всего хорошего. Джентльмены.
- Не за что, - сказал виконт кланяясь. - И вам всего наилучшего.
Кивнув, Хэйвен развернулся и поехал домой.

- И не говори, - сказал Барт, отпивая свой кофе. Они сидели в своем любимом кафе, вокруг суетились галдящие посетители, кто-то болтал, кто-то кричал, кто-то пел. Шум почти заглушал слова его друзей. Жаль, что только почти. – Он не только отлично выглядит, но и весьма умен, - Барт продолжил. – Он действительно тебе подходит.
- Любит читать, знает пять языков, выходец с востока, красивый и приятный в обращении, и ты думаешь, он мне подходит? – сухо переспросил Алексис, и сделал глоток кофе со сливками. – Прошу, прекрати вмешиваться в мою жизнь, Барт.
- Не могу удержаться, - радостно сказал тот. – Всем это известно. В любом случае, не я сказал, что он приятен в общении, ты сам признался.
- Заткнись, - огрызнулся Алексис. – Просто наблюдение. Ты знаешь мои правила.
- Просто созданы, чтобы их нарушать, - рассеяно заметил Мэйтланд, не отрывая взгляда от книги, которую читал. – Даже я это понимаю. Лазарре большой поклонник этих произведений. Причем, он читает их на своем родном языке, а твой Дракон сделал оба перевода. Просто изумительно. Я удивлен, что Голдстоуновский клуб еще не сцапал его.
- Они просто не знают, - напомнил ему Алексис, игнорируя слова «твой дракон». – Граф совершенно не понял нашего энтузиазма, по поводу его переводов. Думаю, он просто не представляет, насколько популярны эти романы.
Мэйтланд хмыкнул и закрыл книгу, положив ее на стол и потянувшись к своей чашке с черным кофе.
- Думаю, он поймет это довольно скоро. Как только Болтон и Янг поделятся со своими родственниками, новость разлетится по всему свету к вечернему чаю. Бедный Дракон должно быть утонет в приглашениях, - он бросил на Алексиса хитрый взгляд поверх чашки. – Думаю, тебе стоит самому сцапать его, пока кто-нибудь не увел твоего Дракона.
- Еще и ты! – воскликнул Алексис раздраженно. – Скажите честно, зачем вы это делаете? Кем вы себя вообразили, старыми сплетницами, пытающимися свести незамужних девиц?
- Ты просто не видел со стороны, как ты на него смотрел прошлым вечером, - сказал Мэйтланд, пожимая плечами. – Мы не видели такого взгляда с тех пор… - он неопределенно махнул рукой. – Ты сам понимаешь, о ком я.
Алексис сверкнул глазами и холодно спросил:
- И как же я на него смотрел?
Барт ответил со странной грустью в словах:
- Как будто не мог насмотреться.
Рассерженный, Алексис ничего не сказал на это, молча потягивая кофе. Ерунда. Линвуд был интересным и красивым человеком, он не мог отрицать. Но это не значило, что он влюбился.
- Возможно, я просто пытаюсь подружиться, - наконец проронил он. – Не понимаю, почему вы ищете тут что-то большее.
- И ты еще называл Болтона и Янга упрямыми, - ответил Барт на это, покачав головой.
Алексис закатил глаза.
- Он будет где-нибудь этим вечером? – спросил Мэйтланд. – Я мог бы узнать для тебя, если ты не спросил. Увы, я не смогу сопровождать тебя, ибо должен изображать занятого человека до конца дня, но уверен, Барт будет счастлив предложить свои услуги, если тебе понадобится кто-нибудь для ловли твоего Дракона. По крайней мере, он сможет присмотреть за Янгом и Болтоном, чтобы ты не отвлекался от охоты.
- Он не мой! - огрызнулся Алексис, повышая голос почти до крика и со стуком ставя чашку на блюдце. - Прекратите мне надоедать, с меня довольно.
- Ладно, ладно, - сказал Барт, вздыхая. – Покончим с этим.
- Премного благодарен, - напряженно ответил Алексис.
Черт побери, хотел бы он, чтобы Линвуд согласился позавтракать с ним. Тогда он бы обсуждал романы, Восток и историю, и ему не пришлось бы выносить надоедающих, хоть и с благими намерениями, друзей.
Этот отказ и был настоящим источником его раздражения. Его приглашение было внезапным, но абсолютно искренним, и Алексис не ожидал, что его отклонят, хоть и удалось скрыть обиду.
Никто из его друзей не разделял любви к Востоку, а Линвуд происходил оттуда… Алексис чувствовал, что они могли бы стать друзьями, но, возможно, граф не хотел сближаться ни с кем здесь. И вряд ли для Линвуда имело значение, что виконт происходил из благородной и глубоко уважаемой семьи, вдадевшей титулом уже почти пятнадцать поколений. Конечно, он же не был известным писателем.
Или, возможно, подумал он уныло, Линвуда и впрямь ждала работа, а он вел себя как обиженный, влюбленный дурак, страдающий паранойей.
Скривившись, он допил кофе и встал.
- Куда ты, черт побери, собрался? – спросил Барт.
- Дела, - ответил Алексис. – Встретимся на балу у князя, если не получится раньше.
Барт кивнул, нисколько не одураченный:
- Мэйтланд выпросил позволение для Лазарре приехать на неделю в мой дом, и, конечно, Пэрри тоже будет. Если хочешь, пригласи своего нового друга.
- Замолчи, - выдавил Алексис и быстро покинул кофейню.
Был ли он так глуп, чтобы влюбиться в Линвуда? Конечно, нет. Он был осмотрительным. Слишком тяжело досталось ему знание, что он не был создан для романтических чувств. Он был слишком склонен терять голову, когда речь шла о делах сердечных.
Чарльз.
Неужто и впрямь прошло пятнадцать лет? Он задумался, где мог бы находится сейчас этот безмозглый ублюдок, если все еще был жив. Наверняка его уже кто-нибудь пристрелил.
Алексис никогда не был робким или застенчивым, по крайней мере, не в то время. В двадцать один год он участвовал в дуэлях так же часто, как менял любовников – и оглядываясь назад можно сказать, что слишком часто.
Он слепо влюблялся и сгорал от страсти, а потом охладевал, так быстро, что даже странным казалось, что он не подхватил никакой болезни. Но ни с кем он не был так близок, как с Чарльзом. Как бы ни было это неприятно признавать, его друзья были правы. В первый же вечер, когда они встретились, он смотрел на Чарльза неотрывно, и не мог наглядеться.
Чарльз отвечал ему тем же, и Алексис считал себя самым счастливым человеком на свете. Оглядываясь назад, нельзя было не отметить, как дурно этот ублюдок влиял на него. Дуэли, пьянство, траты – все самое отвратительное - только участились с появлением Чарльза в его жизни.
Пока он не узнал, что ублюдок спекулировал его именем и деньгами, и к тому же изменял. Вместе с этим болезненным открытием, пришло осознание горькой реальности. Чарльз и все остальные неприглядные аспекты его жизни – это было его виной, творением его рук. С тех пор он перестал доверять себе.
И все же в конце он только и смог, что прогнать ублюдка, велев не показываться на глаза. После этого он не участвовал в дуэлях и не заводил любовников.
В Чарльзе не было ничего азиатского, но у него были темные волосы и глаза и загорелая кожа. Увлекся ли он Линвудом? Нет, конечно. Он восхищался красотой графа, как любой бы на его месте. Восхищался его умом, ибо тот был действительно блестящим. Редкое сочетание.
На этом список того, что Алексису нравилось в Линвуде, не заканчивался. Ему нравилось, что тот не знал всех тонкостей этикета, хоть и превосходно держался на приемах. Нравилось, что граф помогал юному Отису, безо всякой на то причины. Его улыбка и смех, и привычка ерошить волосы, когда тот был взволнован.
- Проклятье, - тихо сказал Алексис. И что теперь делать? Добиваться взаимности?
Нет. Нельзя. Будет просто верхом глупости.
Он грозно взглянул на уличного торговца, едва отметив, что тот отшатнулся. Отказываясь обдумывать что-либо, он ускорил шаг и направился домой.
Несколько часов спустя он прятался в самом дальнем углу на балу у Соммертонов, все еще пребывая в мрачном настроении, которое продолжало ухудшаться. Он не ожидал увидеть тут Линвуда, однако, тот появился в сопровождении сияющего Отиса полчаса назад, и тут же был окружен любопытствующими почитателями. Так что теперь до Алексиса доносились через весь зал обрывки разговоров. Граф-затворник уже стал знаменитым.
- Мы предлагали тебе сцапать его, пока кто-нибудь не увел, - сказал Барт, становясь рядом.
- Замолчи, - огрызнулся Алексис, слишком недовольный ситуацией, чтобы спорить.
Барт повернулся к нему, не скрывая удивления и раздражения.
- Думаю, у тебя еще есть шанс, если ты немедленно пойдешь к нему. Я наблюдал за графом, пока шел мимо фуршетных столов. Он то и дело смотрит в твою сторону.
Алексис поджал губы и ничего не ответил.
- Лекс, - вздохнул Барт. – Просто сделай это, ради бога. Довольно тебе прозябать в одиночестве. Ты не умрешь, если попробуешь.
Алексис не был в этом уверен, но не стал говорить этого вслух. Барт только воспримет это, как сигнал продолжить уговоры. Его друг закатил глаза, а затем выхватил у Алексиса его бокал с вином, и вместе со своим поставил на стол. Потом он схватил Алексиса за руку и выволок из угла, толкая по направлению к Линвуду и толпе его почитателей.
- Иди поговори с ним, - сказал Барт, - или я сделаю все по-своему.
Бросив на друга убийственный взгляд, Алексис подчинился. Обещание Барта взять все в свои руки было достаточной угрозой.
Он пересек бальную залу на подгибающихся ногах, сердце билось часто в предвкушении и страхе. Линвуд, как всегда, был прекрасен, одетый в темно-зеленый бархат с проблесками приглушенного золота. Несмотря на ослепительность его наряда, Алексис понял, что ему больше нравился Линвуд без светского лоска. Никто кроме него не восхищался тем Линвудом, никто больше не наносил ему визита в три утра. У него свело живот при мысли, что возможно, он ошибался, и не был единственным.
Пытаясь отвлечься, Алексис осмотрел зал и едва не споткнулся, заметив, что Отис и Генри мирно беседуют. А потом внезапно стал частью толпы, окружавшей Линвуда, не имея более возможности отступить.
- Вы непременно должны заехать на чай, - послышался голос лорда Карутерса.
Он недовольно поджал губы. Карутерс. С кем бы он действительно предпочел не водить знакомство, так это с этой отвратительной свиньей.
Карутерс в настоящий момент положил руку на предплечье Линвуда, на вкус Алексиса слишком фамильярно.
- Я даже не знаю, - ответил Линвуд на настойчивое приглашение лорда. Он повернул голову и улыбнулся Алексису.
- Мой коллега-секундант здесь, я должен убедиться, что мое присутствие не требуется, чтобы предотвратить очередную катастрофу.
Он не мог этого выносить: грызущий его инстинкт собственника, уколы ревности, это желание никогда не отводить глаз. На самом деле, он должен был признать, что просто запаниковал. Но не в силах переварить столько откровений, он ответил, вежливо, праздно, незаинтересовано:
- Вовсе нет, кажется все спокойно. Вы вольны распоряжаться собой. Я вовсе не собирался отнимать у вас время.
Линвуд вздрогнул, но тут же оправился. Алексис хотел взять свои слова обратно, но язык его не слушался.
Смущенная улыбка Линвуда превратилась в вежливую светскую маску и он обратился к этой мерзкой свинье:
- Тогда не вижу причин отказывать вам в визите, милорд.
- Превосходно, я…
Алексис задержался только, чтобы услышать, что еще скажет Карутерс. Он почти уже было сбежал, но путь ему преградил Барт.
- Ты проклятый дурак, - сказал Барт, - скорее оставишь его на растерзание Карутерсу, чем, чёрт возьми, позволишь себе выказать заинтересованность.
Алексис сверкнул глазами:
- Он взрослый мужчина.
- Он попросил тебя о помощи, - рыкнул Барт, - а ты оставил его среди акул. Никогда не думал, что ты трус, Лекс, но сейчас ты поджал хвост. Как настоящий ублюдок.
- Ну и пусть, - огрызнулся Алексис. – Прочь с дороги.
Барт поднял руки и, бросив ему несколько виртуозных проклятий, удалился.
Алексис вздохнул и потер переносицу. Он решил посвятить остаток вечера тому, чтобы напиться до потери сознания.
Когда кто-то мягко прикоснулся к его плечу, Алексис резко обернулся, готовый накричать на того идиота, который решил его побеспокоить. Несчастное выражение на лице Линвуда мгновенно охладило его.
- Я хотел попросить прощения, - тихо сказал граф, его глаза цвета виски потемнели.
- Что? – удивленно переспросил Алексис, будучи уверенным, что это он задолжал извинения.
- Вы были так любезны со мной эти несколько дней, с того момента, как мы встретились по поводу Генри и Отиса. С тех пор, как я приехал, исключая Отиса и издателей, вы единственный, кто был так добр ко мне. Мне не стоило злоупотреблять вашей добротой, принимая ее за дружбу. Пожалуйста, простите меня. Я не хотел вас обидеть. Я вас не побеспокою больше.
Алексис замер, не зная, что ему сказать. Неужели Линвуд … проклятье, каким ублюдком он был.
И трусом.
Неуверенная улыбка Линвуда растворилась в долгом молчании. Он опустил свои темные глаза:
- Я…
Что бы он ни хотел сказать, было прервано криками и звуком удара плоти о плоть.
- Проклятье! – Алексис взревел так громко, что весь зал замер в потрясенном молчании. – С меня хватит!
Он рванул через комнату к Генри и Отису. Юноши выглядели так, словно собрались убежать.
- Довольно!
Молодые люди не были истиной причиной его гнева, но вполне подходили, чтобы на них сорваться. Схватив их за шиворот, он потащил Отиса и Генри из залы, не обращая внимания, что за спектакль они все вместе устроили.
Он нашел пустую комнату и, не спрашивая хозяев – никто бы просто не посмел возразить ему – втолкнул юношей и обернулся, чтобы закрыть дверь. На пороге появился Линвуд, скользнул внутрь и закрыл дверь сам.
Алексис отвернулся и дал выход гневу.
- Теперь вы довольны? – спросил он, указывая на разбитую губу Генри и наливающийся синяк под глазом Отиса. – Вы этого хотели? Драки? Крови? – он показал на сабли, висящие на стене за их головами. – Давайте, вперед, колите, рубите, пускайте кровь. Может, вы будете счастливы, когда израните друг друга до смерти. Это вам нужно?
Оба юноши промолчали.
- Если вы не будете обдумывать свои действия, - продолжил он, резко бросая слова, так что молодые люди подпрыгнули и подались назад, широко раскрыв глаза в страхе, - вы совершите непоправимые ошибки. Дуэль – не ответ. Драка – это не то, чем джентльмены разрешают свои разногласия. Если вы продолжите в том же духе, то сделаете что-нибудь, о чем всегда будете жалеть. Вместо того, чтобы размахивать кулаками, попробуйте понять, в чем источник ваших проблем.
Юноши снова промолчали в ответ.
- Еще не одумались? – спросил он, более спокойным голосом, вздыхая в конце.
Они покачали головами, все еще труся, но продолжая бунтовать.
Он бы улыбнулся, но был слишком напряжен.
- Ну хорошо, - рыкнул он снова. – Тогда, полагаю, как ваши секунданты, мы снова все решим.
Боги, он надеялся, что не пожалеет об этом. Он уже столько всего натворил достойного сожаления. Алексис обернулся к Линвуду, который до этого молчал и не двигался, а сейчас смотрел на него с опасением.
- Лорд Линвуд, как секунданту мастера Янга позвольте мне выразить его истинные чувства к мастеру Болтону.
Линвуд непонимающе нахмурился:
- Как секундант мастера Болтона, я, конечно же, приму их…
- Отлично, - сказал Алексис и притянул графа к себе, накрывая его рот своим.
Его губы были мягкие и теплые, а рот жарким, когда Линвуд приоткрыл его, уступая поцелую. Он был на вкус, как шампанское и дыня, и Алексис подумал, что даже если он сделал глупость, в настоящий момент он был счастлив, что решился.
Когда он, наконец, смог оторваться от восхитительного рта Линвуда и бросил взгляд на Отиса и Генри, то обнаружил их лица вытянувшимися от удивления.
- Ступайте прочь, - сказал он довольно, - и в следующий раз сами выражайте свои чувства.
Они исчезли едва ли не раньше, чем он договорил.
Медленно Алексис выпустил сюртук Линвуда, разглаживая смятый бархат.
- Простите меня, - сказал он, медленно поднимая глаза. – Я вел себя как последний ублюдок, а все потому, что не хотел признать, что хотел бы завязать с вами близкие отношения. Думаю, я ничем не лучше этих двух идиотов.
Линвуд уставился на него широко открытыми глазами. Потом, казалось, встряхнулся и смущенно улыбнулся, как раньше.
- Я думал, вам не понравилось, что я предположил дружбу там, где ее не было, и пытался с вашей помощью избавиться от весьма неприятного субъекта, как его там… Я не думал, что вы питаете ко мне какой-либо интерес, и боялся, что… - он пожал плечами и отвернулся, - я полагал – вернее сказать, надеялся – мы можем быть друзьями. На большее я и не смел… расчитывать.
- Я выражал чувства Генри к Отису, как и мои собственные, если сможете, примите их, несмотря на мое отвратительное поведение.
На этот раз улыбка Линвуда была открытой и радостной.
- Прощено и забыто, если вам угодно, милорд. Я более чем желаю принять ваши чувства, если вы не возражаете принять такие же от неуклюжего и неотесанного бастарда вроде меня.
- Я приму все, что вы предложите, - сказал Алексис, мягко притягивая к себе Линвуда за запястье. – Возможно, нам стоит продолжить выражать наши чувства в другом месте, Линвуд.
- Хэйвен, пожалуйста, - сказал граф, осторожно кладя свободную руку на плечо Алексиса, поднимая голову, безмолвно прося еще один поцелуй. Глаза цвета темного виски горели огнем, несмотря на притаившуюся в них неуверенность.
- Близкие друзья зовут меня Лексом, - пробормотал Алексис и наклонился, даря просимое, полный решимости отмести все сомнения между ними. – Хэйвен, - сказал он тихо, когда они наконец оторвались от губ друг друга, как дурак радуясь позволению называть Линвуда по имени, той близости, которое это позволение подразумевало.
В ответ он получил такую улыбку, что готов был твердить это имя бесконечно.
- Куда пойдем? – спросил Хэйвен.
- Насколько невежливым будет, если я предложу твой дом? В мой ты сам не захочешь: мои родственники сведут тебя с ума. Меня - сводят, - сказал Алексис, заставляя себя вести прилично, удивленный, как трудно удержаться от прикосновений и поцелуев сейчас, когда он позволил их себе, когда нарушил собственные правила. Один взгляд в эти глаза цвета темного виски – и все его сомнения и страхи отступали. Он надеялся, навсегда.
- Не вижу в этом ничего невежливого, - ответил Хэйвен, скользя ладонью вниз по руке Алексиса, пока их пальцы не встретились, не сплелись, и робкая улыбка снова не озарила лицо. – Хотя нам нужно будет договориться, как мы будем спать, раз уж ты встаешь, когда я только ложусь.
Алексис засмеялся:
- Мы уточним детали позже. Сейчас я буду счастлив, если мы просто доберемся до постели, - он взял подбородок Хэйвена и притянул для еще одного поцелуя. – Веди меня, мой дракон.
Хэйвен покраснел, чувствуя слабость, неизвестную ему прежде, но сжал руку Алексиса в своей и направился к выходу.
Поблагодарили: Зубастик, jenny_joy, ванда, Marchela24, anglerfish, VESNA545, Destiny713, Ksie-il, heise, Мари 21, Mimiko_chan, rinsha, mairerat, АЛИСА, Sophia, JeyDi, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Фев 2013 23:52 #4 от shpuntik
shpuntik ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
Для меня этот рассказ,как наркотик!!наверно..уже наизусть знаю))нравиться мне и не понимаю почему настолько?!!
Поблагодарили: Viktoria, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
09 Янв 2016 12:21 #5 от Ingirieni
Ingirieni ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
Вот так пойдешь мозги вправлять подопечному и разруливать его проблемы, а встретишь любовь))
Очень понравилось. Спасибо)

Always Keep the Faith
Поблагодарили: Калле, Viktoria, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Июл 2016 19:30 #6 от pumasik123
pumasik123 ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
СУПЕР! Благодарю за перевод! Хотелось бы почитать сцену секса между обеими парочками!  :hearts:
Поблагодарили: Viktoria

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
15 Ноя 2016 19:14 - 15 Ноя 2016 19:16 #7 от Maxy
Maxy ответил в теме Re: Меган Дерр "Секунданты"
Понравился рассказ))) Столько чувственности при минимуме тактильных контактов, зато какой итог! Автор очень тонко подмечает психологические фишки. Небольшой и изящный текст создает превосходный антураж минувших столетий. Ммм, на месте Алекси я бы сдалась сразу же, как только узнала, что объект страсти - переводчик, все эти книги, рукописи, это так заводит)))

Но самое, что меня добило, это фраза: "Не вежливо приходить вовремя" )))) Я маньяк пунктуальности и всегда из-за этого страдаю. Обязательно запомню фишку!

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: Viktoria

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Июл 2017 17:18 #8 от Тень РА
Тень РА ответил в теме Меган Дерр "Секунданты"
Очаровательной! Спасибо большое за перевод! :frower:
Поблагодарили: Viktoria, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • lekkui_blerish
  • lekkui_blerish аватар
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
02 Июл 2017 21:50 #9 от lekkui_blerish
lekkui_blerish ответил в теме Меган Дерр "Секунданты"
Прекрасный рассказ, но как же мало  :cray3:
Я просто влюбилась в героев, хотелось бы больше подробностей и более полного описания развития отношений двух лордов. :flirty:
Заинтриговали друзья виконта, да и парочка молодых бунтарей подстегивает фантазию. :date:
Огромное спасибо переводчикам за сей великолепный труд!!!

Всё лучшее приходит с терпением и упорством!
Поблагодарили: Viktoria

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.