САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Luc "Я уже говорил, что скучаю по тебе?"

  • Жменька
  • Жменька аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Лягушка путешественница
Больше
06 Ноя 2012 11:01 - 07 Фев 2015 00:29 #1 от Жменька
Жменька создал эту тему: Luc "Я уже говорил, что скучаю по тебе?"
Название: Я уже говорил, что скучаю по тебе?
Автор: Luc
Переводчик: Zhongler
Бета: newshka
Обложка: Alegoriya
Размер: мини
Жанр: рассказ
Рейтинг: R
Предупреждение: рассказ грустный
Статус: перевод закончен


Аннотация:
Потерять близкого человека очень больно, и каждый переживает эту потерю по-разному. Мэт продолжает обращаться к своему любимому, ведя дневник.

Скачать одним файлом

ЖИЗНЬ ХОРОША И ЖИТЬ ХОРОШО.

Поблагодарили: Алентин, Marshmallou, Mimiko_chan, Fuku, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Жменька
  • Жменька аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Лягушка путешественница
Больше
06 Ноя 2012 11:03 #2 от Жменька
Жменька ответил в теме Re: Luc "Я уже говорил, что скучаю по тебе?"
Понедельник:

Ну вот, Алан, я и здесь. Почти передумал сюда ехать – поэтому-то и оказался тут не в воскресенье, а в понедельник. Но я будто слышал, как ты говоришь мне: «Не глупи, за все уплачено, и они не вернут тебе деньги, если ты отменишь поездку». Я всю неделю находился в унылом расположении духа, думая об этом, да еще о том, что буду торчать дома, а не на пляже, как планировал раньше. Хотя настроение у меня тут вряд ли улучшится, тебя ведь здесь нет.

Давно уже не ставил палатку сам. Боже, в последний раз я разбивал палаточный лагерь без тебя, когда ты уехал на футбол на той же неделе, на которой мы планировали отдохнуть на природе вместе со Стивом и Кайлом. Помню, я тогда был так зол на тебя, потому что Стив с Кайлом пошли за пивом, оставив заниматься палатками меня. Ублюдки. К их возвращению я уже с этим закончил. А они даже не принесли мне пива, которое я люблю. Ну правда, кто вообще пьет «Гиннес»?

Так что я сижу теперь за складным столиком, брызгаю на себя спреем от комаров и думаю о том, что мне надо поставить палатку. Мне приходит мысль, что, может, стоит просто переночевать в фургоне, но я знаю, что больше одной ночи не выдержу. Без кондиционера слишком душно. Здесь так жарко! Помнишь тот раз, когда мы ездили в Галвестон? Помнишь, было такое ощущение, словно, если сожмешь воздух в руках, польется вода? Вот сейчас у меня такое же чувство. Сегодня точно будет гроза. Ничего удивительного. Мы хоть раз разбивали лагерь, когда не было дождя?

Окей, в День памяти всех погибших не было дождя – но шел снег, что ни черта не лучше. Хотя я не был бы против того, чтобы сейчас пошел снег. Я бы с радостью отморозил себе задницу, заснув голым в палатке, как мы тогда в первую ночь. Ты сказал, что обнаженным легче будет делиться друг с другом теплом тела, но боже, было ноль градусов! Не думаю, что при такой температуре возможно спать обнаженными и чувствовать себя при этом уютно и комфортно. И я до сих пор не понимаю, как внутри палатки могли появиться капли влаги, когда на улице всего лишь ноль.

И вот скажи, почему только моя сторона палатки промокает? Я всегда подозревал, что ты специально так раскладывал вещи, что вода капала на мою голову, а не твою. Да, я точно знаю, что ты делал это намеренно.

Окей, мне надо закругляться и ставить палатку. Когда я писал последнее предложение, начал греметь гром. А мне очень не хочется ставить палатку под дождем. Мы и так это делали достаточно часто, когда ездили по стране. Кажется, единственный раз, когда при разбивании палатки – или ее собирании – не лил дождь, был в Вайоминге. Помню, я тут же стал фанатом Вайоминга. Там было мило и сухо. Но ставить палатку под дождем с тобой было весело. А в одиночестве это не принесет никакого удовольствия.

Знаешь, мне кажется, я взял с собой столько же вещей, сколько брал для нас двоих. Может быть, только меньше еды. Окей, намного меньше еды, потому что ты всегда ешь вдвое больше меня. И что странно, я, кажется, привез больше пива. Понятия не имею, как это у меня получилось. Ну что ж, раз привез, то надо выпить. О, здорово, начался дождь. С деревьев упали несколько капель. Просто великолепно. Полагаю, сегодня я костер не разведу. И нечего закатывать глаза, ты же знаешь, я не натянул тент. Ненавижу это делать, и взял его с собой только потому, что он лежал вместе с палаткой. Так что, да, буду сидеть в фургоне и смотреть телевизор. Я так рад, что ты купил телевизор, который подключается к прикуривателю. Тогда я посчитал тебя ненормальным.

Боже! Клянусь, эта молния чуть не ударила в меня! Какой умник выбрал место для разбивки лагеря под деревьями? Они что, совсем забыли о молниях? Ведь говорят, что нельзя стоять под деревьями во время грозы. Боже, ты помнишь Айдахо? Никогда не забуду, как услышал треск и увидел, что на рядом стоящую палатку падает дерево.

Что ж, только что посмотрел прогноз погоды. Сегодня гроза, а завтра обещают хороший день. Не такой жаркий, как сегодня - только тридцать градусов. Сейчас сильный ливень. Кроме палатки я из фургона ничего на улицу не вынес, так что, по крайней мере, еда у меня с собой. Всегда любил есть сосиски прямо из пакета. А вот булочки к ним забыл. Зато взял булочки для гамбургеров. Было бы здорово, если бы я еще вспомнил о котлетах к ним. Куплю завтра в магазине. Зато у меня есть спагетти с фрикадельками. И не делай такое лицо, они вкусные, когда их ешь прямо из банки. Ты просто ничего в этом не понимаешь. К тому же, к пиву все пойдет.

О, дождь стал тише, пойду-ка я в палатку. Знаешь, кроме того раза, когда ты поехал на футбол, я никогда не спал в палатке без тебя. Это будет странно.

Вторник:

Знаешь, покупка палатки с покрытием была моей самой лучшей идеей. Да, это была моя идея. Ты просто хотел накинуть на палатку брезент, что было бы не так уж плохо, если бы он не перекрывал доступ воздуха, и внутри не становилось жарко, как в аду. Мне нравится, что в палатке прохладно, но нет дождя. Так что никаких мокрых подушек. Хотя, если честно, я бы предпочел мокрые подушки с тобой, чем сухие без тебя.

Спал дерьмово, но это уже стало нормой. Сейчас только семь тридцать утра, а уже довольно тепло. Надо мне раздобыть лед до того, как я пойду на пляж, или я вернусь к холодильнику с теплой едой. О, нашел булочки для хотдогов. Они лежали в полотенцах. Надо было посмотреть там. Знаю-знаю, я странно складываю вещи – но в полотенцах они не потеряли формы. Правда, не могу сказать, почему не положил туда же булочки для гамбургеров.

Приготовил себе завтрак. Думал о тебе. Помнишь, как мы ездили по стране, и я каждое утро готовил бекон, яйца и жареный картофель? Не стал сегодня заморачиваться с беконом и сделал себе омлет. Посыпал сыром, добавил немного красного перца и лука. Было вкусно. Правда, без тостов. Ну вот почему бы им не сделать тостер, который можно включать в прикуриватель? Знаешь, мне точно надо купить один из этих переходников, которые вставляются в прикуриватель и в которые потом можно вставить обычный шнур электропитания. Уверен, ты знаешь, как они называются, но сам я сейчас вспомнить не могу. Тогда бы я смог возить с собой микроволновку.

Я собираюсь идти на пляж. Хочу найти нормальное место на стоянке. Думаю, отлив начнется около девяти. Хотя не уверен. У меня с собой морская карта. О, не смейся надо мной, ты же знаешь, что я взял ее с собой. И, да, я разбираюсь в ней, так что не строй из себя умника. Я хочу найти такое место, чтобы, когда начнется прилив, я все еще смог быть на пляже. Правда, не уверен, что проведу там весь день. Я взял с собой книги и буду писать тебе, но, может, и чем другим займусь. Пока еще не знаю. Но, скорее всего, буду сидеть на пляже и целый день читать, надеясь, что со мной никто не заговорит. Я не очень люблю ходить куда-то один. Но не мне тебе об этом рассказывать.

Вот я и на пляже. Знаешь, несмотря на то, что сегодня вторник, похоже тут будет довольно много народу. Не ожидал, что сюда набежит такая толпа. Но я нашел хорошее место. Прошел к воде. Она немного холодная, но не так чтобы очень. И я знаю, она будет еще теплее, когда начнется прилив. Немного прошелся вдоль берега. Я люблю этот пляж. Тут твердый песок и у меня нет такого ощущения, словно земля уходит из-под ног - такие пляжи я ненавижу. Они меня пугают.

Скучаю по тебе. Помню, как мы приехали сюда в первый раз. Это был наш первый отпуск «вместе». Тогда это казалось таким странным, правда? Мы с детства отдыхали на природе в палатках, но тогда мы в первый раз выехали куда-то как «пара». Помнится, я не мог перестать улыбаться. Ты все время спрашивал, почему я улыбаюсь. А это было потому, что ты держал меня за руку. Прямо в открытую, перед всеми. Никогда не забуду этого ощущения, как ты держал меня за руку. И не смотри на меня так, ты знаешь, что я имею в виду. Ты этим всему миру говорил, что приехал со мной. Словно хотел, чтобы все это знали. И это меня восхищало.

Пообедал пиццей с кока-колой. Да, я знаю, что уже под завязку накачался кофеином. Вероятно, именно поэтому у меня в желудке так тяжело и плохо. А вот пицца была вкусная. С сосисками и грибами. Я взял с собой плейер, так что поставлю недалеко от воды кресло и буду расслабляться, пока задница от прилива не намокнет. Да, я намазался средством против загара. Купил спрей, чтобы смог сам нанести его на спину без посторонней помощи. Хотя, конечно же, предпочел бы, чтобы это сделал ты. Очень бы хотел этого сейчас. Я скучаю по твоим рукам.

Заснул. Проснулся, когда волны стали доставать мне до плавок. Хорошо, что спреем побрызгался. Отнес кресло и плеейр в фургон и пошел поплавать. Люблю океан. Люблю, как пахнет соленая вода. Но вот волосы от нее становятся грязными. Позже смою всю соль. Несколько парней в воде играли в футбол. У меня защемило сердце. Знаешь, в наших вещах вместе с палаткой лежал футбольный мяч. Мне было больно, когда я нашел его. Я начинаю думать, что мне надо было остаться дома.

Среда:

Вчера напился в стельку. Закончил тем, что уснул на полу палатки, потому что, вероятно, скатился с матраса. Не помню. А вот поспал хорошо. Сейчас голова немного болит, и колени. Никак не могу понять, почему когда я так напиваюсь, у меня ноют колени. Но, думаю, что лучше уж пусть болят ноги, чем я буду мучиться похмельем. Может, это и есть мое похмелье? Это и слабая головная боль. Но она уже начала проходить. Выпил ибупрофена и апельсинового сока. Хороший завтрак, да? Но я, правда, не в состоянии сейчас что-то готовить. Пообедаю потом где-нибудь.

Думаю, что поеду сегодня в Бостон. Хочу переправиться на пароме. Может, схожу в Квинси Маркет. Я вроде в настроении побродить сегодня по магазинам. Наверное, только это не заставит меня так по-сумасшедшему скучать по тебе, потому что я так и не смог уговорить тебя пойти туда со мной. Знаю, что ты ненавидишь ходить по магазинам. Но там еще и исторические достопримечательности есть. Да знаю я. Это ты тоже не любишь. Но мне такие вещи нравятся. Я мог бы провести кучу времени в Бостоне, просто прохаживаясь по улицам и касаясь ладонями старых зданий. Да уж, скорее всего, меня бы за это арестовали, приняв за больного, сбежавшего из психушки.

Только что вернулся из Бостона. Знаешь, я люблю паромы. Это единственный морской транспорт, который я перевариваю. Я мог бы целый день переправляться на них с одного берега на другой. Мне нравится это ощущение – когда паром набирает скорость и ветер хлещет по лицу. Помнишь тот первый раз, когда мы переправлялись на пароме в Бостон? Я был уверен, что меня укачает. Взял с собой драмамин и все такое. Помню, как ты весь путь обвивал меня рукой за плечи. И постоянно спрашивал, все ли со мной в порядке. Я сегодня скучал по твоей руке.

Я купил очень красивый кристалл. Граненый шар, примерно два с половиной сантиметра в диаметре. Ничего необычного, но он и правда ловит лучи солнца. О, еще я купил «ловца солнца» из цветного стекла. На нем нарисован бело-черный кот, и он выглядывает из окна. Еще я купил немного сыра. Настоящий острый чеддер. А к нему взял крекеров. Поем их, когда вернусь в лагерь.

Четверг:

Ну вот, почти конец недели. Я сегодня на пляж очень рано ходил. Встречал рассвет. Подумал, что раз уж проснулся, то можно прогуляться на пляж. Сделал несколько снимков. Надеюсь, они получатся, потому что рассвет был изумительным.

Сегодня вечером и завтра тут будет проводиться фестиваль. Утром закончились приготовления к нему. Кажется, он будет таким же, как и в прошлом году. Не знаю, пойду я или нет. Без тебя это будет не то. Нет никакой радости в том, чтобы кататься на каруселях в одиночестве. Нет никакой радости в том, чтобы есть в одиночестве сахарную вату. Окей, полагаю, я справлюсь с поеданием ваты в одиночестве, потому что я ее очень люблю. Окей, может я смогу поесть и сосиски с перцем, потому что мне действительно надо что-нибудь поесть. Но не уверен пока. Посмотрим, как я буду себя чувствовать. Сейчас я чувствую себя плохо. Очень скучаю по тебе.

Ходил играть в игровые автоматы. Закончил тем, что выиграл кучу билетов. Отдал их мальчику, который там был. Ты бы видел его глаза. Они чуть не вылезли у него из орбит. А уж как его мама на меня посмотрела. Думаю, она решила, что я извращенец, пытающийся соблазнить ее мальчонку. Люди в наше время очень подозрительные. Никто не ждет, что кто-то кому-то даст что-то, не ожидая ничего взамен. Но мне было приятно, потому что, когда я уходил, парнишка был уже у стойки, «тратя» свои билеты. И это было чертовски занятно, потому что он говорил: «Я возьму одного красного инопланетянина за пять билетов и одну какающую собаку за семь…» Тебе бы понравилась эта какающая собака. Она маленькая и пластмассовая, около пяти сантиметров в высоту, и когда ты ее сжимаешь, из ее задницы вылезает эта коричневая штука. Отвратно до ужаса. Здорово было. Чуть не купил одну, но какой в этом смысл, если не с кем поделиться этим маленьким сокровищем.

Рано вернулся в лагерь. Жарко, но не так влажно, как было раньше. Я сегодня очень устал. Ничего не хочется делать. Просто буду сидеть здесь, жарить бифштекс и пить, пока не свалюсь пьяным.

Вот вам и хороший план. У меня осталось только шесть банок пива. Это отстойно, потому что, если я выпью их, этого будет недостаточно, чтобы отрубиться, но достаточно для того, чтобы я не смог сесть за руль и поехать за добавкой. Так что съезжу за пивом сейчас. А я то думал, что мне хватит того, что я взял с собой. Зато еды у меня больше чем достаточно. Надо было просто взять с собой пиво, чипсы и несколько банок со спагетти – это и то было бы лучше.

Пятница:

Знаешь, со мной вечно что-то происходит. Ты это замечал? Да, знаю, что замечал. Полагаю, жизнь от этого становится интересней. Но я был бы не против, если бы она была такой «интересной» пореже.

Прошлой ночью у меня было мало пива, и я решил поехать взять себе еще. Говорил тебе об этом. Закончил тем, что свернул на пляж. Я сделал это как-то спонтанно. Был приятный вечер, дело шло к закату, и мне просто захотелось посмотреть, как садится солнце. Что было очень по-мазохистски, потому что пляж и закат принадлежат тебе, нам. Но это был великолепный закат, даже еще прекрасней, чем рассвет. Сделал несколько снимков. Очень надеюсь, что они получатся.

Потом как-то оказалось, что я уже гуляю вдоль пляжа, у самой кромки воды. Люблю, когда вода лижет мои лодыжки. Мне сразу хочется облизать твои. Я уже говорил, что скучаю по тебе?

В общем, я шел и ни на что не обращал внимания. И врезался в кого-то. Теперь скажи мне… как это было возможно сделать? Обычно ты видишь людей впереди себя. Но тут он не смотрел, куда идет, и я не смотрел, куда иду, и так получилось, что мы оба подошли к одному и тому же месту, где и наткнулись друг на друга. Он вел себя вежливо. Извинился и подал мне руку. Ну да, конечно же, я упал на задницу. Это лишь еще одна из удивительных вещей, которые со мной происходят. Во всем виноват песок. Никогда не мог нормально по нему ходить. Даже если он такой твердый.

Так вот, он был вежливым. Оказалось, что он из Нью-Йорка. Но живет в Сити. Я сказал ему, что тоже из Нью-Йорка, и когда добавил, где живу, он отреагировал так: «Разве это не странно?! Меня в сентябре переводят в Олбани». Мир тесен. Мы разговорились, и оказалось, что он в Бостоне в командировке, но остановился у сестры в Халле. Я сказал ему, что отдыхаю в палаточном лагере. Он спросил, сбежал ли я недавно из психушки или мне просто так сильно нравятся палатки. Я сказал, что не в таком уж я от них восторге. Он как-то странно посмотрел на меня. Вероятно, подумал: не сбежал ли я и правда из психушки.

Вместе с ним я все-таки пришел на фестиваль. К этому времени я уже проголодался, а тут пахло сосисками с перцем. Так что мы взяли себе поесть и некоторое время сидели и разговаривали. Оказалось, что он из тех, кто любит кататься на каруселях. Как и ты. Он пошел покататься, а я болтался около и смотрел на него. Каким-то образом он уговорил меня прокатиться один раз вместе с ним. Скорее всего, это было тогда, когда он отнял у меня мою сахарную вату и сказал, что съест ее, если я не пойду с ним.

Это были дурацкие отвратительно выглядящие гонки. Ты забираешься в маленькую красную машину, и она едет по железной дороге по кругу, а потом заезжает в какую-то трубу в центре. Выглядит достаточно безобидно – пока ты не заезжаешь в эту трубу и не начинаешь подниматься. И говоря об этом я не имею в виду, что тебя поднимают на лифте или чем-то подобном. Машина едет по железной дороге вверх, а ты сидишь в этой маленькой смертельной ловушке, смотря прямо в небо, словно находишься в какой-то гребаной ракете. Да не смейся, ты прекрасно знаешь, что в этот момент я уже готов был наложить в штаны, потому что понял, что «то, что поднимается, должно и спускаться». И точно. Только спуск был не такой прямой, как подъем – оказывается, тот был еще очень и очень даже ничего. Нет, машина кружила, и кружила, и кружила по чертовой спирали, и к тому времени как она спустилась вниз, у меня перед глазами успела промелькнуть вся моя жизнь – вместе с видениями летающих сосисок с перцем.

Бедный парень. Кстати, его зовут Дейв, а не «Чертов ты сукин сын», как я кричал ему по дороге вниз. Я даже не заметил, как схватил его руку. Он не жаловался, только, вытирая кровь со своей руки, в которую я впился ногтями, сказал, что мне, наверное, стоит их подрезать покороче. Хорошо, что я всегда ношу в бумажнике пластыри. Я уверил его, что бешенством не болею. Он посмеялся и сказал, что об этом совершенно не волнуется, потому что, насколько ему известно, во всех психиатрических больницах вакцинацию проводят вовремя.

В конечном итоге, вечер был хороший. Знаешь, мне стало немного легче. Было приятно провести с кем-то время, поговорить. Но я очень скучал по тебе. И забыл пива купить, из-за чего собственно и уехал из лагеря. Это так на меня похоже.

Помнишь, как я потерял свой рассказ, когда Word спросил, хочу ли я сохранить перед выходом документ, и я нечаянно нажал на «нет» вместо «да»? Я написал тринадцать страниц и потерял их все. Ни одной из них не сохранил. Потерял сразу все. Я знаю, ты помнишь это, потому что я тогда всего тебя обрыдал. Эти слова были важны для меня, и как бы я не пытался, все равно не сумел бы написать то же самое теми же словами. Вот такие же чувства я испытывал вчера вечером, когда вернулся в лагерь и сел, чтобы написать тебе. Я полез в карман и обнаружил, что мой блокнот пропал. Я запаниковал. Все вверх дном в фургоне перевернул. Посмотрел под сидениями, везде. Его нигде не было. Я обыскал всю палатку, подумав, что мог выронить его, когда добавлял лед в холодильник, перед тем как пойти за пивом. Там его тоже не было. Я схватил большой фонарь и обыскал все вокруг, подумав, что просто мог выронить блокнот, когда чем-то занимался или вообще не положил его в карман, а оставил на складном столе или еще где-нибудь. Но его нигде не было.

В этот момент мое сердце грозило выскочить из груди. Если блокнота не было ни в фургоне, ни в палатке, ни рядом с ней, то он должен был быть где-то, куда я ходил – то есть где-то на пляже, или на фестивале, или на парковочной стоянке. Так что я поехал обратно на пляж. Заметь, время было два часа ночи. Я два часа ходил по своим собственным следам. Только не смог пройтись так же по пляжу, потому что при приливе ту часть берега, по которой я ходил, уже залила вода. Даже если я и потерял блокнот там, то он давно уже утонул. Аттракционы уже закрыли. Я обошел забор вокруг них, освещая все фонарем. Меня остановил коп – не знаю уж в чем он там меня заподозрил. Я объяснил ему, что потерял свой блокнот и подумал, что обронил его на фестивале. Он посочувствовал мне, но «вежливо» попросил поискать его, когда аттракционы откроются.

Так что я вернулся к палатке. Я потерял его. Навсегда. Все мои слова тебе, слова, которые я никогда не смогу переписать, навсегда потеряны. У меня началась истерика. Я сидел в фургоне – потому что через его стены не так все слышно, как через ткань палатки – и рыдал, как маленький ребенок. Я знаю, что это глупо, но когда я писал тебе эти слова, то чувствовал, словно говорю с тобой. А потерять эти слова было все равно, что потерять тебя. Снова.

Я быстро опустошил шесть банок пива и в какой-то момент уснул.

Проснувшись, я сразу собрал вещи. Я просто хотел домой. Но не мог уехать, не осмотрев все еще раз. Знаю, это было глупо – снова идти на пляж, потому что был и прилив, и отлив, и не было ни малейшего шанса, что маленький бумажный блокнот уцелеет под водой, да еще и при приливе будет выброшен волной на берег. Да, я знаю, что такое совершенно невозможно, потому что прилив-то был сначала, а после него еще был отлив, но не цепляйся ко мне из-за таких нюансов – я был расстроен!

Карусели еще не открыли, так что мне оставалось только ходить вокруг забора и искать блокнот там – что сейчас было намного легче делать, чем в темноте при свете фонарика. Но это не сильно помогло. Конечно, я его не нашел. Так что я сел на одну из скамеек и решил, что подожду до открытия, войду и осмотрю все там. Но к тому моменту я уже прекрасно понимал, что в этом так же не будет смысла.

А потом кто-то сказал:
- Хей, я надеялся, что найду тебя.
Я поднял глаза и увидел Дейва. Он улыбнулся и сказал, что у него есть что-то, что возможно я ищу. У меня чуть сердце не остановилось. Я не шучу, в нем щелкнуло что-то. Дейв засунул руку в карман и достал мой блокнот.
- Я увидел его на земле рядом с тем местом, где была припаркована твоя машина.
Вчера вечером он проводил меня до фургона.
Я взял у Дейва блокнот и поблагодарил его. От облегчения мне захотелось разрыдаться. Мне как-то удалось сдержать себя, но пришлось очень крепко зажмуриться и несильно прикусить губу. Когда я открыл глаза, Дейв уже сидел рядом со мной.

Он сказал, что извиняется, что прочел блокнот и знает, что не должен был этого делать. Но сначала он надеялся, что написанное поможет ему понять, принадлежал ли блокнот мне, и если да, то может там будет что-то, что даст ему знать, где меня искать. Он знал, как меня зовут, но не знал фамилии, так что ему не удалось бы меня найти, даже не смотря на то, что он знал, что я отдыхаю на территории палаточного лагеря. Он знал город, в котором я живу, но опять же, с одним моим именем он далеко бы в поиске не ушел.

Я снова поблагодарил его и сказал, что нет ничего страшного в том, что он прочитал мой блокнот.

Он сидел некоторое время молча. Потом сказал, что должно быть я очень сильно тебя люблю, и спросил, почему я скучаю по тебе. Спросил, где ты. Алан, знаешь как это бывает, когда чувствуешь невыносимую боль, но при этом все равно держишься, пока кто-то не скажет что-то утешающее или каким-то особенным «тоном», и тогда ты разваливаешься на кусочки? Да, так со мной и случилось. Он спросил меня об этом так мягко, я слышал в его голосе сочувствие, хотя он ничего не знал ни о тебе, ни обо мне.

Да, дать волю своим чувствам перед почти незнакомым человеком всегда приятно. Он обвил мои плечи рукой еще до того, как мне удалось произнести первые слова. А как только мне это удалось, он обнял меня другой рукой и прижимал к себе все то время, что я бормотал ему о том, как мы с детства были лучшими друзьями и как после стольких лет идиотизма мы наконец-то стали парой, и об аварии, и о том, как планировали поехать в этот отпуск вместе, и как сильно я скучал по тебе, и о том, как потеряв свой блокнот со всеми словами, написанными тебе, чувствовал себя так, словно снова тебя потерял.

Бедняга. Сначала я в прямом смысле слова врезался в него, потом впился в него ногтями до крови, а затем на уличной скамейке рыдал у него на груди. Разумный человек сбежал бы от меня как от огня и даже не оглянулся. А он проводил меня обратно до фургона, и когда мы дошли до него, сказал:
- Ничего никогда не случается без причины. Просто иногда нужно время, чтобы понять, для чего это было.

Ты мне часто это говорил.

Потом он дал мне свою визитку и написал на обратной стороне номер своего мобильного телефона. Сказал, что я могу звонить ему в любое время, когда захочу с кем-нибудь поговорить. И спросил, может ли он позвонить мне, когда переедет в сентябре в Олбани. Я сказал, что может, и дал ему свой номер.

И вот я сижу сейчас в фургоне, на остановке у Макдональдса, в котором продаются пирожки с омарами. Помнишь его? Мы с тобой еще подумали, что это просто дико - продавать в Макдональдсе что-то подобное. Но думаю, что я правильно сделал, что поехал в этот в отпуск, хотя тебя и не было со мной. Какие-то воспоминания принесли мне невыносимую боль, но все они были хорошими – и думаю, что пока они у меня есть, я никогда тебя не потеряю. В моей жизни всегда были счастливые случайности. Благодаря одной из них мы с тобой стали друзьями. И с Дейвом я тоже столкнулся не просто так, это был один из тех моментов в моей жизни, которые «не случаются без причины». Нет, я не думаю ни о чем таком, потому что не знаю, смогу ли испытывать такие сильные чувства к кому-то еще. Но он мог бы стать моим другом. Может быть, даже хорошим. А мне не помешали бы друзья.

Всегда буду любить тебя, Алан, и не могу передать словами, как сильно по тебе скучаю.

Мэт.

Конец.

ЖИЗНЬ ХОРОША И ЖИТЬ ХОРОШО.

Поблагодарили: Lubastik, ezzy, Алентин, Bysika, Marshmallou, Karolina, indiscriminate, VESNA545, GlJulia, Лазурный, Fuku, Frost, rackshasy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Fuku
  • Fuku аватар
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
  • зрит_в_корень
Больше
28 Мар 2016 22:31 #3 от Fuku
Fuku ответил в теме Re: Luc "Я уже говорил, что скучаю по тебе?"
Так щемяще грустно от переживаний героя - вся обрыдалась под конец. Но слава богу, что в конце есть надежда на что-то хорошее и светлое.

Огромное спасибо!  :frower:
Поблагодарили: Калле, Zhongler

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.