САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

file Джоли Скай "Метка Оборотня"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:37 - 26 Фев 2016 17:02 #1 от denils
denils создал эту тему: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Метка оборотня

Джоли Скай

Оборотни Севера - 1
Перевод: Калле
Обложка: Соната
Рейтинг: NC-17, повесть
Размер: 15 глав
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.
Примечание: Вторая книга серии "Оборотни" находится здесь Дикий

Аннотация:
[/b]
Алек Райерсон носит шрам на груди и многочисленные шрамы в душе, как уродливые напоминания о ночном кошмаре, который до сих пор кажется не совсем реальным. Даже сейчас, год спустя, он не выходит из дома в полнолуние и избегает людей, до тех пор пока не встречает Лиама.
Лиам чувствует, что его тянет к Алеку. Однако он – оборотень, а Алек - человек, который к тому же боится каких бы то ни было отношений. Лиам узнает, что он не первый волк-оборотень, который встретился Алеку. На том стоит смертельная метка кровавой «четверки», группы безжалостных волков, которые охотятся на людей. Теперь же «четверка» собирается забрать в свою стаю восьмилетнего брата Лиама.
И он готов сделать все, что в его силах, чтобы защитить брата и Алека от волков, даже если ему придется умолять других об услуге или убить тех, с кем когда-то носился по лесам.
Потому что, нравится ему это или нет, Алек - все, что нужно Лиаму.


Скачать одним файлом
Поблагодарили: Жменька, pantera, Landyish, RitaVita, _Mortem_, Mirina, dasha_shadarovich@mail.ru, свята, ml_SElena, Retinox, BlackTiger, Maxy, Jolyala, Hurtcomfort, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:39 - 05 Окт 2013 19:35 #2 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Поблагодарили: Landyish, VESNA545, Mirina, Retinox, Maxy, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:40 #3 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Пролог
[/b]


Алек Райерсон следил, как золотой мальчик движется сквозь толпу. С таким ростом и гибкой фигурой движения его походили на танец, и Алек чувствовал себя как под гипнозом. Светлые волосы блестели как натертое золото в лучах солнечного света… И хотя обычно Алеку не нравились блондины, на этого было приятно смотреть.
Очень возбуждающе.
У Алека не было причин считать, что золотой мальчик тоже гей. Но если ему нравилось наблюдать, как солнечный мальчик со звериной грацией рассекает толпу, то ему это просто нравилось. Некоторые увлечения недолговечны – длятся не больше получаса.
Незнакомец куда-то исчез, и с некоторым сожалением Алек снова перевел взгляд на сцену. Отмечающие Фестиваль Джаза веселились от души. Алек словно впитывал в себя музыку, людей и влажную жару июльской ночи. Легкий бриз защекотал волосы на руках, и по коже побежали мурашки, он стал ждать, когда начнется следующая песня.
Алек никогда не считал себя знатоком джаза, но ему нравилось это уличное выступление, да и голос у женщины был приятный. Тело его двигалось в такт музыке. В голове плыло. Правда, стоит песне закончиться, а толпе разойтись, и он снова почувствует себя одиноким.
- Любишь джаз? – Голос, низкий и ясный, вернул его в реальность. Повернув голову, Алек уставился в золотистые глаза и испытал почти шок от того, что его фантазия подошла, чтобы поговорить с ним.
- Ээ, да, - выдавил Алек. Он никогда не видел глаз подобного цвета. Почти карие, но слишком светлые, они как будто слегка мерцали в темноте. Очень красивые глаза.
Под внимательным взглядом Алека улыбка незнакомца, которая и так была едва заметна, померкла, а выражение лица стало отстраненным. Алек с изумлением поймал себя на том, что специально встал так, чтобы не дать незнакомцу уйти.
- Я Алек. – Он протянул руку. В этот момент ему очень хотелось снова завладеть вниманием золотого мальчика, хотя он и не понимал, как тот заметил его в толпе.
- Лиам. – Они пожали руки. Ладонь Лиама оказалась шершавой, рукопожатие - твердым.
- Рад, что ты подошел. – Алек не отпустил его руку. Он еще не встречал такого имени, но Алеку оно понравилось. Пожалуй, в незнакомце ему нравилось все, включая тот факт, что они были почти одного роста. Учитывая его обычную осмотрительность, для Алека подобная реакция была странной, если не сказать глупой, но сейчас ему было все равно. В этот вечер ему просто необходима компания. Именно одиночество выгнало его на улицу.
Алек вдруг осознал, что Лиам так и не забрал свою ладонь, хотя это прикосновение, похоже, давалось ему с трудом. Пальцы его напряженно дрожали.
- Ты был один, - заметил Лиам.
И это еще слабо сказано.
– Да.
Взгляд золотистых глаз стал цепким.
– Живешь где-то поблизости?
- Вообще-то да.
На лице Лиама снова появилось это отстраненное выражение, и Алек выпустил его руку. Он никогда не навязывался людям - особенно теперь – впрочем, он и раньше этого не делал.
Следующие слова Лиама совсем не вязались с выражением его лица:
- Может, покажешь мне, где?
Алек почувствовал себя польщенным и в то же время разочарованным и взволнованным. Он хотел Лиама. Хотел его еще час назад, когда тот двигался в толпе. Но Алеку нравилось просто разговаривать, а еще он любил, когда за ним ухаживали, прежде чем тащить в постель. Хотя не всем это приходилось по душе. Не обращая внимания на пустившееся вскачь сердце и затопивший его страх, Алек ждал, когда Лиам сделает следующий шаг.
- Я видел, как ты смотрел на меня. – Лиам нерешительно улыбнулся, но Алеку понравилась эта нерешительность. Лиам явно не уверен, нужно ли ему это знакомство, впрочем, Алек и сам не знал на это ответа.
- Я думал, ты ищешь кого-то.
Лиам замер.
- На самом деле нет. - Алек скептически вскинул бровь. Лиам наверняка оказался здесь не просто так. - Я искал тебя, - добавил тот.
Алек не смог сдержать смех, услышав такую избитую фразу.
- Ловко.
Лиам замолчал и замер. Теперь он казался настороженным, но ничего – такая манера поведения Алеку нравилась гораздо больше.
Начала играть очередная группа, и Алек стал покачиваться вместе с музыкой. Лиам с легкой улыбкой посмотрел на него и шагнул ближе. Алеку понравилась эта близость, он почувствовал жар тела Лиама и понял, что рад, что тот оказался не таким искушенным, как можно было предположить.
- На тебя приятно смотреть, Лиам.
Тот покраснел, услышав его слова, словно не был уверен в своей красоте.
Но он ведь должен понимать, что великолепен?
- И что теперь?.. – обжигающий взгляд, так не сочетающийся с прохладным голосом. Алек подождал секунду, чтобы посмотреть, не скажет ли Лиам что-нибудь еще, но слова, похоже, не были сильной стороной золотого мальчика. Внутри Алека будто заиграла музыка, и, забыв о правиле относительно незнакомцев в своей квартире, он взял Лиама за руку и повел за собой. От жары, музыки и Лиама у Алека кружилась голова. Иногда ему очень нужна была близость с кем-нибудь, а сейчас, в новолуние, в городе должно быть неопасно.
До его дома было недалеко – Алек жил в центре – но к тому времени когда она прошли эти два квартала, он уже с трудом отпихивал от себя неприятные мысли. Лиам шел молча, односложно отвечая на его замечания и вопросы. Алек начинал терять уверенность в себе, и то, что они уже поднимались по ступенькам в его старую однокомнатную квартиру, совсем не помогало.
Тем не менее он отпер дверь и жестом пригласил Лиама войти. Тот плавно втек в маленькую комнату, напомнив почему-то запертого в клетке зверя. Лиам двигался со спокойной грациозной целеустремленностью.Да, он явно сильнее, чем Алек поначалу решил. Руки его не выглядели слишком накачанными, но были точно облиты тугими мышцами, и от этого наблюдения Алеку снова стало жарко. Из окон полилась музыка. Да, жить - значит постоянно быть начеку, но Алеку просто необходимо избавиться от этого напряжения.
- Будешь пиво? – спросил он, чтобы прервать молчание.
Да, не лучшая прелюдия к сексу на его памяти.
- Нет. Спасибо.
Это его воображение, или Лиам действительно немного побледнел? Он беспокойно вернулся к двери, изучающе разглядывая квартиру Алека.
- Вот тут я и живу, - замявшись, констатировал очевидное Алек.
- Здесь уютно.
Алек заглянул в лицо своего гостя, пытаясь увидеть презрение или снисходительность – на том была дорогая одежда, и уж, наверное, жил он в месте поприличнее – но Лиам, похоже, говорил то, что думал. Он нахмурился, перехватив изучающий взгляд Алека.
Какого черта. Не думай об этом, хватит все анализировать. Он так устал от всего этого.
Алек сделал несколько шагов вперед и положил ладони на плечи Лиаму.
Тот замер. Алек помедлил, его рот застыл в нескольких миллиметрах от губ Лиама. Алек на секунду прикоснулся к ним и тут же отпрянул. Хотя лицо Лиама оставалось бледным, на щеках его вспыхнули красные пятна, казалось, сейчас он сорвется с места и бросится бежать. Хотя в каком направлении, Алек не догадывался.
Интересно, он когда-нибудь научится вести себя разумно? За последний год что-то совсем разучился. В ту памятную ночь его жизнь превратилась в настоящий кошмар, и весь здравый смысл разлетелся на куски.
- Гмм, Лиам. Зачем ты здесь? – Алек понимал, что вопрос идиотский, но не мог сдержать разочарования.
- Я ошибся, - ответил тот с легкой усмешкой.
Здорово, просто зашибись!
- Вот как? – Алек начинал думать, что это если кто тут и ошибся, так это он сам, хотя бывали в его жизни просчеты и похуже.
Лиам улыбнулся, но лицо его оставалось бесстрастным.
- Прости. – Он потянулся к двери.
- Я больше тебя не интересую? – спросил Алек, задетый таким отношением.
- Думай, что хочешь.
Алек рассмеялся бы, если бы рука на дверной ручке не дрожала. Происходящее точно внезапно сменило фокус. Что-то заставляло Лиама нервничать, хотя Алек не понимал, как он мог это сделать, ведь его всегда считали довольно невзрачным. Он спрятал трясущиеся руки за спину, и странная жалость затопила его. Он знал, что такое страх. И именно его Алекс почувствовал сейчас и, несмотря на, а может быть, и из-за всех этих смешанных сигналов, понял, что не хочет, чтобы Лиам уходил. Страх и неуверенность всегда говорили сами за себя.
Эта неловкая попытка сблизиться заставила Алека желать большего.
- Подожди, - тихо позвал он. – Что происходит?
Словно сообразив, что рука выдала его, Лиам опустил глаза, тряхнул головой и выскользнул за дверь.
Отпусти его. Не обращая внимания на собственный внутренний голос, Алек последовал за Лиамом. Однако золотой мальчик уже исчез, так что не было слышно даже его шагов. Он не собирался усугублять положение, преследуя того.
Вернувшись в квартиру, Алек запер дверь и тяжело привалился к ней.
Что ж, вот так вот и портится настроение. Он отправился на фестиваль, чтобы пообщаться с людьми, а не для того чтобы почувствовать себя еще более одиноким. Теперь уже печальная мелодия втекла в комнату, и он подумал о золотых волосах, светло-карих глазах и дрожащих пальцах. Упав в кресло, Алек прижал ладонь к груди и ощупал неровный шрам сквозь футболку. "Лучше уж так", - сказал он себе, хотя утешение не сработало.
Поблагодарили: Romantique, sibirjachka, SMarseleza1, AleksM, VESNA545, Mirina, Retinox, JCB, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:41 #4 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Один
[/b]

- Мистер Алек? – он услышал тихий, нерешительный голосок. Каждую неделю первому вопросу Айры так не хватало смелости и силы. Как будто Алек был из тех, кому нравится кричать на детей, заставляя их плакать.
- Да, Айра? - Алек подбадривающее улыбнулся, заглянув в круглые карие глаза мальчика. Такие серьезные глаза.
- А медведи танцуют, потому что им это нравится?
- Пожалуй, нет, - признал Алек.
- Думаю, они танцуют только потому, что люди их заставляют. – По-видимому, Айра находил этот факт прискорбным.
- Уверен, ты прав. Вот только медведи в книгах – совсем не то, что настоящие.
Правда Айра прекрасно это знал. Ему просто хотелось поговорить. Алек подмигнул мальчику.
- Обычно медведи еще и не разговаривают.
Когда Алек подмигнул ему, Айра засиял. Любое проявление дружеского отношения всегда приводило Айру в неописуемый восторг.
Отчего Алек готов был простить ему любые вопросы, сколько бы их ни было. А Айра задавал очень много.
Айра открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но Алек поднял палец.
- Сейчас очередь Сэнди.
Маленькая, веснушчатая девочка спросила тоненьким голоском:
- Мистер Алек, а вы будете читать нам еще книжки про детей из вагончика на следующей неделе?
- Конечно.
- И… - тут у Сэнди на лице невольно появилось хитрое выражение… - книжку про маленькую няню?
Она словно надеялась, что Алек не расслышит названия.
- Боюсь, что нет, Сэнди. Эта серия не для всех. - Он хотел сказать, что мальчишки не усидят во время такой книги. – Но ты можешь взять из нашей библиотеки столько книг, сколько захочешь.
- Мне нравится, когда книги читаете вы, - радостно заявила она. От ее сияющей улыбки Алеку внезапно захотелось куда-нибудь спрятаться, но он сдержался.
- Спасибо, Сэнди. Я люблю читать книги. – Теперь Айра смотрел на Сэнди так, словно она вторглась на его территорию - территорию под названием «мистер Алек».
Не обращая на него внимания, Сэнди пропела:
- Увидимся на следующей неделе, мистер Алек! – и убежала за своими подружками.
Увы, у Айры не было друзей, чтобы убежать за ними. Он уселся рядом с Алеком, положив ладошку ему на колено, и глянул на него украдкой, словно хотел проверить, не сделал ли он чего не так.
Алек просто улыбнулся.
- Мне нравятся книги про детей из вагончика, - признался Айра. – Но не могли бы вы почитать нам Гарри Поттера?
- Он слишком длинный - за час не успеем.
- Вы могли бы прерываться как во время других книг.
- Мы никогда его не закончили бы. Тебе придется читать его самому. Прости.
Айра опустил голову.
- Я не могу прочитать «Гарри Поттера и Орден Феникса».
Вообще-то Алек имел в виду другую книгу – первую - ту, что покороче.
- Нет?
Айра печально покачал головой.
- Мой брат мне не разрешает. Это запрещено. – Последнее слово Айра произнес очень трагичным голосом.
Но… брат? Значит ли это, что у Айры не было родителей? Алек очень надеялся, что нет. Может, по каким-то неизвестным причинам, этот самый брат отвечал за выбор книг для Айры.
- Если так, то я в самом деле не могу читать ее тебе, дружок.
Айра впятил нижнюю губу.
- Думаю, нет. – Он умоляюще посмотрел на Алека. – Может, вы скажете Лиаму, что я уже достаточно взрослый?
- Лиаму? – Имя заставило Алека вздрогнуть, хотя золотому мальчику, которого он повстречал два месяца назад, давно пора бы стереться из его памяти. Айра быстро заморгал, и Алек взял себя в руки.
- Твоего брата зовут Лиам?
Не понимая реакции Алека, Айра убрал руку. Ну хватит, напомнил себе Алек, наверняка в этом мире не один Лиам, а темненький, кучерявый Айра ни капли не походил на золотого мальчика.
- Да. – Айра уставился под ноги. – Он заботится обо мне. – Айра нерешительно взглянул на Алека, чтобы посмотреть, как тот это воспринял.
- Это здорово.
От его слов лицо Айры просветлело.
- Я люблю его, хотя он и не разрешает мне читать «Гарри Поттера и Орден Феникса». И Лиам тоже меня любит.
- Ну, конечно, любит. – Алек поднял глаза и увидел, что учительница собирает детей, готовясь уходить, но Айра не обращал на это решительно никакого внимания. – Знаешь, Айра, тебе лучше слушаться своего брата. Подожди, прочитаешь «Орден Феникса», когда подрастешь.
- Ладно.
- Увидимся на следующей неделе.
- Хорошо.
Алек показал на детей, и Айра побрел к одноклассникам. Класс миссис Селлерс хором прокричал Алеку «спасибо» и «до свидания»; и тридцать детей вместе с тремя взрослыми вышли из библиотеки.
К нему тут же подбежала Шэрон, его, так сказать, спасительница.
- Я бы сошла с ума, если бы мне пришлось читать толпе этих ерзающих детишек. Я так рада, что тебе это нравится. У тебя хорошо получается.
Алек посмотрел на нее, пытаясь не показать своего раздражения дифирамбами.
- Не надо говорить так, словно я делаю тебе одолжение. – В конце концов, это Шэрон предложила ему место в библиотеке, а за это Алек готов был вечно ее благодарить. И именно Шэрон убедила их босса, что Алек великолепно подойдет для работы во время Часа Чтения. Так что он был обязан ей вдвойне, и иногда такое положение вещей чертовски выводило его из себя.
На его ворчание Шэрон лишь фыркнула.
– Ты великолепен. Не каждый может работать с детьми. Тебе надо было стать учителем.
Алек вернул разговор обратно к библиотеке.
- Час Чтения – хорошая программа для повышения квалификации.
У него не было денег на педагогический колледж, но он не собирался обсуждать это со сплетницей Шэрон. Прежде чем она пустилась в рассуждения на тему колледжа, Алек спросил:
- Ты когда-нибудь встречала Лиама? – Алек очень надеялся, что Лиам - какой-нибудь милый добродушный парень, которого хорошо знают в библиотеке.
Шэрон задумалась.
- Однажды. Десять лет назад. Еще мальчишкой.
- Хмм. – Пожалуй, десять лет назад золотистый Лиам был мальчишкой, но какая разница. Вспомнив дрожащую руку Лиама, Алек нахмурился.
- Эй, если он тебя не ценит, значит, он того не стоит.
- Да уж, я его даже не знаю.
Но, очевидно, что Айра знает Лиама. Или его тезку.
На следующей неделе класс миссис Селлерс снова собрался в библиотеке. Выбившись из строя, Айра побежал к Алеку, который еще не дошел до зала, где собирались дети. Миссис Селлерс нравилось, чтобы, когда Алек входил, все уже были рассажены по местам. Она внимательно посмотрела вслед Айре, но не стала звать обратно.
Он остановился, когда живот Алека оказался в нескольких дюймах от его лица.
- Привет, Айра. Что случилось?
Айра поднял голову. Его большие шоколадные глаза, блестевшие от злости и боли, встретились с глазами Алека.
- Что-то не так, дружок? – мягко спросил Алек.
Очень медленно Айра кивнул.
И тут к ним подошла миссис Селлерс.
- Айра, милый…
- Мистер Алек… - голос Айры дрожал от гнева… - рад меня видеть. – Он сказал это, пристально глядя на Алека, словно подначивая того поспорить с этим утверждением.
- Ну, конечно, рад, - ответила миссис Селлерс.
- Конечно, рад, - согласился Алек. Казалось, Айра сейчас расплачется, поэтому Алек решил забыть о своем правиле ни к кому не прикасаться первым и положил руку на плечо Айры. Мальчик вздрогнул от прикосновения ладони Алека, но все же придвинулся поближе.
- А мой брат вовсе не хочет избавиться от меня. – Айра повысил голос. – Не хочет! Я ему нравлюсь!
- Твой брат очень любит тебя, Айра, и ты не должен слушать тех, кто ничего в этом не понимает. Хорошо? – в тихом голосе миссис Селлерс звучала сталь. Кое у кого явно будут неприятности, и это - точно не Айра, который, сделав несколько глубоких вдохов, кивнул. – А теперь пойдем. Мистер Алек скоро придет.
Айра помедлил, посмотрел на Алека, и глаза его вдруг расширились еще сильнее, если такое вообще возможно.
- Иногда я вспоминаю вас, - прошептал он.
Миссис Селлерс и Алек нахмурились, а Айра прижался лицом к животу Алека и вдохнул, словно хотел втянуть его в себя. Это не было неприятно, скорее просто смутило Алека, потому что тот не мог понять, что же тот имел в виду.
- Конечно, ты меня помнишь, Айра, - Алек похлопал его по плечу.
- Я снова вас вспомнил, - пояснил Айра, выдохнув в рубашку Алека.
- Айра, идем, - строгим тоном потребовала миссис Селлерс.
Мальчик послушно отодвинулся от Алека и пошел за учительницей к своему классу. Алек пытался избавиться от чувства неловкости.
Обычно миссис Селлерс настаивала на том, чтобы дети сидели рядом с Алеком по очереди, но сегодня по правую руку от него снова оказался Айра, и вид у последнего при этом был чертовски упрямый. Когда книга кончилась, одна из родительниц отвлекла Айру, и миссис Селлерс смогла поговорить с Алеком.
- Я просто хотела поблагодарить вас за то, что так хорошо относитесь к Айре. Не каждый обладает таким терпением и пониманием.
- На Айру надо не так уж много терпения.
Миссис Селлерс улыбнулась, но было видно, что она ему не поверила.
- Он - хороший мальчик, хоть и ставит меня порой в тупик. И он очень неуверенный в себе. Брат стал его опекуном только в прошлом году, и он еще не привык. К сожалению, кое-кто из детей решил, что будет весело поиздеваться над Айрой.
Хотя Алек был благодарен за информацию, он подозревал, что миссис Селлерс не следовало выкладывать ему подноготную Айры.
Понизив голос, она добавила:
- По правде сказать, Айра ни к кому не привязывался так, как к вам. Я не могу до него достучаться. Он ко всем относится настороженно и неспокойно. Поэтому я очень признательна вам за то, что вы пошли дальше обязанностей библиотекаря.
Алек покачал головой. Вообще-то он не был библиотекарем. Он лишь расставлял книги по полкам за крохотный оклад. Но гордость не позволила ему спорить с утверждением миссис Селлерс, и он просто дал ей уйти.
Дети вышли на октябрьское солнце, и он помахал им рукой.
На следующей неделе было последнее занятие этой осенью, они прощались до весны, и Алек почувствовал укол сожалений. Он будет скучать по детям. Айра заливался слезами, а Алек был расстроен. Сэнди крепко обняла его, и, поскольку она, похоже, была в этой компании главной, все четыре ее подруги тоже по очереди обняли Алека. Все это время Айра стоял рядом, абсолютно несчастный.
Алеку нужно было сделать хоть что-то, чтобы расставание было не столь ужасным.
- Эй, заглядывай к нам иногда. Бери с собой брата и заходи. – Алек очень надеялся, что Лиам Айры не был Лиамом с Фестиваля Джаза. Ему хотелось, чтобы опекун Айры был непринужденным, спокойным и веселым. А золотой мальчик не показался Алеку человеком, который обладает каким-либо из этих качеств
Лицо Айры осветилось надеждой.
- Вы бываете здесь после школы?
- Иногда. По выходным. Когда как. Мой рабочий график меняется, понимаешь.
Серьезно посмотрев на Алека, Айра кивнул. Его класс собирался уходить. Они уже подарили Алеку огромную благодарственную открытку с пожеланиями. Он слегка похлопал Айру по плечу.
- Не теряйся, договорились?
Айра обнял Алека за талию, смяв его рубашку и глубоко вдохнув.
Алек не знал, как понять этот жест, но ему показалось, что Айра словно обнюхал его.
- Все хорошо, Айра, - неловко произнес Алек. И прежде чем он успел отодвинуться от Айры, тот сам отпустил Алека и вышел.
Когда библиотека опустела, Алек развернул открытку и стал читать пожелания.
Ярко розовая надпись Сэнди со словами «Я» и «мистер Алек» и нарисованным между ними сердечком выделялись на фоне других. Неразборчивые каракули Айры отыскать оказалось гораздо сложнее… Спасибо, мистер Алек. Ваш Лучший Друг Айра.
У Алека перехватило дыхание от эмоций. Он надеялся, что жизнь этого мальчика станет полегче. Надеялся, что Лиам – хороший опекун.
В зал вошла Шэрон и поглядела ему через плечо на детскую красочную открытку.
- Они такие милые в этом возрасте, да?
Алек тяжело вздохнул.

В этот вечер за ужином Айра объявил:
- Мистер Алек сказал мне, чтобы я не терялся.
Подавив стон, Лиам сделал вид, что очень поглощен едой в своей тарелке – ростбифом, зелеными бобами и пюре. Кейси великолепно готовила. Им с Айрой повезло, что у них такая домработница. Хоть она не была им матерью, но относилась к ним более чем по-матерински. Да так и должно было быть, ведь…
- Лиам? – спросил Айра, заставив Лиама вернуться к более насущному вопросу.
Он оторвал взгляд от стола.
- Да?
Айра просто смотрел на него огромными глазищами.
- Ах, да. – Мистер Алек. – Хорошо! – Плохо! Лиаму совсем вовсе не улыбалось снова встречаться с мистером Библиотекарем после глупого, неудачного знакомства этим летом.
Заметив неестественную веселость Лиама, Айра нахмурился.
- Что хорошо?
- Не теряйся. – Он показал на Айру кончиком вилки. – Почему бы тебе не написать мистеру Алеку письмо?
- Он имел в виду – навещать его. Он сказал «заходи».
- А, ясно. – Лиам стал жевать мясо, пытаясь потянуть время. – Что ж, я попрошу Кейси отвезти тебя в библиотеку на следующей неделе. Сойдет?
- А ты не можешь отвезти меня?
Нет.
- Мы же с тобой уже ездили вместе в библиотеку летом, когда ты заходил поздороваться с мистером Алеком. – Мистер Алек, на счастье или на беду, не видел Лиама. А вот Лиам Алека видел. Ему хотелось убедиться, что легендарный библиотекарь достаточно хорош и заслуживает такую преданность Айры. К счастью, мистер Алек оказался милым и дружелюбным. А еще ему, похоже, в самом деле нравился Айра, хотя мало кому из нормальных людей удавалось не обращать внимания на несколько странное поведение мальчика.
- Тебе больше не нравится библиотека? – спросил Айра, озадаченный реакцией Лиама.
- Ну, конечно, мне нравится библиотека.
- Ты выглядишь несчастным. – Айра тревожно наморщил лоб, а этого Лиам не мог выносить.
- Я не несчастный, - заявил Лиам. – Мне нравится библиотека. Если хочешь, можем поехать туда завтра. – В конце концов, ему ведь не обязательно встречаться с Алеком. Он всегда может спрятаться за книжными полками или еще что-нибудь придумать.
Айра подскочил на стуле.
- Надеюсь, мистер Алек будет там. Он хочет тебя увидеть.
Лиам замер.
- Очень сомневаюсь, что мистер Алек… - когда-либо захочет увидеть меня снова.
- Он хочет познакомиться с моим братом, - настаивал Айра. – Он так сказал.
- Ох. Очень хорошо. – Вот дерьмо.

Он может пожертвовать гордостью ради брата. Может. Лиам надеялся не встречаться с Алеком, но когда они подходили к библиотеке, Айра словно вибрировал от возбуждения. Если бы миссис Селлерс не предупредила его об этом раньше, Лиама бы встревожила такая привязанность брата.
- Просто Айре с Алеком легко. Никакого давления. Он тихий. Приятный. И, думаю, можно сказать, постоянный, так как Алек читал Айре и в прошлой году, когда миссис Мэдоус водила второй класс на Час Чтения.
Лиам не мог винить Айру в том, что его так восхищает Алек, хотя какое безумие толкнуло его познакомиться с героем Айры на Фестивале Джаза этим летом, он сам так и не понял.
Ну хорошо, он прекрасно понял это. Волчий голод. Он душил здравый смысл и превращал самообладание Лиама в ничто. Потому он и сбежал из квартиры Алека так внезапно и ничего не объясняя.
Алек поцеловал его, и Лиаму захотелось повалить того на пол и трахнуть прямо на месте, ни о чем не спрашивая. Но он ведь не мог сделать этого.
- Как по-твоему, мистер Алек будет в библиотеке?
Лиам опустил голову. Ради Айры нужно держать себя в руках. Видя озаренное надеждой лицо брата, он не мог даже, как следует, помечтать о том, чтобы Алека не оказалось на месте, хоть Лиама и пугала мысль о предстоящей встрече. Привет, помнишь меня? Я – тот ненормальный, что сбежал от тебя в июле этого года.
Да ради Бога, неловкость он как-нибудь переживет, Лиаму приходилось терпеть кое-что и похуже.
- Надеюсь, что да.
- Правда?
- Правда. Я хочу, чтобы это поскорее закончилось.
- Закончилось? – Айра с серьезным видом нахмурился.
- Конечно. Встреча с мистером Супербиблиотекарем меня немного пугает.
Айра фыркнул, озадаченный странным настроением брата. Он вприпрыжку побежал вдоль забора, пока не оказался перед стеклянной дверью библиотеки. Ухватившись за деревянную ручку, Лиам открыл дверь, и Айра потащил его за собой по ступенькам.
Алека не было за конторкой, и Айра разочарованно сник.
- Я сейчас узнаю. – Лиам покорно подошел к служащей, подождал, пока она закончит с другим клиентом, и спросил:
- Мистер Алек работает сегодня?
- Мистер Алек? – Она уставилась на него, очевидно, сбитая с толку его вопросом. Или удивленная. Было трудно сказать по тому, как она моргая растерянно смотрела на него голубыми глазами. Лиам кивком указал на стоящего рядом брата.
Заметив Айру, женщина взяла себя в руки.
- Ну, конечно. Мистер Алек расставляет книги. – Она махнула рукой в сторону отдела популярной художественной литературы.
- Отлично. Спасибо.
- Не за что. Обращайтесь в любое время. Меня зовут Шэрон. – Она послала Лиаму ослепительную улыбку, и он кивнул, стараясь не ежиться от ее очевидного интереса.
Лиам развернулся, и мысли о женщине вылетели из его головы, когда он решительным шагом пошел на встречу судьбе, собираясь с силами, чтобы посмотреть в лицо Алеку. Айра уже бежал. Чтобы обнаружить Алека, который сидел на корточках и в самом деле, расставлял книги, много времени не понадобилось.
- Мистер Алек! – закричал Айра.
Услышав детский голос, Алек поднял глаза, увидел мальчика и улыбнулся. Положив руки на колени, он выпрямился.
- Привет, Айра. Пришел меня навестить?
Айра замер рядом с Алеком, словно на мгновение лишившись дара речи, но смог три раза кивнуть, а потом вдруг смущенно опустил глаза.
У Лиама сдавило грудь. Сколько еще его брат будет страдать из-за пренебрежения их матери?
- Рад тебя видеть, - спокойно сказал Алек. – Я волновался, что ты перестанешь читать, когда ваши школьные походы в библиотеку закончатся.
- Нет, - возмутился Айра в ответ на это нелепое замечание и тут же понял, что над ним подшучивают. Алек подмигнул ему, и лицо Айры просветлело. – Я привел своего брата.
Лиам замер, пытаясь сдержать румянец, заливавший шею, а Алек сказал:
- Да? – и медленно поднял голову. Но когда их глаза встретились, он вовсе не выглядел удивленным. Почему-то он ожидал увидеть Лиама и, несмотря на настороженность во взгляде, быстрая улыбка Алека казалась искренней. – Рад встрече, Лиам. У тебя замечательный брат. – Услышав похвалу, Айра просиял.
- Вы знаете, как зовут моего брата.
Темные глаза Алека задержали на мгновение взгляд Лиама, а затем вернулись в мальчику.
- Я запомнил его имя. Ты мне говорил.
Сияющими глазами Айра посмотрел на Лиама, который, к своему ужасу, внезапно разгадал план брата. Не то чтобы Айре не нравился Алек, но он еще и отчаянно тревожился о счастье брата, несмотря на все, что делал Лиам, чтобы успокоить его тревогу.
Он улыбнулся, полный решимости излучать веселье, чтобы, ха-ха, создать впечатление, что его абсолютно ничто не беспокоит, пока разговаривает с этим симпатичным библиотекарем.
- Приятно снова тебя увидеть, Алек. Спасибо за то, что читал моему брату. Ему очень понравились эти занятия. – Голос Лиама звучал напряженно, но какая разница. Его брат ничего не заметил, а на лице Алека не появились ни насмешка, ни многозначительное выражение – ничего, что бы предполагало, что он считает Лиама идиотом.
- Я все думал, не ты ли это, - быстро сказал Алек. И опустил глаза на Айру. Лиам был благодарен за то, что Алек не забыл про его брата. Некоторых людей так поражала внешность Лиама, что они переставали обращать внимание на мальчика. – Я уже встречал твоего брата этим летом.
Айра задрожал от волнения.
- Правда?
Положив руку на плечо Айры, Лиам притянул брата к себе. Порой мальчик слишком перевозбуждался, и тогда помогал только физический контакт.
Алек заметил его жест и пожал плечами.
- Конечно. Но мы только поздоровались.
Вот только Лиам знал, что Алек – любимый библиотекарь Айры, а Алек не знал, что Лиам – его брат.
Хотя едва ли это знание давало Лиаму какое-нибудь преимущество. В тот день он ушел, чувствуя вину и разочарование, и поклялся никогда больше не разговаривать с Алеком. И посмотрите на него.
Звонкий голос вернул Лиама к более важному вопросу – дружбе Айры.
- Вы можете приехать к нам в гости, мистер Алек?
Лиам вздрогнул. Алек наверняка не захочет ехать в гости к странному блондинистому парню.
Алек увидел выражение лица Лиама и ответил Айре:
- Лучше ты заезжай в любое время, хорошо?
Айра умоляюще посмотрел на Лиама, если что готовый начать упрашивать, и Лиам залился краской.
Он никак не мог избавиться от румянца, заливавшего лицо, но заставил себя встретиться глазами с Алеком. Он хотел, чтобы в них было сожаление, но вместо этого взгляды их скрестились поверх головы мальчика, и на мгновение время остановилось. В этих глазах можно было потеряться.
Сосредоточься.
- Айра, - начал Лиам, - мистер Алек занят.
Алек вскинул бровь, как будто это было неправдой.
- Нет, не занят, - заявил Айра.
Алек расхохотался.
- Может, это твой брат занят.
- Нет! Ему нужен друг.
- Айра, - предостерегающе сказал Лиам, и Айра замер. – Айра, - повторил он мягче. – Хватит. – Алеку вовсе ни к чему знать о его личной жизни, или о ее отсутствии.
Алек присел перед Айрой на корточки.
- Иди в детский отдел, ладно? А потом еще поговорим.
Айра задумался на пару секунд, прежде чем побежать по проходу, оставив Лиама наедине с темными глазами и мимолетной улыбкой Алека.
- Хочешь пригласить меня в гости? – насмешливо спросил тот.
Лиам поймал себя на том, что говорит:
- Конечно.
Алек наклонил голову набок.
- Знаешь, я думал, что вы с Айрой не слишком-то похожи, но то, как вы…
-… смущаемся?
Это заставило Алека ухмыльнуться.
- Что-то вроде того. – Улыбка исчезла. – Айра довольно сильно ко мне привязан. Я не хотел бы этим злоупотреблять, ведь я в его жизни появляюсь не так чтобы часто. Но я был бы рад как-нибудь заглянуть.
- Как насчет следующего уик-энда? – Предложил Лиам, не давая себе возможности передумать.
- Хорошо. На выходных я не работаю. После обеда в субботу?
- Да, здорово. – Лиам вытащил визитку. – Это мой номер, если решишь все отменить.
- Спасибо.
Лиам откашлялся.
- Последнее время Айре приходилось нелегко. Спасибо за то, что добр с ним.
Алек покачал головой.
- Мне было приятно.

- На следующей неделе, Лиам? – сказал Айра, явно не желая ждать целых семь дней.
- Ну, сегодня же Алек работает…
- А завтра…
- Мы едем в гости к Веронике и Дэвиду.
- Ах, да. – Это успокоило Айру, который очень любил эту парочку. Их единственные настоящие друзья, насмешливо подумал Лиам. Ему нужно лучше работать на личном фронте. Впрочем, этим он и занимался, приглашая в гости Алека, хотя, пожалуй, его первостепенной задачей должны были стать одноклассники Айры. К сожалению, Айра чувствовал себя не очень уютно рядом с обычными детьми своего возраста.
Как бы то ни было, предстоящий визит Алека очень обрадовал Айру. Субботний вечер они провели спокойно, гуляя и читая книжки из библиотеки.
А на следующий день отправились в другой конец города. С Вероникой Лиам всегда мог расслабиться. Она была такой же, как он - единственным волком-оборотнем, которому он доверял. Ее муж Дэвид терпел Лиама и хорошо относился к Айре.
Посидев некоторое время с Айрой, Вероника позвала Лиама на кухню, якобы чтобы он помог ей нарезать овощи.
- Айра смеется и смеется, - пояснила она, - Я никогда не видела, чтобы Айра просто смеялся. Кто такой этот Алек?
- Библиотекарь.
- Библиотекарь… - Она жестом попросила его продолжать.
- Ну, Айра познакомился с ним на школьном Часе Чтения.
- О, ты такой забавный, когда краснеешь.
Лиам сердито поглядел на нее.
- Вообще-то у меня проблема. Ты не поверишь, но Айра пытается свести нас. – Пожалуй, не стоит упоминать о Фестивале Джаза. Вероника этого не одобрила бы. Она считала, что прежде чем с кем-то трахаться, нужно узнать его поближе, а это было не для Лиама. Никто не стал бы спать с ним, как следует познакомившись с его более чем странным поведением. А вот увидев впервые, все хотели его.
- Это так мило, - сказала Вероника.
- Мило, забавно… Да мы с Айрой просто дивная парочка.
Она послала ему улыбку.
- Вот именно.
- Жаль, что Дэвид так не считает.
- Лиам, ты нравишься Дэвиду. Просто время от времени мне приходится убеждать его, что мы с тобой не собираемся сбежать и наделать маленьких волчат. Ну и что с того, что я не могу иметь детей.
- Какую часть слова «гей» он не понимает?
- Вопрос не ко мне. – Она посмотрела на него. – Пытаешься сменить тему. Думаю, тебе нравится этот Алек. Я никогда не видела, чтобы ты краснел…
- Я не краснел. – Нет. По крайней мере, сейчас.
-… из-за парня. Но… – Здесь ее надежда на романтическое развитие событий словно потускнела. – У тебя есть причины считать, что Алек ищет бой-френда?
- Я ему нравлюсь, - глухо произнес Лиам. – Я чую это.
- Здорово.
Лиам наклонился вперед. Выражение его лица было очень серьезным.
- Я не могу. Он важен для Айры. Его класс постоянно ходит в эту библиотеку, и Алек им читает. Он нашел подход к Айре, хотя обычно он не подпускает к себе людей. Ты же знаешь, вы с Дэвидом – исключение, и для этого потребовались месяцы привыкания.
Вероника закинула в рот морковку и стала задумчиво жевать.
- И все же Айра пытается вас свести.
- Может, это его способ сделать мир более безопасным.
- Может, тебе стоит довериться его инстинктам?
Лиам раздраженно повел плечом. Она слишком романтична, а Айра – еще ребенок.
- Послушай, Вероника. Я напугаю Алека до чертиков, и на этом их дружба с Айрой закончится. И это еще если Алек не позвонит в Детскую Социальную Службу.
- Ты чист перед социальной службой.
- Сейчас да. Но после такого телефонного звонка уже не буду. Кроме того, это несправедливо по отношению к Айре.
- Ты мог бы попытаться не пугать Алека. Это вовсе не факт. Действуй постепенно.
Лиам невесело рассмеялся.
- Я ведь тоже была одной из одичавших, - тихо сказала Вероника.
Боже, вот уж о чем Лиаму совсем не хотелось думать. Вероника лучше любого понимала, что значит быть волком – волком-одиночкой. И все же между ними была большая разница.
- Но не шесть лет подряд, Ви.
- Не шесть.
- И не подростком. – Слова все-таки вырвались, несмотря на желание забыть об этом периоде его жизни. Что-то в Веронике вынуждало его говорить.
- Нет, я была уже взрослой. – Взгляд Вероники встретился с его, и Лиаму показалось, что он смотрит в зеркало. Золотистый цвет глаз был редким, но только не для оборотней. Несколько лет назад они с Вероникой узнали о своем родстве. Их деды были братьями.
- Лиам, ты ведь не думаешь, что теперь навеки запачкан, или что там еще пришло в твою симпатичную головку?
Лиам раздраженно пожал плечами и попытался сосредоточить внимание на овощах, которые должен был резать, а Вероника продолжала:
- Не бросай попыток найти свою половинку. Нам, волкам, нужен хоть кто-нибудь. Ты же знаешь.
Скрестив руки на груди, Лиам мысленно приготовился к разговору типа «каждый может найти себе пару». Без ума от своего мужа, Вероника не могла представить себе жизни в одиночестве. А Лиам мог. Он именно так жил.
- Я должен воспитать Айру. И больше мне ничего не нужно.
Она решила оставить пока эту тему.
- Ты замечательный брат.
- Я – просто брат. – С этим Лиам не мог не согласиться. – Единственный, который у него есть. Я делаю все, что в моих силах.
- Нет! - закричал Айра, и Лиам подскочил, прежде чем Айра расхохотался.
- Ты ведь помнишь, что Дэвид не обижает Айру? – лукаво сказала Вероника, хоть и понимала недоверие Лиама к обычным людям. – Он знает мальчишек. Своему племяннику он как отец.
Вывернув из-за угла, в кухню вбежал Айра.
- Дэвид говорит, что в Ордене Феникса Гарри превращается в огнедышащего дракона, который становится лучшим другом Снегга.
Дэвид зашел на кухню следом за Айрой.
- Хммм, может, я что-то не так понял.
Закатив глаза, Айра весело заявил:
- Уж я-то знаю – ты ошибаешься.
- Айра, зайчик, помоги мне накрыть на стол, - попросила Вероника.
Мальчик послушно взял тарелки и пошел за ней в столовую.
Дэвид поднял руку.
- Клянусь, не я начал этот разговор.
Лиам вздохнул.
- Знаю. В прошлом году идея запретить книгу, в которой опекун Гарри погибает, казалась мне неплохой, но теперь он просто одержим ею.
- Разве одноклассники не могут рассказать Айре о смерти Сириуса?
- Может быть. – Как же. – В школе Айра не слишком много разговаривает.
Дэвид прислонился бедром к кухонному столу.
- Но у него есть новый друг Алек, который должен прийти в гости. Это уже кое-что.
По всей видимости, Дэвид решил, что Алек – одноклассник Айры. Лиам задумался, но у него просто не было сил говорить с Дэвидом об Алеке.
- Эй, идите есть, - позвал Айра, спасая Лиама от необходимости объяснять, что Алек вполне взрослый.
К тому же единственный парень, который целовал Лиама за последние несколько лет.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, VESNA545, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:43 #5 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Два
[/b]

В субботу весь день шел дождь, холодный дождь с грозой – хотя для грозовых ливней был не сезон. К трем часам вечера Айра чуть не на стену лез. Лиам немного с ним поиграл, что успокоило Айру и отвлекло его от созерцания настенных часов. Но в три тридцать Алек так и не явился, и Айру снова охватило беспокойство.
Лиам ругался про себя.
В три сорок Айра расстроенно сказал:
- Он не придет, да?
- Не знаю. Может, он просто опаздывает. – Алек сказал «в три часа», но, возможно, он ничего не понимает в маленьких мальчишках и их надеждах, по крайней мере, за стенами своей библиотеки.
Десятью минутами позже раздался звонок в дверь, и Айра буквально подпрыгнул от волнения.
Они оба бросились к двери. Лиам подумал, что Алек наверняка рассмеется при виде их энтузиазма, но когда Айра открыл дверь, Алек, довольно хмурый, стоял на пороге. Они с Лиамом уставились друг на друга – всего на несколько секунд – но сердце Лиама бешено заколотилось в груди. Ему даже в голову не приходило, что Алек не на машине приедет.
- Вы промокли, - сказал Айра.
Алек вытер ладонью мокрое лицо.
- Да.
Лиам наконец взял себя в руки.
- Черт, заходи. Как ты сюда добрался?
- На автобусе, - сухо ответил Алек. А значит, он довольно долго шел пешком до окраины, где жили Айра с Лиамом. Шагнув внутрь, Алек стряхнул с себя капли. На нем была куртка, но джинсы промокли насквозь.
- Прости, что опоздал, Айра. Автобус добирался дольше, чем я думал.
- Все хорошо, - чуть не прокричал Айра в восторге от того, что Алек все-таки появился, неважно, промокший или нет. Алек послал ему короткую улыбку и снял куртку.
- Давай, я повешу. – Лиам решил, что нужно держаться от Алека подальше, хотя и был рад его видеть.
- Приятно наконец оказаться в сухом месте, - сообщил Алек Айре.
- Почему вы не поехали на машине? – озадаченно спросил Айра.
- Я не вожу машину.
- Хотите сказать, у вас нет машины?
Алек на мгновение словно задумался.
- И это тоже.
Айра изумленно посмотрел на Лиама.
- Не у каждого есть машина, - пояснил Лиам.
Айра задумчиво пожевал губу.
- Послушай. – Лиам снова посмотрел на Алека. – Может, возьмешь мои спортивные штаны, пока я суну твои джинсы в сушку? В них, наверное, неудобно.
- Хорошо, - скромно отозвался Алек.
- Вы хотите пить? – предложил Айра. – Я купил пиво.
Это явно позабавило Алека.
- По-моему, это незаконно, дружок.
- Мускатное пиво, - уточнил Лиам. – Хотя обычное у нас тоже есть. Как и многое другое. Айра, отведи Алека на кухню, а я пока отыщу штаны.
По пути в спальню Лиам вдруг почувствовал, как в груди у него потеплело. Несмотря на плохую погоду – было бы очень легко позвонить и все отменить – Алек все-таки пришел к ним в гости. В гости к Айре, поправил себя Лиам. Вытащив из ящика комода серые спортивные штаны, он поднес их к лицу и сделал глубокий вдох.
Не надевали со стирки. Он наморщил нос, ощутив запах порошка. Что ж, скоро от них будет пахнуть Алеком.
Лиаму нужно быть осторожным. Когда кто-то ему нравился, он чересчур жаждал прикосновений, а это отпугивало многих. А сейчас ему очень нравился Алек.
Эта мысль заставила его остановиться. Сегодняшний вечер был не для Лиама, а для Айры. А Алек был другом Айры. Лиам не хотел вмешиваться в их отношения. Он не мог позволить себе этого, особенно учитывая, как мало друзей у Айры. Друзья. Лиам заморгал, пытаясь побороть волну одиночества. На время отогнав от себя ноющую тоску, он сложил штаны и спустился в холл.

Шагая по богатому району, Алек обыгрывал в уме идею развернуться, сесть на автобус и поехать обратно в свою дешевую однокомнатную квартирку. Он никогда не думал, что его будут волновать деньги – он вырос в месте очень похожем на это – но сейчас, когда он был вынужден обходиться без всего этого, он ловил себя на том, что переживает из-за своих финансов, точнее, из-за их отсутствия.
Но Айра рассчитывал на него, и Алеку не хотелось показаться трусом, поэтому он добрался до их дома - в его мокрых кроссовках хлюпала вода – и позвонил в дверь. Видимо, дела Лиама процветали. Алек и не знал, что деревянные изделия пользуются таким спросом.
Ходить в спортивных штанах Лиама было непривычно. Они слегка собрались у него на щиколотках. Хотя Алек с Лиамом были одного роста – ноги у последнего оказались длиннее. Прошло так много времени с тех пор, как Алеку приходилось носить чужую одежду. Его последний бой-френд был намного ниже него. Алеку казалось странным, что его так влечет к брату Айры – парню, который не любит целоваться.
Почувствовав себя более комфортно, по крайней мере, физически, Алек вышел из уборной в сухой одежде. Айра ждал его на кухне.
- Вы останетесь на ужин, мистер Алек?
- Почему бы тебе не звать меня просто Алеком, раз уж мы не в библиотеке?
- Хорошо. –Айра склонил голову набок от явного удовольствия, и Алек подумал, что, пожалуй, растрогать его сильнее просто невозможно. Он пытался вспомнить, когда последний раз кто-то так же внимательно ловил каждое его слово, каждый жест. Но сейчас, когда он старался ни с кем не общаться, это было нелегко.
- Что касается ужина, - сказал Алек. – Я к вам ненадолго.
- Мы едим рано, - Лиам помахал у него перед носом соусом для спагетти. – И когда домработницы нет, мы готовим что-нибудь простое. Так что тебе лучше остаться. Чтобы твои джинсы просохли, понадобится какое-то время.
Алек встретился взглядом с золотистыми глазами Лиама. Их глубина притягивала Алека, несмотря на его беспокойство. Сейчас новолуние, успокаивал он себя. Новолуние. Он выбрал самый безопасный день месяца, чтобы выбраться сюда. Следующие выходные он будет сидеть дома, потому что в небе будет луна, полная и яркая.
- Пожалуйста, Алек? – упрашивал Айра, словно проверяя, как звучит его имя.
Алек просто не мог сказать «нет».
- Хорошо. – Лиам и Айра одарили его одинаковыми улыбками, хотя Лиам все еще оставался для Алека загадкой. Такой красивый и такой странный.
Айра принес ему мускатного пива, и Алек устроился в кресле у кухонного стола.
- Спасибо.
Он отсалютовал бутылкой.
- Твое здоровье, - сказал он Айре, который повторил за ним и застыл посреди кухни, словно не зная, что же дальше делать с Алеком, хотя его присутствие явно было Айре приятно.
Алек сделал большой глоток сладкого газированного напитка.
- Айра, я слышал, что ты здорово играешь в кости.
Глаза Айры расширились.
- Кто вам это сказал?
- Ты сам, - Алек улыбнулся.
Посмотрев на брата, Айра спросил:
- Хочешь сыграть с нами, Лиам?
- Я приготовлю ужин, а вы двое покидайте кубики.
Айра вел в счете, Алек целых два раза выкинул «дом», но все равно проиграл, а Лиам в это время что-то резал и тер сыр, стоя у кухонной стойки. Почему-то Лиам, хозяйничающий на кухне, удивил Алека, хотя это и было глупо. Он не мог вспомнить, когда в последний раз кто-то ему готовил. Билл мало что умел вне постели, да и в ней тоже… Не стоит думать об этом. Алеку не хотелось думать о Билле, где бы тот ни был.
Незадолго до ужина Лиам принес Алеку его высохшие джинсы.
- Спасибо. – Алек встал, чтобы пойти переодеться, но замер на полпути, когда Лиам не отодвинулся. Он стоял слишком близко, глубоко дыша, затем все-таки отступил на шаг, и на лице его появилась слегка виноватая улыбка. Да что такое с этими братьями – все время норовят его обнюхать? Смешавшись, Алек ушел в уборную, чтобы надеть джинсы. Но его смущение продлилось недолго, потому что весь ужин Айра болтал без умолку, рассказывая истории о Лиаме и о том, как они жили в кемпинге. В истории участвовали кузены, кузины, их друзья и даже ездовая собака, и, хотя Алеку с трудом удавалось следить за ходом событий, он понял одно – Айра здорово провел время, плавая на байдарках в августе этого лета.
- А вы любите кемпинг, мистер Алек, то есть, Алек?
- Я никогда не жил в кемпинге. – Его родители не брали его с собой, а после того как он ушел из дома, у него просто не было такой возможности. – Но звучит здорово. Мне бы очень хотелось как-нибудь попробовать. – В другой жизни, может быть.
- Можно следующим летом Алек пойдет с нами? – спросил Айра Лиама.
Алек отметил про себя, что не стоит поощрять Айру в его идеях, и стал ждать, когда Лиам ему откажет.
- Конечно, - похоже, Лиам говорил совершенно серьезно.
Айра просиял, и Алек почувствовал, как тепло стало на душе, хотя от одной только мысли о кемпинге его переполнял ужас.
- Я не могу. – Алек надеялся, что братья не заметят его страха. Он не мог оставить город. Не мог так рисковать.
У Айры вытянулось лицо, и Алек почувствовал, как в животе у него похолодело. Что он здесь делает, притворяясь нормальным? Ему не стоило приходить. Он не мог заводить друзей. Больше не мог. В прошлом году он обзавелся не только шрамом.
Увидев выражение лица Алека, Лиам добавил:
- Но только если Алек захочет, конечно.
- Но он хочет, - возразил Айра. – Он думает, что это звучит здорово.
- Айра, - предостерегающе произнес Лиам, и Айра повернулся к Алеку за поддержкой.
- До лета еще далеко, Айра. Я не могу ничего обещать. – Алек поднял глаза и увидел, что Лиам с тревогой смотрит на него. Как неловко. У него загорелись щеки.
- Лучше планировать все заранее, - стал спорить Айра.
- Айра, - мягко повторил Лиам, явно почувствовав неловкость Алека, хотя едва ли он мог и за миллион лет угадать ее причину. – Давай больше не будем говорить о кемпинге.
Айра опустил голову.
- Почем бы тебе не взять пирожное, - предложил Лиам.
Это предложение подняло Айре настроение.
- Хотите пирожное? Я принесу десерт.
- Спасибо, - сказал Алек, хотя давно наелся.
После ужина они стали играть в слова. Алек понимал, что пора уходить. Однако оказалось, что очень нелегко оставить тепло, хорошую компанию и веселье. Он задавался вопросом, заметили ли они его одиночество. Но, нет, казалось, им просто нравится его общество – что было чертовски приятно.
И все же, чем позже он уйдет, тем страшнее будет ехать на автобусе домой. Новолуние или нет, но он не любил ходить по улицам города, когда стемнеет. В девять часов Лиам сказал Айре, что пора спать, словно чтобы подчеркнуть его слова, за окном послышался раскат грома. Алек изумленно уставился на часы.
- Но у нас в гостях Алек, - запротестовал Айра.
- Это неважно. Тебе пора в кровать.
- А Алек может остаться у нас?
- Нет, - тут же отозвался Алек, на случай если бы Лиам ответил: «Конечно». Алеку было здесь спокойно, но не до такой же степени. Его убежищем всегда оставалась его квартирка. – Мне пора идти.
- Вы еще придете? – спросил Айра.
Алек колебался.
- Можешь зайти в любой день, - заявил Лиам, прежде чем повернуться к Айре. – А теперь спать. – Лиам раскинул руки, и Айра запрыгнул на брата, зарывшись носом тому в шею. Лиам стиснул его покрепче и потрепал по голове, когда Айра отпустил его. Алек был рад, что Айру есть кому любить. Мальчику очень нужно, чтобы его любили, и это было очевидно. Он в очередной раз задумался о том, что же стало с родителями Айры.
Мальчик настороженно подошел к Алеку, не уверенный, можно ли и его обнять. Алек похлопал Айру по плечу, похоже, тот остался доволен.
- Спокойной ночи. – И он потопал в свою комнату.
- Ну, я, пожалуй, тоже пойду. – Алек встал, пытаясь не показать, как его пугает перспектива долгой поездки домой на автобусе до еще и по темноте.
Лиам покачал головой.
– Моя домработница вернется через час. Тогда я смогу отвезти тебя домой.
- Это ни к чему.
- Неправда. Погода отвратная. Тебе незачем снова мокнуть.
- Спасибо. – Будет здорово, если его подвезут. Все меньше времени идти одному по темным улицам. Меньше времени наедине с самим собой и точка. По натуре Алек был очень общительным и тяжело переживал свое вынужденное одиночество.
Лиам кивнул, посмотрев на Алека внимательным взглядом, который прятал почти весь вечер.
Кожу Алека стало покалывать. Он мог рискнуть, мог. Он не хотел, чтобы страх диктовал каждый его шаг.
– У тебя прекрасный дом. Почти шикарный.
- Это – дом Айры, - ответил Лиам.
Алек моргнул. Он не ожидал такого ответа.
Выражение лица Лиама стало напряженным.
- Когда наша мать умерла, она оставила дом ему. Я – просто его опекун.
За его словами наверняка крылось куда больше, но, что именно, Алеку в голову не приходило, а спросить он не решился.
- Айра тебя очень любит, - заметил Алек. – Я рад.
- Мы – команда.
В этот момент в дом, ругая погоду, вошла домработница и, стащив с себя верхнюю одежду, подошла к ним. Когда Лиам представил их друг другу, Кейси, дружелюбная женщина средних лет, поприветствовала Алека, словно давно пропавшего друга.
- Я так много слышала о вас от Айры. – Они пожали руки. – Вы – тот милый библиотекарь, который так хорошо ладит с нашим мальчиком.
Милый библиотекарь, ха.
- Да, я работаю в библиотеке, - подтвердил Алек.
Она лишь улыбнулась, и какое-то время они с Лиамом просто стояли и улыбались друг другу. Алек поймал себя на том, что переступает с ноги на ноги, и она это тоже заметила.
- Ладно. Я так устала с дороги. Там льет как из ведра. Пойду-ка сделаю себе чашечку чаю и спать.
- Я отвезу Алека домой, - сказал ей Лиам. – Так что прислушивайся к Айре, если ему что-нибудь понадобится…
- Конечно. – Они пожелали друг другу доброй ночи, и Кейси исчезла на кухне, оставив Алека и Лиама смотреть друг на друга.
- Хочешь, я покажу тебе дом перед уходом? – спросил Лиам.
- Хорошо, - протянул Алек, размышляя, к чему все это приведет. Но он решил довериться Лиаму, по крайней мере, немного, и пошел вниз по лестнице за золотым мальчиком. Может, Лиам в самом деле хотел просто показать ему дом, потому что он провел его в детскую, ярко освещенную и полную игрушек. Затем они вошли в кабинет – шкафы здесь от пола до потолка были заставлены книгами, детскими и не только.
- У вас нет телевизора?
Лиам покачал головой.
- Мне пришлось убрать все телевизоры и компьютеры из дома. С нашей матерью эти экраны стали для Айры второй жизнью. Он просто с ума сходил из-за них.
- Оо.
- Он даже в школу не ходил, просто сидел днями и ночами, как загипнотизированный, в окружении электроники.
- Да уж. – Не зная, что на это ответить, Алек почесал подбородок.
Лиам послал ему кривую улыбку.
- Я тоже не ходил в школу.
Ну и что он должен сказать? Какая жалость! Алек молчал. Ему совсем не хотелось делиться историей своей семьи. Вместо этого он подошел к книжному шкафу и стал рассматривать книги на полках, заметив целую коллекцию научной фантастики.
- Фанат Яна Бэнкса, как я погляжу.
Внезапно Лиам оказался прямо у него за спиной.
Алек обернулся, его плечо задело грудь Лиама, и он поймал себя на том, что прижимается спиной к полкам.
- Как ты это делаешь? – спросил Алек.
- Что делаю?
- Двигаешься так, что тебя не слышно.
Лиам не ответил. Взгляд его стал обжигающе горячим.
Алек не опустил глаз.
- Продолжай в том же духе, малыш, и я опять тебя поцелую.
Лиам стиснул зубы, глаза его потемнели. Прежде, чем Алек успел двинуться с места, ноги его взлетели в воздух, и он упал спиной на диван.
Алек не мог вдохнуть, его охватила паника. Какого черта?
Лиам упал на него сверху, толкнув Алека на подушки, и стал стаскивать с него брюки.
Алек попытался ударить Лиама кулаком, и хотя тот явно удивился, двигался он все же достаточно быстро, чтобы увернуться, так что кулак Алека лишь скользнул по его виску. Лиам перехватил оба запястья Алека и завел их ему за голову, с такой силой сжав, что тот просто не мог пошевелиться. Алека взбесило то, с какой легкостью его удерживает кто-то той же комплекции.
Алек примерился, чтобы заехать Лиаму коленом в пах. Тот отодвинулся в сторону. Алек успел замахнуться, но Лиам скользнул выше и навалился на него всем телом, не давая Алеку места для маневра. Беспомощно вытянувшись на спине, Алек выгнулся и потерся телом о Лиама, что возымело совсем не тот эффект. Желание, которое Алек испытывал всего лишь мгновение назад, сменилось страхом. Его просто сковал ужас.
Он оцепенел, зажатый между худым, твердым телом Лиама и мягкими подушками, едва дыша от страха и тяжести чужого тела. Лиам стиснул его плечи. Не в силах пошевелиться, Алек ждал, что теперь Лиам начнет его лапать.
Вместо этого он прижался лицом к шее Алека и сказал:
- Прости, прости.
Алек замер. Его дыхание было быстрым и прерывистым, и Лиам понимал, что нужно отпустить Алека, но часть его хотела остаться на месте и устроиться поудобнее, как бы ни было неправильно навязывать кому-то свои желания.
От страха Алека возбуждение Лиама спало, хотя, как ни странно, сам Алек оставался все так же возбужден.
Лиам уткнулся носом в беззащитное горло Алека, словно извиняясь, а затем отодвинулся.
Алек смотрел на него - темные глаза казались растерянными и как будто остекленевшими - Лиам почему-то подумал, что подобное с Алеком уже происходило.
- Ладно, - медленно произнес Лиам. – Сейчас я с тебя слезу. Надеюсь, что ты не превратишь меня в евнуха.
Алек не ответил, но Лиам не думал, что тот в шоке. Наоборот, к облегчению Лиама, страх Алека пошел на убыль, и Лиам почувствовал набирающий обороты гнев. Он опустил голову и еще раз уткнулся носом в шею Алека, тот резко бросил:
- Прекрати, - хотя по его телу пробежала дрожь
И теперь ко всему этому коктейлю эмоций примешивалось желание. Но Лиам не стал больше прикасаться к шее Алека, ведь тот сказал «прекратить». Вместо этого пальцами свободной руки он нежно пробежался по спутавшимся волосам Алека.
- Хватит, - прохрипел Алек. Но, как заметил Лиам, не «слезь с меня».
- Хорошо. – Лиам нахмурился. – Но тебе ведь нравится.
Растерянность в глазах Алека сменилась злостью и желанием. И смущением.
- Я бы никогда не сделал тебе больно, ты ведь знаешь.
- Не знаю. – Но тело Алека под ним расслабилось, хотя Алек не мог не заметить, что возбуждение Лиама вернулось.
- Скажи мне остановиться, и я остановлюсь. – Не отпуская взгляда Алека, Лиам медленно поднял руку к его губам и погладил их кончиками пальцев. – Мне понравилось, когда ты летом поцеловал меня, Алек. Я ушел, прежде чем совсем потеряю контроль. Как сейчас. Но я не сделал бы тебе больно.
- Приятно это знать. – Саркастическое замечание было едва слышно. Грудь Алека с трудом поднималась и опадала, но, когда Лиам осторожно погладил того по щеке и провел рукой по лбу, Алек не сказал ему остановиться.
Запах страха уменьшился, хотя Алек настороженно следил за ним. Лиам понимал, что должен действовать постепенно, или все закончится здесь и сейчас. Главное – не спугнуть его. И хотя «постепенно» – тоже проблема, когда ты так изголодался по прикосновениям, теперь их тела полностью прижимались друг к другу, и это помогало Лиаму сдерживаться.
Он снова потянулся к шее Алека и слизнул с нее капельки пота. Алек задрожал, но промолчал, и Лиам не смог остановиться и слегка прикусил кожу.
Алек выгнулся. Лиам осторожно исследовал его шею, подбородок, тычась в них носом, пробуя на вкус, целуя.
Лиам поднял голову и встретил растерянный взгляд Алека. Он все еще казался смущенным, но в лице его читалось желание.
- Мне нравятся твои глаза, - заметил Лиам. Глаза были красивые, со слегка приподнятыми уголками и темно-карими, почти черными радужками.
Алек приглашающе облизнул губы, и Лиам завладел его ртом. Поначалу Алек лишь принимал поцелуй. Он не сопротивлялся, но и не отвечал. Свободная рука Лиама нащупала полоску кожи между джинсами и рубашкой Алека, и тот вздрогнул от этого прикосновения. Только не брюки. Когда Лиам чуть раньше попытался расстегнуть его брюки, Алек запаниковал. Поэтому Лиам начал выводить круги на животе Алека, обводя впадину пупка - кончики его пальцев прошлись по ребрам Алека и отыскали сосок.
С его губ сорвался глубокий, протяжный, прерывистый стон. Этот стон едва не лишил Лиама остатков самообладания, он и так с трудом держал себя в руках. А потом Алек ответил на поцелуй, его язык сплелся с языком Лиама, который продолжал дразнить твердый сосок Алека. Алек всхлипнул, и Лиам засомневался, сможет ли он продержаться достаточно долго. Терпение, уговаривал он себя. Все это слишком важно, а страх Алека несколько минут назад был абсолютно непритворным.
Ему следовало бы отпустить руки Алека, и все же часть его все еще боялась, что тот сбежит.
При мысли об этом Лиам прервал поцелуй. Если Алек хочет вырваться, пусть. Они смотрели друг на друга, глаза Алека казались абсолютно черными, запах стал густым от возбуждения. Освободив его руки, Лиам скользнул ладонями по его груди вниз и сел.
Он положил руку на ширинку Алека и потер его сквозь джинсы. Алек попытался вжаться в его ладонь. Лиам медленно расстегнул пуговицу, потянул язычок молнии и стащил его трусы вместе с джинсами, высвободив его набухший, потемневший от притока крови член.
Лиам улыбнулся, затем опять поднял глаза на Алека, взгляд того снова стал каким-то стеклянным.
Все дело снова в доверии, Лиам почувствовал, как тело под ним едва заметно задрожало. Он взглянул на Алека и осторожно – его рука тоже дрожала от напряжения – прикоснулся к головке его члена.
- Мне остановиться? – спросил он нехотя, опасаясь, что в ответ тот скажет «да».
На мгновение Алек прикрыл глаза, и Лиам затаил дыхание.
- Нет. – Послышался ответ. Это прозвучало, в некотором роде, как разрешение.
Растерев смазку по головке, Лиам провел пальцем вверх-вниз, и Алек, отвернувшись в сторону, выдохнул:
- Боже.
Лиам сжал его в руке и стал ласкать медленными, настойчивыми движениями, Алек что-то замычал. Нагнув голову, Лиам втянул плоть Алека глубоко в рот, поглаживая большими пальцами складчатую кожу у основания его члена.
Он почувствовал, как стенки его горла сомкнулись вокруг члена Алека, который стал еще тверже, готовый излиться. Не желая, чтобы все закончилось слишком быстро, Лиам поднял голову и стал смотреть, как Алек извивается, пока он ласкает нежную кожу мошонки.
Он задел пальцем кольцо мышц, и Алек вздрогнул.
- Нет. – Его зрачки расширились, лицо раскраснелось.
- Что «нет»? - Лиам не стал убирать пальцы, и они ласкали чувствительную кожу у входа в тело Алека.
Алек снова на секунду закрыл глаза, дыхание его оставалось неровным.
- Никакого траха.
- Ладно. – Лиам помедлил. – Но ты ведь хочешь этого. – Лиам так и не убрал пальцы. Такая сдержанность приятно кружила голову, хотя давалась она ему нелегко. Он едва не кончил прямо в брюки. – Почему ты говоришь «нет», если хочешь этого?
Алек замотал головой.
- Я только потрогаю тебя и не стану входить.
- Хорошо, - выговорил Алек.
Лиам быстро расстегнул собственные брюки и сжал свой член в ладони. Другой рукой он продолжил ласкать Алека, слегка задевая большим пальцем. Алек приподнял бедра. Лиам снова наклонился и взял его в рот целиком, лаская себя и продолжая касаться пальцем напряженных мышц.
Лиам кончил первым. А потом Алек прижался ягодицами к его руке и излился прямо тому в рот.
Несмотря на сперму, залившую его грудь, и все еще твердый член во рту, Лиам едва мог двигаться. Ему не хотелось. Все его тело пело от единения с Алеком. Хотя Алек, похоже, чувствовал совсем не это и спустя несколько секунд отодвинулся от Лиама и поднялся с дивана.
Глаза Алека снова стали какими-то мутными. В них читалось недоверие. Словно он не совсем понимал, что только что произошло. Лиаму всегда нравилось просто лежать обнявшись, но, похоже, для него секс всегда будет заканчиваться одинаково – тем, что партнер начинает спрашивать, что же с ним не так, а Лиам не в силах что-либо объяснить.
Ты же сам хотел этого, мог бы сказать Лиам, но слова никогда никого в этом не убеждали, а другое объяснение он дать просто не мог.
Алек натянул джинсы.
- Я пойду домой.
Лиам вздрогнул.
- Нет. Давай я…
- Пожалуйста. Ты сделал достаточно.
- Я ведь остановился. Я послушал тебя.
Алек одернул рубашку дрожащими руками, Лиам снова почувствовал запах страха. И не только.
- Не приближайся, - предупредил Алек.
- Я просто отвезу тебя домой. Обещаю, что не буду к тебе прикасаться. – На какое-то мгновение в комнате повисла тишина, и Лиам застыл в ожидании. Ему не хотелось, чтобы Алек шел по темноте один.
- Хорошо, - неохотно уступил Алек.
Лиам облегченно выдохнул. За секунду до того, как они вышли из комнаты, Алек обернулся.
- К твоему сведению, так я сексом не занимаюсь. Я – актив.
- Ясно, - сказал Лиам, не желая спорить или спрашивать, о чем речь. Он готов был поклясться, что Алек хотел, чтобы его трахнули.
Поблагодарили: sibirjachka, SMarseleza1, AleksM, VESNA545, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:44 #6 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Три
[/b]

Дождь стучал по ветровому стеклу. Дворники отчаянно скользили по нему.
Прижавшись к дверце, Алек пытался сидеть как можно дальше от водительского места. Ему было плевать, что он выглядит настоящим параноиком. Плевать, что, после того, как его швырнули на диван, он все-таки дал Лиаму зеленый свет.
Ему хотелось поскорее убраться из этой машины, подальше от Лиама. Какой кошмар. Слава Богу, что его не тянуло поболтать, потому что Алек был не готов к вежливой беседе.
Он лишь один раз взглянул на Лиама во вспышке молнии и увидел побелевшие костяшки пальцев, сжимавших руль, и мрачное выражение лица.
Это выражение заставило Алека задуматься. Когда-то его считали довольно общительным парнем. Ребенком он был даже очень популярен. Но прошлый год не прошел зря. Алек поймал себя на том, что потирает шрам, и опустил руку. Этот шрам будто диктует ему, как жить.
Лиам бросил на него короткий взгляд, словно собираясь что-то сказать.
Чтобы не дать ему такой возможности, Алек как можно спокойнее сказал всего три слова:
- Следующий поворот направо.
- Конечно.
За поворотом Алек сказал:
- Останови перед фонарем.
Лиам кивнул и медленно остановил машину.
- Алек, - осторожно начал он, обеими руками стискивая руль, и часть Алека захотела остаться и выслушать его.
Вместо этого он открыл дверцу, вышел под дождь и захлопнул ее, не говоря ни слова.
Он просто не мог больше смотреть на Лиама. С ним и раньше подобное случалось, и, тогда все тоже произошло против его воли, хотя тем людям нужен был кусок его плоти, а не его задница, но такое сходство до чертиков пугало Алека.
Или, можно сказать, пугало после секса. Да что же с ним не так? Как можно было поддаться прикосновениям Лиама? Алек никак не мог этого понять, да и неважно. Алек взбежал по ступенькам. Как только он захлопнул дверь, дрожь почти прекратилась. Волки – если они вообще существовали – не знали, что он здесь. Знал только Лиам, и хотя он, скажем так, несколько неловок в том, что касается соблазнения – хотя нет, скорее, абсолютно бездарен - он все же не накачивал людей снотворным и не кусался.
Он скрутил Алека, просто чтобы поцеловать и обнюхать шею.
Прерывисто вздохнув, Алек упал в кресло. Может, пора двигаться дальше?
Оставить прошлый год позади. Если бы не шрам, он давно бы решил, что у него нервный срыв или что-то вроде того.
После всего случившегося он потерял работу, потому что без предупреждения пропустил две смены.
Когда Шэрон помогла ему устроиться в библиотеку, Алек был так признателен, что еще долго рассыпался в благодарностях.
Кроме кошмаров, в которых мужчина с холодными голубыми глазами говорил Алеку, что на нем стоит их метка и они могут делать с ним, что пожелают, в жизни Алека не было никаких следов оборотней. Никаких следов кроме шрама.
Конечно, если подумать, на Билле тоже была метка, а теперь он исчез, и власти считают его погибшим. А ведь в прошлом году Алек не поверил странной истории Билла о волках и наркотиках, тогда он решил, что Билл немного с приветом, но все равно симпатичный. Теперь его не оставляло чувство вины, хотя даже если бы Алек знал правду, что он мог изменить?
Вспыхнула молния, Алек вздрогнул. Но лучше гроза, чем полнолуние и ужас, приходивший вместе с ним.

На следующий день Вероника заглянула в гости, и Лиам тут же понял причину. Ей пришлось почти два часа ждать подходящего момента, прежде она смогла поговорить с Лиамом с глазу на глаз.
Айра наконец устроился в гостиной с книгой, и золотистые глаза Вероники тут же обратились к Лиаму. Он ответил ей сердитым взглядом.
- Так как все прошло вчера? – спросила она.
- Айра и Алек хорошо провели время.
- Отлично. – Взгляд ее заострился от его тона. – Но?
Лиам поднялся с кресла и стал мерить шагами комнату. Ему не хотелось говорить, нет. Но иногда Вероника давала стоящие советы, а Лиам, несмотря на ужасный секс прошлой ночью, не хотел сдаваться.
- Лиам, - сказала она тихо. – Ты что, пытался приставать к Алеку?
Он не сдержал смешок.
- Думаю, можно сказать и так.
Она прищурилась, насторожившись.
- Что случилось?
- Ну, я повалил его на спину, и он решил, что я собираюсь его изнасиловать.
Вероника ждала продолжения.
- Я не шучу.
- О Боже. – Она уронила голову на руки.
- Знаю. Знаю.
Потерев ладонями лицо, она посмотрела на него.
- Ради Бога, Лиам, с нормальными людьми нужно действовать мед-лен-но, иначе они пугаются. Я тебе об этом уже говорила.
Он просто хмуро глядел на нее.
- Надеюсь, ты убедил Алека, что ты – не насильник.
- Думаю, да.
- Ты думаешь да? – Она встревоженно вскочила на ноги. – Лиам! Вы занимались сексом?
Он вздрогнул, в ее голосе прозвучал почти ужас.
– Он хотел этого. Я чувствовал запах его желания. И он не боялся.
Она продолжала смотреть на него, не убежденная его доводами.
- Надеюсь, сам Алек знает, что он этого хотел.
- Он сказал «хорошо». И я отвез его домой. Это ведь хорошо, да? – Отчаянная попытка найти в их встрече хоть что-то, что нельзя было бы назвать катастрофой.
- Может быть, - согласилась она, немного расслабившись. – В машину ты его тоже забросил?
Лиам сердито уставился на нее.
– Очень смешно. – Он сделал несколько шагов, остановился, провел рукой по волосам. – Хотя выбора у него не было. Я о дороге домой. – Поспешно добавил Лиам. – На улице шел ливень, и ехать на автобусе было бы совсем неудобно. Он забился в угол пассажирского сиденья, подальше от меня.
Что-то, похожее на стон, вырвалось у Вероники.
- Вы разговаривали, пока ты вез его домой?
Разговаривали. Ха.
- Нет.
- Ты должен был хоть что-то сказать.
Лиам в отчаянии поднял руки.
- Я никогда не знаю, что сказать. Я все время несу какую-нибудь чушь. Он злился на меня, но не боялся. Я могу почуять разницу. – Он замолчал, потому что это было не совсем правдой. Алек явно был расстроен. – Не думаю, что он меня ненавидит.
- О, это определенно вселяет надежду. – Веронику это не впечатлило, и правильно.
Он опустился в кресло.
- Я все-таки сделал это, да? Полностью уничтожил дружбу Айры с Алеком?
- Не могу сказать наверняка. Меня ведь там не было. – Она снова посмотрела на него, прищурив глаза. А прищуривалась Вероника, только когда думала, что дела его совсем плохи. – Вы целовались?
Лиам неохотно кивнул.
- А Алек ответил на поцелуй?
- Да.
Она облегченно выдохнула.
- Тогда, может быть, еще не все потеряно. А…?
- Хватит вопросов, ладно? – Лиам подумал, что едва ли сможет обсуждать с Вероникой сексуальные позиции, даже если ее советы оказались бы очень полезными. – Я облажался. Но, возможно, все еще можно исправить.
- Значит, ты собираешься пригласить его на свидание? – спросила она с надеждой. – Я могу посидеть с Айрой.
Он уставился на свои руки.
- Лиам.
- Не думаю. У него есть мой номер. Я не могу, после того, как… - Он развел руками. – Я не могу продолжать преследовать его. Он сбежит. – Лиам поднял глаза на Веронику, у него заныло в груди.
- Я не хочу пугать его, Вероника. Боюсь, что кто-то уже и так это сделал.
- Дэвид простил мне наше неудачное знакомство, - тихо сказала она.
Лиаму совсем не хотелось слушать о Веронике и Дэвиде.
- Хотя я потащила его за собой на пол, а не повалила на спину.
- Вероника.
- Ну хорошо. – Она глубоко вздохнула, а, значит, ей было что еще сказать.
- Довольно. Лимит моего терпения исчерпан. Я больше не могу это обсуждать. Придется уйти, если ты продолжишь этот разговор.
- Вообще-то, все еще хуже. У меня к тебе еще один разговор. – Тон ее подсказывал, что разговор еще серьезнее предыдущего. – Насчет четверки.
Он откинул голову и закрыл глаза. Упоминание о четверке всегда выбивало его из колеи, и тому было немало причин. Но четверка была далеко. Он хотел, чтобы они оставались так же далеко, и желательно прикончили бы друг друга.
- Валяй.
- Мне звонил дядя. Он выслеживает их. Они снова двигаются на восток.
Открыв глаза, Лиам уставился в белый потолок.
- Объясни-ка мне еще разок. Почему бы твоему дяде не вытащить свой пистолет, выданный ФБР, и просто не перестрелять их?
Вероника подождала, пока Лиам повернется к ней.
- Трей больше не работает с ФБР.
- Ладно, тогда пусть достанет свой украденный у ФБР пистолет. Этот тоже сойдет.
- Лиам, не будь идиотом.
- Четверка должна умереть.
- Мы это понимаем. В прошлом году Трей застрелил двоих, если не забыл, так что, по сути, нам нужно называть их дуэтом, но это уже звучит не так. В любом случае, они прячутся, и ему нужно действовать очень осторожно. Трей силен, но даже он не сможет победить и Габриэля, и Люка.
- Но он думает иначе.
- Прибереги свою ненависть для четверки, а не для Трея.
Лиам потер лицо.
- Я не ненавижу Трея. Просто он до чертиков меня раздражает.
- Ох уж эти Альфы. – Она закатила глаза.
- Ничего про них не знаю. Я никогда не жил в стае.
- Я тоже, и пусть так будет и дальше.
- Да, четверка создает им не лучшую репутацию, не так ли?
Она послала ему слабую улыбку.
- Вам с Айрой нужно быть очень осторожными. Они могут перемещаться быстро.
- О, обещаю, они получат моего брата только через мой труп.
- Можно подумать, ты меня успокоил.
- Мы будем осторожны. И ты тоже, Вероника.
Она кивнула.
- Если они окажутся поблизости, дядя даст нам знать.
Пусть он и заносчивый ублюдок, но все же Трей Уолтерс был одним из хороших парней.
- Не делай такое страдальческое лицо. Айра любит Трея.
- Что есть - то есть, - согласился Лиам.
После времени, проведенного с четверкой Габриэля, Айра не слишком-то любил волков. Да и людей, в общем-то, тоже, за исключением Алека.
Алек – как же придумать способ увидеться с ним снова? Лиам вздохнул, и Вероника вопросительно поглядела на него.
- Я сейчас думаю не о четверке.
- А об Алеке. – Она улыбнулась, и Лиам решил, что ей нравится, что он так кем-то увлекся.
По правде говоря, Лиаму хотелось поговорить об Алеке, но только не о сексе.
- Знаешь, я никак не могу понять, что Айра увидел в нем. Он милый, очень милый и такой безобидный. Но в школе с Айрой пытались подружиться и другие милые люди.
- Может, у Алека есть некий шарм?
Лиам фыркнул.

Почти каждую ночь Лиам укладывал Айру спать. И ему очень нравился это ежевечерний ритуал, нравилось подтыкать Айре одеяла и желать сладких снов. Но сегодня Айра никак не хотел успокаиваться.
- Мы видели Веронику два раза за эту неделю, и Алека тоже два раза, - заметил Айра.
- Ага. Мы – настоящие светские львы, да? – Лиам попытался шуткой прикрыть чувство вины. Было бы лучше, если бы он держал себя в руках. Но с двенадцати и до восемнадцати лет Лиам был волком, и в его умении общаться с людьми было слишком много пробелов. Поэтому он и зарабатывал на жизнь, торгуя изделиями из дерева, ему было легче выезжать на качестве товаров, чем не на коммуникативных навыках.
Хотя желание быть хорошим братом все-таки хоть что-то да значит. Он наклонился к Айре, чтобы обнять его, руки мальчика обвили его шею и крепко стиснули.
- Я люблю тебя больше всех на свете, - заявил Айра.
- А я тебя.
Айра выглядел довольным. Достаточно довольным, чтобы сказать:
- И мистера Алека я тоже очень люблю.
Пытаясь не показать свое раскаяние, Лиам кивнул. Он не знал, как объяснить все Айре. Он не мог.
- Когда мы снова пойдем к нему в библиотеку?
- Ну, - беззаботно сказал Лиам. – Я подумал, что Кейси отвезет тебя туда на следующих выходных.
Айра моргнул и замер.
- А почему не ты?
Лиам сглотнул.
- Алеку ведь ты нравишься, Айра, очень нравишься.
- Ты тоже ему нравишься. Я же вижу!
Лиам внутренне вздрогнул.
- Может быть, но не так сильно.
- Но…
- Айра, тебе лучше поехать к Алеку без меня. Поверь мне.
Глаза Айры стали большими и серьезными.
- Прости, если это тебя расстраивает.
- Но ведь это тебе нужно увидеть Алека, тебе, а не Кейси.
Лиам нахмурился.
- Ты сможешь приглядеть за ним.
- Приглядеть? – настороженно повторил Лиам.
Айра умоляюще посмотрел на него, в глазах его светилась что-то похожее на… страх.
Лиам чего-то не понимал. Он думал, что Айра расстроится, но не испугается.
- Теперь я вспомнил мистера Алека, - прошептал Айра.
Лиам вздрогнул. Дурное предчувствие охватило его, пробежавшись мурашками по спине. Он сел на кровать рядом с Айрой и обнял брата. Айра приник к нему.
- Что ты вспомнил? - Выдохнул Лиам в темные, кучерявые волосы мальчика, мать которого отдала своих сыновей убийцам на воспитание.
- Что уже встречал мистера Алека раньше.
- В прошлом году в библиотеке, - подсказал Лиам.
- Нет, еще раньше. – Айру было едва слышно, и Лиаму пришлось сосредоточиться. Айра редко говорил о четверке, а когда говорил, его голос всегда был таким - тихим, почти шепотом – он с трудом выдавливал из себя слова.
Лиам подождал, потом поцеловал мальчика в макушку. Айра поднял голову.
- Однажды ночью они поймали его, Лиам, и поставили на нем метку. Они заставили меня подойти и лизнуть его, пока он спал. Чтобы я его запомнил. В тот день в библиотеке я вспомнил запах мистера Алека. Но сейчас от него пахнет лучше. Тогда с ним что-то было не так.
Наркотики. Четверка опаивала своих жертв. Лиам на секунду прикрыл глаза. Он не стал спрашивать Айру: -«Ты уверен?» – потому что все - хотя не так уж и много - что Айра рассказывал ему о четверке до этого, всегда было правдой.
- Когда ты об этом вспомнил, Айра?
Ресницы опустились, словно он боялся, что что-то сделал не так.
- Довольно давно.
- Несколько дней назад?
Айра покачал головой.
- Больше. В прошлое полнолуние, да, точно. – Если Айра превращался в волка, значит время он запомнил точно.
- Почему ты мне не сказал?
Айра должен был рассказывать Лиаму обо всех воспоминаниях. Они так договорились. Хотя Айре и не нравилось об этом разговаривать. Лиам был для брата почти личным психологом, хотя гораздо полезнее любого психолога, когда дело касалось «этих странных историй об оборотнях».
- Прости, Лиам.
- Не надо извиняться. Просто объясни, почему ты мне об этом не рассказал. – Лиам старался, чтобы в его голосе не прозвучало осуждение. Он не выносил, когда Айра весь словно съеживался.
- Я думал, что, если Алек будет жить с нами, он сам тебе все расскажет, и тогда мы сможем защитить его от метки.
- Это был твой план? – Лиам поднял бровь, когда Айра, кусая губы, посмотрел на него. – Почему ты думаешь, что Алек будет жить с нами?
- Потому что он нравится нам обоим, - просто ответил Айра.
Откинувшись на спинку кровати, Лиам вздохнул в волосы Айры. И не сдержавшись, все-таки спросил:
- Ты уверен, что на Алеке метка, Айра? – Лиаму очень хотелось бы, чтобы это было не так. – Четверка не была здесь почти год с тех пор, как я нашел тебя.
- Я помню, что, когда он спал, у него шла кровь. Его рубашка была вся красная. – Глухо произнес Айра, и Лиам прижал его еще крепче. – Это было за несколько дней до того, как ты меня вытащил.
Айре понадобилось немало времени, чтобы заснуть после всех этих откровений, и Лиам оставался с ним, пел любимые песни Айры, начиная с «Country Roads» и заканчивая “Who Let the Dogs Out”.
Охрипнув, Лиам с тяжелым сердцем спустился вниз. Ему не хотелось, чтобы Айра видел, как на кого-то ставят метку. Он прекрасно понимал, как это ужасно. Ему хотелось, чтобы Алек ничего не знал о четверке.
Удивительно, что Алек до сих пор жив. Наверное, прикончив двоих членов четверки в прошлом году, Трей расстроил их план охоты на меченых.
Лиам взял трубку и набрал номер. Ответил Дэвид, судя по всему, он был очень недоволен. Он считал, что Лиам слишком много взваливает на плечи Вероники. Лиам старался делать это как можно реже – он знал, что Вероника охотно возьмет на себя все, что его мучает, если только он того пожелает - но последние несколько недель оказались чересчур насыщенными.
Вероника, как всегда, была рада его слышать.
- Привет, Лиам. – От одной только мысли, что ему есть, с кем поделиться тревогами, что он не одинок, как много лет до этого, Лиам воспрянул духом.
- Айра кое-что вспомнил.
- Хорошо. – В голосе Вероники послышалось напряжение, она готовилась услышать плохие новости.
Произносить это имя было больно, но Лиам все-таки выговорил его.
- Алек. Он вспомнил, что Алек был в руках четверки.
- Что?
- Айра говорит, что на Алека поставили метку.
Она не ответила.
- Лиам, тогда Алек был бы мертв. Они ведь выслеживают меченых или даже хуже. Почему его до сих пор не поймали?
Лиам чувствовал, как кровь стучит в висках, чувствовал страх за Алека, страх за Айру страх жизни, частью которой он чуть не стал с легкой руки их матери.
- Все, что говорил мне Айра до этого, и я понимаю, это немного, но все это было правдой, Вероника.
- Я не утверждаю, что Айра лжет. Но он мог что-нибудь перепутать. Он был так расстроен и напуган, когда мы вытащили его.
- Знаю, но все же.
- Ладно, ладно. – Он услышал, как она вздохнула. – Тебе придется выяснить, правда ли это.
- О, просто здорово. Алек не хочет, чтобы я к нему прикасался, а мне нужно попросить его снять рубашку? Он скажет «А не пошел бы ты в задницу», и вовсе не в том смысле, в котором хотелось бы.
- Тебе придется, Лиам. – Снова пауза. – Думаешь, ты сможешь его соблазнить? Тебе ведь хочется этого?
Лиам хмыкнул.
- Да Алек возненавидит меня, пока я буду проверять, правда ли то, о чем рассказал Айра.
Он чувствовал растерянность. Алек был слишком хорошим для Лиама, который когда-то жил вместе с четверкой. И дело не только в этом – просто в то время Лиам был гораздо старше Айры.
- Если на Алеке метка, и он до сих пор жив, то он либо удачлив, либо умен, либо и то, и другое. Они не любят терять добычу.
- Должно быть, в прошлом году мы помешали им добить его, когда спасли Айру и застрелили двоих. Я попытаюсь завтра узнать подробнее.
- Как Айра?
- Немного не в себе. Но сейчас спит.
- Бедный мальчик. Но с ним все будет в порядке. Он сильный.
- Да. Ты права, - согласился Лиам просто потому, что это было целью всей его жизни – следить за тем, чтобы с его братом все было в порядке.
А вот насчет Алека Лиам не был так уверен.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:45 #7 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Четыре
[/b]


Лиам устроился на бордюре у дома Алека. Это место показалось ему самым безобидным. Он не хотел доставать его на работе и не хотел торчать у его двери на третьем этаже. Алеку наверняка и этот бордюр покажется вмешательством в личную жизнь.
Лиам вздохнул. По вторникам библиотека закрывалась в пять. Сегодня к Алеку должны были заехать Айра и Кейси, поэтому Лиам решил подождать здесь. Конечно, Алек может вернуться и через несколько часов. Но это ничего, Лиам умел быть терпеливым, и промозглый холод его не беспокоил. В конце концов, у него волчий метаболизм. Прошло полтора часа.
Когда солнце уже садилось, он краем глаза заметил Алека, но не стал поворачиваться. Он продолжал расслабленно сидеть, опустив руки и ровно дыша. Пусть Алек сам решит, подходить к нему или нет, хотя, если он не подойдет, Лиаму придется придумывать новую стратегию. Он заранее с ужасом представлял, как будет подстраивать какую-нибудь случайную встречу. Учитывая опыт с четверкой, Алеку совсем не понравится, что его преследуют, и неважно, какие цели преследует Лиам.
Алек остановился и - казалось прошла целая вечность – направился к нему. Правда, здороваться он не стал.
Подняв глаза, Лиам попытался улыбнуться.
- Эхм, привет, Алек.
- Что ты здесь делаешь? – Алек бросил на него пустой, равнодушный взгляд, Лиам подумал, что дело, похоже, не только в том, что Алек совсем не рад его видеть. Он выглядел абсолютно разбитым.
Лиам встал и оттряхнул руки. Алек сделал шаг назад, словно почувствовал, что Лиаму хотелось поцеловать его. У Алека был идеальный рот, уголки губ приподнимались, если он был доволен, и опускались, если – нет. Как сейчас. И все равно его рот оставался чертовски сексуальным.
Алек явно начинал злиться от такого пристального рассматривания.
Не пытайся показать, кто здесь главный. Лиам отвел глаза.
- Хочешь кофе?
- Нет.
Лиам почесал затылок.
- Все в порядке?
- Почему бы нет?
Потому что на тебе метка.
– Айра беспокоился о тебе. – Да, верно, глупость сморозил.
Алек нахмурился и промолчал. Очевидно, он считал, что поддерживать беседу – не его забота.
Лиам не знал, как к нему подступиться. Эта встреча проходила гораздо лучше, когда он проигрывал ее в уме: Алек - хоть и несколько настороженный – был рад тому, что у него появилась компания.
- Послушай, может, перестанешь меня гипнотизировать? – спросил Алек.
Сложив руки на груди, Лиам слегка отвернулся. Ему чертовски хотелось сбежать прежде, чем он выдаст, как ему на самом деле неловко. Еще и оттого, что в глазах Алека ему очень хотелось выглядеть человеком опытным.
- Лиам, - уже мягче сказал Алек. – Думаю, нам лучше больше не встречаться, хорошо?
- Но. – Лиам все-таки заставил себя сказать это. Он не знал, как еще достучаться до Алека. – Ты мне очень нравишься.
- Прости. – Отказ ранил бы сильнее, если бы Лиам вдруг не почуял его панику.
- Алек, - поспешно сказал он, потому что Алек уже разворачивался, чтобы уйти.
Тот напряженно застыл и обернулся.
- Я бы никогда не причинил тебе вреда.
Алек поднял руку.
- Какая разница? Просто хватит, договорились? И оставь меня в покое.
- Ты с кем-то встречаешься?
Алек замер.
Лиам сам ответил на собственный вопрос:
- Ни с кем. Ты прячешься здесь в одиночестве.
Тяжело дыша, Алек стоял на месте.
Не прикасайся к нему. Только не прикасайся.
- Почему?
Алек невольно прижал правую руку к левой стороне груди, и у Лиама внутри все болезненно сжалось.
- Послушай, у меня был ужасный день и… - плечи Алека опустились. Он покачал головой. – А, какого черта. Это ведь не имеет значения, да? Ничто не имеет. Пойдем.
Это имело значение, и, хотя в приглашении не прозвучало особого энтузиазма, Лиам его принял.

Подымаясь по ступенькам, Алек думал, что стать хуже этот день просто не может, хотя Лиам всегда мог доказать обратное.
Его работа, Алек потеряет работу. А ведь она – единственное, что у него было. Единственное. Книги и дети. Они помогали ему чувствовать себя нужным. Без них его жизнь станет абсолютно пустой.
Шэрон. Алек закатил глаза. Она всегда с таким энтузиазмом относилась к его так называемому «образу жизни» - хотя не то чтобы у него был какой-то там образ последнее время – ему чертовски действовало на нервы, когда она почти во всех разговорах упоминала о том, что он – гей, но он привык к этому. Потому что она не хотела ничего плохого и потому что именно она устроила его на эту работу.
Но сегодня Шэрон расшумелась. Их босс услышал слово «бой-френд» и потребовал объяснений. Конечно, по закону он не мог уволить Алека за сексуальную ориентацию, и, возможно, Алек просто слишком остро на все реагирует, но, черт побери, он не мог позволить себе потерять эту работу. Это все равно что признаться, что он ни на что не годен. Хотя так и есть. У него даже диплома колледжа нет. Шэрон помогла ему заполнить бланк заявки. И не нужно быть гением, чтобы доказать, что Алек был принят на работу по поддельным документам.
А теперь еще Лиам объявился, от его присутствия у Алека по коже мурашки бегали. Он полез за ключами в карман. Лиам стоял рядом и следил за ним. Такой грациозный, сексуальный… и абсолютно ненормальный. Настоящий маньяк. Да, за последние два года его вкусы стали гораздо непритязательнее. А он-то думал, что хуже чокнутого старины Билла быть не может.
Алек вошел в квартиру, бросил ключи и бумажник на стол и направился к холодильнику за пивом. Он открыл одну бутылку для Лиама, молча протянул ему и уселся на стул.
Он не станет начинать разговор, черт возьми, хотя Лиам явно не может подыскать слова. Какая-то часть Алека хотела помочь ему, но у него не было сил на неловкую болтовню. Не было сил даже смотреть на Лиама. От этих золотистых глаз и красивого лица у него подгибались колени.
Лиам прерывисто вздохнул как будто от отчаяния. Когда Алек поднял на него глаза, Лиам сделал то же самое. Золотой мальчик казался растерянным. Что, правда, не объясняло, что он тут делает, хотя Алеку несколько полегчало.
- Ты сегодня тоже собираешься на меня напрыгнуть? – спросил Алек.
Лиам поморщился.
- Нет, прости за ту ночь.
Алек хлебнул пива, сделав вид, что не услышал извинения.
- Тогда зачем ты здесь?
Избегая его взгляда, Лиам пробормотал:
- У меня к тебе просьба.
- Слушаю.
Снова этот вздох. От него Алеку хотелось успокоить Лиама. Если бы он или Лиам были хоть немного нормальными, то они могли бы попробовать. Но не так, не так.
Лиам наклонил голову.
- Ну? – раздраженно спросил Алек.
- Ты не снимешь рубашку? – спросил Лиам, и его передернуло.
- Нет. – Едва сдерживаясь, Алек поставил бутылку на стол и встал. – Вот твой ответ. А теперь убирайся.
- Черт. – Лиам снова отвел глаза. От его отчаяния Алеку стало не по себе. Он пригласил Лиама, потому что в тот момент ему было на все наплевать. Но апатия никогда не длилась слишком долго, и он пришел в себя настолько, что поведение Лиама просто ставило его в тупик.
- Я хочу, чтобы ты ушел.
- Послушай. – Лиам напряженно внимательно посмотрел на Алека. – Обещаю тотчас же уйти отсюда. Только сними рубашку.
- Нет. – Это какой-то идиотизм. Идиотское завершение такого же идиотского дня. Самый красивый парень, которого Алек когда-либо встречал, попросил его снять рубашку, и это его взбесило. Алеку захотелось его ударить.
Взглядом словно прося прощения, Лиам отставил нетронутое пиво.
- О нет. – Алек отпрянул, но Лиам последовал за ним.
- Это все, что мне нужно. Все.
- Я не хочу, - бросил Алек сквозь зубы. Он не знал, что Лиам ожидает увидеть. Грудь у него была неплохая, но теперь ее пересекал шрам. От одной мысли о нем Алеку стало плохо.
Лиам протянул к нему руку, и Алек отпрыгнул назад, налетев на стену.
- Чшш, - успокоил его Лиам, и Алек задумался, что делать: дать отпор или… дать отпор. Сердце его ухнуло вниз, но не только от страха, ну, разве не шизофрения? Ему что, нравится, когда Лиам ему угрожает? Да что, черт побери, с ним творится?
- Все хорошо. Хорошо. – Лиам коснулся его шеи.
Алек зло уставился на него, в ярости оттого, что его тело и разум не желают сотрудничать. То, что ему приказали снять рубашку, и то, что он не стал сопротивляться – все это было неправильно.
Медленно расстегивая на нем рубашку, Лиам не смотрел ему в глаза, выражение его лица было мрачным, а не исполненным желания, как в прошлый раз. Алек попытался дернуться в сторону, но Лиам, схватив его за плечо и талию, притиснул к стене.
- Подожди. – Прошептал Лиам. – Пожалуйста. – Алек замер, и он принялся за оставшиеся пуговицы.
- Какого черта ты делаешь, Лиам? – прошипел Алек. На его шее трепетала жилка. Страх, оттого что скоро Лиам увидит укус. Пусть он и не знает, откуда этот шрам, но Алеку-то это известно.
Лиам опустил глаза, собираясь с духом. Алек не знал, чего он ждет, потому что все пуговицы были расстегнуты. Сделав глубокий вдох, он распахнул на Алеке рубашку, открыв изуродованную, разорванную плоть – зажившую, но все равно ярко-красную. Или так казалось Алеку. Иногда он думал, что шрам живой и словно отравляет его. Лиам смотрел на него, точно пытаясь запомнить страшный узор.
- Собака укусила, - пояснил Алек, желая избавиться от странного действия метки.
На какое-то короткое мгновение Лиам прижался лбом ко лбу Алека, и тот увидел бледное, словно обескровленное лицо. Затем Лиам запахнул полы его рубашки и сделал шаг назад.
Странно, все шло совсем не так, как он ожидал.
- Доволен? – спросил Алек с наигранной храбростью. Больше у него ни на что не было сил.
Сегодня он забыл поесть. Непонятно, как он еще держится.
Лиам встретился с ним взглядом – выглядел он совсем убитым.
- Прости.
- «Прости?» – Алек сделал шаг к Лиаму. – За что ты, черт возьми, извиняешься?
Лиам молча развел руками. Прижав ладони к груди Лиама, Алек со всей силы толкнул его, споткнувшись, Лиам отлетел назад.
И нахмурился.
- Алек?
- Да что с тобой не так? – Алек снова толкнул его, но на этот раз Лиам схватил Алека за плечи, удерживая на месте.
Алек попытался вырваться.
- Отпусти.
К его изумлению, Лиам покорно подчинился.
- Ты… сводишь меня с ума, черт бы тебя побрал. – Алек не понимал, что происходит, и он не знал, от страха это или из-за поступков Лиама.
Лиам попытался коснуться ладонью его щеки, и Алек ударил кулаком по его запястью. Лиам даже не вздрогнул.
- Успокойся, - сказал он.
- Снимай брюки.
- Что?
- Ты ведь за этим сюда пришел, разве нет? Потрахаться.
- Алек…
- Но это я буду тебя трахать.
- Нет…
- Нет? И что это твое «нет» означает?
Лиам выглядел абсолютно растерянным.
- Нет, ты – актив? Нет, ты любишь сам все контролировать? Нет, ты можешь выбить из меня все дерьмо, если захочешь? Это ты уже однажды доказал.
- Алек, перестань. Я не… - Но Лиам замолчал, потому что Алек схватил его за пояс брюк и дернул на себя. Алек ждал, что тот начнет сопротивляться, но Лиам стоял абсолютно неподвижно, пока Алек расстегивал пуговицу и молнию. Когда Алек стал стаскивать с него брюки, он даже слегка помог ему. Теплые ладони погладили его шею и плечи.
Алек оттолкнул его руки, и Лиам в замешательстве посмотрел на него, не понимая, чего он добивается.
- Просто трах, Лиам, да? И все? А потом ты уходишь и больше не возвращаешься. Повернись.
Лиам медленно покачал головой, пока Алек снимал джинсы. Его член истекал смазкой.
Лиам заметил это, и Алек подумал, что заинтересованность золотого мальчика ему по душе.
Лиам протянул к нему руку, но Алек перехватил его запястье. Сегодня он не желал подчиняться.
Он был слишком напряжен, и ему чертовски хотелось, чтобы хотя бы сегодня все зависело только от него.
- Я хочу, чтобы ты встал на четвереньки, - сказал Алек.
Растерявшись, Лиам облизнул губы, и Алек снова толкнул его, когда он не ожидал. Лиам отлетел в сторону, и Алек, сделав подсечку, повалил его на пол.
Ну, конечно же, Лиам успел сгруппироваться. Он был слишком ловок, чтобы упасть и ушибиться.
- Алек, твою мать. – Судя по голосу, Лиам по-настоящему разозлился.
Алек упал на него сверху, стискивая руки и прижимая его к полу. Лиам схватил его за плечи - они сцепились. Сейчас Алеку было плевать, что Лиам сильнее, зато он был злее, поэтому прижал Лиама к полу, и тот замер, в испуге смотря на Алека. Но, прежде чем Алек успел воспользоваться своим преимуществом, Лиам извернулся, и Алек оказался на боку.
- Черт, - выругался он, когда Лиам всей тяжестью навалился на него, и он оказался на спине. Теперь Алек сопротивлялся сильнее - так же, как в тот ужасный день, год назад, когда его схватили и стали вливать в рот какую-то дрянь. С чего он решил вспомнить об этом сейчас, с Лиамом, он не понимал. Волкам не нужен был секс. Бог знает, что им было нужно. Алек до сих пор не до конца разобрался в том кошмаре, несмотря на то, что его мысли постоянно возвращались к тому, что случилось. Лиам оказался таким же сильным, но, в отличие от волков, он старался не сделать Алеку больно.
Здесь только Лиам, никаких волков. Алек пытался подавить панику. Он перестал вырываться. Лиам тоже застыл. К своему ужасу, Алек понял, что в истерике хватает ртом воздух, в то время как Лиам пытается успокоить его голосом и телом. Словно чтобы еще сильнее напомнить Алеку о той ночи – хотя едва ли Лиам мог об этом знать – он опустил золотистоволосую голову и поцеловал уродливый шрам, затем лизнул его. Алек вздрогнул.
Лиам поднял голову.
- Ты всегда так сексом занимаешься?
- Только с тобой. – Алек с трудом выдавливал из себя слова.
- Но все не должно быть так. – Читая желание в лице Лиама, Алек содрогнулся.
- Не знаю, что со мной. – Слова вырвались у Алека прежде, чем он успел себя остановить. Алек отвернулся – он не мог больше выносить взгляд Лиама, золотистый и потемневший от желания.
Лиам опустил голову и ткнулся носом ему в шею.
- Да, тебе в самом деле, нравится моя шея, - прошептал Алек. – Знаешь? Что с тобой не так, я тоже не понимаю.
Лиам коснулся ртом губ Алека, словно проверяя его. Он слегка прихватил зубами нижнюю губу.
- Ну и хорошо. – Лиам отодвинулся, больше не удерживая Алека, и Алек – с ним сегодня явно творилось что-то не то – оттолкнул Лиама еще раз, снова собираясь драться. Лиам перекатился на спину, Алек оказался сверху, и Лиам обнял его. Его твердый член прижался к животу Лиама.
- Отпусти, или я тебе нос сломаю, - пригрозил Алек.
- Ты не станешь делать мне больно. – Лиам поднял голову, чтобы поцеловать его, но Алек отпрянул. Лиам идиот. Или нет, потому что Алек вдруг понял, что не может заставить себя ударить его лбом в лицо. Алек просто застыл, сидя на нем, а Лиам продолжал обнимать его. Едва ли Лиаму потребуется много времени, чтобы извернуться, высвободить член и прижаться им к заднице Алека. Но от этой мысли он лишь стал еще тверже.
Лиам вдруг снова перекатился, прижав Алека к полу, и, прежде чем тот успел возразить, язык Лиама скользнул по его губам, требуя ответа. Алек заставил себя не отвечать. Лиам отступил, хоть и не до конца, губами и языком продолжая уговаривать Алека ответить. Нежный, настойчивый, твердый, Лиам пытался заниматься с ним любовью. Он перестал прижимать его к полу и обхватил лицо Алека ладонями, пока они целовались.
Что-то внутри Алека словно сломалось. Он застонал и открыл рот, впуская Лиама еще глубже.
Все мысли о прошлом вылетели из его головы. Одна рука ласкала его шею, вторая – скользила по боку, пока Лиам спускался ниже. Алек задрожал, и ему вдруг стало все равно, сверху он или снизу, пока Лиам продолжает прикасаться к нему и целовать, заставляя забыть обо всем. Он подумал, заметил ли Лиам отчаяние в его отклике.
В этот момент Лиам попытался встать, но Алек не отпустил его, ловя губы поцелуем, сжимая затылок рукой. Когда Лиам наконец прервал поцелуй, Алек снова жадно потянулся к нему, но тот заставил его сесть. Вцепившись в Лиама обеими руками, Алек прижался ртом к его шее и укусил.
Лиам охнул, Алек зализал укус.
- Я хочу тебя, - шепотом произнес Лиам, прижимаясь к Алеку, чтобы показать ему насколько. – У меня в руке презерватив и смазка.
- Тогда трахни меня.
Да, Лиам пришел сюда не без надежды. Он занялся тюбиком, а Алек тем временем опустился ниже и сквозь футболку Лиама царапнул зубами сосок. Лиам, который явно собирался снова быть главным, подтянул Алека повыше.
Член Лиама коснулся колечка мышц, и Алек застыл. Это должно быть больно, потому что сегодня он просто не мог расслабиться.
- Хорошо, все хорошо. – Теплые ладони Лиама крепко держали Алека. Но он не стал сразу врываться в него, хотя Алек чувствовал его легкую дрожь, пока Лиам сдерживался, прижимаясь членом ко входу в тело Алека - он ждал, пока тот позволит ему войти.
Алек не стал просить Лиама подождать. Часть его хотела, чтобы Лиам сделал ему больно. С ним такого никогда раньше не происходило, но Лиам словно подчинил его прикосновениями рук и ног к чувствительной коже. Он попытался расслабиться. Ему очень этого хотелось. Алек не желал говорить «я же сказал, я - актив», хотя пока Лиам все равно ничего не предпринимал.
Он терпеливо шептал на ухо Алеку утешающие слова. У Алека сдавило грудь – от желания и чего-то еще – не страха - но он боролся с собой, чтобы не выдать эмоций. Алек стал хватать ртом воздух. Лиам обнял его за шею и прижался лбом к его лбу. Он почувствовал, что на лбу золотого мальчика выступил пот, и это почему-то успокаивало. Его мышцы откликнулись на давление, медленно расслабляясь.
Лиам провел пальцем по позвоночнику Алека до углубления между ягодиц, скользнул ниже, касаясь входа. Глаза Алека закатились, мышцы полностью расслабились, и Лиам скользнул внутрь.
- О Боже, - выдохнул Алек. Его ноги словно таяли, и Лиам поддерживал его, прижимаясь лицом к его шее, словно не хотел отпускать - жаркое дыхание щекотало кожу.
Лиам оставался неподвижен, как будто Алек был хрупким вещицей, и с ним нужно было обращаться очень осторожно. Его большой палец нашел истекающий член Алека и стал размазывать смазку по его плоти. Лиам сжал член Алека рукой и стал скользить вверх-вниз. И это оказалось слишком - Лиам внутри него и ладонь Лиама, сжимающая его. Из груди Алека вырвался странный звук, полустон-полувздох, он не хотел, чтобы это заканчивалось - они ведь только начали - но не удержавшись, кончил, излившись между их телами, и повалился на пол. Вернее повалился бы, если бы Лиам не подхватил его, снова целуя, длинные руки поддерживали его спину. Он едва смог поцеловать Лиама в ответ. Его руки ослабли, все силы ушли на золотого мальчика, который целовал его, продолжая трахать, врываясь в Алека снова и снова, отчего тот плавился.
А потом все тело Лиама застыло от напряжения. Он застонал Алеку в рот, и Алек приглушил звук губами.
Не уходи, не уходи. На этот раз Алеку была невыносима мысль о том, что Лиам уйдет. Он не сказал об этом, но крепко прижал Лиама к себе, и тот не стал его отталкивать. Лиам вышел из него - мышцы Алека болезненно сократились. Лиам встал, поднял Алека на руки и уложил его на постель.
Вот почему Алек никогда не трахался с незнакомцами. Он абсолютно, совершенно безнадежен.
Постель была холодная, и он начал дрожать.
Лиам вернулся к кровати, и Алек закрыл глаза, не желая слышать слов, объяснений, прощаний. Но Лиам просто укрыл Алека одеялом и забрался в постель рядом с ним. Теплая ладонь легла ему на щеку и притянула Алека к твердой груди. Он думал, что Лиам получит то, за чем пришел, и уйдет, но, видимо, ему хотелось еще пообниматься. Не открывая глаз, Алек потянулся к теплу.
Лиам обнял его крепче, и Алек вздрогнул, чуть всхлипнув.
- Тише, - прошептал Лиам, в голосе его слышалось раскаяние, и Алек потерся лицом о плечо Лиама, чтобы показать, что все понимает. А потом заснул.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:46 #8 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Пять
[/b]

Прежде, чем провалиться в сон, Лиам почти час обнимал своего нового любовника. Волки очень любили прикасаться друг к другу. Секс, само собой, означает прикосновения, но далеко не всегда подразумевает привязанность. И многим парням не нравилось, что их трогают, особенно после секса.
Он решил, что Алек наверняка отпрянет от него, как в прошлый раз. Он так и не понял, что же разозлило человека, но, похоже, что секс для них всегда начинался с ошибок, хотя в итоге все окончилось хорошо, и они сумели найти что-то правильное.
Тихо застонав, Алек вздохнул во сне, и Лиам закрыл глаза, наслаждаясь теплом его кожи, рук, плеч, груди, бедер. Их ноги переплелись.
Ох, Алек. Лиам перестал улыбаться, вспомнив о метке. Надеяться на то, что четверка просто забыла о своей добыче по меньшей мере глупо. Они вернутся. Несмотря на то, что за ними охотится Трей, потому что Трей не смог заставить себя убить собственного брата – Габриэля.
Все инстинкты Лиама требовали защитить Алека. А вот как – это уже загвоздка. Признаться, что он волк, зная, что на Алека напала четверка? Нет, сейчас Лиаму больше хотелось просто заниматься с Алеком любовью, чтобы общаться прикосновениями, пробовать на вкус и вдыхать запахи, пока Алек не доверится ему полностью. Но обычные люди так не делают.
Решая, что же выбрать – а вернее – поняв, что выбора нет, Лиам заснул. Когда он проснулся, было еще темно, и Алека рядом не было, хотя его запах остался. Лиам почуял кофе и сел на постели.
В тусклом свете кухонной лампы лицо Алека казалось серьезным, почти мрачным. Отрешенным. Лиаму вдруг захотелось снова оказаться внутри него. Чтобы лицо его горело желанием, ничего не скрывая, словно притягивая Лиама.
Услышав движение, Алек обернулся. Волк приглашающе раскрыл объятия, но человек не двинулся с места, вместо этого сложив руки на груди. Лиам повторил его движение.
Алек изумленно усмехнулся - хотя смех был невеселый – и отвел глаза.
- Не знаю, что мне с тобой делать.
- Иди сюда.
Улыбка исчезла, как не было.
- Не могу, Лиам.
- Можешь.
Алек стоял на месте, будто споря сам с собой.
- Я не понимаю, Алек. Мы ведь спали вместе.
Губы Алека дрогнули, но Лиам говорил вовсе не о сексе.
- Ты доверился мне настолько, что заснул, - сказал он, чтобы прояснить.
- Да, хорошо, – Алек резко пожал плечами и с явным усилием заставил себя ответить на взгляд Лиама. – Послушай, со мной что-то не так.
- Не так?
- Я немного… - Алек пытался подобрать слова, - нездоров.
Лиам решил, что он говорит о какой-то болезни. Оборотни регенерировали, так что даже смертельные болезни были им не страшны, но он не хотел, чтобы Алек переживал из-за чего-то подобного. – У тебя ВИЧ?
- Нет, такое я упомянул бы до секса, – в голосе Алека звучало раздражение. – Я не это имел в виду.
- Тогда, может, скажешь мне, что именно с тобой не так?
- Нет. Я не могу говорить об этом.
У Лиама разрывалось сердце, ему чертовски хотелось, чтобы Алек все ему рассказал. Но им нужно время.
- С нами со всеми что-нибудь да не так, - медленно произнес Лиам. Например, я – волк.
Алек рассерженно повел плечом.
- Я не об этом. Я… - он вздохнул, пытаясь успокоиться. – Я не создан для отношений. Думаю, все должно закончиться сегодня ночью.
- Сейчас уже утро.
Не желая рассуждать о семантике, Алек спокойно посмотрел на него. Лиам не знал, что сказать, а даже если бы и знал, то наверняка брякнул бы какую-нибудь глупость. Поэтому он откинул одеяло и направился к Алеку.
- Нет, – тот сделал шаг назад.
- Ты чертовски часто говоришь «нет», когда думаешь наоборот. Я этого не понимаю.
В неярком свете глаза Алека странно блестели. Мысль о том, чтобы снова подчинить его себе… Лиам не мог этого вынести. Он протянул руку. Алек посмотрел на нее, и Лиам почувствовал себя нелепо, но убирать руку не стал.
- Алек. Тебе холодно, – температура тела у волков всегда была выше, чем у обычных людей из-за ускоренного обмена веществ.
Не обращая внимания на его руку, Алек положил ладонь Лиаму на грудь и надавил. Почти как прошлой ночью, но вместо того, чтобы оттолкнуть его обеими руками, Алек уперся в грудь Лиама, заставляя того отступать. Это противоречило всем инстинктам волка. Он был альфой, а значит, главным во всем, но нужно было позволить Алеку хоть немного побыть ведущим, иначе больше им постели не видать.
Когда ноги Лиама наткнулись на край дивана, он сел, а Алек навис над ним. И снова все не так. Лиаму всегда удавалось находить себе партнеров, которые в точности исполняли все, что он прикажет. Но Алек, похоже, подчиняться не желал.
Наоборот, он сжал плечи Лиама – Лиам сидел неподвижно, сдерживаясь, чтобы не схватить его и не затащить на диван. Рот Алека завладел его губами. В действиях человека не чувствовалось нерешительности, но несмотря на все благие намерения, Лиам все-таки перехватил инициативу, обхватив лицо Алека ладонями, врываясь языком глубоко в его рот.
Алек прервал поцелуй, Лиам опустил руки, и они, тяжело дыша, уставились друг на друга.
- Дерьмо, - выругался Алек.
- А мне понравилось.
- Когда последний раз тебе вгоняли член в задницу, Лиам?
Лиам отвел глаза. Алек запустил пальцы ему в волосы, сжал и потянул, заставляя его посмотреть себе в глаза.
Успокойся. Дыши ровно, тише. Он не мог позволить Алеку узнать, как для него неправильно, когда кто-то заставляет его смотреть себе в глаза, словно бросая вызов. Но Алек может совсем перестать к нему прикасаться, а это было бы хуже.
- Десять лет назад, - признался Лиам, глядя прямо в темные, глубокие глаза, которые словно видели его насквозь. – Мне это не понравилось.
Алек оперся на кровать, одно колено поставив между ног Лиама, другое – у его бедра, и Лиам слегка расслабился теперь, когда Алек больше не нависал над ним.
- Сколько тебе лет? – Алек обнял его, точно пытаясь утешить, и стал целовать плечи и шею.
Лиам вздохнул.
- Двадцать четыре, но это… все было не так, как ты подумал. Не так, – он не мог объяснить, по каким законам в то время жила стая. Он хотел этого; просто ему не понравилось. Так что это - совсем другое.
Отстранившись, Алек обвел большим пальцем его рот. Тот опыт пришелся ему не по душе. Ему и раньше говорили, что он чересчур любит все контролировать, но он никогда не воспринимал это серьезно. Просто он был альфой. Но Алек этого не знал - не мог знать. Альфы в четверке были настоящими подонками, к счастью, подонками гетеросексуальными, и, скорее всего, Алек не интересовал их как сексуальный объект – но они с легкостью подчинили бы его себе, как любили поступать со всеми своими жертвами.
- Никакого принуждения? – спросил Алек, снова заставляя Лиама вернуться в прошлое.
Он оказался недостаточно силен, вот и все. Он принял это с достоинством. Но Алек этого бы не понял.
- Нет, - Лиам решил не углубляться в детали, но понял, что Алек ему не поверил. Увидев беспокойство на его лице, волк понял, что просто не может больше сдерживаться. Лиам хотел, чтобы Алек снова оказался под ним, вот только сам человек считал, что сейчас его очередь побыть альфой.
Лиам ждал, но Алек не двигался. Вместо этого он сказал:
- Я мог бы глядеть в твои золотистые глаза вечно, особенно когда ты так на меня смотришь.
- Правда?
Алек погладил кончиками пальцев щеку Лиама. Он что пытается свести его с ума?
По его телу пробежала дрожь, и Алек нахмурился.
- Эй, все хорошо.
Лиам стиснул зубы. Ему хотелось наброситься на Алека. Ему хотелось завоевать его доверие. Если Алек хочет его трахнуть…
- Лиам? – пальцы перебирали его волосы.
- Я могу это сделать, – Лиам попытался скрыть свое напряжение.
- Что? – Алек снова нахмурился, а потом на его лице отразилось понимание, и он поморщился. – Лиам, нет. Я же вижу, как ты к этому относишься.
Лиам сплел пальцы в замок, лишь бы чем-нибудь занять руки.
- Мне кажется, я опять не понимаю, что происходит, - тихо произнес Алек.
- Я хочу накинуться на тебя и трахнуть.
Они уставились друг на друга. Глаза Алека потемнели.
- Ну как я могу устоять?
И Алек сам набросился на Лиама. К облегчению последнего, на этот раз он не злился. От сильного толчка Лиам свалился с кровати, а Алек упал на него.
На мгновение у Лиама перехватило дыхание, Алек ошарашенно поднял голову.
- Лиам, малыш, прости.
Лиам сел.
- Я не хотел…
Лиам сжал его лицо в ладонях и поцеловал, сминая губы. Алек на секунду застыл, прежде чем вернуть поцелуй. Он собрался было обнять Лиама за шею, но тот перехватил его руки, притиснув их к бокам. Хотя Алек начал сопротивляться, он не прервал поцелуя. Поднявшись, Лиам потянул Алека за собой, оторвавшись от него, лишь чтобы толкнуть его на постель. Ему совсем не хотелось сделать Алеку больно или наставить синяков, разве что зубами. Оставить метку, свою метку, а не смертельную метку четверки, словно одна могла стереть другу.
Алек уже вставал, когда Лиам упал на него сверху.
- Вот засранец, - сказал Алек и укусил Лиама за шею. Лиам дернулся, подавив желание укусить Алека в ответ, сильно укусить. Потому что раньше его уже кусали «неправильно», и потому что Алеку нужно было понять, каково это, когда они занимаются любовью.
Алек прихватил губами кожу на месте укуса, потом лизнул.
- Полегче, Лиам, договорились? – прошептал он. Он не был напуган, по крайней мере, пока, но Лиаму приходилось держать себя в руках, потому что близилось полнолуние. После этого дня ему где-то неделю нужно будет держаться от Алека подальше, или он рискует разрушить все, что теперь есть между ними.
Сделав глубокий вдох, Лиам почувствовал запах Алека. Губы человека скользнули вверх по его шее, теперь уже нежно.
- Прости, Алек, прости.
- Не извиняйся. Просто трахни меня. Ты так двигаешься, что я хочу этого, хотя не понимаю почему. – Алек потянулся за смазкой и презервативом.
- Лучше я сам надену, - хрипло сказал Лиам, протягивая руку.
Алек изумленно посмотрел на него.
- Хорошо.
Лиам просто не думал, что сможет вынести прикосновение Алека к своему члену, только не сейчас. Но что-то в лице Алека изменилось, желание сменилось тревогой и страхом, поэтому, надев презерватив, Лиам внимательно посмотрел на любовника, который сейчас послушно лежал на спине.
- Эй, – Лиам медленно приподнял ноги Алека, словно проверяя, будет ли тот сопротивляться. Алек слегка напрягся. Подсунув колени под бедра Алека, Лиам отпустил его ноги и провел по ним вверх и вниз руками, чтобы показать, что не собирается ничего делать без подготовки. Опыт Лиама был не таким богатым, как ему бы хотелось – большинство его знакомств были на одну ночь – но он знал, что прежде всего нужно, чтобы человек расслабился. Слишком уж часто незнакомые люди нервничали в присутствии Лиама.
Хотя Алека нельзя было считать незнакомцем.
- Лиам, - голос Алека прозвучал совсем глухо.
Занявшись одной ногой, Лиам слегка приподнял ее, пробежавшись пальцами под коленом. Ему нравилась, какая там чувствительная кожа. Отнюдь не всем мужчинам были по душе долгие ласки; многие просто хотели потрахаться. Лиаму же было нужно и то, и другое, и сам Алек, и Алек оказался очень восприимчивым, хотя больше привык выступать в роли актива.
Алек приподнялся на локтях.
- Что ты делаешь?
- Растягиваю удовольствие, - ответил Лиам с улыбкой. Его ладони скользнули вверх по бедру Алека.
- Ах, да. А раньше, когда тебе хотелось устроить соревнование по вольной борьбе, ты тоже просто растягивал удовольствие?
Одной рукой Лиам опустил ногу на место, а другой ущипнул Алека за задницу. Он ведь не мог рассказать о превосходстве альф и полнолунии. Может, в следующем году, когда Алек узнает его получше. Его большой палец скользил вверх и вниз между ягодиц Алека, не дотрагиваясь до входа в его тело.
- Я больше не буду, если тебе не нравится.
Грудь Алека поднималась и опускалась в ответ на прикосновения Лиама, но он пытался не показать, какие ощущения они в нем пробуждают.
- Не знаю, нравится или нет.
- Хорошо, – Лиам придвинулся ближе. Его член задел бедро Алека, и тот едва заметно вздрогнул.
Лиам наклонился и поцеловал ногу Алека, затем прихватил зубами, стараясь не прокусить кожу.
Алек снова вздрогнул.
- Эй!
Лиам коснулся шеи - места, где остался след зубов Алека.
- Под стать этой.
Он сделал это еще и для того, чтобы отвлечь Алека, потому что он смущался откровенных прикосновений, даже если хотел их.
Лиам щедро выдавил смазку – ему не хотелось сделать Алеку больно.
- Тот укус ты заслужил, - заявил Алек.
Лиам лишь улыбнулся и рукой, не испачканной в смазке, сжал мошонку Алека. Член Алека пришел в полную боевую готовность. Все это время Лиам следил за любовником, не совсем понимая, почему он выглядит так, словно старается не реагировать на прикосновения, хотя дыхание его сбилось.
- Ложись обратно, - Лиам медленно скользил ладонью по члену Алека.
Тот покачал головой.
- Ты уверен?
- Мне нравится смотреть, как ты ко мне прикасаешься.
- Правда? – удивленно спросил Лиам.
Алек улыбнулся, хотя лицо его залилось краской. В этот момент рука Лиама – та, что была в смазке - задела колечко мышц. Снова поймав взгляд Алека, Лиам обвел его пальцем.
Алек задрожал.
- Знаешь, молчать вовсе не обязательно. – Лиам скользнул пальцем внутрь, глаза Алека закатились, и он со стоном упал на спину.
Лиам еще раз обвел пальцем тугие мышцы, толкнулся внутрь и отступил. Он отпустил член Алека и обеими руками подхватил того под колени, поднимая его ноги. Головка его члена уткнулась во вход в тело Алека. Как и в прошлый раз, он слышал, как Алек хватает ртом воздух, и чуял его желание.
- Ты просто совершенство, – Лиам двинулся вперед, и мышцы поддались, впуская его.
- Совершенство, мать его, - повторил Алек с закрытыми глазами. – Да я даже не понимаю, что, черт возьми, делаю.
Раздвинув ноги Алека еще шире, Лиам скользнул глубже.
Алек стискивал покрывало, пока Лиам не оказался в нем полностью. Лиам чувствовал, как Алек пытается приспособиться к растяжению, к его присутствию… Основание его члена пульсировало, обхваченное мышцами Алека.
Лиам погладил его живот, потом грудь, дожидаясь, когда он откроет глаза. Дыхание Алека выровнялось и стало глубже.
Указательным пальцем Лиам дотронулся до его коричневого соска.
Глаза Алека распахнулись - потемневшие, растерянные.
- Алек, ты еще со мной?
Тот слабо кивнул. Лиам медлил: удовольствие от проникновения было сильным, слишком сильным, чтобы позволить этому ощущению прерваться, что случилось бы слишком быстро, начни он двигаться. Наконец по телу Алека пробежала дрожь:
- Трахни меня, Лиам. Я хочу этого.
Наклонившись, Лиам поцеловал его в губы. Алек обхватил его голову, словно тонул, и крепко поцеловал в ответ, шевельнув бедрами - уговаривая его.
- Двигайся, - попросил он. – Ну же, двигайся.
Лиам вышел и снова плавно вошел, сжимая ладонями бока Алека, который выгибался под ним. Алек стиснул плечи Лиама. Лиам задавал ритм, но заставлял себя действовать медленно, потому что было так здорово наблюдать за лицом Алека – горящие щеки, подернувшиеся желанием глаза. Когда Лиам ускорил движения, румянец выступил даже на шее Алека.
- Черт, – он выгнул спину, кончив себе на живот. Лиам продолжил двигаться, все быстрее и быстрее входя в содрогающегося от оргазма Алека, пока не кончил тоже, задрожав, когда его плоть запульсировала, и опираясь на руки, излившись в Алека.
Он чувствовал себя усталым, совершенно выдохшимся.
- Иди сюда, - сказал Алек, притягивая Лиама к себе, и тот послушно лег. Он мог позволить это себе теперь, после того, как Алек подчинился ему, побывав внутри Алека. И ему было плевать, что по его телу размазывается чужая сперма.
- Прости, я забыл, – в голосе Алека послышалось смущение, и Лиам задумался, а не нарушение ли это этикета - размазывать сперму по партнеру? Нет, черт возьми, решил он и успокаивающе поцеловал Алека, прежде чем выйти из него. С губ Алека слетел расстроенный прерывистый вздох, и Лиам не удержался. Он опустил голову и слизнул липкую жидкость с любовника.
Алек запустил пальцы в волосы Лиама.
- Ты вкусный, - сказал Лиам. Алек просто гипнотизировал его большими, серьезными глазами. Лиам встал, чтобы избавиться от презерватива, бросил его в мусорную корзину, вытер руки и вернулся к Алеку. Он никак не мог понять, Алек скрытен по природе или все-таки из-за нападения четверки.
Костяшки пальцев Лиама прошлись по метке, и Алек не замер, как в прошлый раз, а поднял голову, чтобы посмотреть, как Лиам ведет пальцами по красному шраму.
- Наверное, это было больно, - сказал Лиам.
- Я не хочу говорить об этом.
- Как скажешь. Просто меня сводит с ума мысль о том, что кто-то причинил тебе боль.
Алек моргнул, посмотрел на Лиама и улыбнулся.
- Это так непривычно, - сказал он, словно признаваясь в чем-то сокровенном.
Лиам задумался, что на это ответить.
- Я не привык, чтобы на меня давили, - добавил Алек.
- Я исправлюсь.
Алек фыркнул.
- Думаю, лучше не стоит.
- Значит, постараюсь быть нежнее.
- Когда?
- Когда? – в замешательстве переспросил Лиам.
- Собираешься завтра трахнуть кого-нибудь другого?
Притянув Алека к себе, Лиам прорычал:
- Нет, - тон его оказался грубее, чем ему того хотелось. Он лизнул Алека за ухом, потом его открытое горло. – Я хочу только тебя.
- О.
- Я рад, что ты не против побыть со мной после всего.
- Побыть с тобой? – голос Алека звучал совсем сонно, и Лиам поцеловал его в щеку.
- Некоторые сразу срываются с места, – услышав в ответ молчание, Лиам добавил, - но, конечно, это – твоя квартира. Срываться особо некуда. – Алек не отвечал, просто смотрел на него – Лиам забеспокоился. Жаль, что он не мог лучше понять Алека. В горле пересохло, и Лиам все-таки спросил:
- Хочешь, чтобы я ушел?
- Нет, - тут же отозвался Алек. – Я хочу, чтобы ты побыл со мной, - Алек поцеловал его – это был глубокий поцелуй, его язык нашел язык Лиама, неторопливо исследуя глубины его рта. – Некоторые – просто идиоты.
Алек упал на грудь Лиама.
- Я бы сказал еще что-нибудь, но я так устал. Ты меня совсем измотал.
Лиам провел ладонью по спине Алека, остановившись, только когда она легла ему на поясницу.
- Спи, - прошептал он, и Алек отрубился.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:47 #9 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Небось, не ждали?)))

Глава Шесть
[/b]


Сперва Алек почувствовал на лице солнечные блики. Было такое ощущение, что он на улице, но он лежал в постели. Один. Тело казалось каким-то тяжелым и вялым. Тут он вздрогнул и тихо застонал от теплой приятной усталости, пытаясь сбросить сон. А ведь последнее время его мучила бессонница.
- Привет, спящая красавица.
Открыв глаза, Алек увидел Лиама, медленно подходящего к нему. Он с трудом выпутался из одеяла и сел.
Лиам склонился над ним, но не прикоснулся.
- Плохой сон, или дело во мне?
Алек втянул в себя запах Лиама. От него пахло землей, пряностями и чем-то странным, незнакомым.
Когда тот начал медленно склонять голову, Алек вспомнил, что произошло вчера. Лиам дважды взял его, играл с ним, как никто не играл уже очень давно, а если подумать, никогда.
Губы Лиама легко коснулись его губ, Алек никак не мог понять, чего ожидать – осторожного, нежного любовника или снова члена мировой федерации реслинга.
Полностью одетый Лиам опустился на колени рядом с Алеком – ткань брюк защекотала его обнаженные бедра – и зарылся пальцами в волосы партнера. Глаза Лиама словно плавились от желания. Алек никогда в жизни не чувствовал себя таким желанным. После целого года затворничества он словно вышел из тени на свет. Он поцеловал Лиама, и тот ответил на поцелуй. Алек вздохнул, все его тело охватила истома. Ну, за исключением члена, который встал по стойке «смирно».
Лиам опрокинул Алека на постель, прижавшись к нему всем телом, так что стало трудно дышать, и Алеку захотелось, чтобы Лиам никогда не уходил, чтобы он целовал и трахал его вечно, и чтобы ему не пришлось больше никогда возвращаться к жизни, полной кошмаров о волках и гребаном шраме.
Наверное, его мысли легко угадывались по напряженному телу или по поцелую, потому что Лиам вдруг отстранился, и на его лице отразилась тревога. Алек прижал любовника обратно к себе и потянулся расстегнуть его брюки. Только когда Алек дотронулся до теплого, твердого члена, он вдруг осознал, что сделал это впервые.
На этот раз Лиам не стал противиться его прикосновениям. Вместо этого он поцеловал Алека еще крепче, сминая и так припухшие губы.
Алек сжал его мошонку, пробежался большим пальцем вверх и вниз по вене. Вздрогнув, Лиам отпрянул.
- Что? – спросил Алек.
- Не задавай вопросов. – Лиам сорвал с себя одежду и схватил презерватив и смазку - Ложись на живот.
- А ты заставь меня. – Алек лениво улыбнулся, наблюдая, как Лиам ласкает собственный член длинными, сильными пальцами.
Лиам удивленно поднял брови, и его руки снова стиснули плечи Алека и приподняли. Алек не сопротивлялся, Ему не хотелось бороться, он просто позволил Лиаму перевернуть себя на живот, а затем стащить с кровати, так что его колени остались на полу, а грудь оказалась на кровати.
Сильными пальцами раздвинув ему ягодицы и нанеся смазку, Лиам без всяких преамбул ворвался в его тело. Затаив дыхание, Алек невольно охнул, ожидая боли – он был готов к чему угодно - но боли не было. Был лишь Лиам, отступающий и снова врывающийся в него с такой силой, что перехватывало дыхание.
Внезапно Лиам вздрогнул и замер, прислонившись лбом к плечу любовника.
- Ты в порядке?
У Алека не было сил, его тело словно плавилось, и с ним абсолютно точно все было в порядке. Он с трудом нашел в себе силы кивнуть.
- Уверен?
- Да, - прошипел он.
Потянув его вверх, Лиам заставил Алека опереться на руки и, обхватив его твердую плоть, начал поглаживать ее. Лиам ласкал его изнутри и снаружи, и Алеку казалось, что он сейчас потеряет сознание от переполняющих ощущений. Из горла рвался стон. Время словно застыло, а тело с готовностью принимало все, что Лиам хотел ему дать. Его яички напряглись, и Алек, содрогнувшись, кончил и обмяк.
Лиам успел подхватить любовника, у которого подогнулись руки.
- А теперь в порядке? – спросил Лиам.
Алек смог лишь застонать.
- Я не хочу уходить.
Алеку тоже не хотелось, чтобы Лиам уходил .Ему казалось, что он мог бы вечность лежать вот так, расслабившись, ощущая Лиама внутри и на себе. Он почувствовал, как Лиам приподнял его обратно на постель, лег рядом, прижавшись грудью к его спине, так и оставаясь внутри него.
Пальцы нежно погладили его по щеке, потом коснулись уголка рта Алека, и Лиам повернул его голову к себе, а потом поцеловал, и Алек ответил на поцелуй. Лиам начал двигаться, на этот раз медленно, словно они могли заниматься этим вечно. А потом что-то изменилось, тело Лиама напряглось, и он, замерев, кончил, продолжая целовать Алека, даже когда его член пульсировал глубоко внутри.
Когда Лиам вышел из него, Алек оглянулся и стал наблюдать, как тот выбрасывает презерватив и быстро одевается. Алек не мог пошевелиться. Все тело казалось тяжелым и занемевшим. Опустившись на колени на постель, Лиам положил ладонь на голое бедро Алека.
- Послушай, Алек. Через полчаса мне нужно быть с Айрой. Я должен идти.
Идти? Алек не сразу понял, о чем речь.
- Алек?
Тот сглотнул, томная вялость оставила тело, и его охватило привычное напряжение. Боже, он больше не хочет оставаться один. Но…
- Айра… Да, конечно… – Он совсем забыл о мире за стенами своей квартиры.
- Я смогу увидеть тебя еще?
- Да, - с жаром ответил Алек. Почувствовать эту магию и потерять ее – нет, он не может снова всего лишиться.
- Хорошо. Но на этой неделе у меня действительно очень много работы. Очень. Мы не сможем увидеться до среды.
Алек кивнул, надеясь, что по его лицу не видно, насколько он расстроен. Просто убит.
- Среда?- повторил он наигранно беспечно. Целая неделя. Что ж, он выживет.
- Хорошо. – Лиам колебался в нерешительности, а потом крепко обнял Алека. – Я буду скучать, - сказал он хрипло и отступил. Не успел тот и глазом моргнуть, как Лиам оказался за дверью, оставив его одного.
Внезапный уход застал его врасплох. Все это сводило Алека с ума – то, как Лиам занимался с ним любовью, его сила, внимание к деталям, забота, даже несмотря на то, что его нежность всегда начиналась со схватки и желания показать, кто из них главный. Алек еще не совсем понимал, что именно происходит, и не знал, какое место во всем этом отведено ему. И все же это был не просто одноразовый секс.
Он упал обратно на кровать и уставился на трещины в потолке.

Лиам добрался домой вовремя. Он вышел из машины, как раз когда Айра выпрыгнул из школьного автобуса и бросился к брату, затем вырвался и побежал к дому.
- Кейси! – закричал Айра.
- Айра, - с укоризной сказал Лиам, хотя не слишком строго. Лиама радовало возбуждение Айры в преддверии новолуния. И все же нужно уметь себя вести. – Не стоит повышать голос, если тебе что-то нужно от Кейси.
- О, хорошо, - беззаботно отозвался Айра. – Но где она? – Не дожидаясь ответа, он побежал к дому, быстро обнаружил Кейси у стиральной машины и потащил на кухню, чтобы она приготовила ему ленч. Конечно, Лиам и сам мог что-нибудь соорудить, но Кейси нравилось кормить своих «мальчиков». Особенно в день перед их очередным изменением.
Через два часа, когда солнце село, за ленчем, состоящим из французского тоста, последовал и сам ужин.
- Ешь побольше, - посоветовала Кейси, и Айра стал послушно уплетать за обе щеки. – И ты тоже, - сказала она Лиаму.
- Не могу. – Не было ничего хуже, чем превращаться и бегать на полный желудок.
Она пощелкала языком.
- Тебе нельзя худеть.
- Я и не худею. – Прошлым лето Лиам серьезно напугал Кейси и Веронику, потому что из страха за Айру не мог есть. Но это было давно, от четверки остались только двое, а Айра теперь благополучно живет вместе с Лиамом и Кейси.
После ужина Айра был на взводе, ему хотелось поскорее побегать по лесу.
- Уже стемнело, - заявил он.
Но Айра знал, что Лиам выждет не меньше получаса между едой и изменением.
- Это как плавание. Ты ведь не хочешь, чтобы у тебя начались колики или судороги.
Айра закатил глаза.
- Превращение и плавание – это совсем разные вещи.
Лиам улыбнулся. Когда Айра только начал жить с Лиамом, его скрутило в первую ночь, когда они превратились в волков в полнолуние. Лиама до сих пор передергивало, когда он вспомнила, как Айра, тяжело дыша и прижав уши, лежал на земле. Его младший брат подсознательно боялся – и неважно, сколько раз Лиам уверял его в обратном – что придется вернуться к Габриэлю и Люку.
Но со временем проявленное терпение и занятия с Лиамом и Вероникой научили Айру любить полнолуние так, как и должен настоящий щенок.
- А мы увидим Веронику? – спросил Айра. Обычно она присоединялась к ним в их первую и последнюю ночи.
- Да. Мы встретимся в поле.
- А мы можем пойти поплавать?
- Нет, - в ужасе ответила Кейси. – Не можете. Я этого не позволю.
Айра с надеждой поглядел на Лиама, который покачал головой.
- Кейси этого не позволит.
- Я не собираюсь ухаживать за тобой, просто потому что тебе не хватило ума не замерзнуть. Думаешь, волкам холод не помеха? Настоящие волки гибнут зимой, уж ты-то должен знать.
- В прошлом месяце было не так холодно, - сухо заметил Лиам. Кейси очень разозлилась, когда сентябрьской ночью они отправились плавать, а по их возвращении у Айры поднялась температура.
Но последнее дыхание лета было просто непреодолимо. Он повернулся к Айре.
- На самом деле это совсем невесело - бегать с мокрой шерстью в мороз. Уж поверь мне.
- Мы поели уже полчаса назад, - объявил Айра, вскакивая с дивана и начиная скидывать одежду.
- Я ухожу, - сказала Кейси и вернулась в кухню, а Лиам и Айра разделись в кабинете и вышли через заднюю дверь. При виде почти полной луны у Лиама сразу поднялось настроение.
Они изменялись одновременно, хотя обращение Айры, благодаря гибкости молодого тела, проходило быстрее. Раньше Лиам всегда перекидывался первым, потому что боялся, что брат убежит без него. Но Айра доказал, что ему можно доверять, а ждать своей очереди мальчику было тяжело. Особенно, когда изменение Лиама могло длиться до пятнадцати минут – и это еще на удивление быстро для взрослого волка, наверное, это как-то связано с тем, что Лиам много лет прожил в лесах.
Айра уже менялся, его смуглая кожа покрывалась шерстью, лицо начало вытягиваться, а потом Лиаму стало не до того. Когда он пришел в себя, Айра лизал его лицо и поскуливал. Вставай, вставай. Лиам раздраженно зарычал – теперь он мог позволить себе это, не опасаясь напугать Айру – потом поднялся на лапы и отряхнулся. Кости казались словно новыми, кожа слегка натянутой, но светила луна, и дух волка в Лиаме пел при мысли о ночной прогулке. Даже с младшим братом на буксире. Он тихо рыкнул, давая Айре разрешение, и тот темным вихрем понесся по залитой лунным светом лужайке. Лиам бросился за ним.
Они бежали не слишком быстро, и Лиам втягивал острый, свежий и бодрящий запах поздней осени. Листья уже опали и начинали гнить, но октябрьские ветры разгоняли воздух, и он ласкал мышцы Лиама, словно подстегивая его и горяча кровь. Лиам всегда давал Айре хорошенько набегаться в первую ночь, чтобы волчонок вовремя ложился спать оставшуюся неделю.
Вскоре Айра спокойно позволил брату себя догнать. И они побежали к полю, Лиам – впереди. Им понадобился почти час, чтобы туда добраться. Как и договорились, Вероника уже была на месте и беспокойно расхаживала в свете луны. Она наверняка долго бежала сюда от своего дома. При виде ее Айра коротко залаял, промчался мимо Лиама, и они с Вероникой клубком лап покатились по земле. Эти двое затеяли шутливую возню, а Лиам решил пробежаться. Когда он вернулся, все трое стали играть в салочки, пока Айра не утомился.
Поздно ночью они вернулись к Лиаму, чтобы поспать, а утром Дэвид заехал за Вероникой.
Так что следующим вечером Лиам и Айра выбрались в лес вдвоем. Измотанный после прошлой ночи Айра продержался недолго, и Лиам отвел его домой к Кейси, прежде чем отправиться в одиночку. У него была цель. Ему не стоило соваться в город – в волчьем облике Лиаму было там не по себе, его притягивала дикая природа леса, а не бетон и асфальт – но ему очень нужно было проверить, как там Алек. Всего тридцать шесть часов назад они занимались любовью. Он, конечно, не обрадуется белому волку, который сейчас направлялся к его квартире, но Лиам надеялся, что со временем это изменится.
Незаметно, из тени в тень – хорошо, что небо затянули тучи – Лиам бежал по улицам и аллеям, пока не добрался до дома любовника. Было три часа утра, и свет в окнах не горел, но среди запахов мусора, выхлопных газов и людей, Лиам уловить особый аромат Алека. Он исходил не от самой квартиры, а от следа, который оставил тот, возвращаясь домой несколько часов назад.
Напряжение чуть оставило Лиама, но он все равно решил присматривать за ним каждую ночь. На Алеке стояла метка, а значит, ему нужна защита.

Через два дня после Лиама – именно так Алек теперь думал об их ночи, просто «Лиам» - ранним утром Алек шел домой с работы. Или, если быть точным, просто шел. Без особой цели. Потому что с этого дня он больше не работал в библиотеке, а идти домой в свою дурацкую маленькую квартирку и любоваться грязными, неровными стенами совсем не хотелось.
Его уволили за то, что он был принят на работу по поддельным документам, и хотя Алеку виделась во всем этом некая ирония, смеяться почему-то не хотелось. Одиннадцать месяцев он работал как вол, не поднимая головы и улыбаясь Шэрон, потому что был у нее в долгу. Шэрон сочувствующе, почти виновато, смотрела на него, когда Алек уходил из библиотеки, но не сказала ни слова.
Ему следовало быть более осмотрительным. Пусть он и не был из тех, кто скрывает свою ориентацию, но его шаткое положение должно было напомнить ему, что следует быть умнее. Алек поднял глаза и уставился на красный свет, ожидая, когда тот сменится зеленым. Ну и черт с ней – с работой. Он успел отложить немного денег. Достаточно, чтобы купить билет на самолет до Ванкувера и начать все заново в другом городе. Волки не станут преследовать его там. Если они вообще существуют где-то, кроме его больного воображения.
Кажется, он только что вспоминал, как занимался с Лиамом любовью несколько дней назад? У Алека заныло в груди, хотя он и был расстроен тем, как легко тому удалось разрушить все его защитные барьеры только для того, чтобы исчезнуть на целую неделю.
Ему хотелось рассказать Лиаму о работе – вернее, об ее отсутствии – но он не мог заставить себя позвонить золотому мальчику, который носил дорогую одежду и жил в особняке за городом. Нет ничего хуже, чем плакаться в жилетку в самом начале отношений, особенно, когда ты сам безработный, а у того отличный бизнес, к тому же, если ты боишься волков, в которых больше никто не верит – которые и самому порой кажутся бредом.
Вот только Билл ведь исчез, а на теле Алека остался уродливый шрам, которому он никак не мог дать объяснения.
И эти жуткие сны, в которых с ним обращались как с домашним зверьком. Или добычей. Волки из его галлюцинаций говорили об этом.
Забудь. Алек стиснул зубы. Ему не нравилось, что шрам начинал пугать его каждый раз, когда он был расстроен. Нужно думать о том, как найти новую работу.
Да, нужно избавиться от этого противного ощущения – чувствовать себя безработным. Очень нужно. Ну и что, что с работой не заладилось, а библиотека была единственным местом, где ему по-настоящему нравилось, но он ведь может работать и… где-нибудь еще. Нужно обратиться в канадскую службу занятости. Он уже староват, чтобы снова танцевать стриптиз, кроме того, ему никогда это особо не удавалось
Алек судорожно вздохнул. По крайней мере, теперь у него есть Лиам. Он вздрогнул. Одна ночь еще не значит, что у него кто-то есть. Он всегда был осторожен, стараясь воспринимать любые отношения такими, какие они есть, не видеть в них больше, чем на самом деле - этакая самозащита, чтобы не влюбляться - но сейчас, когда у него ничего больше не осталось, Алеку было трудно не думать об их с Лиамом отношениях.
Чей-то локоть задел его плечо.
- Ой, прости, парень. – Голос звучал насмешливо, а вовсе не виновато, но Алек просто отодвинулся, поднял взгляд на мужчину и…. замер, а сердце его испуганно заколотилось.
На него смотрели холодные синие глаза. Лицо ангела. Габриэль придвинулся к нему совсем близко, Алек, споткнувшись, отпрянул, Габриэль протянул к нему руку, и Алек развернулся и бросился бежать. Ему было плевать, что это глупо, что оборотень догонит его в момент. Ему просто нужно было выбраться отсюда.
В их прошлую встречу Габриэль назвал его добычей и, по всей видимости, он не шутил. Не надо бежать, не надо, не надо, кричала логика. Но он не мог летать и не мог снова вернуться в кошмар, имя которому Габриэль.
Алек вывернул на улицу рядом с кафе «Тим Хортонс». Здесь было полно людей, которые покупали утренний кофе. Не станут же волки нападать на него в толпе? Алеку не хотелось, чтобы пострадали невинные люди, но утренняя сутолока сдержит волков. По крайней мере, он на это надеялся. Сейчас волки, в которых он почти перестал верить, казались чертовски реальными.
Они не смогли схватить его как раньше - среди ночи – и притащить в свое логово, где он стал свидетелем их превращения при свете полной луны. Но, черт возьми, сейчас-то как раз полнолуние.
Алек закрыл глаза. Погрузившись в мысли о Лиаме и потерянной работе, он совсем забыл о луне. Хотя едва ли это предотвратило бы эту встречу. Сейчас был день, а Алек всегда считал дневное время безопасным.
А еще он осмелился надеяться, что они о нем забыли – хотя волки и обещали его запомнить – или это была игра воспаленного воображения?
Пять минут спустя Алек даже смог заказать чашечку кофе. Наверное, говорил он заплетаясь, потому что официантка хмуро глядела на него как на пьяного. Но какая разница! Он сел в уголке, где люди на него не смотрели, а волки могли и вовсе не заметить – хотя мысль, конечно, глупая. Алеку нужен план и как можно скорее. Он скрепя сердцем отбросил идею позвонить Лиаму. Алек ни за что не стал бы ставить под угрозу жизнь Лиама и Айры.
На сиденье рядом с ним скользнул мужчина и, прежде чем Алек успел вскочить, тяжелая ладонь опустилась ему на ногу, болезненно стиснув чуть выше колена.
Как будто они могли его не найти. Его же предупреждали – хотя весь прошлый год он и пытался забыть об их предупреждении – что везде учуют.
- Пей свой кофе.
Опустив глаза на горячий напиток, Алек пытался вспомнить, как дышать, хотя легкие его словно слиплись от страха. Голос принадлежал Люку, а не Габриэлю. Они оба нашли его. Нужно купить билет на самолет и сделать это немедленно.
Такси до аэропорта – вот, что ему нужно. В бумажнике оставалось немного наличных.
- Пей. Свой. Кофе.
Люк любил, когда ему подчинялись. Дрожащими руками Алек снял пластиковую крышечку.
- Хороший мальчик. – Люк вытащил из кармана какую-то бутылочку, словно хотел добавить что-то Алеку в кофе. – Я сказал Габриэлю, что из тебя выйдет отличный питомец.
Алек запустил стаканом Люку в лицо. Пальцы на ноге разжались, и Алек снова побежал. Нужно держаться поближе к людям, чтобы волки не смогли напасть открыто. Он понесся по тротуару в сторону Мэйн Стрит. Иногда мимо него проезжали такси, хотя наверняка многие были заняты. Чуть дальше находился полицейский участок; может, он успеет.
Когда вдалеке замаячила городская площадь, перед Алеком будто из ниоткуда возник Габриэль. Алек попытался увернуться, но Габриэль двинулся вместе с ним, и Алек врезался прямо в его твердую грудь.
- Смотри, куда идешь, Алек.
Он отвернулся, пытаясь удержать равновесие. Но руки Габриэля стиснули его предплечья, и Алека вдруг запихнули в какой-то переулок, подальше от чужих глаз.
Алек открыл было рот, чтобы закричать, но тяжелая рука ударила его по лицу.
- Хочешь, чтобы кто-нибудь еще присоединился к вечеринке? Как Билли привел тебя?
Алек тяжело дышал, лицо горело, от ужаса сжималось сердце.
Габриэль освободил его.
- Хорошо. Я отпущу тебя. – Но он перегородил дорогу, а когда Алек посмотрел в другой конец переулка, то увидел Люка, направляющегося к нему.
- Хмм. Похоже, Люк разозлился. Что ты сделал?
Алек метнулся мимо Габриэля, но крепкие руки обхватили его, оторвав от земли.
Беспомощность сводила его с ума. Чужие руки разжались – и он полетел на асфальт. Люк схватил Алека за горло и оттолкнул к стене. Голова с размаху врезалась в кирпичную стену.
- Чертов засранец вылил на меня кофе, - прорычал Люк, его лицо покраснело.
Алек не мог дышать, но все равно попытался заехать Люку коленом по яйцам.
Габриэль расхохотался, услышав, как тот крякнул. Колено врезалось Алеку в пах. Боль пронзила его насквозь. Мир посерел, хотя он все еще слышал насмешливый голос Габриэля.
- Как игрушка на батарейках, бедняжка просто не знает, когда нужно остановиться.
Давление на горло Алека ослабло, и серые пятна перестали плясать перед глазами.
- От него слишком много проблем, - сказал Люк. – Предоставь это мне.
Первым желанием Алека было снова начать сопротивляться, но он замер. Пока что его желания ни к чему хорошему не привели.
- Ты ведь выпьешь это, Алек? – мягким голосом спросил Габриэль. Он поднял маленькую бутылочку с прозрачной жидкостью. – Мы принесли это специально для тебя.
Если он ее выпьет, это будет последним, что он сделает. Алек изо всех сил замотал головой, и пальцы Люка сильнее сдавили его шею. Потом он оторвал Алека от стены, схватил за волосы и запрокинул его голову. Другой рукой Люк сжал подбородок Алека, открывая ему рот.
Габриэль обхватил горло Алека ладонью и начал вливать в него жидкость. Пытаясь не глотать, Алек поперхнулся и закашлялся, чувствуя, как горькая жидкость вливается в горло.
Он не мог этому помешать, а жидкость все текла и текла, пока Габриэль не сделал шаг назад. Люк не убрал руки, несмотря на то, что Алек стал задыхаться.
- Думаю, можно его отпустить, Люк. – Голос Габриэля звучал сухо. Люк медленно ослабил хватку, а Габриэль добавил, - Какой хороший мальчик. Молодец. Все выпил. – Он похлопал Алека по голове, и тот отпрянул, следя за этими двумя.
Люк ухмыльнулся.
- А теперь беги, самое время.
Наркотики ведь не действуют так быстро? Хотя одному богу известно, какую дозу ему дали. Живот скрутило, и Алек, не совсем понимая, что делает, запинаясь побежал вдоль переулка. Он не успел отбежать далеко, когда ноги его подогнулись. Алек потерял сознание раньше, чем его голова коснулась земли.
Поблагодарили: sibirjachka, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:57 #10 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Семь
[/b]

Холодный нос коснулся его руки, и хотя Алеку хватило сил отпрянуть, он не смог заставить себя открыть глаза. Нос ткнулся ему в щеку, разбудив и заставив отмахнуться, пока Алек пытался собрать расплывающиеся мысли.
Рядом послышалось рычание, и, прежде, чем Алек смог отодвинуться еще дальше – его нога где-то застряла – острые зубы прихватили его плечо. Но вместо того, что разорвать на куски, они лишь удерживали Алека на месте, слегка сдавливая кожу. Перед глазами вдруг появился волчонок, он настороженно подошел к Алеку поближе. Совсем щенок. Волчонок потянул носом и тихо заскулил.
Большой волк снова зарычал, горячее, вонючее дыхание коснулось щеки, и Алек вздрогнул. Волчонок прижал уши и лег на живот.
- Люк, ты не только доведешь нашу игрушку до инфаркта, ты еще и напугаешь Клэр.
Голос Габриэля. Боже, как же Алек ненавидел этот голос.
- Назад.
Видимо, Габриэль тут главный, потому что вонючее дыхание исчезло, хотя Алек не стал проверять. Он отвернулся и сосредоточился на том, чтобы дышать. Он ненавидел чувства, что вызывали в нем эти твари. Алек опустил глаза на ногу. Вокруг лодыжки обвилась цепь. Толстое, ржавое кольцо сдавило ногу, цепь была прикреплена к толстому столбу.
Он не мог в это поверить. Алеку казалось, его сейчас вырвет.
- Клэр. – Габриэль произнес имя с французским прононсом, слегка картавя.
- Это твоя новая игрушка. Наш тебе подарок.
Дерьмо, дерьмо, дерьмо. Алек никак не мог понять, что происходит. Он думал, что уже должен быть мертв.
- Алек. – Габриэль подошел к нему, сел на корточки, нависая над ним, и погладил по голове. Хотя Алек и замер, но не вздрогнул. Да уж, великое достижение.
- Видишь, Алек – хороший мальчик. – Боже, Габриэль, похоже, вовсю развлекается, Алек никак не мог понять, в чем же дело. В прошлом году он почти не видел волков, по крайней мере, не помнил, хотя тошнотворное чувство, будто с ним играют, было ему знакомо. А еще снотворное. Зачем Габриэль издевается над ним?
- За него отвечаешь ты, Клэр, ясно? – Габриэль обращался к волчонку, продолжая гладить Алека по волосам. Тот едва дышал.
А потом Габриэль вдруг встал на ноги и пошел прочь.
- Но сначала мы отправимся побегать. Сейчас ведь полнолуние.
Все трое ушли, и Алек смог выдохнуть. Он сжал голову руками, словно пытаясь не дать мозгу взорваться. Ничто, ничто не могло приготовить его к такому.
Он внимательно прислушался к ночным звукам, крики птиц и шум ветра. Для насекомых была слишком поздняя осень. В конце концов, Алек улегся на цементный пол. Он находился в каком-то сарае, двери были распахнуты. Голова раскалывалась, действие наркотика еще не прошло, и Алек заснул.
Он проснулся до их прихода и пописал в ведро в углу сарая. Хромать с цепью, пристегнутой к ноге, было совсем не весело. Каждый раз, когда он делал шаг, цепь расцарапывала ногу. Незадолго до рассвета пришел Габриэль, хотя Алек предпочел бы, Люка, желающего хорошенько его избить.
За Габриэлем тащился волчонок. Волк или оборотень? Скорее все-таки последний.
Габриэль принес две собачьи миски, одну - с водой, другую - с собачьим кормом. «Зачем?» – пронеслось в голове Алека, но он сдержался, не издав ни звука.
Габриэль поставил миски рядом с ним.
- Давай. Ешь.
Алек не двигался с места и не смотрел на них. Ужасно хотелось пить, он не пил с утра, но лучше подождать, пока они уйдут. Если уйдут.
- Клэр тоже была игрушкой.
Алека передернуло.
- Да, верно. Клэр – оборотень. Дальняя кузина Люка, который кстати, тоже когда-то был домашним любимцем людей. У их семьи странное представление о том, как надо обращаться с оборотнями. По их мнению, нас нужно держать на цепи и кормить отбросами. По крайней мере, мы кормим тебя консервами, что гораздо более гуманно.
Словно проверяя его реакцию, Габриэль потрогал Алека носком ботинка, но тот просто не знал, как на это реагировать. Казалось, его голова полностью отключилась.
- Я решил, что Люку и Клэр не помешает и самим ненадолго завести домашнего любимца. Так сказать, поменяться ролями. – Габриэль замолчал. Убирайся, иди к черту. Но тот продолжал стоять на месте и говорить. – Люку так понравилась эта идея, что он хотел надеть на тебя ошейник и выгуливать. Но я запретил. Это для собак. Я объяснил Клэр, что ты хоть и наш домашний любимец, но человек. Поэтому мы пристегнули тебя за ногу. В конце концов, люди постоянно приковывают друг друга именно так, разве нет? По крайней мере, своих пленников.
Он снова потрогал бедро Алека ногой.
- И в некотором роде ты преступник, ведь тебе нравится трахаться с мужчинами, да? Твоя милая подружка Шэрон – просто кладезь информации. Она очень расстроена из-за твоего увольнения.
Алек заморгал, пытаясь понять, какое отношение ко всему этому имеет Шэрон.
- У тебя дыхание изменилось, но в остальном ты прекрасно держишь себя в руках. Я ожидал дрожи, слез и тому подобного. Если и дальше будешь столь мужественно держаться, я начну тобой восхищаться.
- Не надо, обойдусь, - ответил Алек, прервав молчание.
- Билл не был таким сдержанным, - продолжил Габриэль. – Он был нытиком. Ты ведь знаешь, что мы убили его? Думаю, ты рад.
Алек вовсе не был рад. От новости, пусть и не неожиданной, к горлу подступила тошнота. Билл был дураком, который притащил его в этот кошмар, но он не заслуживал смерти.
- Нет? – вздохнул Габриэль. – Я устал, а то бы мог и продолжить. Но, может, позже. Клэр?
Волчонок заскулил.
- Хочешь спать со своим новым любимцем или в доме? Выбирай.
Волчонок уселся на пол. Боже, он собирается остаться.
- Вот и отлично. Дай ему к себе попривыкнуть. Приручи его. Домашние любимцы часто пугливы поначалу. – Габриэль наклонился, чтобы похлопать волчонка по спине, и тот прижал уши, перекатился на спину и заскулил громче. Габриэль гладил его по животу почти агрессивно, а он умоляюще подвывал, словно выпрашивая еще, что явно нравилось Габриэлю.
- Хорошая девочка.
Габриэль поднялся, и Клэр пристально следила за ним, встав на ноги, только когда он повернулся спиной. Она сидела, съежившись, пока Габриэль не исчез из виду, а потом подняла уши и посмотрела на Алека.
Карие глаза, Алек с легкостью мог представить такие у человека. Он вздрогнул.
Клэр гавкнула и, если Алек правильно понял, похоже, она выражала ему свое одобрение. Щенок очень осторожно приблизился к миске с едой, словно ему хотелось, чтобы Алек попил.
Он задумался, а не подождать ли, пока она не будет за ним следить. Но волчонок не вызывал у него такого отвращения как Габриэль и Люк. А пить очень хотелось. Алек поднял миску и осушил ее.

В пятницу вечером Айра продержался дольше, чем Лиам ожидал. Было уже поздно, когда ему удалось поручить брата заботам Кейси, и он тут же бросился к дому Алека. День был влажным, и выхлопные газы окутывали город, оставляя неприятный привкус во рту. Эти ежедневные вылазки действовали Лиаму на нервы – бег по темным улицам, когда ты стараешься держаться подальше от людей, красться в тени. Ему никогда не нравилось ходить тайком. Именно поэтому он так долго жил на севере, пока год назад не получил тот странный звонок от Трея, который спрашивал, не хочет ли он взять на себя заботу о брате, о существовании которого Лиам даже не подозревал.
Лиам тряхнул головой. Нет, он не жалел о том, что приехал на юг, даже несмотря на то, что скучал по открытым просторам севера. Айра того стоил. И подружиться с новообретенной кузиной Вероникой тоже было чертовски здорово. И, пусть еще рано судить, но Лиам знал, что и его чувства к Алеку особенные.
Он обежал вокруг дома, пытаясь учуять знакомый запах, отыскать доказательство того, что Алек дома. Лиам обнаружил старый след, вчерашний, судя по всему, но тот был таким слабым, что Лиам даже подумал, уж не почудилось ли ему. Может, Алек весь день провел дома? Вот только его след указывал на то, что он ушел сегодня утром, и так и не вернулся. Окно его квартиры было темным – чего и следовало ожидать. Лиам рискнул подобраться поближе и изучить следы в ярком уличном свете – на ступеньках, ведущих к дверям. Алека не было.
Ладно, может, Лиам несколько запутался – он не привык различать следы в городе, а городская вонь сыграла шутку с его нюхом. Алек мог просто сидеть дома весь день. Он не самый общительный парень во вселенной. То, что на тебя поставили метку, никому не прибавляло общительности. Или, может, ему просто захотелось побыть дома. Лиам решил позвонить Алеку с утра. Как волк, он мало что мог сделать. Выть под дверью – не выход, поэтому Лиам просто отправился домой, но неприятное чувство не оставляло его.
Он не спал и с трудом дождался шести утра, отчаянно надеясь, что услышит голос Алека, чертовски разозленного тем, что его разбудили так рано. После третьего гудка Лиам почувствовал, что сердце заколотилось от страха. И дурного предчувствия. После десятого у него задрожали руки, и Лиам положил трубку.
Алек мог просто уехать. Хотя и не упоминал об этом. Наоборот, казалось, он очень хотел увидеть Лиама еще.
Трей дал бы им знать, если бы четверка вернулась. Вот только Трей всегда был темной лошадкой.
В девять утра Лиам позвонил Алеку еще раз, но никто не ответил, и он с трудом поборол панику. Наверное, он делает слишком поспешные выводы. Кто его знает, у Алека мог быть и другой бой-френд. Хотя Лиама пока сложно назвать его бой-френдом – уж это-то он знал наверняка. Одна ночь еще не значит, что ты чей-то бой-френд.
Лиам отправился в библиотеку. Пронесшись через стоянку, он взбежал по ступенькам, надеясь увидеть, как Алек расставляет книги на полки. Потянув носом, Алека Лиам так и не учуял. Зато заметил Шэрон, женщину, которая показывала ему, где искать библиотекаря, когда Айра притащил его сюда в ту субботу знакомить с мистером Алеком.
- Здравствуйте, Шэрон.
Она подняла взгляд с экрана компьютера. Ее глаза расширились, когда она узнала его, и Лиам почувствовал ее… возбуждение, не страх. Он с трудом сохранил на лице бесстрастное выражение, потому что эта женщина ему не нравилась, хоть он и не понимал, почему. Она дружелюбно улыбнулась.
- Привет.
- Вы не могли бы подсказать, а Алек… - Черт, он даже не знает его фамилии, - сегодня работает?
Ее лицо помрачнело.
- О, мне очень жаль.
- Жаль? – встревоженно переспросил Лиам.
- Алека уволили. – Ее сожаление казалось искренним.
- Уволили?
Она развела руками и слегка пожала плечами, как бы говоря «ну, вы знаете, как это бывает», но Лиам не знал.
- С какой стати его уволили?
Она наклонилась вперед и прошептала.
- У нашего начальника был на него зуб.
Ладно, проехали.
- И где он сейчас?
- Не знаю. – Ее голос прозвучал так, словно она защищалась.
- А кто знает?
- Он здесь работал, а не жил. – Ее взгляд снова вернулся к компьютеру. Ей явно хотелось, чтобы Лиам ушел.
- Могу я узнать ваше имя?
Она замешкалась.
- Шэрон Экклз. - Голос ее стал еще тише. - Скажите ему, что мне жаль, очень жаль.
- О чем вы жалеете, Шэрон?
Но она уже отвернулась, выражение лица стало замкнутым.
- Мну нужно работать. – Она встала из-за компьютера, и Лиам остался один.
Черт, Алек. Где же ты?
Какое-то время он поездил по городу, словно ждал, что заметит Алека, шагающего по тротуару. Потом разозлился на себя за то, что попусту тратит время, и поехал домой. Когда он поднялся по ступенькам, на крыльце, прижав колени к груди и слегка раскачиваясь, сидела Вероника.
Он, нахмурившись, посмотрел на нее.
- Можешь зайти, Вероника.
Она подняла голову, на лице ее было то же волнение, что и в душе Лиама. Он протянул руку, помог ей подняться, и они замерли, обнявшись, пытаясь успокоить друг друга.
- Мне хотелось побыть здесь. – Она отстранилась. – Ладно, пошли. Нам нужно поговорить.
Лиам вытащил ключи и кармана. Хотя Кейси с Айрой были дома, они всегда держали двери запертыми.
- Кроме того, - продолжила Вероника, - Кейси начала бы суетиться.
Лиам поглядел на Веронику. Обычно она наслаждалась почти материнской заботой Кейси, особенно, если вспомнить, что ее настоящая мать сбежала много лет назад. Ох уж эти оборотни и их мамаши. Пища для философского трактата.
- Плохие новости. От Трея, - сказала Вероника.
- Ну, хороших мы от него и не ждали, разве нет?
Когда она не стала защищать дядю, все внутри Лиама сковал страх. Он и так волновался за Алека. Лиам повернулся к сестре и спросил:
- Так в чем дело?
- Четверка поблизости. Трей говорит, что нужно забрать Айру из школы, пусть посидит с тобой дома.
Лиам потер затылок. Ночной кошмар начинался снова, и между жерновами может угодить не только Айра. Но брата он хотя бы может защитить.
Вероника хмуро посмотрела на него, словно поведение Лиама казалось ей странным.
- На Трея напали.
- Он в порядке? – Лиаму не нравился Трей, но он не хотел, чтобы тот пострадал. Потому что, нравится ему или нет, сейчас Лиам зависел от волка.
- Не знаю. – Голос ее был очень тихим. Она всегда очень переживала за этого бесчувственного ублюдка, потому что три года назад он помог ей отыскать брата. Но того, что Трей – ублюдок, это не отменяло. – Он взял два дня, чтобы оклематься.
Лиам вскинул брови.
- Хочешь сказать, он чуть не погиб?
- Трей никогда бы не признался в чем-то подобном, но как еще четверка могла от него уйти? Он наверняка сильно ослаб. Сейчас он идет по их следу. – Вероника замолчала. – И здесь начинаются совсем плохие новости. С ними маленькая девочка, Лиам. Волчонок.
- Девочка-волчонок? – Они были очень редкими. И, к несчастью, ценными для мужчин-волков, которые хотели завести щенков. – Где, черт возьми, они смогли достать ее?
- Видимо, у какой-то дальней родни Люка. Трей говорит, ей не нравится человеческая форма, поэтому почти все время она проводит в волчьей.
Лиам передернулся.
- Слишком маленькая для этого.
- Как будто я этого не понимаю!?
- Она может быть уже не совсем нормальной. Как с ней обращаются? – Лиам не понаслышке знал, как четверка поступает с детьми. Хотелось спасти девочку, отыскать Алека и просто спасти мир.
- Трей думает, хорошо. Он считает, что они пытаются добиться ее доверия, поэтому осторожничают.
Лиам фыркнул.
- Последняя волчица, которая попала в их руки, покончила с собой, эксперимент оказался не слишком удачным. – Ему не хотелось думать об этом. Он не мог позволить себе вспомнить о кошмаре, в который превратили его детство, хотя мельком он несколько раз видел девочку на пару лет моложе него, до того, как она свела счеты с жизнью.
Вероника молчала. Она просто сжимала и разжимала пальцы.
- Это было до меня, Ви. – Мать отдала его Габриэлю уже после смерти девочки.
Она резко кивнула.
Он показал в сторону кухни.
- Я все утро бегал, умираю с голоду.
- Я тоже, пожалуй, поем, - сказала она невыразительным голосом.
- Тебе лучше… - он вытащил из холодильника отбивные, - остаться здесь, пока все не кончится. Вам с Дэвидом. Они могут придти и за тобой, ты же понимаешь.
Ее губы дрогнули.
- Я бесплодна, и им это известно. Я вне опасности.
Лиам знал, что она сама так пожелала, Вероника не хотела, чтобы, благодаря ей, в мире стало больше волков.
Но он никогда особо не задумывался об этом, иначе понял бы, что она все равно жалеет о своей неспособности иметь детей.
- Ржаной или пшеничный? – спросил он, просто чтобы что-то сказать.
- Все равно.
Лиам выбрал хлеб и сделал сэндвичи. Готовка заставила его вспомнить о Кейси. Она была где-то внизу, скорее всего, занималась стиркой. Нужно отправить ее куда-нибудь, пока не явилась четверка. Хотя Айра будет скучать. Лиам сделал глубокий вдох, чувствуя, как запах Айры успокаивает натянутые нервы. Его брат в безопасности. А вот Алек… Они сели обедать, и Лиам попытался выдавить из себя слова. Но почему-то признаться Веронике в том, что Алек пропал, было все равно что сделать грозящую ему опасность более реальной. Она почувствовала его состояние, перестала жевать и посмотрела на брата.
- Алек пропал, - сказал Лиам. – И время так совпало… мне не по себе. – Он прижал ладонь к груди. – Боюсь, что он может быть у них.
Она задумчиво посмотрела на него.
- Трей сказал, что они в нескольких днях пути отсюда.
- Трей был ранен, Вероника. – Раненые волки теряли представление о времени, все их тело фокусировалось на том, чтобы излечиться. Иногда это сбивало их с толку. – Я очень боюсь за Алека.
- Надеюсь, ты ошибаешься, но мы будем искать.
- Хорошо. – Лиам сделал глубокий вдох, задумавшись, как он собирается защищать Айру и Веронику и при этом искать Алека. Он не мог подвергнуть всех опасности; но и пожертвовать кем-то из семьи ради остальных он тоже не мог. Ему хотелось, чтобы Трей поскорее добрался сюда. Хотелось, чтобы Алек, черт, он очень надеялся, что Алек по неизвестным ему причинам сорвался с места и улетел куда-нибудь на Багамы. Вероника сжала руку Лиама, и тут в кухню вбежал Айра и радостно повис на ней.
- Привет, - сказала она с широкой улыбкой.
Айра отодвинулся.
- А где Дэвид?
- Он скоро приедет.
Лиам поднял брови. Дэвид совсем не обрадуется изменению жилищных условий.
- Он приедет, - сказала она Лиаму. – Он понимает, насколько это серьезно. Хотя мы думали, у нас будет больше времени. Но если… - Она отвела глаза.
Если Алека похитили, то время истекло...
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 13:59 #11 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Извиняюсь, что как всегда задержала((( Сорри, глава какая-то дурацкая((( Следующая гораздо интереснее))))

Глава Восемь
[/b]

Следующая пара дней была адом. По ночам Алек просыпался, дрожа от холода, а чертов щенок поскуливал, лежа рядом с ним и иногда прижимаясь к нему спиной, словно желая поделиться теплом и нежностью.
Какого черта ему надо? Зачем он здесь торчит? Ах да, Алек же его любимец. Боже. Он никак не мог сосредоточиться. Осознать положение дел. Положение. Ну не смешно ли? Прикован цепью к цементному полу в заброшенном сарае где-то в лесу. Дело дрянь.
Несколько раз приходил Люк. Он был в волчьем обличии, нависал над Алеком и тяжело дышал, оскаливая зубы – Алек старался не вздрагивать. Хотя это не всегда ему удавалось. Что Алек по-настоящему ненавидел, так это визиты Габриэля с его больным чувством юмора, холодными глазами и неприятными ласками, которые приходилось терпеть. Наверное, он должен быть благодарен за то, что Габриэля не интересовали его задница или еще что-нибудь, но, когда ты прикован к полу, трудно чувствовать себя благодарным за что-либо.
Он не мог есть собачью еду, его постоянно рвало.
Волчонок таскал для него обычную, Алек не знал, будут ли у нее из-за этого неприятности, но все равно ел. У щенка были странные отношения с этими мужчинами. Ей не нравилось их присутствие, и все же они о ней явно заботились. Словно хотели понравиться, но не знали, что с ней делать.
Обычно она таскала ему всякую мелочь – хлеб, чипсы. Не слишком-то питательно, но он постоянно был голоден и сметал все, даже несмотря на то, что оно побывало у нее во рту.
Он пил из шланга, который притаскивала она – она даже знала, как включать его.
Единственное, что помогало ему держаться – это мысли о Лиаме. Его рассудок цеплялся за время, что он провел с золотым мальчиком; воспоминания успокаивали. Кто-то любил его, пусть и недолго. Может, такого больше никогда не будет – потому что сейчас положение не радует – и Алек хватался за тепло ночи, проведенной вместе. Это помогало, когда он замерзал ночами.
К концу второго дня щенок тоже стал утешать его. Интересно, стокгольмский синдром применим к щенкам-оборотням? Он ловил себя на том, что мечтает, как они оба сбегут от Габриэля и Люка. Хотя не то, чтобы он знал, как ухаживать за оборотнем, который никогда не превращается в человека.
На третье утро, давясь черствым бубликом, он спросил:
- Что такая хорошая девочка делает с этими парнями?
Она приподняла хвост, услышав слова «хорошая девочка»… - ей, похоже, нравились комплименты, поэтому он говорил их как можно чаще – но опустила, когда он закончил вопрос, и грустно заскулила.
- Знаешь… - он уже упоминал об их проблемах в общении? - если бы ты превратилась в человека, мы могли бы поговорить. Мне очень бы этого хотелось. Здесь несколько одиноко, только ты и я. Хотя ты очень симпатичный волчонок.
Она снова задрала хвост. Ей никогда не надоедало, если кто-то хвалил ее красоту, хотя Алек старался этим не злоупотреблять. Ему очень хотелось до нее достучаться. Да, подобный план не слишком обнадеживает, но щенок и ее относительная свобода были единственной возможностью сбежать, которая приходила на ум. Они были бог знает где с двумя безжалостными ублюдками. Алек пару раз обдумывал идею закричать изо всех сил, но был слишком слаб и боялся, что придет Габриэль, чтобы заставить его замолчать.
Клэр с умоляющим видом подошла к нему. Он вздохнул.
- Да, девочка.
Алек похлопал ее по голове, ей нравились его прикосновения. Похоже, с ним ей было уютнее, чем с Габриэлем и Люком. Несмотря на его ужас перед оборотнями, Алеку было сложно ненавидеть и ее тоже.
Может, когда она подрастет, то тоже станет такой, как они, и это ужасно.
Потому что сейчас она была очень милым созданием.
- Мне хотелось бы, чтобы ты ушла от этих людей, Клэр. – Она замерла и посмотрела на него большими, карими глазами с золотистыми крапинками. – Это очень плохие люди и очень плохие волки.
Она заскулила и уткнулась носом ему в ладонь, словно хотела поблагодарить за то, что он позволял ей лежать рядом.
- Никто не должен быть чьей-то собственностью, Клэр. – Алек говорил тихо, стараясь, чтобы голос не дрожал.
Поскуливая, она почти отчаянно лизнула его ладонь, и он замолчал. Наверное, выбора у нее нет. Многие дети зависят от взрослых.
В ту ночь, к ужасу Алека, к сараю подошел Габриэль. Он посмотрел на Алека, который продолжал лежать на полу, уставясь куда-то перед собой, дожидаясь, когда этот визит закончится.
Пока они не сломают его морально, могут сколько угодно пытаться сделать это физически.
Клэр нервно приплясывала рядом с Габриэлем, издавая умоляющие звуки, которых Алек не понимал, но ему все равно хотелось, чтобы Габриэль сделал то, о чем она просит.
Вместо этого тот бросил Алеку:
- Ты делаешь нашу Клэр очень счастливой.
Алек подумал, что она, наверное, была в полной депрессии до того, как его сюда привезли, потому что Клэр вовсе не походила на счастливого волчонка. Она слишком часто вздрагивала, а на мордашке у нее всегда отражалась тревога.
Габриэль опустился на колени и погладил ее.
- Это важно для нас, потому что она особенная девчушка, так, Клэр?
Она гавкнула, и Габриэль нахмурился.
- Можешь хотя бы иногда не лаять?
Она тихо тявкнула, и Алек подумал, что Габриэль, видимо, тоже понимает, что Клэр от него не по себе.
Волк раздраженно выпрямился и направился к Алеку. Теперь Клэр кругами бегала вокруг него и бешено лаяла. Он остановился, явно недовольный ее поведением. Алек догадался, что Клэр пытается не дать волку подойти к нему, и задрожал – она знала, как он ненавидит прикосновения Габриэля, и хотела его защитить.
- Ладно, хватит, - рассерженно прикрикнул Габриэль.
Она съежилась, прижав уши, и он, похоже, успокоился.
- А теперь я хочу поговорить с Алеком. Он заслуживает моего внимания, ты так не думаешь?
Она затряслась.
- Вон! – Габриэль указал пальцем на дверь, и она поползла к выходу. Качая головой, он с кривой ухмылкой повернулся к Алеку. – Нужно быть более терпеливым. Ох уж эти дети, да?
Он что, ждет, что Алек ему посочувствует?
Выражение лица Габриэля вдруг изменилось.
- Или, по-твоему, она не ребенок? Может, ты думаешь, что она животное, грязная тварь? Ее семья думала именно так.
Обычно Алек с ним не разговаривал. Толку от этого все равно не было. Но в этот раз он должен был ответить, потому что она могла слышать разговор.
- Клэр – милый щеночек.
- А еще она ребенок.
Алек кивнул, ради Клэр, потому что хотя она и кралась к двери, все равно продолжала исподтишка следить за ними. Послушай, девочка, хотелось ему сказать. Ты должна превратиться в человека и поговорить со мной. Пожалуйста. Но он не станет никого умолять. Не станет.
Иначе сломается.
Габриэль снова повернулся к Клэр.
- Вон, девочка. Нам с Алеком нужно поговорить наедине.
Одна только мысль об этом пугала до чертиков. Клэр исчезла за дверью.
- Угадай, кто о тебе спрашивал? – Что-то в голосе Габриэля заставило Алека напрячься. Габриэль потрогал носком ботинка его ногу. – Ну же, угадай.
Алек сжал губы.
- Такой стойкий. Ну хорошо, подсказка - это оборотень. – Габриэль обхватил голову Алека, тот вырвался, и Габриэль грубее обычного - наверное, из-за раздражения на кривлянье Клэр – схватил Алека за волосы и заставил посмотреть на себя. – Думаешь, ты не знаешь других оборотней?
Сердце Алека делало кульбиты, хотя сам он лежал абсолютно неподвижно. Выражение лица Габриэля говорило, что ему очень хочется сделать Алеку больно.
Габриэль тряхнул его.
- Отвечай.
- Люк, - сказал Алек, несмотря на то, что поклялся молчать. Он просто хотел, чтобы Габриэль оставил его в покое.
- Нет, попробуй еще раз.
Алек сглотнул.
- Я знаю не так уж много оборотней.
- Этого знаешь. И очень близко. – Габриэль довольно улыбнулся.
- О чем ты, черт возьми?
Габриэль ударил Алека по лицу, в голове загудело, волк снова схватил его за волосы:
- Выказывай мне должное уважение, иначе будет хуже.
Алек стиснул зубы. Все-таки надо было молчать.
- Кого ты знаешь о-чень-бли-зко? – протянул Габриэль, отчего у Алека по коже побежали мурашки. Габриэль не мог знать о золотом мальчике, о солнце, о единственном утешении Алека.
- Назови его имя, - приказал Габриэль.
Алек вздрогнул. Волк не знал. Он ухватился за эту мысль.
- Лиам, - произнес этот ужасный, холодный голос.
Алек дернулся, попытался вдохнуть. Слух обманывает его, рядом раздался тихий смешок Габриэля.
- Неплохо, хотя я ожидал более сильной реакции. – Габриэль наконец отпустил голову Алека. – Ты ведь не ожидал услышать от меня его имя, да? Ты даже не знал, что он волк. Но он, конечно, не стал делиться с тобой своим секретом. Ты был просто его игрушкой.
Алек невольно покачал головой. Габриэлю нравится играть с ним, мучить его, вот и все. Его слова от этого не становятся правдой.
- Не веришь? – Довольный голос Габриэля действовал на нервы. – Разве ты не помнишь его странное поведение? Готов поспорить, Лиам нюхал тебя гораздо чаще, чем делал бы любой нормальный парень. Мы, волки, любим запахи.
Да, вспомнил Алек. Но нет, Лиам никогда не сделал бы ему больно. Он не мог понять, что все это значит, откуда Габриэлю известно его имя. Алек хотел, чтобы время, проведенное с Лиамом, принадлежало только ему, неприкосновенное, незапятнанное. Чтобы ужас, что вызывал в нем Габриэль, не касался этих воспоминаний. За эти несколько дней его мысли слишком часто возвращались к Лиаму. Их ночь стала тем убежищем, в котором укрывался рассудок, когда на Алека накатывала паника.
Лиам не мог быть одним из них. Не. Мог!
- Опять так тяжело дышишь. Я слышу запах смятения. – Алек почувствовал, что Габриэль смотрит на него, но не поднял глаз. – Думаешь, мы тебя случайно нашли, да? Нас послал Лиам, сразу, как ты ему надоел.
Нет! Слово эхом разлетелось в его голове. Лиам не мог. Для них это был не просто секс. Нельзя подделать такие эмоции. Алек был уверен в этом.
Лиам сказал, что будет скучать.
Если бы только его оправдание насчет загруженной недели не было таким неубедительным. Алек боялся, что его сейчас стошнит.
Габриэль сел на корточки рядом с ним, лицом к лицу.
- Лиаму, - медленно начал Габриэль, - надоело с тобой трахаться. Его от тебя тошнило. И он отдал тебя нам. Хотя, может быть, он будет тебя навещать, чтобы вспомнить старые добрые времена.
О, это больно, чертовски больно. Алек старался не шевелиться – тогда Габриэлю становилось скучно, и он уходил. Алек не хотел истекать кровью ради чьего-то развлечения. Габриэль продолжал что-то говорить, но Алек больше не слушал. Он не знал, как долго Габриэль пробыл с ним – может, минуту, а может, час – но в какой-то момент он понял, что Габриэля нет, и в сарае стоит тишина. Алек наклонился вперед и обхватил себя руками, потому что больше было некому.
Это несправедливо. То, что в шестнадцать родители вышвырнули его из дома за то, что он гей, тоже было несправедливо. Но это случилось. И он это пережил. Но людей не кусали оборотни, их не приковывали цепями к полу в сараях. Такого просто не бывает.
Боже, его лицо было мокрым, хотя он не плакал; это ничего не изменило бы. Он перекатился на бок и уставился в стену, шумно дыша, как говорил Габриэль. Время шло. Алек никак не мог прийти в себя. Может быть, он даже отключился ненадолго. Он поклялся быть сильным, но имя Лиама заставило его сломаться.
День закончился. Поднялась луна, и Алека начало трясти. Он не сможет. Не сможет.
- Я сильная, - услышал он детский чистый девичий голосок, Алек резко выпрямился. Он едва удержался от крика и быстро заморгал, пытаясь собраться с мыслями и понять, кто и что говорит.
Сквозь слезы он увидел маленькую голую девочку с карими глазами и спутанными волосами.
Рыжими, наверное, в лунном свете не разглядишь.
- Это я, Клэр, и я сильная.
- О, Клэр. – Его голос прервался. Такая хорошенькая, но слишком худая, слишком грязная и слишком напуганная. Синие венки выделялись на ее лице и худой груди. Плечи опущены.
- Ты был такой грустный. Я подумала, ты будешь рад меня видеть.
- Я очень рад тебя видеть, - сказал Алек. – И рад, что ты сильная, - добавил он.
Она опустилась на четвереньки, и Алек заворожено смотрел, как она подбирается к нему, ее движения очень напоминали волчонка Клэр. Алек протянул ей руку, она по-волчьи ткнулась в нее носом, но потом прижалась к нему, как маленький ребенок. У него заныло сердце – что за жизнь была у этой малышки?
- Ты знал, что я умею разговаривать? – спросила она.
Алек заморгал, он даже и не думал иначе, хотя, наверное, стоило.
- Да, - просто ответил он.
- Меня научила мама.
- Здорово.
- До того, как ее забрали.
О, какая безумная ночь, Алеку казалось, что еще немного - и его сердце просто не выдержит.
- Мне жаль, что ее забрали, Клэр. – Он прерывисто вздохнул.
- Моя мама хорошо за мной присматривала. Так говорит Трей.
Кто такой Трей? Но Алек решил, что сначала нужно задать другой вопрос.
- Где Габриэль и Люк? – Он бы не вынес, если бы кто-нибудь из них решил его проведать.
- Они гуляют, - сказала она, словно это все объясняло. Что ж, по крайней мере, их нет здесь. – Я еще слишком маленькая, чтобы забегать далеко.
Алек кивнул, словно ему это было прекрасно известно. Какое-то время они сидели молча.
- Спасибо за то, что превратилась для меня в человека, Клэр.
- В полнолуние это нелегко. Некоторые волки не могут быть людьми во время полной луны. Но Трей говорит, что я очень сильная, поэтому я могу.
- О. – Что ж, можно и спросить. – А Трей – тоже оборотень, да?
- Да. – Она кивнула для выразительности. – Но он хороший. Он мой друг.
Алек задумался, возможно ли это. Он надеялся, что да. Клэр заслуживала друга, и хотя теперь Алек считал и себя ее другом, сейчас он самый бесполезный из друзей. Потерявшие надежду всегда такие.
- Клэр, Люк и Габриэль плохие, очень плохие люди. Ты должна бежать. Где сейчас твой друг? Ты можешь пойти к нему? – Может, Алек и не выберется отсюда живым, но она должна, должна.
Клэр стала отковыривать грязь с пальца на ноге, и Алек ждал, пока она не подняла глаза и не посмотрела на него сквозь растрепавшиеся волосы.
- Габриэль говорит, что они убили Трея, но Габриэль лжет.
- Габриэль лжет, - повторил Алек, крепче обнимая Клэр.
- Да. Габриэль сказал, что не станет делать тебе больно, потому что ты мой любимец.
Алек потер лицо.
- Да, и что?
- Ты есть хочешь?
Он не хотел, совсем не хотел есть. Но если он не хочет сдаваться, то нужно хотя бы попробовать.
- Да.
Она встала.
- Клэр. Ты простудишься. Надень что-нибудь. И, может, ты сможешь принести мне одеяло?
- Хорошо. – Она побежала к дому, словно ей нравилось выполнять его поручения, хотя, может, так оно и есть. Других развлечений у нее все равно не было.
Спустя полчаса они уже жевали мясо с чипсами. Алек завернулся в одеяло, пальцы больше не немели, а вот сердце…
- Моему другу Трею нравятся чипсы.
- Угу, - кивнул Алек.
- Значит, тебе тоже?
Алек улыбнулся.
Личико Клэр стало серьезным.
- Но я не могу быть с Треем. Хотя я ему нравлюсь, он не умеет воспитывать детей. Он собирался отвезти меня к оборотню, который умеет. – У Алека стало покалывать в затылке, перед глазами встал Лиам. – Оборотню, который умеет воспитывать детей?
Она торжественно кивнула.
- А Лиам хороший? – Она посмотрела прямо на Алека, встревоженно нахмурив брови. – Габриэль говорит, что ты знаешь его.
У Алека перехватило дыхание – он не мог ответить. Боялся, что ему слишком хочется, чтобы Лиам в самом деле оказался хорошим.
Она посмотрела на свои ноги, обхватила лодыжки и начала раскачиваться.
- Габриэль лжет, а Трей – нет. Трей говорил, что Лиам сможет за мной присмотреть. А еще, если бы Лиам взял меня к себе, то у меня был бы брат. – Она говорила с такой тоской, словно думала, что это никогда не произойдет.
Айра. Айра тоже оборотень. Черт.
- Но Лиам не пришел за мной. – В ее голосе звучало отчаяние. – Он пришел за Айрой, потому что Айра его брат, а я никто.
Алек сглотнул, пытаясь говорить ровно. У него было слишком много вопросов, а выбрать нужно было самые важные.
– А Габриэль и Лиам – друзья, Клэр?
Она покачала головой.
- Габриэль ненавидит Лиама. – Она с надеждой посмотрела на Алека.
- Ты ведь мой друг, да?
- Да, Клэр, я твой друг.
Она огляделась.
- Они не должны узнать. Я не хочу, чтобы они знали, что я с тобой говорила.
- Я тоже не хочу. Но ты должна поговорить со мной еще как-нибудь.
- Хорошо, но они могут скоро прийти.
- Тогда тебе пора.
Она выскользнула из сарая, и Алек тяжело опустился на пол, прижав ладони ко лбу, словно чтобы не дать голове расколоться. Сколько же всего этих оборотней?
Габриэль ненавидел Лиама. Алек ненавидел Габриэля. Может, Габриэль солгал, и Лиам вовсе не ненавидел Алека. Потому что сделать из своего любовника игрушку – так можно было поступить только с кем-то, кого ты ненавидишь или презираешь. А Алек мог бы поклясться, что Лиам его не презирал.
И все же он оборотень, напомнил себе Алек, а еще Лиам хотел увидеть его шрам.
И, конечно, прекрасно понял, что это такое. Метка.

"Стокгольмским синдромом" называют необъяснимую симпатию заложника к террористу, для которой, кажется, нет никаких оснований.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 14:00 #12 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Девять
[/b]

На следующий день Габриэль пришел позлорадствовать, но ему быстро надоело, потому что Алек вел себя так же как раньше. Видимо, называя имя Лиама, Габриэль ожидал более сильной реакции. «Габриэль лжет», - повторял про себя Алек словно мантру. Он молился, чтобы это было правдой.
Когда Габриэль ушел, Алек тихо заговорил с волчонком, попросив ее снова придти к нему, когда мужчины уйдут.
Она тихо гавкнула, Алек понял это как «да».
- Я хочу, чтобы ты рассказала мне все, что знаешь о Лиаме, договорились? Потому что я пытаюсь придумать для тебя план.
Она склонила голову набок, а чуть позже исчезла и вернулась на этот раз с сырыми хот-догами. По крайней мере, это были протеины, и хотя в желудке творилось черте что, выбирать не приходилось. Он с трудом прожевал хот-доги и запил водой, чтобы избавиться от неприятного привкуса. Алек решил, что волки не замечают, что еда пропадает, или им просто все равно. Они не особо следили за Клэр, и Алек никак не мог понять, почему она остается ними. Что им нужно от маленькой девочки? Слава богу, сексуального интереса он не заметил. Может, это ее «друг» Трей отдал Клэр им? Алек надеялся, что нет.
Лиам уж точно заботился об Айре лучше, чем эти твари – о Клэр. Пожалуй, это все-таки кое-что говорит о характере, оборотень он или нет. Хотя Лиам все равно мог предать Алека, ведь он видел шрам.
Метка. Его пометили, и это его судьба.
Клэр. Если удастся придумать, как сделать так, чтобы она была в безопасности, он сможет продержаться еще пару дней, прежде чем совсем слетит с катушек.
Наступила ночь, а волки так и не пришли. Только Клэр, совершенно голая в свете луны. Девочка замерзнет до смерти, если и дальше будет так делать.
- Тебе нужно одеться, - сказал Алек.
- Мне не нравится одежда. В ней неудобно.
- Скоро зима. Она тебе понадобится.
Клэр пожала плечами.
- У меня есть мех.
- Когда у тебя есть мех, ты не можешь со мной говорить.
Она улыбнулась, впервые за все время - на ее щеках появились ямочки, и Алек подумал, что девочка просто прелестная. Прелестная, но грязная, хотя… грязь волновала его гораздо меньше ее безопасности.
- Клэр, ты должна рассказать мне все, что знаешь о Лиаме.
Она присела на корточки.
- Когда-то он был с ними, но потом ушел.
- Ушел. Почему?
Она покачала головой.
- Это было давно.
- Хорошо.
- Это было очень плохо. Габриэль ненавидит, когда волки уходят от четверки. – Ее передернуло. – Но я тоже хочу уйти. Мне здесь не нравится.
- Четверка. Значит, их четверо? – Боже, пожалуйста, пусть их будет только двое. – Она задумчиво наморщила лоб. – Иногда.
Алек не стал цепляться к этому загадочному ответу. Похоже, Клэр все же знала немного.
- А что еще ты знаешь о Лиаме?
- Он забрал с собой мальчика. Своего брата. Это Габриэлю тоже не понравилось. Он хочет вернуть его.
У Алека пересохло во рту. Он боялся, что ему слишком хочется, чтобы Лиам оказался хорошим парнем. Поэтому молчал. Клэр поджала губы и нахмурилась.
- Я не помню, как его звали, - наконец призналась она.
- Может быть, Айра?
Ее личико оживилось.
- Да! Ты знаешь Айру?
- Немного.
- А он хороший? Он хочет иметь сестру?
- Думаю, да, - медленно сказал Алек – он понятия не имел. – Клэр, ты знаешь, почему Лиам забрал Айру?
Вопрос явно ее озадачил.
- Лиам хотел сам за ним присматривать. – Она замолчала и облизнула губы. – Как, по-твоему, Лиам захотел бы присматривать и за мной?
- Да, - ответил Алек. – Наверняка захотел бы.
Ее глаза засияли.
- Но он, скорее всего, просто не знает о тебе, Клэр. Поэтому нам нужно связаться с ним и сказать, что ты здесь.
Она моргнула.
- Клэр, я знаю номер телефона Лиама. – По какой-то глупой причине Алек выучил номер на визитке Лиама наизусть. – Я хочу, чтобы ты запомнила телефон Лиама и позвонила ему, понятно?
- Я не умею пользоваться телефоном, - ответила она несчастным голосом.
- Ладно. В доме есть телефоны?
Она скорчила гримасу, задумавшись, видимо, у него просто дар ставить ее в тупик. «Она не привыкла к расспросам», - догадался Алек.
- Не знаю, - прошептала она.
Алек задумался, часто ли Клэр доводилось пользоваться современными удобствами.
- Если в доме нет, ты должна бежать отсюда и найти телефон, чтобы позвонить Лиаму.
Она покачала головой.
- Я не умею. Я не знаю цифр.
Боже, она еще и неграмотная.
- Хорошо. – Он старался говорить спокойно, хотя в голове гулко стучало. Нужно пить больше жидкости. – Дай подумать. – Он прижал ладони к вискам.
- Я могу спрятаться в грузовике.
Он вскинул голову.
- А куда они ездят?
- Не знаю. Они привозят с собой еду.
- Хорошо. Это просто здорово.
- Да?
- Ага. – Он забыл, как ей нравятся комплименты. – Ты мне очень помогла, Клэр. Ты очень умная.
Она расправила плечи, радуясь похвале.
- У меня есть одна идея, но тебе понадобится одежда, - предупредил он.
- Хорошо, - неохотно согласилась она.
- Вот и отлично. Значит, ты спрячешься в грузовике, одетая. Затем сбежишь так, чтобы они не заметили. Сможешь?
Она ненадолго задумалась, прежде чем решительно кивнуть:
- Да.
- А они тебя не унюхают?
- Я умею прятаться.
Он кивнул. Придется поверить ей на слово. Он надеялся, что Клэр не ошибается.
- Но есть одна сложность. Потом, когда они уедут, тебе придется обратиться к кому-нибудь из людей.
Ее глаза распахнулись, и Алек почувствовал себя виноватым за то, что учит десятилетнюю девочку разговаривать с незнакомцами. Но, черт возьми, с тварями, которые одних мужчин приковывают цепями, а других - убивают, ей оставаться нельзя. Она заслуживает иного.
- Убедившись, что они ушли, ты зайдешь в магазин и найдешь женщину с детьми.
- Как мама? – подсказала она.
- Точно. Как мама. – Алек глубоко вдохнул. – Скажешь ей, что потерялась и хочешь позвонить домой. Может быть, у нее есть телефон, а может, она возьмет его у кого-нибудь еще. Неважно. Попросишь ее – или кого-то другого – набрать номер, который ты запомнишь, и поговоришь с Лиамом.
Клэр уставилась на Алека огромными карими глазами, и он не мог понять, поняла ли она, что от нее требуется.
- А что, если он не захочет со мной говорить?
- Захочет, - заверил Алек. Лиам должен.
- Но я не знаю, как говорят по телефону.
- Посмотри, как будет говорить тот, кто позвонит Лиаму, и делай точно так же.
- Мне кричать?
- Нет, говори нормально, как со мной. Но тебе придется подождать, пока Лиам скажет «алло».
- А что, если он не скажет «алло»?
Может и так. Лиама может не оказаться дома. Он может быть где угодно.
- Тогда подождешь с женщиной, а потом попросишь ее позвонить еще раз. Или обратишься к другой.
Она в нерешительности закусила губу. Алек знал, что план небезупречен, но в данных обстоятельствах, это – их единственный шанс.
- Думаю, ты должна попытаться, Клэр. Оно того стоит.
- Если нормальные меня схватят, они посадят меня на цепь
Алек покачал головой.
- Они ведь будут думать, что ты тоже нормальная.
- Но я не могу все время быть девочкой, - возразила она, скривившись.
- Тебе придется, совсем ненадолго. Ты не можешь тут оставаться, Клэр. Как только ты доберешься до Лиама, тебе не придется больше быть девочкой, ведь так?
Она положила ладонь ему на грудь и стиснула ткань.
- Но мне нравится тут, с тобой.
У него заныло в груди.
- Мне тоже нравится с тобой, милая. Но это плохое место. Я буду очень рад, что ты в безопасности.
Она опять задумалась, сунула большой палец в рот и начала сосать. Алек не стал мешать ей.
- Я не хочу оставлять тебя здесь, - наконец сказала Клэр.
- Ты можешь сказать Лиаму, где я.
Ее глаза расширились.
- Я все расскажу ему, и он тебя спасет.
Алек не ответил. Может, Лиаму вообще плевать и на людей, и на метки, и просто на Алека. Ему не хотелось надеяться, потому что не хотелось снова терять надежду. Хотя он делал ставку на то, что Лиаму не все равно – тот ведь заботился об Айре.
- Да, так и сделаю. – Похоже, идея о спасении вселила в Клэр уверенность.
- Ладно.
- А если он тебя не спасет, я вернусь сюда с моим другом Треем. Ведь они держат тебя только потому, что ты нравишься мне. Последняя девочка, которая жила с четверкой, покончила с собой, и они не хотят, чтобы со мной случилось то же самое.
Боже, кто ей об этом рассказал?
- Не убивай себя, Клэр. Ты мне слишком нравишься.
Она прижалась к нему, по-волчьи поскуливая, и он крепко обнял ее.
- Алек?
- Да?
- А тебе нравится Лиам? – Голос ее звучал обеспокоенно.
Он пригладил ее грязные волосы.
- Да. – Слово прозвучало едва слышным вздохом, но Алек слишком устал, чтобы обращать на такое внимание. На него нашло какое-то оцепенение.
- А когда я должна это сделать?
- Как можно скорее. Если удастся, пойдешь завтра. Это очень важно, Клэр.
- Ясно.
- А теперь тебе нужно кое-что выучить. – Он продиктовал ей номер Лиама, и она повторяла его, пока тот не превратился во что-то вроде успокаивающего стишка.
Спустя какое-то время она встала – Алеку не хотелось, чтобы Габриэль или Люк застали Клэр с ним в таком виде. Ее тощая фигурка мелькнула в лунном свете и растворилась в темноте. Если удастся вытащить ее отсюда, это уже кое-что. Оставалось надеяться, что Лиаму все-таки можно доверять.

- Где Трей, черт возьми? – Лиам не собирался ругаться, но он ждал волка еще вчера.
Вероника раздраженно посмотрела на него.
- Я волнуюсь. То, что Трея до сих пор нет, значит, что… - Она закусила губу.
- …что он был ранен серьезнее, чем сказал, - хмуро протянул Лиам. Трею никогда не нравилось выглядеть слабым.
- Мне от этого не легче.
- Иногда обстоятельства таковы, Вероника, что нужно говорить правду.
Она сжала кулаки, но тут заговорил Дэвид:
- Сколько сейчас в четверке волков?
- Трое, - отозвалась Вероника. – Хотя девочка не в счет.
- А как она к ним попала? – Вопрос Дэвида точь-в-точь отражал мысли Лиама. Откуда взялась девочка?
- Не знаю. Трей не распространялся. Ты ведь знаешь, что он не любит телефоны. – Трей не любил телефоны, потому что его бывшие работодатели из ФБР горели желанием его отыскать. Но у Лиама не было времени волноваться о проблемах Трея.
- Алек у четверки, - уверенно сказал он. – Его нужно найти, с помощью Трея или без.
- Ты ничего не знаешь навер… - начал Дэвид.
- Алек у них, - повторил Лиам. – Я знаю. Я знаю их. Я жил с ними.
- Десять лет назад, - возразила Вероника.
- Габриэль не изменился, могу тебя заверить. Трею следовало давным-давно пусть пулю в голову своему братишке.
Вероника и Дэвид уставились на Лиама. Они верили, что Трей пытался. Лиам же очень сильно в этом сомневался, а теперь Алек у Габриэля. Лиам с ума сходил от страха.
- Мы не можем просто ждать, пока он убьет его.
- Но нам нужно защитить Айру, - тихо сказала Вероника.
Лиам вызверился на нее.
- Именно поэтому я здесь.
Вероника вздрогнула. Он вел себя как настоящий альфа, но ему было все равно.
- Я хочу защитить всю свою стаю, а не только избранных.
Дэвид выругался и встал перед Вероникой, готовый защищать ее перед Лиамом. Но тот отвернулся. Это было нелегко - ему хотелось крови, но не этих двоих, не его единственных друзей.
- Дело не в «избранности». Это четверка похитила Алека. От нас ничего не зависело. И ты все равно его искал. – Голос Дэвида звучал ровно, но с явным осуждением. Ночные отлучки Лиама оставляли всех уязвимыми перед нападением четверки. Поэтому он никогда не уходил далеко и надолго. Лиам стиснул кулаки. Именно поэтому его поиски практически ничего не дали. Но он не мог просто сидеть и ждать.
Вероника положила ладонь на плечо Лиама, и от ее прикосновения дышать стало легче.
- Сет будет здесь завтра, Лиам. Он поможет защитить нас, а ты сможешь бросить все силы на поиски Алека.
Подавив стон, Лиам повел плечом, скинув ее руку. Будет слишком поздно. Уже слишком поздно. Но он будет пытаться, нельзя оставлять Алека на произвол судьбы. Лиам потер глаза. Вероника обошла его и обняла - она редко делала такое, потому что Дэвид ревновал. Лиам зарылся лицом в ее волосы. Дыхание защекотало ему шею:
- Мне жаль, что Сет не может прилететь, пока не начнется новолуние.
Лиам сделал шаг назад и кивнул. Путешествия во время полной луны по меньшей мере рискованны.
И все же он чувствовал, что виноват в том, что не смог защитить Алека. Нужно было сказать ему правду – ага, и напугать его до чертиков.
Звонок телефона заставил Лиама вздрогнуть. Потерев лицо, он взял себя в руки, подошел к стене и снял трубку.
- Алло?
- Ммм, Лиам, Лиам? – Запыхавшийся голосок быстро повторял его имя, делая ударение на второй слог, будто слово было странное и незнакомое.
- Да, - протянул он. От звука тяжелого дыхания в трубке волосы у него на затылке зашевелились. – Алло?
- Лиам? – повторили на том конце, в голос вкрались сомнение и отчаяние.
Лиам почувствовал, как на спине и плечах выступил холодный пот.
- Я Лиам, - ответил он как можно спокойнее. И дружелюбнее. Голосок был совсем детским.
- Друг Алека. – Прошептала его собеседница, будто не хотела, чтобы ее слышал кто-нибудь, кроме Лиама. А потом уже громче спросила – так, словно долго репетировала. – Можно мне домой, Лиам?
- Да. Да. – Голова не желала работать. – Где ты, «друг Алека»? Я сейчас приеду. Только скажи, где ты.
- Я не знаю. - Ее голос прозвучал растерянно, и на какое-то мгновение Лиамом овладела паника.
- Опиши мне место, где находишься, - предложил он. – Сможешь?
- Тут леди хочет с тобой поговорить.
Леди. Детский голосок – его единственная ниточка к Алеку – пропал, и в трубке раздался женский голос:
- С вашей девочкой все в порядке, сэр. Она говорит, что потерялась.
Лиам не знал, что на это сказать.
Женщина продолжала:
- Если вы приедете… - Под внимательными взглядами Вероники и Дэвида Лиам нацарапал название магазина, адрес и телефон.
- Боже, - выдохнул он – теперь ему хотелось поговорить с девочкой. – Это почти в часе езды.
- Да? – Похоже, женщина была изумлена. – Господи. Она сказала, что просто отстала от вас. Наверное, потом она еще и убежала…?
Лиам тоже не мог придумать этому объяснение.
- Пожалуйста, очень вас прошу, присмотрите за ней, пока я не приеду. Мой рост шесть футов, светлые волосы, зеленая куртка.
Женщина понизила голос.
- Должна предупредить вас, она сильно испачкалась. Не знаю, где она лазила.
- Хорошо. – Лиам не мог понять, чего от него ждут. – Я просто хочу, чтобы она была в безопасности. С ней ведь все в порядке?
- Да. Я за ней пригляжу. У нас тут есть цветные карандаши.
- Замечательно.
- Я так понимаю, ей нельзя смотреть телевизор? – Вот как? – Потому что она не знает, что такое телевизор. – Заметила женщина с каким-то священным ужасом.
- Будет просто отлично, если она посмотрит телевизор. Неважно. Главное, чтобы она была в безопасности.
- Она сейчас ест! – радостно воскликнула женщина, явно довольная тем, что девочка-волчонок хоть в чем-то ведет себя так же, как нормальные дети.
- Прекрасно, - заявил Лиам. – Я уже еду. – Пора заканчивать разговор и садиться за руль. Он повесил трубку, повернулся и посмотрел на Веронику и Дэвида. – Это маленькая девочка. Называет себя другом Алека. Должно быть, это она.
Вероника нахмурилась.
- Может быть. Ее зовут Клэр?
- Я не спрашивал. Нужно ехать. Сейчас же.
Дэвид кивнул.
- Так поехали.
- Да, будем держаться вместе. – Глаза Вероники заблестели. – Наконец-то зацепка, Лиам. Дэвид, возьми ружье.
Они вытащили Айру из спальни и забрались в пикап.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 14:03 #13 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Вычитка - Жонглер)))

Глава Десять
[/b]

Алек думал, что сейчас потеряет сознание от страха. Но хотя Габриэль с Люком пришли в сарай и стали избивать его – он послушно изображал из себя боксерскую грушу, а они все спрашивали, где Клэр – похоже, волки пока не собирались его убивать. Их больше заботило, как найти девочку.
Кроме того, апатия Алека убедила их в том, что он ничего не знает о ее судьбе. Напоследок Люк пнул Алека в живот. А Габриэль – что еще хуже - перевернул миску с водой. Это случилось еще днем, и сейчас, ближе к ночи, его страшно мучила жажда.
А еще глухое отчаяние. Несмотря на эйфорию, охватившую его, когда он понял, что Клэр сбежала, Алек чертовски боялся, что ее поймают и накажут, что его план и ее побег окажутся безуспешны. Он не вынес бы подобного удара. Шли часы, и страх понемногу отпускал его, а мысли блуждали где-то далеко. Перед глазами мелькали картинки – детство, Клэр, родители, Лиам. Но он никак не мог сосредоточиться на чем-то одном, Алеку казалось, что он сходит с ума.
Может, Габриэль решил бросить его здесь, оставить умирать от жажды. Весь вечер он кричал изо всех сил, но без толку. Он устал, а давно пересохшее горло саднило.
Наступила ночь, и Алек задремал, то вздрагивая, то просыпаясь от кошмаров. Луна давно взошла, когда он услышал где-то пугающе близко звук мотора и резко сел, обняв колени и пытаясь унять дрожь – уже несколько дней он не мог согреться.
Они все-таки вернулись. Может, даже не одни. И только богу известно, что они с ним теперь сделают. Он мог лишь надеяться, что они не нашли Клэр.
Машина проехала по подъездной дорожке, обогнула дом. Странно. Алек съежился, когда фары ударили по глазам. Ему захотелось забиться в темный угол, спрятаться. Но два ярких луча залили светом все темные углы, поэтому он заставил себя сидеть на месте. Гордость – это, конечно, немного, но кроме нее у Алека ничего не осталось. Он заслонил глаза от безжалостно-яркого света.
Из машины выбрался человек и направился к нему. Сердце заколотилось, Алек прищурил глаза, пытаясь разглядеть, кто это. Из света показались золотистые волосы, длинное, стройное тело. Алек резко вдохнул – сейчас он не смог бы объяснить, от облегчения или от ужаса его трясет. Он не мог разобрать выражение на лице золотого мальчика. А потом на свету сверкнуло лезвие. Алек отрешенно, словно в ТВ-шоу, следил за топором.
- Подонки. – Раздалось рычание – слово относилось явно не к нему. Лезвие с размаху опустилось на цепь, приковывавшую его к цементному полу. Цепь лопнула, и Алек уставился на покореженный металл.
Он скорее почувствовал, чем увидел, что Лиам опустился на корточки рядом с ним, не касаясь его. Алек понял, что не может посмотреть волку в глаза, ему хотелось спрятать цепь, обвивавшую ногу, несмотря на то, что Лиам уже и так все видел. Алек не хотел, чтобы кто-нибудь видел его в таком состоянии – прикованным к полу, словно чья-то собственность.
- Надо уходить, - тихо произнес Лиам. Пожалуй, лучше думать, что Лиам все-таки пришел помочь.
- Я сам встану. – Голос Алека прозвучал хрипло, но не дрожал. Он выйдет отсюда самостоятельно, если уж ничего больше он сделать не в силах. Он с трудом поднялся – голова закружилась. Но он не стал обращать на это внимание, делая шаг за шагом. Тяжелая цепь тянула назад, но он, хромая, вышел из гребаного сарая. И сразу за порогом остановился, пытаясь собраться с силами, но они вдруг оставили его, и в глазах потемнело.
Руки Лиама подхватили его.
- Я держу тебя, Алек.
И он потерял сознание.
В себя он пришел уже в пикапе. Грудь стягивал ремень безопасности, на ноге все еще висела цепь. Он снова проснулся в том же ночном кошмаре.
Но в этот раз высокий голосок повторял:
- Я хочу на него посмотреть, просто посмотреть. Он очнулся, - заявила девочка, уговаривая Лиама, который держал ее. Он отпустил ее, Клэр забралась на сидение к Алеку и прижалась к нему, потираясь лицом о его плечо. Алек был слишком грязный, чтобы его обнимали, но не решился оттолкнуть ее. И он был рад, очень рад, что они с Лиамом, а не с Габриэлем.
- Послушай, Алек, - тихо заговорил Лиам, - тебе нужно попить.
- А, да. Спасибо. – Все это казалось каким-то нереальным – ехать в грузовичке с Лиамом и Клэр, оборотнями, одна из которых прижималась к нему, а второй – передавал ему бутылку с водой. Алек жадно выпил все, что в ней было. Глотающие звуки громко отдавались у него в ушах.
- У тебя за спиной упаковки с соком, Лиам. – Женский голос напугал Алека, хотя следовало догадаться, что кто-то должен сидеть за рулем, и это не Лиам. Женщина встретилась взглядом с Алеком в зеркале заднего вида. Было темно, но ее глаза тоже казались золотистыми, как у Лиама. Присутствие еще одного оборотня заставило его вздрогнуть. – Привет, я Вероника. Мы очень благодарны, что вы спасли Клэр. Спасибо.
Спас. Это хорошо. Они думали, что он спас Клэр. Может, они не станут делать из него домашнего любимца. Может, они тоже ненавидят Габриэля.
Габриэль. Они привезли Клэр прямо к нему. Он мог схватить ее. Он был вне себя.
- Вам не следовало привозить Клэр к ним. Габриэль хочет вернуть ее. Очень. – Алек не понимал отчаяния Габриэля, хотя волк говорил что-то о том, что четверке надо расти, что бы это ни значило. Клэр была еще недостаточно взрослой, чтобы вынашивать детей, но изнасиловать можно и в таком возрасте.
Лиам повернулся к нему, и Алек впервые за все это время встретился с ним взглядом, золотистым, но темным в ночи. В его глазах плескались эмоции, но Алек не мог понять, какие.
- Алек! – возмущенно воскликнула Клэр, и Алек подпрыгнул от ее громкого голоса. Черт, его все пугало, и это начинало бесить. – Лиам не знал, где ты. Ему нужна была я, чтобы найти тебя. А Вероника – чтобы вести машину. Дэвид остался охранять Айру.
У Алека просто не осталось сил спросить, кто такой Дэвид. Наверняка еще один оборотень.
- Мы не могли оставить тебя там, - решительно заявил Лиам.
Алек устало уставился в окно. Лиам сунул ему в руки пакет сока, и Алек стал пить его, хотя сок был приторно сладким, и Алека начало подташнивать. Он неимоверно устал. Клэр дважды позвала его по имени, но он лишь пробурчал что-то в ответ. В какой-то момент Лиам забрал из его рук пустой пакет из-под сока.
Клэр разбудила его, когда они остановились. Видимо, в гараже Лиама. Она не хотела оставлять Алека, но Вероника взяла ее на руки и вынесла из гаража, несмотря на слабые возражения. Алек увидел, как ее голова опустилась на плечо Вероники. Для Клэр этот день тоже был слишком долгим.
Лиам открыл дверцу пикапа и сел на корточки, когда Алек спустил ноги из машины. В руке Лиама оказалась ножовка. Глаза Алека встревоженно расширились
- Я знаю, что делаю, - заверил его Лиам. – Я работаю с деревом, конечно, у меня есть пилы. А эта цепь уже ржавая и рассыпается. Мы ее с тебя снимем. - Лиам поднял глаза и наткнулся на внимательный взгляд Алека. – Сиди и не двигайся, чтобы я тебя не поранил, договорились?
Сглотнув, Алек прикрыл глаза и сосредоточился на том, чтобы не шевелиться. Последнее время ему постоянно приходилось это делать. Нужно потерпеть еще немного времени. А сейчас, когда Алек то почти терял сознание, то снова приходил в себя, время казалось понятием переменчивым. Он ждал боли, но ее не было, только скрежет металла по металлу. Понадобилось немало времени, но ржавая цепь, наконец, соскользнула с ноги Алека. Он должен был почувствовать себя свободным.
Он, должно быть, задремал, потому что цепь и Лиам внезапно куда-то исчезли. И так же внезапно Лиам вернулся – уже с пустыми руками.
- Идем в дом. – Его губы слегка изогнулись. – Ты ведь уже был у меня.
Алек встал – его слегка шатало, но без цепи идти было гораздо легче, и он поднялся по ступенькам и зашел в холл.
- Я очень хочу в душ. – Умоляющие нотки в собственном голосе выводили из себя.
- Конечно.
Словно в тумане Алек добрался до ванной, закрыл дверь и снял грязную одежду. Он настроил температуру воды, сделав ее почти обжигающей, ему хотелось наконец согреться и смыть с себя всю грязь. Он успел трижды намылиться мылом и шампунем, когда его накрыла волна усталости, и он решил просто посидеть в ванне пару минут.

Алек слишком долго сидел в душе. Лиам мерил шагами коридор у двери, которую Алек так решительно захлопнул. Да, то, что после этого «приключения» ему нужно уединение, понятно. Лиам понимал, что Алеку чертовски хотелось вымыться, но горячая вода уже наверняка кончилась. Когда они нашли его, Алеку было явно холодно. Ему совсем не стоит сидеть в холодной воде.
Лиам постучал, потом постучал громче. Повернув ручку, он медленно отворил дверь и заглянул в наполненную паром ванную.
- Алек?
Никакого ответа.
Встревожившись, Лиам решительно шагнул в комнату, подошел к ванне и отодвинул занавеску. Он выключил начавшую остывать воду и посмотрел на Алека, который поджав ноги, прислонился к краю ванны.
- Алек?
Его ресницы дрогнули, но он так и не открыл глаз. Алек не отреагировал, даже когда Лиам коснулся его шеи. Нащупав пульс, Лиам с облегчением вздохнул. Схватив полотенце, он как смог вытер Алека, поднял на руки и отнес в спальню.
Если Клэр не ошиблась, Алек провел в том сарае пять дней. Его лодыжка посинела и стерлась в кровь. На лице проявились синяки. По крайней мере, били его нечасто.
Хотя Лиаму хотелось обнять, согреть и успокоить Алека, он старался почти не прикасаться к нему – лишь накрыл дрожащего мужчину одеялами. Алеку пришлось провести несколько дней в руках Габриэля, и Лиам собирался действовать осторожно. Не удержавшись, он откинул мокрую прядь со лба Алека и погладил того по щеке костяшкой пальца. Алек тихо вздохнул. Лиам отодвинулся.
Короткие темные ресницы Алека не шевелились. Черты лица его казались напряженными, но Лиам надеялся, что в его постели Алек хоть немного успокоится. Лиам решил поспать на полу, иначе во сне он обязательно потянется к Алеку, а волк не знал, как тот на это отреагирует.
На полу оказалось на удивление удобно, а звук дыхания Алека успокаивал после постоянного страха, который владел Лиамом последнюю неделю. Когда они приехали за Клэр, он не знал, не ошиблась ли она. Девочка казалась довольно сообразительной, даже умненькой, но она легко теряла нить повествования, словно слишком мало говорила за свою короткую жизнь. И все же она рассказала им достаточно, чтобы убедить Веронику, Дэвида и Лиама, что Алека нужно спасать.
В шесть тридцать проснулся Айра, и Лиам выбрался из спальни, оставив Алека спать.
Айра хотел немедленно видеть Алека, потому что Клэр видела его уже вчера, а Айре хотелось доказать, что он главный друг Алека. Он никак не мог понять, почему нельзя просто пробраться в спальню и посмотреть, как Алек спит.
- Алек не какой-нибудь музейный экспонат, Айра. – Больше нет.
Айра непонимающе нахмурился, а потом снова заныл.
- Хватит, - наконец прикрикнул Лиам, и Айра, надувшись, уселся в углу. Его не слишком радовало появление в доме еще одного ребенка.
Позже вниз спустились Клэр и Вероника. То, что они делили одну спальню – девочке очень нужно было общение, она боялась спать одна, - Айре тоже не нравилось. Они вместе позавтракали, а потом Дэвид увел детей в гостиную играть в Уно.
Вероника утащила Лиама обратно на кухню.
- Я очень волнуюсь за Трея. Он уже давно должен быть здесь. Как думаешь, четверка могла схватить его?
Лиам поморщился. Сейчас ему было сложно думать о ком-то, кроме Алека. Убийственная ярость, переполнявшая его при мыслях о четверке, выводила Лиама из равновесия. Но он должен думать и не позволить ярости и гневу одолеть его.
- Лиам?
- Мм?
- Я с тобой разговариваю. Нужно что-то делать с Треем.
- Трей может сам о себе позаботиться, потому что он только этим и занимается.
Она пристально поглядела на брата, и хотя он не отвел взгляда, лицо Лиама загорелось.
- Трей рискует своей задницей каждый раз, когда мы его об этом просим. Кто помог вытащить Айру в прошлом году?
- Ладно. – Лиам поднял руку. – Прости. Я не хотел. Просто этот тип меня раздражает.
- Альфы не любят альф, - сухо отозвалась она. – И тебе это известно. Так же как то, что Трей – один из нас.
А еще Трей до чертиков напоминал Лиаму Габриэля. Оба были бессердечными ублюдками, вот только Трей использовал силу, чтобы приносить пользу. Наверное.
Вероника вздохнула.
- Я понимаю, ты расстроен из-за того, что произошло с Алеком, но ты же знаешь, что я могу и волноваться за Трея, и тревожиться о безопасности Алека. Одно другого не исключает. – Она положила ладонь на его плечо. – Если бы кто-нибудь сделал то же самое с моим Дэвидом, я бы рвала и метала.
Лиам отшатнулся и посмотрел на нее, поняв, что Вероника только что сказала. Она медленно кивнула.
Его половинка. Он бы давно догадался, почему так реагирует на Алека, если бы перестал думать о прошедшей неделе, но у него просто не было времени. Лиам сделал глубокий вдох, задумавшись, как отнесется Алек к такому развитию событий. Наверное, не слишком хорошо. Кому захочется быть второй половинкой оборотня, когда на тебе то ставят метки, то приковывают в сараях?
- Ты в порядке, Лиам?
- Да, спасибо. – Хотя Лиам вовсе не испытывал благодарности. В данных обстоятельствах он был бы не прочь еще немного побыть в неведении. – Пойду разбужу Алека – ему надо попить. У него сильное обезвоживание.
Они вдвоем заставили поднос разнообразными напитками, добавили несколько тостов и кашу. Вероника поцеловала брата в щеку и ушла в гостиную, где Дэвид играл с детьми в карты.
Разбудить Алека оказалось легко – Лиам просто произнес дважды его имя. На втором разе Алек вскочил, хватая ртом воздух – на лице его появилось какое-то дикое выражение.
- Эй, это я, Алек. – Лиаму нравилось, как звучит его имя.
Пусть страх не оставил Алека, но тот выглядел гораздо спокойнее. Поняв, что Лиам хочет, чтобы он позавтракал, Алек послушно – почти механически - подчинился, что несколько встревожило Лиама. Они почти не разговаривали. Алек сходил в туалет, заполз обратно в постель и снова лег спать – все это под присмотром Лиама.
Он отнес пустой поднос на кухню, Вероника радовалась, что Алек поел. Почти весь оставшийся день Алек спал, Вероника – присматривала за детьми, а Дэвид, взяв ружье, поехал встречать Сета, брата Вероники, в аэропорт.
Вечером Алек снова поел и еще раз принял душ, почти не поднимая глаз, в то время как Лиаму очень хотелось обнять его. «Это все усталость, - сказал себе Лиам. – Ну, усталость и шок».

Снова темно. Почти все время было темно, дни становились короче, а электричества в сарае не было. Лодыжка болела, и Алек злился на себя за то, что вздрагивал от каждого звука. Он хотел быть сильным. Он должен быть сильным.
Он разглядывал цепь. Несмотря на темноту, он видел, как металл меняет цвет – переходя из ржавого в черный – точь-в-точь как его нога. Она почернела и, как цепь, превратилась в грязь. Он сдохнет в этой дыре, рассыплется в прах, и его развеет по ветру, и никто об этом не узнает. Он никогда не чувствовал себя таким одиноким.
- Алек, вставай.
Алек резко сел на постели, пытаясь сориентироваться – грудь его тяжело вздымалась. Он шумно задышал. Опять. Ему не нравилось, когда он так дышит. Хотелось сидеть и не двигаться.
- Алек, это я, Лиам.
Боже, он в постели, в постели Лиама, а не на грязном полу. Алек опустил глаза и увидел, что стискивает в пальцах пуховое одеяло, будто перья и хлопок могут спасти его от чего-то. Это просто смешно, и как он опустился до такого всего за неделю?
Лиам, однако, не смеялся, похоже, даже не улыбался, но Алек не мог посмотреть в глаза волку – нет, мужчине, который вытащил его из плена, который теперь кормил его и заботился о нем, и Алек никак не мог понять, зачем. Он не знал правил этого нового мира – мира оборотней, четверок и их любимцев.
И все же каждую ночь в том богом забытом сарае он видел во сне именно его.
- Здесь ты в безопасности. – Слегка неровный голос Лиама звучал неуверенно, что поставило Алека в тупик. Здесь же он главный, по крайней мере, Алеку так показалось. – Здесь ты в безопасности.
Алек потер лицо.
- Хорошо. – В безопасности или нет, но сейчас было гораздо лучше, чем прошлой ночью.
Лиам сидел на кровати, рядом, но не прикасаясь, и его присутствие казалось Алеку странно успокаивающим. Он с трудом разжал пальцы, сжимавшие одеяло.
- Просто плохой сон приснился, - объяснил Алек, потому что нужно было что-то сказать, чтобы показать, что он держит себя в руках. – Наверное, я слишком много сплю.
- Это хорошо. Ну, спать.
Алек прерывисто вздохнул. Наступило молчание, и Алек не знал, что сказать своему спасителю. Слова благодарности застряли в горле, и он боялся, что поперхнется. Кровать покачнулась. Лиам сейчас уйдет. Боже, Алеку не хотелось снова оставаться одному. Он просто не мог вынести этого сейчас. Он сглотнул.
- Лиам, - сказал он, метнувшись на другую сторону кровати, и тот замер. Алеку нужно было посмотреть на волка, но он не мог поднять глаз – слишком боясь, что Лиам поймет, что он испытывает. Господи, ему так надоело чувствовать себя слабым. Он стиснул зубы. Прежде чем их глаза встретились, Лиам шевельнулся, словно собираясь встать, и Алек бросился к нему, одной рукой обняв за плечи, а вторую – просунув под мышкой. Алек уткнулся лицом ему в шею. Он не знал, какого черта делает. Он ведь даже не верил Лиаму, который напряженно застыл, подвергшись внезапному нападению. Но Алек не мог разжать руки.
Он боялся, что вцепится в волка мертвой хваткой, если тот попытается освободиться. Лиам расслабился и лег на постель, сильные, успокаивающие руки обвились вокруг Алека. Одна теплая ладонь касалась ребер, а другая – сквозь тонкий хлопок ласкала спину – легкими прикосновениями к позвонкам, мышцам, лопаткам.
Лиам не мог не слышать его хриплого дыхания – Алеку понадобились все силы, чтобы не расклеиться – но, когда волк обнимал его, казалось, все не так уж плохо. Только он все равно должен спросить. Должен. Хотя и не хочет.
- Они говорили, что это ты рассказал им, – прохрипел он куда-то Лиаму в шею, - где я.
Лиам под ним замер.
- Габриэль сказал, - повторил Алек, на случай, если Лиам его не понял, - что ты отдал меня. Ему.
- Нет. – Слово прозвучало холодно, спокойно и уверенно. – Я бы никогда не рассказал Габриэлю о тебе, Алек.
- Он говорил, что тебя от меня тошнило, и ты отдал меня…
- Нет, Алек. – Лиам прижал его еще крепче, хотя Алек и так обвился лианой вокруг него. – Я бы никогда этого не сделал. Никогда. Габриэль солгал тебе.
Напряжение отпустило его, и Алек, расслабившись, приник к Лиаму, который не прекращал, успокаивая, гладить его.
- Алек, посмотри на меня?
Алек покачал головой.
- Хорошо. Но выслушай меня. Габриэль ненавидит меня, и я… я хочу убить его. Разорвать ему глотку. Вот такие у нас отношения. Я не отдаю Габриэлю людей, особенно тех, кто мне не безразличен.
Они помолчали, дыхание Алека щекотало Лиаму шею. Пальцы Лиама рисовали успокаивающий узор на спине Алека.
Зато следующие слова дались Лиаму гораздо труднее.
- Моя мать отдала меня Габриэлю, чтобы я жил в стае – я понимаю, наши ситуации разные – но это было самым худшим, что она когда-либо со мной делала. Я бы никогда никого не отдал этому человеку. Особенно тебя.
Ненадолго задумавшись, Алек сказал:
- Мне было больно слышать, как Габриэль говорит такое о нас.
Лиам поцеловал Алека в макушку. В какой-то момент Лиам почувствовал, как тянет в паху, и хотя Алека это не особо обеспокоило, он все-таки сказал:
- Никакого секса, Лиам, хорошо?
- Никакого секса, - согласился тот, запустив пальцы в волосы Алека. Больше Лиам ничего не сказал. Он просто обнимал и гладил Алека по спине. Он закрыл глаза. Алек сам не заметил, как заснул, продолжая лежать на Лиаме.

Уно - карточная игра
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 14:05 #14 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Многострадальная глава((( Мну ее пере-переводила два раза, причем, по-моему, второй еще хуже первого((( Эх((( Во все винить автора - мы не виноваты(((

Редактура - Тори))) Мерси, Солнышко)))

Глава Одиннадцать
[/b]

Они спали, обнявшись. Вернее, Алек спал, в то время как Лиам просто наслаждался тем, что его любовник в безопасности, с ним. Эти объятия казались ему такими родными. Вероника была права. Во время одной из своих нотаций на тему «тебе-надо-найти-себе-кого-нибудь», она сказала Лиаму, что волкам просто необходимы прикосновения, потому что они полагаются на тактильные ощущения гораздо больше обычных людей.
- А как же Трей? – спросил тогда Лиам. – Большего одиночки просто не найти.
Вероника раздраженно пожала плечами.
- Он исключение, но я все равно иногда думаю… Кроме того, ты же не считаешь Трея образцом для подражания.
Лиам вдохнул запах Алека. В нем все еще чувствовалось отчаяние, но шок почти прошел. И хорошо, что Алек спросил его о Габриэле. Значит, он хоть немного верит Лиаму, пусть даже и не может пока смотреть ему в глаза. Хотя причины этого волк до сих пор не понимал. До похищения Алек спокойно встречал его взгляд.
Волк почувствовал, как внутри него закипает гнев. За эту ночь его эмоции успели не раз смениться – от невероятной нежности к Алеку до ярости к Габриэлю, заслуживающего смерти.
Алек зашевелился, Лиам провел ладонью по его спине, и тот отпрянул, в широко распахнутых глаза застыла растерянность.
Что ж, вот он и встретил взгляд Лиама, только ужас – совсем не то чувство, которого тот ждал.
- Доброе утро, - прошептал он.
Все еще не совсем проснувшись, Алек смотрел на Лиама, и тот чувствовал, как колотится сердце любовника. Лиам протянул руку и обхватил его запястье, ощутив зачастивший пульс. Алек опустил глаза на пальцы Лиама, но вырываться не стал, хотя и высвободил ноги.
- Прости, если разбудил, - сказал Лиам.
Алек все-таки высвободил руку и потер глаза. Не говоря ни слова, он соскользнул с постели и поплелся в ванную. Чуть позже они с Лиамом столкнулись в дверях, и Алек отшатнулся.
Когда Лиам вышел из ванной, Алек сидел на кровати, уставившись в пустоту, выражение его лица было хмурым.
Хотя вчерашний шок, судя по всему, прошел, Алек был явно напряжен. Лиам решил, что им пора выбраться из комнаты, повидаться с детьми, хоть немного сменить обстановку.
- Готов спуститься? – спросил Лиам. – Там тебя ждут не дождутся фанаты.
- Фанаты? – Алек бросил на него короткий взгляд и отвернулся. Потом снова настороженно поглядел на Лиама, словно думал, что тот может смеяться над ним.
- Да. Айра немного ревнует, потому что Клэр видела тебя вчера, а он – нет. Хотя, нет, по правде сказать, он чертовски ревнует всех к Клэр. Раньше ему не приходилось делить взрослых с другими детьми.
На лице Алека появилась слабая улыбка. Лиам пытался уговорить себя, что это хорошо, но отстраненность мужчины его пугала. И он еще думал, что вчерашняя ночь была прорывом.
- Алек?
- Мммм? – Он стиснул в руках покрывало.
Лиам не знал, что сказать. «Ты мне не доверяешь?» казалось несколько неподходящим вопросом. Поэтому он просто сел поближе к Алеку, поднял руку и погладил мужчину по щеке, чтобы тот наконец-то посмотрел на него.
В глазах Алека читался вызов, и Лиам не смог скрыть замешательство.
- Прости, что пытался вчера сломать тебе шею. – Алек попытался пошутить, но Лиам уловил дрожь в его голосе. Волк никак не мог понять, за что тот на самом деле извиняется, и просто сказал:
- Мне нравится обнимать тебя. Это много для меня значит.
Алек смутился.
- Едва ли у тебя был выбор.
При других обстоятельствах Лиам счел бы подобную застенчивость забавной, но сейчас Алеку было слишком плохо.
- Я скучал по тебе, - тихо сказал волк. – И волновался с субботы.
Алек вскинул голову.
- Ты знал, где я?
- Я догадывался, что тебя забрал Габриэль, - пояснил Лиам. – Если бы я знал, куда, пришел бы сразу.
- Почему? – резко бросил Алек.
Лиам не понимал, из-за чего тот так злится.
- Почему? Потому что тебя нельзя… - «подчинять чужой воле» - фраза неуместная, - тебе нельзя быть с Габриэлем.
- Значит, мне нужно быть с тобой? Теперь я твой домашний любимец?
- Любимец?
- Что? Разве четверка не держала любимцев, когда ты был с ними?
- Нет. – Откуда, черт возьми, Алеку известно о «четверке»? Не желая, чтобы тот знал хоть что-то о тех ужасных двух годах, Лиам почувствовал, как у него краснеет шея.
- Зачем делать вид, что ты не понимаешь, о чем я? Разве ты не знал, что Габриэль хотел сделать из меня ручного зверька? – Алек неосознанно – как решил волк – потер шрам. Лиам протянул руку и накрыл его пальцы, потому что, несмотря на то, что Алек сейчас говорил, похоже, прикосновения Лиама его успокаивали. – Ты ведь знал, да? Знал о моем шраме и притворился, что веришь в историю про собачий укус.
- Да. – Лиам шумно выдохнул.
- Ты смеялся надо мной. Играл.
- Я хотел сказать тебе, что я оборотень, но подумал, что это тебя напугает.
- Напугает, ага. – Алек громко расхохотался. – Это, конечно, много-много хуже того, что случилось.
Лиам почувствовал себя несчастным.
- Прости.
- Почему тебе так важно было увидеть тогда мой шрам? Не думаю, что это была такая оригинальная прелюдия.
- Я должен был убедиться, что Айра прав – он говорил, что помнит, как тебя пометили. – Лиам встретил неподвижный взгляд темных глаз Алека. – Айра был с четверкой, когда тебя поймали, понимаешь? Ему было очень плохо. Он был ужасно напуган. – Даже ненамеренно Габриэль до ужаса пугал молодых волков. – Я хотел рассказать тебе все, когда увидел метку, но думал, что у нас есть время, что я смогу заслужить твое доверие, прежде чем… открыться.
Алек отвел глаза. Этот разговор шел совсем не так, как хотелось Лиаму. Хотя чему тут удивляться?
Алек вдруг встал.
- Я хочу еще раз принять душ.
- Ты и так чистый.
Алек просто покачал головой.

Он носил одежду Лиама, ел еду Лиама и даже спал в постели Лиама. Как будто и сам принадлежал Лиаму. Алеку это не нравилось. Но при одной только мысли о том, чтобы уйти, остаться одному, когда Габриэль или Люк могут схватить его, дома или на улице, ему становилось плохо. Невыносимо.
Не думать об этом. Думать только о том, что надо сделать сейчас. А потом – как получится. Эта философия срабатывала в том сарае. По большей части. Тааак, не думать о сарае.
Алек спустился по лестнице и остановился, не зная, куда идти. За те полчаса, что он сидел в душе, Лиам исчез из спальни.
- Мистер Алек!
Радостный вопль заставил его вздрогнуть. Он попытался не показать тревоги, когда из коридора вылетел Айра и резко замер в паре футов от него, уставившись куда-то Алеку в живот.
Привычная робость мальчика заставила Алека улыбнуться.
- Привет, Айра.
Этих слов хватило, чтобы мальчик просиял.
- Вы здесь.
- Угу. – Алек просто не знал, что еще сказать. Обычно у него не возникало проблем при разговоре с восьмилетними детьми. Но, если подумать, то и добрые оборотни от оборотней-психопатов его спасали не каждый день.
А Айра – оборотень.
- Мой друг Алек! – послышался высокий голосок из гостиной.
Из комнаты на четвереньках выбежала Клэр и повисла на Алеке. У него не оставалось выбора, кроме как подхватить ее.
- Привет, Клэр.
Она уткнулась носом ему в грудь.
Айра нахмурился.
- Отстань, Клэр. Я пришел первый. – Он схватил девочку за руку и попытался оторвать от Алека, но она вцепилась в того еще крепче.
Из-за угла показалась женщина – Вероника – с золотистыми глазами.
- Я первый. Сейчас моя очередь, не ее. – Казалось, Айра сейчас разревется.
- Айра. Клэр. Дайте Алеку позавтракать, хорошо? – Она оторвала девочку от Алека, и та совершенно спокойно приникла к ней. Клэр словно впитывала в себя ласку.
- Она должна понять, что такое очередь, - мрачно проворчал Айра. – Она совсем не соображает. Ей приходится тысячу раз объяснять правила игры, а до нее все равно не доходит.
- Айра, - предостерегающе сказала Вероника.
- И почему ее как маленькую все время таскают на руках?
- Айра, - повторила Вероника. – Веди себя прилично.
Мальчик выпятил нижнюю губу, а Клэр бросила на него взгляд из-под опущенных ресниц. Такого самодовольного выражения на ее лице Алек еще никогда не видел. Хотя в том сарае у Клэр, конечно, было мало причин для самодовольства.
- Где Лиам? – спросил Алек, пытаясь говорить равнодушно, но лицо его все равно загорелось. Почему-то ему было очень неловко говорить с Вероникой. Два дня назад именно она вела машину, на которой его увезли от Габриэля. Она на его стороне.
- Он с моим братом, - отозвалась женщина.
Боже, еще один оборотень.
Она махнула рукой назад, показав большим пальцем на гостиную, но Алек никого не увидел.
- Мне бы очень хотелось, чтобы вы познакомились с моим мужем, Дэвидом.
У Алека сдавило грудь. Шестеро. Слишком много. И он один. Он с трудом подавил панику.
Словно прочтя его мысли – или, скорее, выражение его лица, – Вероника добавила:
- Мой муж – не оборотень. Думаю, он будет рад тому, что здесь теперь есть хоть кто-то нормальный.
- Нормальный? – Алек старался говорить ровным голосом. – А я «нормальный»? – Его родители были бы очень рады узнать, что его больше не считают «неправильным». Им так хотелось думать, что он именно нормальный. Алек потер лицо, пытаясь взять себя в руки. Черт, именно сейчас нужно думать о родителях?
Вероника успокаивающе улыбнулась, и Алек подумал, что страх и неуверенность, видимо, легко читаются на его лице. Он никогда не умел притворяться, особенно, если был расстроен. А сейчас он совершенно точно расстроен. Где же Лиам?
Все еще держа на руках Клэр, Вероника проводила его в гостиную. Переступив порог, Алек с облегчением увидел своего волка. Внимательно глядя на Алека, тот направился к нему с другого конца комнаты. Несмотря на то, как Алек реагировал на оборотня, и на спокойствие, рожденное его присутствием, Алеку было трудно смотреть Лиаму в глаза. Он отвел взгляд, потому что в этот момент к ним подошла Вероника, чтобы представить «свою вторую половинку» - Дэвида, невысокого, мускулистого блондина, который сооружал из конструктора «Лего» какой-то сложный замок.
Дэвид поднял глаза.
- Айра, я думал, что помогаю тебе, а не строю башни сам.
Айра, все еще красный от злости, виновато пробормотал:
- Я просто хотел поздороваться с Алеком.
- Угу. А теперь ты должен мне помочь. – Айра послушно сел на корточки, и его лицо просветлело, когда он сосредоточился на игре. Дэвид посмотрел на Алека.
- Привет. Любишь «Лего»?
- Эмм… - Не сейчас. Руки Алека все еще дрожали, и ему совсем не хотелось, чтобы другие это заметили.
Дэвид встал и пожал ему руку, улыбнулся Клэр, которая заявила, что Алек ее особый друг, и вернулся к «Лего» и Айре.
К ним подошел еще один мужчина, темноволосый, с неестественно синими глазами. Как у Габриэля. Алек подавил дрожь. По всей видимости, брат Вероники Сет был очень рад познакомиться с Алеком, который в это время изо всех сил пытался не слететь с катушек. Алек схватил руку Лиама и с силой стиснул, словно ища поддержки.
- Ты голоден? – спросил волк.
Алек кивнул, и они пошли на кухню. Сет, подняв брови, посмотрел на их сплетенные руки, но у Алека просто не было сил думать, что мог означать этот взгляд. Сказать, что Алеку было очень не по себе – все равно что ничего не сказать.
Он спешно глотал завтрак, не обращая внимания на Лиама, который изучающе его рассматривал.
- Алек?
- Да? – Вот дерьмо. Снова паника. Потому что сейчас Лиам выставит его на улицу. Ему нужно уйти. Алек знал это. Все было бы просто здорово, ведь если вспомнить - его окружают гребаные оборотни, но, черт возьми, за стенами этого дома есть и другие. А Лиам уж точно лучше Габриэля.
Волк опустился перед Алеком на колени и положил ладонь ему на бедро, Алек едва сдержался, чтобы не вздрогнуть. Похоже, у Лиама теперь новый модус операнди - он все время старался сесть или встать так, чтобы казаться ниже Алека. Может, это как-то связано с ликантропией?
- Здесь ты в безопасности, - заверил его Лиам. – У Дэвида есть пистолет, и он знает, как им пользоваться. А Сет, он бета, - бета? Это что-то вроде противовеса альфе? - … но он умеет драться. Он бывал в подобных переделках раньше и убьет, если потребуется.
Алек заморгал, не понимая, зачем Лиам говорит ему все это.
- Убьет кого?
- Габриэля и Люка. Они хотят вернуть тебя, Клэр и Айру. – Лиам замолчал, его золотистые глаза на мгновение потемнели. – И меня, если уж на то пошло. Хоть я и сбежал почти десять лет назад, я пробыл с ними дольше остальных. Мы будем держаться вместе, пока все это не закончится. Только так мы в безопасности.
Алек кивнул, хотя так и не смог посмотреть Лиаму в глаза.
Ему было стыдно. За то, что так глупо попался, за то, что его пришлось спасать. А еще он чертовски устал.
Алеку надоело притворяться равнодушным, словно ответ на вопрос для него неважен. Слова прозвучали резко и напряженно. И немного жалобно.
- Значит, мне не нужно сейчас уходить?
- Нет. – Лиам нахмурил брови. – Ты остаешься со мной.
Алека почти перестало трясти. Значит, Габриэль пока не должен его волновать. А какие отношения теперь у них с Лиамом, он со временем выяснит. Если повезет, то не будет никаких домашних любимцев. Алек никак не мог выкинуть это слово из головы. Он всегда так гордился своей независимостью. И посмотрите-ка на него, так и липнет к Лиаму, боится, что его снова выставят из дома.
- Я устал. – Как будто это объясняло его смятение.
- Это понятно.
Алек хмыкнул и, подняв глаза, поймал недоумевающий взгляд Лиама. Но Алеку просто нечего было сказать. К счастью, в этот момент на кухню забежал Айра с книгой в руках, и Лиаму пришлось встать, во взгляде его на брата явно читалось раздражение.
- Я же говорил тебе, Айра, Алек плохо себя чувствует. Он не может тебе сейчас читать.
Айра упрямо задрал подбородок.
- Я подумал, что Алеку захочется почитать ее, - сказал он брату.
Алек опустил взгляд и увидел первую книгу о Гарри Поттере.
- Спасибо, Айра. – Он взял книгу и положил ее на стол.
- Моим особым другом Алек стал еще раньше. – Воинственным тоном заявил Айра.
Лиам вздохнул.
- Да, ты очень хороший друг, Айра. Такой заботливый. – Услышав похвалу Алека, Айра немного расслабился.
Лиам положил ладони брату на плечи.
- Айра. Это не соревнование. Алек может быть и твоим другом, и другом Клэр, понятно?
Айра, кусая подушечку большого пальца, задумался над этой возможностью.
- А теперь иди. – Лиам подтолкнул брата к двери. – Молодец, что принес Алеку книгу.
Айра неохотно поплелся вниз по коридору.
Лиам повернулся к Алеку с грустной усмешкой.
- Его ревность казалась бы смешной, если бы не четверка. Он так неуверен в себе, что мне приходится держать Клэр на расстоянии, чтобы он не слишком расстраивался. Хорошо, что Вероника с ней подружилась. И Сет с Дэвидом стараются играть с обоими.
- Замечательно. Клэр была очень мила со мной. – Алек не стал добавлять «в том сарае». – Я очень хочу, чтобы у нее все было хорошо.
Лиам улыбнулся.
- Благодаря тебе теперь будет.
- Трей собирался отвезти ее к тебе.
Лиам вопросительно склонил голову набок.
- Клэр говорила, что Трей вез ее к кому-то, кто умеет воспитывать детей, а еще, что у нее будет брат. Я так понял, что он имел в виду вас с Айрой.
Приоткрыв рот, Лиам смотрел на Алека.
- Вау. Комплимент от Трея.
Алек нахмурился.
- Я думал, он хороший парень.
- О, да, - тут же отозвался Лиам, – просто мы с ним не всегда ладим, вот и все. Но он помог мне спасти Айру.
- Где он сейчас?
- Вопрос на миллион долларов.
По мнению Алека, таких вопросов было еще немало, но он слишком вымотался, чтобы задавать их. Вместо этого весь оставшийся день он провел с детьми, которые соревновались за его внимание, когда не были заняты игрой в конструктор с Дэвидом или карточными фокусами Сета. Взрослые, похоже, были не в восторге от этих вынужденных игр. Они ждали весточки от Трея, потому что если тот не появится в скором времени, им придется действовать без него. Как именно действовать, Алек решил выяснить позже у Лиама, когда они останутся наедине. Он предпочитал, чтобы другие – взрослые – оборотни не обращали на него внимания, хотя сам внимательно прислушивался ко всем их разговорам.
Он пришел к выводу, что эти оборотни не такие как «четверка», но ему было трудно расслабиться после похищения, после того, как его пометили и посадили на цепь. От этих воспоминаний Алеку сразу захотелось забиться в какой-нибудь темный угол. Если бы только он смог такой найти, но весь день ярко светило солнце.
После ужина Алек отошел в угол гостиной, подумывая, не пойти ли спать. День казался особенно долгим здесь, в компании волков. Проблема лишь в том, что ему очень нужен был Лиам. Алек не понимал этого своего желания быть с ним, но, тем не менее, и игнорировать его тоже не мог. Видимо, дни, проведенные в том сарае, даже несмотря на компанию Клэр, оказались чересчур одинокими. Прошлый год, что он провел совсем один, тоже был не слишком веселым. Да и несколько лет после того, как родители выгнали его из дома, тоже были тяжелыми. Ему не на кого было рассчитывать, кроме самого себя. Так что теперь, когда приходилось полагаться на Лиама, Алек нервничал и злился.
Он поднял голову и встретил пристальный взгляд Сета. Эти синие глаза, так похожие на глаза Габриэля - странные, внимательные – хотя глаза Сета, пожалуй, были светлее и теплее. Более человеческими. Пусть Сет и не человек.
Тот усмехнулся, повернулся к Лиаму и прошептал:
- Он твой, да?
Алек не должен был это слышать. Может, Сет решил, что он глухой? Сет-с-глазами-ангела хлопнул Лиама по спине и отошел. Алек почувствовал, как его снова захлестывает паника, казалось, его сейчас вырвет.
Словно почувствовав, что что-то не так, Лиам, который стоял на другом конце комнаты, нахмурился и посмотрел на Алека. В этот же момент Клэр сломала замок Айры, Айра ударил ее, и она взвыла.
- Айра, - прикрикнул Лиам и оттащил брата в сторону – немного грубовато, - отчего Айра тоже разревелся. Тут вмешались Дэвид с Вероникой, а Алек молча сбежал на второй этаж.
Сердце колотилось.
Лиам сказал, что он в безопасности. Но может, это не все? «Любимцы» прочно засели в его голове вместе с Габриэлем. Может, он, Алек, теперь каким-то образом принадлежит Лиаму? Что, черт возьми, имел в виду Сет-с-глазами-Габриэля своим «Он твой, да?» и снисходительной улыбочкой?
Ну за что ему это? Но жизнь несправедлива и все такое. Алек не мог больше плыть по течению. Ему нужно выбраться из этого дерьма. То он до ужаса боится, что Лиам выставит его вон, то хочет сбежать.
Он потер лицо, пытаясь успокоиться. Нет, он не плакал. Это не в его характере, но если бы было в его, он бы разревелся как девчонка.
- Алек?
Он вздрогнул и замер на месте. Что было глупо, конечно, если учесть невероятный нюх Лиама.
Боже. Он сходит с ума.
- Я включу свет, хорошо?
Чертов псих. До этого года, этой недели, Алек всегда считал себя сильным человеком.
Лиам сел на корточки перед ним, и Алек сжал кулаки.
- Я твой? – выдавил он. – Я так не считаю.
- Хорошо. – Лиам готов был подтвердить что угодно, если это успокоит Алека, хотя ему и больно было соглашаться с подобными словами.
Страх Алека вернулся. Лиам дотронулся до его плеча – почему он забился в угол? – и взгляд Алека, дикий и злой, словно у загнанного зверя, встретился с взглядом Лиама. Алек бросился вперед, налетел на Лиама и повалил его на спину, волк внутренне застонал. Только не снова.
Лиам обмяк под ним, не понимая, почему, за исключением прошлой ночи, когда Алек до боли вцепился в него, тому так необходимо каждый раз прибегать к грубой силе.
- Дерись, - сказал Алек.
- Нет.
- Не надо делать мне уступок. Я не идиот. Я же знаю, что ты сильнее.
Лиам просто не мог его ударить. Он чувствовал, как от Алека исходят волны страха.
- Дерись. – Алек стал судорожно срывать с Лиама джинсы. – Ты же альфа. Разве не об этом говорила Вероника?
Лиам зарычал. Алек весь день сидел, молча прислушиваясь к их разговорам, и Лиам все пытался угадать, что тот обо всем этом думает. Что ж, вот она первая подсказка.
- Альфы ведь дерутся, разве нет? – Алек прижал плечи Лиама к полу.
- Необязательно. – Я – нет. По крайней мере, не всегда.
- Тогда посмотрим, что они могут.
Что угодно. Все, что пожелает Алек. Если ему так нужно быть сверху, пусть. Лиам даже помог ему, скинув свои джинсы, пока Алек расстегивал молнию на своих.
Когда Алек развел ноги Лиама и приготовился войти, Лиам напряженно застыл. На этот раз все едва ли окажется приятным.
И тут Алек замер, убрал руки, и ноги волка тяжело упали на пол. Алек привалился лбом к его колену. Лиам приподнялся на локтях и увидел, что глаза Алека закрыты.
- Десять лет назад? – прошептал тот. – Тебе было четырнадцать? Тогда ты еще жил с четверкой?
- Да, - подтвердил Лиам, пытаясь вспомнить, когда он успел рассказать об этом Алеку.
- Кто тебя…? – Ясно, Алек просто сложил два и два. – Габриэль? – Он поднял голову и сел, все еще обнимая икры Лиама руками.
- Нет. Волк по имени Джон. Он мертв. В прошлом году Трей убил его.
- Вот и хорошо.
Лиам приподнялся и погладил Алека по шершавой щеке. К облегчению Лиама, тот не отстранился. Запустив пальцы в шелковистые черные волосы, волк заставил Алека поднять голову.
Глаза его лихорадочно блестели.
- В чем дело, Алек?
- Я не твой любимец. – Его голос вибрировал от напряжения.
- Конечно, нет.
- Тогда почему Сет сказал, что я твой?
Ты моя вторая половинка. Но пока для такого заявления было слишком рано, и Лиам сказал, что первым пришло в голову.
- Ты мой любовник. – Он медленно опустился обратно на спину, потянув Алека за собой. Тот пытался сопротивляться, но недостаточно сильно, чтобы вырваться. Лиам крепко обхватил ладонью затылок Алека и поцеловал его, но Алек не стал открывать рот, хотя его губы слегка смягчились, а твердый член прижался к бедру Лиама. Волк прихватил зубами нижнюю губу Алека, потом зализал укус. Когда любовник вздохнул, Лиам нырнул языком в глубину его рта, пытаясь показать свои чувства самым простым способом.
И замер, увидев, что по лицу Алека текут слезы. Волк резко сел и прижал к себе дрожащего любовника, который зло вытирал лицо - Алек не любил открываться, показывать свою уязвимость. Лиам пытался ласками сказать ему, что все в порядке, что он в безопасности, что Лиам рад, что может утешить его, когда ему так плохо. Потом волк отнес его на постель, осторожно раздел любовника, который продолжал дрожать, но все так же не сопротивлялся. Лиам схватил бутылочку с маслом, перевернул Алека на живот и провел пальцами по его позвоночнику. Алек слегка расслабился, пока Лиам втирал масло в его кожу. Волк был словно загипнотизирован гладкостью спины, тем, как сокращались мышцы под его прикосновениями.
Почувствовав, что страх пошел на убыль, Лиам двинулся вниз, массируя ягодицы.
Он провел скользким пальцем по ложбинке между ними вверх-вниз, и Алек застонал.
- Ты мой, Алек. А я твой. И никакой чуши о домашних любимцах.
- Значит, ты тоже мой? – В голосе его слышалось недоверие и одновременно любопытство, словно Алеку было интересно, как это прозвучит.
Лиам снова скользнул пальцем вниз и резко ввел его на всю длину без всяких преамбул.
Алек охнул, но больше никак не отреагировал.
- Я люблю тебя.
Приподнявшись на руках, Алек тряхнул головой.
- Что?
Для этого тоже было слишком рано, и Лиам смутился, прекрасно это понимая. При этом он продолжал разрабатывать мышцы Алека – пытаясь отыскать простату – и изумленные глаза Алека вскоре заволокло желанием.
- Я больше не стану говорить это, если ты не хочешь, - заметил Лиам.
Отвернувшись, Алек уставился в стену перед собой.
- Сейчас не надо.
Лиам вытащил палец и перевернул Алека.
- Я собираюсь трахнуть тебя без презерватива.
Алек покачал головой.
- Потому что оборотни не переносят болезней. – Лиам приподнял его колени и приставил свой член к дырочке Алека. – Ты мне веришь?
- Я… Боже!
Головка члена прошла сквозь кольцо мышц. Алек оказался на удивление расслабленным. Лиам поднял его колени повыше, чтобы входить было еще легче. Двинулся глубже. Глаза Алека закатились.
Лиам вошел в него до конца, и Алек попытался извернуться так, чтобы быстрее приспособиться к вторжению. Волк замер, наклонился и поцеловал Алека – медленно и глубоко, - покусывая и зализывая.
- Ты мне веришь?
- Верю? – растерянно переспросил Алек. Лиаму нравилось, как тот отзывался на его прикосновения, как погружался в ощущения до такой степени, что не мог думать.
- Я не могу заразиться вашими болезнями. – Лиам медленно вышел, а потом снова скользнул внутрь.
- Боже! Я не знаю.
- Это правда. – Еще один выпад, и Алек всхлипнул. – Я не стал бы трахать тебя без презерватива, если бы это было не так. Я слишком сильно люблю тебя.
Алек замотал головой и повторил:
- Слишком…
Лиам не знал, то ли это эхо, то ли для Алека то, что он чувствует – это слишком.
Лиам снова вошел в него и замер на мгновение, хотя все его мышцы жаждали движения.
- Мне сбавить обороты?
- Нет.
- Мне так нравится твой рот, Алек.
- Ааа?
Погладив его по щеке, Лиам прошептал:
- Такой красивый.
Алек недоверчиво фыркнул.
- Это ты красивый, золотой мальчик.
Лиам слабо улыбнулся.
- Ты веришь хоть чему-то из того, что я говорю?
Подаваясь ему навстречу, Алек словно уговаривал его двигаться.
- Сейчас мне все равно.
- Мне не все равно.
Алек снова толкнулся вперед.
- Я абсолютно здоров. И всегда буду таким. – Лиам видел, что Алек не верит ему, но слишком захвачен ощущениями. «В следующий раз придется действовать по-другому», - сказал себе Лиам. – А еще, мне кажется, я влюбляюсь в тебя. – По уши.
- Не говори так, - попросил Алек.
- Почему нет? – тихо спросил Лиам, его трясло от напряжения.
- Я просто… не могу разочароваться еще раз. С меня хватит. – Алек сделал особое ударение на этих словах, будто за ними крылось что-то еще, и Лиам должен был знать это.
- Хорошо. Больше не буду. Но мне хотелось объяснить…
- Шевелись, Лиам. Не заставляй меня просить.
Волк улыбнулся. Поцеловал Алека, оставаясь внутри него, коснулся коричневых сосков, заставив любовника громко застонать и излиться.
Лиам начал двигаться. Он ждал, потому что сдерживаться было слишком тяжело, а ему хотелось продлить это ощущение как можно дольше. Дождавшись, когда Алек выбьется из сил, он тоже кончил, наполнив его своим семенем. Дрожа, он обхватил Алека и прижал его к себе - слава Богу, тот не стал вырываться, наоборот приник к волку, издавая какие-то странные горловые звуки. Для Лиама это были звуки любви.
Когда оба затихли, Алек отодвинулся и поймал взгляд волка.
Тот погладил пальцами влажный лоб любовника.
- Ты должен все-таки перестать бросаться на меня всякий раз, когда хочешь заняться любовью.
Алек покраснел.
- Ничего не могу с собой поделать. Ты меня пугаешь.
- Всегда пугаю?
- Сейчас нет.
- Но мы уже…
- Знаю, - насмешливо протянул Алек.
Лиам сглотнул и все-таки сказал:
- Ты моя половинка, понимаешь? – Пожалуй, не стоит об этом молчать.
- Половинка? – Алек закусил губу, и Лиам, не удержавшись, поцеловал его еще раз. Когда поцелуй прервался, Алек спросил: - Это вроде как… друг?
- Нет. Мы, оборотни, находим пару на всю жизнь. Ты мой, а я твой. Сет говорил именно об этом.
- О, - глаза Алека расширились. Большие, карие… и непостижимые.
- Прости. У оборотней принято поздравлять тех, кто находит свою пару. Иногда мы чересчур сентиментальны. Поэтому Сет постоянно улыбался. – Лиам нес какую-то чушь, он совсем не знал, как отнесется ко всему этому Алек.
Тот рассеянно водил пальцем по ключице Лиама. Хотя волк и не знал, понял ли тот его объяснение, легкое прикосновение успокаивало. Они все еще оставались соединены друг с другом, хотя скоро он наверняка выскользнет из Алека.
- Как ты можешь жить с человеком? – Теперь он водил пальцем по второй ключице.
Лиам уткнулся носом Алеку в шею.
- Очень просто.
- В этом нет ничего простого.
- Ничего? Как только ты перестанешь пытаться меня избить…
- Я не пытался тебя избить.
- … все покажется очень простым. - Лиам снова поцеловал Алека. Поцелуй был долгим и глубоким, и скоро его любовник снова полностью расслабился – именно так, как нравилось Лиаму. – Будем решать проблемы постепенно.
Алек склонил голову набок.
- Ты говоришь так уверенно.
Конечно. Я не могу потерять тебя. Но Лиам знал, что сказал уже достаточно, поэтому промолчал.
Поблагодарили: sibirjachka, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
05 Ноя 2012 14:06 #15 от denils
denils ответил в теме Re: Джоли Скай "Метка Оборотня"
Глава Двенадцать
[/b]

Они вместе приняли в душ, а потом заснули, обнявшись, как нравилось Лиаму.
В этот раз Алек проснулся первым и начал покусывать местечко, где плечо Лиама переходило в шею. Волк поощряюще потянулся - это явно улучшение по сравнению с тем, как Алек набрасывался на него раньше.
Тот вдруг остановился, Лиам открыл глаза и увидел задумчивое выражение на лице любимого.
- Почему ты не сказал мне, что на карту поставлено так много?
- Эээ, когда? – не понял Лиам.
- Когда хотел посмотреть на мой шрам.
Взгляд Лиама скользнул по отпечатку зубов на груди Алека.
- А ты бы поверил, что я оборотень?
Тот пожал плечами.
- Я не хотел верить, но учитывая, что в прошлом году мне довелось познакомиться с четверкой, поверил бы.
- И поверил бы, что я не сделаю тебе ничего плохого?
Алек вздохнул.
- Наверное, нет.
- Я боялся, что ты сбежишь, а они найдут тебя, и я не смогу тебе помочь. Хотя, - Лиам поморщился, - я все равно не смог тебя защитить. Они уже вернулись, а я не знал об этом.
Алек отодвинулся на край кровати.
- Откуда тебе было знать?
Оперевшись на локоть, Лиам собирался было уговорить Алека вернуться в постель, но в закрытую дверь забарабанил Айра, так что утренние занятия любовью пришлось отложить на неопределенный срок. Алек с Лиамом обменялись выразительными взглядами, оделись и впустили Айру. Скоро, к явному недовольству последнего, прибежала Клэр, и все четверо отправились вниз завтракать. Готовить не хотелось, поэтому ели овсянку и тосты.
- Где же Трей? – спросила Клэр с набитым ртом. – Он говорил, что скоро придет. Я соскучилась.
- Мы тоже ждем его, - протянул Лиам, не желая делиться с детьми тревогами из-за отсутствия Трея.
- Вероника говорит, что ты должен его поискать.
Лиам не понял, к кому именно обращалась Клэр, но Алек пробормотал:
- Кто должен его поискать? - Лиам собирался рассказать Алеку об их планах еще вчера, но несколько отвлекся. - Или, - продолжил Алек, - это тайна, не предназначенная для детей и домашних любимцев?
- Нет, это не тайна, - раздраженно возразил Лиам. Разве они не поставили вчера на этом точку?
- А я знаю кто, - гордо заявил Айра.
Алек вскинул брови.
- В самом деле? – Если бы его голос не дрожал, Лиам бы разозлился. Но нужно помнить, что знакомство Алека с миром оборотней было внезапным и жестоким. Любовники они или нет, но Алек пока лишь пытается обрести почву под ногами.
- Я не люблю домашних любимцев, - грустно вздохнула Клэр. – Совсем не люблю.
Алек просто источал напряжение. На кухню зашли Дэвид и Вероника с Сетом, и Алек выскользнул из толпы на задний двор.
Через несколько минут за ним вышел Лиам.
- Тебе не стоит выходить одному.
Алек смотрел на него и дрожал. Слегка подмораживало.
- Кроме того, сейчас холодно.
Алек пробормотал что-то неразборчивое.
Лиам коснулся его руки, заставив Алека посмотреть на него, и решил вернуться к теме, которую подняли за завтраком.
- Ты не любимец. – Он подождал, пока эти слова дойдут до Алека. – Ты ведь знаешь это. - Алек никак не отреагировал, заставив Лиама забеспокоиться. - Алек?
Тот, наверное, почувствовал что-то в голосе Лиама, потому что опустил голову в чем-то наподобие кивка, который больше походил на жест покорности, что совсем не понравилось Лиаму. Он хотел, чтобы Алек ему верил, а не послушно соглашался со всем.
- И никаких тайн, - продолжил Лиам, - ты ведь слышал вчера, что мы собираемся его искать. Я хотел поговорить об этом прошлой ночью, но… ну, ты понимаешь.
- Я вчера не слишком прислушивался к разговорам. Я просто… растерялся. – Алек вздохнул. – Так вы ищете Трея или четверку? Я так и не понял. Мне ясно одно – оборотней очень нелегко убить.
- Но способы есть. – Кто-то должен пустить пулю Габриэлю в лоб. Лиам надеялся, что эта честь выпадет ему.
- Да. Это я слышал. Вышибить мозги, чтобы волк не мог обратиться и регенерировать. Понятно. – Алек резко тряхнул головой. – Просто я не привык к такому.
Обхватив затылок Алека, Лиам прижался к его лбу своим.
- Так будет не всегда. Это пройдет. Габриэль отправится к праотцам. Как только тут станет безопасно, я снова позвоню Кейси, и мы заживем счастливо.
Алек отодвинулся и невесело рассмеялся.
- Это уже слишком, Лиам. Давай двигаться постепенно, хорошо?
- Ладно. – Конечно, глупо обижаться на слова Алека. – Мы ищем Габриэля и Люка, а не Трея. Он найдет нас сам, когда будет готов.
Алек закрыл глаза.
- А тебе обязательно идти со всеми?
- Да. Я хороший следопыт. Лучше, чем Сет.
- И когда вы уходите? – он стиснул перила так, что побелели костяшки. То, что Алеку не хочется, чтобы он уходил, конечно, приятно, а вот его страх – нет.
- Дэвид и Сет останутся здесь, - сказал Лиам.
- О, здорово. – Алек оттолкнулся от перил. – Я их даже не знаю, Лиам. Но какая, к черту, разница!
Волк замер.
- Алек.
- Что?
- Я должен тебя предупредить: Трей и Габриэль – единокровные братья.
Лицо Алека утратило какое-либо выражение, и он настороженно спросил:
- Значит, Габриэль – отец Вероники и Сета?
- Нет. Их матерью была сестра Трея.
Алек посмотрел в небо, и Лиам с трудом разобрал слова:
- Хотел бы я никогда не встречаться с Габриэлем.

В тот день солнце наконец пробралось сквозь тучи, и Сет решил, что детям нужно на свежий воздух. Они вышли поиграть в футбол на заднем дворе. Клэр была новичком и совсем не знала правил. Айра закатывал глаза каждый раз, когда Сет принимался что-нибудь объяснять девочке, и каждый раз получал от волка замечания. Дэвид не стал играть – он просто сел на веранде и следил за ними, подбрасывая пистолет в руке. Они играли минут пятнадцать, и Алек уже начал думать, что все идет неплохо, когда Айра случайно-нарочно ударил Клэр по лицу, и у нее пошла носом кровь. Девочка уже собиралась обратиться, чтобы исцелиться, но Сет убедил ее остаться человеком, чтобы он мог сам о ней позаботиться.
- Не впечатляет, - холодно бросил Сет Айре – и тот разревелся.
Волк увел Клэр в дом, чтобы умыться, а Айра, не поднимая глаз, остался с Алеком.
Они отошли в дальний угол двора, подальше от Дэвида, потому что Алеку не хотелось, чтобы тот услышал их разговор.
- Она это ведь заслужила? Она вела себя, как дура. – Ага, значит, Айра думал, что Алек пожалеет его и поддержит его неприязнь к Клэр. Пора положить этому конец.
- Нет, Айра.
- Она мне не нравится.
- Ты ясно дал это понять.
- Лиаму она тоже не нравится.
Хммм.
- Ему нравлюсь я.
- Лиаму можешь нравиться и ты, и Клэр, малыш.
На лице Айры появилось воинственное выражение – подбородок выпячен, губы поджаты.
- И слезами тут не поможешь, Айра.
- Слезами? – повторил мальчик, тем не менее вытирая глаза.
- Тебе нравится, когда на тебя сердятся?
У Айры задрожали губы.
- Нет.
- Что если ты делаешь что-то не так? Ведь Лиам – или Сет – тебя накажет, чтобы ты понял, что это неправильно?
Айра пожевал губу.
- Некоторым взрослым все равно. Но никогда не плачь, чтобы избежать наказания. Не заставляй Лиама волноваться о тебе, когда он пытается тебя воспитывать. – Алек замолчал, не зная, правильно ли выражает свои мысли. Читать восьмилетним детям сказки и учить их уму-разуму – совсем разные вещи. – Я понятно объясняю?
Айра долго молча смотрел на него - но уже не плакал, – а потом задумчиво кивнул.
- Вот и отлично. Лиам любит тебя и хочет, чтобы ты знал, что хорошо, а что – плохо. Обижать Клэр – плохо. – Алек запнулся и откашлялся, прежде чем продолжить. – Четверка тоже обижала ее. Так же как и тебя.
- Я постараюсь, обещаю, - прошептал Айра. Его лицо покраснело. – Пожалуйста, не говори ему, что я сделал это нарочно.
- Я должен, Айра. Но я скажу Лиаму о нашем разговоре и что ты больше так не будешь. Договорились?
Айра, широко распахнув глаза, уставился куда-то Алеку за спину. Он повернулся, чтобы посмотреть, что увидел мальчик, и замер при виде волка.
Габриэль.
Алек буквально почувствовал, как кровь отхлынула от лица. Нет, он не может потерять сознание.
- Айра, - выдохнул он. – Беги. Беги в дом. – Он заслонил мальчика собой, хотя каждая мышца кричала ему бежать. Может, Дэвид успеет выстрелить раньше, чем волк нападет.
Но выстрелов не было, а Айра, сбитый с толку реакцией Алека, спросил:
- А зачем бежать, Алек? Это же Трей. – мальчик начал подпрыгивать и размахивать руками, словно изображая взбесившийся семафор – вдруг волк его не заметил. – Эй, Трей, - закричал он.
Вместо того чтобы ответить, волк отвернулся и затрусил к лесу за домом Лиама. Возбуждение Айры от этого не прошло, но Алек почувствовал себя, как смертник, получивший отсрочку приговора.
- Алек? – ему понадобилась секунда, чтобы понять, что кто-то зовет его по имени. Когда Сет – откуда он взялся? – осторожно коснулся его плеча, Алек вздрогнул.
- Ты снова выглядишь больным, - заявил Айра и протянул Алеку руку. Когда Алек опустил глаза, мальчик нахмурился от тревоги.
- Что-нибудь случилось? – спросил Сет.
Лицо Айры прояснилось.
- Мы видели Трея!
- Ты уверен, Айра? – уточнил Сет.
- Да, - тот негодующе насупился. – Алек тоже его видел. – Айра выгнул шею и посмотрел на Дэвида, который бежал к ним через двор. – Ты ведь видел его, Дэвид, верно?
Тот кивнул.
- Выглядел как Трей. Вел себя как Трея. Вероника будет рада.
Неестественно синие глаза Сета уставились на Алека. Как же похоже на Габриэля, но но у того на лице Алек никогда не видел беспокойства.
Алек сглотнул.
- Я подумал, что это Габриэль.
Сет кивнул.
- Братья очень похожи.
- А почему мы с Лиамом не похожи? – тут же вклинился Айра. – Мы тоже братья.
- Вы похожи на своих отцов, - объяснил Сет.
- Я хочу быть таким, как Лиам.
- Айра, ты очень красивый волк. – Сет взъерошил волнистые волосы Айры и спросил: - И где он? Я не чую его.
Айра показал пальцем на рощицу.
«Трей, - напомнил себе Алек, - хороший парень. Наверное».
- С подветренной стороны, ну конечно, - Сет сложил руки на груди. – Что ж, подождем. Он обращается довольно быстро.
Прошло не так много времени, когда из-за деревьев показался крупный, голый мужчина. Сет ухмыльнулся и весело помахал ему рукой.
- Он никогда не машет в ответ, - сообщил Сет Алеку. Видимо, эта черта будила в волке нежные чувства к незнакомцу, который шагал к ним по траве.
Желая, чтобы Лиам был с ним, Алек попытался сдержать дрожь.

На первый взгляд Трей показался ему каким-то диким и растрепанным. Но тот принял душ и превратился в мрачного типа, выражение лица которого, пожалуй, несколько смягчалось при виде Вероники, которая так радовалась его появлению.
Он был вежлив - хотя и холоден - с детьми, которые в робком благоговении держались недалеко, но близко не подходили. Алек не думал, что «друг» Клэр окажется таким отстраненным. Когда чуть позже он сказал об этом Лиаму, тот сухо заметил, что Трею нужно поесть и выспаться, и дети это понимают.
Трей спал два дня подряд. Если бы не отличный секс, Алек давно сошел бы с ума в доме, полном вервольфов. Воздух загустел от напряжения, и виноваты в этом были отнюдь не Алек и мучившие его кошмары. Все чувствовали это – даже золотой мальчик.
Пока же Алек решил заняться напряжением, которое не оставляло Лиама. То, что происходило между ними в постели, было сильным и чувственным, но порой Алеку становилось не по себе. Отдаваться Лиаму и его желаниям было здорово, потому что дарило чувство свободы, но иногда Алеку хотелось знать, что же все-таки творится в голове у золотого мальчика.
Они приняли душ и теперь, довольные, сидели на кровати. Алеку вдруг захотелось кое-что проверить, поэтому он сел на колени и толкнул Лиама, так что тот оказался на спине. Волк потянулся к нему, но Алек увернулся.
- Лежи смирно, - приказал он.
Лиам явно был ошеломлен, но пытался этого не показать.
- Что ты делаешь?
- Ты ведь прекрасно видишь, что я делаю. – Алек поднял словно окостеневшую руку Лиама и легко погладил подмышку. Мыло и чистый мужской запах заставили его улыбнуться. – Ты не слишком волосатый для оборотня.
- Мы бываем разные, - настороженно отозвался Лиам.
Алек завел руку Лиама за голову и провел ладонью по его предплечью. От этого исследования волку было явно не по себе.
- Ты нечасто позволяешь мне быть сверху, Лиам. Почему? – Алек пощекотал пальцами ребра и потер затвердевший сосок.
- Я предпочитаю сам быть сверху.
Алек замер.
- Значит, тебе не нравится?
- Не совсем. – Голос Лиама охрип – и вовсе не от желания. Ему было очень нелегко лежать, не двигаясь. Алек вспомнил, что, когда бы он ни пытался взять контроль в свои руки – в основном, он тогда страшно злился, - Лиам либо напрягался как сейчас, либо словно превращался в безвольную куклу – что было намного хуже.
- Ты сказал, что тебе не нравится, когда я пытаюсь тебя избить. – Алек провел пальцем по животу любовника и заметил, что член того в ответ затвердел. – Почему нет? Разве альфы не любят драться?
- С любимыми - нет.
Это слово заставило Алека остановиться.
- Прости, постоянно забываю, что ты не любишь, когда я об этом говорю.
- Я просто не понимаю. – Алек отстранился, а Лиам явно вздохнул с облегчением, пока Алек не устроился между его ног и не положил руки ему на колени. Он провел ладонями вверх и вниз по бедрам Лиама.
- Ты такой сильный, но не крупный. Мне нравится.
Лиам покраснел.
- Алек?
- Да, детка?
Лиам закрыл глаза, может, от нежного слова, может, от прикосновения, хотя руки Алека все еще лежали на его ногах. Оказываясь сверху, Лиам становился абсолютно раскованным, но в другое время в нем чувствовались какая-то настороженность и как будто сопротивление. Что из этого было заложено в него природой, а что рождено неприятными воспоминаниями, Алек не знал – хотя эти причины не всегда можно разделить.
Прижавшись щекой к колену Лиама, Алек спросил:
- Что ты хотел сказать?
- Я знаю, что несправедлив к тебе. В постели. – Голос его стал очень низким. Сиплым.
Алек старался не выдать своих чувств.
- Нет? – Да, Лиам иногда был подавляющим, но при этом осторожным и внимательным любовником.
- Это потому что я альфа. Я все время должен быть главным.
Алек с сомнением посмотрел на него.
Лиам вздохнул.
- Ты не понимаешь, о чем я говорю?
- Может, об этом? – Алек положил ладонь на бедро Лиаму, и тот снова напрягся, хотя и попытался не показать свою реакцию Алеку. – Ты боишься, что я что-нибудь с тобой сделаю?
- Я не боюсь. Я знаю, что могу тебе доверять. Просто…
Алек ждал.
- Я не слишком хорошо объясняю. - Лиам приподнялся на локтях.
- Нет, нет, нет. Ложись обратно.
Лиам помешкал, тяжело дыша, но Алек не стал отводить глаза, и волк опустился на постель и сказал куда-то в потолок:
- Это потому что ты тоже альфа.
- О, я не знал. – Алеку показалось, что Лиам считает это комплиментом, но ему было плевать, с какой буквой греческого алфавита его отождествляют. – А я думал, что просто люблю равноправие. - Лиам искоса поглядел на любовника. - Ты говоришь «альфа», словно это все объясняет. – Алек дотронулся кончиком пальца до влажной головки его члена. – Это объясняет, почему ты возбужден?
- Потому что хочу тебя, Алек.
- Ну, приятно слышать. – Он сжал член рукой. – Ты редко позволяешь себя обнимать. Почему?
Алек начал ласкать его, и Лиам шумно выдохнул. Но когда Алек сжал его мошонку в руке и увидел на щеке Лиама влажную дорожку, то решил, что с золотого мальчика пока достаточно. Может, позже у них будет время на что-то большее. А пока Алек взял Лиама за руки, притянул к себе и сжал его лицо в ладонях.
Золотистый взгляд не выражал ничего и в то же время – все.
- Ты видел меня в худшие времена, Лиам. Ведь все оказалось не так плохо.
- Инициация оказалась немного более неприятной, чем я рассказывал, наверное, - неохотно признался Лиам.
Инициация. Когда Лиам в первый раз занимался сексом. С каким-то типом по имени Джон. Которого убили.
- Не то чтобы это было больно. – Лиам все пытался убедить Алека, что ничего необычного для волков в этом нет. – Просто он все контролировал. Они знали, что я…
- Альфа, - подсказал Алек, начиная ненавидеть это слово.
- Но говорили, что я слишком молод. Что мне нужно преподать урок, - голос Лиама прозвучал резко. Увидев замешательство Алека, волк добавил: - Научить подчиняться. После Габриэль часто приводил меня в ту рощу, чтобы «вбить немного мозгов». Это было больнее, если честно, и я боялся его гораздо сильнее. Стереотипное поведение альф.
- Я называю это стереотипным издевательством.
Лиам пожал плечами.
- Все кончилось. Просто с тех пор мне надо все контролировать самому, хотя… - тут вид Лиама стал каким-то нерешительным… - сейчас… это было мило.
«Этого» почти не было, но Алек решил не цепляться к словам и поцеловал Лиама. Поцелуй вышел скорее нежным, чем страстным, разговор несколько умерил их сексуальные аппетиты.
- Ты сказал, что я тоже альфа. И все же я провел целую неделю прикованным цепью в каком-то сарае. Это – тоже стереотипное поведение альф?
- Алек. У тебя не было выбора. Кроме того, ты же перехитрил Габриэля. Ты вытащил Клэр. Это наверняка его разозлит.
- О, здорово. Я его разозлил. Чувствую себя полностью отмщенным.
Из Лиама словно выпустили воздух.
- Он свое получит.
Поблагодарили: sibirjachka, AleksM, Mirina, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.