САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:07 - 05 Окт 2013 18:46 #1 от denils
denils создал эту тему: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Название: Уэс и Торен
Автор: Д. М. Колэйл
Перевод: Jaye
Вычитка: Калле (с 1 по 20 гл.), Mio (с 20 гл.)
Обложка: Skyblue (чудовысько)
Рейтинг: NC-17, роман
Размер: 44 главы
Статус: перевод завершен
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.

Аннотация:

Совсем нелегко быть молодым, геем, да к тому же найти свою первую любовь в старшей школе, в то время как выпускника Торена Грея больше всего на свете волнуют семья и учеба, и в его жизни совсем нет места развлечениям. Именно поэтому громом среди ясного неба для него становится внимание самого "плохого" и по совместительству популярного парня в школе - Уэсли Кэрролла, который неожиданно заговаривает с ним прямо в коридоре, тем самым вызывая странные и волнующие чувства, которые Торен должен тщательно скрывать от глаз окружающих. Очарованный столь несвойственными ему самому свободой и сексуальностью Уэса, совсем скоро он уже не может отрицать возникшее между ними притяжение. Но жизнь слишком непроста и непредсказуема, и слишком много в ней правил: только-только зарождающиеся чувства может погубить любое, пусть даже самое ничтожное препятствие. Смогут ли Уэс и Торен поверить друг в друга и, самое главное, в свою любовь?..

Скачать одним файлом
Поблагодарили: Жменька, Rika, vv_m46, Miss-ouri , kotik20, La Reine, Alina-Ali, Richer, Zazely, Риф, FreeSoul, ml_SElena, miss Kinney, TrashEgrassa, eunhae

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:08 - 05 Окт 2013 18:47 #2 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Поблагодарили: Rika, Риф, ml_SElena, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:09 #3 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 1
[/b]


Уэсли Кэрролл неторопливо шел по коридору в своих рваных джинсах, белой футболке и потертых красных кроссовках. При виде меня его губы изогнулись в легкой усмешке, и я почувствовал, как в ответ в животе зашевелился ком и внутри защекотало.
- Как дела? – спросил он, проходя мимо.
Мое сердце подпрыгнуло в груди, живот скрутило, а во рту резко пересохло от волнения.
Он остановился прямо передо мной. Его улыбка стала шире.
- Классные ботинки.
На мне была старая обувь коричневого цвета на толстой подошве, сшитая из кожи грубой выделки. И я неожиданно вспомнил о содержании анонимного электронного письма: «Симпатичная обувь. Хочешь потрахаться?». Это заставило меня покраснеть еще больше, как если бы Уэсли мог читать мои мысли.
- Спа… спасибо, - даже на одном коротком слове я умудрился споткнуться и все из-за неудачной попытки скрыть свое волнение.
Уэсли снова улыбнулся и, бросив на прощание короткое «Еще увидимся», продолжил свой путь. Все в нашей школе знали его как нарушителя спокойствия и безбашенного парня, выбравшего неправильное направление в жизни. По слухам, он принадлежал к числу дилеров или поставщиков «белой смерти». Мне доводилось наблюдать за ним со стороны, но это был первый раз, когда он заговорил со мной. И от простого разговора с ним в животе у меня как будто запорхали бабочки.
После урока английской литературы меня остановила Хэйли. Одарив своей как обычно милой и несколько фальшивой улыбкой, она блеснула жемчужно-белыми зубами и спросила, могу ли я одолжить ей конспект. Получив согласие, Хэйли дотронулась до моей руки и пообещала вернуть записи до конца учебного дня. Я подозревал, что она просто флиртует со мной, но мысли об Уэсли все еще занимали мою голову, и, каждый раз думая о нем, я снова начинал краснеть.
Свой обед я ел, сидя по-турецки напротив здания школы на парапете. Его бетонная основа служила оградой для большого дерева и окружавших его вечнозеленых кустов. Стояла непривычно теплая весна, но несмотря на это земля по-прежнему хранила зимний холод, который проникал даже сквозь камень, морозя мои бедра и все, что ниже. Поедая бутерброд с ветчиной и грызя яблоко, я успел достать книгу и теперь читал ее, периодически отвлекаясь на то, чтобы сделать еще один глоток сока: я по-прежнему брал с собой на обед маленькие упаковки с соком и цедил его во время чтения.
Я привык есть в одиночестве и предпочитал собственную компанию обществу шумных и назойливых сверстников, чьи разговоры обычно не отличались глубоким смыслом. Я никогда не считал себя лучше остальных (если только чуть-чуть, ведь в отличие от других во мне было хоть немного культуры), но я отличался стеснительным характером и часто слышал в свой адрес не слишком ласковые эпитеты, такие как «зануда» и «ботаник» за то, что учителя ставили мне хорошие оценки. Поэтому для меня было предпочтительней одиночество, чем непрекращающиеся насмешки в любой день недели.
До шести часов оставалось совсем немного времени, и, чтобы забрать книгу по истории, мне пришлось идти к своему шкафчику. Это был огромный тяжелый том, который мы на уроках даже не пытались охватить целиком, изучая лишь отдельные главы. Оглянувшись через плечо, я увидел Уэсли, и он направлялся прямо ко мне.
Я быстро отвернулся и опустил глаза, продолжая боковым зрением следить за его приближением.
- Эй, Торен, - позвал он, протягивая знакомую тетрадку в темно-зеленой обложке. – Это твоя, не так ли? И Хэйли одолжила ее у тебя?
Я посмотрел на тетрадку и кивнул.
- Я сказал ей, что у нас совместный урок по истории, и пообещал вернуть тебе тетрадь.
- Да… Спасибо.
Он словно знал, что заставляет меня нервничать.
Внезапно Уэсли немного откинул голову и щелкнул пальцами:
- Ах да, Хэйли просила передать тебе «спасибо» и еще кое-что… Что же это было… Вспомнил. Дословно она сказала, что ты супер-крутой.
На последних словах он засмеялся, и я попытался последовать его примеру, но вместо этого мои губы сложились в кривоватую улыбку.
- Ну что ж, до встречи в классе.
Махнув рукой, Уэсли наконец-то ушел.
Мимо проходили люди, но к счастью, никто из них даже не догадывался, почему я так покраснел.
Мой шкафчик находился рядом с классной комнатой и, зайдя внутрь, я как обычно занял место за партой во втором ряду. Уэсли, наверное, пошел покурить или намерено пропускал урок. Наш учитель, мистер Хэннити, где-то задержался и начал занятие с минутной задержкой. Появившись позже него, Уэсли едва слышно извинился. Направляясь к своему месту в последнем ряду, он бросил на меня быстрый взгляд.
Домой я вернулся со странным ощущением дискомфорта внизу живота. У Алисии все еще были занятия по плаванью, у мамы - смена в больнице, и я порадовался тому, что некоторое время могу побыть в полном одиночестве. Я принялся выполнять домашнее задание, но мои мысли все время возвращались к Уэсли.
Уже через час я находился в ванной и, вцепившись пальцами одной руки в раковину, другой - удовлетворял потребности плоти. Вот к чему меня привели настойчивые мысли об Уэсли. В первый раз в жизни я прикасался к себе, фантазируя о конкретном человеке. И из-за этого я чувствовал себя пристыженным, как будто Уэсли мог знать, чем я занимаюсь в этот момент у себя дома.
Вернувшись домой, Алисия закрыла за собой входную дверь и сразу же прошла в маленькую кухоньку, достала из стенного шкафа банку с тунцом, при этом не обратив внимание на передник, который висел тут же на крючке. Мне пришлось предупредить ее, что, если она запачкает свою одежду, я ни в коем случае не стану ее стирать. Сестра состроила недовольную рожицу и покачала головой:
- Все дело в том, что я выгляжу в переднике не так хорошо, как ты. Кроме того, что плохого может случиться? На одежду попадут крошки от жареного хлеба?
- Кстати, об этом, - ответил я, постукивая по столу костяшками пальцев. – Ты всегда жульничаешь, когда наступает твоя очередь готовить. Бутерброды с тунцом? Не смеши, даже мама может такое приготовить.
Алисия засмеялась и согласилась, что, впрочем, не заставило ее предложить приготовить еще и салат.
Вздохнув, я достал банку зеленой фасоли и высыпал ее на подогретую сковородку. Застонав, сестра закатила глаза:
- Уверена, что когда-нибудь из тебя получится отличная домохозяйка.
Я снова подумал об Уэсли и покраснел. Но воспоминания о том, чем я занимался в ванной, заставили меня покраснеть даже сильнее, и, осознав это, я покраснел еще больше.
Заметив в моих глазах чувство вины, Алисия ухмыльнулась от уха до уха:
- Тор? Что с тобой? Неужели ты уже на кого-то запал?
- Просто оставь меня в покое, - простонал я.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:11 #4 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 2
[/b]


Вчерашняя ситуация с точностью повторилась и сегодня: мистер Хэннити снова начал урок позже назначенного времени, но Уэсли и на этот раз умудрился явиться с опозданием. Направляясь к своему месту, он вновь улыбнулся мне, заставив внутренне сжаться. Решив не откладывать новость на потом, мистер Хэннити подробно рассказал нам о проекте, который требовалось сдать в конце семестра, после чего разрешил самим выбрать себе партнера для выполнения этого задания. Я ненавидел, когда учителя так делали. Это напоминало уроки физкультуры в начальной школе. Именно поэтому я уставился на свою парту, ожидая, пока ко мне кто-нибудь подойдет из тех, кто также остался без пары.
- Мистер Хэннити, мы с Тореном будем работать вместе, - Уэсли демонстративно постучал костяшками пальцев по моей парте. Перед тем как кивнуть и сделать запись в журнале, учитель одарил меня внимательным взглядом.
Уэсли ухмыльнулся, а я непонимающе уставился на него.
- Ты ведь не против? – уточнил он.
Я покачал головой и покраснел.
- Вот и прекрасно. Дождись меня после урока.
Я кивнул и опустил голову еще ниже, чтобы спрятать лицо.
Оставшийся час мистер Хэннити посвятил теме урока, но я был слишком возбужден, чтобы слушать. И вместо этого выводил какие-то каракули на полях тетрадки, пытаясь избавиться от мыслей об Уэсли, которые заставляя сердце биться чаще.
По окончании урока мистер Хэннити попросил меня задержаться. Подождав, пока в классе останемся только мы вдвоем, он прислонился спиной к своему рабочему столу и скрестил на груди руки:
- Спасибо, что остался, Торен. Я хотел бы поговорить с тобой о проекте… А точнее - попросить тебя кое о чем, - начал учитель, глядя на меня через стекла очков. – Если во время работы над проектом у тебя возникнут какие-нибудь проблемы, ты должен обещать, что тут же скажешь об этом мне. Договорились? Ты сделаешь это?
- Ээ… конечно. Спасибо, мистер Хэннити.
Учитель похлопал меня по плечу, и я вышел из класса. Ему не пришлось называть имя Уэсли, чтобы дать понять, что под своими словами о «возможных проблемах» он подразумевает в первую очередь именно его. Не скрою, мне было приятно, что мистер Хэннити подумал обо мне и о том, что у меня, возможно, могут возникнуть проблемы при совместной работе с Уэсли, и предоставил некоторую свободу действий вместе с правом выбора. Я был примерным учеником и всегда очень старался получать хорошие оценки. Кто-то вроде Уэсли мог этому помешать, взвалив на меня одного ответственность за весь проект. Кроме того, я не мог перестать волноваться из-за того, что он взял меня к себе в партнеры.
- Эй, о чем это Хэннити хотел с тобой поговорить? – обратился ко мне Уэсли, стоило только закрыть за собой дверь. Нахмурив брови, он уставился на меня: - он ведь собирался предупредить тебя насчет меня, или у него на уме было что-то еще?
- Нет. Он… Он не сказал ничего подобного.
- Да, верно. Достаточно того, что он уже считает меня неудачником, а ты же у нас отличник, не так ли? Выходит, я обеспечил себе высокий балл.
- Тебе придется самостоятельно выполнять свою часть работы, - тихо ответил я.
- Значит, я все-таки оказался прав. Похоже, Хэннити действительно не слишком высокого обо мне мнения. Я, так или иначе, собираюсь получить хорошую оценку за этот проект, в противном случае он меня завалит, поэтому мне понадобится твоя помощь, - прислонившись спиной к шкафчикам, Уэсли скрестил руки на груди. – Итак, давай сразу договоримся: ты будешь спокойно работать над своей частью проекта и ни слова не скажешь Хэннити. Понял?
Мое сердце бешено заколотилось. Вчера, когда мы разговаривали, он казался более дружелюбным.
- Я… Я не собираюсь делать работу за тебя. Если хочешь соответствующую оценку, тебе тоже придется принять участие, - как я ни старался выглядеть уверенным, мой голос прозвучал слабо.
На губах Уэсли появилась улыбка. Я ждал чего угодно, еще сам до конца не зная, что это должно быть, но чувствовал, что это «что-то» приближается.
- Хорошо, - ответил он после долгой паузы. И это было совсем не то, что я ожидал услышать. - Если я правильно помню, то нам нужно представить наши проекты пятого июня, верно? Значит, у нас… около месяца? Что ж, тогда нам, наверное, стоит заняться поиском подходящей темы.
- Я подумал, что мы могли бы остановиться на строительстве Трансконтинентальной железной дороги или на «Акте об исключении китайцев» 1882-ого года, - у меня было время поразмышлять о теме для будущего проекта.
- Супер. Тогда почему бы нам не поехать ко мне и не решить это на месте?
- Поехать к тебе?
- Именно. Ты на колесах?
Я покачал головой и покраснел. Ну что за глупости! Было бы, чего стыдиться.
- Хм, а мне показалось, я видел тебя за рулем старого синего Тауруса.
Он видел меня?
- Это машина моей мамы.
- Ясно, тогда мне придется тебя прокатить.
- Но… Разве мы не можем пойти в библиотеку?
- Ты хочешь заниматься в библиотеке? Издеваешься? У меня нет никакого желания торчать в школе дольше, чем того требует расписание. Давай просто поедем ко мне.
- Я все равно считаю, что библиотека подошла бы больше.
- Да брось. Там даже не предусмотрено помещение для курящих. Пошли, - сказал Уэсли, явно собираясь уйти и бросить меня одного, но через несколько шагов со вздохом остановился и подождал, пока я достану школьную сумку из шкафчика.
Мы подъехали к дому с нестриженным газоном, поломанными ставнями и с порванной сеткой на входной двери. Подъездная дорожка пошла трещинами, и в них проросли сорняки.
- Хочешь пива или еще чего-нибудь? – спросил Уэсли, бросая сумку в дыру в двери.
- Нет, спасибо.
Я замер на пороге, напряженно вцепившись пальцами в ремни своей сумки. В глаза тут же бросилось несоответствие предметов мебели, которые, судя по всему, первоначально принадлежали к разным гарнитурам, поцарапанный журнальный столик с двумя переполненными пепельницами и золотистое жесткое ковровое покрытие, оставшееся, наверное, годов с семидесятых.
- Садись, где хочешь, - предложил Уэсли, появляясь из кухни с бутылкой пива в руке. – Ты выглядишь напряженным, - он опустился на потрепанный диван и похлопал по месту рядом с собой.
Я сел и, положив сумку себе на колени, вытащил тетрадку по истории и папку. Удерживая сигарету между большим и указательным пальцами, Уэсли успел положить одну ногу на журнальный столик, пока я шарил рукой по дну сумки в поисках ручки.
- Расслабься, я не кусаюсь. И все-таки ты абсолютно уверен, что не хочешь ни пива, ни чего-нибудь другого?
- Нет, спасибо.
Боковым зрением я продолжал наблюдать за ним, и теперь, когда мы находились наедине у него дома, он начинал казаться другим, но что-то мне мешало до конца понять, в чем именно заключалась эта разница. Уэсли был одним из самых популярных парней в школе и постоянно привлекал к себе внимание окружающих вне зависимости от своего желания. Такие как он к сорока годам прозябают в какой-нибудь закусочной, переворачивая сосиски для гамбургеров, и им названивают три бывшие жены, чтобы поинтересоваться о сроках выплаты алиментов.
Наверное, я все же был на него обижен за то, что все его любили, в то время как у меня почти не было друзей. Он с легкостью заводил новые знакомства. Несмотря на то, что Уэсли часто пропускал уроки и никогда не учился как следует, он все равно продолжал нравиться большинству учителей. Даже мистеру Хэннити, а ведь на его уроки Уэсли опаздывал чаще да и вел себя на них не лучшим образом. И единственное, что я мог сделать, чтобы хоть как-то реабилитировать чувство собственного достоинства - это и дальше пытаться представлять его будущее в черном свете.
- Ты на самом деле хочешь заняться этим прямо сейчас? Мы же только что из школы. Почему бы нам для начала немного не расслабиться? - сказав это, Уэсли сделал очередной глоток пива и снова затянулся сигаретой.
- У меня еще есть и другие дела, поэтому лучше начать прямо сейчас, - я продолжал пялиться на тетрадку на своих коленях.
Уэсли смотрел на меня некоторое время, после чего поднялся и принес свою сумку, брошенную у двери.
- Так ты хочешь взять железную дорогу или китайские «как их там» акты?
Уэсли уселся рядом со мной и откинулся на спинку дивана, скрестив ноги. Его нога прижалась к моей, и я испуганно отшатнулся в сторону, но он все так же продолжал меня касаться.
- Из двух тем меня больше заинтересовало строительство Трансконтинентальной железной дороги. Большинство людей даже не подозревает, что именно китайцы построили большую часть дороги, почти ничего не получив взамен. Их просто эксплуатировали. Я думаю, что этот пример очень хорошо показывает, откуда родом ценности нашей страны. Рабы были не единственными, кто подвергался эксплуатации. Получалось, если человек не принадлежал к белой расе, то был в значительной степени подвержен дискриминации. И «Акт об исключении китайцев» - прямое тому подтверждение. Правительство фактически исключило Китай из списка стран, чьи жители могли иммигрировать в США, поэтому им приходилось обращаться в суды для получения прав, которые бы позволяли обойти официальный закон.
Уэсли наблюдал за мной с ухмылкой, и я внезапно осознал, что только что позволил себе очень сильно увлечься. Неужели мои слова на самом деле прозвучали глупо? Тогда нет ничего удивительного в том, что все вокруг считают меня занудой.
- Тебе всерьез все это нравится? – поинтересовался он, теперь улыбаясь одним уголком губ.
Мои щеки покраснели от смущения.
- Да, - как будто я мог надеяться что-то скрыть после такой вдохновенной речи. – Вообще-то именно это я хочу изучать в колледже.
- Ты собираешь стать учителем или что-то в этом роде? – спросил Уэсли. Я кивнул, не глядя на него. - Легко могу представить тебя в этой роли. Думаю, из тебя получится хороший преподаватель. - Я попытался справиться с улыбкой. - И все-таки какую тему выберем? Железную дорогу или «Акт исключения»?
- Давай лучше остановимся на Акте. В любом случае по этой теме мы сможем найти куда больше материалов.
- Значит, решено, - сказал он и наклонился вперед, выдвигая ящик стола. – Хочешь «полетать»?
- Прости? – я недоуменно взглянул на Уэсли, который тем временем вытащил небольшую трубку и прозрачный пакет и положил все это себе на колени.
- Это мой способ сказать спасибо за то, что ты согласился делать этот проект вместе со мной, хотя мог бы найти куда лучшую кандидатуру, - ответив, Уэсли засунул указательный палец в отверстие трубки и несколько раз постучал.
- Не… не беспокойся об этом, - я снова начал заикаться.
Поставив сумку на край дивана, я попытался запихнуть обратно тетрадку и папку.
Уэсли прекратил свое занятие и посмотрел на меня:
- Да брось. Давай же, попробуй. Я угощаю.
Я еще никогда не курил трубку и даже не держал ее в руках. И Уэсли по-прежнему казался мне опасным, но это также являлось частью его обаяния.
-Я должен идти, - пробормотал я, все еще стараясь засунуть вещи в сумку.
Уэсли отложил трубку и пакетик на журнальный столик и тихо вздохнул:
- Знаешь, Торен, ты можешь быть одним из лучших в учебе, но с тобой скучно как в аду.
Я резко вскинул голову:
- Что? Неправда! - и снова опустил глаза. Даже не зная меня, как он может делать такие поспешные выводы?
Уэсли положил руку на спинку дивана за моей головой и наклонился ко мне все с той же улыбкой.
- Тогда докажи, что я ошибаюсь, - сказал он, приближая свое лицо к моему. Его теплое дыхание пахло табаком и пивом. – Тебе ведь нравятся мальчики, я прав?
Мои глаза расширились, и я потрясено уставился на Уэсли. На его губах играла дьявольская улыбка. Он склонился еще ниже. Я с трудом проглотил слюну и опустил голову.
Он не знал, не мог знать, что нравится мне, ведь так? Может, он хотел, чтобы я признался ему в этом? Или просто решил надо мной посмеяться?
- Что… Что ты сказал? Почему ты спрашиваешь об этом?
- Потому что ты всегда смотришь на меня так, как будто хочешь трахнуть, - ответил он с улыбкой, которая больше напоминала усмешку.
- Что? Я… Это неправда…
- Ты прав. Извини, я, наверное, неправильно выразился, - спокойно произнес Уэсли и, закатив глаза, покачал головой. - Нет, больше похоже на то, что ты хочешь, чтобы Я тебя трахнул.
Мое сердце остановилось. Я не знал, что делать.
Втащив сумку к себе на колени, я быстро встал.
- Мне пора идти, - пробормотал я и бросился к выходу.
- Тебя подбросить? - спросил Уэсли, закуривая новую сигарету и глядя на меня поверх огонька, после чего как ни в чем не бывало откинулся на спинку дивана.
- Отсюда недалеко.
- Тогда увидимся в школе, - успел крикнуть он перед тем, как я захлопнул за собой дверь.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:12 #5 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 3
[/b]


Я как обычно пришел на урок Испанского пораньше и ждал, пока прозвенит звонок. Мисс Харпер поздоровалась с классом и опустила взгляд на бумаги, которые были разложены на ее столе. Я невольно оглядывался на дверь каждый раз, когда кто-нибудь заходил, ожидая увидеть Уэсли. Я нервничал и не знал, как теперь себя вести: его вчерашние слова преследовали меня целый вечер и все сегодняшнее утро.
Появившись позже всех, Уэсли тихо извинился перед учительницей и направился к своему месту, по дороге бросив на меня быстрый взгляд. Улыбка, притаившаяся в уголках его губ, заставила меня внутренне сжаться и покраснеть.
- Uds. tienen un examen mañana…
Мисс Харпер начала сыпать испанскими словами, значение которых никто до конца не понимал. Учительница объяснила, что сначала познакомит нас с планом урока, а затем оставшееся время посвятит экзамену. Она предупредила, что для тестовой части экзамена нужно будет подготовить материал из двенадцатой и тринадцатой глав, и он сам почти полностью будет состоять из проверки вокабуляра. Я отметил это на полях своей тетради. Уэсли поднял руку и в своей обычной манере пошутил на тему экзамена, спросив, дадут ли нам ответы заранее. Мисс Харпер ответила ему улыбкой, еле сдерживаясь, чтобы не закатить глаза.
- Уэсли, даже если бы я дала тебе ответы на все вопросы, очень сомневаюсь, что ты постарался бы их выучить, - ответила она категорично, смягчив свои слова улыбкой.
Все засмеялись, включая Уэсли. Мисс Харпер была молодой учительницей, недавно окончившей колледж и немного более мягкой в отношении учащихся, чем ее более взрослые и опытные коллеги. К тому же она обладала хорошим чувством юмора, которое принесло ей популярность среди учеников.
Прозвенел звонок, и мисс Харпер посоветовала нам не лениться и хорошенько подготовиться к будущему экзамену. На пути из класса меня окликнул Уэсли и, обернувшись, я увидел, как он торопливо пробирается в моем направлении. На его лице была все та же усмешка, и я почувствовал нарастающее волнение.
- Хочешь учить испанский вместе? – спросил он, идя рядом со мной.
Я скосил глаза в сторону, стараясь незаметно посмотреть на Уэсли.
- Хм… Не знаю, - ответил я, вспоминая его вчерашние слова.
- Соглашайся. Ты ведь все равно будешь готовиться, так почему бы не делать это вместе? - Уэсли прижимал свои учебники к виску, и я мог видеть едва заметные очертания мышц его плеча.
- Ну… Мм… Хорошо, я согласен, - ответил я. Он умел убеждать.
- Прекрасно. Дождись меня после истории, договорились?
Провожая Уэсли взглядом, я не мог не любоваться его походкой, как будто весь мир принадлежал ему одному. Он выглядел таким уверенным, и меня это всегда восхищало.
До конца уроков я так и не смог сконцентрироваться на учебе. Я постоянно думал об Уэсли и о том, что он сказал. Что ему нужно от меня? Я не мог отрицать чувства, которые он будил во мне, но больше всего боялся, что с его стороны это всего лишь игра.
Я сидел в кабинете истории и снова ждал, когда же начнется урок. Сколько бы ни пытался, я не мог заставить себя избавиться от привычки приходить на занятия раньше назначенного времени.
Появившись в классе, Уэсли уселся на край соседней парты и улыбнулся:
- Эй, что-то случилось?
- Ничего, - ответил я, продолжая разглядывать парту.
Уэсли продолжил, как ни в чем не бывало, болтать со мной, в то время как класс постепенно заполнялся людьми. Он говорил о школе, о том, как ему хочется, чтобы побыстрее наступило лето, и по секрету признался, что ему вроде бы начинают нравиться уроки Испанского.
- Я думаю это из-за того, что мисс Харпер довольно горячая штучка. С ней урок проходит быстрее.
Когда я поднял глаза на Уэсли, он усмехнулся.
- Да… Она классная, - пробормотал я, стараясь выглядеть убедительным.
Мистер Хэннити зашел в класс и, заметив Уэсли, хлопнул себя по лбу:
- Черт меня побери, если это не господин Кэрролл, который явился не просто вовремя, но даже раньше звонка!
Уэсли насмешливо кивнул и закатил глаза. Прозвенел звонок. Похлопав меня по плечу, он пошел на свое место. Я обернулся и заметил, что Джен и Оливия внимательно наблюдают за мной. Все в нашем классе знали, что Джен неравнодушна к Уэсли, они даже встречались какое-то время. Внезапно я почувствовал растерянность: они ведь не считают меня конкурентом за внимание Уэсли? Конечно, нет, я же парень.
Нахмурившись, я перевел взгляд на парту. К счастью, мистер Хэннити начал урок, и очень скоро я забыл о Джен и Оливии.
Когда прозвенел звонок, Уэсли проводил меня до шкафчика и подождал, пока я разберусь со своими вещами. Но когда я повернулся в сторону библиотеки, Уэсли, небрежно всунув руки в карманы, остановил меня вопросом:
- Куда это ты собрался? Моя машина в другой стороне.
- Хм… Я думал, мы собирались в библиотеку.
- Торен, нам нужно практиковаться в разговорной речи, правильно? А библиотека не лучшее для этого место, поверь мне. Кроме того, я по-любому хочу свалить отсюда как можно быстрее, - подождав, пока я сделаю шаг в нужном направлении, Уэсли сверкнул в мою сторону улыбкой.
- Эй, Уэс! Подожди секунду! – прокричал Бенни, подбегая к Уэсли и поглядывая в мою сторону. – У меня к тебе вопрос, - он снова бросил на меня взгляд, а затем наклонился вперед, шепча что-то Уэсли на ухо. Я неловко стоял в стороне, слушая его бормотание.
Уэсли отступил от Бенни и кивнул:
- Да, у меня в машине.
- Ну и как он? - спросил Бенни, пристально глядя на меня.
Уэсли нахмурился:
- Не твое дело. Торен, ты идешь?
Открыв машину, Уэсли наклонился и, пошарив под пассажирским сиденьем, вытащил маленький пакетик. Бенни передал ему десять долларов и спрятал покупку в карман. Оперевшись одной рукой на дверцу, Уэсли положил вторую на бедро.
- Может, подкатишь позже, и снимем пару телок? - спросил Бенни, оглядываясь на меня через плечо. Я чувствовал себя лишним, как пятое колесо для машины.
- Не сегодня ... У меня еще дела. Увидимся, - ответил Уэсли.
Бенни усмехнулся и пошел прочь. Уэсли шагнул в сторону и распахнул передо мной дверь:
- Садись.
Я забрался в салон. Подождав, пока я пристрою школьную сумку на полу, Уэсли захлопнул дверь. Обойдя машину и усевшись за руль, он выключил радио и завел машину.
- Черт, этот парень здорово меня раздражает. Знаешь, не говори никому, но иногда я добавляю в его «специю» укроп, майоран или другую траву. Бен такой идиот, что ничего не замечает. Сaveat emptor – «покупатель всегда действует на свой страх и риск». Или что-то в этом роде.
Я совсем не ожидал услышать от него латинское выражение, поэтому не смог удержаться от смеха. Уэсли выжал сцепление и вылетел с парковки.
Когда мы оказались у него дома, Уэсли предложил чего-нибудь выпить, но я вежливо отказался. Усевшись, я вытащил свои записи по испанскому. На кухне хлопнула дверца холодильника и зазвенели бутылки.
Уэсли вошел в гостиную с бутылкой пива и стаканом содовой.
- Я не знаю, что ты пьешь, поэтому принес тебе газировку, - сказал он, присаживаясь рядом.
Я поблагодарил его. Мы сидели плечом к плечу, и его нога была тесно прижата к моей.
- Эм… Экзамен по материалу из двенадцатой и тринадцатой главы, - сказал я, открывая книгу, и принялся листать страницы.
Уэсли тихо застонал и вернулся за своей сумкой, брошенной у двери, после чего снова пристроился рядом. Я сделал медленный вдох и почувствовал его запах, смешавшийся с табачным дымом и пивом. Я знал, что Уэсли исподтишка меня разглядывает, поэтому продолжал пялиться в учебник и старался незаметно и глубоко дышать, пытаясь быстрее успокоиться.
- Мисс Харпер предупредила, что в тестовой части будет много новых слов, поэтому нам лучше начать с них. И еще она сказала, что мы должны выучить времена глагола, - после долгого бесцельного перелистывания страниц мне наконец-то удалось найти двенадцатую главу. Уэсли все также смотрел на меня, иногда отвлекаясь на учебник, и я нервничал под его внимательным взглядом.
Мы успели рассмотреть двенадцатую главу и большую часть тринадцатой, когда Уэсли неожиданно зевнул и предложил сделать перерыв. Потянувшись, он взял свое пиво и закурил.
- Нам… Нам осталось совсем немного, так что давай все-таки закончим эту главу, хорошо?
- Ладно, - Уэсли застонал, ставя бутылку обратно, и снова взялся за учебник.
Мы продолжили заниматься, выполняя некоторые из предложенных в книге упражнений. У Уэсли оказалось хорошее произношение, как будто испанский был его родным языком. У меня же лучше получалось читать и писать, чем говорить. Иногда Уэсли поправлял меня, если я вдруг искажал слова. Честно говоря, я был удивлен тому, что мог чему-то у него научиться.
Когда мы закончили тринадцатую главу, Уэсли заложил руки за голову, удерживая сигарету между губами. Я сделал еще один глоток содовой и стал складывать вещи в сумку:
- Чтобы хорошо подготовиться, ты должен еще как минимум два раза повторить весь материал.
- Уже уходишь? - спросил Уэсли. Передвинувшись на край дивана, он положил сигарету в пепельницу.
Мое сердце забилось быстрее, и я с трудом проглотил слюну.
- Да. Я… У меня еще много других дел, - учебник все никак не хотел лезть в сумку.
- Но это ведь может подождать. Мы только что закончили с испанским, и тебе нужно немного расслабиться, - он подсел ближе, оставив сигарету тлеть в пепельнице. - Кроме того, я все еще должен поблагодарить тебя за помощь.
Я почувствовала тепло, исходящее от его тела. Уэсли потянулся к моим губам, дразня надеждой, которую я отчаянно пытался скрыть. Подняв руку, он обхватил мой подбородок пальцами и заставил повернуть к себе лицо. На его губах по-прежнему оставалась усмешка, но она немного изменилась.
Надавив большим пальцем, Уэсли потянул меня за подбородок вниз и поцеловал. Его губы были сухими и в то же время удивительно мягкими. Он погладил меня по щеке, и я закрыл глаза. Волны тепла и дрожи от поцелуя расходились по всему телу.
Уэсли сказал, что хочет «поблагодарить» меня за помощь в учебе. Он поэтому меня поцеловал? Ему действительно нужна помощь и он решил, что таким способом сможет меня отблагодарить?
Я отодвинулся, не поднимая глаз.
- Ты… должен сделать карточки, - рассеянно прошептал я, нащупывая свою сумку.
- Торен?..
- Это поможет запомнить слова, - я почувствовал, как на глаза наворачиваются слезы, и усилием воли заставил их остановиться. - Я должен идти. Извини, мне на самом деле пора, - сказав это, я схватил сумку и бросился к двери.
Уэсли не стал меня останавливать.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:13 #6 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 4
[/b]


Я проснулся на смятых простынях. Сон стремительно испарился, оставив после себя ощущение поцелуя Уэсли и пульсирующую боль внизу живота. Я раскинулся на кровати, мои щеки раскраснелись, и, сбросив одеяло, я увидел последствия своего сна.
Стянув простыни, я крепко сжал их и вышел из комнаты, едва не налетев на Алисию.
Отскочив в сторону, так, что ее маленькая грудь колыхнулась под белой футболкой, сестра уставилась на меня, нахмурив брови:
- Какого черта, Торен? Я же совсем недавно стирала белье! – пожаловалась она, увидев постельное белье у меня в руках. Заметив, как я покраснел, сестра многозначительно выгнула брови. - Хм, тебе придется собственноручно стирать свою ДНК… Это новое правило, - сказав это, Алисия скрылась в ванной.
Я покачал головой и про себя выразил надежду, что это утреннее происшествие не станет началом цепочки неудач, из которых будет состоять весь сегодняшний день. Я не знал, как мне теперь вести себя с Уэсли, и одно это уже заставляло меня изрядно нервничать. Если он рассказал кому-нибудь о том, что произошло, я стану всеобщим посмешищем.
Мои плечи опустились, и я тяжело вздохнул.
- Эй, начни уже шевелиться, а то опоздаешь! – повысила голос сестра, проходя мимо. – Ну, и чего ты тут стоишь? – обернувшись, она коснулась моего лба. - Ты хорошо себя чувствуешь?
Может быть, сегодня мне стоило остаться дома, но я не мог сделать это из-за теста по испанскому.
- Я в порядке.
Я обхватил свою ношу поудобнее, и Алисия потрепала меня по щеке:
- Хорошо, тогда поторопись. Как обычно возьмешь с собой на обед бутерброд с ветчиной? - Я кивнул, и Алисия заторопилась в свою комнату.
Решив заняться стиркой после того, как вернусь домой, я бросил простыни в корзину для грязного белья и, приняв холодный душ, пошел в школу.
Ничего не изменилось: все по-прежнему продолжали меня игнорировать точно так же, как делали это до сих пор.
Уэсли снова пришел на урок позже всех. Мисс Харпер как раз раздавала задания и на этот раз отругала Уэсли за опоздание в день экзамена.
Я не мог смотреть на Уэсли. Стоило взглянуть на его лицо, и ко мне тут же возвращались воспоминания о сне и влажных простынях этим утром. Я не только не знал, что делать, но даже о чем с ним говорить.
По окончании урока я не стал задерживаться в классе. Свою школьную сумку я взял с собой и на Историю, чтобы не пришлось говорить с Уэсли, если после занятий он решит последовать за мной к шкафчику.
Солнечное утро сменилось серым и хмурым днем. Проливной дождь окончательно испортил настроение, и, конечно же, мой зонтик остался дома. Я стоял на крыльце школы и, прячась под навесом, наблюдал за людьми, которые спешили к автобусу или своим машинам, припаркованным на автостоянке.
- Судя по всему, лить еще будет долго, - Уэсли остановился позади меня, перекинув школьную сумку через плечо. Он держал одну руку в кармане, на его губах играла легкая улыбка. – Ты же не собираешься идти домой при такой погоде?
- Я просто жду, пока дождь немного утихнет.
- Кто знает, когда это случится. Пошли, я тебя подвезу, - Уэсли улыбнулся и кивнул в сторону автостоянки. Я покачал головой, но Уэсли и не думал отступать. – Ну что опять?
Без лишних слов он схватил меня за руку и потянул за собой под дождь. Я безуспешно попытался освободить руку из крепкой хватки, но, в конечном счете, смирившись, добровольно поплелся за ним к машине, прошептав слова благодарности. Правда, не думаю, что он меня услышал.
Он мчался под проливным дождем, не снижая скорости на поворотах, хотя я заранее говорил ему, где свернуть. Дворники лихорадочно бились о лобовое стекло, и, казалось, небо стало еще темнее.
- Спасибо, что подвез, - сказал я, перебивая шум дождя и урчание работающего двигателя.
- Ты даже не предложишь мне зайти в гости после того, как я спас тебя от дождя? – спросил Уэсли с улыбкой.
- Эм… Я… думаю… если хочешь, - заикаясь, я цеплялся за ремни школьной сумки.
- С удовольствием. Где я могу припарковаться?
Мы добежали до подъезда, на лестнице между вторым и третьим этажами остановились, чтобы отряхнуть верхнюю одежду, а затем Уэсли терпеливо ждал, пока я возился с замком.
Я распахнул дверь, и Уэсли зашел в квартиру, держа руки в карманах. Я бросил сумку у двери и только сейчас заметил, что он оставил свою в машине.
- Значит, вот где ты живешь… Здесь уютно, - сказал он.
- Одно из вежливых определений слова «маленький», - я смущенно засмеялся. – Но для нас с мамой и сестрой вполне достаточно.
- Только ты, мама и сестра? – повторил Уэсли, оглядывая гостиную и соединяющуюся с ней крохотную кухню. – Где они сейчас?
- У мамы смена в больнице, а у сестры после уроков занятия по плаванью.
- Ясно… Выходит, мы только вдвоем? – Уэсли улыбнулся, гипнотизируя меня взглядом глубоких карих глаз и вызывая тянущее чувство внизу живота.
- Ты… что-нибудь выпьешь? Содовую, апельсиновый сок?.. Если хочешь, могу сделать кофе, - предложил я, глядя в сторону кухни и понимая, что оказался в ловушке между Уэсли и входной дверью.
- Торен, давай не будем терять время, - ухмыльнувшись, Уэсли положил руку на дверь за моим плечом.
- Что ты имеешь в виду? – я очень старался, чтобы голос прозвучал искренне.
Уэсли приподнял мой подбородок и снова усмехнулся:
- Ты прекрасно знаешь, что, - он наклонился и поцеловал меня.
Целовался он бесподобно и, переполненный чувствами, я прикрыл глаза, но мое тело было все еще напряжено.
Отстранившись, я опустил взгляд:
- Зачем… Зачем ты это делаешь?
- Ты мне нравишься. Думаю, и я тебе тоже, - на мгновение мне послышалось в его голосе сомнение, но потом самоуверенная улыбка снова вернулась на лицо Уэсли. - Разве я не прав?
Я отвел глаза, чувствуя, что краснею. Уэсли тихо засмеялся, и когда я поднял голову, то увидел выражение его лица. Оно было искренним. Внизу живота что-то приятно сжалось.
- Все в порядке. Тебе не нужно ничего говорить, если не хочешь. Просто покажи. Торен, поцелуй меня.
Протянув руку, Уэсли обхватил мой подбородок пальцами и потянул вверх. Мне понадобилось все мужество, чтобы посмотреть ему прямо в глаза. Надавив большим пальцем, он заставил меня приоткрыть губы и снова поцеловал, скользнув между ними языком.
Испытывая чудовищное смущение и неуверенность, я нервно вцепился в его рубашку и отвернул лицо.
- Хочешь присесть? Похоже, ноги тебя уже не держат, - Уэсли улыбнулся, а я поморщился, но только потому, что это была правда: я действительно чувствовал небольшую слабость в ногах.
Уэсли проводил меня до дивана и сел рядом. Почувствовав прикосновение его руки к ноге, я испугано отшатнулся и, прикусив губу, уставился на свои колени.
- Неужели… тебя не смущает… что мы оба парни?
Уэсли покачал головой и улыбнулся:
- Нет, а должно?
Я снова отвел глаза.
Откинув волосы с моего лба, Уэсли мягко посмотрел на меня:
- Торен, чего ты боишься?
Больше всего на свете я боюсь ... что мама возненавидит меня.
- Ты боишься того, что скажут люди? Или что они будут смеяться над тобой? Если все дело в этом, то мы никому и ничего не скажем. Это будет нашим маленьким секретом, пока ты этого хочешь, - Уэсли успокаивающе улыбнулся и провел пальцами по моей щеке.
Возможно, он прав, и мама действительно никогда ни о чем не узнает, если мы станем держать наши отношения в тайне.
Уэсли потянул меня на диван, накрывая своим телом, и исходящее от него тепло захлестнуло меня мощной волной. Его поцелуй стал нежнее, настойчивее, в нем чувствовалась томящая неизбежность.
Осмелев, Уэсли запустил руку под мою рубашку, медленно скользя подушечками пальцев вдоль живота, словно на ощупь пытаясь запомнить каждый миллиметр кожи. Затем он стал спускаться поцелуями по шее, пока не коснулся ямочки между ключицами, каждым прикосновением воспламеняя мое тело еще больше. Опустив глаза, я встретился с ним взглядом, и, поддавшись вперед, Уэсли впился в мои губы в жадном поцелуе.
- Эй, Тор! Я дома! – в дверях показалась Алисия. Ее глаза расширились, стоило ей увидеть нас с Уэсли. – О, вау. Кажется, я очень не вовремя. Простите, ребята, - добавила она, хихикая.
Опомнившись, я запаниковал и оттолкнул Уэсли:
- Алисия… Что… Что ты здесь делаешь?
- Забавно. Разве я не говорила тебе вчера, что сегодня вечером у меня соревнования? – ответила сестра, проходя мимо. На середине комнаты она вдруг остановилась и изумленно уставилась на Уэсли. - Погоди-ка, ты ведь Уэсли Кэрролл…
Уэсли растерянно улыбнулся.
- Привет, как дела?
- Не могу поверить! Мой брат встречается с Уэсли Кэрроллом… Это так здорово! – Алисия взглянула на меня и широко улыбнулась. - Не обращайте на меня внимания. Вы даже не заметите, что я здесь, - махнув рукой, она исчезла в коридоре, и я услышал, как захлопнулась дверь ее комнаты.
- Хм… Это была твоя сестра?
Я не мог заставить себя на него посмотреть. Я просто не знал, что делать.
Не дождавшись от меня никакой реакции, Уэсли поднялся.
- Я все понимаю, - взяв со стола блокнот и ручку, он что-то записал, после чего, оторвав листок, протянул его мне. – Позвони мне позже.
Улыбнувшись на прощание, Уэсли погладил меня по щеке и ушел.
Обхватив голову руками, я сидел на краю дивана, чувствуя, как к горлу подкатывает тошнота. Мне нужно было поговорить с сестрой. Я не ожидал от нее такой реакции. Казалось, увиденное нисколько ее не обеспокоило. Но как она могла делать вид, что все в порядке?
Я постучал в дверь и, подождав пару секунд, заглянул в комнату: Алисия лежала на кровати и читала журнал, перевернувшись на живот и болтая ногами.
- Вы не должны были из-за меня останавливаться, - сказала она, оперевшись подбородком на руку и ухмыляясь.
Мои пальцы сжались в кулаки:
- Это… Это не то, о чем ты подумала…
- Да? Тогда что же это было? Он споткнулся и случайно засунул свой язык тебе в рот? Торен, я знаю, что видела, и тебе меня не провести.
- Нет! Это было не… Я хочу сказать, что…
Алисия выпрямилась и подползла к краю кровати. Склонив голову набок, она серьезно посмотрела на меня и задала тот же вопрос, что и Уэсли:
- Торен, чего ты так боишься?
Я сильнее стиснул кулаки, прижав их к бедрам:
- Пожалуйста… ни о чем не говори маме. Пообещай мне, что ничего ей не скажешь. Не скажешь, что я… - запнувшись, я опустил глаза.
- Скажи это, Торен.
Я взглянул на Алисию и снова уставился в пол:
- Не говори… Не говори ей… что я гей.
- По крайней мере, ты смог признаться в этом вслух, - Алисия скрестила руки на груди.
Она относилась ко всему этому слишком несерьезно.
- Теперь ты должна пообещать мне…
- Хорошо-хорошо, обещаю, - сестра вытянула руки над головой. - Хотя и не вижу причины это скрывать.
- Ты серьезно? Как ты можешь такое говорить? – прокричал я, вытирая выступившие слезы тыльной стороной ладони.
Выражение лица Алисии смягчилось:
- Послушай, Торен, то, что произошло между родителями – это их дело. И ты не имеешь к этому никакого отношения, поверь мне, - успокаивающе сказала она и разочарованно вздохнула. - Ты не можешь игнорировать свои чувства до конца жизни из страха, что мама плохо о тебе подумает. Просто будь собой. Кроме того, я уверена, что если ты ей откроешься, она обязательно поймет…
- Сомневаюсь, - я покачал головой.
- По-моему, ты должен собой гордиться: тебе удалось заполучить одного из самых популярных парней в школе, - по ее лицу расползлась широкая ухмылка, и, как ни странно, я почувствовал себя лучше.
Алисия встала с постели и подошла ко мне.
- В любом случае уж я-то точно тобой горжусь, - тихо сказала она и обняла меня, после чего почти сразу же отстранилась. - Ах да, пойдешь со мной на соревнования? Майк занят, а у мамы работа. Пожалуйста, мне очень нужно, чтобы кто-нибудь был там со мной, - похлопав ресницами, сестра обезоруживающе улыбнулась.
- Хорошо.
- Ты самый лучший старший брат на свете! Обещаю вечером приготовить для тебя ужин, - сказала Алисия и выпорхнула из комнаты.
- Не стоит, - ответил я, выходя следом. – Я не голоден.
Остановившись, Алисия обернулась:
- Ладно, но помни, что я предлагала.
Я улыбнулся и кивнул. Как будто я не знаю, что она сделает все, чтобы избежать готовки.
Алисия ушла на соревнования в половину седьмого. Я собирался в школу к семи, поэтому за оставшиеся полчаса успел посмотреть телевизор и немного перекусить. Приготовившись к долгому вечеру, я захватил с собой книгу и теперь сидел на трибуне, дожидаясь, когда наступит очередь Алисии. У сестры было четыре заплыва, и все в конце программы, поэтому я открыл книгу, одновременно краем уха прислушиваясь к разговорам вокруг.
Я думал о том, что сказала Алисия. Она буквально заставила меня сделать признание и удивительно спокойно отнеслась к моим словам. Мне никак не удавалось понять, как она могла оставаться такой беспечной. Если бы на месте Алисии оказалась мама, ее реакция была бы совершенно другой. В отличие от меня Алисия не слышала всех тех ужасных вещей, которые мама кричала отцу при расставании. И после развода она так и не стала прежней, как будто забыла, что значит быть счастливой.
Когда начался заплыв для парней на трехсот-метровую дистанцию, я оторвал глаза от книги и попытался вспомнить, в какой момент понял, что меня больше привлекают парни, чем противоположный пол. Я наблюдал за движениями гибких тел, когда пловцы стремительно рассекали серебристую воду, за тем, как тяжело вздымалась их грудь после того, как они выбирались из бассейна. Ничего не скрывающие плавки смотрелись глупо даже на идеальных фигурах. Возможно, Алисия поняла, что я гей, даже раньше меня, но каким образом? И, что еще более важно, откуда об этом узнал Уэсли?
Люди, которые сидели в одном ряду со мной, зашевелились и, бросив взгляд в сторону прохода, я заметил Уэсли, который пробирался в моем направлении.
Я захлопнул книгу, зажав указательным пальцем страницу, на которой остановился. Уэсли скользнул глазами по обложке. На ней был изображен полуобнаженный персидский юноша, танцующий с развивающимися цветными платками.
- О чем книга?
Я взглянул на обложку и перевернул книгу другой стороной.
- О семи последних годах жизни Александра Македонского Мэри Рено. Хорошая книжка, - я загнул уголок страницы, на которой остановился, и убрал книгу в сторону.
- По какому предмету?
- Это не домашнее задание, - я опустил глаза, чувствуя себя закоренелым ботаником.
- Здорово. И как настроение? – спросил Уэсли, посмотрев на бассейн, затем снова перевел взгляд на меня. – Ты казался немного… растерянным, когда пришла твоя сестра.
Я смущенно огляделся, вспоминая обрывки разговоров, которые случайно подслушал.
- Я в порядке.
- Твоя сестра уже выступала? – я покачал головой. – Давай выйдем, проветримся. Здесь чертовски жарко, и я в любом случае собирался покурить.
Поколебавшись, я взял книгу и пошел за ним на улицу. Уэсли отвел меня в сторону от школы, в тень между желтыми пятнами света фонарей. Он провел рукой по волосам и улыбнулся:
- Я не знал, увижу ли тебя здесь сегодня, но попытаться стоило, - закурив, Уэсли оставил сигарету тлеть между губами. – Я хотел убедиться, что у тебя все хорошо. Ты, кажется, немного испугался, когда твоя сестра нас застала, - он посмотрел на меня, и я опустил глаза. - Но, похоже, ее это не очень-то удивило. Скорее, она была рада.
Я кивнул. Уэсли сделал пару затяжек.
Он говорил, а я молча слушал, внутренне готовый к тому, что наше уединение могут в любой момент прервать. Я начинал нервничать, стоило ему оказаться рядом, хотя вряд ли кто-нибудь по одному нашему виду мог догадаться о том, что произошло.
- Наверное, пора возвращаться, - Уэсли щелчком запустил окурок куда-то в сторону. Чмокнув меня в губы, он улыбнулся и направился к входу. – Давай, мы же не хотим пропустить твою сестру.
Мы вернулись в зал. Я все еще продолжал нервничать рядом с Уэсли, но на этот раз уже по другой причине. Сначала мы говорили о школе, книгах и музыке, обо всем на свете, а потом громко болели за Алисию во время ее выступления. У нее было четыре заплыва, и два из них она выиграла: заплыв на пятьдесят и сто метров стилем баттерфляй.
После первой гонки сестра стянула очки на лоб и отыскала глазами меня в толпе. Когда она увидела нас с Уэсли вместе, улыбка засияла на ее лице. Мне оставалось только надеяться, что Алисия сдержит свое обещание.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:14 #7 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Позже выложу шестую главу. Она тоже небольшая, но вместе с пятой сила :)

Глава 5
[/b]


- Эй, Торен! Торен! – громко прошептал Уэсли, прячась в конце коридора и выглядывая из-за угла. – Скорей бери сумку и пошли, - зашипел он, стоило мне подойти ближе.
- Что?
Уэсли выглядел забавно и напоминал своим видом мультяшного грабителя банков, который оглядывается по сторонам в надежде, что путь свободен.
- Ну же, поторопись! Хэннити не должен нас увидеть, - уговаривал он. Я непонимающе уставился на Уэсли, и в ответ он выразительно расширил глаза.
Поколебавшись, я выхватил школьную сумку из шкафчика и последовал за ним на автостоянку.
- Я превращаю тебя в прогульщика, не находишь? – гордо сказал Уэсли, когда мы отъехали от школы.
Какое-то время мы ехали по проселочным дорогам, потом свернули на узкую и грязную дорогу, испещренную ямами, и я спросил Уэсли, куда мы едем.
- Увидишь, - ответил он с улыбкой.
Нам на пути встречались широкие кукурузные поля и густые леса, заставляя вилять по обширному лабиринту грунтовых дорог, пересекавших фермерские земли. Наконец Уэсли свернул в сторону небольшой рощи. Она росла прямо посередине поля и выглядела как миниатюрный лес. Когда мы выбрались из машины, он повел меня к деревьям, которые окружали маленький пруд. С одной его стороны рос камыш, и вода позеленела от водорослей.
Уэсли сел на дерево, лежавшее рядом с водой и служившее низкой скамейкой, и погладил шероховатую поверхность рядом с собой.
- Сегодня слишком хорошая погода, чтобы сидеть взаперти в классе, - сказал он, когда я присел рядом.
- Да, погода замечательная, - согласился я, глядя на поле на противоположной стороне, которое хорошо просматривалось сквозь стволы деревьев. Где-то совсем близко квакала лягушка, но, сколько ни пытался, я не мог отыскать ее глазами.
Уэсли тихо вздохнул. Его губы изогнулись в смущенной улыбке, и он бросил на меня быстрый взгляд:
- Ты первый, кого я привел сюда.
- Правда? – глупо переспросил я, не зная, что на это ответить, но чувствуя себя особенным.
- Да. Мне показалось правильным поделиться с тобой этим местом.
Я улыбнулся, рассматривая лежащие на коленях ладони:
- Здесь красиво. Как ты его нашел?
- Не знаю, - ответил он, отдирая кусочек коры. – Я прихожу сюда, когда внимание родителей начинает действовать на нервы. Это… как место для отдыха.
Уэсли достал пачку сигарет и закурил. В наступившей тишине я чувствовал себя несколько неловко, но потом она ушла, и мы проговорили почти целый час. Уэсли немного рассказал о своей семье, о брате, который учится в колледже, и работе, обо всем. Мне нравилось его слушать. Теперешний он отличался от того Уэсли, которого я привык видеть в школе: он был эмоциональным и умным и, когда хотел, мог становиться серьезным. Я чувствовал, что мне открылась та его сторона, которую он не каждому позволял увидеть.
- Ты уже решил, что будешь делать после школы? – спросил я после небольшой паузы, вытянув ноги и искоса поглядывая на Уэсли.
Он покачал головой и стряхнул с сигареты пепел:
- В мои планы не входит продолжать учебу. Устроюсь на полный рабочий день в автомастерскую, - смяв окурок, он сложил аккуратную горстку мусора рядом с собой на бревно.
- Ты не собираешься поступать в колледж? – спросил я, поворачиваясь и глядя на него с удивлением.
- Учеба никогда не была моей сильной стороной, - ответил Уэсли.
Я опустил глаза и закусил губу. Колледж всегда занимал в моих планах важное место. Да мама просто убила бы меня, если бы я не стал продолжать учебу.
- А что твои родители? Разве они не хотят, чтобы ты учился дальше?
- Их это совершенно не волнует. Они считают дни до того момента, когда я стану жить отдельно, и возлагают все надежды на брата. По их твердому убеждению именно он способен дать им ту жизнь, которую они всегда заслуживали.
- Ясно, - тихо сказал я, чувствуя себя неловко и глядя на пруд, все еще не оставляя попыток отыскать шумную лягушку. Я знал, что Уэсли в эту минуту смотрит на меня.
- Давай сменим тему на более веселую, - предложил он, наклоняясь вперед и упираясь локтями в колени.
- Извини.
Уэсли придвинулся ко мне:
- Ты ни в чем не виноват, поэтому просто не парься об этом. Но если хочешь, я знаю способ, как тебе меня подбодрить, - ухмыляясь, Уэсли повернул мое лицо к себе. Подняв на него глаза, я оглянулся на деревья. – Вокруг никого нет на многие километры. Расслабься, - Уэсли положил руку на мою ногу и поцеловал меня, сначала нежно, потом более настойчиво, заставляя нервничать. Я не хотел, чтобы он посчитал меня неопытным, но целоваться с ним было настолько здорово, что иногда я просто забывал дышать.
Так прошла целая вечность. Мы целовались наедине с природой, и я подумал, как смогу держать нечто подобное в тайне от мамы. Я не хотел, чтобы она возненавидела меня, но я также не был готов отказаться от того волнующего ощущения, которое будил во мне Уэсли.
- Думаю, нам пора, - сказал он, собирая горсть своих окурков.
- Да, конечно, - ответил я, поднимаясь и потягиваясь.
Уэсли ткнул пальцем в обнажившуюся полоску моей кожи между джинсами и майкой, и я инстинктивно согнулся. Он рассмеялся и назвал меня милым.
- Мама взяла с меня обещание после школы заняться уборкой в гараже. Поэтому я хотел уйти пораньше, чтобы немного побыть с тобой наедине.
Я покраснел, чувствуя приятное волнение из-за того, что вместе с ним прогулял уроки. Уэсли улыбнулся и снова поцеловал меня, прежде чем мы пошли обратно к машине. Затем он отвез меня домой и чмокнул на прощание до того, как я успел возразить, что нас может кто-нибудь увидеть. На что он извинился и сказал, что загладит вину завтра.
Я смотрел вслед удалявшейся машине и после, оказавшись дома, позволил себе широко улыбнуться.
Мне определенно нравились те чувства, что пробуждал во мне Уэсли.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:15 #8 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 6
[/b]


Когда нам выдали результаты экзамена по испанскому, я был немного расстроен тем, что набрал всего лишь девяносто четыре балла, не справившись с тремя вопросами, ответы на которые знал. Но стоило мне после урока увидеть рядом со своим шкафчиком Уэсли, как я тут же почувствовал себя значительно лучше, попав под влияние его сияющей улыбки.
- Не могу поверить. У меня восемьдесят шесть, - сказал он, держа в руках экзаменационную работу. В верхнем углу титульного листа красовался улыбающийся смайлик, нарисованный красными чернилами.
- Здорово, - ответил я, доставая учебник по математике.
- Я сделал карточки со словами, как ты и посоветовал. Думаю, они-то мне и помогли, - он свернул листы вдвое и сунул в задний карман джинсов. – Чем собираешься заняться в обеденное время?
- Ничем.
- Хочешь пообедать вместе? – Я машинально огляделся, при этом покраснев, на что Уэсли отреагировал своей обычной усмешкой. Посмотрев на мой учебник по математике, он нахмурился. – Черт, у тебя же урок.
Я кивнул, и почти сразу же прозвенел звонок. Смущенно улыбнувшись, я пожал плечами:
- Мне пора.
- Окей, тогда увидимся на истории, - он похлопал меня по плечу и махнул на прощание рукой.
Я вздохнул, продолжая наблюдать за Уэсли, когда он направился в сторону столовой. Я все еще не представлял, как вести себя с ним в школе. С одной стороны, мне нравилось его внимание, но с другой - по-прежнему беспокоило, что кто-нибудь может что-то заподозрить.
После истории Уэсли подождал, пока я заберу школьную сумку, и мы вышли из школы вместе. Я остановился на крыльце, разглядывая тротуар. Уэсли притормозил рядом и проследил за моим взглядом:
- Тебе необязательно идти домой пешком… С этого дня я стану тебя подвозить, - добавил он, сворачивая к автостоянке.
- Ты уже разобрался с гаражом? – спросил я, устраивая школьную сумку на полу между ногами.
- Почти. Пришлось потратить на уборку чертовски много времени, - ответил он, заводя машину.
Подъехав к моему дому, Уэсли припарковался на свободном месте. Мне даже не пришлось приглашать его зайти.
Захватив сумку за ремни, я выбрался из машины:
- Я подумал… Нам, наверное, стоит заняться проектом по истории.
- Что? Сегодня же пятница, и впереди выходные! Ты вообще не должен вспоминать об уроках до самого воскресенья, часов до одиннадцати вечера, - сказал Уэсли, вытягивая руки над головой и ожидая, пока я с ним поравняюсь. Я засмеялся, чем вызвал у него теплую улыбку. – Знаешь, когда ты улыбаешься, то становишься еще красивее, - склонив голову, он продолжал искоса на меня поглядывать и, когда мы достигли третьего этажа, неожиданно спросил: – а твоя мама дома?
- Нет. Она на работе, - мое сердце забилось быстрее.
- Понятно, - пробормотал Уэсли, ожидая, пока я открою дверь. – Твоя сестра обещала мне не появляться дома до шести.
- Что?
- Я сегодня столкнулся с ней на перемене. Она у тебя классная.
- Обязательно ей передам, - сказал я, чувствуя, как сердце застряло где-то в горле.
Оставив сумку возле двери, я обвел взглядом гостиную и царивший в ней беспорядок. При этом я старался не смотреть на Уэсли.
- Твоя сестра очень заботится о тебе, и предупредила, что если я разобью тебе сердце, она отрежет мне яйца. После чего как ни в чем не бывало засмеялась и попрощалась до следующей встречи. Было довольно забавно… и, пожалуй, немного страшно, особенно сейчас, когда я начинаю серьезно об этом думать, - Уэсли приблизился ко мне, неприлично улыбаясь, и обнял за талию. – Но все же ей не о чем волноваться, - наступая, он подталкивал меня к дивану, пока я не потерял равновесие и не упал.
Его поцелуй был головокружительным. Он словно посылал через мое тело разряды электричества, и я смущенно притянул Уэсли ближе. Поцеловав меня в шею, он спустился на ключицы, поглаживая руками мои плечи, после чего, задрав рубашку, принялся покрывать поцелуями дорожку, которую прокладывал кончиками пальцев.
Я откинул голову, теряясь в удивительных ощущениях. Опустив руки, Уэсли принялся расстегивать мой пояс.
- По… подожди! Что ты делаешь? – я запнулся, останавливая его руки.
- О боже. Для будущего студента ты иногда бываешь удивительно непонятливым. А как ты сам думаешь, что я делаю? – улыбаясь, Уэсли продолжил избавлять меня от джинсов.
Ухватившись за пояс, он потянул их вниз, а мне оставалось лишь кусать губы, в то время как тело охотно отзывалось на его прикосновения.
- Подожди секунду. Уэсли!
В ответ он ухмыльнулся, прекрасно чувствуя мое напряжение под своей рукой. Опустившись передо мной на колени между диваном и журнальным столиком, он стянул боксеры вниз и нежно накрыл меня ладонью.
- Почему… Почему ты это делаешь? – его пальцы становились смелее и поглаживали меня с все возрастающим энтузиазмом, вдохновляемым тяжелыми вздохами, которые вырывались из моих приоткрытых губ.
- Потому что хочу доставить тебе удовольствие, - ответил Уэсли, задирая мою рубашку выше и оголяя грудь еще больше. Уголки его губ приподнялись, и он наклонил голову, прослеживая очертания живота языком. Подняв на меня глаза, Уэсли стал двигать рукой быстрее, рождая внутри нестерпимое томление. – Скажи мне… тебе хорошо?
Я молча кивнул и крепко зажмурился.
Его язык наконец-то достиг цели, и Уэсли принялся меня облизывать и посасывать с удвоенной энергией. Это было что-то невероятное. По телу проходили сладостные волны, заставляя стонать и жадно хватать воздух в предчувствии скорой кульминации. От нескончаемого наслаждения на глаза наворачивались слезы.
- Уэсли! Я… Я больше не могу, - мой крик прозвучал почти как просьба.
Продолжая работать ртом, он удерживал руками мои бедра, вбирая меня еще глубже. И даже после того, как я достиг разрядки и обессилено откинул голову, он продолжал крепко сжимать меня в своих больших руках.
Тяжело дыша, я распластался на диване, ошеломленный только что случившимся, и закрыл лицо руками. Я был слишком смущен и не мог смотреть на Уэсли… Я кончил так быстро. В первый раз кто-то прикасался ко мне подобным образом, и одних воспоминаний о его нежных и теплых губах было достаточно, чтобы заставить меня снова почувствовать возбуждение.
- Не прячься, - прошептал Уэсли, убирая мои руки. Закрыв глаза, я отвернулся. Уэсли положил ладонь на мою щеку, и я бросил на него нерешительный взгляд. – Раскрасневшийся и задыхающийся, ты выглядишь еще более восхитительным.
Почувствовав отсутствие давления на ногах, я выпрямился, натягивая джинсы обратно. Я боялся реакции Уэсли, боялся того, как он посмотрит на меня теперь, после всего, что только что было, но он оставался спокойным. Я не ожидал ничего подобного. Это был не тот шумный и самоуверенный парень, которого я привык видеть в стенах школы, а понимающий и чуткий Уэсли. Это открытие придало моим чувствам глубины и вселило уверенность в том, что он не притворялся.
- Ты все еще хочешь заняться историей? – спросил Уэсли.
- Гм, если ты не хочешь, мы можем отложить это на другой раз, - пробормотал я.
- Договорились. Как насчет того, чтобы подкрепиться? Мы могли бы куда-нибудь пойти перекусить, если ты не против, - он приобнял меня за плечи.
- Я могу что-нибудь приготовить, - неловко предложил я. – Тебя устроят бутерброды или ты предпочитаешь что-то более похожее на обед?
- Все равно. Я согласен на все, что бы ты ни предложил.
Я поднялся, и Уэсли последовал за мной на кухню, где я быстро соорудил обед на двоих, во время которого он не переставал нахваливать мои кулинарные навыки. Позже, когда, устроившись на диване, мы смотрели телевизор, я неожиданно вспомнил слова Алисии о том, что когда-нибудь из меня получится отличная домохозяйка.
Взглянув на Уэсли, я покраснел.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:17 #9 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 7
[/b]


- Тор, мы сегодня вечером собираемся вместе с Майком в кино. Хочешь присоединиться? – спросила Алисия, проходя мимо меня.
- Хм, на самом деле у меня другие планы на вечер.
- О, ты встречаешься с Уэсом? – взвизгнула она, высовывая голову из ванной.
- Кто такой Уэс? – спросила мама, появляясь из кухни.
- Школьный друг, - сказал я, искоса поглядев на сестру.
К счастью, мама не могла видеть, как она насмешливо закатила глаза и покачала головой. Выйдя в коридор, Алисия сделала пальцами в воздухе знак кавычек и прошептала одними губами слово «друг». Заметив, как я скривился в ответ, мама посмотрела на меня с недоумением.
- А что вы собираетесь делать? – спросила Алисия. Прислонившись к стене, она стала водить расческой по волосам.
- Не знаю.
- Почему бы вам не пойти с нами в кино?
- У меня нет настроения на слезливую мелодраму, - сказал я, качая головой.
- Да перестань, тебе же нравятся сопливые любовные истории вроде этой!
В дверь постучали. Алисия бросилась в прихожую и распахнула ее прежде, чем я успел подняться с дивана.
- Привет, Уэс!
- Привет. Как дела?
- Отлично. Проходи, - Алисия открыла дверь шире, пропуская Уэсли внутрь.
На нем была белая футболка и голубые джинсы, темные волосы влажно блестели. Заметив меня, он улыбнулся.
- Ты, должно быть, Уэс, - сказала мама, вытирая руки о кухонное полотенце.
Уэсли посмотрел на нее, и его улыбка стала смущенной:
- Верно. Добрый вечер.
- Меня зовут Аманда, и я мама этих ребятишек, - представилась она с усмешкой, на что Алисия закатила глаза, а я застонал.
- Приятно познакомиться, - сказал Уэсли и слегка склонил голову. Было забавно видеть его таким растерянным.
Бросив взгляд в сторону, Уэсли провел ладонью по затылку, взъерошив волосы. Когда я подошел к нему, его улыбка выглядела несколько нервной.
- Готов идти? – спросил я, и Уэсли кивнул.
- Хорошо повеселитесь, ребята. И, Торен, не задерживайся допоздна, - бросила мама нам вслед.
- Итак, чем займемся? Хочешь, пойдем поиграем в бильярд? – спросил Уэсли, заводя двигатель. Когда мы выезжали с парковки, он положил свободную руку на спинку моего сиденья.
- Хорошо, только я не очень хорошо играю.
- Ничего. Я тебя научу, - он взъерошил мои волосы.
Спустя какое-то время мы подъехали к небольшому бильярдному клубу с говорящим названием «Кий». Внутри в полумраке располагалось десять или двенадцать игровых столов, прямо напротив задней стены находился маленький бар.
Уэсли обменял права на набор бильярдных шаров, и мы направились к одному из дальних столов. Достав из-под него треугольник, Уэс принялся складывать шары внутрь.
- Ты знаешь правила?
- Да, мы играли с отцом, когда я был маленьким. До тех пор пока родители не развелись, - объяснил я.
Уэсли молча смотрел на меня какое-то время, потом сказал только: «ясно», - и снова опустил глаза на стол.
- Хочешь разбить? – спросил он, убирая треугольник.
Я покачал головой, и тогда Уэсли ударил по шарам. Он успел загнать три из них в лузы, пока не промахнулся.
Оглядев стол, я отыскал удобную позицию и наклонился, примеряясь к цели, пока Уэсли не решил мне помочь.
- Почему бы тебе просто не рассчитать все углы при помощи формулы синуса, косинуса и тому подобной фигни? – предложил он со смехом.
- Я не слишком хорош в математике. В отличие от алгебры, тригонометрические вычисления остаются для меня загадкой, - сказал я и ударил. Шары раскатились в разные стороны, и ни один не попал в лузу.
- Мне нравится математика… когда я занимаюсь. Эй, может, нужна помощь? – я улыбнулся, и Уэсли подошел ближе. – Как насчет того, чтобы сделать игру более интересной? Если выиграю я, то получу поцелуй прямо на парковке. Настоящий поцелуй, - уточнил он, после чего отошел в сторону и отправил один из шаров прямиком в лузу.
У меня не было шансов.
Я оглядел людей за соседними столами, надеясь, что, когда мы выйдем отсюда, будет уже достаточно темно, потому что был уверен, что Уэсли непременно возьмет свое.
Первую игру я продул, когда на столе оставалось еще четыре шара.
- А если ты снова выиграешь?
Придвинувшись, он наклонился к моему лицу:
- Тогда я получаю два поцелуя.
Усмехнувшись, Уэсли стал заново выкладывать шары, когда кто-то окликнул его и помахал рукой. Кивнув в знак приветствия, он повернулся обратно.
Судя по тому количеству людей, которые периодически ему махали или останавливались, чтобы сказать «привет», Уэсли был здесь частым гостем. Человек за кассой даже знал его по имени.
Уэсли как раз склонился над столом для удара, когда неожиданно к нам подбежала светловолосая девушка и повисла у него на шее.
- Уэс! Где ты пропадал? Я так давно тебя не видела! Что же с тобой произошло, любовничек?
Коротко обняв девушку, Уэсли взглянул на меня через ее плечо и почти сразу же отстранился. На его губах мелькнула улыбка. Здесь же, рядом с подругой, стояла коротко стриженная брюнетка и не сводила с меня глаз.
- Хэй, Кейт. Как поживаешь? – как ни в чем не бывало спросил он и только тогда перевел взгляд на блондинку. – Привет, Лисса.
Кейт уперла руки в бедра и нахмурила тонкие, идеальной формы брови:
- Серьезно, мы не видели тебя целую вечность. Почему ты не появлялся?
- Был занят, - ответил Уэсли, поглядывая на меня.
Кейт проследила за его взглядом:
- Кто этот красавчик? – спросила она, растягивая темно-красные губы в улыбке.
Я смущенно оглянулся, чем вызвал у Уэсли смешок.
- Это Торен. Торен, это Кейт и Лисса, - он поочередно указал на каждую девушку.
- Привет. Приятно познакомиться.
- Ого! Он еще и вежливый! – воскликнула Кейт, прикрывая рот рукой.
Я отвел глаза, едва сдержавшись, чтобы не закатить их, потому что не мог терпеть, когда люди на пустом месте устраивали целое представление.
Взглянув на меня, Лисса улыбнулась, но это была не обычная улыбка, а понимающая, как будто девушка говорила: «я все знаю». Кейт же снова переключила внимание на Уэсли, оглядывая бильярдный стол.
- Возьмете нас в игру?
- Я…
- Мы с Уэсом против Лиссы и Торена. Я разобью, ладно? – сказала она быстро, забирая у Уэсли кий. Посмотрев на меня, тот пожал плечами.
Мы сыграли четыре игры, и Уэсли с Кейт выиграли все, кроме одной. Лисса держалась довольно хорошо, но ей приходилось прикрывать мои промахи.
Где-то через час мы вернули шары и все вместе направились на парковку. Я надеялся, что Уэсли забудет о договоре, который мы заключили во время первой игры.
- Ну что ж, нам пора. Было здорово с вами увидеться, - сказал Уэсли, когда мы подошли к его машине.
- Нужно будет повторить в ближайшем будущем, - ответила Кейт, делая шаг вперед и обнимая его. Затем она посмотрела на меня и улыбнулась. – Всем вместе.
- Был рад с вами познакомиться, - сказал я. Уэсли уже открыл дверцу со стороны водителя.
- Взаимно. До встречи, Торен. Пока, Уэс, - сказала Лисса, глядя мне прямо в глаза.
Уэсли завел машину, и мы подождали, пока девушки вернутся в клуб. После он отвез меня домой, и я уже собирался было попрощаться, когда Уэсли внезапно прервал меня:
- Подожди секунду. Ты же не забыл о нашем пари? К счастью, я не стал уточнять, на какой именно автостоянке это должно произойти.
Он наклонился и поцеловал меня, толкаясь языком между губами и одновременно зарываясь пальцами в волосы.
Я расслабился, потому что снаружи было темно, свет в салоне выключен, и это лишало меня страха, что нас может кто-то случайно увидеть.
- До завтра, - сказал Уэсли, отстраняясь и выпрямляясь на водительском сиденье.
- Спокойной ночи.
У подъезда я помахал ему рукой, и Уэсли дождался, пока я не поднимусь на третий этаж, и только тогда тронулся с места.
Я не мог удержаться от застенчивой улыбки, медленно расползающейся по лицу.
Мы как будто побывали на свидании, и это было классно.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:18 #10 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 8
[/b]


Перед уроком истории Уэсли как обычно уже ждал меня у шкафчика и выглядел просто потрясающе в своих рваных джинсах и расстегнутой безрукавке, надетой поверх белой футболки.
Стоило мне его увидеть, как в животе мгновенно потеплело и я покраснел.
- Что-то случилось? – спросил он, прислонившись к шкафчикам и продолжая удерживать сумку, перекинутую через плечо.
- Ничего. А у тебя? – поинтересовался я, доставая книгу по истории.
В ответ Уэсли начал жаловаться на то, что время нашего ланча не совпадает, из-за чего мы не можем вместе пообедать.
Он говорил, а я слушал, улыбаясь и не забывая кивать до тех пор, пока не начался урок.
Мистер Хэннити рассказал нам о предстоящем экзамене в пятницу и предупредил, что он будет посвящен тринадцатой, четырнадцатой и семнадцатой главам, поэтому нам следовало поторопиться и наверстать упущенное. Во время речи он несколько раз взглянул на Уэсли, и этого оказалось достаточно, чтобы даже я заметил.
После урока Уэсли, не отрывая от учителя пристального взгляда, ждал, пока я соберу вещи, и при этом не переставал хмуриться.
Мистер Хэннити всегда выделял его среди остальных учеников, проявляя к нему неизменную требовательность, которая, без сомнения, расстраивала Уэсли. Но я был уверен, что причина такого отношения со стороны учителя вызвана одной простой причиной: мистер Хэннити знал, что если бы Уэсли постарался, то смог бы добиться большего успеха в учебе.
- Мы должны сходить в библиотеку за материалами для нашего проекта, - сказал я, складывая бумаги в папку.
Уэсли простонал:
- Ни в коем случае. Сегодня же понедельник. Кроме того, это может подождать.
Я покачал головой и попытался убедить его в обратном, но Уэсли оставался непреклонен.
Неожиданно из-за его спины раздался голос Джен:
- Привет, Уэс. Что у вас здесь происходит? Я хотела узнать, не голоден ли ты. Мы могли бы вместе перекусить.
Перед тем как обернуться, Уэсли нацепил на лицо приветливую улыбку:
- Извини, но не могу. Я уже поддался на уговоры Торена затащить меня в библиотеку, поэтому как-нибудь в другой раз, - его слова прозвучали искренне.
На лице Джен четко отразилось разочарование, но она быстро взяла себя в руки и растянула губы в улыбке:
- Все в порядке. В другой раз, так в другой раз, - продолжая улыбаться, она перевела взгляд на меня, при этом ее глаза недобро сузились, и над головой точно собрались грозовые тучи. Я зябко поежился от почти ощутимого холода, который исходил от девушки.
Еще немного провозившись, я наконец-то сложил все вещи, и мы вышли из класса. Уэсли снова пришлось ждать, пока я не заберу сумку и не закрою свой шкафчик на замок.
- Куда это ты собрался? Моя машина в другой стороне, - остановил меня он, указывая в противоположном направлении.
- Но ты сам сказал, что мы идем в библиотеку.
- Да, но я не имел в виду, что мы на самом деле туда пойдем. Это был всего лишь предлог, чтобы Джен оставила меня в покое.
- Тогда это нечестно, - сказал я с улыбкой. – Ты не можешь использовать меня в качестве алиби.
Уэсли смотрел на меня несколько долгих секунд, затем, сдавшись, неохотно сделал пару шагов, как будто его ноги вдруг стали свинцовыми:
- Хорошо. Ладно. Но только ненадолго, - уступил он.
Нам удалось найти две книги по теме «Акт об исключении китайцев», и я записал их на свою читательскую карточку. Несмотря на то, что в библиотеке мы пробыли совсем немного времени, Уэсли ни на минуту не переставал жаловаться.
После школы мы поехали к нему домой, и я вручил Уэсли одну из книг, чем вызвал новую волну жалоб. В конце концов, он согласился ее почитать, но с условием, что я позволю ему меня поцеловать. Мне оставалось только привычно покраснеть и согласиться.
Следующий час мы посвятили выполнению домашнего задания и вместе подготовили упражнение по испанскому, потом поодиночке сделали уроки и по другим предметам.
Отложив книгу, Уэсли достал небольшую курительную трубку и, набив ее марихуаной, полез в карман за зажигалкой.
- Хочешь присоединиться? – спросил он, прикуривая и делая глубокий вдох.
Я покачал головой. Мои пальцы судорожно стиснули учебник, который я перед этим удобно расположил на коленях.
- Нет… Но спасибо за предложение.
- Ну давай, не упрямься. Возможно, ты даже ничего особенного и не почувствуешь в первый раз, - уговаривал Уэсли, приподнимая брови и продолжая усмехаться.
- Не думаю, что это хорошая идея, - ответил я, не поднимая глаз.
- Ладно. Отлично, - разочарованно вздохнул он и, сделав очередную затяжку, придвинулся ко мне. – Тогда просто поцелуй меня.
Не дожидаясь ответа, он наклонился и прижался своими губами к моим, раздвигая их и наполняя мои легкие дымом.
Я закашлялся и вцепился в учебник, чтобы не дать ему соскользнуть с колен.
Уэсли фыркнул, и я взглянул на него, сдвинув брови.
- Так… Так нечестно! – прохрипел я в перерывах между приступами кашля.
- Знаю, знаю. Но я ничего не мог с собой поделать, - он во второй раз протянул мне трубку. – Попробуй. Всего одна затяжка.
Я молча посмотрел на него, потом перевел взгляд на трубку в его руке.
- Я не умею.
- Это просто, - сказа Уэсли, передавая ее мне. – Один глубокий вдох и дышишь, как обычно.
Я снова опустил глаза на трубку с тлеющей травкой, и поднес мундштук к губам. Он был влажным от слюны Уэсли. Я сделал так, как он сказал, и постарался размеренно дышать, но очередной вдох вызвал новый приступ кашля.
Уэсли похлопал меня по спине, забирая трубку.
- Ничего. Тебе недостает немного практики, - «утешил» меня он, затягиваясь.
Подождав, пока вытру выступившие на глазах слезы, Уэсли отдал мне трубку, и я попытался еще раз: приблизив мундштук к губам, вдохнул и выдохнул дым, и у меня получилось сделать это, не сорвавшись на кашель.
Обрадованный, я взглянул на Уэсли. Мои глаза светились от гордости за маленькую победу.
- Вот это другое дело, - улыбнулся он. – Продолжай в том же духе.
Я попытался повторить предыдущий опыт, но на этот раз удача отвернулась от меня: в горле запершило, и, не удержавшись, я закашлялся, вдохнув сразу слишком много дыма.
Засмеявшись, Уэсли вынул трубку из моих пальцев и снова стал хлопать по спине. Докурив, он сложил все обратно в ящик журнального столика и, захлопнув учебник на моих коленях, приобнял меня одной рукой.
- Итак, что ты чувствуешь? Тебе хорошо?
- Я… Я не знаю.
- Значит, нет, потому что тогда ты бы обязательно почувствовал изменение. Что ж, может быть, в следующий раз, - он повернул мое лицо к себе и надавил большим пальцем на подбородок, вынуждая опустить голову ниже.
Меня не переставляло удивлять, как же здорово он целуется.
Уэсли провел рукой по моему животу и поцеловал в шею, затем между ключицами.
Уверен, это в сто раз лучше, чем тот эффект, который мог бы оказать на меня наркотик.
Внезапно снаружи раздался шум мотора, остановив наступление губ и языка Уэсли. Подняв на меня глаза, он на секунду нахмурился и, откинувшись на спинку дивана, недовольно проворчал:
- Проклятье. Мама дома, - затем он посмотрел на меня, и на его губах отразилась полуулыбка. – А все так хорошо начиналось.
Я оглядел комнату, одновременно поправляя на себе рубашку. Уэсли встал и потянулся, открывая полоску белой кожи и дорожку волос, начинавшуюся внизу живота и ведущую за пояс джинсов.
Я с трудом сглотнул.
- Привет, - поздоровался Уэсли, встречая маму на кухне.
Сидя на краю дивана, я судорожно запихивал книгу в сумку и сразу же поднялся, стоило ей зайти в гостиную.
- Привет, - сказала миссис Кэрролл с улыбкой.
Когда она улыбалась, то прикрывала глаза.
- Мам, это Торен. Торен, это моя мама, - представил нас Уэсли, и в этот момент я почувствовал искреннюю радость оттого, что так и не поймал кайф.
Я взялся за ремень сумки, пытаясь справиться с волнением.
- Эм, добрый день. Приятно познакомиться, - произнес я, слегка склонив голову.
- Ах да, Торен. Уэсли рассказывал мне о тебе. Вы ведь вместе работаете над школьным проектом? Я – Синди, и тоже рада нашему знакомству, - ее улыбка вышла несколько кривоватой. Мама Уэсли с точностью подходила под определение «худой», скорее даже тощей, на ее лице было слишком много косметики, а волосы выглядели пересушенными и наводили на мысли о злоупотреблении химической завивкой. – Уэс, я оставила продукты в машине. Занеси их в дом, хорошо?
Уэсли закатил глаза, но послушно пошел выполнять просьбу, оставив нас наедине в задымленной комнате. Я несколько тревожно разглядывал окружающую обстановку, пока миссис Кэрролл доставала пачку сигарет из своей сумочки. Они были очень тонкими и длиной около шести дюймов.
- По какому предмету ваш проект? – спросила она.
Когда она говорила, то сигарета, зажатая между ее губами, прыгала то вверх, то вниз.
- История. «Акт об исключении китайцев».
- Что?
- «Акт об исключении китайцев» 1882-ого года, - вежливо повторил я.
Уэсли пришел обратно, ловко удерживая в руках четыре пакета, и принялся о чем-то болтать с миссис Кэрролл, помогая ей разбирать покупки, а я в это время все так же неловко стоял посреди гостиной.
Закончив на кухне, Уэсли вернулся в комнату и присел на диван, поглаживая подушку рядом с собой. После того, как я уселся, он взял учебник по математике и улыбнулся мне.
Миссис Кэрролл переступила порог и изумленно ахнула:
- Черт возьми, не верю своим глазам. Уэс, неужели ты делаешь домашнее задание? - в ответ Уэсли выразительно закатил глаза и насмешливо кивнул. – В это так трудно поверить, - рассмеялась она и, поперхнувшись, кашлянула в кулак. Затянувшись сигаретой, она снова начала кашлять. – Торен, хочешь остаться на ужин?
- Хм, спасибо, но я думаю, что…
- Да перестань. Я приготовлю курицу с зеленой фасолью. Почему бы тебе у нас не задержаться? Ответ «нет» в любом случае не принимается.
- Хорошо… Спасибо, - сдался я.
Победоносно улыбнувшись, миссис Кэрролл снова скрылась на кухне. Уэсли мне улыбнулся, но, несмотря на это, я снова начал волноваться.
Отец Уэсли пришел домой как раз тогда, когда миссис Кэрролл накрывала на стол. Высокого роста и плотного телосложения, с хорошо развитыми от постоянного физического труда мышцами, он выглядел естественно в своей рабочей одежде. И невозможно было не заметить грязь на его руках. Он уставился на меня, и я неловко улыбнулся. Уэсли представил нас друг другу, и миссис Кэрролл позвала всех к столу.
Разговор во время еды ничем не отличался от любого другого, обычно поддерживаемого за столом. Я вежливо съел все, что положили на мою тарелку, хотя курица явно подгорела, а фасоль была безвкусной. Я понимал, что готовлю значительно лучше миссис Кэрролл, и чувствовал себя виноватым из-за того, что не смог оценить ее усилия.
- Торен, напомни мне тему вашего с Уэсли проекта, - попросила миссис Кэрролл, ковыряясь в своем куске курицы.
Все лица обратились в мою сторону, и мои щеки запылали. Уэсли толкнул меня ногой под столом и улыбнулся.
Я опустил глаза на свою тарелку и тяжело сглотнул.
- Эм, «Акт об исключении китайцев» восьмидесятых годов, - тихо ответил я, пытаясь разрезать жесткий кусочек курицы.
- О, Фрэнк! Ты не поверишь, - воскликнула миссис Кэрролл, хлопая ладонью по столу. – Когда я пришла домой, Уэсли делал домашнее задание!
Мистер Кэрролл хрипло рассмеялся, но кривоватая улыбка на лице мужчины производила странное впечатление, словно давалась ему с трудом.
- Да уж, действительно редкость, - пробормотал он.
При взгляде на Уэсли его улыбка исчезла.
- Ага, такая же редкость, как и мама у плиты, - проворчал Уэсли и тут же улыбнулся, превращая свои слова в шутку.
Миссис Кэрролл засмеялась, но ее муж бросил вилку на тарелку, а его лицо снова сделалось мрачным, и это угрюмое выражение казалось для него самым подходящим.
- Следи за языком, - предупредил он и посмотрел на Уэсли, прищурив глаза.
- Фрэнк… - начала было миссис Кэрролл, но остановилась, бросив взгляд в мою сторону.
- Извинись перед матерью, - потребовал мистер Кэрролл.
- Это была всего лишь шутка.
- Разве ты не слышал меня? Я сказал, извинись…
- Хорошо. Мам, я прошу прощения, - тихо сказал Уэсли, опуская голову.
За столом наступила неловкая тишина. Я не смел поднять глаза от тарелки. Мистер Кэрролл продолжил спокойно есть, как будто абсолютно ничего не случилось. Уэсли посмотрел на меня, а миссис Кэрролл тяжело вздохнула. Она спросила, не хочет ли кто добавки, и ответом было единодушное «нет».
- Если хочешь, мы могли бы пойти поиграть в бильярд, - обратился ко мне Уэсли, наконец нарушив молчание.
Я посмотрел ему прямо в глаза:
- Но уже поздно, а нам завтра в школу.
На мои слова Уэсли только рассмеялся. Миссис Кэрролл улыбнулась, и я смущенно покраснел.
- Ну и что? Поехали. Я прослежу, чтобы ты оказался дома не позднее разумного времени, - настаивал он, и я в конце концов кивнул.
- Перед уходом помоги матери убрать со стола, - сказал мистер Кэрролл прежде, чем уйти в гостиную.
Мама Уэсли пообещала, что справится сама и сказала, что мы можем спокойно идти развлекаться. Я попрощался и пошел в гостиную забрать сумку, чувствуя на себе тяжелый взгляд мистера Кэрролла, который выводил меня из равновесия. Дождавшись, пока я не вернусь, Уэсли подтолкнул меня к выходу и вышел следом на улицу. Только когда за нами закрылась дверь, я полной грудью вдохнул теплый вечерний воздух и с облегчением выдохнул.
Мы снова поехали в «Кий» и устроились за одним из дальних столов. Уэсли одержал победу во всех партиях, предварительно взяв с меня обещание, что победитель получает поцелуй на автостоянке.
- Извини, если за ужином было что-то не так. Мои родители… немного странные, - неожиданно сказал Уэсли, перегнувшись через стол.
- Мне они показались довольно милыми.
Он посмотрел на меня снизу вверх и усмехнулся:
- Иногда ты сам бываешь чересчур милым.
Я засмеялся, а про себя подумал, что мистер Кэрролл мне совсем не понравился. Мне не нравилось то, как он обращался с Уэсли, не нравился его слишком пристальный взгляд, который заставлял меня чувствовать себя не в своей тарелке, слишком уязвимым.
Я постарался выкинуть эти неприятные мысли из головы, в чем мне очень помогла рука Уэсли на той части тела, что ниже спины, мигом заставив забыть обо всем.
- Эй! Что ты делаешь? – прошипел я, оглядываясь по сторонам. В заведении было довольно пусто, но вокруг все равно находились люди.
- Сомневаюсь, что кто-либо видел. Я не мог удержаться, - ответил он с улыбкой. – У тебя шикарная задница.
Я закатил глаза, и Уэсли насмешливо извинился.
Предупредив его, что мне надо ненадолго отлучиться, я пошел в туалет и, только оказавшись там, сделал глубокий вдох. Прикосновение Уэсли пьянило, и мне пришлось постараться, чтобы внешне по-прежнему оставаться спокойным.
Когда я вернулся в зал, то увидел, что он разговаривает с двумя девушками. И они совершенно не были похожи на Кейт и Лиссу. Приблизившись, я узнал в них Джен и Оливию, и нерешительно остановился возле стола.
- О, Торен, - сказала Джен. Встретившись со мной взглядом, Уэсли многозначительно закатил глаза. – Я и не знала, что ты тоже здесь.
- Хм, привет, - я постарался выглядеть равнодушным.
- Ну, увидимся завтра в школе, - сказал Уэсли, покручивая в руке кий.
Джен посмотрела сначала на него, потом снова на меня, при этом ее глаза недобро сузились.
- Как насчет одной игры? – спросила она, делая шаг к Уэсли.
- Сожалею, но нам на самом деле пора. Правда, Торен? – Уэсли мне улыбнулся.
Было совершенно очевидно, что Джен не понравился его ответ. Она хмуро поглядела на меня, потом стала уговаривать Уэсли остаться, но он молча собирал шары и, закончив, бросил только: «Увидимся» и слабо помахал девушкам рукой на прощание. Я последовал за ним к выходу, чувствуя удовлетворение.
Когда мы подошли к машине, я открыл дверцу и забрался внутрь на тот случай, если Уэсли захочет прямо сейчас получить свой приз.
Сев за руль, он завел двигатель и, схватив меня за волосы, впился в мои губы с такой силой, что по всему телу прокатилась горячая волна, отдавшись дрожью внизу живота.
- Наверное, я сейчас должен отвезти тебя домой, - прошептал он, гладя меня по щеке кончиками пальцев.
Я не хотел, чтобы этот вечер заканчивался на одном поцелуе, поэтому подождал, пока Уэсли притормозит напротив моего дома и, потянувшись, сам его поцеловал.
Машина дернулась вперед, и Уэсли пробормотал: «Упс». Включив ручной тормоз, он повернулся ко мне и жарко ответил на поцелуй.
Вернувшись домой, я пошел спать раньше обычного. И, лежа в кровати, все еще чувствовал запах Уэсли, представлял прикосновения его рук, губ, языка… даже…
Тело опалило жаром. Прикусив губу, я со стоном кончил и почти сразу же провалился в глубокий сон.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:19 #11 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 9
[/b]


Я зевнул и положил подбородок на руку, пытаясь сосредоточиться на домашнем задании по математике, которое нужно было успеть закончить до начала урока.
- Итак, Торен, что происходит?
Перед моей партой стояли Джен и Оливия. Первая не сводила с меня пристального взгляда, на лице второй застыла так хорошо знакомая пренебрежительная улыбка. Обе пользовались в школе популярностью, привлекая завистливые взгляды одних и вызывая презрительные смешки у других, и я не имел ни малейшего понятия, почему вдруг они со мной заговорили.
- Ничего, - ответил я небрежно, стараясь при этом выглядеть собранным и равнодушным, как будто для меня в порядке вещей разговаривать с девушками их положения.
- В последнее время ты слишком часто крутишься возле Уэсли. Похоже, из-за этого у него совсем не остается времени на нас, - сказала Оливия, скрестив руки на груди.
Мое сердце пропустило удар и, на мгновение замерев, ухнуло вниз.
Уэсли же не мог им ничего рассказать, верно? Значит, мне оставалось только надеяться, что ни Джен, ни Оливия не заметили, как я разволновался при упоминании его имени.
Джен ядовито усмехнулась и приподняла брови:
- Ты же понимаешь, что это просто любопытство? Ничего личного… но нам интересно, проявляешь ли ты такую же заботу обо всех его нуждах?
- О чем, черт возьми, ты говоришь? – мои руки сжались в кулаки. – Мы всего лишь вместе работаем над проектом по истории, - я опустил глаза. Взгляд остановился на вырезанных в верхнем углу парты словах: «я ненавижу школу».
- Ой, извини. Мы не имели в виду ничего такого, - хихикнула Оливия. – Это была всего лишь шутка. Не бери в голову, - развернувшись, она подтолкнула Джен к выходу. Их плечи вздрагивали от тихого смеха.
Наконец они удалились, оставив меня краснеть и злиться в одиночестве. Почему они не спросили об этом Уэсли? Выходит, ему разрешается быть геем, только потому что у него есть популярность и прирожденная способность нравиться окружающим, а со мной можно не считаться? К тому же, это Уэсли заботился о моих потребностях. Что бы они сказали на это? Поверили бы, что он сам первый проявил ко мне интерес и взял на себя инициативу в наших отношениях?
Я закрыл глаза и тяжело вздохнул. Для нас существовали разные правила. Я снова опустил подбородок на руку. Уэсли находился на совершенно иной социальной ступени, нежели я. Даже если бы он вдруг стал наряжаться в женские платья, то совсем скоро стал бы законодателем новой моды. Если бы это сделал я, то меня бы попросту загрызли.
По дороге домой я попытался выяснить у Уэсли, говорил ли он кому-нибудь… о нас. Я чувствовал себя странно, употребляя это слово, как будто оно не совсем подходило к нашим… отношениям, словно претендуя на нечто большее. Но было еще кое-что, что заставляло меня чувствовать себя неуверенно. Уэсли говорил, что я ему нравлюсь, но откуда мне было знать, насколько серьезны его слова? Что если для него наше общение - не больше, чем способ утолить любопытство?
- Нет. Ты же ясно дал понять, что хочешь сохранить наши отношения в тайне, поэтому с какой стати я должен был кому-то что-то рассказывать?
Отвернувшись к окну, я нахмурился. Казалось, он каким-то образом точно знал, о чем я думаю большую часть времени.
Удерживая одну руку на руле, другой Уэсли похлопал меня по ноге. Бросив на него взгляд, я снова отвернулся к окну.
- Ты ведь знаком с Джен и Оливией? – спросил я. Уэсли кивнул, не переставая следить за дорогой. – Сегодня они спрашивали… почему ты проводишь со мной столько времени. Или что-то типа того. Еще они сказали, что ты перестал с ними общаться.
Уэсли раздраженно выдохнул через нос:
- И что они хотели этим сказать? Как будто у меня раньше было на них время, - судя по всему, он не разделял общего мнения о Джен и Оливии: для него они были не популярными, а скорее навязчивыми. – И что ты ответил?
- Сказал, что мы делаем вместе проект по истории.
Я не собирался говорить Уэсли о последних словах Джен и Оливии по поводу «удовлетворения его нужд». Я не хотел знать, делала ли когда-нибудь одна из них нечто подобное для него. Я хотел быть для него первым точно так же, как он - для меня, несмотря на то, что понимал, насколько глупо было на это надеяться. Если бы Уэсли не относился к числу сексуально-озабоченных подростков, то это был бы уже не Уэсли.
- Представляешь, что было бы, если бы они узнали правду, - сказал он с усмешкой. Я через силу рассмеялся, но на самом деле не почувствовал ничего, кроме паники. – Я как-то не думал об этом прежде. Все произошло слишком неожиданно. Мы стали проводить вместе много времени. Неудивительно, что это привлекло столько внимания, – Уэсли повернул ко мне голову и положил свободную руку на спинку моего сиденья. – Не беспокойся об этом. Если хочешь, я поговорю с Джен и Оливией.
- Не нужно. Все в порядке.
Мы въехали на территорию жилого комплекса, и Уэсли припарковался в нескольких минутах ходьбы от моего дома. Когда я напомнил ему взять свою сумку, он застонал, но подчинился и стал ждать, пока я обойду машину.
Я не мог не отметить, как здорово он выглядит сегодня. На нем, как обычно, красовались рваные джинсы, ставшие своеобразной визитной карточкой Уэсли, а поверх белой футболки была надета небрежно расстегнутая рубашка. Темные волосы трепал теплый ветерок, и на его губах сияла улыбка, предназначенная только для меня. Больше всего на свете я любил его улыбку.
Когда мы поднялись по лестнице на третий этаж, Уэсли приобнял меня за плечи, заставляя чувствовать одновременно беспокойство и головокружение. Я постарался не думать о том, что кто-либо может нас увидеть. Даже если и так, нет ничего предосудительного в том, что его рука лежит на моих плечах. Когда я стал возиться с замком, рука Уэсли скользнула вниз и сжала мой зад, а на все мои протесты он коротко велел мне поторопиться.
Оказавшись внутри, Уэсли тут же бросил сумку на пол, как будто она была полной кирпичей, и потянул мою вниз с моего плеча. Он поцеловал меня, наступая и подталкивая к дивану до тех пор, пока я не упал на подушки. Опустившись на колени, он задрал мою рубашку, зацеловывая и вылизывая мой живот, пока его руки проворно расстегивали ремень и освобождали меня от штанов.
Заметив мое возбуждение, Уэсли тихо рассмеялся.
- Ты такой чувствительный, - прошептал он, стягивая мои джинсы вместе с боксерами.
- Я… Я ничего не могу с собой поделать… Ты…
Уэсли обхватил меня теплыми губами и, схватив его за плечи, я сполз вниз, ерзая и вздрагивая от его движений.
Он провел пальцами по моей груди, нашел один из сосков и ущипнул за него.
Мое тело трепетало от восторга и дрожало, переполненное приятными ощущениями. Его влажный рот, его язык, горло, ловкие пальцы – все вместе стремительно подводили меня к вершине.
- Уэс… Уэсли…
Он продолжал меня удерживать до тех пор, пока, опустошенный, я не распластался на диване. Тогда на лице Уэсли сверкнула торжествующая улыбка, и он поднялся. Я все еще пытался отдышаться, когда он шагнул в сторону. Я заметил выпуклость в его штанах и отвернулся, чувствуя, как кровь снова приливает к лицу.
- Мне нужно в ванную, - сказал Уэсли и потрепал меня по волосам.
Я попытался натянуть штаны, не глядя на него, и только услышав, как закрылась дверь, глубоко вздохнул. Я испытывал облегчение из-за того, что Уэсли не попросил меня сделать для него то же самое. Во мне смешались волнение и неловкость, и я просто не знал, как поступить, чувствуя себя немного виноватым. Мне очень хотелось показать ему, насколько он мне небезразличен, но я боялся. Боялся, что окончательно влюблюсь в Уэсли, а между тем он может считать меня всего лишь одним из способов приятно провести время.
Уэсли вернулся из ванной с порозовевшими щеками и поцеловал меня в лоб. Я предложил ему выпить и принес с кухни два стакана газировки. После мы сели делать домашнее задание, и он помогал мне с математикой, причем его рука поглаживала мое бедро, пока я решал задачи под его руководством. Когда я успешно справлялся с очередным упражнением, Уэсли меня целовал или покусывал за мочку уха. Мне же приходилось кусать губы и изо всех сил сдерживаться, чтобы не поддаться на его провокации.
Следующим мы сделали испанский, потом историю. Наконец, Уэсли со вздохом убрал руку с моего бедра и положил ее на плечо. Похоже, до него все же дошло, что я не собираюсь уступать его молчаливым уговорам.
- Хэй, я дома и умираю от голода. Тор, скорее тащи свою задницу на кухню и начинай уже готовить обед, - заявила Алисия, широко распахивая дверь. Увидев Уэсли, она смутилась. Ей нравилось, когда окружающие считали ее милой и добродушной, а не крикливой и любящей покомандовать. – Привет, Уэс. Как дела? – тут же нашлась она.
Уэсли улыбнулся, захлопывая лежащий на коленях учебник. Я встал и послал сестре выразительный взгляд, на что она лишь пожала плечами. Кажется, Алисия решила не притворяться перед Уэсли, поэтому, как ни в чем не бывало, продолжила распоряжаться:
- Давай, поторопись, я хочу есть, - умоляюще простонала она. Затем ее глаза вдруг вспыхнули, и она послала Уэсли широкую улыбку. – Останешься на ужин? Тор отлично готовит.
- Ага, я в курсе, - ответил Уэсли, подмигнув мне.
- Значит, ты остаешься? – уточнила Алисия, потягиваясь и довольно улыбаясь.
- Если я не помешаю, - сказал Уэсли, откидывая голову, чтобы видеть меня.
Я кивнул и, оказавшись на кухне, первым делом заглянул в холодильник и в буфет, и после недолгих размышлений решил приготовить на обед тако. Сдернув передник с крючка, я принялся поджаривать фарш.
- Я же говорила, что он мило смотрится в переднике, не правда ли? – спросила Алисия, выразительно приподнимая бровь.
Уэсли внимательно оглядел меня с ног до головы и, красноречиво улыбаясь, кивнул. Я сказал им исчезнуть из моей кухни, но они лишь дружно рассмеялись и остались стоять на прежних местах.
Все время, пока я готовил, мы посвятили разговорам, и во время еды я внезапно осознал, насколько мне уютно рядом с Уэсли. Потом мы все вместе смотрели телевизор, ели, снова болтали и смеялись. Мне нравилось то ощущение естественного комфорта, которое дала мне Алисия вместе со своим одобрением. Возможно, в этом выражалось ее равнодушие, но она всем своим видом показывала, что абсолютно ничего не изменилось и наши с Уэсли отношения являются одной из самых нормальных вещей в мире.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:20 #12 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 10
[/b]


Чтобы пообедать вместе со мной, Уэсли прогулял занятия. Мы расположились у здания школы на огромном бетонном парапете, где я обычно ел. Уэсли сидел, скрестив ноги, так что наши колени соприкасались, и грыз мое яблоко.
- Что за фигня? Мы тебя обыскались, Кэрролл.
К нам приближались Алан Данн и Джереми Рид, и я предусмотрительно отодвинулся в сторону подальше от Уэсли.
- Ты сказал, что у тебя дела, и сейчас сидишь здесь с этим? - произнес Алан, бросая на меня раздраженный взгляд.
- И? Я сказал, что буду занят, так чего вам еще надо? - спросил Уэсли после тихого вздоха.
Джереми посмотрел сначала на меня, потом на него, и я почувствовал легкое беспокойство, ведь Джен с Оливией вполне могли начать распространять по школе неприятные слухи о наших с Уэсли отношениях.
- Намечается одно дело, и мы хотели узнать, не захочешь ли ты присоединиться, - сказал Алан, глядя на меня свысока и показывая всем своим видом, что я здесь лишний.
- Я не могу, но спасибо за приглашение, - ответил Уэсли, качая головой.
- Давай, Уэс. Ты проводишь с ним каждый гребаный день. Что, черт возьми, происходит?
Я почувствовал острый приступ паники. Мои щеки запылали.
- Это не имеет к вам никакого отношения. Я же уже достаточно ясно выразился или мне повторить еще раз?
Между бровей Алана пролегла глубокая складка. Резко развернувшись, он бросил только: "Как знаешь" и пошел прочь. Джереми последовал за ним, и оба направились обратно в школу.
После их ухода дышать стало немного свободнее, но вместе с облегчением пришла и запоздалая злость: они говорили обо мне так, будто меня здесь не было. Может быть, мы с Уэсли и начали общаться довольно неожиданно, но это совсем не значило, что мы не могли стать друзьями.
Я вздохнул, и Уэсли толкнул меня в плечо.
- Извини, что так получилось, - сказал он, искоса поглядывая на меня.
- Все... Все нормально, - пробормотал я. - Но если ты хочешь пойти с ними, я не стану возражать, - я сложил руки на коленях, нервничая и не зная, что он на это ответит.
- И с чего это вдруг, интересно, у меня должно было возникнуть подобное желание? -спросил Уэсли, закатив глаза. И, не дожидаясь, пока я найду, что сказать, добавил: - Ты намного симпатичнее, - я оглянулся и, к счастью, не обнаружил никого поблизости. - Не беспокойся. Мы здесь одни. К тому же, разве важно, что могут подумать другие? После окончания школы мы скорее всего уже никогда не увидим этих людей снова. Пускай что хотят, то и думают.
Улыбка Уэсли подбадривала, но все же я покачал головой:
- Просто... Я не хочу стать предметом чьих-то грязных шуточек.
- Тебе не о чем беспокоиться. Пускай попробуют хоть что-нибудь сделать и будут иметь дело со мной, - сказал Уэсли, откидываясь назад и опираясь на вытянутые руки.
Он выглядел таким спокойным и беззаботным. Казалось, ничто в целом мире не способно его задеть и вывести из равновесия. И эта черта его личности меня невероятно привлекала, главным образом потому, что отсутствовала во мне самом. Уже одно его присутствие заставляло меня чувствовать себя гораздо более уверенно.
Прозвенел звонок, оповещая об окончании перемены. На пятом уроке нам с Уэсли пришлось расстаться, чтобы после встретиться снова на истории. Мистер Хэннити кратко ознакомил нас с содержанием завтрашнего экзамена, который должен был стать нашим последним зачетом, не считая совместных проектов.
После школы мы вместе с Уэсли пошли ко мне, чтобы как следует подготовиться к истории. Получив от него поцелуй, я уселся на банкетку и раскрыл учебник. Застонав, Уэсли упал на диван, затаскивая сумку на колени, и мы приступили к изучению главы, одновременно просматривая конспекты.
Через пятнадцать минут Уэсли зевнул и позволил учебнику вывалиться из своих рук на пол.
- О Боже, я больше не могу. Никак не получается сосредоточиться. Я должен как минимум час тебя целовать, прежде чем смогу думать о чем-нибудь другом.
- Час? - спросил я, расширяя глаза.
- Как минимум, - повторил он и придвинулся ко мне.
Уэсли положил руку мне на затылок и провел ладонью по волосам.
- Перестань, нам нужно заниматься, - не сдавался я, однако, совсем не удивившись отсутствию в своем голосе уверенности.
- Нет. Мне нужен час.
- Пятнадцать минут, - предложил я.
- Сорок пять минут.
- Десять.
- Тридцать.
- Ни одной.
Уэсли вздохнул и пощекотал кончиками пальцев мой затылок.
- Ладно, десять минут, - уступил он. И, наклонившись, поцеловал меня, забирая книгу с колен и кидая ее на пол.
Губы Уэсли прошлись по моему подбородку, спустились на шею, заставив меня ухватиться за ворот его рубашки...
Приоткрыв глаза, я бросил взгляд на электронные часы на видеомагнитофоне.
- Ты что, отсчитываешь время? - спросил Уэсли, но я ведь действовал не преднамеренно. На самом деле я не собирался следить за часами и хотел сказать ему об этом, когда заметил на губах Уэсли озорную улыбку. - Что ж, хорошо. Спорим, я заставлю тебя кончить дважды за десять минут. Засекай время. Готов? На старт, внимание, марш!
И он не шутил.
Уэсли принялся покрывать поцелуями мой живот и грудь в обход сосков, пока его руки расстегивали ремень и освобождали меня от штанов. При этом он держался немного отстраненно и собранно, как человек, преследующий определенную цель. Справившись, он взял меня в рот и принялся усердно ласкать, стремительно приближая к кульминации. Затем быстро поцеловал в губы и, подтянув к краю банкетки поближе к себе, снова переключил внимание на ту часть тела, что находилась ниже. Проворные пальцы прошлись по всей длине, затем мягкие губы во второй раз сомкнулись вокруг меня.
Я закусил губу и откинул голову, чувствуя, как его пальцы сжимаются на моих ягодицах, как двигается его горло.
Когда я кончил во второй раз, он все проглотил, и на его губах явственно проступила усмешка. Опустившись на колени, Уэсли отстранился, оставляя меня приходить в чувство и жадно хватать воздух. Капелька пота соскользнула со лба и скатилась по лицу, и я только сейчас заметил, что влажная ткань рубашки плотно прилипла к груди.
Сидя на полу, Уэсли продолжал наблюдать за мной, в то время как мое сердце громко стучало, а руки дрожали. По его лицу расползлась довольная улыбка. Она словно говорила: "Вот видишь, я был прав".
Пока Уэсли поднимался, я успел натянуть боксеры.
- Я скоро вернусь, - сказал он, поворачиваясь в сторону ванной.
- Эм... Но... А как же ты?
- В смысле?
- Я хочу сказать, ты всегда... делаешь это для меня, - ответил я, так и не сумев набраться смелости и посмотреть ему прямо в глаза, - но никогда не просишь меня о том же. С моей стороны это... в некотором роде эгоистично.
В ответ Уэсли только улыбнулся, но на этот раз его улыбка была искренней и совсем не походила на привычную ухмылку или усмешку. Он присел рядом со мной, и последовавшее затем прикосновение было настолько нежным, что я еще больше уверился в правильности принятого решения.
Уэсли откинулся на спину и, взяв мои руки в свои, положил себе на колени, немного разведя ноги в стороны. Пока я расстегивал его ремень и тянул вниз молнию на джинсах, мои пальцы слегка подрагивали, а он продолжал смотреть на меня все с той же мягкостью во взгляде.
- Тебе было бы удобнее опуститься на колени, чем сидеть здесь.
- Да, - прошептал я и сполз с дивана на пол между его вытянутыми ногами, почти касаясь грудью коленей.
Уэсли передвинул мои руки, и, следуя этому движению, я запустил пальцы в его расстегнутые голубые джинсы и дальше в боксеры. Когда я коснулся выпуклости в штанах, мои глаза непроизвольно расширились, стоило мне представить его размеры. Улыбнувшись, Уэсли подался вперед, помогая мне приспустить штаны, и тихо рассмеялся, потому что мои глаза округлились еще больше после того, как я полностью извлек его член наружу.
Я поднял взгляд и увидел на лице Уэсли ухмылку, которая заставила мои щеки моментально воспламениться.
- Я... Я не... - произнес я, запинаясь и чувствуя, что краснею еще больше.
- Просто делай то, что, по-твоему, доставит мне удовольствие, - сказал он, поглаживая пальцами мою голову, прежде чем наклониться и дотронуться до губ в легком поцелуе. - Может быть, ты будешь чувствовать себя более уверенно, если я для начала представлю вас друг другу. Торен, познакомься...
- Хватит! Не смущай меня еще больше, - попросил я, нахмурившись, и его улыбка переросла в смех.
- Просто поцелуй его. Ты же видишь, он очень дружелюбный.
Я послушно взял член в руки и мне показалось, что от этого прикосновения он затвердел еще сильнее. Я больше не смотрел на Уэсли, а вместо этого крепко зажмурился и взял плоть в рот, стараясь вобрать как можно глубже, но как только головка коснулась задней стенки горла, я не смог удержаться и, отстранившись, закашлялся.
- Не нужно пытаться сделать это с первого раза, - сказал Уэсли. - Не торопись, дай себе время привыкнуть, - подсказывал он, перебирая мои волосы.
Следуя указаниям Уэсли, я снова обхватил твердый член губами, помогая себе пальцами. Затем не спеша поднял голову и опустил, осторожно погружая его в рот.
- Используй язык.
Мои глаза оставались закрытыми, и, не сбавляя темпа, я надавил языком на ствол, одновременно пытаясь вспомнить, как Уэсли делал это для меня, и начал поглаживать член у основания, кончиком языка лаская его по всей длине.
Вцепившись пальцами в обивку дивана, Уэсли простонал мое имя, и оно прозвучало так невыразимо сладко, что я тут же почувствовал себя увереннее и с удвоенным усердием принялся лизать и посасывать, время от времени издавая влажные звуки.
Уэсли запрокинул голову и застонал уже громче, прерывисто выдыхая мое имя, его пальцы по-прежнему путались в моих волосах.
- Тор... Достаточно... Хватит, - с трудом прошептал он, но я не стал слушать, твердо намереваясь закончить начатое. - Торен! Я сказал, достаточно...
Столько раз он делал подобное для меня, и я не хотел дольше оставаться в долгу.
Не прерываясь, я посмотрел на него снизу-вверх, и стоило нашим глазам встретиться, как он в то же мгновение излился в мой рот подобно вулкану.
Уэсли упал на диван и шумно вздохнул:
- Черт...
На его лице легко читалось пережитое удовольствие. И он выглядел таким удовлетворенным, что я почувствовал себя счастливым. Наконец я смог показать ему, как много он для меня значит.
- Может, тебе принести воды? - спросил Уэсли, натягивая на бедра джинсы вместе с боксерами. Он был все еще немного возбужден.
- Что? А, нет, не нужно, я сам...
- Не беспокойся, - сказал он, поднимаясь и застёгивая молнию на штанах. - Я знаю, где взять стаканы. Сиди, я сейчас.
Я сел на край банкетки и вытер рот тыльной стороной ладони, застенчиво улыбаясь и чувствуя себя по уши влюбленным, пока Уэсли не вернулся с двумя стаканами. Протянув один из них мне, он опустился на край дивана прямо напротив меня и смотрел, как я делаю глоток воды.
- Итак, значит ли это, что теперь ты позволишь мне быть твоим бойфрендом?
Я в изумлении уставился на него, широко распахнув глаза. Он хочет быть моим бойфрендом?
Вместе со смущением на лицо вернулась улыбка, и я кивнул:
- Да. Думаю, у меня нет другого выбора.
- Ты такой красивым, когда улыбаешься, - сказал Уэсли. В ответ я лишь покраснел, не переставая улыбаться. - В таком случае скорее подари своему новоиспеченному бойфренду поцелуй, - с этими словами Уэсли наклонился ко мне, и я жадно потянулся к его губам, словно путник в пустыне, умирающий от жажды, к источнику воды.
Он на самом деле хотел быть со мной. И, ко всему прочему, так здорово целовался, что это невозможно было описать словами.
Через какое-то время я все-таки вспомнил, что нас все еще ждет история, и, пересилив себя, с сожалением оторвался от теплых губ и подобрал с пола учебник.
Уэсли скорчил несчастную гримасу и тяжело вздохнул.
- Только не сейчас. В самом деле, ты же не думаешь, что после всего произошедшего я захочу заниматься, - пожаловался он, обнимая меня за плечи.
Я весело рассмеялся и посоветовал ему все же попробовать сосредоточиться на учебе, после чего Уэсли поднял свою книгу, и мы продолжили готовиться к экзамену до тех пор, пока не пришла Алисия. Я приготовил обед, несмотря на то, что сегодня была ее очередь готовить, и мы втроем устроились перед телевизором, просматривая программы и болтая.
Ближе к девяти Уэсли засобирался домой. Подхватив сумку, он направился к двери, и я пошел его провожать. Но когда он обернулся и посмотрел на меня с так хорошо знакомым выражением на лице, я только покачал головой: Алисия все еще сидела в гостиной на диване и могла нас видеть.
- Ну давай же, поцелуй его. Я не возражаю, - сказала она, бросая на нас взгляд через плечо.
Я выразительно посмотрел на сестру и уже потом почувствовал на шее ладонь Уэсли. Он потянул меня к себе и просто поцеловал, не касаясь языком, к огромному огорчению Алисии.
Отстранившись, Уэсли усмехнулся, но заметив, как я покраснел и нахмурился, поспешил оправдаться:
- Эй, она сказала, что не возражает, - он примирительно поднял руки вверх и пожал плечами.
Напоследок пожелав спокойной ночи, Уэсли ушел, а я все так же продолжал стоять и пялиться на закрывшуюся дверь. И когда наконец обернулся, то увидел, что Алисия даже и не подумала отворачиваться, а наоборот, все это время наблюдала за мной.
Широко улыбнувшись, сестра мечтательно прикрыла глаза:
- Вы так классно смотритесь вместе.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:22 #13 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 11
[/b]


Экзамен по истории был назначен на шестой урок, и оставшееся до него время мы посвятили повторению материала. Уэсли устроился на парте прямо напротив меня, удерживая на коленях тетрадь. Похоже, он успел довольно хорошо подготовиться, о чем я ему и сказал.
- Это благодаря моему замечательному наставнику, - ответил он, скользнув ближе и наклоняясь ко мне.
Шею обдало теплым дыханием, и мои щеки моментально загорелись.
- Почему бы нам не обсудить, что я получу в случае успешной сдачи экзамена? - его пальцы медленно скользнули вниз по моему затылку.
- Уэсли, не... не надо, - прошептал я, делая глубокий вдох.
- Почему нет? Мы же не делаем ничего плохого.
Кончики моих ушей запылали, и я судорожно обвел взглядом класс.
- Просто... Я не...
Разве я мог объяснить ему? Тому, кто не имеет ни малейшего представления о том, что значит быть предметом чьих-то грубых насмешек. Если хоть кто-нибудь узнает о наших отношениях, надо мной обязательно начнут смеяться и я превращусь в самое настоящее посмешище, в то время как никто не посмеет сказать и слова в его адрес.
- Мы же теперь вместе или ты уже забыл, как я вчера тебе отсасывал?
- Уэсли! - едва слышно вскрикнул я, инстинктивно сжимая пальцы в кулаки. Его низкий голос, с проскальзывающими в нем нотками хрипотцы, прозвучал невыразимо сексуально. И я зажмурил глаза, собираясь с силами для продолжения. - Я... Я просто не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о нас, понимаешь?..
- К черту. Мне, наверное, лучше пересесть за свою парту, чтобы не ставить тебя в неловкое положение, - выпрямившись, Уэсли взял тетрадь и направился в конец класса.
Меня поразила его реакция.
- Уэсли, перестань, - попросил я тихо, но то выражение лица, с которым он взглянул на меня, ясно говорило о том, что его действительно задели мои слова.
В этот момент в кабинет вошел мистер Хэннити, и следом прозвенел звонок на урок. Не сказав ни слова, Уэсли сел на свое место за последней партой. Пока учитель раздавал задания, я то и дело оглядывался на него через плечо, но он делал вид, что не замечает меня и периодически перешептывался с соседом. За все время он так ни разу и не взглянул в мою сторону. И наша маленькая размолвка не давала мне полностью сконцентрироваться на заданиях: мне потребовался целый час, чтобы закончить их все.
Уэсли как обычно дождался, пока я соберу вещи. По его словам, экзамен был не таким сложным, как он ожидал. Потом он отвез меня домой, притормозив прямо напротив подъезда.
- Я обещал помочь матери с кое-какими делами, поэтому не смогу сейчас остаться, но я приеду позже. Если хочешь, можем куда-нибудь сходить, - сказал он как ни в чем не бывало, не убирая руки с рычага переключения скоростей.
- Хорошо, тогда я буду ждать, - ответил я, открывая дверцу машины. Он даже не остановил меня, чтобы как всегда напоследок поцеловать. Вместо этого Уэсли просто улыбнулся и помахал рукой. - Увидимся позже, - нерешительно добавил я и захлопнул дверь.
Он подождал, пока я поднимусь по лестнице, и нажал на газ.
Уэсли вернулся вечером, в районе девяти часов, и за это время успел сменить одежду, в которой был сегодня в школе. А еще от него приятно пахло свежестью, как будто он только что вышел из душа. За час до этого Алисия ушла на свидание с Майком, мама все еще была на работе, но несмотря на это поцелуй, которым он наградил меня при встрече, как нельзя лучше подходил под определение "целомудренный".
На этот раз мы снова поехали в "Кий" и едва оказались в задымленном помещении клуба, как нас тут же окликнула Кейт:
- Эй, Уэс! Торен! Парни, идите сюда! - на девушке красовались узенькие джинсы, которые плотно обтягивали стройные ножки, и майка с глубоким вырезом. Тут же рядом с подругой нашлась и Лисса. Приветливо улыбнувшись, она поздоровалась с нами. – Отлично, давайте продолжим игру вчетвером. - Уэсли молча взял кий с подставки, нисколько не обратив внимания на руку Кейт, которой девушка обняла его за талию.
Мы сыграли несколько партий, во время которых Кейт безостановочно флиртовала с Уэсли, поощряемая отсутствием у того каких-либо возражений. Она то и дело просила его помочь выровнять кий для удара, и тогда Уэсли становился позади нее, положив руки девушке на бедра и направляя ее движения, а после оставался стоять на прежнем месте, даже не делая попытки отодвинуться. И я чувствовал, как и без того плотный узел в животе затягивается еще сильнее.
Когда закончилась вторая игра, Лисса принялась складывать шары в треугольник.
- Будем играть еще? - спросила она.
Уэсли с Кейт выразили единодушие, ответив положительно, я же покачал головой:
- Я немного устал и думаю, что мне уже пора, - с этими словами я положил пятидолларовую бумажку на стол и, пожелав всем спокойной ночи, направился в сторону выхода.
- Торен, подожди секунду, - позвал Уэсли, но я притворился, что не расслышал его. К глазам стремительно подступали слезы. - Торен! – с нажимом повторил Уэсли. - Мне тоже пора. Я должен отвезти его домой. Вот десятка за столик, - сказал он и последовал за мной.
Оказавшись на улице, я непроизвольно замедлил шаг. Солнце к этому времени уже успело спрятаться за горизонтом, и небо было темным, за исключением тускло-бледной полосы на западе.
За спиной раздались шаги Уэсли.
- Торен, подожди! Да что случилось? - спросил он, наконец догнав меня.
- Ничего. Я просто устал, - ответил я, не оглядываясь.
- Да, как же. Скажи мне, что произошло.
- Ничего. Все в порядке. Почему бы тебе просто не вернуться назад в клуб? Уверен, Кейт ждет тебя.
Обогнав меня, Уэсли встал прямо на моем пути.
- Так вот в чем дело. Торен, ты просто ревнуешь, - по его лицу расползлась ухмылка.
- Конечно, нет. Нет, - повторил я тверже и, прищурившись, четко проговорил. - Меня совершенно не волнует, что ты делаешь и с кем.
Уэсли поменялся в лице. Его ухмылка моментально исчезла.
- Ты же это сейчас не серьезно, правда? - Я не мог заставить себя посмотреть в его расстроенное лицо. - Я поступаю так из-за тебя. Ведь это ТЫ не хочешь, чтобы окружающие узнали о нас правду только потому, что боишься. Но что, в таком случае, остается делать мне? - в его голосе отчетливо слышались с трудом подавляемые эмоции. Он на самом деле верил в каждое произнесенное слово. Неожиданно Уэсли склонил голову набок. Выражение его лица заметно смягчилось. - Ты ведь веришь мне? Торен?
Я поднял глаза, чувствуя, как они снова наполняются слезами:
- Я... Я...
Что я мог на это ответить? Я действительно не знал, что сказать. Да, я верил ему, но в данный момент просто не представлял себе, что делать дальше.
- Ты единственный человек, с которым я хочу быть вместе. Все дело в том, что меня... не покидает чувство неудовлетворенности из-за невозможности вести себя рядом с тобой так, как я того хочу: держать за руку, целовать... И мне наплевать, что подумают люди. Я хочу тебя.
- Прости... Мне очень жаль.
Уэсли придвинулся ближе.
- Тебе не за что извиняться, - сказал он, поглаживая мои руки кончиками пальцев. - Наверное, мне все же стоит научиться быть терпеливым, - на последних словах Уэсли закрыл глаза и тихо рассмеялся. И с его улыбкой меня затопило облегчение.
Подъехав к моему дому, Уэсли припарковался на свободном месте, и мы поднялись ко мне в пустую квартиру. Он уложил меня на диван и потянул вниз молнию на светло-голубых джинсах. К этому времени мое тело уже горело в огне, и своими прикосновениями Уэсли распалял это пламя еще больше.
Вдруг он остановился, и наши глаза встретились. Он улыбался.
- Знаешь, в некотором смысле я рад, что заставил тебя ревновать. Потому что это только доказывает твои чувства ко мне, - сказал он. От тусклого света на его красивое лицо ложились тени. Признавая его правоту, я дотронулся до его губ в легком поцелуе. - Но, на будущее, у тебя нет никаких причин для этого. Ты единственный, кто мне нужен, - его ловкие пальцы скользнули вниз под пояс моих боксеров и стали медленно ласкать. Я задрожал и притянул его ближе. – Как ты хочешь, чтобы я это сделал? Рукой или языком? - горячий шепот опалил ухо.
Покраснев, я переборол себя и посмотрел ему прямо в глаза.
- Я хочу... тебя поцеловать, - ответил я. Уэсли не спеша провел рукой снизу вверх, вынуждая меня закусить губу. – И я тоже могу сделать это для тебя.
- Тогда может, пойдем к тебе? Гостиная, наверное, не лучшее для этого место.
Я с трудом сглотнул и кивнул.
Поднявшись, я потянул Уэсли по коридору до дверей своей комнаты. Оказавшись внутри, он притянул меня к себе, давая почувствовать свое возбуждение, и я робко провел пальцами до пояса его джинсов.
Уэсли помог мне справиться с молнией и подтолкнул в сторону кровати. Жадно сминая мой рот губами, одной рукой он обхватил меня, а второй – сжал мою ладонь, направляя и задавая ритм. Не убирая руки, он накрыл меня своим телом, наклонился и поцеловал.
Мое тело с готовностью подчинялось каждому его желанию, в голове плыло, и я даже не знал, продолжаю ли до сих пор дышать. Наши руки слаженно двигались и, почувствовав приближение развязки, я сильнее закусил губу.
- Подожди... еще немного, - пробормотал Уэсли, замедляя движения.
Тогда я открыл глаза и взглянул на его раскрасневшееся лицо, увеличивая скорость и давление. Уэсли крепко зажмурился и притянул меня к себе. В то же мгновение мы оба кончили, и наши обессиленные тела еще теснее прижались друг к другу. Это было невероятно и ни на что не похоже: дойти до высшей точки вместе. Что-то сокровенное и глубоко личное, поровну разделенное на двоих.
Уэсли положил голову мне на грудь, и я запустил пальцы в его волосы, перебирая пряди. Он поднял глаза и смущенно улыбнулся, и это было так на него не похоже. Не сдерживаясь, я нежно поцеловал его.
Так продолжалось долгое время: обнявшись, мы просто лежали на моей кровати. Я чувствовал равномерное биение своего сердца и знал, что Уэсли тоже слышит его. Его голова то поднималась, то опускалась в такт моему ровному дыханию.
Я улыбнулся.
Теперь я точно знал, что люблю Уэсли.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:23 - 04 Ноя 2012 23:25 #14 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Большое спасибо всем за поздравления! Их так приятно получать и, конечно же, поздравлять в ответ. И отдельное спасибо Калле за то, что так быстро проверила новые главы, благодаря чему у меня сейчас есть возможность поделиться продолжением истории, что я с удовольстием и делаю. Еще раз всех с праздником!!!

Глава 12
[/b]


Вечером мне позвонил Уэсли, чтобы предупредить, что он уже закончил работу и скоро за мной зайдет. Стоило мне повесить трубку, как прибежала Алисия. Ее волосы были растрепаны, на ногах красовались пушистые розовые тапочки, а лицо выражало откровенный ужас.
- Это был Майк? – спросила она.
- Нет, Уэсли, - ответил я, с трудом удерживаясь от смеха.
В ответ Алисия взмахнула руками и пошла обратно в комнату, громко топая и ругаясь себе под нос.
- Что это с ней? – спросила мама, выглядывая в гостиную из кухни.
- Не уверен, но похоже, Майк успел чем-то провиниться, - сказал я, потягиваясь, и, поднявшись, пошел на кухню.
Мама в это время облизывала пальцы, вымазанные в шоколадном тесте, которое она замешивала для пудинга.
- Ты сказал, что звонил Уэсли? Вы в последнее время много общаетесь, - заметила она, споласкивая водой ложку.
Ее слова заставили меня покраснеть.
- Да. Мы же вместе делаем проект по истории.
- В субботу вечером? – спросила мама.
- Да нет же, - застонал я и, закатив глаза, пошел следом за ней в гостиную, где мы уселись смотреть телевизор. Мама больше ничего так и не сказала.
Через несколько минут я вышел в ванную и, взглянув на себя в зеркало, провел рукой по волосам. В комнату заглянула Алисия. На лице сестры была улыбка.
- Снова встречаешься с Уэсли?
- Ага. Мы скорее всего поедем играть в бильярд. Хочешь с нами? – спросил я, отвернувшись от зеркала и прислонившись спиной к раковине.
- Не выйдет, за мной должен заехать Майк. Ему приходится работать допоздна, а рядом постоянно крутится эта курица, и я просто знаю, что он... – Алисия сложила руки на груди и недовольно надула губы. – Знаешь, в случае если он вздумает променять меня на эту, ей лучше оказаться блондинкой с большими буферами и вакуумом в голове.
Я вздохнул:
- Никто не собирается тебя бросать. Но мне нравится твое условие, - добавил я со смехом.
Алисия кивнула и улыбнулась, затем ее губы расползлись в многозначительной ухмылке. Переступив порог, она подошла ко мне поближе.
- Значит, сегодня вечером ты встречаешься с Уэсом. И как далеко зашли ваши отношения?
- А... Алисия! – возмущенно воскликнул я, становясь ярко-красным.
- Ну же, признайся, - прохныкала она, слегка пихнув меня локтем.
- Мне не в чем признаваться! Мы всего лишь... я...
- Ага, как же. Этот взгляд выдает тебя с головой. Так вы уже сделали это? Торен, ах ты маленький негодник!
- Тише! – я бросил взгляд в сторону открытой двери, про себя молясь, чтобы мама ничего не услышала. – И нет! Если уж на то пошло, то тебя это вообще не касается!
- У меня такое чувство, что очень скоро ты уступишь. Разве я не права? Честно говоря, меня удивляет, что Уэс до сих пор не подмял тебя под себя. Да у него терпение как у святого! – развернувшись, она вышла из ванной.
Мои плечи опустились, и я тяжело вздохнул.
Уэсли был со мной терпеливым, особенно после того, что случилось прошлым вечером в «Кий». Но собственная неуверенность мешала мне довериться ему до конца. И это была только моя вина.
Я услышал, как мама открыла дверь, и Уэсли вежливо с ней поздоровался. На нем была темно-синяя рабочая рубашка и голубые джинсы, кое-где заляпанные машинным маслом.
- Какие у вас планы на вечер, ребята? – спросила мама, возвращаясь на диван и широко зевая. – Ох, простите, - добавила она, вытирая выступившие на глазах слезы.
- Мы еще не решили, – ответил я, наклоняясь и целуя ее в лоб.
- Привет, Уэс. - Из коридора, расчесывая волосы, появилась Алисия.
Уэсли улыбнулся и приветственно махнул рукой.
- Хорошенько повеселитесь, - на прощание сказала мама, закидывая ноги на журнальный столик и переключая каналы.
Как и собирались, мы снова поехали в «Кий», и я совсем не удивился, заметив за одним из столиков Кейт и Лиссу. Лисса увидела нас первой, и тут же последовало предложение присоединиться к их компании.
Кейт обняла Уэсли, но спустя мгновение он отстранился, и я смутился. Ухмылка Уэсли ясно давала понять, что он обо всем догадался.
Мы сыграли несколько раз, все это время не переставая болтать и смеяться. Мне было уютно в компании девушек, возможно потому, что с их стороны не было осуждения. Наверное, в общении с Лиссой я чувствовал себя даже чуть более свободно, чем с Кейт, но не думаю, что смог бы это объяснить.
- Хотите чего-нибудь выпить? – спросил Уэсли и приставил свой кий к столу.
- Я пас. Спасибо.
- Уверен? – переспросил он, делая шаг по направлению к бару.
Я кивнул и улыбнулся.
- Я пойду с тобой, - провозгласила Кейт, отдавая свой кий Лиссе и беря Уэсли под руку.
Мысленно меня это позабавило, и я проводил их взглядом, вертя в руках кий.
- И как давно вы встречаетесь? – спросила Лисса, прислонившись спиной к столу.
Я перевел на нее ошарашенный взгляд и покачал головой:
- Что? Ты о чем? – Я старался выглядеть возмущенным.
- Все в порядке: я понимаю, - ответила Лисса и опустила глаза. – Нелегко быть геем в средней школе, правда? – Она посмотрела на меня и выдавила из себя улыбку, но ее глаза оставались серьезными. – По крайней мере твои чувства взаимны. Я знаю, что Кейт немного чудная, но она на самом деле хороший человек. И она всегда рядом, когда мне нужна ее помощь, несмотря ни на что. А я продолжаю себе повторять, что все будет хорошо, хотя бы до тех пор, пока я могу быть с ней, даже просто как друг.
Лисса выглядела грустной, и еще более несчастное выражение ее лицу придавали вздернутые брови и немного надутые, словно от досады, губы. Короткие темные волосы были собраны на боку двумя заколками, обрамляя нежный овал лица. Она была хорошенькой, к тому же обладала отличной фигурой. А еще Лисса не пользовалась косметикой и совершенно в ней не нуждалась.
Некоторое время я смущенно пялился на игральный стол, потом взглянул на девушку.
- Выходит, она не знает о твоих чувствах? – спросил я.
Лисса покачала головой, не поднимая глаз.
Я сделал глубкой вдох.
- Если бы... Если бы Уэсли не признался мне первым, то мы... не были бы сейчас вместе.
Лисса посмотрела на меня с мягкой улыбкой.
- Понятно. Прежде чем начать бегать, для начала следует научиться хотя бы ходить или что-то типа того.
Я облегченно рассмеялся.
- Да, что-то типа того.
- Ты прав, Торен, - сказала она и снова улыбнулась. На этот раз улыбка затронула и глаза. – О, они уже идут. Ничего не говори, ладно?
Я почувствовал себя легко и свободно: Лисса была первым человеком, которому я рассказал о нас с Уэсли, и это придало мне немножко больше уверенности.
- Я взял тебе лимонад, - сказал Уэсли, передавая мне пенопластовый стаканчик с крышкой и соломкой.
Я поблагодарил его.
Уэсли внимательно посмотрел сначала на Лиссу, потом на меня и принялся складывать шары для новой игры.
Поблагодарили: Zazely

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
04 Ноя 2012 23:26 #15 от denils
denils ответил в теме Re: Д. М. Колэйл "Уэс и Торен"
Глава 13
[/b]


- Хэй, детка. Что нового?
- Привет, Уэсли. Ничего интересного. А у тебя?
- Я сейчас как раз заканчиваю работать и собираюсь бежать выполнять поручения мамочки. А еще мне в голову пришла мысль, что, возможно, позже мы могли бы что-нибудь придумать вместе.
- Эм, давай. - Мои ладони были влажными от пота, а все потому, что я не мог перестать нервничать. – Как ты смотришь на то, чтобы провести этот вечер у меня дома? Кхм, сегодня у мамы двойная смена, а сестра остается ночевать у подруги, - закончил я. На том конце провода повисла продолжительная пауза. – Эй, ты все еще здесь?
- Я приду, как только освобожусь с работы.
- Что? Подожди, нам ведь некуда спешить. Сначала все же лучше разберись с делами. И приходи.
- Хорошо. Тогда увидимся позже.
Этот вечер мы проведем только вдвоем. Я был взволнован и напряжен, поэтому решил перед приходом Уэсли принять душ в надежде, что теплая вода поможет мне наконец расслабиться.
Зеркало в ванной запотело и покрылось капельками воды. В маленьком помещении царила влажная духота. Я провел рукой по матовой поверхности, оставляя на ней полосы, когда снаружи раздался стук, и до меня донесся голос Уэсли, звавший меня по имени. Я удивился тому, что он уже освободился и, обмотав полотенце вокруг бедер, прокричал из коридора:
- Хэй! Проходи. Я буду через минуту.
Я надел боксеры и, просунув руки в отверстия рубашки с коротким рукавом, застегнул все пуговицы. С волос продолжало капать, и я принялся вытирать их полотенцем.
- Черт, это одна из самых великолепных картин, которые мне когда-либо доводилось видеть.
Я резко обернулся, и полотенце выскользнуло на пол.
- Уэсли? Что ты здесь делаешь? Я же сказал, что приду через минуту.
Он стоял, опираясь плечом о дверной косяк, и на его лице сияла самодовольная улыбка.
- Ты так здорово выглядишь, - промурлыкал Уэсли, наступая на меня. И, заключив в кольцо своих рук, он заставил меня пятиться до тех пор, пока я не упал на кровать. – Они тебе больше не понадобятся, - с этими словами он стащил с меня боксеры и перебросил их через плечо.
- Эй! Подожди секунду! Уэсли! – поспешно запротестовал я, зная, что как только меня коснутся его губы, я буду не в состоянии сопротивляться.
Меня поразила та жадность, с которой он набросился на меня, доводя до помешательства и полного поражения, вынуждая судорожно ловить воздух и давиться частыми вдохами.
- Это не заняло много времени, - произнес Уэсли с торжествующей улыбкой, ложась рядом. Затем повернул мое лицо к себе и нежно поцеловал.
- Что... Что ты здесь делаешь так рано? Я думал, у тебя дела.
- Чтобы я упустил такую возможность? Да никогда. Все в этом мире, за исключением тебя, может подождать до завтра.
Я перевернулся на бок, пряча смущенную улыбку: я любил, когда он был таким.
- Ох, твою мать. Какая шикарная задница!
Уэсли толкнул меня на живот и стал покрывать спину поцелуями, постепенно спускаясь ниже. Его руки свободно путешествовали по моему телу, оглаживая ноги и бедра.
- Подожди! Что ты делаешь? – в панике прокричал я.
Я не был готов к такому повороту событий. Между тем его пальцы стали смелее, но когда к ним присоединился еще и язык... Я не сдержал удивленного выдоха:
– Стоп! Подожди минуту!
Я никогда не испытывал ничего подобного. Его язык ловко выводил круги и вылизывал их по окружности, и это было... невероятно.
- Все еще хочешь, чтобы я остановился?
- Нет! – громко простонал я, сам удивившись страстной мольбе, прозвучавшей в моем голосе.
- Хороший мальчик, - прошептал он прежде, чем продолжить прерванное занятие.
В этот раз я кончил даже быстрее, не выпуская из рук зажатую в кулаках простыню и не прекращая стонать во весь голос, чего раньше со мной не случалось. Когда все закончилось, я обессиленно повалился на кровать, чувствуя себя опустошенным после столь бурного оргазма.
- Похоже, тебе очень понравилось, - заметил Уэсли, кончиками пальцев щекоча мою поясницу. Его теплое дыхание с запахом сигарет касалось шеи.
Он был таким красивым и… мужественным, но при этом удивительно нежным. И я любил те ощущения, которые он неизменно во мне будил.
- И что значит эта хитрая улыбка? – спросил Уэсли, убирая волосы с моих глаз, и я только сейчас осознал, что и правда улыбаюсь.
Я закрыл глаза и глубоко втянул воздух. Внутри живота все скрутило от волнения, но я не мог перестать задаваться вопросом: почему он выбрал меня?
- Уэсли, неужели... я на самом деле так сильно тебе нравлюсь? Я хочу сказать, что… ты общительный и очень привлекательный; да у тебя нет отбоя от поклонниц и тем не менее ты почему-то выбрал меня.
Уэсли уставился на меня широко раскрытыми глазами и покачал головой:
- Ты думаешь – это я тебя выбрал? Нет, ты все не так понял. Я не выбирал: ты был единственным, кого я хотел. А теперь скажи мне, почему ты выбрал меня?
Я непонимающе моргнул.
- Хорошо, давай объясню. Может, я и симпатичный, но на этом список моих достоинств заканчивается. Что касается тебя, то ты не только симпатичный, но еще и умный. Несомненно, тебя ждет блестящее будущее. И я буду настоящим счастливчиком, если ты позволишь мне следовать за тобой.
- О чем ты говоришь? – спросил я, опуская глаза. – До сих пор ты был тем, кто вел меня, - перекатившись на спину, я положил руку себе на лоб ладонью вверх, прикрывая лицо.
Да я бы пошел за ним куда угодно.
- И что теперь случилось с нашей улыбкой?
Я мягко рассмеялся и посмотрел в его глаза:
- Ничего. Просто ты делаешь меня счастливым.
Развратно ухмыльнувшись, Уэсли взобрался на меня и придавил своим весом к постели.
- Хорошо. Если я делаю тебя счастливым, то как ты смотришь на то, чтобы я сделал тебе заодно и приятно? – спросил он, целуя мою шею и ключицы.
- Подожди. Одну секунду. Я хочу... Я хочу, чтобы нам обоим... было приятно, - прошептал я, покраснев до ушей.
Уэсли остановился и пристально всмотрелся в мои глаза.
- Ты уверен?
- Да, - робко пробормотал я.
Уэсли помолчал какое-то время, затем на его лице проступила коварная улыбка.
- Что ж, ладно! Давай сюда свою сладкую задницу! – громко провозгласил он и, схватив меня в охапку, уложил на живот.
- Стой! Подожди секунду! – вопил я, безрезультатно барахтаясь под ним. И Уэсли неожиданно замер, продолжая сидеть на мне верхом и сжимать мои ноги своими коленями.
- Я сейчас вернусь, - быстро сказал он и спрыгнул с кровати.
- Что? Стой! Ты куда? – удивился я, но его уже и след простыл.
Я сел и натянул на себя простыню. Куда он пошел?
Уэсли вернулся спустя несколько секунд с коричневым бумажным пакетом в руках.
- Что случилось? Где ты был? – я перевел взгляд на пакет. – Что это?
Уэсли достал из пакета маленький тюбик и бросил его на кровать.
- Лубрикант. Он имеет свойства лосьона и должен уменьшить боль, - сказал он небрежно.
- Где ты его взял? – спросил я, нахмурив брови.
- Он со мной с недавнего времени. Ну, знаешь, на случай если ты будешь в настроении, - ответил он, почесывая затылок с наивной улыбкой на лице.
- О, спасибо за предусмотрительность, - сказал я, скрещивая руки на груди и глядя в сторону.
Уэсли засмеялся, а я посмотрел на тюбик, лежащий рядом. Затем перевел взгляд на Уэсли, успевшего избавиться от рубашки. Выражение его лица не поддавалось описанию: на нем одновременно отражались ликование и небывалая серьезность. Когда Уэсли расстегнул ремень и снял джинсы вместе с боксерами, я не сдержался и покраснел: я успел позабыть его размеры. Определенно будет больно.
Тем временем Уэсли забрался на кровать и потянулся за смазкой. Не говоря ни слова, он стал массировать мое тело расслабляющими движениями, чередуя их с нежными поцелуями, покрывая ими мою шею и губы, и, прежде чем перевернуть меня на живот, снова прижался к ним в томительно сладком порыве.
Оседлав мои ноги, Уэсли взял тюбик и щедро выдавил смазку себе на пальцы, затем наклонился и прикусил мое ухо.
- Сначала пальцы, чтобы как следует тебя подготовить, - прошептал он и опустился позади меня на колени.
Меня же одолевала нервная дрожь, которая заметно усилилась, стоило Уэсли потянуть меня к себе, заставляя встать на колени. Одной рукой он бережно обхватил мой член и начал дрочить, в то время как пальцы другой неторопливо толкались внутрь. Я крепко зажмурился и стиснул зубы. Мне не было больно, но ощущение казалось странным.
Через некоторое время Уэсли вытащил пальцы и потянулся вперед, прижимаясь грудью к моей спине.
- Готов? Я не буду спешить. Скажи мне, если будет слишком больно, и я остановлюсь, - сказал он, проводя губами по моей щеке и целуя в затылок.
Его язык скользнул вниз по моей спине, и я почувствовал первое осторожное проникновение. Уэсли замер, чутко прислушиваясь к моему дыханию. Я сделал глубокий вдох, и тут же с моих губ сорвался стон боли, стоило ему надавить сильнее.
- Ты в порядке?
- Да, - прошептал я, с трудом сдерживая слезы.
Уэсли продолжил движение, и из моей груди вырвался всхлип. Тогда он остановился и стал терпеливо дожидаться, пока я приду в себя. И в этом было проявление понимания и сочувствия с его стороны.
- Про... Продолжай.
Я задыхался, комкая в руках простыню и зарываясь лицом в подушку. Его твердая плоть распирала меня изнутри, медленно проникая все глубже и глубже.
Заполнив меня до конца, Уэсли остановился, сдерживаясь из последних сил.
- Как ты? Все еще больно?
- Амм... – простонал я, не способный вымолвить и слова.
Боль постепенно уходила, и при каждом, пусть даже самом слабом, движении, меня пронизывало невообразимое удовольствие. Уэсли мягко толкнулся вперед, и я вдруг осознал, что, подстроившись под один с ним ритм, двигаюсь ему навстречу. Одной рукой он гладил меня по спине, а другой – сжимал возбужденный член. Его толчки усилились, и я стиснул пальцы в кулаки. Слезы собрались в уголках глаз, готовые в любой момент выплеснуться наружу, и я протяжно застонал, не узнавая собственный голос.
Руки Уэсли вдруг исчезли. Схватив за бедра, он резко подтянул меня ближе, настолько, что я мог чувствовать его каждой клеточкой своего тела. Из его губ вырвался тихий стон, и я тут же влюбился в этот звук.
- Уэс... Уэсли! Я...
- Я тоже, - хрипло выдохнул он. Его голос был низкий и до умопомрачения сексуальный.
Через мгновение он рухнул на меня, тяжело дыша и целуя в шею. Он по-прежнему оставался во мне, и я отчаянно боролся с желанием признаться ему в любви.
- Прости, что кончил в тебя, - прошептал Уэсли мне на ухо.
Я повернулся на бок, краем глаза скользнув по его красивому лицу. Он протянул руку и переплел свои пальцы с моими.
- Все в порядке... Я хотел этого.
Уэсли перекатился в сторону и обхватил мое лицо ладонями, затем очень нежно поцеловал, и я почувствовал, что снова начинаю таять. Опустив пальцы на его затылок, я притянул его голову ближе, но после занятия любовью мне уже не казалось, что это достаточно близко.

* * *


Я проснулся из-за того, что мне на глаза падал луч света. Рядом спал Уэсли, положив голову мне на плечо. Его рука расслабленно лежала на моем животе. Во сне он выглядел таким беззащитным и невинным. С опозданием на меня обрушились воспоминания о прошедшей ночи, и я покраснел, глядя на обнаженное тело Уэсли, едва прикрытое тонкой простыней.
Моя рука затекла, но я старался не двигаться, чтобы не разбудить его, когда мое тело предало меня, и я дернулся, вырывая Уэсли из сна. Проснувшись, он посмотрел на меня и улыбнулся.
- Доброе утро, - прошептал он, дважды моргнув, потом привстал, опираясь на локоть, и потянулся ко мне за поцелуем. Его вторая рука плавно скользнула вниз по моей груди к животу.
Уэсли вел себя так, словно просыпаться рядом со мной для него самая естественная вещь в мире.
- Который час? – спросил он, оглядывая комнату.
Наша одежда в беспорядке валялась на полу. Тюбик со смазкой лежал на прикроватной тумбочке рядом со стаканом с водой.
- Немного за полдень.
- Правда? – он зевнул, наконец найдя взглядом часы на комоде. – Черт, в самом деле. - Он опустился обратно на кровать и положил голову на мою грудь. – Мне определенно нравится просыпаться подобным образом.
Я улыбнулся и потрепал его волосы. В этом я был с ним абсолютно согласен.
Уэсли взглянул на меня снизу-вверх и улыбнулся уголком губ.
- Повторим еще раз?
Его тело требовательно прижалось к моему, пригвождая к кровати. Он надул губы и умоляюще хлопнул глазами.
Почувствовав недвусмысленное давление на бедрах, я усмехнулся и, кивнув, поцеловал его. Но когда я начал поворачиваться, Уэсли покачал головой.
- Нет. Давай на этот раз сделаем по-другому, чтобы я мог видеть твое лицо, - сказал он, просовывая под меня руки и привлекая к себе. Затем он развел мои ноги в стороны и, подхватив под колени, поднял их к груди. Наклонившись вперед, он прижался к моим губам своими, одновременно шаря по тумбочке в поисках лубриканта. Открыв тюбик, выдавил немного его содержимого себе на пальцы. - Прошлым вечером я использовал достаточно смазки?
Я отвернулся и закрыл глаза, чувствуя, как пылают щеки.
- Не... Не называй это так.
- Что именно? Лубрикант?
Я кивнул и накрыл свой рот рукой, заставив Уэсли засмеяться.
– Хорошо. Тогда позволь у тебя узнать, достаточно ли вспомогательного средства я использовал прошлым вечером?
- Мм... Хм...
Сидя на пятках и упираясь коленями в кровать, он подтянул меня к себе поближе и ввел сначала один палец, потом два, постепенно подготавливая к себе. Другой рукой он ласкал мой член, глядя в глаза с непередаваемым нежным выражением. И когда я был достаточно растянут, чтобы принять его, Уэсли пристроился поудобнее и легко скользнул внутрь, наклонился вперед, толкаясь глубже, и поцеловал меня, начиная медленно раскачиваться вперед-назад, при этом не отрывая взгляда от моих глаз.
Я сжал его руки в своих. Его твердый член равномерно скользил внутри, и я закрыл глаза от наслаждения, а когда Уэс толкнулся сильнее, тихо простонал его имя. Его пальцы крепко стиснули мои, и голова Уэсли опустилась. Темные пряди упали на глаза.
- Уэс... Уэсли, - всхлипнул я. – Омм... О, Боже!
Он подхватил меня и притянул к себе. Следуя этому движению, я послушно обнял его за шею, прижимаясь изо всех сил, и обвил талию ногами. Мы кончили вместе. Казалось, прошла целая вечность, но в то же самое время она длилась недостаточно долго. Уэсли все еще продолжал удерживать меня в своих объятиях, моя голова покоилась у него на плече, и шеи касалось теплое дыхание. Мы лежали так некоторое время, пока я не поцеловал его, получив в ответ улыбку.
- Ты на самом деле очень красивый, - сказал он, проводя пальцами по моим губам.
Я снова опустил голову ему на плечо и, не сдержавшись, улыбнулся, чувствуя, что опять так предсказуемо краснею. Уэсли обнял меня сильнее.
- Тебе надо сегодня на работу? – спросил я.
Он усмехнулся и кивнул:
- Да. В два.
Прежде чем вылезти из постели, он наклонился и еще раз поцеловал меня. Против воли я задержал дыхание, не в силах отвести взгляд от его тела: оно было идеально. Стройное и в меру накачанное. Рассеянный солнечный свет слабо обрисовывал тренированные мышцы на его руках и ногах, накладывая на них легкие тени. Спереди на его слегка подтянутом животе выделялись маленькие складки, но они были совсем не заметны под одеждой.
Одевшись и обувшись, Уэсли сел на край кровати, чтобы завязать шнурки.
- Ты не собираешься проводить меня до двери? – спросил он и, наклонившись, чмокнул меня в губы.
- Конечно, - ответил я, подползая к краю кровати, откуда можно было дотянуться до лежавших на полу боксеров, потому что несмотря ни на что стеснялся представать перед ним голым. Я знал, что Уэсли наблюдает за моими манипуляциями, но он так ничего и не сказал.
Я проводил его до порога, потом мы снова целовались. На лице Уэсли светилась почти детская улыбка.
- Я позвоню тебе позже, - пообещал он.
Я закрыл дверь, и мое сердце, очнувшись, начало биться. Обведя взглядом гостиную и прилегающую к ней кухню, я удивился, что все выглядит по-прежнему. И, не сдержавшись, в который раз улыбнулся.
Я в самом деле любил Уэсли.
Поблагодарили: Kitsune, Zazely, Риф, TrashEgrassa

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.