САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Эна Кроу "Неравные"

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
15 Фев 2014 19:36 - 15 Фев 2014 19:51 #1 от NellaBlue
NellaBlue создал эту тему: Эна Кроу "Неравные"
Название: Неравные
Автор: Эна Кроу
Перевод: InkDaisy
Вычитка: Newshka
Обложка: Dafina
Рейтинг: NC-17
Жанр: БДСМ, романс, реал
Размер: 13 глав
Статус: в процессе (3 главы из 13)
Размещение: Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации.

Аннотация:
[/b]

Рейз Иллион – сдержанный мужчина средних лет, "капитан промышленности" с безупречной репутацией, недавно вышедший из тени своего озлобленного, одержимого отца. После смерти старика Рейз продолжает вести себя так, словно тот еще жив: появляется на публике с молодой женой и живет в роскошном доме. Тогда он и знакомится с Габриэлем.

При их встрече Габриэль вспылил и сорвался, чем раскрыл тщательно спрятанные мазохистские и сабмиссивные наклонности Рейза. Знакомство с Габриэлем пробуждает Рейза ото сна, и он принимается за переустройство своего мира. Но эта встреча потрясла не только Рейза. Сможет ли он убедить Габриэля дать шанс их отношениям?

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, NiCoTiNka, Зубастик, Nik_@, Alexandraetc, Katerina8, Syslik0999, turinap, Hellwords, Alina-Ali, verle69, Иллюзия, Gefestion, elyara, АЛИСА, BlackTiger, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
15 Фев 2014 19:37 #2 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Georgie, allina99, turinap, verle69, Зомби Джони, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
15 Фев 2014 19:39 - 16 Фев 2014 22:27 #3 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Глава 1
— Образцы с завода в Джакарте вот-вот прибудут.

Рейз Иллион откинулся в кресле и поправил цепь из белого золота на левом запястье. Он терпеть не мог украшения, но приходилось чем-то уравновешивать часы с сапфирами на правой руке. Рейз любил гармонию в жизни. Он окинул взглядом людей, равномерно рассевшихся вокруг овального стола. При необходимости он мог вспомнить их имена, но редко утруждал себя этим.

Все четырнадцать человек, собравшихся здесь, явились лично к нему. Никто из них не питал иллюзий насчет своей роли: все они лишь винтики в построенном Рейзом механизме. Каждый из них представлял тысячи людей, мужчин и женщин, благодаря которым его механизм работал как часы; только в этом заключалась их значимость. Рейз не чувствовал к ним привязанности, он испытывал к машинам куда более теплые чувства. Заводы он посещал именно ради стальных махин. Рейз предпочитал металл плоти.

Размышления были прерваны внезапным гудком из коридора. Снова на кого-то среагировал металлодетектор. Время от времени Рейз и сам бывал причиной сирены, потому что забывал о рамках, установленных для его же безопасности. Вспоминая об этом, он меньше раздражался из-за шума и с удовлетворением думал, что продолжил семейную традицию: стал человеком достаточно значимым, чтобы стать целью покушения.

Началось это, конечно, еще при его отце, но Рейз в этом никого не винил. Сам же он изо всех сил старался превзойти Иллиона-старшего, при этом не разочаровывая акционеров, но безжалостная экономика зачастую не давала поводов для радости, а он был легкой мишенью. Это должно было волновать Рейза, но иногда ему было сложно беспокоиться даже насчет того, жив ли он.

— Прошу прощения, — Рейз поднялся с места прежде, чем остальные поняли, откуда идет шум. — Раз уж причиной этого неудобства являюсь я, будет честно, если об этом я и позабочусь.

Реплика вызвала смешки за столом, и руководящий персонал охватило почти осязаемое облегчение. Рейз одарил их чарующей улыбкой и вышел.

Отсюда хорошо просматривался весь коридор до самых лифтов; Рейзу нравилось беспрепятственно видеть выход из любого помещения.

В конце коридора четыре охранника прижимали к стене долговязого парня. Коробки, которые тот нес, уже прошли через сканер, и одна из них была открыта: по-видимому, кто-то из охранников решил провести ручной досмотр. Рейз удовлетворенно отметил, что убедил их в важности таких случайных проверок.

— В чем проблема, джентльмены? — он двинулся по коридору, спрятав руки в карманы, тем самым разрушая силуэт дорогого костюма, чтобы выглядеть настолько небрежно, насколько возможно на его месте.

— Извините за шум, сэр, — ответил старший охранник. Рейз подумал, что того зовут Бобом; он припоминал, что не единожды называл парня этим именем, и даже если был неправ, никто не считал нужным его поправить. Для Рейза этого было достаточно. — У мальчишки что-то в карманах.

На «мальчишке» были штаны с бессчетным количеством карманов — Рейз даже не удивился, что тот забыл в одном из них какую-то мелочь. Один из охранников потянулся к левой лодыжке парня — Рейз задумался, зачем вообще может понадобиться карман в подобном месте, но раз уж там что-то лежало, значит, смысл в его наличии все-таки был — и вытащил оттуда, ни много ни мало, наручники.

— Черт. — Парень, едва его отпустили, с раздраженным видом отвернулся. Рейз ожидал, что не самый приятный личный досмотр вызовет волнение, а то и страх, но на лице складского рабочего не было ни следа подобных эмоций. — Знал же, что что-то забыл.

Рейз забрал наручники у охранника; они грели теплом тела парня, а еще Рейзу на миг почудился запах стали.

— По-моему, затруднительно забыть о подобной ноше, если только ты не подрабатываешь полицейским. — Он перекинул наручники через указательный палец, старательно игнорируя жар, разлившийся внутри от одного взгляда на них. — А разве уже не перешли на пластиковые стяжки?

— Классика не стареет, — пожал плечами молодой человек. — Вы не будете возражать, если я их заберу?

Вопросительная интонация была едва обозначена, и Рейз чуть не подчинился. Он не отдал наручники, а спрятал их в карман пиджака, пытаясь вернуть себе контроль над ситуацией.

— Буду, — ответил он. — Занесите коробки в конференц-зал. Наручники можете забрать после работы; мы не можем позволить вам целый день поднимать шум.

Парень, застыв на миг, оглядел Рейза, словно оценивая его. Ощущение было не из приятных. Затем он посмотрел Рейзу в глаза и кивнул — так же, как делал сам Рейз, когда давал кому-то разрешение.

— Да, конечно, — отозвался он. — Я заберу их позже.

Он без труда поднял коробки, доверху набитые металлическими деталями, и взялся за данное ему поручение.

— Спасибо, джентльмены, — поблагодарил охранников Рейз. Их склоненные головы и нечеткие ответы частично восстановили его спокойствие, затопив волной облегчения.

Позвякивая наручниками в кармане, Рейз неспешно двинулся в направлении конференц-зала. Они могут подождать. Полезно время от времени заставлять людей ждать, чтобы они не забывали, кто задает темп делам.
***
Солнце в окне кабинета Рейза очерчивало силуэты городского пейзажа. Временами из-за густых серых облаков, заполнявших проемы между небоскребами, было невозможно разглядеть улицы внизу. В одной руке держа сигару, в другой — для равновесия — стакан виски, Рейз сидел в огромном кресле и ощущал себя повелителем мира.

Короткий сигнал вернул внимание Рейза в кабинет. Он медленно развернул кресло и ткнул мизинцем кнопку внутренней связи на телефоне.

— Да?

— Здесь рабочий со склада, хочет вас видеть, — произнес Аллен. Его голос сочился неодобрением, и Рейз, даже не видя мужчину, мог представить выражение его лица. Аллен — превосходный секретарь, сторожевой пёс с отличным чувством стиля. Рейзу он нравился не меньше прочих, а то и больше, потому что Аллен нетребователен и неизменен. — Говорит, у вас осталось что-то из его вещей.

— Верно. — Рейз убеждал себя, что почти забыл об утренней встрече, хотя пальцы постоянно тянулись к гладким изгибам металла в кармане. — Впусти его.

— Как пожелаете. — В интонации Аллена ясно было слышно: «Вы хоть в курсе, где это бывало?», но дверь незамедлительно открылась с тихим жужжанием. Секунду спустя парень зашел в кабинет.

— Закрой за собой дверь, — сказал Рейз.

Выполнив указание, молодой человек без колебаний пересек комнату. Плечи его были расправлены, ладони не сжимались в кулаки. В этой раскрепощенности не было ни намека на дерзость вроде той, что Рейз видел в своем сыне, который был на пару лет младше этого парня. Словно неповиновение означало бы, что здесь есть чему сопротивляться.

— Могу я теперь забрать свое? — Парень остановился в шаге от стола Рейза и заглянул ему в глаза.

Рейз опустил сигару в массивную пепельницу из черного стекла и, откинувшись в кресле, не глядя достал наручники из кармана.

— Пожалуйста.

Он мог бы положить их на стол, мог бы бросить парню, но вместо этого крепко держал их, гадая, решится ли тот подойти и забрать их из рук.

— Спасибо, — отозвался молодой человек, обходя стол. Он зацепил указательным пальцем оба кольца и замер, не выдергивая их из ладони Рейза. Когда контакт стал невыносимым, Рейз отпустил наручники. — Больше не повторится, — произнес парень непринужденно, словно странное напряжение, охватившее Рейза, было ему неведомо.

— Искренне надеюсь, что никто не просил вас приносить их на работу, — сказал Рейз, пряча волнение за язвительной усмешкой.

Парень раскрутил браслеты на указательном пальце, и они зазвенели, ударяясь друг о друга.

— Нет, — ответил он. — Обязательны канцелярские ножи, а наручники — исключительно по собственному желанию.

— Хорошо, — сказал Рейз. — Было бы неприятно узнать, что мои работники тратят время на игры.

Наручники перестали вращаться и повисли, чуть покачиваясь, на пальце молодого человека.

— Я не играюсь.

Рейз оторвал взгляд от металла, поблескивавшего на солнце, и поднял глаза на парня.

— Чем же тогда ты занимаешься? — Это он сам вел себя дерзко, мысленно сопротивляясь томлению внутри, пытаясь задушить острое желание. Рейз потянулся к сигаре.

Он едва коснулся пальцами сухой бурой обертки, когда холодный металл обжег запястье. Под скрежет зубцов на его руке рядом с золотым сомкнулся второй, поцарапанный стальной браслет.

— Этим. — Ладонь парня сжалась в кулак на цепи между наручниками, вторая половина которых была раскрыта, словно пасть голодного зверя.

Рейз ждал от себя вспышки гнева, но этого не произошло. Все чувства смыло волной желания, и даже приступ страха не остановил прилива крови к паху. Во рту пересохло, кубики льда в стакане звякнули насмешливо, как бубенчики. Рука дрожала. Он как можно осторожнее поставил виски на стол.

— Надеюсь, ключ у тебя с собой, — произнес Рейз. По крайней мере, голос его еще не предал. Но когда он медленно поднял взгляд на равнодушное лицо молодого человека, озвучить требование освободить его не получилось.

— Всегда. — Пустое выражение на лице парня почти довело Рейза до отчаяния.

Мужчина поднял свободную руку ладонью вверх, требуя ключ.

— Рад, что ты знаешь, что делаешь.

Молодой человек двигался по-кошачьи внезапно и уверенно. Позже Рейз задумывался, действительно ли он просил ключ или подставлял и вторую руку под браслет, который сомкнулся на ней.

— Я знаю, что делаю. — Парень по-прежнему крепко держал цепь между кольцами. — В отличие от некоторых.

— Благодарю за демонстрацию. — Ни с того ни с сего голос вернулся — вместе с долгожданной вспышкой злости. Рейз смог подавить жажду, скручивавшую внутренности, и это принесло огромное облегчение. — Было очень познавательно. Буду признателен, если вы меня освободите.

— Как пожелаете. — Молодой человек мастерски передразнил Аллена. Он вытащил ключ на цепочке и, тряхнув головой, чтобы выпутать волосы, снял его с шеи.

Рейз впервые по-настоящему увидел его: оглядел плоский живот, грудь, горло, заглянул в неожиданно интеллигентное лицо, обрамленное копной каштановых волос, которые не помешало бы подстричь. Глаза, сосредоточившиеся на ключе в замочной скважине и не замечавшие Рейза, были цвета чистой реки летом.

— Спасибо. — Как только парень снял наручники, Рейз потер запястья. — Итак, — продолжил он, снова протягивая руку за виски. — Как тебя отблагодарить?

Окружающий мир дрогнул, и только мгновение спустя Рейз понял, что его ударили. Во рту появился привкус крови. Удар тыльной стороной ладони смял губы между зубами и костяшками. Рейз сглотнул и снова поднял взгляд на молодого человека: выражение лица не изменилось.

— Шлюха здесь не я. — В голосе парня не было гнева, он говорил тем тоном, каким исправляют ошибку, которая должна была рано или поздно случиться.

Рейзу было нечего ответить на это. Он неверяще поднял руку и потрогал губы — и тут же отнял намокшие пальцы. Опустив взгляд, он увидел на них алое. Мир снова покачнулся, кресло со скрипом наклонилось назад.

— Повтори.

Рейз поймал равновесие и снова сосредоточился. Под крышкой стола была тревожная кнопка; он видел ее боковым зрением. Стоило ему нажать ее, все бы закончилось. Картина мгновенно развернулась перед его внутренним взором: явится охрана, явится полиция, и парня уведут, заковав в наручники.

Рейз знал, что после он к этому не вернется. Аллен заполнит все необходимые бумаги, и мир в тот же миг займет прежнее положение, словно ничего и не произошло. Рейз будет кусать губы, чтобы снова ощутить вкус крови, и мысленно прокручивать воспоминания, когда захочет возбудиться.

— Шлюха здесь не ты. — Он тут же сказал себе, что пошел на уступку только из вежливости. Рейз всегда был вежлив.

— Значит, мы разобрались. — Парень провел по губам Рейза пальцами, и когда он убрал руку, подушечки были в крови.

— Думаю, да. — Рейз снова потянулся за виски и на сей раз все-таки смог поднять стакан. Напиток обжег губы, и жар хлынул прямо к немедленно налившемуся члену.

— Приятно знать. Я предпочитаю поддерживать здоровые рабочие отношения. — Молодой человек поднес руку ко рту и начисто вылизал пальцы. Рейз почувствовал, как внутри всё оборвалось. — Могу я теперь идти?

«Нет». Рейз толком не расслышал вопроса, но знал ответ. «Нет».

— Конечно, — услышал он свой голос. — Спасибо за демонстрацию. — Он едва не дрожал, почти скулил, казалось, он был на грани шока. Можно ли чем-то подобным довести человека до такого?

— Всегда пожалуйста. — В ответе не было ни улыбки, ни шутки, и от этого стало только хуже. Насмешка бы выбила Рейза из этого состояния, но он слышал только разрешение. «Пожалуйста, пусть это будет разрешением». Молодой человек, не оборачиваясь, направился к выходу.

Не успела дверь закрыться, как заглянул Аллен.

— Всё нормально, сэр?

Рейз прижал стакан с виски к разбитой стороне лица и, развернув кресло в сторону окна, устремил взгляд через тонированное стекло.

— Всё в порядке, Аллен. Ты свободен, я на сегодня закончил.

— Да, сэр. — За прошедшее время секретарь усвоил: когда босс говорит, что он закончил, так и есть, даже если на часах еще восемь утра.

Дверь со щелчком закрылась, и руки Рейза словно по команде затряслись так сильно, что виски потек по подбородку. Губы пульсировали, челюсть ныла, член натягивал брюки. Опустив взгляд, Рейз увидел, что рубашка из египетского хлопка покрылась розоватыми разводами. У него шла кровь.

Рейз хотел поставить стакан на стол, но промахнулся и даже не заметил, как тот упал на пол и укатился в сторону. Он снова прикоснулся к губам и отвел руку, чтобы разглядеть кровь на ней. Не задумываясь, Рейз со стоном скользнул пальцами в рот.

Посасывая солоноватую кровь, закрыв глаза и разведя колени так широко, как только позволяло кресло, Рейз нащупал ремень и расстегнул брюки. Добравшись до члена, он всхлипнул и выгнулся навстречу прикосновению. Расфокусированным взглядом он уловил свое отражение в зеркальной поверхности окна.

Там Рейз Иллион — мужчина с волосами цвета воронова крыла, выдающийся, если пользоваться формулировками прессы, промышленный магнат — отчаянно сжимал в кулаке член и сосал собственные пальцы, как проститутка сосет член. И сомнений быть не могло, кто из них двоих шлюха — от этой мысли Рейз застонал. Он отпустил член, только чтобы стянуть брюки до лодыжек и, сползя по креслу, раздвинул ноги еще шире.

Снова вцепившись в член, он выпустил руку изо рта и, опустив ладонь к мошонке, жестко загнал пальцы в анус. Каблуки царапали пол, кресло сдвигалось назад, пока не стукнулось о столешницу. Закусив губу, чтобы боль была яркой, а кровь — свежей, он приподнял бедра и протолкнул пальцы глубже.

— Пожалуйста, — Ему не хватало рук, чтобы зажать рот. — Пожалуйста.

Рейз не мог кончить. Член был скользким от смазки, ладонь двигалась по стволу с непристойным звуком, мышцы сжимались вокруг пальцев, яйца напряглись так, что хотелось кричать, — но кончить он не мог. Не получилось, даже когда он поднял бедра еще выше и так резко вогнал третий палец, что едва себя не порвал.

— Пожалуйста, — взвыл он, мысленно представляя парня, вспоминая его гибкое, словно хлыст, тело и равнодушно-красивое лицо. — Пожалуйста. — Рейз даже не знал его имени.

Кресло, ритмично покачиваясь от движений, сталкивалось со столом, отчего на том всё звенело. Рейз сжал ствол, и на потемневшей распухшей головке выступила прозрачная капля смазки. Двинув бедрами, он с хрипом протолкнул сухие пальцы еще глубже.

— О Боже. — Рейз уперся каблуками в пол и толкнулся так сильно, что привстал с кресла; он отчаянно хотел кончить. — Это я здесь шлюха, — выдохнул он.

Первая струя спермы попала в лицо, и он простонал: «Это я шлюха». Всё его тело вздрагивало между пальцами в заднице и ладонью на члене.

Сперма забрызгивала лицо и шею, и он все всхлипывал «Я шлюха», пока не исчезли слова и остались только слезы.

___________________________________

Заметки переводчика:
Имя Rase созвучно с глаголом raze, что означает «разрушать до основания».

Одноразовые пластиковые стяжки применяются наряду с наручниками в некоторых штатах США.

Египетский хлопок — вид хлопка, из которого производят прочные текстильные изделия очень высокого качества.
___________________________________

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, Romantique, Katerina8, allina99, Kaze no Iro, Hellwords, verle69, VESNA545, Eoshi, Sola, Зомби Джони, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
15 Фев 2014 19:42 - 16 Фев 2014 23:10 #4 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Глава 2
Жизнь превратилась в ночной кошмар. Рейзу казалось, что разошлись аккуратные стежки, сдерживавшие чувства и воспоминания, и вся грязь, которую он долго держал в себе, стала просачиваться на поверхность так быстро, что он не успевал стирать ее с кожи. Он рассматривал свое отражение в каждой зеркальной поверхности и искал признаки, которые выдали его, но видел лишь свое лицо, на котором оставили отпечаток время и беспокойство. Ответов там не было.

Якобы для осмотра перспективной недвижимости Рейз отправился на частном самолете в Мумбаи, но настоящая причина крылась в том, что там его никто не знал. Он отклонял приглашения местных чиновников на прогулки и ужины. Обходя разорившиеся заводы, он гадал, можно ли их — или его самого — спасти. Фабрики были небольшими и дешевыми, поэтому вложениями можно было рискнуть, чего нельзя было сказать о репутации.

Возвращение домой внушало ужас. Его резиденция была огромна, но не настолько, чтобы можно было скрыться от семьи. В качестве убежища Рейз выбрал свой кабинет, но жена нашла его и там.

— Ты еще не готов? — спросила она, остановившись в дверном проеме. Платье на ней стоило больше, чем большинство людей зарабатывает за месяц, светлые волосы были зачесаны назад, что подчеркивало строгость. Точеные губы алой раной выделялись на холеном лице. Рейз не мог смотреть на нее дольше секунды. — Фарадеи нас ждут. — Рейз задумался над тем, показалось ли ему презрение в ее голосе, было ли оно там всегда или она недавно узнала что-то такое, о чем не подозревала раньше.

— Я не пойду. — Он не переодевался с тех пор, как вылетел из Мумбаи. — Я нехорошо себя чувствую.

— Ты пил?

Рейз уверился, что презрение не было плодом его воображения.

— Нет. — Он не взглянул на нее. — Наверное, подхватил что-то в поездке. Пройдет.

— Передам им твое почтение, — сказала она тоном, ясно дававшим понять, что ничего подобного она делать не собирается. Она ушла, хлопнув дверью, но раздраженный стук ее каблуков раздавался еще долго. Рейзу было всё равно. Она была наименьшей из его бед.

С того дня, когда всё пошло прахом, Рейз не кончал — по крайней мере, не в бодрствующем состоянии. По утрам он просыпался в непривычных отельных постелях, влажных от пота и спермы. Ночами его со стоном выдергивало из сна оттого, что руки смыкались на возбужденном члене.

Если он открывал глаза раньше, чем кончал, то лежал в темноте, комкая простыни в ладонях, и пытался задремать. Когда заснуть не удавалось, он думал о стальных браслетах, мальчишке и его равнодушной жестокости. В такие моменты было бесполезно пытаться держать руки подальше от себя, а сознание погружалось в трясину унижения и покорности, но он не мог себе этого позволить.

Было темно, Рейз неподвижно сидел в кресле, сжав ладони в кулаки и уставившись в никуда. Он взглянул на часы, чтобы узнать время, но их не было на месте. С того дня он перестал носить украшения на запястьях. Часы и браслет нещадно возбуждали его.

Рейзу хотелось плакать. Иногда в душе, свернувшись в клубок вокруг вставшего члена и чувствуя, как сводит живот, он поддавался этому желанию. Он ведь от всего этого отказался. Он был осмотрителен после того, как ему причинили боль в грязном подвале, куда он пришел, чтобы скрыть свою извращенность; он был очень осторожен после того, как отцовские деньги стерли всё, что случилось до приезда полиции и скорой. Запах плесени и боль в заживших плечах до сих пор заводили его, затопляя воспоминаниями.

Как мальчишка понял? А если любой может заметить это в нем? Мысленно повторив код доступа к оружейному сейфу, Рейз потянулся к ноутбуку. Ведомый инстинктом самосохранения, он зашел в охранную систему и нашел имя работника, который в тот день спровоцировал сирену.

Габриэль. Габриэль Черитон. Он сказал: "Всегда пожалуйста".
***
Рейз благоразумно приказал водителю лимузина высадить его у итальянского ресторана. Он не стал заходить внутрь, только подал метрдотелю знак вызвать такси. Ветер задувал весенний дождь под навес, но Рейз почти не замечал этого, даже наслаждался тем, как порывы били каплями в лицо.

Габриэль жил в ужасном районе города. Рейзу это было известно, потому что здесь был расположен по меньшей мере один его завод — он уже не помнил, сколько точно у него фабрик в каждом из городов. Работа на складе главного офиса определенно была большим достижением для человека из этих мест.

Рейз заплатил таксисту и, проигнорировав предупреждение, выбрался из машины. Он остановился на покрытом граффити тротуаре рядом с мусорным баком, примотанным цепью к качающемуся молодому деревцу, и так сжал кулаки в карманах, что ногти впились в ладони. Боль была едва ощутимой, но смогла подстегнуть Рейза.

Квартира Габриэля находилась на четвертом этаже. По пути наверх Рейз перешагнул через мешки с мусором и чье-то скрюченное тело. Импульса хватило, чтобы дойти до двери. Рейз остановился и отошел в сторону, чтобы его не было видно в глазок, пока он собирается с духом.

Постучи — или вернись домой и умри. Рейз постучал.

Дверь открылась сразу, будто Габриэль стоял за ней, притянутый той же неведомой силой, которая побудила его истязать Рейза.

— Ты сказал, всегда пожалуйста, — выпалил Рейз прежде, чем Габриэль успел хоть как-то отреагировать.

— Сказал. — Казалось, появление работодателя на пороге не взволновало Габриэля. Сделав шаг назад, он впустил мужчину.

Рейз не ожидал, что внутри будет лучше, чем в подъезде. Однако квартира была чистой, хоть и потрепанной. Она состояла из главной комнаты с нишей под кухню и небольшой ванной, которая виднелась за приоткрытой узкой дверью. Рейз прошел в центр комнаты и застыл в шаге от большой кровати с массивной металлической рамой, не зная, куда себя деть.

— Пива? — Габриэль стоял так близко, что Рейз чувствовал его дыхание на своих волосах.

— Это не светский визит, — откликнулся он, даже не пытаясь сдержать дрожь в голосе.

— Тогда почему ты еще одет?

Рейз принялся раздеваться, не позволяя себе поддаться сомнениям. Скрывать было нечего. Он пришел сюда и уже этим выдал себя с головой. Одежду он расстегивал на автомате.

Даст ли это ответы на его вопросы или только продолжит уже случившееся? Впрочем, для выживания было нужно как одно, так и другое, поэтому колебаниям и сомнениям не нашлось места. Рейз разделся до нижнего белья и уже почти сложил рубашку, когда его отвлек звон металла. Внимание мгновенно переключилось на браслеты в руке Габриэля. Член, набухший еще на пути из дома, окончательно встал, чувствительная головка натянула тонкие белые трусы.

Рейз сдерживал стон, глядя на то, как Габриэль медленно покачивает наручники на пальце.

— До конца. — На этот раз Габриэль выглядел заинтересованным в происходящем. Пока Рейз снимал белье, взгляд молодого человека скользил по его широким плечам, голой груди и плоскому животу, опустился к тонкой дорожке волос. — Давай. — Парень протянул руку.

Рейз был обнажен и возбужден, но не ощущал своей беззащитности, пока не отдал плавки Габриэлю. Тот засунул их в задний карман джинсов, и в ту же секунду Рейз заметил, как эрекция Габриэля распирает ширинку. От этого, словно от удара поддых, воздух с шумом выбило из легких. Рейз кинул взгляд на лицо Габриэля, чтобы понять, ждет ли его наказание, и впервые увидел, как тот улыбается. Тогда он тихо заскулил, всем телом подаваясь навстречу тому, что мог предложить Габриэль.

Когда молодой человек обошел его, Рейз опустил глаза. Его охватил стыд: он был такой доступной шлюшкой. На головке предательски вставшего члена уже блестела смазка. Заставить его течь было очень легко.

Грохот за спиной выдернул Рейза из пучины отвращения к себе. Габриэль стоял сзади, положив одну руку на спинку металлического стула.

— Садись. — Это был приказ, не приглашение.

Рейз подчинился, тщательно следя за тем, чтобы его выражение лица не изменилось после соприкосновения с холодной поверхностью. Габриэль постукивал наручниками по спинке стула. Рейз, пока его не наказали, завел руки назад и, раздвинув ноги, прижался икрами к ножкам. В награду браслеты со щелчком сомкнулись на запястьях.

Внезапно у Рейза закружилась голова, и он, порадовавшись своему положению, откинулся на спинку. Даже стоя на коленях, он бы упал. Габриэль до боли вцепился в его волосы и удерживал голову прямо. Рейз боялся, что кончит в тот же миг. Он закрыл глаза в надежде, что комната перестанет кружиться. Нечто тяжелое опустилось на бедра и придавило его к стулу.

Габриэль сел к нему на колени, лицом к лицу — открыв глаза, Рейз встретился с ним взглядом.

Член, тесно зажатый между их телами, оставлял на животе мокрые пятна. Наклонившись, Габриэль поцеловал Рейза — пылко, порывисто, толкаясь языком и покусывая — и, безжалостно впечатав губы в свой рот, сжал волосы в кулаках, при этом покачивая бедрами, отчего ширинка джинсов болезненно натирала нежную кожу члена.

Рейз стонал и извивался, пытаясь прижаться крепче, и чувствовал, как наручники натирают запястья. Пожалуйста, еще. С закрытыми глазами он был слеп и отчаян.

Оттянув голову мужчины назад, Габриэль залепил ему пощечину. Не успел Рейз отреагировать, как Габриэль снова приник к нему, до крови впиваясь в губы. Не прекращая кусать, он сдавил и резко выкрутил один из сосков Рейза, поцелуем ловя выдох.

Рейз кончил, забрызгивая спермой живот и грудь, отвечая Габриэлю животными стонами. Господи, так легко. И так хорошо: он дрожал от долгого жаркого оргазма, выжимавшего его без остатка. Губы Габриэля исчезли, после чего он снова ударил Рейза по лицу; яички поджались, и еще пара капель упала на живот. Он это заслужил.

Габриэль встал, и Рейз, когда наконец смог открыть глаза, увидел свой опавший член и сперму, медленно стекавшую в пах и оседавшую на волосках. От него несло сексом, потом и сталью, но этого было мало. Как смог Габриэль понять, что ему необходимо, если он едва осмеливался признаться в этом самому себе? Вопросы. Рейз поднял голову и оглядел комнату в поисках Габриэля. Тот стоял, опершись на дальнюю спинку кровати, и облизывал пальцы; на выцветшей синей футболке расползались темные пятна от спермы.

— Как ты понял? — Вопрос удалось озвучить только со второй попытки. — В моем кабинете...

Медленно подойдя к Рейзу, Габриэль за волосы оттянул его голову назад и посмотрел в глаза.

— Я понял еще в коридоре, — охотно ответил он. — Когда ты взял наручники. Твои глаза... — Он лукаво ухмыльнулся, и Рейз понял, что сжавший внутренности страх отразился на лице. — Ты наверняка представляешь, что искать. Я знаю твой типаж. — Еще раз больно дернув, Габриэль отпустил волосы.

— Я не... У меня нет типажа, — произнес Рейз, но вместо твердого отрицания вышел шепот на грани слез.

— Да ладно тебе, — Габриэль рассмеялся. — Понимаешь, я был шлюхой. Поэтому теперь знаю, что я не такой. И знаю твой типаж. В чем дело, мистер Иллион? Компаньон подхватил простуду? Или клуб закрыт? — С каждым словом он приближался, разглядывая при этом свои пальцы и вычищая засохшую кровь из-под ногтей. — Не говори, что у тебя нет типажа. — Он так сильно ударил тыльной стороной ладони по лицу, что у Рейза хрустнула шея.

— Нет. — Рейз знал, что спорить не стоит, но ему было очень важно, чтобы Габриэль понял, чтобы хоть кто-то понял. Ему было холодно — отопление в квартире работало плохо, а металл вытягивал тепло из тела. Плечи горели, он уже начал дрожать, но всё это не имело значения, пока Габриэль не понимал. — Я ни к кому так не приходил. Я этим давно не занимаюсь.

Едва Рейз поднял взгляд, Габриэль размахнулся вновь. От удара кровь брызнула на бедра. Когда сознание вернулось, Рейз почувствовал, что Габриэль расстегивает наручники.

— Нет... — Слово непрошено сорвалось с губ. Габриэль схватил Рейза за волосы и сдернул на пол, тот приземлился на четвереньки. Придя в себя, он увидел, как кровь капает с его лица на блеклый линолеум. — Пожалуйста.

Повисла мучительная тишина. У Рейза тряслись руки, он боялся впечататься лицом в пол. Боковым зрением он видел голые ступни Габриэля. Пожалуйста.

Тот не двигался с места, и Рейз осмелился переменить положение. Он повернулся ровно настолько, чтобы получилось дотянуться губами до ног Габриэля. Рот был в крови, сам Рейз дрожал, но ступни Габриэля целовал так нежно, как целовал бы любимого человека в губы.

— Принеси ремень.

Рейз едва не разрыдался. Проглотив всхлип, он заставил себя оторваться.

Он не мог подняться на ноги, хоть Габриэль и не приказывал ему ползти. Колени ныли, но каждая секунда движения через комнату была наслаждением. Когда он добрался до стопки одежды, перед глазами всё плыло. Ему даже не пришло в голову, что ремень можно поднять руками.

Рейз взял его в зубы, схватив возле пряжки, и вернулся к Габриэлю, таща полоску кожи за собой словно убитую змею.

Рейз положил ремень перед Габриэлем и сел на пятки, не отрывая ладоней от пола. Там, где он касался ступней, остались пятна крови, их хотелось слизать, но он не имел на это права. Усидеть на месте было сложно, его всё еще снедала жажда. Он получил то, что хотел — оргазм стал почти унизительным последствием этого, но когда он кончил, всё только началось.

Габриэль наклонился и поднял ремень. Рейзу пришлось закусить губу, чтобы не заскулить.

— Руки на стул. — Рейз подтянулся и вцепился в спинку. Он слышал свое дыхание, шумное, рваное, как у раненого животного, затаившегося в темноте. На одном из запястий сомкнулся браслет, Рейза дернуло вперед, и он врезался скулой в металл. Габриэль защелкнул наручники. В голове звенело, Рейз лежал неподвижно, отдаваясь на волю Габриэля. Пытаясь выровнять дыхание, он понял, что слышит не только себя. От осознания этого он едва не застонал, но тут же прижался губами к предплечью, чтобы заглушить звук. Габриэль за волосы дернул голову Рейза назад, и стон нарушил тишину комнаты.

Габриэль, который возвышался сзади, расставив ноги вдоль ножек стула, склонился и развернул голову Рейза, чтобы снова дотянуться до его губ. Он целовал жестко, проглатывая все звуки. У Габриэля был вкус железа и желания: Рейз отчаянно сосал его язык. Чуть сдвинувшись, он шире раздвинул ноги, выгибая спину, выставляя задницу в немой просьбе оттрахать его.

Габриэль уже не молчал. Он стонал не тише Рейза, и эти звуки воспламеняли нутро. Стул сдвигался, царапая пол, и Рейз сжал руки крепче, чтобы не дать ему выскользнуть. Плечи и шея нещадно ныли, но ему было все равно. Он просто хотел еще.

Оторвавшись от губ Рейза, Габриэль пальцами сдавил и резко выкрутил его соски. Комнату прорезал крик. Тяжело дыша Рейзу в ухо, Габриэль повторил движение, и тому показалось, что выступит кровь, но и во второй раз он закричал только от удовольствия.

Ослабив давление, Габриэль продолжал заполнять слух Рейза тихими напряженными стонами. Казалось, можно кончить только от мысли о том, что он действует на Габриэля так же, как Габриэль — на него. Рейз со всхлипом выдохнул, когда Габриэль его отпустил.

Рейз не мог понять, действительно ли он плачет, или слезы просто потекли по щекам от боли. Он потерся лицом о сиденье стула и заскулил — без прикосновений Габриэля было невыносимо.

Раздался свист разрезаемого кожей воздуха, и Рейз запоздало понял, что его ждет. Он глухо вскрикнул, когда ремень обжигающей полосой хлестнул по плечам.

— Пожалуйста, — взмолился он, услышав размах для нового удара. Боже, он снова возбудился. Рейз уткнулся лицом в сиденье и вцепился в прутья стула. Каждый удар ремня высекал из него дикие крики удовольствия.

Спина горела, колени ныли — наверняка появятся синяки, — стул был мокрым от слез. Рейз приглушенно бормотал, прижимаясь разбитыми губами к сиденью и оставляя на нем кровавые разводы. Он уже давно пересек черту, но было нужно восполнить слишком много лет. Когда град ударов прекратился, он трясся так сильно, что ножки стула дребезжали об пол. В паху было влажно от смазки.

Габриэль взялся за цепь наручников, дернул их наверх и перекинул через спинку. Рейзу казалось, что его стошнит — настолько сильной была боль в плечах. Он поднялся на ноги, пока не стало хуже; эрекция нисколько не ослабла. Габриэль расстегнул оба браслета и ударом слева отправил Рейза в полет — тот приземлился у изножья кровати.

— Трахни меня. — Это произнес Габриэль. Рейз поднял на голос взгляд, для равновесия ухватившись за перекладину, и увидел, что Габриэль раздевается.

— Ты... Я... — Это было неправильно. Всё шло наперекосяк.

Обнаженным Габриэль был еще красивее. Он выглядел словно статуя Давида — мускулистый, но не накачанный, идеально сложенный, — только вряд ли среди творений греков встречались скульптуры с такими стояками. Подойдя к Рейзу, он защелкнул браслет на одном из его запястий. Дернув за цепь, он усадил Рейза прямо, развернул лицом к кровати и заковал вторую руку за спиной.

— Тебя это не касается. — Габриэль обошел его и лег на постель.

Прижавшись к перекладине, Рейз смотрел, как Габриэль достает из-под подушек флакон смазки и анальную пробку. Ни в мечтах, ни в реальной жизни с Рейзом подобного не случалось: никогда еще его мучитель не раскидывался перед ним, чтобы засунуть в собственную задницу затычку, на фоне которой Рейз чувствовал себя приятно неполноценным. Габриэль не сдерживал стонов, словно в комнате никого не было.

Подобное зрелище только распаляло желание Рейза. Он бессознательно покачивал бедрами, терся членом о металлические стойки, шумно дышал, не отрывая глаз.

Рейз начал дрожать — так долго Габриэль растягивал себя. Не прекращая подаваться навстречу огромной пробке, он свободной рукой распределял смазку по головке и слизывал ее с пальцев. Габриэль громко рыкнул, — Рейз уже было испугался, что накатил оргазм, — вытащил игрушку и отбросил ее в сторону.

— Трахни меня, — снова произнес Габриэль, не отрывая горящего взгляда от Рейза. — Я хочу кончить с членом внутри.

Рейз неловко взобрался на кровать. Он понятия не имел, как выполнить приказ со скованными за спиной руками, но ослушаться не смел. Дыхание вырывалось из груди всхлипами; он уселся между коленей Габриэля и медленно подался вперед.

Прижавшись щекой к груди прямо над сердцем, Рейз подстраивался под движения направлявших его рук. Где-то на краю сознания болтались неясные мысли о презервативах, но остановиться Рейз не мог. Плавно входя в Габриэля, он скользил по коже, влажной от слез, крови и слюны, и всё мышцы гудели от напряжения, с которым он себя контролировал.

Они каким-то непостижимым образом совпадали: Габриэль сжал бедрами Рейза, который почти улегся на нем.

Боже, этот жар, охвативший Рейза, был раем. Он начал двигаться, покачивая бедрами. Когда Габриэль дернул его голову за волосы вниз, Рейз всхлипнул, вздрогнул и сдвинулся, стараясь не потерять равновесие.

— Смотри на меня. — Слова подействовали не хуже пощечины. Рейз взглянул на Габриэля. Его кожа порозовела, рот был открыт, глаза сверкали: он уже подошел к грани. — Если ты кончишь, всё прекратится. Слышишь меня?

Габриэль отпустил его голову, и Рейзу снова пришлось ловить равновесие. Он едва успел сесть ровно, когда его шлепнули по щеке:

— Понял?

— Да. — Рейз сглотнул кровь. — Я понял.

— Хорошо. — Габриэль закинул ноги ему на плечи. — А теперь сделай так, чтобы я кончил.

Это было пыткой высшего сорта. Горло пересохло, превратилось в пустыню. Рейз вбивался в Габриэля, но мечтал о том, чтобы всё было наоборот. Габриэль извивался и выгибался под ним, оглаживая свое тело ладонями, пощипывая соски, царапая ногтями внутреннюю поверхность бедер. Цвет его кожи напоминал о сливках, а пропорции были идеальны.

Рейз стонал и скулил, двигаясь в Габриэле, и боролся с желанием слизать смазку, которая собиралась на по-мальчишечьи плоском животе. Он хотел вобрать член Габриэля в рот, опуститься между его ног и зарыться лицом в ягодицы, чтобы не хватало воздуха. Но Габриэль, закрыв глаза, игнорировал его, облизывал языком губы и разрывал дыханием застывший воздух.

Тебя это не касается. Как будто Рейза вообще не существовало. Он был настолько ничтожен, что Габриэль мог просто воспользоваться им, чтобы возбудиться и кончить, а потом избавиться от него. Может быть, если он будет хорошей игрушкой, ему позволят прийти снова. Габриэль подавался ему навстречу, требуя еще, и Рейз подчинялся. Каждый плавный толчок пугал его приближающимся оргазмом.

— О Господи. — Габриэль наконец обхватил свой член рукой и ногами притянул Рейза еще ближе. Тот едва не упал, но Габриэль удержал его, стиснув коленями ребра.

Запустив вторую руку в волосы Рейза, Габриэль впервые посмотрел ему в глаза с тех пор, как тот начал двигаться. Он потянул голову мужчины вниз, не прекращая дрочить себе, всем телом извиваясь и выгибаясь под Рейзом.

— Сильней. — Габриэль стиснул мышцы вокруг члена Рейза.

Мир рассыпался на куски, но Рейз не мог ослушаться. Он старался изо всех сил, вколачиваясь в тело Габриэля, и издавал приглушенные звуки, даже не осознавая этого.

— О черт, — простонал Габриэль. — Черт, открой свой гребаный рот.

Рейз подчинился без раздумий, только попытался отыскать подсказку в выражении лица Габриэля, наклонившего его голову еще ниже. Тот так сжал его член внутри, что Рейз в любом случае не смог бы держать рот закрытым.

— Шлюха, гребаная потаскушка, — рычал непристойности Габриэль, забрызгивая лицо Рейза спермой.

Рейз мурлыкнул и слизал попавшие на губы капли. Он уже не понимал, что произошло, но не прекращал вбиваться в Габриэля, настойчиво желая продержаться еще чуть-чуть. Хотелось нести какую-нибудь чушь, но он просто не мог говорить с раскрытым ртом. Если ты кончишь, всё прекратится. Рейз вспомнил об этих словах, как только приблизился к грани, и отчаянно взвыл, дернув головой назад.

Габриэль тут же отпустил его, и вдобавок подтолкнул ступней в плечо. Рейз инстинктивно развернулся, чтобы не завалиться, и упал на спину, наполовину свесившись с кровати. Но удержаться он всё равно не смог, и когда Габриэль еще раз подтолкнул его, кубарем скатился на пол. Рейз лежал на боку, свернувшись клубком, и корчился от боли, по-прежнему мечтая кончить.

Пару минут спустя Габриэль поднялся с постели и, перешагнув через Рейза, направился к месту, где тот оставил свою одежду. Он выбрал сшитую на заказ рубашку, помявшуюся, пропитавшуюся потом, всё еще пахшую Мумбаи и аэропортами, и вытер ей сперму с груди. Рейз наблюдал за этим со своего места, ощущая, что его голод уже почти утолен, хоть член и продолжал требовать своего.

Отбросив рубашку, Габриэль вернулся к Рейзу, остановился прямо перед ним и коснулся ногой щеки.

— Кончи, — просто сказал он.

Плечи словно вспыхивали с каждым вдохом, Рейз понятия не имел, как ему удастся сделать это со скованными за спиной руками. И насколько Габриэль был к этому равнодушен, настолько же этого жаждал Рейз. Поскуливая, он перевернулся на живот, зажав член между своим животом и плетеным ковриком, покрывавшим пол. Расставив ноги, зажмурив глаза и раскрыв рот, чтобы Габриэлю были слышны даже самые тихие звуки, Рейз принялся вбиваться в коврик.

Трение причиняло боль; член еще был чувствительным после джинсов Габриэля, но Рейза жгло осознанием того, как он выглядит со стороны, и от этого он с наслаждением застонал. Когда он заставил себя открыть глаза, в поле зрения оказались только ноги Габриэля на линолеуме возле коврика. Красивые, как и весь он, ступни, высокие своды стоп, обвитые тонкой сетью вен подъемы. Габриэль наблюдал за ним. Рейз поднял голову и поцеловал левую ногу, слизывая кровь, оставленную им раньше. От сочетания пота Габриэля и его собственной крови хотелось стонать, и Рейза сорвало снова. В целом мире не осталось ничего, кроме Габриэля, только он имел значение. Рейз же был никем, полным ничтожеством.

Так легко. Жаркая влага растекалась под его животом, пока он омывал ноги Габриэля языком.

И Габриэль позволял ему это. Тяжело дыша и извиваясь, Рейз оставлял мокрые поцелуи вдоль внутренней стороны стопы и задевал щекой вторую ногу. Его раздирало от удовольствия, и он глухо вскрикивал на каждом выдохе, на каждом движении бедер, когда член зажимало между животом и полом. Вправленные когда-то плечи сводило так, что слезы боли падали на ноги Габриэля, но Рейз тут же слизывал их.

— Кончи, — повторил Габриэль, и его голос острым лезвием прорезался сквозь гул в ушах Рейза.

О Боже, в этом голосе было всё. Дернувшись всем телом, Рейз прижался лицом к полу между ног Габриэля, открытым ртом касаясь линолеума. Он не кричал, только скулил и, вскидывая бедра, трахал коврик, как только что трахал Габриэля, и кончал, пока его не разорвало на кусочки и мир не погрузился во тьму.
***
Рейз всё еще лежал, уткнувшись мокрым лицом в холодный пол, когда пришел в себя. Боже, что он наделал?

Габриэль расстегнул наручники; Рейзу пришлось сдерживать слезы, которые грозили покатиться по щекам от боли в плечах. Боже, он такой грязный извращенец. Поднявшись на четвереньки, Рейз сглотнул ком, застрявший в горле. Ему хотелось просто одеться и уйти.
Наручники с грохотом легли на тумбочку, Габриэль куда-то отошел. Рейза трясло, на ноги встать никак не получалось, поэтому пришлось ползти. Он не мог поднять взгляд: не хотел видеть презрение в глазах Габриэля. У того всё еще оставались ремень и плавки, но Рейз добрался до остальных вещей.

— Кто разрешил тебе уйти? — спросил Габриэль, когда Рейз вытирал лицо рубашкой, пытаясь не замечать, что она пропиталась Габриэлем. — Ты не можешь уйти в таком виде. — Рейз почувствовал толчок ногой в бедро. — Иди в ванную.

Помощь предложена не была; только когда под коленями Рейза оказалась холодная плитка ванной, вокруг его груди обвились теплые руки.

— Поднимись. — Голос Габриэля смягчился. — Обопрись на меня.

Рейз никогда не слышал таких слов, не мог вспомнить ничего подобного, только не в такой ситуации. Габриэль, хоть и казался хрупким, был сильным; закрыв глаза, Рейз оперся на парня, и тот не дал ему упасть. Было что-то нереальное в том, что его поддерживал тот же человек, который опустил его так низко. Габриэль помог ему забраться в душ; Рейз откинулся на ледяной кафель, плечо попало под обжигающе горячую воду.

Габриэль что-то говорил, но Рейз не понимал ни слова. Он едва держался на ногах, не мог даже разлепить веки. Странно, но интонации Габриэля умиротворяли; Рейз и не догадывался, что тот на это способен. Руки, обмывавшие его тело, тоже были нежными.

Наконец Габриэль обхватил лицо Рейза ладонями и осторожно похлопал по саднящей щеке.

— Рейз. Рейз. — Мягкие губы коснулись рта, и от этого Рейз, словно от сказочного поцелуя, открыл глаза. Габриэль был одного с ним роста: они смотрели друг другу прямо в глаза с ничтожного расстояния. — Привет, — тихо произнес Габриэль и снова поцеловал Рейза, стараясь не тревожить разбитые губы. — Я не был уверен, здесь ли ты. Рад тебя видеть.

— Я в порядке, не стоит обо мне беспокоиться. — Он смог бы вызвать такси, он помнил, как пользоваться телефоном. В юности он забирался на заднее сидение машины и просто лежал там дрожащим клубком до возвращения домой, где можно было спрятаться.

— Ага, точно, — сухо рассмеялся Габриэль. — Ты в полном порядке. — Он принялся обтирать лицо Рейза.

— Я уже этим занимался. Я знаю, что делаю. — Рейз опомнился, забрал мочалку из рук Габриэля и повторил: — Не стоит обо мне беспокоиться.

— Неважно.

Габриэль сделал полшага назад — места для маневров было маловато — и скрестил руки на груди. Рейз разглядывал воду, поблескивавшую в тонких светлых волосках на груди, смотрел куда угодно — только не Габриэлю в лицо. Пока Рейз мылся, они молча стояли, а потом Габриэль протянул руку и забрал мочалку.

— Повернись, я потру тебе спину, — сказал он.

Рейз развернулся, уперся ладонями в стену, чтобы не упасть, и закрыл глаза. Тело предательски дрожало. Он прижался лбом к кафелю и, когда мочалка коснулась шеи, едва не вскрикнул.

Габриэль мыл его с головы до ног, и Рейз не мог найти в себе сил остановить его. Было слишком хорошо. Он не помнил, чтобы его когда-либо касались с такой осторожностью. Габриэль не только был экспертом в том, как причинить боль, но и умел заботиться.

— Ну вот. — Рейз слышал, как Габриэль выжал мочалку и повесил сушиться. — Теперь ты чистый.

Эти слова задели что-то у Рейза в груди. Царапая ногтями стену, ладони сжались в кулаки, колени подогнулись. Он всхлипнул — и от этого, казалось, разорвало сердце. Рухнув вниз, он до крови прокусил руку, но это не остановило слезы, побежавшие по щекам.

Рейз хотел попросить прощения: это было нечестно. В том, что ему никогда не очиститься, нет вины Габриэля. Рейз свернулся клубком, словно его ранили в живот, и даже не заметил, что стал биться головой о колени. Он ожидал пинка и был готов к тому, что его за волосы вытащат из душа, ведь он считал, что заслуживает только этого.

Габриэль устроился позади Рейза, прижался к нему всем телом и положил ладонь между его лбом и коленями. Обняв Рейза, Габриэль касался губами линии волос, унимая боль, которую причинил своими руками, и осторожно укачивал его. Рейзу казалось, что грудь разорвет от горечи и отвращения к себе, и его зараженные внутренности вывалятся на пол. Тогда их, по крайней мере, смоет водой.

— Всё хорошо, — снова и снова повторял Габриэль. — Всё в порядке, Рейз. Ты не сделал ничего плохого.

Как ему удалось прожить столько лет без этих слов, которые были необходимы, словно воздух? Как он мог не понимать, что эти слова важны не меньше, чем всё остальное? Кто приучил его к мысли, что он должен всегда чувствовать себя униженным?

— С тобой всё нормально. — Руки Габриэля крепко сжимались вокруг него, и Рейзу казалось, что так ему не дают рассыпаться в прах. Его голова лежала на плече Габриэля, слова которого утопали в мокрых волосах.

Вскоре у Рейза закончились слезы. Вдохнуть было больно, но дышать он мог. Теперь всё болело не только снаружи, но и изнутри: казалось, на самих ребрах расползались синяки, горло нещадно жгло, веки словно заплывали с внутренней стороны. Габриэль не отпустил Рейза, даже когда у того выровнялось дыхание и от разрядки наконец потянуло в сон.

Рейз понимал, что должен подняться и уйти. Двигаться он начал с пальцев: медленно расслабил ладони и с хрустом разжал кулаки. Когда он пошевелил локтями, Габриэль отпустил его руки.

Они неспешно, словно два старика, поднялись с пола, цепляясь друг за друга. Вставая, Рейз боролся с болью: казалось, мышцы подняли бунт, а суставы заскрипели, словно несмазанный механизм. Ему пришлось опираться на Габриэля, пока ноги не стали ему подчиняться.

— Прости, — резко сказал Рейз, отпустив Габриэля и отдалившись от него.

— Что есть, то есть, — ответил Габриэль и выключил воду. Внезапно воцарилась тишина. — Теперь с тобой всё нормально?

— Да. — Рейз отодвинул в сторону шторку и с удивлением обнаружил, что свет в ванной был включен. Раньше ему казалось, что комната была погружена в темноту.

— Ты бы ответил так в любом случае. — Габриэль выбрался первым и снял с вешалки полотенце для Рейза.

— Да. — Рейз не собирался этого отрицать. Он взял полотенце и принялся вытираться, не заботясь о синяках и царапинах.

— Скажи мне правду. — На этот раз приказ в голосе Габриэля был очевиден.

Рейз вскинул голову, словно Габриэль дернул его за волосы.

— Я в порядке, — послушно откликнулся он. И, что удивительно, это было правдой. Его унизили, ему причинили боль, но чувствовал он себя прекрасно. Даже, пожалуй, намного лучше, чем до этого.

— Хорошо. — Габриэль взял полотенце для себя и обернул его вокруг бедер, не вытираясь. — Тогда одевайся и выметайся. — Голос звучал абсолютно ровно. Габриэль вышел так быстро, что Рейз не успел понять выражения его лица.

Рейз протер зеркало, чтобы рассмотреть себя. На левой стороне лица начали проявляться синяки, губы распухли и треснули в нескольких местах — выглядело так, словно его избили. Пробежав пальцами по лицу, он почувствовал, что крохотный огонек всё еще теплился внутри. О Боже, это было так хорошо.

Он повесил полотенце и вышел нагишом в поисках Габриэля, но того не было в комнате. Рейз оделся без плавок и снова поднял ремень. Продергивая его через шлевки брюк, Рейз чувствовал, как трясутся руки. Его желание не смыло бы и всеми слезами мира, но теперь отвращение превратилась в тихое поскуливание на задворках сознания, а с этим Рейз мог справиться.

Выйдя в подъезд, он попал в поток холодного ветра. Окно в конце коридора было открыто, и фонари обрисовывали силуэт Габриэля на фоне темного стекла. Рейз со своего места чувствовал запах сигарет. Поколебавшись, он закрыл дверь и направился к лестнице.

Рейза не покидало ощущение, что он собственными руками отключает себя от системы жизнеобеспечения. Пройдя две двери, он остановился и обернулся.

— Спасибо.

— Пожалуйста. — Габриэль даже не оглянулся.

Рейз поспешил уйти, пока не упал на колени и не пополз к ногам Габриэля прямо по грязному ковру. Если бы Габриэль хотел его, если хотел, чтобы он остался, чтобы он пришел еще раз, он бы что-нибудь сказал. Но он уже и так дал Рейзу куда больше, чем тот заслуживал, куда больше, чем Рейз смел надеяться: всё, о чем он знал и о чем даже не догадывался, но хотел получить.

На улице он старательно нацепил маску, закрылся от ветра воротником куртки и стал ждать такси.

_______________________________________

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, Romantique, Katerina8, allina99, Kaze no Iro, turinap, Hellwords, verle69, VESNA545, Eoshi, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
15 Фев 2014 19:45 - 16 Фев 2014 23:17 #5 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Глава 3
Той ночью Рейз спал в своем кабинете; он прокрался в дом через заднюю дверь и, едва оказавшись в непроглядно темной комнате, рухнул на кожаный диван. Проснулся Рейз от попадавших в лицо лучей солнца и с удивлением понял, что чувствует себя просто прекрасно. Тело болело самым приятным образом.

Он лежал с закрытыми глазами и прокручивал в голове события прошедшей ночи. Пальцы легли на пряжку ремня, и член тут же отозвался. Глубоко вдохнув, он почувствовал запах Габриэля, исходивший от нагретой телом рубашки. Положив ладонь на пах, Рейз провел по бугру под тонкой шерстью брюк.

Было больно; натертую ночью кожу саднило. Но он надавил сильнее и застонал, двигая бедрами и тяжело дыша. Он даже не заметил, как промокли брюки. Отняв от ремня вторую ладонь, он опустил ее между ног и через ткань сжал мошонку.

Рейз умолял так, словно Габриэль был рядом и мог его слышать. Ему виделось, что Габриэль стоит возле дивана, скрестив руки на груди, и наблюдает, а его член натягивает джинсы. Рейз представил себе, как темное влажное пятно расползается в том месте, где головка касается денима. И вспомнил, как звенел в ушах голос Габриэля: "Кончи".

Он с низким стоном кончил и, чувствуя, как в штанах растекается вязкая влага, как удовольствие разливается по телу, вздрогнул и застыл на диване. Когда он открыл глаза, в комнате никого не было.

Грязная одежда из-за спермы липла к телу, но он впервые за долгое время чувствовал себя чистым. Ощущая приятную опустошенность, Рейз заставил себя подняться на ноги и медленно прошел в главную часть дома. На входе в огромную хозяйскую спальню он расстегнул рубашку, стараясь игнорировать боль в плечах. Тут он и столкнулся с женой.

Она стояла перед комодом и надевала бриллиантовые серьги, глядя в тяжелое трехстворчатое зеркало. Судя по белому костюму с шортами, она собиралась на теннисный корт.

– Что с тобой случилось?

Она заметила его в отражении дверного проема. Рейзу тоже было видно ее лицо. Только тогда он вспомнил, как выглядит в глазах окружающих.

– Я в порядке, – откликнулся он, уходя от ответа. – Выглядит хуже, чем есть на самом деле.

Развернувшись, она отошла от зеркала и, взглянув на мужа, пересекла комнату.

– Ты всю ночь провел не дома?

– Я спал в кабинете. – Рейз направился в ванную принять душ, и локтем прикрыл за собой дверь.

– Кто тебя избил? Тебя что, ограбили? – Она зашла за ним.

– Андреа, – Рейз остановился и повернулся к ней, – я в порядке. Правда.

– Ты хоть знаешь, как выглядишь? – На ее лице не осталось ни следа беспокойства. – Питер сказал, что высадил тебя у "Ла Кучина", и ты отправил его домой. Кто-нибудь видел тебя в таком состоянии? Ты пил? – В два шага сократив расстояние между ними, она потянула его рубашку. – От тебя несет сексом. Ты что, проститутку снял? Тебя из-за этого избили?

Рейз поймал ее руку и отвел в сторону. Андреа всегда злилась на него, и он прекрасно понимал, что она просто сомневается в нем. У нее была на то причина.

– Нет, ничего такого. Я просто оказался в неподходящем месте в неподходящее время, – солгал он. – Это было ошибкой.

– Ты врешь мне. – Андреа выдернула ладонь из его хватки. – Ты за тысячи миль отсюда. Ты всегда где-то витаешь, даже если стоишь совсем рядом. – Отвернувшись от него, она вышла в спальню, неестественно расправив плечи.

Сколько еще он будет держать ее в клетке рядом с собой?

– Андреа. – Рейз последовал за ней в спальню. – Не уходи. Останься со мной. Я приму душ и переоденусь, а потом мы можем пообедать вместе.

– Меня ждет Эллен. – Не взглянув на него, она надела свитер. – Я не хочу ее расстраивать. Знаешь, Гарри ей изменяет. – Мотнув конским хвостом и положив руки на бедра, она подняла на него глаза. – Думаю, нам с ней стоит многое обсудить.

– Ты не виновата, – сказал Рейз. – Дело не в тебе, а во мне.

– Я так и предполагала. – Андреа скривила губы в презрительной усмешке. Она подняла сумку, лежавшую на полу возле кровати, и повесила на плечо. – Просто приведи себя в порядок к моему возвращению.

Она направилась к выходу, и Рейз посмотрел ей вслед.

– Я позвоню своему адвокату.

Он не хотел больше видеть это выражение на лицах тех, кого не мог ударить. А еще больше ему хотелось, чтобы ни у кого не было причин смотреть на него таким взглядом, особенно у людей, которых он, по идее, должен любить.

Андреа развернулась так резко, что чуть не потеряла равновесие.

– Что? – Казалось, она сначала не поверила, но тут же рассвирепела: – Ты подаешь на развод? – Уронив сумку, она подлетела к Рейзу. Ему пришлось поймать ее за запястья, чтобы не дать ударить себя. – Ты? Да кто ты, по-твоему, такой?

– По-моему, я дерьмовый муж, – ровно проговорил Рейз. – Я был таким и с Мэгги, и с тобой. Мне очень жаль. Ты неплохо справляешься. Можешь представить всё публике так, как тебе угодно, мне всё равно. – Решив, что она уже не залепит ему пощечину, он отпустил ее руки. От усилий ныли плечи, и он черпал силы из этого жгучего ощущения, чтобы не чувствовать стыда.

Она все-таки ударила его, оставляя ногтями обжигающие полосы на щеке.

– Сукин сын.

Рейз поймал ее руку, не давая повторить движение, и сжал запястье так крепко, что у нее перехватило дыхание и в глазах заблестели слезы.

Что бы ни творилось у него на душе, он ничего не чувствовал, причиняя ей боль.

– С тобой всё будет хорошо, Андреа. – Рейз с жалостью окинул ее взглядом. – Не пытайся больше ударить меня. Стоит мне захотеть, и за это мои юристы разорвут наш брачный контракт сегодня же. – Он снова отпустил ее, оттолкнул от себя на шаг и отвернулся.

– Рейз... – У Андреа сорвался голос. Рейз понимал, она опечалена, но чувствовал, что совсем не по той причине. – Мы можем сходить на консультацию или найти другой выход.

Рейз остановился на входе в ванную и оглянулся, чтобы еще раз взглянуть на нее. Она плакала, но макияж оставался безупречным. Он знал, что с ней все будет хорошо; она молода, ненамного старше Габриэля, а добрачное соглашение обеспечит ей безбедное существование до следующей свадьбы.

– Я был у психолога, – сказал он. – Поверь мне, это никак не исправить. Мне жаль. – Он действительно сожалел и с удивлением отметил, что его переполняет сочувствие к ней.

– Ты звонишь своему адвокату. – Ее голос снова был полон льда, а слезы высохли так же быстро, как и выступили. – Я звоню своему. Можешь продолжать сожалеть.

Рейз закрыл дверь ванной, и пару мгновений спустя Андреа захлопнула за собой дверь спальни. Он чувствовал только облегчение.

Рейз стянул с себя одежду, словно сбросил кожу, чтобы очиститься снаружи для нового начала.
***
Хотя отца не было в живых вот уже пять лет, Рейз до сих пор чувствовал себя неуютно оттого, что его появление в офисе не вызывало расспросов. На него все смотрели несколько обеспокоенно, а Аллен при встрече даже вопросительно поднял брови, но никто не сказал ни единого слова. Рейз читал сообщения от юристов, сидя за рабочим столом, когда Аллен постучал в дверь и зашел в кабинет.

– Всё в порядке, сэр?

Рейз поднял на Аллена глаза и осторожно улыбнулся; если он не будет следить за собой, губа лопнет снова. Он, в общем-то, не был против, просто этим хотелось насладиться наедине с самим собой.

– Всё нормально, Аллен. Закажи мне обед, хорошо? Я бы не отказался от суши.

– Да, сэр.

Аллен не ушел, как обычно, а задержался в дверях. Сегодня он выглядел особенно элегантно: жемчужно-серый костюм и розовая рубашка. На нем был эффектный, как и всегда, галстук с непростительно яркими абстрактными бабочками серебристых и розовых оттенков. Галстуки Аллена зачастую были самой изысканной деталью дня Рейза.

– Я в порядке, – заверил Рейз. – По-видимому, мне надо было пару раз получить по голове, чтобы наконец отправить Андреа собирать вещи. Так будет лучше для всех.

– Понимаю. – Аллен, как профессионал, не позволил себе ничего похожего на восторг или ликование, просто чуть заметно улыбнулся. – Я закажу вам суши, сэр. Не хотите к нему бутылочку саке? Или, может быть, шампанское?

Рейз рассмеялся и погрозил Аллену пальцем.

– Сейчас не совсем подходящее для этого время, – проворчал он. – Но саке бы не помешало.

– Да, сэр. – Аллен по-прежнему улыбался. – Сейчас же будет готово.

Рейзу нужно было многое сделать. Пока он был в отъезде, накопилось немало работы, требовавшей его внимания; такое случается, если пытаешься держать под контролем всё, что только можешь. Однако сосредоточиться было сложно, потому что мысли постоянно возвращались к Габриэлю. Насколько Рейзу было известно, тот находился в одном с ним здании и работал так же, как и всегда — как и до того момента, когда Рейз узнал о его существовании.

Ему удалось сохранить концентрацию до обеда, но с приближением конца рабочего дня волнение стало нарастать. Он говорил себе, что это неправильно — вмешиваться в жизнь Габриэля. Габриэль его не приглашал. Рейз не имел никакого права на слежку. Он уговорил себя подождать и погрузился обратно в работу.

Неделю он ничего не предпринимал. В первую ночь он остался в офисе и спал на удобном диване, которым никогда не пользовался для иных нужд. На вторую ночь он вернулся в пустой дом. Вещей Андреа уже не было. Рейз должен был чувствовать себя одиноким, но его переполняло облегчение. Больше ни от кого не нужно было прятаться.

Стоя в гостиной, которой они не пользовались, он рассматривал фотографии, оставшиеся после первого брака с Мэгги, портреты их сына Такиса и кадры семейной жизни с Андреа. Настоящими Рейзу казались только Такис и несчастье в его собственных глазах — то, которое он все эти годы пытался скрыть. Он не разговаривал с сыном уже три месяца — с тех пор, как отправил того в колледж, заставил бросить карьеру ресторанного музыканта, пригрозив лишить трастового фонда, а потом и полностью отречься.

Третий день Рейз провел в переговорах с юристами и риэлтором. Рейз ненавидел работать с адвокатами, терпеть не мог, что большинство из них, в том числе его собственные специалисты, считали его дураком. Ему не следовало жениться хотя бы из-за перспективы столкнуться с юристами.

Единственной причиной для брака было давление отца. Старому ублюдку хватило наглости помереть всего через месяц после свадьбы. Этого Рейз тоже не собирался ему прощать. Ему теперь не хочется даже думать о том, что Такис может так же относиться к нему самому.

На четвертый день Рейз отправился навестить Такиса. До его колледжа было шесть часов пути на автомобиле, но Рейз сразу отмел все предложения воспользоваться самолетом или услугами шофера. Он хотел сесть за руль, выделить немного времени для себя и подумать над тем, что он будет делать, когда доберется. Если бы ему хотелось поработать, он вполне мог бы надеть гарнитуру и диктовать, вот только в прошлом он слишком много работал и слишком мало думал.

Дорога дала Рейзу время собраться с мыслями, приготовиться к тому, что Такис будет зол на него, и решить, признаваться во всем или нет. Рейз устал прятаться. Такису необязательно знать детали, но Рейз больше не собирался врать о том, кто он есть на самом деле. Он вдруг понял, что сжимает руль так крепко, что побелели костяшки.

Рейз был геем. Это было не лучше всего остального, что отец узнал о нем, когда его — тогда совсем молодого, младше Габриэля и Такиса — на носилках вытащили из подвала. Отец мог бы простить его, если бы человек, который связал его, отхлестал до крови и перешел все границы, оказался женщиной. Когда Рейз умолял отца не прибегать к крутым мерам, когда пытался объяснить, что произошедшее было только его ошибкой, тот посмотрел на сына так, что Рейз всё понял по одному взгляду.

Рейз всегда чувствовал себя неполноценным, особенно находясь в одном помещении с отцом. Он был сильным, красивым и умным, но этого было мало. Отец настолько ненавидел его, что иногда Рейзу казалось — а не нагуляла ли его мать в романе на стороне, который могла завести, просто чтобы не сойти с ума? Рейз даже оплатил генетический тест — еще в старшей школе, — но не испытал облегчения, узнав, что он действительно сын своего отца.

Иллион-старший никогда не поднимал на Рейза руку. Ему никогда не приходилось марать себя физическим трудом — даже из-за ненависти к сыну. Рейз не хотел, чтобы Такис его ненавидел. Теперь не хотел. А ведь когда-то Рейз считал эту ненависть сыновей к отцам единственно правильной: он ненавидел своего отца, а его собственный сын ненавидел его.

Но Рейз не ненавидел Такиса. Он любил сына так сильно, что пугался этого. Он боялся, что Такис станет таким же, как он, если они будут близко общаться. Он боялся, что сын, разглядев, каков он на самом деле, возненавидит его. Рейз и без того многого не мог простить себе, большего он бы не выдержал. Такис ни в чем не виноват, и Рейзу нужно стать смелее, чем раньше, чтобы все проблемы остались только при нем.
***
У Рейза слегка тряслась рука, когда он стучал в дверь квартиры Такиса. Он понятия не имел, дома ли сын вообще. Дверь открылась раньше, чем у него сдали нервы.

– Аллен передал мне, что ты... Господи боже, – Такис оборвал себя на середине фразы. Если не считать выражения лица, выглядел он неплохо. Потрепанно, словно продолжал одеваться в секонд-хендах, но хорошо. – Пап, что случилось?

– Длинная история, – сдержанно ответил Рейз. Он уже и забыл, как выглядит. – Но у нее счастливый конец: я развожусь с Андреа. Пока это самая приятная новость. – Он потер ладонью заживающую корочку на щеке. – Можно войти?

– Новость весьма приятная. – Придерживая дверь, Такис шагнул назад. – Ты приехал, только чтобы рассказать мне об этом?

– Нет. – Так далеко зайти Рейз и не надеялся. – Просто хотел поговорить.

Комната Такиса была не намного больше квартирки Габриэля, но гораздо грязнее. Рейз уже с порога увидел аж три гитары, несколько стопок книг и музыкальных дисков и два мусорных мешка, полные белья — наверняка грязного, подумалось Рейзу. Он мысленно вздохнул и закрыл на всё глаза, даже на две пустые — как он надеялся — коробки из-под пиццы, покачивавшиеся на вершине башни из учебников на кофейном столике. Сероватые стены были обклеены постерами рок-групп и изображениями обнаженных женщин.

– Поговорить? – В голосе Такиса звучало недоверие. Его можно было понять.

– Да. – Рейз остановился в центре комнаты, засунув руки в карманы, и задумался, не опасно ли будет присесть. Мебель выглядела неопрятно и подозрительно хлипко.

– Хочешь... кофе? Или еще чего-нибудь? Уверен, что с тобой всё нормально?

Рейз взглянул на сына, хлопотавшего на кухоньке позади него.

– Такис, я в порядке. Просто на этой неделе на меня снизошло озарение, и кое-что встало на свои места. – Габриэль успокоил его, утешил, и это настолько отличалось от остальной жизни Рейза, что ему пришлось над всем крепко задуматься. Его встряхнуло именно это, а не удары по лицу.

– Головой ударился? – Такис подошел поближе и устроился на диване. Он указал на стул, и Рейз решил рискнуть.

– Нет. – Усевшись, Рейз подался вперед и положил руки на колени, стараясь не выдать, что ему неудобно. – Как колледж? – Он заставил себя посмотреть сыну в глаза. Такис был настолько похож на него внешне, что иногда становилось больно.

– Колледж как колледж. Хоть вешайся. Не особо приятно. – Такис пожал плечами и откинулся на подушки, постукивая пальцами по бедру. – Я лет на пять старше всех на курсе. Ты получил мои оценки за промежуточные экзамены.

– Отличные. – По крайней мере, Такис был так же умен, как Рейз. – Я тобой горжусь.

– Да, это очень важно. – Такису удалось не закатить глаза, но Рейз всё равно рассмеялся.

– Судя по всему, не особо это и важно – так и должно быть. – Покачав головой, Рейз откинулся на стуле, скрипнувшем в ответ. – Это нормально. Спасибо за старания, хоть я и напортачил, отправив тебя сюда.

– Ты... что? – По лицу вытянувшегося в струнку Такиса можно было изучать замешательство. – Пап, это хороший колледж. Ты сам его выбрал. Ты учился здесь. Дедушка любил этот колледж, даже купил для него библиотеку. – Такис беспомощно развел руками. – В чем ты мог напортачить?

– В том, что вообще отправил тебя сюда. – Рейз достал из внутреннего кармана пиджака бумаги и передал их сыну.

– Что? – озадаченно спросил Такис, забирая конверт.

– Это документы на управление твоим трастовым фондом. – Рейз снова отстранился и переплел пальцы, чтобы руки не дрожали. Теперь он уже ничего в них не держал — в буквальном смысле. Такис мог уйти с миллионами, и Рейз ничего не смог бы с этим поделать.

– Ты их просто... отдаешь мне? – Такису не верилось в происходящее. Он достал бумаги из конверта и бегло просмотрел. Рейза охватила нелепая гордость: Такис не поддался волнению момента, а прежде всего обратил внимание на детали.

– Я не "просто отдаю" их тебе. Они твои. Дедушка оставил их тебе, просто позволил мне решать, когда и где их передать. И я решил. – Рейз наблюдал за выражением лица Такиса, осмыслявшего написанное. – У меня для тебя есть еще кое-что.

Такис дочитал бумаги и, отодвинув коробку из-под пиццы, отложил их на стопку учебников.

– И что же?

– Прости. – Рейз наклонился вперед, упираясь локтями в колени и вытягивая руки ладонями вверх. – Я налажал, Таки. Нельзя было сводить всё к деньгам. Никогда. Я был неправ.

Это ошеломило Такиса еще сильнее, чем документы. Он перестукивал пальцами, не отрывая взгляда от рук.

– Ладно, – медленно кивнул он. – Хорошо, спасибо. – На какое-то время повисла тишина, и Рейз прислушивался к звукам вокруг — шуму воды в трубах, музыке снизу, голосам в коридоре. – Значит, я могу бросить учебу?

Рейз глубоко втянул воздух и медленно выдохнул:

– Да, можешь. – Он пожал плечами и подавил порыв прочитать нотацию на тему "почему лучше остаться в колледже". – В любое время. Может, на это, – произнес он, указывая на конверт, – получится даже открыть собственную звукозаписывающую компанию или еще что подобное.

– Ага, – улыбнулся Такис, – знаю. Но здесь меня неплохо учат не бросать деньги на ветер. К тому же, девчонки тащатся по рокерам. Выдыхай, пап.

– Засранец, – нахмурился Рейз, но тут же с облегчением рассмеялся.

– И извинения приняты, – улыбнувшись в ответ, Такис поднялся на ноги. – Я только спрячу бумаги подальше, чтобы случайно не выбросить с мусором.

– Вы тут даже убираетесь? – Рейз покрутил головой, как бы ища подтверждения.

– Молчи, пап, – крикнул в ответ Такис, направляясь в кладовку-переросток, выполнявшую роль его спальни.

– Ты хотел сходить перекусить? – Рейз потер ладони о бедра, не отрывая взгляда от исчезающего уже следа от укуса на запястье и вспоминая, каково это было — ощущать обнимающие и поддерживающие руки. Ему бы хотелось, чтобы кто-то был рядом и при последней части этого разговора.

– Ну да. – Вернувшись, Такис остановился в дверном проеме и одернул свою линялую толстовку со скалящимся черепом. – Эм, мне переодеться?

– Ты и так хорош. – Рейз встал с места.

– Ты уверен, что мозг не задет? – Такис подхватил солнечные очки с телевизора и вытащил бумажник из-под горы видеоигр.

– Я в порядке. – Рейз протянул руку и, к его огромному удивлению, Такис подошел поближе и обнял его за талию. Рейз обвил сына руками, отметив, насколько близки они по росту и фигуре. – Я в полном порядке.

– Отлично. – Хлопнув отца по спине, Такис сделал шаг назад. – Я знаю местечко, где подают шикарный фалафель. Настоящий острый, жирный фалафель. Иногда у них даже бывает живая музыка.

– Это мне в наказание, да? – вздохнул Рейз, направляясь к выходу.

– Ага. Жареная пища и живая музыка в исполнении обкуренных студентов. – Такис снова хлопнул его по спине. – Ты потратишь не один год на отработку. Надеюсь, твое сердце это выдержит.
***
– Ты злишься? – Рейз старался не обращать внимания на музыку, но вот еда была неплохой. Ресторан оказался милым местечком с большим патио; Рейзу грело душу, что Такис всё еще любил блюда вроде тех, на которых вырос в доме своей прабабушки. Медленно опускался вечер, и разноцветные фонарики, развешенные на пересекавших небо над патио лентах, бросали круги света на столики.

– Насчет чего именно? – спросил Такис с полным ртом, и только после этого проглотил еду, запив пивом. Рейз подавил в себе порыв откритиковать его манеры.

– Насчет учебы.

– Не особо. Понимаешь, мама всегда говорила, что мне придется вернуться, и я бы, может, даже сам так поступил, не заставь ты меня. – Такис взял салфетку, чтобы вытереть губы. – А что касается фонда, мне вообще-то приходили деньги от мамы, их вполне хватало. Но суть не в этом.

– Да, не в этом, – был вынужден согласиться Рейз. – Мне действительно очень жаль, что так получилось. А что насчет остального?

– Насчет чего? Развелся с мамой, женился на стерве... Я уверен, что ты пропустил почти все мои игры в Малой Лиге. – Такис, задумавшись, откинулся на стуле, держа пиво в руке. – Списочек немаленький.

– Твоя правда. Вообще ты ко мне куда снисходительнее, чем я ожидал, – признался Рейз и пригубил пиво, мысленно желая, чтобы в его руках был напиток покрепче.

– Ты побито выглядишь, – заметил Такис. – Я не только о синяках. Ты просто какой-то замученный, пап. Я чертовски зол, но этим делу не поможешь, так ведь? Не хочу пять лет спустя просить прощения за сегодняшний день.

– Ты, наверное, в мать такой смышленый. – Мэгги всегда нравилась Рейзу, она была независимой и свободолюбивой, а еще – хорошей матерью. Рейзу было жаль, что он не смог наладить отношения, искренне жаль, что ему не хватило мужества остаться с ней друзьями, когда всё закончилось.

– Когда я был маленьким, ты вроде тоже не казался дураком, – сказал Такис, качая головой. Он поправил едва не съехавшие с непослушных волос солнечные очки. – Уж это я помню. Ты был хорошим отцом, когда появлялся рядом.

– Это много для меня значит. – Так много, что у Рейза защипало глаза, и ему пришлось отвернуться к музыкантам, пока комок в горле не исчез и получилось сделать глоток. – Я надеюсь быть рядом почаще, если ты позволишь.

Такис макнул колечко кальмара в айоли и закинул в рот.

– Почему нет? Ты же вроде стараешься не вести себя как идиот и даже пьешь пиво, не кривясь. Думаю, с этим я справлюсь.

– Я гей. – Рейз произнес это так спокойно, как только мог, выложил на стол между ними. Он раньше никогда никому этого не говорил. Его ладони вдруг взмокли от пота, и бутылка стала выскальзывать из рук.

Такис замолчал на несколько долгих секунд. Он поставил пиво на стол и взглянул на Рейза, постукивая пальцами – то ли беспокойно, то ли задумчиво.

– Почему ты ничего не говорил раньше?

– Не мог. – Рейзу казалось, что у него остановится сердце или из глаз брызнут слезы, и он будет рыдать здесь, на людях, сидя перед своим сыном. – Я просто... Не мог. – Он тоже поставил пиво на стол, чтобы не уронить. – Особенно пока дедушка был жив.

Такис по-прежнему молчал, но теперь смотрел куда-то в сторону, и выражение лица у него было напряженное и сердитое. Он поднялся на ноги, и Рейз так резко вскочил с места, что едва не уронил стул.

– Таки, не... – начал Рейз, но голос его подвел. "Не уходи".

Такис в два шага обошел стол и неожиданно его руки оказались на талии Рейза, а голос зазвенел в ушах: "Всё хорошо, папа".

На миг Рейза охватил испуг, но вскоре он опомнился и обхватил сына руками.

– Прости, Таки, – прошептал он. Они устроили сцену, но ему было всё равно. Это того стоило. Это стоило чего угодно.

– Не проси за это прощения. – Такис сжимал его сильно и уверенно. – У тебя и так выше крыши других поступков, за которые стоит просить прощения.

Рейз хохотнул над этим – только чтобы не сорваться, не наделать ничего смущающего, – и отпустил Такиса так, чтобы они смотрели друг на друга. Он взял сына за подбородок, удерживая его лицо, стараясь увидеть правду в его глазах.

– Тогда прошу прощения за них.

– Да, пап, я знаю. – Сделав шаг назад, Такис сел на свое место, и Рейз присоединился к нему, стараясь не оглядываться, не выяснять, глазеют ли на них. – Ты как?

– Нормально, наверное. – Рейз не был уверен и не собирался тотчас врать сыну. – Я еще разбираюсь с этим. Многое нужно обдумать.

– Не сомневаюсь. – Такис без напряжения вернулся к еде и пиву, и Рейз завидовал легкости, с которой сын всё воспринял. – Всё будет хорошо, папа, – сказал он, взглянув на замершего отца. – Возможность быть собой – лучшее, что может достаться человеку. – Замолчав, он склонил голову на бок. – Может, сохраню эту фразу для песни.

Рейз, расслабляясь, рассмеялся:

– Может, я даже ее послушаю.

– Серьезно? – Такис замер, не донеся пиво до рта и захлопав ресницами.

– Серьезно. – Рейз чувствовал, что он буквально тает, растворяется в доселе незнакомом ему покое. – Просто скажи, где и когда, и я приду послушать.

– Можешь даже привести кого-нибудь, – нагло ухмыльнулся Такис.

Рейз вздохнул и провел рукой по лицу.

– Не всё сразу, сынок. – Может, на сердце и стало спокойнее, но необязательно станет проще жить.

_____________________________________________________________________________
Заметки переводчика:
Фалафель — арабское блюдо, представляющее собой жаренные во фритюре шарики из измельченного нута (или бобов), иногда с добавлением фасоли, приправленные пряностями.

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, Romantique, Alexandraetc, Katerina8, sta222, allina99, SMarseleza1, Kaze no Iro, turinap, Hellwords, ДикаяКошка, miaka, verle69, anglerfish, VESNA545, Иллюзия, Eoshi, ТАТЬЯНА 5, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Romantique
  • Romantique аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
16 Мар 2014 17:24 - 16 Мар 2014 17:38 #6 от Romantique
Romantique ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Захотелось БДСМ почитать. Я вообще-то не его фанатка. Но вот всё же бывают бзики. :yh:
Не люблю читать неоконченное. Есть, конечно, у меня в закладках и они, т.к. от вкусняшки тяжело отказаться. :flirty:
Вот и этот оридж попал на глаза. Понравилось до кончиков волос.
Спасибо всем, кто участвовал в его переводе! Вещь стоящая! Теперь буду с нетерпением ждать продолжение рассказа.

Так хочется быть беззащитной и нежной. Но, то лошади скачут, то избы горят
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Syslik0999
  • Syslik0999 аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • "Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально одно целое". Раневская Ф. Г.
Больше
17 Мар 2014 00:03 #7 от Syslik0999
Syslik0999 ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Няка спосибо ...

Книги открывают перед человеком неведомые миры.
Гершель Д.
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • phanata
  • phanata аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
17 Мар 2014 14:34 #8 от phanata
phanata ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Вспомнила, что читала этот перевод еще года два назад, жутко понравилось и с тех пор жду продолжение.
Оно будет?)
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
17 Мар 2014 21:13 #9 от Калле
Калле ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Если Morin не передумает помогать нам с зависшими проектами и терпеть мою вычитку, вполне возможно - но не раньше окончания Артура.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: verle69, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kaze no Iro
  • Kaze no Iro аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
Больше
21 Мар 2014 11:01 #10 от Kaze no Iro
Kaze no Iro ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Все, сорвалась) Терпела, терпела, но сдалась  :happy:
Спасибо!  :frower:
Немного обескуражена развитием событий и количеством крови о_о
Тем не менее, очень заинтересовали герои... Рейз с его психической травмой и Габриэль-непонятный-пока-но-продуманный)

Я хватаю свет, режущий глаза.
Прикрываю их кистью руки: обрывки утра
просачиваются сквозь пальцы. (с)
Поблагодарили: Калле, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Мар 2014 21:30 #11 от verle69
verle69 ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
очень яркие герои,захватывают с первых строк.пожалуйста ,пожалуйста переведитееее.очень хотелось бы узнать ,что дальше.терпеливо буду ждать.
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Апр 2014 07:51 #12 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Спасибо :frower:
Понравилось)) буду ждать развития сюжета и дальнейших откровений) у Габриэля тоже есть прошлое, о котором, надеюсь, нам поведают))

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
02 Апр 2014 15:42 #13 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Спасибо!!!  :frower:
БДСМ я не очень люблю, но этот рассказ зацепил. Хотя немного коробило, когда читала. Здесь видно до какой степени человека изломали психологически, выбивая из него его природу... И последние сцены дают надежду, что пойдет все же выздоровление психики. И такой жуткой потребности истязать себя не будет..
:spasibo:

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Поблагодарили: Калле, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Май 2014 17:34 #14 от NiCoTiNka
NiCoTiNka ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
Я перевод этого рассказа ждала, жду и буду ждать вечно)))
Поблагодарили: ДикаяКошка, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • ТАТЬЯНА 5
  • ТАТЬЯНА 5 аватар
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
13 Июл 2014 19:40 #15 от ТАТЬЯНА 5
ТАТЬЯНА 5 ответил в теме Re: Эна Кроу "Неравные"
NellaBlue спасибки за перевод. не нравится мне бдсм , но в описании к рассказу зацепило, что возможно у этой парочки сложится всё не так уж плохо и решила попробовать почитать, лично меня напрягает эти все избиения, кровь. стараюсь обращать внимание на диалоги и на отношения между главными героями. наверно я реальный романтик
Поблагодарили: verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.