САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Эна Кроу "Неравные"

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
09 Янв 2019 15:31 #61 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 6/13 upd. 09.01.2019
Глава 7

Рейз вернулся в отель и только потом вспомнил, что в чемодане ничего нет, кроме множества костюмов, деловых и для гольфа, которые – это даже он понимал – не подходили в качестве повседневной одежды. Первым делом он снял сиреневую рубашку и замочил ее в холодной воде, чтобы не въелись пятна крови. Затем выпил большой бокал чистого виски.
Позаботившись таким образом о неотложных делах, Рейз свалился на кровать и потянулся за телефоном. Он понятия не имел, куда собирается пойти и как туда одеваться. Он раньше никогда так сильно не полагался на Аллена в подобных вопросах. Интересно, когда он нанимал секретаря, не подсказал ли какой-то инстинкт, что позже ему понадобится мнение Аллена о таких вещах?
– Добрый день, сэр, – лаконично поприветствовал Аллен. – Чем я могу вам помочь?
– Мне нужна одежда, Аллен, – Рейз таращился в потолок и рассеянно водил пальцем по опухшей губе.
– Куда вы идете, сэр? – послышались щелчки клавиатуры.
– В какой-то клуб, – Рейз изобразил неопределенный жест, будто Аллен мог его видеть. – «Джек» на четырнадцатой. В десять.
– А, – с одобрением отозвался Аллен. – Отличный выбор, сэр.
– Я ничего не выбирал. Это Габриэль.
– О, – Аллен на секунду умолк. – Полагаю, хорошие новости, сэр?
– Не будут хорошими, если я не найду, что надеть.
Рейз взъерошил волосы, разрываясь между чувствами эйфории и безнадежности. Он был совершенно не в том возрасте, чтобы валяться с ноющими яйцами и нервной тошнотой, пытаясь решить, как одеться на свидание.
– Не переживайте, сэр, – успокоил Аллен. – Место, о котором вы говорите, больше похоже на придорожную закусочную, но сегодня вечером там не должно быть людно, учитывая середину рабочей недели. Я вышлю вам побольше одежды на выбор. Есть вероятность, что вам понадобится что-нибудь и в следующий раз. Надеюсь.
– Я стараюсь об этом не думать, – вставил Рейз.
– Некоторые вещи будут подходящими для этого места, другие нет, – углубившись в работу, Аллен продолжал говорить почти рассеянно. – Что касается «Джека», вам захочется выглядеть хорошо, но не слишком по-гейски.
Едва изо рта Аллена вылетело последнее слово, он умолк. Потом начал:
– Сэр, я…
– Не слишком по-гейски, Аллен, – повторил Рейз, стараясь не рассмеяться.
Он прикрыл глаза ладонью и покачал головой. Ему никогда раньше не приходилось заботиться о подобных вещах. Вроде бы.
– Не то чтобы у меня были с этим проблемы или ты сделал неверные выводы, но, Аллен, неужели мой выбор гардероба наталкивал на такие мысли?
– Я… я… нет, сэр… Сэр.
Рейз не мог припомнить Аллена таким сконфуженным.
– Аллен, прекрати, – ровно проговорил он. – Всё нормально. Я предпочитаю твою честную оценку увиливанию от правды. Этого добра я уже за сорок лет вдоволь наслушался. Просто пришли мне какой-нибудь одежды. Без твоей помощи я это свидание не переживу.
Аллен помолчал еще немного.
– Спасибо, – кротко проговорил он. – Я предлагаю остановиться на джинсах и одном из тех спортивных пиджаков, которые я сейчас выбираю. Кожаный будет не к месту, но я думаю, вы выглядите особенно красивым в белом.
– Приятно слышать, что я все еще способен выглядеть красивым, а тем более особенно красивым.
Смешно, но Рейз почувствовал себя чуть лучше.
– Если вы желаете услышать мою честную оценку, сэр, – Аллен немного колебался, но постепенно набирался смелости. – Я считаю, что вы исключительно красивый мужчина, которому нет резона оставаться в одиночестве дольше, чем он сам пожелает. Я уверен, что в случае необходимости смогу найти для вас сколько угодно заинтересованных партий.
– Я ценю это, Аллен.
Теперь Рейз чувствовал себя даже лучше. Кажется, комплименты били точно в цель, когда исходили от правильного человека. Он слышал множество лестных слов, но не верил им. Вероятно, следовало иногда и прислушаться, особенно если слова эти говорил кто-то, кому он доверял.
– Что-то еще, что нужно учесть?
– Ну, – Аллен выдержал долгую паузу. – Если это свидание, сэр, вероятно, стоит зайти в аптеку на обратном пути. Поскольку, я так понимаю, свидания обычно не входят в ваши привычки.
Рейзу понадобилось постыдно много времени, чтобы догадаться, что он имеет в виду.
– А, – он закатил глаза, уязвленный собственной несообразительностью. – Да, спасибо, учту, – щеки внезапно сделались очень горячими. – Что-то еще?
– Убедитесь, что у вас при себе достаточно наличных, – посоветовал Аллен. – И я бы на вашем месте воспользовался собственным автомобилем и водителем.
– Обязательно, – пообещал Рейз. – Спасибо, Аллен.
– Обращайтесь, сэр. Звоните, если понадобится что-то еще.
Рейз осознал, что это не просто дежурные слова: тон Аллена был не настолько легким. Скорее, это прозвучало как дружеское предложение.
– Спасибо, позвоню.
Подумалось, что надо бы сделать для него что-то приятное, но так, чтобы не оскорбить искреннее предложение дружбы.
– Удачи, сэр, – сказал Аллен напоследок.
Рейз сгреб себя с кровати и отправился в душ. Пока он раздевался, ему пришло в голову, что они с Габриэлем не особенно-то осторожничали. Он даже об этом не подумал, так взвинчен был всем остальным, а в прошлом подобным заботам не было места в его жизни.
Он включил горячую воду. Нужно ли беспокоиться? Доверяет ли он Габриэлю?
Рейз почувствовал себя полным идиотом. Будь это сознательный выбор, все было бы по-другому. Да, он доверяет Габриэлю. Здесь никаких проблем. Но ведь и Габриэль доверился ему в тот раз, а Рейзу даже мысли не пришло позаботиться о них обоих. Надо проследить за тем, чтобы больше не допускать таких промашек.
Перед Рейзом открылся новый мир, и он гадал, готов ли к этому. Придется быть готовым. Он уже и так зашел дальше, чем мог себе представить. Стоя под душем, он понял, что так увлекся тревогами о предстоящем свидании и подходящей одежде, что даже позабыл возненавидеть себя за то, чем они занимались у бассейна.
Вернувшись мыслями к событиям прошедшего дня, он ощутил лишь тепло – тепло, от которого сбилось дыхание и подступило возбуждение. Он причесал волосы обеими руками и поднял лицо навстречу струям воды. Когда он сглатывал, горло саднило, и от этого стало только жарче. Все прошло совершенно, именно так, как он хотел, даже если не получилось кончить. Кончать сейчас он не собирался тоже
Вымывшись, Рейз вышел из душа и вытерся полотенцем. У него было множество дел до десяти часов. Он мог занять себя, занять руки, пока Габриэль не захочет его. Если захочет. И, несмотря на всю неуверенность, ему казалось, что все-таки захочет.

***

К десяти часам Рейз совершенно извелся. Велев водителю ждать и поправив рекомендованный Алленом пиджак, он вошел в бар. Как и сказал Аллен, местечко смахивало на придорожную закусочную, но тут было более или менее чисто. Интересно, не в таких ли заведениях предпочитает играть Такис?
Не найдя взглядом Габриэля, он сел так, чтобы видеть дверь, и принялся ждать.
Для разнообразия Рейз заказал бурбон и теперь делал маленькие глотки, поигрывая льдом в стакане. К счастью, курить тут не запрещалось, поэтому Рейз достал подаренную коллегой кубинскую сигару и зажег ее. Вкус алкоголя и дыма немного его успокоили, и Рейз внезапно задумался, каким видят его остальные посетители – впервые за долгие годы.
В бар ввалилась небольшая толпа гомонящих и беззлобно толкающихся студентов. Рейз понял, почему Аллен так серьезно подошел к вопросу о выборе гардероба. Жизнь стала куда сложнее, стоило Рейзу ступить за пределы привычного мира влиятельных бизнесменов и мультимиллионеров.
Каждый раз, когда открывалась дверь, Рейз вздрагивал. Он почти уже притерпелся, но тут вошел Габриэль. Внутренности сразу же скрутились в узел. Габриэль выглядел молодым и бодрым, белая рубашка подчеркивала его загар. Рейз ощутил прилив адреналина и желания, но заставил себя сидеть спокойно, пока Габриэль не приблизился – лишь тогда он поднялся и протянул руку.
– Рад, что ты добрался, – Габриэль пожал ему руку.
Рукопожатие было самым обыкновенным, но мир вокруг словно сдвинулся с места.
– Я же сказал, что приду.
Рейз неохотно выпустил его руку и снова опустился на стул. Вытащив из внутреннего кармана портсигар, принадлежавший еще отцу – сталь и медь, отполированные временем – он предложил Габриэлю сигару.
Поколебавшись, Габриэль не отказался. Он обрезал сигару позаимствованной у Рейза «гильотиной» и, наклонившись вперед, позволил разжечь ее.
– Спасибо, – он указал на стакан. – Что пьешь?
– Бурбон, – отозвался Рейз.
Мимо как раз проходила официантка, и Габриэль жестом подозвал ее.
– Еще два того же, – он указал на стакан Рейза. – Оба двойные.
Они сидели друг напротив друга. Внутри Рейза боролись желание и волнение. Габриэль был так близко и одновременно так далеко. Рейз не знал настоящего имени ни одного человека, который делал это с ним раньше. Это. Подчинение. Мазохизм. Пора уже начинать называть вещи истинными именами. Пора воплощать их в реальность.
– Все хорошо?
Вылетевшие слова удивили самого Рейза, но потом он осознал, что вправе задать этот вопрос.
– Ага.
Однако смотрел Габриэль не на Рейза. Он сверлил взглядом сигару вместо того, чтобы ее курить.
– У меня не было никакого права искать тебя, – проговорил Рейз. – Сам знаю. Я сделал это потому, что у меня есть деньги и нужные люди. Я не врал, утверждая, что оставлю тебя в покое, если захочешь.
– Не могу сказать, что обрадовался, – Габриэль затянулся и, откинувшись на стуле, выдохнул дым в пространство между ними. – Но я не хочу, чтобы ты уходил. Не сейчас. Я пока еще думаю.
– Ну и хорошо.
Рейз чувствовал разницу в возрасте, но ее наличие не обязательно было чем-то плохим. Теперь, когда бурный поток отвращения к себе стих, он снова обрел способность размышлять здраво.
– Я просто хотел удостовериться, что у тебя все в порядке.
– Почему? – в наступившем молчании Габриэль посмотрел на него испытующе.
Официантка принесла напитки, и Рейз, почти не глядя, вручил ей несколько купюр.
– Продолжайте подносить новые, – сказал он. – Берите чаевые и скажите, когда закончатся деньги.
– Как у человека вроде тебя могут возникнуть проблемы с тем, чтобы найти друзей? – напрямик спросил Габриэль. – По крайней мере, тех друзей, которые для тебя что угодно сделают.
– Такие друзья мне не нужны, – Рейз осушил стакан наполовину одним глотком. – Я хотел удостовериться, что у тебя все нормально, потому что не желаю, чтобы другие расплачивались за мою неспособность привести в порядок собственную жизнь. Я не хотел такого. Я очень, очень старался об этом даже больше не думать. Я превратил свою жизнь в помойку, но хотя бы поставил отца в неловкое положение всего однажды.
– Мне стоит извиниться? – Габриэль отхлебнул из своего стакана и пожал плечами. – Кажется, в буклетах фирмы говорилось, что он умер.
– Умер, – согласился Рейз. – Но, кажется, я понял это только после того, как появился ты.
Габриэль долго смотрел на него сквозь завитки сигарного дыма.
– И всё испортил.
– Нет, – неожиданно для себя Рейз хохотнул.
Вероятно, всему виной был бурбон, но ему стало тепло, и он никогда еще не ощущал себя так непринужденно в людном месте.
– Нет, – Рейз расслабился на стуле. – Ничего подобного. Не когда… – он осекся, сообразив, что о таких вещах нельзя говорить вслух, не здесь. – После этого. Никто со мной такого не делал. Не говорил мне таких слов. Я поверил тебе. Как будто ты знаком с миром, о существовании которого я даже не представлял, не говоря уж о том, чтобы в нем жить.
– Кто-то должен был это сказать, – довольно упрямо проговорил Габриэль.
На Рейза он не смотрел вовсе – сидел, скрестив на груди руки и отвернувшись. Однако что-то в его облике говорило Рейзу, что он не просто слушает, но слышит и чувствует.
– Я развелся с женой, – Габриэль резко обернулся, и Рейз вскинул руку. – Ты здесь ни при чем. Это потому, что я ее использовал. Потому что я ненавидел то, кем являюсь, настолько, что был готов на все, лишь бы это прикрыть. Даже на свадьбу с женщиной, которую не любил. Я порвал с ней, потому что не думал, что в противном случае положение улучшится.
– Тогда, думаю, ты поступил правильно, – Габриэль наблюдал за студентами, которые дурачились около барной стойки.
– Но она сейчас так не думает, – сказал Рейз. – Возможно, она поймет со временем. Надеюсь. Я не хотел причинять ей боль. В любом случае, ты ничего не испортил. Не нужно было увольняться. Причинять боль тебе я не хотел тоже.
– Я тебя не понимаю, – в челюсти и плечах Габриэля читалось напряжение.
– А что здесь понимать? – Рейз стряхнул пепел с сигары и выпил еще глоток. – Я говорил тебе, типажа у меня нет. Я пытался найти кого-нибудь, но мне плохо это удается.
– Чего ты хочешь от меня? – теперь Габриэль смотрел прямо на него, взгляд его застыл, на лице читался страх.
– Чего угодно, что хочешь ты, – заметив, что Габриэль помрачнел, Рейз снова вскинул руку. – Я хочу знать, кто ты. Я хочу, чтобы ты проводил со мной время по своему желанию. Я хочу, чтобы между нами было… что-то. И больше того, что у нас уже есть, – Рейз даже не стал маскировать умоляющее выражение лица. – Я хочу всего, что хочешь мне дать ты, – и совсем тихо добавил: – Пожалуйста.
На последнем слове Габриэль распахнул глаза чуть шире, но схватился за стакан, чтобы не выдать себя. Он ничего не говорил с минуту – курил, покачивал стакан, глядя, как лед вращается по кругу.
– Не знаю, вернусь ли я, а если вернусь, то когда, – наконец, проговорил он.
– Ладно, – Рейз едва сдержал дрожь. – Это значит, что ты больше не хочешь меня видеть?
– Нет, – Габриэль снова посмотрел на него, и Рейз затаил дыхание. – Нет, если этого хочешь ты, – запинаясь, продолжал Габриэль, – я бы хотел снова с тобой увидеться.
Рейз ощутил, будто кто-то сбил сдерживающие его цепи
– Я мог бы приезжать иногда, – сказал он, пряча нахлынувшее облегчение и дрожь в голосе. – Погода хорошая и… – Рейз изобразил неопределенный жест, стараясь держать себя в руках, потом негромко закончил: – И ты здесь. – Он взглянул на Габриэля из-под ресниц. – Не слишком жутко прозвучало?
– Невероятно, – отозвался Габриэль. – Не жутко.
Он допил порцию и жестом попросил еще одну.
Рейз моментально влюбился в его руки. Такие сильные и изящные. Не похожие на руки юриста.
– Ты в самом деле был юристом?
– Да, – ответил Габриэль. – Но я не хочу об этом разговаривать.
Рейз увидел, что он снова уходит в себя. Впрочем, услышанного ему вполне хватило. Он откинулся на стуле и отмахнулся:
– Как скажешь.
Официантка принесла новые стаканы, и Габриэль, выбрав один, взглянул на Рейза.
– И все? Никаких вопросов?
– Если захочешь, чтобы я что-нибудь знал, сам расскажешь, – Рейз пожал плечами и затянулся. – А если нет, значит, это не мое дело.
– Спасибо.
Они молчали, пока не кончились сигары и бурбон. Рейз старался не слишком таращиться. Кожу покалывало желанием, и, кажется, одно только присутствие Габриэля отзывалось в нем постоянным возбуждением. Габриэль выглядел отстраненным, погруженным в мысли, и Рейз не мешал ему.
Глядя на собственные руки, Габриэль положил остаток сигары в пепельницу. Руки Рейза неподвижно лежали на столе перед ним. Словно сделав над собой усилие, Габриэль посмотрел ему в лицо.
– Всё?
– Если хочешь, – развел руками Рейз. – Я не хочу держать тебя, если ты больше не хочешь здесь оставаться. Тебе нужно было что-нибудь еще? Хотел что-нибудь спросить?
Габриэль снова притих. Он посмотрел на часы, потом на счет бейсбольного матча по телевизору. Потом медленно перевел взгляд на лицо Рейза.
– Тридцать лет?
Вопрос застал Рейза врасплох, и он потирал большим пальцем губу, надавливая на синяк, пока собирался с мыслями.
– Я был молод, – сказал он и, когда Габриэль все-таки посмотрел ему в глаза, твердо встретил этот взгляд. – Не знал ни правил, ни границ. О таких вещах никто не заговаривал. Из-за девушки я однажды очутился не в том месте не в то время. Я будто вошел в другой мир, мир, которому я принадлежал. Я возвращался снова и снова. Это было все, в чем я нуждался.
Рейз осознал, что смотрит сквозь Габриэля, сквозь всех присутствующих, сквозь почти три десятилетия. Сосредоточившись, он прочитал на лице Габриэля понимание. Мотнув головой, он продолжал:
– Однажды кое-кто зашел слишком далеко. Я ни о чем не жалел, но кто-то запаниковал и вызвал парамедиков, а те вызвали полицию, а те позвонили моему отцу, и все закончилось катастрофой. Самое печальное, на его ненависть ко мне это повлияло не особенно, – Рейз натянуто улыбнулся и заметил, что Габриэль смотрит на него очень внимательно, подперев голову рукой. – Последствия были… – Рейз поискал правильное слово, – значительные.
На самом деле последствия были ужасающие. Операция на поврежденных плечах была малой болью по сравнению с яростью отца. Но что хуже всего, вина пала и на мать Рейза. Он так и не смог простить себя за то, что опозорил ее. Когда у нее развилась деменция и мыслями она вернулась к более счастливым временам, Рейз, кроме горя, испытал и облегчение. Хорошо, что она смогла забыть боль, которую он причинил ей своей сущностью.
– Мне жаль, – сказал Габриэль.
Его голос вернул Рейза к реальности, и он встряхнул головой, пытаясь отогнать боль и призраки прошлого.
– Жаль, что все так получилось.
В тоне не слышалось сожаления, но слов хватило с лихвой.
– Что есть, то есть, – Рейз повторил слова, которые в ту первую ночь сказал ему Габриэль. – Теперь я в порядке.
– Серьезно? – Габриэль глянул на него с хитринкой.
Рейз просто обязан был рассмеяться.
– Нет, – он откинулся на стуле и выдал еще один беспомощный смешок. – Но что сделано, то сделано, так? Остается лишь начать с того места, где я сейчас.
– Хорошая философия, – похвалил Габриэль. – Спасибо за пояснение.
– Не за что. Поздновато мне кривить душой, правильно? – он пожал плечами и сложил руки на груди.
– Мне пора, – Габриэль отодвинул стул.
Кажется, он чувствовал себя неловко, и Рейз не мог понять, почему. Но спрашивать он был не вправе. Знать, возможно, тоже.
– Ладно тогда, – Рейз смотрел, как он поднимается. – Подвезти тебя? У меня машина рядом. Я могу позвонить водителю и сказать ему, чтобы отвез тебя, куда захочешь.
Было так сложно смотреть, как Габриэль встает, знать, что он вот-вот уйдет. Но Рейз понимал, что так будет лучше для них обоих.
Габриэль стоял, поправляя манжеты рубашки и глядя исключительно на собственные руки.
– Прямо перед съездом с магистрали есть мотель. Я одолжил пикап, чтобы доехать дотуда.
Он посмотрел на Рейза, мельком, но с таким жаром, что у того перехватило дыхание.
– Осторожнее за рулем, – сказал Рейз.
К мозгу словно приставили электроды и теперь пропускали энергию по нервам.
– Спасибо за выпивку, – с этими словами Габриэль развернулся и ушел.
Рейз проводил его глазами, сцепив пальцы, чтобы не дрожали руки, и пытаясь успокоить дыхание. Когда подошла официантка, он заказал еще один стакан бурбона и принудил себя пить медленно. Оказывается, несмотря на все надежды и желания, он все же не ожидал, что это произойдет в действительности. Когда стакан опустел, Рейз заставил себя встать, бросил на стол какую-то купюру и покинул бар.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Aneex, ivanova, TashaBerg, blekscat, u-tashka, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
09 Янв 2019 15:33 #62 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 6/13 upd. 09.01.2019
Глава 8

Мотель выглядел не слишком захудалым. Впрочем, Рейзу, пожалуй, не до того было. Он попросил водителя остановить машину перед зданием, так, чтобы ее не было видно со стоянки сбоку. Рядом располагалась небольшая кофейня со знаком «Круглосуточно» в витрине.
– Я позвоню, когда вы мне понадобитесь, – Рейз вышел из автомобиля. – Вероятно, это будет нескоро, – он махнул в сторону кофейни. – Отдыхайте.
Водитель, надо отдать ему должное, и глазом не моргнул.
– Да, сэр, спасибо, сэр, – он коснулся пальцами козырька.
Рейза почти трясло, когда он свернул за угол и подошел к ряду дверей. У последней он заметил грузовичок с логотипом «Сото» на двери. Должно быть, тот самый пикап. Он был припаркован аккурат напротив сорок второго номера. Рейз остановился, сделал глубокий вдох, пригладил пиджак и рубашку, а заодно и штаны спереди, где вставший член натягивал ткань, и постучал.
– Входите.
Голос Габриэля казался равнодушным, почти сердитым. Но это только распалило возбуждение. Рейз вошел и закрыл за собой дверь.
Комната была полутемной, пахла дешевым освежителем воздуха и полиролью для мебели. Габриэль стоял у дальнего окна. Единственный свет проникал в комнату сквозь щель приоткрытой двери ванной. Габриэль развернулся, но Рейз не смог рассмотреть выражение его лица.
– Сними одежду, – велел Габриэль.
Он стоял в темноте, скрестив руки на груди, и ждал подчинения.
Рейз снял обувь и носки, аккуратно пристроил пиджак на вешалку у двери. У него дрожали руки. Он расстегнул рубашку и повесил ее рядом с пиджаком. Оставшись в джинсах и белье, он ощутил, что дыхание уже частит. Он вытащил ремень из шлевок и положил его на полку, туда же отправил сложенные джинсы и плавки, потом – голый и возбужденный – развернулся к Габриэлю.
– Принеси мне ремень.
Голос Габриэля подернулся хрипотцой, и звучащее в нем желание заставило Рейза вздрогнуть. Он вытащил ремень, сложил его вдвое, взял в рот и опустился на четвереньки.
К тому времени, как Рейз пересек комнату, ссаженные плиткой колени разболелись, а дыхание вырывалось изо рта со всхлипами. Его то и дело пробивало короткой дрожью, от возбуждения кружилась голова. Он приподнял голову ровно настолько, чтобы увидеть протянутую руку.
Присев на пятки, Рейз отдал ремень и ощутил разочарование, когда Габриэль отложил его на стол. Осмелившись взглянуть на Габриэля, Рейз увидел, что лицо его ничего не выражает.
– Закрой глаза.
Подчинившись, Рейз стоял на коленях и слушал, как Габриэль ходит по комнате. Потом шаги приблизились, и Габриэль сгреб его за волосы сзади, заставив запрокинуть голову. Рейз не сдержал всхлипа, но глаза не открыл. Он ощутил дыхание на своей щеке.
Пальцы Габриэля скользнули по груди, добрались до соска, подразнили и оттянули его, посылая струйки удовольствия к уже стоящему члену. Рейз сжал руки в кулаки и постарался сосредоточиться на дыхании. Было очень сложно стоять неподвижно, ощущая жар тела Габриэля так близко.
И тут что-то холодное и острое впилось ему в сосок, грудь пронзило болью. Дыхание сбилось на негромкий вскрик. Боль, вспыхнув, становилась все сильнее, обжигая и разливаясь по телу. Габриэль сделал что-то, от чего зубцы сомкнулись крепче, и на глазах у Рейза выступили слезы. Он задышал открытым ртом, а Габриэль начал дразнить второй сосок. Когда холодный металл впился и сюда, Рейз застонал – надрывный звук, исходящий, казалось, глубоко из живота.
Габриэль потер большими пальцами оба истерзанных соска, тяжело и горячо дыша Рейзу на ухо.
– Что надо сказать? – шепнул он.
– Спасибо, – Рейзу даже задумываться не пришлось. – Спасибо, Габриэль.
Он почувствовал дыхание Габриэля у себя на лице, словно ласку.
– Мне нравится.
Должно быть, между зажимами на сосках Рейза была цепочка, потому что оба впились в плоть одновременно.
– Мне нравится, когда ты говоришь мое имя.
– Габриэль… – полусказал-полувыстонал Рейз.
Жжение разливалось по телу, пока не стало казаться, что каждый нерв корчится в огне.
– Скажи мне, чего ты хочешь.
Габриэль снова зарылся пальцами Рейзу в волосы и оттянул его голову так сильно, что заныла шея, а спина выгнулась, как тетива лука. Рот Габриэля едва не касался губ Рейза, дыхание Габриэля мешалось с резкими выдохами Рейза.
– Сделай мне больно, – Рейз услышал собственные слова и почувствовал, как выступившие слезы холодят разгоряченную кожу. – Боже, пожалуйста. Габриэль, прошу, сделай мне больно.
Рука в волосах потянула его вверх. Рейз пытался подняться на ноги и найти равновесие, но Габриэль волок его за собой, пока Рейз не рухнул на стул. К счастью, стул оказался прочным, с мягкой обивкой и высокой спинкой, без подлокотников.
Габриэль отвесил ему пощечину – открытая ладонь обожгла голую кожу. Рейз подавился криком, но продолжал держать глаза закрытыми.
– Руки за спину.
Рейз знал, что сейчас будет. Он со стоном выгнулся и сделал, как было велено, поеживаясь от предвкушения. Соски горели огнем, жар был повсюду, и ему хотелось больше. Ледяной металл щелкнул на одном запястье, потом на втором, и Рейз снова застонал.
– Господи, ну ты и шлюха, – Габриэль снова потянул цепочку, заставив Рейза дернуться и заскулить.
Рейз боялся, что кончит без разрешения. Будто прочитав его мысли, Габриэль коснулся его члена, пройдясь пальцами по головке.
Рейз чуть было не слетел со стула, а потом пальцы Габриэля, скользкие от предсеменной жидкости, толкнулись ему в рот. Вздрогнув, Рейз принялся жадно их обсасывать, и в награду Габриэль несколько секунд продолжал трахать его рот, прежде чем все прикосновения исчезли.
Рейз остался один в темноте. Холод пробивался сквозь горячку боли. Он чувствовал, будто падает. Не открывая глаз, Рейз пытался услышать Габриэля, будто осознание, что тот по-прежнему в комнате, могло удержать его. Его внимание привлекло тихое звяканье металла, он повернул голову, а в тот же момент на щеку обрушился удар ремня.
В следующее мгновение ремень захлестнул его шею и туго затянулся, в горло впилась пряжка. Рейз сделал судорожный вдох, силясь наполнить легкие, пока не стало слишком поздно.
Обнаженное тело Габриэля опустилось ему на колени, рот Габриэля накрыл его губы в яростном поцелуе. Содрогнувшись, Рейз попытался ответить, туже натягивая ремень.
Габриэль что-то говорил, но за грохотом крови в ушах Рейз его не слышал. Габриэль целовал его с такой силой, что губа снова треснула, и во рту поселился вкус крови. Боже, это было так глупо и опасно… Рейз извивался под Габриэлем, требуя еще. Он ощутил руку Габриэля, придерживающую ремень ровно настолько, чтобы Рейз мог дышать, но использовал это послабление, чтобы попытаться прижаться теснее.
Удар наотмашь заставил его отшатнуться, и воздух ворвался в легкие.
– Веди себя хорошо, – прошептал Габриэль, потянув цепочку на зажимах, отчего по телу растеклась боль. – Не заставляй меня останавливаться.
Заскулив, Рейз постарался расслабиться и дать Габриэлю то, что он хочет. Ремень снова затянулся на шее, и Рейза прошила дрожь. А потом рука Габриэля легла на его член и начала поглаживать его. Рейз полузадушенно хрипел, пытаясь вдохнуть, отчаяние в нем боролось с удовольствием. Габриэль снова поцеловал его, постанывая ему в рот и кусая губы.
Босые ноги Рейза скользили по ковру. Выгнув спину, он почувствовал подступающий оргазм.
Пожалуйста, силился выдавить он, пожалуйста, остановись, Габриэль. От недостатка воздуха под веками вспыхивали звезды. Внезапно он снова смог дышать, а Габриэль потянул за цепочку, заставив его вскрикнуть от боли. Габриэль играл с ним, удерживая на краю, и в конце концов Рейз чуть ли не рыдал: ремень натер шею, набухший член ныл.
– Открой глаза.
Приказ был подкреплен легким рывком ремня, и Рейз вспомнил, что способен видеть. Он почти про это забыл, словно само понятие «зрение» исчезло, едва ему приказали закрыть глаза. Подняв веки, он увидел лицо Габриэля совсем близко – раскрасневшееся, распаленное и такое красивое.
– Скажи мне, чего ты хочешь, – прошептал Габриэль.
– Сделай мне больно.
Рейз моргнул, и, когда слезы, сорвавшись с ресниц, выкатились на горячие щеки, перед глазами прояснилось. Он едва узнавал собственный голос.
– Пожалуйста, Габриэль.
Габриэль всхлипнул и крепко поцеловал Рейза, прильнув к нему и зажав ноющий член и горящие соски Рейза между их телами, отчего тот заскулил ему в рот. Выпустив ремень, Габриэль зарылся обеими руками Рейзу в волосы, целуя его и слизывая кровь, вкус которой все еще оставался на языке. На момент он словно окружил Рейза собой, вжимаясь в него и целуя так, словно не мог насытиться.
Потом он отстранился, отступил и снял ключ, который висел у него на шее на цепочке. Теперь Рейз мог смотреть на него, восхищаясь линиями тела и напряженным членом. Не успел Рейз налюбоваться, как Габриэль зашел ему за спину – наручники соскользнули с запястий, вслед за чем рука Габриэля снова забрала волосы Рейза в горсть и толкнула его к постели.
Рейз споткнулся и упал, едва успев опереться на ослабевшие руки, чтобы не удариться лицом о кровать. Ступня Габриэля уперлась между его лопаток, вжимая в матрас, и Рейз понял, что сейчас случится. Он спрятал лицо в скрещенных руках и пошире расставил сбитые колени, дрожа от предвкушения.
Когда Габриэль наклонился к нему и снял зажимы, кровь прилила к истерзанной плоти, и от новой свежей боли Рейз взвыл в матрас. Не успел он взять себя в руки, как удар ремня обрушился ему на плечи. Удары сыпались снова и снова – на плечи, на задницу, на бедра, распаляя Рейза, заставляя его ахать и всхлипывать в дешевое синтетическое одеяло. Тело гудело от восторга и боли, но тут удар пришелся между бедер, и ремень задел яйца.
Рейз дернулся и заорал, выгнувшись, так что ничем не заглушенный, полный ужаса вопль взорвал тишину комнаты. Габриэль заставил его замолкнуть, толкнув в затылок и вжав лицом в постель. Рейза едва не вырвало от страшной боли. Ему стоило огромных усилий не свести ноги и не свернуться в клубок. Следующий удар по заднице показался облегчением по сравнению с предыдущим.
Однако к тому времени, как тошнота схлынула, стояло у Рейза сильнее прежнего. Он скулил, вжимаясь лицом в постель и комкая в кулаках покрывало. Кожа пылала, все мышцы были натянуты в ожидании очередного сокрушительного удара. От ужаса этого ожидания он задышал открытым ртом, как собака. И когда боль пришла снова, словно удар кулака между ног, Рейз закусил покрывало и зарылся в него лицом, глуша звуки.
Следующий удар пришелся по бедрам.
– Встать, – прорычал Габриэль. – На кровать, на спину, подтяни колени и раздвинь ноги.
Пока Рейз силился выполнить приказ, легкие удары жалили его тело, где придется.
Наконец, он устроился на кровати в нужной позе. В животе все переворачивалось, он чувствовал себя ужасно уязвимым.
Рейз стиснул в кулаках складки покрывала, чтобы не зажать руки между бедер в попытках защититься.
– В потолок смотри, – равнодушно бросил Габриэль.
Рейз подчинился, хотя в тот же момент ремень обжег внутреннюю сторону его бедра. Затем последовала такая долгая пауза, что он начал трястись от холода, не слыша ничего за звуками собственного дыхания и грохота крови в ушах.
Удар обрушился на другое бедро, вырвав у Рейза стон. Касание ремня было таким горячим, узким, режущим – хотелось еще. Было настолько хорошо, что Рейзу казалось, он сможет кончить только от этого. Габриэль просто продолжал причинять ему боль. Упершись взглядом в потолок, Рейз корчился и разводил колени шире, подбрасывая бедра. Смазка капала ему на живот. Когда порка закончилась, он заскулил и услышал, как Габриэль смеется в ответ – сипло и горько.
Габриэль присоединился к Рейзу на кровати, и перед глазами Рейза вместо потолка появилось его лицо. Он поцеловал Рейза, его руки, шершавые на исхлестанной коже, скользнули Рейзу под колени и приподняли его ноги. Великолепный член, которым Рейз давился утром, начал протискиваться в сухой узкий вход. Рейзу пришлось дышать, пережидая боль, хотя Габриэль был с ним нежнее, чем Рейз был бы сам с собой. Щедрый слой смазки облегчал проникновение.
Из горла Габриэля рвались негромкие звуки, мешаясь с тихими стонами Рейза. Рейз осмелился отпустить покрывало и нерешительно пробежался пальцами по плечам Габриэля.
Они теперь лежали неподвижно; внезапно вокруг стало очень тихо. Поцелуи превратились в мягкие прикосновения губ и дыхания. Габриэль погладил Рейза по лицу, и тот, осмелев, зарылся пальцами в шелковистые волосы Габриэля, влажные от пота. На секунду Рейза покинули все желания – он ощущал себе заполненным, сгорающим, умиротворенным.
Габриэль поцеловал его еще раз, подался назад и начал двигаться. Ощущения переполнили Рейза, боль перетекла в удовольствие и заставила его стонать, цепляясь за плечи Габриэля. Теперь он держал глаза открытыми, не отрывая их от раскрасневшегося лица Габриэля. Тот прятал взгляд и выглядел почти застенчивым. Потом он посмотрел на Рейза, и с его приоткрытых губ сорвался тихий всхлип.
– Габриэль, – проговорил Рейз, и в первый раз слово прозвучало только в мыслях, поэтому он повторил: – Габриэль.
Габриэль снова всхлипнул и начал двигаться быстрее, размашисто толкаясь в Габриэля. Рейз уже и позабыл, как это хорошо. Впившись пальцами в плечи Габриэля, он двигался в унисон с ним, и вскоре оба больше не могли молчать. Глаза Габриэля остекленели, лицо приняло то же отчаянное испуганное выражение, как утром у бассейна.
– Рейз. Рейз, кончи.
Слова прозвучали резко, но это был не приказ. Но чтобы заставить Рейза дернуться и напрячься, приказа и не требовалось. Он хотел дать Габриэлю всё, даже то, нужды в чем Габриэль сам не осознавал.
Рейз коснулся набухшего члена, и первое прикосновение показалось чистой болью. Выгнувшись, он сжал Габриэля в себе и стиснул его бедрами, побуждая двигаться сильнее, глубже. Свободной рукой он вцепился Габриэлю в затылок, зайдя слишком далеко, чтобы думать о правилах или вежливости.
Габриэль горячечно выдыхал с короткими стонами, будто безуспешно пытался сохранить контроль, и Рейза эти звуки с ума сводили. Он пожирал взглядом лицо Габриэля, распахнутые глаза, прикушенную губу и дрочил себе на возбуждающее осознание того, что Габриэль хочет его.
Это было как прорыв плотины. Его скрутило оргазмом, семя плеснуло на грудь, саднящее горло снова и снова выталкивало имя Габриэля.
Габриэль с размаху заткнул его рот своим, пока сам вздрагивал, извивался и подавался бедрами навстречу, кончая. Когда он, наконец, расслабился, то опустил голову Рейзу на плечо, и его рваные вздохи звучали, как рыдания.
Обмякнув, медленно, они перекатились на бок и легли лицом к лицу, молча прильнув друг к другу. Рейз отпустил шею Габриэля, погладил его по щеке, отвел с лица мокрую прядь волос. Потом нерешительно потянулся и прижался губами к губам Габриэля.
Рот Габриэля был мягким и податливым. Они целовались медленно, словно впервые, исследуя языками рты друг друга. Рейзу нравилось целоваться вот так, не спеша и страстно, словно с возлюбленным. Это он не хотел терять тоже.
Но всему приходит конец. Габриэль поднялся и отвернулся, приводя себя в порядок. Рейз понял, что ему пора идти. Тело подчинялось неохотно, но он поднялся на ноги и поковылял в ванную, схватившись по пути за дверной косяк, чтобы не упасть.
Ослепительный свет в ванной прорезал остаточное удовольствие и выпустил стыд. Не в силах взглянуть на себя в зеркало, Рейз выкрутил краны наугад и ступил в душ. Вода была холодной и теплее не становилась, но он все равно дрожащими руками развернул мыло и принялся оттирать кожу.
Тут вода сделалась теплой, и тело Габриэля оказалось рядом, рука Габриэля отобрала мыло.
– Прекрати, – проговорил Габриэль.
Голос его звучал ласково, но твердо. Свободной рукой он взял Рейза за подбородок и заставил посмотреть на себя. Он улыбался, легко и без насмешки.
– Прекрати бежать от меня.
– Я перестану, если перестанешь ты, – вырвалось у Рейза, прежде чем он успел обдумать слова.
Он не смог ничего прочитать на лице Габриэля – оно было таким безмятежным, всепрощающим.
– Сейчас я не бегу, – уверил его Габриэль. – Давай-ка помогу тебе помыться.
Он смотрел на Рейза с беспокойством. И снова при этих словах у Рейза словно что-то лопнуло в груди, но по крайней мере на этот раз он остался на ногах. Однако говорить он не мог, поэтому просто кивнул. Он понял, что дрожит. Единственное, что ему хотелось – почувствовать себя чистым.
Габриэль нежно вымыл его, и вскоре под воздействием теплой воды и бережного отношения Рейз оттаял настолько, что смог вернуть услугу. Габриэль позволил прикосновения, и Рейз изучал его тело мыльными пальцами – не будь он так вымотан, возбудился бы снова только от этого.
Решив, что они оба достаточно чистые, Габриэль выключил душ. Развернув Рейза, Габриэль осторожно прошелся полотенцем по его спине и ниже, к бедрам. Все ныло, и каждое прикосновение отзывалось вспышкой боли.
– Ты такой молодец, – сказал Габриэль, стирая последние капли воды. – Молодец, – погладив Рейза по спине кончиками пальцев, он отвернулся, чтобы повесить на место полотенце.
– Спасибо, – неуверенно отозвался Рейз.
Было странно слышать похвалу за то, что было, во-первых, сделано не нарочно, а во-вторых, отзывалось стыдом.
Вернувшись в комнату за одеждой, Рейз увидел на столе пустую упаковку и запоздало понял, что Габриэль, должно быть, воспользовался презервативом. Ну хотя бы один из них проявил осторожность.
Рейз ненавидел, что ему порой отшибало все мысли. Пока, впрочем, везло. Он швырнул упаковку в мусорное ведро, продолжая корить себя за легкомыслие. Шею саднило, и он провел пальцами по натертой коже.
– Не делай это без меня, – Габриэль стоял в дверном проеме, наблюдая за ним. – Я серьезно.
– Что… – от неожиданности Рейз смешался.
Габриэль пересек комнату и коснулся его шеи.
– Вот это, – сказал он. – С ремнем. Ты можешь навредить себе. Кто-нибудь может навредить тебе. Или того хуже. Понимаешь? – он хмурился.
Рейз медленно кивнул.
– Понимаю, – ответил он. – Я тебе говорил, я это больше ни с кем не делаю. Обычно даже сам с собой не делаю.
Кровь бросилась ему в лицо, и он отвел глаза.
– Знаю, – мягко сказал Габриэль и погладил его по щеке. – Это меня и беспокоит. Я не хочу, чтобы ты причинил себе вред, – он похлопывал Рейза по горячей щеке, пока не заставил его повернуть голову. – Понимаешь?
– Да, Габриэль.
Казалось, если щеки станут хоть немного горячее, то вспыхнут, как порох.
Оставив тему, Габриэль отошел и начал одеваться. Он приблизился к Рейзу, когда тот был уже почти одет, и сунул что-то в нагрудный карман его рубашки.
– Не оставляй надолго.
Когда Габриэль отвернулся, Рейз сообразил, что в кармане те самые зажимы, которые были у него на сосках. Под ложечкой засосало от стыда и желания. Он понял, что Габриэль хочет, чтобы он надевал их в одиночестве, пока мастурбирует, пока думает о Габриэле и всем том, что Габриэль с ним делал. Рейзу пришлось закусить губу, чтобы сдержать стон.
Едва он оправился, как Габриэль сунул ему в руку ремень, сжал пальцы поверх и предупреждающе хлопнул его по щеке.
– Я не шутил насчет осторожности.
– Я буду осторожен, – пообещал Рейз.
Он поднял на Габриэля глаза, и тот сурово посмотрел в ответ, а потом опять отвернулся. У Рейза дрожали руки, пока он вдевал ремень в шлевки, вспоминая все способы, которыми Габриэль использовал этот ремень, чтобы причинить ему боль. Рейз хотел узнать, когда они смогут сделать это снова – если смогут, но молчал, набрасывая пиджак на горящие плечи.
– Телефона у меня нет, – Габриэль, полностью одетый, стоял посреди комнаты, сунув руки в карманы. – По крайней мере, того, на который ты бы смог легко позвонить.
Непослушными руками Рейз вытащил визитку и серебряную ручку. Он написал номер своего личного мобильного, электронный адрес и рабочий телефон на обороте карточки и протянул ее Габриэлю. Прочитав написанное, Габриэль спрятал визитку в бумажник.
– Пойдет.
Рейз просто кивнул. Ну хотя бы так. Оставалось лишь ждать. Кажется, больше ничего он контролировать не мог. Впрочем, он переживет. Рейз почувствовал, будто снова медленно возвращается в реальный мир из-за стены, которую возвел перед собой, чтобы пережить предыдущие годы.
Рейз вышел первым, и Габриэль не попытался ни остановить его, ни заговорить. Он ощущал одновременно оцепенение и душевный подъем. Он считал шаги от двери, чтобы привести мысли в порядок, и досчитал до десяти, когда сзади послышались шаги. Осторожное прикосновение к ноющему плечу остановило его, и Рейз развернулся.
Габриэль так ничего и не сказал. Он просто взял его за отвороты пиджака и притянул к себе для поцелуя. Рейз заартачился от неожиданности, но потом ответил, положив руки Габриэль на бедра. Рот у Габриэля был мягкий, влажный и наполненный тысячей слов, в которые Рейз никогда бы не поверил, если б услышал. Однако вот так, когда Габриэль вкладывал их ему в рот губами, зубами и языком, Рейз мог и поверить. Наконец, Габриэль отстранился, в последний раз посмотрел на Рейза и ушел.
Возвращаться было не очень больно. Водитель читал в машине. При виде Рейза он отставил кофе и выскочил, чтобы открыть дверь. Устроившись на кожаном сиденье, Рейз вытянул ноги и закрыл глаза. Не стоило зацикливаться на мысли, насколько по-другому устроилась бы его жизнь, почувствуй он себя так в восемнадцать. Баюкая в кулаке пару зажимов с цепочкой, он лишь был благодарен, что чувствует это сейчас.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Aneex, ivanova, TashaBerg, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
09 Янв 2019 15:34 - 11 Янв 2019 00:36 #63 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 6/13 upd. 09.01.2019
Глава 9

После этого у Рейза не было больше причин оставаться в Майами. Он освободил номер в отеле и полетел обратно, просматривая по пути документы о разводе и прочие бумаги. Когда он вышел из самолета, было серо, холодно и дождливо. Под стать его настроению.
В огромном доме, по которому гуляло эхо, Рейз начал паковать вещи. Он мог бы нанять кого-нибудь для этого и позже, вероятно, так и сделает, но пока мысль о чужих руках на его вещах не прельщала. В телефонной беседе с агентом по продаже недвижимости он сказал, что не собирается ничего смотреть: не хотелось устраивать свистопляску с поисками нового жилища.
– Терпеть не могу, когда мои клиенты не глядя приобретают недвижимость, где намереваются проживать на постоянной основе, – заметила она.
– Шарлин, – Рейз начал сердиться. – Давай начистоту. Мой офис – вот где я проживаю на постоянной основе. Мне просто нужно место, куда можно поставить вещи и иногда приходить спать.
– Как насчет симпатичного домика вместо квартиры? – предложила она. – У меня как раз есть один на примете.
– Нужно что-то недалеко от центра, – Рейз осторожно завернул фотографию в пузырчатую пленку и уложил в коробку. – Мне уже неинтересно час до дома добираться. В любом случае, я слишком стар, чтобы играть в домики.
– Он недалеко, – заюлила Шарлин. – В историческом районе, за розовыми садами и парком. Большие деревья, гараж на три машины, ограда и охрана…
– Тогда почему его до сих пор никто не купил?
Если честно, Рейзу даже понравилось, как выглядит теперь гостиная. Чисто, аккуратно, все вещи в безопасности, плюс присутствует некая своеобразная эстетика в геометрической композиции ярусов коробок.
– Дом маловат для своей цены, – призналась Шарлин. – И над прилегающей территорией нужно поработать. Сейчас люди предпочитают покупать всё новое. Там даже садовый домик есть. Просто они уже достигли пределов расширения собственности. Местечко не выглядит особенно богатым, а ты ведь знаешь, как люди любят кичиться деньгами.
– Никогда не понимал, в чем удовольствие, – сухо отозвался Рейз.
– Это, наверное, потому, что ты и твоя семья практически воплощаете собой деньги, – парировала Шарлин. – Хотя бы съезди и взгляни, Рейз. Селить людей в подходящие дома – моя работа, и я думаю, этот тебе подходит.
– Ну вот, а я-то надеялся на бездушный голый пентхаус в индустриальном стиле, – проговорил Рейз полунасмешливо-полутоскливо. – Ну, знаешь, так я буду выглядеть достаточно богатым, чтобы оправдать отсутствие мебели, и смогу предаваться грустным размышлениям, глядя на город сверху, и жалеть себя за одиночество.
Он еще не закончил фразу, а Шарлин уже смеялась.
– Ладно, – выговорила она, когда обрела дар речи. – У меня таких в избытке, они сейчас ужасно популярны. Если в самом деле нужен пентхаус, я продам тебе ближайший к офису, но только после того, как ты посмотришь на дом, о котором я говорила.
– Если это не часть коварного плана, призванного меня с кем-нибудь познакомить, – с подозрением предупредил Рейз.
– Я бы никогда не задумала ничего подобного, – обиделась Шарлин.
– Еще как задумала бы, – не купился Рейз. – Для этого ведь и нужны друзья, так?
– Хорошо подмечено, – Шарлин рассмеялась, и Рейз услышал звяканье ключей. – Так ты выберешься во время ланча?
Рейз со вздохом смирился с необходимостью ехать и смотреть на дом перед тем, как получить нужную квартиру.
– Конечно, – сказал он. – Просто оставь адрес, я тебя там встречу.
Он понятия не имел, что будет делать с домом, но посмотреть-то можно. За показ денег не берут.

***

Шарлин была права. Дом оказался уютным, с классическими арочными проемами, паркетными полами и отвратительной изоляцией. На взгляд Рейза он был более чем просторным для одного, недостаточно – по стандартам высшего класса – большим для двоих и определенно не подходил для детей. Эхо, в отличие от громадины, которую он делил с Андреа, здесь не гуляло.
Территория утопала в деревьях, вьющихся растениях и разросшихся сверх всякой меры клумбах. Подпорные стены местами раскрошились, металлическая ограда проржавела, бассейн больше походил на болото, а садовый домик выглядел так, будто обрушится после следующего же достаточно сильного дождя.
Дом был слишком маленький и неудобный для запрошенной цены. Земля могла бы стоить порядочно, но зонирование не позволило бы распланировать участок по-другому. В лучшем случае город выкупит этот дом под какую-нибудь программу – сделает его историческим центром или чем-то в том духе. Отсюда даже приличного вида не открывалось, потому что дом приткнулся в поросшем деревьями конце парка, и окна выходили на узкую зеленую зону, огибающую новый городской центр культуры.
Действительно, если думать о недвижимом имуществе и вложениях, идея была неважной. Семью здесь не вырастишь и даже большую вечеринку не закатишь, хотя в длинной столовой можно было бы устроить ужин на десять-двенадцать гостей.
Рейз стоял между столовой и гостиной и размышлял, ощущая на себе взгляд Шарлин.
– Правила зонирования могут измениться в любой момент, – сказала она. – Это могло бы стать хорошим вложением.
Рейз рассмеялся.
– Сколько, говоришь, он в продаже?
– Лет пять, – у Шарлин забегали глаза. – Было бы очень здорово, если б мне удалось его продать. Да и тебе бы он пригодился. Такису жилье не нужно?
Не то чтобы Рейз не мог позволить себе купить этот дом. Не то чтобы его заботило, будут ли его деньги лежать здесь и зарастать плесенью, пока он думает, что делать с приобретением. Рейз провел пальцами по красивым встроенным книжным полкам в гостиной. Не будь здесь так уютно, принять решение было бы проще. Интересно, станет ли ему одиноко. Может быть, завести собаку? Он всегда очень хотел собаку.
– Тьфу ты, – проговорил Рейз. – Я и так уже захватил рынок необдуманных решений. – Он взглянул на Шарлин. – Я его беру. Только найди кого-нибудь, кто организует подрядные работы. Тут нужен ремонт.
Взвизгнув, Шарлин заключила его в объятия.
– Поздравляю, – сказала она. – Добро пожаловать домой.
Рейз тоже обнял ее, и лишь сейчас до него начало доходить, что он только что сделал.
– Ненавижу покупать мебель, – пробормотал он.
Временами жизнь становилась до смешного сложной.


***

Наконец, пришло время возвращаться в офис. Похоже, предоставленный сам себе, Рейз делал странные вещи, вроде покупки старого дома без малейшего понятия, что с ним делать, мыслей о приобретении велосипеда, на котором он ездил пару раз за всю жизнь, и размышлении о судьбе гитары, на которой он играл еще до рождения Такиса. Откровенно говоря, кажется, было безопаснее оставаться на работе. А то если позволить себе шататься без присмотра, того и гляди скоро сандалии наденешь.
Когда Рейз вышел из лифта, Аллен поднял голову и просиял.
– Сэр!
Он вскочил и просто стоял, заложив руки за спину и улыбаясь.
– Аллен, – Рейз понял, что в самом деле рад его видеть. – Ты сегодня выглядишь потрясающе.
Так оно и было: синий костюм и светло-серая рубашка безукоризненно оттеняли светлые волосы и голубые глаза Аллена.
К удивлению Рейза, щеки Аллена слегка порозовели.
– Спасибо, сэр, – последовала короткая пауза, пока Рейз шагал к кабинету. – Вы… вы забыли повязать галстук, сэр?
– Эээ, – Рейз задумался, машинально коснувшись шеи.
Должно быть, снял в машине и сам не заметил. Рубашка задевала потертости, оставленные кожаным ремнем сзади и сбоку на шее.
Габриэль как-то умудрился не оставить заметных следов спереди, где их могли бы легко разглядеть.
– В кармане, – Рейз с торжествующим видом выудил галстук и понял, что тот смехотворно немодный. – Господи, Аллен, как мне вообще разрешают самостоятельно одеваться?
– Уверен, вы бы смогли найти желающего сделать это за вас, сэр, – Аллен слегка кашлянул. – Если вы свободны, после обеда запланировано селекторное совещание с офисом на Западном побережье.
– Я свободен, – сказал Рейз. – Думаю, на работе безопаснее. Кажется, я случайно пошел и купил дом. Его нужно покрасить и обставить мебелью, – он начал повязывать галстук заново. – А еще я чуть было не купил велосипед. Даже не знаю, где продаются велосипеды, но я понял, что его у меня нет, и в тот момент идея показалась хорошей. Как и дом, – он замер и обеспокоенно взглянул на Аллена. – Как и женитьба на Андреа.
Аллен снова кашлянул и лукаво посмотрел на Рейза.
– Вы уверены, сэр?
Рейз немного подумал.
– Вообще, нет. Женитьба на Андреа казалась ужасной идеей уже тогда, просто капельку менее ужасной, чем необходимость выносить отца и его вопросы. Спасибо, Аллен. А теперь мне нужны обед и дизайнер интерьеров. А еще садовник.
– А как же велосипед, сэр?
Рейз вскинул глаза, пытаясь понять, поддразнивает ли его Аллен, но не разобрал.
– Думаю, я староват для велосипеда, – заметил он.
– Позвольте с вами не согласиться, – церемонно возразил Аллен. – Тайская кухня, сэр?
– Определенно. И спасибо тебе.
Рейз со вздохом опустился на стул, готовясь вернуться к работе. Вероятно, он усложнял себе жизнь, но зато чувствовал себя счастливее, чем за все прошедшие годы.
Аллен принес стопку отчетов и водрузил ее на стол.
– Знаете, сэр, – заговорщицки сообщил он, – велосипед – далеко не такая постоянная вещь, как татуировка.
– Ты смеешься надо мной, Аллен? – Рейз сумел изобразить суровый взгляд.
– Никогда, сэр, – Аллен хранил совершенно бесстрастное лицо. – Это в мои рабочие обязанности не входит.
С этими словами он важно удалился, оставив Рейза смеяться ему вслед.

***

Выбросить Габриэля из головы было нелегко. На самом деле, настолько нелегко, что Рейз даже порадовался, что поддался порыву и купил дом, требующий диких объемов работы. Еще до формальной покупки он провел несколько бессонных ночей, пакуя вещи в доме, который они когда-то делили с Андреа. Однако получив ключи, Рейз как-то вечером, уже затемно, обнаружил, что стоит в пустом фойе и пытается свыкнуться с мыслью, что отныне собирается тут жить.
Аллен оказал бесценную помощь, снабдив его стопками журналов по дизайну интерьеров и отделке домов. Уже много лет Рейзу не приходилось так много всего изучать. Во время международных перелетов он сравнивал образцы цветов и внимательно знакомился с последними веяниями моды в дизайне интерьеров.
– По-моему, я сошел с ума, – поведал он Мэгги, находясь в небе над Атлантическим океаном. – Я даже не знал, что бывает столько видов краски. Зачем мне вообще сдался дом?
– У тебя всегда дома были, Рейз, – возразила она. – Просто так вышло, что ты воспылал нездоровым интересом именно к этому, вот и всё. Думаю, тебе это на пользу.
– То же самое ты про тофу говорила, – напомнил Рейз.
В тот раз всё обернулось полной катастрофой.
– Ну, – принялась защищаться Мэгги. – Я тогда не знала, как его готовить. Теперь у меня гораздо лучше получается. И ты вполне себе любишь тофу.
– Да, – согласился Рейз. – Но это не просто дом, – он потянулся на кровати.
– Знаю, – в голосе Мэгги появились ободряющие нотки, и Рейз, как всегда, почувствовал себя глуповатым, осознав, что нуждается в ободрении. – Это всё, понимаю. Не переживай. Он тебе звонил?
Рейз сразу понял, о ком речь.
– Нет, – он потер лицо. – Прошло всего полторы недели. Он позвонит, когда захочет.
– Есть кто-то еще?
– Нет-нет, – выпалил Рейз. – Даже с ним все вышло случайно. В любом случае, мне сейчас не до этого. Я даже цвет гостиной выбрать не могу.
– Почему ты не поручишь это кому-нибудь другому?
– Может, потому, что я устал от ощущения, будто живу не своей жизнью? – Рейз как-то об этом не думал. – Или потому, что стараюсь отвлечься? В смысле, мне скоро компании покупать, да и ежеквартальные обзоры на носу, плюс как минимум один благотворительный ужин, только почему-то в последнее время я не могу на них сосредоточиться.
– Что ж, – задумчиво проговорила Мэгги, – может, тебе просто нужно покрасить дом? Не в каком-то там космическом или экзистенциальном смысле. Может, тебе просто надо что-нибудь сделать. В конце концов, ты не навредишь никому, если решишь покрасить свой собственный дом. Люди этим каждый день занимаются.
Она была права. Мэгги обычно бывала права и этим всегда нравилась Рейзу.
Он смотрел на панельный потолок и размышлял.
– Могу поспорить, Такис приедет и поможет тебе, если попросишь, – добавила Мэгги. – Он раньше красил дома между выступлениями. И у него неплохо получается. Иногда он помогает со строительными проектами, которые компания проводит каждое лето.
Сближающее общение. Можно записать прихоть потратить время на покраску собственного дома как сближающее общение с сыном. Внутреннего критика это решение временно угомонило.
– Можно и позвонить, – нерешительно проговорил Рейз.
– В смысле, самому, а не попросить Аллена? – мягко поддразнила Мэгги.
Рейз ощутил, как вспыхнули щеки.
– Я это заслужил. Да, в смысле я сам ему позвоню.
– Он будет в восторге, – сказала Мэгги. – Я его даже предупреждать не стану.
– Как только вернусь, позвоню, – пообещал Рейз. – Мэгги, я просто хочу всё сделать правильно.
– Я знаю, малыш, – даже сквозь тысячи миль и много лет она могла утешить его. – Ты всегда этого хотел.

***

Как только дом прошел проверку и профессиональную уборку, Рейз решил, что время выезжать из старого жилища. Он побросал кое-как уложенные чемоданы и вешалки, шелестящие мешками для химчистки, в машину, выехал в город и направился к самому центру. Автоматика во входных воротах еще не работала, так что ему пришлось остановить машину на улице и открывать большие стальные ворота вручную.
Добравшись до дома, он заволок внутрь охапки костюмов, рубашек и брюк и развесил их в гардеробной в хозяйской спальне. Факт отсутствия мебели его ни капли не смутил, но все же подумалось, что спать где-то надо. Стоя в центре пустой спальни, Рейз оглядел паркет и потянулся за телефоном.
– Аллен, – сказал он, как только на той стороне подняли трубку. – Мне нужна кровать.
– Простите, – отозвался кто-то. – Это не Аллен.
Какого черта? Рейз взглянул на экран: номер принадлежал Аллену. Он понял, что на заднем плане играет музыка.
– Могу я с ним поговорить?
– Ты что, ответил по моему телефону? – послышался в отдалении голос Аллена, вслед за чем что-то зашуршало и голос прозвучал уже четче. – Алло?
– Аллен, – проговорил Рейз, потом посмотрел на часы и сообразил, что сейчас шесть вечера субботы. – Прости, я забыл, что сегодня суббота.
– Сэр, – Аллен все равно был рад его слышать, судя по тону. – Все нормально. Что вы хотели?
– Кровать, – Рейз медленно развернулся вокруг своей оси, пытаясь сообразить, куда можно поставить кровать и какого размера она должна быть. – Кажется, когда-то я планировал такие вещи заранее, – добавил он, по большей части сам для себя.
Аллен рассмеялся и заметил:
– Вероятно, вам стоит обратиться в магазин.
– Ну, мне нравилась та, что стояла в старом доме, – Рейз чувствовал себя ужасно глупо. – Ты мне ее разве не заказывал?
– Заказывал, – терпеливо согласился Аллен. – Но ее и делали на заказ. Доставили недель через шесть, не меньше.
– У меня не очень хорошо всё это получается, – Рейз взъерошил волосы и понял, что сложностей оказалось больше, чем он ожидал.
– Не переживайте, сэр, – послышался хлопок двери, и музыка стихла. – Полагаю, кровать из старого дома вы не захотите, – Рейз услышал знакомые звуки колесика зажигалки. – И я вас за это не виню, сэр. Могу организовать временную замену.
Немного подумав, Рейз решил, что ему, пожалуй, нравится диван из кабинета. Если память его не подводила, этот диван раскладывался в кровать, просто ни разу не довелось этого делать. Но это явно не проблема Аллена. Рейз позвонил ему инстинктивно: он всегда звонил Аллену по рабочим вопросам, в любой день недели и время суток. Но нынешняя проблема не имела отношения к работе. В жизни Рейза было немного того, что бы не имело отношения к работе.
– Мне не стоило звонить, – сказал Рейз. – Уверен, я что-нибудь придумаю.
– Нет, – поспешно возразил Аллен. – Честно, я не против.
– Это едва ли входит в твои должностные обязанности, – указал Рейз.
– Тогда, вероятно, вам стоит изменить мои должностные обязанности, – не сдавался Аллен. – Слушайте, я на днях был в центре и видел кое-что, что вам может приглянуться. Если не понравится, всегда можно вернуть. Я позвоню в магазин и закажу доставку. А вы пока попробуйте заняться покупками. Ну, постельного белья и тому подобного.
Затея казалась чересчур авантюрной, но Рейз был не против попробовать.
– Разумно, – согласился он. – Если не возражаешь.
– Это всего лишь телефонный звонок, – сказал Аллен.
Рейз знал, что спорить с ним о таких вещах не стоит и пытаться: как-то так получалось, что Аллен всегда выходил победителем.
– Спасибо, Аллен.
Было некоторое утешение и облегчение в осознании того, что не придется лавировать в этой штуке под названием «реальная жизнь» в одиночку.
– Тогда я возьмусь за покупки.
– Простыни кинг-сайз, – напомнил Аллен. – Думаю, я смогу вам довериться в выборе достаточно высокой плотности ткани. Я в вас верю.
– Я это очень ценю, Аллен, – сухо отозвался Рейз. – Если не появлюсь в понедельник, высылай поисковую экспедицию.

***

К счастью, поисковая экспедиция не понадобилась. К десяти вечера Рейз уютно раскинулся на новой кровати с подбитой кожей передней спинкой, вооружившись китайской едой на вынос и лэптопом. Он даже осмелился позвонить Такису, но попал на голосовую почту. Не зная, что делать, Рейз ограничился тем, что оставил новый адрес.
Когда раздался телефонный звонок, он ждал ответа от Такиса, поэтому на экран не посмотрел.
– Привет, – выговорил он с набитым курицей гунбао ртом.
– Рейз?
Это был Габриэль, не Такис. Рейз схватил наполовину опустевшую бутылку пива и запил еду, чтобы не подавиться.
– Габриэль, – он так изумился, что понятия не имел, что сказать. – Рад слышать тебя.
Это была не только правда, но и единственное, что ему пришло в голову.
– Мне нужно вернуться в город, – без обиняков сообщил Габриэль. – Я пробуду здесь несколько дней.
– Если найдешь время, – выдавил Рейз, чувствуя себя оцепеневшим и неуверенным, – я могу освободить окно в расписании.
– Просто скажи, где тебя искать. Я подъеду, если будет время.
От мысли, что Габриэль будет настолько близко, по коже побежали мурашки. У Рейза так хорошо получалось выбрасывать Габриэля из головы. Он изо всех сил не вспоминал, как они были вместе в Майами. Эмоции все равно захлестывали его каждый раз, когда приходилось надевать ремень, но он боялся, что сойдет с ума, если станет думать об этом слишком много.
– В любое время, – сказал Рейз. – Я только что купил новый дом. Дам тебе адрес, если не захочешь подъехать к офису. Я буду здесь на выходных и по вечерам, – и он скороговоркой выпалил название улицы и номер дома.
– Не думаю, что мне стоит подъезжать к офису, – безучастно заметил Габриэль.
Слова показались пощечиной, и Рейз подумал, что, наверное, заслужил ее, разбередив старые раны – нарочно или нет.
– Разумеется, – быстро сказал он. – Приезжай, когда захочешь.
Его бросило в жар, сердце билось слишком быстро. Он слишком стар для таких вещей.
– Приеду.
Габриэль завершил вызов, а Рейз остался сидеть на кровати, ошеломленный и растерянный.
Он методично доел ужин и выбросил одноразовую посуду, потом начал готовиться ко сну: принял душ и натянул пижамные штаны, которые вытащил из чемодана, пока искал расческу и зубную щетку. В ванной свет отразился от чего-то металлического на дне чемодана. Рейз не понял, что это, а когда выудил вещицу, она оказалась зажимами с цепочкой, которые Габриэль дал ему в Майами.
Рейз попытался даже не думать о том, куда их цепляли. Желание обрушилось на него прибойной волной. Он так соскучился по Габриэлю. Он-то, по сути, и права не имел скучать, но ничего не мог с собой поделать. Все, что он мог, это спрятать образ Габриэля подальше, чтобы не мешал повседневной жизни, и пытаться не засыпать слишком глубоко, чтобы этот образ не проскальзывал в его сны. Посмотрев на себя в зеркало, Рейз увидел темные круги под глазами и понял, что похудел. И даже этого не заметил.
Обмотав цепочку вокруг пальцев, он вернулся в кровать, словно в тумане. Лег на спину, уставившись в потолок. Что он с собой делает? Продолжает переворачивать собственную жизнь вверх тормашками, будто хаос отвлечет его от того, что она разваливается на части.
Но что бы Рейз ни делал, он всегда возвращался к правде. Он хочет Габриэля, хочет боли, хочет упасть на колени. Он уже не ненавидел себя за это так сильно, но это не значило, что он знал, что с этим делать. Рейз потер веки основаниями ладоней. Ну почему Габриэль не заехал вечером? Его визит отвлек бы Рейза от мыслей, от этого ощущения падения.
Именно этого не хотел Габриэль. Габриэль не хотел становиться для Рейза средством облегчить боль осознания того, кем он является, или давление жизни, которую ему повезло вести. Габриэль хотел быть собой, человеком, который, кажется, испытывал нужду причинять боль и доминировать так же, как Рейз – испытывать боль и подчиняться. Рейз вспомнил неуверенность человека, который сидел напротив него в баре, боль человека, который отвернулся от него у бассейна.
Он не хотел быть как все те, кто так и не разглядел этого человека. Рейз не хотел быть – пришло осознание – как отец, который желал только того, за что платил, без последствий и человечности. Больше, чем спрятаться, он хотел Габриэля, хотел узнать его изнутри, хотел чего-то настоящего с кем-нибудь, с кем угодно, кто захочет чего-то настоящего с ним.
Рейз сел на постели и посмотрел на зажимы, как они поблескивают в мерцании монитора лэптопа. Осторожно опустив их на клавиатуру, он поднялся и отыскал в гардеробной ремень, который был на нем в квартире Габриэля в тот первый раз. Пропустил ремень сквозь пальцы – гладкий на одной стороне и замшевый на другой. Собственный стон застал его врасплох.
На обратном пути к кровати у него уже стояло – член натягивал свободную ткань пижамных штанов. Они мешали, так что Рейз распустил завязки, перешагнул через соскользнувшие на пол штаны и забрался в постель. Прохлада простыни пустила по коже мурашки, Рейз вздрогнул, раскинувшись среди подушек. В светло-голубом сиянии монитора он опустил взгляд на собственное тело, заметил, как дернулись мышцы, стоило ему провести ремнем по бедру.
Следы на внутренней стороне бедер превратились в синяки, все еще заметные на коже. На несколько дней мытье превратилось в ад: он возбуждался каждый раз, но привычка отказывать себе во всем была так сильна, что он просто не мог отбросить ее. Теперь с осознанием того, что Габриэль будет близко, что они снова смогут встретиться, было легче. И потом, кем его делает то, что он видит в Габриэле лишь средство к достижению цели?
Габриэль разбудил его, однако он не обязан держать Рейза в мире бодрствующих. Рейз провел холодным ремнем над членом и увидел, как машинально сокращаются мышцы. Только сам Рейз мог сделать это – сделать себя целым. Он хотел сделать что-нибудь, чтобы они стали равны. Он пообещал Габриэлю, что будет осторожен, а не что не будет делать ничего вообще.
Зажимы с цепочкой поблескивали на клавиатуре, и Рейз поднял их. Он даже не позволял себе подумать о значимости подарка после того, как получил его. Это было нечестно по отношению к Габриэлю, который в последнюю очередь стал бы дарить что-нибудь человеку, так напоминающему тех, кого он презирал. Зажимы покачивались, цепочка обвивала пальцы. Габриэль подразумевал не только подарок или напоминание, но и позволение.
Он повел ладонь сверху вниз, думая о том, что делал с Габриэлем, вспоминая, что нравилось Габриэлю. Габриэль был разнузданным и запыхавшимся, оседлав Рейза и осторожно придушив его – дразнил, причинял боль. Рейз содрогнулся и коснулся зажимом соска, глядя, как тот твердеет. Интересно, как тогда выглядело лицо Габриэля? Было ли на нем выражение неприкрытой нужды? От одной мысли Рейз тихо застонал. Он решил не сдерживаться: тут никого нет, а Габриэлю нравилось слышать его.
– Габриэль, – пробормотал он.
Рейз оттянул сосок и выкручивал его, пока не прошила дрожь, потом медленно замкнул на нем зажим. Тупые зубцы впились в кожу, и он застонал снова, задышал чаще. К тому времени, как зажим сжал другой сосок, он уже хватал воздух ртом. Когда Рейз потянул за цепочку и его обожгло болью, бедра вскинулись сами по себе.
Рейз скользнул ладонями по груди и животу вниз, не дотрагиваясь до члена, покачал в ладони яйца. Воспоминания о щелчках ремня по ним вызвали одновременно возбуждение и тошноту.
Другой такой боли нет. Он взял ремень и широко развел ноги. Нанести подобный удар с такого угла будет почти невозможно, он не сможет причинить себе боль даже при желании. Но и хорошо замахнуться, чтобы хлестнуть по чувствительным бедрам, не получалось тоже. Надо было раздобыть что-то, что обеспечило бы чувствительный удар при коротком замахе. Боже, ну почему он не позаботился об этом заранее?
Он впился ногтями во внутреннюю поверхность бедра и вздрогнул. Недостаточно. Иногда казалось, что всей боли в мире недостаточно для него. Нарастающая боль в сосках была крохотной каплей в море, в котором он так нуждался. Он так хотел, чтобы кто-нибудь сделал ему больно.
Рейз заскулил только от осознания этого. Он тянул цепочку, пока не прогнулся в спине и не ощутил, будто кожа вот-вот разойдется под зубцами.
– Пожалуйста, – проскулил он.
Проклятье, мольбы заводили. Он не видел Габриэля слишком давно. Внезапно ему подумалось, что Габриэль, вероятно, испытывает те же переживания. У него перехватило дыхание, но в следующий момент пришел страх, что они как-то разминутся, и он начал задыхаться от ужаса.
– Габриэль, пожалуйста.
«Пожалуйста, возвращайся».
Рейз обхватил член и начал дрочить, запустив пальцы свободной руки в волосы, чтобы заставить себя запрокинуть голову. Габриэль должен вернуться. Им было так хорошо вместе. Как Габриэль придавил его своим весом, как толкался в него… страх смыло волной страсти. Рейз дернулся и застонал в голос.
Он хотел, чтобы Габриэль пришел сюда и помог ему кончить. Фантазия о том, как Габриэль войдет, ударит его по лицу, жестко выкрутит цепочку – Рейз имитировал движение и ахнул от горячей пронзительной боли – получилась очень яркой.
Рейз хотел ощутить ремень на коже, услышать звук удара, чтобы острые края оставили кровавые рубцы на бедрах. Он вцепился в ремень, вспоминая, как, с этим самым ремнем вокруг шеи, ощущал одновременно ужас и защищенность, как будто Габриэль владел им целиком, вплоть до дыхания. Член уже был скользким от предсеменной жидкости, и Рейз обвил ремень вокруг него – два витка, три, грубый край впился в тонкую натянутую кожу.
Прижимая ремень к члену, Рейз продолжил дрочить, заскулив от боли после первой пары движений. Бедра подавались вверх, толкая его навстречу боли сильнее, быстрее. Из горла рвались те же звуки, которые вырывал у него Габриэль – странные животные звуки наслаждения.
– Трахни меня.
Он так отчаянно хотел почувствовать Габриэля на себе, в себе. Он лишь желал, чтобы Габриэль использовал его для своего удовольствия, даже если будет смотреть, не дотрагиваясь. Он сжал кулак сильнее, воображая, что Габриэль стоит в дверях и наблюдает.
Уставившись невидящими глазами в темноту, Рейз выгнулся в собственную ладонь. В мыслях он смотрел, как Габриэль поглаживает свой совершенный член, сводя Рейза с ума.
Кончи для меня.
А черт, Габриэль иногда звучал таким сломленным, особенно на пороге оргазма.
Напряженное тело трясло на самой грани. Рейз осознал, что звуки, срывающиеся с его губ – имя Габриэля.
Он выгнулся, кончая, запрокинув голову и приподняв бедра, бормотал имя Габриэля и продолжал сжимать ремень вокруг члена. Он будто сгорал, и ему было мало. Он хотел еще. Когда он увидит Габриэля, то упадет на колени, будет целовать его ноги и умолять.
Дрожа, Рейз обмяк на кровати. Надо прекратить отказывать себе в этом. Отбросив ремень, он поднес руку ко рту и облизал ее. Когда он освободил соски, кровь вернулась в ноющую плоть и от боли на глазах выступили слезы. Ему было так хорошо, но по-прежнему очень одиноко.
И все же настроение стало лучше, чем раньше. Рейз поднялся, чувствуя слабость в ногах и свой возраст. В двадцать пять было бы легче. В ванной он вернул зажимы на прежнее место – на этот раз он о них не забудет. По крайней мере, у него была хоть какая-то гарантия снова увидеть Габриэля.
Душ вызвал очередной рой воспоминаний. Давай-ка помогу тебе помыться. От этого до сих пор дрожали руки и плыло перед глазами. Сморгнув пелену, Рейз посмотрел в глаза своему отражению, и в ответ на него взглянул усталый мужчина, немолодой мужчина, но ничего отвратительного в этом не было. Просто что-то человеческое.
Намочив мочалку в горячей воде, Рейз принялся мыться. Этому тоже научил его Габриэль: никаких щеток и дезинфицирующих средств, только теплая вода и мягкая мочалка, щадящие кожу. Рейз вымылся, споласкивая мочалку каждый раз, когда та становилась холодной, хотя в этом, в общем-то, не нуждался.
Выйдя из душа, Рейз прибрал вещи, снова натянул пижамные штаны, закрыл лэптоп и улегся. Лучше быть одиноким, чем не быть вообще. Он подтянул к груди подушку, чтобы можно было свернуться вокруг нее клубком, и закрыл глаза.
У него долго не получалось заснуть. Дом был полон странных звуков: ветки задевали крышу, ветер свистел в окнах и трубах, стены потрескивали от резкого спада температуры (Рейз порадовался, что купил уйму пуховых одеял).
Он подтянул одеяла до подбородка и почувствовал себя ребенком, впервые спящим в собственной постели. Наконец, усталость и желание поскорее встретить новый день убаюкали его.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: Калле, SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Mishel_7, Aneex, Byaka, Лисавета, verle69, TashaBerg, blekscat, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Жменька
  • Жменька аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Лягушка путешественница
Больше
10 Янв 2019 15:33 #64 от Жменька
Жменька ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 6/13 upd. 09.01.2019
Ого, сколько глав сразу новых переведено :bunny:
Кана Го, спасибо огромное и с почином вас  :frower:  :pocelui:

ЖИЗНЬ ХОРОША И ЖИТЬ ХОРОШО.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • SvetВладимировна
  • SvetВладимировна аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
10 Янв 2019 15:59 #65 от SvetВладимировна
SvetВладимировна ответил в теме Эна Кроу "Неравные"
:kneel:  :kneel:  :kneel:  :drool:  :drool:  :drool:  :drool:  :happy:
даааааааааа
дададададдададдаааааааааааааааааааааааа
спасибо!

Трудный народ эти женщины! ©

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Янв 2019 00:03 #66 от verle69
verle69 ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
:cuffs: Дождались!Ооооо, спасибо большое!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
11 Янв 2019 00:39 #67 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
Жменька, SvetВладимировна, verle69
Спасибо, что читаете!

Твори! Или хотя бы вытворяй...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Янв 2019 11:31 - 11 Янв 2019 11:34 #68 от verle69
verle69 ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
:
:umir: Столько ждали и такой сюрприз! Огромное вам благодарность. :cuffs:
Поблагодарили: Кана Го

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
11 Янв 2019 21:56 #69 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
Глава 10

Рейз проснулся от непривычного звука: кто-то колотил в дверь. Покопавшись в чемодане, он выудил халат, накинул его поверх штанов и, застегивая пуговицы, поспешил к двери. Габриэль? Он не знал, кого еще можно ждать. Любой другой бы предварительно позвонил.
– Папа!
На пороге стоял взъерошенный Такис с кофе и пончиками. Он явно не умывался и не брился, волосы торчали во все стороны, но улыбался он ослепительно.
– Сюрприз!
Рейз просто моргал, потом тряхнул головой, приходя в себя.
– Такис.
Какой бы неожиданностью ни было для него появление сына, но волна просто невероятной радости стала еще большей неожиданностью. Такую же радость он ощущал, когда Такис был маленьким и мчался к двери, когда Рейз возвращался с работы.
– Заходи, – Рейз отступил, пропуская сына.
– Я приехал послушать новые группы, – объяснил Такис. – Потом получил твое сообщение. Я подумал, можно позвонить, а можно заявиться просто так. Чувак. Ты купил дом.
– Ну надо же было чем-то занять время, – суховато отозвался Рейз. – Ты ведь знаешь, что бывает, стоит мне остаться без присмотра. Либо дом куплю, либо снова женюсь. Пойдем, кухня там.
Через пустой дом он повел Такиса в кухню. С людьми дом казался еще более сиротливым.
– Неплохо, пап, – сказал Такис. – За покупками еще никого не отправил?
Он поставил кофе и пончики на кухонную стойку, стянул пончик и умудрился откусить больше половины за раз. Рейз вздохнул про себя, но промолчал.
– Вообще-то, – признался он, – я подумывал заняться этим самостоятельно. Спешить некуда, и потом, это же я собираюсь тут жить. Сперва дом нужно покрасить.
– Серьезно? – из-за набитого пончиком рта прозвучало это слегка невнятно. – Круто. Можно пойти купить краску, – Такис взглянул на часы, – минут через пятнадцать.
– Пятнадцать? – Рейз поднял свой стакан и глотнул: кофе ему сегодня определенно пригодится.
– Ага. Мы можем пойти и купить краску. Совершенно самостоятельно, – Такис подошел к большим окнам, выходящим в заросший сад. – Чувак, тебе просто необходима газонокосилка.
– Но я не могу определиться с цветом.
Рейз осмелился выбрать пончик и откусил кусочек. Свежий, посыпанный сахарной пудрой, с мягкой начинкой – пончик оказался вкуснее, чем он помнил.
– Я куплю газонокосилку после того, как найму садовника.
– Ну так выбери нейтральный цвет. Кремовый, нежно-бежевый или даже белый. Для всего дома целиком. Полы и отделка будут выглядеть выразительнее, и ты сможешь повесить всякие картины.
Такис смотрел на Рейза так, будто подобные вещи должен знать любой детсадовец.
– Может быть, – Рейз откусил еще кусок пончика. – Но тот дом был весь белый.
– Если не понравится, всегда можно перекрасить, – заметил Такис. – Пап, это всего лишь краска. Не обязательно чтобы постоянно с первого раза все получалось.
Это стало для Рейза в некотором роде открытием.
– Мне нравится зеленый, – задумчиво сказал он.
– Мне тоже, – подхватил Такис. – Давай мы просто пойдем и всё купим. Если получится фигня, перекрасим заново.
«Мы».
Рейз был готов выкрасить дом хоть в розовый, лишь бы вместе с Такисом.
– Хорошо, давай купим краску. А что с мебелью?
– Потом, – Такис указал на коробку. – Кинь-ка мне шоколадный.
«Кинь…»
Рейз сдался, неохотно выковырял из коробки шоколадный пончик и бросил его сыну. Тот поймал пончик на ладонь.
– Спасибо. Тебе надо посоветоваться насчет мебели с мамой или, может быть, с Алленом.
– Я сам могу, – Рейз старался, чтобы фраза не прозвучала слишком по-детски, но не преуспел.
– В таком случае дом может получиться забавным, – сказал Такис и пихнул в рот половину пончика.
Он устроился у окна и взглянул на Рейза, подстрекая его высказаться насчет подобной манеры поедания пончиков.
– Тебе вовсе не обязательно приезжать в гости, – парировал Рейз, хотя это было последнее, чего бы он хотел.
– Надо же и поржать иногда, – Такис отхлебнул кофе и сверкнул глазами над чашкой. – А что будешь делать с той хибаркой перед домом?
– Шарлин сказала, что домик можно снести, зонирование его не защищает. Но я думал его починить.
Рейзу не хотелось рушить свою собственность, ему всё нравилось, как есть. Даже удивительно, как быстро он ко всему тут привязался.
– Неплохо, если кого-нибудь пригласишь, но захочешь уединения, – бесстрастно проговорил Такис.
– Наверное, – привалившись к стойке, Рейз смотрел на сына и пытался не улыбаться, видя, как тот старательно таращится в окно, будто ему все равно. – А что, знаешь кого-нибудь, кто мог бы наведываться время от времени?
Такис только плечами пожал, уставившись на кофе. Сжалившись, Рейз отставил стакан, приблизился и положил ладонь Такису на плечо. Такис все еще на него не смотрел.
– А я знаю, – проговорил Рейз.
Наклонившись, он поцеловал Такиса в макушку, не обращая внимания на грязные волосы. Он очень давно не целовал сына.
– Если хочешь. В любое время. Можешь даже сам выбрать мебель, чтобы не пришлось слишком сильно смеяться.
Такис прижался плечом к бедру Рейза, а головой – к его боку.
– Спасибо, папочка, – тихо сказал он.
– Обращайся, – Рейз постоял минуту, поглаживая Такиса по грязным, жестким от пота волосам. – Пойду оденусь. Хочешь принять душ? Могу одолжить одежду.
– Я все равно опять испачкаюсь, пока буду красить, – Такис выпрямился и взглянул на Рейза. – Попозже. Ты не против?
– Нет, – Рейз взлохматил ему волосы еще больше, если это вообще было возможно, и направился к себе. – Осматривайся. Ключи от садового домика около входной двери.
– Осмотрю свою берлогу. Проверю, влезет ли куда-нибудь плоский экран на пятьдесят два дюйма.
Рейз услышал скрип отодвигаемого стула и грохот ботинок. Ну разумеется, большой телевизор просто необходим парню в его возрасте. Рейз негромко рассмеялся. Надо подумать о звукоизоляции: Такис наверняка будет приглашать группы на репетиции между семестрами.
Улыбка сына – лучшее в мире зрелище. Так было, когда Такис был младенцем, когда был ребенком, так оставалось и сейчас. Что поражало Рейза, так это как его улыбка не изменилась. Возможно, Рейз хорошо поработал, когда Такис был маленьким, до тех пор, пока они с Мэгги не разошлись, когда сыну было десять, но Мэгги потрудилась лучше Рейза над тем, чтобы эта улыбка осталась прежней.
Разыскав единственную пару джинсов и футболку – та была дизайнерская, и купил ее Рейз почти случайно, главным образом, чтобы отвязаться от продавца, но сойдет – Рейз понял, что очень хочет встретиться с Мэгги. Вероятно, скоро у них получится.
Интересно, когда это он сделался таким компанейским?
Рейз застегнул джинсы, увидел, что они великоваты, и бездумно схватил любимый ремень.
Ощущение кожи в руках отдалось в животе, дыхание сбилось. Вот когда это случилось. Когда появился Габриэль и перевернул его жизнь. Рейз провел большим пальцем по гладкому ремню и вздохнул от удовольствия. Потом начал заправлять ремень в шлевки.
Перевернутой жизнь оказалась лучше.

***

Весь дом был выстелен пластиковой пленкой. Такис настоял на том, чтобы начать красить с комнаты Рейза.
– Тебе здесь жить, пап. Надо начать с твоей комнаты. Эй, классная кровать. Роскошная. Пора вздремнуть!
С этими словами он рухнул поперек кровати и лежал, пока Рейз не накрыл пленкой и его. Отплевываясь, Такис поднялся, чтобы помочь с подготовкой.
К обеду комната целиком была выкрашена в серовато-зеленый.
– А что на обед? – Рейз отнес валики в раковину.
Он страшился ответа, но все еще отбывал испытательный срок после случая с трастовым фондом и всех тех лет, в течение которых отказывался ходить на выступления сына, чтобы не поощрять того «тратить жизнь впустую». Вот же старый идиот. Рейзу было стыдно за себя, и он готовился принять наказание как мужчина.
– Пицца, – весело ответил Такис. – И пиво. Я могу за ними смотаться, – он бросил вкладыши от поддонов для краски в мусорное ведро. – Твоему новому дому необходимо пиво.
– Я дам деньги, – Рейз подвинулся, чтобы Такис мог вымыть руки.
Он искал бумажник, когда в дверь постучали.
Звук громко разнесся по пустому дому.
– Я открою, – крикнул Такис.
Рейз сунул бумажник в карман и уже возвращался в кухню, когда понял, кто, скорее всего, окажется за дверью. От всплеска страха, стыда и адреналина его замутило, ладони взмокли. Рейз сделал медленный вдох и направился к двери. Ему даже в голову не пришло, что он сейчас потный, заляпанный краской и босой – обуви, которую не жалко было испачкать, не нашлось.
– Пап, это тебя, – Такис широко улыбнулся ему. – Пойду за ключами.
Габриэль выглядел превосходно. Солнечные лучи путались у него в волосах, как в Майами, но сейчас он был одет в костюм, который мог бы потягаться с одеждой из гардероба Рейза – темно-коричневый, с нежно-зеленой рубашкой. Он выглядел уютно и элегантно.
– Привет, – Габриэль сдвинул темные очки на лоб, и Рейз увидел какими зелеными стали его глаза, оттененные рубашкой. – Я проезжал неподалеку.
– Заходи, – Рейз сунул руки в карманы, чтобы не дотронуться до Габриэля и не выдать их дрожь. – Рад тебя видеть.
– Не знал, что у тебя гости, – Габриэль ступил в дом. – Может, мне стоит зайти попозже?
Выражение лица у него оставалось невозмутимым, но с хитринкой.
Рейз не сразу сообразил, к чему он клонит.
– О, нет, – он замотал головой.
Такис вприпрыжку вернулся обратно. Рейз посмотрел на сына глазами незнакомца – долговязый, но широкоплечий, с непокорными темными волосами, ясными глазами и замечательной улыбкой.
– Мой сын Такис, – представил его Рейз. – Такис, это Габриэль.
Такис притормозил достаточно для того, чтобы протянуть Габриэлю руку.
– Привет, чувак. Приятно познакомиться.
Габриэль замер от неожиданности, потом пришел в себя и пожал Такису руку.
– Габриэль Черитон. Взаимно. Не хочу тебя выставлять.
– Не, я только за пиццей и пивом слетаю. Умираю есть хочу. Этот старикан натуральный рабовладелец, – Такис хлопнул Рейза по спине. – Я побольше возьму. Увидимся.
– Осторожнее за рулем.
Слова вылетели прежде, чем Рейз сумел сдержаться, а Такис выскочил за дверь и сбежал по ступеням. Рейз поймал дверь, пока та не грохнула о косяк, и виновато улыбнулся Габриэлю.
– Он объявился утром. Всю ночь провел на какой-то тусовке в городе и никак не успокоится.
– Никогда не думал о тебе, как о примерном папаше, – заметил Габриэль.
Он все еще выглядел слегка смущенным и вертел в пальцах ключи, сам того не замечая.
– Не такой уж я и примерный, – признался Рейз. – Но я над этим работаю, – он позволил себе окинуть Габриэля взглядом, подмечая каждую деталь. – Как ты?
– Хорошо, – Габриэль крутнул брелок по колечку, и ключи зазвенели. – А ты?
– Неплохо. Правда, принимаю импульсивные решения, – Рейз указал на комнаты вокруг себя. – Но это хотя бы всего лишь дом, так?
– Всего лишь смехотворно дорогой дом, – добавил Габриэль. – Уплаченных денег он не стоит, разве что ты задумал глобальную перепланировку территории.
В его глазах светился намек на вызов, и он слегка вздернул подбородок в ответ на растерянный взгляд Рейза.
– Стал бы я его красить, если б собирался снести? – Рейз развел руками, предлагая взглянуть на себя.
– Логично, – Габриэль улыбнулся одними уголками губ. – У тебя краска в волосах… и на руке… и… – он жестом обвел Рейза с головы до пяток.
– Такис пытался окрестить меня в цвет спальни, – Рейз слегка покраснел, осознавая, за каким ребяческим занятием его поймали, и потер подбородок, уставившись на забрызганные краской ноги. – Он достал меня пару раз, прежде чем я преподал ему урок. Кажется, мои родительские обязанности еще в силе.
Урок заключался в увесистом шлепке кистью пониже спины и хорошей щекотке. Такис ужасно боялся щекотки – с самого детства.
– Неплохой цвет, тебе идет.
Подняв глаза, Рейз увидел, что Габриэль улыбается уже по-настоящему.
– Спасибо, – от этой улыбки стало тепло. – Зайдешь? Мы еще не весь кофе выпили.
В отделе бытовой техники Такис кинул в тележку кофеварку и настоял на том, чтобы на обратном пути прикупить «чего-нибудь классного». Теперь у Рейза имелся приобретенный в кофейне набор кружек, который больше подошел бы Мэгги. Его жилище быстро превращалось в дом.
– Я не хочу вам мешать, – Габриэль оглянулся через плечо туда, куда ушел Такис.
– Он не скоро вернется, – сказал Рейз. – Магазин с органическим пивом в другом конце центра.
Он кивнул в сторону кухни, сделал несколько шагов и оглянулся проверить, следует ли за ним Габриэль.
Габриэль не отставал.
– Органическое пиво и пицца? – недоверчиво уточнил он.
– Пицца не органическая. Думаю, в ней в основном жир. Что касается пива, ну, мать внушила ему странные идеи, – Рейз достал кружку и налил Габриэлю кофе. – Я не жалуюсь. Мне приходится есть то, что хочет он. Это наказание, которое он придумал лет в одиннадцать, чтобы попытаться излечить меня от плохих привычек вроде ухода из кинотеатра, чтобы ответить на деловой звонок. Я терпеть не могу жирную еду, а он ее обожает.
– Несладкий, – сказал Габриэль, когда Рейз потянулся за органическим тростниковым сахаром местного производства. – Спасибо. Ты не шутил, когда говорил, что до примерного папаши не дотягиваешь.
– Не шутил, – Рейз налил себе еще чашку. – Мне повезло, что я не заработал инфаркт после всего того, что он заставлял меня есть. Надеюсь, я больше никогда в жизни не увижу корн-дог.
Габриэль чуть было не подавился кофе, но отдышался и прыснул от смеха.
– Что?
Габриэль отодвинул чашку и привалился к стойке, все еще смеясь.
– Ох ты господи… – он потер глаза. – Каждый раз, когда я думаю, что раскусил тебя… Корн-доги. Ты просто… – он махнул рукой в сторону Рейза.
– Ты думал, что я собираюсь снести этот дом, – до Рейза начало медленно доходить. – И что Такис – моя интрижка на стороне. У меня, кстати, никого другого нет, а если б и был, я не стал бы его звать, зная, что ты можешь зайти. И ты считаешь, что я такой же, как остальные, все эти мужчины, которых ты презираешь. Ничего страшного. Ты не так уж далек от истины.
Габриэль медленно покачал головой.
– Сейчас ты не такой. Не такой и таким быть не смог бы, даже если бы попытался. Я все еще подсознательно хочу, чтобы ты таким оказался, и…
– Не будь обо мне слишком высокого мнения, – Рейз отхлебнул кофе, чтобы сглотнуть комок в горле. – Я жил как во сне и чертовски хорошо притворялся, что я именно такой, пусть таким и не был. Достаточно хорошо, чтобы никто не видел разницы. Но всё изменилось.
– И что же все изменило? – Габриэль снова потянулся за кофе, но помедлил, дожидаясь ответа.
Было так хорошо просто стоять здесь и разговаривать, что Рейз едва верил в реальность происходящего. Он долго смотрел на Габриэля, и тот вопросительно взглянул ему в глаза, не получив ответа.
– Ты, – наконец, проговорил Рейз. – После того дня в офисе я отправился в Мумбаи, пытаясь сбежать, но не мог перестать думать о тебе. Возвращение тоже не помогло. В конце концов, я уже не знал, искать ли твой адрес и телефон или лезть в оружейный сейф. Выбрал первое, потому что пистолеты никуда не денутся. Но…
Что бы ни собирался добавить Рейз, речь оборвалась, когда Габриэль шагнул ближе и поцеловал его. От неожиданности Рейз едва не выронил кофе. У Габриэля были теплые руки, а поцелуй показался таким же глубоким и настойчивым, как около мотеля в Майами. Рейз умудрился отставить чашку в сторону, чтобы притянуть Габриэля к себе.
– Эй, пап, – возвращение Такиса они благополучно прослушали. – Я забыл день…
Габриэль отшатнулся, но из-за рук Рейза отскочить не смог.
– Эм, ребята. Простите.
Перед тем, как выпустить из рук Габриэля, чтобы достать бумажник, Рейз бросил взгляд на его лицо – побледневшее и замкнутое.
– Прости, – он бросил бумажник Такису.
К своему огромному удивлению Рейз не ощутил ни стыда, ни ужаса. Наверное, от шока.
– Вы меня простите, парни, – Такис слегка порозовел, но в целом выглядел невозмутимым. – Продолжайте. Сделайте вид, что меня тут не было. В следующий раз я постараюсь шуметь погромче.
Он с виноватой миной кивнул Рейзу, сунул деньги в карман и бросил бумажник обратно.
– Увидимся.
И он вышел, оставив кухню в неловкой тишине.

***

Как только хлопнула дверь, Рейз посмотрел на Габриэля, чтобы удостовериться, что он в порядке. Габриэль смотрел в окно, крепко сцепив руки на груди. Да, не очень в порядке. Рейз снова спрятал бумажник.
– Прости, – проговорил Габриэль, пока он подыскивал слова.
– За что? – Рейз оперся бедром о стойку.
Впасть в истерику из-за того, что Такис застал его за поцелуем с мужчиной, можно и попозже. Вероятно, самое тяжелое – когда он признался Такису в своей ориентации – уже позади.
– Просто… твой сын… и… – Габриэль оттолкнулся от стойки. – Думаю, мне надо уйти.
– Габриэль, – лишь огромным усилием воли Рейз удержал руки при себе, глядя, как Габриэль бредет через кухню, направляясь к двери. – Ничего не случилось.
– Твой сын только что нас застукал, и ты говоришь, что ничего не случилось?
Габриэль развернулся. Лицо у него было холодное и сердитое.
– Для меня это не проблема, – пояснил Рейз. – Для него тоже. Если это проблема для тебя, я всё понимаю, – он вцепился в край стойки, чтобы принудить себя остаться на месте.
Габриэль растерялся, потом мотнул головой.
– Мне плевать, – сказал он, хотя его тон говорил об обратном.
Наверное, Рейз настолько облажался с воспитанием, а Такис был таким буйным в подростковом возрасте, что они оба выработали иммунитет к любым тупостям со стороны друг друга.
– Он ко мне привык, – мягко сказал Рейз. – Так что не удивился. Не обязательно уходить, если ты не хочешь.
– Но я должен, – Габриэль стоял в дверях и медленно покачивал ключами на пальце.
– А ты хочешь? – Рейз так цеплялся за стойку, что, должно быть, побелели костяшки.
Габриэль посмотрел на ключи, потом на Рейза.
– Я могу остаться ненадолго, – решил он. – Пока он не вернется, например.
– Я бы не заставил человека, который мне нравится, пить органическое пиво и есть пиццу с сыром в корке, – мрачно сказал Рейз.
Наградой ему был негромкий смешок. Габриэль расслабился и прислонился к косяку.
– Эй, я люблю пиццу с сыром в корке, – сказал он со слегка натянутой улыбкой.
– Черт, меня окружили.
Рейз оторвался от стойки и сделал несколько медленных шагов к Габриэлю, а когда увидел, что тот не застыл, приблизился и остановился рядом, снова спрятав руки в карманы.
– Ты всегда можешь остаться на обед. Если хочешь.
– «Хочешь», – повторил Габриэль, вертя в руке ключи. – У тебя на этом, кажется, пунктик.
– Все, что хочу я, у меня уже есть, – пожал плечами Рейз. – Ты же здесь, так?
– Ну почему, блин, ты постоянно говоришь такие вещи?
В голосе Габриэля прозвучала боль, а когда он поднял глаза, от беспомощности в его взгляде у Рейза защемило сердце.
– Потому что это правда? – Рейз снова пожал плечами, ощущая вину неясно за что. – Могу перестать.
– Не надо, – Габриэль спрятал ключи в карман. – Покажешь мне дом?
– Конечно, – Рейза немного огорошило внезапное требование, но оно, по крайней мере, удержит их подальше от постели и разрушения воцарившегося хрупкого мира. – Это, ясное дело, кухня. Ее недавно отремонтировали, потому что не думаю, что плитка из травертина и вездесущая нержавейка были в моде сто лет назад. Вот большие окна, которые как нельзя лучше выпускают тепло в одну из многочисленных клумб-людоедов вокруг дома.
Габриэль тихо рассмеялся и отступил, чтобы не загораживать проход.
– Я тебе сначала покажу фасад, потому что ты его не заметил, когда сюда шел.
– Ты хочешь сам всё перекрасить? – Габриэль вроде бы начал расслабляться.
– Моя первая жена сказала, что это мне на пользу. В не-экзистенциальном смысле.
– Что за хрень? – пробормотал Габриэль.
– Знаю, – Рейз улыбнулся ему через плечо. – Я сейчас даже не пытаюсь нигде смысл искать. Так гораздо лучше получается.

***

Около участка леса под старым дубом стоял столик для пикника. Габриэль, не пытаясь беречь костюм, уселся на лавку и оперся спиной о край стола.
– Милое местечко, – проговорил он, наблюдая, как разноцветные птички милуются в голых ветвях.
– Ага, – приятное впечатление от дома не переставало удивлять Рейза. – Терпеть не могу, когда моя агент по продаже недвижимости умничает, но я еще не пожалел, что купил этот дом.
– А что там за второй домик?
– Такис уже вымеряет место для телевизора с плоским экраном, который, очевидно, я ему куплю, – Рейз усмехнулся. – Я решил починить домик, чтобы он оставался там, когда захочется. Думаю, после того, как он закончит колледж, новизна выветрится довольно быстро, но я не против, чтобы он жил рядом. Пожалуй, это хорошо для нас обоих.
– Кажется, папаша из тебя лучше, чем я думал, – тихо заметил Габриэль.
– Спасибо.
Ноги Рейза совсем заледенели в мокрой траве, и ветер продувал тонкую футболку, но его это не волновало. Он медленно присел рядом с Габриэлем, оседлав лавку и положив руки на серую сучковатую древесину между бедер.
– Не знаю, хорош ли я еще в чем-нибудь кроме бизнеса, но это не значит, что мне наплевать.
– Странно видеть тебя таким.
– Каким таким?
– Таким, – Габриэль указал на него. – Грязным. Мокрым. Растрепанным.
– Спасибо, – хохотнул Рейз. – Мне тоже меня таким странно видеть.
– Тебе идет.
– Спасибо.
Вокруг пели птицы и шумел ветер. Они сидели рядом, и дюймы между ними казались милями. День выдался один из тех, что дочиста выскоблены холодным ветром и несколькими днями дождя – ясный, солнечный и прозрачный. Все вокруг казалось до боли свежим. Уголком глаза Рейз заметил бледные ростки, пробивающиеся в траве. Не только он пробуждался от спячки.
– Ты занят вечером?
Рейз посмотрел на Габриэля. Ветер разрумянил его щеки и растрепал волосы.
– Точно не знаю, – Рейз еще не разговаривал с Такисом на эту тему. – Вряд ли.
Он был уверен наверняка, что Такис чуть ли не вытолкает его на свидание.
– Я не хочу отнимать у тебя время с сыном, – Габриэль сдвинул очки на глаза, защищаясь от яркого солнца.
– Я тоже не хочу терять это время, – признался Рейз. – Но он пойдет спать, а кровать тут всего одна. Он в любом случае слишком крут, чтобы спать с папочкой. Хочешь, поужинаем сегодня? Или завтра?
– Наверное, завтра вечером мне надо будет вернуться, – сказал Габриэль.
Он подвинулся, вытянул ноги и сунул руки в карманы.
– Значит, сегодня, – решил Рейз. – Просто скажи мне, куда ты хочешь пойти.
– А ты точно хочешь идти на ужин? – Габриэль глянул на него искоса и с сомнением.
– Есть другие перспективы?
– Упасть на колени и умолять меня тебя избить.
Интонации в голосе Габриэля ничуть не изменились, не слышалось ни жара, ни эмоций. Он на Рейза даже не смотрел.
И все же Рейза прошило желанием так, что пришлось продышаться.
– Я не предпочитаю одно другому, – ответил он, отзываясь на брошенный вызов. – Эти варианты не могут заменить друг друга. Я хочу и то, и то, – он сделал вдох, чтобы успокоить сердцебиение, и добавил, хотя Габриэль по-прежнему на него не смотрел: – Я хочу пойти с тобой на ужин, на свидание, куда захочешь. А потом хочу вернуться к себе или к тебе, и чтобы ты избил меня до крови, – Рейз не мог оставаться равнодушным, не мог сдержать хриплость, закравшуюся в голос, жар в паху и животе. – Я хочу, чтобы ты причинял мне боль, пока мы оба не сможем больше терпеть, а потом использовал меня для разрядки.
– Блядь, – едва слышно выдохнул Габриэль.
Он тяжело сглотнул, вытащил руки из карманов и сел, подавшись вперед и опершись ладонями на скамью. На Рейза он все еще не смотрел, но тот чувствовал волны желания, исходящие от него.
– Я заеду за тобой в восемь. Закажи нам столик где-нибудь. Где угодно.
– Хорошо, Габриэль, – Рейз пропустил в голос нотки покорности, подавив желание соскользнуть со скамьи и упасть на колени в мокрую траву.
Габриэль развернулся к нему резко, будто от удара, и Рейз разглядел его расширенные зрачки за затемненными стеклами.
– А что если я прикажу тебе отсосать мне прямо сейчас?
– Да.
До возвращения Такиса оставалось минут двадцать, не меньше.
– Хорошо.
Габриэль поднялся на ноги и подошел ближе. Рейз ждал, что он расстегнет штаны, но Габриэль схватил Рейза за волосы, принудив запрокинуть голову.
– Может быть, вечером, если будешь хорошо себя вести.
– Да, Габриэль, – голос так перехватило от желания, что слова едва проходили.
Габриэль склонился к Рейзу и поцеловал крепко до боли, прямо как он мечтал.
Рейз удержал руки при себе и получил награду в виде пальцев Габриэля, которые нащупали его чувствительный сосок сквозь футболку и сжали так, что Рейз дернулся и подался навстречу боли. Другой рукой Габриэль потянулся к другому соску и проделал с ним то же, заставив Рейза выгнуть спину. Член встал под тканью джинсов, холодно уже не было.
– В восемь, – Габриэль отступил и сунул руки в карманы, чтобы скрыть эрекцию.
– Я буду готов, – с трудом выговорил Рейз.
Он заставил себя сидеть и смотреть, как Габриэль уходит и скрывается из виду за домом.
Потом Рейз опустил взгляд и разжал пальцы на краях скамейки. В ладони впились занозы, и он начал медленно их вытаскивать, глядя, как из ранок выступает кровь.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: Калле, SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Mishel_7, Virsavia, Aneex, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • SvetВладимировна
  • SvetВладимировна аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
12 Янв 2019 09:10 #70 от SvetВладимировна
SvetВладимировна ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
еще раз огромное, просто огромное спасибище
я обожаю эту историю)))
тыщу раз читала, но на родном языке - все совсем встает на свои места
спасибо за ваш труд!  :frower:  :lublu:

Трудный народ эти женщины! ©
Поблагодарили: Кана Го, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
12 Янв 2019 18:16 #71 от Maxy
Maxy ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
Ах, шикарный сюрприз!  :izumitelno Я давно присмотрела эту историю, но не решалась ввязываться, так как было неизвестно с продолжением. А теперь можно бросаться во все тяжкие  :gyy: Я более чем уверена, что книга мне понравится, обожаю все с элементами подчинения, да и комментариев в теме достаточно много оставлено.

Огромное спасибо всем, кто занимался этим переводом!  :lublu: Кана Го, спасибо за такое чудесное и щедрое возвращение!
Начинаю читать  :book:

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: Калле, Кана Го

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
12 Янв 2019 19:44 #72 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 10/13 upd. 11.01.2019
Глава 11

После обеда Рейз отослал захмелевшего Такиса отдыхать и заказал столик в ресторане, в котором почти никогда не бывал. Это было роскошное заведение в высотном здании с видом на город и почти возбуждающим меню.
Рейза обычно подобные вещи не особенно интересовали. Если он хотел, чтобы его заметили, то давал интервью. Если он хотел впечатлить, то спонсировал пристройку нового больничного крыла, или открытие новой библиотеки, или еще что-нибудь полезное. Он даже не ожидал, что найдется место, не ожидал и близко, но метрдотель сделал исключение – как всегда.
Рейз облачился в ни разу не надеванный костюм, темный в тонкую полоску, и светло-серую рубашку, которую не стал застегивать до конца. Подаренные Габриэлем зажимы он спрятал во внутренний нагрудный карман пиджака. Взять их с собой показалось правильным. А ремень он уже и так надел.
Рейз нервничал и успел возбудиться. Закончив укладывать волосы, чтобы привести кудряшки в приличный вид, он посмотрел в зеркало. Он хотел Габриэля так сильно, что член наполовину встал, глаза расширились и потемнели. Он сможет остаться с Габриэлем наедине только через несколько часов, надо сбросить напряжение. Расстегнув ремень и брюки, Рейз сдвинул трусы, обхватил напряженный член и принялся медленно поглаживать его. Член твердел, выдохи вырывались все чаще. Он ускорился, тяжело дыша и глядя, как на головке выступают капли смазки, и тут внезапно зазвонил лежащий на раковине телефон.
Номер был незнакомый, так что Рейз ответил, надеясь, что это Габриэль.
– Алло?
– Рейз, – это в самом деле был Габриэль, и Рейза прошило дрожью. – Готов?
Рейз продолжал медленно поглаживать член, размазывая большим пальцем предсеменную жидкость.
– В любое время.
Он понимал, что в голосе звучит возбуждение, однако не счел нужным его скрывать.
– Что ты делаешь? – спросил Габриэль.
Просто поразительно, как его голос моментально сменился с холодного на полный жара.
– Дрочу, – честно ответил Рейз.
Он двинул бедрами, проталкивая член в кольцо пальцев.
Воцарилось молчание, потом Габриэль уточнил:
– Где?
– В ванной, – он снова посмотрел в зеркало и увидел в глазах отражения темноту и желание.
– Нет, – рука Рейза замерла. – Я хочу на кровати.
Рейз и представить себе не мог, что разговор обернется таким образом. Он медленно направился в спальню.
– Как?
На коленях? На спине?
– Ты одет? – спросил Габриэль.
Его голос теперь звучал ниже, будто желание Рейза было заразительно.
– Да, – проговорил Рейз. – Я не хотел опоздать. Я просто больше не мог думать о тебе и желать тебя. Я не хотел, чтобы что-то отвлекало меня от тебя.
– Ляг на кровать. Расстегни рубашку.
Рейз подчинился, тяжело дыша и путаясь непослушными пальцами в пуговицах.
– Теперь продолжай, что начал, и скажи мне, о чем ты думаешь.
Распахнув пиджак и рубашку на груди и животе, Рейз вытянулся на кровати и снова обхватил член.
– О тебе, – признался он. – О твоем вкусе у меня во рту. О звуках, которые ты издаешь, когда трахаешь меня, – Рейз не сдержал тихого стона. – Бля, и как ты бьешь меня по лицу. О вкусе моей крови. – Он начал вскидывать бедра, член снова был влажным.
Стон в трубке застал его врасплох.
– Мне так нравится, как ты это всё принимаешь, – подхватил Габриэль. – Боже, как ты возвращаешься и просишь еще.
Слушая его голос, Рейз постанывал и хватал ртом воздух.
– Мне нужно, чтобы ты причинил мне боль, – выпалил он, не думая, что говорит. – Что бы я ни делал, боли недостаточно.
Может, это прозвучало жалко, но ему было все равно.
– Я это сделаю, – пообещал Габриэль. – Не волнуйся. Я выпорю тебя так, что орать будешь. Бля, тебя же там никто не слышит. Я хочу слышать, как ты кричишь для меня, – его голос был напряженным, а дыхание прерывистым, и Рейз понял, что он тоже дрочит. – Я хочу слышать тебя, я хочу слышать всё.
– Габриэль, – выдохнул Рейз.
Ничего настолько безумно горячего он в одиночестве в жизни не делал. Хотя, технически он был не один: шумное дыхание Габриэля раздавалось у него над ухом. – Габриэль, черт, пожалуйста. Пожалуйста.
Ладонь скользила по члену с влажными непристойными звуками, слова перемежались хриплыми стонами.
– Пожалуйста что? – бросил Габриэль.
– Сделай мне больно. Трахни меня, – Рейзу пришлось убрать руку, чтобы не кончить слишком быстро. – В рот, в зад, неважно. Хочу твой член. Хочу, чтобы ты использовал меня.
Он вскрикнул, снова провернув пальцы на головке члена.
– Боже, – выдавил Габриэль. – Положи телефон, просто положи его. Растяни себя пальцами. Тремя. Хочу слышать тебя, как будто это делаю с тобой я.
Рейз перестал думать связно. Он выронил телефон, но все же сообразил потянуться к моногарнитуре, лежащей на лэптопе рядом с бумажником и ключами, включил ее и пристроил на ухо.
– Нет телефона, – выговорил он. – Бля, Габриэль, – вслед за чем стянул штаны и сунул руку между бедер. – Три, – простонал он, заталкивая в себя сразу три пальца всухую.
– Рейз, – нетвердо позвал Габриэль. – Жестче.
Было больно, Рейз не мог сдерживать скулеж и стоны и не пытался их заглушить, позволяя звукам заполнить свежевыкрашенную спальню. К тому времени, как он протолкнул пальцы до костяшек, то уже отчаянно стонал через открытый рот, глядя в пустоту и едва слыша голос Габриэля.
– Трахни себя, малыш, – говорил Габриэль. – Вставь их до конца.
– Да, – выдохнул Рейз. – До конца, больно, больно…
Но боль не помешала ему вытащить пальцы, а потом втолкнуть обратно, насаживаясь на них. После нескольких движений он начал подаваться бедрами в кулак, отрывисто вскрикивая.
– Господи, – пробормотал Габриэль. – Ну ты и шлюха. Черт, ты такая блядь.
Рейз с силой насадился на пальцы, и первая струйка спермы выплеснулась ему на живот.
– Я шлюха! – он взвыл, и его голос раскатился по пустому дому. – Кончаю… боже… я такая шлюха, Габриэль, черт, твоя шлюха…
После этого говорить фразами он уже не мог. Слова сыпались из него бессвязно, между криками. Рейз трахал себя пальцами и жестко дрочил член, не обращая внимания на боль, подгоняя себя ею. Он изливался, казалось, целую вечность, извиваясь на кровати.
Словно издалека он услышал, как Габриэль бормочет непристойности, кончая. Осознание того, что он не один, делало ощущения еще острее. Потом осталось только их тяжелое дыхание в унисон.
Рейз закрыл глаза и убрал руку. Он лежал на постели, обмякнув и дрожа, заляпанный собственной спермой.
– Одевайся, – сказал Габриэль. – Я за тобой заеду. Теперь, когда ничего не мешает, мы можем спокойно поужинать.
В его голосе не слышалось упрека – он казался очень довольным.
– Я буду ждать.
Рейз посмотрел на себя, на расстегнутую и сбившуюся одежду, на забрызганные семенем грудь и живот. Он хотел, чтобы Габриэль увидел его таким. Но следовало учесть риск нарваться на папарацци, так что просто придется как-нибудь повторить это там, где Габриэль сможет его видеть. Утешившись этой мыслью, Рейз осторожно встал, чтобы привести себя в порядок.

***

Рейз мерил шагами темную гостиную минут десять, но все равно чуть ли из кожи не выскочил, когда раздался звонок в дверь. Пока он открывал, сердцебиение успокоилось. За дверью стоял Габриэль, и выглядел он еще лучше, чем утром, если это вообще было возможно. Увидев его так быстро после их импровизированного секса по телефону, Рейз ощутил, как к щекам приливает кровь.
– Готов? – Габриэль оглядел вышедшего Рейза с головы до ног, и в его взгляде мелькнуло одобрение.
Из них получилась красивая пара – элегантные темные костюмы, бледно-золотая рубашка Габриэля и светло-серая Рейза.
– Да, – ответил Рейз. – Я заказал нам столик в «Люз».
Он включил сигнализацию и запер дверь.
– «Люз»? – изумился Габриэль.
Рейз твердо встретил его взгляд.
– Ты уверен?
– Уверен, – Рейз начал спускаться по ступеням, но Габриэль за ним не пошел. – Что-то не так?
– Что ты вообще делаешь? – Габриэль, не двигаясь с места, сунул руки в карманы.
– Иду к машине? – Рейз, нахмурившись, медленно вернулся.
Выражение лица Габриэля беспокоило его – там мешались злость и недоумение.
– Ты ведешь меня в «Люз»? – Габриэль помрачнел еще сильнее. – Сейчас вечер субботы. Там народу будет не протолкнуться. Ты… – он сердито махнул рукой, – что-то задумал?
– Нет, – до Рейза начало доходить. – Слушай, мы с тем же успехом можем остаться дома и заказать пиццу. Я уже говорил, что я хочу сходить с тобой куда-нибудь. Поэтому я веду тебя туда, куда повел бы любого, кто мне очень нравится, – он остановился перед Габриэлем, желая сказать или сделать что-нибудь, чтобы всё встало на свои места. – Еда там хорошая, атмосфера хорошая, а я хотел отвести тебя в действительно достойное место. Ну да, люди нас увидят. Но я даже думать не хочу о том, чтобы насчет этого переживать.
– То есть, твой развод здесь ни при чем?
Габриэль немного смягчился, однако Рейз понимал, что все еще ходит по краю.
– Нет, – он подвинулся чуть ближе. – Можем никуда не ходить, можем пойти в МакДональдс, можем взять еды на вынос и устроиться на крыше здания моего офиса. Не важно. Я сказал тебе, ты мне нравишься, а остальное детали.
– Ненавижу, когда ты это делаешь, – сказал Габриэль.
Он обошел Рейза и спустился по ступенькам, нашаривая в кармане ключи.
– Когда говорю бессмыслицу? – Рейз последовал за ним, держась позади.
– Ага, это самое.
Габриэль арендовал красивую машину. Он направился к двери со стороны пассажира и открыл ее.
– На сколько заказ?
– Восемь пятнадцать, – Рейз сообразил, что Габриэль ждет, пока он сядет в автомобиль, и перешел на пассажирскую сторону. – Ты не против ресторана?
– Залазь в чертову тачку, – Габриэль раздраженно взглянул на него и жестом велел забираться в салон. – Поверить не могу, что ты умудрился забронировать места, да еще всего за пару часов, в субботу.
– Людям, кажется, нравится оказывать мне услуги, – сухо отозвался Рейз, но в машину сел, пока Габриэль не передумал. – Понятия не имею, почему.
– Очень смешно, – фыркнул Габриэль.
Он захлопнул дверцу и направился к месту водителя. Рейз привык ездить пассажиром, но обычно он, когда не вел сам, сидел на заднем сиденье и работал.
Когда Габриэль сел рядом, Рейз поймал себя на том, что увлекся, разглядывая его.
Ему нечасто доводилось смотреть на мужчин – эту роскошь он не мог себе позволить. Наверное, если бы смотрел почаще, что-то подобное случилось бы гораздо раньше. Но никто не набрался смелости действовать так прямолинейно, как Габриэль. Теперь Рейз понимал, что, должно быть, ужасное отчаяние или гнев побудили тогда Габриэля так себя вести в его офисе.
Они уже петляли по узким улицам старого делового центра, когда Габриэлю, наконец, стало неудобно под его взглядом.
– У меня на лице что-то?
– Нет, – Рейз покраснел и порадовался, что вокруг темно. – Просто… я рад тебя видеть.
– Я тоже рад тебя видеть.
Габриэль не смотрел на Рейза – он чуть крепче стиснул руль и смотрел прямо перед собой. Вот от таких реакций у Рейза и ныло сердце – от подозрительности и холодности. Он переживал не за себя, нет, за Габриэля. Кто бы ни причинил ему боль, этот человек заслуживал того же в качестве расплаты.
Они добрались до башни, на верхнем этаже которой располагался «Люц». Улицы блестели от недавнего дождя, небо расцвечивали яркие городские огни. Они оставили машину перед зданием и отдали ключи парковщику, потом к ним подошел швейцар с зонтиком. Рейз, не задумываясь, приобнял Габриэля за талию, прижимая к себе, чтобы уберечь от дождя. Это ощущалось правильным.
Башня была одним из любимых зданий Рейза. Фойе представляло собой архитектурное переплетение белых сводчатых проходов, которые отражались на натертом полу из черного гранита. Рейз посещал тут многочисленные приемы, сам проводил встречи в офисах на верхних этажах. Шахта панорамного лифта в центре фойе была сделана из стекла и серебристого металла. Все здание казалось легким и воздушным. Люди входили и выходили: здесь располагались также ночные клубы и другие рестораны.
Габриэль молчал по пути к лифту. Они ступили внутрь вместе с двумя другими парами, и Рейз выждал, пока они назовут лифтеру свои этажи, прежде чем запросить пентхаус для себя и Габриэля. На них обратились заинтересованные взгляды, которые Рейз, благодаря опыту, легко проигнорировал.
– Я здесь уже несколько лет не был, – тихо поделился он с Габриэлем. – Сейчас пытаюсь вспомнить, зачем заходил сюда в прошлый раз.
– Свидание еще с кем-нибудь, – с каменным лицом пробормотал тот, глядя, как на экране сменяются цифры.
Что ж, если так… Рейз снова приобнял его за талию и наклонился чуть ближе. Раз Габриэль настроился вредничать, Рейз мог ответить тем же, только немного по-другому.
– Нет, – сказал он почти Габриэлю на ухо. – Думаю, я водил сюда мать.
Габриэль напрягся, ощутив прикосновение, но не отстранился, уже что-то. Он даже, вроде бы, усмехнулся после комментария Рейза.
– И как, понравилось ей?
– Ей всегда нравилось, – тихо отозвался Рейз. – Она уже не помнит, но ей нравятся красивые места, красивые люди и интересная еда. Это было до того, как ей стало хуже. Теперь на людях она нервничает, так что мы просто все вместе обедаем дома.
– О.
Габриэль молчал, пока не вышли остальные пассажиры. Когда лифт закрылся и снова пришел в движение, он наклонился к Рейзу и шепнул:
– Ты снова это делаешь.
– Прости, – ответил Рейз. – Я попытаюсь перестать.
Он ощутил дыхание Габриэля на щеке.
– Не надо.
Рейз бы поцеловал его, несмотря на едва ли подходящее место, но тут лифт отзвонил остановку. Габриэль вышел первым, и Рейз последовал за ним в богато украшенную зону ожидания перед залом ресторана, который раскинулся за сводчатым проходом. Воздух был напоен ароматами, звуками приглушенных голосов и негромкой живой музыкой. Рейз неожиданно занервничал, но сделал вдох и нагнал Габриэля. Ему даже говорить ничего не пришлось: пожилой метрдотель заметил их и вышел из-за стойки.
– Мистер Иллион, – он приветливо улыбнулся. – Сюда, пожалуйста. Мы очень рады, что вы смогли зайти.
Рейз был практически наверняка уверен, что тот же человек встречал его в прошлый раз.
Их усадили в алькове на несколько шагов выше основного зала, около музыкантов и одного из ярко освещенных элементов водного дизайна. Неподалеку располагались другие столики, и вид на город открывался поразительный. Что Рейзу нравилось в этом ресторане – а нравилось ему тут немногое – так это вид. А еще еда. Но местная публика сводила на нет все прочие положительные моменты.
Процесс подачи на стол столовых приборов и тщательно подобранной посуды был такой же частью целостного ритуала, как странные, но элегантные сочетания ингредиентов, составляющих меню из двенадцати блюд. Габриэль управлялся со всем с той же граций, что и сам Рейз, а ведь Рейза этому учили. Вероятно, стейк-хаус оказался бы предпочтительнее в плане количества еды, но атмосфера и осознание того, что они на настоящем свидании, были не хуже.
Еда послужила темой для беззлобного спора, и выяснилось, что Габриэль разбирается в винах лучше, чем думал Рейз. В середине трапезы Рейз принялся рассказывать об одном из первых выходов Такиса в подобный ресторан, и ему даже удалось рассмешить Габриэля. Рейз и Мэгги отвели Такиса в ресторан в Лос-Анджелесе, когда тому было всего восемь, и все предприятие повергло Такиса в священный ужас, а завершилось смертельным оскорблением, нанесенным мороженому сандей при помощи стеклянной пипетки с шоколадным сиропом и шприца со взбитыми сливками.
Когда Габриэль вдруг умолк, контраст по сравнению с недавним смехом был таким разительным, что Рейз встревоженно огляделся. Крепко сбитый седой мужчина и его компаньоны – мужчина помоложе и две женщины, обе младше Габриэля – занимали свои места. Рейз его узнал: они не раз вместе оказывались за столом во время деловых переговоров. Это был юрист по корпоративному праву, старший партнер его собственной фирмы.
– Все нормально? – Рейз пригубил вино, глядя на Габриэля над кромкой бокала.
Он и раньше видел Габриэля в смятении, но это был первый раз, когда тот буквально побледнел.
– Можем уйти.
Он не знал, что происходит и не собирался начинать расспросы, но помнил, что Габриэль был юристом и не хотел об этом разговаривать.
– Поздновато уже, – тихо проговорил Габриэль. – Я работал в той фирме. Проблема в том, что перед этим я работал на того, что моложе, – он бросил взгляд на Рейза и снова принялся за утку в сидре.
– Понятно, – задумчиво сказал Рейз.
Он выпил еще глоток, глядя, как Габриэль ест.
– Так это он тебя уволил?
Габриэль молча кивнул.
Рейза это не задело. Он сам удивился, но инцидент задел его не больше, чем если бы он отправился на свидание с женщиной, и они бы столкнулись с ее бывшим бойфрендом. Ему было все равно, чем люди занимаются в свободное время, что делают вместе, что сделал Габриэль в прошлом. Габриэль не был прежним, и Рейз не хотел, чтобы прошлое определяло его, точно так же, как не хотел, чтобы прошлое определяло его собственное настоящее.
– Хочешь уйти? – Габриэль ничуть не расслабился.
– Нет, – мотнув головой, Рейз откинулся на спинку стула, пока им подавали следующее блюдо. – Мне важно только то, хорошо ли проводишь время ты.
К тому времени, как один официант принес минеральную воду и вино, а второй расставил на столе сложную композицию из крохотных решеточек, сложенных из веточек розмарина, с натянутыми на них полупрозрачными полосками бизоньего мяса, Габриэль немного оправился. Рейз улыбнулся ему, когда они остались вдвоем, и, потянувшись через стол, осмелился кончиками пальцев погладить тыльную сторону руки Габриэля. Тот дернулся и вытаращил глаза.
Рейз приподнял бокал.
– За новые жизни, – негромко предложил он. – Мне моя вполне нравится.
Габриэль улыбнулся и приподнял собственный бокал.
– И за тех, кто нас, отбивающихся и вопящих, в эти жизни втянул.
– Да не поубиваем мы друг друга, – коснувшись бокалом бокала Габриэля, Рейз не сдержал широкой ухмылки.
– Аминь, – завершил Габриэль перед тем, как сделать глоток.
После этого он уже улыбался по-настоящему, и Рейз остался до смешного собой довольным.
Как хорошо, что столики были расставлены таким образом, что Габриэль не мог легко столкнуться взглядом с сидевшими неподалеку юристами. Рейзу повезло меньше: он заметил долгие взгляды от более молодого мужчины, а потом получил и самодовольную полуулыбку. Это его не смутило, но разозлило: теперь Рейз знал наверняка, что именно подразумевал Габриэль, говоря про «типаж». А еще он злился, потому что знал, что, должно быть, именно этот человек причинил боль Габриэлю.
Когда мужчина встал из-за стола, Рейз выждал немного и последовал его примеру. Он положил руку на плечо Габриэля, когда тот попытался подняться, и, наклонившись, тихо проговорил:
– Я сейчас вернусь.
Уборная была пуста, из чего Рейз сделал вывод, что юрист в какой-то из кабинок. Он воспользовался писсуаром, отчасти из необходимости, отчасти, чтобы стоять спиной к юристу, когда тот выйдет. Когда тот действительно вышел, Рейз направился к раковинам вслед за ним.
Юрист улыбнулся ему в зеркале:
– Хорошо проводите время?
Вопрос можно было истолковать по-разному, но тон был без сомнения скабрезный.
– Неплохо, – дружелюбно ответил Рейз.
Он подставил руку под кран и был вознагражден потоком теплой воды.
– Рейз Иллион, не так ли? – юрист взял полотенце у туалетного работника, тощего подростка, и принялся медленно вытирать руки.
– Все верно, – Рейз улыбнулся мальчику, забирая предложенное полотенце.
– А ваш компаньон продвигается. Приятно видеть, как люди преуспевают, – почти восхищенно заметил юрист. – Я так и знал, что он добьется успеха, вернувшись к прежней работе. Занятно, я думал, вы не из тех.
– О, он на меня не работает, – возразил Рейз.
Он все еще улыбался, когда его кулак врезался собеседнику в живот.
Было ужасно приятно видеть, что в своем возрасте он по-прежнему способен сбить с ног взрослого человека. Юрист отлетел к стене у двери и медленно сполз на пол, держась за живот и хватая ртом воздух. Он ошарашенно таращился на Рейза снизу вверх. Рейз присел перед ним на корточки.
– Давай-ка договоримся. Даже не думай, что такой, как ты, имеет хоть что-то общее с таким, как я, – Рейз вскинул руку, когда юрист попытался заговорить. – Думаю, нам обоим не следует забывать, кто я такой. И больше никогда не оскорбляй моего компаньона.
Рейз поднялся и вернул полотенце мальчику. Заодно он вручил ему и пару купюр.
– Прости за это зрелище.
Рука побаливала, и Рейз чувствовал себя немного глупо, поддавшись такому низменному инстинкту, но в остальном ему стало гораздо, гораздо лучше. По пути к столику он остановился побеседовать со старшим партнером. Александр Битмор, вот как его зовут – теперь Рейз вспомнил. Тот еще старый черт, он мог потягаться с отцом Рейза.
– Мистер Битмор, – радушно проговорил Рейз. – Приятно встретить вас здесь. Столько лет прошло. Вы совсем не изменились.
– Рейз, – Битмор пожал предложенную руку, и Рейз с удовлетворением отметил, что она уже не болит. – Рад видеть тебя. Как мать?
– Примерно как всегда, – отозвался Рейз. – Спасибо, что интересуетесь. Я просто хотел сказать, что ваш сотрапезник, мистер…
– Джим Мэллой? – пискнула одна из блондинок.
– Мистер Мэллой, верно, – Рейз подарил ей ослепительную улыбку и получил в награду взмах ресниц. – В общем, он не очень хорошо себя чувствует, поэтому попросил меня передать вам, чтобы вы приступали к следующей перемене без него.
– О, надеюсь, он в порядке, – проговорила блондинка.
– О, не сомневаюсь, что с ним все будет в порядке, – уверил Рейз и ласково похлопал ее по руке. – Развлекайтесь. Я уверен, он бы очень огорчился, узнав, что вы не наслаждаетесь ужином.
– Спасибо, что передали, – Битмор снова протянул ему руку.
Ответив на рукопожатие, Рейз отодвинулся, чтобы не мешать официанту, прибывшему со следующим блюдом.
– Не за что, – с этими словами он направился на свое место.
Габриэль ждал его, напряженный и бледный.
– Какого черта ты творишь?
– Ничего особенного, – Рейз тепло улыбнулся ему. – Просто обо всем позаботился.
– Не лги мне, – Габриэль закипал.
– Я только сообщил компании, что мистер Мэллой вернется попозже, потому что неважно себя чувствует, – Рейз сел и машинально сжал-разжал пальцы.
Габриэль по-прежнему выглядел таким расстроенным, что он сдался.
– Он нагрубил мне. Про тебя. И вообще, он сноб. Я его ударил. Он меня выбесил.
С момент Габриэль молча смотрел на него, потом стянул с колен салфетку и положил ее на стол.
– Мы уходим, – решительно сказал он.
Рейз не особенно удивился, но ощутил некоторое разочарование. Когда Габриэль поднялся и одернул пиджак, он сунул деньги под вазочку с цветами и последовал примеру компаньона. Они спускались по ступеням в основной зал, когда Рейз заметил направляющегося в их сторону Мэллоя. Он положил ладонь на поясницу Габриэля и продолжил путь, будто они не знакомы.
Габриэль молчал всю дорогу к лифту, а когда двери закрылись за ними, тишина стала почти невыносимой. Лифтер, глядя прямо перед собой, нажал кнопку первого этажа.
Рейз развернулся к Габриэлю, чтобы извиниться, но не успел и слова произнести, как рот Габриэля накрыл его губы. Рейз тихо мыкнул от удивления и притянул Габриэля к себе, поддаваясь яростному поцелую. Габриэль запустил пальцы ему в волосы и сильно потянул. Рейз ощутил, что сейчас буквально воспламенится.
Габриэль отстранился только тогда, когда лифт достиг первого этажа.
– Отвези меня домой, – прошептал он. – К тебе.
Рейз сумел лишь кивнуть. Он не мог отдышаться, был возбужден и все еще ошеломлен. Тем не менее, он сообразил приобнять Габриэля за плечи, когда они вышли из лифта. Он не собирался терять ни единого момента контакта, и неважно, кто видел их вместе и что о них думали.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Mishel_7, Virsavia, Aneex, u-tashka, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
12 Янв 2019 19:45 #73 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 10/13 upd. 11.01.2019
Глава 12

К удивлению Рейза, Габриэль пустил его за руль. Причина этого стала ясна, стоило им отъехать от тротуара: даже не пристегнувшись, Габриэль принялся целовать Рейза под ухом.
– Пристегнись, – напомнил Рейз, стараясь говорить ровно.
Габриэль не послушался, только куснул то местечко, которое только что целовал, отчего у Рейза сбилось дыхание.
– Пристегнись или дай мне спокойно вести. Пожалуйста.
– Просто езжай осторожнее, – Габриэль начал развязывать галстук Рейза, не отрываясь от его шеи. – Ты справишься. – Закончив с галстуком, он взялся за пуговицы рубашки.
Сдавшись, Рейз остановил машину в зоне безопасности и развернулся к Габриэлю, возвращая поцелуй.
– Справлюсь, но не хочу, – выговорил он между горячими мокрыми поцелуями. – Хочу тебя, но не могу одновременно вести.
К тому же, шел дождь, и от этого вождение безопаснее не становилось. Рейз не хотел рисковать. Не с Габриэлем.
– Значит, ты меня недостаточно сильно хочешь, – Габриэль чувствительно куснул его нижнюю губу и толкнул к окну. – Хотел бы – вел бы.
Рейз просто втянул его в очередной голодный поцелуй и не обратил внимания на звук, когда Габриэль, ища опору, случайно задел клаксон. Было неудобно и так чертовски горячо, и Рейз силился сообразить, не выйдет ли заняться сексом прямо здесь, на переднем сиденье. Габриэль пытался вскарабкаться ему на колени, когда какой-то прохожий стукнул кулаком по капоту и крикнул:
– Уединитесь уже!
– Он прав, – выдохнул Габриэль. – Тут, блин, даже не размахнешься нормально. – Он отстранился и оперся на приборную панель. В слабом свете фонарей на его лице читалась неприкрытая похоть. – Боже, я хочу исхлестать твой роскошный зад и заставить тебя кончить.
– Тогда пристегнись, – повторил Габриэль, ощущая уколы здравого смысла даже сквозь пелену желания. – Мы поедем дальше, и потом можешь делать со мной всё, что угодно.
Он понятия не имел, что именно, но не сомневался: будет потрясающе. Это же Габриэль.
– Засранец, – Габриэль схватил его за волосы и, дернув к себе, грубо поцеловал. – Я, бля, не смогу тебе отсосать, если пристегнусь.
Рейз застонал, когда Габриэль смял его губы, но не сдался.
– Ты молодой и гибкий. Справишься.
– Черт. Ладно, – он хлопнулся на свое место, застегнул ремень безопасности и сгорбился, недовольно поглядывая на Рейза. – Доволен?
Рейз потянулся, скользнул ладонью между бедер Габриэля и погладил его вставший член.
– Ага, – севшим голосом проговорил он.
Чтобы тронуть машину, ему пришлось убрать руку, но когда автомобиль влился в поток транспорта, он вернул ладонь на место. Габриэль в этот момент развязывал собственный галстук, и его руки замерли. Он застонал и шире раздвинул ноги.
– Так лучше? – не прекращая движений, поинтересовался Рейз.
Габриэль только заскулил и расстегнул брюки, чтобы Рейз мог сунуть ладонь под ткань, не глядя. На светофоре Рейз бросил взгляд на уже не прикрытый одеждой член Габриэля. Они наверняка нарушали по меньшей мере один закон, но Рейзу было все равно. Габриэль наблюдал за ним расширившимися глазами, приоткрыв губы.
– Лучше, – прошептал он с едва заметным кивком. – Заставь меня кончить.
Рейз не стал упрямиться. Он просто продолжал двигать рукой на ходу, проводя ладонью по головке и вырывая у Габриэля стоны. Они ехали по оживленному центру, и транспорта было много, хотя обошлось без пробок. Но пешеходы замедляли движение. К третьему светофору Габриэль уже тяжело дышал и извивался, вцепившись в сиденье.
Рейз с болезненной ясностью осознавал, что кто угодно может заметить, чем они занимаются, однако дождь усилился, и стекла были залиты водой.
– Рейз… – прошипел Габриэль, когда автомобили снова тронулись. – Блядь. Я не позволил ему меня трахнуть, – вытолкнул он сквозь стиснутые зубы. – Я не позволял ни одному из них. Даже дотронуться до себя не давал.
Ладонь Рейза была мокрой и скользкой от смазки. В салоне пахло сексом.
– Мне плевать, – отозвался он, принуждая себя говорить ровно.
Он провел ладонью по головке и сам застонал от ощущения горячей твердости.
– Бля, – Габриэль выгнулся. – Ты не…
– Главное, что происходит сейчас. Сегодня вечером ты пришел ко мне. Остальное неважно.
Рейз сжал пальцы – Габриэль издал полный отчаяния звук и заскреб каблуками по коврику на полу салона.
Остановив автомобиль на следующем светофоре, Рейз нагнулся и забрал головку члена Габриэля в рот. Было неудобно, но он справился, и Габриэль, запустив пальцы ему в волосы, толкнул его голову ниже, одновременно вскинув бедра.
Габриэль кончил с хриплым криком, наполнив рот Рейза спермой. Рейз сглотнул со стоном, наслаждаясь вкусом. Выпрямился он как раз вовремя, чтобы увидеть, как на светофоре меняется цвет.
– Видишь, не так уж и сложно, – проговорил он, снова тронув машину с места.
Дождь тяжелой серебристой вуалью окутал их маленький металлический рай, скрывая все секреты.
Габриэль обмяк на сиденье, зажмурившись и тяжело дыша.
– Ублюдок, – сказал он, немного придя в себя.
Он заправил рубашку и медленно застегнул штаны, потом снова потянулся к Рейзу – поцеловал его в шею, погладил член и яйца через ткань и пробормотал: – Неплохо.
Рейзу пришлось сосредоточиться на повороте налево, и он сильно прикусил губу, пытаясь отвлечься от ощущений, которые дарила рука Габриэля. Габриэль горячо и все еще тяжело дышал ему в щеку, тело Рейза отзывалось соответственно. Хотелось расстегнуть брюки и умолять Габриэля отдрочить ему, но он держался.
– А всё ты виноват, – тихо проговорил Рейз, развернувшись, чтобы поцеловать Габриэля в губы, когда удалось оторваться от наблюдения за дорогой.
– Приятно, что виноват именно я, – отозвался Габриэль.
Он протолкнул руку дальше, за яйца, и Рейз начал ерзать, пытаясь заполучить больше касаний, пусть и через брюки.
– Тебе нравится, – выстонал Габриэль ему на ухо.
Рейз медленно вел машину по извилистым узким улочкам старого района, где жил сейчас. Было ужасно сложно сосредоточиться.
– Интересно, а ты сможешь кончить так? – Габриэль продолжал безжалостно двигать рукой, дразня его. – Думаю, я смог бы заставить тебя кончить в штаны.
– Смог бы, – согласился Рейз.
Он глотал стоны. Он не мог ощущать прикосновения кожей, но от того, что он делал с собой раньше, тело все еще саднило, и чувствительность обострилась: он чувствовал трение ткани рубашки о соски, все еще ноющие после зажимов.
– Может, стоит подождать?
Габриэль укусил Рейза за ухо, заставив того невольно заскулить.
– Мне нравится видеть тебя возбужденным, обожаю смотреть, каким мокрым ты становишься.
Рейз едва не пропустил поворот на свою улицу.
– Чертовски горячо. Ты даже не представляешь, как меня это заводит, когда с твоего члена капает, пока я тебя порю. Тебе больно, но у тебя все равно стоит.
Когда Рейз вывел машину на подъездную дорогу, он сжимал руль до побелевших костяшек. Он ощущал влагу на штанах, где член терся об ткань, и отчаянно подавался навстречу пальцам, словно если бы ему удалось как следует поднажать, пальцы Габриэля, преодолев шов брюк и ткань белья, оказались бы у него в заднице. Рейз тяжело дышал и ерзал на сиденье, а Габриэль только распалял его, не оставляя в покое его шею, пока Рейз подъезжал к собственному автомобилю.
– Можем сделать это прямо здесь, – прошептал Габриэль. – Под дождем, снаружи, ты нагнешься над капотом, голый, – свободной рукой он потянул Рейза за волосы, хватая воздух ртом: кажется, поддразнивание Рейза распаляло его так же, как Рейза возбуждали его слова. – Хочешь ползать в грязи, умоляя, чтобы я позволил тебе кончить? Я мог бы ударами гнать тебя до самой передней двери.
Пока Габриэль говорил, Рейз возился с ремнем безопасности и пуговицами рубашки.
– Все, что тебе угодно, Габриэль, – заслышав собственный голос, такой тихий и покорный, он вздрогнул. – Я сделаю все, что ты пожелаешь.
Рейз расстегнул ремень и вытащил его из шлевок, а Габриэль целовал его, так надавив основанием ладони Рейзу на яйца, что тот застонал от боли.
– Выметайся из машины, – Габриэль забрал ремень сразу же, как только Рейз протянул его. – Выметайся из машины и раздевайся. Оставь одежду на переднем сиденье, а ключи на крыше. Я хочу видеть тебя голым.
– Да, Габриэль, – сказал Рейз.
Когда он выбирался из автомобиля, его почти трясло.

***

Дождь оказался ледяным, и крупные капли больно били по коже. Рейзу было все равно. Он стряхнул туфли и носки в нишу для ног, рубашка и пиджак успели намокнуть к тому времени, как он стянул их и швырнул на переднее сиденье. Ключи он оставил на крыше машины, как было сказано, а рядом пристроил зажимы.
Габриэль тоже оставил пиджак на переднем сиденье, вслед за чем выбрался из машины. Он обошел автомобиль, и Рейз уже ждал его, стоя голышом под холодным дождем.
– Вот, чего я хочу, – проговорил Габриэль. – Я хочу человека, который любит делать то, что я ему говорю, – он потянулся и медленно погладил член Рейза, пока Рейз стоял, сцепив руки за спиной, и пытался не дрожать. – Скажи мне, что ты для меня сделаешь?
– Всё, – ответил Рейз. – Что угодно, Габриэль.
Габриэль был таким красивым под дождем: волосы потемнели от воды, лицо блестело от капель. Его пальцы на члене Рейза ощущались твердыми и уверенными, а глаза были такие теплые и глубокие, что Рейз тонул в них.
– Положи руки на капот своей симпатичной машины, – велел Габриэль.
Рейз повиновался и встал, расставив пошире ноги, опустив голову и опершись о капот.
– Мне нравится, – заметил Габриэль.
Он подошел сзади, сунул руку Рейзу между бедер, покатал на ладони яйца и слегка потянул.
– Ты круто выглядишь вот так, – он провел кончиком ремня по спине Рейза, вдоль позвоночника вниз, подразнил между ягодиц. – Наверное, если я трахну тебя этим, будет чертовски больно, – пробормотал он, скорее для себя. – Но могу поспорить, тебе все равно, а? Могу поспорить, ты будешь орать, но все равно кончишь.
Рейз только застонал и кивнул. Габриэль отпустил его, и Рейз уже знал, что сейчас случится. Ремень со свистом рассек влажный воздух и обрушился ему на спину, от плеча к бедру, вырвав из него полустон-полукрик. Габриэль бил его до тех пор, пока спина, зад и бедра не начали гореть, а самого Рейза так колотило от холодного дождя, что стук его зубов глушил все прочие звуки. Но возбуждение не спадало.
Габриэль схватил его за волосы, оттащил от машины и толкнул на колени. Рейз безропотно повалился на тротуар, едва осознавая, что под пальцами и коленями бежит вода.
– В дом.
Получив пинок под ребра, Рейз шатнулся вперед и пополз.
Удары ремня падали на него снова и снова, а Рейз, поскуливая, полз к дому.
Добравшись до входной двери, он сел на пятки, опустив глаза и слушая, как Габриэль открывает замок. Потом Габриэль снова пихнул его ногой.
– Отключи сигнализацию.
Рейз подполз и поднялся на колени, чтобы выполнить задание, потом снова опустился на четвереньки, ожидая дальнейших приказаний. Ноги Габриэля появились в поле его зрения и остановились. Рейз не сдержался: наклонившись, он лизнул носок туфли.
Не услышав запрета, он продолжил, постанывая, облизывать обувь Габриэля. Он пал так низко – и это было замечательно. Рейз вздрогнул, представив, как, должно быть, выглядит сейчас.
– Сними их, – велел Габриэль. – Не хочу разнести воду по твоим полам.
Рейз стянул с него обувь и, как только Габриэль развернулся, бездумно последовал за ним по пятам. В доме было тепло, но не очень, и Рейз не мог укротить дрожь. Несмотря на ситуацию, возбуждение ослабло.
В спальне Габриэль дернул покрывала к изножью постели одним нетерпеливым движением. Рейз, сидя на коленях, поднял голову и смотрел, как он раздевается.
– Ты носил их в кармане? – выудив зажимы из собственного кармана, Габриэль потряс ими перед лицом Рейза.
– Да, Габриэль, – отозвался Рейз, чувствуя, как снова наливается член.
– Пользовался ими?
Габриэль сгреб его за волосы и дернул вверх. Рейз поднялся, ощущая, как протестуют колени. Он был определенно не в том возрасте, чтобы ползать под дождем и по паркетным полам, но плевать. Он пошатывался, а Габриэль удерживал его за волосы.
– Да, Габриэль.
Голова кружилась, но Рейз сосредоточился на лице Габриэля, и вскоре оправился.
– Ты думаешь обо мне, когда делаешь это? – Габриэль за волосы подтянул его к себе и жестко поцеловал, сминая губы.
Рейз держал руки за спиной, чтобы ненароком не коснуться его без разрешения, но яростно ответил на поцелуй, вылизывая язык и зубы Габриэля.
– Да, Габриэль, – проговорил он, когда тот отстранился. – Я постоянно думаю о тебе. Прости.
Габриэль ударил его по лицу наотмашь, достаточно сильно, чтобы Рейз опрокинулся на кровать. Он рухнул поперек постели, вовремя подставив руки, и изумленно обернулся через плечо.
– Не извиняйся передо мной, – спокойно сказал Габриэль. – Никогда не извиняйся за то, что мы делаем вместе, ни в моем присутствии, ни в одиночестве. Понял?
Рейз медленно кивнул.
– Я понял, Габриэль.
Он приподнялся и встал. Габриэль взял его за подбородок одной рукой.
– Так скажи мне еще раз, – его лицо было совсем близко. – Ты думаешь обо мне, когда их используешь? Думаешь обо мне, когда дрочишь? Тебе нравится?
Рейз старательно кивнул.
– Да, Габриэль, – в его голосе слышалось желание, и член снова полностью встал. – Я думаю о тебе и о том, что ты со мной делаешь, и мне это очень нравится. Я только жалею, что рядом нет тебя. Иногда я случайно задеваю ремень, – признался он, – и от одного только прикосновения завожусь настолько, что приходится уходить и дрочить, так я тебя хочу.
– Боже, – прошептал Габриэль.
Глаза у него сделались огромные, темные. Он впился в Рейза таким поцелуем, что тот едва мог дышать, а потом принялся прокладывать дорожку из поцелуев вниз, к груди. Положив руки Рейзу на бедра, он начал посасывать и прикусывать сосок. Рейз стонал, едва осознавая, что делает.
Когда в его плоть впились зубы, он тихо вскрикнул, сжимая пальцы на сцепленных под поясницей руках. Габриэль закусил сосок, оттянул его и защелкнул зажим чуть ниже. От боли, вызванной металлическими зубцами, Рейз едва не подскочил. Габриэль проделал то же самое на другой стороне, оставив Рейза дрожать от наслаждения.
Потом он отступил, любуясь результатом. Рейз видел одобрение и жажду на его лице, очертания возбужденного члена под тканью брюк.
– Какой красивый, – пробормотал Габриэль, вслед за чем потянулся и провел кончиками пальцев по едва заметным шрамам на плечах Рейза. – Это откуда?
– Я повредил плечи, – тихо ответил Рейз. – Тот случай, о котором я рассказывал, помнишь? Когда отец узнал обо всем.
Габриэль молча отошел к висящему на двери пиджаку и порылся в кармане. Вернулся с наручниками. Рейз затаил дыхание, ожидая, что будет дальше. Габриэль настойчиво встряхнул наручники, и Рейз вытянул руки, сблизив запястья. Габриэль крепче сжал наручники, а в следующий момент ударил ими Рейза по лицу так, что тот пошатнулся.
– Никогда не утаивай от меня такие вещи, – ледяным тоном проговорил Габриэль. – Никогда больше не забывай рассказывать мне то, что действительно важно, что может серьезно навредить тебе. Понял?
По крайней мере, в этот раз Рейз остался на ногах. Он восстановил равновесие и выпрямился, продолжая держать руки перед собой.
– Да, Габриэль, – ответил он, глядя из-под ресниц.
– Если я делаю тебе больно, – объяснил Габриэль, – я хочу, чтобы это было нарочно. Я хочу причинять тебе боль так, чтобы ты возвращался за ней снова и снова. – Он говорил тихо и напряженно, а в конце защелкнул наручники у Рейза на запястьях.
– Да, Габриэль, – от желания у Рейза закружилась голова. – Я тоже этого хочу. Пожалуйста, Габриэль.
Он встретился взглядом с Габриэлем всего на момент, и сквозь него словно электрический разряд прошел, когда он заметил в глубине глаз напротив отражение собственного желания.
Габриэль провел пальцем по влажной головке члена Рейза. Глядя Рейзу в глаза, он поднес палец ко рту и медленно его облизал. Рейз не стал сдерживать стон. Габриэль проделал это еще раз и зажмурился, слизывая с кожи вкус Рейза. Потом открыл глаза, взялся за цепочку и дернул Рейза к кровати.
Рейз едва не упал, когда Габриэль заставил его согнуться над кроватью. Руками и лбом он теперь упирался в постель и стоял так, с широко расставленными ногами и вздернутым задом, чувствуя себя полностью выставленным напоказ. Восхитительно. Он мог видеть, как влажно поблескивает его набухший член.
– Скажи мне, что ты хочешь этого, – проговорил Габриэль. – Скажи мне, чего ты хочешь.
– Сделай мне больно, – вжавшись лбом в руки, Рейз медленно толкался бедрами в пустоту. Собственные слова распаляли его еще больше. – Сделай мне больно, пожалуйста, Габриэль. – Умолять было так приятно. – Пожалуйста.
Он услышал шорох вынимаемого из шлевок ремня, и в следующее мгновение удар обрушился на его и без того ноющую задницу. Неожиданная боль заставила его дернуться и ахнуть.
Ремень Габриэля был шире и сделан из толстой черной кожи. Удар вышел сильный. На следующем Рейз понял, что Габриэль, должно быть, сложил ремень вдвое. Рейз постанывал на каждом ударе, на глаза навернулись слезы. Габриэль снова бил куда придется, и сильно, и когда порка закончилась, Рейз трясся и стонал, отчаянно желая большего.
– В постель.
Ремень упал на пол, и Габриэль шлепнул Рейза по горящему заду. Оглушенный и озадаченный, Рейз забрался на кровать.
– На спину.
Рейз перевернулся, сцепил скованные руки на животе, приподнял и развел ноги, помня, как Габриэль бил его до этого.
Габриэль разделся до конца и присоединился к Рейзу на кровати. Устроившись у Рейза между бедер, он наклонился и осторожно поцеловал одно. Рейз наблюдал за ним широко раскрытыми глазами, гадая, что будет дальше. Габриэль снова поцеловал его бедро, очень нежно. С одной стороны, с другой, его поцелуи становились все более мокрыми и горячими, вбирающими все больше кожи, вслед за чем превратились в укусы. К коже моментально прилила кровь, и нервы загудели от боли.
Все началось так чувственно, но вскоре Рейз уже вздрагивал и поскуливал, пока зубы Габриэля впивались в его плоть снова и снова, а губы оставляли засосы. Мышцы дрожали от попыток не двигаться. Габриэль заворчал, как животное, и укусил его еще сильнее, Рейзу даже показалось, что под зубами лопнула кожа. Он вскинул бедра и вскрикнул от боли. Предсеменная жидкость капала на живот, и капли ее стыли на коже. Ужасно хотелось кончить. Габриэль ставил на нем метки, пока Габриэль не начал скулить в голос, потом отстранился.
В комнате стоял полумрак, а разрешения двигаться Рейз не получил, поэтому он прислушивался. Габриэль ходил неподалеку и как будто что-то искал. С каждым вздохом от сосков разбегалась свежая боль. Воздух жег бедра. Существовать было больно. Просто лежать было больно. И так хорошо.
Потом Габриэль вернулся и накрыл его губы таким поцелуем, что Рейз забыл, как дышать. Габриэль сильно потянул цепочку зажимов, заставив его взвыть в поцелуй. Он оседлал Рейза, задев членом и яйцами наручники и скованные руки, и застонал, не прерывая поцелуев. Рейз сдвинул руки и погладил член Габриэля, ощущая потеки влаги на ладонях. Габриэль слегка откинулся назад, вжимаясь в руки Рейза, и показал ему смазку и презерватив.
– Надевай, – велел он, сунув презерватив Рейзу в руки.
Рейз взглянул на него большими глазами и подчинился. Раскатывая презерватив по члену, он следил, как Габриэль выдавливает лубрикант на два пальца. Слегка приподнявшись на коленях, он свободной рукой оперся Рейзу на грудь. Трогая себя и глядя на Габриэля, Рейз ощущал, будто вот-вот взорвется.
Не спуская глаз с Рейза, Габриэль застонал – громко и бесстыдно – после чего начал проталкивать в себя пальцы. Рейз застонал в унисон в тот же момент. Габриэль смотрел ему в глаза и трахал себя пальцами, из его полуоткрытого рта рвались восхитительные звуки. Рейз справился с презервативом и сжал основание члена, выражая готовность.
Ему так нравилось, как Габриэль пользовался им, чтобы кончить. Он бы сделал для Габриэля все – и это, и что угодно, о чем бы только Габриэль ни мечтал. А Габриэль тем временем убрал пальцы, примерился и начал опускаться на член. Дернувшись, Рейз пережал основание члена, чтобы не кончить. Габриэль медленно насаживался все глубже.
– Мне нравится твой член, – выдохнул он. – Хотел бы я, чтобы он был со мной постоянно. Я бы… трахал им себя каждое утро. Люблю чувствовать член в себе.
Габриэль откинулся назад, вращая бедрами и царапая ногтями кожу на внутренней стороне. Он закрыл глаза, растворившись в удовольствии, а Рейз жадно наблюдал за ним.
Это было лучше любого порно. В комнате было достаточно света, чтобы Рейз видел, как он насаживается на член, оглаживая ладонями собственное тело. Потом потянулся и собрал пролившиеся капли предсеменной жидкости с волос на животе Рейза, сунул пальцы в рот и застонал, не прекращая двигаться. Потом, наконец, взялся за цепочку наручников и подтянул руки Рейза к своему члену.
– Отдрочи мне, – приказал он, открыв глаза и впившись в Рейза взглядом. – Сделай как себе.
Рейз обернул пальцы одной руки вокруг ствола, другой – вокруг головки, и начал дрочить. Скользкий жар на ладонях заставил его вздрогнуть и застонать вслух. Он знал, как Габриэлю нравится слышать его, поэтому не сдерживался. Откинув голову на подушки, он тяжело дышал, вскрикивал, вскидывал бедра и двигал руками в такт движениям Габриэля, который трахал себя его членом. Ощутив приближающийся оргазм, он заскулил и прикусил губу, пытаясь сдержаться.
– Не кончай, – велел Габриэль. – Не кончай, пока я не скажу.
– Не буду, – простонал Рейз, заставив себя держать глаза открытыми и глядя в лицо Габриэлю, будто это могло как-то помочь. – Я хочу быть хорошим для тебя, Габриэль. Я просто хочу быть хорошим.
Габриэль застонал. Ресницы его трепетали. Он дернул цепочку между зажимами, отчего у Рейза перехватило дыхание.
– Люблю, когда ты ведешь себя, будто шлюха, – прошептал он.
– Я и есть, – надломленно проговорил Рейз. – Мне нужно это. Мне нужен ты. Габриэль, пожалуйста, пожалуйста…
Мышцы живота напряглись, ноги дрожали. Рейз силился не кончить.
– Скажи это, – Габриэль сильно дернул цепочку, и Рейз, выгнувшись под ним, вскрикнул от боли. – Обожаю, когда ты это говоришь. – Его голос был хриплым, а член в руках Рейза скользким от смазки. – Я так чертовски бурно кончил сегодня, когда ты это сказал. Бля, Рейз. Бля, просто скажи это еще раз.
Рейз сообразил, что именно хочет услышать Габриэль.
– Я шлюха, – проскулил он, извиваясь, всхлипывая и понимая, что теряет контроль. – Я шлюха… если это то... что тебе нужно. Пожалуйста, Габриэль. Я твоя шлюха. Я хочу этого, хочу, хочу тебя… – он пытался сосредоточиться на лице над собой. – Пожалуйста, используй меня.
Он сдерживался из последних сил, но Габриэлю никто ничего не запрещал, и он трахал себя членом Рейза, хватая ртом воздух и скуля.
– Да, черт, да. Да, Рейз. Кончи для меня… – остальные слова потонули в тяжелом дыхании и громких вскриках, когда он начал изливаться.
Рейз осознал, что заглушающие голос Габриэля звуки издает он сам. Мир закружился в водовороте наслаждения и боли. Его трясло под Габриэлем, но он даже не пытался больше себя контролировать. Габриэль продолжал размашисто двигаться, до боли крепко сжимая его внутри, а потом медленно опустился на него, будто марионетка с перерезанными нитками.
Некоторое время они лежали грудой и приходили в себя. Потом Габриэль снял с шеи ключ от наручников и приподнялся, чтобы освободить его руки.
Рейз все еще пребывал в дымке удовольствия, когда Габриэль снял зажимы. Он вздрогнул, от боли на глаза навернулись слезы. Должно быть, он застонал, потому что Габриэль мазнул ртом по его губам и пробормотал что-то утешительное.
Рейз заставил себя двигаться, ощутив, что Габриэль сует салфетки ему в ладонь. Он стянул презерватив и завернул его в салфетки. Попытавшись встать, он понял, что после двух избиений за вечер все тело мучительно затекло.
– Лежи, – сказал Габриэль, взял у него салфетки и толкнул его на кровать. – Отдыхай.
Он исчез в ванной, судя по звуку, включил воду, вернулся с мокрой мочалкой и вытер член и яйца Рейза, потом чистой стороной обтер все остальное.
Намокнув, Рейз замерз, но Габриэль прилег рядом с ним и накинул на них одеяла. Рейз развернулся к Габриэлю, и тот, подсунув руку ему под плечи, притянул его к себе, нежно поцеловал в губы и погладил по волосам.
– Все нормально?
У Рейза заныло в груди и перехватило дыхание, но он кивнул, прижавшись лицом к плечу Габриэля. После чего вспомнил, что Габриэль предпочитает ответы вслух, и отозвался:
– Со мной все хорошо.
Габриэль продолжал гладить его, потом поцеловал в висок.
– Если что, ты должен сказать, чтобы я остановился, – тихо проговорил Габриэль. – Ты меня так заводишь, что я едва осознаю, что делаю. Я не хочу навредить тебе.
От нежности и заботы в его голосе у Рейза снова защипало в глазах.
– Попытаюсь, – пообещал он. – Раньше я не знал как. Не хотел.
– Рейз, Рейз, – Габриэль притянул его поближе. – Ты уж лучше научись, потому что прекращать я не хочу. Особенно из-за того, что сделаю тебе слишком больно. – Он помолчал, потом шепнул Рейзу на ухо. – Прости за первый раз.
– Почему? – Рейз отстранился, чтобы видеть его лицо.
Габриэль приподнялся и привалился к обитой кожей спинке кровати.
– Я не просто был неосторожен, – признался он, не глядя на Рейза. – Я делал это специально, – он принялся разглаживать соскользнувшие до пояса одеяла. – Я злился. Я делал это не с тобой, а с ними. Ты просто подвернулся под руку. Я потерял контроль. Так нельзя.
Рейз потянул его за руку, побуждая снова лечь.
– Я так и понял, – сказал он. – Может, ты и потерял контроль, но и я тоже. Мне это было очень нужно. Готов повторить хоть сейчас.
Одна мысль казалась возбуждающей. Должно быть, это отразилось на его лице, потому что Габриэль сделал большие глаза, наклонился и поцеловал его, на этот раз ласково.
– Да ты, бля, свихнулся, – заметил он. – Таким и оставайся.
Рейз рассмеялся, обнял Габриэля и стянул его вниз.
– Староват я уже меняться, – согласился он. – Останешься на ночь?
– Кажется, я слишком устал, чтобы вести, – рассудил Габриэль. – Совсем ты меня заездил, старичок.
Он устроился удобнее в руках Рейза, и тот снова натянул на них обоих одеяла. Габриэль довольно вздохнул и носом потерся о грудь Рейза.
– А ты что, и вправду врезал Мэллою в брюхо? – пробормотал он немного погодя.
Рейз рассмеялся ему в волосы.
– Это было не самое мое зрелое решение, – признался он. – Однако определенно одно из самых приятных. Жаль, правда, я не врезал ему по морде, но ведь за это он мог бы на меня и в суд подать.
Габриэль тоже рассмеялся.
– Поверить не могу, что ты в тот момент об этом подумал. Мне бы и в голову не пришло.
– Преимущества возраста, – отозвался Рейз. – К тому же, я не так часто хожу на свидания с горячими молодыми людьми, чтобы портить эти свидания арестом.
Габриэль рассмеялся еще сильнее и ущипнул Рейза за саднящий сосок.
– Вот теперь я понимаю, что ты болтаешь чепуху, – сказал он.
– Так может, мне стоит замолчать?
Рейз перевернул Габриэля и медленно поцеловал – тот, вроде, не возражал. Он запустил пальцы Рейзу в волосы и ответил на поцелуй, неторопливо и нежно.
Постепенно они оба начали задремывать и в конце концов уснули, не выпуская друг друга из рук.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Mishel_7, Virsavia, Aneex, u-tashka, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
12 Янв 2019 19:54 #74 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 10/13 upd. 11.01.2019
Глава 13

Рейз медленно проснулся, чувствуя, как вместе с ним пробуждается и боль от того, чем они занимались вчера вечером. Надо было подняться и раздобыть обезболивающего, но спина и бедра превратились в сплошную массу узлов, стреножив его самым ироничным образом. Однако полностью он проснулся тогда, когда с потрясающей ясностью осознал, что обнимает теплое тело. Габриэль крепко спал. Его лицо в утреннем свете казалось расслабленным и мирным.
Господи, как же он молод – должно быть, лет на двадцать моложе Рейза – и этим красив, хотя за внешностью красив тоже. Рейз поцеловал его в лоб и, закусив губу, перекатился на спину. Габриэль перевернулся вслед за ним, уткнулся носом в его голую грудь. Рейз со вздохом прижал его к себе, не обращая внимания на боль. Оно того стоило.
Габриэль зашевелился, когда солнце выглянуло из-за облаков, и лучи упали ему на лицо. Он недовольно заворчал и скатился с Рейза, в процессе заехав ему локтем под ребра, а коленом в бедро. Рейз, пытаясь отодвинуться, не сдержал тихого стона.
Надо было подняться и желательно до того, как Габриэль проснется достаточно, чтобы увидеть свидетельства его возраста. Рейз осторожно сел и заново осознал, как же всё болит.
Но он ни о чем не жалел. От каждого укола боли в животе разливалось тепло. Он посидел на краю кровати в солнечных лучах, потом неохотно встал и медленно выпрямился. Постояв немного, он прикусил губу и рискнул потянуться. Мышцы протестующе взвыли, суставы защелкали.
– Блин, – сонно пробормотал сзади Габриэль. – Ну я тебя и отделал.
– Все нормально, – соврал Рейз.
Он причесал пятерней волосы и развернулся посмотреть на Габриэля, внезапно засмущавшись в утреннем свете – помятый, с ломотой во всем теле и начавший возбуждаться от этого.
– Я достану тебе что-нибудь солиднее, – откинув одеяла, Габриэль подобрался к нему. – Стек или трость. – Он взглянул снизу вверх, многозначительно, несмотря на дымку сна. – Тебе понравится трость, – пообещал он голосом, полным желания.
– Да, Габриэль, – выдохнул Рейз.
От одного тона его член начал твердеть. Он машинально взъерошил волосы обеими руками и сцепил пальцы на затылке, чтобы расправить плечи.
– Мне нравится. Так и стой, – наклонившись, Габриэль безо всякого предупреждения втянул его член в рот.
– Бля, – Рейз дернулся и едва не потерял равновесие.
Довольно хмыкнув, Габриэль, стоя на четвереньках, принялся очень умело отсасывать ему.
Он лизал и сосал, отстраняясь, чтобы поласкать языком головку, и вскоре у Рейза полностью встал. Постанывая, он продолжал держать руки за головой, не желая касаться Габриэля без разрешения. Правил он не знал – Габриэль сам их устанавливал, и все они Рейзу очень нравились.
Смотреть в утреннем свете на Габриэля, на выражение удовольствия на его лице, было восхитительно. Габриэль совершенно увлекся своим занятием, потворствуя себе, а Рейзу с радостью ему в этом потакал, наслаждаясь ощущением горячего мокрого рта и слушая тихие стоны. Отстранившись, Габриэль посмотрел на него снизу вверх, затем облизнул головку его члена – Рейз увидел, как мягкий розовый язык прошелся по темно-красной головке. От этого зрелища его прошило дрожью, яйца поджались, а тело требовало еще.
– Черт, какой ты красивый, – прошептал Рейз.
Он сам не понимал, что говорит, осознавая только, что лучшего зрелища, чем отсасывающий ему Габриэль, в жизни не видел.
Габриэль согласно промычал что-то и продолжил сосать и облизывать, чуть ли не урча. Одной рукой он потянулся вниз и начал гладить собственный член, и осознание этого заставило Рейза вздрогнуть и застонать. Он с трудом сдерживался со всей этой красотой перед глазами – Габриэль, растрепанный и довольный, его рот на члене Рейза, сокращающиеся мышцы, когда он дрочил себе.
Скоро Рейз уже стонал в голос и подавался бедрами вперед, ощущая проходящие по телу волны дрожи.
– Габриэль, – предупреждающе простонал он.
Он не хотел останавливаться, не хотел, чтобы Габриэль останавливался. Это был сущий рай – теплые лучи солнца на его ноющих бедрах и спине, горячий рот Габриэля на его члене.
Габриэль снова поднял глаза – почти невинный взгляд – и заглотил член Рейза до основания, застонал и покачнулся, быстрее двигая рукой по собственному члену.
Рейз оставался неподвижным из последних сил. По животу и вдоль хребта разлился жар, он выгнулся, крепче сцепил пальцы и выдохнул имя Габриэля, не сводя глаз с его лица.
Когда горячее наслаждение выплеснулось наружу, Габриэль со стоном сглотнул и продолжил сосать, будто тоже не желал останавливаться. Он толкался в свою ладонь резкими рывками, а когда Рейз отодвинулся, уходя от переизбытка ощущений, с огорченным видом заскулил и облизнулся.
Не дождавшись разрешения, Рейз упал на колени, лизнул губы Габриэля и впился в них поцелуем. Колени его просто убивали, но ему не было до них дела. Он чувствовал свой вкус во рту Габриэля, а Габриэль стонал в поцелуи на той отчаянной ноте, которая извещает о близком оргазме.
– Пожалуйста, – шепнул Рейз ему в губы.
– Что? – едва выговорил Габриэль.
Он отстранился и сел на пятки, продолжая быстро двигать ладонью по скользкому члену.
Рейз нагнулся и тронул языком головку, сжав складки простыни в кулаках. Взглянул на Габриэля снизу вверх и повторил:
– Пожалуйста.
– Блядь. Бля… – Габриэль дернулся, из щелки выступила прозрачная жидкость. – Да. – Свободной рукой он хлопнул Рейза по щеке. – Открой рот.
Жжение внезапной пощечины заставило Рейза вздрогнуть от удовольствия. Он открыл рот и посмотрел на Габриэля, ставшего для него в этот момент всем миром.
Габриэль был самым лучшим.
– Рейз…
Габриэль двинул бедрами, и на язык Рейзу выплеснулась сперма, потекла по подбородку. Габриэль тяжело дышал, постанывал и продолжал дрочить, наполняя рот Рейза семенем. Когда он снова осел на пятки, Рейз слизал случайные капли у него с пальцев, чтобы ничего не пропало. Закончив, он взглянул на Габриэля, оценивая реакцию. Габриэль собрал сперму у него с подбородка и позволил ему обсосать палец дочиста. Он слегка улыбался и выглядел восхищенным.
– Доброе утро, – пробормотал Рейз, когда Габриэль убрал палец.
Он определенно размялся и почувствовал себя лучше.
– В самом деле доброе, – Габриэль обхватил его лицо ладонями и поцеловал, медленно и крепко. – Вернемся в постель?
– Только телефон заберу, – Рейз оставил мобильный в машине вчера вечером. – Надо заказать нам завтрак.
– Побыстрее возвращайся, – Габриэль еще раз поцеловал его и растянулся на кровати.
Он выглядел так, что уходить не хотелось, и Рейз сурово напомнил себе, что отлучается всего лишь на минуту.
– Хорошо, – он поднялся и пошел за халатом. – Сейчас вернусь.
Рейз вышел в многообещающий новый день, ясный и свежий. Остановившись на крыльце, он глубоко втянул прохладный воздух и босиком пошлепал к машине, чтобы забрать мобильник и одежду.
Жизнь начала ему нравиться.

***

В телефоне, разумеется, собрались сообщения, и одно из них было от Такиса. Рейз выслушал его на обратном пути к дому.
«Пап, привет, – Рейзу это никогда не наскучивало. – Меня сегодня пригласили на репетицию, так что помогать красить не приду. Надеюсь, ты не против. Приеду на следующие выходные. У меня выступление, чувак. – Рейз улыбнулся воодушевлению в голосе сына. – Может, мама приедет, и ты говорил, что как-нибудь заглянешь. Приводи своего бойфренда. Тебе понадобится кто-нибудь, чтобы защищать тебя от свободных горячих цыпочек. Я бы сам подсобил, но буду занят. В общем, до пятницы. Увидимся».
Рейз все еще улыбался, когда вернулся в спальню и швырнул одежду в приспособленный вместо корзины для белья чемодан. В кухне он сварил кофе и отправил Такису сообщение, в котором пообещал непременно явиться, куда угодно – с бойфрендом или без – чтобы посмотреть, как он играет. Он жалел о прошлых ошибках, но от того, что он почувствует себя менее счастливым сейчас, они не исправятся.
– Что смешного?
Габриэль, раскинувшийся на солнышке, выглядел ангелом, упавшим с облака и приземлившимся на постель Рейза. В кои-то веки он соответствовал своему имени, хотя большую часть времени вел себя как сущий дьявол.
– Таки, – не задумываясь, Рейз воспользовался уменьшительным именем сына.
Он оставил телефон на подоконнике и снял халат перед тем, как вернуться в постель. Мышцы заныли, и он поморщился.
– Иди сюда, – Габриэль протянул к нему руки, и Рейз позволил себе прильнуть к нему. – Как ты?
– Всё болит, – Рейз осторожно расслабился. – Пройдет. – Он запечатлел поцелуй на груди Габриэля. – Таки передал, что у него выступление в пятницу. Я сказал, что приду. Я никогда раньше на них не ходил.
– Никогда? Паршивый же из тебя папаша, – Габриэль смягчил слова, обняв Рейза и чмокнув его в волосы. – Уверен, ты отлично проведешь время.
– Предполагается, что я прихвачу бойфренда, – добавил Рейз и рассмеялся.
– О, у тебя есть бойфренд, а я не в курсе?
Габриэль слегка подтолкнул Рейза, побуждая его перевернуться на спину, и позволил ему двигаться в собственном темпе, а потом с ухмылкой навис сверху.
– Ну, нет. Я ему сказал, что это вряд ли, но он такая заноза. Любит меня поддразнивать, – Рейз порозовел. – По-моему, староват я для всего этого.
– За себя говори, – Габриэль метнул на него лукавый взгляд. – Думаю, ты должен сводить меня куда-нибудь еще раз как минимум, чтобы я разобрался.
– В пятницу вечером? – Рейз подумал, что, вероятно, не так уж и стар, если бабочки в животе говорят хоть о чем-то. – Я думал, ты возвращаешься в Майами.
– Я успешно прошел собеседование вчера утром, – Габриэль пожал плечами. – Узнал перед тем, как за тобой заехать. Остаюсь до следующего этапа в среду. Лишние день или два не повредят.
– Ну так в пятницу? – Рейз почувствовал, будто сердце в груди сговорилось с бабочками и решило устроить побег из грудной клетки, однако счел нужным предупредить, чтобы расставить все точки над i: – Возможно, там будет моя бывшая жена. Та, которая хорошая. Мать Такиса. Мэгги.
– Это ничего? – Габриэль слегка помрачнел, будто солнце спряталось за облако.
– Ничего, – Рейз искренне порадовался, что говорит правду. – Она про тебя уже знает.
Габриэль нахмурился сильнее.
– Мне надо было с кем-то поговорить, – пояснил Рейз, ощущая, как возвращаются страх, печаль и стыд, которые он чувствовал раньше. – Я хотел убедиться, что не порчу все необратимо. Я просто… когда-то она была моей лучшей подругой. С кем еще я мог поговорить?
Габриэль смягчился и поцеловал его в лоб, погладил по щеке.
– Ты опять это делаешь, – прошептал он.
– Я… – Рейз хотел извиниться, но Габриэль поцеловал его в губы, и очень долго говорить он не мог.
– Не надо, – Габриэль отстранился, и выражение его лица теперь было нежным. – Значит, в пятницу.
– Хорошо. В пятницу, – Рейз ощутил, что снова способен дышать. – Есть планы на сегодня?
Габриэль мотнул головой.
– Не во мне дело. Такис придет помочь тебе красить?
– Он репетирует, – Рейз не стал сдерживать улыбку. – Думаю, сам как-нибудь справлюсь.
– У меня на сегодня планов нет, – равнодушно сказал Габриэль.
Но были в его тоне какие-то нотки, и Рейз их не пропустил. Он быстро учился.
– Помощь мне пригодится, если вдруг захочешь остаться, – Рейз наклонился и поцеловал его в губы. – Можешь подержать меня за руку на базе стройматериалов. Терпеть их не могу, вечно теряюсь.
– Это просто большой склад, – возразил Габриэль и вернул поцелуй. – Я помогу тебе найти, что нужно. А может, еще что-нибудь, – его улыбка сделалась коварной, и Рейз рассмеялся, хотя ощутил укол возбуждения.
– Да, но за руку-то ты меня подержишь? – Рейз снова перевернул их, не обращая внимания на протесты мышц.
Теперь Габриэль оказался на спине, а Рейз навис над ним, широко улыбаясь и ожидая ответа.
Габриэль помолчал немного, потом рассмеялся, приподнявшись, невесомо поцеловал Рейза и снова упал на подушки.
– Конечно, я подержу тебя за руку. Где бы мы ни были.

КОНЕЦ

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: Калле, SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, Mishel_7, Virsavia, Aneex, ivanova, ml_SElena, blekscat, екатеринаровно, u-tashka, Maxy, Jolyala, Gnomik

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Кана Го
  • Кана Го аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
12 Янв 2019 20:45 #75 от Кана Го
Кана Го ответил в теме Эна Кроу "Неравные" 9/13 upd. 09.01.2019
SvetВладимировна, Maxy, спасибо! Рада, что перевод нравится.

Твори! Или хотя бы вытворяй...
Поблагодарили: ivanova, verle69, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.