САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7

ТЕМА: Catatonic Seiory "Мой Любимый", 7/24, upd. 27.01.2016

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 21 Ноя 2013 00:03 #16

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Margoshka, пожалуйста. :flirty2:
Да уж, представляю, что сейчас вообще ничего не понятно пока, но могу сказать, что здесь события и жизни героев (причём многих) переплетаются очень тесно. В следующей главе нас ожидает кое-что очень неожиданное. :whistle: Автор хитра и умеет заинтриговать. :crazy:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 22 Ноя 2013 11:18 #17

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Не в сети
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
  • Сообщений: 211
  • Спасибо получено: 273
  • Репутация: 1
NellaBlue, спасибо :) Очень интересная история. И я сначала вообще не могла понять какое же это время. То ли сразу после войны, хотя создалось впечатление чуть ли не 80х годов. Откровенно говоря засомневалась, а потом тоже пришла к выводу что это перехлест во времени. Уж больно легко народ с огнестрелом обращается... А история начинает развиваться очень динамично!

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 22 Ноя 2013 15:40 #18

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Ksenija, пожалуйста. :flirty2:
Рада, что история нравится)))
То ли ещё будет. В следующей главе автор нас удивит. :browke:
пыс: спасибо за цветочек. :pocelui:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 11 Янв 2014 03:32 #19

  • Margoshka
  • Margoshka аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 15
  • Спасибо получено: 16
  • Репутация: 0
ну когда ж там прода то??? а то каждый день залазию сюда а проды все нет и нет, а так дико интересно как там дальше будет... и больше всего что будет делать Куртис...))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 11 Янв 2014 12:12 #20

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Margoshka, прода в процессе. :yes: Как закончу главу, вычитаем и выложим. Постараюсь побыстрей. :shy:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 13 Янв 2014 11:38 #21

  • Alexandraetc
  • Alexandraetc аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 331
  • Спасибо получено: 597
  • Репутация: 3
Каюсь, я как-то раньше мимо обходила эту историю. Даже не могу сказать, почему. Ну, надеюсь, лучше поздно, чем никогда. Начало интригующее, я присоединяюсь к ждущим объяснения, что же такое произошло с пространственно-временным континуумом, позволившее встретиться Илану и Курту - людям, которые по всем признакам, встретиться были не должны.
NellaBlue, denils, спасибо вам за перевод ) :frower: :frower: Жду продолжения :yes:
Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 13 Янв 2014 19:28 #22

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Alexandraetc, пожалуйста. :flirty2:
Ну так это понятно, почему обходила))) Из первых глав толком ничего не ясно, и в голове каша, наверное))) Ну, по крайней мере у меня так было, когда начинала читать. Зато скоро мы узнаем, в чём там дело. :yes:
Сама история очень трогательная и необычная. Надеюсь, понравится. :wink:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Alexandraetc

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 21 Янв 2014 17:46 #23

  • irinadiabolik15
  • irinadiabolik15 аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 18
  • Спасибо получено: 13
  • Репутация: 1
привет... :cray3: когда же продолжение.... :cray3:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 3/24, upd. 19.11.2013 21 Янв 2014 17:50 #24

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
irinadiabolik15, привет)))
Сорри за задержку. :shy:
Часть главы уже готова, сейчас сижу, перевожу остальное. Дальше главы пойдут длинные и очень интересные.
Постараюсь поскорей. :yes:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 02.02.2014 02 Фев 2014 18:16 #25

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Глава 3

Глава 4. Концлагерь


Просыпаюсь от монотонных тихих гудков и с трудом открываю глаза. Пытаюсь понять: где я, вернулся ли Куртис, и было ли всё произошедшее со мной на самом деле.
Открыв глаза, сначала ничего не вижу, даже не различаю очертания предметов. Сосредоточившись, понимаю, что вокруг темно и лишь слабый лунный свет тускло освещает комнату. Всё вокруг белое, и я подключён к какой-то аппаратуре. Больница. Смотрю на капельницу, пытаясь вспомнить, как я здесь оказался и, слегка пошевельнувшись, понимаю причину.
Ногу прошивает болью, и еле сдерживаюсь, чтобы не закричать. Почему-то не могу пошевелить рукой и начинаю паниковать. Но, к счастью, оказывается, что это мама заснула у меня на руке. В палате находится вся моя семья. Иви и Трент тоже здесь. Ив задремала, положив голову Тренту на плечо. Заметив движение в углу, понимаю, что кто-то не спит, а затем вижу направляющегося ко мне папу.
- Как ты себя чувствуешь? - тихо спрашивает он, прикладывая руку к моему лбу, который, по сравнению с его ладонью, очень горячий. Папа хмурится.
- Я устал, - отвечаю. По правде говоря, я не знаю, как себя чувствую. Заторможенным? Усталость, пожалуй, самое правильное описание моего самочувствия.
Некоторое время папа молчит, затем берёт стул и, пододвинув его ближе к кровати, садится и прикладывает к моему лбу мешочек со льдом. Поблагодарив, я предлагаю ему подержать его, но папа запрещает. Чуть погодя он кладёт холодную руку мне на плечо, и я понимаю, что весь горю.
- Илан, что с тобой случилось? - наконец спрашивает папа. Вздрагиваю, не зная, что ответить. Как сказать отцу, что меня спас неонацист, который к тому же и позаботился обо мне, хотя и знал, что я еврей? Если я даже упомяну его, папа подумает, что это Куртис сделал мне больно, и устроит массовую охоту на человека, который "совершил" преступление из ненависти. Куртис же, несмотря на дурной вкус в выборе символов, не заслуживает этого.
- Я попал в капкан, - честно отвечаю я. - Мне не удалось выбраться, но кто-то нашёл меня и принёс домой, - замолкаю и смотрю на отца, который о чём-то задумался. - А тот человек... Вы его видели?
- Нет, - отвечает папа. - Я нашёл тебя без сознания на заднем дворе. И прибежал, когда увидел яркую вспышку в небе. - Отец убирает мешочек со льдом и проверяет температуру ещё раз. - Ты знаешь этого человека?
Задумываюсь, прежде чем ответить.
- Нет, не знаю.
Отец кивает и чуть улыбается.
- Тогда нам очень повезло, что тебя нашёл хороший человек, - тихо говорит папа. - Жаль, что он ушёл. Мать кормила бы его обедами до самой старости.
При упоминании о маме мне становится совестно.
- Она сильно переживала?
- Она всегда переживает. Нина хочет, чтобы ты поскорее очнулся и вся семья вернулась домой.
Несмотря на то, что папа хотел успокоить меня, я почувствовал себя ещё хуже. Впервые в своей скучной однообразной жизни я заставил маму волноваться. Папа заметил, что мне не по себе, и положил руку на моё плечо.
- Всё в порядке. Никто тебя не винит в произошедшем. Это был несчастный случай. Она знает, что такое может случиться с кем угодно. - Отец кивает на спящую маму. - Хорошо, что когда ты попал в капкан, того неонациста не было поблизости.
Я замираю и чувствую, как сердце пропускает удар. Стараюсь не показывать, что меня взволновало сказанное отцом. Неонацист был в нашем лесу, но почему-то я ему нравлюсь. В противном случае, вместо того чтобы сейчас держать меня за руку, мама организовывала бы мои похороны.
- Успокойся, Илан, всё хорошо. - Холодными пальцами папа гладит меня по голове, убирая со лба чёлку. Монитор, показывающий мой сердечный ритм, начинает издавать громкие звуки, от которых родные вздрагивают во сне. - Здесь никто не причинит тебе вреда.
- Знаю, - отвечаю я и закрываю глаза. Мне надо успокоиться. Нужно прекратить всё анализировать и попытаться понять, почему тот парень был добр ко мне. Не думать ни о чём, а просто успокоиться. Господи, как же я устал.
- Илан? - Услышав голос Эвелин, я поворачиваюсь к ней. Потирая глаза, она взволнованно смотрит на меня сонным взглядом. - Как ты?
- Нормально, - тихо отвечаю я.
Остальные тоже начинают просыпаться. Похоже, Тренту вдруг стало не хватать веса на плече: он резко открывает глаза и оглядывается по сторонам. Всё ещё крепко держа меня за руку, мама садится, моргая, но спустя минуту успокаивается.
- Ох, мой малыш! - Не прошло и секунды, как я оказываюсь в объятиях мамы, не в силах сделать вдох или выдох. Я приобнимаю её, стараясь не уронить капельницу. Через несколько минут мама отпускает меня и начинает целовать в лоб. - Как же я рада, что ты жив!
От её слов я вздрагиваю. Жив, а не в порядке. Она не думает, что я в порядке. Похоже, следующие полгода мне придётся убеждать её в обратном. Уже представляю, как "весело" мне будет.
- Да, мам, со мной всё хорошо, - пытаясь вдохнуть, говорю я.
Мама отпускает меня и строгим голосом говорит:
- Илан Джозеф Элайжа, что, чёрт подери, ты делал в лесу? - О, мама вдруг рассердилась. Я жив, так что всё чудесно и прекрасно. Теперь меня надо наказать за глупость.
- Он попал в капкан, Нина, - отвечает за меня отец. С лица мамы мгновенно исчезает злость, и на её место приходит грусть. Теперь нет причин на меня сердиться.
- Мой малыш попал в капкан. - Со слезами на глазах мама вновь обнимает меня. Моя бумажная больничная сорочка становится влажной, и я чувствую себя виноватым.
- Нина, - мягко одёргивает маму отец, и она отпускает меня.
Трент и Эвелин смотрят на меня разинув рот, но Трент почему-то выглядит смешно. Брат уставился на меня каким-то отсутствующим взглядом, словно ожидает, что я вот-вот исчезну, и от этого мне становится не по себе. Эляи - единственная, кто не смотрит на меня - опустила припухшие веки.
Плохо. Я заставил всех волноваться: надо было остаться дома, а не бегать за неонацистом и попадаться в капкан. Странно, но, даже чувствуя себя виноватым, я ощущаю...
...Их любовь...
И почему-то вспоминаю Куртиса.
Чтоб его!
- Чёрт, Илан. Мы из-за тебя чуть с ума не сошли, - говорит Трент, не обращая внимания на замечание моей мамы не ругаться. Похоже, он хотел разрядить обстановку, но его голос слишком дрожал, чтобы это сработало. Трент даже не улыбнулся.
- Ты уверен, что всё хорошо? - спрашивает Иви.
- Хорошо? - каким-то странным голосом повторяет за ней Мика. - Хорошо... Илан. - Все медленно отворачиваются от меня.
Чувство вины сменяется раздражением. Всё, с меня хватит.
- Господи! - кричу я, и все вновь на меня смотрят. - Что за хрень? Я пробыл в лесу всего лишь сутки, а вы уже записали меня в покойники? Вы что, меня за совсем беспомощного принимаете? Даже если так, я ведь живой! Так что прекратите смотреть на меня, словно готовитесь к похоронам! – Но на меня продолжают глазеть, словно я говорю на иностранном языке. Спустя минуту они стыдливо отворачиваются. Я было открываю рот, чтобы продолжить, но меня прерывают.
- Какой же ты идиот, - говорит Эляи, глядя мне в глаза. - Мы волновались. Ты пропал, а рядом рыскает какой-то неонацист! Что нам оставалось? Смеяться и веселиться, словно ничего не произошло? Нет уж, нравится тебе это или нет, но мысль о том, что ты больше не вернешься, приходила нам в голову. Всем. - Эляи сверлит меня гневным взглядом, но меня так просто не смутить.
- Да, но я дома, - скрипя зубами, говорю я. - Так что прекратите оплакивать меня раньше времени. Радуйтесь жизни.
Эляи в бешенстве. Как всегда, когда мы ругаемся.
- Чёрт, Илан! - психует она. - Терпеть не могу, когда ты прав.
- Да, и я тоже, - вторит ей Мика.
Раздражение покидает меня, и я хмурюсь.
- Хм... что?
Мика смотрит на меня с кислой миной.
- Мы ужасно волновались, пока искали тебя. И вот теперь ты здесь, перед нами, и будто ничего не произошло. Что касается тебя... - Мика укоризненно тычет в меня пальцем. - Только богу известно, через что ты прошёл, но ты цел, сидишь тут как ни в чём не бывало, весь такой спокойный и рассудительный. И твоя невозмутимость, когда все вокруг сходят с ума, раздражает.
- Если бы ты был с нами, мы, наверное, действовали бы более трезво, - соглашается Эвелин. - А так мы были слишком расстроены и ничего не соображали.
Замираю, услышав её слова. Я даже подумать не мог... Я в шоке. Все молчат, ожидая моего ответа, но я ничего не говорю. Потому что не знаю, что сказать.
К счастью, Трент более разговорчив:
- Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ИЛАН! - кричит он и прыгает на меня, едва не задев больную ногу. Я с облегчением выдыхаю, и Трент сильно стискивает меня в объятиях. Я вскрикиваю и падаю на кровать. Вцепившись в меня, как клещ, Трент ерошит мне волосы. Вот же засранец.
- Ай-й-й! Трент... - хриплю я.
- Я уже думал, что никогда тебя не увижу, - громко объявляет он. Уверен, что его вопли слышала вся больница. - Я люблю тебя, Илан Авраам Элайжа!
- Меня не так зовут, - говорю, но Трент не обращает внимания.
- Трент, тебе не стыдно? - отчитывает его Ив.
Не отпуская меня, Трент поворачивается и хмурится.
- Стыдно то, как вы себя ведёте, - говорит Трент. - Вы же боитесь до него дотронуться, словно он вот-вот сломается. Он не хрустальная ваза. В этом я с ним полностью согласен.
Все как один краснеют и отворачиваются.
- Поэтому ты решил его раздавить? - вставляет Ив, всё ещё смущаясь.
Трент обнимает меня ещё крепче.
- Я люблю моего Илана. Найди себе другого.
Своей дурацкой выходкой Трент ухитряется немного разрядить напряжённую обстановку. Мама даже улыбается и треплет меня по волосам. Немного погодя Трент хватает подаренные мне кем-то цветы и начинает обрывать от них лепестки, играя в "любит-не любит" (я, конечно же, выступаю в роли "любимого"). Ив, как всегда, делает ему замечания. А потом брат наконец разжимает кулаки и заключает меня в медвежьи объятия. Эляи же, наоборот, даже не взглянув в мою сторону, покидает палату.

* * *


- Эй. - Чей-то голос выводит меня из ступора. Я моргаю и осматриваюсь. Все уже ушли, кроме мамы. Её сейчас даже силком от меня не оттащишь. - Я тут, - вновь слышу я и оборачиваюсь посмотреть, кто это. В дверях стоит моя бабушка.
Она совершенно не похожа на обычных бабушек и выглядит, скорее, как моя мама. Когда родилась мама, бабуле было всего девятнадцать. А мама родила нас тоже будучи совсем юной. Волосы у бабушки чёрные, а глаза, в отличие от меня, тёмно-карие. Когда она улыбается, то светится так, что хочется улыбнуться в ответ.
И, конечно, её ни в коем случае нельзя называть бабушкой. Она расценивает это, как "еврейское святотатство".
- Привет, Татти, - тихо здороваюсь я. Татти (её полное имя Таттьянна, и она считает, что это звучит вполне "по-бабушкиному") заходит в палату. Бросив взгляд на свою дочь, которая сейчас спит в другом конце комнаты, она грациозно идёт в мою сторону. Мама ещё не скоро проснётся, поэтому Татти подходит к кровати и улыбается.
- Как тут мой маленький Или? - спрашивает она, беря меня за руку, словно проверяя, настоящий ли я. Я слабо улыбаюсь.
- В порядке, - отвечаю. - Вообще-то, я немного удивлён. Ты не переживаешь?
Татти фыркает и садится на стул.
- Ох, дорогой, я знаю, что ты сильный. Однако я всё равно сразу же прилетела, как только позвонила Нина. - Бабушка замолкает, и её глаза тускнеют. Она оглядывает палату, словно вспоминает что-то. - ...Не ожидала, что это случится так скоро.
- Чего ты не ожидала? - спрашиваю я. Татти вскидывает голову и смотрит на меня.
- Этого ужаса, - тихо отвечает она. - Этого страшного ощущения, будто я потеряла дорогого мне человека.
- А ты что, ожидала потерять меня? - Приподнимаю бровь.
- Я мать и бабушка, милый, - объясняет Татти. - Знаю, что ты сильный, но не проходит и дня, чтобы я не переживала за свою семью. Когда Нина рассказала мне обо всём, я поняла, что ты в порядке, но... просто она не углублялась в детали.
Я хмыкаю.
- Она всегда преувеличивает.
- Это-то и интересно. Когда она была ребёнком, то наоборот, преуменьшала правду. Материнство полностью изменило её, - весело говорит Татти. - Твоя мама рассказала мне о незнакомце на вашем дворе.
Я напрягаюсь.
- Ага, - стараюсь, чтобы мой голос звучал нормально.
- Я тебе когда-нибудь рассказывала, как моя семья бежала из Европы с помощью одного нациста? - спрашивает Татти. Я смотрю на неё неверяще, переваривая услышанное. - Именно. Так же и я среагировала, когда они мне рассказали. Видишь ли, когда я была маленькой девочкой, в школе надо мной издевался один мальчишка. Его звали Ули Картер. Тогда мы ещё жили в Теннесси, и нам приходилось туго, в особенности из-за семьи Картеров. Я очень рада, что ты, Илан, живёшь в другое время. Я не хотела бы, чтобы ты пережил то, через что мне пришлось пройти в юности. Мы не видели добра от окружающих. Не могу даже сосчитать, сколько раз я... - бабуля замолкает и смотрит на потолок. Я же стараюсь не пропустить ни одного её слова. - Ах, это неважно. В общем, люди нас не любили. Вдобавок ко всему, нам не симпатизировали некоторые протестантские общины. Короче, Картеры были... скажем, так, Илан, они отрицали сам факт холокоста.
Я старался не задумываться над её словами. Выслушаю бабулину историю, а с чувствами разберусь позже.
- Родители рассказывали, что когда шёл суд над нацистами, Картеры надеялись, что эсэсовцев оправдают. И когда кто-то из них избегал наказания, Картеры устраивали вечеринку. В детстве Ули бросался в меня грязью. В школе он обливал мне волосы краской и поджигал юбку. Он говорил мне такие ужасные вещи, что я никогда не смогла бы их даже повторить.
- Погоди, Татти, разве мамина фамилия до замужества была не Картер? - спрашиваю я в момент озарения. Бабушка улыбается в ответ.
- А разве я закончила свой рассказ? Так вот, Ули издевался надо мной. В конце концов, незадолго до выпускного, я высказала ему всё, что о нём думаю, и была уверена, что если мы ещё когда-нибудь встретимся, он просто убьёт меня. - Татти вздыхает и облокачивается на кровать. - Но я увидела его вновь на втором курсе Университета. Оказывается, он посещал колледж для мальчиков на другой стороне улицы.
Меня распирало от любопытства.
- И что было дальше?
Татти ненадолго замолчала, всматриваясь в моё лицо.
- Ули съездил в Европу. Один из людей, которым надоело его расистское поведение, отвёз его в Польшу. И, похоже, этот человек ничего не скрывал, когда показывал ему Освенцим. Ули сказал мне, что это был самый страшный момент в его жизни. Ведь ему пришлось переосмыслить все свои убеждения. Он был там, когда спустя восемнадцать лет был вынесен последний приговор. Доказательства были неоспоримыми, и Ули не мог отрицать этого. Он... был совсем не похож на своих родителей. Я выслушала его, и он попросил прощения за тот кошмар, которому подверг меня в детстве. И конечно же я ему не поверила. Я решила, что он издевается. Не помогло и то, что через неделю он пригласил меня в кафе на чашечку кофе. Я рассказала обо всём родителям, и они... поведали мне одну очень необычную историю...
- О том, как их спас нацист? - не выдерживаю я, и бабуля улыбается.
- Да, именно поэтому спустя неделю я пошла на свидание к твоему дедушке, - говорит Татти. - Не прошло и пяти месяцев, как мы с Ули поженились, а ещё через семь месяцев на свет появилась твоя мама.
- А что за история про нациста? - спрашиваю я, когда бабушка замолчала. Татти грустно улыбается.
- Расскажу, но не сегодня, - отвечает она. Я уже собираюсь возразить, но она прерывает меня взмахом руки. - Сейчас тебе эта информация ни к чему. Этим можно поделиться только в подходящий момент.
- Звучит неубедительно, - отвечаю, и Татти усмехается.
- Да, знаю. Но если я расскажу тебе историю со смыслом, который не подходит к определённой ситуации, то информация в одно ухо влетит, а в другое вылетит.
- Тогда почему ты вообще об этом упомянула?
- Я немного забежала вперёд, чтобы ты знал, о чём потом пойдёт речь, - бабуля встаёт и целует меня в лоб. - Не волнуйся, милый. Скоро ты всё узнаешь. - Татти оглядывается на маму. - Если Нина не будет против, я хотела бы пожить у вас какое-то время.
Моё сердце пропускает удар, и я сразу же чувствую себя лучше. Я люблю бабушку и буду счастлив, если она погостит у нас. Однако моя радость тут же сменяется тревогой.
- Это потому что ты боишься, что я исчезну, ведь так? - тихо спрашиваю я.
Татти улыбается и прикладывает руку к моему лбу.
- Илан, тебе восемнадцать. Я знаю, что ты исчезнешь. Я просто хочу побыть со своей семьёй. - Она мне подмигивает. - Не бойся. Я не собираюсь кудахтать над тобой, словно наседка. Нина делает это за нас обеих.
Бабуля улыбается своей "честной" улыбкой, и я тоже. В её глазах я не вижу ни волнения, ни тревоги, в отличие от мамы. Не могу понять, но что-то в её взгляде настораживает меня.

* * *


Время пролетело незаметно. Я поправился, окончил школу и поступил в Университет. Я специально выбрал колледж поближе к дому, чтобы мама не волновалась. Однако и дня не проходило, чтобы мама не начинала мне названивать и орать в трубку, что я ей не позвонил. И, конечно же, Мика перевёлся в мой Университет, вдруг превратившись в суперзаботливого старшего брата. Эта внезапная смена поведения стала причиной наших с ним частых ссор. Наконец мне всё надоело, и однажды я сбежал от него через окно и не пришёл ночевать. Мика потом меня чуть не прибил.
По крайней мере мы с братом общаемся. Эляи же больше со мной не разговаривает. Они с мамой даже сильно поссорились из-за этого, но ничего не изменилось. На зимние каникулы я решил остаться в общежитии, но мама умоляла меня не делать этого, даже всплакнула в трубку для пущей убедительности. В итоге я пообещал, что приеду.
И вот я здесь. Стою на пороге родительского дома под пристальным взглядом дорогого братца Мики. Чувствую, будет весело.
- Ты ей сам расскажешь или хочешь, чтобы это сделал я? - спрашивает он.
Удивлённо вскидываю брови.
- О чём? - переспрашиваю я.
Мика закатывает глаза.
- О том, что ты сбежал на всю ночь. О том, что ты идиот!
- Я всё расскажу, но только после того, как ты поведаешь ей о том, что превратился в назойливого чурбана.
- Она согласится со мной.
- Нет, если узнает, что это ты довёл меня до того, что мне пришлось бежать через окно, чтобы побыть одному.
- Она знает, что ты истеричка!
- А про тебя знает, что ты дубина!
- Тогда пусть она решает.
- Ага, пусть!
Наконец мы стучим в дверь, обмениваясь гневными взглядами. Мама открывает дверь и радостно визжит. Мы же, как любящие дети, не говорим ей ни слова о ссоре.
- О! Мои сыновья вернулись! - говорит она, целуя меня в лоб. Я уже достаточно взрослый, чтобы не стесняться этого. Она же моя мать и не может по-другому. - Входите быстрей, пока не простыли.
- Спасибо, мам, - говорит Мика, давая мне поджопник, так что я подпрыгнув, перелетаю через порог. Оборачиваюсь и гневно смотрю на него. “Заботливый” засранец решил пропустить меня вперёд и даже придал ускорения.
Мама ведёт нас в зал, где сидит Эляи, тупо уставившись в телевизор. Увидев меня, она тут же отворачивается – ну прямо девятилетний ребёнок. Решаю не обращать внимания на её выходки. Мне хватает Мики.
- Илан, ты здесь? - В комнату заходит папа и заключает меня в медвежьи объятия, чуть не задушив в процессе.
- Меня же пригласили, - отвечаю я, и отец улыбается.
- Да, но Нина переживала, что вы с Микой друг друга поубиваете по пути домой, - говорит папа, и мы с братом обмениваемся взглядами.
- А где бабуля? - пытаясь сменить тему, спрашиваю я.
- Кого это ты назвал бабулей? - заходя в зал, притворно строго говорит Татти. Она быстро меня обнимает и целует в щёку и лоб. Замечаю на её губах ярко-красную помаду и задумываюсь: может, она сделала это нарочно?
- Пусть твой друг Трент думает, что у тебя появилась девушка, - шепчет мне на ухо Татти. Я усмехаюсь, но всё-таки стираю помаду с лица. Можно было догадаться...
Бабуля ведёт меня на кухню, где я вижу Иви, пьющую горячий шоколад. Татти просит нас составить ей компанию, пока она готовит ужин, и я с радостью соглашаюсь.
- Иви, а где Трент? - спрашиваю я.
Эвелин смотрит на меня, облизывая ложку, и пожимает плечами.
- Наверное, покупает что-то развратное в секс-магазине, - предполагает она.
Удивлённо приподнимаю бровь, понимая, что, похоже, Трент её уже достал. Татти строго смотрит на мою подругу и хмурится.
- В его же интересах скорее прийти, - говорит бабушка. - Я не собираюсь из-за него морить своего внука голодом.
- Я не голоден, Татти, - отвечаю, и бабуля щурится.
- Не верю, Илан. Мученик ты наш. - Возмущённо гляжу на Татти, но она меня игнорирует.
- Расставь тарелки, пожалуйста. Я почти закончила.
Вскакиваю со стула и хватаю тарелки. Сервирую стол на восемь персон. Ив следует моему примеру. Только мы закончили, как в комнату влетает Мика, видит меня и успокаивается. Чувствую, что закипаю, но стараюсь сдержаться. Нет смысла с ним сейчас спорить.
Вскоре в столовой появляются мама, папа и Эляи, и мы садимся за стол. Я выбираю место подальше от брата с сестрой и поближе к Эвелин, бабуле и папе. Мама сидит напротив, а рядом с ней стоит свободный стул для Трента.
- Илан, как тебе в колледже? - спрашивает мама, когда мы приступаем к еде.
- Хорошо, - отвечаю. - Я сдал все зачёты, так что всё нормально.
- Вот и славно, - весело говорит бабуля. - Ты уже определился с направлением?
- Думаю, выберу историю, - отвечаю я.
Татти удивлённо вскидывает брови, но вроде она довольна. Эляи прочищает горло.
- И что ты потом будешь делать? - сухо спрашивает она.
От удивления я чуть не падаю со стула. Понимание - это что-то непонятное для моей сестры.
- Мне нравится история. Этого достаточно, - так же сухо отвечаю я.
Эляи хмурится и утыкается в свою тарелку. Нет, ну правда, что ей от меня надо?
- О милый, история бесполезна, так же как и музыка, - говорит мама, и я чувствую, что скоро взорвусь. Мне пришлось долго уговаривать себя бросить музыку. Поэтому меня всегда бесит, когда родные затягивают песню, что музыкой много не заработаешь. - Почему бы тебе не выбрать математику? У тебя появится столько возможностей...
- Мам, я ненавижу математику. - Даже спорить не буду на эту тему. К сожалению, маму это не смущает.
- Но ты такой способный, - говорит она.
- Ну и что.
Бабуля, заметив, что я еле сдерживаюсь, прочищает горло:
- Нина, а что не так с музыкой?
- Илан хотел поступить в Джуллиард11, - отвечает Иви. - Он отлично поёт и играет на скрипке и фортепьяно. А ещё ты, кажется, брал уроки игры на гитаре, да? - Я молчу, слишком злой, чтобы говорить. - Илан, почему ты перестал играть? У тебя же здорово получалось.
Татти строго смотрит на меня.
- Ты не поступил в Джуллиард?
- Не в этом дело, - как можно спокойней отвечаю я. Вроде получилось.
- Тогда почему ты не поехал в Нью-Йорк?
Вокруг все молчат. Я сижу, опустив глаза и уткнувшись взглядом в кошерное пюре на тарелке.
- Нина, почему мой внук не поехал в Джуллиард? - строгим голосом спрашивает бабуля. Краем глаза замечаю, что мама заёрзала на стуле.
- Потому что я передумал, - наконец отвечаю я. - В музыке я ничего не добьюсь, лишь впустую потрачу время. Вот почему я больше не играю.
Сомневаюсь, что Татти купилась на это. Не хочу проверять. Чувствую на себе бабушкин взгляд.
- Тебе нравится музыка, Илан? Нравится больше всего на свете? - спокойно спрашивает она.
Смотрю на неё и, глазом не моргнув, вру:
- Нет, - отвечаю я, и вижу, что бабуля мной недовольна.
- Это правда, Нина? Получается, что Илан на протяжении нескольких лет занимался чем-то совсем ему неприятным? - О, Татти в бешенстве, и кому-то придётся несладко.
Мама задумчиво смотрит на меня, наверное, удивляясь, почему я соврал ради неё.
- Мам, Илан любит музыку. - Ну надо же, кто-то сказал правду. - Но мы решили, что для него будет лучше пойди в колледж.
- Чушь собачья, - грубо отвечает бабуля. - Если мой внук хочет посвятить свою жизнь музыке, то так и будет.
- Мам, мы не можем позволить ему стать вечно голодным музыкантом, - отвечает мама.
- Так не позволяйте, - огрызается Татти. - Я знаю тебя, Нина. Ты с удовольствием помогала бы ему до тех пор, пока он не встанет на ноги.
- Но как он сделает это, занимаясь музыкой? - защищается мама. - Для своих детей я хочу только лучшего...
- Лучшее для него - это заниматься любимым делом, - сухо отвечает бабушка. - Чтобы впоследствии он не мучился вопросом, почему упустил свой шанс. Я никогда не запрещала тебе делать то, что ты хочешь.
- Я ничего ему не запрещала! Он сам одумался. - Мама в конец разозлилась и собирается выйти из-за стола.
Бабуля встаёт.
- Одумался? Какой смысл жить, боясь вынуть голову из песка? И не говори мне, что ты не использовала все свои уловки, чтобы отговорить его поступать в Джуллиард!
Папа поднимается со стула.
- Ладно, Нина, Таттианна, успокойтесь. Илан уже всё решил.
- Ещё не поздно, Илан, - перебивает отца бабуля. - Тем и прекрасна жизнь, что никогда не поздно заняться чем-то ещё.
- Ты предлагаешь плюнуть на то, что он отучился уже целый семестр в колледже? - обвиняет Татти мама.
- Нет ничего хорошего в том, что он несколько месяцев вёл себя как зомби, - фыркает бабуля. Она резко поворачивается к Мике и смотрит ему в глаза. - Ты можешь сказать, только честно, что в последнее время он был счастлив?
Мика молчит. Он выглядит так, будто оказался под перекрёстным огнём. Не думаю, что в колледже я вёл себя странно, поэтому уверен, что сейчас брат решает как возразить бабушке, не разозлив её ещё больше.
- Вообще-то, нет. Он был очень раздражительным и ни на кого не обращал внимания, - говорит Мика.
Я открываю рот от возмущения.
- А вот и нет! - негодую я.
Мика смотрит мне в глаза.
- Знаю, ты считаешь, что я вёл себя, как заноза в заднице. Но я таскал тебя за собой не для того, чтобы следить, Илан, а потому что ты бы так и не вылез из своей комнаты. Твой сосед вообще считал тебя нелюдимом.
Растерянно хлопаю глазами, а затем сажусь и скрещиваю руки на груди.
- Я тебе не верю.
- Да что ты. Тогда скажи, как зовут твоего соседа?
И тут до меня доходит. Я ведь понятия не имею...
- Это правда, Илан? - взволнованно смотрит на меня мама. Сейчас она выглядит такой грустной.
- Нет, мам, я просто устал. - Гневно смотрю на Мику. - Я просто... Я не знаю. Мне не очень нравится в колледже. Всё хорошо. Я просто соскучился по друзьям.
Теперь Мика смотрит на меня.
Мама задумалась.
- Может, тогда тебе стоит поступить в Джуллиард...
- Нет, - отвечаю и, не давая маме сказать ни слова, продолжаю: - Я больше не хочу учиться в Джуллиарде. Раньше, может, и хотел, но теперь - нет.
Бабушка пристально смотрит на меня, словно старается рассмотреть что-то.
- Страсть нельзя просто выключить, Илан.
Смотрю Татти в глаза.
- Я больше никогда не прикоснусь ни к одному инструменту, - выдавил из себя я, глядя на расстроенную бабушку.
- Но почему?
- Потому что все правы. Куда я смогу устроиться, зная лишь ноты? Не хочу заниматься чем-то бесполезным. Да, музыка приносит радость людям, но на короткое время. Я же хочу заниматься чем-то... - замолкаю я, путаясь в мыслях. - Поэтому я думал об истории или инженерном деле... Не знаю. У меня ещё есть время.
Мама облегчённо выдыхает, но хмурится, увидев лицо бабули. Татти не произносит ни слова, а спустя минуту резко встаёт и отворачивается.
- Мне нужно выйти, я не могу... Не могу больше, - говорит бабушка и выходит из дома во двор. Мы молчим. Мама, поглядывая то на меня, то на пустой стул Татти, того и гляди заплачет.
- Я соскучилась по твоей игре на скрипке, - задумчиво говорит Эляи.
Не понимаю, почему все так расстроены. Просто я больше не хочу играть. Разве весь сыр-бор не из-за этого? Да, я люблю музыку, но не хочу в старости думать о том, что не сделал ничего полезного в жизни.
- Пойду поищу бабулю, - поднимаясь из-за стола, говорю я.
- Будь осторожен и возьми мобильник, - говорит мама.
Я закатываю глаза, но делаю, что велено. Выхожу на улицу и вздыхаю. Солнце уже садится. Похоже, бабуле действительно надо было подышать свежим воздухом. Опять вздыхаю и иду в лес. Нет, сегодня я его не увижу. Прошло уже семь месяцев. Мы с Куртисом больше не встретимся. Унимаю в себе надежду (если "надежда" правильное слово) и иду дальше.
- Татти? - зову бабушку. В ответ тишина, и я продолжаю идти вперёд. Щёки горят от холода, а под ногами хрустит снег. Поднимаю воротник. Я уже долго брожу по лесу в поисках бабули, но никак не могу её найти. Перед каждым шагом смотрю под ноги, чтобы вновь не оказаться в капкане. Больше никогда не совершу ту ошибку.
Полчаса спустя вижу, что зашёл слишком глубоко в лес. Вздыхаю, и уже было собираюсь вернуться домой, как слышу шорох в кустах.
- Татти? - вновь зову её я, но никто не отвечает.
Думая, что это Куртис, делаю шаг вперёд. Я же должен поблагодарить его за своё спасение?
Ещё шаг, и я, споткнувшись о корягу, делаю сальто и падаю спиной в кусты. Раздражённо охаю, но сразу же начинаю задыхаться. Пахнет палёным, и я слышу чьи-то голоса... а затем звук, напоминающий резкое торможение поезда. Не веря ушам и обонянию, сажусь, оглядываюсь вокруг и замечаю небольшую поляну.
Метрах в двадцати за деревьями вижу высоченный забор. А за ним... Солдаты гонят толпу людей, разбивая её на две группы. Одних куда-то уводят, остальных заталкивают в подвал, где они сидят и чего-то ждут. Люди в форме, со злыми лицами и ружьями наготове, стоят и охраняют тех, кто внизу. Неподалеку загорается печь, и жуткий запах ударяет мне в ноздри.
Замечаю вывеску на заборе. Не надо быть гением, чтобы понять... Сердце бьётся, как бешеное, и я еле сдерживаюсь, чтобы не закричать. Те люди... в подвале... их ведут на смерть. Они думают... думают, что их освободят, но на самом деле... их всех убьют! Приходит солдат и уводит ещё больше людей в подземную камеру, а я не могу ничего сделать, чтобы их спасти. Встаю, собираясь предупредить их. Хочу подбежать и как-нибудь им помочь, но в этот момент кто-то закрывает мне рот рукой и хватает за пояс. Меня захлёстывает паника, давая силы сопротивляться. Толкаю его спиной, и мы оба падаем в снег, но меня не отпускают. Я продолжаю отбиваться, пихаться и кусать руку, закрывающую рот. Что-то падает на землю, и я в ужасе замираю. Это красная повязка со свастикой. Меня поймали, и я погибну, а родные ничего не узнают.
- Илан, прекрати... Тише, всё хорошо, - шепчут мне на ухо, но я не слышу. Я плачу. Все те люди умрут, и я даже не смог пожертвовать собой, чтобы помочь им. Это хуже бессилия... Отчаяние.
- Илан! - голос пробивается в моё сознание, но я не могу унять слёзы. Узнаю голос, но этого просто не может быть... говорит на английском, но...
- Илан, успокойся, - повторяют мне на ухо. - С тобой ничего не случится. Пожалуйста, не плачь.
Но я не могу, потому что это какой-то трюк. Что-то не сходится. Это не может быть Куртис. Это чья-то злая шутка, которая может развеселить только больных на голову извращенцев.
Рыдая, чувствую, как меня переворачивают, и теперь я лежу на спине и гляжу в голубые глаза. Увидев знакомое лицо и светлые волосы, понимаю, что это действительно Куртис.
- Илан, тише. Ты нас выдашь, - говорит он, но мне по-прежнему кажется, что это какой-то трюк. Куртис говорит по-английски... свободно говорит. Едва ли не лучше меня.
Куртис берёт меня на руки. Хочу возразить, но есть ли смысл? Если Куртис отнесёт меня в тот лагерь, то моя жизнь оборвётся.
- Давай уберёмся отсюда, пока нас не заметили, - говорит Куртис и шагает в противоположную от лагеря сторону. Меня охватывает радость: я скоро окажусь дома. Надо будет кому-нибудь рассказать о том, что здесь происходит и какой ужас творится у нас в лесу. Голова идёт кругом, и единственным успокоением для моего бедного мозга становятся мелькающие перед глазами кроны деревьев.
___________
11 Джуллиард - престижная школа искусств в городе Нью-Йорк, США.
___________

Огромное спасибо denils!!! :flirty2: :pocelui:
___________

Глава 5
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: VikyLya, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, moi, cvetblack, БертаЕ, Margoshka, Syslik0999, Yazid , Jinn, karellica, Шишик, Naro_Law, luuto

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 2.02.2014 02 Фев 2014 19:58 #26

  • Syslik0999
  • Syslik0999 аватар
  • Не в сети
  • "Вторая половинка есть у мозга, жопы и таблетки. А я изначально одно целое". Раневская Ф. Г.
  • Сообщений: 216
  • Спасибо получено: 172
  • Репутация: 0
Спасибо за проду
Книги открывают перед человеком неведомые миры.
Гершель Д.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 2.02.2014 02 Фев 2014 20:24 #27

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
Syslik0999, пожалуйста. :flirty2:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 02.02.2014 03 Фев 2014 17:21 #28

  • ЛеляV
  • ЛеляV аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 417
  • Спасибо получено: 324
  • Репутация: 3
Большое спасибо за проду!!!!!!!!!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 2.02.2014 03 Фев 2014 18:38 #29

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар
  • Не в сети
  • Неутомимая искусительница
  • Сообщений: 709
  • Спасибо получено: 1997
  • Репутация: 22
ЛеляV, пожалуйста. :spasibo:
Следующая глава будет очень интересной. :yes:
Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Catatonic Seiory - Мой Любимый, 4/24, upd. 2.02.2014 05 Фев 2014 20:44 #30

  • irinadiabolik15
  • irinadiabolik15 аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 18
  • Спасибо получено: 13
  • Репутация: 1
привет... спасибки за проду... :party:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: NellaBlue
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • ...
  • 7
Время создания страницы: 0.426 секунд