САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 00:49 - 02 Мар 2016 19:21 #1 от NellaBlue
NellaBlue создал эту тему: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Название: “Всё началось с Брайана”
Автор: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс
Перевод: NellaBlue
Вычитка: Калле, с третьей главы - denils
Обложка: NellaBlue
Рейтинг: NC-17, романтика, ангст
Размер: 34 главы
Статус: в процессе (12 глав из 34)
Размещение: С согласия команды ОС и ссылкой на наш сайт.
[img]http://best-otherside.ru/translations/slash/Vse nachalos s Brayana.jpg
Аннотация:
Сэм ищет любовь и понимание, несмотря на сложности школьной жизни и проблемы с родителями, но постепенно осознаёт, что влюбился в лучшего друга.

Глава 1-11 / Глава 12

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Жменька, prekrato, Тамаляка, homka8559, olevia, kotik20, Soubi, Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:05 #2 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 1

Прозвенел будильник. Сонными глазами я посмотрел на мигающие в темноте красные цифры – четыре тридцать утра и, со стоном, выключил его.
Я очень надеялся, что с переходом в старшие классы в новой школе всё будет по-другому. Первое, что мне нужно было для этого сделать - это попасть в команды по футболу и бегу по пересечённой местности.
В начальной школе надо мной все смеялись. Я был самого маленького роста в нашем классе, играл на фортепьяно и скрипке и читал больше книг за неделю, чем большинство моих одноклассников за год. Кроме того, я предпочитал бег и английский футбол такому крайне важному виду спорта, как американский футбол. В глазах моих бывших одноклассников всё это являлось смертными грехами, и мне нередко доставалось от членов школьной команды. Чем больше они насмехались и издевались, тем больше я погружался в книги, музыку и занятия бегом. Это стало моим спасением.
Несмотря ни на что, я всё же был уверен, что с переходом в новую школу всё изменится к лучшему. За последний год я подрос на шесть дюймов, так что уже не был коротышкой.
Набор в команду по бегу по пересечённой местности был назначен на сегодняшнее утро, а по футболу - чуть позже днём. Я был одержим идеей попасть в обе команды. Благодаря ежедневным десятимильным пробежкам этим летом, мои шансы казались достаточно высокими. Даже отец выглядел довольным. Бег был единственным, что нас объединяло. В своё время отца приняли в колледж по спортивной стипендии, до того как отозвали во Вьетнам. Учитывая, что раньше всё, что бы я ни делал до этого, никогда не вызывало у него одобрения, сейчас я чувствовал себя довольно уверенно.
Я выскользнул из постели и задрожал от холодного воздуха. Снаружи стояло приятное августовское утро, но моя мать круглый год поддерживала в доме холодную температуру. Она плохо переносила жару - чувствовала слабость. Я бросился на кухню, закинул мясо и приправы для жарки в глиняный горшок и поставил готовиться. Чтобы мама разрешила мне попробовать себя в отборе, пришлось пообещать ей, что я буду продолжать выполнять работу по дому в независимости от графика тренировок. Она не хотела выпускать меня из дома чаще необходимого.
Я быстро искупался, оделся в спортивный костюм и захватил с собой сумку, которую приготовил ещё с вечера. Войдя в гостиную, я увидел, что мать перегородила входную дверь своим инвалидным креслом. По выражению её лица было ясно видно, как ей "нравится" идея о моём участии в командах.
- Ты не выйдешь из дома, пока не поставишь готовиться ужин, - проворчала она.
- Он уже на плите, мама. Я вернусь до того, как еда будет готова. Но если не успею, то тебе нужно будет всего лишь её разогреть.
Я старался скрыть раздражение. Если бы она услышала хотя бы намёк на неповиновение в моём голосе, то я бы никогда не вышел за дверь.
- Мам, мне действительно нужно идти, иначе я опоздаю на автобус. К тому же папа разозлится, если я не успею на соревнования.
Я очень надеялся, что она побоится реакции отца, если из-за неё я не попаду в команду, и это подавит её желание всё испортить. Вроде получилось. И всё же, отъезжая от двери, она намеренно проехалась мне по ноге.
- Возвращайся домой сразу же после этих чертовых соревнований. Я позвоню тренеру и проверю, - сказала она, не глядя на меня.
Я выбежал за дверь и пролетел около мили до автобусной остановки. Ступня жутко болела, но я старался не обращать на это внимание. Я запрыгнул в подъехавший автобус, нашёл свободное место сзади и принялся читать. Через сорок пять минут я пересел в другой автобус и проехал ещё немного от центра города до католической школы Святой Марии.
Стараясь успокоиться, я обошёл главное здание. Оно было построено около ста лет назад и больше походило на психушку, чем на школу. Высокое серое здание с длинными окнами, на которых не хватало только решёток. Как и многие другие старые строения, оно казалось живым, будто наблюдало за тобой. Не знаю, может, у меня паранойя.
Я перевёлся сюда из маленькой католической школы у чёрта на куличках, и учеников моего возраста там было не больше двухсот. Хоть школа Святой Марии и находилась совсем близко, но создавалось впечатление, будто она на другой планете. Здесь только на моём потоке было столько же учеников, сколько во всей моей старой школе. К тому же она располагалась в центре города. И хоть её и не считали большой, мне она казалась огромной. Я очень надеялся, что среди такого множества людей смогу найти себе новых друзей. Я больше не хотел иметь ничего общего со своими старыми знакомыми.
На лужайке между главным зданием и спортзалом я увидел группу ребят, которые пришли участвовать в соревнованиях. Я записал своё имя в список и принялся разминаться. Главный тренер подозвал всех к себе и начал рассказывать о соревнованиях. Как оказалось, тренер Спитцер был ещё и преподавателем в этой школе. Мне сразу стало понятно, что он полное чудило, но в хорошем смысле этого слова. Этакий продукт скрещивания неуправляемого Сэма из старых мультиков о Багз Банни и Гровера из Улицы Сезам. Если вы даже не можете себе такое представить, то вы меня правильно поняли. Мне он сразу же понравился. Он объяснил, что каждый из нас должен будет пробежать восемь миль. По тому времени, которое мы покажем, и будет видно, попадём мы в команду или нет. И если попадём, то в какой состав: младший или старший. Он также сказал, что лист с результатами будет вывешен после обеда.
Забег начался ровно в семь утра. Я сразу же вырвался в первую группу бегущих. Хоть мы бежали очень быстро, мне было легко и я смог закончить в первой десятке. Я был почти уверен, что попаду в команду, но всё равно очень нервничал. После забега я немного размялся, чтобы расслабиться, и понаблюдал, как остальные закончили дистанцию. Удивительно, но в соревнованиях участвовало как минимум человек пятьдесят. Да, я слышал, что здесь уделяют большое внимание спортивному ориентированию и бегу на разные дистанции, но в это сложно было поверить, если сравнивать со старой школой.
Я перекусил в спокойном местечке и уселся читать книжку в ожидании, когда раздевалка освободится. Затем я быстро принял душ и переоделся в футбольную форму. К тому моменту как я вышел из раздевалки, списки с результатами забега уже вывесили. Рядом собралась небольшая группа учеников. Одни ликовали, а другие выглядели подавленными. У меня скрутило живот, когда я подошёл к списку младшего состава. Я так хотел туда попасть. Прочитав список, я не нашёл там своего имени. Было такое ощущение, словно меня ударили под дых. Я просто стоял там и читал фамилии снова и снова, надеясь, что моё имя появится там каким-то магическим образом. Я даже не заметил тренера Спитцера, который возник рядом.
- Ну, так какого размера нам заказывать тебе форму? - Его голос напугал меня так, что я аж подпрыгнул.
- Эээ, сэр, но меня нет в списке, - ответил я.
- В этом нет, а вон в том есть, - сказал он, указывая на список старшего состава. - Погоди-ка, ты что, его не читал?
Я покачал головой, и он рассмеялся.
- А я-то пытался понять, почему ты выглядишь таким убитым, - сказал он между смешками.
Я всё ещё пытался сопоставить голос Гровера с высоченным, худым парнем с лицом неуправляемого Сэма, не говоря уже о том, что я ухитрился попасть в старший состав. Снова посмотрев на выражение моего лица, он ещё больше расхохотался.
- О, с тобой не соскучишься. Увидимся завтра на тренировке. Приходи ровно в восемь утра.
Тренер Спитцер ушёл, хихикая как ненормальный. Я поморгал ему в след, встряхнул головой и пошёл смотреть другой список. Я был почти уверен, что он пошутил... Как оказалось, - нет. Имя “Сэм Пассэрелло” было в списке, в левой колонке посередине страницы. Не знаю, как долго я стоял там, тупо уставившись на него. Но когда я пришёл в себя, то понял, что если я хочу успеть на отборочные соревнования по футболу, то лучше шевелить задницей.
Если честно, я даже не помню, как они прошли. Я был настолько ошарашен тем, что попал в старший состав по спортивному ориентированию, что даже не заметил, как пролетели футбольные соревнования. Вероятно, я показал себя с хорошей стороны, потому что в конце, когда тренер объявлял список команды девятиклассников, моё имя было там.
Тренировки начались в ту же неделю. Бег по пересечённой местности каждое утро, а футбол - после обеда. У меня почти не было времени ни с кем разговаривать, но все казались довольно дружелюбными. Я подумал, что мы все узнаем друг друга лучше во время наших поездок на автобусе на соревнования и тренировки. Месяц спустя, когда начались занятия, я был настроен оптимистично.
* * * * * * *

В первый день школы, со звонком, я бросился к своему шкафчику. Помучившись с замком, наконец-то открыл его, схватил учебники, которые засунул туда ещё в августе, и тут же рванул на четвёртый этаж, на классный час. Заскочив в аудиторию, я сел за свободную парту и принялся высматривать знакомые лица - никого. Я облегчённо вздохнул и огляделся ещё раз. Вокруг одни девчонки, и некоторые из них очень даже ничего. Обычные школьные объявления и перекличка прошли быстро. Препод больше походил на модель, чем на учителя, но казался приятным. Спустя пятнадцать минут - классный час закончился, прозвенел звонок, и я отправился на первый урок.
Аудитория располагалась на верхнем этаже. Я подумал, её легко будет найти, но понял, что здание было перестроено каким-то ненормальным. Вот скажите, у кого хватило мозгов сделать лестницы, заканчивающиеся тупиками, превратить коридоры в классные комнаты и пронумеровать их абы как? Ещё только не хватало опоздать на первый урок! За пару секунд до звонка я всё-таки нашёл нужный класс и забежал внутрь. Все обернулись, чтобы посмотреть на меня. Чувствуя, что краснею, я огляделся. В классе сидели десять бугаёв и две девчонки. Замечательно, лучше не придумаешь!
Здесь было несколько длинных столов со стульями. Я осмотрелся, пытаясь найти свободное место. Оно оказалось рядом с самым здоровым парнем в классе - наверняка из команды по американскому футболу. Он ухмыльнулся, когда я подошёл к столу, а я тупо уставился в пронзительные голубые глаза.
- Ты тоже заблудился? Я чуть не чокнулся, пока нашёл эту долбаную аудиторию.
Я кивнул, с трудом оторвав взгляд, чтобы сесть за стол.
- Меня зовут Брайан.
- Э-э, я Сэм.
- Приятно познакомиться, я Сэм. Ты случайно не ешь зелёные яйца и ветчину? - Он опять ухмыльнулся, и я не смог сдержать улыбку. Я чувствовал, что успокаиваюсь.
- А что, нас сегодня этим на обед будут кормить?
- Скорей всего чем-нибудь похуже, если верить моим братьям и сестрам.
- А они что, тоже здесь учатся?
- Ага. Нас всего десять. Я самый младший, а моя сестра Мэри в десятом классе. Остальные уже окончили школу, но все клянутся, что здешние поварихи пытаются потравить учеников.
- Десять?! - У меня это даже в голове не укладывалось.
- Ага. - Он опять заулыбался. - В общем-то, они нормальные. А у тебя?
- У меня нет ни братьев, ни сестёр.
- Значит, мой первый друг в этой школе единственный в своём роде? Круто!
Я улыбнулся и даже подумал, что мы действительно сможем подружиться, когда зашла учительница и начала урок. Во время переклички я решил рассмотреть Брайана поближе. Выглядел он неряшливо: школьная форма вся помялась, галстук висел криво, а грязные светлые волосы торчали во все стороны. Он был в прекрасной физической форме, - сразу видно, что занимается спортом. Уверенный в себе, но не нахал, как многие другие спортсмены. И очень раскрепощённый. Не знаю, может, так казалось из-за его постоянной широкой ухмылки. Его можно было бы принять за тупого громилу, но когда я смотрел в его глаза, то видел что это не так.
Учительница, сестра Тереза, была хрупкой женщиной. Казалось, она вот-вот утонет в многочисленных складках своего одеяния. Писклявый голос, доносившийся из кокона ткани, начал рассказывать нам о чудесах изучения второго языка и "радостях" испанских глаголов. Мы с Брайаном слушали её лекцию, пытаясь справиться с потоком информации, который на нас обрушили.
Когда всех отпустили, Брайан повернулся и спросил, какой урок у меня следующий. Мы вытащили расписания и обнаружили, что будем вместе ходить ещё только на физкультуру по вторникам и четвергам. Зато перерывы на обед у нас в одно и то же время и наши следующие уроки на одном этаже.
Брайан спросил меня:
- Не хочешь пойти вместе? Так нам будет легче найти эти грёбаные классы.
Он опять ухмылялся, и я тоже улыбнулся. - Хорошо, но если мы из-за тебя потеряемся, с моим учителем будешь объясняться сам.
Брайан расхохотался:
- Договорились!
По пути мы болтали, и мне с ним было очень комфортно. Это говорило о многом, учитывая, что все предыдущие встречи с игроками в американский футбол заканчивались для меня плачевно. Оба следующих урока я не мог перестать улыбаться и с нетерпением ждал обеденного перерыва. В столовой я сразу же увидел Брайана. Он сидел за столом с группой парней из футбольной команды. У меня скрутило живот от перспективы сесть с ними за один стол, учитывая моё прошлое. Это всё равно что повесить на шее табличку "Избивайте, кто хочет". Я было собирался тихо выскользнуть из зала, но Брайан заметил меня и помахал рукой. Когда я подошёл, он сразу же представил меня своим друзьям. И к моему большому удивлению, ни один из парней не стал возмущаться, что к ним присоединился какой-то тощий коротышка. Громилы из моей старой школы избили бы меня, едва увидев.
Только я начал приходить в себя, как парень по имени Том наклонился и спросил:
- Эй, ведь ты участвовал в отборочных соревнованиях по английскому футболу?
- Да. Мне дали место форварда, а ещё я в команде по бегу по пересечённой местности.
Я всё ещё ожидал, что меня выкинут из-за стола, но вместо этого он улыбнулся.
- Клёво! Я тоже пытался туда попасть, но меня не приняли. Пришлось записаться в команду по футболу.
- Для тебя что, футбол был запасным вариантом? - Я не мог понять, он что, издевается?
- Ну да. Английский мне нравится больше, но бегаю я не достаточно быстро. Ваш тренер всегда отбирает в команду невысоких шустрых парней, а я уж точно не из таких. У меня в жизни не получится догнать ребят из команды по бегу. Единственное, что оставалось - стать вратарём, но и это у меня не получается.
Должно быть, я выглядел ошарашенным, потому что Брайан рассмеялся:
- Что у тебя с лицом?
- Извините, просто в моей старой школе спортом считался только американский футбол.
Брайан внимательно посмотрел на меня.
- Дай угадаю... школа Святой Анны? - Я кивнул. - Не обижайся, Сэм, но почти все парни оттуда козлы. Некоторые из них постоянно пытаются попасть в команду и играют нечестно. Мне о них братья рассказывали, но я не верил до этого лета, пока сам не убедился. Хотя многие перестают выпендриваться к одиннадцатому классу. Дерьмовое место, твоя старая школа.
В изумлении оглядевшись, я увидел, что все согласно кивают.
- Ага, вот что бывает, когда живёшь у чёрта на куличках. Кровосмешение и всё такое. - Том улыбнулся мне, и все расхохотались.
- Даже не спрашивайте, почему мои родители туда переехали. По крайней мере, я не местный, - ответил я.
Оставшееся время мы проболтали и под конец эти ребята мне тоже понравились. Это был первый луч надежды, который появился у меня за очень долгое время.
* * * * * * *

Во вторник первым уроком была физкультура. Хотя я бы предпочёл начать день иначе. Обычно физруки ненавидели меня с первого взгляда, а раздевалки были подходящим местом, чтобы зажать меня. Я всё думал, как на всём отразится присутствие Брайана. С одной стороны, может быть, рядом с ним меня никто не тронет. А с другой - он может решить, что я слишком хилый, чтобы со мной дружить. В раздевалку я пришёл рано, переоделся в спортивную форму и уже сворачивал одежду, когда появился Брайан.
- Привет, Сэм! Что-то ты рано. А чё на тебе футболка с длинными рукавами? Ты же взмокнешь.
Я пожал плечами.
- Не, мне всегда холодно - такое телосложение.
- Хорошо, но если станет жарко, у меня есть запасная.
Я рассмеялся.
- Не надо. Твоя будет мне до колен, и рукава до запястий. Всё нормально, правда. Спасибо.
- Ну не настолько уж ты и ниже меня. Ты так говоришь, будто я верзила какой-то.
- Ну, ты ведь футболист... Я думал это синонимы.
- Ох, громкие слова. Тебе не напугать футболиста заумными словечками. Посмотрим, на что ты способен, бегун. Давай наперегонки до спортзала!
И он рванул, оставив меня догонять. Что я и сделал. Еле-еле.
Физрук оказался моим учителем по английскому и тренером по борьбе. Мистер О’Лири шутил и рассказывал разные истории. Впервые в жизни я не услышал ни одного пренебрежительного замечания в свой адрес за весь урок. Теперь мне нужно было как-то пережить душ.
С облегчением я обнаружил, что душевые кабинки были с перегородками. Помывшись и переодевшись ещё до того, как другие успели снять одежду, я завязывал шнурки, когда Брайан вышел из душа в одних трусах.
- Эй, подожди меня. Пойдём в главный корпус вместе.
- Конечно.
- Одну минуту, я проверю уровень сахара. Не боишься крови? - спросил Брайан и плюхнулся рядом со мной на скамейку.
- Да не особо... Уровень сахара?
- Ага, у меня диабет. От физнагрузки уровень сахара может повыситься. Зато это замечательный предлог, чтобы что-нибудь жевать на уроке.
Он ухмыльнулся, и мы продолжили болтать ни о чем, пока он проверял сахар. Затем он поспешно натянул на себя форму.
Я чуть не рассмеялся, когда он встал.
- Что? - спросил он.
- Может, посмотришься в зеркало?
- Не, всё равно через пять минут я буду выглядеть как из центрифуги.
Он улыбнулся, и мы вышли на улицу. Мне очень нравилась его непринуждённость.
Договорившись встретиться за обедом, мы разошлись по классам. В столовой все разговоры свелись к тому, кто кого пригласит на школьную вечеринку. И хотя мы учились ещё только в девятом классе, собирались идти. Брайан толкнул меня локтём:
- Ну, так кого ты пригласишь?
- Я? Скорей всего никого. Ни за что не стану звать девчонок из своей старой школы, а здесь я никого не знаю.
- Чувак, ты должен пойти. Мы идём все вместе, чтобы никто себя не чувствовал не в своей тарелке. Давай с нами.
- Брайан, я же не из команды по американскому футболу. Кто со мной пойдёт? Ку-ку! Я же тощий ботаник.
- Сэм, перестань на себя наговаривать. Здесь футбол не так важен, как в твоей старой школе. Чес слово, твоё спортивное ориентирование куда более популярно. К тому же, если верить моей сестре, с тобой пойдёт любая девчонка из команды по бегу.
Я чуть не подавился:
- Что значит - если верить твоей сестре?!
Брайан рассмеялся.
- Мэри в твоей команде. Ты не говорил, что сразу ухитрился попасть в старший состав. Цитирую её слова: «Он кажется приятным, хоть и тихоня, и такой миленький», - пропел Брайан, похлопав ресницами. В этот момент он выглядел так, будто в него вселилась Бэтти Буп из мультфильма. А я, наверное, побагровел от смущения.
- Твоя сестра ни за что бы так не сказала. В нашей команде только одна Мэри, и я сомневаюсь, что она знает о моём существовании. Она бы точно не сказала ничего подобного.
- Хорошо, может, я немного перефразировал, но она знает тебя и действительно называла “миленьким” и “приятным”.
Я поморщился:
- Дети - миленькие, щенки тоже миленькие. Сказать, что я миленький - не комплимент.
- От неё – комплимент, - возразил Брайан, улыбаясь. – Ну, так что, пригласишь её? - спросил он, пихая меня локтём и шевеля бровями.
- Да я ни за что не пойду приглашать десятиклассницу на бал! Надо мной же потом до окончания школы все ржать будут!
Брайан задумался на секунду. У него было очень серьёзное лицо, и я никак не мог понять почему. Потом он посмотрел мне в глаза и, удерживая взгляд, сказал:
- Слушай, я не пытаюсь тебя поддеть. Ладно, я тебя дразню, но ты нравишься Мэри. Когда я вчера упомянул тебя в разговоре, она была очень рада, что мы подружились. У нас с ней очень тёплые отношения. Мэри ещё до начала учебного года упоминала какого-то Сэма из команды. Ты ей правда нравишься. Извини, что я об этом заговорил.
Ну вот, теперь я чувствовал себя полным идиотом. К тому же, думаю, он прочёл в моих глазах больше, чем я бы хотел показать. Ну почему он видит меня насквозь?!
Я опустил голову и уставился на носки своих ботинок.
- Да всё нормально. Я слишком остро отреагировал.
- Не, всё пучком. Кому понравится, что над ним смеются? Не подумай, что я на тебя давлю. Просто хочу, чтобы её пригласил кто-то приличный. Думаю, вы поладите. Если не хочешь – ничего страшного. – Брайан виновато смотрел на меня.
- Чес слово, я даже не думал об этом, - сказал я. - Она слишком красивая для меня.
- Наглость – второе счастье, дружище. Но если сделаешь ей больно, мне придётся надрать тебе задницу. Хотя, если бы я в самом деле считал, что такое возможно, то не сказал бы, что ты ей нравишься. К тому же, если ты её пригласишь, она повезёт нас на машине. И никаких предков, - сказал Брайан, ухмыляясь, а затем снова присоединился к разговору за столом.
Я перестал вслушиваться и задумался о том, что он сказал. Мне что-то не верилось, что Мэри, одна из самых красивых девчонок в школе, захочет куда-либо со мной пойти. Она ведь десятиклассница и, как я слышал, очень милая и умная. Но зачем Брайану мне врать? Скорей всего он неправильно её понял или пытается надо мной подшутить. Хотя он говорил так серьёзно... Когда прозвенел звонок, я был настолько погружён в размышления, что ничего не услышал, пока Брайан не хлопнул меня по плечу.
Я вернулся к реальности и увидел, что он ухмыляется.
- Ты, случайно, не о Мэри там мечтаешь?
Я опять покраснел и попытался скрыть это, толкнув его в плечо.
- Не-а, я так понял, что мне надерут задницу, если я буду о ней мечтать.
Мы оба расхохотались и пошли на уроки.
* * * * * * *

В этот же день, во время тренировки я отыскал Мэри. Она была очень красивая – с каштановыми волосами до плеч и голубыми глазами, как у Брайана, миниатюрная, но спортивная. Удивительно, что они брат и сестра. Я давно её заметил, но стеснялся заговорить. А сейчас решил, что мне нечего терять, даже если она меня отошьёт. Во время разминки я подошёл к ней и с улыбкой сказал:
- Так вот кто рассказывает мои секреты своему братику.
- О нет. Что тебе Макс наговорил? – раздражённо фыркнула она.
- Макс? – спросил я растерянно.
- Ага. Мы его так называем, потому что он вечно во что-нибудь вляпывается, как тот мальчишка из книжки «Там, где живут чудовища». Честное слово, он интриган с рождения.
- Там, где живут чудовища? – переспросил я, ещё больше запутавшись.
Она посмотрела на меня так, будто у меня рога выросли.
- Ты что, не читал её, когда был маленьким?
- Извини, но мне в детстве редко читали. А когда я сам научился, то начал хватать всё, что под руку попадалось, то есть все книжки моих родителей.
- Не может быть! Теперь понятно, почему ты такой серьёзный. Слушай задание: я буду приносить каждый день по детской книге, а ты будешь их читать. И начнём мы с «Там, где живут чудовища».
Я смотрел на неё и думал, действительно ли она собирается заставлять меня читать насильно? А она улыбалась как кошка, которая слопала канарейку. Похоже, не только у Брайана в их семье было странное чувство юмора.
- Ты это серьёзно?
- На все сто!
Мэри улыбнулась, и у меня ёкнуло сердце. Я чувствовал, что краснею.
- Ну, гм, нам пора бежать, – сказал я и повернулся уходить.
- Увидимся позже! – крикнула она вдогонку.
Во время забега я попытался собраться с мыслями. И пришёл к выводу, что смогу общаться с ней, не краснея… может быть. После тренировки я быстро принял душ и переоделся. Нужно было успеть на автобус, иначе я бы застрял здесь допоздна. Родителям это не понравится, а я не хочу, чтобы меня забрали из команды.
Когда я вышел из раздевалки, у дверей меня ждали Брайан и Мэри.
- Эй, Сэм! - крикнул он. - Хорошо, что ты ещё не ушёл. Приходи к нам в гости на выходные. В пятницу после тренировки поедем к нам, и ты сможешь остаться с ночевкой. А в субботу вечером Мэри тебя отвезёт.
Я не знал, как понимать его приглашение. Не то чтобы я был особенно занят, но... Создавалось впечатление, что Брайан заводил дружбу со всеми подряд и воспринимал меня просто как очередного заблудшего пёсика. Но мысль о том, чтобы провести выходные с Мэри и Брайаном, а не дома, казалась заманчивой. Вот я и подумал - а почему бы и нет?
- Мне нужно спросить родителей. Вряд ли они согласятся, но если вдруг... то я "за".
- Отлично! - обрадовался он.
- Увидимся завтра, Мэри, - сказал я его сестре. - С тобой тоже, Макс. - Я ухмыльнулся и рассмеялся при виде его шокированного выражения.
- Ох, ты за это заплатишь, Мэри! - Брайан схватил её и закинул себе на плечо. А она завизжала и расхохоталась.
- Ну, и что ты мне сделаешь, братишка?
- Заставлю везти меня и мою девушку на бал, - сказал Брайан и закружил её. Он выглядел чертовски довольным.
- Ну, тогда тебе надо уговорить вон того друга, чтобы он меня пригласил, потому что я не собираюсь всю ночь смотреть на ваши обжималки. - Мэри посмотрела на меня, покраснела и опустила глаза. Она что, только что пригласила меня на вечеринку?
- Ну, что скажешь, Сэм? Не побоишься появиться на людях с этой крокодилицей? - спросил Брайан, всё ещё держа Мэри в воздухе.
- С ней? Разумеется. А вот насчёт тебя не уверен. - Я улыбнулся Мэри и почувствовал, что краснею.
Брайан опустил её и повернулся ко мне.
- Хорошо. Теперь мне надо придумать, кого пригласить. - Он улыбался, как маленький ребёнок в кондитерской – видно, был очень доволен таким поворотом событий. - Не хочешь оказать мне ответную услугу и сделать так, чтобы Дженифер из класса по испанскому языку меня пригласила? - спросил он меня.
- Извини, дружище, давай как-нибудь сам. Я опаздываю на автобус. До завтра!
Я рванул к остановке. Всю дорогу домой я не мог перестать улыбаться.
* * * * * * *

На следующий день на тренировке Мэри отвела меня в сторону. Было заметно, что она нервничает.
- Знаешь, Сэм, тебе вовсе не обязательно со мной идти, если не хочешь. Вчера я не оставила тебе выбора. Не знаю, что на меня нашло, - сказала она и нервно усмехнулась. - Обычно я не такая наглая.
У меня замерло сердце. Конечно же, она никуда не собиралась со мной идти. О Боже, какой я идиот!
- Да всё нормально. Я и так уже понял, что ты не пойдёшь с девятиклассником, - ответил я, пытаясь скрыть разочарование.
Казалось, Мэри секунду задумалась, а потом захихикала.
- Всё-таки Брайан был прав. Он сказал, ты не поверишь, что я действительно хочу пойти с тобой на танцы, пока я не скажу об этом прямо. Если хочешь знать, Сэм, я с удовольствием с тобой пойду. Просто я не хочу, чтобы ты думал, что должен меня приглашать из-за того, что я сестра Брайана.
Я ошарашенно смотрел на неё.
- Правда? Конечно, нет, всё нормально. - Мэри перестала улыбаться, и я понял, что она подумала, что я отказываюсь с ней идти. - Подожди, я имел в виду, что я очень хочу, э... ты пойдёшь со мной на танцы? - выпалил я, так что она, похоже, не сразу сообразила, что я только что сказал.
Она широко улыбнулась:
- С удовольствием, Сэм.
* * * * * * *

Время пролетело быстрее, чем я ожидал. Я решил остаться у Брайана перед вечеринкой, чтобы никого не напрягать. Как и планировалось, Мэри должна была стать нашим водителем. Мы собирались взять машину родителей Брайана и заехать за Томом и его девушкой. В ту пятницу, перед танцами, мы поужинали рано.
Том и Брайан пригласили девятиклассниц, которые хоть и были довольно симпатичными, Мэри в подмётки не годились. С тех пор как мы решили идти на бал вместе, мы с ней много общались. Встречались каждый день перед тренировками, а потом я ждал, пока она закончит, из-за чего часто не успевал на автобус. Родителям очень не нравилось, что я приходил домой затемно, но это было неважно. Зато я постоянно улыбался.
Поужинав, мы пошли на футбольный матч и орали там до хрипоты. Наша команда проиграла с позорным счётом, но всё равно мы хорошо повеселились. А после этого мы отправились к Брайану домой, чтобы переодеться. Мы с Томом быстро натянули на себя костюмы, а затем помогли Брайану привести себя в порядок. Мы знали, что это ненадолго, но надеялись, что по крайней мере пару минут он будет выглядеть прилично. Собравшись, мы уселись ждать девчонок. Они вышли из спальни Мэри через час. Час. Даже не спрашивайте, что они там делали целый час, но оно того стоило. Мэри вышла последней, и у меня перехватило дыхание. Она всегда красивая, но в этот вечер выглядела сногсшибательно. Я услышал, как кто-то ахнул, и понял, что это был я. Брайан посмотрел на меня и ухмыльнулся.
- Думаешь, моя сестричка выглядит сексуально, а? - Они с Томом расхохотались.
Мэри подошла и встала рядом со мной.
- Само собой, думает, мальчики. К тому же у него хороший вкус, - улыбнулась она, а я попытался пробормотать что-то в ответ.
- Ну, давайте уже прицепим цветочки и поедем на танцы.
Я про себя поблагодарил маму Брайана за совет пристегнуть цветок Мэри на браслет, с ужасом наблюдая, как Том пытается приколоть такой же на корсет своей девушке. Мы все боялись, что он заколет её до смерти до того, как у него получится. В конце концов, она с раздражением попросила Мэри это сделать.
Сфотографировавшись напоследок с родителями Брайана, мы отправились на танцы. Старый спортзал снаружи был украшен основными цветами школы - белым и синим, а вместо диджея выступала местная радиостанция. Я держал Мэри под руку, и мне казалось, что я умер и попал в рай.
Мы танцевали почти каждый танец и беспрерывно болтали. Я чувствовал, как моё волнение исчезает. С ней было очень легко разговаривать, и время летело незаметно. После последнего танца мы пошли искать остальных. Завалившись гурьбой в машину, мы поехали к Брайану домой. Я думал, что они с Томом будут дразнить меня из-за Мэри, но все так устали, что заснули, как только забрались в свои спальные мешки.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Жменька, prekrato, olevia, Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:08 #3 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 2


После вечеринки дни пролетали незаметно. Мне всё ещё не верилось, что Мэри - моя девушка. Почти всё свободное время я проводил с Брайаном, Мэри или с ними обоими. Она попросила меня помочь с оформлением школьного ежегодника, а Брайан хитростью заманил в стенгазету и драмкружок. Ещё они каким-то образом убедили меня присоединиться к дискуссионному клубу. Если к этому добавить джазовый кружок и камерный оркестр, куда я записался сам, а также тренировки по бегу и футболу... В общем, я начал ощущать себя вечным двигателем. Я постоянно куда-то спешил и в чём-то участвовал, но мне это чертовски нравилось. Брайан стал моим лучшим другом, а от Мэри я был просто без ума. С приближением Рождества я наконец-то стал чувствовать себя комфортно с ними, хотя в глубине души мне не верилось, как хорошо всё складывается.
За неделю до зимних каникул Брайан поймал меня в коридоре:
- Эй, у Майка намечается вечеринка в эту субботу. Его предки уезжают за город, и он собирается съездить за пивом. Не хочешь пойти?
У меня замерло сердце. Я знал, что он постоянно зависает на тусовках, но раньше он меня не приглашал. “Всё, - подумал я, - теперь он точно перестанет со мной общаться”. И всё-таки я не хотел идти. Самый верный способ потерять друзей - это напиться и забиться в какой-нибудь угол, рыдая как ребёнок.
- Извини, Брайан, но я не смогу. Я...
- Сэм, прежде чем отказываться, послушай, - перебил он. - Я знаю, что ты не пьёшь, именно поэтому тебя и пригласил. Ты ведь знаешь, что у меня диабет, а от спиртного может подняться уровень сахара в крови. Обычно со мной ходит Мэри и следит, чтобы ничего не случилось, но в этот раз она не сможет. А я так хочу пойти! Там будут все ребята из команды. Уверен, что не смогу отказаться, когда они предложат выпить... но я не хочу умирать. А больше мне не на кого расчитывать. Они наверняка сами напьются и забудут про меня. Там правда будет весело. К тому же к концу вечеринки у тебя будет куча компромата на всех. Я тебе расскажу, на что надо будет обращать внимание и что делать. Пожалуйста, соглашайся, - выпалил Брайан.
Было видно, что для него это важно, однако я был ошарашен его просьбой.
- Брайан, ты уверен, что настолько мне доверяешь? Я имею в виду, ты же знаешь, что я всегда за тобой присмотрю, но... ты действительно хочешь, чтобы это был я?
- Сэм, - сказал он, - ты самый ответственный человек из всех, кого я знаю. Чёрт, да по сравнению с тобой половина учителей полные раздолбаи. Ты никогда не опаздываешь, не пропускаешь занятий, и всегда держишь слово. На тебя можно положиться.
“Замечательно, - подумал я. - Выходит, со мной также интересно, как с фонарным столбом.”
- Ну, ты только что описал меня как скучного невротика… но это не значит, что ты должен доверять мне свою жизнь, - ответил я. Мне не верилось, что он всерьёз об этом говорит.
- Именно поэтому я тебе и доверяю. Ты ко всему относишься серьёзно и не подведёшь меня в отличие от остальных.
- Ну, тогда спасибо, - кивнул я. - А ты не думал притормозить с вечеринками, тогда и переживать было б не о чем.
Брайан ухмыльнулся:
- Ага, только я тогда помру со скуки, - а потом серьёзно: - Соглашайся, пожалуйста.
Он так умоляюще смотрел на меня, что я не мог себе представить, как ему можно вообще в чём-то отказать. С таким выражением лица он смог бы продать даже ослу шляпу.
- Ты ведь всё равно пойдёшь, даже если я откажусь? - спросил я.
- Скорей всего.
Я глубоко вдохнул и ответил:
- Тогда, думаю, я должен согласиться. Я же не хочу потерять лучшего друга из-за его же глупости.
Брайан тут же взбодрился и расплылся в широченной улыбке, и я не смог не улыбнуться в ответ.
- Я тебе всё покажу и объясню. Наверное, это уже давно надо было сделать, учитывая сколько времени мы проводим вместе.
Он повернулся и побрёл на урок. Я покачал головой и уже пошёл в другую сторону, когда услышал, как он меня окликнул. Обернувшись, я увидел, что он меня догнал.
- Сэм! Спасибо! - Он сгрёб меня в медвежьи объятья, а затем побежал в класс.
У меня перехватило дыхание. В полном ступоре я смотрел, как он удаляется по коридору. Мой внутренний голос пытался сказать, как было приятно, когда Брайан меня обнял, и какие красивые были у него плечи. Но я задвинул эти мысли подальше и старательно их игнорировал. Со временем этот голос будет звучать всё громче, ну а пока он был едва слышен.
* * * * * * * *

Брайан не шутил, когда говорил, что объяснит, как нужно будет вести себя, если ему вдруг станет плохо. Они с Мэри показали мне, как проверять уровень сахара в крови и как действовать, если он резко понизится или повысится. Брайан даже заставил меня сделать ему укол инсулина. Пытаясь набраться смелости воткнуть в него иглу, я смотрел на его бедро так долго, что запомнил там каждый волосок.
В субботу вечером Майк забрал нас от Брайана пораньше, чтобы мы помогли ему подготовиться к вечеринке. Когда мы подъехали к его дому, у меня челюсть отвисла. Я знал, что родители Майка богаты, но даже не представлял насколько. Особняк оказался огромным и просто шикарным, с мраморными полами, сводчатыми потолками и многочисленными произведениями искусства. Мне было сложно представить здесь табун пьяных футболистов. Вытащив кеги с пивом из машины Майка, мы расставили их у бильярдного стола и бассейна. Я подумал, что это опасно, мне сразу начали мерещиться утопленники, но, не желая казаться занудой, промолчал.
Когда началась вечеринка, я не отходил от Брайана ни на шаг. Хотя эти ребята и считались моими друзьями, мне становилось как-то не по себе, когда вокруг их так много. Брайан, как обычно, был в центре внимания. Он выпивал и шутил со всеми подряд. Чем больше все надирались, тем более дурные идеи приходили им в головы. Дошло до того, что мне пришлось объяснять Брайану с Майком, что не стоит выбегать на улицу голышом и писать свои имена на снегу ссаками прямо перед домом. Это может не понравиться соседям, и они вызовут полицию. Одновременно я пытался убедить остальных остаться дома в тепле и не идти пешком по снегу за двести миль за свежим пивом. В конце концов, мне всё-таки удалось доказать Брайану с Майком, что имена лучше написать на заднем дворе. Но, к сожалению, остальные меня не послушали. Они ушли, a спустя несколько часов вернулись с коробкой кексов. Видимо, так закоченели, что добравшись до какого-то магазинчика в миле от дома Майка, дружно пришли к выводу, что кексы им нужней пива. Против пьяной логики не попрёшь.
Около трёх часов ночи Брайан решил, что пора идти спать. Мы завалились в свободную спальню, я дал ему аспирина и помог раздеться до трусов. Он был настолько пьян, что даже не мог расстегнуть пуговицы, не говоря уже о том, чтобы стоять прямо. Наконец-то раздев, я повалил его на кровать и приступил к "дежурству". Я сел рядом и стал наблюдать, как он спит, повторяя про себя, что всего лишь хочу убедиться, что он в порядке.
Он дышал очень тихо, еле слышно, поэтому я положил руку ему на грудь и стал его рассматривать. Я чувствовал, как его грудная клетка поднимается и опускается при дыхании. Его длинные ноги были покрыты едва заметными волосками, и я тихо рассмеялся, глядя на его трусы в смайликах. А потом как завороженный, уставился на полоску светлых волос на его животе, скрывающуюся под резинкой. Я зажмурился и заставил себя отвести взгляд. Чувствуя, что возбуждаюсь, меня охватила паника. Я не собирался из-за этого портить нашу дружбу. К внутреннему голоску, который я старательно игнорировал, присоединился ещё один, который открыто любовался телом моего лучшего друга и шептал, как было бы здорово провести рукой ниже. Стараясь его не слушать, я пытался отвлечься: повторял таблицу умножения, представлял что-нибудь мерзкое - всё что угодно, чтобы взять себя в руки. Я был настолько занят борьбой с самим собой и беспокойством о Брайане, что не заметил, как наступило утро. Он проснулся чуть позже девяти.
- Эй. А ты что, совсем не спал? - прохрипел он и поморщился, пошевелив головой.
Увидев, что моя рука всё ещё лежит у него на груди, я подскочил как подстреленный.
- Я, э, п-просто хотел убедиться, что ты всё ещё дышишь. И-извини, - заикаясь, выдавил я.
Брайан схватил меня за руку прежде, чем я успел выбежать за дверь.
- Эй, дыши глубже. Тебе нужно поспать, дружище. Ты в порядке? - Он был явно встревожен моим странным поведением.
- Да, просто устал. - Я не мог смотреть ему в глаза.
- Я тебя очень напугал?
Я слышал тревогу в голосе Брайана. Глубоко вдохнув, я оторвал глаза от пола и посмотрел на него.
- Ну, вроде как, да.
- Прости, Сэм. - Брайан сосредоточенно смотрел на меня. На его лице застыло беспокойство и что-то ещё, но что именно я не мог определить.
Я просто хотел, чтобы этот разговор закончился, Брайан оделся, и я мог забыть обо всём, что произошло.
- Не переживай. Ты же знаешь, что я нервный. - Я попытался сделать вид, что всё нормально, но кажется, он мне не поверил. Он посмотрел мне в глаза на секунду, как будто читая там что-то. Когда я уже начал паниковать, он отвернулся.
- Спасибо, друг, - сказал он.
- Всегда, пожалуйста.
Удерживая мой взгляд, Брайан спросил абсолютно серьёзно. - Ты ведь знаешь, что ты мой лучший друг, верно?
Я сглотнул. - Ты тоже, Брайан, - прошептал я в ответ. Почему у меня было ощущение, что он роется у меня в мозгах?
- Это никогда не изменится, Сэм. Я всегда буду рядом.
Я не знал, что сказать. Брайан смотрел на меня ещё какое-то время, а затем огляделся, пытаясь найти свою одежду.
- А куда подевались мои вещи?
Я передал ему аккуратно сложенную стопку. Напряжение, наконец-то, ушло, и он усмехнулся, покачав головой.
- Не могу поверить, что ты всё сложил.
- Ну, ты и так выглядел помятым, когда отрубился. Я же не хотел, чтоб ты был похож на бомжа.
Он хлопнул меня по плечу, улыбнулся и принялся одеваться.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, DarinaOzerskaya, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:10 #4 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 3


После зимних каникул было объявлено прослушивание в школьный мюзикл. Вообще-то мы с Брайаном записались в драмкружок ради прикола, поэтому я не собирался участвовать ни в каких постановках, ну разве что только помогать с установкой декораций. Но у Брайана, похоже, были другие планы. Узнав о прослушивании, он принялся горячо убеждать меня поучаствовать в кастинге вместе с ним. Он умолял, уговаривал, подлизывался, ныл и доставал до тех пор, пока я не согласился.
У нас было всего три недели на подготовку монолога и какой-нибудь песни, и мы сразу же начали репетировать. Брайан был прирождённым актёром - его монолог звучал в сто раз лучше моего, мы оба понимали это. Но вот пел он ужасно. У него абсолютно не было слуха. По сравнению с ним я пел как Паваротти, но поверьте, никто не предложил бы мне музыкальный контракт. В конце концов мы подобрали ему самую простую песню, которую он репетировал до посинения, пока не перестал выть как умирающий тюлень.
На прослушивании я очень нервничал и чувствовал, что меня вот-вот стошнит. Брайан же, наоборот, ничуть не волновался. В зал он зашёл передо мной, и через дверь мне было всё слышно. Монолог он прочитал великолепно, но вот как только запел - меня передёрнуло. Он жутко фальшивил, зато энтузиазма в нём было хоть отбавляй. А я всё не мог решить: хорошо ли это.
Он вышел из актового зала, ухмыляясь как маньяк, и сказал, что я следующий. Меня всё ещё мутило от волнения, но я был уверен, что спою не хуже Брайана. Выступил я без каких-либо происшествий, а когда выходил, то увидел, что он ждёт меня за дверью. Казалось, он даже не сомневался, что нас возьмут в мюзикл. Я вот, наоборот, не был так в этом уверен. Меня бы устроило просто монтировать декорации и создавать звуковые эффекты для спектакля.
На следующее утро вывесили список исполнителей, в котором мы нашли свои имена. Мы получили небольшие роли, и к счастью, нам не надо было петь. Репетиция началась после обеда.
Все "актёры" собрались в аудитории после уроков и встали в большой круг. Мисс МакДональд, наш учитель по театральному мастерству, вышла в центр. Её костюм был дикой смесью чёрной ниспадающей ткани, жутких кружавчиков и цветочных узоров. Всё это было "украшено" отвратительной бижутерией, которая, вероятно, использовалась как реквизит в одной из постановок. Назвать её эксцентричной - это не сказать ничего.
Она начала с того, что заставила всех познакомиться, а потом выдала каждому по экземпляру сценария. Пока мы его просматривали, она огласила график репетиций на ближайшие несколько дней. Оказалось, что в течение следующих двух недель мы должны будем посещать ещё и уроки танцев сразу после школы. Мы с Брайаном в ужасе переглянулись. Ладно, может быть мы и должны были догадаться, что участие в мюзикле предполагает умение танцевать, но совершенно об этом забыли. Я, в общем-то, не особо волновался по этому поводу, а вот Брайан был напуган до смерти. Глядя на него, я начал понимать почему. Плавные движения давались ему нелегко. Большой крепкий парень должен был научиться исполнять свадебный танец ирландцев и при этом не затоптать свою бедную партнёршу. А если вспомнить, как он танцевал на вечеринке, сделать это будет сложно.
Мисс МакДональд разбила нас по парам и отдала на съедение преподавателю танцев. Мисс Сойер была злобной мочалкой без грамма терпения. Она принялась орать на нас, в то время как мы отчаянно старались следовать её указаниям. Все наши следующие занятия проводились примерно в такой же манере. Зато уже к концу недели все выучили этот танец достаточно хорошо. Все, кроме Брайана. Его партнёршей была милая девочка, которая старалась помочь ему как могла, даже несмотря на то, что он отдавил ей все ноги. К моему большому удивлению, я сразу уловил все движения. Конечно, великого танцора из меня не выйдет, но получалось довольно неплохо. А вот Брайан был в отчаянии. К тому же постоянные вопли мисс Сойер в его адрес не помогали процессу обучения.
В пятницу, в конце репетиции, мисс Сойер видимо решила, что публичное унижение поможет ему выучить танец. Поэтому она велела всем, кроме Брайана и его партнёрши, занять места в зрительном зале и наблюдать за ними. Она изрыгала очередной поток критики в его адрес, когда вошла мисс МакДональд. Она была крайне возмущена поведением мисс Сойер и предложила Брайану остаться после репетиции, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Брайан выглядел так, будто хотел сквозь землю провалиться. Я тут же вызвался помочь ему отработать движения в эти выходные. Мисс МакДональд была очень довольна моим предложением и пообещала сама оценить его успехи в понедельник.
Таким образом, у меня появились планы на субботу и воскресенье. К счастью, я и так собирался провести выходные у Брайана, поэтому мне не пришлось воевать с родителями. Моей матери всё ещё не нравилось, что я проводил много времени вне дома. Как говорится, в одиночку страдать не интересно, лучше мучиться вместе. А вместе с кем? Конечно же, со мной. Поэтому мне было бы сложно уговорить её отпустить меня, если бы я не отпросился заранее.
После репетиции мы зашли в кафе. Брайан всё ещё выглядел расстроенным, поэтому я постарался успокоить его, заверив, что помогу разучить танец. Но, похоже, мне не удалось его убедить. Хотя, если честно, я и сам сомневался, но не хотел ему это показывать. После получаса моих тщетных попыток приободрить его, я решил, что пора приступать к делу.
Доехав на автобусе до его дома, мы сразу же пошли репетировать в подвал. Сначала я пытался танцевать за его партнёршу, но тут же запутался сам и сбил с толку Брайана. Решив, что тут нужен другой подход, я велел ему встать позади меня и повторять все мои движения, а сам делал вид, что танцую с девушкой. Я подумал, что чуть позже нам понадобится временная партнёрша и был почти уверен, что Мэри нам в этом поможет.
Каждое движение мы повторяли по несколько раз. Прижавшись вплотную к моей спине и положив руки на мои, Брайан повторял за мной. Постепенно он начал двигаться в одном ритме со мной и перестал оттаптывать мне ноги. Я старался сосредоточиться на его движениях и следить, чтобы каждый шаг был правильным. Надо было во что бы то ни стало научить Брайана танцевать так, чтобы этой ведьме, мисс Сойер, не к чему было придраться.
С каждым разом у него получалось всё лучше, и мне почти не приходилось его поправлять. Я чувствовал за собой его тело: каждое движение мышц, его дыхание прямо над моим ухом, и как волоски на его руках щекочут мою кожу. И вдруг я понял, насколько мне всё это приятно, и что Брайану всего лишь стоит опустить глаза, чтобы обо всём догадаться. А новый голосок в моей голове стал нашёптывать, чтобы я обернулся и... в общем, сделал то, что мужчины просто не могут делать друг с другом. Запаниковав, я споткнулся и, падая, почувствовал, как Брайан хватает меня за руку, пытаясь удержать. Оказавшись на полу в объятиях Брайана, я отчаянно старался сосредоточиться на острой боли в лодыжке, чтобы избавиться от эрекции. Я застонал, и Брайан обнял меня крепче.
- Ты в порядке? Не сильно ушибся? Чёрт, а я-то думал, что уже выучил этот грёбаный танец!
Я слышал разочарование и тревогу в голосе Брайана.
- Да нет. Ты здесь ни при чём. Я просто подвернул лодыжку, - ответил я, надеясь, что он с меня слезет, и я смогу взять себя в руки. Не вышло. Вместо этого он перевернул меня и попытался дотянуться до моей ноги, чтобы удостовериться, что всё в порядке. Однако в этот момент он случайно задел мой член рукой, и я ахнул.
- Дружище, ты правда в порядке? Может мне сбегать за мамой? Тебя отвезти в больницу? - Вопросы сыпались один за другим. Я слышал в его голосе панику, но не мог рассказать, почему я ахнул.
- Брайан, да не переживай ты. Всё нормально. Только принеси мне, пожалуйста, лёд. - Про себя я молился, чтобы он вышел из комнаты и дал мне пару минут, чтобы прийти в себя.
- Конечно. Я скоро вернусь. Не шевелись. - Он вскочил и рванул вверх по лестнице.
Я быстро вытащил рубашку из штанов, чтобы хоть как-то прикрыть эрекцию, одновременно пытаясь угомонить голосок в своей голове и заставить его замолчать. В конце концов мне всё-таки это удалось, хотя он вовсю сопротивлялся. Я старался убедить себя, что ничего не произошло, - и моё возбуждение совершенно не связано с Брайаном, и время от времени это происходит со всеми. Я даже уверял себя, что в тот момент думал о Мэри. Нежелание верить в очевидное стало моим новым девизом. Я сосредоточился на боли в лодыжке, а ещё через пару минут почувствовал, как Брайан сел на пол рядом со мной.
- Эй. Я принёс лёд. - Он произнёс это так виновато, что у меня сжалось сердце. Я не мог позволить ему думать, что это произошло из-за него.
- Спасибо. - Я взял лёд и приложил к ноге. - Брайан, ты действительно здесь ни при чём. Я просто немного устал, вот и споткнулся. А у тебя, наоборот, всё прекрасно получалось.
Кажется, он мне не поверил, но я всё равно продолжал его убеждать. Он не отходил от меня ни на шаг, будто боялся, что я развалюсь на части, и это сводило меня с ума. В конце концов я уговорил его позвать Мэри и посмотреть какой-нибудь фильм. Осмотрев мою лодыжку, она заверила его, что всё будет хорошо и только после этого Брайан успокоился. Мы включили какую-то дурацкую комедию, и я заснул, положив голову на колени Мэри. Я проснулся пару часов спустя, когда она собралась идти спать. Мы с Брайаном решили сделать то же самое. Поднявшись с дивана, я с облегчением обнаружил, что нога больше не болит.
Я достал пижаму из сумки и пошёл в ванную переодеваться. Вернувшись в комнату Брайана, я увидел, что он уже разделся до трусов и развалился на своей узкой кровати. Я всегда с удовольствием наблюдал, как он пытается на ней уместиться. Брайан не слышал, как я вошёл, поэтому я остановился и стал его разглядывать. У парня были мускулы даже там, где я и не подозревал, что они могут быть! Точнее говоря, он был крепким и спортивным, выглядел так, что глядя на него можно было изучать на уроке анатомии разные группы мышц. Мой взгляд скользил вниз по его телу и остановился на боксерах. Они были чёрного цвета с узором из красных перчиков. С того места, где я стоял, да ещё без моих очков, казалось, что по его заднице ползает множество красных муравьёв. Я уже собирался сказать ему об этом, когда до меня дошло, что я сейчас делаю. Я стою и разглядываю своего полуголого лучшего друга, в то время как моя девушка, его сестра, спит этажом выше!
Задвинув эти мысли подальше, я выключил свет, нащупал свой спальный мешок на полу и забрался в него. Я слышал, как Брайан вертелся на кровати, пытаясь залезть под простыню.
- Спокойной ночи, Сэм. Спасибо тебе. Мне очень жаль, что ты подвернул ногу, - прошептал он.
- Всегда пожалуйста. И не переживай, за ночь у меня всё пройдёт. Ты выучишь этот чёртов танец к понедельнику, и этой старой крысе не к чему будет придраться. Засыпай. Утром продолжим отрабатывать движения.
Дыхание Брайана успокоилось и перешло в мягкое посапывание. А я никак не мог заснуть. Мой мозг пытался завести меня туда, куда я просто не мог пойти. Уже не в первый раз я спал на этом полу в этом спальном мешке, пока Брайан лежал в своей кровати в одних боксерах... Так почему именно сейчас мне это не давало покоя? Я старался заставить себя думать о Мэри, моей замечательной девушке, но мысленно возвращался к Брайану. В конце концов я заснул и мне снился странный сон, в котором Мэри превращалась в Брайана каждый раз, когда я пытался её поцеловать. Утром я проснулся более измотанным, чем когда я пошёл спать.
В тот день я чувствовал себя некомфортно наедине с Брайаном. Я не собирался отказываться от обещания научить его, но и танцевать я с ним тоже не мог. Поэтому за завтраком я уговорил Мэри помочь нам. Она запомнила все движения за несколько минут, после чего я поставил их в пару и критиковал издалека.
Уже к полудню Брайан выучил танец, и мы втроём отправились пообедать. Мы прекрасно провели время, разговаривали и шутили. Затем Мэри повезла меня домой. Наконец-то я перестал думать о том, что произошло, и смог расслабиться. Когда мы подъехали, я поцеловал её, прежде чем вышел из машины. Жизнь возвращалась в нормальное русло... по крайней мере так я себе говорил. Я забежал в дом и занялся домашними делами.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:13 #5 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 4

Приближалось лето. Все с нетерпением ждали традиционную школьную вечеринку по случаю окончания учебного года. Она проходила в каньоне недалеко от города, и все старшеклассники собирались как следует напиться и расслабиться. А чтобы не садиться за руль пьяными, разбивали палатки и веселились весь уик-энд. Меня не прельщала мысль застрять в компании пьяных одноклассников и не иметь возможности уехать, но я не хотел подводить Брайана. К тому же Мэри тоже поедет, и у нас будет шанс провести время наедине.
Мы с ней были очень заняты учёбой, поэтому побыть вместе почти не удавалось, да и жил я далеко от школы. Когда мы всё-таки встречались, то почти каждый раз с нами рядом был Брайан. Мы ходили на двойные свидания, а иногда просто зависали у него дома. Нам, конечно, всегда весело вместе, но мне было как-то неловко целоваться со своей девушкой в присутствии её брата. В отличие от меня Брайан ничего не стеснялся. Мы с Мэри не только слышали, что он перетискал половину девчонок из нашего класса, но и сами могли наблюдать за этим. Подсознательно я понимал, что он не будет против наших с ней поцелуев, а может, и станет нас подзадоривать. Чёрт, однажды он даже вручил мне презерватив, но всё равно я предпочитал быть с Мэри наедине. И что самое смешное - я был единственным из нашей компании, кто встречался с одной девушкой на протяжении года, но чьи отношения всё ещё оставались платоническими. Поэтому я очень надеялся воспользоваться возможностью уединиться на этой вечеринке.
Торжественное школьное собрание по случаю окончания учебного года было назначено на последнюю пятницу перед каникулами. Сразу после этого я собирался поехать к Брайану, так как мы должны были выезжать в каньон рано утром. За год нашей дружбы я провёл у него столько времени, что чувствовал себя там как дома. К вечеру приехал Том. Они с Брайаном были как братья и знали друг друга с пелёнок. За этот год мы с Томом тоже подружились. И хотя у нас не было ничего общего, кроме любви к футболу и дружбы с Брайаном, он был отличным парнем и просто не мог не нравиться. Жаль вот только, выпить любил так же как Брайан, поэтому на вечеринках мне приходилось приглядывать за ними обоими.
В тот вечер Том, Мэри, Брайан и я решили посмотреть сериал "Монти Пайтон". Мы устроились на диване с огромным ведром попкорна и уставились в телевизор. Показывали совершенно дурацкие серии, но после стресса от экзаменов это было как раз то что нужно. Вскоре после начала "просмотра" я заснул.
Спустя несколько часов я проснулся от ярких лучей солнца. Наверное, меня оставили спать на диване, и кто-то даже укрыл меня пледом. Однако когда я сел, то увидел, что все тоже спят здесь. Брайан с Томом посапывали на полу, а Мэри лежала на другом конце дивана, и, кажется, начинала просыпаться. Знаете, когда вам нравится, как девушка выглядит утром, это значит, что вы влюбились. Мэри даже когда спала, выглядела очень сексуально. Стараясь никого не разбудить, я на цыпочках прокрался в коридор и побрёл в ванную, чтобы принять душ. Когда я вышел, то увидел, что все уже собрались на кухне и готовят блины. Я с радостью пошёл помогать.
Семья Брайана была просто удивительной. Я никак не мог привыкнуть к их гостеприимству, они встречали всех как родных. И хотя только Мэри с Брайаном всё ещё жили с родителями, сюда каждый день приходил кто-то из старших детей, кузены, тёти и дяди. Всё это создавало здесь ауру любви и заботы, хотя зачастую этот дом и напоминал цирк. Они были полной противоположностью моей семье. Я даже не замечал, чтобы здесь ссорились. Конечно, иногда между ними возникали разногласия - куда же без них с таким количеством людей в доме, - но они никогда не перетекали во что-то большее, чем лёгкое недовольство. До знакомства с ними я ни за что бы не поверил, что существует такая идеальная семья.
После завтрака Мэри, Брайан и Том по очереди приняли душ, привели себя в порядок, и мы погрузили вещи и снаряжение в машину. После долгих объятий, указаний быть осторожней и ещё одной сумки с продуктами нас отправили в дорогу. Создавалось впечатление, что нас провожают на месяц, а не на пару дней.
Мы прибыли в лагерь как раз вовремя и успели занять хорошее место. Вечеринка проходила на участке земли, который принадлежал одному из выпускников школы. Каждый год здесь разрешали организовывать тусовки при условии, что мусор перед отъездом будет убран и веселье не будет слишком бурным.
Здесь было очень красиво. Лагерь располагался на поляне, в центре которой была огромная яма для костра. Вокруг росли деревья, между которых была тропинка, ведущая к речке. А рядом были водопады и пруды. И хотя вода в реке была ледяная и полна нерастаявшего льда, некоторые смельчаки собирались искупаться.
Когда палатки были установлены, мы отправились собирать хворост. Народа все прибывало, и уже к полудню здесь было не протолкнуться. Где-то за четверть мили от нашей поляны располагалась ещё одна, поменьше. Те, кто приехал позднее, размещались уже там. К ночи все собрались у костра, жарили сосиски и зефир на огне. К ужину у многих в руках уже были стаканы с пивом, но казалось, никто не спешил напиться, и все просто наслаждались свободой и первыми днями лета.
Брайан быстро нашёл себе новую пассию. Кари была красивой миниатюрной блондинкой с интеллектом божьей коровки. Я даже представить себе не мог, о чём с ней можно разговаривать. Но думаю, Брайан не собирался дискутировать с ней о смысле жизни. Как только мы установили палатки, Том сбежал искать себе «сексуальную красотку», оставив нас с Мэри развлекать Брайана и его маленькую писклю Кари. Примерно через час мне надоело смотреть, как эти влюблённые мотыльки строят друг другу глазки. Я решил, что Брайану не нужны зрители, чтобы тискаться с этим безмозглым чудом. К тому же он наверняка напьется и будет пытаться залезть к ней в трусы. И именно сейчас был самый подходящий момент, чтобы побыть наедине с Мэри. Я посмотрел на нее, и казалось, она думает о том же самом. Поднявшись, я посоветовал Брайану не делать глупостей, и чтобы он пришёл, если почувствует себя плохо. Он отвлёкся от Кари, чтобы одарить меня понимающей ухмылкой, а затем продолжил обольщение. Я схватил Мэри за руку и потащил в палатку.
Наедине с Мэри я чувствовал себя немного неловко. Я бы и хотел сказать, что знаю что делаю, но она была первой девушкой, с которой я был близок. Все мои знания были почерпнуты из уроков анатомии, раздевалки и наблюдений за Брайаном с его нескончаемым потоком девиц. Кроме того, Мэри была старше меня на два года и наверняка с кем-то уже встречалась... в общем, это только добавляло мне неуверенности. К тому же отсутствие возможности побыть наедине не способствовало быстрому развитию наших отношений. Единственное, в чём мы преуспели, так это в объятиях, будучи полностью одетыми, и в поцелуях. А сейчас мы были одни в уединённом месте с относительно мягкой поверхностью под боком. С одной стороны, мне хотелось закричать "Ураа!", а с другой, я был до смерти напуган.
В палатке было абсолютно темно. Мы опустились на спальные мешки и стали целоваться. Не знаю, из-за гормонов это, или из-за того, что мы с Мэри очень хорошо друг друга знали, но вскоре я расслабился и начал получать удовольствие. Мы медленно раздевались, пока не остались в одном нижнем белье. Теперь уже было не скрыть, как сильно я возбуждён. Я чуть не кончил от ощущения её голого тела под моими ладонями. Целуясь, мы перекатились так, что я оказался лежащим на спине, а Мэри оседлала мои бёдра. От каждого её движения меня будто ударяло молнией. Изо всех сил я старался лежать спокойно, чтобы она не подумала, что я настаиваю на сексе.
Вдруг Мэри перестала меня целовать и потянулась рукой к своим брюкам. Я было подумал, что она решила всё прекратить, но тут услышал шорох и почувствовал, как Мэри вложила мне в ладонь презерватив. Я благодарил небеса за то, что в палатке было темно, иначе она заметила бы ужас, охвативший меня.
Мэри наклонилась и прошептала мне на ухо:
- Я хочу тебя.
Ага, от этих слов думать стало ещё трудней. Почувствовав, что задыхаюсь, я понял, что не дышал с того момента, когда она дала мне презерватив. Я с жадностью втянул в себя воздух.
- Ты у-уверена? - заикаясь, выдавил я.
Я услышал щелчок, когда Мэри расстегнула бюстгальтер. Она взяла мою руку и положила себе на грудь.
- Абсолютно уверена, - прошептала она.
Не дожидаясь третьего приглашения, я крепко обнял её и перекатившись, оказался сверху. Я целовал её, одновременно стягивая с себя боксеры. Проведя ладонями по её телу, приспустил её трусики. Я медленно целовал её шею и, сосредоточившись на нежной коже, продолжил ласкать её. Я плохо понимал что делаю, но старался прислушиваться к её стонам и повторять те движения, что их вызывали. И пока получалось. Проведя рукой между её ног, я стал там нежно поглаживать. И, кажется, правильно сделал, потому что дыхание Мэри стало прерывистым.
Она обхватила рукой мой член и прошептала:
- Давай.
До сих пор не понимаю, как ухитрился надеть презерватив. У меня тряслись руки. Хотя, полагаю, у меня был хороший стимул. В то же время я панически боялся сделать ей больно. Я любил Мэри и хотел этой близости, но не смог бы себя простить, если бы ей было плохо со мной. Думаю, что только поэтому я и смог себя контролировать. Нежно целуя, я скользнул в нее пальцем и почувствовал, как Мэри задрожала и за бедра притянула меня к себе.
Вытащив палец, я начал медленно входить в неё. Никогда в жизни я не испытывал ничего подобного! Резкий вздох Мэри быстро вернул меня к реальности. Почувствовав, как она напряглась, я сразу же перестал двигаться.
- Может, остановимся? Я не хочу делать тебе больно.
Я услышал, как Мэри сделала несколько глубоких вдохов и вроде бы расслабилась.
- Нет, просто подожди секундочку. Я хочу, чтобы это было с тобой.
Если бы я уже не был уверен в своих чувствах к ней, то сейчас уж точно перестал сомневаться. Я нежно целовал её, пока она не прижалась ко мне сильнее. Мэри обхватила мою талию ногами, и мы начали медленно и ритмично двигаться.
Я старался как можно дольше не кончать, чтобы Мэри получила удовольствие, но ощущения были настолько сильными, что я не выдержал. Испытав самый яркий оргазм за всю свою юную жизнь, я упал на Мэри. Придя в себя, я завязал презерватив и положил в кроссовок, чтобы позже не забыть его выбросить. А затем опять обнял Мэри.
Я поцеловал её в макушку.
- Я люблю тебя.
Прижавшись ко мне сильнее, она прошептала:
- Я тебя тоже люблю.
Некоторое время мы просто обнимались и наслаждались друг другом. Я всё ещё переживал, что ей не понравилось, и она разочарована.
- Ты в порядке? Не жалеешь, что мы сделали это? - тихо спросил я.
- Нет, Сэм. Конечно, нет. Я хотела, чтобы мой первый опыт был с тобой... и второй... и третий тоже... и... - Она мягко усмехнулась.
Я прижал её к себе и задремал. Не знаю, сколько времени мы так пролежали. Вдруг я почувствовал, как Мэри встала и начала не спеша одеваться.
- Ты куда? - спросил я.
- Шшш. Поспи ещё. Я просто хотела проверить, как там Брайан.
- Подай мне, пожалуйста, брюки. Я пойду с тобой. Будет лучше, если мы и Тома найдём.
Она положила одежду мне на живот. Быстро одевшись и схватив фонарики, мы вылезли из палатки. Костёр загораживала припаркованная кем-то машина. Медленно обойдя её, чтобы наши глаза привыкли к свету, мы стали искать в толпе Брайана и Тома. В потёмках было сложно различать лица, и я уже начал нервничать, как вдруг услышал смех Кари. Её пьяный хохот был похож на лай гиены. Мы с Мэри стали протискиваться сквозь толпу к Кари и вскоре увидели её болтающей в компании своих друзей. А Брайана нигде не было видно. Мэри схватила меня за руку, и я почувствовал, как у меня всё сжалось в животе от волнения.
Я быстро подошёл к Кари и похлопал её по плечу.
- Кари, где Брайан?
Она обернулась и стала пристально рассматривать меня, будто пытаясь вспомнить, кто я такой. Потом до неё дошло.
- Аааа, Брайан! Так я его уже давно не видела. Мы целовались, а потом он сказал, что его тошнит, и я оставила его одного. Это ж противно.
Она захихикала и повернулась к своим друзьям. Я схватил её за плечо и заставил посмотреть на меня.
- Кари, это очень важно. Где ты его оставила?
Я не хотел её пугать, но мне нужно было найти Брайана.
- О, кажется, где-то на тропинке, ведущей к речке. Около большого камня немного в стороне от дорожки, - промямлила она несвязно. Я очень надеялся, что она не ошиблась.
Я схватил Мэри за руку и крикнул:
- Пошли!
Мы с ней бежали по тропинке, светили фонариками по сторонам и звали Брайана. Я был очень зол на себя за то, что оставил его одного. Посмотрев на Мэри, я понял, что она чувствует себя вдвойне виноватой. Вдруг я заметил большие камни, о которых говорила Кари, а секундой позже увидел Брайана, лежащего на земле. Когда я подлетел к нему, он еле дышал. Быстро сняв с его пояса глюкометр, я засунул в него его палец. Я действовал на автопилоте. Внутри меня трясло, но сейчас не было времени для эмоций. Было такое ощущение, что в меня вселился кто-то спокойный и знающий, действующий по обстановке и полностью сосредоточенный на ситуации, а я наблюдал за собой со стороны. Конечно, уровень сахара оказался очень низким. Мы с Мэри поняли это, увидев замигавшие на приборе результаты теста. Чувство вины, страх и дикая паника отразились у неё на лице. Казалось, что у нее начнется истерика, но я не мог этого допустить.
Я обхватил её лицо ладонями и заставил посмотреть на меня. Спокойно, насколько это было возможно, я сказал ей:
- Мэри, беги быстрей к костру и пришли сюда нескольких ребят, а сама заведи машину и жди. Они помогут мне донести Брайана, и мы отвезём его в госпиталь.
Я видел, как она пытается справиться с паникой, и мне было больно на это смотреть. Хотелось обнять её и успокоить, но у нас не было на это времени.
- Мэри, с ним всё будет в порядке, но нам нужно срочно доставить его госпиталь. Шевелись!
Она посмотрела на Брайана, потом на меня, а затем побежала в сторону костра. Я повернулся к Брайану и попытался засунуть леденец ему под язык так, чтобы он им не подавился. Все мысли были только о том, чтобы он выжил. Я понятия не имел, как долго он уже без сознания, и не был уверен, что всё делаю правильно, но знал, что до ближайшего госпиталя ехать сорок пять минут, и я должен оказать ему помощь. Мобильники тогда были редкостью, и самое большее, на что можно было рассчитывать, это огромные, установленные в машинах, рации. Но даже если бы у нас и был мобильник, шансы поймать сигнал в ущелье равнялись нулю. До приезда в госпиталь мы могли рассчитывать только на себя. Я сделал глубокий вдох и обхватил его запястье, чтобы следить за пульсом. Я слушал дыхание Брайана и молился как никогда в своей жизни.
Через пару секунд я услышал крики людей, бегущих к нам по тропинке. Я позвал их и вскоре увидел нескольких крепких парней. Мы подхватили Брайана и бросились к машине. Добежав, я увидел, что Мэри уже отыскала Тома. Уложив Брайана на заднее сидение, я запрыгнул внутрь и сел рядом с ним. Том болтал без остановки, чтобы успокоить Мэри, пока она ехала по извилистой дороге. А я внимательно следил за дыханием Брайана, проверял его пульс и уровень сахара в крови. Я с облегчением обнаружил, что он восстанавливается, но Брайан всё ещё был без сознания.
Подъехав к госпиталю, мы остановились у приёмного покоя. Том выскочил из машины и забежал внутрь, чтобы позвать на помощь, а я открыл дверь. Вскоре из госпиталя выбежали люди в медицинских халатах, и я указал им на Брайана. Я быстро рассказал обо всем, начав с того момента, как мы его нашли. Каким-то образом я ухитрился вспомнить все показания уровня сахара, его пульс, и как изменялось дыхание на протяжении всего времени. Мои мысли никогда не были такими ясными - ни до, ни после той ночи. Мужчина, которому я всё рассказывал, оказался доктором. Он заверил меня, что они позаботятся о Брайане. Я увидел, как санитары закатили его внутрь, и почувствовал, что меня всего трясёт.
Обернувшись, я заметил рыдающую Мэри рядом с какой-то женщиной, которая забрасывала её вопросами. Не сомневаюсь, что эта женщина всего лишь выполняла свою работу, но моя девушка была на грани нервного срыва. Я подошёл к ним и обнял Мэри. Забрав у неё ключи от машины, я отдал их остолбеневшему Тому.
- Припаркуй, пожалуйста, её машину.
С появлением задания он вышел из ступора и, кивнув мне, пошёл к машине. А женщина всё продолжала говорить. По её словам, наши действия были "нестандартными", хотя непонятно, что она имела в виду. Мэри всё ещё истерически рыдала у меня на груди. А я подумал, что вот-вот упаду, если не присяду куда-нибудь. Похоже, уровень адреналина понизился, и я почувствовал дрожь в ногах.
Посмотрев на женщину, я перебил её:
- Может быть, мы поговорим внутри? Я буду рад ответить на все ваши вопросы, но только не здесь.
Она строго посмотрела на меня и фыркнула:
- Хорошо.
Затем повернулась и направилась в здание. Мы пошли за ней. Заведя нас в приёмную, она набросилась на меня с расспросами: полное имя Брайана, дата рождения, история болезни, адрес, номер телефона, страховка... Я рассказал всё, что знал, и добавил, что надо позвонить его родителям. Наконец она решила, что выжала из меня всё, что могла, и выпроводила нас с Мэри в коридор. К нам подошёл взволнованный Том и сообщил, что позвонил родителям Брайана, и они уже едут. Мы сели и стали ждать.
Я сидел в оцепенении. Со мной всё было в порядке, если не считать, что внутри меня трясло. Мэри всё ещё рыдала. Том выглядел так, будто вот-вот сам расплачется, а я... я был в шоке. Я понимал, что это странно, но старался не думать об этом. Я рассеянно гладил Мэри по голове, когда приехали родители и братья Брайана. Его отец сразу же прошёл в регистратуру, а мама подлетела к нам. Она обняла Мэри и спросила, как это произошло. Я слышал, как Мэри пересказывает события этой жуткой ночи, сказав только, что мы с ней сидели и разговаривали, а не занимались сексом. У меня будто ком в горле стоял, и я не мог выдавить из себя ни слова. Я смутно понимал, что братья Брайана позвали Тома, и они вместе ушли за едой и кофе, а его отец сел рядом со мной. Он положил мне руку на плечо и что-то говорил, спрашивал в порядке ли я. Но я не уверен, потому что еле слышал из-за гула в ушах.
Повернувшись, чтобы сказать, что со мной все в порядке, я вместо этого выпалил:
- Я должен был быть рядом с ним!
И тут меня прорвало. Нет, я не рыдал, просто меня затрясло как в лихорадке. Отец Брайана обнял меня, и мы сидели так до тех пор, пока меня не перестало колотить.
- Сэм, послушай меня внимательно, - тихо сказал он, когда я почти успокоился. - Брайан прекрасно понимал, что это опасно. Он знал, что вас с Мэри нет рядом. Он также знал, что даже если бы вы и были рядом, то вряд ли смогли бы помочь ему еще больше. Так что не смей себя винить. Понял?
Я кивнул. Неважно, что он говорил, я всё равно чувствовал, что подвёл Брайана. Посмотрев на Мэри, я понял, что она чувствует себя так же. Я обнял её, и мы стали ждать новостей. Через час к нам подошли и сказали, что состояние Брайана стабилизировалось, но он всё ещё без сознания, и его переводят в отдельную палату. Мы столпились у входа в реанимационное отделение. Подходили ребята из школы, они, желая подбодрить нас, приносили еду и цветы. Думаю, что наш отъезд наделал много шума. К тому же Брайана в школе знали все, так что новости разнеслись быстро. Некоторые пытались заговорить со мной, но я никак не реагировал, и они отходили. Я уже потерял счёт времени, когда наконец кто-то вышел и сообщил нам, что Брайан пришёл в себя. У меня отлегло от сердца. Теперь я знал, что с ним всё будет в порядке. К нему пустили только родителей, но это неважно... лишь бы ему стало лучше. Я заснул, сидя в кресле рядом с Мэри.
Несколько часов спустя, мама Брайана разбудила меня и отвела к нему в палату. Почему-то все считали, что я спас ему жизнь и не подвёл его. Я говорил, что это неправильно, но меня никто не слушал. Я был рад видеть Брайана живым и рассказывающим анекдоты. Его мама оставила нас наедине на несколько минут.
Брайан боялся смотреть мне в глаза.
- Сэм, мне так стыдно, что я всех напугал!
- Это я должен был за тобой присматривать, - сказал я.
- Да нет, Сэм. Я виноват, потому что решил напиться, когда рядом не было никого кроме Кари. Я имею в виду... ну, она красивая, но я бы ей даже рыбку не доверил. О чём я только думал?!
Я усмехнулся, услышав, как он описывает Кари.
- Вот скажи, что ты в ней нашёл?
Он хитро ухмыльнулся.
- Что кроме ее сексуальности и развратности? Вообще ни-че-го.
Я закатил глаза.
- Чувак, перестань думать членом.
- Угу. Ну... так вы с Мэри хорошо провели время? - непристойно намекнул Брайан, двигая бровями. Я почувствовал, что краснею. - Я так и думал! Сэмми трахнулся! - громко объявил Брайан с улыбкой на лице. Я выдохнул и рассмеялся. Брайан определённо пришёл в себя.
- Брайан, может, заткнёшься, пока не услышали твои родители! Если бы ты сейчас не лежал на больничной койке, я бы дал тебе по лбу, - сказал я, качая головой.
- Хорошо. Тогда, - он наклонился ко мне и прошептал: - А Сэмми трахнулся! А Сэмми трахнулся! - Выпрямившись, он подмигнул мне. - Наконец-то! И прости, что я испортил вечер.
- Дружище, я просто рад, что ты в порядке. И не пугай меня так больше!
- Обещаю.
Мы поболтали ещё пару минут, а потом мама Брайана вернулась за мной. Брайан обещал позвонить мне, как только его выпишут. Его мама отвезла меня домой и рассказала моему папе, как я спас Брайану жизнь. Отец выглядел так, будто начнёт сейчас метать молнии. Если семья Уокеров и считала меня замечательным, то мои родители так не думали. Они терпеть не могли выпускать меня из дома. Миссис Уокер ни разу не упомянула про спиртное, просто сказала, что Брайану стало плохо. Но, похоже, мой отец уже решил, что мы наклюкались, или что-то в этом роде. Да, замечательное начало лета! Я был уверен, что до сентября у меня не будет возможности выбраться из дома и встретиться с друзьями.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:19 #6 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 5


Летние дни тянулись очень медленно. Мои родители не спускали с меня глаз, поэтому все каникулы я просидел дома. В принципе, ничего другого я от них и не ожидал. С Брайаном и Мэри мы созванивались почти каждый день, однако виделись всего лишь несколько раз за лето, да и то только когда Мэри приезжала к нам. И, естественно, ни о каком уединении и речи быть не могло. Поэтому когда возобновились тренировки по бегу и футболу, я был вне себя от счастья.
Учебный год начался относительно спокойно. Брайан, Мэри и я продолжали посещать те же кружки, что и в прошлом году. И хотя свободного времени почти не оставалось, мы весело проводили время. Кому нужен сон в пятнадцать-то лет? В конце сентября мы приступили к постановке спектакля "Сон в летнюю ночь". Мэри досталась роль Елены, Брайану - Оберона, ну а мне - Пака. Мы много репетировали, и получалось довольно хорошо. В этом году Брайан попал в старший состав школьной сборной по американскому футболу, и так как на конец месяца намечались соревнования, репетиции в драмкружке отошли на второй план.
В понедельник утром Брайан налетел на меня в коридоре и повалил с ног.
- Бал, скоро будет школьный бал! Ты знаешь, что это значит!
Я простонал под ним:
- Слезь с меня, верзила.
- Ой. Извиняй. Не хотел тебя раздавить. - Брайан помог мне подняться. Он стал подпрыгивать как восторженный ребёнок в ожидании подарков.
- Да что с тобой такое?
- Мой брат будет играть в футбол за команду выпускников. На этой неделе у него нет занятий колледже, и он вчера приехал домой, а сегодня после обеда придёт сюда. Он хочет поприсутствовать у нас на репетиции. Вроде позже он встречается с бывшими одноклассниками, и они собираются посидеть в баре.
Он продолжал подпрыгивать.
- Брайан, прекрати. У меня от тебя голова кружится.
Он застенчиво улыбнулся и перестал скакать, но продолжил вертеться.
- Хорошо. Какой из них? - спросил я. - У тебя, кажется, двое братьев в колледже.
- Вообще-то трое, но Майкл не считается, так как он учится в магистратуре. В любом случае, это Дэвид приезжает.
- Круто. А с какими одноклассниками он собирается встретиться?
- Сам толком не знаю. Они же почти все ещё в городе и пока никуда не разъехались.
- Он же года два назад школу окончил, верно?
- Ага. Кстати, он тоже участвовал в школьных постановках и даже в нескольких в колледже. Очень интересно, что он скажет про наш спектакль.
Брайан все еще был взволнован.
- А во сколько он придёт?
- Мы договорились встретиться около раздевалки после тренировки по футболу. Я что подумал, может, и ты туда подгребёшь, и мы пойдём на репетицию вместе?
- А почем бы и нет? Тогда увидимся позже.
После уроков я пошёл на тренировку по бегу, а затем в раздевалку, чтобы быстро принять душ и встретиться с Брайаном. Первое, что я увидел, когда вошёл в спортзал, было улыбающееся лицо Брайана, стоявшего рядом с парнем, который, скорее всего, был его братом. Я помахал им рукой и направился в их сторону. Рядом с ними стояли ещё трое парней. Пока я шёл, в голове зазвучали тревожные нотки. А потом парни обернулись, и у меня будто земля ушла из-под ног.
Нет! Нет! Не может быть! Было понятно, что они меня сразу узнали. Роберт и Джаред заухмылялись, а Джейсон выглядел так, словно хотел бы сквозь землю провалиться. Меня бросило в жар. Было такое ощущение, что я наблюдаю за происходящим со стороны. Мне хотелось убежать куда-нибудь, но я не мог пошевелиться. Застыв в оцепенении, я смотрел на Роберта, а он упивался своим контролем надо мной. От охватившего меня ужаса я покрылся холодным потом, всё ещё был не в состоянии пошевелиться. Я слышал, как брат Брайана, Дэвид, говорит что-то, но ничего не понимал. А потом заговорил Роберт, не сводя с меня глаз:
- О, так мы уже знакомы и причём очень хорошо. Давно не виделись, Сэмми. Мы уж думали, что тебя потеряли.
Роберт заухмылялся и направился ко мне. Я хотел развернуться и убежать или накинуться на него и содрать мерзкий оскал с его рожи, но не мог пошевелиться.
И вдруг Брайан оказался передо мной, загородив собой от Роберта. Он положил мне руку на плечо и мягко сжал его. Наверное, выражение моего лица его напугало. Никогда в жизни я не был никому так благодарен как Брайану в тот момент.
- Эй, пошли, закинем форму в шкафчики.
Положив мне руку на плечо и встав между мной и Робертом, он подтолкнул меня в сторону раздевалки. Дэвид наблюдал за происходящим сначала с недоумением, а потом с беспокойством.
Я слышал, как он выпроводил всех из спортзала и договорился встретиться позже, после репетиции. Как только мы вошли в раздевалку, Брайан вытащил одежду из моего шкафчика и отправил меня в душ. Меня трясло как осиновый лист. Я хотел сказать ему, что всё нормально, чтобы он не волновался, но не мог проронить ни слова. Когда мы подошли к душевым кабинкам, он повернул меня лицом к себе и некоторое время внимательно разглядывал. Я знал, что он видит, как я дрожу. Сейчас мне хотелось исчезнуть, чтобы он не видел меня таким. Особенно он!
- Пойду, проверю, ушли ли они, а ты пока прими душ. Я скоро вернусь с твоим полотенцем. Не волнуйся, они сюда не зайдут.
Он мягко сжал моё плечо и вышел из раздевалки. Даже не помню, как оказался в душе. Я двигался на автопилоте и старался не отключиться. Казалось, что я наблюдаю за происходящим из какого-то чёрного тоннеля. Я видел только то, что было передо мной, да и то, как в тумане. Зайдя в кабинку, я включил воду как можно горячей, но меня продолжало колотить. Прислонившись к стене, сполз на пол. Я начал задыхаться. Было такое ощущение, что кто-то завязал на моей груди пояс узлом и медленно его затягивал.
Я чувствовал, как старые воспоминания пытаются вырваться наружу. Я, правда, пытался их оттолкнуть, но не получалось...
Я лежу лицом вниз на скамейке в тренажёрном зале в доме Роберта. Всё тело болит. Чувствую кровь во рту. Мои руки привязаны к железной стойке. Джейсон тоже привязан, но с другой стороны. Его брат Джаред срывает с него одежду. Я уже голый. Джейсон смотрит на меня беспомощным взглядом. Я хочу ему помочь, но не могу пошевелиться. Роберт давит мне на спину, грубо раздвигая мои ноги. Я стараюсь сосредоточиться на цифрах на гантелях - пять, десять, пятнадцать... а потом - потом жгучая боль. Я кричу: “Не надо, пожалуйста! Не наадо!” Кричу до хрипоты. А потом чувствую удар по почкам. Рука Роберта обвивает мою шею: “Заткнись на хуй, маленький пиздёныш! Тебе же хочется этого, очень хочется”. А я всё кричу, и он продолжает сдавливать мне шею. Не могу дышать...
- Нет, нет, нет, нееет...
- Сэм! Сэм! - меня кто-то тряс за плечи.
- Пожалуйста, не надо! Хватит! Прошу вас!
- Сэм, это же я. Они ушли. Тебя никто не тронет. Здесь только мы с тобой.
Я почувствовал прикосновение и отполз в сторону, сжавшись в комочек в углу душевой. Прикосновение к холодной плитке спиной вернуло меня в реальность. Брайан прямо в одежде сидел передо мной под струей воды. Страх и тревога отражались на его лице.
- Сэм, это я. Я только выключу воду, хорошо?
Я молча кивнул, чувствуя, как по щекам катятся слёзы. Закрыл глаза. Чёрт, чёрт, чёёёёёрт! Это не может происходить. Я должен себя контролировать. Я упёрся головой в колени и сделал несколько глубоких вдохов.
Я слышал, как Брайан двигается где-то рядом, выключает воду. А потом я вздрогнул, почувствовав, как меня чем-то накрыли.
- Это всего лишь твоё полотенце, Сэм. Не хочу, чтобы ты замёрз.
И тут меня прорвало. Я пытался заглушить рыдания, прячась под полотенцем. Меня опять затрясло, когда я почувствовал, что Брайан пытается приблизиться.
- Сэм, я никому не позволю сделать тебе больно. Я обещаю.
Я почувствовал, как он меня обнял. Я попытался вырваться, но у меня не было сил. Он сел на пол рядом со мной и посадил меня к себе на колени, укрывая полотенцем. Я положил голову ему на плечо, и он прошептал:
- Выпусти всё, что накопилось, наружу.
И я выпустил. Казалось, что я рыдал несколько часов подряд. А когда я немного успокоился и лишь иногда всхлипывал, Брайан нежно сдавил мои плечи.
- Ты познакомился с ними в своей старой школе? - спросил он тихо.
- Ееещё раньше, нннно и там тоже. Они мои тттроюродные братья и ннаши мматери дружат.
- Они ведь не только избивали тебя, ведь так?
Я почувствовал, что меня начинает опять трясти, когда я пытался подобрать слова для ответа. Меня захлестнул стыд.
- Шшш. Всё хорошо. Не говори ничего, - он обнял меня крепче. - Я убью этих гадов за то, что они с тобой сделали.
Я слышал ярость в его голосе и немного отодвинувшись от него, попытался сказать:
- Ннне Джейсон. Они над нннним...
- Они над ним тоже издевались, - закончил за меня Брайан. - Похоже, что и сейчас тоже. Сэм, я знаю, что это тяжело, но ты не думал рассказать кому-нибудь об этом ради него?
Я смог только молча кивнуть, глотая слезы. Брайан притянул меня к себе и начал поглаживать мне спину, пытаясь успокоить. А потом он напрягся, нащупав шрамы у меня на спине.
- Это они тебя так?
У меня встал ком в горле, и я отодвинулся от него. Взяв себя в руки и глубоко вдохнув, ответил:
- Не совсем. Это как раз из-за того, что я рассказал. Роберт был прав. Учитель и священник мне не поверили, а родители винили только меня, - я посмотрел на Брайана, а затем опустил глаза от стыда. - Эти шрамы... так мой отец "отучивал" меня клеветать.
Я услышал, как он резко вздохнул, а потом взял меня за подбородок и заставил посмотреть на него.
- Я больше никому не позволю тебя так мучить. Никогда. Если твой отец ещё раз тебя ударит, ты позвонишь мне. Понял?
Я кивнул, хотя всё ещё боялся, что он отвернётся от меня. Наверное, Брайан увидел сомнение в моих глазах, потому что в следующую секунду он притянул меня к себе и крепко обнял.
- Я серьёзно, Сэм. Я всегда тебя поддержу, - затем он отодвинулся немного и взглянул на меня. - Чувак, я сейчас окочурюсь. Давай уже примем душ и уйдём отсюда.
Я вяло улыбнулся и потянулся за мылом и шампунем. Брайан начал стягивать с себя мокрую одежду. Я не хотел, чтобы он видел меня голым. Да, он теперь знал про шрамы у меня на спине, но ведь их было намного больше, по всему телу. А ещё я боялся увидеть раздетым его. В тот момент я вообще не знал, что может вывести меня из равновесия. Похоже, Брайан заметил мою нерешительность, потому что сразу же зашёл в соседнюю кабинку и включил воду. Я встал под горячую струю, закрыл глаза и вздохнул с облегчением. Мы быстро искупались и начали одеваться. Когда я натягивал боксеры, то повернулся к нему спиной.
- Теперь понятно, почему ты всегда в футболке на физкультуре. Вот только почему с длинными рукавами?
Я замер на секунду, а потом решил - будь что будет. Всё равно от него не спрячешься. Я повернулся так, чтобы он смог увидеть рваные шрамы от запястья до локтя на каждой руке.
- А это сделал я, когда больше не было сил всё терпеть, - тихо сказал я.
Брайан тут же заключил меня в медвежьи объятья. Я напрягся и попытался отстраниться, но он был сильнее и не отпускал меня. В конце концов я сдался и расслабился, положив голову ему на плечо.
- Как жаль, что ты не рассказал мне об этом раньше, - тихо сказал Брайан. - Нет, я понимаю почему. Это не самые лучшие воспоминания. Просто жаль, что я не знал. Зато это многое объясняет.
Брайан отпустил меня, я сделал шаг назад и пожал плечами:
- Теперь это неважно. Я стараюсь не вспоминать. Просто не ожидал, что увижу их сегодня, и меня немножко переклинило. Ладно, у меня была истерика, но я никогда так не реагировал. Прости, что напугал тебя.
Брайан взял меня за подбородок и заставил посмотреть на него:
- Тебе не за что извиняться. Но нам надо придумать, что сказать моему брату. Он очень волновался. Эти придурки никогда не были его друзьями. Они просто играли в одной команде. К тому же у них уже давно плохая репутация и многие их недолюбливают.
- Может, просто скажем ему, что они хулиганы? Ни для кого не секрет, что мне пришлось тяжело в старой школе. Брайан, я просто не смогу смотреть ему в глаза, если он будет знать правду.
- Сэм, надеюсь, ты понимаешь, что это им должно быть стыдно, а не тебе.
Я вздохнул и сел на скамейку, чтобы надеть носки.
- Умом, конечно, понимаю, но как ты уже убедился, я не всегда могу контролировать свои эмоции.
- Разве никто ничего не заподозрил, когда ты себе руки изрезал?
- Отец вызвал семейного врача, который зашил порезы, одновременно отчитывая меня. Он стыдил и говорил, что самоубийство - это смертный грех, и что я повёл себя как эгоист, заставив волноваться моих замечательных родителей. А после меня навестил священник, который до этого обвинил меня в клевете. Он тоже долго и нудно убеждал меня, что я виноват. Так что да, они заметили, что со мной что-то не так. Но для них было очевидно, что я на пути к вечному проклятью.
- Как ты можешь так спокойно об этом говорить? Я сейчас хочу убить кого-нибудь, хотя это произошло не со мной.
Брайан не шутил - было видно, как его трясёт от злости. Он сжал кулаки и начал ходить туда-сюда.
- Наверное, я не видел смысла бороться. Это всегда оборачивалось для меня большими проблемами. Сам подумай, вот что я им мог сделать?
- Сэм, но ведь должно же быть что-то...
- Почему, ты думаешь, я так стараюсь в школе? - Брайан смотрел на меня, будто не понимая, о чём это я. - Только так, - сказал я, глядя ему в глаза. - Только так я смогу вырваться от них. Я смогу чего-то добиться в жизни и докажу, что они неправы!
Меня удивило, с какой уверенностью я говорил и, похоже, это шокировало Брайана. Я прежде никогда и никому об этом не рассказывал. Местью будет мой успех, и я докажу им, что я не неудачник. Закрыв глаза, я глубоко вдохнул и постарался успокоиться.
Я услышал, как Брайан сел на скамейку напротив.
- Ну а пока, ты будешь защищать меня, а я - тебя. Договорились?
Я открыл глаза и посмотрел на него:
- Договорились.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:25 #7 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 6


После пережитого мной стресса мы с Брайаном вышли из раздевалки и направились на репетицию. Я чувствовал себя измученным. Кто бы мог подумать, что рыдания так утомляют? Мы долго просидели в раздевалке и поэтому сильно опоздали. Мисс МакДональд выглядела недовольной, но Брайан одарил её таким взглядом, что она не стала нас отчитывать. Мэри только взглянула на нас, и мне сразу стало понятно - она догадывается, что что-то не так. Когда я к ней подошёл, то заметил, что она взволнована. Было видно, что ей не терпится расспросить меня, но мисс МакДональд уже начала занятие, и Мэри промолчала. Репетиция тянулась медленно, а после неё я заторопился домой и пошёл на остановку.
На следующий день я очень боялся идти в школу, но как бы мне не хотелось провалиться сквозь землю, сделать я этого не мог. Никакой отмазки у меня не было, поэтому идти всё-таки придётся. Всю ночь я переживал, что Брайан кому-нибудь расскажет о случившемся, или будет смотреть на меня как на урода, или, наоборот, начнет с меня пылинки сдувать. Я всего лишь хотел, чтобы он забыл о вчерашних событиях.
По дороге в школу я всё ещё переживал из-за того, как Брайан будет вести себя со мной. Когда же я вошёл в раздевалку, то увидел, как он борется с галстуком, пытаясь заставить его подчиниться. Похоже, что галстук выигрывал, и я не смог сдержать улыбку.
- Чувак, дай мне его, пока ты себя не задушил, - сказал я рассмеявшись.
Брайан обернулся, и на его лице отразилось облегчение.
- Ёшкин кот! Ненавижу долбаные галстуки! Так и убил бы идиота, решившего, что бегать с проклятой удавкой на шее это красиво.
- Уверен, что ты немного опоздал с убийством изобретателя этой ошибки моды. - Накинув галстук себе на шею, я завязал его в аккуратный узел, затем немного ослабил и передал Брайану. - Вуаля. Знаешь, тебе пора бы уже запомнить, как это делается. - Я покачал головой, глядя, как он уродует только что завязанный мной узел.
- Я умею завязывать галстук, - обиженно пробурчал он.
- Конечно-конечно, - расхохотался я, когда ему всё-таки удалось его правильно надеть. Брайан обернулся с таким видом, как будто злится на меня, но не выдержал и заржал.
- Хорошо, я вообще ничего не понимаю в нарядах, - признался он с ухмылкой.
- Уокер, ты ничего не понимаешь в любой одежде. Лучше ходи голым. Хотя нет, посторонних стошнит.
Улыбаясь, Брайан шлёпнул меня по руке. А потом прозвенел звонок.
- Увидимся позже, Сэм!
По пути в класс я улыбался. Когда сел за парту, до меня дошло, что Брайан никому ничего не рассказал. Он продолжал вести себя со мной так, будто ничего не произошло. Не считая вопроса Мэри, все ли у меня в порядке, о случившемся больше не упоминалось. Я был очень этому рад.
* * * * * * * *

Вскоре жизнь вернулась в прежнее русло. В этом году я постепенно добавлял еще и внеклассные занятия. Я теперь входил в школьный совет, был членом редколлегий стенгазеты и литературного журнала, готовил ежегодник и участвовал в дискуссионном клубе, - и это все в дополнение к тренировкам по футболу, бегу, драмкружку, джазовой группе и камерному оркестру. Ко всему этому еще и сложные предметы, которые я выбрал в этом году. Моё расписание было забито до предела, но сделал я это намеренно. Благодаря хорошим оценкам, меня согласятся принять в любой университет. Но мне нужна была стипендия, чтобы оплачивать учёбу. Мой план был таков: чем больше я буду занят в различных кружках и секциях, конечно, без ущерба для успеваемости, тем больше шансов попасть именно в тот колледж, который я выбрал. Не надо забывать и то, что благодаря моей занятости, я почти не бывал дома. А это большой плюс. Одно только расстраивало: у меня почти не оставалось времени, чтобы побыть с друзьями и с Мэри. Они с Брайаном часто спрашивали меня, почему я себя так мучаю. После моего срыва Брайан перестал донимать меня расспросами, но я замечал, что он волнуется, как я всё это успею. Если честно, я и сам переживал.
Родители неохотно согласились с таким количеством занятий при условии, что оценки не пострадают, и я буду всегда держать их в курсе, где нахожусь. Оценки уже было невозможно улучшить – ведь выше пятерки не прыгнешь, так что я только должен был показывать им расписание занятий на каждую неделю. Моя мать периодически названивала в школу, чтобы проверить, действительно ли я нахожусь там, где говорил. В основном она звонила тренерам и завучу. Несмотря на то, что поводов усомниться я не давал, мои родители были убеждены, что при первой же возможности я стану употреблять наркотики.
Спустя две недели, в среду, я пошёл на репетицию спектакля. Скоро должна была быть премьера, поэтому мы занимались намного больше. Из-за назначенного на следующий день заседания редколлегии мне пришлось бы пропустить часть репетиции. Поэтому мисс МакДональд решила, что сегодня я должен задержаться.
Я освободился на полчаса позднее, чем говорил родителям. В общем-то, ничего страшного, ведь я всё равно успевал на автобус, но решил позвонить им и предупредить. На всякий случай. Попрощавшись с Мэри и Брайаном, я направился к телефону-автомату у главного входа в школу. Закинув монетку, я набрал домашний номер. Мать ответила после первого гудка.
- Здравствуй, мама. Я звоню предупредить, что задержался на репетиции. Я сейчас на автобусной остановке.
Я морально готовился выслушать её тираду. У неё была привычка отчитывать меня часами из-за малейших изменений в моём расписании. Но к такому я не был готов.
- Где, в рот ебать твои костыли, тебя носит, маленький засранец! - заорала она на другом конце провода. По её голосу стало понятно, что она плакала. Только я никак не мог понять, в чём, собственно, проблема? Даже если бы я успел на более ранний автобус, то всё равно оказался бы дома не раньше, чем через час. Я отчаянно пытался вспомнить, о чём же забыл, но ничего не приходило в голову.
- Мам, просто нас задержали на репетиции. Я позвонил, потому что не хотел, чтобы ты волновалась.
Я всё ещё ничего не понимал, но старался держать себя в руках. Кричать и пытаться ей что-то доказать было бессмысленно, и только добавило бы мне проблем. Я точно помнил, что отметил все репетиции в расписании на эту неделю. Возможно, если я сейчас не буду нервничать, то узнаю в чём дело.
- У тебя не было никакой редколлегии сегодня! Я звонила твоему долбаному завучу, и он сказал, что понятия не имеет, о чём я говорю. Он сказал, что встреча назначена на завтра. Теперь объясни, где тебя, на хер, носило, и чем ты занимался!
Моя мать была на грани истерики. Я даже не представлял, что она себе еще надумала. Честное слово, я всегда вёл себя как пай-мальчик... По крайней мере теперь я хоть знал, из-за чего она так взбесилась. Для любых других родителей путаница в расписании ничего бы не значила. Такое случается. Но с моими мамой и папой это могло означать, что мне вообще запретят чем-либо заниматься, кроме уроков.
- Мам, я, наверное, перепутал расписание. Прости меня, пожалуйста. Я действительно был на репетиции. Мисс МакДональд сможет это подтвердить. Она, кажется, ещё здесь. Хочешь, схожу, позову её?
Сейчас я давил на то, что могу доказать, что ничем ужасным не занимался. Мисс МакДональд не особо нравилась моим родителям, но сомневаюсь, что они будут обвинять ее во лжи.
- Нет! Стой, где стоишь! Тётя Дон уже выехала за тобой. Твой отец тоже поехал. Если он приедет первым, спрячься и не выходи, пока тётя Дон не появится. Сэм, я никогда ещё не видела его таким взбешённым...
По крайней мере теперь понятно, почему мама бьётся в истерике. Когда мой отец зол, это, скажем, до чёртиков страшное зрелище, а если ещё принять во внимание, что мать волновалась настолько, чтобы отправить за мной тётушку.... это означало, что он озверел, и мне, скорей всего, не поздоровится.
- Почему он так разозлился? Я виноват только в том, что перепутал расписание.
- Я не знаю, но он заставил меня обзвонить всех, кто может знать, где ты находишься. Я обзвонила всех из редколлегии, звонила Брайану с Мэри, Тому... Некоторые не брали трубку, а остальные не знали, где ты. А он становился всё злее и злее.
Мать уже рыдала, и я мог только догадываться, что она имела в виду под "злее и злее".
- Хорошо, мам. Всё будет нормально. Кажется, я вижу машину тёти Дон. Я лучше пойду.
Она повесила трубку. Конечно же, никакой машины я не видел. Но мне нужно было время подумать, и я не хотел стоять перед школой у всех на виду в случае, если отец приедет первым.
Я обошёл основной корпус школы и направился в сторону актового зала. Оттуда мне будут видны подъезжающие машины, а я смогу остаться незамеченным. К тому же с той стороны здания всегда ходит много людей, и мне можно не бояться реакции отца, когда он приедет. Обогнув угол дома, я увидел Брайана с Мэри. Вообще-то я думал, что они уже уехали, но, как оказалось, ошибся. Заметив меня, они направились в мою сторону. Судя по их взволнованным лицам, они поняли, что я был расстроен. Первой ко мне подошла Мэри и спросила, не подвезти ли меня домой. Я ответил, что за мной уже едет тётя Дон.
Я тщательно скрывал от Мэри правду о своих семейных проблемах. Каждый раз, когда мы были близки, это происходило в темноте, поэтому она никогда не видела моих шрамов. Конечно, напряжённые отношения с родителями было не скрыть, но с Мэри я это не обсуждал. В её семье царила полная гармония, и любые отклонения для неё были дикостью. Брайан же, наоборот, знал правду, и по выражению его лица мне стало понятно, что он за меня волнуется.
Через пару минут подъехала тётя Дон, и я сел в машину. По дороге домой мы молчали. Тётя Дон была сестрой моей мамы, но они не были близки, а с отцом вообще терпеть друг друга не могли. У него был жуткий характер, да и у матери не лучше, поэтому она зачастую отстаивала своё мнение.
Мы с матерью сидели тихо друг напротив друга за обеденным столом и дожидались отца. Её молчание меня убивало. Я чувствовал, будто меня медленно поджаривают на раскалённой сковородке, и хотел, чтобы она уже наорала на меня, и мы бы уже смогли забыть обо всём.
Я даже боялся представить, как зол будет отец, не найдя меня в школе. Если бы он приехал за мной первым, то я не провёл бы всё это время, накручивая себя. К тому же я смог бы отвести его к мисс МакДональд, которая бы подтвердила, что я не врал. На людях он не стал бы выплёскивать на меня всю свою злость. А вместо этого мы сидели и ждали его в такой жуткой тишине, что у меня сводило желудок от страха.
Спустя час он влетел в дом, распахнув входную дверь, и уже через секунду орал в миллиметре от моего лица. Я знал, что если буду кричать в ответ или мямлить в своё оправдание, то он меня просто прибьёт. Поэтому, стараясь держать себя в руках, я рассказал ему, где находился и что делал. Он продолжал вопить, расспрашивая всё подробно и пытаясь поймать меня на лжи. Я снова и снова повторял ему, где был, а он продолжал называть меня лгуном. В конце концов я сказал, что сейчас позвоню мисс МакДональд, чтобы он убедился, что я говорю правду.
Поднявшись со стула, я повернулся, чтобы взять телефон. В этот момент отец схватил меня за руку и дёрнул на себя, крича, что ещё не закончил со мной. Потеряв равновесие, я упал и ударился предплечьем о журнальный столик. Послышался жуткий хруст. Когда я падал, отец продолжал держать меня за запястье... Оглянувшись, я увидел, что моя рука вывернута под странным углом. Это было бы смешно, если бы в этот момент я не почувствовал адскую боль.
На лице отца отразился гнев, затем шок и, наконец, "пиздец, что же я наделал". Он в ужасе отскочил от меня, повернулся и вылетел на улицу. А ещё через пару секунд я услышал, как он завёл машину и уехал. Я встал, придерживая правое предплечье левой рукой. С каждым вздохом я чувствовал, будто в меня вонзают шило. Было так больно, что меня начало подташнивать. Я направился к телефону, но моя истеричка мать преградила мне дорогу.
- Что ты собираешься делать?
- Хочу позвонить Брайану с Мэри, чтобы они приехали и отвезли меня в больницу.
Я даже сам удивился тому, как спокойно это сказал, потому что в голове у меня была полная каша. Я злился, мне было страшно, очень больно, и на меня накатывала тошнота. Но больше всего мне хотелось убежать из этого дома.
- Нет, ты не позвонишь им. Не смей этого делать! Я вызову доктора Коллинза, он приедет сюда и...
- И? Он что, с помощью дивана сделает мне рентген, одновременно доказывая, что это я во всём виноват?! - Я почувствовал, что начинаю злиться и постарался успокоиться. - Или Брайан с Мэри отвезут меня в больницу, и твой драгоценный доктор подъедет туда, или я звоню в полицию. Выбирай.
Было видно, что она разозлилась, но в тот момент мне было на это наплевать. Если он думала, что я шучу, то очень сильно ошибалась.
- Ты не выйдешь из этого дома.
- Хочешь, проверим? - я смотрел ей в глаза. - Повторяю: или меня отвезут в больницу Брайан с Мэри, и никто ничего не узнает, или я поеду в больницу с добрым дядей полицейским, но тогда молчать я уже не стану. А теперь убирайся с дороги!
Похоже, или мой тон убедил её, что я настроен серьёзно, или то, что я впервые постоял за себя. А возможно, она просто испугалась, что все узнают правду о нашей семье.
Я зашёл в кухню и набрал номер Уокеров. Брайан ответил после второго гудка. Никогда прежде я не был так рад слышать кого-то, как его в тот момент.
- Привет, Брайан. Это Сэм. Не могли ли бы вы с Мэри отвезти меня в больницу? - я старался говорить спокойно, чтобы не волновать его, и чтобы мне не пришлось ничего объяснять. Похоже, не получилось.
- Что случилось? - спросил Брайан.
- Я упал и сломал руку. Отца сейчас нет дома, а моя мама, как ты знаешь, не может вести машину, а мне нужно попасть в больницу. Не переживай, со мной всё нормально, просто хочу, чтобы доктор осмотрел руку.
- Скоро приеду, - Брайан повесил трубку.
Я знал, что должен буду как-то ему объяснить произошедшее, но сейчас мне было не до этого. Я лёг на диван, придерживая руку. Да, я понимал, что должен как-то её зафиксировать или хотя бы приложить лёд, но у меня не было на это сил. Закрыв глаза, я стал ждать, когда приедет Брайан. Примерно через час позвонили в дверь. Моя мать злобно поглядывала на меня из дальнего угла прихожей. Я понял, что останавливать она меня не будет, но и дверь открывать тоже не собирается. Открыв входную дверь, я увидел на крыльце Брайана с Томом и вопросительно приподнял бровь.
- Не знал, что ожидать, - ответил Брайан, пожав плечами.
- Хорошо, тогда поехали.
- Я позвоню доктору Коллинзу и скажу, чтобы он подъехал в больницу, - выкрикнула моя мать из комнаты. Я был уверен, что она сочинит для него какую-нибудь историю о том, какой я неуклюжий. Мне было всё равно. Всё, чего я хотел, это чтобы доктор осмотрел мою руку, и я бы смог пойти спать.
Брайан довёл меня до машины и усадил на переднее сидение, а Том захлопнул входную дверь. Мэри сидела на месте водителя и поглядывала на меня с беспокойством. Брайан закрыл за мной дверь и запрыгнул на заднее сидение к Тому. В тишине автомобиля я почувствовал их безмолвные вопросы.
- Ребята, я просто упал и сильно ударился рукой о журнальный столик. Ничего страшного, но я уверен, что она сломана. Я не знал, как по-другому добраться до больницы, а вызывать скорую помощь... это уже как-то черезчур. Честное слово, со мной всё нормально.
Вроде Том и Мэри немного расслабились. Не знаю, что им сказал Брайан, но, похоже, моего объяснения оказалось достаточно, чтобы они успокоились. Том поинтересовался, как я ухитрился так упасть. Я ответил, что потерял равновесие, и он пошутил, что у меня полностью отсутствует координация. Затем они с Мэри стали вспоминать, как он упал с велосипеда в третьем классе и сломал руку, а Мэри украсила его гипс дурацкими цветочками. Брайан не проронил ни слова, и его молчание говорило о многом. Я не видел его лица, но я был почти уверен, что он не поверил ни единому моему слову. Я не был неуклюжим, да и не поскальзывался и на пол ради удовольствия не падал.
У дверей травмпункта нас встретил доктор Коллинз. Я ненавидел этого человека всей душой и не хотел, чтобы он близко подходил ко мне, но сейчас у меня не было выбора. Он сказал, чтобы я прошёл в смотровой кабинет, а Мэри с Томом ждали в коридоре. Брайана он тоже попытался выпроводить, но тот проигнорировал его и остался со мной.
Больницы в маленьких городах - это что-то с чем-то! В смотровой кабинет зашла медсестра, сняла с себя халат, велела мне переодеться в него и ждать доктора. Брайан помог мне раздеться. Я бы ни за что не справился с пуговицами на рубашке, если б не он. Меня бросило в дрожь, когда он стягивал рукав с моей сломанной руки. В месте перелома рука переливалась всеми цветами радуги.
- Чёёёрт! Это ж, наверное, так больно! - прошипел Брайан. - И ты будешь мне рассказывать, что это получилось случайно?!
- Брайан, давай сейчас не будем об этом.
- Нет, Сэм, будем. - Брайан посмотрел мне в глаза, и я понял, что придётся всё ему рассказать. Я вздохнул:
- Мы ругались. Он обвинил меня в том, что вместо репетиции я где-то шлялся и принимал наркотики.
Брайан перебил меня усмехнувшись:
- Ёб твою мать, Сэм! Когда ты смотрелся последний раз в зеркало? Чёрт, смешно даже ставить в одно предложение тебя и наркотики.
Я пожал плечом:
- Я же не говорил, что он прав. - Брайан опять усмехнулся, и я продолжил: - Я собрался пойти позвонить мисс МакДоналд, чтобы она подтвердила, что я не вру. А он схватил меня в этот момент за руку, и я потерял равновесие, упал и ударился рукой о журнальный столик. Вот и всё.
- Ты меня что, за дурака принимаешь?
- Брайан, ты действительно думаешь, что я буду тебе врать? - Я посмотрел ему в глаза, а потом он покачал головой.
- Конечно, нет, Сэм, но так больше не может продолжаться! Ты, наконец, должен кому-нибудь рассказать.
Я покачал головой.
- Да как ты не понимаешь, сейчас я контролирую ситуацию, - Брайан смотрел на меня так, будто у меня крыша поехала. - Слушай, если я сейчас всё расскажу, то меня определят в приёмную семью и переведут в одну из дерьмовых школ вместо нашей. Отец очень испугался, когда увидел, что натворил. И хотя это произошло случайно, он прекрасно понимает, что мой перелом будет зарегистрирован в больнице. Если в следующий раз он переступит черту, я ему напомню об этом.
Брайан молча помотал головой, а потом сказал:
- Сэм, ты действительно думаешь, что это поможет, что его что-то остановит?! Чушь какая-то!
- Это не чушь. Только так я смогу продержаться ещё два с половиной года. Всё что мне нужно, это дотерпеть до выпускных экзаменов и поступить в университет. Как только это произойдёт, родители меня больше не увидят.
- Ты думаешь, что продержишься там так долго?
- Я должен, - ответил я, пожав плечом.
В следующую минуту зашёл доктор с медсестрой. Они сделали мне рентген и зафиксировали руку. Обе кости предплечья были сломаны, но, к счастью, никаких других повреждений не было. Мне наложили гипс аж до плеча. Ясно, что бегать и играть в футбол я не смогу, да и на фортепьяно и скрипке теперь тоже не сыграю, зато у меня всё заживёт. Следующие шесть недель мне придётся ходить в гипсе. Как я буду выступать на сцене, я тоже не представлял, но решил, что подумаю об этом завтра.
Брайан осторожно вывел меня в коридор, где сидели Том и Мэри, разгадывая кроссворды. Пока мы ждали “любимого” доктора с записями осмотра, они сбегали за маркерами и разрисовали мне гипс. Наконец он вышел из смотровой и предупредил нас, что позвонит моей матери и скажет, что я еду домой. Наверное, думал, что если бы он нас не предупредил, то мы бы поехали кутить. У меня тогда даже не было сил, чтобы обидеться. Было уже почти десять вечера, я пропустил ужин, рука сильно болела, и всё, чего я хотел, это выспаться.
По дороге домой все молчали. Я знал, что Брайан волнуется за меня и хочет, чтобы я переночевал у него, но мне нужно было вернуться домой во избежание дальнейших скандалов. Да, у меня было сейчас преимущество, но зная своих родителей... скажем, что если они захотят, то смогут превратить мою жизнь в ад.
Когда я зашёл в дом, отец уже ждал меня. Я не дал ему возможности и рта раскрыть. Пройдя мимо и даже не глядя в его сторону, я сказал:
- Никто, кроме Брайана, не знает, что случилось на самом деле, но если ты меня тронешь ещё раз, расскажу. Я иду спать.
Мне было не интересно, как он это воспринял, и я не стал оглядываться, чтобы посмотреть, была ли мать рядом. Как же хорошо хоть чуть-чуть контролировать ситуацию, но я понимал, что стоит мне взглянуть одному из них в глаза, и я сдамся. Дойдя до своей комнаты, я упал на кровать. Раздеваться я не стал, а только сбросил ботинки и тут же заснул.
* * * * * * * *

На следующий день на репетиции мы обсуждали проведение традиционной вечеринки нашего драмкружка. Пригласили всех, кто хоть как-то был занят в постановке. Как правило, мы собирались после заключительного спектакля у кого-нибудь и веселились всю ночь. А так как никто не хотел садиться за руль сонным, то все оставались с ночёвкой. В прошлом году мы отмечали в доме одного из выпускников. А сейчас нам нужно было искать новое место. Вдруг Мэри выпалила, что мой дом идеально подходит для нашего мероприятия. Вообще-то она была права, но вот что её дёрнуло предложить мой дом - это выше моего понимания. У нас дома действительно был огромный подвал, размером почти с полдома. Там были кухня и туалет, и все могли бы поместиться, да и родители не мешались бы под ногами... это если они сразу не откажут. Но я подумал, что всё равно спрошу их - это позволит им лично проследить за ходом вечеринки. Я же должен буду вести себя хорошо при родителях, хотя какая разница? Когда это я вёл себя плохо? Взглянув на Брайана, я понял, что он вообще считает эту идею идиотской.
После школы Мэри с Брайаном отвезли меня домой, и мы попросили разрешения провести вечеринку. Даже не знаю, то ли из-за того, что мои друзья были рядом, то ли родители не знали, чего от меня ожидать после вчерашнего... а может быть они хотели поймать меня, так сказать, "с поличным", когда я буду заниматься чем-то непристойным... но они особо не сопротивлялись. Я был в шоке, когда они согласились. Впрочем, неудивительно. Мать и отец на людях всегда были обаятельны и изображали семейную идиллию. Так что я не особо переживал, что они будут орать в присутствии посторонних. К тому же вечеринка-то будет проходить у нас дома, и никто не сможет мне запретить пойти на неё.
Следующие две недели были какими-то нереально спокойными. Конечно, ведь невозможность посещать основные секции и кружки значительно снизила путаницу в моем расписании. Премьера спектакля прошла блестяще, и все последующие представления принимались на "ура". К последнему выступлению настроение у нас было просто великолепным. Убрав декорации и костюмы, все потянулись ко мне домой. Мы сдружились за время работы над спектаклем, но ведь так и должно было быть.
Все сидели, расслабившись в моём подвале, и ели чипсы. Несколько раз за вечер отец спускался проверить, всё ли в порядке. Однако, самое "неприличное", что он мог увидеть, это то, как мы травим анекдоты. Похоже, что до него, наконец, дошло, что мы не собираемся заниматься развратом и принимать наркотики, потому что больше он нас не беспокоил. Конечно, на всех сказывалась усталость после последнего выступления, поэтому около двух часов ночи, многие пошли спать. Брайан, Мэри и я "разбили лагерь" у меня в комнате, поднявшись туда часа в три ночи, когда гости заснули.
Мы с Мэри заняли кровать, а Брайан растянулся на полу. Мэри сразу же заснула, оставив меня наедине с моими "грандиозными" планами. Вот же, блин, облом - моя подруга лежит рядом со мной и тихо посапывает.
Около получаса я так и лежал, обнимая Мэри и слушая её дыхание, а затем услышал шёпот Брайана:
- Сэм. Ты ещё не спишь?
- Нет, а что?
- Пошли со мной.
Я услышал, как он вылез из спального мешка и, прихватив его с собой, тихонько подошёл к двери. Я аккуратно сполз с кровати, чтобы не разбудить Мэри и проследовал за ним в коридор. Тихонько перешагивая через ребят, спящих на первом этаже, мы с Брайаном добрались до задней части дома. Там было большое окно, выходящее во двор. Брайан открыл его и сбросил на улицу спальный мешок, а затем помог мне выбраться наружу.
По газону мы шли босиком. Дом моих родителей располагался на акре земли, большая часть которой была покрыта травой, кустами роз и плодовыми деревьями. Отойдя на довольно большое расстояние от дома, Брайан бросил спальный мешок на землю, мы улеглись на него и стали любоваться звёздами.
Та ночь выдалась на редкость тёплой, и мы с Брайаном провели несколько часов, глядя на небо и разговаривая ни о чём и обо всём. Мы придумывали самые дурацкие названия созвездиям, выбирали следующую "жертву", которую он будет охмурять, и перемывали косточки нелюбимым учителям. А ещё мы разговаривали о спектакле, рассказывали анекдоты и обсуждали футбольную команду. Мы с Брайаном давно так не общались, и мне кажется, нам это было необходимо, учитывая сумасшествие последних нескольких месяцев.
Мы пробыли на поляне до утра, любовались восходом солнца, а затем отправились будить нашу театральную братию. Решив, что блинчики на завтрак будут прекрасным завершением нашей вечеринки, Брайан побежал расталкивать сонных товарищей, а я пошёл на кухню замесить огромную кастрюлю теста. Уже через пару минут ко мне подошли Брайан с Мэри и стали помогать. Мы с ним жарили блины, а Мэри их разносила. Вскоре все ребята собрались на кухне, они ели, разговаривали и шутили.
А примерно через час все стали разъезжаться по домам. Брайан с Мэри остались и помогли мне убраться. Около десяти утра они поехали домой, а я пошел в свою комнату, чтобы хоть чуть-чуть поспать.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:28 #8 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 7


В отношениях с умной, красивой девушкой всегда есть обратная сторона - от неё практически ничего не скрыть, особенно если ты совсем не умеешь врать. И это тем более невозможно, если твой лучший друг ее брат, которого она видит насквозь. Пролетали дни, недели - скоро Рождество, а мне становилось всё труднее скрывать от Мэри своё прошлое и проблемы в семье. Когда я сломал руку, она не стала меня мучить расспросами... по крайней мере, не сразу. Она, наверное, решила, что я сам ей всё расскажу, когда буду готов. Когда же этого не произошло, она стала задавать мне вопросы. И какова была моя реакция? Я отмалчивался.
Том тоже ничего не спрашивал ни у меня, ни у Брайана, хотя было видно, что он за меня переживает. Он вдруг стал опекать и оберегать меня и вёл себя больше как старший брат, нежели как друг. Это сводило меня с ума. Он сердито сверлил взглядом всех, кто грубо со мной разговаривал, носил мой рюкзак и постоянно спрашивал, как я себя чувствую. Если взять старшего брата и добавить к нему бойфренда, а потом примешать ко всему этому какую-нибудь обеспокоенную мамашу, то мы получим отношение Тома ко мне в то время. Честное слово, иногда мне казалось, что он вот-вот готов спросить, не болит ли моя "вавка"... Быстро заметив эту трепетную опеку, ребята из нашей компании начали подшучивать, спрашивая, почему мой "парень" ведёт себя как козёл. Кстати, именно потому я и не рассказывал никому о своих проблемах, чтобы избежать такого отношения к себе. Я всего лишь хотел, чтобы всё было как прежде.
Чтобы не выдать мой секрет, Брайану приходилось вертеться как ужу на сковородке. Он не привык что-либо скрывать от Мэри или Тома. И хотя я был уверен, что он ничего не разболтает, было заметно, как ему тяжело. К началу зимних каникул, терпение Мэри было на исходе, а рядом с Томом я вообще уже не мог находиться из-за его чрезмерной заботы. Брайан разрывался на части между лучшим другом, своим самым старым другом и сестрой. Нет, он не просил меня ничего им рассказывать, но мне и так всё было ясно. Я морально готовился и ждал подходящего момента, чтобы поговорить с Томом и Мэри, но так и не смог произнести ни слова. Мне не нужна была их жалость, и я до смерти боялся, что один из них отвернётся от меня и расскажет всем о моих проблемах. Понимая, что мой страх необоснован, и что они никогда ничего подобного не сделают, я всё равно не мог себя пересилить.
Ситуация разрешилась в первую неделю каникул, когда родители Брайана уехали в другой город знакомиться с внуком, родившимся в семье одного из старших сыновей (это была не семья, а целая нация!). Мэри с Брайаном получили разрешение пригласить нас с Томом на выходные с ночёвкой. И в пятницу после уроков мы вчетвером отправились к ним домой. Мы собирались смотреть киношки, кататься на санках, играть в снежки, валять дурака, отсыпаться и печь шоколадные блинчики на завтрак. Другими словами, просто отдыхать.
В первый вечер всё было спокойно. Еду мы готовили вместе и даже успели покидаться друг в друга продуктами, правда, затем пришлось убираться. Во время ужина мы смеялись и шутили, а потом, приготовив попкорн, устроились на диване и включили телевизор. Брайан поставил кассету с каким-то второсортным фильмом ужасов под названием "Амитивилль - 3Д".
Они с Томом сразу же начали прикалываться над сюжетом и спецэффектами. Мне же было намного интересней целовать шейку Мэри, поэтому я переключил внимание на свою девушку. Моё молчание не осталось незамеченным. Похоже, что Том неправильно понял ситуацию и подумал, что я испугался того, что показывают в фильме. Не знаю, как такое смогло прийти ему в голову, ведь мы вместе уже смотрели "Пятницу 13", "Чужой" и ещё кучу жутких фильмов. Он вдруг стал предлагать включить какой-нибудь другой фильм. Сначала я подумал, что он шутит, но когда он стал спрашивать меня, как я себя чувствую, я начал закипать. Стараясь не обращать внимания на его вопросы, я терпел, терпел, ещё терпел, а потом взорвался.
- Чувак! Да что с тобой такое? Я не четырёхлетняя девчонка, так что перестань вести себя со мной так, будто я сломаюсь от малейшего дуновения ветра! - заорал я.
Я вообще никогда не кричу. Но в тот раз не выдержал... и мне сразу стало стыдно. Да, я понимал, что сам виноват в том, что отмалчивался и ничего не объяснял, но мне надоело, что надо мной трясутся, как над хрустальной вазой. Заикаясь, Том начал извиняться. Это ошарашило меня сильнее, чем если б я его ударил. В тот момент я чувствовал себя как полное дерьмо.
- Том, думаю, ты уже догадался, что я не просто так сломал руку. Что я могу сказать? Такие у меня родители. Наверное, я должен был давно вам всё рассказать... я просто стараюсь не обращать на них внимания. Но, чувак, если я тогда не впал в истерику, то почему ты думаешь, что я испугаюсь какого-то ужастика сейчас?
Последним высказыванием я попытался разрядить обстановку. Все трое смотрели на меня так, будто ждали, что я вот-вот взорвусь. Они никогда не видели меня рассерженным и, похоже, это было зрелище не из приятных.
В этот момент, как по заказу, в фильме началась идиотская сцена. На несчастных обитателей проклятого дома налетел рой пчёл и начал их атаковать. Мы смотрели этот фильм задолго до того, как стало известно об опасности африканских пчёл, поэтому происходящее на экране, не показалось нам чем-то страшным. Дурашка Брайан не смог удержаться от смеха и разрядил атмосферу. Он так заразительно хохотал, что вскоре мы все валялись на полу от смеха. В общем-то, эпизод не был таким уж смешным, но нам нужно было выплеснуть накопившиеся эмоции.
Когда мы немного успокоились, Том повернулся ко мне и, улыбнувшись, сказал:
- Прости.
- Да всё нормально. Я ценю твоё отношение, даже если это и сводит меня с ума. Ещё чуть-чуть твоей трепетной опеки, и Мэри начала бы ревновать, - ухмыльнувшись, ответил я, одновременно пытаясь увернуться от Тома, но он оказался быстрей и дал мне подзатыльник. Я, в свою очередь, должен был ответить... И когда только до меня дойдёт, что я не в состоянии побороть кого-то вдвое больше себя?
После того, как Том "выиграл", придавив меня к полу, мы продолжили смотреть фильм, который во время наших "разборок" так никто и не поставил на паузу. И, как ни странно, ничего важного мы не пропустили. Как же хорошо, что я наконец объяснился с друзьями! Стараясь не ругать себя за то, что не разобрался со всем этим раньше, я попытался расслабиться. Я был уверен, что все проблемы были улажены, но, как оказалось, пока только с Томом.
Само собой, ночевать я собирался в комнате Мэри. Когда фильм закончился, все пошли спать. Я заметил, что Мэри ведёт себя слишком спокойно.
Мы опустились на кровать и стали целоваться. Прежде чем раздеться, я встал и, как обычно, направился к двери, чтобы выключить свет. Похоже, в этот момент терпение Мэри лопнуло. Не успел я нажать на выключатель, как мне в голову полетела подушка. Я обернулся, думая, что Мэри шутит, но выражение её лица говорило об обратном.
- Можешь не останавливаться и идти дальше, Сэм Пассэрелло! - закричала она.
Я обалдел... не понял, что происходит, и, похоже, это отразилось у меня на лице.
- Значит, я должна тебе доверять себя и свое тело, а ты даже не хочешь, чтобы я тебя видела при свете?! Или я тебе настолько отвратительна, что тебе противно на меня смотреть?
Казалось, что она вот-вот разрыдается. Повернувшись спиной ко мне, она свернулась калачиком на кровати.
Я замер. Ведь Мэри была абсолютно права. Я надеялся, что она будет доверять мне своё тело, сердце... а ведь она даже может забеременеть... и как вёл себя я? Да, я любил её, но своим недоверием делал ей больно. С этим надо покончить. Вздохнув, я подошёл к кровати. Когда я увидел катящиеся по её щекам слёзы, все сомнения о том, говорить ли мне правду о себе или нет, улетучились. Я сел рядом и попытался притянуть её к себе, но она сопротивлялась, поэтому я стал рассказывать:
- Ты права, - тихо выдавил я. - Прости меня. Я боялся, что твоё отношение ко мне изменится, когда ты узнаешь правду.
Мэри попыталась перебить меня, но я покачал головой.
- Пожалуйста, позволь мне договорить. Я никогда никому не рассказывал об этом. Брайан узнал случайно, когда застал меня в неподходящий момент. Сейчас ты увидишь, почему я всегда выключаю свет.
Стараясь скрыть свое волнение, я начал расстегивать рубашку. Похоже, Мэри заметила, как трясутся мои руки, потому что в следующий момент попыталась остановить меня.
- Сэм, не надо.
Посмотрев ей в глаза, я ответил:
- Нет, надо.
Мы встречались уже больше года. Не знаю, почему я думал, что смогу от неё это скрывать, наверное, в душе всё-таки надеялся, что мне это удастся. Сделав глубокий вдох, я постарался успокоиться. Расстегнув пуговицы, снял рубашку, а затем и майку. Я сидел перед ней, чувствуя себя более голым, чем когда-либо. Глаза Мэри округлились, когда она увидела шрамы на моих руках. Она вопросительно посмотрела на меня и, похоже, прочитала в моих глазах ответ. Потому что уже в следующую минуту она сидела у меня на коленях, обнимая за шею.
- О, Сэм. Когда? Почему?
И я ей рассказал. За исключением жутких подробностей, конечно, но всё равно больше, чем когда-либо кому рассказывал.
Пока я говорил, мы устроились поудобней на кровати, и Мэри положила голову мне на грудь. В ту ночь она узнала историю появления каждого моего шрама. А затем мы перешли к отметинам на её теле. Её истории были намного веселей моих. Я всегда знал, что она по натуре сорванец, но даже не догадывался насколько. Она подробно описывала, как появились все шесть её шрамиков, как падала с деревьев, как однажды, катаясь на велосипеде Брайана, разогналась и съехала в бассейн, как улетела в кусты с трамплина... В конце нашего разговора мы хохотали, как ненормальные, и я понял, что всё у нас будет хорошо.
- Прости, что не рассказал тебе сразу, - прошептал я, целуя её в макушку.
- Не извиняйся. Теперь я понимаю почему. Только давай больше не будем ничего друг от друга скрывать, хорошо? - Мэри приподнялась на локте и заглянула мне в глаза. Для своего маленького роста она умела выглядеть внушительной.
Кивнув, я наклонился поцеловать её. Заниматься любовью с Мэри было невообразимо приятно. Ощущение того, что она отдаётся мне, вызывало во мне бурю эмоций. В этот раз кое-что изменилось. Доверив ей свой секрет, я теперь чувствовал, что отдаюсь ей так же, как и она мне. Когда я вошёл в неё, то почувствовал, что так и должно быть, что мы одно целое. Мир исчез, остались только мы вдвоём, двигаясь в унисон. Сначала кончила Мэри, а я следом, чувствуя, как она содрогается подо мной. Вытянувшись на кровати, мы медленно приходили в себя. Она застонала, когда я вышел из нее. Я избавился от презерватива и прижал её к себе. Мэри сразу же заснула, а затем и я, слушая её дыхание, погрузился в глубокий сон.
* * * * * * * *

Проснулся я рано. Растянувшись на мне, тихо посапывала Мэри. Некоторое время я разглядывал её спящую и про себя удивлялся, насколько она прекрасна: длинные каштановые волосы, утончённые черты лица, идеальная фигура... Я всё пытался понять, что же она во мне нашла, но одно знал наверняка, что люблю её всем сердцем. Лёжа в объятиях Мэри, я размышлял, как замечательно, что между нами больше нет секретов... Однако хор тоненьких голосков в моей голове, которые я старался загнать в дальний уголок сознания, вдруг пропел: "Почти...". В голове всплыл образ Брайана, и как я ни старался, так и не смог заставить себя думать о чём-то другом.
Я выполз из кровати, тихо оделся и вышел в коридор. На кухне сварил кофе, а затем пошел на крыльцо, выходящее во внутренний дворик. Стряхнув снег с одного из пластиковых стульев, уселся на него и вдохнул морозный воздух, надеясь, что холод прояснит мои мысли. Я опять постарался заставить себя думать о Мэри, но мысли о Брайане не покидали меня. Тут на крыльцо забежал старый золотистый ретривер по кличке Милли и, запрыгнув ко мне на колени, уставился на меня. Наверное, ему было интересно, какого Макара я тут сижу. Я рассеянно гладил его густую шерсть, стараясь расслабиться.
- Что, чёрт возьми, со мной происходит, а, Милли? - пробормотал я.
- Ааа, всё-таки мне не показалось, что здесь пахнет кофе. - Я чуть с ума не сошёл от страха, когда обернулся и увидел в дверях Брайана. - Признавайся, худышка, ты чего тут сидишь и морозишь задницу в такую рань?
Не обращая никакого внимания на холод, Брайан плюхнулся на покрытый снегом стул рядом со мной. Из одежды на нём были только боксеры.
Мой взгляд упал на его плечи и проскользил вниз по торсу, прежде чем я успел сообразить, что делаю. Уткнувшись лицом в шерсть Милли, я попытался взять себя в руки.
- Я выспался, - не глядя на него, сказал я. - Чувак, разве тебе не холодно?
- Не-а.
Некоторое время мы сидели молча. В моей голове развернулась настоящая битва, а Брайан... кто знает, о чём он думал. В этот момент я благодарил небеса за морозное утро и за огромную собаку, развалившуюся у меня на коленях. А потом Брайан заговорил:
- Ну, так ты уладил все с Мэри или нет, и поэтому сидишь на холоде?
- Ты ведь знал, что она на меня злится, не так ли?
- Ага.
Я шлёпнул его по руке.
- Ну ты и засранец! Что, не мог меня предупредить?
- Ты что, издеваешься? Ее же опасно злить, - мы расхохотались, а потом он спросил серьёзным тоном:
- Ну, так как? Вы объяснились?
- Ага, я ей рассказал. Теперь всё хорошо.
- Не прошло и года! - заржал он.
- Да, да. Прости, что поставил тебя в такое положение.
- Вот, вот, извиняйся. - Я посмотрел на него, чтобы узнать, действительно ли он на меня злится, а Брайан улыбался как чеширский кот. - Ладно, чувак, пошли в дом, похаваем чего-нибудь.
Стараясь не обращать внимания на его тело и мысленно борясь с собой, я проследовал за ним на кухню. Уже через несколько минут мы готовили блинчики и шутили, и мне наконец удалось подавить эти тоненькие голоски и задвинуть их в самую дальнюю часть сознания. Вскоре на запах еды в кухню ввалился растрёпанный полусонный Том. Пока они с Брайаном поглощали блинчики, я нагрузил поднос едой и понёс завтрак Мэри в постель. Мы ели, затем обнимались и болтали ни о чём, а в голове у меня крутились тревожные мысли о моём лучшем друге.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:33 #9 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 8


Весной Мэри начала получать приглашения из разных колледжей. Появилось давящее ощущение от надвигающейся реальности - ее отъезда в другой город после окончания школы. Мы с ней говорили на эту тему, когда она начала рассылать запросы в университеты. Имея отличные оценки, она могла поступить в любой престижный колледж, однако на протяжении уже нескольких лет мечтала об университете, который находился за тысячу миль от нашего города. Я знал, что Мэри не хотела со мной расставаться, но и понимал, что она будет сожалеть, если даже не попробует туда поступить. На всякий случай она даже подала заявки в ближайшие к нам колледжи, но по мере поступления приглашений, надежда, что она останется рядом, медленно исчезала. Я старался радоваться за неё, когда она получила пригласительное письмо из того самого университета, но мы оба прекрасно понимали, что это означало конец наших с ней отношений... по крайней мере на ближайшие несколько лет. Ни мне, ни ей, не хотелось поддерживать отношения на расстоянии нескольких сотен миль, чтобы потом расстаться со скандалом и упрёками. Нет, мы не стали это обсуждать во вторник, когда Мэри показала мне письмо из колледжа. Я просто обнял и поздравил её. Вечером, после тренировки по бегу, мы даже пошли это отметить, однако я чувствовал, что внутри всё переворачивалось. Да и Мэри выглядела так, что было понятно как ей плохо.
С Брайаном мы старались избегать темы скорого отъезда Мэри. Я понимал, что тогда со мной было так же интересно, как с фонарным столбом, но Брайан ничего не говорил по этому поводу. В пятницу, после тренировки, он потащил меня к машине, сказав, что довезёт до дома. Недавно он получил права и старался использовать любую возможность, чтобы сесть за руль. Поэтому я ничего не заподозрил, пока не увидел, что мы направляемся совершенно в другую сторону.
- Э-э, Брайан, куда мы едем?
Он повернулся и одарил меня широкой хитрой улыбкой.
- Не волнуйся, моя мама уже договорилась обо всём с твоими родителями.
- О чём договорилась с моими родителями?
Он только рассмеялся в ответ и включил кассету. "Дикие Цыпочки" заорали что есть мочи, и Брайан запел во всё горло, жутко фальшивя. Но, как ни странно, этот "хор" звучал довольно неплохо, и уже через несколько минут я тоже стал подпевать. Наше пение громко разносилось из машины, и проезжающие мимо люди с интересом оглядывались на нас. Вскоре мы выехали за черту города и направились в сторону гор.
Доехав до каньона, мы остановились около поляны, где обычно проходят вечеринки по случаю окончания учебного года. В это время здесь никого не было, так как некоторые участки поляны всё ещё были покрыты снегом. Остановив машину, Брайан повернулся ко мне, улыбаясь.
Открыв багажник, мы принялись перетаскивать походное снаряжение на маленькую поляну у реки. Работали мы молча, и я позволил тихому журчанию реки утянуть с собой все мои тревожные мысли. Прежде чем стемнело, Брайан разжёг большой костёр. Мы приготовили ужин, поели, а потом сидели молча, поджаривая на огне зефир. Несмотря на то, что мы установили палатку, Брайан подтащил спальные мешки поближе к костру. Затем он дал мне своё старое трико и свитер, и мы стали готовиться ко сну.
И хотя Мэри уезжала, я не хотел портить нашу с Брайаном поездку, поэтому постарался сосредоточиться на тихих звуках бьющейся о камни воды. Однако я постоянно возвращался в мыслях к нашей первой поездке сюда, вспоминая, как мы с Мэри были вместе. Мой мозг отказывался думать о чём-либо другом.
- Перестань уже, Сэм, - испугал меня голос Брайана. - Цель нашей поездки – отвлечь тебя от переживаний, а не найти для этого новое место.
- Я не...
- А-а-а, не отнекивайся. Я отсюда слышу, как в твоей голове крутятся маленькие колёсики, обдумывая отъезд Мэри.
Я даже представил, как он сейчас улыбается.
- Я не переживаю.
- Ну-ну.
Мы опять замолчали, и я постарался не думать о Мэри. Я лежал на спине и смотрел на небо. Вскоре Брайан перекатился ко мне поближе, и мы вдвоём стали рассматривать звёзды.
- Какая красотка!
- Чувак, ты о чём?
- Вон те звёзды... они похожи на сисястую официантку.
- Ты в курсе, что ты чокнутый?
- Ага, - рассмеялся он. - Теперь твоя очередь.
Не знаю, сколько мы так пролежали, придумывая новые созвездия и совершенно нелепые истории про них. Там была и грудастая официантка, разливающая пиво из огромной бочки, и космическая футбольная команда, и прочая несуразица. Как ни странно, это отвлекло меня от мыслей о Мэри и, в конце концов мы задремали.
Проснувшись, я впервые за всю неделю ощутил себя отдохнувшим. С минуту я пытался понять, где нахожусь, но затем в моём полусонном сознании стали всплывать картинки вчерашнего вечера. Солнце светило мне прямо в глаза, и я было собирался перевернуться на бок и опять заснуть, если бы не запах кофе... Открыв глаза, я увидел улыбающегося Брайана с чашкой в руках.
- Вот объясни мне, как тебе удаётся по утрам быть таким, блин, бодрым? - прохрипел я.
- Ну, я стараюсь... действовать тебе на нервы, - ответил Брайан, улыбаясь ещё шире и передавая мне чашку с ароматным напитком.
На вкус жидкость оказалась отвратительной, но всё равно это был кофе, поэтому я не стал возмущаться. А ещё я был благодарен, что Брайан разжёг костёр, потому что температура воздуха вне спального мешка оставляла желать лучшего. Выбираясь наружу, я смотрел, как моё дыхание превращается в белое облако и присоединяется к пару из чашки. О бурде, которую Брайан называл походным кофе, можно было сказать только одно – она была крепкой, очень крепкой. Поэтому уже через несколько минут, когда по моим венам текла напичканная кофеином кровь, я наконец почувствовал себя человеком. Брайан дал мне бутерброд, рядом бросил чистую одежду и нырнул в палатку переодеваться.
- Поторопись, чувак, у нас много дел, - сказал он с ухмылкой.
- Неужели? А я могу поинтересоваться, что это за дела?
Хитро улыбнувшись в ответ, Брайан принялся собирать мусор. Зная, что дальнейшие расспросы бесполезны, я залез в палатку и стал приводить себя в порядок. Выбравшись наружу, я увидел, что Брайан уже закончил с уборкой и теперь заливает костёр.
Затем он дал мне бутылку с водой и аптечку и, схватив свой рюкзак, сказал:
- Ну, давай уже, шевелись.
- И куда ты поведёшь меня на этот раз?
- Поверь, тебе понравится, - Брайан взглянул на меня и расхохотался. - Расслабься дружище, ты же всё ещё целый и невредимый. Доверься мне.
- Ага, "всё ещё"... - ответил я, пытаясь сохранить серьёзное выражение лица, но не получилось.
Мы оба понимали, что я с радостью приму участие в маленьком походе, который запланировал Брайан. Он очень старался отвлечь меня от переживаний, поэтому я перестал бурчать и пошёл вслед за ним.
Около четверти мили мы молча шли по знакомой мне тропинке, а потом Брайан свернул в сторону и повёл меня по неизвестной дорожке. Вскоре мы стали подниматься по холму, как бы огибая наш лагерь. Забираясь на гору, я удивился, что задумка Брайана работает. Щемящее ощущение скорой потери отошло на второй план, и я начал получать удовольствие от нашего похода.
Где-то через пару миль, измученные, но довольные, мы наконец добрались до вершины. Оглядевшись, я подумал, что это того стоило. Вокруг простирались горы, а внизу виднелась наша палатка. Брайан достал из рюкзака бутерброды и яблоки и передал мне. А я не мог оторвать глаз от невероятной красоты, окружавшей нас.
Мы пробыли там ещё какое-то время, бездельничая и наслаждаясь природой и тишиной, а затем пошли обратно к тропинке. Когда мы вернулись в лагерь, Брайан бросил рюкзак на землю и стал раздеваться, по-быстрому стягивая с себя пропитавшуюся потом одежду. Я тоже положил свою сумку и постарался не смотреть в его сторону. За последние несколько месяцев я уже подзабыл о хоре тоненьких голосков. Однако сейчас они пели в многоголосие, пока я мучительно пытался сосредоточиться на чём-то другом. Зажмурившись, я даже подумал, что лучше б я сейчас опять переживал из-за Мэри... Но не успел я закончить эту мысль, как почувствовал, что земля ушла из-под ног. Широко распахнув глаза, я увидел, как абсолютно голый и улыбающийся, как маньяк, Брайан, подхватывает меня на руки и закидывает в речку. Через секунду я вынырнул, захлёбываясь и выплёвывая холодную воду, но тут же обнаружил, что вода доходит мне лишь до пояса. А уже в следующий момент, Брайан забежал в воду и остановился около меня, широко улыбаясь.
- Что? Ты выглядел таким румяным, вот я и подумал, что тебе жарко. Будем мыться?
Я так и стоял, хлопая глазами и не в состоянии вымолвить не слова. Пожав плечами, Брайан принялся усердно намыливаться. Оторвав взгляд от его тела, я направился к берегу. Вода была ледяная, к тому же мои кроссовки казались неподъёмными из-за набившихся в них глины и ила, поэтому каждый шаг давался с трудом. Через пару минут, пошатываясь и дрожа от холода, я вышел на берег.
- Сэм, ну ты чего? Я же пошутил.
Я обернулся, чтобы ответить, что я думаю о таких его шуточках, но застыл на месте, вылупившись на Брайана. Теперь он стоял по колено в воде, спокойно демонстрируя "всем желающим" неземные красоты своего тела... ну не "всем желающим", а только мне. Мой взгляд упал на его широкие плечи, скользнул вниз по животу и замер на большом красивом члене. Голоски в моей голове одобряюще загалдели, а слова, что я собирался сказать в ответ, застряли в горле. Зажмурившись, я опять отвернулся, прекрасно осознавая, что даже недавнее погружение в ледяную воду не скроет моего сильного возбуждения. Дойдя до палатки, я стал быстро переодеваться в сухую одежду, одновременно стараясь угомонить своё разбушевавшееся сознание.
- Думаю, ты должен вымыть мои кроссовки, так как они испачкались из-за тебя.
Брайан начал медленно протирать мою обувь, а потом тихо сказал:
- Извини, чувак. Я забыл, что ты не умеешь плавать.
- Что?
- Я забыл, что ты не умеешь плавать. Ты ведь поэтому на меня разозлился, да?
Смешно, но в тот момент я даже не подумал об этом. Не мог же я ему сказать, что увидев его член, я тут же излечился от боязни воды.
- Я не злился. Я просто пытался согреться. Или ты не заметил, что вода ледяная?
- Врун.
- Правда, чувак, я на тебя не злюсь. Просто я не люблю купаться голышом в холодной воде.
Брайан засмеялся. Я видел, что он старается сдержаться, но он опять захохотал, держась за живот. Затем, немного успокоившись, взглянул на меня и опять заржал, как конь.
- Что, чёрт возьми, такого смешного?
- Прости, чувак. Ты бы видел своё лицо, когда вынырнул.
Я попытался разозлиться, но не смог. И вскоре мы уже смеялись вместе, сидя рядом и соскребая грязь с кроссовок. А закончив с моей обувью, стали собирать вещи. Загрузив всё в машину, мы поехали в город, назад в реальную жизнь. Почти всю дорогу домой мы молчали, слушая радио, но я чувствовал себя намного лучше, чем в предыдущие дни. Тишина в машине не давила, нам просто было спокойно. Подъехав к моему дому, Брайан вышел из машины и помог мне донести вещи до двери. Он повернулся, чтобы уйти, но я остановил его.
- Спасибо за поездку.
Улыбаясь, Брайан похлопал меня по плечу.
- Всегда пожалуйста, дружище.
* * * * * * * *

Следующие несколько месяцев пролетели незаметно. Мы с Мэри старались проводить всё свободное время вместе, и хотя не обсуждали, как ее отъезд отразится на наших отношениях, оба понимали, что это конец. Конечно, мы собирались звонить, писать друг другу письма и оставаться друзьями, но я не мог, да и не хотел запрещать ей наслаждаться новой жизнью.
Когда пришло время, я пошёл с ней на выпускной и даже постарался выглядеть весёлым. Я гордился её успехами, но чувствовал, как сжимается всё в груди каждый раз, когда вспоминал об её отъезде. Всё лето мы провели вместе. Наконец-то я получил права, и родители отдали мне машину. Это была старая модель начала семидесятых, допотопная, но это была моя машина.
Этим летом мы часто ездили в каньон и занимались любовью, лёжа на полотенце около реки. За день до отъезда Мэри, мы также поехали туда, захватив с собой еду и покрывало. Мы провели вечер, лёжа в объятиях друг друга, любуясь звёздным небом. Мэри должна была улететь ранним утром, поэтому мы понимали, что скоро должны будем возвращаться в город. Мы не могли оторваться друг от друга, не могли заставить себя попрощаться, однако поздно ночью нам всё-таки пришлось собраться и ехать назад. Я проводил её до двери, и мы долго целовались, а потом она зашла в дом.
Желая побыть один, я вернулся в каньон. Я знал, что просто не выдержу проводы в аэропорту, но и возвращаться домой и притворяться, что всё хорошо, я тоже не мог. Последние два года были самыми счастливыми в моей жизни, и Мэри была половинкой этого счастья. Следующие несколько часов я думал о ней: как приятно было её обнимать, проводить пальцами по её волосам, слушать её звонкий смех... Я сидел в машине, обнимая покрывало, на котором ещё совсем недавно мы занимались любовью, и незаметно заснул.
На следующее утро я проснулся от того, что кто-то стучал в водительское окно. Открыв глаза, я увидел Брайана. Я взглянул на часы и понял, что Мэри уже улетела. Затем я открыл дверь, и Брайан угостил меня бубликом.
- Я подумал, что ты будешь здесь.
Мы сидели молча, жуя бублики, пока я пытался представить жизнь без Мэри.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:40 #10 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Предупреждение: ОЧЕНЬ грустная глава. :cray:
Глава 9


В новом учебном году я загрузил себя всевозможными секциями и кружками, чтобы меньше скучать по Мэри. Конечно, мы разговаривали по телефону, но я чувствовал, как она потихоньку отдаляется от меня. Это было неизбежно. Она знакомилась с новыми людьми, изучала новые интересные предметы в университете, всё время узнавала что-то новое... ко всему этому я уже не имел никакого отношения. Разговаривая с ней, я стал чувствовать себя ребёнком. Конечно, я понимал, что она здесь ни при чём, но впервые за два года нашего знакомства я стал ощущать разницу в возрасте.
К тому же я чувствовал себя виноватым, но не хотел даже задумываться о причинах. Я просто старался проводить как можно больше времени с Брайаном и Томом, уделять больше времени учёбе и спорту и ни на секунду не останавливаться, иначе я бы не вынес действительности. Каждый раз, когда я останавливался, меня охватывал ужас, который подстёгивал меня, заставлял двигаться вперёд не оглядываясь. Да, быть постоянно занятым - хорошо. Доводить себя до изнеможения - ещё лучше. А вот думать... думать нельзя, думать - это опасно.
* * * * * * * *

Спустя несколько дней после начала учебного года, Брайан решил, что нам нужно съездить в каньон, развеяться и, так сказать, проводить лето. В пятницу после уроков мы загрузили мою машину походным снаряжением и едой и отправились к нашему излюбленному месту у реки.
Вокруг было невероятно красиво. Это был один из тех чудесных осенних деньков, когда даже разноцветные листья на деревьях выглядели завораживающе. Брайан и Том начали устанавливать палатку, а я принялся разводить огонь и готовить ужин. Затем они отправились к реке за водой, оставив меня следить за едой. Я слышал, как они шутят и смеются, удаляясь по тропинке. В тот момент я чувствовал, что всё начинает налаживаться...
Том и Брайан задерживались, и я подумал, что, наверное, они просто дурачатся у реки. Подождав немного, я уже хотел пойти за ними, но не смог оставить ужин без присмотра. Когда я уже начал волноваться, они вышли из-за деревьев, выглядя абсолютно подавленными.
- Эй, ребята, что-то случилось? - спросил я, когда Том молча прошел мимо меня и принялся фильтровать воду. - Том, с тобой всё в порядке?
Он посмотрел на меня, собираясь что-то сказать. Но в этот момент подошёл Брайан и свалил хворост для костра справа от меня. Я ничего не понимал. Однако когда Том увидел Брайана, в его взгляде что-то промелькнуло... что-то похожее на боль, или обиду, или разочарование... а может быть, и всё вместе. Когда он опять посмотрел на меня, выражение его лица было непроницаемым. Затем он уставился на свои кроссовки, будто решая, что ответить. А потом он заговорил... заговорил так тихо, что я еле его услышал:
- Всё хорошо, Сэм. Я просто не так понял Брайана. Пойду, принесу ещё веток для костра.
Том направился в сторону деревьев, даже не оглянувшись. Когда я обернулся и посмотрел на Брайана, тот сверлил взглядом свои ботинки.
- Не хочешь рассказать мне, что случилось?
- Ну, он же тебе сказал, мы просто друг друга не поняли, - Брайан задумался, а потом как бы встряхнулся и спросил:
- Так ты уже решил, кого пригласишь на вечеринку?
- Что?
Судя по всему, у меня на лице было написано, что он рехнулся, потому что в следующую минуту он рассмеялся.
- Я говорю о вечеринке, которая будет после футбольного матча. Там ещё выбирают короля и королеву бала. Уверен, что ты не забыл последние две.
- Том, как побитый щенок, только что ушел в лес, а ты спрашиваешь о вечеринке?
- Сэм, забудь. С ним всё будет нормально. Просто это было глупое недоразумение.
- Ага, вы мне уже об этом сказали.
Брайан опять уставился на свои ботинки. Выглядел он не лучше Тома, поэтому я решил, прекратить расспросы.
- Ну так что, ты сходишь и приведёшь его ужинать или хочешь, чтобы это сделал я?
- Думаю, что ему нужно сейчас побыть одному.
- Ты не расскажешь, что произошло, да?
Брайан просто смотрел на меня. Он выглядел каким-то потерянным, что было совершенно на него не похоже, поэтому я решил больше на него не давить. Отдав ему тарелку, я прикрыл крышкой еду для Тома.
Том вернулся примерно через час. Он всё ещё выглядел расстроенным и не смотрел в глаза Брайану. Тот рассказал пару анекдотов и пытался вести себя так, будто ничего не произошло, однако никому не было весело, и поэтому мы легли спать пораньше.
В течение следующих недель ситуация никак не улучшилась. Том и Брайан вели себя вежливо в классе и на тренировках, а в остальное время избегали друг друга. Когда им всё-таки приходилось общаться, это было как-то напряжённо и неловко. Я же разрывался между ними, не зная, как их помирить, как вернуть всё обратно. Школьные обеды и выходные я проводил с Томом, а всё оставшееся время - с Брайаном. И как я ни старался узнать, что случилось, оба отказывались говорить об этом.
* * * * * * * *

Во вторник, за неделю до дня Благодарения, было ясно и холодно. В прошлые выходные выпал снег, и теперь природа решала, какой погодой нас порадовать: морозной и снежной или тёплой и солнечной. В результате, дороги покрылись льдом, поверх которого хлюпала грязная снежная жижа. Добираться до школы было настоящим испытанием - это была скорей не езда, а еле контролируемое скольжение. На шоссе было полно аварий, и я благодарил небеса за вовремя смененные колеса, так что теперь моя машина стала более устойчивой. Проезжая мимо груды искореженного металла, отдаленно напоминающего машину, вокруг которой суетились полицейские и спасатели, я мысленно помолился за души находившихся в ней несчастных.
Я даже не удивился, что Брайан с Томом опаздывали. Около десяти утра на уроке испанского я увидел Брайана, который только пожал плечами, когда я спросил его о Томе. Они больше не ездили в школу вместе. У Тома был старый проржавевший Фольксваген, который он разрисовал мультяшками. Я подумал, что Том решил остаться дома. Ведь почти половина учеников сегодня отсутствовала, да и я бы не приехал, если бы не перспектива провести этот день в обществе моих родителей. И было бы ещё лучше, если бы школу занесло снегом, и мне пришлось остаться здесь на ночь.
Ближе к обеду я сидел за партой, гипнотизируя часы, чтобы побыстрей прозвенел звонок, и в то же время стараясь выглядеть заинтересованным лекцией мистера Пауэлла, когда в класс заглянула мама Брайана. Она подрабатывала в главном офисе школы, поэтому её присутствие меня не удивило. Однако уроки у нас прерывали не часто. Меня сразу же насторожило выражение её лица, и я быстро стал соображать, что могло произойти с Брайаном или с Мэри. Прошептав что-то мистеру Пауэллу, она подошла к моей парте и попросила пойти с ней. Я уже накрутил себя, что у Брайана очередной диабетический приступ, но тут мы свернули за угол, и я увидел, как он стоит, опираясь на стену, бледный как простыня.
Я обернулся и посмотрел на миссис Уокер:
- Мэри?
Она покачала головой, а затем я услышал за спиной дрожащий голос Брайана:
- Том.
Одного слова было достаточно. Я смотрел на Брайана, пока его мама рассказывала, что машину Тома вынесло на обочину, и она перевернулась, и Том погиб на месте. Было такое ощущение, что действительность разделилась. Часть меня отстранёно наблюдала за происходящим, а другая часть еле сдерживалась, чтобы не сойти с ума и не выцарапать себе глаза. В голове возникли картинки аварии, мимо которой проезжал сегодня утром, и я представил, как выглядит машина Тома. Но в основном я наблюдал за Брайаном. Волна за волной на его лице сменялись боль, злость и досада, а затем его взгляд стал пустым. Было такое ощущение, что в нём выключили свет. Я положил руку ему на плечо, но кажется, он даже не заметил этого. Похоже, что его мама тоже это увидела, потому что в следующую секунду она обняла его, прижав к себе, как маленького ребёнка, несмотря на то, что он был выше её на голову. А он просто стоял, не двигаясь.
Миссис Уокер схватила меня за руку и повела нас вниз по лестнице. Она всё ещё обнимала Брайана, направляя его к выходу. И он шёл, однако казалось, что он ничего не соображает.
Проходя по коридору, мы услышали голос директора по громкоговорителю:
- С большим прискорбием сообщаю, что десятиклассник Том Ллойд погиб сегодня утром в автомобильной катастрофе. Учителя, пожалуйста, отведите учеников в актовый зал на Молебен, - его голос перехватило от эмоций.
Все знали и любили Тома. Его было невозможно не любить. Вскоре к нам присоединились другие шокированные ученики, направляющиеся в актовый зал. Миссис Уокер вывела нас с Брайаном на улицу и подвела к своей машине. Я даже не спросил, куда мы едем, а просто молча сидел на заднем сидении, положив Брайану руку на плечо.
* * * * * * * *

Следующая неделя прошла как в тумане. Я так и остался в доме Брайана, куда миссис Уокер привезла меня во вторник. Кажется, кто-то съездил за одеждой к моим родителям, но я не знаю, кто. Во вторник вечером прилетела Мэри, и весь вечер мы молча просидели в зале, уставившись на пол. Было такое ощущение, что вот-вот войдёт Том, рассмеётся и спросит, чего мы тут нюни развели... но этого не произошло. Мэри сидела, прижавшись ко мне, и тихо рыдала. Брайан был в каком-то отрешённом состоянии - он ни с кем не разговаривал и ни на что не реагировал, просто смотрел в одну точку. Приходили и уходили друзья, ребята из футбольной команды, родственники и одноклассники. Единственное, что я отчётливо помню, как мысленно представил Тома, смотрящего на нас сверху и спрашивающего: "А кто умер-то?" Это как раз было на него похоже.
В пятницу состоялись похороны. Я чуть не разрыдался, когда в среду вечером пришёл отец Тома и попросил нас нести гроб. Видеть этого высокого крепкого мужчину в слезах было невыносимо. Я согласился за нас обоих, так как Брайан лишь посмотрел на отца Тома потерянным взглядом и опустил глаза.
Накануне похорон, прощание и отпевание все еще казались чем-то нереальным. В церкви было очень красиво, по обе стороны от алтаря были расставлены цветы, а мерцающий свет свечей отражался от цветной мозаики окон и от полированного гроба. Органист тихо играл что-то из произведений Моцарта... Было очень красиво, хотя совсем не в духе Тома. Он бы назвал эту музыку нудятиной, да и такое обилие цветов вызвало бы у него приступ аллергии. Я даже представил, как он над всем этим подшучивает.
В день похорон на улице было ясно и холодно, а небо было ярко-голубым без единой тучи. Я слушал проповедь священника, в которой он рассказывал что-то о воле Божьей и о том, что Тому сейчас хорошо. Я же хотел закричать, что в смерти Тома нет ничего хорошего... Брайан по-прежнему молчал.
Затем мы несли гроб Тома в церковь, из церкви, а после - из катафалка на кладбище. Всё это время я наблюдал за Брайаном, который находился в глубокой задумчивости. Я заметил, что его одежда не была помятой. Это был первый и последний раз, когда он выглядел аккуратно и ухоженно дольше, чем несколько минут. Стоя у могилы, я начал волноваться, что в день смерти Тома потерял их обоих.
* * * * * * * *

День Благодарения прошёл очень печально. Днём я съездил к родителям, а к вечеру вернулся к Брайану. Он всё ещё не пришёл в себя, и мы начали волноваться за его душевное состояние. На следующей неделе директор школы отвёл нас в сторону и попросил организовать поминальную службу в пятницу. Я согласился. Брайан даже не кивнул.
Я хотел, чтобы поминальная служба отражала характер Тома, поэтому просматривал фотоальбомы, стараясь найти интересные фотографии из его жизни. Кроме того, я сделал объявление, в котором попросил всех, кто его знал и помнил, написать что-нибудь о нём и передать мне. К пятнице у меня было готово слайд-шоу из его фотографий и ещё одно из записок и воспоминаний его друзей, а также интересное видео. Брайан помогал мне в подготовке к службе как мог, но всё ещё почти не разговаривал.
В пятницу все ученики собрались в актовом зале, и отец Дункан начал читать любимый отрывок Тома из Псалма 46:1-3:
Бог нам прибежище и сила,
скорый помощник в бедах,
посему не убоимся, хотя бы поколебалась земля,
и горы двинулись в сердце морей.
Пусть шумят, вздымаются воды их,
трясутся горы от волнения их.
Мы с Брайаном сидели в звукооператорской кабинке в самом конце зала и собирались включить слайд-шоу и музыку. После прочтения отрывка, я поставил любимый альбом Тома - "The Joshua Tree" группы U2 и запустил слайд-шоу. Когда заиграла песня "Там, где у улиц нет названия", слайды закончились, и ученики стали медленно покидать актовый зал. На экране осталась огромная фотография улыбающегося Тома. Мы так и сидели с Брайаном, слушая любимую песню Тома:
Я хочу убежать, я хочу спрятаться,
Я хочу снести стену,
Которая захватила меня изнутри.
Я хочу потянуться
И дотронуться до огня
Там, где у улиц нет названия...
*
Я хочу почувствовать солнечный свет на своём лице,
Увидеть облако пыли,
Исчезнувшее без следа.
Я хочу найти убежище
От ядовитого дождя.
Там, где у улиц нет названия...
Там, где у улиц нет названия...
Там, где у улиц нет названия...
*
Где рождается и умирает любовь,
Умирает любовь.
И когда я туда отправлюсь,
Я пойду туда с тобой.
Это всё, что я могу.

Я представил Тома, сидящего на переднем сидении моей машины, окна открыты, ветер развивает его тёмно-коричневые кудри и он поёт... поёт эту песню. Я вспомнил его голос и его смех, когда Брайан попытался подпеть, но как всегда не в тон.
А потом песня закончилась, и я вернулся в реальность. Оглянувшись, я увидел, что в зале никого не осталось. Брайан сидел на полу рядом со мной. Я протянул руку, собираясь выключить кассету, как вдруг услышал, что Брайан зарыдал. Оставив музыку, я подвинулся ближе и обнял его.
- Мне так жаль, мне так жаль... О боже, прости меня, - глотая слёзы, повторял он.
Уткнувшись лицом мне в плечо, он вцепился в меня, что есть мочи. Я укачивал его, поглаживая по спине и давая возможность выплакаться, а на заднем плане началась уже новая песня U2.
Я забрался на самую высокую гору,
Я пробежал все поля,
Только чтобы быть с тобой,
Только чтобы быть с тобой.
*
Я бежал,
Я карабкался,
Я взбирался на стены того города,
Стены того города,
Только чтобы быть с тобой,
*
Но я все еще не нашел то, что искал…
Но я все еще не нашел то, что искал...
*
Я целовал сладкие губы,
Чувствовал спасение в прикосновении ее пальцев.
Словно огонь меня жгло
Это пылающее желание.
*
Я говорил ангельскими языками,
Я держал за руку дьявола.
Ночью было жарко,
Но я был холоден, словно камень.
*
Но я все еще не нашел то, что искал...
Но я все еще не нашел то, что искал...
*
Я верю во Второе пришествие,
Когда все цвета превратятся в один,
Превратятся в один,
Но я продолжу свой бег.
*
Ты сломала все узы и
Высвободилась из всех цепей,
Тащила на себе крест
Моего стыда,
Моего стыда.
Ты знаешь, я верил в это.
*
Но я все еще не нашел то, что искал...
Но я все еще не нашел то, что искал...
Но я все еще не нашел то, что искал...
Но я все еще не нашел то, что искал...
[/i]

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:45 #11 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 10


После молебна Брайан немного пришёл в себя, хотя и выглядел ещё более подавленным, чем раньше. Я до сих пор не знал, из-за чего они поругались, а Брайан упорно отказывался говорить о Томе. Каждый раз, когда упоминалось его имя, Брайан мгновенно замолкал и замыкался в себе. Поэтому я старался избегать любых напоминаний о Томе, чтобы не мучить Брайана. А про себя я радовался, что Брайан хоть и медленно, но всё-таки становился прежним.
Жизнь постепенно возвращалась в нормальное русло... точнее сказать, в нормальное русло “на новый лад”. Мы продолжали ходить на уроки, заниматься спортом и устраивать другие школьные мероприятия. Закончился футбольный сезон, и началась подготовка новой постановки в драмкружке, только в этот раз без Тома. Похоже, жизнь действительно продолжалась. Однако каждый раз на сердце становилось тяжело от того, что с нами больше нет нашего друга. На церемонии по случаю окончания учебного года мы оставили для Тома пустой стул.
Брайан продолжал зависать на вечеринках, но, похоже, теперь он преследовал другие цели. Он ходил туда, чтобы напиться и забыться, а не чтобы веселиться. Он всё также продолжал менять девушек как перчатки, шутил и смеялся, был душой компании... Однако теперь в его глазах читалась грусть, говорящая о том, что ему больше не весело.
Зная, что мне понадобятся деньги на колледж, лето перед выпускным классом я провёл в работе. Родители меня сразу предупредили, что не будут платить за моё дальнейшее образование. И было неважно, сколько стипендий я получу, мне надо было думать, на что я буду жить, питаться и покупать одежду. Несмотря на мою занятость, я всё равно старался проводить с Брайаном всё своё свободное время. Медленно, но верно он становился прежним, но, к сожалению, всё ещё не хотел, а может быть, просто не мог разговаривать о Томе. На летние каникулы Мэри вернулась домой, и вроде Брайану стало немного легче от того, что любимая сестра рядом. Но всё же он продолжал ходить на вечеринки и подвергать своё здоровье неоправданному риску. Всё моё внимание было направлено на то, чтобы присматривать за ним не только на гулянках, но и в остальное время. Это отвлекало меня от навязчивых мыслей, мучивших меня.
* * * * * * * *
Учебный год начался с суматохи, словно объединили всю суету предыдущих трех лет. Мы с Брайаном носились как угорелые, стараясь всё успеть... и снова принимали участие в постановке пьесы нашего драмкружка. У меня появилась новая девушка. Ничего серьёзного, по крайней мере с моей стороны. К тому же близки мы не были, а вот ходить на танцы мне с ней нравилось. Нам было весело. Мэри она в подмётки не годилась, а если уж быть честным с самим собой, то правильней будет сказать, она не годилась в подмётки Брайану. К сожалению, я боялся смотреть правде в глаза. Я говорил и себе, и ей, что не хочу серьёзных отношений, потому что скоро мы все разъедемся по разным колледжам.
Брайан тоже нашёл себе девушку, и казалось, что их отношения продлятся дольше, чем неделю. Они с Кейти подходили друг другу. Она была как раз в его вкусе - красивая улыбчивая блондинка, "беспомощно" женственная со своим "Подожди, дорогой, я опять сломала ноготь", и немного капризная. Ну, может, я чуть-чуть преувеличиваю. Просто я терпеть не могу вечно ноющих созданий, старающихся выглядеть беспомощными. С другой стороны, это было хорошо для Брайана, так как теперь он тратил большую часть времени, прыгая вокруг Кейти, а не на тусовки. Казалось, что ей достаточно посмотреть на бутылку с пивом, и она опьянеет, а значит за ней нужно присматривать. И хотя между нами не было проблем, я по мере возможности старался избегать общения с ней. Ладно, я ревновал, но не собирался признаваться в этом ни себе, ни кому-либо ещё.
* * * * * * * *

Мы только что закончили последнюю перед представлением репетицию. Установив декорации, я уселся рядом с Брайаном, свесив ноги со сцены.
- Ну так что, будем опять устраивать актёрскую вечеринку? - спросил Брайан.
Я призадумался на минуту. В прошлый раз мои родители вели себя хорошо, однако я боялся испытывать судьбу.
- Думаю, да. Только не знаю, где нам её провести. Боюсь, как бы мои родичи не появились.
- Знаю. Но ведь они стараются казаться примерными родителями в присутствии других людей, да?
- Ага, как можно опростоволоситься на людях? - Я не смог сдержать сарказма в голосе.
Брайан положил руку мне на плечо.
- Эй, дружище, ты же знаешь, что всегда можешь остаться у меня, если они тебя доведут. Моя мама тебя обожает.
Я покачал головой.
- Не, всё в порядке. Если я уеду из дома, то потеряю их помощь с колледжем. В любом случае мне осталось с ними жить всего несколько месяцев.
- Хорошо, только помни, что тебе всегда будут рады в моём доме.
- Спасибо, друг. Ну тогда давай решать организационные вопросы. Со всеми девятиклассниками, которые собираются прийти... нужно будет придумать, как умаслить их родителей, чтобы их отпустили.
- Вообще-то я уже об этом подумал. - Брайан ухмыльнулся, да так, что не стоило ожидать ничего хорошего.
- М-хм. Что ты натворил?
- Да ничего такого. Я просто уговорил маму обзвонить всех родителей, как только мы определимся со всеми деталями.
Его робкая улыбочка говорила мне о том, что он чего-то недоговаривает.
- И она вот так согласилась? В чём подвох?
- Ну, хм, я вроде как пообещал ей, что взамен мы с тобой поработаем официантами на её вечеринке выпускников в следующие выходные.
- Ну ты и засранец, - сказал я и шлёпнул Брайана по плечу.
- Ага, но ты же всё равно меня любишь.
Я посмотрел на Брайана, развалившегося на краю сцены и ухмыляющегося, как "маньяк", и у меня что-то сжалось в груди. Подскочив, я стал поправлять провода микрофонов, которые установил раньше. Пока я старательно просовывал провода в петли, сердце колотилось как бешеное. В голове затараторили голоса, но я старался их не слушать.
Брайан подошёл сзади и положил руку мне на плечо, и я не смог сдержать волну желания, которой окатило меня сразу после его прикосновения. Закрыв глаза, я попытался успокоиться. Нельзя испытывать такие чувства по отношению к лучшему другу... к брату Мэри.
Брайан чуть наклонился и тихо сказал:
- Давай убираться отсюда. Уже поздно, и нам не мешало бы поужинать.
Сев в свои машины, мы направились к "Дэннис"*. Я ехал с открытыми окнами, чтобы прийти в себя от прохладного ветра. К тому моменту, когда я припарковался у закусочной, мне удалось обуздать свои чувства к Брайану.
Мы сидели за дальним столом, набивая рты и обсуждая предстоящую вечеринку. Хотя бы ненадолго я смог притвориться, что Брайан - просто мой лучший друг.
* * * * * * * *

Спектакль прошёл под бурные аплодисменты. Мы действительно хорошо постарались и сейчас находились в состоянии эйфории. Это было наше лучшее выступление. Пообщавшись со зрителями и собрав оборудование, мы были готовы выдвигаться ко мне домой.
Вечеринка прошла великолепно. Мы всё ещё не могли отойти от нашего выступления. Около трёх часов ночи многие захотели спать, поэтому мы с Брайаном принялись искать, куда кого положить. Мы не хотели, чтобы кто-нибудь из ребят возвращался домой так поздно. Закончив, Брайан, я и наши девушки отправились ко мне в комнату. Кровать я отдал Брайану с Кейти, а мы с Эмми устроились на полу. Как только свет был погашен, я стал засыпать.
В тишине я слышал, как целуются Брайан и Кейти. Нет, они не делали это громко, но я никак не мог заставить себя не слушать. Это было похоже на протекающий кран - тихие, но раздражающие звуки. Эмми лежала рядом со мной, и судя по её ровному спокойному дыханию, она уже заснула. Я уставился в потолок, мучительно пытаясь придумать хоть что-то, чем можно будет отвлечь себя от усиливающихся звуков страсти, исходящих с моей кровати. Я был шокирован, услышав тихий шорох одежды, сброшенной на пол. Вот когда я почувствовал себя идиотом. Я же знал, что они встречаются. Просто Брайан не вдавался в подробности, как далеко они зашли в своих отношениях. Однако мне всегда казалось, что Кейти скромница.
Эти звуки продолжались долго, очень долго. В темноте я не видел часы, поэтому не могу сказать точно. Всё это время я не мог заснуть, лишь раздражался всё сильнее с каждой следующей минутой. Я думал, но никак не мог найти причину, по которой я так злился. В конце концов, я бы мог дать им знать, что они не дают мне заснуть... И если быть честным, они действительно старались не шуметь. Тоненький голосок в моей голове пытался сказать мне, что я ревную, но я не хотел его слушать. Звуки с моей кровати прекратились с первыми лучами солнца, осветившими комнату. Затем я услышал, как дыхание ребят замедлилось, а потом послышалось тихое сопение Брайана.
Наконец я осмелился взглянуть на кровать. Кейти почти полностью была укрыта одеялом. Она лежала, положив голову Брайану на грудь, и её белые длинные волосы закрывали большую часть его обнажённого торса и руки. Лицо Брайана во сне выглядело умиротворённым, рот был приоткрыт, а русые волосы взлохмачены больше обычного. Мне стало так больно, словно кто-то невидимый схватил что-то в моей груди и вывернул наизнанку. Я откинулся на подушку и смотрел в потолок, пока не взошло солнце. Вскоре я услышал, что в соседней комнате стали просыпаться ребята, поэтому решил, что надо вставать и изображать из себя хорошего хозяина. Выходя из комнаты, я не смог заставить себя ещё раз посмотреть на кровать. Звук открывающейся двери разбудил Брайана.
- Эй, ты уже проснулся? - прошептал он.
Я всё ещё не мог его видеть.
- Э, да, я иду готовить блинчики. - Как только я произнёс это, то почувствовал, что в груди что-то сжалось ещё больнее. Блинчики по утрам после вечеринок - это стало нашей традицией... традицией, которую основали мы с Брайаном.
Да что со мной происходит?
- Погоди, я тебе помогу.
- Не стоит, - сказал я грубее, чем обычно, и вышел за дверь. Через пару секунд Брайан выбежал за мной, глядя на меня мутными взволнованными глазами. Я отвернулся от него и направился на кухню. Он проследовал за мной. Я понимал, что веду себя как засранец, но ничего не мог с собой поделать.
- Эй, Сэм, ты в порядке?
- Да, просто устал. Не выспался, пока слушал, как вы с Кейти играете в "засоси моё лицо".
Ну почему я это сказал?!
Брайан выглядел немного удивлённым и смущённым.
- Чувак, прости. Мы думали, что вы спите. Почему ты ничего не сказал?
Я пожал плечами.
- Не парься. Давай начинать готовить.
Мы молча приступили к приготовлению блинчиков. Сонные ребята потихоньку стали приходить на кухню, пока мы с Брайаном трудились у плиты. Всё было хорошо до того момента, пока одна из девчонок не спросила меня, как я спал.
- Замечательно, если не принимать во внимание, что мне пришлось слушать хлюпающие звуки, - слишком резко сказал я.
Она была шокирована моим ответом и замолчала.
- Прости, Сэм. Не любишь утро?
- Не сегодняшнее. Извини, что нагрубил тебе.
Я повернулся, чтобы уйти и увидел, что за мной идёт Брайан. Он выглядел очень взволнованным.
- Сэм, прости меня, пожалуйста.
Я перебил его.
- Забудь, Брайан. Просто я уставший и раздражённый. Я постараюсь успокоиться.
Он попытался положить руку мне на плечо, но я обошёл его и вернулся к готовке. Брайан встал рядом со мной. Краем глаза я видел, что он наблюдает за мной, но я не хотел смотреть в его сторону. Мы молча продолжали жарить блины. Спустя пару минут Кейти и Эмми вышли из моей спальни. Кейти тут же подлетела к Брайану и обняла его сзади за талию.
Я даже сообразить не успел, как проворчал:
- Что, вчера не насытилась?
Брайан выглядел шокированным. Если быть честным, то я тоже. Почему, чёрт побери, из меня лезет всё это?!
- А что? Ревнуешь, Сэм? - захихикала Кейти.
Наверное, она подумала, что я пошутил. Я решил воспользоваться этим, чтобы сгладить ситуацию.
- Ни в коем случае, моя дорогая. Просто удивлён, что кто-то целовал такого крокодила, как Брайан.
Похоже, ребята подумали, что я просто подкалываю сладкую парочку. Однако, взглянув на Брайана, я понял, что он не купился. Я чувствовал, что сейчас сорвусь. Нужно было скорей убраться от него подальше.
- Эй, Брайан, почему бы тебе не позавтракать с Кейти? Мы тут уже почти закончили, да и компания из меня сейчас никакая.
Он внимательно на меня посмотрел.
- Хорошо, но мы поговорим позже.
Мне не понравилось, как это прозвучало, но я кивнул, лишь бы Брайан сейчас оставил меня одного.
- Прости, мне просто нужно поспать, окей?
Очевидно, он мне не поверил, хотя пошёл и сел рядом с Кейти.
Я занялся делами на кухне, пока ребята не стали разъезжаться. Я со всеми попрощался и пошёл завтракать с Кейти, Эмми и Брайаном. Они остались, чтобы помочь мне убраться. Я сидел за столом и сверлил взглядом еду.
- Простите меня, ребята. Я просто не смог заснуть вчера ночью, и поэтому сегодня раздражён.
- Ещё как! - сказала Кейти.
Брайан заткнул её взглядом.
- Да всё нормально, Сэм. Просто я немного за тебя волновался. Обычно ты не набрасываешься на людей. Наверное, мы действительно тебя утомили. - Брайан так искренне извинялся, что моё сердце сжалось ещё больше.
Я опустил глаза и сказал:
- Ничего страшного, правда. Я просто устал.
Я видел, что Брайан мне не поверил, но он промолчал. Девчонки начали обсуждать планы на сегодняшний день, а я продолжил есть. Затем Эмми прицепилась ко мне с разговорами о школьной вечеринке, намечающейся на следующие выходные. Ну, вообще-то, говорила она, а я иногда поддакивал. И тут до меня дошло, что Кейти и Брайан сидят слишком тихо. Я посмотрел на них и замер. Кейти сидела на коленях у Брайана. Она расстегнула его рубашку, которую он накинул, когда бежал за мной, и теперь целовала его шею. Я увидел два засоса на его груди. Один был чуть выше правого соска, а второй - около ключицы. Я почувствовал, как весь воздух вышел из моих лёгких, словно меня ударили в живот. Вернулся в реальность я лишь тогда, когда Эмми начала дёргать меня за рукав.
- Эй... ты вообще меня слушаешь?
Я оторвал взгляд от груди Брайана и увидел, что он смотрит на меня. Я понял, что он заметил мою реакцию. Запаниковав и пробурчав что-то о том, что мне нужно привести двор в порядок, я вылетел на улицу. И только оказавшись по щиколотку в снегу, до меня дошло, что я стою на морозе в пижамных штанах, рубашке и босиком, нервно закидывая пустые бутылки в мешок для мусора. Таким меня и нашёл Брайан. Он накинул на меня куртку, забрал мешок из рук и повернул к себе лицом. Я отказывался смотреть на него. Всё, на что я сейчас был способен, - это стоять там и трястись. Наконец он обнял меня и притянул к себе.
- Прости, Сэм. Это было жестоко. Я знаю, как ты ко мне относишься. Я не должен был позволять ей так себя вести.
Я открыл рот от удивления.
- Я не... В смысле, я не...
Брайан ещё сильней прижал меня к себе.
- Сэм, я знал это ещё с вечеринки у Майка в девятом классе, когда ты не сводил с меня глаз. - Я попытался что-то сказать, но Брайан лишь обнял меня крепче. - Сэм, перестань. Пожалуйста, послушай меня. Я знаю, что ты любишь Мэри, и что тебе нравится Эмми. Я не говорю, что ты гей, но даже если бы это было так, то для меня это неважно. Я просто хочу сказать, что знал, как ты ко мне относишься, и я всё ещё здесь.
Я стоял там, в его объятиях, и голова у меня шла кругом.
- Как, чёрт возьми, ты понял? Чёрт, ведь даже я не знал.
Брайан усмехнулся.
- Скажи лучше, что ты не хотел это знать. - Он замолчал на минуту, и я почувствовал, что он покачал головой. - Не знаю, Сэм. Я просто чувствовал это. Иногда это выражалось в том, как ты на меня смотрел. Это продолжалось недолго. Сначала думал, что ошибаюсь, однако когда я стал замечать это чаще, то понял, что мне не показалось.
Он держал меня в объятиях, пока я приходил в себя. Я чувствовал, что это правильно, что так должно быть. Голоса в моей голове устроили вечеринку, и в этот раз я не смог заставить их замолчать. Я позволил себе тоже обнять Брайана. И на минуту я разрешил себе почувствовать, действительно ощутить всё, что во мне накопилось - желание быть с ним, любовь к нему, уют от его присутствия рядом со мной. А потом реальность обрушилась на меня. Брайан всё ещё мой друг. Мне нельзя испытывать к нему эти чувства. Я попытался отодвинуться. Брайан ощутил изменения.
- Ты мой лучший друг, Сэм. Просто помни, что я всегда присмотрю за тобой и буду рядом. - Он ещё раз сжал меня в объятиях и пошёл в дом.
Я ещё немного постоял во дворе, затем тоже пошёл в дом. Зайдя внутрь, я увидел, что Брайан выпроваживает девчонок за дверь. Потом мы молча продолжили уборку дома. Всё это время я боялся смотреть ему в глаза. Когда мы закончили, Брайан вновь меня обнял.
- Не мучай себя. Пожалуйста. Если ты захочешь поговорить, я рядом.
Сказав это, Брайан вышел за дверь, а я направился к себе в комнату спать. Я уткнулся лицом в подушку, вдыхая запах Брайана. В голове у меня была каша, словно мой мозг пропустили через мясорубку. Я не знал, что думать и чувствовать. И я всё ещё не знал, что мне делать с хором голосов в моей голове, которые в данный момент счастливо распевали, раскачиваясь на "канделябрах" моего мозга. В конце концов я провалился в тяжёлый, беспокойный сон.
____________________________________
* "Дэннис" - сеть закусочных в Америке.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
04 Ноя 2012 13:51 #12 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Глава 11


Поразительно, как человек умеет себя обманывать. Как же долго я скрывал от окружающих и от самого себя свои чувства к Брайану… Теперь, когда это уже не секрет, я больше не мог сдерживаться. Воспоминания о его прикосновениях, когда он обнимал меня, его запах, голос, каждая секунда нашего разговора во дворе моего дома... всё это словно клеймом выжглось у меня на душе.
Брайан знал, как я к нему отношусь, и сказал, что всё нормально. Это должно было успокоить меня, но как бы ни так.
Я не понимал, как он теперь будет ко мне относиться, будет ли он испытывать ко мне что-то, кроме отвращения. Я предал нашу дружбу, предал его доверие... и я предал Мэри - его сестру. Я даже представить себе не мог, что он сможет простить меня. Я сам не мог простить себя. Поэтому я сделал единственное, что делал всегда, когда не мог справиться с ситуацией, - я сбежал от проблемы и стал избегать своего лучшего друга.
В понедельник после вечеринки я прятался от Брайана целый день. Во вторник у нас был общий урок, на который я появился со звонком, а по окончанию вылетел пулей из класса, так что Брайан не успел сказать мне ни слова. Со среды до пятницы я вёл себя так же. По мере возможности я старался не встречаться с Брайаном, а когда этого было не избежать, уделял ему как можно меньше времени и ни при каких обстоятельствах не оставался с ним наедине. Он звонил по четыре-пять раз за вечер, но я не отвечал на его звонки. Теперь у меня появилась уйма свободного времени, которое я тратил на общение с Эмми. Она была в восторге. Я же чувствовал себя последним мерзавцем.
Брайан был в бешенстве. Это было видно по его лицу, когда нам приходилось общаться. Но постепенно Брайан перестал пытаться догнать меня, когда я улепётывал от него по школьным коридорам. Он перестал звонить мне по вечерам... перестал пытаться заговорить со мной в классе. Я принял это как доказательство того, что Брайану я противен так же, как я противен самому себе.
* * * * * * * *

Примерно через месяц в библиотеке меня подловила Кейти. Моё сердце колотилось так сильно, что казалось, даже Кейти может слышать это.
- Сэм, что происходит между тобой и Брайаном? - её тон и голос отдавались в моей голове, словно скрежет ногтей по школьной доске. Омерзительно. Не представляю, что Брайан в ней нашёл.
- Ничего. Всё хорошо. Просто у меня много уроков.
Я очень надеялся, что Кейти удовлетворится моим ответом и свалит отсюда поскорей. Но, похоже, эта "глупая блондинка" оказалась не такой уж и глупой, по сравнению с предыдущими "блондинистыми" подружками Брайана. Кейти одарила меня таким взглядом, который убедил меня, что она не отстанет, пока не получит ответ. За семь месяцев, что я её знаю, мне следовало бы заметить, что она умная девочка, но как я уже говорил, всё это время я её игнорировал, надеясь, что она исчезнет, как и остальные до неё. Подумав об этом, я вздрогнул, что, конечно же, заметила Кейти.
- Послушай, Сэм. Я знаю, что не нравлюсь тебе, но Брайан сводит меня с ума. Что он такого сделал, что ты так на него злишься?
- Он ничего не делал. Никогда.
- Тогда почему ты так зол на него?
- Ничего подобного. Я никогда на него не злился.
- Но тогда почему ты так себя ведёшь?!
Я закрыл лицо руками. Поверить не могу, что разговариваю с ней об этом. Ну и что мне ей ответить? "Я люблю твоего парня - моего лучшего друга. О! И я встречался с его сестрой, которую тоже люблю, и все думали, что мы поженимся. О! И кстати, я тебя терпеть не могу, правда, не знаю почему, - то ли это из-за того, что я ревную, то ли из-за того, что ты мне просто неприятна". Хм-м-м, да, наверное, не стоит говорить это во всеуслышание в нашей католической школе. Я глубоко вздохнул и постарался успокоить свои расшатанные нервы.
- Я не злюсь на Брайана и никогда не злился. Перед экзаменами мне надо много заниматься. Поэтому сейчас я вернусь к урокам, - сказал я и уткнулся в книгу.
Кейти сидела молча несколько минут, сверля меня взглядом, пока я старательно делал вид, что её не существует. Она сидела и смотрела на меня, словно ожидая, что я сломаюсь и начну ей всё рассказывать. Наконец она встала и собралась уходить.
- Знаешь что, Сэм? Я никогда не считала тебя трусом. Что бы ни случилось, не стоит избегать Брайана. От этого лучше никому не станет. И если он ни в чём не виноват, то тогда это твоя вина. Так что прекращай выделываться и поговори с ним, - сказав это, Кэйти развернулась и направилась к выходу.
Я сидел и смотрел в учебник по алгебре. Кэйти права. Я и вправду трус. Я теряю единственного самого дорогого мне человека из-за того, что не могу справиться со своими чувствами. Но с другой стороны, лучше я оттолкну его сам, чем он отвернётся от меня. А о том, что Брайан захочет продолжать нашу дружбу, я даже подумать не мог.
* * * * * * * *

Остаток учебного года пролетел на удивление быстро. Прошли заключительные представления в драмкружке, последние встречи в секции по бегу, закончилась суета с оформлением школьного альбома, и пришло время выпускных экзаменов. Всем этим я старался отвлечь себя от неразберихи в наших с Брайаном отношениях. Я продолжал его избегать, и он, похоже, смирился. Иногда он предпринимал попытки поговорить, но я отталкивал его, чувствуя, как каждый раз, когда я отворачиваюсь от него, умирает частичка моей души.
Церемония вручения аттестатов прошла, как в тумане. Мы сидели, мы стояли, мы слушали мессу. Епископ всё читал и читал... Затем мне вручили пустую папку для аттестата, который чуть позже пришлют мне по почте. Все вокруг были счастливы. Я же чувствовал пустоту.
Эмми сказала, что потащит меня на вечеринку в каньоне. Я не хотел ехать – слишком уж много воспоминаний связывало меня с этим местом... Но Эмми была непреклонна. К тому же мысль о том, что мне придётся провести тихий вечерок в кругу семьи, "отмечая" окончание школы, меня не прельщала. Поэтому я сказал Эмми, что встретимся на вечеринке.
В каньон я приехал довольно поздно. Эмми сидела в машине и ждала меня. Не знаю, как долго она так сидела, но выглядела она раздражённой. Я припарковался рядом, вышел из машины и прошёл мимо неё, направляясь к бочонку с пивом. В последнее время Эмми стала намекать на то, что нашим отношениям стоило бы перейти на другой уровень. От этой мысли меня бросало в дрожь - ещё один признак, что со мной не всё в порядке. Любой другой парень был бы счастлив переспать с Эмми. Она красивая, умная и доступная. Даже Брайан в своё время трахался с девчонками намного хуже Эмми. Но я не мог. С Мэри всё было по-другому, потому что я любил её. Да, Эмми мне нравилась, так как она привлекательная девушка, но я не любил её. А ещё я знал, что был бы у неё первым, но я также понимал, что не смогу это сделать, потому что буду думать в этот момент о Мэри или о Брайане... или о них обоих. А Эмми заслуживала большего в свой первый раз. Чёрт, она заслуживала большего от своего парня. Мне и так было от себя противно, потому что я использовал её, чтобы отвлечься от Брайана, и я не хотел спать с ней лишь для того, чтобы получить разрядку. Даже если она была не против.
Поэтому лучшее, что я придумал, чтобы выпутаться из этой ситуации - это напиться. Раньше я не пил ничего крепче кагора на мессе в церкви или лекарственных спиртовых настоек от простуды. К тому же в этот раз мне не нужно было присматривать за Брайаном или Томом, поэтому я решил, что напьюсь, отрублюсь и забуду обо всех своих проблемах. Отходняк на следующее утро выглядел не такой уж и проблемой по сравнению с той болью и отчаянием, которое ожидало меня сегодня. Даже вечер с родителями стал выглядеть более привлекательной перспективой, когда на меня нахлынула лавина воспоминаний о времени, проведённом в этом каньоне в прошлом. Поэтому я уверенно шёл к бочонку с пивом, а позади за мной бежала Эмми, громко возмущаясь моим поведением. А я просто не мог заставить себя ответить на её крики. Она права. Я действительно отвратительный бойфренд... и это она еще не знает всей правды обо мне!
Я продолжил игнорировать Эмми и, выхватив бочонок у удивлённого одноклассника, наполнил свой стакан пивом. Эмми завозмущалась ещё громче, когда я выпил всё пиво залпом. Но я её не слушал, пытаясь совладать с дрожью, вызванной этой отвратительной жидкостью в моём желудке. Не представляю, как люди добровольно пьют эту гадость. Закрыв глаза, я ждал, пока мой желудок успокоится, и пройдут рвотные рефлексы. Эмми всё ещё продолжала говорить, вернее, кричать, а мои переживания так никуда не ушли. Поэтому я потянулся за второй порцией пива и процесс пошёл. В этот раз пиво уже не показалось мне таким уж противным. Когда я собрался наполнить стакан в третий раз, Эмми преградила мне путь.
- Что ты творишь? - заорала она.
- Напиваюсь.
- Я уже поняла. Но ведь ты не пьёшь.
- Теперь пью. Мне что, нельзя расслабиться? Почему я должен быть единственным трезвым человеком в каньоне?
Затем я обошёл её и стал наполнять свой стакан ещё раз, тем самым заканчивая наш разговор. И тут я почувствовал, что начинаю пьянеть. Да, я не был бугаём. К тому же не ел весь день, и мой организм совершенно не переносит алкоголь. Эмми опомнилась, когда я наполнил половину стакана, и продолжила отчитывать меня. Это я понял по её тону, потому что из-за усилившегося гула в ушах я её не слышал. Да и неинтересно мне всё это было. Тогда я подумал, что, наверное, так и напиваются, и продолжил игнорировать разглагольствования Эмми.
Я обернулся, ожидая увидеть Эмми, но наткнулся на Брайана.
- Что, чёрт возьми, ты делаешь, Сэм?
Мое состояние мгновенно перешло от простого раздражения в бешенство. Кто он такой, чтобы отчитывать, когда кто-то напьётся?
- Как я уже сказал Эмми, я хочу напиться. Ещё кому-нибудь нужно объяснять очевидное?
Я огляделся, посмотрев на небольшую компанию ребят, ожидая их комментариев. Все вдруг заинтересовались “изучением” земли под ботинками. Когда я вновь посмотрел на Брайана, то увидел, что он сжимает и разжимает кулаки. Я даже надеялся, что он ударит меня, и всё закончится. Я это заслужил - сам разрушил нашу дружбу, и теперь оставалось только утвердиться в этом. Зажмурившись, я постарался избавиться от ощущения, что всё вокруг вертится... Сейчас мне хотелось присесть куда-нибудь, и чтобы все оставили меня в покое.
Нет, на самом деле я хотел сделать шаг вперёд и положить голову Брайану на плечо, но, к сожалению, это было невозможно. Я был не настолько пьян, чтобы это сделать. И я был достаточно трезв для того, чтобы осознав это, почувствовать, как будто кто-то невидимый засовывает мне в грудь руку и медленно вырывает моё сердце. Нет, не кто-то, а Брайан, хотя я понимал, что он этого не хотел. И от этого мне стало ещё хуже. Собрав остатки самообладания, я твёрдо посмотрел на Брайана, собираясь сказать ему, что хочу побыть один.
Но не успел. Как только я открыл глаза, то встретился взглядом с Брайаном. Я ожидал увидеть в его глазах злость и отвращение... И да, какая-то доля злости там присутствовала, но больше всего в его взгляде было боли, огорчения и тревоги. Я не смог вымолвить ни слова и застыл с открытым ртом, как полный идиот. Я стоял и смотрел на Брайана, не в силах отвести взгляда, даже когда боковым зрением заметил какое-то движение и почувствовал, что Брайан схватил меня за руку.
- Нам нужно поговорить. Сейчас же. - Брайан потащил меня подальше от стоящих рядом ребят.
Я старался найти в себе силы, чтобы сказать "нет", но тут вмешалась Эмми.
- Чёрта с два он пойдёт с тобой! Он обещал провести этот вечер со мной.
Если бы взглядом можно было убить, то сейчас бы на земле валялось бездыханное тело Эмми. Я задумался о том, насколько сильно она себя накрутила, пока ждала меня. "Взбешённая сучка" - это не обычное для неё состояние. Я увидел, что Брайан еле сдерживается, чтобы не сказать Эмми, что, куда и как ей стоит себе засунуть. Я представил, как мысли Брайана формируются в слова и просачиваются наружу, не смог сдержаться и расхохотался. Всё моё напряжение выплеснулось наружу в истерическом смехе. Я даже закашлялся. И каждый раз, как только я немного приходил в себя, я снова начинал ржать, как конь, стоило мне посмотреть на Эмми или Брайана. Я заметил, что терпение Эмми уже на пределе, но не мог остановиться. Ну до того момента, пока Эмми не выхватила мой стакан и не вылила пиво мне на голову. Затем она развернулась и убежала прочь. Это прекратило мою истерику, но тут заржал Брайан.
- Ты такой идиот, когда пьяный, - сказал Брайан, всё ещё смеясь.
- Иди на хуй, Уокер!
- Ты бы был не против, да, Сэм?
Слова Брайана повисли в воздухе. В этом-то и проблема. Да, именно этого я и хотел, и я всё ещё любил его сестру. И теперь потерял их обоих. Осознание этого ударило по мне так больно, что я зашатался и почувствовал тошноту.
- Пошли, Сэм. Нам надо поговорить. Я больше не могу смотреть, как ты изводишь себя.
Я пытался сопротивляться, пока Брайан тащил меня к небольшой поляне у реки. Скоро полнолуние, и отражение луны в воде выглядело необыкновенно красиво. Я потерялся в звуке волн, бьющихся о камни, и растворился в воспоминаниях, связанных с этим местом... воспоминаниях, связанных с Брайаном. Поэтому я даже не понял, что Брайан мне что-то говорит, пока он не встряхнул меня.
- Сэм, чёрт возьми, ответь мне! Боже, чувак! Я так больше не могу!
И тут меня поглотила ярость. Я злился на Брайана за то, что он давит на меня, но больше я был зол на себя. Меня убивало то, что я испортил отношения с двумя самыми дорогими мне людьми... то, что я позволил себе сблизиться с кем-то настолько, что разрыв причинил мне столько боли... то, что я заставил себя поверить, что близость с ними возможна... то, что я в очередной раз убедился, что отличаюсь ото всех окружающих меня людей. Нет, я не гей, но я и не натурал. Других определений я не знал. Но больше всего я был зол на судьбу за то, что она дала мне почувствовать настоящую близость с другим человеком, а после лишила меня этого шанса. Да, я был зол. Мне было невыносимо больно смотреть на Брайана, и всё это подпитывало мою ярость. Какая-то часть моего мозга осознавала, что это была последняя попытка остановиться, чтобы не сломаться и не разрыдаться. Я не мог позволить Брайану вновь увидеть меня таким. Во мне ещё осталось немного гордости, чтобы не дать Брайану увидеть, насколько мне плохо, но в то же время мне было страшно, что сейчас он развернётся и уйдёт.
Следующее, что я помню, это как я кричал на него. Похоже, алкоголь подавил мою способность выражаться культурно, и всё, что во мне накопилось, вылетало из меня сплошным потоком слов. Мысли смешались у меня в голове в такую кашу, что, наверное, целая команда психоаналитиков не смогла бы их распутать даже за десять лет. Когда я наконец закончил, то задыхался от нехватки воздуха, а Брайан стоял и смотрел на меня в полном шоке.
- Сэм, я... - он запнулся, наверное, стараясь подобрать слова, - похоже, ты не слышал, что я говорил тебе раньше.
Я не знал, что ответить. Казалось, что я оказался в одном из кошмаров, когда время вокруг тебя замедляется, а всё остальное движется с обычной скоростью, и ты понимаешь, что не успеешь ответить или сделать что-то вовремя, чтобы предотвратить катастрофу. Брайан всматривался в моё лицо, словно искал там что-то, а затем протянул ко мне руку. То, что удерживало меня, сломалось в момент, когда Брайан прикоснулся ко мне. Я отскочил в сторону и зажмурился, чтобы не смотреть на него.
- Не могу я так больше! Я не хочу любить тебя, но не могу остановиться, и обманываться я тоже больше не могу. Это причиняет мне боль.
Сказав это, я развернулся и убежал в лес. Я слышал, что Брайан меня зовёт, но не мог остановиться. Я бежал до тех пор, пока звуки лагеря не пропали и остались слышны только тихие всплески волн. Тогда я присел на берег и разрыдался. Да, сегодня моя ночь сопливой несчастной королевы.
Так я просидел до восхода солнца. Немного придя в себя, умылся ледяной водой из реки и отправился обратно к своей машине. Я достаточно хорошо умел ориентироваться в лесу, чтобы не выходить на тропинки, потому что последнее, чего я хотел, - это встретить сейчас кого-нибудь из ребят. Пусть ещё было очень рано, и все, скорее всего, спали, но я не хотел рисковать. Когда я подошёл к машине, то увидел записку под дворником. Я сразу же узнал каракули Брайана: "Позвони мне. Пожалуйста…". Я чуть опять не разревелся, но собрался и сел в машину. Выехав с парковки, я направился домой. Поворачивая на шоссе, я увидел сидящего на обочине Брайана. Выглядел он также ужасно, как чувствовал себя я. Осознание того, что я причиняю ему боль, только ухудшило моё состояние. Я разрушил что-то жизненно важное для нас обоих, но всё равно не мог заставить себя остановиться и поговорить с Брайаном.
* * * * * * * *

Я измучился настолько, что когда добрался домой, уже ничего не чувствовал. Усталость притупила мои переживания, превратив их в глухую боль, и теперь единственное, чего я хотел, это выспаться. Вообще-то, мне бы хотелось два последних страшных года отмотать назад – к тому моменту, когда я встречался с Мэри, Том всё ещё был жив, Брайан был моим лучшим другом, и я смог бы притвориться, что всё в моей жизни замечательно. Это можно было назвать сейчас моим самым заветным желанием. Я решил тихонько войти в дом и немного поспать, пока моя мать не позовёт меня к себе. Сейчас ещё рано, и поэтому мои родители должны спать.
"Должны" - ключевое слово.
Открыв дверь гаража, я увидел родителей, гневно сверлящих меня взглядами. В моей голове всё то время, пока я старательно перебирал в голове дела, которые должен был закончить вчера до отъезда на вечеринку, звенели тревожные колокола. Нет, вроде я всё сделал, но, наверное, всё-таки что-то забыл, иначе мои родичи не сидели бы, ожидая меня в такую рань. Я молча ждал, когда они заговорят.
Когда моя мать наконец заговорила, её голос звучал холодно и зло:
- Ну-у, вы уже помирились после маленькой любовной ссоры?
У меня застучало в висках. Единственное, что сейчас приходило мне в голову, - это то, что родители как-то узнали о нашей размолвке с Эмми. А значит, либо они знали, что я пил, и поэтому злились, либо думали, что мы с Эмми занимались сексом, и поэтому были в бешенстве. Я чуть не рассмеялся от мысли о том, что я якобы "спал" с Эмми после всего, что случилось вчера. Поэтому стараясь говорить ровным голосом, я ответил:
- Уверен, что мы с Эмми больше не будем встречаться.
Мой отец зло усмехнулся.
- Ещё бы! Думаешь, она будет встречаться с таким гомиком, как ты? Она позвонила нам сегодня ночью и рассказала про твою ссору со своим любовником. - Голос отца сочился ядом, и он смотрел на меня с таким отвращением, будто я последнее ничтожество.
Жуткая усталость не позволяла мне ясно думать. Несколько минут я стоял и смотрел на родителей, ничего не понимая, а затем до меня дошло, что, наверное, Эмми подслушала наш разговор с Брайаном у реки. Подслушала и поняла всё по-своему.
- Брайан не мой бойфренд и никогда им не был. Он натурал и никогда не интересовался никем, кроме девушек.
Моя мать тут же встрепенулась.
- Ты что же, хочешь сказать, что такая хорошая девушка как Эмми будет нам врать? Она сказала, что слышала, как ты признавался Брайану в любви!
Я знал, что смогу всё объяснить. Можно сказать, что Эмми просто отвергнутая девушка, решившая напакостить, или что она всё не так поняла. Но что-то во мне кликнуло, пока я думал, как выкрутиться. Нет, я не хотел... не мог называть Эмми лгуньей. Она была вправе чувствовать себя преданной, ведь так оно и было. Я уже потерял всё, что любил. Больше терять было нечего, и мне надоело жить в страхе.
- Нет, Эмми не врала. Она просто не так всё поняла. Брайан мне не бойфренд и не любовник, и между нами никогда ничего не было. Как я уже говорил, Брайан натурал, но он знает, что я не натурал и люблю его. Вот, из-за чего мы спорили.
Я опустил глаза и ждал, когда начнутся крики и оскорбления. Тишина давила. Когда отец наконец заговорил шёпотом, это прозвучало ещё более страшно, чем если бы он выругался.
- Я не потерплю в своём доме гомика.
Я заставил себя посмотреть на отца и не смог ничего понять по его лицу. Я знал, что мне стоит промолчать и отступить, но впервые в своей жизни я не стал этого делать.
- Я не знаю, кто я, и многое бы отдал, чтобы изменить это, но не могу. И врать я тоже больше не могу.
Выражение лица отца не изменилось.
- Убирайся из моего дома и не вздумай приползать обратно, когда что-то случится.
Я был поражён. Я даже не предполагал, что отец может меня выгнать из дома. Я стоял и молча смотрел на него, ожидая подтверждения, что он действительно решил сделать это. Потом я подошёл к машине - моей машине, которую купил на собственные сбережения. Отец проследовал за мной, и когда я открыл дверь, протянул руку, чтобы я отдал ему ключи. Затем он снял со связки ключ от дома и вытащил пульт от гаража из машины. Он не сказал ни слова, а просто открыл гаражную дверь. У дома был припаркован минивэн. Странно, я даже не слышал, как он подъехал. Отец Брайана и его старший брат как раз вылезали из машины. Майк был одет в форму полицейского. И первое, что пришло мне в голову, было: "Ну, а сейчас-то что?"
Ко мне подлетел взволнованный мистер Уокер. Я даже пикнуть не успел, как он заключил меня в медвежьи объятия.
- Мы подумали, тебе понадобится помощь с упаковкой вещей. Роуз уже подготовила для тебя комнату.
Перед тем, как я смог что-либо ответить, мой отец влез в разговор.
- Ему нечего паковать.
- Да, Крэйг, сегодня ночью ты уже достаточно ясно высказался по этому поводу. Я тоже. Сэму ещё нет восемнадцати. И ты не имеешь права просто выкинуть его из дома. Мы с Роуз будем счастливы стать опекунами Сэма до его восемнадцатилетия, но ты не посмеешь выгнать его без одежды и личных вещей.
Мой отец посмотрел на мистера Уокера, затем на Майка, и, похоже, передумал скандалить. Отец отошёл в сторону, и, приобняв за плечи, мистер Уокер повёл меня в дом.
- Он ведь тебе даже не сказал, что мы за тобой приедем, - это прозвучало, скорей, как утверждение, а не вопрос. - Сынок, Эмми нам тоже позвонила, но мне плевать, если всё или хотя бы часть того, что она говорила, правда. И ты можешь жить у нас столько, сколько захочешь.
- Угу.
Мистер Уокер посмотрел на меня.
- Как я уже сказал, меня это не волнует. А сейчас давай побыстрей соберём твои вещи, пока Майк не выместил утренний дефицит кофеина на твоём отце.
- Он ведь ещё ночью решил меня выгнать, да?
- Да, Сэм, ночью. И что бы ты ни говорил ему сегодня утром, это бы уже не имело никакого значения. Я пытался его образумить, сказав, что, возможно, Эмми ошибается или врёт, и он должен позволить тебе объясниться, но ничего не вышло. Мне очень жаль, сынок. Пройдёт время, и он остынет.
- Но это правда.
Я не мог поверить, что мистеру Уокеру не было противно. Я стоял и ждал, когда до него, наконец, дойдут мои слова, и он махнёт рукой, пошлёт всё к чёрту, развернётся и уйдёт.
Мистер Уокер сжал моё плечо.
- Ты теперь часть моей семьи, Сэм.
Мне нечего было на это ответить, поэтому мы продолжили собирать вещи в тишине. Всё, что я хотел взять с собой из своей комнаты, уместилось в пару дорожных сумок. В общем, и брать-то особо было нечего. В одну сумку я уложил одежду, а книги, нотные тетради и кассеты - в другую. Странно было видеть, что вся моя "жизнь" в этом доме уместилась в две сумки. Наверное, можно было бы взять ещё что-то, но я не был уверен, что Уокеры позволят мне остаться у них надолго. Поэтому, если так получится, что мне придётся жить в машине, я не хотел захламлять её. По крайней мере, начиная с сентября, большая часть моих расходов будет покрываться стипендией. Единственное, что я действительно хотел забрать с собой, так это моё фортепьяно. Однако я понимал, что даже если бы мне было, куда его поставить, родители бы никогда не позволили мне его вывезти. И сейчас я не мог избавиться от ощущения, будто бросаю старого друга.
Закончив со сборами, мы прошли через дом в гараж к моей машине. Матери уже нигде не было видно. А мой отец по-прежнему стоял возле машины, сверля взглядом Майка. Я обошёл их и положил сумку в багажник. Майк тем временем помог своему отцу засунуть вторую сумку в салон машины, затем подошёл ко мне и забрал у меня ключи.
- Ты слишком вымотан, чтобы садиться за руль. Езжай с моим отцом. Обещаю, что буду осторожен с твоей красавицей.
Я кивнул, повернулся и пошёл за мистером Уокером. Мой отец так ничего и не сказал, но я чувствовал на себе его тяжёлый взгляд, пока забирался в старый минивэн Уокеров.
Дорога до дома Уокеров прошла в молчании. Хотя нет, отец Брайана пытался заговорить со мной, но у меня просто не было сил, чтобы выдавить из себя больше одного-двух слов в ответ. Поэтому он сдался и включил радио, по которому передавали "Реквием" Джузеппе Верди. Именно так и можно описать этот день.
У дома Брайана нас встретила взволнованная миссис Уокер, которая тут же кинулась обнимать меня, а следом подбежала и "зацеловала" меня от души собака Уокеров. Я обращал внимание только на неё, потому что сейчас был не способен реагировать больше ни на что другое. Майк вытащил мои сумки и повёл в комнату, находящуюся напротив спальни Брайана. Ни Мэри, ни Брайана в доме не было. С одной стороны я был рад, что не придётся сейчас с ними встречаться, но с другой - мне хотелось забыть о случившемся. Я ведь сам разрушил нашу дружбу с Брайаном, а от мысли о том, как я буду смотреть в глаза Мэри, меня начинало тошнить.
После новой порции объятий и уговоров поспать, Уокеры оставили меня наедине с моими переживаниями. Миссис Уокер предложила мне позавтракать, но я отказался, потому что сейчас мне кусок в горло не полез бы. Хотя нет, я бы поел, но не смог бы ничего удержать в своём бедном желудке. Я был вымотан, как никогда в своей жизни, но уснуть так и не смог. Я лежал на кровати и смотрел в потолок, переживая о том, что будет, когда Брайан и Мэри вернутся домой. С каждым следующим часом моё волнение поднималось на ступеньку выше. Миссис Уокер сказала, что Брайан и Мэри "ушли по делам", но я никак не мог избавиться от ощущения, что они меня просто избегают. В душе я ожидал, что когда их отец привезёт меня, они встретят нас, а может, я просто на это надеялся. Ведь они всегда поддерживали меня в трудную минуту. И хотя именно я был виноват в том, что сейчас их нет рядом, мне всё равно было больно. Я злился на себя за то, что в глубине души продолжал надеяться исправить всё, что натворил.
Я вышел из комнаты только один раз, чтобы принять душ. Весь день я провёл лёжа на кровати, представляя себе, что будет, когда Брайан и Мэри наконец вернутся домой. Причём каждое моё новое предположение было ужаснее предыдущего. Я изводил себя страшными мыслями и не мог остановиться. Уже почти стемнело, когда дверь в комнату открылась. На пороге стояли Мэри и Брайан. Посмотрев, кто пришёл, я закрыл глаза. Смелость покинула меня. Тишина была невыносимой, но я до сих пор не решил, что скажу им.
Наконец я собрался с духом и прохрипел:
- Простите меня.
- О Сэм. Я догадалась об этом раньше Брайана. Не извиняйся. Мы надеялись, что ты спишь.
Мэри залезла на кровать и устроилась рядом, положив голову мне на грудь. Этого я не ожидал. Брайан всё ещё стоял у входа, опираясь на дверной косяк. Он выглядел таким грустным, и когда наши взгляды встретились, он покачал головой. Я закрыл глаза и постарался сдержать слёзы. Да, похоже, я действительно разрушил нашу дружбу.
Затем я почувствовал, что кровать прогнулась, и Брайан улёгся с другой стороны, обнимая меня, прижимая к себе. Он положил голову рядом с моим ухом. Я чувствовал щекой его дыхание. Когда он наконец заговорил, его голос был хриплым:
- Ты ведь весь день изводил и мучил себя, да? Господи, Сэм, ну когда ты начнёшь доверять мне?
- Прости меня, - успел прохрипеть я, прежде чем разрыдался. Я почувствовал, как Брайан обнял меня крепче. Уткнувшись лицом в подушку, я постарался собраться, но не смог. Слишком многое произошло, и я был слишком измотан, чтобы сдерживаться. Я чувствовал себя плохо, моё тело будто распадалось на миллион частей, и единственное, что удерживало меня сейчас, - это Мэри и Брайан, обнимающие меня так крепко, что я еле мог дышать.
Какое-то время спустя я успокоился, но они меня не отпускали. Хор голосов в моей голове кричал, что всё это неправильно, но я так устал, что был не в состоянии слушать их. Я заснул, обнимая Мэри, а со спины меня обнимал Брайан. И впервые за долгое время я почувствовал, что это правильно... что мне хорошо.

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.
Поблагодарили: Бэмби, Тамаляка, liya, Anitiy, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • NellaBlue
  • NellaBlue аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Неутомимая искусительница
Больше
13 Ноя 2012 18:33 #13 от NellaBlue
NellaBlue ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Девочки, прошу прощения, но глава немного задержится. Знаю, что обещала поскорей, но не получилось. :yh: Я постараюсь. :embar:

Pyсская мера объёма "грамулька" коварна своей абсолютной относительностью. Крендель - это искореженный жизнью бублик.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 Дек 2012 19:19 #14 от ALEXSEEVA
ALEXSEEVA ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
Привет.Прочитала начало очень понравилось,эмоциональная книга :nyam: и хороший перевод,буду ждать продолжения.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
23 Дек 2012 16:00 #15 от икки
икки ответил в теме Re: Дэн Кинкейд, Адам Филлипс "Всё началось с Брайана"
спасибо, а чего это у них тройничок будет что ли??
Поблагодарили: rflhbyf, homka8559

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.