САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

compress Катика Локк "Сломанные Крылья"

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:14 - 22 Сен 2017 15:04 #1 от Калле
Калле создал эту тему: Катика Локк "Сломанные Крылья"
Катика Локк

Сломанные Крылья


Перевод: Калле
Редактор: Viktoria
Русифицированная обложка: Vikylya
Жанр: эротическое фэнтези
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: Эту книгу нельзя назвать сложной литературой. Она не изменит ваше мировоззрение и не поможет обрести веру, но она может развлечь вас на несколько часов, если вы хотите почитать что-нибудь забавное, полное эротических сцен, магии и драмы, и да, большинство героев этой истории - перевозбудившиеся молодые парни из мира, где секс без обязательств - норма. Если вы такое не любите, то добро проваливать и прекрасного вам дня.
Статус: Закончен

Аннотация:
[/b]
Джекил ЛеМэй приезжает в Алирравудский университет, престижное заведение для магов, оборотней, вампиров и фэйри, где странности поджидают на каждом шагу.
Склонный к суициду сосед-фэйри и одержимый жаждой убийства веракула – это еще куда ни шло, но поговаривают, что университет проклят, и если Джека не прикончат скрывающиеся в тумане твари, то их работу вполне может закончить один знакомый фэйри похоти.


Скачать одним файлом / Скачать бонус одним файлом

Главы 1-22 / Глава 23 / Главы 24-26 / Глава 27 / Глава 28 / Глава 29 / Глава 30 / Глава 31 / Глава 32 / Глава 33 / Глава 34 / Глава 35 / Глава 36 / Глава 37 / Глава 38 / Глава 39 / Глава 40 / Глава 41 / Глава 42 / Глава 43 / Глава 44 / Глава 45 / Глава 46 / Глава 47 / Глава 48 / Глава 49 / Глава 50 / Глава 51 / Глава 52 / Глава 53 / Глава 54 / Глава 55 / Глава 56 / Глава 57 / Глава 58 / Глава 59 / Глава 60 / Глава 61 / Глава 62 / Глава 63 / Глава 64 / Глава 65 / Глава 66 / Глава 67 / Глава 68 / Глава 69 / Глава 70 / Глава 71 / Глава 72 / Глава 73 / Глава 74 / Глава 75 / Глава 76 / Глава 77 / Глава 78 / Глава 79 / Бонусная история / Как Чариас повстречал Айзери

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: NellaBlue, Georgie, KuNe, Жменька, Стася, glomms, Kristi, inei, Shushura, Зубастик, S_venezia, Kota, Half, Nik_@, Alexandraetc, Virsavia, alisandra, bishon15, Neura, nataljaolenec, Клитемнестра, lenivaya, Gaol, vishnevaia, kazyafka, ingrid, cvetblack, Anuk, Aneex, morhean, Сирша, sibirjachka, безпульса, Lelika, oxi, jultschik, несттле, Прози, Aria17, Syslik0999, Lyissa, turinap, Landyish, ДикаяКошка, La Reine, otval_y, kill_angel, Aklasur, vnuchkamahno, rayne, verle69, liily1, RitaVita, HeLLen, Кикимореныш, Висса, пастельныйхудожник, anglerfish, Valkiriya79, nikus1, Тоша, TashaBerg, ferrero, idiliya, Дияли, Soubi, Chloe, Alegoriya, FreeSoul, Вэйн, Katarina, Mirina, zet01, alalia, ml_SElena, Anitiy, Naro_Law, Hbnfc, Wooke, Black_Moral_Rin, Lena_Shine, agaliya, Swank, Deza, nk18, Эмилия, avimp, АЛИСА, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:22 - 15 Июн 2016 19:35 #2 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 1-2/79
Глава 1
Холодный, липкий туман окружал Джека, пока он стоял у перил левого борта, борясь с тошнотой. С тех пор как четыре часа назад они вышли из порта Брэверн ри Маас, его вырвало уже шесть раз. И неудивительно – в конце концов, он маг земли, – но это бесило и немного пугало. Ну, он хотя бы такой не единственный.
Джек шагнул в сторону, когда к перилам подбежал парень с ярко-рыжими волосами и отправил свой завтрак в темную, неспокойную воду. У Джека свело живот, и он отвернулся, чуть не налетев на идущего мимо палубного матроса.
- Сколько нам еще? – спросил Джек.
- Мы вот-вот войдем в док, сэр, - ответил тот, не останавливаясь.
Джек закрыл глаза.
- Слава Маэле, - прошептал он и направился к лестнице. Нижняя палуба была забита студентами, большей частью – первокурсниками, как и он сам, но Джек разглядел нескольких наверняка курсом постарше. Пробираясь сквозь ряд что-то обсуждающих парней, он сразу заметил группку фэйри: ши и фей. Их всегда было довольно легко отличить в толпе, с этими нечеловечески красивыми лицами, грациозными фигурами и глазами и волосами необычных цветов.
Магов и оборотней определить было чуть сложнее, ведь и те, и другие, по сути, были людьми. Иногда оборотней покрывали шрамы: следы укусов на кистях или предплечьях, но чаще они вели себя более осмотрительно, не выставляя подобное напоказ. Маги, как правило, носили амулеты на шеях или в волосах: кости или камни, осколки оленьих рогов или ракушки. У Джека на шее, например, висел кулон из магнетита, подарок матери, с защитными и исцеляющими рунами. Джек почувствовал его холодную тяжесть на своей груди и вздохнул. Алирравудский университет так далеко от предместий Роузвэйла.
Джек наконец добрался до широкой кормы громоздкого судна и встал у разгрузочных ворот, наблюдая, как из густого тумана постепенно выступает темный, влажный причал. От трех коротких гудков парома его передернуло, но туман словно впитал этот звук, оставив Джека в коконе тишины. Он вздрогнул и закутался в куртку.
- Тебе лучше? – Джек оглянулся на заговорившего. Тот был не слишком красив для фэйри: с угольно-черной кожей и серебряными волосами, глаза его отливали сапфировой синевой, как воды ледникового озера. Он нерешительно улыбнулся. – Я видел, как тебя тошнило на верхней палубе.
- Ага, я просто… не люблю плавать, - отозвался Джек, разворачиваясь обратно к перилам. Док медленно приближался.
- Я тоже, - сказал фэйри, опираясь на перила рядом с ним. – Кстати, я Айзери Ауви. – Он протянул руку.
- Джекил ЛеМэй, - ответил Джек, пожав ее. – Ты из… фей?
Айзери кивнул:
- Руй-фей, или фэйри погоды.
- В самом деле? – Джек усмехнулся. – Не можешь ничего поделать с этим туманом?
- Если бы, - вздохнул Айзери, вглядываясь в белый занавес. – Мой дар последние несколько лет ведет себя странно. Поэтому я жду не дождусь начала триместра. Моя специальность – метеорология. А что насчет тебя?
- Еще не решил, - ответил Джек. – Я подумывал о медицине, но слышал, что программа очень трудная.
- Мой кузен пробовал. Пахал как ломовая лошадь и все равно провалил экзамены. – Айзери взглянул на него. – Ты оборотень, да?
Джек покачал головой:
- Маг земли.
- О! Это объясняет морскую болезнь, - рассмеялся Айзери. – Так откуда у тебя шрам?
- Собака моего дяди, - ответил Джек, рассеянно обводя пальцами следы зубов на тыльной стороне ладони. – Ее приучили охранять амбар, а я оказался слишком близко. Мне было восемь. Тогда-то магия впервые и проявилась – собаку погребло заживо под тремя футами земли. Когда ее откопали, она уже задохнулась.
- Ужасно, - сказал Айзери. – И это в восемь? Даа… мне было четыре, когда моя впервые дала себя знать. Я… - Он снова рассмеялся. – Я вызвал дождь на вечеринке кай’лао у моей сестры – это что-то вроде дня рождения, но… не он. – Он пожал плечами. – Я разозлился, что все подарки получает только она.
Джек усмехнулся.
- Один раз я…
- Простите, господа. – Джек шагнул в сторону: между ними прошел палубный матрос и отомкнул засовы на воротах. Паром содрогнулся и закачался. Джек прикрыл рот рукой и несколько раз глубоко вдохнул через нос, пережидая, пока желудок решит, собирается ли его снова стошнить или нет. Матрос распахнул ворота, спрыгнул с палубы на пристань – высота оказалась фута три – закрепил тросы и спустил вниз широкий трап. – Все на берег! - крикнул он, и Джек бросился вперед, почувствовав, что сзади приближается толпа. Сходни прогнулись под его весом, но доски пристани под ногами оказались твердыми, хоть и немного скользкими.
Короткими, но стремительными шагами Джек поспешил прочь от парома на старую добрую и такую замечательную землю. Влажная почва холодила ладони, когда он опустился на четвереньки в утоптанную траву. Закрыв глаза, он прошептал благодарственную молитву и встал, отряхивая руки и следя, как другие студенты сходят с парома. Все они разбрелись вокруг – фэйри и оборотни собирались группками, разговаривали и смеялись, пока ждали, когда их багаж поднимут с нижней палубы. Маги, по натуре подозрительные одиночки, стояли в стороне, разглядывая друг друга.
Один за другим на пристани появлялись разнообразные сундуки, рюкзаки, корзины и чемоданы, мимо Джека вереницей потянулись студенты, направляясь вверх по склону и исчезая в тумане. Он увидел Айзери – тот шел, перекинув через плечо огромную сумку, в компании двух других фэйри, одного бледного с синими глазами и волосами, а второго – бронзово-смуглого с янтарными глазами и шевелюрой оттенков оранжевого и золотого. Айзери помахал ему рукой, и они скрылись.
Рассеянно пробежавшись пальцами по кулону из магнетита, Джек вернулся на пристань, чтобы забрать свой видавший виды чемодан – вернее чемодан отца. Подать документы в АУ была его идея. Джек был более чем счастлив остаться поближе к дому – или хотя бы в той же Галактике, – но отец настоял на своем. Аллиравудский университет считался лучшим во вселенной, а ни один ЛеМэй не довольствовался ничем, кроме самого лучшего.
Следуя за другими, Джек побрел в гору по широкой гравийной дорожке. В тумане виднелись грозные тени: кусты и деревья, - листья их были мокрыми от росы, влага падала с тонких веток ледяными каплями. Все молчали. Единственный звук – хруст гравия под ногами – таял в густом непроницаемом тумане. Задрожав, Джек переложил тяжелый чемодан из одной руки в другую и подышал на замерзшие пальцы, прежде чем сунуть их в карман куртки. Теперь он понимал, почему в брошюре для абитуриентов советовали взять теплые вещи.
После примерно получаса ходьбы Джеку показалось, что он сбился с дороги. Он остановился под большим раскидистым кедром и прислушался к шагам остальных студентов, но единственным звуком был слабый рокот где-то вдалеке – кстати, очень знакомый. Фамильный дом ЛеМэев больше ста двадцати лет простоял на скалистом мысе над бурным Катеринским океаном. В их поместье нигде невозможно было спрятаться от непрерывного грохота волн о скалы внизу. Да, он хорошо знал этот звук. Он явно где-то рядом с пляжем, а не там, где должен быть.

Глава 2
Вздохнув, Джек поставил чемодан и взглянул на часы. Почти десять утра. Желудок, избавившись от легкого завтрака, съеденного еще в Брэверн ри Маасе, нагло забурчал.
- Черт, - прошептал он и снова поднял чемодан. У него не оставалось выхода, кроме как вернуться назад и попытаться отыскать нужную дорогу.
- Что ты здесь забыл? – Отпрянув, Джек развернулся – из тумана появилась высокая фигура: сильные ноги и широкие плечи. Парень был мокрым с головы до пят, с его одежды капала вода, длинные светлые волосы, убранные назад, открывали точеные черты. Его нельзя было назвать некрасивым, но выражение его лица казалось таким холодным, а глаза такими темными – таких черных глаз Джек никогда еще не встречал.
- Я-я… здесь учусь, - ответил Джек, наконец-то обретя дар речи. – А ты кто?
- Общага на южной стороне, - сказал парень, не обратив внимания на его вопрос, и, пройдя мимо – пахнуло морем, – растворился в тумане.
- Подожди, - крикнул Джек, поспешив вслед за ним. Гравий под туфлями внезапно сменился гладкой шиферной плиткой. Он поднял глаза, волосы на затылке зашевелились – перед ним из тумана проступило что-то огромное, едва заметные очертания в бесцветно-сером облаке.
Джек чуть не подпрыгнул от колокольного звона, который будто заставил воздух задрожать.
- Это Итэликанский колокол, - сказал кто-то из-за его спины. Джек повернулся и увидел, как из тумана вышел мужчина в возрасте, каштановые волосы были коротко подстрижены, а серо-голубые глаза смотрели из-за очков в серебряной оправе, его лицо было худым и обветренным. – Это все, что осталось от старого аббатства, построенного здесь в начале этого века итэликанскими монахами. Сначала собор пострадал от урагана в десять тысяч сто двадцать шестом году, а пока монахи восстанавливали здание, в двадцать девятом на пути к столице здесь прошла армия Восточной Республики и сожгла аббатство дотла. – Он замолчал и робко улыбнулся, протягивая Джеку руку. – Простите, я Джемен Дарк, профессор истории.
Джек перехватил чемодан и пожал Дарку руку.
- Приятно познакомиться, профессор, - сказал он. – Я Джекил ЛеМэй.
- ЛеМэй? – повторил профессор Дарк. – Случайно, не родственник Кордэйла ЛеМэя, известного археолога?
- По-моему, он мой двоюродный дедушка, или что-то в этом духе, - ответил Джек.
- Очень интересный человек, - заметил профессор, проходя мимо Джека и подавая знак следовать за ним. – Идемте, надо выбраться из чертового тумана.
Шагая рядом с мужчиной, Джек рассматривал внушительную выступавшую из тумана темную громаду, пытаясь разобрать, что она ему напоминает.
- Похоже на церковь, - пробормотал он. Над арочным входом располагалось круглое витражное окно. Внутри горел свет, и разноцветное стекло, мутное от пелены тумана, казалось почти живым: красивый улыбающийся мужчина с темно-золотыми волосами и сияющей кожей верхом на золотом грифлиане, с одной стороны; и с другой - женщина-фэйри с переливающейся всеми цветами радуги гривой и крыльями на спине белого грациозного дракона, чья чешуя его будто искрящийся жемчуг, а глаза точно такие же, как у фэйри – ярко-сиреневые.
- Великолепно, да? – спросил профессор Дарк, останавливаясь и показывая на витраж. – Это, конечно, репродукция окна, которое украшало фасад собора прежде. Маэле, Отец всех людей, на спине Эмбрх’ана, Отца грифлианов, и Илия, Мать фэйри, верхом на Матери всех оборотней, Великом Духе, в форме дракона. Это символизирует единство великих религий, которое проповедовали итэликанские монахи, за что и сожгли аббатство.
Резкий порыв холодного соленого морского ветра заставил Джека передернуться.
- А погода здесь всегда такая, профессор? – спросил Джек, когда они продолжили путь.
- Не всегда, - тихо отозвался тот. – Иногда ветер разгоняет туман, но от этого становится холоднее, к тому же с ветром, как правило, приходит дождь. – Оказавшись у огромных двойных дверей, он остановился, положив руку на толстое железное кольцо, и оглянулся на Джека. – Существует одна легенда: после того как реконструкция колледжа закончилась, сюда подала документы девушка-маг и ей отказали. Ведь заведение-то только для мальчиков. Если верить этой истории, она так разозлилась, что, все-таки выучившись, вернулась и прокляла университет, закутав его саваном тумана. Говорят, что с тех пор здесь никогда не светило солнце. – Он внезапно рассмеялся, так что Джек вздрогнул от неожиданности. – Конечно, это всего лишь легенда. Думаю, старшекурсники рассказывают ее, просто чтобы потрепать нервы новичкам.
Он потянул на себя массивную дубовую створку – петли протяжно застонали – и поманил Джека внутрь. Спрятавшись от ветра и клейкого тумана, Джек остановился полюбоваться натертым мрамором под ногами, блестящими панелями красного дерева на стенах, медными перилами с шишечками и хрустальными канделябрами, защищающими теплое, яркое пламя внутри.
- Добро пожаловать в Алирравудский университет, - сказал профессор Дарк, входя следом за ним. Дверь захлопнулась с глухим звуком, впустив напоследок еще одну струю холода. – Это парадная ротонда, возведенная в десять тысяч сто пятьдесят втором году на руинах собора. Дверь справа, - махнул он рукой, - ведет в крыло Тайрик, названное так в честь соучредительницы университета Ассандры Тайрик, там библиотека. Левое крыло именуют крылом Дарси в память о ее партнере Зерине Дарси. Он погиб из-за трагического несчастного случая в… в сто пятьдесят седьмом, если не ошибаюсь.
Не зная, куда идти, Джек последовал за профессором к еще одним двойным дверям в дальнем конце коридора. Они вдвоем оказались в гораздо более узком и не таком внушительном коридоре – на полу здесь лежала белая плитка, стены были покрашены в светло-голубой.
- Там, - кивнул профессор Дарк налево, - комнаты преподавателей. Дверь в конце холла выходит на улицу, к оранжереям. Последний коридор справа ведет в больничное крыло. Двойные двери – в кабинет декана и вашего куратора. Вы… - Профессор поправил на носу очки и пристально уставился на Джека. – Вы маг, я прав? – Джек кивнул. – Какая жалость. Я надеялся, что вы из моих. Я куратор оборотней. Вам нужно поговорить с профессором Коррианом.
Джек переложил чемодан из одной руки в другую. Пальцы уже просто отнимались.
- Непременно, профессор. Спасибо, - сказал он. – А сейчас, если вас не затруднит, не могли бы вы…
- Конечно, - отозвался профессор Дарк, развернувшись, и, открыв одну из створок, придержал ее для Джека. – Это здание Верикс Рэй Пасален, - продолжил он, отступая на шаг, и повел Джека по старому и немного пыльному коридору с множеством дверей с обеих сторон. – Здесь проходит большинство занятий. Мой кабинет этажом выше, аудитория двести девятнадцать. У вас есть в этом году история, мистер ЛеМэй?
- О… не знаю, профессор, - соврал Джек. – Я еще не определился со специальностью. Но думаю, не в этом триместре.
- Я очень рекомендую вам курс истории раннего Ирривэла, от доколониального периода до великого голода сто восемьдесят седьмого, который, само собой, повлек за собой войны за скот. Это очень интересно. У нашей планеты крайне необычная история. – Джек охотно верил, хоть и не сомневался, что подобная лекция в любом случае вгонит его в спячку, но все же улыбнулся и кивнул.
- Я запомню, профессор, - сказал он. – Вы, случайно, не знаете, а где спальни?
Профессор Дарк снова поглядел на Джека, потом на чемодан в его руке.
– О… прошу прощения. Я вас тут совсем замучил, а вы, наверное, хотите одного – поскорее устроиться и отдохнуть. Простите. – Он махнул в конец коридора. – За этими дверями сквер. Просто идите через него, а потом поверните чуть правее… Главный вход в общежитие будет прямо перед вами.
- Спасибо, профессор, - вежливо кивнул Джек. – Был очень рад знакомству.
- Я тоже, мистер ЛеМэй. Надеюсь в скором времени увидеть вас на своих лекциях. – Джек улыбнулся, кивнул и пошел к дверям. Профессор оказался довольно милым, но, если истории не будет среди обязательных предметов, Джек решил ее не брать. От попыток запомнить все названия, имена и даты у него всегда только голова раскалывалась.
Сквер оказался большим и зеленым, поросшим небольшими деревцами и кустарниками, кое-где мелькали каменные столы и скамейки, все это с четырех сторон окружали строения, но над головой серело небо. Клочья серебристого тумана стлались по мокрой от росы траве, ползли между деревьями, стекаясь в углубления, где росли азалии и фуксии. Джек передернулся. Нетрудно поверить, что это место проклято.
- Эй, заблудился? – Джек поднял глаза и улыбнулся, заметив Айзери, спешившего к нему по галерее.
- Почти, - ответил Джек. – Оказался у библиотеки. – Он пожал плечами и покачал головой. – А ты нашел общагу?
Айзери кивнул.
- Ага, главный вход вон там, - показал он. Облегченно вздохнув, Джек направился в ту сторону – Айзери пристроился рядом. – Я как раз возвращаюсь из деканата: мой сосед – настоящий мудак, но там говорят, что ничего не могут поделать. Видимо, в этом году у них слишком большой набор и свободных мест нет.
- Может, удастся с кем-нибудь поменяться, - сказал Джек, распахивая дверь. И осекся, потому что в проеме появилась высокая, широкоплечая фигура парня, которого он видел не так давно – холодные черные глаза скользнули по Джеку и Айзери. Последний отодвинулся в сторону, опустив голову, и парень вышел на улицу.
- Не хочешь поменяться? – тихо спросил Айзери, оглянувшись на удаляющуюся фигуру, и спешно нырнул внутрь.
- Дай угадаю… - начал Джек. – Это он твой сосед? – Айзери кивнул. – Сочувствую.
- Да ладно. Его зовут вроде как Чариас… он акула. – Это объясняло, почему тот был весь мокрый и шел откуда-то с пляжа. – Меня просветил огненный маг из комнаты напротив, - продолжил Айзери. – Когда я сам попытался представиться, акулья морда просто пялился на меня, пока я не ушел. Наверное, лучше распаковать вещи, пока его нет. Увидимся?
- Ага, пока, Айзери. – Джек проводил его взглядом, а потом вытащил из кармана студенческий лист. Так, посмотрим… комната семнадцать… Джек взглянул на ближнюю дверь – номер двадцать четыре. Легче легкого. Джек пошел по длинному чистому коридору, улыбаясь и кивая всем, идущим навстречу. Многие улыбались в ответ, но некоторые – все фэйри, без исключения – просто не обратили на него внимания.
- Осторожно! – крикнул кто-то, и Джек оглянулся как раз вовремя, чтобы уклониться от гигантской сине-белой полосатой кошки. Прижавшись к стене, он дождался, пока та промчится мимо – гладкая шерсть колыхалась при каждом прыжке – и исчезнет за углом. Джек вздохнул. Оборотни.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, Alexandraetc, Клитемнестра, sibirjachka, ДикаяКошка, AleksM, пастельныйхудожник, Хикару, Иллюзия, Alegoriya, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Deza, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:26 - 29 Дек 2013 03:42 #3 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 3-4/79
Глава 3
Дверь в комнату семнадцать оказалась закрыта. Джек в нерешительности остановился и уже поднял кулак, чтобы постучать, но потом ухватился за ручку. Это же его спальня, в конце концов. Он медленно толкнул дверь, открывая небольшую, почти без мебели комнату – поцарапанный комод, гнутая медная рама кровати и голый матрас, деревянный стол с маленькой настольной лампой – все залито тусклым серым светом из двух длинных высоких окон на дальней стене. Может, его соседа нет?
Джек шагнул внутрь и замер. Вся вторая половина комнаты была завешана огромными глянцевыми плакатами с изображениями почерневших от мороза листьев и деревьев, укрытых снегом, увядших цветов и бескрайних пустынь. На столе стояли несколько книг, пара оплавленных красных свечей и маленький череп какого-то животного. Джек не особо интересовался анатомией всякой фауны, но напоминало кошку, или енота, или маленького дракона – что-то с большими глазами и острыми зубами. На комоде обнаружился круглый аквариум – ни воды, ни рыбы – но дно было засыпано слоем мелкого белого песка. Кровать больше походила на гнездо из белых подушек и пледа коричневого, черного и золотого цветов, в центре всего этого сидел на корточках самый странный фэйри из всех, что когда-либо встречал Джек.
Волосы парня, добела обесцвеченные, длинные и прямые, закрывали лицо. На макушке уже виднелись темные корни – кажется, зеленые или голубые. Яркие бирюзовые глаза были подведены белым карандашом, отчего смуглая кожа казалась еще темнее, а губы его отливали лилово-голубым, точно как у замороженного трупа. Он был босой, в черных слаксах и красной рубашке, и сидел, подтянув колени к груди и обняв их руками. Красивое лицо было холодным и невыразительным, когда он, не мигая, уставился на Джека.
Громко сглотнув, Джек перешагнул наконец порог и закрыл за собой дверь.
- Привет, - сказал он. – Я Джек, твой новый сосед. – Фэйри продолжал смотреть на него. – Ладно, - кивнул Джек, поворачиваясь к своей половине комнаты. – Ну разве это не весело. – Он поставил чемодан на матрас и открыл защелки – звук разлетелся в тишине громким эхом. Гулкий стук его шагов, сухой скрип ящиков комода, точно ножом по тарелке, когда Джек убирал туда вещи. Он практически чувствовал на себе пристальный взгляд фэйри, складывая свои травы, мази, зелья, лосьоны, масла и чаи в верхний ящик.
Перед отъездом все флаконы и бутылки пришлось аккуратно запаковать в два слоя пергамента, и сейчас он разворачивал каждый, а смятая бумага шелестела и похрустывала. Джек вдруг понял, что никак не может расслабиться: голову он незаметно для себя напряженно втянул в плечи, а челюсть ныла – до того сильно он стискивал зубы. Это нечестно. Почему ему неуютно в собственной комнате? Может, и правда стоит поменяться с Айзери?
За спиной послышался тихий звук: приглушенное мычание и длинный выдох. Джек задвинул ящик и обернулся, его глаза расшились, когда он рассмотрел, чем занят фэйри. Тот вытянул ноги, раздвинул полы рубашки и теперь медленно вел по смуглой коже блестящим серебряным лезвием бритвы – вдоль неглубокого надреза выступили бусинки темно-красной крови. Джек хотел остановить его и уже шагнул к кровати, когда увидел другие: целый ряд тонких порезов вдоль левой половины груди. От почти заживших рубцов до новой ярко-розовой кожи и старых светлых шрамов. Он явно не первый день этим занимается.
Холодные, как драгоценные камни, глаза фэйри поднялись к лицу Джека, а потом он медленно поднес лезвие к губам и слизнул с него кровь. Джек с отвращением отвернулся.
- Эй, Майка. – Джек снова крутанулся, потому что распахнулась дверь и в комнату заглянул полуголый фэйри, - у тебя нет… - Высокий вторженец заметил Джека и замолчал – на лице появилось удивленное выражение, а потом улыбка. Его короткие похожие на перья волосы отливали лиловым, а поразительные лавандово-фиолетовые глаза подчеркивали густая черная подводка и блестящие золотые тени. Он был в одних расстегнутых джинсах, сливочно-бледная кожа лоснилась от пота у ключиц и внизу живота.
- Привет, - сказал фэйри, входя в комнату. – Ты, должно быть, новый сосед Майки. – Джек взглянул на фэйри на кровати – видимо, это и есть Майка. Тот стянул полы рубашки, пряча порезы. – Я Акитра.
- Джекил, - сказал Джек, протягивая ему руку. – Многие зовут меня Джек.
- Приятно познакомиться, Джек, - кивнул Акитра и поднял руку, но замешкался. – Ты эээ… оборотень, да?
- Маг, - поправил его Джек, и Акитра убрал руку.
- Не подумай, что я что-то имею против магов, - протянул Акитра с теплой улыбкой. – Я айнаван-ши.
- О. – Джек опустил руку. Фэйри похоти. Он слышал о таких – да и какой маг не слышал? – но никогда еще не встречал. – С… спасибо, что не стал до меня дотрагиваться, - пробормотал он, заикаясь, его сердце вдруг заколотилось. Маги черпали силу в эмоциях, как правило – в желании – а перед ним стояло создание, которое умело пробуждать его одним прикосновением. Если бы Акитра подпитывал его заклинания, кто знает, на что был бы способен Джек.
- О-о, знакомый взгляд, - внезапно заметил Акитра, криво ухмыльнувшись. – Я же говорил, нас, бедных фэйри похоти, никто не уважает, Майка. Маг смотрит на нас и видит лишь ходячую батарейку.
- Прости, - сказал Джек, его лицо покраснело от неловкости. – Я… я…
- Я просто пошутил, - сказал Акитра. – Я совсем не прочь помочь тебе с парочкой заклинаний. И правда, на что еще я могу сгодиться?
- Мало на что, - пробурчал Майка со своей кровати, голос его был таким же холодным, как и взгляд.
- Повтори, сладенький? – попросил Акитра, поворачиваясь к нему. – Ты сказал, что у тебя есть смазка и я могу ее позаимствовать?
Майка свирепо уставился на него.
- Ты прекрасно знаешь, что у меня ее нет, - бросил он.
- Знаю, - ответил Акитра с сияющей улыбкой, - просто подумал, что если у кого-то и может быть пылящаяся без дела смазка, так это у тебя.
- Пошел вон, - огрызнулся Майка и запустил в Акитру одной из своих белых подушек. Тот поймал ее и бросил обратно.
– Не так быстро. Это ведь и комната Джека тоже, а он говорит, я могу остаться. Так ведь, Джек?
- Я… я… эм…
- Видишь? – усмехнулся Акитра и повернулся обратно к Джеку. – Ты же маг… уверен, у тебя полно смазки. – Джек с трудом подавил рефлекс взглянуть на комод, куда сложил все запасы любриканта. – У меня даже есть… - Акитра порылся в кармане и вытащил горсть серебра. – Одиннадцать лаэнов, что скажешь? – Вообще-то, этого едва ли хватило бы и на стоимость сырья, не говоря уже о четырех часах, которые нужны, чтобы приготовить смазку, но Джек был не в настроении спорить.
Он шагнул к комоду и вытащил верхний ящик – сухое дерево скрипнуло.
- Знаешь, тут помогла бы свеча, - заметил Акитра, его тихий вкрадчивый голос почему-то оказался очень близко, дыхание защекотало ушную раковину. – Просто вотри в дерево немного воска. – Дрожащими руками Джек вытащил маленький флакончик увлажняющего геля и задвинул ящик с еще одним скрежещущим скрипом. Акитра отступил назад, стоило Джеку повернуться, на губах фэйри появилась игривая улыбка.
- Спасибо за совет, - сказал Джек хрипло, словно запыхавшись, и протянул тому флакон. – Вот. Можешь взять так.
- Как великодушно, - хмыкнул Акитра, снова оказываясь рядом. Джек отпрянул, прижавшись к комоду, и вдруг понял, что не может вздохнуть. Он был в ловушке. – Но я не против заплатить. Нет, я даже настаиваю, - сказал Акитра, протягивая руку и вжимая лаэны в ладонь Джека.
Джек охнул, все его тело вытянулось от напряжения, когда кожа фэйри соприкоснулась с его собственной. Ничто из того, что он слышал об айнаван-ши, и близко не могло описать то возбуждение, что резкой волной прокатилось по его жилам. Кожу начало покалывать, соски заныли, а брюки будто стали слишком узкими, оттого что кровь устремилась в пах.
- Ты в порядке? – самодовольно осклабился Акитра. - Выглядишь так, словно сейчас плюхнешься в обморок. – Он приложил тыльную сторону ладони ко лбу Джека, и тот вскрикнул – звук вышел каким-то задушенным и беспомощным. – Может, тебе лучше прилечь?
- Акитра, хватит, - вдруг послышалось с другой половины комнаты.
Тот оглянулся через плечо, и лицо его внезапно заледенело.
- Не лезь в мои дела, Майка, а я не стану лезть в твои, - сказал он. – Или хочешь, чтобы здешний шринк узнал о том, что ты снова себя режешь? – Майка сгорбился и крепче стянул полы рубашки, закрывая грудь. Его блестящие бирюзовые глаза остановились на Джеке – равнодушно-отрешенные – а потом он отвернулся. – Я так и думал. – Акитра снова перевел взгляд – темный и какой-то голодный – на Джека, красивое лицо сейчас почему-то пугало.
- Пожалуйста, - прошептал Джек, и Акитра снова улыбнулся.
– Не волнуйся, крошка-маг, я о тебе позабочусь, - пробормотал он, проводя пальцами по щеке Джека. Джек содрогнулся, ощутив, как налились тяжестью яички. – Думаешь, что вправе использовать мою силу в собственных целях, думаешь, что можешь купить мое согласие за флакон смазки, думаешь, ты такой особенный…
Акитра схватил его за руку чуть ниже рукава футболки и дернул на себя, ладонь второй руки легла Джеку на затылок, притягивая его к длинному, стройному телу фэйри. Джек вскрикнул и кончил – нет, не кончил. Это острое, напряженное мгновение перед разрядкой длилось и длилось, внутри что-то дрожало, Джека то обдавало холодом, то бросало в жар, член горел.
- Почувствуй желание, маг, - шептал Акитра ему в ухо. – Почувствуй, как магия жжется под твоей кожей, разрывает тебя на части, снедает волю, а потом скажи мне, кто тут сильнее. – Джек смотрел на него, приоткрыв рот и коротко и неглубоко дыша. В глазах начинало темнеть, словно он падал в глубокий колодец. Хватит, пожалуйста, умолял он, но голос не слушался, тело не отзывалось. Акитра посмотрел на него сверху вниз и улыбнулся, за его плечами появилось какое-то лавандовое сияние.
Крылья. Сотканные из света, они переливались и мерцали, кончики показались из-за головы Акитры – лиловый, голубой, черный и серебряный – тонкие, как слой инея на оконном стекле. Джек никогда еще не видел такой красоты.
- Хватит! – Джек охнул, потому что руки Акитры исчезли. Голова кружилась, споткнувшись, он налетел на край кровати, его колени подогнулись, и он опустился на холодный деревянный пол. Тяжело дыша – ныло все тело – он увидел, как Майка развернул Акитру на сто восемьдесят градусов и толкнул к двери. Тот оскалился и сжал кулаки, сияющие крылья вдруг стали какими-то остро-неровными, словно разбитое стекло, цвета сменились темно-фиолетовым и черным с кроваво-красными прожилками.
Майка вызверился на того, его рубашка распахнулась, открывая раны и шрамы.
- Убирайся из моей комнаты, - процедил он сквозь зубы.
- Или ты что сделаешь? – усмехнулся Акитра. – Ну же, принцесса, покажи мне свои крылышки.
Лицо Майки исказилось от боли и ярости, и он бросился на Акитру, придавив того к стене. Крылья Акитры, сплетенные из света, словно смешались с потрескавшейся выцветшей краской.
Он рассмеялся.
- Дерешься как человек. Выглядишь как человек. Да от тебя даже пахнет как от человека. Готов поспорить, трахаешься ты тоже, как они, засовывая член во все, что движется. Или ты любишь наоборот? Поэтому тебе так не терпится, чтобы я ушел – хочешь подставить магу задницу?
Майка с размаху ударил Акитру по лицу, так что тот стукнулся затылком о стену. Акитра не проронил ни звука, просто смотрел на Майку, прищурив глаза, пока из ноздри бежала кровь. Майка ударил его еще раз, разбив губу – кровь потекла уже на грудь.
- Ты жалок, - выплюнул Акитра, слова его прозвучали неразборчиво, потому что губы опухли. Фэйри взглянул на Джека, который все еще, съежившись, сидел на полу, и на его лице явственно проступило презрение. – Не думай, что это все, - сказал он и снова улыбнулся, хотя, наверное, это было чертовски больно. – Спасибо за смазку. – Он открыл дверь и вышел, его крылья растаяли, как дым на ветру. Майка захлопнул дверь за его спиной.

Глава 4
Джек облизнул губы, в голове все еще плыло, внутри все горело и плавилось, член, казалось, вот-вот взорвется. Это невыносимое ощущение, как будто сейчас кончишь, пошло на убыль, когда Акитра выпустил его, но стояло у Джека все равно дай бог, и он не мог найти силы подняться и что-нибудь со всем этим сделать.
Медленно развернувшись, Майка тяжело привалился к двери и осмотрел себя – его грудь была вся в крови, на красной рубашке проступили темные пятна. Не глядя на Джека, он подошел к своему комоду и, порывшись в одном из ящиков, достал белое чистое полотенце и бутылку с чем-то прозрачным – наверное, водой или спиртом.
- Сп-пасибо, - сказал Джек дрожащим голосом, - что ост-тановил его.
- Я сделал это не для тебя, - отозвался Майка, наливая немного жидкости на полотенце. Он прижал ткань к порезам и резко втянул сквозь зубы воздух. Спирт. Джек еще секунду посмотрел на него, а потом ухватился за изголовье кровати и подтянулся. Ноги были свинцовые и словно затекшие, а член неприятно натягивал джинсы. Нужно было срочно отдрочить. Еле двигаясь, Джек побрел к двери, но задумался.
- А он расскажет о…
- Скорее всего, - оборвал Майка, стирая липкую подсохшую кровь с живота. Джек понаблюдал за ним еще немного и ухватился за дверную ручку. Пожалуй, беседа со шринком этому психу не повредит.
- Я скоро вернусь, - сказал он непонятно зачем. Майке вряд ли есть до него дело.
- Если ты в душевую, лучше не стоит, - буркнул фэйри. – Одного парня вчера отчислили за то, что он там дрочил.
- Отчислили? – повторил Джек, - кто?
- Комендант.
- За мастурбацию? А он понимает, что мы, вообще-то, парни?
- Ей все равно, - ответил Майка. – В правилах говорится, никакого секса в публичных местах, а это общая душевая.
- Черт. – Плохо уже то, что его чуть не изнасиловал психованный фэйри, но теперь ему еще и придется «душить ужика» перед мистером Конгениальность. Год обещает быть долгим. – Эм, ты не против? – спросил Джек, делая шаг к своей кровати и расстегивая пуговицы на джинсах.
- Чувствуй себя как дома, - протянул Майка, бросая полотенце и направляясь к двери. – Я все равно собирался уходить. – Джек смотрел, как длинные, тонкие пальцы застегивают пуговицы рубашки, пряча шрамы.
- Подожди, - наконец сказал он, и Майка вскинул голову, выражение его глаз было жестким и опасным.
- И не мечтай, - выдавил он сквозь зубы. – Я не трахаю людей, и никто не трахает меня, уяснил?
- Это не… я не… - опять начал запинаться Джек, качая головой. – Я просто… Нарочно или нет, я благодарен за то, что ты остановил его так вовремя, и я подумал… Ну, я же маг и могу залечить те раны, если хочешь, чтобы у тебя не было проблем из-за Акитры. Если хочешь, - повторил Джек, потому что Майка уставился на него. Какое-то мгновение тот просто стоял, а потом опустил руки, оставив рубашку в покое.
- Ладно, - кивнул он и подошел к Джеку. – Давай скорее.
- Прости за вопрос, но… ты из каких фэйри? – спросил Джек, ему вдруг стало не по себе.
- Я не айнаван, - отозвался Майка.
Джек кивнул и, повернувшись к комоду, опять выдвинул скрипучий ящик. Он вытащил маленький флакончик геля с алоэ и тонкую кисточку из кроличьего меха. Это был инструмент художника, предназначенный для того, чтобы размазывать краску по холсту, но Джек до сих пор не нашел ничего лучше, чтобы наносить руны на человеческое тело. Алоэ особенно хорошо подходило для лечебных заклинаний, потому что обладало антисептическим и обезболивающим действием, а еще гель был достаточно густым, чтобы не потечь и не испортить руны.
- Может быть немного щекотно, - сказал Джек, окуная кончик кисти в гель. Он шагнул ближе и протянул руку, но Майка перехватил его запястье, сжав почти до боли.
- Я тоже читаю руны, - предупредил он. – Не пытайся выкидывать фортели.
- Хорошо, - согласился Джек и вырвался из рук этого параноика. И все еще называют магов слишком подозрительными.
Длинными аккуратными мазками Джек нарисовал исцеляющую руну на груди Майки, чуть пониже соска. Алоэ жирно блестело на темной бронзовой коже в сером свете, просачивающемся в окна. Глаза Джека словно сами собой скользнули по плоскому животу фэйри, задержавшись на штанге в пупке – из узкой дырочки выглядывал блестящий аметист – а потом ниже, к тонкой полоске голубо-зеленых волос над поясом слаксов. Член Джека дрогнул, и он отодвинулся от Майки, почему-то тяжело дыша.
- Классный пирсинг, - сказал он, отворачиваясь и откладывая гель и кисточку на комод. Черт, как же все болит. Точно ему съездили по яйцам. – Это… серебро?
- Сталь, - ответил Майка, и Джек нахмурился.
- Но это же… это же железо, - произнес он. – Разве оно вас не обжигает?
- Как огонь, - тихо отозвался фэйри. – Можешь быстрее? У меня вообще-то дела. – Джек в этом сильно сомневался, но все же спешно расстегнул молнию и высвободил ноющую плоть. Вытащив мятый платок из кармана, он вновь повернулся к Майке. Фэйри опустил глаза на член Джека и презрительно хмыкнул.
Джек почувствовал, как горят щеки.
- Что? – спросил он. – Теперь с моим членом что-то не так?
Майка поднял стылый взгляд к лицу Джека.
- Ничего, - сказал он. – Просто я забыл, какие они у вас толстые и примитивные. – Джек не нашел, что на такое ответить. Он никогда не видел членов фэйри, но теперь само собой задавался вопросом, как они выглядят, если его «толстый и примитивный». – Мне что, теперь нужно извиниться перед твоим членом? – ехидно поинтересовался Майка.
Джек многое мог вытерпеть, на многое мог не обратить внимания, особенно, если тот, кто испытывает его терпение, немного со сдвигом, как Майка, но Джек был всего лишь человеком. Он застыл, расправил плечи и посмотрел Майке в глаза.
- Хватит вести себя как настоящий засранец, - сказал он, стараясь не повышать голоса. – Я ничего тебе не сделал, так что перестань обращаться со мной так, будто все зло в твоей жизни – моя вина.
- Или что? – Майка угрожающе шагнул к нему.
- Или можешь сам залечивать свои гребаные порезы, - ответил Джек и отвернулся. Он чувствовал, что фэйри стоит за его спиной, но ему было плевать. Он провел ладонью по головке – уже скользкой и блестящей от смазки, а потом растер ее по древку, сжимая зубы, чтобы сдержать стон. Может, Майка и спас его от Акитры, но последний заявился сюда из-за самого Майки. Джек ничего ему не должен.
- Ну хорошо, - внезапно выдал тот. – Прости меня.
- Простить за что? – спросил Джек и оглянулся через плечо, обхватив член и делая несколько быстрых твердых движений рукой. Внутри поднималась дрожь, дыхание застряло в горле. Много времени ему не понадобится.
- Прости, что вел себя как засранец, - процедил Майка.
Джек кивнул:
- Извинения приняты. – Он неохотно отнял руку от члена и вытер о платок. – Стой на месте, - скомандовал он, прижимая ладонь к выведенным гелем рунам на груди Майки. Закрыв глаза, другой рукой Джек стал медленно ласкать себя – дразня нижнюю сторону члена, задевая чувствительное местечко под головкой. Он не обращал внимания на ноющую боль в яичках, дрожь в паху; главным был не пункт назначения, а само путешествие, и Джек как мог старался растянуть его. Майка удивленно охнул, и Джек распахнул глаза.
Его ладони светились. Удовольствие внутри него превращалось в магию, она собиралась в кончиках пальцев, отчего кожа его мерцала желто-зеленым. В голове все еще стоял туман и сосредоточиться не выходило, но Джек все равно попытался вычислить, сколько энергии понадобится на такие раны. Некоторые из них почти зажили сами, глубоких не было, а алоэ преумножит эффект – но всегда лучше перестраховаться.
Сдержав разочарованный стон, он поддел пальцем смазку, вновь выступившую из дырочки, и растер по головке. О Маэле, как же хотелось кончить. Еще совсем немного… Его член дрогнул, яички потяжелели, и Джек отдернул руку и затрясся всем телом, борясь с оргазмом. Оставшись без стимуляции, член пульсировал, ноющая боль внутри стала почти такой же, как от прикосновений Акитры.
Стиснув зубы, Джек направил энергию внутри себя в руку, лежавшую на груди Майки, когда вся ладонь полыхнула ярким желто-зеленым светом, его затопило облегчение. Этого должно быть достаточно. Медленно, глубоко вдохнув, Джек сфокусировал энергию на заклинании, а потом выдохнул, высвобождая магию. Алоэ вдруг стало холодным от текущей через него силы, Майка резко втянул в себя воздух. Они постояли пару мгновений – пальцы Джека все еще прижимались к теплой шелковистой коже фэйри, а потом он опустил руку.
- Все, - сказал он, окидывая взглядом едва заметные новые шрамы. Казалось, им много лет, а не несколько секунд. Застонав, он отвернулся, обхватил себя рукой, а другой подхватил платок, держа его наготове. Ему потребовалось всего несколько движений, прежде чем Джек кончил в смятую тряпицу. Задыхаясь и чувствуя, как кружится голова, он постоял минуту, дожидаясь, пока последние судороги наслаждения пройдут по его телу, а потом вытерся и спрятал обмякший член обратно в джинсы.
Когда он развернулся, Майка на своей половине комнаты рылся в ящиках комода. Он уже переодел рубашку – красная в пятнах крови валялась на полу, теперь на фэйри была черная облегающая футболка. Вытащив пару носков, Майка задвинул ящик и сел на край постели. Не зная, что говорить или делать, Джек просто стоял и смотрел, как тот надевает носки.
- Зачем ты это делаешь? – спросил он наконец, чувствуя, что заслужил хотя бы объяснение. – Зачем причиняешь себе боль?
- Не твое дело, - огрызнулся фэйри, вытягивая черные поношенные ботинки из-под кровати. Джек покачал головой и с досадой вздохнул. Повернувшись к своему чемодану, который все еще открытым лежал на матрасе, он вытащил набор простыней. Это не его дело, и он не забудет об этом в следующий раз, когда Майка порежет себя.
У Джека вдруг заурчало в животе – звук в тишине показался очень громким, точно напоминание о том, что завтрак его остался где-то в реке Нерриан. Он бросил простыни к изножью кровати и зарылся в чемодан, надеясь, что мама догадалась положить ему чего-нибудь съестного. Не повезло – хотя под подушкой он нашел конверт. Улыбнувшись, Джек вскрыл его и вытащил семейное фото: мать, отец и его младшая сестренка, Джианна. На обороте маминым ровным почерком была выведена дата съемки: сначала по вселенскому календарю – второе Фан’шаа, год 10.217, а потом по их собственному – двадцать четвертое ни ки Индриан, 3.439. И под этим: «Мы скучаем по тебе, сынок. Уверена, ты нас не подведешь. С любовью, мама».
Сморгнув слезы, Джек подошел к своему столу, выдвинул широкий низкий ящик и, положив туда снимок, закрыл. Он никогда еще не был так далеко от дома, и пройдут месяцы, прежде чем он сможет вернуться. Между ним и ничтожно-короткими осенними каникулами протянулось целое лето. На мгновение у него мелькнула мысль, не поздно ли сесть на паром до Брэверн ри Мааса и улететь обратно в столицу. Ему хотелось домой.
- Это твоя семья? – внезапно спросил Майка.
Джек поглядел на него – тот стоял у кровати, засунув руки в карманы – и отвернулся.
- Отвали, - сказал он, принимаясь вновь разбирать вещи. Последнее, что ему нужно, так это чтобы Майка начал ерничать из-за того, что он держит в столе семейное фото. Секунду спустя Джек услышал, как Майка пересек комнату и открылась дверь. «Попутного ветра», - подумал он, прижимая руку к животу, который снова низко забурчал. Он ждал, когда дверь захлопнется, но в конце концов все-таки не удержался и обернулся. Майка стоял в проеме, наблюдая за ним, лицо его было таким же выразительным, как у мертвеца.
Джек открыл было рот, чтобы послать фэйри далеко и надолго, но Майка опередил его:
- Столовая в конце коридора – через двойные двери, большое серое здание в конце крытой галереи. Обед подают с одиннадцати до двух. – С этими словами он вышел в коридор и закрыл за собой дверь.
Джек повернулся обратно к чемодану, медленно провел ладонями по потрескавшейся коже, а потом закрыл его на защелки и запихнул под кровать.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, AleksM, пастельныйхудожник, Alegoriya, Norda, Mirina, zet01, Ekaterina111, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА, novanat

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:29 - 29 Дек 2013 03:43 #4 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 5-6/79
Глава 5
Джек вошел в столовую – здесь стоял гул голосов, и восхитительно пахло пекущимся хлебом и поджаривающимся мясом. За длинными столами маленькими группками сидели студенты: смеялись и ждали обед. Джек оглядел зал, тщетно пытаясь отыскать хоть одно знакомое лицо, но в конечном итоге просто сел в конце стола, где не было людей. Большие медные часы на стене показывали без двадцати одиннадцать, и Джек вздохнул – в животе опять заурчало.
- Привет. - Джек вздрогнул – рядом с ним на скамейку плюхнулся какой-то парень, его короткие волосы были красно-оранжевыми, а глаза светились как угли. Маг огня. Наверняка. Рыжий улыбнулся и протянул руку. – Я Зэйден.
- Джекил, - сказал Джек, пожав ее. – Приятно познакомиться.
- Мне тоже, - кивнул тот. – Мне показалось, тебе тут одиноко. Ты маг земли, да? – Джек кивнул, и Зэйден ткнул большим пальцем себе в грудь. – Маг огня. Там, на пароме, это меня рвало рядом с тобой. – Теперь Джек узнал в нем парня, который чуть не сбил его с ног, рванув к перилам. Зэйден взглянул на часы и вздохнул. – Хорошо бы, они открывали кухню чуточку пораньше, хотя бы в первый день. Умираю с голоду. По крайней мере здесь еда хорошая.
- Ты уже ел здесь? – спросил Джек.
Зэйден кивнул:
- Я второкурсник. А ты из новеньких? – Джек кивнул. – Я так и подумал. И как тебе АУ?
Джек открыл рот, потом закрыл.
- Университет очень красивый, - сказал он наконец. - А вот многие здешние студенты – к ним надо привыкнуть.
Зэйден расхохотался.
- Похоже, тебе не повезло с соседом. Кто это?
- Да все нормально, - сказал Джек, покачав головой. – Я просто… он фэйри по имени Майка…
- Можешь не продолжать. – Зэйден мрачно улыбнулся. – Майка… у него проблемы, но он неплохой парень. А его друга Акитру ты встречал?
- Они друзья? – хмыкнул Джек. – Мне так не показалось.
- Фэйри странные, - ответил Зэйден, пожав плечами. – Осторожнее с Акитрой, он…
- Айнаван-ши, знаю, - перебил Джек, подавив дрожь. – Он не слишком любит магов, да?
- Это еще слабо сказано, - кивнул Зэйден. – Если он перестарается, можно написать на него жалобу за домогательства, но обычно он не трогает тех, кто к нему не лезет. – Зэйден снова посмотрел на часы, потом на сервировочную стойку в конце зала – длинное окно было все еще закрыто. – Черт, не уверен, что продержусь еще четверть часа… О, а вот парень, которого стоит пожалеть. – Он показал на двери, в которые только что вошел Айзери. – Он из комнаты напротив, его сосед – этот мудак-акула Чариас.
- Я его встречал, - отозвался Джек, наблюдая, как Айзери идет через зал и тоже садится в одиночестве.
- Кого? – спросил Зэйден. – Акулу или фэйри?
- Вообще-то, обоих, но я говорил о Чариасе.
- Да, он тот еще перец, - сказал Зэйден, снова качая головой. – По-моему, это его седьмой год здесь, но я не уверен.
- Он что, такой тупой или дело не в этом?
Зэйден рассмеялся.
- Нет, он даст фору большинству здешних профессоров, но постоянно проваливает экзамены, потому что не умеет играть в команде. Кооперация и взаимодействие для него понятия незнакомые.
- Тогда я, пожалуй, тоже постараюсь держаться от него подальше, - сказал Джек, поднимаясь со скамейки. – Рад был поболтать, Зэйден.
- Я тоже, Джекил, - улыбнулся тот. – Может, как-нибудь еще… встретимся.
- Конечно, - кивнул Джек. – Можно позаниматься или сделать домашнюю работу…
- Ага… домашнюю работу, - повторил Зэйден, слегка нахмурившись. – Вообще-то… я думал, мы могли бы заняться сексом.
Онемев, Джек вскинул брови. Маги просто не бывают столь прямодушны. Для них важны власть, умение управлять другими, их жизнь похожа на танец лжи и одолжений. Он давно это понял – играй по правилам или тебе тут ловить нечего. Так что за игру затеял Зэйден?
Подождав секунду, тот встал – лицо его залилось краской.
- П-прости, - пробормотал он. – Иногда я говорю, не подумав. Забудь, что я сказал. – Он уже собирался уйти, но Джек схватил его за руку. Зэйден повернулся, на его лице появилось хмурое обеспокоенное выражение, будто он ждал, что Джек его ударит.
- Все нормально, - сказал Джек, отпустив его руку. – Ты просто застал меня врасплох. Никогда не встречал столь прямолинейных магов.
Зэйден улыбнулся от явного облегчения.
- Обычно мы сборище ублюдков с садистскими наклонностями, да? – Джек засмеялся и кивнул. – Я пытался быть таким, - продолжил Зэйден. – В школе приходилось особенно хреново, потому что я старался играть по правилам и героически провалился. Во мне просто нет этого инстинкта, политической смекалки. Все знали это и этим пользовались. Так что теперь я даже не пытаюсь. – Он протянул руку и заправил выбившуюся прядь каштановых волос Джеку за ухо. – Разве тебе не хочется хотя бы раз подойти к парню и сказать «Привет, по-моему, ты классный. Можно я тебе отсосу?» без всяких хождений вокруг да около?
- Да, было бы здорово, - усмехнулся Джек.
Зэйден снова нахмурился:
- Ты имеешь в виду «Да, было бы здорово сказать такое», или «Да, было бы здорово, если бы ты мне отсосал», потому что не хочу опять что-то неправильно понять.
Мгновение Джек просто смотрел на него, потом улыбнулся и покачал головой:
- И то, и другое, но я хотел сказать, что было бы здорово хоть иногда не играть в игры. Поговорим потом, хорошо?
- По рукам, - ответил Зэйден, подмигнул ему и расплылся в широкой улыбке.
Джек торопливо пошел к столу Айзери, стараясь держаться подальше от других студентов. Айзери больше не было видно, но окно выдачи только-только открылось, так что Джек сомневался, что тот мог уже уйти. У самого конца стола он умудрился не заметить чью-то школьную сумку на полу и зацепил ее ногой.
Несколько книг и ручек разлетелись по полу.
- Черт, - выругался Джек, садясь на корточки и собирая вещи. Кто-то подбежал с другого края стола – Джек вскинул голову: какой-то парень опустился на колени и стал подбирать разбросанные книжки, золотисто-каштановые волосы упали на глаза. – Это твоя сумка? – спросил Джек, протягивая ему книгу и две ручки.
- Да, прости, - сказал тот, потупив взгляд. – Не стоило мне бросать ее тут. Ты не ушибся?
- Нет, я в порядке, - ответил Джек, подняв последнюю книгу, и взглянул на название. «Динамика стаи: как найти свое место». Джек протянул книгу парню, подметив шрам от укуса у того на предплечье, розовый и неровный – ему явно было не больше пары лет. – Прости, что разбросал твои вещи. Нужно было смотреть, куда иду.
- Это я виноват, - сказал оборотень, запихивая последние ручки в сумку и вставая на ноги.
Джек поднялся и протянул тому руку:
- Я Джекил. Многие зовут меня Джек.
- Я Мунсингер. – Он посмотрел на руку Джека, но дотрагиваться до нее не стал. – Извини, что задержал. Мне пора. – Он развернулся и пошел к большой группе на другом конце стола. Наверняка одни оборотни. Мунсингер сказал что-то, и несколько из них посмотрели в сторону Джека. Пожав плечами, он уже было собрался идти дальше, но проход перегородил высокий, хмурый бугай с кожей цвета темного шоколада. Он был выбрит наголо, карие глаза, сверху вниз смотревшие на Джека, грозно сощурились, а руки он сложил на груди.
- Эмм, привет, - произнес Джек, отступая на шаг. Парень придвинулся ближе, убрал руки с груди и навис над Джеком.
- Здешние веры под моей защитой, маг, и если я увижу, что ты пристаешь еще хоть к кому-то, то я тебе руки оторву, усек?
- Я к нему не приставал. – Джек напрягся. – Я споткнулся о его сумку и помог ему собрать вещи. А теперь я буду очень признателен, если ты свалишь с дороги. – Долгое мгновение ни один из них не двигался с места.
- Я знаю таких, как ты, - выдавил парень сквозь зубы. – Мы вам не домашние животные.
- Я не знаю, кто тебя задел, - отозвался Джек, - но это был не я. – Тот наконец выпрямился и прошел мимо, направившись к той же группе оборотней в конце стола. Джек выдохнул – он даже не заметил, когда успел задержать дыхание.
Он не понимал, с чего этот парень так разозлился, пока не услышал слова о домашних животных. В некоторых мирах, особенно в тех, где прочно обосновались Охотники, оборотень мог чувствовать себя в безопасности, только если был чьей-то собственностью. И как правило, деньги и сила, чтобы держать у себя веров, находились именно у магов. Джек не спорил, среди них попадались жестокие садисты – плата за близкое общение с магией – но он не такой, и ему не нравилось, когда кто-то за глаза приписывал его к их числу.

Глава 6
Внезапно загудел итэликанский колокол, его глубокий, звучный звон разлетелся с колокольни по всему городку. Он еще не затих, а почти все в столовой выстроились вдоль северной стены, сервировочная стойка оказалась заставлена подносами, полными сэндвичей и куриных крылышек, тарелок с супом и пастой и стаканов с молоком и соком. Джек и те, кто также не успел среагировать – видимо, тоже первокурсники – направились в конец очереди.
- Джек! – На середине очереди обнаружился махавший ему рукой Айзери. – Иди сюда, я занял за тебя. – Парень, стоявший за Айзери, что-то пробурчал – Джек не разобрал слов, но Айзери развернулся и смерил того тяжелым взглядом. Мгновение спустя Айзери уже снова повернулся к Джеку и впихнул его перед собой. Парень за ними промолчал. – Так ты познакомился с соседом? – спросил Айзери.
Джек застонал:
- По сравнению с ним Чариас – просто солнечный лучик. Когда я вошел, он… А вон и он, кстати… Какого хрена? – Майка шел через зал, а рядом с ним, с разбитой губой и синяком на лице, шагал Акитра, он что-то говорил и ухмылялся, а Майка, не высовывая рук из карманов, не обращал на него внимания.
- Фэйри? – спросил Айзери. – Который из них? Потому что, по-моему, высокий – это айнаван.
- Угу, - подтвердил Джек, следя, как они идут мимо к концу очереди. – Мой сосед – тот, что с белыми волосами.
- Да, сразу видно, что душа компании, - заметил Айзери и шутливо пихнул Джека в спину. – Может, уговорим его поменяться со мной?
- Было бы здорово, - рассмеялся Джек. – Сам попросишь? – Айзери передернулся. – Я так и понял. – Джек глянул в конец стойки на Майку, который стоял, прислонившись к стене и уставившись в пол, в то время как Акитра продолжал болтать. – Какого черта они делают вместе?
- Кто?
- Эти двое. Меньше часа назад они готовы были друг другу горло перегрызть.
Айзери пожал плечами.
- Многие фэйри такие. Они предпочитают подобные союзы дружбе, и если ты один из них, то следуешь политике «прости и забудь». А если нет, то лучше смотри в оба – мало кто бывает мстительнее фэйри.
- Но ты не такой, как я понимаю? – спросил Джек, переступив на полшага вперед – очередь наконец-то начала двигаться.
– Я фей, - напомнил ему Айзери. – У фей свои нормы поведения. Например, мы куда лояльнее относимся к другим видам. – Он ухмыльнулся Джеку. – А еще мы не умеем долго таить злобу. Перейдешь дорогу фею, и тебе в кровать подкинут что-нибудь склизкое и холодное, тем и отделаешься. Ненависть требует слишком много сил.
- Я запомню, - усмехнулся Джек. Очередь продолжала медленно ползти вперед, вкусные запахи с кухни дразнили его пустой желудок. Он оглянулся. – Ты что будешь?
- Не знаю, - пожал плечами Айзери. – Решу, когда… - Его перебил внезапный взрыв улюлюканья и свиста с дальнего конца зала.
Джек оглянулся и вскинул брови, увидев, кто идет по проходу между столами. Серая кожа, длинные ноги в бирюзовых чулках и на высоких шпильках, короткая юбка из белой джинсы, какая-то неуместная на узких квадратных бедрах, как и бирюзовый лифчик с прозрачно-белой безрукавкой на почти плоской груди. Явно из фей, объект всеобщего внимания продефилировал вдоль очереди – бирюзовые с серебристыми и золотыми прожилками волосы до пояса, светло-аквамариновые глаза, густо подведенные темным сине-зеленым карандашом, и губы ярко-красного цвета.
- Я думал, этот университет только для парней, - заметил Джек, возвращаясь взглядом к Айзери. – Айзери? – Того за ним не оказалось.
- Тшш, я тут. – Джек повернулся и увидел, что серебристоволосый фей прячется между ним и стеной.
- Что ты…
- Я знаю этого парня, - сказал тот, высунувшись из-за плеча Джека, прежде чем снова встать в очередь. – Ходили с ним в одну школу. Он довольно милый, не пойми меня неправильно, но он не понимает, что такое личное пространство. Он… какой-то липкий, к тому же не мой тип. Я люблю, чтобы у девушек было все на месте, если ты понимаешь, о чем я.
- Понимаю, - согласился Джек. – Так у тебя есть девушка?
Айзери пренебрежительно хмыкнул:
- Ты правда думаешь, что найдется такая, что станет встречаться с фэйри погоды, который не умеет с этой погодой управляться?
- Да ладно, - отмахнулся Джек. – Разве это так важно?
- Ты удивишься, - ответил Айзери, опустив плечи. – Статус фэйри в обществе определяется не землями, не образованием, не деньгами и не цветом кожи, а нашими крыльями – они как визуальное изображение нашей волшебной силы. Фэйри, который не может заставить свои крылья проявиться, все равно что человек. Без обид.
- Договорились, - кивнул Джек. – А твои крылья?..
- О, я не калека, если ты об этом, - пояснил Айзери. – Они просто… - Он замолчал и покачал головой. – Я как-нибудь тебе покажу. Это сложно объяснить. А что насчет тебя? Есть девушка? Или… парень?
Джек рассмеялся:
- В данный момент нет, хотя были и те, и другие. С последним мы расстались несколько месяцев назад, и я решил, что отношения на расстоянии все равно не по мне. К тому же, начать учебу в университете с чистого листа – это ведь неплохо, а? – Он ухмыльнулся.
- Наверное, - согласился Айзери, хмуро кивнув. – Если бы у тебя дома кто-то остался, а в эти двери сейчас вошла бы твоя истинная любовь, что бы ты делал? – Оба в ожидании уставились через весь зал на вход в столовую.
- Может, мне суждено быть одному, - предположил Джек. – Какой-то мудрый фэйри как-то сказал «Терпение –…», нет, открываются. – Джек застонал, потому что в дверях появился Чариас, его светлые волосы были заплетены в косу, на лице застыло привычно хмурое выражение.
Айзери расхохотался:
– Видишь, я был прав – нам нужно поменяться. Как еще ты собираешься покорять акулье сердце?
- У акул их нет, - сказал Джек, наблюдая за Чариасом. – Они сочли сердца слишком тяжелым бременем и скинули их в пропасть… - Он вдруг понял, что Айзери смотрит на него растерянно. – Извини, - смутился он, слегка покраснев. – Это просто история, которую бабушка рассказывала нам с сестрой.
- В самом деле? Я люблю истории, - улыбнулся Айзери, явно ожидая продолжения.
Джек вздохнул:
– Ну, после того как акулы выбросили свои сердца, Маэле, человеческий бог жизни и любви, оскорбился за то, что его величайший дар оказался отвергнут, поэтому его сестра, Шиин, богиня смерти и разрушения, поклялась, что ни одна акула без сердца не получит ее величайший дар – смерть. Акулы ничуть не расстроились… поначалу, но со временем они старели и калечились, становясь слишком слабыми и увечными, чтобы плавать, и тогда они погружались в глубину, на темное морское дно, и их агония длилась вечно.
- Ваша бабушка хотела, чтобы вам снились кошмары? – спросил Айзери с кривой ухмылкой.
Джек пожал плечами и продолжил:
- В общем, через какое-то время Маэле стало жаль акул, и он решил, если хотя бы одна из них примет новое сердце, попросить Шиин позволить страдающим умереть. Однако сердце, которое он предлагал, было непростым, а великим и ужасным творением, дарующим владельцу истинное бессмертие ценой того, что его эмоции обострялись тем сильнее, чем больше становилось в море акул. Ненависть в тысячу раз чернее, горе в десять тысяч раз безнадежнее, любовь в миллион раз глубже, чем сумеет выдержать хоть одно живое существо.
- Нехило, - прошептал Айзери. – И что, кто-то из них его принял?
- Поначалу нет, - сказал Джек, сдерживая улыбку – фей ловил каждое его слово, широко распахнув завораживающие синие глаза. – У них ведь не было сердец, и ни одна из них не желала давать другим то, в чем ей будет всегда отказано. Наконец один из акул подплыл к Маэле и взял его подарок. После Маэле спросил его почему, и акула ответил, что боится смерти, что видел, как темнота заволакивает глаза его добычи, чувствовал, как жизнь покидает их тела, и ему плевать, даже если придется отправить в холодную пропасть всех остальных акул, он хочет быть бессмертным.
- Эгоистичный мудак, - заметил Айзери.
- О, он свое получит, не волнуйся, - ответил Джек. – Шли годы, море было милостиво к акулам, и их число росло, как и сила бессмертного сердца того акулы. И так уж вышло, что он влюбился. Из всех морских созданий в самку голубого кита. Первое время она его боялась. Акулы часто убивали и ели китов, но он был настойчив и заслужил ее доверие… и любовь.
- О-о, - сказал Айзери, - по-моему, я понимаю, к чему все идет.
Джек кивнул:
- Однажды на кита напали и убили, и сердце акулы преисполнилось такой боли, что он стал желать смерти. Он даже искал ее. И не раз. Он бросался на острые коралловые рифы, плавал над подводными вулканами, извергающими воду во много раз горячее кипятка, он выкидывался на берег, позволяя песку забиваться в жабры, а солнцу обжигать его кожу, но он был бессмертным в самом прямом смысле этого слова. Он не мог умереть. Поэтому он сделал единственное, что могло облегчить боль в его сердце – начал убивать других акул.
- Потому что из-за них его эмоции усиливались, - кивнул Айзери. – А что сделали другие акулы?
- А что они могли сделать? – спросил Джек. – Как остановить пятидесятифутовую1 бессмертную машину для убийств, у которой разбито сердце?
- Что ты сказал?
Вздрогнув от звука низкого монотонного голоса, Джек обернулся и увидел всего в нескольких футах от себя Чариаса. Джек нахмурился.
- Я говорил не с тобой, - пояснил он и уже начал поворачиваться обратно к Айзери, но большая сильная рука ухватила его за плечо и выдернула из очереди. Пустые безжизненные черные глаза – акульи глаза – буравили его, мрачный веракула угрожающе навис над ним, и сердце Джека бешено застучало.
- Что ты сказал? – повторил Чариас сквозь зубы. – Ты назвал меня машиной для убийств?
- Нет, - покачал головой Джек. – Я п-просто рассказывал ему ист-торию.
- Какие-то проблемы, мистер Чариас? – Акула застыл и, выпустив руку Джека, отступил на шаг, потому что к ним, засунув руки в карманы серых слаксов, подошел профессор Дарк. Никто не назвал бы его фигуру внушительной – худой и усталый, с седеющими волосами и в очках, наверное, по возрасту он годился Джеку в дедушки, – но его появление мгновенно заставило Чариаса отстать.
- Нет, профессор, - ответил тот, - никаких проблем.
- Хорошо, - сказал профессор Дарк, бросая взгляд на Джека и кивком предлагая ему вернуться в очередь. – Если вы не слишком заняты, я хотел бы пригласить вас на пару слов.
- Да, профессор, - отозвался Чариас, еще раз окидывая Джека холодными глазами, прежде чем последовать за Дарком из столовой.
Джек проводил его взглядом, а потом облегченно вздохнул:
– Да уж, это было… Айзери? – Тот опять куда-то пропал.
Фей с застенчивой улыбкой высунулся из-за других студентов.
- Прости, - сказал он. – Не могу позволить себе его злить. Еще ненароком перережет мне во сне горло.
- Он может сделать это и так, - заметил Джек, потирая плечо, там, где в кожу впивались пальцы Чариаса. – Ты не храпишь?
- Я… - угольно-черная кожа Айзери побледнела, став пепельно-серой. – По-моему, нет. Черт, Джек, а что если храплю?
- Я пошутил. – Хотя если быть честным, он не знал наверняка. Очередь сдвинулась вперед – и они наконец-то оказались у окна выдачи. Джек схватил пластиковый поднос и весь его заставил, взяв курицу, пасту, картофельное пюре, золотистый горошек, стакан виноградного сока и вазочку какого-то ярко-зеленого желейного десерта, который сунул ему Айзери. Они заняли два места в конце пустого стола, и несколько минут единственными звуками, нарушавшими молчание, были звон приборов по тарелкам и довольное сопение.
- Так… - начал наконец Айзери, несмотря на набитый салатом с пастой рот, - чем заканчивается та история?
- Это и был конец, - ответил Джек. – Бессмертная акула с разбитым сердцем плавает по морю, убивает других акул, когда их становится слишком много, и непрерывно ищет способ умереть.
- Это грустно. – Айзери покачал головой.
- Мне казалось, ты назвал его эгоистичным мудаком, - засмеялся Джек.
- Да, но… мне кажется, страдать вечно – это перебор, а тебе?
- Это же всего лишь история, - пожал плечами Джек. – Бабушка просто пыталась удержать нас дома, чтобы мы не выходили в море на дедушкиной рыбацкой лодке, когда гостили у них летом.
- И как, сработало?
Джек ухмыльнулся в стакан с соком.
- А ты как думаешь? Я хотел увидеть бессмертную акулу. Правда меня все время тошнило – именно тогда все и стали подозревать, что я маг. Все-таки наследственность. Мой двоюродный прадед был магом воды.
- О, он тоже здесь учился?
Джек покачал головой:
- Мои предки тогда были фермерами на какой-то захолустной планетке. Ему пришлось податься в ученики. По-моему, сейчас у него магазин магических товаров или что-то в этом роде.
- Звучит довольно… скучно, - сказал Айзери. – А ты когда-нибудь встречал его?
- Нет, и, если честно, не горю желанием. Дедушка говорит, что он придурок.
- Хотелось бы мне отделаться от необходимости навещать родственников просто потому, что они придурки, - засмеялся Айзери. – Я бы тогда со всей семьей больше не виделся.
__________
1 50 футов - примерно 15 метров.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, AleksM, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:34 - 29 Дек 2013 03:44 #5 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 7-8/79
Глава 7
Сидя на краешке кровати, Джек натянул туфли и взглянул на Майку – все еще в трусах и футболке, в которых спал, тот просто валялся поверх одеяла и пялился в потолок.
- У тебя разве нет занятий? – наконец не выдержал Джек, поднимаясь на ноги и хватая сумку, висевшую в изножье. – Сегодня первый день все-таки.
- Ты в мои мамочки записался? – огрызнулся Майка, не отрывая глаз от потолка.
Джек вздохнул, покачав головой, закинул сумку на плечо и вышел из комнаты. Последние два дня нельзя было назвать совсем адом, но все-таки... Майка с ним почти не разговаривал, веракула при случайных встречах бросал на него убийственные взгляды, а туман ни разу так и не рассеялся.
Если уж на то пошло, то он стал даже гуще, когда Джек вышел из общаги в сквер. Он едва различал двери здания Пасален, где проводились почти все занятия. У него только гербализм шел где-то еще, кажется, в оранжерее в северной части комплекса.
Джек привык всегда приходить раньше, так что по дороге к аудитории сто семьдесят на первое занятие в Алирравудском университете – языки 101 – в коридорах ему почти никто не встретился. Он остановился у двери, чтобы вытереть потные ладони о джинсы. Языки никак нельзя было назвать его сильной стороной. Он бегло говорил на алау, родном языке его матери, немного знал тирранийский и еще меньше дрекан, вот, пожалуй, и все. Сейчас он не мог вспомнить даже названия двух других самых распространенных языков во Вселенной. Глубоко вдохнув, он потянул дверь на себя и шагнул внутрь.
Видимо, не он один любил приходить заранее. Почти половина мест была уже занята. Он спускался по ступенькам амфитеатра, поглядывая по сторонам в поисках знакомых лиц. Вчера они с Айзери сравнили свои расписания – единственным общим предметом был вампиры 101 по вечерам после ужина – так что он знал, что того тут нет, но Джека ждал приятный сюрприз:
- Джекил, сюда! – Джек улыбнулся, увидев Зэйдена, который звал его с правой стороны от прохода, в шестом ряду снизу. – Слава богам, ты здесь, - вздохнул Зэйден, когда Джек упал на сидение рядом с ним. – Пихнешь меня, если я начну храпеть.
- Я так понимаю, лингвистика – не твой конек, - со смешком заключил Джек. – И не мой. Видимо, нам все-таки придется учиться.
Зэйден застонал:
- Ненавижу учебу. Эй, придумал – давай после каждого сданного теста будем трахаться до посинения? Знаешь, такой стимул… - Он замолк, яркие мерцающие оранжевым глаза потемнели, лицо нахмурилось. – Прости, я опять это сделал.
- Да все в порядке, - успокоил его Джек, но Зэйден покачал головой.
- Нет, не в порядке. Иногда я говорю идиотские вещи. Я ужасный маг.
- Ну и что, что ты не интриган и не подлец, - пожал плечом Джек. – Разве это плохо? Мне нравится знать, что ты не воткнешь нож мне в спину при первой возможности.
Зэйден посмотрел на него, а потом хихикнул:
- Да, наверное. Просто хотелось бы, чтобы и другие думали так же, как и ты, а не считали меня идиотом.
- Плевать на таких, - отрезал Джек. – Не позволяй им…
- Экхем. – Тихое покашливание снизу не повлекло за собой моментальной тишины, но один за другим студенты понимали, что пара началась, и постепенно замолкали. Разговоры прервались, беспокойное постукивание ног прекратилось, перемешанные бумаги оказались забыты, когда профессор, хромая, вышел в центр аудитории – яркий свет ламп был неумолим и безжалостен.
Белый грифлиан с головой и крыльями орла и кошачьими лапами, телом и хвостом, он явно был когда-то ранен, левый бок от плеча до бедра покрывали ожоги, левое крыло и передняя лапа выше колена были ампутированы. Охваченный смесью восхищения и отвращения, Джек не мог оторвать взгляд от толстых рваных шрамов, «украшавших» бок грифа. Зарубцевавшуюся плоть было тяжело восстановить, но возможно, если у мага достаточно сил и опыта.
- Благодарю за внимание, - сказал тот, большие золотистые глаза скользнули по рядам. – Я дакан Сашенти. Для тех из вас, кто не знаком с астанико, дакан – мой титул, Сашенти – имя. Вы, конечно, можете обращаться ко мне просто профессор. – Он остановился – цепкие глаза, казалось, пробежались по всем лицам в аудитории. Джек перехватил пронзительный взгляд и почувствовал, как волосы на затылке встают дыбом.
- Каждый год, - продолжил профессор, - я люблю начинать, задавая студентам вопрос, который у всех на устах: какие пять языков самые распространенные во вселенной? – Он снова сделал паузу, словно чего-то ждал, а потом хрипло рассмеялся. - Никто никогда не смеется над этой шуткой, - посокрушался он. – Семнадцать лет – и никто. – Прихрамывая, он шагнул ближе, и Джек увидел, что несколько парней в первом ряду едва заметно отпрянули. Впрочем, их не за что винить – зрелище было не для слабонервных.
- Вот что бывает, если подраться с трехтысячелетним змеевидным драконом, - произнес дакан Сашенти, поведя уцелевшим крылом. Многих перьев на нем не было. – Какие-нибудь вопросы? – Все молчали. – Тогда надеюсь больше не поднимать эту тему. Вы здесь, чтобы узнать о пяти основных языках: алау, тирранийском, астанико, лидедданском и дрекан. – Джек заметил, что на названии дракорского языка у грифа слегка изменился тон. Дрэки и грифы были смертельными врагами, дела обстояли даже хуже, чем у двух враждующих грифлианских рас: Белокрылых и Черношерстных. Именно поэтому большинство цивилизованных миров позиционировали себя как дружественные либо к грифам, либо к дрэкам, но никогда и к тем, и к другим.
- Вдобавок, - продолжал дакан Сашенти, - вы познакомитесь с таким количеством второстепенных языков, которое только получится втиснуть в программу этого триместра: сарнель, ардейский, английский, макиран, испанский, фугаша, рукаан… - Снова едва заметное отвращение в голосе. Профессор по-птичьи склонил голову набок и махнул культей лапы куда-то на верхние ряды. – Да, у вас какой-то вопрос?
Джек обернулся на поднявшего руку парня с короткими торчащими черными волосами и пирсингом в брови. Тот облизнул губы, окинув взглядом места под собой, словно только сейчас понял, что теперь все смотрят на него.
- Профессор, а мы должны выучить все эти языки? – спросил он.
Гриф усмехнулся, перья на его макушке встопорщились, так что он стал чем-то неуловимо похож на парня, задавшего вопрос.
- Я бы не стал ожидать такого даже от своих собратьев, - сказал он. – Этот предмет нужен лишь для того, чтобы вы могли составить общее представление и в будущем при выборе нового языка принять верное решение. А теперь, если вы собираетесь записывать, самое время приготовиться.
Джек вытащил из сумки тетрадь и ручку.
- Ну, - подытожил он, - все не так плохо, как казалось. Предвижу в будущем много сданных тестов. А ты, Зэйден? – Он посмотрел на огненного мага, тот сидел, опустив подбородок на грудь. Джек вздохнул.
Когда дакан Сашенти всех отпустил, Джек стал складывать вещи обратно в сумку, в то время как Зэйден потирал заспанные глаза и с хрустом потягивался.
- Я пропустил что-нибудь важное? – осведомился он.
- У меня есть конспект, - отозвался Джек, поднимаясь с сидения и закидывая сумку на плечо. – Ты собираешься каждый день спать на этой лекции?
- Прости, - покаялся Зэйден, хватая кожаный рюкзак и взбегая вслед за Джеком по ступенькам. – У меня была тяжелая ночь. Мой сосед со своим бойфрендом-вампиром почти до рассвета не давали мне спать. – Он передернулся. – Терпеть не могу вампиров. А ты?
- Никогда их не встречал, - ответил Джек, пожав плечами, когда они вышли в длинный коридор, ведущий к оранжереям. – Может, составлю мнение после вечерней лекции о вампирах. Ты сейчас куда?
- На гербализм, - вздохнул Зэйден.
- Я тоже, но… разве это не из занятий 101?
- Ага, - выдал Зэйден со смущенной улыбкой. – В прошлом году я не сдал. Я не самый хороший студент.
- В самом деле? – спросил Джек, пытаясь не показать сарказма. – Ну, надеюсь, ты станешь стараться, потому что я уже предвкушаю, как мы будем сексом отмечать сданные экзамены.
- Правда? – Зэйден ухмыльнулся. – А я уже боялся, что ты для меня слишком хорош. – Джек рассмеялся. – Нет, правда, ты симпатичный, умный и дружелюбный, а я просто неудачник и болтун.
- Ты не неудачник и не болтун, - возразил Джек, замедляя шаг, потому что они вышли из аудиторий и приблизились к преподавательскому зданию. Внутри не оказалось никого, кроме них с Зэйденом и целого ряда портретов на стене. На большинстве были изображены мрачные пожилые мужчины или нестареющие фэйри, изредка мелькали женские лица или грифлианы, Джек даже заметил одного атэнца и селки. – Кто все эти люди? – спросил он, понизив голос, который эхом разлетелся по длинному коридору.
- Учителя, - сказал Зэйден, хватая Джека за руку. – Идем, я хочу кое-что показать тебе до начала лекции.
- Где пожар? – усмехнулся Джек, когда Зэйден практически потащил его за собой. – У нас почти пятнадцать минут. – Зэйден лишь улыбнулся. Они вырвались через двойные двери в холодное облако тумана – он висел в воздухе, молчаливый и неподвижный, все деревья и кусты поблизости казались лишь темными бесформенными пятнами. Зэйден сошел с дорожки на влажную траву и направился вдоль стены здания прочь от оранжерей к…
- Зэйден, что это? – спросил Джек, оглядываясь. Не считая каменной стены, ни черта не было видно. Он затормозил, сопротивляясь тянущему его огненному магу, и крепко стиснул ладонь Зэйдена. – Куда мы идем?
Зэйден остановился и обернулся – на его лице явно читалась обида.
- Думаешь, я затащу тебя в туман и брошу? – уточнил он, делая шаг к Джеку и бросая рюкзак на траву. Джек открыл рот – ему не понравилось то, что он собирался сказать – и закрыл его снова. Да, именно так он и подумал. Он ведь маг, в конце концов, он привык иметь дело с магами, которые ведут себя как маги. – Джек, я просто не хотел, чтобы нас кто-нибудь увидел.
- Увидел… - Зэйден заткнул его нежным, почти нерешительным поцелуем. Теплые ладони обхватили лицо Джека, пальцы зарылись в его волосы. Джек, задыхаясь, отстранился и уставился в яркие мерцающие глаза Зэйдена – в глубине их плясало пламя. – Ты что, серьезно? – прошептал он. Зэйден только ухмыльнулся и поцеловал его снова, теперь уже более уверенно, его губы раздвинулись, уговаривая Джека открыть рот, язык скользнул внутрь.
От него тянуло костром, тем диким странно свежим запахом, который после каждого похода с семьей в горы мог держаться на одежде Джека по несколько дней. Застонав, Джек скинул сумку, одной рукой обнял Зэйдена за талию, притягивая того к себе, а другую запуская в волосы на его затылке. Великий Маэле, как же хорошо, он был таким теплым и нетерпеливым в руках Джека.
Внезапно Зэйден шагнул еще ближе и толкнул Джека спиной к стене. Джек задрожал – холод забрался под куртку, камни за спиной были жесткими и неуступчивыми. Губы Зэйдена скользнули вниз по его горлу, обжигая остывшую кожу, царапая зубами. Джек ахнул и сжал пальцы в волосах Зэйдена.
- Нам лучше остановиться, - задыхаясь, прохрипел он. – Ты слишком… - Тот потерся пахом о член Джека. – О, черт, Зэйден… нам пора на лекцию.
- Еще две минуты, - прошептал Зэйден ему на ухо, гладя его грудь, лаская соски сквозь мягкую ткань футболки.
- Я не могу идти на гербализм с эрекцией, - сказал Джек, стискивая зубы и хватая Зэйдена за плечи, чтобы оттолкнуть. Тот поднял голову и, скользнув ладонями к поясу джинсов Джека, нащупал пуговицу.
- Я об этом позабочусь, - еле слышно произнес он, касаясь губами губ Джека. Не говоря больше ни слова, он сел на одно колено, расстегнул молнию и одной рукой вытащил член Джека на холодный влажный воздух.
Джек задрожал, а потом застонал, потому что горячий влажный рот Зэйдена обхватил член. Поначалу слабо, а потом все увеличивая давление, Зэйден сосал и лизал, водя языком по чувствительному местечку под головкой.
Бедра Джека дернулись сами собой, и он толкнулся в рот Зэйдена.
- Прости, - выдохнул он, но тот лишь крепче ухватил его за бедра, явно предлагая повторить. Дыхание Джека зачастило, а яички налились тяжестью – Зэйден застонал, туго сжимая губы на стволе, когда Джек начал трахать его в рот. – Зэй… о, черт… я уже почти, Зэй.
Зэйден стиснул бедра Джека, вжимая его в стену, удерживая на месте, у Джека вырвался задушенный всхлип, когда Зэйден выпустил его член изо рта. Зэйден улыбнулся, а потом пощекотал языком головку, слизывая мутную каплю со смуглой кожи Джека.
- Это плохо, если я хочу, чтобы ты кончил мне в рот? – спросил он, холодя дыханием мокрый член Джека. Джек вздрогнул, потому что от холода возбуждение резко спало, член пытался спрятаться в тепле джинсов. – Упс, нет уж, такого мы допустить никак не можем, - заметил Зэйден, обхватив его горячей рукой и осторожно возвращая в нужное состояние. Светящиеся оранжевые глаза выжидающе заглядывали в лицо Джека.
- Я… я здоров, если ты об этом, - покачал он головой. – Я чист, но… тебе необязательно…
- Я не о том, - сказал Зэйден, краснея. – Я имел в виду, не испортится ли твое мнение обо мне, оттого что я хочу, чтобы ты кончил мне в рот?
- О! – Джек поднял брови. – Нет, я не стану думать о тебе хуже. Наоборот, по-моему, это здорово. - Зэйден снова улыбнулся.
- По-моему, тоже. Но я знал парней, которые считали это омерзительным… - Звук со стороны оранжерей заставил их обоих обернуться, и Джек с ужасом увидел, как из тумана проступает чья-то фигура. Никакого секса в публичных местах. Его исключат.

Глава 8
- Майка, - с облегчением выдохнул он, когда футах в десяти от них появился депрессивный фэйри, холодные сине-зеленые глаза смотрели на них с Зэйденом сквозь занавес выбеленных волос. На мгновение они с Джеком уставились друг на друга. – Хорошо, что ты наконец-то встал, - заметил Джек. Майка не ответил, и он почувствовал, что ему становится совсем не по себе. Вообще-то, зрители его не пугали, но было что-то жуткое в том, как его сверлили глаза фэйри.
- Чем можем помочь? – поинтересовался наконец Джек. – Хочешь фото на память? – Майка нахмурился и, крутанувшись на пятках, пошел прочь. Через пару секунд его поглотил туман. – Дерьмо, - простонал Джек, отталкиваясь от стены, - нужно линять, пока он никому не сказал.
- Он нас не выдаст, - отмахнулся Зэйден, прижимая ладонь к животу Джека и притискивая его обратно к стене. – Ведь если выдаст, ничто не помешает тебе рассказать о том, что он снова себя резал. Или думаешь, чем он с утра занимался?
- Да, но…
- Просто расслабься, Джек, - улыбнулся Зэйден. – Я знаю Майку, он никому ничего не скажет.
Дальнейшие возражения так и не сорвались с губ Джека, потому что Зэйден продолжил ему отсасывать, теперь уже не дразня – от каждого движения языка и рук по телу разбегались мурашки удовольствия. Джек охнул и, не сдержав стон, кончил Зэйдену в рот.
Тот отстранился – струйка семени потекла по его подбородку – и сглотнул.
- Ты вкусный, - облизнулся он. Джек потянулся в карман за платком, чтобы вытереться, но Зэйден наклонил к нему голову и вылизал дочиста. – Пошли, - скомандовал он и, ухватившись за локоть Джека, поднялся на ноги, - а то опоздаем.
- А как же ты? – удивился Джек, заправляя член в трусы и спешно застегивая молнию, когда Зэйден поднял рюкзак и быстрым шагом направился к главному корпусу. Зэйден притормозил и с улыбкой подождал, пока Джек поравняется с ним.
- Мне нравится чувство предвкушения, - ухмыльнулся он, взяв Джека за руку, и они побежали к дорожке, которая вела к четырем огромным оранжереям, где шел гербализм. Когда они приблизились к первому зданию, Зэйден замедлил шаг и поглядел на Джека. – Все же хорошо? Ну то есть, я ведь не профукал нашу дружбу, а?
Джек засмеялся и покачал головой.
- Нет, Зэйден, все в порядке. Если, конечно, нас не исключат. – Тот фыркнул и стиснул ладонь Джека, прежде чем выпустить ее и потянуть на себя дверь оранжереи, матовое стекло покрывали капли. Когда Джек вошел внутрь, в лицо пахнуло влажным теплом – в оранжерее было градусов на пятнадцать больше, чем на улице. Уже через несколько секунд он весь вспотел. Бросив сумку на твердую землю под ногами, он окинул взглядом обстановку и стянул куртку.
Всего в здании обнаружилось около двух десятков студентов – большинство группами по двое-трое сидели за низким рабочим столом, заставленным горшками, садовой утварью и саженцами. На одной из стен висели планки с крючками, уже полными сумок и курток, и Джек пихнул Зэйдена локтем, прежде чем пойти повесить свои вещи.
- Почему здесь так светло? – спросил Джек, прищурившись, разглядывая потолок. Зэйден показал куда-то, и Джек, заслонив глаза ладонью, увидел под потолком сияющую, точно маленькое солнце, сферу. Ближе к центру оранжереи была еще одна, а в конце – третья. – А… ну это все объясняет.
– В месте, где никогда не светит солнце, все выкручиваются как могут.
- Я думал, это просто легенда, - сказал Джек.
- Та, что про девчонку, которая прокляла универ? Наверное, но за весь прошлый год я не помню ни одного дня, чтобы солнце хотя бы выглянуло, так что… - Он пожал плечами и повесил свое длинное, красное пальто рядом с курткой Джека.
Они подошли к столу – Зэйден поднял грязный торфяной горшок и стал крутить в руках, пока Джек рассматривал разнообразные травы и цветы перед ними.
Базилик, розмарин, лаванда, шалфей и чабрец – их легко узнать, рядом стояли корзинки с клубнями ирисов и луковицами гиацинтов. Плоский поднос с геранью Роберта закрывали высокие стебли аниса и фенхеля, по длинному бамбуковому трельяжу вились сразу несколько видов ипомеи, глицинии, марх’лазани и пассифлоры. Крохотный ферокактус делил ванночку, полную песка и камней, с алоэ, мускусной розой, реджисетом и денежным деревом. В конце стола стояло несколько старых чанов с пресной водой, в которых плавали бледный водокрас, нежная стыдливая мимоза и эйхорния. И это только то, что Джек узнал.
- Итак, мои дорогие, подойдите все сюда, и мы сможем начать. – Джек обернулся и увидел говорившего всего в нескольких футах от себя – зеленоволосый фэйри больше походил на студента, чем на преподавателя. – Я профессор Циката, - представился он, сверкнув ярко-зелеными, как весенняя листва или молодая трава, глазами. – У многих из вас этот курс идет весь год – гербализм 101, 111 и 121, так что лучше вам запастись кремом от загара. Эти шары, - он показал на потолок, - источники естественного солнечного света, который есть в любом месте планеты, кроме этого. – Несколько студентов усмехнулись, но Джек заметил, что многие обеспокоенно нахмурились.
- В этом триместре, - продолжал профессор, - мы сосредоточимся на лечебных травах. Все вы получите оценки как за знания, так и за их практическое применение, так что да, на моих занятиях придется запачкаться. Я предоставлю вам все необходимое для травяного сада. И не волнуйтесь, чтобы вырастить шалфей или лаванду, не нужно быть садовым фэйри или магом земли. Никакой магии, никаких «легких рук», только навык, который без особого труда может развить каждый. А теперь… - Он хлопнул в ладоши. – Приступим.
Джек взглянул на Зэйдена.
- По-моему, звучит интересно, - улыбнулся он.
- О, да, - ответил Зэйден без особого энтузиазма. – Обожаю копаться в грязи.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, AleksM, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:36 - 29 Дек 2013 03:45 #6 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 9-10/79
Глава 9
После гербализма Джек и Зэйден побрели обратно к зданию Пасален, снова завернувшись в теплые вещи, потому что в воздухе все так же облаком висел туман.
- Что у тебя сейчас? – спросил Зэйден, вытягивая свое расписание из кармана. – У меня… курс продвинутого компьютерного программирования – это на втором этаже.
- Продвинутого? – переспросил Джек, роясь в кармане. – Как парень, который не может сдать гербализм, попал на курс продвинутого программирования?
- Я хорошо разбираюсь в компах, - сказал Зэйден, в голосе его прозвучала обида. – У каждого своя специальность, ты же знаешь.
- Знаю, - кивнул Джек. – Я не хотел тебя задеть. – Он придержал перед Зэйденом дверь и шагнул вслед за ним в длинный коридор, который шел вдоль преподавательских апартаментов к лабораторным и лекционным аудиториям. – У меня следующим конструктивное взаимодействие, что бы это ни было.
- О, а какое? У меня в прошлом году был курс по отношениям магов и фэйри.
- По-моему… маги и оборотни.
- Угу, слышал, что занятия интересные. Хотя группка веров пытается сделать так, чтобы курс запретили, потому что он «пропагандирует порабощение оборотней». Видимо, они не рады, что мы, маги, спасаем их пушистые задницы от Охотников.
- Думаю, они не рады, что «мы, маги», считаем их своей собственностью, - поправил его Джек.
Зэйден взглянул на него, выгнув бровь.
- Так ты на их стороне?
- Я ни на чьей стороне, - ответил Джек, качая головой. – Я просто их понимаю. На нашей планете ничего такого никогда не было. Правда там не так много оборотней, и они стараются не высовываться и не лезть в чужие дела. Не понимаю, зачем вообще нужна такая система.
- Вот для этого и существует данный курс, - ответил Зэйден. Они добрались до лестницы, и он уже начал подниматься, но остановился. – У тебя же сегодня вечером лекция о вампирах, так? – Джек кивнул. – Аудитория там, - сказал Зэйден, показав через перила на тускло освещенные ступеньки, уходящие в темноту. – Я уйму времени убил, пока нашел. Еще увидимся. – Он помахал рукой и побежал наверх.
Джек поправил лямку сумки на плече и пошел дальше по коридору к сто десятой аудитории – она оказалась гораздо меньше других, напоминая школьный класс, где у него когда-то шли занятия по литературе. На стене висела серая доска с надписью «Добро пожаловать» на пяти разных языках. Ну, вернее – Джек предположил, что это именно приветствие. Он знал только два из них и догадывался о третьем. В зале в семь рядов стояли неудобные металлические столы, исцарапанную поверхность покрывали многочисленные импровизированные художества и надписи.
Джек осмотрелся, разглядывая студентов, которые уже заняли места, и сразу понял, что все они разделились на две группы. Средний ряд был абсолютно пуст. Те, что сидели справа, тихо переговаривались, неловко поглядывая на парней слева, который делали то же самое. Не зная, куда сесть, Джек медленно вошел в аудиторию, пытаясь выяснить, кто есть кто.
Фэйри среди студентов не было, только маги и оборотни, наверное, десятка по два, и почти все они сейчас наблюдали, как он тщится понять, куда сесть. Он уже хотел плюнуть и занять место посередине, когда наконец заметил знакомое лицо. За последним столом правого ряда, уставившись в страницы «Динамики Стаи», сидел тот вер, о сумку которого он споткнулся в первый день. Джек молча плюхнулся на левый ряд и вытащил тетрадь, чтобы записать то, что запомнил на гербализме.
Он как раз заканчивал, когда в аудиторию вошел профессор – черные брюки и бледно-зеленая рубашка, длинные черные волосы, заплетенные в косу. Он мог бы сойти за фэйри, но зеленые глаза были немного чересчур нормальными, чересчур человеческими.
- Добрый день, - сказал он, голос у него оказался на удивление глубоким и звучным. Джек даже заподозрил магическое усиление, хотя кто его знает. – Я профессор Амариллис Дэй, и это обязательный курс по конструктивному взаимодействию. Я понимаю, что вы не сами его выбрали, уверен, некоторые из вас не станут это скрывать. Как, впрочем, и всегда.
Джек проследил за взглядом профессора и понял, что смотрит на Чариаса, акула с ничего не выражающим лицом развалился на стуле, не сводя глаз с профессора Дэя. Тот отвернулся первым.
- Ну что ж, давайте начнем? Если пришли все, то у нас должно быть равное количество магов и веров. – Он повернулся и поднял со своего стола две тряпичные сумки – красную и синюю, - студенты в зале зашептались, поняв, что сейчас будет.
Джек окинул взглядом лица оборотней, думая, кто же из них окажется с ним в паре, и остановился на Чариасе. Маэле упаси, кто угодно, только не он. Джек вдруг обнаружил, что смотрит прямо в черные акульи глаза, проваливаясь в темную глубину. Он отвернулся, но слишком поздно – Чариас заметил, что Джек на него пялился.
Профессор Дэй обошел аудиторию, протягивая синюю сумку магам, а красную – оборотням. Джек запустил руку внутрь и вытащил гладкий синий камень с высеченной на нем цифрой шесть. Когда все разжились номерами, профессор Дэй бросил пустые сумки обратно на стол и сунул руки в карманы.
- Отлично, игра проста – найдите вашего партнера. Это также тренировка общения, так что вы не должны никому показывать свой номер. А теперь вставайте, общайтесь, знакомьтесь. – Его слова были встречены недовольным шепотом и ворчанием, но студенты неохотно поднялись со своих мест и пошли «общаться».
Джек побродил среди других, прислушиваясь, не промелькнет ли в разговорах номер шесть, и незаметно оказался рядом с соломенноволосым вером из столовой. А это было бы не так уж плохо.
- Привет опять, - поздоровался Джек, парень искоса посмотрел на него и снова опустил глаза. – Я Джек. Мы не так давно уже встречались.
- Помню, - сказал вер. – Я Мунсингер.
- Знаю, - кивнул Джек, хоть и забыл. – Ты, случайно, не номер шесть?
Мунсингер покачал головой:
- Двадцать два.
- Проклятье, - выругался Джек и вздохнул. – Но все равно было приятно поговорить.
- Мне тоже, - ответил Мунсингер, и Джек двинулся дальше. Он попытал счастья с каштанововолосым кучерявым парнем, у кого на левой руке не хватало нескольких пальцев, а потом с еще одним – с красивой татуировкой в виде волка на затылке. Джек подчеркнуто обходил Чариаса стороной, хотя, когда он закончил говорить с парнем с тату, этот говнюк опять зловеще навис над ним. Те, кто нашел партнеров, сели на места, чтобы не мешать другим ходить между столами.
- Я номер шесть, - едва заметный голос с другой половины зала, но Джек услышал и пошел на звук. – Эй, что ты… - Джек резко остановился, потому что Чариас сгреб парня за ворот рубашки и, отобрав у того камень, что-то прорычал, а потом отпустил, сунув свой камень в ладонь испуганного вера. Джек лишь огорошенно смотрел, как Чариас приближается к нему.
- Привет, партнер, - оскалился акула, поднимая парный красный камень.
- Так нельзя, - наконец обрел дар речи Джек.
- Да неужели? – отозвался Чариас. – И кто же меня остановит?
Джек посмотрел на него еще мгновение, а потом развернулся и подошел к профессору Дэю.
- Профессор, - позвал он. – Чариас сжульничал. Он обменялся камнями с другим.
Тот вздохнул и направился мимо Джека к Чариасу.
- Мистер Чариас, это так? Вы правда поменяли камни? – Тот ничего не сказал, только медленно покачал головой, не спуская равнодушного, безжизненного взгляда с профессора. Профессор Дэй повернулся обратно к Джеку. – С кем?
Джек показал на бледного блондина, наблюдавшего за ними с соседнего ряда. Профессор отошел поговорить с ним, а Джек повернулся к Чариасу.
- С чего тебе так захотелось быть со мной в паре? – спросил он. Пустые глаза впились в его лицо, но Джек поборол желание опустить голову.
– Любишь истории, Джек? – поинтересовался Чариас. – Я знаю одну про напыщенного первокурсника, который завалил конструктивное взаимодействие, потому что не смог поладить со своим партнером – безмозглой машиной для убийств.
- Повторяю, - процедил Джек. – Я говорил не о тебе.
- Я единственная акула здесь, - парировал Чариас, почти не шевеля губами.
- Но не единственная во Вселенной, - возмутился Джек и шагнул в сторону, потому что вернулся хмурый профессор Дэй.
– Он говорит, что они с мистер Чариасом не менялись, - сказал профессор. – Может, вы ошиблись? – Джек открыл было рот, чтобы возразить, но профессор Дэй бросил на него усталый, почти умоляющий взгляд, и Джек закрыл его. – Я понимаю, что с ним… нелегко найти общий язык, и я приму это во внимание. Но это предмет, обучающий взаимодействию, так что мне нужно видеть, что вы стараетесь, чем бы ни занимался он. Хорошо?
Джек вздохнул.
- Хорошо, профессор. – Дэй вернулся к доске, а Джек сел на ближайшее пустое место, не обращая внимания на Чариаса, который скользнул за соседний стол.
- Теперь, когда все распределились, - профессор Дэй поднял пустые сумки и пошел между рядами, собирая камни, - я хотел бы начать с краткой характеристики магов и оборотней.
Джек вытащил из сумки тетрадь и открыл на пустой странице. Чариас откинулся на спинку стула и вытянул ноги по бокам от стола.
- Маги, - продолжал профессор, - это люди со способностью генерировать магическую энергию и управлять ею. Это можно было бы назвать генетической особенностью, но магонесущий ген или сиквенс генов так и не выявлены. Маги черпают силу в эмоциях. Наиболее продуктивны первичные эмоции: ярость, ужас, горе, похоть – хотя любую эмоцию можно превратить в энергию. – Джек рассеянно вывел в правом верхнем углу листа свое имя, дожидаясь, когда услышит что-то новое.
- Так если ты говорил не обо мне, - внезапно начал Чариас, монотонный голос был едва слышен, - то о ком?
- Отстань от меня, - пробурчал Джек. – Я записываю.
- Ты и так это знаешь, - возразил акула.
Джек раздраженно вздохнул и посмотрел на того.
- Я говорил о бессмертной, мифической акуле. Не о тебе. Не о твоих друзьях. Не о твоей маме. А теперь оставь меня в покое. – Джек повернулся обратно к профессору, в ожидании втянув голову в плечи, но, видимо, Чариасу больше нечего было сказать.

Глава 10
- Помимо собственной силы, - говорил профессор Дэй, - маг может пользоваться источником потусторонней энергии. Обычно это называется высшей магией и бывает опасно для слабого или неопытного мага. Если маг не сможет контролировать высшую магию, магия начнет контролировать его, разъедая душу, пока ничего не останется. Поэтому у большинства магов есть кто-то, у кого они вытягивают энергию для своих заклинаний без необходимости обращаться к источнику непостоянной высшей магии – раб, помощник, любовник…
- Домашний любимец, - подхватил кто-то с задних рядов.
Профессор Дэй на мгновение осекся, а потом расправил плечи и присел на край одного из пустых столов.
– Последнее время я много слышал о проблемах «домашних любимцев», - сказал он. – Слышал, что некоторые даже хотят добиться упразднения этого курса. – Послышался согласный шепот, Джек увидел, как несколько парней кивнули. – Думаю, эти люди упускают главное. Система существует, и, вычеркнув этот предмет из алирравудского учебного плана, они ничего не изменят, просто многие из вас окажутся не готовы столкнуться с действительностью.
- То есть мы все должны научиться быть послушными маленькими щеночками, вы так считаете? – Джек оглянулся на говорившего – это оказался тот парень с татуировкой на затылке.
- Я считаю, что вы должны знать свои права и обязанности, если когда-нибудь попадете в подобное положение, - ответил профессор. – А учитывая, что сорок два процента из всех известных миров поддерживают эту систему, вероятнее всего многие – если не все – из вас обязательно в нем окажутся. Да, не все маги – хорошие люди. Но и с оборотнями так же. И вам не нужно соглашаться с системой – я, например, с ней не согласен – но вы должны ее знать, просто на всякий случай, - пояснил профессор. Он замолчал, окинув глазами комнату, а потом встал. – А теперь вернемся к нашему уроку…
- Еще одно, профессор, - перебил парень с тату. – А вы кто?
- Что, простите? – выгнул бровь профессор Дэй.
- Ну, вы один из нас… или один из них? – Вер кивнул на сидящего рядом с ним мага.
- А как вы думаете? – спросил профессор, возвращаясь в начало аудитории. – Поднимите руки, кто считает, что я маг? – Джек помешкал, а потом поднял вместе с большинством магов и несколькими верами. – Хорошо, а теперь, кто считает, что вер? – Другая половина студентов подняла руки. Джек заметил, что Чариас не голосовал. На его лице застыло выражение бесконечной скуки. – И все вы угадали, - слабо улыбнулся профессор. – Вы все правы. А теперь вернемся к…
- Погодите минутку, - прервал его парень с одного из первых столов. – Я думал, что нельзя быть сразу и магом, и вером, дух не позволяет использовать магию.
- В самом деле? - хмыкнул профессор Дэй. Он не шевельнулся, но в аудитории вдруг поднялся сильный ветер, взъерошив всем волосы – страницы тетради Джека громко захлопали. – Дух оборотня меняет тело носителя на молекулярном уровне, позволяя физической форме перетекать из одной в другую. Из-за этих изменений магу трудно вызывать и контролировать магию. Приходится учиться заново, и это непросто. Меня укусили семь лет назад, и я так и не восстановил ту силу, что была у меня когда-то.
- Разве вас это не злит? – поинтересовался кто-то с задних рядов.
– Не особо, - пожал плечами профессор Дэй. – Мне нравится думать, что взамен я получил кое-что не менее ценное. – Несколько оборотней кивнули, несколько улыбнулись. Джек подумал, что, если быть вером так здорово, то он, наверное, чего-то в этой жизни не понимает. А потом взглянул на Чариаса – безжизненное лицо, холодные глаза – и передернулся. - Ну хватит обо мне, - сказал профессор Дэй. – Теперь о верах: они результат соединения оборотнического духа и смертной души. Любое живое существо может стать вером, однако неразумные виды редко выживают во время превращения и с трудом приспосабливаются к новой ситуации. Хотя, - он прислонился к столу, - я как-то видел самку лося, на которую, видимо, напал вервольф. Она была растеряна и сбита с толку, пряталась невдалеке от стада коров. Кончилось тем, что она подошла к стаду, превратилась в волка и убила теленка. В тот момент дух волка был сильнее носителя.
В случае с разумными видами носитель обычно сохраняет контроль, он сам выбирает, когда ему перекидываться, и умеет подавлять животные инстинкты в своей звериной форме. Невежды часто полагают, что веры становятся животными, теряя способность мыслить разумно. Это не так. Мы просто меняем форму, сознание остается тем же. Еще одно расхожее заблуждение – то, что веры с маленькими мозгами делаются тупыми, любой вер, имеющий небольшую вторую форму, скажет вам, что это неправда, хотя никто и не знает почему.
Верами становятся двумя способами: если вас укусит другой вер и если вас выберет оставшийся без носителя дух умершего вера. Лучший пример – садоводство. Если вас укусили – это как отрезать черенок от старого растения, посадить его в отдельный горшок и ждать, когда он пустит корни. А если выбрали – это все равно что взять уже зрелое растение из одного горшка и просто пересадить в другой.
Остаток занятия Джек неустанно строчил, записав кучу информации об оборотнях. Когда профессор Дэй наконец отпустил их на ланч, Джек запихнул тетрадь в сумку и направился к двери, чтобы сбежать от Чариаса. Он уже вышел в коридор, когда сильная рука схватила его за плечо и развернула.
- Откуда ты знаешь эту историю? – Чариас не разжимал пальцев.
– Мне ее рассказала бабушка, - ответил Джек, делая шаг назад. – Я понятия не имею, где она ее услышала, но если у тебя есть знакомый некромант, можем выкопать ее и спросить. Что-нибудь еще? – Акула еще раз смерил его тусклыми черными глазами, а потом покачал головой. – Отлично. Прости, что я помянул эту историю. Я ничего не имею против акул. Ничего не имею против оборотней. И ничего не имею против тебя, так что, прошу, не надо мешать мне учиться. – Джек развернулся и пошел прочь, напряженно ожидая, что его вот-вот опять задержат, но, к своему удивлению, до конца коридора ему удалось добраться без приключений. У дверей он остановился и оглянулся. Чариаса нигде не было видно.
Джек перебежал через туманный сквер к столовой, окинул глазами столы и медленно двигающуюся очередь к окну выдачи, пытаясь отыскать темную кожу и серебряные волосы Айзери. Но ни у кого не было такой блестящей гривы, точно из лунного света, видно, Айзери еще не пришел. Встав в очередь, Джек стал следить за всеми тремя главными входами, чтобы не пропустить появление друга.
С подносом в руке он уже искал свободное место, когда синеглазый фей наконец-то объявился.
- Ты где был? – спросил Джек, ставя поднос на пустой дальний конец стола.
Айзери застонал и рухнул на скамейку.
- Ты не поверишь, что случилось, - сказал он, протягивая руку и хватая горсть картошки с тарелки Джека. – Я пришел в общагу, чтобы оставить тетрадь по математическому анализу и взять ту, что по биологии (потому что таскать обе слишком тяжело), а кто-то поймал маленькую голубую песчаную акулу – фута два с половиной, может, три – и пришпилил ее ножом к моей двери.
- Ты серьезно? – Джек шутливо хлопнул Айзери по пальцам, когда тот снова потянулся за картошкой. – Возьми себе сам.
- Сейчас. Я не закончил – дальше больше. Я иду, чтобы снять эту воняющую рыбой тушу, и вдруг из ниоткуда появляется мой сосед и притискивает меня к стене. Он решил, что это сделал я, и думаю, он бы меня прикончил, если б не удалось убедить его в обратном. Я еле доставал до ножа. Кто бы ни вбил его, он должен быть таким же высоким, как этот...
- И что он сделал?
- Сорвал акулу и ушел. Думаю, он знает, кто это был – ну, то есть понятно же, что это его пытались спровоцировать.
- Да, пожалуй, - кивнул Джек, оглядываясь через плечо. – Лучше иди возьми ланч, пока очередь короткая.
- Уже. Сейчас вернусь. – Джек проводил его взглядом, а, повернувшись, увидел напротив себя Акитру.
Фиолетовоглазый фэйри ухмылялся – синяки на левой щеке и под губой почти сошли.
- Привет, сладенький. – Акитра потянулся и взял несколько картофелин с его подноса. Джек спрятал руки под стол и выпрямил спину, не спуская взгляда с длинных изящных пальцев фэйри. – Ну, как первый день учебы? Профессора тебя не слишком обижают?
- Все нормально, - буркнул Джек. – Чего ты хочешь?
- Чего я хочу? – повторил Акитра и, сняв верхнюю булочку с его гамбургера, выбрал все соленые огурцы, а потом положил ее на место. – Я хочу знать, зачем ты связался с этим грязным фей-боем. Лучше пойдем посидим со мной и Майкой. Если, конечно… - Он прикрыл усмешку ладонью. – Если, конечно, тебя не смущает то, что он видел, как эта красноволосая шлюшка полировала тебе шары. – Джек закоченел, стиснув лежащие на коленях руки в кулаки. – Не стоит, эта дешевка падает на колени всякий раз, как слышит вжик молнии. Это не твоя вина. Ну же, пошли, пока не вернулся этот фей.
- «Этот фей» - мой друг, - сквозь зубы проговорил Джек, - и я всегда предпочту общество Зэйдена твоему. А теперь проваливай, а то я напишу на тебя жалобу.
Акитра поднялся из-за стола, продолжая самодовольно ухмыляться, но глаза его стали жесткими и холодными, точно аметисты.
– Повежливее со мной, маг, если не хочешь постоянно оглядываться в душе. – Он вдруг положил ладони по обе стороны от подноса Джека и наклонился вперед, оказавшись всего в нескольких дюймах от его лица. Джек почувствовал запах соленых огурцов. – Думаешь, в первый день все было плохо, погоди, пока я прижму тебя к стене, когда между нами не останется ничего, кроме мыльной пены. Ты будешь умолять, чтобы я тебя трахнул. – Так же неожиданно он выпрямился и направился в другой конец зала, оставив дрожащего и задыхающегося Джека одного.
Он вздрогнул, когда Айзери поставил свой поднос на стол и медленно опустился на скамью.
- Что ему было нужно? – спросил тот.
Джек заставил себя глубоко вздохнуть, прежде чем ответить.
- Ничего, - сказал он. – Он просто любит портить другим жизнь. Так… - Он протянул руку и стащил горсть картошки у Айзери. – Знаешь, что твой сосед выкинул на конструктивном взаимодействии?
Айзери застонал.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, AleksM, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:41 - 29 Дек 2013 03:46 #7 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 11-12/79
Глава 11
- Увидимся за ужином, - крикнул Джек, останавливаясь у двери класса химии и провожая глазами спину Айзери, который пошел дальше по коридору на биологию. Грязный фей-бой. Слова Акитры крутились в голове, вызывая тошноту. И плевать, из каких фэйри он сам, он не имеет права никого так называть, тем более Айзери.
Распахнув дверь, Джек шагнул в аудиторию и осмотрелся. Вместо одиночных парт тут были рабочие столы, поцарапанные и покрытые пятнами, по бокам от них друг напротив друга стояли высокие табуреты. Примерно половина уже оказалась занята.
- Входите и садитесь, - произнес кто-то – видимо, преподаватель, хотя того нигде не было видно. – Тот, с кем вы сядете, станет вашим партнером в этом триместре, так что выбирайте тщательно. Мне не нравится, если люди начинают пересаживаться, когда я уже распределил инвентарь. – Голос доносился откуда-то с задней части зала, и, идя по проходу между столами, Джек наконец заметил мужчину в плотном кожаном фартуке и запачканных защитных очках – тот мыл пробирки и колбы в одной из больших раковин у дальней стены.
Найдя решение этой загадки, Джек принялся искать место. Несколько столов оставались свободными, но сесть и ждать, пока кто-то выберет тебя… Джек не решился искушать судьбу. Сомнительно, конечно, что Акитра или Чариас окажутся на Общей Химии, но он не хотел рисковать.
- Привет, - сказал он, подходя к дружелюбному на вид парню с длинной серо-голубой косой. – Это место занято?
- Вообще-то, да. – Тот виновато улыбнулся. – Я жду друга, прости.
- Ничего, - кивнул Джек, снова оглядывая зал.
- Зато вот ему нужен партнер. – Парень показал на передний стол. – Мы вместе ходим на историю – он очень неглупый.
- Спасибо, - улыбнулся Джек, шагнув к соседнему столу. Парень, сидевший за ним, сгорбившись, читал книгу.
– Привет, - поздоровался Джек. – У тебя есть пара? – Тот посмотрел на него, и Джек изумленно отпрянул. Его глаза были ярко-золотыми с вертикальными зрачками, как у кошки… только не совсем.
- Какие-то проблемы? – спросил он.
Джек покачал головой:
- Нет, просто твои глаза… Ты… вер? – Иногда, если дух был достаточно силен, это сказывалось на внешности носителя, делая ее похожей на его животную форму. Чаще всего такое встречалось у избранных духом оборотней.
- Ага. – Парень протянул ему руку. – Я Липки. – Джек, который уже собирался пожать ее, замер и уставился на его ладонь. Тот расхохотался: – Нет, ты не так понял – меня зовут Липки. Если точнее - Липколап. Я вергеккон.
- О. – Джек улыбнулся и наконец пожал его руку. – Я Джек. Вергеккон, да? Это объясняет глаза.
- Ага, раньше они были карие. Некоторых людей это пугает, но… - Он пожал плечами. – Мне нравится.
- Да, они классные, - подтвердил Джек, скидывая сумку и ставя ее на пол рядом с пустым табуретом. – А на зрении это отражается?
- Немного. Я не всегда различаю цвета, но зато могу видеть движение в почти полной темноте.
- Класс, - повторил Джек, садясь.
После часа обсуждения периодической таблицы профессор Леалис, маг огня и алхимик, решил отпустить их пораньше. Убирая в сумку тетрадь, Джек заметил, что Липки все еще стоит у стола.
- Я-то думаю, почему твое лицо кажется мне знакомым, - протянул тот, когда Джек застегнул сумку. – Мы же в одной группе по конструктивному взаимодействию. Ты в паре с Чариасом.
- Ага, это я, - скривился Джек и, закинув сумку на плечо, пошел к двери – Липки пристроился рядом. – А ты знаком с ним?
Тот покачал головой:
- Нет, но я немало о нем слышал. Он для многих вроде героя.
- Он? Герой? – Джек недоверчиво покосился на Липки. – Прости, не заметил в нем ничего геройского.
- Я сказал «вроде» героя, - хмыкнул тот, выходя в коридор. – Ты сейчас куда?
- На Практическую Магию.
- Клево, у меня следующим курс Писательского Мастерства, так что нам вроде по пути. Когда я назвал Чариаса героем, я имел в виду, что он… пример для всех. Он ни от кого не зависит, и пока он дает Шадораку отпор, все мы – все, кто не хочет в стаю, так сказать – тоже можем ему противостоять.
- А кто такой Шадорак? – спросил Джек.
- Большой черный громила-лось, - пояснил Липки. – Ты стопудово встречал его – его трудно не заметить – около шести футов, чернокожий, бреется налысо.
- Да, я его встречал, - кивнул Джек. – Он грозился мне руки поотрывать, когда увидел, как я разговариваю с одним из волков.
- Ага, это он, - усмехнулся Липки, хотя Джек не видел в этом ничего смешного. – Он пытается собрать всех алирравудских оборотней в одну стаю с ним в роли альфы, и он не гнушается угрозами, когда кто-то пытается возмущаться. Если бы не Чариас, уверен, мало кому хватило бы смелости отказать Шадораку.
- А ректор что, ничего не может сделать? – удивился Джек. – Наверняка угрозами заставлять людей вступать в банду – это нарушение университетских правил.
- Во-первых, люди слишком боятся Шадорака, чтобы жаловаться ректору, во-вторых, любой имеет право организовать внеклассный кружок, пока не нарушает правила, конечно.
- А так как никто на него не жалуется… - Джек вздохнул. – Зачем ему это? Он хочет власти? Или ему просто нравится, когда все перед ним отчитываются?
Липки пожал плечами:
- Кто знает. Он говорит, что это ради нашего же блага, что сильное чувство принадлежности к коллективу не даст нам провалить экзамены – кстати, очень умно, потому что девяносто процентов отчисленных из Алирравуда – оборотни. Но мне, например, и одному хорошо, и отчисляться я не собираюсь. По-моему, это моя. – Он остановился перед аудиторией номер двести шестьдесят и сверился с расписанием. – Ага, тогда до завтра. Рад был познакомиться, Джек.
- Я тоже, - ответил он, и Липки исчез за дверью. А Джек пошел дальше к двести восьмидесятой.
Практическая магия шла целый год и была разбита по триместрам на обереги и талисманы, руны и чары и варева и декокты, соответственно. Один из самых интересных предметов у Джека. Он занял место за первой партой и стал ждать.
Аудитория была поделена на две части: несколько ровных рядов парт перед большой доской, а за ними пустое пространство с шестью нарисованными на плиточном полу краской кругами, места между ними хватало ровно на то, чтобы мог пройти один человек. В центре каждого круга стояло по маленькому обшарпанному столику, поверхность которых покрывали выжженные пятна и капли свечного воска всех цветов радуги. Наверное, там они и будут накладывать чары. Вдоль дальней стены, за кругами, в несколько ярусов стояли маленькие – не больше квадратного фута – шкафчики.
- Итак, джентльмены, посмотрите сюда, пожалуйста. – Джек повернулся к доске, и именно в этот момент из угла зала выскользнул высокий табурет и остановился в центре. Табурет скрипнул, и на нем вдруг появился коренастый мужчина с седеющими каштановыми волосами и пронзительными зелеными глазами. На какое-то мгновение в аудитории наступила полная тишина. – Отлично, рад, что привлек ваше внимание, - тепло улыбнулся он. – Я профессор Ривэлин, и я буду вашим инструктором в этом триместре.
Большую часть занятия они провели за распределением шкафчиков и переписыванием примечаний с доски. Джека не отпускало ощущение, что последнее понадобилось, просто чтобы им было, чем заняться, пока они ждут своей очереди. Поскольку он сидел впереди, то его вызвали одним из первых.
- Имя? – спросил профессор Ривэлин, ручка в его пальцах зависла над хрустящим листом бумаги.
- Джекил ЛеМэй, - сказал Джек, наблюдая, как тот все записывает.
- Отлично, мистер ЛеМэй, почему бы вам не взять номер девятнадцать, вон он, справа. – Девятнадцатый шкафчик располагался чуть ниже уровня глаз – неплохо, хотя бы не придется нагибаться. – Не могли бы вы открыть его и убедиться, что внутри ничего нет? – Джек потянул на себя дверцу, заглянул в шкафчик и снова закрыл.
- Он пуст, сэр.
– Хорошо. Теперь прижмите руку к дверце. – Джек послушно подчинился, металл неприятно холодил ладонь. Профессор Ривэлин потянулся и коснулся края шкафчика, его пальцы на мгновение засветились сине-зеленым. Джеку стало щекотно – от чужой магии по предплечью побежали мурашки, а потом это ощущение пропало. – Вот и все, мистер ЛеМэй – готово. Дверцу не сумеет открыть никто, кроме вас. Можете вернуться на место.
Джек пошел обратно к своей парте, машинально избегая нарисованных на полу кругов. Конечно, пройтись по ним сейчас, как это сделал следующий парень, не страшно, но попытаться наступить на какой-нибудь круг, когда кто-то другой внутри, то есть сфера поднята, это все равно что налететь на кирпичную стену, да еще под высоким напряжением.
Когда их наконец отпустили, Джек торопливо сбежал по лестнице и наткнулся на Айзери, вот только… тот был не один. Рядом с чернокожим феем, дружелюбно приобняв его за плечи, с сияющей улыбкой стоял Акитра и что-то говорил. Айзери казался совсем не в восторге от такой компании, хотя прикосновение Акитры явно не действовало на него так, как на Джека. Он напряженно молчал, лицо его потемнело от гнева. Джек поспешил к ним.
- Прости, что так долго. Ты готов?
- И куда это мы собрались, Джек? – протянул Акитра с широкой ухмылкой. Джек не обратил на него внимания, а Айзери скинул его руку. – Ну и ладно, я все равно жду Майку, - крикнул Акитра им вслед. – И, Айзери, подумай над моим предложением!
Джек свернул в первый же коридор, не заботясь о том, куда они идут, лишь бы подальше от Акитры. Идя мимо темных лекционных залов, Джек скосил глаза на Айзери.
- Что за предложение? – спросил он, в тишине коридора голос его прозвучал очень громко.
Айзери молчал так долго, что Джек чуть было не решил, что фей его не услышал.
- Он сказал, что хочет заманить тебя одного в душевую, - наконец произнес Айзери каким-то глухим голосом. – Сказал, что собирается с тобой сделать, и что если я постою на стреме, он позволит мне… позволит мне развлечься с т-тобой, когда сам закончит.
- Вот же сукин сын, - процедил Джек. – Проклятье, Айзери, прости. Он пристает к тебе, потому что ты мой друг. – Тот промолчал, не поднимая глаз. – Так что ты хочешь на ужин? – сменил тему Джек, когда они вышли в сквер, фонари уже зажглись, тщетно пытаясь разогнать туман – наступил вечер.
- Я не голоден. Может, мне лучше до начала последней лекции посидеть у себя? – Он дернулся в сторону спален, но Джек поймал его за руку.
- Прости, Айзери, - вздохнул он. – Если бы я знал, что он начнет доставать тебя, я бы сдержался и не стал его посылать.
- Дело не в этом, - возразил тот, вырвавшись из хватки Джека. – Я уже имел дело с такими, как он; я знаю, как нужно себя с ними вести, но… - Казалось, Айзери сейчас расплачется. – Когда он рассказывал мне о том, что хочет с тобой сделать, все эти ужасные, отвратительные вещи, я почувствовал… волнение.
- Хочешь сказать, ты… возбудился? – изумился Джек. Айзери закрыл глаза, обняв себя руками, и медленно кивнул. – И ты не думаешь, что это как-то связано с тем, что он фэйри похоти?
- Я же говорил, мне уже приходилось иметь дело с айнаванами. Они никогда на меня так не действовали.
- Да, но это было до или после того, как с твоим даром стало происходить что-то странное?
- До, - признал Айзери, секунду подумав. – Думаешь, все так просто?
Джек пожал плечами:
- Кто знает? Но я скорее поверю в это, чем в то, что тебя возбуждает мысль о том, чтобы меня изнасиловать. Ты не такой.
Айзери улыбнулся.
- Тогда ура испорченным крыльям. Ладно, пошли есть. – Они направились через сквер к столовой. – Ой, чуть не забыл… ни за что не угадаешь, что случилось на биологии, - внезапно воскликнул Айзери.
- Вам пришлось вскрывать рыбу-дагер, и кого-нибудь вырвало?
- Нет. – Айзери странно посмотрел на него, а потом покачал головой. – Чариас вызвался быть моим партнером.
Джек застонал:
- Наверняка это тоже я виноват. Он собирается испортить тебе оценки, как угрожал мне.
- Вот и я так подумал, - кивнул Айзери, - но когда я спросил его, он ответил, что нет, так что… - Айзери передернулся. – Поживем – увидим.

Глава 12
- После ужина хотелось одного – забраться в постель и забыть об учебе, но над душой все еще висели вампиры 101. Невидимое солнце зашло, туман оранжевыми облачками клубился вокруг фонарей, стелился по-над землей и колыхался на холодном морском ветру.
- Может, завтра будет гроза, - пробормотал Айзери, когда они вдвоем шли через сквер к зданию Пасален. – Дождь все лучше этого тумана.
- Я всегда ненавидел дождь, - отозвался Джек, - но ты прав. Что угодно будет лучше этого. – Он придержал дверь для Айзери, напоследок окинул взглядом сквер и вошел внутрь.
По пути к лестнице, ведущей на подземные уровни, Джек с удивлением разглядывал поток студентов, которые явно спешили на занятия.
- Я думал, после ужина в расписании стоят только вампирские лекции, - прошептал он Айзери, когда они спускались.
- Ага, так и есть, - кивнул тот.
- Так куда идут все эти парни?
- Куда… а! – Он рассмеялся. – Не только лекции о вампирах, Джек, но и лекции для вампиров. Ты разве раньше не замечал явного отсутствия немертвых?
- Я… я как-то об этом не задумывался, - ответил Джек и повнимательнее пригляделся к парням, которые проходили мимо них – кроме бледности, от нормальных людей их ничто не отличало. – Так все они вампиры? – ахнул он.
- Большая часть, - кивнул Айзери. – По-моему, наша лекция тут. – Он подошел к двери и потянул ее на себя, впуская Джека в ярко освещенный зал первым.
Они нашли сзади две свободных парты, одна за другой, и стали смотреть, как постепенно заполняется аудитория. Значительная часть присутствующих были вампиры, насколько мог судить Джек; почти все из них – люди, хотя он заметил нескольких клыкастых фэйри, одного остроухого атэнца и большеглазого селки – видимо, вампиры не особо заморачивались тем, кого проклинали.
- Здесь занято? – Джек поднял глаза и увидел парня, который показывал на соседнюю парту. Он был слишком загорелым для вампира, короткие светлые волосы, прозрачно-голубые глаза. Может, оборотень?
– Нет, садись, - ответил он. Парень опустился на стул, открыл сумку и, вытащив потрепанный блокнот и ручку, начал рисовать на бумаге какие-то странные знаки – такого языка Джек никогда раньше не видел. – Что ты пишешь? – спросил Джек, понаблюдав за ним минуту.
- Письмо, - отозвался тот, - маме.
- Хорошая идея, - согласился Джек, - наверное, мне тоже стоит написать. За последние несколько дней я ужасно соскучился. – Парень чуть повернул голову и бросил на него странный взгляд. Видно, Джек что-то не так понял. – Так… а откуда ты? Я никогда не видел такого письма.
- Не могу сказать, - буркнул тот.
Джек взглянул на Айзери, который пожал плечами.
- Ну ладно. Не буду совать нос не в свое дело.
- Все не… - Парень раздраженно вздохнул. – Я, правда, не могу сказать. Мне запрещено говорить.
- Серьезно? – поразился Джек. – Ты что тут по программе защиты свидетелей?
- Нет. – Тот покачал головой и почти улыбнулся, но не совсем. – Я, эмм, вошел не в ту дверь не в то время и оказался на планете грифонов – э-ээ, грифлианов. Они решили, что я шпион. Поэтому меня взяли в плен, а к тому времени, когда все поняли, что я не тот, за кого меня принимали, оказалось слишком поздно стирать мне память и отправлять домой.
- Ни хрена себе, - прошептал Айзери. – Так ты с Земли!
Взгляд парня метнулся к Айзери, а потом снова в сторону.
- Как я уже говорил, не могу сказать.
- Хорошо, закрыли тему, - кивнул Джек, хотя в голове один за другим возникали вопросы. Какая она – Земля? Почему эта планета закрыта? Почему у ее луны нет названия? Он всю жизнь ловил обрывки слухов, но никогда не встречал никого из этого легендарного мира. Хотя… теперь повстречал и все равно не мог задать ни единого вопроса. – Кстати, я Джек, а это мой друг – Айзери. – Тот улыбнулся и кивнул.
- Приятно познакомиться, - сказал парень. – Я Сай… то есть Шэймен. Многие зовут меня просто Шай. – Он снова уставился в блокнот, и Джек уже собирался повернуться обратно к Айзери, когда ему в голову пришло еще кое-что.
- Слушай, Шай… а сколько лет ты… уже не был дома? – Видимо, довольно давно, раз успел выучить их язык, но недостаточно, чтобы привыкнуть к новому имени?
- Почти четыре года, - сказал тот, не поднимая глаз со своего письма.
- Ого, - воскликнул Айзери. – А как ты так быстро выучил алау? Ты очень хорошо говоришь.
- Я не учил, - ответил Шай. – На меня наложили чары, перекодировав языковой центр мозга, так что теперь я говорю и понимаю алау. Правда на английском писать стало чертовски сложно.
- Да уж, - кивнул Джек, рассматривая странные знаки на бумаге. – А тебе часто разрешают посылать письма домой?
- Нет, - вздохнул Шай. – Я их не шлю, просто пишу. – Джек посмотрел на Айзери, который ответил таким же сочувственным взглядом. Джек представить себе не мог – на столько времени разлучиться с семьей!
- Так а кто ты? – спросил Шай, немного помолчав. – Феев я узнаю, а вот маги, оборотни и вампиры слишком похожи. Ты не пахнешь, как вампир.
- Я маг. А вампиры воняют? – спросил Джек, понижая голос. – Наверное, да? Они ведь неживые и все такое. И судя по острому нюху, ты… вер, да?
На лице Шая появилось удивленное выражение, а потом он снова уткнулся в блокнот.
- Нет, я не вер, и вампиры не воняют. От них вообще ничем не пахнет. Вот другие – те воняют; потное тело, грязные носки, слишком резкий парфюм, и я даже вспоминать не хочу, у скольких парней, с которыми я сегодня разговаривал, изо рта несло спермой. Это отвратительно.
Джек вдруг почувствовал себя идиотом.
- Ты вампир, - тихо выдавил он.
Шай кивнул, не сводя глаз с письма.
- Уже два года. – Джек не знал, что сказать. Он поглядел на Айзери, но тот лишь пожал плечами. Ну спасибо, друг. – Ладно. – Шай встал и схватил свой блокнот. – Пойду сяду куда-нибудь еще.
- Нет, не надо, - остановил его Айзери. – Останься, пожалуйста.
- Ага, - кивнул Джек, - садись. Ты просто удивил нас. Я бы никогда не догадался.
Шай замешкался, но вопрос решился без него, потому что в аудиторию вошел профессор.
- Займите место, джентльмен. Я хотел бы начать. – Он оказался высоким – даже выше Чариаса, если Джек не ошибся издалека – кожа его была алебастрово-белой, а глаза еще светлее, чем у Шая. Темные, почти черные, волосы доходили до плеч – явно вампир. – Я профессор Бэккет, - представился он.
Бэккет стал раздавать программки курса вместе с расписанием будущих экзаменов и датами сдачи домашних работ. Воспользовавшись шуршанием бумаги как прикрытием, Джек наклонился через проход и тронул Шая за предплечье, чтобы привлечь его внимание, но отпрянул, почувствовав прохладу его кожи. Нет, она не была холодной, но и теплой, как он привык, тоже. Шай недовольно скосил на него глаза.
- Что? – шепотом спросил он.
- Прости, - сказал Джек. – Я не знал… я хотел спросить, на что это похоже – быть вампиром?
- Ты имеешь в виду, помимо холодной и влажной кожи, аллергии на солнце, острого нюха, красивого прикуса, - он оскалился, блеснув острыми клыками, - и неослабевающей жажды крови? Отстой. Еще вопросы?
Джек второй раз извинился и опустил глаза на выданное расписание.
- Само дружелюбие! – прошептал Айзери, разворачиваясь на стуле, чтобы передать Джеку еще какой-то лист.
- К тому же у нас очень хороший слух, - заметил Шай.
Джек и Айзери обменялись взглядами и до конца пары не проронили больше ни слова. Профессор Бэккет, напротив, говорил, не затыкаясь, несколько раз Джек чувствовал, как тяжелеют веки, и начинал клевать носом. Когда их отпустили, он со стоном поднялся и стал собирать вещи.
- Можно я немного у тебя посижу? – спросил Айзери, когда они шли по подземному коридору к лестнице. – Не хочу торчать наедине с акулой больше необходимого.
- Конечно, - согласился Джек. – Может, удастся выставить Майку.
- Ой, совсем забыл про него, - скривился Айзери. – Думаешь… Акитра тоже там?
- Даже если так, пойдем в библиотеку или еще куда, - ответил Джек.
- Хорошо, - кивнул Айзери. – Хочу держаться от него как можно дальше.
- Аналогично. – Джек содрогнулся. Они распахнули двери Пасален и вышли в сквер. Оранжевый свет фонарей четко обрисовывал деревья, в кои-то веки не окутанные туманом, листья дрожали от дождя. – Эй, да ты был прав! – Джек запахнул куртку, когда на них налетел порыв ветра. – Может, твой дар снова работает? Айзери? – Он оглянулся на фея.
Тот стоял, повернувшись к мокрой от дождя лужайке, и хмурился. Мгновение спустя он покачал головой и догнал Джека.
- Наверное, просто угадал, - расстроено сказал он. – С такой влажностью раньше я мог бы создать туман даже во сне, но сейчас… ничего.
- Все образуется, - попытался утешить его Джек, открывая дверь и ступая в тепло общажного коридора.
Двери нескольких спален были открыты, парни входили и выходили, смеялись и разговаривали. В одной из комнат оказалось полно оборотней: на полу дралась пара лис, три волка играли в перетягивание каната с куском старой веревки, а на кровати возлежал серо-золотистый ирбис, свесив длинный пятнистый хвост с изголовья и помахивая кончиком из стороны в сторону. Они с Айзери прошли мимо появившегося из душевой парня с влажными волосами и повязанным на бедра полотенцем – Джек рассеянно провел пальцами по своим волосам. Хотелось верить, что дальше угроз Акитра не пойдет, но что-то подсказывало, что Джек пожалеет, если поверит в это.
- Эй, - окликнул его Айзери, наконец поравнявшись с ним. – Не волнуйся насчет Акитры. Я с удовольствием прикрою тебе спину, пока ты будешь мыться.
Джек почувствовал себя глупо – неужели его мысли настолько прозрачны? Он усмехнулся и пихнул Айзери локтем:
- Я никогда не позволяю парням мыть мне спину на первом свидании.
- Я сказал «прикрою», а не «помою», придурок, - засмеялся Айзери. – И вообще, ты не в моем вкусе.
- Ах, мое сердце разбито, - «обиделся» Джек. Они добрались до его комнаты, и он помедлил у входа, прежде чем повернуть ручку и распахнуть дверь.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, AleksM, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:44 - 29 Дек 2013 03:48 #8 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 13-14/79
Глава 13
- Сюрприз! – Посреди кровати Джека в одних носках и с улыбкой на лице лежал Зэйден. Джек замер в проеме, а улыбка Зэйдена стала еще шире – он опустил руку и чувственно себя погладил.
- Что такое? – выглянул из-за плеча Джека Айзери. – О… ты что, забыл про свидание?
Улыбка Зэйдена испарилась – он залился краской, вскочил и схватил свои штаны с изножья кровати.
- Прости, - сказал он, спешно натягивая одежду. – Надо было спросить… я не знал, что ты… с кем-то встречаешься… Вот же… я такой идиот…
- Зэйден, все в порядке, - наконец удалось вступиться Джеку. – Мы с Айзери не встречаемся. Мы просто друзья, вот и все.
- Правда? – спросил тот.
- Да, - кивнул Айзери, явно сдерживая смех. – Мне больше нравятся девушки.
- Слава богам. Все равно, конечно, надо было спросить, но я хотел тебя удивить.
- Тебе удалось, - подтвердил Джек.
Зэйден вдруг бросил одеваться и, зажав футболку в руке, в одних расстегнутых джинсах перевел взгляд с Джека на Айзери и обратно:
- Так что вы задумали?
- Решили слинять от придурков-соседей и пройтись по сегодняшним конспектам, - ответил Джек, бросая сумку рядом с кроватью. – Можешь к нам присоединиться, если хочешь.
- Но только в одежде, - добавил Айзери.
- Звучит совсем невесело, - протянул Зэйден.
- Что объясняет, почему ты завалил гербализм, - рассмеялся Джек.
- О, ха-ха-ха. – Зэйден подхватил туфли и бегло чмокнул Джека в губы. – Раз ты занят, я, пожалуй, пойду к себе подрочу. Может, найдешь для меня время завтра вечером? – Он двинулся к двери, но вдруг развернулся. – О, есть идея получше! Хочешь на выходных сходить на вечеринку? Она больше для старшекурсников, но нам можно приглашать с собой кого угодно. – Он глянул на Айзери. – Ты тоже приходи.
- А где она? – спросил Джек, с ужасом подумав о том, что придется плыть обратно в Брэверн ри Маас, единственный город в радиусе ста миль.
- В миле к северу от кампуса есть старый особняк, - пояснил Зэйден. – Не знаю, чей он, но пустует уже много лет. В прошлом году мы там провели с полдюжины вечеринок.
Джек посмотрел на Айзери, который сначала пожал плечами, а потом кивнул.
- Звучит здорово, - ответил Джек.
- Вот и отлично, - ухмыльнулся Зэйден. – Последняя лекция у вас заканчивается в восемь тридцать, так? – Джек кивнул. – Тогда встречаемся здесь в девять, лады?
- Лады, - сказал Айзери, а Джек молча кивнул.
- Приятно было познакомиться, - бросил Зэйден, подмигнул Айзери и пошел к выходу.
- Мне тоже, - отозвался фей, дождался, пока Зэйден свернет за угол, а потом закрыл дверь. Он медленно повернулся к Джеку, и оба наконец расхохотались.
- Такого со мной еще не бывало, - выдавил Джек, когда снова смог говорить.
- Со мной тоже, - усмехнулся Айзери, отходя от двери и ставя свою сумку на стол Джека. – Ты правда собираешься пойти на эту вечеринку? По-моему, ничем хорошим это не кончится, но я не хотел говорить при нем.
- Почему? – спросил Джек. Он расстегнул сумку и вытащил тетрадь, а потом присел на край кровати. – Думаешь, здесь есть правило о том, что за вечеринки вне кампуса могут исключить?
- Вполне возможно. – Айзери опустился на скрипучий деревянный стул. - Но я не это имел в виду. Когда я окончил школу, мама просто зациклилась на том, как опасна жизнь студента. Онлайн и в газетах она находила истории о крысах в столовых, кражах в общагах, увечьях и смертях во время спортивных состязаний, но чаще всего вышеперечисленного встречались статьи о вечеринках, на которых напившиеся студенты кого-нибудь насиловали.
- Сомневаюсь, что тут такое бывает, - хмыкнул Джек. – А даже если и так, я не дам тебя в обиду.
Айзери слабо улыбнулся:
- Спасибо, Джек. Не хотелось бы, чтобы мой первый раз с парнем оказался в какой-нибудь дыре, потому что я слишком надрался, чтобы сказать «нет».
- Ты, правда, никогда не был с парнем? – спросил Джек. Айзери покачал головой. Джек не мог себе такого представить – его первый раз случился в тринадцать – с каким-то пятнадцатилетним мальчишкой, которого он встретил как-то летом, купаясь на реке. Джек почувствовал укол грусти, когда попытался вспомнить его имя и не смог. – Но у тебя же были девушки?
- О да, несколько, - криво улыбнулся ему Айзери. – Я любил за ними приударить, когда моя сила вела себя нормально.
- Точно, - вспомнил Джек, откладывая тетрадь. – Ты говорил, что покажешь мне крылья.
- Серьезно? – Айзери отвернулся к своей сумке и начал увлеченно в ней рыться. – Может, в другой раз…
- Да ладно тебе! Я хочу понять, что ты имеешь в виду, говоря, что твоя сила ведет себя странно. Я не стану смеяться.
- Ну хорошо. – Айзери встал и расстегнул рубашку. Его грудь оказалась такой же черной, как руки и лицо, пупок был таким же длинным и узким, как у Майки, с тонкой полоской серебристых волос, исчезающей за поясом джинсов. Джек поднял глаза, смотря Айзери в лицо, пока фей снимал рубашку. Тот немного помедлил, а потом повернулся боком, положив ладони на спинку стула и закрыв глаза.
Джек шагнул вперед, не сразу сообразив, что видит. По обе стороны от позвоночника, чуть ниже лопаток, тянулись два тонких как будто шва, всего пару дюймов длиной, они выступали, наверное, на полдюйма. Прямо на глазах у Джека они вдруг засветились, точь-в-точь как его руки, когда он призывал магию, только Айзери переливался серебристо-голубым. Тот начал расправлять крылья, и свет пошел рябью, затрепетал и заплясал - их очертания проступали все четче...
Прежде чем они успели полностью раскрыться, Джек понял, что имел в виду Айзери. Его левое крыло начиналось от икр и заканчивалось над головой, но правое оказалось каким-то чахлым, искривленным, едва не вполовину меньше второго, а серебристо-голубовато-серый узор – несимметричным. Он словно не решил, каким ему быть и постоянно менялся, цвета перетекали из одного в другой. Айзери через плечо обернулся на Джека.
- Видишь?
Джек качнул головой и поднял руку.
- Можно? – спросил он. После секундного колебания Айзери кивнул. Джек потянулся и провел ладонью сквозь искореженное крыло, свет потрескивал, обвиваясь дымными кольцами вокруг его пальцев, но, казалось, что в этом месте ничего нет. – Ты как-то поранился? Я ничего не вижу, но, наверное, даже мелочь могла бы…
- Нет, - покачал головой Айзери. – Я тоже сперва об этом подумал.
- А как насчет эмоциональных травм? Смерть кого-нибудь близкого, потеря девственности...
- Ничего такого, - ответил тот.
Джек расстроено вздохнул. Он же целитель – он должен понимать причины подобных вещей, должен уметь их исправлять. Он прижал ладонь к спине Айзери и пробежался пальцами по правому выступу – сморщенное крыло на мгновение исчезло и появилось снова. На ощупь шов оказался как хрящ, а не кость.
Айзери вздрогнул и отпрянул.
- Прости, они слишком чувствительные.
- Я сделал тебе больно?
- Нет. – Айзери неловко рассмеялся. – Просто… там меня трогали только мои девушки и врач.
- О. – Джек почувствовал, как лицо залилось краской. - Я не знал. Прости.
- Да ладно тебе, - махнул рукой Айзери. - Я и так понял, что ты ненарочно со мной заигрываешь.
- Я бы на твоем месте не был так в этом уверен. - Джек резко развернулся и увидел в дверях Майку, а за его плечом ухмыляющегося Акитру. - У Джека слабость к фэйри, - добавил тот.
Джек не обратил внимания на этого урода, но от скучающего выражения на лице Майки, его холодного взгляда, когда тот уставился мимо него на Айзери, у Джека побежали мурашки. Он посмотрел на фея, который натянул рубашку и уже схватил свою сумку.
- Джек, пойдем отсюда, - напряженным голосом проговорил тот.
- И куда это мы собрались? - поинтересовался Акитра. - У меня сейчас никого. Можно устроить оргию — если хочешь, побудешь в серединке, Джек.
- Ты иди, - кивнул Джек Айзери. - А я лучше останусь здесь. - В конце концов Акитре нужен именно он; несправедливо требовать от Айзери такое терпеть.
- Хорошо. - Айзери закинул сумку на плечо. - Ты знаешь, где меня найти, если понадоблюсь.
- На кой хрен ты можешь нам понадобиться, уродец? - спросил Акитра. - Сгинь уже. - Он отступил из прохода, словно собираясь пропустить Айзери, но, когда тот попытался выйти, схватил фея за руку. - Милые крылышки, - самодовольно ухмыльнулся он, а потом толкнул Айзери вниз по коридору. Джек с трудом сдержался, чтобы не съездить Акитре по физиономии. Стиснув кулаки, он стоял перед своим столом и смотрел на двух фэйри, не пытаясь скрывать холодную ненависть, охватившую его.
Майка отвернулся, подошел к комоду и, поставив грязный глиняный горшок, который держал в руках, принялся рыться в ящиках. С ухмылкой на лице, не вытаскивая рук из карманов, Акитра развязно вошел в комнату.
- Не хочешь сегодня сходить в душ, Джек? - спросил он. Джек не ответил. - Нет? Ну, надеюсь, ты не думаешь, что тебе удастся весь год прожить без него. Вы, люди, и так пахнете совсем не розами.
- Убирайся из моей комнаты, - сквозь зубы процедил Джек. Акитра даже глазом не моргнул.
- Это и Майкина комната тоже, Джек, не забывай... а он говорит, я могу остаться. Не так ли, Майка?
- Нет. - Тот захлопнул ящик комода. - Я хочу, чтобы ты свалил. - Он снова поднял горшок и потряс его, прежде чем засунуть внутрь руку и вытащить жирного извивающегося серого червя с тяжелыми черными клешнями. Джек тупо смотрел, как Майка кидает червя в пустой аквариум. Червь, извиваясь, пополз куда-то по мелкому белому песку.
- Мне казалось, что у нас планы, - слегка раздраженно сказал Акитра.
- Я передумал, - отозвался Майка, наблюдая за тем, как червь ползет к краю аквариума и утыкается блестящими жвалами в стекло. Внезапно песок покрылся зыбью, и из него выкопалась маленькая цвета слоновой кости ящерка. Она ловко побежала по песку и цапнула червя сзади, раздавив ему голову. Когда ящерка принялась жевать свой все еще извивающийся ужин, Майка повернулся к Акитре: - Увидимся завтра. - С отвращением вздохнув, тот развернулся и вышел.
- Спасибо, - сказал Джек, когда Майка подошел к двери и закрыл ее.
- Проехали, - отмахнулся тот, расстегивая рубашку и подходя к кровати.
Покачав головой, Джек вытащил книги из сумки и запихнул в стол. Хотя сегодня был только первый день занятий, несколько преподов все равно задали домашку - в основном просто что-нибудь прочитать, но профессор Циката хотел, чтобы они еще и ответили на вопросы в конце урока. На мгновение Джек задумался, не пойти ли к Зэйдену, но решил, что вместе они до гербализма точно не доберутся.
Отказавшись от жесткого деревянного стула, Джек удобно устроился на постели, уперевшись ногами в стену над изголовьем, под спину подсунув подушку, а на колени положив книгу. Он протянул руку, чтобы взять со стола ручку, и скосил глаза на Майку - тот сидел на кровати, зажав в руке окровавленную бритву, а по груди из пореза прямо под ключицей сочилась кровь. Джек посмотрел, как тот снова поднимает лезвие и медленно проводит им по коже, выступившая кровь бежит вниз, к животу. Что может заставить человека делать с собой такое?
Вздохнув, Джек вернулся к домашней работе.

Глава 14
Стук в дверь заставил Джека оторваться от пособия по Практической Магии. Он поднял глаза, повел затекшей шеей, а потом посмотрел на Майку. Заправив полы рубашки, тот просто сидел, уставившись на него. Застонав, Джек захлопнул и отложил учебник, а потом слез с кровати и поковылял к двери. Надо бы делать перерывы почаще, но урок по материалам, подходящим для простых оберегов, оказался таким интересным, что Джек потерял счет времени.
Открыв дверь, он увидел в коридоре незнакомого парня.
- Майка Джиуда? – спросил тот.
- Вон он. – Джек отошел в сторону, впуская незнакомца в комнату.
Тот вручил Майке желтый листок бумаги, сказал: «Вы должны немедленно явиться в кабинет психолога», развернулся и вышел.
Майка прочитал записку – ну, или просто какое-то время гипнотизировал ее глазами, – а потом перевел взгляд на него.
- Чего? – спросил Джек, захлопывая дверь. – Хочешь, чтобы я тебя залатал и у тебя не возникло проблем? – Он зло хмыкнул. – Может, если бы ты хотя бы попытался держать своего мерзкого дружка подальше от меня и моих друзей, у меня бы могло возникнуть такое желание, но ты не пытался. Так что мне насрать, если тебя исключат.
- Меня не исключат, - ответил Майка, поднимаясь с кровати. – Они засунут меня в больничное крыло и заставят принимать их гребаные таблетки…
- Ну, может, это и пойдет тебе на пользу, - заметил Джек, снова принимаясь за домашку.
- Я не больной, - прорычал тот.
- Да неужели? Потому что мне всегда казалось, что здоровые, вменяемые люди не режут себя ради развлечения.
- Ты ни черта не понимаешь, так что заткнись! – прокричал Майка.
Джек изумленно уставился на него. Секунду спустя кто-то тихо постучал, а потом дверь приоткрылась.
- У вас все в порядке? – Парень показался Джеку знакомым – может, из соседней комнаты? – но он не был уверен.
- Все нормально, - буркнул Майка. – Вали.
- Вы уверены…
Майка захлопнул дверь. Он встал, прислонившись к ней, и посмотрел на Джека. Почувствовав себя неловко, Джек откашлялся и опять взял учебник по Практической Магии.
- Тебе, наверное, пора, - бросил он, открывая книгу. – Тот парень сказал «немедленно». – Краем глаза он заметил, как Майка оттолкнулся от двери, и вскинул голову, напрягшись, когда тот направился к нему.
- Хочешь знать почему? – низким, глухим голосом спросил Майка. Он сбросил рубашку и встал перед кроватью Джека. – Вот почему. – Он повернулся спиной – до самой талии спадал занавес длинных белых волос. Джек открыл было рот, чтобы спросить, на что смотреть, но Майка глубоко, рвано вдохнул и откинул волосы за плечо, открывая большой уродливый неровный шрам между лопатками.
Джек медленно закрыл и отложил книгу.
- Выглядит так, словно… кто-то сделал это нарочно, - тихо произнес он.
- Так и есть, - ответил Майка, и Джек закрыл глаза, почувствовав, как к горлу подступает тошнота. Кто-то выжег Майкины крылья. Когда он открыл глаза снова, Майка уже повернулся и смотрел на него. – Скажешь кому-нибудь или просто поднимешь эту тему, я перережу тебе горло и буду смотреть, как ты истекаешь кровью. – Вся жалость Джека испарилась в мгновение ока.
- Может, для вас угрозы и обычное дело, но люди их не любят. «Пожалуйста» работает гораздо лучше. А теперь отвали. – Майка не двинулся с места, и, подождав пару секунд, Джек отвернулся и уставился в стену, дожидаясь, когда тому надоест.
- Пожалуйста, Джек.
Вздохнув, Джек снова перевел глаза на него.
- Я не могу. Даже если бы захотел, день был долгий – я физически и эмоционально истощен. У меня просто нет сил. – Майка отвернулся, но не ушел. Он шагнул к комоду Джека и открыл верхний ящик – сухое дерево скрипнуло. – Эй, это мое. – Майка, не обращая на него внимания, вытащил флакон с алоэ. Джек молча смотрел, как тот окунает палец в гель и рисует у себя на груди руну исцеления. – Я же сказал, - повторил Джек, когда Майка вернулся к кровати. – Я не могу… Что ты делаешь?
Не говоря ни слова, Майка забрался к нему на постель и, ухватившись за пояс его джинсов, расстегнул пуговицу, прежде чем Джек успел оттолкнуть его руки.
- Мне казалось, ты не трахаешь людей, - фыркнул Джек.
- Просто заткнись, - бросил Майка. Он вжикнул молнией и стянул джинсы с бедер Джека – а тот ему позволил.
Оба они молчали, когда Майка, обхватив длинными пальцами член Джека, несколько раз с силой провел по нему рукой, прежде чем склониться к его коленям. Майка взял его в рот, белые волосы рассыпались по плечам, щекоча бедра Джека. Он застонал и откинулся к стене, следя, как светло-фиолетовая помада оставляет на члене смазанные пятна.
Бирюзовые глаза фэйри скользнули к лицу Джека: взгляд его оставался холодным, словно чтобы напомнить Джеку, что все это для дела, а не ради удовольствия. Джек вбирал ощущения и эмоции и не отпускал – где-то в груди шевелился тугой клубок, – дожидаясь, когда магия преобразует их в энергию. Кончики его пальцев замерцали теплым желто-зеленым светом, похожим на утреннее солнце, проглядывавшее сквозь весеннюю листву – отблески заиграли на лице Майки. Тот начал сосать сильнее, водя языком вверх-вниз по нижней стороне члена.
- Полегче, - хрипло прошептал Джек. – Медленнее, по нарастающей. – Майка в ответ замычал, от вибрации у Джека поджались пальцы на ногах. – Проклятье, Майка, - прошептал он, откидывая голову и возводя глаза к потолку, пытаясь сдержаться.
Некоторые маги могли создавать заклинания сразу после того, как кончат, но Джек был не из их числа. Хороший сильный оргазм на несколько минут делал его слабым и ничего не соображающим, а ему почему-то казалось, что Майке ожидание не понравится.
Внезапно тот отодвинулся, сосредоточившись только на головке, едва касаясь губами скользкой блестящей кожи, дразня языком дырочку. Джек разочарованно застонал, когда оргазм, с которым он боролся, все-таки ускользнул от него.
- Сколько еще? – спросил Майка, обдав дыханием ствол Джека.
Джек поднял руки – его кожа пульсировала изнутри желто-зеленым светом.
- Почти, - выдохнул Джек, когда Майка продолжил дразнить его.
Мгновение спустя Джек потянулся и откинул волосы Майки в сторону, его пальцы, нащупав плечо фэйри, скользнули вниз по ключице.
Майка отдернулся:
- Что ты делаешь?
- Мне нужно касаться руны, чтобы заклинание сработало, - пояснил Джек, показывая Майке мерцающую ладонь.
Майка уставился на нее, а потом схватил его за запястье.
- В следующий раз предупреждай, - сказал он, прижимая руку Джека к скользкой руне.
- Следующего раза не будет, - выдавил он, вскидывая бедра навстречу рту Майки, который снова втянул его член. Джек хрипло, задушенно вскрикнул – Майка вобрал его до самого горла. Сейчас или никогда. Он послал поток магии в Майку, ощущая, как холодеет под ладонью алоэ. – Готово, - выдохнул он, привалившись к стене, и закрыл глаза, пытаясь побороть накатывавшее волнами удовольствие.
Майка отстранился и сжал Джека в руке – несколько уверенных движений, и его накрыла разрядка. Джек кончил с приглушенным криком, содрогнувшись всем телом, а Майка лишь стиснул его член еще сильнее, вырывая у Джека еще один беспомощный стон. Несколько долгих мгновений он просто лежал, закрыв глаза, ладони слегка покалывало – магия гасла. Почувствовав, что наконец-то может пошевелиться, Джек поднял голову и распахнул глаза.
Майка изучал свою грудь, щупая кончиками пальцев новые шрамы. Джек посмотрел на себя и поморщился: его обмякший член лежал на его же джинсах, футболка оказалась заляпана спермой.
- Мог бы сказать, что не дашь мне кончить тебе в рот, - возмутился Джек, заправляя член в трусы. – Я бы приготовил платок.
- Я думал, это само собой разумеется, - ответил тот, слезая с кровати. – Как будто я бы стал глотать такое. – Он посмотрел на свою ладонь – несколько капель семени пристали к тыльной стороне – и вытер ее о джинсы Джека.
- Это мои хорошие джинсы. – Джек выпрямился. Мокрые пятна на футболке липли к коже и быстро остывали, так что он осторожно снял ее и посмотрел, как Майка идет к своему комоду и вытаскивает чистую темно-синюю рубашку. – Мог бы хотя бы поблагодарить.
- За что? – отозвался тот, сосредоточенно застегивая пуговицы, и медленно пошел к двери.
- Какой же ты все-таки мудак, - вздохнул Джек. – Надо бы заявить на тебя за изнасилование.
- Не помню, чтобы ты говорил «нет», - обронил Майка, бросая на него холодный взгляд. Он открыл дверь и вышел, захлопнув ее за собой и оставив Джека одного.
- Козел, - прошептал Джек и запустил грязной футболкой в дверь.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, AleksM, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:47 - 29 Дек 2013 03:50 #9 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 15-16/79
Глава 15
Целых три дня после этого Джек с Майкой не разговаривал, хотя вряд ли тому было до этого дело. Только в ханафу, когда Джек влетел в комнату после вампирского класса, фэйри снизошел до разговора с ним.
- Собираешься на вечеринку? – спросил он, садясь на кровать со своей странной ящеркой в руках.
- Угу. – Джек скинул серо-голубую рубашку и натянул шелковую черную с ярко-синим драконом и кольцом пламени вдоль воротника. – А что? Ты тоже идешь?
Майка презрительно фыркнул:
- Я не хожу по вечеринкам. А вот Акитра ходит. Будь осторожен. – Джек взглянул на него, но Майка внимательно следил за ящеркой.
- Ты что, в мои мамочки записался? – буркнул Джек спустя минуту. – Я уже говорил тебе, что следующего раза не будет. Лечить я тебя больше не собираюсь, так что ты тратишь слова, притворяясь, что тебе есть до меня дело. – Он закончил застегивать рубашку и посмотрел на Майку.
Продолжая сидеть на постели с ящеркой на плече, тот уставился на Джека.
- Акитра не всегда думает, прежде чем что-то сделать, - заметил Майка, когда Джек отвернулся. – Я не хочу, чтобы его отчислили, поэтому повторяю – будь осторожен.
- О, вот это уже больше похоже на правду. - Джек со скрипом задвинул ящик комода и открыл другой. – А то я чуть было не подумал, что в тебе проснулась человечность.
- Если тебе снова так покажется, предупреди, чтобы я мог покончить с собой.
Джек не обратил на него внимания и, проведя щеткой по волосам, сбрызнулся туалетной водой.
- Надеешься трахнуться? - спросил Майка.
- Конечно, - отозвался Джек, хватая маленький флакон любриканта и запихивая в карман. - Все маги ведь шлюхи, так?
- Ты сам это сказал.
Впрочем, это же правда, в какой-то степени. Джек вовсе не считал себя противником случайного секса. Зэйден - тот точно был бы за. Хотя, если судить по тем трем парням, с которыми Джек видел Зэйдена за последние два дня, блядовитый огненный маг может оказаться слишком занят.
- Не жди меня, - кинул Джек, хватая куртку и выходя в коридор ждать Айзери.
Ожидание продлилось недолго. Айзери появился через полсекунды – в выцветших джинсах и голубой футболке, его длинные серебристые волосы были заплетены в тугую косу, через локоть он перекинул черное пальто.
- Здорово выглядишь, - заметил он, криво усмехнувшись. - Надеешься, что тебе сегодня повезет?
- Майка спросил то же самое, - ухмыльнулся Джек. - Я что, похож на шлюху?
- Нет, конечно, - рассмеялся Айзери. - Просто у тебя на лице как будто написано: «Хочешь меня? Попробуй возьми!», вот и все.
- Ну, значит, посыл верный. - Он замялся. - Тебе не обязательно идти, ты же знаешь. Наверняка все хотят просто потрахаться, а тебе даже не нравятся парни...
Айзери пожал плечами:
- Кто-то же должен за тобой присматривать. Что если там Акитра?
- Майка сказал, так и будет, - ответил Джек, и Айзери застонал.
- Давай оба не пойдем, - предложил он. - Нам к женафе писать работу по вампирам, а я не хочу готовиться ночью, потому что все выходные ты будешь мучиться от похмелья.
- Я не собираюсь напиваться, - возразил Джек, - и я пообещал Зэйдену, что приду. Он весь день только об этой вечеринке и говорил. Он очень расстроится, если я...
- Вы готовы? - С ухмылкой, в черных замшевых брюках и расстегнутой свободной желто-оранжевой рубашке с длинными рукавами поверх красного рифленого топа в коридоре появился Зэйден.
- Я да, - отрапортовал Джек. - А вот Айзери сказал, что у него много домашней...
- Это подождет, - перебил тот. - Не хочу пропустить свою первую университетскую вечеринку из-за домашки.
- Наш человек, - пихнул его локтем Зэйден. - Жаль, что ты по цыпочкам; втроем мы бы зажгли. Кстати... - Он отступил на шаг, приподнял подол рубашки и, демонстрируя тугую задницу, покрутился. – Как вам мои новые брюки? Подарок на день рождения от пра-пра-пра-прадедушки. Он тоже маг огня, поэтому любит меня баловать. - Зэйден беззастенчиво ухмыльнулся.
- Классные, - кивнул Джек, подойдя ближе и проведя ладонью по внутренней стороне бедра Зэйдена. - Мягкие. Качественная замша.
- Это кожа шивала, - похвастался Зэйден, протянул руку и поправил воротник Джека, задержавшись кончиками пальцев у его горла. - Эти штаны стоят почти столько же, сколько здешнее обучение.
- Ты уверен, что стоило надевать их сегодня? - спросил Джек, наклонившись ближе и коснувшись губами его щеки. - Они могут испачкаться.
- Ну, я же не собираюсь долго в них оставаться, - ответил Зэйден, повернув голову и прихватив губу Джека своими.
Сзади послышалось покашливание, и Джек отпрянул, чувствуя, как загорелись щеки.
- Прости, Айзери. Я забыл про тебя... Ты в порядке? - Темная кожа фея посерела, руки его, когда он потянулся заправить прядь серебристых волос за ухо, тряслись. - Может, тебе лучше пойти прилечь? Ты плохо выглядишь.
- Все нормально, - покачал головой Айзери. – Я про... я знал одного человека, которого убил... шивал, и просто вдруг вспомнил о нем. Все о'кей, правда. Давайте уже пойдем. - Обняв себя руками, он направился вниз по коридору, Джек неохотно последовал за ним.
- Вы когда-нибудь видели шивала? - спросил Зэйден, пристраиваясь рядом с Джеком и явно не обращая внимания на то, как напрягся Айзери. - Я о настоящем, живом, жутком, кровожадном монстре во плоти?
- Нет, - отозвался Джек. - Я не видел. Может, поговорим о чем-нибудь другом? - Он кивнул на Айзери, а тот как раз в этот момент обернулся к ним.
- Не стоит менять из-за меня тему, - бросил он, замедлив шаг и поравнявшись с Джеком. - Это было несколько лет назад, но... я видел, что осталось от парня, после того как шивал разорвал его на части. Такое не забывается.
- Могу себе представить, - хмыкнул Джек, наклонившись и приобняв Айзери. Добравшись до дверей, они по одному выскользнули в темный туманный вечер. - Ты взял фонарик? - спросил он, взглянув на Зэйдена, когда они остановились, чтобы надеть теплую одежду.
- Он нам не понадобится, - откликнулся тот. - Хозяева уже обо всем позаботились. Идемте, нам туда. - Он направился в туман, а Джек, схватив Айзери под руку, потащил фея, на ходу застегивающего пуговицы, за собой. Догнав Зэйдена, он дернул того за рукав.
- Очень не хочется тут заблудиться, - сказал он, когда Зэйден удивленно посмотрел на него.
- Да, - отозвался маг, оглядываясь, словно только сейчас заметил окружавшее их плотное серое облако. - Какой он сегодня густой, да?
- Ты хоть знаешь, куда мы идем? - спросил Айзери, по голосу его было ясно, что он уже жалеет, что не остался в общаге.
- Конечно, - возмутился Зэйден - по его голосу было ясно, что он жалеет о том же. - По этой тропинке нам нужно пройти двадцать шесть шагов...
- Шагов? - повторил Айзери. - Мы что, идем по карте сокровищ?..
- Может, дашь мне закончить? - оборвал его Зэйден. - В двадцати шести шагах от общаги рядом с дорожкой растет старая сосна... Вон она! - Он махнул рукой на темный силуэт, нависший над их головами. Они пробрались вслед за Зэйденом под кривыми ветвями и встали, дожидаясь, пока тот отыщет что-то у себя в карманах. - Ну знаю же, что взял... Ха, вот!
Зэйден вытащил простой красный свисток с одной дырочкой для пальца и проиграл подряд несколько высоких и низких нот - пронзительный звук растворился в тумане.
- Это музыкальный пароль, - пояснил Зэйден, возвращая свисток в карман. - Защищает от незваных гостей... как правило.
- И что теперь должно произойти? - спросил Айзери.
- Подожди секунду, - сказал Зэйден. - Это старое заклинание, оно почти выдохлось. Скорее всего, его нужно наложить заново, но не думаю, что кто-нибудь знает как... О, вот оно. - Он зачем-то - как будто они могли не заметить! - показал на мерцающую полоску мокрой от тумана травы, крохотные капли влаги излучали бледный голубовато-зеленый свет, и окружающий туман тоже переливался, отчего возникало ощущение, что ты под водой. Горящая дорожка тянулась вперед всего футов на десять.
- Недалеко же она ведет, - скептически хмыкнул Айзери.
- Ну, что ж это была бы за секретная тропинка, если бы она все время показывала весь путь целиком? - отозвался Зэйден, устремившись вперед. Через несколько шагов тропинка начала двигаться, загораясь перед ним и темнея за его спиной, так что он находился в центре светящейся полоски. Он остановился и обернулся, уперев руки в бока. - Так вы идете или нет?
- Нам необязательно это делать, - прошептал Джек Айзери. - Я лучше не пойду, если вы собираетесь всю ночь ругаться.
- Я ни с кем не ругался, - возразил Айзери. - Я задал несколько вопросов, а он превратился в стервозного придурка. Я понимаю, что он твой друг, но...
- Ты мой друг, - оборвал его Джек. - А он просто парень, с которым я иногда отрываюсь, мне понадобится минут пять, чтобы найти кого-нибудь другого, кто бы мне отсасывал.
- Да у кого-то явно мания величия, - засмеялся Айзери. - Хорошо, пойдем. Попытаюсь больше с ним не препираться.
- Спасибо, - сказал Джек.
И они с Айзери побежали догонять Зэйдена.
- Все нормально? - спросил тот.
- Все зашибись! - откликнулся Джек. - Так отсюда далеко до нужного места?
- Примерно миля, - ответил Зэйден, - но в темноте всегда кажется больше. И смотрите под ноги - тут довольно ровно, но попадаются сусличьи норы; вы же не хотите подвернуть лодыжку или что-нибудь сломать.
Разговор прервался - они уходили все дальше и дальше от университета по светящейся дорожке. Туман запутывался в волосах, приставал к коже - Джек продрог и спрятал руки глубоко в карманы.
- Я видел как-то, - внезапно сказал Зэйден.
- Видел кого? – не понял Джек.
- Прости, - робко улыбнулся Зэйден, - я снова вспомнил о шивалах. Я видел как-то - живого - в частном зоопарке. Мой пра-пра-пра-прадед знает одну леди, у которой есть собственный шивал, и дед взял меня посмотреть на него несколько лет назад. Самый страшный зверь, которого я когда-либо видел.
Джек взглянул на Айзери - тот шел, опустив голову и сгорбившись, но вроде бы казался всего лишь замерзшим, а не расстроенным.
- И какой он был? - спросил Джек, не в силах побороть любопытство. - Я видел их только на картинках.
- Он походил на лошадь, одержимую самой темной богиней, - ответил Зэйден. - Жилистее и сильнее любого жеребца, черный как сажа, серебристые грива и хвост, и эти яркие, горящие синие глаза - они очень умные животные - но по тому, как он смотрел на меня, я сразу понял, что он хочет лишь одного - разорвать меня в клочья. Та леди приказала работникам кинуть в его клетку мертвого козла - ну, вы же знаете, они любят падаль. В общем, эта тварь набросилась на труп, топтала и распарывала его острыми как бритва копытами, отрывая куски окровавленной плоти зазубренными клыками...
- Пожалуй, хватит деталей, - перебил Джек. Айзери остановился, отвернувшись от них. - Айзери, ты в порядке?
- Мне показалось, я что-то слышал, - отозвался тот, нерешительно шагнув в темноту.
- Ты что делаешь? - Джек потянулся и, схватив его за запястье, втащил обратно на тропинку. - Те, кто уходит в темноту расследовать странные звуки, плохо кончают.
- Я ничего не слышал, - сказал Зэйден. - По-моему, он просто пытается нас напугать.
Айзери посмотрел на Джека, синие глаза потемнели от тревоги.
- Давайте просто пойдем дальше, - предложил Джек. - Мы ведь наверняка почти на месте.
- Это где-то за следующим холмом, - кивнул Зэйден.
Несколько минут единственными звуками в тумане были их тихие шаги и шорох травы.
- Вот опять, - прошептал Айзери, застыв на полушаге и вглядываясь в темноту.
- Ну хватит уже… - начал Зэйден, но Джек вскинул руку, прося его замолчать.
- Я тоже слышал, - сказал он. – Там что-то есть. – Джек замер, затаив дыхание и прислушиваясь к то нарастающему, то затихающему звуку, похожему на отдаленные раскаты грома, прорывающиеся сквозь завывание ветра, вот только ветра не было. Густой и неподвижный туман окутывал их голубовато-зеленым светящимся коконом, за которым ни черта не было видно. Громыханье внезапно приблизилось, и Джек отступил к Зэйдену, потянув Айзери за собой.
- Откуда это? – спросил Зэйден, настороженно мотая головой.
- Не пойму, - отозвался Джек. – Такое ощущение, что нас окружают. – Грохот все нарастал, и вскоре под ногами задрожала земля.

Глава 16
- Вон там! - воскликнул Зэйден, показывая рукой и заливаясь смехом. Через светящуюся тропинку чуть поодаль неслись какие-то небольшие животные, неслись так, что в тусклом свете были видны только блестящие глаза и белые пятна на шкурах. - Это козы, - громко сказал Зэйден, чтобы перекричать шум. - Я совсем забыл про гребаных коз. Профессор Дарк говорил о них вчера - наверное, я заснул на середине, - он рассказывал, что итэликанские монахи привезли с собой стадо черно-белых коз для шерсти, молока и мяса, но когда аббатство разрушили, козы остались без присмотра. Хищников тут нет, так что их теперь сотни. - Он понизил голос, потому что козы скрылись в темноте, и вскоре топот копыт затих вдали.
Зэйден подождал мгновение и повернулся к Джеку и Айзери:
- Вы только посмотрите на себя - испугались пары коз...
- Их была не пара, - возразил Джек, - и ты тоже испугался, признай.
- Я? Да никогда. - Зэйден усмехнулся. - Пойдемте уже, у меня скоро зад отморозится.
- Интересно, что их спугнуло, - заметил Айзери, когда они снова пошли вперед. - Они ведь бежали так, словно за ними кто-то гонится.
- Это козы, - фыркнул Зэйден, - наверное, самые тупые животные на этой планете. Может, одна из них чихнула, а остальные бросились бежать?
Айзери его предположение явно не убедило. Он продолжал всю дорогу вглядываться в темноту, нервируя Джека.
- Это же... - начал он, когда тропинка повела в гору. - Н-не... шивал?
- Нет, - покачал головой Айзери. - Это что-то другое, что-то... хуже.
- Что может быть хуже шивалов? - возмутился Зэйден. - И никого там нет. А теперь хватит уже беспокоиться - я слышу музыку.
Подъем кончился, туман стал рассеиваться, и теплый оранжевый свет подгонял их вперед. Он падал примерно из десятка окон, парадная дверь особняка была распахнута, и громкая музыка лилась в темноту. Тропинка под их ногами совсем погасла, и они остановились у подножия широкой каменной лестницы.
- Когда ты говорил про особняк, я думал... не знаю, что я думал, но такого я не ожидал, - присвистнул Джек, запрокинув голову, чтобы получше рассмотреть трехэтажное каменное здание с окнами из старого стекла. - Он почти такой же, как наш фамильный дом.
- И почти такой же, как наш домик для гостей, - подхватил Зэйден, - но, к счастью для вас двоих, мы тут не меряемся членами.
- Прости, но я видел твой член, - хмыкнул Джек, взбегая вслед за ним по ступенькам. - Особо хвастать там нечем. - Он добрался до верха и оглянулся, чтобы посмотреть, идет ли Айзери, но фея сзади не оказалось. Испугавшись, Джек остановился и поискал того глазами - Айзери стоял в темноте, вглядываясь в туман. - Эй, ты идешь? - крикнул ему Джек.
Айзери вздрогнул и побежал вверх по лестнице. Вдвоем они вошли в дом - Зэйден уже исчез в какой-то из комнат - и сняли верхнюю одежду. Холл оказался таким большим, что тут даже поместилась какая-то мебель: диван и кресло, уже заваленные куртками, шапками и шарфами. Джек кинул свои сверху и пошел на звук басов.
- Мы тут хоть кого-нибудь знаем? - спросил Айзери, догоняя его.
- Мы знаем Зэйдена, куда бы он ни подевался.
- Мне он не нравится, и, по-моему, я ему тоже.
- Мне кажется, он ревнует, - отозвался Джек. - Пару раз у меня складывалось впечатление, что он хочет, чтобы между нами был не только секс.
- А ты нет?
- Он милый, ну, как правило, - криво усмехнулся Джек, - и он забавный, но у меня нет к нему особых чувств.
- О ком это вы? - Джек замер, потому что из темного прохода впереди появился Акитра, его длинная бордовая шелковая рубашка была расстегнута. Фэйри похоти ухмыльнулся. - Я как раз думал, увижу ли тебя здесь. Оставишь для меня танец, Джек?
- Да пошел ты, - огрызнулся он и, схватив Айзери за руку, потянул за собой, чтобы обойти Акитру. Запястье Айзери внезапно выскользнуло из его пальцев.
Фей охнул, и Джек резко развернулся. Акитра держал Айзери за волосы, намотав длинную серебристую косу на кулак.
- Убери грабли, мудак. - Акитра сдавил его горло, впиваясь ногтями в шею.
- Придержи язык, грязная маленькая фея-шлюшка, - процедил Акитра, его улыбка растаяла, и лицо было холодным и жестким во всей своей совершенной красоте. Стиснув кулаки, Джек шагнул к ним, глаза его полыхнули золотисто-зеленым огнем - магия питалась его страхом. - Только попробуй, - бросил Акитра, сверля аметистовыми глазами Джека и сжимая горло Айзери еще сильнее. - Давай.
По коридору с воем пронесся порыв ветра, отчего пламя свечей в канделябрах заколыхалось.
- Джек... - Губы Айзери двигались, но он не мог выдавить ни звука. Он до крови впился в ладонь Акитры, хотя тот этого словно не чувствовал.
- Акитра, прошу... Хватит! - закричал Джек, опуская руки, заставляя магию отступить. Он видел, как на глаза Айзери набегают слезы и текут по щекам, и ничего не мог сделать, чтобы прекратить это. Да где все... почему никто им не поможет? Потому что никто не слышит их из-за музыки. - Ты ведь его даже не хочешь, - в отчаянии сказал Джек, - ты хочешь меня.
- И что ты предлагаешь? - спросил Акитра, склонив голову набок.
- Отпусти его и... получишь меня. - Джеку показалось, что Айзери прошептал «нет», но он не был уверен.
Акитра на мгновение как будто задумался, а потом убрал руку с горла Айзери. Джек поморщился, когда фей прерывисто - ему явно было больно - втянул воздух.
- Не надо, Джек, - кашляя, прохрипел он. - Не надо...
- Заткнись, - перебил Акитра, резко дергая его за косу.
Джек лишь беспомощно смотрел, как Акитра улыбается, прижимая Айзери к себе, ладонь, которая только что душила его, теперь скользит по груди. Акитра толкнулся бедрами вперед и потерся пахом о ягодицы Айзери, не спуская глаз с Джека, затем повернул голову и медленно провел языком по щеке фея. Айзери заехал ему локтем под ребра, вырвав удивленный вздох, но Акитра тут же сильнее потянул его за волосы.
- Ты за это заплатишь, - прорычал он сквозь зубы, хватая через брюки член Айзери и сжимая пальцы, так что тот застонал от боли.
- Акитра, урод! – закричал Джек. Он рванулся вперед – нужно сделать хоть что-то, - но коридор внезапно залило ослепительным бело-голубым светом. Джека накрыло волной обжигающего жара, отбросив назад, а музыка утонула в оглушительном грохоте. Джек стоял, пытаясь проморгаться, чтобы перед глазами перестало плыть, и заливаясь кашлем от запаха гари и озона, забивавшегося в ноздри.
Посреди коридора в ковре дымилась дыра, из которой выглядывала почерневшая блестящая плитка. Джек шагнул к ней, а потом обернулся к Акитре и Айзери, оба фэйри отлетели к стене, но Акитра все так же не отпускал волос Айзери.
- Это было предупреждение, - сказал Джек, на ходу придумывая план и изображая спокойную уверенность, хотя понятия не имел, что только что произошло. - Отпусти его, сейчас же. - Он глянул в конец коридора - на закрытые двойные двери. Неужели люди и этого не слышали?
- Хорошая попытка, - усмехнулся Акитра. - Но я узнаю случайный выброс, если такой увижу. Я же видел его крылья, забыл? Если бы эта феечка в самом деле могла поразить меня молнией, он давно бы это сделал. - Он оттолкнулся от стены. - Ну ладно, меняю его задницу на твою. Все равно мне надоело с ним играть. - Он кивнул на темную комнату, в которой прятался до этого. - Заходи, и я отпущу его.
- Джек, не надо... - начал Айзери, но Акитра снова дернул его за волосы, заставив заткнуться.
Джек замешкался, но не увидел другого выхода. Мысль о том, чтобы остаться в темной комнате наедине с Акитрой, пугала до чертиков, но если Айзери будет в безопасности, то у него появится возможность дать Акитре отпор. Хотя не то чтобы Джек знал много защитных заклинаний. Он пошел к двери.
- Погоди, - внезапно остановил его Акитра, на губах его заиграла улыбка. Он толкнул Айзери вперед, держа на расстоянии руки. - Поцелуй его, - приказал Акитра.
- Что? - в один голос воскликнули они с Айзери.
- Вы меня слышали, - угрожающе произнес Акитра. - Поцелуй его, и я имею в виду не по-братски чмокни в щечку, я хочу, чтобы были видны языки, иначе я могу сломать ему шею. - Он с силой тряхнул Айзери.
- Ты больной, - бросил Джек, но Акитра только рассмеялся.
- Как будто я этого не знаю. Ну!
Джек шагнул к Айзери – тот замер, шумно и быстро дыша сквозь стиснутые зубы.
- Станешь играть по его правилам, и ты уже проиграл, - прошипел он. – Тебе надо было давно бежать за помощью.
- Он бы сделал с тобой что-нибудь ужасное, - прошептал Джек. – Я не мог этого допустить. – Он наклонился к Айзери, и тот напрягся всем телом. – Прости. – Джек прижался губами к его губам, приоткрыв рот, но фей не разжимал зубов.
Краем глаза Джек заметил, как Акитра притиснулся к Айзери и наклонился, касаясь губами его ушной раковины.
- Открой рот, шлюшка, - прошептал он. Айзери упрямо молчал. Внезапно Акитра нагнулся еще ниже и укусил того за ухо, так что фей вскрикнул.
Мимо Джека пронесся еще один порыв ветра, холодный и жалящий. Внутри все завязалось в узел, на глазах выступили слезы, но Джек демонстративно толкнулся языком в открытый рот Айзери.
Рядом послышался смех Акитры.
- Довольно, извращенцы, - бросил он и, схватив Джека за плечо, оторвал их друг от друга. Айзери стоял, закрыв глаза, лицо его побледнело, капавшая с уха кровь стекала по шее. – А теперь пошел отсюда. – Акитра с силой толкнул Айзери – тот повалился на ковер, с трудом поднялся на ноги и бросился бежать.
Джек смотрел, как он исчезает в конце коридора, чувствуя, как низ живота словно наливается свинцом, но не мог винить фея.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, Norda, Mirina, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:51 - 29 Дек 2013 03:50 #10 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 17-18/79
Глава 17
Презрительно сощурив глаза, Джек посмотрел на Акитру.
- Закончим сейчас, и я не стану на тебя жаловаться, - сказал он.
Акитра бесстрастно посмотрел на него – словно на камень или какого-нибудь жука, что-то, не стоящее его внимания, и вдруг спросил:
- Ты лечил порезы Майки?
- Да пошел ты!
Выражение лица Акитры не изменилось… даже когда он наотмашь ударил Джека по лицу. Но боль от удара не выдерживала сравнения с тем, как мучительно напрягся его член от этого короткого соприкосновения.
- Он показывал тебе свои крылья?
Джек открыл было рот, чтобы снова послать Акитру, но решил, что оно того не стоит, и просто кивнул.
– Ты мог бы их исцелить?
- Нет, - покачал головой Джек. – Залечивать шрамы гораздо труднее. У меня нет сил на такое.
- А если кто-нибудь протянет… руку помощи? – поинтересовался Акитра, проводя кончиками пальцев по горящей щеке Джека.
Джек напрягся – возбуждение волной прокатилось по телу – тяжелое дыхание участилось.
- Даже у похоти есть предел, - возразил он. – Скорее всего, ты убьешь меня раньше, чем я сумею сгенерировать достаточно магии.
- Скорее всего, убью, - повторил Акитра, опуская руку. – Значит, есть шанс, что не убью. По-моему, стоит рискнуть.
- Если это вообще возможно, почему какой-нибудь нормальный маг-целитель не сделал этого давным-давно? – спросил Джек.
- Нормальный маг-целитель сделал бы, если бы отец Майки ему позволил, - отозвался Акитра. – Он не рассказывал, что случилось? – Джек молча покачал головой. – Его отец застал его, когда Майка трахал своего брата. Нет, я не против братской любви, но мальчику было всего десять. Поэтому Майку связали, а на спину ему высыпали ведро раскаленных гвоздей, лишив его силы, статуса и будущего.
Джек не знал, что ответить. В его представлении Майка совсем не походил на педофила.
Акитра вдруг расхохотался:
- Я просто пошутил, Джек. Не знаю, что произошло с его крыльями – он мне не рассказывает. Но я боюсь за него. Однажды какой-нибудь порез окажется слишком глубоким, если ты понимаешь, о чем я. Если ты можешь помочь ему, я даже готов оставить тебя в покое.
- Прости, - покачал головой Джек, - но я не могу. Это невозможно.
Акитра вздохнул:
- Очень жаль, Джек. Я так надеялся, что мы сумеем договориться. – Его хватка усилилась, он улыбнулся и направился к темному дверному проему, таща Джека за собой. – По крайней мере ночь не пройдет впустую. Скажи, Джек, ты когда-нибудь кончал до потери сознания? Я это устрою.
- Помогите! – закричал Джек, упираясь пятками в ковер, пытаясь вырваться. – Кто-нибудь, на помощь!
- Никто тебя не слышит, - усмехнулся Акитра и дернул Джека за руку, чуть не вывихнув сустав. Споткнувшись, Джек налетел на Акитру и уткнулся лицом и ладонью в его плечо. Он вскрикнул и попытался оттолкнуть того, но фэйри стиснул его затылок и удержал, как ребенка. – Просто расслабься, Джек. Сопротивляться бесполезно.
Стиснув зубы, Джек стал звать магию, позволяя ей впитывать страх и похоть, бурлящие внутри. Его руки замерцали золотисто-зеленым.
- Что ты собираешься делать? – спросил Акитра. – Я тебе не какой-то там куст, да и не думаю, что выйдет залечить меня до смерти. Очень любопытно… сколько силы нужно, чтобы сломать мага? – Фэйри схватил его за волосы, заставляя запрокинуть голову, фиолетовые глаза засветились, словно отражая магию Джека, а потом Акитра наклонился и поцеловал его.
Джек охнул, и язык Акитры скользнул в его рот, подводя к самому краю и удерживая его там. Кожа Джека покрылась мурашками, казалось, под ней шевелится что-то холодное и липкое, свет вспыхнул и замигал, впитывая его наслаждение и желание. Зажмурив глаза, Джек впился пальцами в бок Акитры, борясь с магией, пульсировавшей во всем теле. Ощущение было слишком, слишком сильным – такое перегрузило бы любые чары, которые он мог попытаться наложить, и скорее всего убило бы обоих. Застонав в рот Акитре, Джек вобрал магию из рук обратно в себя, с трудом заставляя ее успокоиться, улечься.
Акитра отстранился.
- И это все, на что ты способен, малыш-маг? – протянул он. Дрожа и хватая ртом воздух, Джек вонзил ногти в его бок, но действия это не возымело. Акитра наклонил голову, так что его дыхание щекотало щеку Джека, забираясь под воротник. – Открою тебе один маленький секрет, - прошептал он. – Ты не делаешь мне больно. Мои нервные окончания не реагируют ни на что, кроме сильных тактильных ощущений, так что можешь не рыпаться.
- Хрен тебе, - процедил Джек. Стиснув кулаки, он заехал Акитре под дых, но тот лишь тихо охнул.
- Ты начинаешь выводить меня из себя, - бросил он, выпустив руку Джека, и, схватив его за полы рубашки, попытался стянуть ее через голову.
Сообразив, что одежда – единственное, что спасает его от полной силы Акитры, Джек ударил его еще раз и нарочно стал заваливаться на пол, пробуя хоть так выскользнуть из рук Акитры, но фэйри просто последовал за ним, толкнув Джека на спину и взгромоздившись сверху.
- Мне почему-то кажется, что положения это не улучшило, - усмехнулся Акитра в тусклом свете, падающем из коридора.
Джек закричал и изогнулся – ладони Акитры забрались под рубашку, и все тело словно загорелось, похоть накрыла его с головой, яички налились, член потянуло пульсирующей болью.
- Пожалуйста! – застонал Джек, но Акитра только рассмеялся.
- Когда я с тобой закончу, ты научишься умолять получше. – Он задрал рубашку Джека до груди, обнажив его живот. Джек попытался перехватить его руки, но сил совсем не было. Акитра наклонился, коснувшись губами чувствительной кожи на его животе, согревая дыханием, зарываясь языком в пупок.
- Дерь… мо… - выдохнул Джек, а потом закричал, потому что Акитра прижался лицом к его животу и прихватил кожу зубами – неослабевающее, жгучее удовольствие внутри не оставило боли ни единого шанса.
Акитра, выпрямившись, сел и расхохотался.
- Да ты настоящий фрик, - заметил он. – Ты поэтому не хочешь помогать Майке – тебя заводит, когда он себя режет? Любишь боль, Джек? – Обдав его ледяным холодом, на Джека нахлынул ужас. Он не мог дышать. Акитра склонился над ним, упершись ладонями по обе стороны от плеч Джека, его лицо оказалось всего в нескольких дюймах. – Надеюсь, что любишь, потому что я заставлю тебя истекать кровью.
Внезапно на них упала чья-то тень. Акитра повернул голову, хлестнув волосами по лицу Джека, и попытался встать. Послышался глухой звук, и фэйри повалился прямо на Джека. Голый живот прижался к его животу, щеки их соприкоснулись, и Джек закричал, из глаз, казалось, посыпались искры, он выгнулся, вскинув бедра, царапая Акитру ногтями. Нужно было как-то столкнуть его, но мышцы не слушались.
Акитра зашевелился, поднимаясь, тяжесть с груди пропала. Джек прерывисто вздохнул и всхлипнул. Он больше не выдержит. Желание пробегало по телу волнами, больше похожее на агонию, чем на экстаз. Хотелось сдохнуть.
- Джек… Джек, все в порядке. – Голос казался знакомым, но он принадлежал не Акитре. Джек открыл глаза, слабый свет из коридора выхватил лицо Зэйдена, тлеющие угли глаз. Он оттащил отрубившегося Акитру подальше от Джека. – Меня нашел Айзери, - пояснил Зэйден, бросив Акитру на полу. – Я сразу рванул сюда.
- Зэйден... - Джек перекатился на бок, одной рукой поправляя рубашку. Каждое движение казалось сладкой пыткой, от прикосновений Акитры тело стало слишком чувствительным. - Слава Маэле... спасибо. - Он застонал и встал на четвереньки, трясясь всем телом, пытаясь отдышаться. Теплая рука легла на его плечо, и он вскрикнул и съежился.
- Это всего лишь я, - сказал Зэйден, положив ладонь на спину Джеку. - Давай помогу тебе подняться. - Джек послушно встал на ноги; голова кружилась: трусы неприятно терлись о член, джинсы впивались в ягодицы, туго обхватывая пах. Дрожащими руками он стал бороться с пуговицей, но Зэйден сжал его плечо и подтолкнул к двери. - Не здесь, - отрезал он. - Шандарахнул я его довольно сильно, но у фэйри слишком крепкие черепа, не знаю, сколько еще он пробудет в отключке.
- Я не могу... не могу ждать, - выдавил Джек, потирая себя сквозь деним и заплетаясь ногами, когда Зэйден вытащил его в коридор. - Дай мне одну минуту! - Он вырвался из хватки Зэйдена.
- Одной минуты тут не хватит, - возразил тот, - и рукой тоже обойтись не выйдет. Он конкретно перестарался. - Зэйден снова потянулся к нему. - Идем, я помогу, только не здесь.
- Где тогда? - прохрипел Джек и, стиснув зубы, взял Зэйдена за руку.
- Наверху, - ответил тот, потащив его за собой по коридору, мимо закрытых дверей, из-за которых грохотала музыка.
Свернув за угол, Джек застонал при виде широкой лестницы.
- Где Айзери? - спросил он, с трудом заставляя себя сделать шаг, другой. Свободная рука сама собой потянулась к ширинке, расстегнула пуговицу и молнию. Облегчение было мимолетным, но все лучше, чем ничего. - Он в порядке?
- Он был испуган, - сказал Зэйден. - И у него ухо кровоточило. Я оставил его в пустой комнате и велел запереться. Хочешь его увидеть?
- Только не так. - Джек вспомнил выражение, полное страха и боли, на лице Айзери, и у него заныло в груди. Это все его вина.

Глава 18
Добравшись до самого верха, Зэйден повел Джека по коридору, но остановился у первой же открытой двери. Зэйден засунул голову внутрь и выставил перед собой свободную руку, на его ладони появился мерцающий шар - по комнате заплясали тени. Это оказался какой-то кабинет, вдоль двух стен тянулись полки с книгами, еще в комнате стояли два стола: большой в окружении нескольких стульев расположился посередине, и старый массивный рабочий – перед единственным сейчас темным окном.
- В самый раз, - кивнул Зэйден и щелкнул пальцами. Пламя полыхнуло, растекшись перьями по комнате, зажигая каждую лампаду, каждую погасшую свечу. Войдя вслед за ним, Джек одним движением спустил джинсы вместе с бельем на бедра. Зэйден закрыл и запер дверь и, подойдя к Джеку, уставился горящими глазами на его член – Джеку чертовски хотелось схватить его за плечи и заставить опуститься на колени. - Здорово, что я прихватил с собой много смазки, - хмыкнул Зэйден, и Джек едва сдержал всхлип.
Он смотрел, как Зэйден скидывает туфли и расстегивает свои узкие брюки из кожи шивала, как стаскивает их с себя и как при этом двигаются его бедра.
- Ты тоже возбужден, - заметил Джек, растерянно шагнув к нему.
- Ну еще бы, - отозвался тот. - Я же стащил с тебя Акитру... его сила действует на меня так же, как на тебя.
- А... точно, - кивнул Джек. - Не... не знаю... что я... - Он замолчал, потому что Зэйден нагнулся, чтобы поднять брюки с пола, свет свечей мягко обрисовал изгиб его задницы, игривую впадинку между ягодицами...
Джек пришел в себя, когда уже оказался на другом конце комнаты, прижимая задыхающегося Зэйдена к стене.
- Черт, Джек, да ты что! - Зэйден пытался оттолкнуть его.
Джек выпустил его и сделал шаг назад, рука, когда он поднес ее ко рту, тряслась. Ему стало дурно.
- Зэйден, п-прости, - выдохнул он. - Не знаю, что на меня нашло.
Тот оттолкнулся от стены.
- Акитра на тебя нашел, - ответил он. - Не волнуйся об этом. - Но голос его звучал резко, а движения были какими-то нервными, когда он подошел к своим брюкам и снова поднял их, вытащив маленький флакон любриканта из кармана, а потом бросив их на спинку стула.
Когда, обмакнув пальцы в гель, маг начал себя подготавливать, Джек не удержался и все-таки потянулся к члену, но Зэйден был прав - это не помогало. Наоборот, все становилось еще хуже, и все же Джек не мог остановиться. Из горла вырвался разочарованный стон.
- Ладно, я готов, - сказал Зэйден. Он вытер рукавом пыльную поверхность старого дубового стола и уселся сверху и, оперевшись на локти, раскинул ноги в стороны.
Джек бросился вперед: его всего трясло, он пытался остановиться, вернуть контроль над собой. Он не хотел причинять Зэйдену боль.
Прислонившись к столу, Джек закинул ногу Зэйдена себе на плечо, разведя их еще шире. Тяжело дыша, он приставил головку к входу в тело Зэйдена.
- Все нормально, - бросил тот.
Подняв глаза к его лицу, Джек перехватил его взгляд. Зэйден кивнул, и Джек стиснул зубы и, сдерживая крик, вошел в горячее тело до упора. Зэйден, выгнувшись, вскрикнул, руки, расслабленно лежавшие на светлом дереве, сжались в кулаки, и Джек подавился всхлипом, вскидывая бедра снова и снова, врываясь в него.
Это даже нельзя было назвать приятным - ощущения оказались слишком острыми, как будто сознание заволокло помехами, сведя на нет всю рассудительность и благоразумие Джека. Он кончил внезапно, словно внутри лопнула пружина, и повалился на Зэйдена, ноги его не держали.
- Прости, - просипел он, хватая Зэйдена за рубашку. - Прости.
- Все о'кей, - ответил тот, положив ладонь Джеку на затылок и рассеянно запустив пальцы в его волосы. - Первый раз всегда так; следующий будет получше.
- Следующий? - переспросил Джек, упираясь руками в стол и пытаясь сползти с Зэйдена. По телу пробежала дрожь, и он вскрикнул, нутро точно обожгла холодом ледяная молния, затаившись где-то в яичках. - Да что он со мной сделал? - простонал Джек.
- Это нормально, - пояснил Зэйден, садясь и кладя ладони на плечи Джеку. - Из-за того как маги реагируют на похоть, иногда, чтобы избавиться от нее, нужно несколько оргазмов. Это не салир а'гавон, но очень похоже.
Джек передернулся, услышав знакомый термин. Ему приходилось сталкиваться с этим заболеванием и сопутствующими унижением и неудобством пару раз, когда он был младше и хуже контролировал свою силу. Если магическая энергия, переходя в полужидкое состояние, накапливалась в теле мага, она усиливала любые испытываемые им эмоции, а поскольку общеизвестно, что маги почти всегда возбуждены, чаще всего это проявлялось в непрекращающемся сексуальном зуде... поэтому энергию необходимо было тщательно выводить из организма.
А значит, неопытного четырнадцатилетнего подростка отсылали из класса в кабинет врача. И там Джеку пришлось стоять нагишом, позволяя незнакомцу ласкать его. Правда, когда дошло до окончательного очищения, маг оставил его дрочить в одиночестве, спасибо Маэле. Это был самый простой способ избавиться от излишка магии. Вообще-то, она выходила с любой из пяти органических жидкостей: кровью, потом, слезами, слюной и семенем - но семя было самым быстрым и самым безболезненным.
- Откуда ты столько про это знаешь? - спросил Джек, медленно выпрямившись. Ноги наконец перестали подгибаться.
- Думаешь, ты единственный, к кому приставал Акитра? - ответил Зэйден. - Я уже год здесь отучился, забыл? Вот когда он засунет тебе в задницу пару пальцев, задевая простату, ты поймешь. Я думал, там и сдохну.
- Милостивый Маэле, - прошептал Джек, сжимая руки в кулаки - Почему этого ублюдка до сих пор не отчислили... или не арестовали? То, что он делает - преступление.
- Его семья очень богата и влиятельна, - сказал Зэйден. - Всех, кто подымает шумиху, либо покупают, либо затыкают иным способом. Может, обсудим это позже? Стол холодный и жесткий.
- Да, прости, - откликнулся Джек, но, уже снова занявшись Зэйденом, не сдержался и нахмурился, его движения стали гораздо медленнее, размереннее. Что-то его беспокоило. Если семья Акитры на самом деле так страшна, почему Зэйден предложил Джеку написать на того жалобу в первый день их знакомства? Если верить его же словам, за такое вполне могли и убить.
- Даа, Джек, - застонал Зэйден, стискивая его плечи, обнимая ногами за талию. - Так намного лучше.
Зэйден прижался крепче, обвив его шею, объятия были такими интимными, но Джек никак не мог заставить себя на них ответить. Может, Зэйден просто брякнул, не подумав, или… пытался прикончить Джека? И если так, то зачем? Что хорошего принесла бы Зэйдену его смерть?
- Амм... Зэйден? - Джек замер на мгновение, пошире расставив ноги, чтобы удержать его вес. - Можно задать тебе... глупый вопрос, только пообещай не злиться?
- Ты шутишь? - ахнул тот. - Твой член у меня внутри - это так здорово, ты мог бы сейчас признаться, что убил мою маму, и мне было бы по барабану.
Собрав все свое самообладание, Джек заставил себя остановиться.
- Что ты делаешь? - спросил Зэйден, отодвинувшись, и, заглянув ему в лицо, нахмурил брови. - В чем дело?
- Ты сказал мне пожаловаться на Акитру, - проговорил Джек, пытаясь не обращать внимания на тянущую боль в яичках. - В день, когда мы познакомились, ты советовал либо написать на него жалобу, либо не обращать внимания, но... но теперь больше похоже, что, напиши я жалобу, и напросился бы на серьезные неприятности. Ты... знал это? Ты пытался... пытался...
- Пытался что, Джек? Убить тебя?
Джек молча кивнул.
Зэйден на секунду уставился на него, а потом снова закинул руки ему на шею, крепко обняв:
- О, Джек... нет, нет, конечно. От маленькой жалобы тебе вреда не будет, а его семья бы предупредила Акитру, чтобы он оставил тебя в покое. Может, они и способны на подкуп и убийство, но дешевле к ним не прибегать. Ясно?
Чувствуя себя полным идиотом, потому что поверил в то, что Зэйден мог бы попытаться так его подставить, Джек ответил на объятия, крепко прижимая его к себе.
- Прости, - прошептал он.
- Забудь, - отмахнулся тот, чуть отодвинувшись, чтобы снова заглянуть ему в глаза. - Недоверчивость - часть нашей природы. А теперь заткнись и трахни меня уже.
Он улыбнулся своей теплой, неунывающий улыбкой, которой Джек уже начинал завидовать. Каково это - когда ничто не тревожит и не заботит?
Джек опять начал двигаться, и комната наполнилась тяжелым дыханием и стонами. Пальцы Зэйдена стиснули его рубашку, скользнули дальше - на плечи, их лица оказались так близко, что Джек почувствовал жар его дыхания на своей щеке. Ему вдруг захотелось поцеловать Зэйдена, но он не решился. Мгновение спустя Зэйден сам вдруг преодолел разделявшее их расстояние, прижавшись губами к губам Джека. Джек застонал, когда язык Зэйдена прочертил огненную дорожку на его нижней губе. Он открыл рот, скользнув языком по языку Зэйдена, а тот накрыл ладонью его затылок.
Перед глазами вспыхнула молния, комната вдруг закружилась, и Джек отпрянул, тщетно пытаясь вдохнуть. Ощущение это продлилось буквально мгновение, однако Джека всего колотило.
- Что такое? - спросил Зэйден, но его голос звучал странно, словно и не его вовсе. Джек настороженно огляделся – но больше ничего не происходило – и потряс головой.
- Ничего. Наверное, еще побочный эффект от чар Акитры. Давай закончим поскорее... нужно найти Айзери и проверить, в порядке ли он.
- Хорошо, - откликнулся Зэйден, правда проблема со слухом у Джека так никуда и не делась.
Он вошел в Зэйдена – с губ мага сорвался стон наслаждения, но звук больше напоминал голос Майки, не то чтобы Джек когда-нибудь слышал от последнего что-нибудь, кроме ворчания и ядовитых реплик.
- Пожалуйста, - выдохнул Зэйден, и по спине Джека пробежал холодок.
Теперь, подумав о Майке, он не мог отделаться от мыслей о нем. Он почти видел длинные выбеленные волосы, ореховую кожу, бирюзово-зеленые глаза...
Да что с ним происходит? Он же ненавидит Майку... разве нет? И все же он готов был поклясться, что держит в руках искалеченного фэйри, что входит именно в него, по телу прокатывалась дрожь от каждого несдерживаемого стона. Майка откинул голову, открывая беззащитное горло, и Джек, не вытерпев, прижался губами к смуглой коже.
- Еще! - Майка вцепился в него. - Сильнее, Джек, пожалуйста. - Яйца звучно шлепнули о ягодицы Майки, и звук от соприкосновения их тел эхом разнесся по комнате. - Да, так... О, Джек, я сейчас кончу. - Фэйри напрягся в его руках, выгнулся, его член дернулся и залил семенем их рубашки.
Джеку тоже оставалось немного. Он скользнул ладонями под зад Майки и, подтянув его поближе к краю стола, продолжил вколачиваться с удвоенной силой.
- О, Маэле... Майка! - закричал он, врываясь в фэйри и кончая, бедра пошли мелкой дрожью – тугие мышцы выдаивали из него одну болезненную судорогу за другой. Когда все закончилось, он вдруг понял, что стоит на подгибающихся ногах и смотрит на чертовски разозленного мага в своих объятьях.
- Майка, да? - протянул Зэйден и оттолкнул Джека.
- Зэйден, постой, - позвал Джек, натягивая джинсы, тогда как Зэйден сполз со стола и поковылял через комнату туда, где на спинке стула висели его брюки. - Это не то, что ты...
- Не то? - отозвался Зэйден, обшаривая карманы и вытаскивая скомканный носовой платок. - Тогда что? Потому что мне показалось, что ты кричал имя другого, пока трахал меня! - Он развернулся, в его глазах блестели злые слезы. - Я знаю, что ты меня не любишь, но хотя бы не притворяйся, что ты с другим - разве я многого прошу? Да еще с ним - он же тебя не переваривает!
- Зэйден, прости. Не знаю, что случилось. Думаю, это из-за Акитры - он просил меня вылечить крылья Майки... это единственное, почему я подумал о нем... и это совсем не походило на мысли или игру воображения... мне казалось, что ты и есть он.
- И это должно меня утешить? - холодно хмыкнул Зэйден, вытираясь.
- Это походило на магию, Зэй, разве ты не...
- Не называй меня так, - отрезал тот, плюхаясь на стул и с трудом натягивая облегающие брюки.
- Ну как ты не понимаешь! - не успокаивался Джек. - Я ненарочно и даже не по своей воле. Это наверняка связано с силой Акитры. - Зэйден вроде бы задумался, и Джек шагнул к стулу и опустился рядом с ним на колено. - Пусть я и не люблю тебя, но никогда бы не стал вот так делать тебе больно.
Зэйден вздохнул:
- Знаю, извини, Джек... веду себя как идиот. Мы же даже не встречаемся. И я трахаюсь и с другими парнями, просто... когда я с тобой, я о них не думаю.
- Я тоже не думаю с тобой о других, - заверил Джек, сжимая предплечье Зэйдена. - Сегодня это вышло случайно - из-за Акитры, вот и все. Это никогда не повторится, обещаю.
- Спасибо, - сказал тот и, потянувшись, чмокнул Джека в щеку. - А теперь помоги мне надеть гребаные брюки, и пойдем скажем Айзери, что ты в порядке. Он, наверное, до смерти напуган.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, Клитемнестра, allina99, AleksM, verle69, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:57 - 29 Дек 2013 03:58 #11 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", главы 19-21/79
Глава 19
- Айзери? - Джек снова постучал и, так и не дождавшись ответа, оглянулся на Зэйдена. - Ты уверен, что это та комната?
- Уверен, - подтвердил тот, подойдя ближе и забарабанив в дверь. - Айзери, это мы. Открывай.
- Что если у него кровь так и не остановилась? - охнул Джек. - Что если он потерял сознание? Может, выбьем дверь?
- Полегче, мамаша, - остановил его Зэйден. - Я видел его ухо – обычная царапина. Просто подожди.
Джек расстроенно принялся мерить шагами коридор.
- Айзери, пожалуйста, открой дверь и давай уже свалим отсюда, - вернувшись к двери, позвал он.
Зэйден, нахмурившись, обернулся.
- Ты что, уходишь? Вечеринка еще не закончилась.
- Прости, но я не в настроении, - ответил Джек и собрался шагать в обратную сторону, но его отвлек щелчок замка.
Дверь медленно отворилась, и в коридор выскользнул Айзери.
- Я тоже, - хриплым, напряженным голосом сказал он. Он явно плакал, глаза его покраснели. На ухе корочкой засохла кровь, шея и рубашка тоже испачкались. Яркие глаза тщательно прошлись по Джеку. - Ты в порядке? - спросил он.
- Жить буду, - отозвался Джек. – А ты как?
- Ухо болит.
Джек был бы рад, если бы эта царапина оказалась единственным, что беспокоило Айзери, но его не оставляло ощущение, что ухо - меньшая из забот фея.
- Прости, - сказал Джек. - Я... я мог бы залечить его. Это займет всего...
- Спасибо, но нет. - Его подозрения подтвердились – у Джека упало сердце. Айзери не хотел, чтобы Джек до него дотрагивался. - Ничего личного, но лучше пусть этим займутся в медблоке.
- Конечно, - кивнул Джек. Он не мог винить фея, но от этого было не менее больно. - Ты готов?
- Да ладно вам, - заныл Зэйден, спускаясь следом по ступенькам. - Вы же даже не потанцевали. Кто-то притащил пиво и эль... выпейте, вам сразу станет лучше...
Джек остановился и развернулся - Зэйден споткнулся, чуть не налетев на него.
- Мы не в настроении. Можешь остаться, пить и танцевать, но мы идем обратно.
- Ну хорошо. - Тот расправил плечи. - Валяйте. Удачи. Надеюсь, сами отыщете дорогу в темноте. - Он, зло топая, пошел к двойным дверям, ведущим, видимо, в главный зал.
- Зэйден, постой... - Джек шагнул за ним и схватил его за плечо. Но тот стряхнул его руку и открыл одну из створок. Холл наполнили ударные и пронзительный вой гитар, а потом маг скрылся внутри и с силой захлопнул дверь. Джек взглянул на Айзери и вздохнул: - Попросим кого-нибудь еще показать.
- Я знаю дорогу. - Они обернулись, сердце Джека застряло где-то в горле, потому что из темной комнаты в конце коридора с улыбкой появился Акитра. - Дежа вю, - протянул тот.
- Айзери, беги, - крикнул Джек, толкая фея вперед. – Ну же! - Смех Акитры полетел вслед за ними в холодную туманную ночь. Уже у подножия парадной лестницы Джек оглянулся и резко замер, поняв, что за ними никто не гонится. - Айзери, подожди!
- Что ты делаешь? - спросил тот, но все равно шагнул из тени обратно на темную лужайку. - Пойдем... как-нибудь найдем сами.
- Мы забыли одежду, - возразил Джек.
- Да и ладно.
- У меня нет другой куртки, а здесь слишком холодно, чтобы обойтись без нее. Просто подожди тут - я сейчас.
Айзери хотел возразить, но Джек уже повернулся и пошел обратно, его туфли гулко застучали по широким каменным ступенькам. Остановившись перед дверью, он заглянул в длинный холл, пламя заколыхалось, когда мимо Джека пронесся порыв холодного влажного ветра.
Джек настороженно прокрался внутрь и начал рыться в куче курток, пальто и шапок. Красное длинное пальто Зэйдена оказалось нетрудно отыскать, а прямо рядом с ним лежала и их с Айзери одежда. Он схватил ее и вздрогнул, потому что двери в конце холла распахнулись, и из зала вывалились двое. На первый взгляд происходящее походило на драку, но Джек заметил, что только один из парней наносит удары. Второй лишь съежился, пытаясь заслонить лицо.
- Эй, - крикнул Джек, шагнув в их сторону. - Оставь его в покое!
Первый парень замер и, тяжело дыша, вызверился на него.
- Занимайся своим делом, - прорычал он и замахнулся ударить второго еще раз. Но прежде чем он успел, что-то здоровое и темное вылетело из дверей и вдавило его в стену, так что канделябры, висевшие рядом с Джеком, жалобно задребезжали.
Шадорак. Шоколадно-коричневая кожа блестела от пота, зубы скалились, он поднял парня над собой и швырнул в другой конец холла.
С тошнотворным звуком тот хлопнулся о пол, заорал и заскреб ногами по ковру, корчась от боли и прижимая к груди руку - запястье выгнулось под неестественным углом. Шадорак повернулся ко второму, мягко приподняв его голову за подбородок. Это был Мунсингер - робкий волчонок с урока по конструктивному взаимодействию, кровь из ссадины над глазом стекала по щеке, капая с подбородка.
- Что случилось? - спросил Шадорак, его глубокий раскатистый голос разнесся по всему холлу.
Мунсингер покачал головой и вздрогнул, тут же уставившись в пол.
- Я сказал «нет», - ответил он, в его голосе звенели слезы. - Прости. Я не хотел создавать проблемы.
- Не извиняйся, - сказал Шадорак, проведя большой черной рукой по соломенным волосам волчонка. - Я очень горд за тебя.
- Правда? - Мунсингер поднял засиявшие глаза, выражение лица исполнилось такой надежды, что Джек в красках представил, как тот виляет хвостом.
Так как кризис миновал, Джек повернулся, чтобы уйти. Но тут Шадорак недовольно буркнул:
- Что тебе нужно? - Джек оглянулся посмотреть, с кем тот разговаривает, и застыл, потому что рядом с парочкой стоял Акитра – он успел надеть рубашку, а руки невинно засунул в карманы.
- Полегче, здоровяк, - отозвался фэйри. - Я не трахаюсь с животными. Просто мне показалось, что я слышал голос моего друга. - Джек замер, когда Акитра развернулся и уставился прямо на него. - А вот и он. Можешь продолжать нежничать со своим щеночком.
- Маэле, - прошипел Джек, бросившись прочь из особняка. Подбежав к нервно вышагивавшему по подъездной аллее Айзери, Джек бросил ему пальто. – Скорей, давай, бежим. – Джек схватил его за руку.
- Ты почему так долго? – спросил Айзери, спотыкаясь, пытаясь угнаться за ним и одновременно натягивая пальто. – Мне показалось, я слышал крики.
- Объясню позже, - обронил Джек, через плечо кинув взгляд на особняк, из-за тумана казалось, что светящиеся окна висят в воздухе. – Акитра видел меня, по-моему, он идет за нами.
- Да как такое возможно? – вздохнул Айзери, замедляя шаг. – Я вот ни черта не вижу.
Джек тоже перешел на шаг, их окутывали темнота и туман. Кругом стояла гробовая тишина, звук шагов и тяжелого дыхания забивался в уши. Джек вздрогнул и натянул куртку.
– Ты знаешь, куда мы идем? – спросил Айзери, его голос доносился откуда-то далеко слева.
- Не сказал бы, - ответил Джек, тоже сдвигаясь влево, - но уверен, мы идем правильно… я чувствую бриз, к тому же сейчас почти одиннадцать. Мы услышим колокол и сообразим, где находимся.
- А если не получится? – Голос Айзери все еще был слишком далеко.
- Тогда это будет долгая, темная и холодная ночь. Может, подойдешь поближе? Нам не стоит разделяться. – Спустя секунду что-то коснулось его плеча, а потом Айзери сжал его руку. – Отлично. Как твое ухо?
- Ты где? – позвал Айзери, и Джек замер, а пальцы на его руке сжались крепче.
- Привет, Джек, - выдохнул Акитра.
- Айзери, беги! – закричал Джек, заехав фэйри локтем под дых. – Приведи помощь! – Холодные ладони задели его собственные, посылая дрожь, отозвавшуюся в самом члене. Акитра сдавил его запястье и выкрутил руку, так что из глаз от боли посыпались искры – Джек повалился на землю, прямо лицом во влажную траву.
- Да, беги-беги, Айзери, - повторил Акитра, его голос разлетелся эхом в окружавшей тишине. – Брось друга здесь, со мной, после того как он пожертвовал ради тебя своей задницей.
- Заткнись, - процедил Джек. Акитра лишь потянулся и хлопнул его по затылку.
– Даже если ты найдешь помощь, - продолжил он, - ты не сможешь отыскать дорогу сюда, прежде чем я оттрахаю его до бесчувствия. Ты же знаешь, что с ним после этого станет, а, фей-бой? Он будет не первым магом, которого я убил. – Он выжидающе замолчал, но Айзери не ответил. Если повезет, он уже отбежал слишком далеко. – Мне жаль тебя с твоим покоцанным крылышком, так что предлагаю сделку: ты возвращаешься и отсасываешь Джеку, и я отпускаю вас обоих. Я даже отведу вас в кампус. Что скажешь?
- Губу закатай, - выплюнул Джек. – Мы больше не играем в твои глупые игры.
Акитра прижался к нему, щекоча дыханием его лицо.
– Думаю, со сломанной рукой ты бы так не огрызался, - сказал он, резко дернув вверх перехваченное запястье. Джек закричал, что-то в руке будто порвалось, еще немного – и кость выпала бы из сустава. Плечо горело огнем, боль пульсировала в руке, отдаваясь в груди. Джек резко втянул сквозь зубы воздух, пытаясь сдержать подступившую тошноту. – Как думаешь, это грязный фей слышал? – поинтересовался Акитра, когда Джек перестал кричать. – Может, тебе стоить вопить погромче? – Джек сцепил зубы, полный решимости не проронить ни звука, но прежде чем Акитра успел вывернуть его руку до конца, из тумана донесся высокий, дрожащий звук… очень похожий на лошадиное ржание.

Глава 20
- А вот и они, - напряженным от боли голосом проговорил Джек. Он чувствовал, как вибрирует под ним земля, отзываясь на топот копыт. - И как ты думаешь все это объяснять?
- Заткнись, - огрызнулся Акитра и, оперевшись на него, встал.
Джек перекатился на спину подальше от фэйри и ухватился за ноющее плечо. Обычное повреждение мягких тканей - залечить легче легкого – но, Великий Маэле, как же больно. Джек поднял глаза на Акитру, в ожидании застывшего в туманной дымке, привычно засунув руки в карманы.
- По-моему, тебе пора линять, - заметил Джек и, поморщившись, сел.
- Я не сделал ничего плохого, - отозвался тот. - Ты напился на вечеринке, а я просто помогал тебе добраться до кампуса, когда ты вдруг упал и поранил плечо.
- Ты в самом деле ждешь, что я тебе подыграю? - изумился Джек.
Акитра пожал плечами:
- Подыгрывай - не подыгрывай. К утру отец подготовит любые справки, подделает любые документы, скажет все что угодно, к тому же заставить тебя исчезнуть будет еще легче.
- Это я уже слышал, - кивнул Джек.
Всадник приближался - копыта стучали все громче. Джек стиснул зубы и поднялся на ноги – живот свело, голова закружилась. Он громко сглотнул и попытался успокоить дыхание.
Снова жалобное ржание, всего в сотне футов, Джек выпрямил спину, когда лошадь замедлила шаг.
- Эй! - позвал он. - Сюда! Я... - Он взглянул на Акитру, высокий стройный силуэт фэйри был едва различим, но Джек явственно представил предостережение в фиолетовых глазах. - Я повредил плечо.
Всадник молчал, но лошадь неторопливой поступью приближалась - тихий стук копыт, глубокое шумное дыхание - как будто других звуков в густом тумане не осталось.
Волосы на затылке Джека зашевелились, сердце вдруг бешено заколотилось. Что-то тут было не так. Джек не раз ездил верхом. Где скрип кожи, звон уздечки? Он повернул голову на звук, и по спине побежали мурашки - эта тварь двигалась по кругу.
- Это не лошадь, - прошептал Джек, слепо вглядываясь в туман, ориентируясь только на стук копыт.
- О чем ты, мать твою? – ошарашенно спросил Акитра, а тварь фыркнула.
- Это явно хищник, - сквозь зубы произнес Джек.
Акитра долго не отвечал.
- Ты что, пытаешься сказать, что это шивал? - В его голосе явно прозвучала тревога.
- Я не знаю, кто еще по звукам походит на лошадь, но при этом ведет себя как акула на охоте, а ты?
- Не брякни такого при Чариасе, - отозвался Акитра, осторожно шагнув в сторону Джека. - Он любые замечания насчет акул считает личным оскорблением.
- Спасибо за заботу, - сухо поблагодарил Джек.
Скрытая темнотой и треклятым туманом, тварь стояла прямо перед ними, всего в десятке футов.
И какого хрена теперь делать? Даже если бы его плечо было в порядке, никто не сможет обогнать шивала. Бороться с ним - самоубийство. Единственное, на что можно надеяться - это что первым он набросится на Акитру, и у Джека будет время сбежать. Но куда? Он понятия не имел, в какой стороне кампус.
- Нам конец, - прошептал он.
- Я как раз думал то же самое, - невесело усмехнулся Акитра. - Но если это шивал, почему мы до сих пор живы?
- Не... не знаю, - ответил Джек. - Может...
- Может, это твой бестолковый дружок-фей на одной из университетских лошадей, - перебил Акитра, - почему бы тебе не проверить? - и пихнул Джека в спину.
Путаясь в ногах, он полетел вперед. Тварь взвизгнула, так что Джека зазнобило, и бросилась ему навстречу, разом преодолев половину расстояния между ними, нервные шаги звучали барабанной дробью откуда-то совсем близко. Джек видел, как что-то движется в тумане - темное пятно, чернее ночи.
- Акитра, урод! – задохнулся Джек, сердце застряло где-то в горле.
- Используй магию, - предложил тот. - Посвети своей задницей, и давай посмотрим, кто там.
- Я тебе не фонарик! - прошипел Джек, но лучшей идеи у него все равно не было. Он медленно поднял здоровую руку и вытянул в сторону фыркающего, топающего животного. Призвав магию, Джек напоил ее страхом, который тек по венам, и ладонь загорелась, как от спички, золотисто-зеленый свет разогнал туман.
Зверь заржал и встал на дыбы, взрезая копытами воздух, Джек отпрянул.
- Это всего лишь лошадь, - резко выдохнул он.
Вернее - конь, его ноги от колена были черными как сажа, а шкура насыщенно-красной, как свежая кровь, грива и хвост тоже оказались чернее воронова крыла. Жеребец топнул копытами, запрокинув голову: зрачки тонули в белках глаз - он был явно напуган.
- Все в порядке, - тихо сказал Джек, пытаясь обуздать магию; вскоре его кожа лишь тускло мерцала. - Все нормально... никто не причинит тебе вреда...
Жеребец повел ушами и нервно переступил ногами.
Может, он и правда из университетских лошадей, просто сбежал из конюшни? Если удастся забраться на него, сумеет ли Джек найти путь домой? Конь был не слишком высоким. Если ухватиться за гриву, должно получиться запрыгнуть. Джек настороженно шагнул вперед.
- Ты куда собрался? – Акитра схватил его за куртку и бросил на землю. Джек вскрикнул, ударившись локтем - плечо отозвалось болью. Магия жадно набросилась на нее, полыхнув из-под кожи, и Джек посмотрел на стоявшего над ним Акитру: золотистый свет отражался в его глазах, на губах играла злая улыбка. - Я с тобой еще не закончил, сладенький.
Взгляд Джека скользнул за правое плечо фэйри, потому что жеребец подошел к тому сзади, и черные губы раздвинулись, обнажая широкие плоские лошадиные зубы. Джек открыл рот, чтобы предупредить Акитру, но передумал. Пусть получит по заслугам, может, это единственный шанс Джека сбежать.
Акитра либо заметил его взгляд, либо почувствовал дыхание коня, потому что резко развернулся... и отскочил назад, успев заслониться рукой, когда жеребец кинулся на него.
Акитра закричал - конь вцепился зубами ему в предплечье.
Джек вскочил, не сводя глаз с жеребца, который затряс головой, чуть не сбив Акитру с ног, а потом разжал зубы. По руке Акитры побежала темная кровь, и тот отшатнулся, но конь последовал за ним, низко опустив голову, точно волк, готовящийся напасть, с морды его капала кровь. Не в силах пошевелиться, Джек уставился на оскалившегося жеребца, в тусклом свете блеснула пара острых клыков в нижней челюсти зверя.
- Да он же гребаный вампир, - прошептал Джек, и конь клацнул зубами.
Дерьмо. Джек с трудом сглотнул и попятился. Жеребец перевел взгляд с него на Акитру и обратно и кинулся вперед, впившись клыками в ногу Акитры чуть выше колена. Тот с криком повалился на землю и с размаху ударил коня кулаком по морде. Тот отпрянул и еще раз заржал, сверкнув клыками, но на Акитру больше нападать не рискнул, вместо этого повернувшись и шагнув к Джеку.
Джек бросился бежать, прижимая руку к груди, чтобы защитить больное плечо, но пользы было мало. Сквозь свое прерывистое дыхание и шаги он слышал сзади топот копыт - конь-вампир нагонял его.
Он вскрикнул, когда клыки вонзились в его плечо – лошадь повалила его на землю. Копыта прошлись по его спине, царапнув висок, жеребец по инерции пробежал по нему. Земля задрожала - конь сделал круг и развернулся. Джек с трудом встал на ноги – кровь текла по груди и руке – он снова побежал по рыхлой земле и влажной траве.
Конь возник перед ним словно из ниоткуда. Джек чуть не плюхнулся на задницу, но успел остановиться и ринулся в обратную сторону. Жеребец заржал и бросился за ним, пытаясь схватить его между лопаток, когда он снова упал на землю. Джек вскинул голову, хватая ртом воздух - легкие горели, - и увидел, что жеребец снова разворачивается, и ноги легко, безо всяких усилий несут его над неровной землей. Он остановился и стукнул копытом, взрывая почву, настороженно прядая ушами, дожидаясь... дожидаясь, когда Джек побежит. Тварь с ним играла.
Джек не двигался, хотя мышцы судорожно подрагивали, инстинктивное желание бежать было чертовски сильно. Горло перехватило - Джек с трудом поборол крик. Нельзя тратить энергию зря. Никто не придет на помощь. Айзери скорее всего стал первой жертвой этого монстра. Джек закрыл глаза, не сдержав всхлип, магия полыхнула огнем, впитывая его отчаяние. Точно! В особняке из дерева и камня его магия была практически бесполезна, но здесь, снаружи, ему подвластна даже трава.
Прижав ладони к земле, Джек сцепил зубы и надавил, плечо взорвалось болью. Магия вобрала ее и, преобразовав в энергию, потекла светом по жилам, кожу начало покалывать, и Джек послал этот поток в землю, позвал, пробуждая сонные травинки, соблазняя их воспоминаниями о солнечных весенних днях, теплых летних дождях, ярком свете и ветре. Земля зашевелилась, просыпаясь от непреходящей осени, трава зашелестела, стряхивая липкую росу.
- Расти, - прошептал Джек, зарываясь пальцами в землю, вливая свою силу в почву. - Расти... расти...
Трава вокруг жеребца вдруг рванула вверх, обвившись вокруг черных как сажа ног. Он испуганно отпрянул, вырываясь из пут, затем дернулся, громко топая копытами и, взбрыкнув, отпрыгнул в сторону. Джек не дал: трава цеплялась за ноги коня, преследуя его, но Джек чувствовал, что энергия иссякает. На лице и шее выступил пот, холодный и липкий. Руки тряслись, каждый вздох был прерывистым и тяжелым, как будто кто-то сел ему на грудь.
Глубоко внутри, словно второе сердце, пульсировала магия, Джек чувствовал, как она растекается, и силы оставляют его. Он пробовал бороться, удержать ее, но она рассыпалась, разрывая все внутри, и что-то темное и холодное просачивалось прямо в душу.
Закричав, он отнял руки от земли, разорвав связь с травой, заставляя магию внутри себя замолчать. Его кожа перестала светиться, погружая все во мрак. Он слышал голос у себя в голове, кричащий ему вставать, бежать, но не мог пошевелиться. Стоя на коленях в траве, дрожа и трясясь, хватая ртом воздух и прислушиваясь к шагам - медленным, осторожным, двигающимся прямо к нему, - Джек закрыл глаза, и по щекам потекли слезы.
Глава 21

Джек вздрогнул, когда ночь пронзило злое ржание, вот только донеслось оно вовсе не со стороны жеребца. Еще один? Сколько гребаных коней-вампиров в этом лесу? Совсем рядом - чересчур близко на взгляд Джека - первый конь стукнул копытом и заржал в ответ, более глубоко и звучно. Голос второго коня казался холодным, точно металлический скрежет, а не крик живого существа.
Земля снова задрожала, второй приближался - жеребец двинулся ему навстречу. Джек нервно вздохнул и привстал, но снова упал на колени - ноги отказывались слушаться. Он еще раз попытался подняться и отковылять подальше, но где-то рядом в темноте вновь послышалось ржание, а потом эхо столкновения двух тяжелых тел.
Замешкавшись, Джек остановился и оглянулся на клубящийся туман. Кем бы ни было второе существо, оно явно решило, что справится с конем-вампиром. Джек сделал еще шаг и снова чуть не упал. Да, никуда он сейчас не уйдет, поняв, что не в силах убежать, он не смог побороть любопытство. Собравшись с силами, он в последний раз призвал магию, мерцающий свет под его кожей был тусклым и блекнул с каждой секундой. Подняв руку, словно фонарик, Джек шагнул ближе и испуганно охнул, когда из тумана появился жеребец: его шкура на шее, плечах и крупе потемнела от крови.
Он заржал и пробежал мимо, черный хвост, развеваясь, хлестнул Джека по лицу, за ним через полосу света пронесся кто-то, так быстро нырнув и вынырнув, что Джек почти убедил себя, что ему показалось. Но нет. Черная шкура как будто впитывала свет, а серебряная грива и хвост сияли, словно нити из лунного света, поразительно синий глаз сверкнул на мгновение молочной зеленью.
Шивал. Джек отшатнулся, свет ослепительно вспыхнул – его сердце пустилось вскачь. Джек повернулся и побежал, спотыкаясь и падая, снова поднимаясь, забыв о больном плече - в мозгу осталась единственная мысль - это шивал. Гребаный шивал, и, разделавшись с конем, эта тварь примется за него. Джек оглянулся, сердце ушло в пятки, когда он заметил в темноте какое-то движение, но это оказалась всего лишь его собственная тень, танцующая в неверном свете, струящемся из его же ладони.
Джек резко дернул головой - что-то проступило из тумана справа от него, он закричал, и колени его подогнулись, когда он попытался резко остановиться. Джек упал и кувыркнулся, острая боль пронзила руку. Он вскрикнул, заскользив ногами по мокрой траве, пытаясь подняться, убежать.
- Джек, стой... Да подожди ты. - Это был не шивал, но мало чем лучше. Опираясь на здоровую ногу, на него сверху вниз смотрел Акитра. Его рубашка пропала, но нога и рука оказались забинтованы, так что было понятно, что с ней произошло. - Где он?
Полежав немного на траве, пытаясь отдышаться, Джек с трудом поднялся с холодной земли.
- Сбежал, - сказал он. - Его прогнал... шивал.
- Ты в самом деле ждешь, что я снова на это куплюсь? - хмыкнул Акитра.
- Да плевать мне, купишься ты или нет, - отозвался Джек. - Так все-таки в какой стороне кампус? Ты говорил, что знаешь.
- И с какой стати мне тебе рассказывать? – вскинул брови Акитра.
Джек сжал кулаки - желто-зеленый свет стал ярче, впитывая его гнев. Прежде чем он успел что-нибудь сказать или сделать, по лесу прокатился гулкий глубокий звон колокола.
- Да и фиг с тобой, - фыркнул Джек, поворачиваясь на звук, когда колокол пробил еще раз. Хромая, он на подгибающихся ногах пошел вперед.
- Ну просто сама самодостаточность! - съязвил Акитра, ковыляя вслед за ним. - И что будет, когда колокол перестанет звонить?
- Оставь меня в покое. - Джек прибавил шаг. Фэйри был прав - колокол пробьет еще девять... восемь раз, и начать ходить кругами станет совсем немудрено.
Акитра едва слышно охнул, и Джек оглянулся. Фэйри откровенно не поспевал за ним, с раненой ногой по неровной земле особо не походишь. Импровизированная повязка промокла от крови, а лицо его блестело от пота.
Сделав еще один явно болезненный шаг, Акитра остановился.
- Ну хорошо, Джек, - проговорил он, задыхаясь. - Я парень рассудительный. Предлагаю сделку: ты меня подлатаешь, а я доведу тебя до кампуса.
Джек остановился, скорее - чтобы дать отдых ноющим ногам, чем потому что решил обдумать это «великодушное» предложение.
- Я бы не смог, даже если бы захотел. Этот свет сейчас - предел моей силы. - Он помахал тускло мерцающей рукой. - И даже это осталось только потому, что я напуган до чертиков. Я уж как-нибудь сам. - Он побрел дальше.
- Подожди, - позвал Акитра и сделал еще пару шагов, припадая на больную ногу. - Ты что, не слышал о таком слове, как переговоры? Не нравятся мои условия, предложи свои.
Джек вздохнул:
- Как насчет: ты покажешь мне дорогу, а я не стану жаловаться на тебя за домогательства?
- И?
- И что? - нахмурился Джек.
- Это неравный обмен, учитывая, что твоя жалоба - не более, чем мелкое неудобство, а если я брошу тебя здесь, это может оказаться смертельно опасно. - Словно в подтверждение его слов издали послышалось ржание какой-то из тварей. - Что еще ты готов предложить?
Свет почти померк, когда Джек принялся рыться в карманах.
- Шесть лаэнов, упаковку малиновой жвачки, флакон смазки и плоский речной камень, - сказал он, протягивая руку Акитре.
Тот дохромал до Джека и выхватил смазку из его ладони.
- Уже теплее, - кивнул он и усмехнулся, когда Джек засунул горсть оставшегося барахла обратно в карман. - Как насчет подставить мне плечо, чтобы я перестал опираться на эту ногу?
- Я думал, ты не чувствуешь боли, - заметил Джек, нервно отступая подальше.
- Я сказал, что не чувствую ничего, кроме сильных тактильных ощущений. Сильного жара или холода, сильной боли... сильного удовольствия... а это чертовски больно.
Джек замешкался.
- Поклянешься, что не станешь ко мне прикасаться?
- Я ничего не обещаю, - рассмеялся Акитра. Джек отвернулся и побрел дальше. - Ну ладно, ладно... клянусь. Я перестану мучить тебя своей силой. Доволен? - Джек остановился и подождал, пока тот его догонит. - Знаешь, для мага ты какой-то чересчур зажатый, - заметил Акитра, закидывая руку ему на плечи. Джек стиснул зубы, чтобы сдержать стон, когда Акитра задел рану на спине между плечом и шеей. - Тебя что, укусили? - спросил Акитра, убирая руку. - У тебя куртка порвана.
- Единственная куртка, - пробормотал Джек. - Не волнуйся. Так куда нам? - Акитра снова оперся на него и показал куда-то в туман.
- Туда. - Они медленно пошли вперед, Акитра старался не наступать на раненую ногу и время от времени чуть менял направление, чтобы они не сбились с пути.
- Откуда ты знаешь, что мы идем в нужную сторону? - спросил Джек несколько минут спустя.
- У фэйри врожденное чувство направления, - ответил тот. - Поэтому ты никогда не увидишь нас с картой или компасом.
- Это как-то связано с вашей силой? Потому что Айзери не знал, куда идти, так же как и я.
- Прости, я оговорился. Я имел в виду ши, а не грязных маленьких шлюшек-фей.
Джек замер на полушаге и оттолкнул от себя Акитру, раненый фэйри споткнулся и полетел на землю.
- Какого хрена? - возмутился он, сев.
- Не смей говорить о моем друге в таком тоне, или я брошу твою задницу здесь.
- Этого не было в соглашении.
- Я решил добавить пунктов, - огрызнулся Джек.
- Так нельзя! Да ты просто кидала!
- А ты мудак! - заорал в ответ Джек - магия ярко полыхнула.
- Ну ты и... Сзади!
Джек резко развернулся, мимо него пронесся черный хищник и, оскалившись, бросился на Акитру. Острые, как лезвия ножей, копыта вспороли почву, челюсти клацнули - в последнее мгновение Акитра откатился в сторону, и шивал, сердито заржав, развернулся и пошел на второй заход. Не раздумывая, Джек кинулся к Акитре и, резко опустившись на корточки, прижал одну ладонь к обнаженной спине фэйри, а вторую - к земле. С криком от накрывшего его с головой возбуждения, Джек направил поток магии сквозь вторую руку.
План не был особо изящным или красивым, но он сработал. Земля зашевелилась, пошла волнами, и все камни поблизости, стряхивая с себя корни и грязь, вдруг выползли на поверхность. Шивал замер, яркие умные синие глаза настороженно уставились на них. Задыхаясь и дрожа, Джек отстранился от Акитры, схватил камень и, что-то неразборчиво прокричав, запустил им в шивала. И промахнулся. Схватил еще один.
- Помоги, - выдохнул он.
Следующий камень задел зверя в плечо, испугав, так что тот отскочил в сторону, дико поведя глазами, а потом оскалил зубы и заржал, лоснящаяся серебряная грива блеснула в тусклом свете. Акитра тоже метнул камень, глазомер у него оказался получше – он попал шивалу прямо по голове. Камень Джека ударил того в грудь. Шивал растерянно отпрянул и еще раз заржал, прежде чем развернуться и умчаться прочь.
Когда топот копыт затих вдали, Джек медленно опустил руку, и камень, который он сжимал, выскользнул из пальцев.
- Вот же дерьмо. Не верю, что это сработало, - выругался Акитра. - Он, наверное, еще совсем жеребенок.
- Он убил ту лошадь, - возразил Джек, собственные слова звучали как-то странно. - Не такой уж он и маленький.
- Что? - переспросил Акитра. - Не понял.
Джек попытался покачать головой - он не мог ответить. Во рту появился странный, металлический привкус, руку покалывало, магия еще какое-то время пульсировала прямо под кожей, а потом успокоилась. Он почувствовал, как плывет в темноте, кружится и кружится...
Его вырвало, боль началась в ногах, прошила позвоночник и ворвалась в мозг. Он слышал голос Акитры, но не понимал, что тот говорит - земля вдруг помчалась ему навстречу, щека прижалась к колючей холодной траве. Ноги свело судорогой в последний раз, и Джек погрузился в милосердное забытье.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, KuNe, Жменька, Kota, integra_home, Alexandraetc, alisandra, Клитемнестра, Fetaliz, allina99, пастельныйхудожник, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Сен 2013 23:59 - 29 Дек 2013 03:56 #12 от Калле
Калле ответил в теме Катика Локк "Сломанные Крылья", глава 22/79, обновление 25 сентября
Глава 22
[/b]
Джек очнулся, и его охватил озноб, все тело болело, но он все равно, выпрямившись, сел, всматриваясь в темноту. Гребаный фэйри - бросил его одного, безо всякой защиты, когда рядом бродит шивал. В жопу его семью... у Джека тоже есть семья, и им тоже есть, за какие ниточки потянуть. Он сжал зубы и попытался встать, мышцы задрожали от напряжения, но тут что-то коснулось его плеча и толкнуло обратно. Он повернул голову.
- Ты не в том состоянии, чтобы куда-то идти, - сказал Акитра - он сидел за спиной Джека, вытянув перед собой раненую ногу. - И к сожалению, я тоже.
- То есть ты бы меня тут бросил, - прохрипел Джек, горло драло так, словно он глотал стекло.
- Запросто, - кивнул Акитра. - Ты всегда так орешь во сне?
Это объясняет, почему так болит горло.
- Шивал не возвращался? - спросил Джек вместо ответа.
Акитра покачал головой. Хорошо. Может, нашел добычу попроще. Несколько минут оба молчали. Наконец Акитра медленно вздохнул:
- Раз уж ты решил изменить условия нашего соглашения, у меня имеется встречное предложение. Я перестану говорить гадости о твоем маленьком дружке-фее, если ты вылечишь мои раны.
Джек закрыл глаза, при упоминании об Айзери в груди заныло. Милостивый Маэле, лишь бы с ним все было хорошо.
- Какую часть фразы «не могу» ты не понял? - вздохнул Джек. - Я вырубился, потому что перерасходовал магию... мне повезет, если пустота меня не прикончит. - Он содрогнулся, обняв себя руками. Когда маги использовали много магии, им требовалось заземление. Роль проводников для такого количества энергии оставляла их разбитыми и оторванными от материального мира, и только прикосновение к чему-то живому помогало вновь закрепиться в реальности. С тем, сколько магии применил Джек, ему просто необходим был физический контакт, но учитывая, что Зэйден на него злился, не оставалось больше никого, с кем можно было бы, не испытывая неловкости, голым лечь в постель.
- Я могу и с этим помочь, - предложил Акитра.
- Нет, - отрезал Джек. - Я не желаю, чтобы ты ко мне прикасался.
- Неужели я в самом деле хуже этого холодного черного отчаяния, снедающего тебя изнутри, оставляя после себя лишь ноющую пустоту?
- Ну ты и ублюдок, - вздохнул Джек, отталкиваясь от земли и с трудом вставая на ноги. Нужно выбираться отсюда. Он вздрогнул, когда Акитра схватил его за руку, пальцы фэйри были даже холоднее его собственных - Джек попытался вырваться, но Акитра лишь крепче стиснул его ладонь. В животе все завязалось узлом, по телу пробежала дрожь - Джек весь подобрался, приготовившись к острому возбуждению, но вместо болезненной эрекции и недостижимого оргазма почувствовал только теплое покалывание, вполне приятное.
Мгновение спустя Акитра выпустил его пальцы.
- Какого фига это было? - спросил Джек.
- Понравилось? - Джек слышал ухмылку в голосе Акитры. – Раньше ты ощущал только нефильтрованную, несдерживаемую силу. Когда я ее контролирую, то могу сделать ее действие приятным, даже для обычного человека, вроде тебя. Так что, договорились?
- Даже если бы я поверил, что ты будешь держать себя в руках, остается еще заземление...
- Я же говорил, что позабочусь об этом. Я знаю людей - хороших, порядочных людей – которые могут тебе помочь.
Джек все равно сомневался. Как после всего, что успел натворить Акитра, можно ему верить? При мысли о близости с ним сердце Джека сбивалось с ритма, а во рту пересыхало. Но альтернатива...
- Хорошо, - едва слышно произнес Джек. - По рукам. - От собственных слов его затошнило, но выбора не было. Он мог бы пойти в больничное крыло и получить там заземлителя, но это все равно означало бы лечь в постель с незнакомцем, к тому же запись об этом оказалась бы в его личном деле.
- Здорово! - как-то чересчур радостно воскликнул Акитра. - Что мне делать?
- Дай... дай мне минуту, - попросил Джек. Ему надо было нарисовать руны: одну на Акитре, одну - на себе. Нужно было что-нибудь... - Так, дай смазку, - сказал он, протягивая руку.
- Мне нравится ход твоих мыслей, - хмыкнул Акитра и стал рыться в кармане. - Ты хочешь сверху или снизу?
- Она не для этого, - отрезал Джек. - Ее основа - вода и алоэ. Они нужны для заклинания.
- Какая жалость, - вздохнул Акитра, протягивая ему флакон. - Я надеялся, что смогу показать тебе небо в алмазах.
- В другой раз. - Джек закатил глаза и стал расстегивать рубашку. Сырой воздух коснулся обнаженной груди, послав по коже волну мурашек и заставив Джека вздрогнуть, когда он принялся, сосредоточенно нахмурившись, выводить исцеляющую руну. Закончив, он сел на колени рядом с Акитрой и снова окунул пальцы во флакон, но засомневался. - Ты ведь ее контролируешь?
- Да, Джек, - снисходительно фыркнул Акитра. Он поднял руку и провел кончиком пальца по тыльной стороне ладони Джека. Отклик в штанах был едва заметен. - Так устроит?
- Да, - отозвался Джек и ровными уверенными мазками нарисовал руну в самом центре груди Акитры. - Так как ты хочешь это сделать?
- Это зависит. Ты предпочитаешь стоять на четвереньках или лежать на спине? Я готов рассмотреть оба варианта.
- Трахать меня ты не будешь, - отрезал Джек.
- Да ну и хрен с тобой, - огрызнулся Акитра. - Тогда иди сюда. - Он схватил Джека за руку и попытался втащить его к себе на колени. - Расслабься, штаны можешь не снимать. Просто перекинь ногу через мою, чтобы видеть рану.
Внизу живота угрем зашевелилась неловкость, Джек оседлал бедра Акитры, положив ладони себе на ноги, смотря куда угодно, только не в лицо фэйри, оказавшееся всего в футе от его собственного.
- Для потаскушки-мага ты что-то слишком нервничаешь, - заметил Акитра, протягивая руку и откидывая прядь спутанных каштановых волос с его глаз.
Джек отшатнулся.
- Не разговаривай со мной. Просто скорее делай, что там собирался.
Акитра наклонился вперед, коснувшись теплым дыханием холодной щеки Джека.
- С удовольствием, - промурлыкал он, а потом, скользнув здоровой рукой под расстегнутую рубашку Джека, обнял его за талию и притянул к своему телу.
Джек охнул и напрягся, ухватившись за плечи Акитры, но сдержал желание оттолкнуть его. Если он станет вырываться, руны смажутся.
- Маэле, ты просто ледяной, - передернулся Джек, когда холодная кожа Акитры прижалась к его.
- Ну а чего ты ожидал? - ответил тот, повернув голову и пощекотав губами шею Джека. - Никто не предложил мне свою куртку. Сейчас посмотрим, что можно сделать, чтобы немного согреть тебя.
Он присосался к шее Джека, прямо под его ухом, и наслаждение молнией прошило тело, остановившись в паху. Если неконтролируемая сила будила такие ощущения, что казалось, будто ты сидишь на электрическом стуле, сейчас все больше походило на бархатную ласку.
Джек застонал и обнял Акитру за плечи, приникнув к нему, чувствуя, как его переполняет удовольствие, нежное, точно теплые морские волны. Член затвердел, но не болезненно, тело ожило, нервные окончания словно запели.
- У кого-то стояк, да? - спросил Акитра, задев губами ухо Джека. Джек отпрянул, перед глазами встала сцена: Акитра, кусающий Айзери за мочку. Разве он способен на это после всего, через что они прошли из-за Акитры? Если Айзери жив, он, наверное, никогда больше не станет разговаривать с Джеком. Но это «если» уж очень под вопросом. - Ох, неужели кое-кто переживает за маленькую... за своего друга? Признаться, я удивлюсь, если он еще жив. Запах крови должен был привести этих тварей прямиком к нему...
- Ты не помогаешь. Можешь перестать быть ублюдком хотя бы на пять минут?
- А ты можешь перестать ныть? - парировал Акитра. - Я просто говорю, что думаю, и если тебе это не нравится, может, не стоило отсылать его одного в темноту.
- Откуда мне было знать, что тут водятся такие монстры, - процедил Джек, - зато я знал, что не могу позволить тебе снова до него добраться.
- Да, отреагировал он, конечно, необычно, - кивнул Акитра. - Как по мне, ему явно не особо нравится, когда его трогают парни. Наверное, он чуть не умер от отвращения, когда ты его поцеловал. Хотя готов поспорить, ты был в восторге.
- Заткнись, - бросил Джек. - Если хочешь, чтобы я тебя вылечил, заткнись сейчас же.
- Да ладно тебе, Джек, не будь таким букой. Я лишь пытаюсь помочь тебе сгенерировать побольше энергии - гнев ведь тоже эмоция, так? Но если тебе очень уж охота пообжиматься, я более чем счастлив услужить. Прости, что старался избавить тебя от неловкости.
Джек задохнулся, с губ сорвался крик, потому что Акитра вдруг перестал сдерживать силу, похоть волной прокатилась по продрогшему телу, пульсируя в венах. Однако уже через мгновение Джек осознал, что Акитра все еще себя контролирует. Удовольствие, стекавшееся вниз живота, проходя по телу с каждым вздохом, было острым, но не мучительным, и, в отличие от предыдущих раз, обещало разрядку.

Глава 23

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, KuNe, SvetВладимировна, Жменька, Mari Michelle, Redgina, semzova, Peoleo, Kota, Half, integra_home, Alexandraetc, alisandra, Клитемнестра, KA-LENOK, TTLaLaTT, Lynx58, Анхэна, nonchance, Лисавета, вера, allina99, Jinn, karellica, verle69, Norda, Mirina, Лазурный, Lena_Shine, Swank, Эмилия, Evangelinne, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Viktoria
  • Viktoria аватар
  • Wanted!
  • Администратор ОС
  • Администратор ОС
  • Ласковая Госпожа
Больше
26 Сен 2013 00:18 - 03 Ноя 2013 21:17 #13 от Viktoria
Viktoria ответил в теме Re: Катика Локк "Сломанные Крылья", 22/79, обновление 25 сентября
Ыыы, двадцать вторая, которую все так ждали  :crazy:
Поблагодарили: The_owl, Alexandraetc, Клитемнестра

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Клитемнестра
  • Клитемнестра аватар
  • Wanted!
  • Мастер слова ОС
  • Мастер слова ОС
Больше
26 Сен 2013 00:25 - 03 Ноя 2013 21:18 #14 от Клитемнестра
Клитемнестра ответил в теме Re: Катика Локк "Сломанные Крылья", 22/79, обновление 25 сентября
Сашик, спасибо, что выкроила время и вернула любимую темку. Мну думал ты не скоро вырвешься из плена устранения ошибок и настроился на длительный целибат.))) К счастью это длилось недолго!)))

Итак, Джек опять перед выбором, и опять уступает. Давление обстоятельств или принципы? Избежать записи в личном деле оказалась важнее. :mda:

Вот теперь и думай, чем кончится лечение. Или "небом в алмазах", или этот засранец Акитра быстренько "забудет" свои обещания про "хороших, порядочных людей", партнеров-заземлителей? Так Джеку "крылья" и сломает.((( Мну от Акитры ничего хорошего не ждет.

Хотя... не ожидала, что фей может контролировать силу и быть нежным!!! )))
Сашик, это стало для тебя поворотным моментом? Или то, как старался избавить от неловкости?

Сонцы, СПАСИБКИ!!!!!  :hug: :pocelui: :frower:

Какую бы глупость не придумала голова, что бы не ляпнул злой язык, чего бы не сделали кривые руки, куда бы не принесли бешеные ноги, за все достается жопе…
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Georgie, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Жменька
  • Жменька аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
  • Лягушка путешественница
Больше
26 Сен 2013 16:31 - 03 Ноя 2013 21:19 #15 от Жменька
Жменька ответил в теме Re: Катика Локк "Сломанные Крылья", 22/79, обновление 25 сентября
Александра, спасибо большое, что заново выложила перевод :lublu:

ЖИЗНЬ ХОРОША И ЖИТЬ ХОРОШО.

Поблагодарили: Калле, verle69

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.