САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
24 Фев 2016 12:30 - 25 Фев 2016 06:28 #616 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Денилз, спасибо за новую главу))) хотя ожидание бывает долгим, но зато сейчас наслаждаюсь таким длинным куском  :yes:
Вот вроде описываемых событий в главе не много, но мыслей хоть отбавляй.
Опять Тоби ведет себя как ребенок. Но он так очарователен, что невольно хочется погладить по головке и утешить, даже не смотря на то, что он обидел Лену. Вообще, Тоби многие поступки совершает спонтанно и высказывается неподумавши. Алекс тоже хорош - такая трогательная забота, нежные взгляды, курточку застегивает  :mda: Травит душу бедненькому Бэмби. Эх, какая же сложная ситуация  :yh:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: denils, ninych, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Фев 2016 13:42 #617 от bart11
bart11 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Спасибо,было интересно читать ( у меня все крутится в голове,что же предпримет Алекс после такого...)
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
24 Фев 2016 21:49 #618 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Rio-rin а мне кажется, что именно в таком возрасте страсти и кипят: сходятся, расходятся, выясняют отношения) Да, весьма темпераментно, жизнь кипит)))

VikyLya да, главы все большие, и работы с ними прибавляется. В принципе, подобные ссоры частенько подобным образом и происходят. Вспыхнули как спички, наговорили гадостей и разбежались дуться по углам. Главное, чтобы помирились потом)

bart11 спасибо)
Поблагодарили: ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Фев 2016 22:37 - 24 Фев 2016 22:37 #619 от Magic
Magic ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Спасибо за главу!  :dance:  :ura:
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
14 Мар 2016 11:18 #620 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016

VikyLya пишет: Денилз, спасибо за новую главу))) хотя ожидание бывает долгим, но зато сейчас наслаждаюсь таким длинным куском  :yes:
Вот вроде описываемых событий в главе не много, но мыслей хоть отбавляй.
Опять Тоби ведет себя как ребенок. Но он так очарователен, что невольно хочется погладить по головке и утешить, даже не смотря на то, что он обидел Лену. Вообще, Тоби многие поступки совершает спонтанно и высказывается неподумавши. Алекс тоже хорош - такая трогательная забота, нежные взгляды, курточку застегивает  :mda: Травит душу бедненькому Бэмби. Эх, какая же сложная ситуация  :yh:

Викуля, но ведь Тоби действительно ребенок, эмоциональный, живой и брошенный всеми ) И очень мягкий по характеру, т.к. воспитывался в женском коллективе. Он начинает учиться самостоятельности и отстаиванию своих прав и видений ) И хоть Лена и подруга, все же не нужно так бесцеремонно себя вести по отношению к Тоби. Я не вижу ничего не правильного в отпоре Тоби, ибо надо меру знать! ))) И я рада за Тоби и Кима, ибо надеюсь, что тяга и любовный угар к Алексу у Тоби пройдут. Алекс из той породы людей, которые редко отходят от условностей и мнения общества, крайне редко! Поэтому желаю счастья с Кимом.
Денилз, спасибо за продолжение!!!!  :lublu:  :pocelui:  :hearts:

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Поблагодарили: Калле, VikyLya, ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
14 Мар 2016 11:42 - 14 Мар 2016 11:44 #621 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016

Я не вижу ничего не правильного в отпоре Тоби, ибо надо меру знать!

А, наверное, да! пусть знает меру))) Я его понимаю)
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

И я тоже по-правде надеюсь, что любовный угар Тобика к Алексу пройдет) Хотя что-то мне подсказывает, что буду разочарована)

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
14 Мар 2016 11:51 - 14 Мар 2016 13:43 #622 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Ну, как говорится, надежда умирает последней! Будем надеяться! Даже если Алекс сейчас во всеуслышание прокричит о любви к Тобику, завтра может от всего отказаться! Что поделать, натура такая! Эт как собака на сене, и сам не ам и другому не дам! )))

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Поблагодарили: ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 Мар 2016 11:56 - 14 Мар 2016 13:48 #623 от ninych
ninych ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Мне, кстати, немного странно было читать, как Лена настаивает на отношениях Алекса и Тоби. Она же из того же круга, что и Алекс, и не может не понимать, что, по крайней мере, в той ситуации, в которой мальчики находятся сейчас, они не могут встречаться, это дикость для окружающих. Она должна понимать, что они станут париями - тут я полностью согласна с Алексом. Да, конечно, это романтично, но голова же тоже дана не просто так. С этой точки зрения, можно и приветствовать отношения Тоби с Кимом - как ни крути, он более подходящая Тоби партия, к тому же, интересный, симпатичный и просто умничка, и Тоби к нему неравнодушен, как ни крути.
Скрывать отношения - это, может быть, выход, но, мне кажется, не для Тоби. Он не сможет, обязательно проколется где-нибудь, он не умеет так себя держать в руках, как Алекс.
И да, я тоже думаю, что тут Лена дала лишку: мало того что наступила на больную мозоль, так ещё и потопталась. Но на Тоби тоже можно обидеться, тем более, что тот весьма нетактично поступил по отношению к ней в музыкальном магазине, а теперь советует завести личную жизнь. Не очень красиво.

VikyLya пишет: И я тоже по-правде надеюсь, что любовный угар Тобика к Алексу пройдет)

По закону жанра угар пройти не должен, я думаю.

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
14 Мар 2016 12:02 #624 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Мне кажется, просто Лена априори ЗА АЛЕКСА) Такое бывает. И именно потому, что они из одного круга.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: ninych, Ksenija

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 Мар 2016 12:07 #625 от ninych
ninych ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 32/66, upd 23.02.2016
Не, мне кажется, она априори за большое романтическое чувство, как у мистера Бига и Кэрри, и ей, как всем (ну, многим) женщинам, которые мечтают найти свою вторую половинку, обидно видеть, что кто-то нашёл и не хочет/может удержать. А то, что это Алекс и какие проблемы это повлечёт - не имеет большого значения, в сцене перед школой уж точно.

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: VikyLya, Alexandraetc, Ksenija

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
01 Апр 2016 21:44 - 02 Апр 2016 21:40 #626 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 33/66, upd 01.04.2016
Глава 32
ninych :spasibo:
Глава 33. Художник (начало)
- Будешь доедать? – Ким показывает на квадратную коробку, в центре которой лежит тонкий кусочек пиццы с салями.
- Не, доедай, если хочешь. - Я объелся.
Удовлетворенный, откидываюсь назад, кладу голову на деревянную спинку парковой скамейки и со вздохом закрываю глаза.
Нам повезло.
Прекрасный октябрьский день, светит солнце, на улице приятно тепло. Деревья в парке красуются во всем великолепии. Они гордо демонстрируют желтые, красные и коричневые листья и, кажется, нисколько не печалятся из-за легкого ветерка, который срывает их с веток и уносит с собой.
Ким встретил меня после школы, и мы поехали сюда.
С самого начала я посчитал идею провести обеденный перерыв в осеннем парке просто замечательной.
Прямо на нашу скамейку светит солнце, согревая все тело. Я закрываю глаза от наслаждения и прислушиваюсь к окружающим шорохам.
В парке суета. Мамы гуляют с колясками, бегуны наворачивают круги, коллеги, сплетничая, разминают ноги, подростки старательно упражняются на скейтах на трассе, собаки ссут на деревья, а птицы пакуют чемоданы и собираются в дальнее путешествие в сторону юга.
- Дрыхнешь? – чувствую, как в бок упирается локоть Кима.
- Гм, - бурчу я и дремлю дальше.
Он тихо смеется.
Я лениво открываю глаза и смотрю на него.
- Почему ты смеешься?
- Я вовсе не смеюсь, - ухмыляется он.
- Ну да… почему? Надо мной потешаешься? – упрямо выпячиваю нижнюю губу.
- Возможно… - Ким нахально подмигивает.
- Почему?
Указательным пальцем он показывает на мое лицо.
- Просто интересно, как же надо было есть пиццу, чтобы так выглядеть, - он опять смеется.
- У меня на лбу томатный соус? – растерянно спрашиваю я.
- На подбородке, на щеках, губах, кончике носа…
Суматошно тру лицо руками.
- И ты говоришь это только сейчас? – Я немного обижен… и осрамлен.
- По мне, и так мог бы оставить, это прелестно.
Большая сильная ладонь обхватывает меня за шею и резко притягивает ближе. Ким целует меня в щеку.
- К тому же, я не был уверен, не измазался ли ты нарочно, надеясь, что я потом тебя тщательно вылижу… - шепчет он мне в ухо.
- Разумеется, домохозяйки с малышами через три скамейки наверняка будут в восторге, если мы сейчас набросимся друг на друга, - иронизирую я.
- Ну кто знает… - Ким бросает провоцирующий взгляд в сторону мамаш, но те слишком заняты маленьким мальчиком, который постоянно засовывает себе в рот камни.
- Когда тебе надо уходить? – Я слегка прижимаюсь к его плечу и со вздохом закрываю глаза.
- Скоро. Через четверть часа будем выдвигаться. Я сперва закину тебя на работу, а потом поеду в редакцию. – Он обнимает меня правой рукой за плечи и нежно прижимает к себе.
- Жаль, - устало бормочу я.
- Да, - вздыхает он. – Можешь сегодня переночевать у меня?
- Мне завтра в школу.
- И что? – не понимая спрашивает он.
- Папа с Беттиной не хотят, чтобы мы развлекались посреди недели…
- Ты же не танцевать или пьянствовать пойдешь. Наоборот, будешь очень хорошим мальчиком и весь вечер проведешь в моей постели…
Я смеюсь.
- Ты прав, наверное, так мне и стоит объяснить.
- Или просто скажи родителям, что ты гей и у тебя есть друг, тогда я тоже как-нибудь смогу переночевать у тебя.
Я с трудом удерживаюсь, чтобы скептически не фыркнуть.
Конечно, я признаюсь папе и Беттине в том, что я гей, и первое, что они сделают – это пригласят Кима на обед.
Потом мы приятно посидим, расскажем веселые истории и спокойно насладимся вкусной едой. Все будут друг с другом чрезвычайно любезны, обаятельны, искренни и обходительны… точно, а на следующий день разрастутся тропические леса, найдут средство от СПИДа, все террористы подпишут мирный договор, озоновая дыра радостно захлопнется, перестанут таять полярные льды, и в Африке с небес посыпется еда…
Не, если честно, таким наивным я никогда не был.
Только представьте: семейный завтрак, все сидят за столом, и тут вхожу я в обнимку с Кимом…
Ужас.
Вылупившаяся на нас и хихикающая Мария.
Смущенная и напряженная Беттина.
Объятый ужасом и растерянный папа.
Непонимающие и безжалостно честные близнецы.
Ледяной… как северный полюс… как Антарктика… чертовски холодный Алекс.
- Думаю, что до завтрака с моей семьей еще очень далеко, - с серьезным видом бормочу я.
- А я вижу это в несколько другом свете, - легкомысленно заявляет Ким. – Родителям я нравлюсь. Нет, честно, я знаю, как изобразить из себя идеального зятя.
- Чтобы подкупить моего отца, тебе придется брить ноги, носить парик и напялить маленькое милое летнее платьишко. Если нам посчастливится, он примет тебя за девушку… Эй, ты даже можешь оставить свое имя… - Я смеюсь, и он пихает меня в бок.
- Болтунишка. Боюсь, я буду невероятно страшненькой девушкой…
- Я тоже боюсь, - хихикаю я. – Но мы можем сказать, что ты спортсменка и тренируешься в метании ядра к Олимпиаде…
Мы болтаем еще некоторое время, пока Ким, посмотрев на свои наручные часы, не говорит, что пора идти.
Печально следую за ним, и мы неторопливо бредем в сторону парковки.
- Кстати, я еще должен передать тебе привет от моей подруги Тины.
- Тина? – он задумывается.
- Из Гамбурга. Мы с ней были неразлучны, - быстро поясняю я.
- Ах да, малышка с длинными черными волосами, - вспоминает он.
- Точно.
- Спасибо, как приятно.
- Она сказала, что всегда знала, что мы сойдемся, - усмехаюсь я.
- Да? Умная девочка. – Ким вытаскивает ключи из кармана брюк и, нажав кнопку, снимает Гольф с сигнализации.
Я открываю дверцу и плюхаюсь на сидение.
- А ты? Когда ты увидел во мне нечто большее, чем маленького соседского мальчика? – я внимательно разглядываю его, пока он пристегивается и вставляет ключ в замок зажигания.
- Гм, не знаю. Кажется, это произошло тем ужасно жарким летом, если помнишь. Мне было, наверное, лет четырнадцать – пятнадцать, а ты сидел на яблоне позади своего дома…
- Я хотел стать птицей, - с важным видом объясняю я.
- Ах, а я думал, что ты просто очень любишь яблоки. Ну да ладно, ты сидел на ветке, болтал ногами и тебя тогда укусила оса…
- Да, точно, я помню… - взволнованно киваю.
- …я играл в саду с приятелем в футбол, мы услышали, как ты кричишь, и потом заметили, что твое лицо жутко раздулось. Это было что-то! - он смеется.
- Ким! - возмущаюсь я. – У меня была аллергия. Маме пришлось везти меня в больницу.
- …твои щеки покраснели как помидор и раздулись, как надувные шары, и ты все время пищал и дрыгал ножками… - Он не прекращая смеется и с трудом следит за дорогой.
- Ты издеваешься, ничего забавного в этом нет, - кричу я обиженно.
- А выглядело безумно забавно… - фыркает он и опять хихикает.
- Я чуть не умер… - я с негодованием смотрю на него.
- Прости, сладкий… - Заметив мой гнев, он крепко сжимает зубы, сдерживая улыбку. Я вижу, как напряжены его скулы…
- И после этого происшествия ты в меня влюбился? – немного успокаиваясь, спрашиваю я.
- Конечно, ты был самым милым шариком, который я когда-либо видел… - он опять хихикает.
- Ким, серьезно, - я надуваю губы.
- Нет, тем летом я влюбился не в тебя.
Он пробирается по городским пробкам и останавливает Гольф на светофоре.
- А когда ты в меня влюбился?
- Гм… я всегда считал тебя очаровательным… но по-настоящему влюбился… только этим летом, на твой день рождения… - улыбается он.
Я тоже улыбаюсь.
Удовлетворенно откидываюсь на сиденье и смотрю в окно.
- Ким? – после небольшой паузы нерешительно спрашиваю я. – Как ты думаешь, что лучше: любовь, которая приходит со временем, или любовь с первого взгляда?
Он не отвечает, поэтому я поворачиваю голову в его сторону и замечаю, что он рассматривает меня.
- Почему ты об этом спрашиваешь? – его голос спокоен.
- Не знаю, просто подумалось, - быстро говорю я и невинно пожимаю плечами.
Наверное, это была плохая идея…
Гм, его внимательный пытливый взгляд… я жалею о своем необдуманном вопросе…
- Думаю, что вообще не бывает любви с первого взгляда, - уверенно говорит Ким.
- Правда?
- Да. Наверное, встречается тот, кто притягивает, притягивает сильнее, чем остальные, но слово любовь к этой ситуации не подходит. По крайней мере, я это так понимаю. Любовь ведь развивается, ей нужна история и две личности… взгляд, приятную внешность и пару пустых разговоров еще нельзя назвать любовью, – он говорит достаточно убедительно.
Я задумываюсь о том, что он только что сказал.
- Ты полностью прав, любовь должна развиваться. Но как быть с магией, судьбой и всем остальным… ты не веришь, что иногда просто знаешь… просто знаешь, что это любовь… с первого взгляда…
И опять он отвечает не сразу.
Он бросает на меня быстрый взгляд, но потом ему приходится сосредоточиться на дороге.
Сейчас я действительно жалею… заговорить на эту тему было плохой идеей.
А чего я ожидал?
И кто меня за язык тянул?
Не хватает только легко и непринужденно рассказать ему о моей первой встрече с Алексом…
«Слушай, дорогой, дело было так: едем мы с Ману по Мюнхену – вжж-вжж – и тут останавливаемся перед светофором – взззз – я слышу песню ‚Lost’ The Cure – клевая, да? – смотрю в окно и вижу в соседней машине парня. Алекс – мой брат, помнишь, да? Блондин, высокий, серые потрясающие глаза, низкий голос, крутая задница… - Он поднимает голову, поворачивается, и мы смотрим друг на друга. Дальше было в точности, как в самой пошлой мелодраме: мир остановился, птички чирикали, все стало розовым и на заднем плане кто-то играл на рояле прекрасную романтическую мелодию. И я почувствовал это, почувствовал, что вот он, тот единственный… - странная история, да, дорогой? – Ну мы пару раз трахнулись, было круто и т.д., но потом он дал мне отставку, из-за семьи, и брата, и общества, и потому что считает, что не способен на отношения и прочей кучи комплексов… и вот я с тобой. Здорово, да?»
Ага, вот так бы я ему все и рассказал…
Я глубоко вздыхаю и пытаюсь загладить возникшее недоразумение.
- Мы перед школой разговаривали с Леной на тему любви или, вернее сказать, спорили. Она, пожалуй, пересмотрела сериалов и начиталась бульварных романов, короче, все время говорила о судьбе и тому подобном. Я пытался ей объяснить, что любовь не позвонит внезапно в дверь под видом сказочного принца. Надо что-то для этого сделать, и не всегда случается именно то, о чем мечтаешь. Я хотел ее подтолкнуть сделать наконец первый шаг и подойти к своему кумиру, вместо того чтобы всего лишь мечтать о нем. Но, вероятно, я при этом был немного груб. Мне кажется, я ее очень сильно обидел, и она в слезах убежала. Теперь меня гложет совесть, я не могу забыть нашу ссору и очень хотел бы извиниться. Наверное, поэтому в голове и вертятся постоянно ее слова и рассуждения, - тихим голосом объясняю я.
Вау, я преуспел в науке королей – лжи и выворачивании правды. Высший уровень. Следующим будут воровство и мошенничество для начинающих…
Лицо Кима заметно расслабляется.
- Не переживай так. Ссоры между друзьями быстро заканчиваются. Ведь вы любите друг друга, так что помиритесь, – улыбается он.
Я с облегчением выдыхаю.
- Спасибо. Да, надеюсь, ты прав, - тихо шепчу я.
- А что касается судьбы и магии, - быстро добавляет он, – я никогда не говорил, что этого не существует, но про каждого привлекательного человека, которого видишь первый раз и к которому чувствуешь симпатию, говорить о любви с первого взгляда, судьбе и магии, я считаю глупо…
Я поспешно киваю.
- Да.
Потом мы сворачиваем на длинную улицу с односторонним движением, на которой располагается магазин Людвига.
- Проклятье, тут мне не припарковаться… - бормочет Ким, осматриваясь по сторонам.
- Тогда остановись на секунду вторым рядом, я выскочу, - предлагаю я.
Он останавливает машину и смотрит на меня.
- Ты правда не хочешь сегодня вечером зайти? – его взгляд полон надежды.
- Увы, хочу, но… - вздыхаю я.
- Да-да, ясно, - в его голосе разочарование.
Я наклоняюсь к нему.
- Поцелуй меня, - шепчу я.
Усмехнувшись, Ким спешит выполнить мою просьбу.
Его губы уверенно и крепко прижимаются к моим.
Я сразу же закрываю глаза от наслаждения и прижимаюсь к нему… так близко, насколько позволяет рычаг между нами.
Он кладет ладони на мои щеки, ласкает шею, уши и нежно целует нижнюю губу.
Я медленно приоткрываю рот. Его язык такой горячий… он касается моего, гладит, пробует…
Они будто хотят обняться.
Мои руки крепко цепляются за футболку на груди Кима.
Я не могу подавить стоны, когда его пальцы ласкают мой затылок.
С каждым движением губ, каждым толчком языков, каждым жарким выдохом мы все более и более отдаемся поцелую.
Кажется, все клетки моего тела сейчас сконцентрированы лишь на Киме и нашем поцелуе.
Я слышу его дыхание… глубокое и возбужденное… совсем близко…
Мое сердце стучит… сильнее… нетерпеливее… мощно…
Не, это не мое сердце.
Я отстраняюсь от Кима. Секунду мы довольно блаженно смотрим друг другу в глаза, потом Ким внезапно морщится и смотрит мимо меня, в боковое стекло.
Я оборачиваюсь. Марк.
Конечно, кто же еще.
Фыркнув, открываю дверцу машины.
- Такое называется помехой дорожному движению, - сухо заявляет он.
- То, что ты делаешь, тоже, - гневно бормочу я.
Марк, похоже, это расслышал, потому что насмешливо вздергивает брови.
Я еще раз быстро поворачиваюсь к Киму, крепко целую его и хватаю свою сумку.
- Созвонимся, да? – улыбаясь, говорю я и выхожу из машины.
- Конечно, я позвоню тебе, - улыбается он. – Пока, Марк.
- Пока, - Марк быстро взмахивает рукой.
Закрываю дверцу, и Ким отъезжает. Я машу ему вслед, пока он, мигнув, не сворачивает направо. Потом он исчезает из вида.
- Ты это что, специально делаешь? - стремительно оборачиваюсь и сердито смотрю на Марка. – Преследуешь меня весь день, переодевшись в макинтош, напялив солнечные очки и шляпу, прячешься за кустами и подкрадываешься из-за угла, вооружившись прибором ночного видения и биноклем, только для того, чтобы быть тут как тут, стоит нам с Кимом подойти друг к другу поближе?
- Мне не нужен прибор ночного видения, я просто полагаюсь на свою интуицию, - небрежно заявляет Марк и направляется к магазину.
- Ты вообще тут зачем? – большими шагами спешу за ним, чтобы догнать. – Разве ты сейчас не должен быть в клинике?
- Мы же на выходных дежурили. В субботу я без перерыва проработал почти тринадцать часов, и потому сегодня во второй половине дня свободен. – Он бросает критический взгляд на витрину книжного магазина и открывает дверь.
Как обычно, нас приветствует веселый звон маленького колокольчика.
Внутри магазина царит привычный хаотичный порядок.
На столах и полках стопками стоят книги в мягких и твердых обложках, рассказы и новеллы сложены рядом с тысячестраничными пухлыми томами, классики вперемешку с бестселлерами, научно-популярные книги вместе с романами.
Я довольно улыбаюсь и не глядя кидаю сумку за прилавок, пока Марк осматривается.
- Пап? – кричит он в комнату. – Ты где?
- Здесь, - из-за высокого книжного стеллажа раздается голос Людвига. – Рядом со «Здоровьем» и «Здоровым образом жизни»…
Мы с Марком следуем за шорохами, раздающимися из дальнего угла магазина.
- Марк, как же я рад тебя видеть. Привет, Тоби, хорошо провел обед? – Людвиг, стоя на деревянной стремянке, радостно улыбается нам.
- Могу предположить, - тихо говорит Марк и бросает на меня быстрый взгляд.
Людвиг поправляет на носу большие очки и медленно спускается с видавшей виды лестницы.
- Оставь мальчика в покое, Марк, - осуждающе заявляет он сыну и с любовью целует его в щеку. И меня тоже приветствуют объятием.
- Хорошо, что нашел время для своего старенького отца, - улыбается Людвиг.
- Гм, да, я взял отгул на вторую половину дня. В клинике все равно не много дел, только пара больных волнистых попугайчиков и дог со сломанной лапой, - шутливо объясняет Марк и внимательно рассматривает Людвига. – Пап, ты надел свитер на левую сторону?
Людвиг делает большие глаза, немного смущенно разглядывает себя и удивленно смеется.
- Господи, да… Боже, как неловко, ты прав. – Покраснев, он теребит коричневый свитер ручной вязки.
Закатив глаза, Марк вздыхает.
- И о чем ты думал?
- Хм, я сегодня утром спешил. Пришел большой заказ, а я немного опаздывал, – он извиняюще улыбается Марку.
- Переоденься, а мы пока побудем в магазине. – Марк мягко подталкивает отца по узкому проходу между двумя высокими книжными стеллажами в сторону склада.
- Ладно, я быстро, и сразу вернусь, - с этими словами Людвиг исчезает, и мы с Марком остаемся одни.
- Он просто невозможен, - вздыхает Марк, качая головой.
- А я считаю, он замечательный. У него исключительное очарование. – Вооружившись розовой метелкой, я принимаюсь за работу и освобождаю темно-коричневый дубовый стол, заваленный книгами, от грязи и пыли.
- А я никогда и не говорил, что он не замечательный. Только ты увидел бы все немного с другой стороны, если бы это был твой отец, который из-за вечной мечтательности вовремя не оплачивает счета и постоянно забывает о встречах. А это не имеет ничего общего с очарованием. – Марк перебирает и сортирует стопку книг, разложенных у кассы, и серьезно поглядывает на меня.
- Да, пожалуй, ты прав, - тихо признаю я. – Но разве кто-нибудь станет на него сердиться, при его-то добром сердце…
- Ни банк, ни страховую не интересует, доброе ли у тебя сердце, Тоби, - очень горько говорит Марк.
Не могу с этим не согласиться.
- Ну, по крайней мере, ты можешь с ним поговорить по душам. Мой же отец использует свое очарование исключительно для того, чтобы потрахаться. – Я так резко смахиваю пыль со стола, что две книги отлетают в сторону и мне приходится их поднимать.
- Ох, а я думал, что интрижка с той учительницей закончена? – Марк с интересом смотрит на меня.
- Да, я тоже так думал, но, видимо, отец не слишком придерживается обещаний, даже данных перед алтарем…
- Ты их опять поймал?
- Не-а, вообще-то, на этот раз у меня нет ни одного доказательства, но интуиция говорит, что что-то там не чисто…
Я поворачиваюсь и смотрю на Марка.
- Я полагал, мы с отцом станем ближе, но, похоже, это все было лишь иллюзией, я выдавал желаемое за действительность. Собственно говоря, ситуация в целом не сильно изменилась. Мы едва знаем друг друга.
- Тоби, а чего ты ожидал? Что только потому, что вы родственники биологически, сразу возникнет человеческая близость, которая вас свяжет?
- Да, почему нет? – слегка язвительно спрашиваю я. – Он мой отец, он должен понимать меня интуитивно, знать, что я чувствую и чего хочу.
- Точно, он твой отец, а не Ури Геллер… - Марк морщится.
- Но… - нетерпеливо возражаю я.
- А ты хоть раз попытался завести с ним разговор? Настоящий разговор? Наедине? Хоть раз спросил, что ему нравится и о чем он думает?
- Я знаю, что ему нравится: дорогие машины, дорогие дома, дорогие вечеринки, дорогие шмотки и секс с чужими тетками… - зло шиплю я.
- Очень по-взрослому, - насмехается Марк, натирая прилавок вонючей полиролью для дерева.
- Слушай, он отец, взрослый, и, вообще-то, это он должен сделать первый шаг, - раздраженно защищаюсь я.
- Но именно ты постоянно жалуешься, и именно тебя ужасно беспокоит эта ситуация. И если она тебя так угнетает, то измени что-нибудь, иначе придется только со всем согласиться. – С довольным видом Марк доводит широкий прилавок до блеска и кидает грязную тряпку в голубое ведро.
- Но я не хочу соглашаться, я хочу… - ершисто бормочу я.
- Твой отец из Мюнхена? – без всякой связи внезапно спрашивает Марк.
- Что ты имеешь в виду? – Я не понимаю, о чем он говорит.
- Ну, он родился в Мюнхене или в Гамбурге?
- Я… э… нет, он переехал в Гамбург в молодости.
- А сколько ему тогда было?
- Гм… не знаю точно… наверное, лет двадцать… - Я пожимаю плечами.
- А где он все-таки родился?
- В Мюнхене… кажется… - я краснею.
- У него есть братья или сестры, у тебя есть дяди или тети?
- Я… понятия не имею, - рассвирепев, тявкаю я и возмущенно смотрю на Марка. – Чего ты от меня вообще хочешь?
- Ничего, просто думаю, что тебе, сыну, должно бы быть ужасно интересно, кто на самом деле твой отец и откуда он. Просто удивляюсь, что ты до сих пор не выспросил все это у него. Ну, понимаешь, интуиция, межличностная связь и все такое…
Ненавижу, когда он мои же собственные слова берет и выворачивает так, что они в итоге оборачиваются против меня самого.
Фыркнув, складываю руки на груди.
- Знаешь, Марк, ты такой отвратительный. Никогда больше не буду с тобой разговаривать, точно, никогда. Никогда больше не скажу даже «привет»…
- Я лишь хотел тебе наглядно продемонстрировать, что ты не можешь ожидать чуда, если не готов ничего для этого делать. Ты уже почти взрослый, Тоби, и должен вести себя соответственно. Я могу понять, что тебе все это часто кажется нечестным и не всегда нравится, но так уж есть. Такова жизнь!
- Тупая жизнь, ужасно тупая жизнь, и ужасно тупой Марк! – мычу я и показываю ему язык. – И не забывай, я больше с тобой не разговариваю, можешь продолжать болтать, я тебе все равно не отвечу. Не скажу ни слова, ты не услышишь от меня ни звука; буду упорно молчать, и можешь меня умолять – ну пожалуйста, пожалуйста! – заговорить с тобой, но нет, я буду непреклонен и буду тебя игнорировать. Марк, ты слышал меня: я больше с тобой не разговариваю!
Марк усмехается.
- Да, это ты мне объяснил весьма доходчиво.
- Я просто хочу, чтобы ты это действительно понял, потому что я именно так и считаю, мерзопакостный ты тип, - возмущаюсь я, обмахивая метелкой книжную полку.
Марк смеется, и я прямо лопаюсь от злости.
Он никогда не принимает меня всерьез, вечно обращается как с маленьким ребенком, который по ночам еще писается в постель…
Только я собираюсь опять начать орать, как нежно звенит колокольчик и открывается дверь.
- Ку-ку, сладкие! – входит улыбающийся Янош. – Ну, о чем же вы спорите так громко, что вас слышно на сто метров вокруг?
Он обнимет сперва меня, потом Марка и не скупится на смачные поцелуи.
- Я больше не разговариваю с Марком, - объясняю я.
- И это он мне талдычил на протяжении пяти минут, - веселясь, Марк закатывает глаза.
- Марк, ты опять рассердил зайчика? – Янош осуждающе смотрит на него, потом, защищая, обнимает меня за плечи. Я злорадно ухмыляюсь Марку и прижимаюсь к стройному телу Яноша.
- Этот «зайчик», как ты любишь его называть, на мой взгляд, скорее доставучий скунс или пискливый маленький павиан… - Марк проталкивается мимо нас и тащится на склад.
Громко возмущаясь, я иду за ним следом.
- Я не павиан, ты… ты… ты… ни одно животное не приходит на ум, которое бы подошло тебе, такое же бессовестное, как ты…
У дверей склада мы наталкиваемся на Людвига.
- Почему так долго? – спрашивает Марк отца и пытается руками привести его волосы в порядок.
Спутанные белые прядки торчат во все стороны вокруг худого лица.
- Я еще немного поговорил по телефону, - объясняет Людвиг и приветствует теплым объятием Яноша.
- Неразумно было оставлять этих бойцовых петухов наедине, - усмехаясь, заявляет Янош и нагло смотрит на нас с Марком.
- Они опять ссорились? – у Людвига озабоченный вид.
- Да, и я больше не разговариваю с Марком, - встреваю я.
- Ох, это, конечно, ужасно меня расстраивает. Даже не знаю, как теперь жить дальше. Ууууу… - Марк преувеличенно наигранно трет глаза.
Я выпячиваю нижнюю губу и очень-очень угрюмо смотрю на него.
Взглядом, как известно, не убьешь, но если действительно сильно постараться… я сильно-сильно прищуриваюсь и сосредотачиваюсь…
- Смотрите-ка, как он смешно косит глазами, - говорит Марк, показывая на меня пальцем.
Я уже собираюсь кинуться на него, как предостерегающе звенит дверной колокольчик.
- Покупатель, - строго говорит Людвиг. – Тоби, можешь разобрать ящик из сегодняшней поставки и расставить книги на складе по полкам, и Марк, прекрати его сердить.
Ворча, мы заходим на склад, и я сразу же начинаю сдирать с картонных коробок коричневый скотч.
- А из-за чего вы вообще поссорились? – спрашивает Янош, снимая желтую тонкую куртку и аккуратно вешая ее на спинку стула.
- Тоби думает, что мир к нему чудовищно несправедлив, - небрежно бросает Марк.
Он забирается на маленькую стремянку и освобождает место для новых книг.
- Я так не думаю, - быстро возражаю я. – Марк вообще не способен понять ни меня, ни что со мной происходит. Он все время утверждает, что я сам виноват в том, что у нас с отцом не складываются отношения.
- Я не говорил, что виноват ты. Я лишь считаю, что ты должен активнее работать над вашими отношениями… даже если тебе, возможно, это кажется весьма нечестным и несправедливым.
Стопками вынимаю из ящика новые книги и передаю их Марку, который выставляет их по алфавиту на полки.
- Ты думаешь, что все легко… - тихо бормочу я. – Но это не так…
Янош бросает на меня сочувствующий взгляд и осторожно засыпает кофе в коричневый фильтр.
- Бедняяжка… кстати, ты ему уже сказал? Я имею в виду о том, что ты гей?
Со вздохом качаю головой.
- Я хотел… вчера… но… не удалось.
Янош нажимает на маленькую красную кнопку, и кофеварка тут же начинает весело булькать.
- Почему?
- Ну, мне просто кажется… не знаю… им наверняка это не понравится…
- Что не изменяет того факта, что ты должен им сказать, - сухо говорит Марк.
- Я знаю! – зло выпаливаю я.
- Марк, я в самом деле разочарован в тебе, - Янош вынимает из кухонного шкафчика четыре большие яркие чашки и ставит их на узкий стол.
- Почему? – настороженно спрашивает Марк.
- Ну вообще-то, твоя задача поддерживать нашего малыша, словом и делом помогать ему. – Он с серьезным видом кивает и открывает холодильник. – Ты же должен ввести его в гомосексуальное сообщество, все объяснить и ознакомить с манерой и приемами поведения, придать уверенности.
- Я постоянно даю ему советы, только он не хочет их слушать. – Марк невозмутимо пожимает плечами.
Я складываю руки на груди.
- Просто твои советы всегда ужасно гнусные и жесткие.
- Они разумные! – поучает меня Марк.
- Дети, дети, не ссорьтесь. – Янош успокаивающе вскидывает руки. – А как обстоят дела с полезными советами в области секса? А? Марк тебе уже раскрыл маленькие, но изящные уловки? На что, когда, как и где обращать внимание?
- Нет, Марк говорит, я слишком молод для секса!
- Ему восемнадцать! – Янош насмешливо смотрит на Марка. – Мне напомнить тебе, что мы все уже испробовали в восемнадцать?
- Нет, - резко обрывает его Марк. – Духовно и умственно Тоби всего девять, а девять – по-любому слишком рано для секса!
Я собираюсь кинуть в него книгой.
- Эй, никакого насилия, - быстро вмешивается Янош. – А теперь серьезно. Но Тоби ведь должен воспользоваться нашим богатым запасом знаний и опытом, да?
- Да, да, да, да, да! – я возбужденно подпрыгиваю.
- Вот видишь, - говорит Марк Яношу. – Он ведет себя как девятилетний ребенок…
Янош, смеясь, качает головой и разливает свежезаваренный кофе в чашки.
- Это твоя обязанность заботиться о малыше, - уверенно заявляет он.
- Моя обязанность? Почему моя? Я его мать? – Марк делает кислое лицо.
- Нет, ты не мать. Моя мама в Африке… уехала далеко, далеко… и я сооовсем один! – наигранно беспомощно всхлипываю я и опять надуваю губы.
- Ох, - сочувственно шепчет Янош, а Марк, усмехаясь, качает головой.
- Вообще-то, я думал, твой девиз: Learning by doing! – говорит он, глядя на меня.
- Гм, но немного learning перед doing наверняка не будет ошибкой. – Я добавляю капельку молока в кофе.
- Ну хорошо, расскажу тебе при случае пару секретов о мужской анатомии… - Марк подносит чашку к губам и ухмыляется.
- Оу, отлично, тогда наверняка ты можешь мне сказать, как называется та штучка, которая висит у мужчин между ног… я ее до сих пор всегда называл пиписькой… - хихикаю я.
Янош и Марк хохочут, и настроение сразу же улучшается.
- Но я все же считаю, что ты не должен запускать учебу… несмотря на Кима и пиписьки… - Марк грозит мне пальцем.
- Я серьезно отношусь к школе, а вот школа ко мне – нет, - защищаюсь я.
- Как дела в школе? – спрашивает Янош, роясь в голубой вазочке.
- Ну, учитель математики ненавидит меня, учительница по искусству трахается с моим отцом, а учитель немецкого… - я задерживаю дыхание.
Проклятье, я же хотел избежать этой темы…
Дерьмо, и как же мне выпутаться?
Я бросаю взгляд в сторону Марка. Он заметил? Возможно, он прослушал последнее предложение… нет, не прослушал. Марк уставился в свою чашку, но его щеки горят…
Янош тоже слегка вздрагивает и озабоченно смотрит на Марка.
- Так что в школе все как обычно, - быстро говорю я, проклиная свою болтливость. – Но есть ещё куча вещей, от которых у меня голова идет кругом, и я толком не могу сконцентрироваться на материале. Я имею в виду Кима и Алекса, отца и мой камминг-аут - все это полностью занимает мои мысли. И поэтому на прошлой неделе я завалил контрольную по математике. Остается только надеяться, что скоро все станет лучше. – Вздохнув, я делаю паузу и неуверенно обвожу всех взглядом.
- Гм, математика покуда единственный предмет, с которым у тебя проблемы, - Марк опять делает глоток кофе.
- Да, по остальным у меня все довольно хорошо.
- Вот видишь, тогда это тоже не трагедия.
Мы молчим.
Пьем кофе.
Грызем печенье.
Молчим.
- Господи, народ, я больше не могу, меня сводит с ума, когда изо всех сил игнорируют и избегают темы. В конечном счете, мы ведь все думаем об одном и том же, нет? – Янош раздраженно ерзает на стуле.
- Не понимаю, о чем ты говоришь, - угрожающе бурчит Марк.
- Ой брось, понимаешь. – Янош серьезно смотрит на него. – Не хотите поговорить об этом, о Бене, то есть?
- Нет, - сердито шипит Марк.
- Но…
- Я сказал нет…
- Бен тоже считает, что надо оставить эту тему в покое, - тихо говорю я… опять слишком поздно заметив, что должен бы был удержаться от комментария…
- ЧТО? – Марк смотрит на меня огромными глазами. – Когда он это сказал?
- Эм, сегодня… в школе… - робко лепечу я.
- Он заговорил с тобой в школе?
- Да…
- И хотел обсудить с тобой эту тему?
- Да…
- Просто невероятно! – Марк ужасно возмущен. – Что он вообще о себе возомнил? Кем он себя считает?
Мы с Яношем не понимаем причину вспышки Марка и поэтому лишь смущенно смотрим на него.
- Что именно он сказал? – раздраженно спрашивает Марк.
- Он… он спросил, знаю ли я о романе, и объяснил мне, что никому не хотел сделать больно…
- Конечно, - шипит Марк.
- И он надеется, что я не буду думать о нем плохо… и всё…
- Вот мудак!
Марк в гневе мечется туда-сюда.
- Думаю, он просто хотел быть любезным… - успокаивающе говорит Янош.
- Точно, это наглость. Парень подлизывается к моим друзьям, хочет переубедить их и потом перетянуть на свою сторону!
- Марк, боюсь, ты постепенно становишься параноиком. – Янош качает головой.
- Он не хочет перетянуть меня на свою сторону. Думаю, речь шла скорее о наших отношениях ученика и учителя, - быстро встреваю я.
- Ясно… - зло шепчет Марк.
Я встаю у него на пути. Недовольный Марк прерывает свои метания и сверкая глазами смотрит на меня сверху вниз.
- И даже если бы он собирался, неужели ты думаешь, что я бы так легко поддался его влиянию? – Я одариваю Марка своим самым преданным щенячьим взглядом.
- Гм, ну да, все же тебе только девять… - сухо бросает Марк.
- Если не перестанешь, то я попрошу Бена объяснить, что можно делать с пиписькой… - кричу наигранно возмущенно.
Марк не может долго сдерживать усмешку, и я порывисто бросаюсь ему в объятия.
Его руки ложатся мне на спину нерешительно, но это меня не беспокоит.
Марк вообще-то не любитель обнимашек… но я его еще потренирую…
- Ну, опять помирились? Как хорошо. Смотрите-ка, кто к нам заглянул. – Людвиг стоит у дверей и счастливо улыбается.
Из-за его спины появляется смеющееся лицо Ману.
- Привет, - говорит Ману.
Он подходит к нам, ласково ерошит мне волосы и потом наклоняется, чтобы поцеловать своего друга – что не так-то просто, потому что я все еще липну к Марку.
- Отпусти меня, маленький негодник, - ворчит Марк, усмехаясь и уже не злясь.
- Из-за чего опять поругались? – спрашивает Ману, приветствуя Яноша теплым объятием.
- Марк был гадким, - быстро объясняю я.
- Тоби ведет себя как маленький ребенок, - небрежно заявляет Марк.
- Ага, - улыбается Ману.
- Что ты тут делаешь? Разве ты не должен быть в клинике? – Марк испытующе рассматривает друга.
- Возвращался с вызова на дом и подумал, что раз уж я рядом, то загляну ненадолго.
- Как любезно, - говорит Людвиг, радостно улыбаясь зятю.
Он собирается еще что-то сказать, но в этот момент раздается звон колокольчика, извещая о новом покупателе.
- Ох, пойду в магазин, - говорит Людвиг и тут же исчезает.
______________________
У́ри Ге́ллер — иллюзионист, менталист, мистификатор. Стал известным на весь мир благодаря сгибанию металлических ложек и остановке механических часов на лондонской башне Биг-Бен.
Learning by doing (англ.)- учись на собственном опыте.
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Georgie, Жменька, Krypskaya, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, Mar, Aneex, Ninchik, anakondra, VESNA545, Sola, Mila24, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
01 Апр 2016 21:46 - 09 Май 2016 23:45 #627 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 33/66, upd 01.04.2016
Глава 33. Художник (окончание)
- Ты уже пригласил ребят? – Ману встает рядом со своим другом и обнимает его за плечи.
- Куда пригласил? – сразу же с любопытством спрашивает Янош.
- Хотим завтра вечером устроить у себя небольшой ужин. Только Уве, Михаэль, Дженс и вы. Ах да, и Ким пусть тоже приходит, если хочет, - Марк смотрит на нас.
- Звучит приятно. – Янош сразу же воодушевляется, да и я, улыбаясь, киваю. – Нам что-нибудь принести с собой? Салат? Пирожные? Вино? Водку? Дилдо и наручники?
- Нет, спасибо, Янош, мы сами обо всем позаботимся, - слащаво заявляет Марк.
- Я только что зашел в гастроном на углу и купил белые грибы. – Ману улыбается Марку.
- Что? Зачем?
- Э, я… ты написал список покупок и…
- Я хотел потом сам сходить купить, - грубо обрывает его Марк.
- Да, но раз уж я ехал мимо магазина…
- Белые грибы ты зря купил. Я сделаю соус с шампиньонами. – Марк отворачивается и высвобождается из объятий Ману.
- Я полагал, ты…
- Неправильно полагал…
- Но в записке…
- Записка - это заметки для меня самого, и я только что передумал.
Ману немного обиженно смотрит в пол.
- Ладно.
- Нет, не ладно, - недовольно шепчет Марк. – Теперь мы остались с дурацкими грибами, которые к тому же дорогие. Бесполезная трата времени и денег.
Мы с Яношем, незаметно переглянувшись, молча смотрим в свои чашки.
- Прости, я только хотел тебя разгрузить, потому что у тебя же много дел и… - тихо оправдывается Ману.
- Ты меня разгрузишь, если не будешь постоянно вмешиваться, - шипит Марк и упирает руки в боки. – Я скажу, когда ты сможешь для меня что-то сделать, а до тех пор, лучше не путайся под ногами!
Я разглядываю свои ботинки и пытаюсь не выдать своего присутствия.
Неловкая ситуация.
Больше всего мне хотелось бы забраться в кухонный шкаф и закрыть за собой дверь.
Или же пнуть Марка по голени и обнять Ману.
Что же случилось?
Я что-то пропустил?
Он купил не те грибы, потому что хотел помочь другу, и поэтому на него наорали?
Бедный Ману, наверное, думал: «Заскочу-ка быстренько в гастроном и принесу моему милому грибочков, чтобы у него, душеньки, было поменьше хлопот…»
И в благодарность - унизительный выговор…
Другие бы посчитали этот жест крайне милым и приятым… да это так и есть…
Не понимаю Марка!
Людвиг заходит в комнату.
- Кофе еще осталось? – весело спрашивает он.
- Да, конечно, бери. – Янош чуть ли не перекувыркивается от усердия и протягивает Людвигу чашку.
Пожалуй, все рады, что мы ускользнули от этой ужасно неприятной ситуации.
Людвиг пьет свой кофе, я продолжаю расставлять поступивший товар на полки, Марк мне помогает, Янош споласкивает грязную посуду, а огорченный Ману сидит за узким столиком.
Настроение напряженное, никто не решается громко дышать, не говоря уже о том, чтобы что-то сказать.
Изрядно смущенный из-за того, что совсем не понимает, что здесь только что произошло, Людвиг быстро смывается обратно в магазин. Ману поднимается сразу вслед за ним.
- Пойду-ка я, пожалуй, - тихим голосом говорит он.
Он протягивает Яношу кофейную чашку и тянется за курткой.
- Пока, до завтра, - он кивает нам с Яношем.
- Ману? – Я подскакиваю к нему и крепко обнимаю. – Счастливо! – бормочу я, уткнувшись ему в грудь.
Он улыбается мне, понимая.
- И тебе, малыш!
Потом уходит.
- Ты тупая примадонна, - шипит Янош, вызывающе оглядывая Марка. – Что это сейчас было?
- Ничего… - Марк не отводит глаз от книг.
- Точно, «ничего», только что-то ты из-за этого поднял гигантскую шумиху, - Янош серьезно смотрит на приятеля. – Что случилось, Марк?
- Ничего…
- Прекрати повторять «ничего»…
- Но ведь ничего. Я просто немного разволновался, потому что он опять вмешивается… - Голос Марка звучит раздраженно.
- Черт, Марк, речь шла о грибах… - Янош качает головой. – Он просто хотел сделать приятное, быть внимательным…
- Эта внимательность порой сводит с ума, - сердито рявкает Марк.
- Ты свихнулся. – Янош все еще смотрит на него. – Это из-за Бена?
- ЧТО? Дерьмо, причем тут этот тип? – Марк с размаху швыряет книги обратно в ящик и поворачивается к другу.
- Понятия не имею, но то, как ты психуешь, стоит только произнести его имя…
- Я терпеть не могу, когда все постоянно это обсуждают. Проклятье, это было сто лет назад.
- Точно, и между тем ты не можешь выбросить это из головы.
Покраснев, Марк, сверкая глазами, пристально смотрит на Яноша, а потом выбегает со склада.
Я тихо вздыхаю.
Что за замечательный вечер.
Не понимаю, как дело, которое действительно давно прошло и забыто, все же теперь, спустя столько времени, поднимает столько пыли и грязи.
Все ссорятся из-за чего-то, сейчас уже не имеющего ни малейшего значения.
Но возможно, что некоторые вещи никогда не теряют значения.
Должно быть, это не только раны, которые причиняют боль, но и шрамы.
Боль от шрама может быть очень сильной… и очень горькой…
Свежие раны кровят, показывая и предъявляя искреннее страдание, требуют внимания, хотят присмотра, сочувствия и ухода…
Свежие раны, раз исцеленные, потом исчезают…
Но шрамы… шрамы остаются, навсегда, немые спутники, молчаливые воспоминания…
Мы лишь неохотно выслушиваем речи о шрамах - они менее увлекательны, менее жизненны, чем жалобы на свежие раны… на них всегда лежит налет горечи, который разрушает любое очарование, любую романтику и ностальгию…
Подавленно разбираю новые книги, погрузившись в свои мысли.
Янош тоже вскоре прощается. Он быстро целует меня в щеку и говорит, что мы непременно увидимся завтра вечером.
Я лишь киваю.
Спустя вечность, убрав и намыв склад, я возвращаюсь обратно в магазин.
Людвиг говорит, что Марк уже ушел.


Я стою перед магазином и смотрю сквозь грязное витринное стекло.
Как бы я ни тянулся и ни сгибался, ничего не могу рассмотреть внутри магазина. Настолько плохое освещение внутри.
Ненавижу ссоры.
Ссоры всегда ужасны и отвратительны.
Но ссора с другом не только ужасна и отвратительна, но прежде всего очень, очень болезненна.
Чем лучше знаешь человека, тем сознательнее его обижаешь.
Знаешь все, слабости и странности, ошибки и раны.
Маленьким острым уколом в нужное время в нужную точку можно многого добиться… многое разрушить.
Ссора с механиком о завышенном счете, о графике работы и стоимости материалов рассердит.
Ссора с друзьями о чувствах и мыслях печалит.
Не знаю, что больнее: когда обижает человек, которого любишь, или когда обижают человека, которого любишь.
Поэтому я всегда считаю, что разногласия и злые слова должны быть как можно быстрее прояснены и устранены.
Я рад, что завтра вечером мы все встретимся за ужином.
Надеюсь, что все опять будет хорошо…
Остается еще другая ссора, которая тяжестью лежит на душе: Лена!
Я расправляю плечи и глубоко вдыхаю, потом нажимаю на дверную ручку и вхожу в магазин.
В нем пусто, как обычно.
За прилавком стоит тот же седой тип, что и в прошлый раз.
Он рассматривает меня. Его длинные лохмы падают на лицо, налитые кровью глаза неотрывно смотрят на меня.
- Добрый вечер, - робко говорю я. – Эм, а Лука тут?
Не моргая он по-прежнему пристально смотрит на меня и очень медленно указывает рукой в сторону задней части магазина.
Я быстро киваю и спешу убраться от старика подальше.
Так, милые дети, видите, что случается, если слишком серьезно относишься к Вудстоку и Ко…
Мертвые рок-звезды наблюдают за мной с пожелтевших постеров, когда я пересекаю комнату и оглядываюсь в поисках Луки.
Я нахожу его у редких инструментов. Он держит в руках ужасно маленькую гитару и полирует ее тряпкой для пыли.
- Привет, как дела? – Я нервно усмехаюсь. Его взгляд ясно показывает, что он меня узнал. – Ууу, тебе надо ее лучше кормить, чтобы она стала такой же большой и сильной, как остальные.
Я хихикаю, показывая на маленькую гитару.
- Укулеле, - очень тихо говорит Лука.
- Э?
- Это укулеле. – Он откладывает инструмент в сторону и тянется к круглому жестяному барабану.
- О… здорово!
Он бросает на меня короткий язвительный взгляд, потом начинает чистить барабан.
Я наблюдаю за ним и судорожно размышляю, как бы получше начать.
- Ты что-то хотел? – Лука не смотрит на меня.
- Да, эм, итак… я не знаю, как бы получше выразиться… - неуверенно заикаюсь я.
- Мда, в этом я не могу тебе помочь, - бормочет он.
- Я… я вообще-то хотел бы извиниться за ту глупую выходку. Помнишь, когда я в прошлый раз тут был… с Леной и друзьями… я действительно тогда вел себя как полный идиот…
- Точно! – кивает он.
- Да… и мне ужасно жаль. Я вообще-то не такой, наоборот, я ужасно классный парень… в основном, по крайней мере, и…
- Ну, это дело вкуса, - холодно заявляет Лука.
- Да… - Говнюк, как можно быть таким недружелюбным.
Но он и не должен мне нравиться. Сейчас речь идет о Лене.
- Послушай, Лене эта ситуация ужасно неприятна. Она вообще не имеет к этому отношения и ничего не могла сделать. Она классная девчонка, не тупая телка и никогда бы…
- Я не знаю ее так хорошо, мы виделись всего пару раз. Но я считал ее весьма симпатичной и милой. – Лука распрямляется и смотрит на меня.
- Да, - улыбаюсь я. – Да, она такая.
- Но после этой выходки… должен признаться, я достаточно часто сужу о людях по их друзьям. Можно составить достаточно хорошее представление о человеке, если внимательнее взглянуть на его друзей. И я не знаю, что должен думать о Лене, если она подружилась с таким глупым, ребячливым и тупым парнем, как ты.
У меня перехватывает дыхание. Открыв рот, я пристально смотрю на Луку.
Чванливый… тупой… заносчивый… мудак…
- Я… - ошеломленно шепчу я.
- Это все? – Лука опять отворачивается к своим инструментам.
- Нет, это не все, - дрожащим голосом говорю я. – Ты, наверное, кажешься себе очень крутым. Таким крутым, что в состоянии оценить человека всего за две минуты. Поздравляю тебя, ты видишь меня насквозь. И знаешь что, ты прав, Лена не для тебя. Она заслуживает лучшего парня. Когда она рассказывала мне о тебе, то говорила, что ты милый, классный и талантливый музыкант. Она бы очень хотела познакомиться с тобой по-настоящему, но ей не хватало отваги. Я невероятно рад, что она с тобой так и не заговорила. Господи, она была бы так разочарована. Лена умная, симпатичная, верная, сильная девушка, и она не заслуживает такого маленького липового выскочку-бунтаря, как ты. – Мой голос становится все громче.
Дрожа от подавляемой злости, я сверлю его взглядом.
- Вот теперь все.
Я поворачиваюсь и просто оставляю его стоять в комнате.
Говнюк!
Тупой говнюк!
До такой степени заносчивый… и еще эта его ужасная прическа…
Раздраженно проношусь мимо старого рокера за прилавком, не обращая внимания на растерянный взгляд, который он бросает мне вслед.
Рывком распахиваю дверь магазина, и вот я стою на тротуаре, вдыхая холодный вечерний воздух.
Я просто не могу успокоиться.
Мне жаль, Лена. Я хотел исправить все для тебя, а сделал только еще хуже…
Торопливо иду дальше, уставившись под ноги, на черный асфальт.
Сегодня совсем ничего не получится?
День и так начался херово, со сна о поющей черепахе; потом смущающий разговор сначала с Тиной, потом с Леной, ссора, заваленная контрольная по математике, постоянная тоска по Алексу и угрызения совести из-за Кима, развлечения с Кимом и угрызения совести из-за Алекса, дискуссии с Марком, еще большая ссора и теперь… этот ёбнутый Лука…
Есть с чего свихнуться, я…
Я с кем-то сталкиваюсь.
Почти теряю равновесие. Размахиваю руками и немного отшатываюсь.
- Простите, - быстро говорю я, потирая плечо.
Передо мной стоит мужчина. Действительно крупный мужчина. В руках у него громадная коричневая коробка, и он свысока смотрит на меня.
- Ничего, - говорит он низким голосом. – Ты всегда такой торопыжка?
Всегда?
Смущенно разглядываю его.
- Простите, разве мы знакомы? – робко спрашиваю я.
- На днях ты со своим другом бежал за двумя девочками и чуть не сбил меня с ног. – Он смеется.
У него низкий глубокий голос.
Я вспоминаю.
- Ох, точно, вы правы. – Я краснею. – Как я говорил, я очень сожалею…
- Ну, не переживай, я довольно внушительный парень, меня так просто не собьешь. – Он опять смеется. – Но если хочешь сделать для меня что-нибудь хорошее, то можешь подержать дверь открытой, чтобы я смог занести в дом этот тяжелый ящик…
Он указывает на широкую стеклянную дверь. Я быстро киваю и открываю ее.
Дверь ведет в очень большое пустое помещение. Огромные витринные окна на улицу пропускают внутрь яркий дневной свет. На полу паркет, голые стены сияют безупречной белизной. На потолке - черные светильники, и только в дальней части помещения стоит единственный предмет мебели: стеклянный и очень широкий письменный стол. За столом висит картина. Полотно.
Высокий мужчина ставит тяжелую коробку в угол и с улыбкой поворачивается ко мне.
- Что?.. - я вопросительно осматриваюсь.
- Это моя галерея… в общем, она когда-нибудь будет моей галереей, – он снова улыбается.
- Правда? А что же вы будете выставлять? – с любопытством спрашиваю я.
- В основном свои же собственные работы, ну и работы коллег. Я рисую маслом… большие полотна, густые настоящие краски…
- Я знаю ваши работы?
- Нет, думаю, что нет. Последние десять лет я жил в Нью-Йорке и работал галеристом… я бы очень удивился, если бы ты был знаком с моими работами.
И опять эта дружеская улыбка.
Я рассматриваю его высокую худощавую фигуру.
Сколько же ему лет? Гм, я бы дал лет тридцать пять… или сорок?
У него густые светло-каштановые волосы, живые зеленые глаза и всклокоченная окладистая борода, закрывающая почти половину лица.
Но все же он привлекательный… и эта улыбка… она мне очень нравится…
Этот смех…
- Ох, я даже не представился. – Он подходит ко мне и протягивает руку. Длинные тонкие пальцы. – Маркус Вессер.
- Привет, я Тобиас Ульманн, - улыбаясь, представляюсь я.
Мы пожимаем руки.
- У вас тут нет других картин?
- Гм… подожди-ка… вон там. – Он ведет меня в угол, в который складывал коробки.
Скрытые длинным белым полотном там стоят большие полотна, прислоненные к стене.
Он поднимает сукно.
Я вижу только синий. Синий всех видов и оттенков. Синий кобальтовый, темно-синий, индиго, лазоревый, сине-голубой, серо-голубой, светло-голубой, зелено-голубой, ультрамарин, голубой… весь голубой этого мира.
Волнами и линиями цвета тянутся поперек холста.
- Она называется «Вода», - спокойно говорит Маркус. – Я всегда очень креативен в названиях.
- Очень красивая, – с благоговением говорю я. Должен признать, я вообще-то не большой знаток искусства, но эта картина прекрасна, я это сразу вижу.
Она такая простая, но в ней сокрыто безумно много.
По сути, это не больше, чем синяя краска на холсте, но все же она вызывает разнообразные чувства.
Она успокаивает, будоражит, от нее не удается отвести глаза и, пожалуй, можно часами ее рассматривать и анализировать.
Анализировать и обсуждать… например, в школе… на уроке искусства…
Я вскидываюсь и торопливо оборачиваюсь к господину Вессеру.
- Вы не могли бы… я должен… для школы… - я заикаюсь от волнения.
- Прости, я не понял ни слова, - смеется он.
Я беру себя в руки.
- Мы получили в школе задание: представить неизвестного деятеля искусств из округа и познакомить класс с его работами. Ну, с разбором и обсуждением. Вы не могли бы?.. – я краснею и с сомнением чешу затылок.
- Я? Ох, не знаю… - он пожимает плечами.
- Вам не надо специально приходить на урок, достаточно, если я сделаю с вами своего рода интервью. Мы немного поговорим о вашей работе, как вы пришли к рисованию, откуда черпаете вдохновение и мотивы, и т.д. Потом я представлю своим одноклассникам одну из ваших картин.
Он задумывается.
- Не думаю, что смогу рассказать что-то интересное, - осторожно заявляет он.
- Но вы же держали галерею в Нью-Йорке…
- Очень маленькую галерею для альтернативной публики…
- Я считаю, это захватывающе. Подумайте, пожалуйста.
- Ну хорошо, я подумаю. – Он кивает. – Просто дай мне свой номер телефона, я сообщу о своем решении.
- Это было бы просто здорово. – Я улыбаюсь ему.
Он подводит меня к письменному столу и протягивает лист бумаги.
Я торопливо царапаю на нем свой номер телефона.
Когда я поднимаю голову, мой взгляд падает на большую картину, висящую за письменным столом.
Она выглядит весьма забавно. На заднем плане можно распознать нечто, похожее на очень яркую, сюрреалистичную вазу для фруктов, но все скрыто под… гм, что же это такое?
- Как называется эта картина? – я показываю на полотно.
- «Любовь», - улыбаясь, говорит Маркус Вессер.
- «Любовь»? – Я опять смотрю на полотно.
- Да.
- Я не знаток искусства… ничего в нем не понимаю… - осторожно говорю я. – Никогда не смог бы так интерпретировать. Часто за тем, что изображено, скрывается нечто большее, но…
- Что же видишь ты?
Я пристально смотрю на него, потом на картину.
- Эм… если честно… я вижу вазу с фруктами и… выглядит так, будто кто-то плеснул туда ведро голубой краски… простите, это искусство, я знаю, думаю, что просто не разбираюсь в этом… - Я краснею. Надеюсь, я его не обидел.
Он молча смотрит на меня несколько секунд… этот взгляд…
Потом он смеется.
- Ты прав по всем пунктам. Иногда это действительно только то, что и есть: картина, забрызганная голубой краской. И все же иногда за этим скрыто намного больше. Это искусство.
Абсолютно не понимаю, что ему ответить, поэтому глупо киваю и смотрю на наручные часы.
Ох, батюшки, мне пора. Уже половина восьмого.
- К сожалению, мне пора идти, - говорю я господину Вессеру. – Я буду безумно рад, если вы сможете мне помочь со школьным проектом. Подумайте, пожалуйста, еще раз об этом.
- Я помогу. В какой класс ты вообще-то ходишь?
- В двенадцатый, в гимназию Герберта Ауэра.
- Двенадцатый класс… тогда тебе сейчас…
- Восемнадцать лет, - быстро говорю я.
- Ага. - Он смотрит на меня.
Я протягиваю ему руку.
- Было приятно познакомиться.
- И мне. Я тебе позвоню.
- Спасибо, буду ждать! – Я радостно улыбаюсь и иду к широкой стеклянной двери.
- Пока!
- Пока! – Он мне тепло улыбается.
На улице уже сумерки.
С наступлением осени дни становятся короче, а ночи длиннее.
Я прячу руки в карманы брюк и спешу к ближайшей станции метро.
Мне холодно.
Маркус Вессер…
Будет супер, если он поможет с этим проектом по искусству.
Он приятный и открытый, наверняка работа с ним доставит удовольствие.
И его картину «Вода» я считаю безумно красивой.
«Любовь»…
Я не понимаю ее… мда, художники, пожалуй, немного странные.
Хотя таким уж странным он вовсе не показался.
Мне очень понравился его смех… было как-то… не знаю… доверительно…


Я сижу в холле на последней ступеньке широкой лестницы.
Совсем темно. Я не зажигаю свет.
В темноте лучше думается…
В доме тихо.
Все спят.
Только не я. Я сижу внизу в темноте на лестничной ступеньке и жду…
Наручные часы показывают час ночи.
Я жду…
Потом слышится звук мотора.
В наши ворота въезжает машина.
Тормозит, останавливается, заглушается двигатель.
Я жду…
Шаги снаружи… срабатывает датчик и включается свет, освещая область перед входной дверью…
В замок вставляется ключ, поворачивается, и открывается дверь.
Папа ощупью ищет выключатель, находит его, сразу же холл заливает яркий свет золотистых люстр, висящих на потолке.
Потом он видит меня и не может подавить легкий испуганный возглас.
- Тобиас, ты меня угробить хочешь? – Прижав руки к груди, он с трудом переводит дыхание.
- Пока не знаю, - тихо отвечаю я и пристально смотрю на него.
Его галстук распущен, две верхние пуговицы на рубашке расстегнуты, пиджак помят.
- Где ты был? – тихо спрашиваю я.
- На работе… - отвечает он так же тихо. – Я сегодня звонил после обеда и предупредил.
- Я знаю, мне сказали, когда я пришел домой.
- И?
- Это я тебя спрашиваю… - Мы так и смотрим друг на друга.
Он фыркает и проводит руками по растрепанным волосам.
- Уже чертовски поздно, Тоби, тебе утром рано вставать, так что пора идти спать.
- Ты опять был с ней, да?
Его глаза сверкают.
- Нет…
- Ты врешь… - Я встаю. – Когда мне Беттина за ужином сказала, что ты сегодня задержишься на работе, мне сразу стало ясно. Я сразу же понял… а она нет, она сидела там, за вашим обеденным столом, в вашем доме, с вашими детьми и совсем ни о чём не догадывалась…
- Я все это время работал, - раздраженно оправдывается он.
- Прекрати врать! – Мой голос становится громче. – Ты обещал. Ты обещал мне, что покончишь с этим, что хочешь бороться за свой брак…
Я дрожу.
- И теперь ты все портишь…
Он опять теребит волосы. Он выглядит отчаявшимся… потерянным…
- Это было только в этот раз… - тихо шепчет он.
- Что?
- Я порвал с Ясмин… но… она позвонила мне сегодня днем… - Он останавливается и смотрит в пол.
- И я должен тебе поверить? – возмущенно спрашиваю я.
- Это правда. Я хотел покончить… и до сих пор хочу… но… все не так просто…
- Боже, бедняжка. – Я иронично вздергиваю брови. – Если тебе так тяжело решиться, то…
- Нет, мне не тяжело решиться, - быстро говорит папа. – Я уже давно решился…
- Что-то я не заметил.
Он начинает ходить по холлу взад-вперед.
- Ты еще ребенок, что ты понимаешь в браке, - горько шепчет он.
- Ну, по крайней мере, я понимаю достаточно, чтобы пообещать, что если ты продолжишь в том же духе, то очень скоро разведешься.
Его темные глаза пристально смотрят на меня.
- Я люблю Беттину.
- Ты ей изменяешь.
- Это был… рецидив…
- Ты хотел бороться за нее…
- Я пытался…
- Правда?
- Да, - фыркает он и опять начинает ходить туда-сюда. – Не думаю, что очень преуспел… она по-прежнему несчастна…
- А чего ты ждал? Что стоит тебе щелкнуть пальцами, и все станет как прежде? Для этого требуется время и усилия…
О господи, я говорю, как Марк…
- Не собираюсь выслушивать такие заявления от восемнадцатилетнего молокососа. – Он гневно смотрит на меня.
- Видимо, придется, потому что все-таки он тот, кто знает о твоем романе и должен о нем молчать. – Я зол не меньше, чем он.
- Ты все еще мой сын, и я ожидаю должного уважения… - угрожающе заявляет он.
- Твой сын? – шепчу я. В горле встает ком.
Горло горит, руки – ноги дрожат…
- Я вдруг стал твоим сыном? Ты же мной обычно не интересуешься.
Он пристально смотрит на меня.
- Что ты такое говоришь, конечно, я интересуюсь тобой. Мы же на днях разговаривали о школе…
- О школе! - кричу я, и сейчас мне неважно, насколько громко ору и не услышат ли меня наверху. – Ты действительно ничего не понимаешь, совсем ничего.
Он сверлит меня взглядом.
- Я сейчас занят. Поговорим об этом в следующий раз.
- Конечно, можем завтра утром посидеть вместе минут пять, и я тебе расскажу о том, что ты захочешь услышать. Как насчет парочки пустых фраз о школе? Ты сделаешь вид, будто тебе интересно, и можешь спокойно игнорировать меня следующие две недели.
- Хочешь меня обвинить в том, что я плохой отец? – его голос звучит странно надломлено.
- А ты хочешь сказать, что хороший? – У меня по щекам бегут слезы.
Мы молчим.
- Иди в свою комнату, - тихо говорит он.
Я не шевелюсь. Молча стою на нижней ступеньке лестницы и смотрю на него.
- Иди в свою комнату.
- Ты меня не знаешь. Ты ничего не знаешь про меня. Я тебе безразличен. – Я плачу.
- Иди сейчас же в свою комнату. Иначе я сейчас не выдержу.
- Я гей.
Он пристально смотрит на меня.
Так тихо… ничего не слышно… даже нашего дыхания… возможно, в этот момент мы и не дышим…
- Иди в свою комнату, - хрипло шепчет он.
- Ты слышал, что я сказал? – Я дрожу.
- Черт подери, Тоби, я хочу, чтобы ты сейчас исчез, понял. Иди в свою комнату… - кричит он.
Я поворачиваюсь и поднимаюсь по лестнице.
Плача.
И все еще плачу, когда наконец ложусь в Норезунд, уткнувшись лицом в подушку.

Глава 34
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Georgie, Жменька, ninych, Krypskaya, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, bart11, Aneex, Ninchik, Yazid , anakondra, VESNA545, Sola, -Sansa-, Mila24, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 Апр 2016 00:02 #628 от -Sansa-
-Sansa- ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 33/66, upd 01.04.2016
спасибо за долгожданную проду! перевод чудесен  :lublu:

бедняжка Тоби, столько шишек...а новоявленный художник интригует(зачем ему возраст Тоби, подозрительно  :ushol: )
Поблагодарили: Калле, denils, ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
02 Апр 2016 09:48 #629 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 33/66, upd 01.04.2016
Где народ? Для сельхозработ ещё рано...

Правильный, правильный Марк... Видит всё и всех кроме себя в истории с Беном. Наверное, они с Ману так и не поговорили ни разу об этой истории - спонтанной интрижке Ману. Наверное, она была нужна Ману, нужна для общего сравнения и осознания, что Марк для него - правильный выбор.
А Марк... может ему так легче удерживать Ману? на чувстве вины? подсознательно. Он осознаёт, что слишком правильный до занудности, и Ману достоин лучшего? А чем удержать? Поэтому лучше ничего не выяснять и как бы предать забвению? Но именно как бы... Эх, Янош и Тобиас, малыши вы! Дать бы по роже сейчас Марку, да пару раз, да придушить слегка, да отправить подумать. А то считает себя истиной в последней инстанции.

Художник... Янош, ты абсолютно прав. Но, кажется, ты запаздываешь с советами. Они давно необходимы Тоби. Он не знает языка цветов общепринятых жестов и приёмов, хорошо читаемых в среде геев. Тоби явно был неправильно понят...

Йоахим... Бычок на верёвочке. Готов подставить свою шею под любое лассо.
Поблагодарили: Калле, denils, ninych, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
02 Апр 2016 14:02 - 02 Апр 2016 14:03 #630 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 33/66, upd 01.04.2016
Денилз, Ниныч, спасибо за главу  :frower:
Столько пищи для размышлений за один раз...
Во первых, любовь. Приязнаться, я тоже не верю в любовь с первого взгляда. Ну, бывает, что кто-то до безумия понравится, но это чувство перерастает в настоящую любовь уже позже. Чаще же потом ты как просыпаешься и понимаешь: "А-а-а-а, что же я натворила!!!" Ну, было пару раз  :embar: Очень давно. И иногда становится даже стыдно за себя. Да, вот так.
Во-вторых - Ману с Марком - все так неоднозначно...
В третьих - поход Тоби к рокерам с целью удружить Лене  :crazy: И все же я думаю, что он действительно сделал правильно. По крайней мере, увидел, что это за парень.
В четвертых, художник. Мужик явно неправильно понял Тоби. По-моему. он подумал, что понравился парнишке)))
А вот как вес это будет раскручиваться дальше? Я в нетерпении)))

Джорджи, для хозработ уже не рано))) Это где какая погода)))

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Georgie, denils, ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.