САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 44/66, upd 24.02.2018

  • Серый Волк
  • Серый Волк аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
30 Ноя 2014 08:54 #316 от Серый Волк
Серый Волк ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 21/66, upd 25.10.2014
Мы то с вами... а Вы с нами?
Все замерли в ожидании ) скажите хоть примерный срок выхода проды плиз!
Поблагодарили: bishon15, Soubi

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 Дек 2014 11:25 #317 от bishon15
bishon15 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 21/66, upd 25.10.2014
denils,ninych, спасибо за положительные эмоции. :lublu:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
04 Дек 2014 20:50 #318 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 21/66, upd 25.10.2014
Топ-топ. Завтра пятница.
20 и 21 главы - мега-длинные. Короткий ноябрь пролетел, наступил декабрь, самый тёмный и мрачный месяц.
Хочется тепла, солнца, света, и встреча с героями "Хаос-принца" большая подмога в поднятии настроения. Хочется сейчас и немедленно.
Но, с другой стороны, хочется подарков к Сочельнику, Новому Году, Рождеству и Старому Новому Году...
Ждём, ждём, ждём, ждём.
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Дек 2014 11:52 #319 от ninych
ninych ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 21/66, upd 25.10.2014

Серый Волк пишет: Мы то с вами... а Вы с нами?


Мы с Вами!
Не давите, народ. Конец года - работодатель жжёт! Скоро всё будет - не разочаруетесь!

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Серый Волк

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Серый Волк
  • Серый Волк аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
06 Дек 2014 14:21 #320 от Серый Волк
Серый Волк ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 21/66, upd 25.10.2014
Мы не давим, мы так... интересуемся ) и с пониманием относимся в отсуцтвию времени, ибо сами грешны...
Поблагодарили: lenivaya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
06 Дек 2014 22:38 - 07 Дек 2014 11:51 #321 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
21 глава
А вот и мы  :party:
ninych :frower:
22. Полет и падение (начало)
Руки, лежащие на моих бедрах, настойчиво подталкивают назад - там кровать, я знаю.
Лёгкий толчок - и я мягко приземляюсь на матрас.
Ловким движением он забирается на кровать. Медленно склоняется надо мной, стоя на коленях.
Я обхватываю его за шею, притягивая к себе. Мы опять целуемся.
Пальцы скользят по его волосам, ероша мягкие прядки.
Чувствую его руки на щеках, они гладят уши, лоб, шею.
Мы отрываемся друг от друга. Он покрывает нежными легкими поцелуями мое лицо. Я закрываю глаза, когда его губы касаются век. Ресницы, наверное, щекочут его…
Он целует брови, кончик носа, нос, потом снова тянется к губам.
Я счастливо вздыхаю.
Страстно и чувственно наши языки ласкают друг друга. Я наслаждаюсь его вкусом, наслаждаюсь силой поцелуя.
По телу прокатываются волны жара. Не могу унять дрожь, лежать спокойно удаётся с трудом. Сердце стучит тяжело и беспорядочно, выбиваясь из ритма. Я боюсь, что оно остановится или взорвется прямо в груди.
Вес Алекса ощущается приятной тяжестью и теплотой. Я прижимаюсь к нему сильнее.
Руки рассеянно гладят его спину, тянут за футболку, ощупывают каждый сантиметр обнаженной кожи.
Были ли когда-нибудь кончики моих пальцев настолько чувствительными и отзывчивыми?
Меня полностью захватывают собственные ощущения.
Тяжело дыша, он садится, одним быстрым движением стягивает через голову рубашку. Как же он это делает… так сексуально!
Алекс улыбается мне. Как завороженный, не могу отвести взгляд от его плоского живота, четко очерченных кубиков пресса, великолепной груди, маленьких сосков…
- Сними футболку! – глухо шепчет он.
От его слов по коже бегут мурашки.
Дрожащими пальцами пытаюсь рывком стянуть рубашку через голову и ужасно запутываюсь.
Я слышу, как Алекс тихо смеется. Он помогает мне. Покраснев, я поднимаю на него глаза.
Ощущать его обнаженную кожу на своей - чистое безумие!
Я раздвигаю ноги, чтобы он мог устроиться между ними. Мое внутреннее возбуждение растет так же быстро, как и возбуждение между ног.
Наши языки вновь начинают яростную борьбу: они без устали пытаются ворваться в теплый рот партнёра, отталкивают друг друга и трутся.
Мы стонем и задыхаемся, целуясь, просто не можем насытиться.
Мои пальцы скользят вдоль его позвоночника, ощупывают каждую косточку, крепкие лопатки, напряженные мускулы.
Я хочу его узнать. Узнать его тело. Изучить каждое, даже самое маленькое местечко. Хочу чувствовать, видеть, пробовать. Никто не должен знать его так же хорошо, как я.
Он должен принадлежать мне. Быть моим!
Дикий всплеск ревности пробегает по телу, бушует в сердце, заставляя его стучать как сумасшедшее. Я содрогаюсь от страсти и желания.
Одним рывком переворачиваю его на спину.
Он смотрит на меня изрядно удивленно.
Быстро и сильно целую его.
Потом отправляюсь в волнительное путешествие.
Я люблю это местечко между шеей и плечом, осторожно покусываю гладкую кожу, целую ключицу.
Его грудь поднимается и опускается. Он тяжело дышит, то и дело тихо постанывая.
Мои губы скользят по его груди. Под мягкой кожей ощущаю биение.
Я как будто целую его сердце.
Задерживаюсь на этом месте: я настолько нежен, насколько вообще возможно в моем возбужденном состоянии. И не испытываю никакого страха, что опозорюсь и сделаю что-нибудь неправильно.
Его руки зарываются в мои волосы, ласкают плечи и спину.
Я лижу его соски. Такого я еще никогда не делал!
Они такие чувствительные: постепенно твердеют, напрягаются под языком.
Алекс прерывисто дышит.
Мне нравится, когда он стонет. Никакие другие звуки на свете не сравнятся с этим. Нет ничего прекрасней! Понимание, что именно я заставляю его так тяжело дышать, просто сводит меня с ума!
Я ласкаю его соски языком, губами и зубами до тех пор, пока он не начинает нетерпеливо двигаться подо мной.
Узкие джинсы неприятно давят на член. Я хочу их снять, хочу, наконец, получить то, в чём так нестерпимо нуждаюсь.
Языком обвожу его пупок. Он напрягается, мышцы подергиваются. Спускаюсь, целуя, ниже, до пояса брюк.
Отлично! Пока было не так уж и сложно…
Мой взгляд падает на темную ткань джинсов, которые уже достаточно оттопырились на ширинке… гм, а вот теперь я все же начинаю немного волноваться…
Осторожно тянусь к ремню и пытаюсь его расстегнуть.
Пальцы дрожат. Сосредоточенно рассматриваю пряжку. Что-то у меня пока не получается.
Случайно касаюсь выпуклости в его брюках.
В голову ударяет жар, и я испуганно вздрагиваю.
Не решаюсь взглянуть на Алекса.
Откуда вдруг взялась эта неуверенность?
В следующее мгновение его руки скользят вниз. Он обхватывает мои ладони, удерживая.
Алекс садится. Наши лица в паре миллиметров друг от друга.
Он целует меня. Долго и нежно. Потом приподнимает мой подбородок.
Мы смотрим друг другу в глаза.
- Успокойся, Бэмби! Ты не должен, если не хочешь… - шепчет он хрипло.
- Но я хочу!
Его серые глаза горят. Еще один поцелуй.
Теперь я чувствую себя немного увереннее.
Я расстегиваю ремень и верхнюю пуговицу на его брюках.
Потом тяну вниз молнию. Пальцы опять касаются выпуклости под тканью. На этот раз я не отодвигаюсь, я делаю так специально…
Мы по-прежнему сидим вплотную друг к другу. Алекс опирается на руки за спиной. Его взгляд прикован ко мне.
Краем глаза вижу, как сильно вздымается и опускается его грудь…
Гм, это и правда возбуждает…
Как-то резко дергаю за ткань. Тихо засмеявшись, он поспешно приподнимает бедра, и мы совместными усилиями освобождаем его от брюк и боксеров.
Теперь он обнажен!
У меня кружится голова. Как можно быть таким красивым? Таким идеальным? Я смотрю на его полувозбужденный член, и больше всего мне хочется сейчас закричать, запищать, убежать, пуститься в пляс и куда-нибудь спрятаться…
У меня такое чувство, будто сердце сползло в желудок, но одновременно стучит и в горле… это действительно необычно!
Моя рука скользит по бедренным косточкам. Они заметно выступают под светлой кожей. Мне нравится.
Я очень взволнован…
Его пальцы на затылке внезапно притягивают меня ближе. Он целует меня.
И я снова чувствую его вкус, который мне так нравится, и вдыхаю знакомый запах. Гм, Алекс замечательно пахнет.
Его горячий мягкий язык у меня во рту заставляет забыть обо всем.
Под его губами я постанываю от удовольствия.
Потом Алекс немного отстраняется и ловит мой взгляд. Я дрожу, видя в его глазах сильнейшее возбуждение. Как завороженные смотрим друг на друга, я даже не сразу замечаю, что Алекс держит меня за запястье. Он тянет мою руку к своей промежности, сжимает мои пальцы вокруг своего члена!
Я еще никогда не касался чужого пениса.
В наш первый раз я… ну да… вообще-то, я почти ничего не делал сам. Я позволил ему вести и ублажать меня.
А сейчас…
Он большой. Я чувствую, как он набухает в кулаке, становится твёрже…
Но все же он нежный и бархатистый…
Я поглаживаю его, плавно двигая рукой вверх и вниз.
Он ритмично пульсирует в моей ладони. Но возможно, это мой собственный пульс подшучивает надо мной, потому что стучит так сильно, что я не в состоянии адекватно воспринимать происходящее и различать какие-либо ощущения.
Я не могу сейчас смотреть Алексу в глаза, поэтому быстро целую его нижнюю губу, потом верхнюю, уголок рта, подбородок.
Его рот слегка приоткрыт, он тихо постанывает, теплое дыхание касается моего лица.
Я смотрю вниз. На его член в кольце моих пальцев. Сейчас он уже полностью возбуждённый.
Не знаю, откуда вдруг появляется этот безумный порыв, да, вообще-то, и не важно…
Я сдвигаюсь немного в сторону, устраиваюсь поудобнее, наклоняю голову и беру его пенис в рот.
Алекс не ждал этого. Слышу, как он удивленно охает. Потом откидывается на матрас.
Его член у меня во рту ощущается странно, крайне необычно. Надеюсь, я все делаю правильно - это меня немного беспокоит…
Он такой большой!
Мой язык скользит вдоль него. Мягкая и теплая кожа.
Вкус… приятный!
Легкое подрагивание и биение под языком.
Я посасываю, лижу, двигаю головой вверх и вниз, пробую, насколько глубоко могу его заглотить… мне нравится…
А Алексу?
Он стонет громче. Его руки тянут меня за волосы.
Я поднимаю взгляд на Алекса. Его веки опущены, голова запрокинута, рот открыт, щеки горят… он буквально на седьмом небе от удовольствия…
Мои собственные брюки давят немилосердно. Одной рукой я расстегиваю пуговицу, немного сдвигаю ткань и касаюсь своего каменного члена.
- Подожди, подожди! – Алекс за плечо отодвигает меня от своего паха.
Он тяжело дышит, глаза потемнели и блестят.
Разочарованно смотрю на него. Я сделал что-то не то?
Я хотел этого, с удовольствием бы продолжил, попробовал бы его вкус, когда он кончит…
Его красные влажные губы вновь прижимаются к моим.
Он стремительно переворачивает меня на спину, и я оказываюсь на мягких подушках.
Мои брюки и боксеры присоединяются к остальной одежде на полу.
Алекс ложится на меня, прижимается бедрами. Пах горит огнём, и я в волнении крепко стискиваю его сильные плечи.
Алекс кусает мою правую мочку, прихватывает ее губами, посасывая.
Снова и снова его член трется о мой, и с каждым разом чувство, что я по крохам теряю контроль над собой, усиливается.
Мы вспотели. Я хватаюсь за его горячее влажное тело и громко стону.
Хочу этого сейчас…
- Алекс… - хриплю я и шире развожу ноги.
– Что? – спрашивает он, дьявольски ухмыляясь.
- Сделай это… - выдыхаю я.
- Сделать? Что сделать? – Ему это нравится. Он проводит языком по моему горлу.
- Ты знаешь что… - Господи, спаси меня, пожалуйста.
- Гм… нет, не представляю, о чем ты говоришь, Бэмби! – Я чувствую, как он усмехается, продолжая целовать мою шею.
Его бедра все сильнее трутся о мои.
- Черт, Алекс! Пожалуйста, трахни меня!
Он смотрит на меня, уже не улыбаясь. Мы глядим друг другу в глаза.
- Пожалуйста! – снова шепчу я.
Он переползает через меня к маленькому ночному столику, открывает верхний ящик и достает тюбик и презерватив.
Зубами открывает упаковку. Движение, которым он раскатывает резинку по твердому члену, выглядит очень умелым…
Потом он возвращается ко мне.
С громко стучащим сердцем я разглядываю его лицо. Алекс пристально смотрит мне в глаза, потом на губы.
Быстрый поцелуй.
Я чувствую прохладный гель на своем анусе… неприятно…
Головка члена прижимается, проталкивается.
Сейчас все происходит слишком быстро, он не подготовил меня, это очень больно…
Я закрываю глаза и крепко сжимаю зубы.
- Дыши, Бэмби! – шепчет он мне в губы.
Я даже не заметил, что задержал дыхание…
Судорожно хватаю ртом воздух. Алекс целует мои щеки, нос, глаза, потом снова губы.
Он продолжает проталкиваться, всё глубже и глубже, пока полностью не заполняет меня.
Потом замирает.
- Все в порядке? – спрашивает настороженно.
- Да! – выдыхаю я.
Он начинает двигаться.
Это чудесно. Я взлетаю. Я лечу.
Алекс толкается в меня сильно и уверенно. Его движения становятся быстрее, резче, прекраснее.
Я обвиваю его ногами, цепляясь за него и вскидывая бедра.
Одна его рука гладит мое лицо, волосы, другая ласкает мой член.
Это умопомрачительно.
Я больше не могу сдерживаться, прерывисто дышу, закрываю глаза и стону в голос.
Я так долго не протяну: жар, нетерпение и пульсация внизу живота постепенно становятся невыносимыми…
Снова и снова скольжу по простыне, вскрикивая от каждого толчка, мышцы сжимаются, подергиваются, дрожат…
Мы целуемся, задыхаясь…
Его рука на моем члене быстро двигается вверх-вниз… я кончаю…
- Тоби… - Он толкается еще два раза - и глубоко в себе я ощущаю его оргазм…
Он расслаблено лежит на мне, между нашими разгоряченными телами липкая сперма. Мы оба дышим тяжело и хрипло.
Я глажу его спину, плечи, бока.
Он еще во мне. И мне это нравится, пусть он останется еще на пару секунд…
Слегка дрожа, мои пальцы перебирают его влажные волосы на затылке. Я покрываю легкими поцелуями его плечи и шею.
Это действительно было… прекрасно. Так прекрасно!
Чувствую себя поразительно удовлетворенным. Сонно обнимаю его. Гм, теперь закрыть глаза и просто наслаждаться.
Я бы с удовольствием сладко заснул, чувствуя на себе его теплое тело… его член во мне…
Он шевелится. Выходит из меня и откатывается в сторону.
Меня охватывает слепая паника. Сразу вспоминаю ситуацию, которая была несколько недель назад, когда он также спокойно и безразлично поднялся и со словами «мне жаль» покинул сперва Норезунд, а потом и мою комнату.
Алекс встаёт – не могу оторвать взгляд от его спины.
С безумно стучащим сердцем обвиваю руками его за пояс и прижимаюсь к нему.
Он не может опять сбежать… думаю, я этого не вынесу…
- Бэмби, что… - он испуганно замирает в моих объятиях.
- Ой, ты опять убегаешь! – Замечаю, что чуть всхлипываю… Черт, я вообще-то не хотел…
- Отпусти меня! Я не собираюсь уходить, просто хотел принести нам пару салфеток… - Он хватает меня за запястье, с трудом освобождаясь от крепких объятий.
Я все еще дрожу… я не верю ему…
Одним рывком переползаю к краю кровати. Там лежат его брюки и футболка. Прижимаю вещи к себе и сердито смотрю на него.
- Если собираешься сбежать, то тебе придется делать это голым!
Он встает на колени у изголовья, роется правой рукой в верхнем ящике тумбочки. Вытаскивает бумажные носовые платки, берет себе один и метко кидает упаковку мне прямо в лоб.
- Ой! – надувшись, я потираю голову и выпускаю его одежду.
Мы молча приводим себя в порядок.
- У тебя такие милые странности, Бэмби! - насмешливо говорит Алекс.
- Неужели, и с чего бы это? – Я бросаю использованный платок на пол.
Пристально смотрю на него, он выглядит глубоко обиженным…
Меня тут же накрывает волна стыда. Не могу этого вынести: осознание того, что он обижен… что это я обидел его, сводит меня с ума.
Алекс хватает одеяло, откидывает его и смотрит на меня.
- Иди сюда… - Он протягивает руку.
Он хочет… мне можно… мы поваляемся?
Поспешно подползаю к нему, быстро залезаю под теплое одеяло и, мурлыча, обхватываю руками его грудь.
Алекс смеется.
Некоторое время мы молча лежим. Он крепко прижимает меня к себе.
Моя голова покоится на том прекрасном местечке, которое я так люблю, - на мягком, приятно пахнущем изгибе плеча.
Указательным пальцем вырисовываю маленькие кружочки на его груди. Взад и вперед. Кружу вокруг сосков, ключиц, по ребрам…
Я будто загипнотизирован своими пальцами на его коже.
Алекс нежно перебирает мои волосы, убирает длинные прядки с лица за уши.
Мои глаза закрываются. Под ухом равномерно и сильно бьется его сердце. Я ощущаю отчетливые удары. Они успокаивают меня.
Все отлично, все хорошо.
Мой Алекс в моих объятиях… я люблю его.
- Сколько времени? – вдруг спрашивает он.
- …ты хочешь уходить? Но день не скоро: то соловей – не жаворонок был*… - невнятно бормочу у его груди.
- Ой, пожалуйста, Шекспира мне сейчас только не хватало! – смеется он.
Алекс осторожно поднимает голову, смотрит на электронный будильник на тумбочке.
- Черт, уже второй час… - И снова откидывается на подушку. – Нас будут искать… - скорее сам себе, чем обращаясь ко мне, говорит он.
- Гм! – лениво мычу я и устало целую его грудь. – Я не хочу вставать!
- Я тоже, - тихо вздыхает он. – Но думаю, будет лучше…
- Нееееее!
- Да, Бэмби!
- Не, я не хочу!
Он снова смеется.
– Ты просто невыносим!
Я медленно приподнимаюсь и смотрю в его прекрасное лицо. Его губы покраснели и припухли от поцелуев, волосы красиво растрепаны, глаза блестят.
Он выглядит как воплощение секса!
- Останемся здесь навсегда! – говорю я, сделав чрезвычайно серьезное лицо. – Мы переедем сюда! Пусть Том ищет себе другую комнату, их в этом доме достаточно. Мы попросим приносить нам три раза в день что-нибудь поесть и кроме ванной комнаты не сдвинемся ни на сантиметр. Это была бы замечательная жизнь, да?
- Не знаю, разве это не скучно? – усмехается он.
- Почему это? Мы же знаем, чем можно заняться… - Я наклоняюсь к его уху, прикусываю мочку зубами и немного тяну.
Он тяжело вздыхает.
- А как быть с нашими друзьями, мамой, папой и близнецами?
- Они могли бы приходить к нам в любое время. Только пусть предупредят нас заранее, чтобы мы оделись! – я провожу языком по его мочке.
- Как предусмотрительно! – Он снова смеется.
- И не говори! – Мои губы, целуя, бродят по его шее.
Он притягивает к себе мое лицо, наши губы встречаются. Нежный поцелуй.
Вздохнув, еще ближе прижимаюсь к нему. Моя левая нога проталкивается между его ног. Я прижимаюсь к его бедру.
Он гладит мою спину.
- Хорошо, ты выиграл! Мы полежим еще пять минут! – тихо выдыхает он мне в лоб.
- Ура! – бормочу я и закрываю глаза.
Он улыбается, я чувствую это.
Думаю, я и в самом деле заснул. Меня укачало на его мерно поднимающейся и опускающейся груди, и я погрузился в мир прекрасных спокойных снов.
Сквозь дрёму раздаются голоса. Я моргаю. Холодный воздух касается моего тела, матрас прогибается.
Я слышу Алекса, его голос звучит раздраженно, он с кем-то спорит.
О чем? Где это мы вообще?
Чья-то рука грубо дотрагивается до моего плеча, трясет, стягивает с меня теплое одеяло.
Я испуганно вздрагиваю.
Что случилось?
Совершенно растерявшись, я открываю глаза.
Алекс стоит перед кроватью. Он одевается, как раз застегивает молнию на брюках и говорит со мной.
- … ты не слышал? Нам надо вставать! – Он взволнован.
- Что?.. – Я все еще не понимаю, что вообще происходит.
Потом на заднем плане замечаю Тома. Он, похоже, уже набрался.
Я припоминаю! Тяжело дыша, поднимаю голову, оглядываю темную комнату. Ерошу руками волосы.
Алекс бросает мне мои шмотки.
- Давай, одевайся! – нетерпеливо фыркает он и проносится мимо Тома в соседнюю ванную.
- Что случилось? Сколько времени? Вечеринка уже закончилась? – Я совсем сбит с толку.
Рубашка на Томе сидит как-то криво, волосы торчат в разные стороны. Когда я видел его в последний раз, он был уже достаточно пьян, а сейчас выглядит ужасающе трезвым.
Он подходит к плееру, классическая музыка замолкает.
- Сейчас полвторого! – устало ворчит Том. – Вечеринка еще не кончилась, все вас ищут и мне хреново.
Он падает рядом со мной на матрас. Я взволнованно наблюдаю за ним, натягивая на задницу трусы.
Том зарывается лицом в одеяло, и я пытаюсь не думать о том, что менее часа назад на этой кровати мы с Алексом занимались сексом …
Мои щеки горят от стыда. Я ищу свои носки, заглядываю под тумбочку и приподнимаю подушку.
- Эй, ты не меня ищешь? - крякает Том. Он натянул черный носок себе на руку и поигрывает им у меня перед носом. Рассмеявшись, выхватываю у него носок.
В комнату врывается Алекс. Он причесался, и больше не выглядит так, будто только что вскочил с кровати. Он сердито смотрит на нас.
- Ты все еще не готов? Поторопись!
Я влезаю в джинсы и натягиваю через голову футболку.
- А кто уберет мою комнату? Вы, свиньи, тут все перепачкали! – устало мычит Том в одеяло.
- Твоя комната всегда похожа на настоящую помойку, - раздраженно возмущается Алекс.
- Ты ее обтрахал! – Том поднимает голову и смотрит на Алекса, слегка усмехаясь.
На секунду кажется, что Алекс собирается чем-нибудь запустить в друга, но потом он берет себя в руки, спешит к двери и ещё раз оборачивается ко мне.
- Я жду тебя у машины…
Он исчезает.
Торопливо завязываю шнурки.
- Блин, Том, что вообще случилось?
Том поднимает голову.
- Мария… - бормочет он.



- Едь медленнее! – шикаю я.
- Черт побери, Бэмби, да я еле тащусь, с таким же успехом мы могли бы и пешком пойти! – Алекс бросает на меня быстрый взгляд через плечо, его глаза опасно блестят.
Я устало вздыхаю и опять гляжу на Марию. Она опирается на меня спиной, положив голову мне на грудь, и при каждом повороте машины угрожающе заваливается. Я с трудом удерживаю ее.
- Если она заблюет салон, будешь сам объяснять папе…- напускаюсь на единственного в этой сраной машине человека, способного воспринимать мои слова.
- Мне в любом случае придется! - очень тихо бормочет Алекс.
Он серьезно смотрит через ветровое стекло на мокрую пустынную улицу.
Мне опять его жаль. Я вздыхаю.
Алина, сидящая рядом со мной, дрыхнет, запрокинув голову. Ее равномерное посапывание немного успокаивает. По крайней мере больше, чем бледное лицо Марии, ее посиневшие губы и испарина на коже.
- Может, все же в больницу? – за последние десять минут я задал этот вопрос уже раз десять. - У нее сильное алкогольное отравление! – я начинаю тревожиться.
- Успокойся, Бэмби! Я знаю, что делать! – произносит Алекс, чуть повернув голову.
Я больше не возражаю. Сейчас не время спорить.
Машина останавливается перед милым таунхаузом с маленьким зеленым садиком и темным Комби у ворот.
Алекс быстро выходит, обегает машину и открывает дверцу.
Он помогает выйти Яне.
- Дойдешь? – хрипло спрашивает он.
- Да, спасибо! – ее голос звучит высоко и тонко.
Она еще может ходить самостоятельно. Очень, очень медленно она продвигается в сторону входной двери. По ее напряженной спине я понимаю, насколько ей приходится собраться, чтобы сделать каждый шаг.
Тем временем Алекс пытается разбудить Алину. Он трясет ее за плечо, она резко вздрагивает, чуть хрюкает и что-то ворчит, потом просыпается. Совсем растерянно смотрит в наши лица, бормоча что-то про «прелесть» или что-то в этом роде.
Алексу приходится практически на руках вытаскивать ее из наружу.
- Помочь тебе? – шепчу я.
- Нет, оставайся в машине, - так же тихо говорит он, бросив косой взгляд на Марию.
Он тащит маленькую Алину к входной двери, и это, кажется, безумно веселит ее - она глупо хихикает.
Яне, несмотря на огромные усилия, не удалось вставить ключ в замок и открыть дверь.
Алекс прислоняет Алину к белой шершавой отштукатуренной стене, забирает у Яны из рук ключи и тихо открывает дверь.
Я страстно молюсь, чтобы родители Яны прямо в этот момент не стояли в коридоре, не грохнулись в обморок, не устроили ужасного скандала и потом не потребовали бы от нас каких-нибудь объяснений.
Мы бы все равно не смогли их дать.
Мы понятия не имеем, что произошло. В общем-то, не так уж тяжело догадаться: три девчонки просто-напросто себя переоценили в том, что касается употребления спиртного. И вот теперь они за это расплачиваются.
Но если Алина и Яна всего лишь шатаются и что-то неразборчиво бормочут, то Мария вообще на ногах не стоит.
Когда я вслед за Алексом спустился по лестнице, Лена, Мартин, Аня, Мэлли и Ян сидели с девочками на свежем воздухе перед домом Тома.
Мария пыталась прилечь, но остальные ей не давали.
Они успокаивающе говорили с ней и постоянно пытались напоить водичкой.
Алекс был почти такой же бледный, как его сестра. Он стоял там и смотрел на нее. Ее глаза все время закатывались, голова странно моталась туда-сюда.
С помощью Яна я доволок Марию до машины. Остальные позаботились о Яне и Алине.
Никто не спросил, где мы были последние два часа, вероятно, посчитав, что это сейчас неуместно.
Аня долго смотрела на Алекса, потом спросила, не надо ли поехать с нами, ведь она могла бы позаботиться о Марии. Но Алекс отказался.
Так что я забрался с Марией на заднее сидение, пытаясь ее поддерживать и не обращать внимания на дрожащие руки Алекса, когда он включил первую передачу.
Алекс осторожно толкает дверь маленького коттеджа и молча показывает Яне, чтобы она тихо поднималась по лестнице и шла в свою комнату.
С застывшим взглядом она кивает, но на всякий случай крепко держится за дверную ручку.
Алина обвивает своими ручонками шею Алекса, притягивает его к себе и очень слюняво целует в щеку. Не могу сдержаться и слегка усмехаюсь.
Алекс похлопывает ее по спине, а она по-прежнему цепляется за него.
Он смотрит на машину, взглядом прося помощи.
Я снова сдерживаю усмешку и пожимаю плечами.
Что же я могу сделать, герой - ты!
У меня на руках шевелится Мария.
Она стонет.
О господи, подожди еще немножко, мы скоро будем дома, и все будет хорошо!
Не знаю, кого я сейчас успокаиваю – ее или себя?
В нос ударяет ее дыхание. Я быстро открываю окно. Нам обоим необходим свежий воздух.
Наконец Алексу удается высвободиться из объятий Алины. Она стоит в дверном проеме, покачиваясь и дебильно улыбаясь.
Яна втаскивает ее в дом и закрывает дверь.
Алекс со вздохом падает на водительское сидение. Он откидывает длинные светлые волосы с лица.
- У вас все в порядке?
- Гм… да! – Честно говоря, я в этом не очень уверен и по-прежнему считаю, что лучше поехать в больницу.
Понимаю, что нам будут задавать много вопросов и мы не сможем утаить произошедшее от Беттины и папы, но я просто слишком боюсь…
Очень медленно Алекс отъезжает. Уже не так далеко. Улица проходит через безлюдный коттеджный поселок. Два часа ночи, все порядочные люди уже давно лежат в своих постелях.
Могу только надеяться, что наши родители тоже к ним относятся. Беттина и папа собирались на ужин к знакомым. Обычно они всегда возвращаются домой к полуночи. Что если сегодня они сделали исключение и одновременно с нами подъедут к воротам?
Я убираю длинные волосы с лица Марии. Ее теплое дыхание, так сильно пахнущее алкоголем, ударяет мне в шею.
Неприятно, теперь приходится дышать ртом.
Я смотрю вперед. Серые глаза Алекса прикованы к зеркалу заднего вида. Сдвинув темные брови, он смотрит на меня.
- Не переживай! – тихо бормочет он.
Забавно, но то же самое я только что собирался сказать ему…
Я заставляю себя слабо улыбнуться.
Мы молча едем дальше.
Мария сказала родителям, что этой ночью будет у Яны. Вообще-то, она должна возвращаться домой к полуночи. Хотя до сегодняшнего вечера Марию не особо интересовало, что ей разрешено, а что - нет.
Я разглядываю ее бледное лицо, серые губы.
Глупая младшая сестренка!
Мы приехали!
Но Алекс паркуется не как обычно перед гаражом, а останавливается снаружи - перед домом, у обочины.
- Нам лучше как можно меньше шуметь, - шепчет он, объясняя.
Я киваю, чего он, конечно, не может ни слышать, ни видеть, и вообще Алекс уже вышел и открывает заднюю дверцу, чтобы помочь Марии.
Он держит ее, прижав к себе, пока я следом за ней вылезаю из машины и осторожно захлопываю дверь.
Мы закидываем ее руки себе на плечи и медленно идем по подъездной дорожке к дому.
Все окна темные. Нигде нет света. Хорошо!
Как только мы подходим ближе к входу, срабатывает датчик движения, ярко освещая две ступеньки, ведущие к стеклянной двери.
Мы с Алексом нервно переглядываемся.
- Сможешь удержать ее один? – шепотом спрашивает Алекс.
- Да! – киваю я.
Я покрепче обнимаю Марию за пояс. Алекс роется в кармане брюк, ища ключи.
-… где…? – невнятно бормочет Мария мне в шею.
- Тссс! Мы дома, ты скоро сможешь прилечь! – Я пытаюсь удержать ее на ногах. Господи, вроде тощая, а такая тяжелая! И где, скажите на милость, прячется весь этот вес?
- Мам… мам! – снова начинает поскуливать Мария.
- Нет, малышка. Пусть лучше мама поспит! – Я успокаивающе поглаживаю ее по спине. – Алекс и я тут. Мы позаботимся о тебе!
- Мам… мне плохо! – она опускает голову.
Алекс проворно открывает входную дверь и прикладывает указательный палец к губам.
Он предостерегающе смотрит на меня.
О нет, ты идиот, а я уж собирался ворваться в дом и заорать как резаный: «Люди, давайте все скорей сюда! Мы дома, Мария пьяна в стельку, а мы с Алексом трахались! Отличные новости, правда?»
Я раздраженно морщусь и указываю головой на Марию, неподвижно висящую у меня на шее.
Давай, помоги!
Он подходит к нам, кладет руку сестре на пояс, и мы вдвоем вносим ее в дом. Алекс беззвучно закрывает дверь.
В прихожей абсолютно тихо и темно, хоть глаз выколи.
Не решившись зажечь свет, мы медленно поднимаемся по лестнице.
Я уже почти встаю на первую ступеньку, как Алекс внезапно заваливается на бок, и мы втроем угрожающе пошатываемся.
Рефлекторно Алекс хватается за перила, очень вовремя.
Иначе бы мы свалились.
В груди сильно колотится сердце.
Я с трудом различаю в темноте лицо Алекса, но по голосу ясно представляю выражение его лица в этот момент.
- Бэмби, ну ты и придурок! – ругается он, запыхавшись.
- Что, черт возьми, я опять сделал? – агрессивно огрызаюсь я.
- Сраный футбольный мяч близнецов… я же говорил тебе, занеси его в дом и убери, а не положи у лестницы, где каждый может об него споткнуться!
- Прекрати немедленно на меня срываться! – рассерженно огрызаюсь я. – Есть дела поважнее…
Я иду дальше.
При каждом шаге под нашими ногами скрипят ступеньки, и мы напряженно задерживаем дыхание.
Я прислушиваюсь к каждому шороху, сообщившему бы нам, что именно в этот момент папа, Беттина или Марта проснулись и внезапно вышли в темный коридор, поджидая нас.
Прошла целая вечность, и я наконец беззвучно выдыхаю, когда за нами закрывается дверь комнаты Марии.
Алекс прислоняется к деревянному косяку, застонав от облегчения, и ерошит рукой волосы.
Только сейчас я замечаю, как сильно колотится мое сердце.
Мои руки все еще дрожат.
Но не так сильно, как у Марии.
Я очень беспокоюсь за нее…
- Садись сюда! – Я усаживаю ее на стул у письменного стола, крепко придерживая за плечи, чтобы она с него не свалилась, и бросаю безмолвный взгляд в сторону Алекса.
Что дальше?
- Я сейчас принесу ей что-нибудь попить… и ведро на всякий случай… - Он поворачивается и покидает комнату.
Раскрыв рот, смотрю ему вслед.
Что за тупая идея, оставить меня с Марией наедине.
Она сидит на стуле, немного покачиваясь, мигает, глядя на меня, и дрожит.
- Мне плохо… - опять бормочет она.
Внезапно по ее телу проходит судорога.
Дерьмо!
- Подожди! – Я помогаю ей встать, собираясь довести до ванной, но недостаточно быстро реагирую и уже слишком поздно: Мария давится и ее рвёт на ковролин… и частично на меня…
Я должен срочно взять себя в руки!
В животе поднимается тошнота, проходит по пищеводу к горлу и омерзительно застревает в глотке.
Мне приходится на миг прикрыть глаза, чтобы заставить себя успокоиться.
Затем я хватаю Марию за руку и тащу в ванную.
Она садится на пол, склоняется над унитазом и ее снова рвёт два раза подряд.
Я придерживаю ее волосы, ласково поглаживаю по спине и тихо ободряю, когда она начинает жалобно плакать.
Когда через некоторое время она успокаивается, я снимаю с себя облеванные шмотки и бросаю их в душ. Содрогнувшись, опять борюсь с ужасной тошнотой. Мой желудок бунтует.
Я бы с удовольствием помылся.
Вместо этого я приношу влажную губку и вытираю Марии лицо.
Бледная, как смерть, она без выражения смотрит в никуда.
Я завязываю ее длинные волосы резинкой и помогаю встать на ноги, чтобы прополоскать рот у раковины.
Она теперь дрожит еще сильнее, наверное, из-за тошноты.
- Что же ты наделала? – тихо спрашиваю ее.
Она снова давится, и я быстрее веду ее обратно к унитазу.
Я содрогаюсь от хлюпающих звуков.
Больше не могу! Правда, не могу.
Когда кого-нибудь тошнит, то это для меня…
Вздохнув, ерошу волосы и проклинаю Алекса, который, похоже, просто смылся. Герой!
Я помогаю Марии прислониться к прохладной плитке рядом с унитазом.
Потом пытаюсь бумажными полотенцами вытереть рвоту в комнате и снимаю с Марии грязную футболку.
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Lastima, Mari Michelle, Alexandraetc, bishon15, ruusunen, Ninchik, allina99, Kaze no Iro, sevele, anglerfish, VESNA545, Magic, Mgan217

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
06 Дек 2014 22:42 - 31 Дек 2014 12:14 #322 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Глава 22. Полет и падение (окончание)
Алекс возвращается, когда я как раз собираюсь раскрыть большие стеклянные двери, ведущие на балкон. Нам нужен свежий воздух.
Он бросает на меня ошеломленный взгляд. На мне только носки и боксеры.
- Что это значит, Бэмби? – подозрительно спрашивает он.
- Ну, может, я хочу тебя соблазнить? – сухо отвечаю я.
- Сейчас? – он действительно смущен.
Я лишь раздраженно качаю головой и забираю у него из рук бутылку воды и стакан.
- Давай, Мария, тебе надо попить!
Она тянется к стакану, и тот чуть не выпадает у нее из рук. Она почти половину проливает, прежде чем вода касается ее сухих губ.
Я вытираю ей лицо платком. Она тихонько подвывает.
- Ее тошнило? – спрашивает Алекс из дверного проема. Он не собирается входить. Стоит перед ванной, засунув руки в карманы, и задает глупые вопросы.
Я злюсь. Мне действительно плохо, Мария уже душу из себя выблевала, и мы совершенно точно попадем в переплет, если это обнаружится, а что он делает? Сначала сваливает, а теперь задает ненужные вопросы! Это уже начинает действовать на нервы!
Повернувшись, собираюсь бросить в ответ что-то дерзкое, но потом вижу его лицо.
Он такой же бледный, как и его сестра, глаза огромные и испуганные. Он очень сильно переживает.
Я встаю и подхожу к нему.
- Успокойся, Алекс! Хорошо, если она все вытошнит…
- Да, я знаю… - Он смотрит на фигурку сестры, которая скорчившись нависла над унитазом. Обычно она заносчива, высокомерна и горда. Всегда красива, ухожена, идеальна. У нее есть деньги и чувство стиля, и она их с удовольствием выставляет напоказ. В свои шестнадцать лет она шествует, как маленькая гламурная примадонна, но сейчас… сейчас она выглядит такой тоненькой, юной и маленькой. Почти весь макияж я с нее смыл, и видно ее полудетское личико.
Я держу Алекса за руку и поглаживаю его ладонь, пока он рассматривает свою сестру. Он не мешает мне это делать.
Мария постоянно отстаивает свою независимость и требует, чтобы с ней обращались с уважением, как со взрослой. И горе, если ей не оказывают этого должного почтения, тогда она начинает возмущаться, поддразнивать и жалуется без конца.
Худенькая девочка на холодном кафельном полу не кажется такой уж самоуверенной и сильной. Она смотрит на меня умоляюще и снова хнычет. Я подхожу, встаю рядом с ней на колени, и она опускает голову мне на грудь.
- Все хорошо! – успокаивающе бормочу я, поглаживая ее по спине.
Алекс так и смотрит на нас.
- Принеси ей футболку, чтобы она могла переодеться, - говорю я.
Он уходит и через несколько секунд возвращается обратно с черной длинной футболкой.
Потом Марию рвёт еще четыре раза. Я нахожусь неотлучно рядом с ней и, пытаясь поддержать, говорю, что она должна делать.
Она лишь всхлипывает и жалуется, что ей плохо и болит живот.
Нытье, на мой взгляд, хороший знак…
Она выпила примерно литр воды и теперь её уже не так колотит.
Ее горло, видимо, сильно болит: она постоянно хватается за него рукой.
Алекс мечется из ванной в спальню Марии и обратно. Постоит на балконе, покурит и опять бежит обратно. Я отправляю его вниз на кухню. Прошу приготовить кофе… по крайней мере, не будет мешаться под ногами.
Мария уже в который раз бормочет, что устала и хочет в постель. Я помогаю ей подняться. Она стоит сама, чистит зубы и пошатываясь медленно идет в комнату. Со стоном ложится, я накрываю ее одеялом и гашу свет. Только торшер в углу рядом с диваном пока слабо горит.
- Я поставил тебе ведро рядом с кроватью… на всякий случай, - говорю я, но Мария уже закрыла глаза.
Трудно представить, что в ее желудке осталось еще хоть что-то, чем бы ее могло вырвать.
Дверь открывается, и я с облегчением выдыхаю - это всего лишь Алекс.
Он удерживает поднос с двумя чашками кофе и вазочкой с печеньем.
Как будто я сейчас могу что-то съесть…
- Она уже заснула? – он кивает головой на Марию.
- Гм, да… - Я смотрю на нее. Она чуть шевелится, поворачивается на бок, сворачивается в комочек, как маленький ребенок, и вяло протягивает мне руку.
Я касаюсь ее руки и нежно поглаживаю.
- Теперь все хорошо. Спи! – шепчу я.
Она и в самом деле начинает намного спокойнее дышать. Мне кажется, она заснула.
Тут я чувствую, как теплое шерстяное одеяло опускается мне на плечи.
Поднимаю глаза. За спиной стоит Алекс.
- Ты же, наверное, замерз… - нерешительно говорит он.
Я встаю и обнимаю его.
Он прижимает меня к своей груди.
- Хорошо, что ты заметил. Хотя прошел уже почти час, но ты, конечно, не виноват, ты ж блондин…
Наигранно возмущенно он щиплет меня за бок. Я тихо хихикаю.
- Так, а теперь я хочу помыться! – Я отпускаю его и иду в сторону двери.
Он испуганно тянет меня обратно.
- Ты не можешь уйти. Останься! – Он умоляюще смотрит на меня.
- Ты такой милый, лапуля! И обещаю, я тоже буду по тебе ужасно скучать… - язвительно усмехаясь, я тянусь к дверной ручке.
- Перестань издеваться, Бэмби! Ты не можешь оставить меня одного… - он указывает на Марию, как будто она спящая кобра, которая в любой момент может проснуться и напасть на него.
- Ну что случится, Алекс? Во-первых, она сейчас спит. Во-вторых, ты уже не раз имел дело с пьяными… я имею в виду Дирка и Тома… и в-третьих, она твоя сестра!
Я собираюсь открыть дверь, но Алекс разом оказывается рядом и тянет обратно. Он обхватывает меня сзади руками.
- Ты же можешь и тут принять душ, - льстиво шепчет он.
- Мои вещи наверху.
- Можешь взять что-нибудь из моих.
Он нежно целует мою шею, и у меня тут же бегут мурашки. С колотящимся сердцем и глупой улыбкой на губах я устало плетусь в ванную Марии.
Он опять добился своего…
- Папа с Беттиной не проснутся, если услышат, что кто-то моется? – спрашиваю я, прежде чем проскользнуть в маленькую комнатку.
- Нет, их комната дальше по коридору. Они ничего не заметят! – успокаивает Алекс, садится на диван и отпивает кофе из чашки.
Там он и сидит, когда я через десять минут выхожу из ванной.
- Я тебе тут положил кое-что, - говорит он, указывая на маленькую стопку чистой одежды.
Вообще-то, глупо, что я не поднялся в свою комнату, чтобы освежиться… но если Алексу станет легче…
Я вспоминаю, что у меня на бедрах лишь полотенце.
Влажные волосы тяжело свисают, с них капает мне на плечи, и я начинаю мерзнуть.
Как мне теперь себя вести? Взять чистые вещи и пойти переодеться в ванную? Гм, как-то по-детски, да? Я имею в виду, мы уже дважды занимались сексом, так что, пожалуй, стыд и застенчивость неуместны.
Меня бьёт дрожь, и я был бы рад выдать это за озноб.
Быстренько вытираюсь и сразу же хватаю приготовленную одежду.
Он смотрит на меня. Все время. В голову ударяет жар, мои щеки горят.
Я не обращаю внимания на его взгляд, точно так же, как не обращаю внимания на своё дикое сердцебиение.
Тихо вздохнув, сажусь рядом с ним на диван.
- Теперь мне лучше! – бормочу я.
- Ты и пахнешь лучше! – язвит он.
- Заткнись! Конечно, ты бы не позволил ей себя облевать! – я надуваю губы.
Он миролюбиво распахивает объятия, и я счастливо прижимаюсь к нему.
Самое прекрасное место в мире… в его руках!
Он зарывается носом в мои влажные волосы, а я прижимаюсь лицом к его нежной шее.
Гм, вот бы так навсегда…
- Ты мог бы теперь со спокойной душой признаться, что я был прав, - шепчет Алекс мне в лоб.
- В чем?
- Мария слишком молода для таких вечеринок. Она просто не осознает ответственности!
Не могу поверить, что в такой романтический момент он может говорить на эту тему.
- Ты был прав, и ей плохо! Ты теперь счастлив? – Вообще-то, я не собирался язвить, но его поведение бесит меня.
Мы смотрим друг на друга, и в его глазах я снова читаю обиду. Но потом он делает мрачное лицо и выпячивает нижнюю губу.
Я тут же иду на примирение.
- Алекс, Марии шестнадцать. И не так уж страшно, если она иногда делает что-то глупое. Она получила урок и все. – Я глажу его по щеке.
- Она прекрасно знает, что совсем не переносит алкоголь. Всегда, когда мы на Новый год выпивали бокал шампанского, она уже после нескольких глотков начинала хихикать. Ей нельзя пить ничего алкогольного, и она знает об этом. Тем безответственнее ее поведение. – Он по-прежнему злится.
- На вечеринке у Мартина ведь ничего же не случилось, - вставляю я, пытаясь оправдать ее. – Мария может сама о себе позаботиться. Эта ночь была большой ошибкой, но это вовсе не повод, чтобы так преувеличивать!
Алекс ничего не отвечает.
- Когда она проснется, мы с ней поговорим! – Я нежно улыбаюсь ему.
- Гм… - хмыкает он задумчиво.
- И возможно, потом ты ей также скажешь, как сильно о ней беспокоишься…
Он возмущенно фыркает. Я устало качаю головой и закатываю глаза.
- Как хочешь…
Зевая, я кладу голову ему на плечо.
Я наслаждаюсь его близостью, наслаждаюсь этим теплым доверием. Никого, кто бы нам помешал, никого, кто бы нас прервал.
Мария тихо сопит. Она спит глубоко и крепко.
Я бы тоже хотел закрыть глаза, заснуть вместе с Алексом, рядом.
Как и пару часов назад в кровати Тома.
Гм, как изумительно уютно и мягко там было. Мне кажется, я еще никогда не чувствовал себя таким умиротворенным и счастливым.
Таким счастливым… в кровати Тома… в комнате Тома… Алекс действительно хорошо там ориентировался… он знал, где лежат презервативы…
Я снова открываю глаза. Моргнув, поднимаю голову и смотрю на Алекса.
Лучшие друзья – это кто-то особенный, самый любимый, честный, но должен признаться, я понятия не имею, где Тина или Марио прячут презервативы, и меня вообще-то это никогда и не интересовало…
Я с подозрением смотрю на Алекса. Совершенно внезапно начинаю безумно ревновать и при этом одновременно чувствую себя таким глупым.
Это же Том, да?
- Ты ведь совершенно точно знал, где Том хранит презервативы, - наконец говорю я напрямик и пытаюсь, чтобы это прозвучало раскованно, что мне не слишком удается.
- Э? – Алекс очень удивлен такой внезапной сменой темы. Ему требуется время, прежде чем он улавливает, о чем я.
- Вот как… - Он смеется.
- У тебя что-то было с Томом? – опять спрашиваю я и боюсь ответа.
Какой же я дурак!
- Том и я? – Алекс смеется и потом передергивается. – Нет, никогда. Мы знакомы с трех лет. Он для меня как брат!
Должен признаться, я испытал облегчение.
- Ты же знаешь Тома! Он просто не страдает застенчивостью и всегда очень подробно рассказывает, с кем побывал в постели. Поэтому я и знаю, где он хранит презервативы. Как я сказал, в своих описаниях он действительно совсем ничего не опускает!
Да, в этом есть смысл. Я опять прислоняюсь к нему, но ненадолго, потому что из меня уже рвется следующий вопрос, требующий как можно скорее его задать и получить на него ответ.
- Эм… я, эм… Алекс… когда ты? ...где ты? …с кем? – заикаясь, облизываю губы. Я волнуюсь.
Надеюсь, он не слишком бурно отреагирует.
- Ты… ты же уже спал с парнем… до меня, я имею в виду! – С покрасневшими щеками я разглядываю подол футболки, которую мне дал Алекс.
Удивляюсь сам себе. Почему только сейчас я задаю ему этот вопрос?
Честно говоря, до последнего времени это не играло для меня никакой роли. Но теперь… я хочу знать!
Сидя с громко стучащим сердцем, я с досадой понимаю, что его ответ очень важен и повлияет на наши будущие отношения.
Алекс сидел, откинувшись на подушки и закрыв глаза.
Моргнув, он смотрит на меня.
Кажется, он не ожидал этого вопроса.
- Конечно, я уже спал с парнями, - немного раздраженно говорит он.
Я таращусь на него, открыв рот.
Конечно?
- Эм… и… - заикаюсь я от волнения.
- Думал, ты это понял или по крайней мере догадывался, - прерывает он меня.
- Я, эм… я, ну, я обратил внимание, что у тебя уже есть некоторый опыт, но… эм… - Чувствую себя ужасно глупо, досадуя на свою дурость, и злюсь на Алекса за его снисходительный тон.
- Да, я пару раз имел дело с парнями, - легко признается он.
- Правда? – Я смущен.
- Да. Когда мне было пятнадцать, я провел два месяца в Лондоне. По школьному обмену. Я встречался с братом одного ученика из принимающей семьи. А когда мне было шестнадцать, мы летом ездили на четыре недели на юг Франции. В загородном доме рядом с нами жила семья из Бремена. Их сын был моего возраста…
- Это все?
- Нет, кажется, всего было четверо. – Он немного задумывается. – Да, четверо!
- Ага! – Я стыдливо опускаю взгляд и опять чувствую себя по-идиотски.
Когда мы переспали друг с другом, конечно же, невозможно было не заметить, что он совершенно точно знал, что делать, но все же меня не покидало ощущение, что та ночь была чем-то особенными, неповторимым. Ночь, которую мы оба никогда не забудем.
Теперь мне ясно, что только я пережил что-то новое, волнующее. Он все это уже знал. Я лишь перенес свои ощущения на него.
Совершенно не понимаю, какая эмоция сейчас перевешивает: стыд за свою наивность или злость на его высказывания об «обществе» и «обязательствах перед семьей».
Эти его аргументы были лишь попыткой отделаться от меня?
Раньше, похоже, он не придавал такого значения мнению «общества», иначе не переспал бы с каким-нибудь парнем…
Я чувствую себя одураченным… я не понимаю этого!
Маленький глупый Тоби, который совсем ничего не просекает, который позволяет себя использовать и обманывать и над которым можно лишь посмеяться.
Я решительно освобождаюсь из его объятий и медленно встаю.
- Ты куда собрался, Бэмби? – встревоженно говорит Алекс.
- Ухожу!
- Почему? Что случилось? Ты спросил, и я честно ответил! – оправдывается он.
- Безумно благодарен тебе за это, а теперь я иду спать. Спокойной ночи! – с обиженным лицом я громко топая иду к двери.
- Проклятье, Бэмби, подожди! – он хватает меня за руку и впивается взглядом.
Останавливаюсь, не сопротивляясь.
Он устало поднимается и указывает на балкон.
- Давай выйдем!
- На улице холодно. – Хотя только конец сентября, но ночи уже давно прохладные.
- Завернемся в одеяло. Пошли!
Я молча иду за ним.
На маленьком балконе стоит красивая старая железная скамейка. Мы садимся рядом друг с другом, рука об руку, накинув одеяло на плечи и направив взгляд в темное небо.
- Почему ты вдруг рассердился? – возвращается он к теме разговора.
- А, да так, - невнятно бормочу я.
А что я должен сказать?
«Я хочу быть для тебя кем-то особенным…»
- Бэмби?
- Гм… мне вот интересно, почему ты мне сразу не сказал, что ты гей… эм, ты же гей, да? – я раздраженно гляжу на него.
- Я тебе не сказал, потому что для нас это не играло никакой роли и, кроме того, у нас, вообще-то, совершенно другая ситуация! – спокойно говорит он.
Смотрю в его лицо. Оно совсем близко. Я уже очень хорошо изучил каждую его черточку. Если я закрою глаза, то оно сразу же всплывает в голове, я могу представить его в любое время. Люблю его лицо!
Вот только мысли, блуждающие в этой хорошо знакомой голове, смущают и поражают меня снова и снова.
- Я действительно считаю, что это очень важно для нас! – отвечаю я, и мой голос дрожит. – Ты мне втираешь что-то о чести семьи и обществе и бла-бла-бла, и при этом ты гей… почему же мы тогда не можем быть вместе?
У меня кончились аргументы, я просто не нахожу правильных слов. Мне не удается осмысленно изложить свои мысли.
- Бэмби, речь совсем не о том, гей ты или не гей! У нас совершенно другой случай: мы братья! – Он серьезно смотрит на меня.
Нет, только не опять это дерьмо!
Я глубоко вздыхаю и закрываю глаза.
Больше не хочу об этом слышать.
Алекс гладит меня по все еще влажным волосам.
Его взгляд устремлен на мои губы.
Он наклоняется и целует меня.
Кончики пальцев чешутся как сумасшедшие, и в груди что-то ужасно болит. Все внутри странно сжимается.
Его губы на вкус мягкие и сладкие, но этот поцелуй горчит.
Я склоняю голову на его плечо.
- И как теперь быть? – Этот вопрос меня сильно беспокоит. Все остальное, честно говоря, второстепенно.
- Я не знаю! – тихо отвечает он.
- Я по-прежнему хочу быть с тобой! – твердо говорю я.
- Бэмби… - Он вздыхает.
- Нет, послушай меня! Я знаю, это будет тяжело. И мы ни в коем случае не должны никому об этом рассказывать. Мы подождем, а потом сперва поговорим с Беттиной и папой. Алекс, у нас же есть время. На нас никто не давит. Сперва, совершенно точно, это создаст проблемы. Не каждый будет нас поддерживать, но все наладится. Мы справимся, потому что мы есть друг у друга. И это самое главное!
Мы долго смотрим друг другу в глаза.
- Как ты себе это представляешь? – раздраженно спрашивает он. – Мы живем в этом доме как братья. Ты же сам постоянно пытаешься сделать из нас настоящую семью. Ты хочешь, чтобы Мария и близнецы признали тебя как брата, а мама и папа – как сына… а я? Как я вписываюсь в это?
- То, что с тобой, это же совершенно другое! Я прекрасно это различаю! – быстро говорю я.
- А я нет! Это все так сложно! - Он закрывает глаза и слегка откидывается назад.
Так сложно?
Не для меня! Конечно же, я понимаю, просто не будет, но я уверен, все бы получилось.
- И сейчас? – мой голос звучит жалобно.
Алекс слабо пожимает плечами.
Он же не может этого сделать! Я имею в виду, этой ночью мы так сблизились. Это было просто волшебно.
Готов голову дать на отсечение, ему понравилось так же сильно, как и мне.
- А что с Аней? Ты с ней порвешь? – совсем другая тема. Мой голос опять становится язвительным.
- Почему это?
- Почему? Гм, не знаю, может, потому, что тебе вообще-то нравятся члены? – Я сердито гляжу на него.
- Эй, не надо так вульгарно! Иначе можем сразу же прекратить разговор! – он предостерегающе смотрит на меня.
Я рассерженно фыркаю и ощущаю, как в глазах собираются горячие капли. Я очень рассержен и чувствую себя ужасно беспомощным.
Упрямо проглатываю огромный ком в горле… по крайней мере пытаюсь. Горло, будто сдавили…
- То есть притворишься, будешь встречаться с человеком, которого не любишь, играть роль, которая не нравится. И почему?
- Если ты так на это смотришь, то ради бога! Возможно, ты прав, и я плохой человек и трус, но мне безразлично. Я выбираю более легкий путь как раз потому, что он легче и мало кого оскорбит и смутит. Таким образом я немногим причиню боль! – говорит он очень тихо, но с уверенностью в голосе.
- Ты сделаешь больно мне! – шепчу я хрипло. – И себе!
Алекс притягивает меня к себе и целует в висок, мои щеки, кончик носа и потом веки.
Очень, очень нежно.
Так нежно, что сердце воет от боли.
Одна маленькая слезинка осмеливается и скатывается с ресниц. Это служит своего рода сигналом, и все больше предательских влажных капель завоевывают свой путь на свободу. Они катятся по моим щекам.
Я не могу их сдержать, я проигрываю эту битву.
Мне очень стыдно за себя.
Алекс сцеловывает теплые капли с моих щек, от чего я плачу еще сильнее. Тихо всхлипывая, я прижимаюсь лицом к его шее.
Он всегда так чудесно пахнет…
- Так лучше, - шепчет он.
Нет! Это ужасно! Я еще никогда не был таким несчастным!
Это не имеет смысла! Он хочет меня, и я хочу его! Почему мы не можем быть вместе? Почему нет?
Его аргументы откликаются в моей голове пустым, ничего не значащим эхом.
«Так проще всего! Да, конечно, так и есть!» – горько думаю я.
Просто прелестно! И насрать, будем ли мы при этом счастливы или нет!
Главное, никто не почувствует себя оскорбленным!
Я пытаюсь отодвинуться от него. После некоторого колебания он отпускает меня.
- Возможно, ты прав! – говорю я неимоверно грустно, но не могу полностью скрыть свой гнев и непонимание ситуации. - Мы должны это прекратить! Так что каждый живет своей собственной жизнью. Ты с Аней, в роли идеального образцового сына, а я - как гомик и неудачник. Отлично! И может быть, я однажды встречу человека, у которого на первом месте будет стоять ответственность за свое собственное счастье, а потом - перед каким-то обществом. Держи за меня кулаки! – Я встаю, решительным движением вытираю глаза и возвращаюсь в комнату Марии.
- Что это значит? – раздраженно спрашивает Алекс.
- Ничего, я просто думаю, будет лучше, если ты сейчас исчезнешь! - я вызывающе смотрю на него. Мои щеки мокрые от слез. – Ты принял свое решение, ладно! Теперь я принимаю свое! Спокойной ночи!
Он делает шаг ко мне, я сразу же отступаю.
- Все или ничего! Я не буду играть в твои трусливые игры! – угрожающе шепчу я.
- Хорошо! – Теперь и его глаза влажно блестят. Как серое предгрозовое небо, которое отражается в спокойном озере.
Он медленно идет к двери. Тянется к ручке и еще раз оглядывается на меня.
- Я простоял на том светофоре еще два красных сигнала! – шепчет он, глядя мне в глаза.
- Что? – я не понимаю его.
- Когда мы увиделись в самый первый раз…
Он закрывает за собой дверь, а я даю волю слезам.
Мне больно. Болит каждый сантиметр тела. Глаза горят и распухли. Кожа на лице неприятно стянута. Я каким-то образом во сне вывихнул плечо, и мне просто плохо.

Меня разбудили стоны Марии.
Она садится на кровати и откидывает с лица длинные волосы.
Ее губы еще слегка синие, а кожа выглядит болезненно бледной.
- Как ты? – спрашиваю ее хрипло. Она смотрит на меня.
- Дерьмово! – бормочет она.
Я усмехаюсь. Да, мне тоже!
Она дрожа встает и, покачиваясь, идет в ванную.
Я так и лежу на диване, разглядывая белый потолок, и пытаюсь как можно меньше думать.
Правда, не получается. Мой мозг просто орет: АЛЕКС!
Он лежит в соседней комнате, но, несмотря на это, у меня ощущение, что он рядом.
Если бы прошлая ночь не была такой прекрасной, я бы воспринял все намного легче.
Наверное, Марк, Ману, Янош, Тина и все остальные все же были правы: Алекс и я не подходим друг другу. У нас нет будущего. Для нас не будет хэппи энда!
Я опять готов расплакаться.
И почему же тогда все воспринимается так правильно, когда я лежу в его объятиях?
Мария возвращается из ванной. Она постанывает при каждом шаге и прижимает руку ко лбу.
- Голова болит! - ворчит она и снова падает на кровать. – Желудок болит… тошнит… я умираю! – она жалобно смотрит на меня.
- Мда, если хочешь сочувствия, то от меня ты его не дождешься. Ты сама виновата! Зачем так много пить? – устало тру сонные глаза.
- Не так уж много я и выпила! – слабо возражает она. – Наверное, немножко смешала… - совсем тихо добавляет она.
Я согласно киваю. Да, такое может быть.
- Послушай, Тоби, я мало что помню, то есть почти ничего. Кто-нибудь заметил, что я перебрала? – я слышу в ее голосе отчаяние.
- Не знаю уж, все ли поняли, но пара наших друзей заметили… - Мне жаль, но не могу же я ее обманывать, да?
Мария опять вздыхает и откидывается на подушки. Она тут же жалеет, что резко пошевелилась. Застонав, хватается за голову.
Я медленно поднимаюсь. Во мне все кричит: оставайся лежать, оставайся лежать и надейся, что заснешь и никогда больше не проснешься!
Но я не обращаю внимания на спазмы в груди и горящие глаза.
- А ты тоже дерьмово выглядишь! – грубит Мария, выглядывая из-под одеяла.
- Да! – я с трудом улыбаюсь.
- Что-то случилось? – теперь она говорит немного мягче.
- Гм… нет, я просто устал! – Ничего больше не сказав, иду в ванную.
Я только что решил одеться и потом сразу же ехать к Марку и Ману. Мне сейчас нужен кто-то, кто меня побалует!
Пока я мою опухшее лицо холодной водой, и при этом очень стараюсь случайно не взглянуть в зеркало, я слышу голоса в комнате Марии.
Это малыши и… Алекс!
Нет!
Нет, не могу его сейчас видеть, это просто невозможно! Я сразу же опять расплачусь! Сразу же!
Послушай, Тоби, ты плакса, что ли? … да, так и есть!
Мария с Алексом спорят, насколько я могу понять.
Они ссорятся после такой-то ночки, да еще и при детях?
Вот идиоты!
Тяжело вздохнув, выбегаю из ванной.
Мария сидит на кровати, сморщившись от боли, со злыми слезами на глазах. Она гневно меряет взглядом своего брата.
Я смотрю на Алекса.
Блин!
Это же просто нереально! Этот парень дьявол!
Вот он стоит, волосы мягко падают ему на лоб, они блестят в утреннем солнечном свете. Выражение лица серьезное и сердитое. Белая кожа как обычно чистая и нежная. Никаких кругов под глазами, никакого зареванного лица.
Я выгляжу, как чучело, а он мог бы прямо сейчас вышагивать в Милане по подиуму.
Как несправедлив этот мир!
- Ты не можешь этого сделать, засранец! – орет Мария и сразу же хватается за голову.
- Что здесь случилось? – достаточно раздраженно спрашиваю я. – Обязательно ссориться с утра пораньше? И не забывайте, что в комнате близнецы!
Малыши стоят рядом со мной и растерянно смотрят то на одного, то на другого.
Алекс поворачивается ко мне. Я с огромным трудом сохраняю спокойствие. Он такой потрясный!
- Выйди, пожалуйста, с близнецами! – говорит он ледяным тоном.
- Нет, Тоби останется! – между тем кричит Мария, потом она обращается ко мне: - Тоби, Алекс хочет всё рассказать маме и папе про вчерашний вечер! – она смотрит на меня, ища поддержку.
- Всё? – спрашиваю я и смотрю на Алекса, вздернув брови.
Он бросает на меня злой взгляд.
- Пожалуйста, ты должен удержать его от этого! – Мария пропускает мой комментарий мимо ушей. – Мне так плохо и голова болит! Я больше никогда не буду столько пить!
Она хлопает ресницами, но в ее нынешнем состоянии это не производит абсолютно никакого впечатления.
- Мария, а почему у тебя болит голова? – раздается звонкий голосок Тимми.
- Я… я упала! – неуверенно говорит Мария.
Тимми подбегает к ее кровати, запрыгивает с размаха на матрас и звонко целует сестру в губы.
Мария ошеломлена, но потом смеется.
- Ты такой милый, Тимми! Это за что?
- Я тебя поцеловал, чтобы тебе стало лучше. Так делают. Алекс тоже так делал с Тоби, когда он упал. Правда, Алекс? – Он гордо смотрит на старшего брата, определенно ожидая похвалы.
Я закусываю нижнюю губу. Алекс бледнеет.
Мария моргает. Потом смотрит на Алекса, на меня и опять на него.
Она улыбается. Очень, очень гаденько!
- Это просто восхитительно! - сладко тянет она, глядя на Алекса, который тем временем кипит от ярости.
Тимми смущен. Он ищет мой взгляд, я подхожу к кровати и беру его на руки. Он такой маленький, что я без особых проблем держу его.
- Да, Тимми, ты прав! И видишь, Марии уже намного лучше! – говорю я. Мария гадко улыбается.
- Да, у меня все круто! – хихикает она.
С меня хватит!
- Я сказал бы, вы квиты. Теперь можете друг друга шантажировать, это же так изысканно! А у нас с Тимми и Эммой, к сожалению, нет времени, мы идем завтракать! – Схватив Эмму за ручку, я тяну ее из комнаты.
Мы ни разу не оборачиваемся.
______________________
* Ты хочешь уходить? Но день не скоро:
То соловей – не жаворонок был,
Что пением смутил твой слух пугливый;
Он здесь всю ночь поет в кусте гранатном.
Поверь мне, милый, то был соловей.
(Шекспир. Ромео и Джульетта. Переводчик: Т. Л. Щепкина-Куперник)

23 глава
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Жменька, Lastima, hazel_jil, Mari Michelle, Peoleo, DgeMer, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, Mar, sta222, nonchance, Ninchik, allina99, Yazid , Jinn, ТанечкаТ, sevele, karellica, Ganna, anglerfish, VESNA545, kubik rubik, Magic, Серый Волк, Mgan217, Anitiy, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
07 Дек 2014 01:02 - 07 Дек 2014 04:21 #323 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Да что ж такое делается? Опять у меня обновление сразу не появилось!


(в который раз полетел в неизвестном направлении пост, теперь уж творение не повторить)

Л.Ридз (пер.Denils) И может быть, я однажды встречу человека, у которого на первом месте будет стоять ответственность за свое собственное счастье, а потом - перед каким-то обществом.

Алекс огорчил и не раз. Столько усилий, чтобы не быть - казаться. Помогать другим не быть чуть счастливее, а казаться должными. И так ли уж много вокруг него счастливых?
Не спасают, не спасают воспоминания о светофоре на перекрёстке. Хотя символичны - теперь уж точно, Алекс долго будет решаться выбрать дорогу, свою дорогу. И как отзовутся они для Тоби?
Поблагодарили: VikyLya, denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Дек 2014 01:11 #324 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
denils, огромное спасибо :lublu:
восхитительная глава, столько эмоций, Тоби - бесподобен!

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Дек 2014 08:10 #325 от hazel_jil
hazel_jil ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Мда... Совсем не простая глава. И это сразу было понятно по её названию))))) Спасибо огромное за перевод! Интересно, а возможен ли хэппи энд в такой ситуации??? Если человек по жизни предпочитает легкие пути и уход от проблем? А как Тоби сказал им про шантаж! Очень четкое определение отношений в их семье!
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
07 Дек 2014 09:26 - 07 Дек 2014 09:28 #326 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
denils, Нинчик, спасибо  :izumitelno:
Что ж, глава, которая начиналась так прекрасно и возбуждающе, закончилась совсем не радостно  :no:
Очень хочется сказать, как Джорджи, "я так не играю". Потому что Алекс как-то совсем перестал нравится. Я вот думаю, может, он нам нравился только потому, что мы видели его глазами Тоби? А он его романтизировал. Начинает казаться, что Алекс, в общем, похож на своего отца. И чего тогда от него ждать? Ведь если Алекс такой правильный, каким хочет представится Тоби, то зачем тогда было пудрить парню мозги, а тем более ложиться с ним в постель? Бедный Бэмби! Представляю, как это тяжко  :umir:
Как по мне, так ему лучше вырвать это чувство из груди поскорее  :mda: Пусть ему попадется кто-то более достойный. Он заслуживает светлой и чистой любви, а не мутного двойственного Алекса. Не знаю, есть вероятность, что Алекс еще одумается... хотя я бы на месте Бэмби все равно бы не простила его. Такие воспоминания неизбежно наложат отпечаток на чувства. Да еще и эта не очень красивая ситуация с Марией, в которой Алекс себя показал как довольно трусоватая и брезгливая личность даже по отношению к родной сестре(((

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Georgie, denils, nonchance, Kaze no Iro, Jinn, Mgan217

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
07 Дек 2014 17:45 - 07 Дек 2014 18:10 #327 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Это действительно была очень поворотная глава. Прочитав ночью я даже не стала перечислять все прегрешения Алекса в ней. Их было больше.

Как-то сразу испарился некий налёт благостности. Спускаешься на землю, понимая как не светел Тоби, его света не хватит на всё и вся.
Таинственность с Алекса исчезла. Да, как Тоби, нам очень хотелось его оправдывать. А Алекс - конформист. Пока не взрослый, поэтому не агрессивный. В разговоре он защищается, не нападает. И защищаясь, оглядывается, но за спиной никого нет, никто не подскажет.
Алекс привык просчитывать ситуации и готовиться к ним заранее. Здесь ситуацию создал Тоби. Алекс пошёл на уступки и не удалил Марию с вечеринки. Тоби для него продолжает оставаться Бэмби, подопечным, поэтому в виде наказания и получил пьяную Марию. Синяя пьячужка рядом - для Тоби это невидаль, поэтому запаниковал. Для Алекса - практика, поэтому и незаморачивался особо, но на всякий случал в зеркальце поглядывал.

Тоби - медаль на грудь, даже орден. Я тоже совершенно не выношу рвотных звуков (как вспомнишь дежурный день в больнице и новеньких, госпитализированных с животом - брррр). Не представляю как он выдержал, в таких обстоятельствах не была, поэтому не знаю справилась бы, или сама пристроилась рядом, слыша рвотную какофонию.

Алекс сильно растерян. Впрочем растерян он уже несколько недель, вернее перманентно впадает в некий ступор с времён встречи на перекрёстке (возможно тогда иприметил их Том, поэтому и рассказывать ему особо ничего не пришлось). Но впервые он не смог надеть лицо, впервые его последнее слово не перешибло слова Тобиаса.

Алекс в своём конформизме не заматерел, надежда есть. Но... хочется ли её воплощения? Не знаю.
Насколько твёрд в своём решении будет Тобиас, или опьяняющий эффект от сводного братца затуманит ему голову ещё не раз?
По сути братцу нужна встряска и даже целая серия встрясок. Сможет ли их выдержать Тоби. Он то в отличие от Алекса взрослеть пока не начал. В Мюнхене он потихоньку-помаленьку выходит из своей удобной безопасной раковины. Бывают люди умудряются прожить так всю жизнь. Но Тоби слишком неравнодушен к окружающим и насколько его ангел-хранитель будет и дальше отводить от него беды мы не знаем.

Музыка повествования изменилась с появившимися тревожными нотками.
Тоби, взрослей - слишком много людей от тебя зависят. Ты знаешь теперь, что Алекс не прав, вернее не идеален, его решения часто НЕ ТЕ. Ты хотел семью? Борись, воюй за неё. И уходи от общения с Алексом - ты пока не готов противостоять ему.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, denils, Ksenija, Kaze no Iro, Mgan217

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Дек 2014 20:21 #328 от Mgan217
Mgan217 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Denils, ninych,спасибо за главу и за то,что не стали ждать с выкладкой  :pocelui:
Много эмоций и мыслей...не хочу быть категоричной...
Неужели Тоби сможет пойти дальше без Алекса? И неужели Алекс его отпустит? И может его сестра будет не только шантажировать, а узнав правду о брате поможет ему понять что же должно быть в приоритете... Это всего треть истории- все еще впереди... :popcorn:
Поблагодарили: VikyLya, denils, Mar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
08 Дек 2014 01:01 - 23 Фев 2015 00:17 #329 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Спасибо!

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ksenija
  • Ksenija аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Все пройдет, и прахом рассыплется по дорогам жизни...
Больше
08 Дек 2014 12:25 #330 от Ksenija
Ksenija ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 22/66, upd 06.12.2014
Девочки, еще раз спасибо ) после прочтения главы сил не было писать.
Хочу сказать, что в одном Тоби повезло, пусть с привкусом горечи, но все же! Свой первый опыт он получил с человеком, который ему очень нравился, он в него был влюблен - а это дорогого стоит ). Да и понимание к Тоби пришло быстро, что такие отношение - это сплошная ложь и боль ). В отношение Алекса все же не могу быть достаточно категоричной, все же они подростки... и есть небольшой шанс, что Алекс сделает переоценку ценностей и хоть немного поймет, что в отношениях нет месту лжи и притворству. Хотя надежда довольно слабая . А Тоби, он оч сильный мальчик, не смотря на мягкость и доброту, есть у него стержень. :)
Ну, как то так пока.

Так хочется узнать как можно больше! но как всегда наши желания не совпадают с нашими возможностями и умениями... Давайте будем стремиться их уравнять, дабы души наши пребывали в гармонии и счастье.
Поблагодарили: Georgie

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.