САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

×
Последние обновления (14 Июн 2018)

12 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
11 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
46 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
8 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
9 и 10 главы Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
19 глава Бетани Брукс "Ее идеальный граф"
Новинка ОС))) Marchela24 "Независимый" Закончено)))
45 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
7 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
8 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
Новинка ОС))) Marchela24 "Оргия" Закончено)))
Новинка ОС))) Feotais "Белый букет, или Das ist fantastisch" Закончено)))
Новинка ОС))) nhasablog "Украденные слова" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Первый контакт по-жесткому" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Мой питомец" Закончено)))
Новинка ОС))) Дик Цукер "Босоногие мечты" Закончено)))
7 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
6 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
44 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 46/66, upd 24.05.2018

Больше
01 Июл 2014 20:52 #256 от ninych
ninych ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Строга ты, всё-таки.  :evil:
Я вот ещё с Йоахимом не определилась, вообще, действие разворачивается не слишком динамично, так что я верю, он себя ещё проявит. Мать вот Тоби тоже хороша: свалила в Африку - и привет! А Тоби всех старается понять и оправдать (или мне так кажется).

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
01 Июл 2014 20:56 #257 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
О да, вот и маму вспомнили))) Какая хорошая мать так надолго избавится от сына, пусть даже сбагрив на руки папаше? Хотя Тоби считал ее хорошей. Нет, наверное, это наш менталитет, который отличается от западного. В их понимании Тоби уже достаточно взрослый и не нуждается в подтирании сопелек мамочкой.

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
02 Июл 2014 21:17 #258 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Строга, Викуль, ой строга.
Ну как можно назвать Тобиаса только милым? Мир был бы много лучше, имей он побольше таких людей.

А менталитет везде такой, когда общественное ставиться выше личного. Да и проще оказывать, к примеру, помощь детям в Африке, чем своему ребёнку.

Йоахима можно понять от первой жены еле ноги унёс (всё же очень своеобразна. На работе, пожалуй, потерпеть можно, но вот хотеть в родственники заполучить - вряд ли). Повзрослев, полюбил Бетину. А она? Согласилась ради благосклонности родителей на брак, который они одобрили (с оговорками, что с двумя детьми получше, пожалуй, и не отхватить), но что сама чувствует? Рассказ ещё впереди. Йоахим ради любимой женщины согласился терпеть её родителей, которым никому в его семье соответствовать не удаётся. Мается бедняга, и в любовь жены видать не верит, может и сбежавшего тренера поминает, с которым конкурировать не получается.
Правда автор и Бетине уже держалку протянул, начав историю со сгоревшим пирожком.
Поблагодарили: Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
21 Авг 2014 21:16 - 21 Авг 2014 21:17 #259 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Ещё 8 дней и будет два месяца, как мы читали про Тобиаса.
А-а-а-а-а-а-а!!!!!!!
Хочу, хочу, хочу, хочу
гарантированного позитива.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
21 Авг 2014 23:14 #260 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Georgie эх, лето-лето)) Отпуск, дача и прочие приятности... Но гарантированный позитив к выходным гарантирую  :bubble:
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
23 Авг 2014 22:06 - 24 Авг 2014 00:11 #261 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Глава 18
ninych :flirty2:
Глава 19. О жирафах, львах и семействе обезьян (начало)
- Тина Венцлер. – Голос звучит устало и хрипло. Я ее разбудил.
- Это Тоби. Доброе утро, соня, - радостно приветствую ее я.
- Соня? Тобиас Ульманн, ты идиот! Воскресенье, восемь утра, ты совсем свихнулся или что-то случилось? – Гм, похоже, она и правда рассердилась.
Я откидываюсь на мягкие диванные подушки и слегка усмехаюсь про себя.
- Я знаю, который час, но подумал, что если мне пришлось так рано проснуться, то моя лучшая подруга из солидарности пострадает вместе со мной.
Пробормотав в трубку что-то нечленораздельное, она глубоко вздыхает.
- Ты почему так рано встал? Тебе надо на работу? – наконец спрашивает она.
- Нее, теперь только в понедельник после обеда, у меня как раз не будет занятий. Так что все удачно складывается.
- Кстати, о школе, как прошла первая учебная неделя?
Вспомнив прошлый понедельник, я качаю головой, чего Тина, конечно, видеть не может.
- Гм, по-всякому. В принципе, обычная первая учебная неделя. Ну ты понимаешь, всякие бла-бла-бла и прочее. Учителя сперва нам рассказали, что будет по программе, какие материалы потребуются, когда будем писать контрольные, и, конечно, все говорили еще и о выпускных экзаменах.
- Они хорошие? Ну, учителя?
Я тут же подумал о Дахере и Баумманне.
- Отчасти… Наша учительница английского – пятидесятилетняя девственница; учителя биологии я не понимаю, потому что он говорит по-баварски; учитель физкультуры, похоже, был в прошлом офицером Бундесвера; учитель истории всегда так волнуется из-за предмета, что у него встает, лишь скажешь «тридцатилетняя война»; учитель математики - садист, а учитель немецкого – потрясающий мужчина моей мечты… что я ему сразу и сказал…
- Что? - растерянно прерывает меня Тина.
- А, ничего, потом расскажу! - У меня сейчас нет желания обсуждать мой первый учебный день.
- А ребята в классе? Хорошо тебя приняли, несмотря на дурацкую вечеринку у этого Мартина?
- Ну да, по крайней мере, меня никто не хотел отлупить, но мне кажется, это, скорей, благодаря Алексу, а не моему очарованию, - страдальчески вздыхаю я.
- И как они теперь к тебе относятся?
- Довольно-таки осторожно. Они в некотором смысле не понимают, что со мной делать. Но у меня ведь есть Лена и Мартин, и на переменах мы тусуемся в основном втроем, ну и ладно.
Иногда у меня такое чувство, будто мы в классе абсолютно посторонние. Мне это сейчас не так уж и мешает, только воспринимается немного странно - гм, не могу это толком описать.
- О, и Том тоже клёвый! – быстро добавляю я.
- Это лучший друг Алекса?
- Да, он такой очаровательный и прикольный, тебе бы понравился. И всегда так мил со мной, что невероятно сердит Алекса, – смеюсь я, вспоминая многочисленные фривольные высказывания Тома и как они каждый раз ужасно раздражали Алекса.
- Кстати, Алекс! Как у тебя с ним? – голос Тины звучит озабоченно: она считает, что я всегда на многое надеюсь, а в итоге все равно всегда разочаровываюсь.
- Гм, не знаю. Все время как-то то вверх, то вниз. То мы очень близки, потом опять ссоримся или вовсе избегаем друг друга. Не знаю, как с ним быть. И потом, конечно, еще эта его тупая подружка…
- Анти?
- Аня!
- Ах да, точно, прости.
- В среду после школы она поехала с нами домой и осталась ночевать. Я чуть не умер… - Только от одной мысли о той ночи снова накатывает тошнота.
- Ох, бедняжка! – Искреннее сочувствие Тины так же приятно, как и понимание и нежность со стороны Елены тем вечером. Я просто не мог быть один, метался по своей комнате туда-сюда, повалялся на Норезунд, посмотрел телевизор, пытался почитать и выучил английские слова, которые даже не задавали.
Было, наверное, около полуночи, когда я как сумасшедший помчался вниз и с бешено бьющимся сердцем приложил ухо к двери в комнату Алекса.
Я должен радоваться, что именно Елена застала меня в этой позе, а не кто-нибудь другой из родственников.
Она молча взяла меня за руку и повела обратно в мою комнату. Потом мы вместе лежали на Норезунд, я плакал, а Елена утешала меня. Потом я смог наконец заснуть.
Не хотелось бы об этом вспоминать, а говорить об этом я тем более не хочу - мне стыдно за свое поведение и слезы. Хорошо, что об этом знает только Елена, а она никогда меня не выдаст.
- Как бы там ни было, я действительно не знаю, на чем мы сейчас остановились, но это не так и важно: в данный момент у меня в голове совсем другие вещи. – Это не совсем так: нет и минуты, чтобы я не думал об Алексе, да вот только что…
- Что еще случилось?
- У меня новый проект.
- Вот как?
- Да, он называется «Как из моей семьи сделать семью»! – хихикая, заявляю я.
- Что-то случилось?
- Гм, да, можно и так сказать, но об этом я расскажу тебе в другой раз, в более спокойной обстановке. Важно лишь то, что я решил бороться за нашу семью, и для этого у меня разработан совершенно суперический план. Пункт номер один: мы сегодня все вместе идем в зоопарк!
- Правда? Как же тебе это удалось?
Я ухмыляюсь. Когда я вчера во время обеда предложил отправиться на прогулку, на меня сперва довольно косо посмотрели.
Потом начались отговорки: Беттине и малышам надо было на теннис, папа хотел поставить Даймлер на станцию техобслуживания, а Мария с Алексом заныли, что воскресенье - единственный день, когда они могут выспаться.
Но вместе с близнецами мы довольно быстро всех переубедили.
Папа покорился моему строгому взгляду, Беттину и Алекса назойливым нытьем добили малыши, а Марию в итоге просто-напросто заставили поехать с нами.
- Неважно, как мне это удалось. Главное, поедут все и мы сделаем что-то как семья.
- Да, ты прав, это определенно пойдет вам на пользу!
Я довольно вздыхаю. Да, я уверен, что это пойдет нам на пользу!
- Видишь, может Аня и ходит трахаться к Алексу, зато я хожу с ним в зоопарк! Здорово, да! – пытаюсь мрачно пошутить я.
- Да, класс! – вымученно смеется Тина.
Я быстро меняю тему.
- А у вас в общем и целом все в порядке?
- Да, вполне. В школе все как обычно - скучно и одновременно напряженно. Господин Ингвер недавно на законе божьем чуть не разрыдался, потому что Торстен поставил под сомнение существование Бога, основываясь на религиозной критике Маркса. В среду мы писали контрольную по французскому, причем средняя оценка по классу - двойка, а Коста во вторник утром блевал в мусорное ведро, потому что развлекался накануне вечером и с утра ещё был навеселе, как минимум, на одну промилле.
- Да, тогда действительно все как обычно.
- Ну да!
Мы молчим пару секунд, и тут я в который раз осознаю, как сильно скучаю по Гамбургу, моему старому классу, Тине, Марио и остальным.
- Как прошла вечеринка на тридцатипятилетие Калле? Я ему лишь открытку написал…
- Да, она торжественно висит на холодильнике в его фургоне, он действительно был безумно рад. Вечеринка прошла на ура. Много выпивки, много песен под гитару у костра, жареные колбаски и море марихуаны. Марио под конец так укурился, что забрался на фургон и объявил, что собирается полететь к тебе в Мюнхен… мы еле его оттуда стащили.
Я тронут!
- А, и мы познакомились с новой подружкой Армина.
- Дай угадаю, он познакомился с ней через интернет.
- Да, на сайте «Одинокие сердца».
- Надо мне, наверное, тоже попробовать, - усмехаясь, говорю я.
- Разве ты «одинокое сердце»?
- На самом деле частенько, особенно когда безумно скучаю по вам и, конечно, маме. – При мыслях о ней мое сердце сжимается от грусти.
- Когда ты с ней связывался? – серьезно спрашивает меня Тина.
- Она звонила вчера вечером. Беттина подходила к телефону… получилась какая-то странная ситуация, не знаю даже… В любом случае, у нее действительно все хорошо. Последние две недели там шли такие сильные дожди, что оборвалась вся связь с внешним миром, поэтому она не могла позвонить. Но дождь очень важен для их деревни. И уроки проходят просто супер. Она научила детей английской песенке, которую они теперь поют каждое утро при встрече. И у Гордона с его мухами прогресс. Он узнал, что они жрут свои собственные экскременты, и таким образом много раз переваривают…
- Шикарно! – я слышу, как Тина усмехается.
- Ага!
Мы опять молчим.
- Тогда, пожалуй, везде одна и та же рутина. Будни взяли верх! – смеется она.
- Похоже на то, - подумав, соглашаюсь я.
И снова маленькая меланхоличная минута молчания.
- И когда поедете? – спрашивает она.
- В зоопарк?
- Да.
- Прямо сейчас, поэтому я так рано и проснулся. Мы только что слегка перекусили и вообще-то уже готовы выехать, но Мадам Марии Прекрасной приспичило пару-тройку лет поваляться в ванной.
Тина хохочет.
Раздаётся стук.
- Погоди-ка, Тина. Мой пол стучит.
- Что твой пол делает? – спрашивает она удивленно.
- Да, войдите.
Люк в полу поднимается, и Марта просовывает голову в комнату.
- Тоби, ты идешь? Мария уже готова, вы можете ехать. – Она радостно улыбается.
Марта в восторге от нашей вылазки под девизом «Мы - семья» и поддерживает меня во всем, чем только может.
Я киваю ей, и она осторожно закрывает люк.
- Слушай, Тина, мне жаль, но надо заканчивать разговор, нам пора.
- Конечно, теперь я, наверное, могу еще поспать. - Она громко зевает.
- Я еще позвоню.
- Давай, и расскажешь мне все, что сегодня произойдет.
- Обязательно, договорились. Ну, пока!
- Пока, милашка!
В трубке раздается щелчок. Я немного сижу на диване, уставившись на телефонную трубку. Мне всегда грустно после разговора с Тиной и Марио. Странная хандра.
Быстро тру ладонью глаза. Только бы сейчас не испортилось настроение. Делаю глубокий вдох, насыщая мозг кислородом. Много энергии и холодная голова – это то, что мне в данный момент нужно больше всего.
Так что я собираюсь с силами и бросаю быстрый взгляд в зеркало, прежде чем спуститься вниз.
- Вечно мы должны тебя ждать, - возмущается Мария, когда я соскакиваю с последних ступенек в холл.
У меня челюсть отваливается от изумления, я судорожно пытаюсь придумать гадкий ответ, который сбил бы с нее спесь, как Беттина нас останавливает.
- Эй, вы оба, никаких перепалок сегодня, поняли?
Мы молча киваем, но как только Беттина отворачивается, я сразу же показываю Марии язык, и она щиплет меня за плечо.
- Тоби, ты тоже возьми, пожалуйста, рюкзак. – Беттина протягивает мне ярко-красный мешок.
- О мой бог, что там внутри? – испуганно охаю я.
Рюкзак весит килограммов десять.
- Только самое нужное, то, что обязательно потребуется: еда, сладости, попить, одеяло, фотоаппарат, камера, маленькая аптечка и сменная одежда. – Довольная Беттина заканчивает перечисление и показывает пальцем на три больших рюкзака и огромную корзину для пикника.
- Я думал, мы идем в зоопарк, об эмиграции речи не шло. Вам надо было сразу мне честно сказать… - Несколько растерянно я разглядываю весь багаж.
- Просто я не хотела, чтобы мы что-нибудь забыли, - тихо бормочет Беттина.
Я быстро киваю и закидываю красный рюкзак на плечо. Блин, тяжело-то как. Что же там внутри? Неужели Беттина испекла парочку своих железобетонных пирогов?
Но я пытаюсь не подавать вида и смотрю ей вслед, когда она снова идет в сторону кухни.
- Тоби, я тебя сфотографирую! – Тимми держит в маленьких ручках дорогую цифровую камеру. Со вчерашнего дня гипс ему больше не нужен. Хотя его рука еще забинтована, но ему уже намного лучше, и он может без проблем шевелить ею.
Он держит камеру прямо у меня под носом и нажимает на кнопку. Я жмурюсь от яркой вспышки. Господи, без этой фотографии я бы спокойно прожил.
На время ослепнув, я наощупь, вытянув руки, пробираюсь по коридору и чуть не спотыкаюсь о лежащие вокруг рюкзаки, что чрезвычайно веселит Тимми.
Он смеется до упаду, а я тру слезящиеся глаза.
- Я сделаю еще один, - кричит он, и я слышу зуммер, когда он снова меня фотографирует.
- Тимми, малыш, ты не мог бы немного подождать со съемкой, пока мы не доедем, м? В зоопарке очень много замечательных зверей, которых ты сможешь фотографировать, - быстро предлагаю я ему.
- Зачем же ждать, когда и тут есть такой великолепный бородавочник! – Мария злобно усмехается. Я отвечаю ей гаденькой улыбочкой и потом громко кричу: - Алекс, Мария сказала, что ты бородавочник!
Мария пытается ударить меня ногой по голени и тоже орет:
- Я не говорила!
Алекс, ведя Эмму за ручку, входит в прихожую. Он подхватывает рюкзак, не обращая внимания на нашу перебранку и потасовку.
Он помогает Эмме надеть розовенький рюкзак с Hello Kitty и безропотно позволяет Тимми себя сфотографировать.
Алекс замечательно выглядит. Собственно, как всегда, но несмотря на это, каждый раз, когда его вижу, я думаю: «Ух ты!»
Ух ты! Ух ты! Ух ты!
На нем скромная белая тенниска с незаметным серым рисунком. Хотя футболка не очень узкая, она идеально подчеркивает его худощавый натренированный торс. Мне кажется, тупой дизайнер придумал ее специально для него и скроил прямо по его идеальной фигуре. Наверное, тот же парень сшил и эти светло-голубые джинсы.
Они изумительно сидят на его узких бедрах, соблазнительно обтягивая длинные ноги и… Господи, как же сдержаться нормальному человеку с двумя зрячими глазами на лице, скажите на милость, когда его задница ТАК выглядит в этих гребанных джинсах…
Он наклоняется, чтобы поднять рюкзачок Тимми, и ничего не могу поделать, я поедаю его взглядом… вот это да, вот это да, вот это да!
Мария, конечно, тут же пользуется моей короткой мысленной отключкой и наступает мне на ногу своими шикарными туфлями на шпильке.
Взвыв, я хватаюсь за пальцы, прыгая на одной ноге.
Тимми и Эмма восторженно хохочут. Добрые детки! Мне кажется, они смотрят слишком много мультфильмов.
- Что ты вообще за обувь нацепила? Нам придется много ходить, надеюсь, тебе это понятно? – возмущаюсь я, рассматривая ее по-летнему воздушный наряд.
- Я знаю, что нам придется много ходить, и я так же знаю, что это твоя, черт побери, вина. Почему тебе приспичило ехать на метро, почему мы не можем, как все цивилизованные люди, поехать на машине? – она сердито смотрит на меня.
- Но это же самое интересное в поездке - требуется некоторое время, чтобы добраться до цели. Поэтому все кажется намного более захватывающим и приобретает некий особый оттенок. - Уже вижу, что так и не переубедил ее.
- У тебя тоже такой «особый оттенок»! – говорит она и крутит у виска.
Смирившись, качаю головой.
- Алекс, встань туда, я хочу сфотографировать тебя и Тоби. – Тимми слегка тянет Алекса за руку и без обиняков показывает прямо на меня.
Мне кажется, Алекс знает кто здесь Тоби…
- Что? Ой, нет, может, потом… - Алекс быстро треплет маленького брата по волосам.
Покраснев, пытаюсь сделать равнодушное лицо.
Как-то неловко. Странная ситуация.
- Алекс, пожалуйста! Я хочу сфотографировать… - ноет малыш и проникновенно смотрит на брата, не сводя с него огромных карих глаз.
- Может, нам лучше немного подождать, пока не доедем до зоопарка? – немного устало говорит Алекс. Громко сказав «нет», Тимми опять тянет его за руку.
- Ну, пошли, сфотографируемся по-быстрому. Если ему так уж хочется… - Мне эта ситуация очень неприятна, чем быстрее мы сменим тему, тем лучше.
Алекс быстро смотрит на меня, потом подходит.
У меня опять начинается приступ тахикардии. Вау, что ж тут так жарко-то? Не мог бы кто-нибудь открыть окно, а? Я весь в поту!
Он встает рядом со мной. Совсем близко.
Я задерживаю дыхание. С ума сойти, насколько же сильно я сейчас ощущаю его присутствие, его притягательную силу. Его самого, неповторимый запах, тепло его тела. Я чувствую тонкую руку на своих плечах, длинные пальцы, которые касаются меня.
Блин!
Что же сейчас делать? Я же не могу стоять рядом с ним, как вяленая вобла.
Медленно и достаточно раздраженно я опускаю левую руку ему на пояс.
Мы стоим теперь в обнимку.
Ох, господи! Ох, господи! Ох, господи!
Тимми направляет на нас камеру, объектив выезжает вперед и снова втягивается назад. Видимо, ищет лучший ракурс, но малыш, конечно, не понимает, что делает с нами.
Проходят секунды, да что там, минуты, часы! У меня чувство, что я стою тут уже вечность, и мне становится все жарче и жарче.
Господи, я уже наверняка красный как рак. Надо сразу же стереть эту фотографию, если ее когда-нибудь сделают.
- Тимми, милый, просто нажми уже на кнопочку, ладно! – Мой голос звучит также истерично, как я себя чувствую?
Тимми, Эмма и Мария удивленно смотрят на меня, потом срабатывает вспышка - Тимми делает фотографию, и мы с Алексом немедленно отцепляемся друг от друга.
Мое сердце все еще стучит как сумасшедшее, и я просто не могу заставить себя смотреть ему в глаза. Вместо этого я снова хватаю свой рюкзак и открываю дверь. Мне нужен свежий воздух, очень срочно.
- Красивая фотография! – сладким голосом мурлычет Мария, просматривая вместе с малышами изображение на камере.
С красной башкой я вываливаюсь на улицу и для начала глубоко вдыхаю и выдыхаю.
Дерьмо, надо лучше держать себя в руках, если так и дальше пойдет, то очень скоро все догадаются, что со мной происходит.
Елена в хорошем настроении выходит из дома. У нее сегодня выходной, и она идет к Виоле. Я знаю, как она радовалась этому всю неделю.
- Ну как, покажешь последнюю съемку Виолы? – нагло ухмыляюсь я, намекая на стриптиз, устроенный пьяной няней на дне рождения Мартина.
Елена со вздохом качает головой.
- Ты опять пошлишь, Тоби!
- Мне жаль, но я только что позировал для фотографии в обнимку с Алексом. Я просто без задних ног. – Выпятив нижнюю губу, я напрашиваюсь на хотя бы каплю сострадания.
Елена быстро треплет меня по волосам.
- Бедный воробушек! – потом целует меня в щеку. - Мне уже пора, иначе пропущу автобус. Желаю хорошо повеселиться, и не делай глупостей!
- Я? – Невинными глазами смотрю, как она идет к воротам. - Пока, и передай привет Мартину. Может, он даст тебе поиграть со своей железной дорогой… – Я знаю, что Елене не нравится эта двусмысленность.
Она посылает мне ещё один строгий взгляд, прежде чем уйти.
- Так, все взяли? – Папа, держа Эмму за руку, выходит из дома. Как и у нас с Алексом у него за плечами огромный рюкзак, у Беттины в руках тяжелая корзина.
Прислонившись к дверям, Карл и Марта с улыбкой наблюдают за нами.
- Вы уверены, что ничего не забыли? – язвительно ухмыляясь, Карл намекает на наш багаж.
- Ха-ха! – Беттина с улыбкой закатывает глаза.
- Ну тогда желаю хорошо повеселиться, и будьте осторожны. – Марта обводит нас строгим любящим взглядом.
- Я сделаю очень много фотографий и покажу вам, когда мы вернемся, - быстро обещает Тимми. Марта счастливо улыбается и заверяет его, что будет очень этому рада.
- Так, ладно, до вечера! – Папа кивает им и проходит вперед, мы идем следом за ним.
Прекрасный день. И хотя уже середина сентября и дни становятся по-осеннему свежими, солнце сияет радостно и тепло.
Небо светится голубизной, и я слышу пение птиц, спрятавшихся в еще зеленой листве деревьев.
Половина десятого утра. На улицах еще мало народа. Кое-где люди работают в саду, подстригают лужайку или моют машину.
Несколько детей играют на улице в футбол и с любопытством смотрят нам вслед.
Тимми и Эмма очень взволнованы.
Они радуются хорошей погоде, радуются, что идут в зоопарк и увидят разных зверей, радуются, что поедут на метро, и тому, что сделают много-много фотографий.
Их смех и восторженная болтовня заразительны, так что мое настроение очень быстро поднимается.
Я слегка улыбаюсь про себя. Кто знает, возможно, все будет намного лучше и проще, чем я себе представлял.
Нам не очень далеко идти до остановки трамвая.
Но уже сейчас я ощущаю на своих плечах тяжесть рюкзака. Прекрасно, если мне придется целый день пробегать с этой штукой, то сегодня вечером меня можно будет выбросить на помойку.
- Мам, пап, почему мы должны ехать на общественном транспорте? Я имею в виду, там вечно полно народу, воняет и, скорей всего, будет не сесть, - Мария тоскливо морщится.
- Мария, это же будет весело, - возбужденно пищит Эмма и восторженно смотрит на старшую сестру.
- Да, вау, сейчас сдохну от радости! – Конечно, Эмма не понимает сарказма Марии и растерянно смотрит на родителей.
Папа гладит малышку по голове и отвечает Марии:
- Нам бы пришлось ехать на двух машинах, с парковками тоже постоянно большая проблема и на дорогу мы потратили бы целую вечность. Так намного проще.
Он покупает карточку, и мы ждем трамвая.
Несмотря на опасения Марии, в вагоне есть свободные сидячие места.
Охая, я снимаю с плеч тяжелый рюкзак и с облегчением плюхаюсь на сидение. Сияющий Тимми садится напротив меня, Мария занимает место рядом с ним.
- Где бы ты хотела сидеть, Эмма? – спрашивает Алекс малышку, пока ставит свой рюкзак под ноги Марии.
- Я тоже хочу сидеть у окна, - заявляет Эмма, бросив взгляд в сторону Тимми.
- Ты можешь сесть у окна, - быстро говорю я. – Я могу пересесть к папе и Беттине.
Эмма смотрит на меня своими огромными глазами. Она задумывается, и я уже собираюсь встать.
- Нет, подожди… если я сяду к тебе на колени, то тоже смогу смотреть в окно. – Она перебирается через большие рюкзаки, крепко держась за мои колени, и забирается ко мне на руки. Я немножко помогаю ей.
Она опирается спиной на мою грудь и прижимает нос к стеклу.
Мягкие светлые волосы касаются моего лица, я чувствую ее запах … она пахнет, гм, ребенком… тепло и сладко, немного медом.
Я крепко держу ее, чтобы она не съехала с коленей. Она и правда очень маленькая и изящная для пятилетней девочки. У нее фигурка как у фарфоровой куколки - нежная и хрупкая. Мне хочется ее защищать.
Необычное чувство. Я еще никогда никого не защищал в своей жизни. Но эта крохотная теплая милая малышка заставила меня почувствовать себя сильным и уверенным… как старший брат.
Я крепко держу ее и слушаю, как она высоким детским голоском рассказывает, на каких зверей она бы хотела посмотреть.
- Я так рад, что увижу жирафов, - взволнованно вставляет Тимми. – Они такие же большие, как наш дом, да, Алекс? – Он серьезно смотрит на Алекса, ища подтверждения.
- Ну, они не такие большие, но все же достаточно высокие, - спокойно отвечает тот малышу.
- А мы и львов увидим? – Тимми все никак не угомонится.
- Да! – улыбаясь, обещает Алекс.
- Я не хочу смотреть на львов! – Эмма с опаской смотрит на своего близнеца. – Я их боюсь, они могут нас съесть!
- Но Эмма, все звери за толстыми стеклами или решетками, они не могут выбраться, - объясняет Алекс ласковым голосом.
- В случае чего, можешь не бояться, потому что Алекс сильнее львов и будет с ними бороться, да, Алекс? – Тимми, улыбаясь, смотрит на своего старшего брата.
Я слегка усмехаюсь.
- Нет, Тимми, я не такой сильный, как лев… и ни один человек не сильнее. Львы очень большие и сильные животные, - пытается Алекс объяснить малышу.
- Сссс, да ты даже с детенышем суриката* не стал бы драться, потому что побоишься испачкаться … - Мария с ехидцей смотрит на Алекса, он же сердито сверкает глазами в ответ.
- Возможно, он не сможет победить льва, но по крайней мере попытается! Так что вам не надо бояться, Эмма и Тимми: если на нас нападет злой лев, Алекс будет защищать нас изо всех сил. И это самое главное! – Я ободряюще улыбаюсь малышам и одариваю Марию холодным взглядом.
Она, сморщившись, строит гримасу, а близнецы счастливо смеются. Так что их представление о брате-герое не пострадало.
Некоторое время мы молчим.
Я наблюдаю за Беттиной и папой, которые сидят недалеко от нас и тихо беседуют. Оба выглядят расслабленными, в хорошем расположении духа. Я с облегчением вздыхаю. Кто знает, возможно, это действительно те мелочи, которых им недоставало, просто что-то сделать вместе, как семья, не думать о работе или каких-нибудь вечеринках, друзьях и общественных обязанностях.
Папа что-то рассказывает, и Беттина смеется. Искренний смех. При этом она выглядит как молоденькая девчонка.
Она редко такой бывает - беззаботной и веселой. Беттина очень симпатичная, когда смеется, намного симпатичнее Ясмин Айхель.
Он сказал, что интрижка закончена, папа мне это обещал.
Ну, в конце концов, всю последнюю неделю он приходил домой ровно в шесть, - это же косвенное доказательство, что он больше не встречается с Ясмин, да?
- Тоби? А там, где ты раньше жил, был зоопарк? – спрашивает меня Эмма, и я заставляю себя отвести взгляд от папы и Беттины.
- Что? Ах да, конечно! Да, в Гамбурге тоже есть зоопарк.
- Ты туда часто ходил? – Она слегка поворачивается ко мне, ее узенькая спинка теперь опирается на окно, маленькие ножки лежат у Алекса на коленях.
Серые прекрасные глаза смотрят на меня с интересом.
- Я был там пару раз, с детским садом и с классом!
Мама не любила ходить со мной в зоопарк. Она начинала плакать перед каждым вольером и сочувствовать бедным зверям, которые влачат жалкое существование в неволе.
«Посмотри ему в глаза, Тоби! Загляни в них. – Она показывала на жирную черную гориллу, которая, ковыряя в носу, пристально смотрела на меня из-за стекла своими темными глазами-пуговицами. – Ты видишь его печаль, его безропотное смирение, как он умирает внутри…» - всхлипывая, говорила мама душераздирающим голосом. Жирная горилла еще сильнее заковыряла в носу, а потом сунула палец в рот.
«Я вижу», - неуверенно шептал я.
- А львы тоже были? – Тимми так взволновал, что его щеки слегка порозовели.
- Да, там были львы. И обезьяны, страусы, слоны, тюлени, пингвины, медведи, попугаи…
- Оооо! До нас уже дошло, там было много зверей! – прерывает Алекс мое перечисление.
Немного обиженно выпячиваю нижнюю губу. Малыши, похоже, тоже разочарованы. Мой рассказ, пожалуй, они посчитали очень захватывающим.
Поездка длится не очень долго, и большую часть времени мы выслушиваем взволнованные замечания Тимми и Эммы.
То и дело мы жмуримся, когда Тимми фотографирует нас своей серебряной камерой.
- Дети, следующая остановка Центральный вокзал, нам выходить. – Папа надевает на спину рюкзак и поднимает тяжелую корзину для пикника, пока Беттина с Марией берут за руки близнецов.
Дернувшись, трамвай останавливается, и мы выходим. Папа, внимательно следя за оживленным движением, переводит нас через улицу. Мы держимся поближе друг к другу. Здесь, конечно, намного оживленнее, чем у нас. Не слышно птиц, зато грохочут трамваи, отъезжающие и тормозящие машины и бесчисленные болтающие, галдящие, бормочущие, тараторящие люди.
Нам надо доехать на метро до Мариенплатц*, а там еще раз сделать пересадку, к огромному недовольству Марии, которая не переставая ворчит.
В поездах метро переполнено. Пожалуй, сегодня утром многие посчитали, что это воскресенье – чудесный день для шопинга. Тысячи покупателей направляются в сторону центра города, и если они не позарились на пару летних распродаж в H&M, то уж непременно собираются сделать пару клевых фоток Ратуши или купить сувениры на рынке.
Мы не слишком выделяемся среди многочисленных туристов. Скорее всего, из-за наших необъятных рюкзаков.
Мы как раз садимся в поезд на третьей линии, который нас довезет до зоопарка.
Вагон переполнен.
Беттина раздобыла два сидячих места, которые делит с малышами. Остальным приходится стоять.
Пожилая женщина рядом с Марией постоянно отталкивает в сторону - конечно же, не специально - ее объемную сумку.
Мария раздраженно морщится.
Могу понять ее недовольство. Что может быть хуже, чем переполненный общественный транспорт?
На следующей остановке уже стоит группа детей, которые, похоже, тоже едут в зоопарк. Громко крича и пихаясь, десятилетки протискиваются в вагон. При этом они не обращают внимания на пронзительные и немного истеричные крики и увещевания сопровождающей.
Чудесно, теперь вагон не только битком набит, но еще и приходится тревожиться о моем слухе.
Я пытаюсь не обращать внимания на крики детей, а также на локти, сумки и рюкзаки, которые беспрестанно бьют меня по бедрам и в живот.
Свой багаж мы благоразумно сняли. Алекс стоит рядом и следит за ним. Лишь бы быть подальше от гомонящих детей, я продвигаюсь в его сторону.
Улыбаюсь ему.
- И как тебе прогулка?
- Не жалуйся, Бэмби. Это была полностью твоя идея. – Он кивает в сторону детей.
- Нее, они - не моя идея! – язвительно ухмыляюсь я.
Только он собирается что-то возразить, как поезд резко тормозит, и всех немного встряхивает.
Я пытаюсь удержать равновесие, но безрезультатно.
В вагоне полно народа, и мне не дотянуться до поручней, не за что ухватиться, меня бросает вперед, и я неуклюже падаю прямо в объятия Алекса.
Бумс!
Мои пальцы вцепляются в его футболку. Я чувствую под тканью его грудь. Крепкие мускулы, теплую кожу… Господи, что же я здесь делаю?
Я вишу на нем. Моргнув, ищу его глаза. Они пугающе близко.
Большие, серые и смущенно смотрящие на меня.
Кровь горячо приливает к голове. Ужас!
- Привет! – бормочу я совершенно бессмысленно.
- Привет! – усмехаясь, отвечает он.
- Я, эм… я… прости! – лепечу, заикаясь, и пытаюсь отодвинуться от него.
Мои колени вдруг становятся ватными, так что не знаю, смогу ли положиться на эти слабые тощие штуки, которые называют ногами. Кто гарантирует, что они действительно выдержат мой вес?
Его горячая грудь обжигает мои ладони, я практически чувствую, как они пылают, словно в огне. Пламя поднимается, за секунду взбираясь вверх по рукам прямо в мое дико стучащее сердце и дрожащий живот.
Но я не могу отпустить его, никогда.
Если я отниму руки от его груди, то упаду без сил, рассыплюсь в прах или растворюсь в воздухе… он мой источник энергии, заставляющий биться мое сердце, заставляющий бежать кровь по венам…
Слегка покраснев, он вопросительно смотрит на меня.
- Все в порядке? – Я чувствую его теплое дыхание на своем лице.
- Гм, да… нет… я не знаю! Я… это только, я ничего не… я нигде не… я упал!
Он коротко усмехается, но терпит мое заикание и помогает выпрямиться.
Так же резко, как до этого тормозил, поезд трогается.
Когда я, пошатнувшись, ищу за что уцепиться, он быстро хватает меня за предплечье и не дает снова упасть.
Он больше не отпускает меня. Всю поездку.
Я стою вплотную к нему, смотрю в окно и чувствую боком его тело, потому что слегка покачиваюсь, когда поезд делает поворот.
Ох, это было неловко, да? Я имею в виду, что он теперь подумает обо мне? Чего доброго, решит, что я буду использовать малейшую возможность, чтобы без спроса пощупать его. Конечно же, я бы с удовольствием его касался, брал за руку, поглаживал… но не по дороге в зоопарк со всей семьей. В общем, я бы отказался от зрителей, и старый, воняющий алкоголем и сигаретами мужчина рядом с нами тоже не является частью моих сексуальных фантазий.
Я слегка опираюсь на Алекса, его рука по-прежнему крепко держит меня за плечо.
Сквозь широкие окна в вагон светит солнце. Яркие лучи немного щекочут нос, и я щурюсь. Мне нравится это тепло на моем лице, ощущения почти такие же, как от прекрасного тела позади меня. Но только почти!
- Нам повезло с погодой, – улыбаясь, я поворачиваюсь к Алексу.
- Гм, да. – Погруженный в свои мысли, он смотрит в окно.
Воняющий мужик рядом со мной как-то нездорово кашляет и трет грязной рукой налившиеся кровью глаза.
Брезгливо придвигаюсь еще поближе к Алексу.
Мария тоже закатывает глаза и пытается увернуться от мамаши, которая собирается выйти из вагона со своими четырьмя детьми и двумя дюжинами битком набитых пакетов из ALDI*.
Она показывает мне язык, демонстрируя, что я один виноват в ее ужасающем положении.
Папа, стоящий рядом со мной, смеётся и легко треплет ее по светлым волосам, потом подмигивает мне, и я улыбаюсь.
- Вообще-то, что случилось?
- Гм? – Немного растерянно я смотрю на Алекса. Я и правда не понимаю, о чем он говорит.
- Ну, между папой и тобой. Что тогда произошло? – Его взгляд серьезен и, наверное, немного подозрителен.
- Ты о чём? - Я прикидываюсь глупым и наивным.
- Господи, Бэмби, ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. – Он говорит тихо, но голос звучит немного раздраженно.
Я только невинно пожимаю плечами и собираюсь отвернуться к окну, когда он за руку разворачивает меня к себе.
- Еще неделю назад вы вообще не общались, не только не разговаривали, но и не интересовались друг другом, а теперь, – он делает многозначительную паузу, - теперь, кажется, живете душа в душу. С чего вдруг такая внезапная перемена? - Его серые глаза пристально смотрят на меня, он пытается прочитать по лицу, пытается разгадать мои мысли.
Я опускаю взгляд, потом снова смотрю в окно. Мимо нас проносится яркий и разноцветный мир.
- Мы поговорили, и кое-что прояснили, - тихо и уклончиво наконец отвечаю я.
Я знаю, ему этого недостаточно. Он чувствует, что есть что-то еще, он чувствует, что что-то произошло.
Нервничая, пытаюсь избежать его взгляда. Я не могу рассказать ему правду. Он любит свою маму. Он любит Беттину больше всего на свете. Если он узнает, что папа ей изменил, то, вероятнее всего, слетит с катушек.
- Мальчики, мы почти приехали! – Папа осторожно, чтобы не прибить никого из стоящих вокруг детей этим монстром, накидывает на плечо рюкзак, потом поезд замедляет движение и, скрипя и резко дергаясь, наконец останавливается.
С такими же воплями, как и при посадке, дети вырываются на свободу. Теперь сопровождающие в три раза громче призывают к тишине и порядку. И вот вся группа с пронзительными криками устремляется в сторону мюнхенского зоопарка Хеллабрунн, и вовсе не двумя стройными рядами, как требовали уже охрипшие воспитательницы.
- Может, тоже возьмемся за руки и пойдем гуськом? – с усмешкой спрашиваю Беттину и папу, когда мы медленно, с тяжелой поклажей, направляемся в сторону выхода.
Если «да», то я уже знаю, кого с удовольствием возьму за руку…
Беттина смеется и показывает на близнецов:
- Тимми, Эмма, в любом случае держитесь за кого-нибудь, чтобы не потеряться.
- Хорошо, мамочка! – И вот я уже чувствую маленькие пальчики Эммы, схватившиеся за мои.
Удивленно и обрадованно смотрю на свою сестричку.
Она сама захотела идти рядом со мной? Я ей нравлюсь? Она считает меня своим старшим братом?
В груди распространяется теплое приятное чувство счастья. Я улыбаюсь Эмме и крепко держу ее за руку.
Вдвоем мы идем впереди, переходим мост Талкирхен* и направляемся прямо ко входу в зоопарк.
- Нам надо немножко подождать, пока папа купит билеты, - объясняю я ей тихо.
Немножко подождать… гм, да, было бы неплохо…
Вздохнув, мы встаем в невероятно длинную очередь, двигающуюся вперед со скоростью улитки.
Мария морщится от боли, когда ей в очередной раз наезжает на ногу детская коляска.
- Простите, пожалуйста! - бубнит женщина на настоящем баварском, Мария лишь закатывает глаза.
- Мам, почему мы тут стоим? – нетерпеливо спрашивает Тимми.
- Не только мы хотим попасть в зоопарк. Нам надо подождать, пока до нас дойдет очередь, потом мы купим билеты и сможем, наконец, зайти, - объясняет Беттина, и я удивляюсь ее спокойствию.
- Никогда не думал, что и в воскресенье будет столько народа. - Папа оглядывается. Он выглядит немного устало. Или он уже раскаивается? Может, в этот момент он думает о Ясмин, и о том, что было бы приятнее и спокойнее провести день вместе с ней в каком-нибудь уединенном маленьком отеле? Безусловно, когда за плечами тяжелый рюкзак и вокруг перевозбужденные дети, а ты стоишь в очереди на солнцепеке, - это не тот момент, когда ты бесконечно счастлив, что обзавелся семьей.
По выражению лица Беттины ясно, что она заметила его недовольство. Она разочаровано опускает взгляд.
Малыши молча разглядывают людей вокруг, а Мария с Алексом демонстрируют свои мрачные мины.
О господи!
Устало провожу рукой по волосам. Стоит чему-то пойти не так, как запланировано, или возникнуть маленьким неприятностям, как у этой семейки опускаются руки.
Мне кажется, что и я, конечно, мог бы тоже придумать для себя более увлекательное занятие, чем торчать тут без дела под жарким солнцем, но это вовсе не повод, чтобы до такой степени портить настроение.
Мы могли бы пообщаться друг с другом. Говорить, смеяться, просто побыть вместе.
Я судорожно соображаю, как бы мне поднять общее настроение.
Как-то тяжело не переставая изображать из себя массовика-затейника.
- Если бы вы могли выбирать, то каким бы животным хотели быть? – Я знаю, наверняка есть и более интеллектуальные темы для беседы, но у меня из головы вымело все умные мысли, другого я ничего не придумал. – Вот я, наверное, больше всего хотел бы быть шимпанзе. Мне кажется, это здорово. Целый день играть с другими обезьянами или просто лениво валяться. И мне нравится, что можно карабкаться везде, - я немного робко улыбаюсь им всем.
Беттина, Алекс, Мария и папа вопросительно смотрят на меня, а близнецы начинают восторженно подскакивать на месте.
- Я бы хотел быть львом, потому что он сильный и у него такая красивая, очень пушистая грива, - Тимми с сияющей улыбкой смотрит на меня.
- А я хочу быть лошадкой, только белой. Тогда я смогу очень быстро бегать, и мой хвост будет развиваться на ветру. – Глаза Эммы блестят.
- А ты? – Я смотрю на Беттину.
- Я? – Она, кажется, удивлена и чуть-чуть краснеет. – Я не знаю.
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Жменька, Mari Michelle, Peoleo, Alexandraetc, bishon15, TTLaLaTT, Ninchik, allina99, Kaze no Iro, anakondra, AleksM, Азия Вебер, Soubi, Magic, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
23 Авг 2014 22:10 - 02 Окт 2014 20:54 #262 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Глава 19. О жирафах, львах и семействе обезьян (окончание)
- Ой, мам, скажи, каким животным ты хочешь быть? – Эмма берет маму за руку.
- Гм, наверное, я бы была дельфином. – Беттина застенчиво улыбается.
- Почему? – тихо спрашиваю я.
- Ну, тогда бы я могла весь день плавать в открытом море, так далеко и так долго, как мне хочется. Ведь дельфины очень веселые и добрые животные, да?
Я с улыбкой киваю.
- А я бы хотел быть собакой! – Папа усмехается. – Тогда бы меня гладили по шерстке, и я много спал.
Близнецы в восторге и громко рассуждают, какая бы порода больше всего подошла папе.
Похоже, Мария и Алекс не горят желанием нам сообщить, в какое животное они хотели бы превратиться.
Но этого сейчас и не надо, потому что мы тем временем достаточно продвинулись вперед, и папа уже стоит перед кассой и покупает билеты.
Гм, мне даже как-то интересно, какое бы животное выбрал Алекс. Не могу представить себе ни одного, которое бы идеально ему подошло…
Вместе с другими семьями и маленькими группами мы протискиваемся через вход и останавливаемся сперва перед большим планом.
- Из-за того, что много народа, мы и зверей-то не разглядим, - продолжает ворчать Мария.
- Когда в прошлый раз мы были тут с Леной, Мартином и Еленой, все замечательно разместились, зоопарк большой, - сдержанно отвечаю я.
- С чего начнем? – спрашивает папа, глядя при этом в основном на близнецов.
Эмма и Тимми пытаются перекричать друг друга, Мария на каждое предложение бросает: «О нет!», а Алекс вздыхает под тяжестью своего огромнейшего рюкзака.
- Мы же можем просто идти и смотреть на то, мимо чего будем проходить. Без разницы, что мы посмотрим в первую очередь, у нас достаточно времени. И ведь так намного веселее делать открытия…
Все с сомнением смотрят на меня. Похоже, никто из них не в восторге. Не обращая внимания на их раздраженные и недовольные лица, я быстро хватаю Эмму и Тимми за маленькие ручки.
- Ну, пошли! – Улыбаясь, тяну близнецов за собой. Остальные, охая, идут следом.
Мы медленно бредем по дороге, то и дело останавливаясь и с любопытством заглядывая в большие вольеры. Высокие деревья, дикие кусты и зеленые лужайки придают окрестностям вид дикой природы.
На лугу пасется стадо буйволов, водоплавающие птицы спокойно плавают по кругу в озере, табун диких лошадей Пржевальского дремлет на теплом солнышке.
- О, они такие славные! – Эмма восторженно распахивает серые глаза. Ей нравятся разные лошадки и пони.
Папа, стоящий рядом с нами, немного рассказывает ей о животных, и Эмма завороженно и удивленно смотрит на него. Она же не знает, что все эти факты он сейчас зачитывает с маленьких информационных табличек.
Но это же и неважно, ведь близнецы считают отца невероятно умным и уверены, что у него на каждый вопрос есть нужный ответ. Они восторженно смотрят на него и следят за его губами.
Папе это нравится. Он гордо ведет малышей и наслаждается вниманием и полным доверием, которое ему дарят дети.
Но это же хорошо. Когда ты такой маленький и еще не сомневаешься в каждом слове. Не переосмысливаешь абсолютно каждое высказывание и не интерпретируешь каждое пояснение.
Просто веришь.
Я с улыбкой смотрю на эту троицу.
Со мной он тоже так себя вел?
Возможно, он ходил со мной в порт и показывал огромные контейнеровозы? Задавал ли я тоже вопросы, и был ли так же зачарован его ответами?
Я уже и не помню.
У меня нет фотографий каких-нибудь прогулок. Я вообще не видел фотографий, на которых я бы сидел у него на коленях, или он таскал меня на руках.
Мама в припадке бешенства сожгла почти все. Она хотела уничтожить свои воспоминания о прошлом, но то, что при этом уничтожает и мои воспоминания о прошлом, об этом она не подумала.
Может, у него есть какие-нибудь? Фотографии, я имею в виду.
Возможно, он взял парочку с собой, когда уходил от нас. Но я как-то слабо в это верю.
- Эй, ты что?
Я моргаю. Поблизости стоит Алекс и вопросительно смотрит на меня. Остальные уже прошли немного вперед.
Мне требуется пара секунд, чтобы выйти из оцепенения.
Как всегда, когда я думаю об этом, сердце охватывает легкая грусть. Я откашливаюсь и быстро подхожу к Алексу.
- Я просто задумался, - улыбаясь, отвечаю ему.
- О чем ты думал?
- А, о том, о сем, - уклончиво отвечаю я и иду рядом с ним. Остальные ждут нас на парковой скамейке.
- Говори уже, Бэмби, - настаивает он, пристально глядя мне в лицо.
Я лишь пожимаю плечами. Ему и правда интересно?
- Это как-то связано с отцом?
Ага, вот откуда ветер дует. Он не поверил нашему быстрому примирению.
- Гм, да, немного. Интересно, занимались ли мы с ним тем же. Ну, понимаешь, ходили ли в зоопарк в воскресенье, бродили ли по лесу, или запускали осенью змея… ну самые обычные вещи.
Алекс по-прежнему смотрит на меня. Я бы хотел увидеть, что скрывается за взглядом его серых глаз, но он снова непроницаем.
- Понимаю, - тихо бормочет он.
- Мы решили, что могли бы разделиться. Вещи же очень тяжелые, и поэтому мы с папой и рюкзаками останемся тут, а вы можете немного прогуляться одни. Но держитесь вместе, и пусть Эмма с Тимми держат вас за руку. У вас есть с собой мобильные, мы потом просто договоримся, где нам снова встретиться. Хорошо? – Беттина улыбается нам, а близнецы в предвкушении прыгают вокруг нас.
- Да, понятно, – соглашаясь, киваю я. – А что Мария?
Она стоит в нескольких метрах от нас и разговаривает с девочкой ее возраста.
- Она встретила школьную подругу, лучше идите вчетвером, - коротко объясняет Беттина.
После тысячи наставлений и добрых советов со стороны Беттины мы наконец отправляемся в путь.
- А теперь мы пойдем ко львам! – взволнованно кричит Тимми.
- Нет, слонам! – громко протестует Эмма.
Но ни Алекс, ни я не идем на поводу малышей. Медленно и расслабленно мы продолжаем идти, останавливаясь то тут, то там, рассматривая разных животных в вольерах.
Подойдя к павильону с джунглями, мы проталкиваемся сквозь толпу, чтобы как можно лучше рассмотреть обезьян за толстыми стеклами.
- А вот тут у нас твои друзья, Бэмби, - шепчет мне Алекс, когда мы стоим близко друг к другу позади близнецов, прижавших свои носы к стеклу.
Скучающее семейство горилл валяется на утесе. Одно молодое животное передвигается, повиснув на руках, с одного камня на другой. Взгляды, которые они бросают на людей по другую сторону стекла, можно назвать, скорее, пренебрежительными. Как будто они хотят сказать: «Гм, да, я обезьяна, и что? Это повод, чтобы уставиться на меня? Эй, обычно спрашивают, прежде чем фотографировать. Как невежливо!»
- Почему он так смотрит на нас? – Эмма показывает указательным пальцем на большую черную гориллу, пристально рассматривающую нас темными глазами-пуговицами.
- Ох, у него сегодня плохое настроение. Понимаешь, у одного жирафа после закрытия зоопарка, когда уйдут все посетители, будет большая вечеринка по случаю его дня рождения. А этого, к слову сказать, его зовут Берт, не пригласили на празднование. – Я киваю с серьезным видом. Алекс рядом со мной закатывает глаза, но Эмма с Тимми заинтересовано смотрят на меня.
- А почему его не пригласили? – быстро спрашивает Тимми.
- На прошлом дне рождения Вальдемара Бородавочника произошел жуткий скандал между нашим Бертом и девушкой-шимпанзе Ульрике. Они встречались, но потом расстались, потому что Берт ужасно ревнив. Но так получилось, что Ульрике лучшая подруга госпожи слонихи Дорис, а Дорис каждый четверг ходит с жирафой Моникой на йогу. Когда Моника пригласила на свою вечеринку Дорис и Ульрике, то Дорис сразу сказала, что они придут, только если там не будет Берта. Поэтому он и не идет. И теперь из-за этого у него, конечно, плохое настроение. – Я заканчиваю свою речь.
Близнецы, как зачарованные, смотрят на меня сияющими глазами.
Потом Тимми снова поворачивается к горилле:
- Бедный Берт!
- Но его приятель, орангутанг Эрни, пообещал, что принесет ему кусочек праздничного пирога, - с легкостью признаюсь я, пока мы идем дальше.
Малыши радостно хихикают.
- Эрни и Берт? – Алекс насмешливо смотрит на меня.
- А что, почему нет? – Я сдержанно пожимаю плечами.
- И как тебе в голову постоянно такой бред приходит? - ухмыляясь, Алекс качает головой.
- Это забавно. - Я смотрю ему в глаза. Это его так беспокоит? Он считает, что я веду себя как ребенок? Поэтому он не хочет быть со мной?
- Одна маленькая история может превратить совершенно банальную ситуацию в маленькое чудо. Я считаю, это прекрасно, - неуверенно шепчу я.
Мы молча смотрим друг на друга. С колотящимся сердцем я пытаюсь прочитать в его глазах, заглянуть поглубже, разгадать его чувства и найти ответы на свои вопросы. Но блеск его глаз необъясним, и у меня немного кружится голова. От каждого его мимолетного взгляда, который он бросает на меня из-под черных густых ресниц, мне становится немного теплее.
Меня безумно тянет к нему, и с каждым проклятым днем это чувство становится все сильнее.
И вот мы стоим здесь, в диких джунглях зоопарка Мюнхена. Жарко, и не слишком приятно пахнет экскрементами животных, кормом и шерстью, мимо нас протискиваются люди, уступают друг другу дорогу детские коляски, наши маленькие брат и сестричка уже нетерпеливо переминаются с ноги на ногу, а все, о чем я могу думать, это: Я хочу его поцеловать! Так сильно! Сейчас! Немедленно! И потом! Когда мы вернемся домой! Утром! Всегда!
- Мы хотим дальше! – недовольно бурчит Тимми и тянет Алекса за руку.
- Хорошо! – Алекс, прищурившись, еще раз смотрит на меня и идет вслед за Тимми.
Мы еще немного бродим по диким джунглям и наконец идем в аквариум, в котором, слава богу, чуть тише, чем снаружи.
Отовсюду льется слабый голубой свет. В бассейне плавают большие и маленькие рыбы. Их чешуя переливается всевозможными цветами. Они плывут по течению, ищут корм в камушках на дне аквариума или прячутся от любопытных глаз посетителей за зелеными водорослями или в маленьких гротах.
Мы останавливаемся у большого кораллового рифа. Тимми и Эмма увлеченно разыскивают все время что-то новое между камней и растений.
Я с трудом могу уследить за их болтовней. Все мое тело продолжает гореть от напряжения, которое во мне вызывает присутствие Алекса.
Когда-то я думал, что будет проще, если мы будем больше времени проводить вместе. Но это не так.
Совсем наоборот.
Во время маленького, полного открытий тура близнецов по аквариуму мы почти не разговариваем.
Только оказавшись на свежем воздухе, я с облегчением выдыхаю.
Алекс направляется к скамейке и бросает на нее свой рюкзак, который так и таскал с собой.
- Тимми, Эмма, идите сюда и попейте что-нибудь, вы, наверное, уже хотите, да? – Он роется в рюкзаке, ища маленькие упаковки с яблочным соком, которые Беттина положила для близнецов. Я обессиленно сажусь рядом с ним на скамейку и подставляю лицо солнцу. Близнецы же, кажется, совсем не устали.
- А кто живет там? – Эмма показывает на большой новый дом орангутангов в огромном огороженном вольере.
- Там живет Эрни с семьей. Его брат Олаф с женой Изольдой и детьми Эдельбертом и Фрауке, и его кузены Леонард и Манфред. - Я уверенно киваю.
- И как ты не забываешь все эти дурацкие имена? – усмехнувшись, Алекс качает головой, потом протягивает малышам по бутылочке сока.
Я наблюдаю, как все вещи, которые он вытащил из рюкзака, пока искал напитки, укладываются обратно.
На коленях Алекса лежит толстая старая книга. Она уже достаточно потрепана, и страницы, кажется, слегка пожелтели. На коричневой кожаной обложке золотыми буквами вытеснено название. Достоевский «Преступление и наказание».
- О, это твоя? – Я быстро хватаю книгу в кожаном переплете и рассматриваю золотую надпись на обложке.
- Да, - немного недовольно отвечает он и пытается забрать у меня книгу.
- Подожди-ка! – я отталкиваю его руку в сторону. – Я и не знал, что ты читаешь такие.
- Что это значит? Я выгляжу как фанат комиксов, или ты считаешь, что у меня по всему дому разбросан один «Кикер»*? – Алекс пренебрежительно фыркает.
Я не обращаю на него внимания и осторожно перелистываю страницы.
Потом замечаю на полях изящные карандашные пометки - примечания, сделанные узким аккуратным почерком.
Я удивленно смотрю на Алекса.
- Это ты написал?
- Нее, так уже было, когда я ее купил. Я тоже сначала удивился, но потом подумал: «Эй, это что-то новенькое!». А теперь отдай.
Я держу книгу так, чтобы он не достал.
- А теперь серьезно, это ты?
Он нервно фыркает:
- Да!
- Правда? И что ты там написал? – Я с любопытством перелистываю страницы.
Алекс быстро вырывает книгу у меня из рук.
- Это тебя не касается, Бэмби! – шипит он сердито.
- Прости, но что в этом плохого. Ты же не должен мне ничего читать или еще что-нибудь. – Я осторожно разглядываю его. Он вздыхает.
- Я записываю свои мысли, - тихо бормочет он.
- Мысли? Какие мысли? «Привет, дорогая книга, мне сегодня еще надо сделать задание по математике, а потом я, наверное, поеду к Тому, и мы посмотрим «Убить Билла», - что-то в этом роде?
- Ха-ха! Очень смешно! – Обидевшись, он заталкивает книгу обратно в рюкзак.
Неуверенно придвигаюсь чуть ближе к нему. Я не хотел его рассердить. А уж тем более выставить дураком. Наоборот, сознаюсь, я немного впечатлен.
Я еле-еле касаюсь его колена своим.
- Я не смеялся над тобой, правда! – осторожно шепчу я и смотрю на него преданным щенячьим взглядом.
Он некоторое время пристально изучает меня, потом, прищурившись, смотрит на Тимми с Эммой, стоящих немного в стороне и рассматривающих орангутанга.
- Ладно! – бормочет он.
- Так что ты пишешь на полях книг?
- Просто мысли, которые приходят в голову во время чтения. О содержании, о стиле автора или о каких-нибудь социально- и общественно-политических вопросах… это зависит от книги.
Я разглядываю его некоторое время. Представляю, как, задумавшись, он лежит на своей кровати с карандашом в руках, с очками на носу, полностью погрузившись в мир, заключенный между страниц книги.
Красивая картина.
- Я думаю, это классно! – немного хрипло говорю я и тут же жалею о своем тупом выборе слов. Он тут читает образец классической литературы и размышляет о социально-политических вопросах, а все, что я могу сказать, это «Классно!». Отлично, Тоби! Вот опять ты и показал свой интеллект…
Не глядя на меня, он быстро улыбается.
Я вспоминаю о черной записной книжке на его письменном столе и комментариях Эрвина Полманна во время легендарной пикше-катастрофы. Алекс тоже писал рассказы, возможно, и сейчас все еще пишет. Я бы с удовольствием почитал.
Волнуясь, я рассматриваю его. Мне эта тема кажется достаточно щекотливой. Не зайду ли я слишком далеко, если заговорю об этом. Он не любит распространяться о личном, но меня прямо-таки раздирает от любопытства.
- Вот скажи, когда ты пишешь свои рассказы, о чем они? – Мой вопрос застаёт его врасплох. Он смотрит на меня. Удивленно и смущенно. Потом выражение его лица меняется: сдвинув брови, он мрачно сверкает глазами.
- Я не пишу! – его голос звучит угрожающе.
- Больше не пишешь, - устало поправляю его я. Он хочет что-то возразить, что-то определенно обидное, злые резкие слова, от которых я не смогу защититься.
Наши глаза встречаются, я пытаюсь удержать его взглядом.
Я не хочу сделать тебе больно и не хочу высмеять тебя, и это не из праздного любопытства я все время расспрашиваю.
Это ты, ты сам! Я хочу все о тебе знать, я хочу, чтобы ты доверял мне!
Волнуясь, тру руки друг об друга. Поймет ли он меня?
- Я больше не пишу, - тихо повторяет он, по-прежнему глядя на меня.
- А раньше? - настаиваю я.
- Раньше я писал футуристические комедии в стиле вестернов с говорящими животными в роли главных героев, - сухо отвечает он.
- Алекс! – Я с упреком смотрю на него, но все же чуть усмехаюсь.
- А, даже не знаю, - он вздыхает, - это были совсем обыкновенные истории. В основном, короткие новеллы…
- О чем?
- О разных вещах. Повседневные ситуации, краткий взгляд на мировоззрение каких-нибудь людей…
- Мне нравится! – Да, вот только прозвучало снова хило. Господи, у меня просто нет нужных слов.
Молча мы сидим рядом друг с другом.
- А можно мне почитать что-нибудь твое? – я робко кошусь на него.
Он настороженно смотрит мне в глаза.
- Думаю, вряд ли!
Я разочаровано отвожу взгляд. Он не доверяет мне?
- А почему ты больше не пишешь? – Последний вопрос.
Он качает головой, хватает тяжелый рюкзак, встает и подзывает Тимми и Эмму, прежде чем снова повернуться ко мне.
- Черт побери, почему ты вообще интересуешься подобной ерундой? А? У меня просто больше нет на это времени, в данный момент есть более важные вещи. Скоро выпускные экзамены, и я не собираюсь оканчивать школу с дерьмовым аттестатом! Я хочу учиться в университете, - быстро и сдержанно объясняет он.
- А что ты хочешь изучать? – Я подскакиваю и стою с колотящимся сердцем перед ним.
- Экономику и организацию производства, - недовольно бормочет он.
- Экономику и организацию производства? Ох, бред собачий! – Я прекрасно и сам кого хочешь одурачу.
Что за вздор? Кого он тут хочет обмануть? Это же никогда в жизни не было его искренним желанием…
Мы несколько секунд пристально смотрим друг на друга, но прежде чем один из нас что-то успевает сказать, рядом с нами появляются близнецы и начинают ныть, что проголодались.
Мы направляемся к папе и Беттине.
Малыши не дают спокойно поговорить, так что следующие пятнадцать минут наша беседа ограничивается лишь одним животрепещущим вопросом: куда служители вывозят слоновий кал. Тема, горячо интересующая Тимми и Эмму в данный момент.
Беттина, папа и Мария уютно устроились на травке на большом, красном клетчатом покрывале. Изголодавшись, мы падаем рядом с ними, и пока близнецы рассказывают о Берте, Эрни и коралловом рифе, Беттина достает из корзины для пикника все ее аппетитные сокровища.
- Так, я сама сделала бутерброды. Надеюсь, вам понравится! Там внутри много всего: огурцы, сыр, колбаса, яйца, помидоры…
Это точно! Абсолютная правда! Она действительно в них ВСЕ это положила…
Я разглядываю монстерброд, который она всунула мне в руку. Он толщиной как минимум десять сантиметров. Несколько растерянно я разглядываю три куска сыра, лежащих между половинками хлеба, а также половину яйца и толстый зеленый кружок огурца.
С трудом пытаюсь открыть рот как можно шире, чтобы откусить кусок сэндвича, не выронив при этом половину начинки.
Остальным тоже не легче.
Я с усмешкой смотрю на свою семью, сидящую с широко раскрытыми ртами и то и дело вздрагивающую, потому что из бутерброда выпадают то кусок помидора, то кусочки яйца.
Люди, проходящие мимо, определенно того же мнения…
Лицо Беттины приобретает виноватое выражение, когда она замечает наши проблемы с ее монстербродами, но мы все ее быстро уверяем, что они просто невероятно вкусные.
- Правда? – неуверенно спрашивает она и трет белую рубашечку Эммы, на которой осталось большое красное пятно от помидора.
- Гм… да… очень вкусно! – чавкает папа с набитым ртом и быстро подбирает выпавший кусок огурца.
Беттина несколько секунд задумчиво смотрит на него, а потом смеется.
Папа делает смущенное лицо, что при его набитых щеках выглядит еще смешнее, и теперь уже все дружно хохочут.
Для проходящих мимо людей мы совершенно точно представляем еще более нелепую картину, но нас это мало беспокоит.
Остаток дня мы проводим вместе.
Мы колесим по зоопарку, завороженно разглядывая разных животных, которые прячутся в скалах, лежат в траве, жуют сено или дремлют на солнце.
В какой-то момент Тимми восхищенно замирает у вольера, в котором самец зебры как раз собирается покрыть одну из своих кобылок. Тимми, показывая маленьким пальчиком на эту пару, громко кричит:
- Я знаю, что они там делают, – они делают малыша!
Он поворачивается с гордым видом, при этом мастерски игнорируя раздающийся со всех сторон смех.
- Да, Тимми, ты прав! – папа усмехается, надеясь, что на этом тема и закроется, но Тимми, кажется, собирается еще что-то нам сообщить.
- Я знаю, как мамы и папы у людей это делают, и у меня дома есть книжка об этом…
Он встает перед Марией, Алексом и мной.
- А вы тоже знаете, как это делают? – серьезно спрашивает он.
Мы киваем, пытаясь удержаться от смеха.
Несмотря на это, Тимми объясняет:
- Для этого папа и мама должны раздеться догола и потом лечь в кровать, но они не спят, нет…
Беттина прерывает его крайне занимательное просветительное занятие, берет за руку и, несмотря на его громкие протестующие крики, тащит дальше. Окружающие снова начинают хихикать.
- Так, мальчики, теперь вам тоже есть чему поучиться! – высоко вздернув брови, обращается к нам с Алексом Мария.
Я лишь усмехаюсь, качая головой. Если бы она знала…
Молча иду рядом с Алексом и спрашиваю себя, вспоминает ли он вообще о нашей ночи, думает ли он о ней хоть иногда. И если вспоминает, то что чувствует при этом? Так же тоскует, как и я? Или преисполнен чувства сожаления?
Я не хотел бы, чтобы он сожалел…
Около четырех часов мы достаточно утомленные, но все же довольные, покидаем зоопарк.
Восторженное желание Тимми и Эммы высказываться по любому поводу в конце концов побеждено усталостью.
Они молча прислоняются к Беттине и папе, без конца трут глазки и сильно зевают.
- Вам понравился сегодняшний день? – с улыбкой спрашивает папа малышей.
- Да! – Тимми слабо кивает.
- Но и грустно тоже было! – серьезно заявляет Эмма.
Папа удивленно смотрит на нее.
- С какой стати было грустно?
- Ну, из-за бедного Берта. Сегодня вечером они все встречаются у жирафы Моники и будут праздновать день рождения, а Берт останется один в своей клетке. – Взгляд Эммы грустнеет.
Беттина и папа озадаченно переглядываются, не зная, что на это ответить. Алекс, приподняв бровь, укоризненно фыркает.
- Не переживайте. Когда мы проходили мимо жирафов, я поговорил с Моникой и уговорил ее все же пригласить Берта.
Я успокаивающе улыбаюсь.
Довольные и умиротворённые близнецы смотрят на меня, Беттина и папа, кажется, так и не поняли, о чем только что шла речь, и Алекс громко выдыхает.
Я оборачиваюсь и строго смотрю на него.
- Но Алекс, ты же там был, когда я говорил с жирафой.
- Я не прислушивался. В это время я обсуждал с зеброй Улли последние политические события в Косово, - он язвительно усмехается мне.
Близнецы, довольно хихикая, смотрят на нас огромными сияющими глазами.
Они получают удовольствие от этой маленькой забавной шалости.
- Так-так, значит, конфликт в Косово… - насмешливо взглянув на него, говорю я вполголоса, чтобы остальные нас не услышали. – А я думал, ты получил у «Улли» совет другого рода…
Он, конечно же, сразу понимает мой намек.
- Ах, ты считаешь, мне это надо? – Он провокационно смотрит на меня.
Я наклоняю голову набок, делая вид, что должен подумать над ответом, все взвесить…
Он с притворным возмущением щиплет меня за бок, а я в ответ прыскаю, как девчонка.
Я удерживаю его за запястье, желая продолжить нашу возню, когда между нами протискивается маленькое тельце.
Эмма хватает нас за руки. Мы ведем счастливо улыбающуюся девочку. Похоже, ей нравится, что она идет между нами.
Немножко разочарованно и тоскливо я смотрю через голову маленькой девочки и ищу взгляд Алекса.
Он лишь мельком косится в мою сторону, а потом сразу же отворачивается.
Это проклятое притяжение становится все сильнее. Он его тоже чувствует?
У меня в животе все переворачивается, когда я вместе с остальными членами семьи сажусь в поезд.
Я полностью погружаюсь в свои мысли и только краем уха слышу, как папа обещает малышам почаще ходить с ними в зоопарк.
Я поднимаю глаза.
- А когда вы в последний раз были в зоопарке? – интересуюсь я.
Все переглядываются, вспоминая.
- Очень давно, как минимум года четыре назад, наверное. Мы просто никак не могли найти для этого времени, да, Йоахим? – Беттина с вопросом обращается к папе, который в ответ кивает.
Все устало молчат.
Поезд, покачиваясь, продолжает грохотать. За окнами нашего купе послеобеденное солнце озаряет яркий мир, неутомимо проносящийся мимо нас.
- Раньше мы часто ходили в зоопарк, помнишь, Алекс? – тихо и задумчиво спрашивает Мария. Она смотрит в окно.
Ее брат сперва удивленно моргает, потом мрачнеет. Он подозрительно смотрит на сестру.
- Да! – это скорее рычание, а не ответ. Но это послание четко дает понять: он не хочет, чтобы она продолжала развивать эту тему!
Но Мария все же встречается с ним глазами. Они впиваются взглядами друг в друга, потом она закатывает глаза и опять отворачивается к окну.
Я ничего не понимаю. Но переспрашивать, мне кажется, не слишком умно, так что я молча сижу рядом с ними и пытаюсь как-то разобраться в их поведении… но безрезультатно!

Марта ждет нас на кухне. Она готовила. На весь дом вкусно пахнет спагетти болоньезе.
После еды мы всей семьёй сидим в гостиной и просматриваем фотографии Тимми.
Потом остальные расходятся по спальням - уже достаточно поздно, а день был напряженный, – и только я остаюсь сидеть в темной гостиной.
Черные стрелки больших белых настенных часов показывают: скоро полночь.
Я совсем забыл о времени.
Без конца вывожу на экран разные кадры.
Я уже выучил их наизусть, помню их порядок и знаю, что на них, но не могу прекратить пересматривать.
В данный момент рассматриваю фото Беттины и папы. Они сидят рядом на покрывале и едят бутерброды. Папа раскрыл рот. Он как раз собирается откусить сандвич, и Беттина с улыбкой смотрит на него.
Красивая фотография.
На следующей фотографии Мария. Она стоит рядом с вольером с бегемотами и с отвращением морщится, когда большое животное в нескольких метрах от нее справляет естественные потребности.
Я усмехаюсь и переключаю дальше.
Тимми сфотографировал свою сестру-близнеца: Эмма стоит перед клеткой с гориллами и с открытым ртом смотрит в лицо огромной обезьяне. Животное не более чем в метре от малышки и серьезно глядит на нее в ответ. Их разделяет только стекло.
Должен честно признать – я впечатлен, у Тимми невероятный нюх на чувства и мысли героев его сюжетов. Пятилетнему малышу удается улавливать основные эмоции и чувства одним единственным «кликом».
Кадры хороши, они действительно очень хороши.
А теперь я вижу самого себя: держа Эмму за руку, я гуляю в приятной тени высоких деревьев. Мы с ней смотрим друг на друга. Она что-то мне рассказывает и показывает рукой вперед. Мы нравимся друг другу. Это совершенно четко видно. Мы кажемся такими близкими, такими расслабленными.
Я вздыхаю, разглядываю фотографию еще несколько минут и потом выбираю следующую.
Алекс и я на парковой скамейке. У него в руках роман Достоевского. Мы сидим очень близко и смотрим друг на друга.
Кончики пальцев покалывает, и у меня бегут мурашки.
В груди тепло пульсирует.
Я не могу отвести глаз от фотографии.
Это бросается в глаза, так безумно очевидно!
Но, похоже, остальные этого не заметили. Я ожидал, что они подпрыгнут, покажут на нас пальцами и будут возмущенно кричать «скандал». Но ничего подобного не произошло. Они действительно не заметили?
- Так и знал, что ты еще не спишь, Бэмби!
Я испуганно вздрагиваю. Быстро нажимаю на «следующий», и вывожу на экран другую фотографию.
Святые угодники, только бы он не увидел, что я тут так долго рассматривал, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.
Конечно, мои надежды бессмысленны. Алекс наверняка уже давно стоял за большим диваном, наблюдая за мной.
Блин, блин, блин!
Он устало плюхается на подушки рядом со мной. Его светлые волосы слегка растрепаны, и это ему очень идет. Похоже, что он только что из кровати.
- Почему ты еще не спишь? – спрашивает он сонным хриплым голосом, и я чувствую, как при звуке его голоса у меня поднимаются волоски на затылке и руках.
- Могу и тебя о том же спросить, - тихо бормочу я.
- Пить хотел, - ворчит он лаконично.
Я быстро улыбаюсь ему и снова смотрю на экран.
Беттина, Мария и Эмма стоят втроем, рука об руку у вольера с жирафами. Они улыбаются в камеру. Их светлые волосы сверкают на солнце, серые глаза радостно блестят.
- Скажи, Бэмби, почему ты еще не спишь? – вопрос Алекса снова возвращает меня в реальность.
- Я просто хотел еще раз спокойно посмотреть фотографии.
- Тебе понравился сегодняшний день, да? – Алекс смотрит на меня.
- Да!
- Почему?
- Потому что… - я ненадолго задумываюсь, - потому что сегодня мы были настоящей семьей!
Алекс сидит, повернув голову в мою сторону, и рассматривает мой профиль. Я чувствую его взгляд на своей щеке, носу, волосах, глазах и губах.
Я взволнованно вдыхаю и снова выдыхаю.
Во мне постепенно разрастается тепло.
- Семья важна для тебя, да? - наконец хрипло спрашивает он.
- Да, для тебя ведь тоже. – Теперь я решаюсь и встречаю его взгляд.
- Гм… да! Но я считаю, что все не так просто…
- Да, я понимаю, что ты имеешь в виду, но все же вряд ли есть что-то более прекрасное, чем семья. Когда мой приятель Марио сломал ногу и неделю пролежал в больнице, я часто его навещал. В холле был киоск с кофе и стояло несколько столов, стулья и скамейки. И однажды в холле собралась турецкая семья: бабушки, дедушки, отцы и матери, дети, подростки, дяди, тети, кузены и кузины, - все были там. Они целый день сидели вместе перед кафе, разговаривали и держали друг друга за руки. Я так понял, кто-то из членов семьи умирал… почему-то меня это все по-настоящему впечатлило и тронуло. Эта непосредственность, сплоченность и любовь были такими заметными, как и должно быть в настоящей семье.
Алекс молча смотрит на меня.
- Я считаю, что у меня было замечательное детство. Мама и наши друзья всегда дарили мне чувство защищенности и много тепла, и это прекрасно! Я не хочу жаловаться. Но это просто было что-то другое… очень индивидуальное, наверное, но немножко все же... другое! Мы любили и присматривали друг за другом, но… гм, это все же иное чувство сплоченности. Возможно, ещё и потому мы были вместе, что больше нигде не могли пристроиться…
Не знаю, понял ли он меня. Я бы сильно удивился, ведь сам едва понимаю себя. Мне никак не удаётся найти нужные слова для описания этого чувства внутри меня.
- Чего ты вообще хочешь? - Алекс откидывается на мягкие подушки, светлые волосы блестят в свете телевизора - единственного источника света в темном помещении.
- Что ты имеешь в виду? – Я не совсем понимаю вопрос. Устало опираюсь спиной на широкие подушки и поворачиваю к нему голову.
Мы сидим близко друг к другу, наши плечи почти соприкасаются. Мое тело наполняется теплом и приятным возбуждением.
- Что ты себе представляешь, говоря о семье? – конкретизирует он свой вопрос.
- Гм, место, в котором чувствуешь себя дома. Я просто хотел бы, чтобы мои близкие любили меня без оговорок, чтобы я стал их неотъемлемой частью! Я хочу, чтобы, если я попаду в больницу, появилась моя многочисленная семья и ждала часами у кафе… это ужасно тупой пример, прости! – Я улыбаюсь, извиняясь.
- Гм, боюсь, мне придется разрушить твои мечты. Безоговорочная любовь? А как быть с ответственностью, ожиданиями, устоявшимися традициями и четким распределением ролей? Это все элементы семейной жизни, о которых ты, похоже, забыл, – его голос звучит спокойно.
- Нет, но…
- Никаких «но»! Мне не надо никаких двадцати дядей и теть, бабушек и дедушек, кузенов и кузин, дежурящих у моей больничной кровати. Я однажды был знаком с одним стариком, он раньше жил на нашей улице. Бобыль, ожесточенный и одинокий. У него не было детей, он жил один и избегал любого контакта с соседями. Когда он умер, и его хоронили, то всем было наплевать. Никто не пришел на его похороны, никто, кроме семилетнего мальчика. Это был его единственный друг. Его он действительно любил. Мальчик приходил к нему летом каждый день и молча сидел рядом на террасе позади дома. Оставь себе твою большую семью, я предпочитаю одного настоящего друга!
Мы поворачиваемся лицом друг к другу. Не знаю, что сказать!
Его серые глаза сверкают, я могу заглянуть в них так глубоко, что боюсь безвозвратно потеряться.
Это второй раз с тех пор, как мы знакомы, когда он выглядит так открыто, беззащитно и ранимо… в первый раз он к тому же переспал со мной!
- Но я подумал… я думал… что семья и друзья все же важны для тебя! – тихо лепечу я.
- Они важны для меня, вне всякого сомнения! Я лишь имею в виду, что все это считаю не таким простым, как ты думаешь, Бэмби. Я считаю, что все сложнее! А что касается друзей: у меня много хороших приятелей, много одноклассников, с которыми отличные отношения, и еще я знаком с некоторыми приятными людьми, с которыми можно хорошо повеселиться и потусоваться, но это вовсе не друзья. У меня только один единственный друг – Том!
Я отвечаю на его серьезный взгляд.
Его слова взволновали и сильно удивили меня. Меня так и тянет обнять его.
- Нет, у тебя два друга! – тихо шепчу я.
Он замирает. Потом я вижу, как смысл сказанного доходит до него, его лицо светлеет, и он начинает улыбаться.
Покраснев, я отворачиваюсь и смотрю перед собой.
Он так ничего и не говорит, и я нервно перебираю пальцами. Мое сердце громко стучит.
Я начинаю себя чувствовать глупо!
- Разве только ты не хочешь… то есть, тебе не хочется со мной… - быстро бормочу я.
Одним рывком он наклоняется ко мне, его рука ложится на мой подбородок, губы нежно касаются щеки.
Они замирают там на несколько секунд.
Место, которого они касаются, пылает. Жар распространяется по всему лицу и не исчезает, даже когда Алекс отстраняется и встает.
- Я устал! Увидимся утром. Спокойной ночи! – тихо шепчет он и бросает на меня быстрый странный взгляд.
Я не хочу, чтобы он уходил, но не знаю, как уговорить его остаться.
Торопливо сажусь и смотрю ему вслед.
- Алекс?
Он оборачивается.
- Мальчик, который один пошел на похороны старика… это был ты?
Он улыбается.
- Спокойной ночи, Бэмби! – Потом исчезает в темноте.
Возбужденный и растерянный я опять остаюсь один на широком диване.
Но почему-то я сейчас бесконечно счастлив. Так счастлив!
Щеки горят и зудят, как ненормальные, а в груди разливается волнующее тепло.
Я бы хотел пойти за ним, лечь к нему, говорить, спрашивать, хотел бы выяснить, что же еще скрывается за этой привлекательной оболочкой: красивым телом со светлыми мягкими волосами и прекрасными серыми глазами. Я хочу его понять, сделать его счастливым.
Я бы хотел засыпать вместе с ним…
Но именно так, вероятно, лучше!
Вздохнув, я снова смотрю на экран телевизора.
Я прокручиваю разные фотографии. Потом вот она опять - наша фотография на парковой скамейке.
______________________
*сурикат - вид млекопитающих из семейства мангустовых, Длина тела вместе с головой 25—35 см, хвоста 17,5—25 см
*Мариенплатц - пешеходная зона и излюбленное место отдыха как туристов, так и жителей города.
*ALDI - немецкая сеть магазинов-дискаунтеров
*Хеллабрунн - зоопарк в Мюнхене, cамый большой зоопарк на территории всей Европы, занимающий площадь в 39 гектаров в южной части города на берегу Изара, был открыт в 1911 году.
*«Кикер» - ведущий немецкий спортивный журнал, преимущественно посвященный футболу.
* мост Талкирхен – мост через Изар. В 1994 г внесен в книгу рекордов Гиннесса как самый большой деревянный мост мира.

Глава 20
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Mari Michelle, Peoleo, DgeMer, zavarykina, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, Boomanshi, bezymee, Ninchik, Moonik, allina99, Мэллоу, Kaze no Iro, ТанечкаТ, anakondra, AleksM, VESNA545, Азия Вебер, Soubi, kubik rubik, Magic, Mgan217, Deza, Maxy, Jolyala

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
23 Авг 2014 23:55 #263 от Калле
Калле ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Солнце, я невероятно люблю этот текст. Спасибо)))

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
24 Авг 2014 00:03 #264 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Калле я так рада, что нравится :hearts: Спасибо!!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Авг 2014 00:44 #265 от Shelma27
Shelma27 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Праздник к нам приходит!Праздник к нам приходит!! Всегда с новой продоооой!!!!

Спасибо!!!  :flirty2:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
24 Авг 2014 00:52 #266 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Shelma27 пожалуйста))

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
24 Авг 2014 01:57 #267 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
УУУУУ... Какая глава!!
Сколько любви. Любви и мягкого тепла.
Вся в ней, поэтому к отзыву не готова.
Разве что это:

Л.Ридз (пер.Denils):
- Эрни и Берт? – Алекс насмешливо смотрит на меня.
- А что, почему нет? – Я сдержанно пожимаю плечами.
- И как тебе в голову постоянно такой бред приходит? - ухмыляясь, Алекс качает головой.
...
- Одна маленькая история может превратить совершенно банальную ситуацию в маленькое чудо. Я считаю, это прекрасно, - неуверенно шепчу я.

Поблагодарили: Soubi

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Авг 2014 09:47 #268 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Спасибо  :frower:
Очень теплая и нежная глава) Тоби - молодчина)

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
24 Авг 2014 17:09 #269 от KuNe
KuNe ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
Денилз, Ниныч, спасибо вам преогромнейшее за проду!!!  :flirty2:
ууу, всю главу с лица не сползала улыбка. неверотно теплая и полная любви главища!  :shy:  :izumitelno:  :hearts: все таки я обожаю этого мальчугана Тоби.  :lublu:
и радует, что Алекс хоть чуть-чуть но приотрывает свою душу перед ним  :hug:

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"
Поблагодарили: Georgie

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
24 Авг 2014 17:37 #270 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 19/66, upd 23.08.2014
эх, одна из моих самых любимых глав))
Поблагодарили: KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.