САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 44/66, upd 24.02.2018

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
28 Май 2014 08:03 #241 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 17/66, upd 23.05.2014
Я бы определила жанр, как семейный роман. Пока))) Есть же такое, семейное кино. Суть очень близка.
Интересно, а на английский или французский книгу еще не перевели? А то я бы почитала  :shy:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
28 Май 2014 10:54 #242 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 17/66, upd 23.05.2014
VikyLya , насколько я знаю, никто не переводил(
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 Июн 2014 22:40 #243 от heise
heise ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 17/66, upd 23.05.2014
В восторге
замечательная вещь с интересными живыми героями
и замечательный перевод

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
15 Июн 2014 22:44 #244 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 17/66, upd 23.05.2014
спасибо))

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
29 Июн 2014 20:07 - 01 Июл 2014 11:11 #245 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
[url=http://http://best-otherside.ru/forum/elizium/1299-libbi-ridz-qkhaos-printsq-gl-1766-upd-23052014.html?limit=15&start=210#23051]Глава 17[/url]

ninych :spasibo:

Глава 18. Мой первый учебный день
[/b]
(начало)
В комнату входит мужчина среднего возраста, весьма крупный, седые волосы аккуратно зачесаны назад. Из-под густых сдвинутых бровей устало глядят холодные голубые глаза, изучая нас, каждого в отдельности. Вязаный жилет, клетчатая рубашка и коричневые вельветовые брюки создают идеальный образ типичного учителя.
- Доброе утро, - раздается в тишине его равнодушное приветствие.
Класс отвечает ему дружно и громко.
Затем снова воцаряется молчание.
Прищурившись, я оглядываюсь вокруг.
Ух ты, похоже, в Мюнхене школьники и в самом деле усердны и почтительны, пожалуй, все хотят окончить школу с отличием и поступить в элитный университет.
Я реально удивлен.
Тут мой взгляд падает на Алекса. Его лицо будто застыло, серые глаза сверкают, губы крепко сжаты.
Что случилось, я что-то пропустил?
Том тоже пристально смотрит вперед, пренебрежительно сложив руки на груди.
Весь класс, кажется, окаменел. Злые, напряжённые взгляды устремлены на мужчину, который как раз достает пачку бумаг из своего портфеля.
Со странным чувством я неуверенно поворачиваюсь к доске.
Что за гармоничная атмосфера! Очень приятно, так, конечно же, намного легче будет учиться…
- Ну-с. - Мужчина опирается обеими руками на крышку учительской кафедры и оглядывает своими маленькими глазками ряды. – Новый учебный год. И как я вижу, все снова здесь… гм, посмотрим, надолго ли. Вы знаете, это последний год перед выпускными экзаменами. И от вас ожидают еще большего прилежания и к вам будут ещё более требовательными, чем в прошлом году. А так как мы все знаем, что некоторые из вас выдержали последний учебный год с трудом, то им следует задуматься, как они будут справляться с новыми требованиями. Одно я могу вам пообещать: не каждый из вас сдаст экзамен, и некоторым стоит, возможно, уже сейчас поразмыслить о других вариантах. Подарков вам не будет, точно.
Никто не двигается, никто не отвечает мужчине у стола. Класс молча смотрит вперед.
Вдруг Том поднимает руку.
- Господин Краузе, кто же еще… да, пожалуйста, что же такого действительно важного вы хотите нам сообщить? – мужчина пристально смотрит на Тома своими водянистыми глазами.
- Господин Дахер, разве у нас первый урок не у классного руководителя? Во всяком случае, так написано в нашем расписании. - Он поднимет листок и потом громко читает: - Первый и второй урок, спецкурс по немецкому господина Баумманна.
Господин Дахер улыбается. Ну, по крайней мере, он приподнимает уголки рта, но маленькие глазки по-прежнему пристально смотрят на Тома.
- У господина Баумманна важное совещание, и поэтому он попросил меня его заменить. Я надеюсь, вас это устроит?
- Да, конечно, вполне, - дерзко говорит Том притворно сладким голосом.
Тихий смешок прокатывается по рядам. Дахер сердито щурится на Тома.
- На вашем месте я был бы осторожнее. Вы слишком давно живете в заблуждении, что вам все позволительно, но это не так, и однажды вы поймете, в каком положении вы действительно находитесь. Только боюсь, что тогда будет уже поздно.
Том и бровью не ведёт, зато опять одаривает учителя своей самой обаятельной улыбкой.
Я восхищаюсь им. Не в последнюю очередь потому, что у самого по коже бегут ужасные мурашки. Этот тип - просто что-то жуткое.
Дахер наконец отвлекается от Тома и собирается повернуться к доске, когда замечает меня.
Он неторопливо рассматривает мое лицо. Возникает чувство, будто он пытается через глаза заглянуть мне в голову. Быстро опускаю взгляд. Я не хочу, чтобы мне кто-то заглядывал в мозги, то, что там внутри, – личное, в конце концов.
- Ульманн, если я правильно помню. Вы «новенький»… брат господина Циглера. - До меня отчетливо доносится его голос, он бросает быстрый взгляд в сторону Алекса.
Я вздрагиваю и киваю.
- Откуда вы приехали?
- Из Гамбурга. – Мне приходится откашляться, потому что голос звучит слишком хрипло.
- Гамбург? Так-так… а брат вам уже объяснил, насколько высокий уровень знаний нам требуется?
Я смотрю на Алекса. Его ледяной взгляд по-прежнему направлен в сторону Дахера.
- Эм, в общем… - А что я должен на это ответить?
- В общем, нет. Он, наверное, забыл… - Дахер дарит Алексу злющую улыбку. - Ну тогда вы должны узнать, что я не тот человек, который придает значение именам!
Немного растерявшись, я таращу на него глаза. Что он хочет этим сказать? Он даст нам всем номера, что ли?
Номер одиннадцать, идите, пожалуйста, к доске и решите задачу, потому что номер пятнадцать не в состоянии это сделать!
Было бы действительно необычно!
- Мне неважно, директор ли банка ваш отец, кардиохирург или профессор литературы. Для меня это не играет никакой роли! Важны только ваши успехи, и если вы видите, что не в состоянии их добиться, то вам здесь не место! – Он пристально смотрит на меня. Прямо в глаза.
Я постепенно начинаю по-настоящему нервничать: руки вспотели, а щеки пылают от досады. Я совсем не понимаю, что этот человек хочет от меня.
Что тут вообще происходит?
- В общем и целом вам понятно? –его громкий голос разносится по всей комнате, отскакивает от белых стен и возвращается обратно ко мне.
Я усердно киваю.
- Очень хорошо! – Он поворачивается и быстрым шагом идет к пока еще девственно чистой доске.
С облегчением выпускаю из легких сдерживаемый воздух.
Какой неприятный человек. Он вселил в меня неуверенность. А я ненавижу чувствовать себя неуверенным.
- Так, а теперь запишите, пожалуйста, все даты следующих контрольных работ по математике, я напишу их вам на доске. Понимаю, что вы уже привыкли получать все в распечатанном виде, но я думаю, вы еще не перетрудились, так? – Дахер берет кусок белого мела и начинает неразборчиво писать на доске несколько дат.
Под шелест бумаги и царапанье ручек мы начинаем записывать.
Я заношу в свой календарь четыре контрольных и незаметно оглядываю комнату. Все тихо склонились над своими тетрадями, никаких шушуканий и перешептываний, ни единого громкого вздоха.
Только кто-то все еще шарит в своей школьной сумке.
Я поворачиваю голову и смотрю на Алекса, который достает черный узкий футляр и открывает его.
Что?!
Алекс носит очки!
Он надевает очки в неброской оправе на симпатичный нос и, вытягивая шею и немного щуря глаза, внимательно смотрит на доску.
Он выглядит просто очаровательно! Как самый милый светловолосый книжный червь, которого я когда-либо видел. Когда он так серьезно смотрит, вот как сейчас, у него между бровей появляется маленькая морщинка. Просто божественно!
Ничего не могу поделать, я хихикаю.
Алекс, нахмурившись, растерянно смотрит на меня, потом, правда, достаточно быстро понимает, что я смеюсь над ним, и отчасти обиженно, отчасти уязвленно выдвигает вперед нижнюю губу.
На его щеках появляются нежно-розовые пятна, и неуверенным движением руки он поправляет очки.
Великолепно!
- Господин Ульманн?
Блин, совсем забыл о нем…
Дахер угрожающе возвышается перед нашим с Леной столом. Я чувствую затхлый запах старой одежды и дешевого геля для душа на пару с потом и запахом изо рта, правда.
Незаметно пытаюсь дышать ртом.
- Вы, кажется, замечательно развлекаетесь. Считаете, что здесь, в Мюнхене, так безумно весело? – зло шипит он.
Я чувствую взгляды, направленные в этот момент на меня, и опять вся кровь приливает к голове.
Я сглатываю, прежде чем тихо ответить:
- Нет, я считаю, что в Мюнхене совсем не весело!
Дружное хихиканье проносится по комнате.
- Тихо! – громко кричит Дахер, но ему не удается до конца подавить зарождающееся волнение, и он вынужден еще раз или два громогласно потребовать внимания.
- Так-так, вы шутник? – гневно сверкнув глазами, он оглядывает меня.
- Я? …эээ… нет, я чрезвычайно серьезен… эм, я имею в виду… - нервно заикаюсь я.
Дрянь, сейчас вышло совсем плохо…
Снова смешки.
- Тихо, черт побери! – Дахер гневно смотрит на меня, потом немного наклоняется вперёд.
Я уже больше не могу этого избежать, и его неприятный запах бьет мне прямо в нос. Робко смотрю на него снизу вверх.
Он как раз собирается набрать воздуха…
- Господин Дахер? Третья дата контрольной, похоже, неправильная. Четверг накануне - это праздник, поэтому пятница, вероятнее всего, будет выходным, и мы вряд ли напишем работу, если будем отдыхать, да? Боюсь, вы сделали ошибку!
Дахер поворачивается и молча смотрит на Алекса.
Алекс без страха возвращает взгляд. Его серые красивые глаза ярко блестят под очками, он так сильно стиснул зубы, что под нежной кожей четко очерчивается челюсть, темные брови сдвинуты, губы плотно сжаты.
Он ненавидит этого парня!
Я взволнованно смотрю то на одного, то на другого. Весь класс замолкает, от напряжения затаив дыхание.
Дахер первым разрывает зрительный контакт, разворачивается и возвращается к доске.
- Очень хорошо! Вы, конечно, как всегда внимательны, господин Циглер, от вас никогда не ускользнет ни одна ошибка… не говоря уж о том, что вы не обратите на неё наше внимание. Мы все неимоверно счастливы, что вы у нас есть! Тысяча благодарностей! – Его сарказм разлетается большими темными каплями, отравляя в комнате атмосферу, которая и до этого была хуже некуда.
- А что касается вас, господин Ульманн, я с нетерпением ожидаю ваших достижений в математике.
О боже! Мой первый учебный день, первый урок, и что я делаю? Сразу же вступаю в спор с учителем математики.
Как назло - математика, в которой я и без того полное ничтожество!
Вот дерьмо, теперь я действительно должен беспокоиться о выпускном экзамене, ну превосходно!
Остаток урока мы проводим за решением заданий на повторение.
Дахер хочет проверить, что из материала последнего учебного года после летних каникул осталось в наших головах… я больше не могу…
Уткнув нос в тетрадь, я пытаюсь вести себя так незаметно, как только возможно.
Дахер действительно оставляет меня в покое… на этот урок.
Чувствую, что в этой жизни мы никогда не станем друзьями.
Звонок на перемену - настоящее избавление.
С облегчением выдохнув, я быстро записываю домашнее задание, коряво нацарапанное Дахером на доске.
Что за первый урок!
- Могла бы меня и предупредить, - говорю я Лене, когда мы вместе выходим из класса и бредём к кофейному автомату.
- Прости, не подумала об этом. Кроме того, я же не знала, что он заменит Боймхена на первом уроке.
- Боймхен? – я усмехаюсь.
- Наш учитель немецкого. Он крутой! Настоящая мечта! Он…
Кто-то позади нас выкрикивает мое имя.
Мы останавливаемся и оборачиваемся.
Сияющий Том тащит за собой угрюмого Алекса.
Мы с Леной ждем, пока они подойдут ближе.
- Эй, вы тоже за кофе? – улыбается Том.
- Да, после этого урока нам это более чем необходимо, – тяжело вздохнув, Лена театрально закатывает глаза. Кивнув, Том хватает ее за руку и тащит за собой. Алекс и я идем за ними.
- Ты… - волнуясь, я пытаюсь начать разговор, несмотря на его мрачное выражение лица. – Мне очень жаль, что я смеялся…
Мне действительно жаль.
- Вот как? – шипит он язвительно.
- Да, правда!
- Нет проблем, ты же ни при чем. Я имею в виду, что парень в очках - это же действительно просто ужасно смешно. Очкарик! – Он опять выпячивает нижнюю губу и поворачивает голову немного в сторону, чтобы я не заметил красные пятна на его щеках.
Я бы с удовольствием ему сказал, как же привлекательно и очаровательно он выглядит, когда обижен и дуется, но я молчу. Он бы не хотел этого слышать.
- Ну не хмурься. Я вовсе не смеялся над тобой, я смеялся с тобой, - пытаюсь я ему объяснить.
- Но Я не смеялся. - Он сердито смотрит на меня.
- Алекс, пожалуйста, ты же понимаешь, что я имею в виду…
Он лишь гордо вздергивает подбородок и быстро проходит мимо меня.
Вздохнув, я иду следом.
Блин, и вовсе он не упрямый, да?
Чуть царапнешь его Эго, и сразу же мужик строит из себя нежную фиалку…
Лена и Том ждут нас у кофейного автомата. Поблагодарив, я беру из рук Лены стаканчик с кофе и отпиваю горячий напиток.
Фуу! Это ужасно! Я морщусь от отвращения.
- Ах да, пока не забыл, кофе здесь ужасный! – смеется Том, когда замечает выражение моего лица.
- Большое спасибо за своевременную информацию. Теперь все время будете подвергать меня опасности? – немного нервно делаю еще маленький глоток коричневой бурды.
Лена смеется.
- Нее, не беспокойся, но на самом деле: кофе – дрянной, и Дахер - садист!
- К вкусу одного ты привыкнешь, к вони другого – никогда! – усмехается Том.
Я смеюсь.
- А что у него за проблемы?
- У Дахера?
- Да.
- Гм, мне кажется, у него что-то не в порядке с пищеварением, вероятно, десятилетний запор или что-то в этом духе, - с серьезным видом кивает Том.
- Он козел! Один из тех учителей, что выбрали эту профессию только для того, чтобы поиздеваться над детьми и осуществить свои низкие фантазии о власти. – Лена морщится от отвращения.
- Он не женат, у него нет семьи и, вероятно, друзей. Наверняка сидит каждый божий день после работы перед компьютером, шаря по каким-нибудь порно-сайтам.
Том швыряет пустой стаканчик из-под кофе в мусорное ведро и показывает на свои наручные часы.
- Нам пора возвращаться.
Я с трудом проглатываю последний глоток бурды и иду следом за этой троицей.
- А что он имеет против тебя? – Я незаметно кошусь на Алекса и надеюсь, что эта тема подведет его к мысли о примирении.
- Понятия не имею, может, ему просто не нравятся очкарики, - сухо отвечает он.
- Послушай, Алекс, прошу тебя, перестань! – Я щиплю его за руку. Как можно быть таким, черт возьми, злопамятным?
- Прояви чуть-чуть сочувствия, Тоби. Ты нагнал такого страха на нашего Алекса. Он же теперь думает, что ты больше не считаешь его симпатичным, - Том гадко ухмыляется.
Я хватаю Алекса за руку, чтобы он не дал в ухо своему «лучшему» другу, - вижу по его сверкнувшим глазам, что он бы с удовольствием это сделал.
- Том… - тихо рычит мрачный Алекс.
- Да? – Том делает невинное лицо, но все же предусмотрительно прячется за Лену, которая начинает смеяться и без конца повторяет «миииило».
Хихикая, они идут дальше, а я остаюсь с разозленным Алексом.
- Ты ей что-нибудь сказал? – грубо напускается он на меня.
- Лена не дура, Алекс. Кроме того, это не мои друзья орут тут во все горло, так что не делай меня крайним. - Я спокойно смотрю на него, задрав голову. Он фыркает, складывает руки на груди и опускает глаза.
- Ты собирался мне рассказать, что у тебя за проблемы с Дахером. - Слушайте, может, у меня все же получится построить разумный разговор, если только он не будет постоянно наезжать на меня?
- Я собирался?
- Алекс…
- Ладно-ладно! – Он вздыхает. – Мне кажется, это началось, когда он стал нашим учителем математики в седьмом классе, и с тех пор идёт война. Дахер ненавидит наш класс. Мы держимся вместе и не позволяем ему ни над кем издеваться или унижать, и у него не получается нас запугать, а это, конечно, его не устраивает. Он понимает, пока мы стоим друг за друга, он бессилен. Нет такого наказания, которым бы он нас мог действительно оскорбить, и это сводит его с ума. А меня он ненавидит… гм, понятия не имею почему, наверное, потому что я староста класса и всегда защищаю мнение и интересы коллектива… не знаю…
Тем временем мы дошли до класса. Я размышляю о том, что он мне только что рассказал.
Мне импонирует и это чувство содружества, и то, что Алекс защищает его, как само собой разумеющееся. Они все ему доверяют, верят в него и надеются на его поддержку. Он несет большую ответственность…
Звонок оповещает о следующем уроке. Алекс вырывает меня из размышлений, немного грубо подталкивая к классной комнате.
Я хватаю его за руку, стараясь удержать. Я должен ему еще кое-что сказать, это важно… вот только пока не знаю, как …
- Алекс, - тихо шепчу я. – Ты, ээ… по-моему, ты и в очках красивый!
Кровь горячо приливает к голове. Почувствовав, как покраснели и запылали щеки, я, застеснявшись, быстро отвожу взгляд. Отпустив его руку, я спешу к своему месту и падаю рядом с Леной на стул. Сердце громко колотится, и руки снова влажные.
Это было неловко? Мне не надо было этого делать? Я должен был ему сказать. Он выглядел как-то обиженно, а я ненавижу его обижать.
Кроме того, он же уже давно знает, как сильно мне нравится, и я не устану ему об этом говорить… я такое ничтожество, блин!
- О чем вы говорили? – Лена тыкает меня в бок локтем. – Ты красный.
Да, здорово!
- Ни о чем! – Я не хочу ей рассказывать.
- Да, понятно, ни о чем… поэтому ты красный, как помидор, а у него улыбка до ушей…
Он улыбается? Рад моему комплименту или смеется над моей глупостью? Я вытягиваю шею, пытаясь увидеть его лицо, но он стоит ко мне спиной у стола Дирка и Яна и разговаривает с ними. Том, Мелани и Аня тоже там.
Черт подери, повернись, посмотри на меня!
- Прекрасного доброго утра! – дружелюбный низкий голос прорывается сквозь всеобщую болтовню, привлекая к себе внимание класса.
- О, Боймхен пришел! – Лена радостно улыбается, и я с любопытством смотрю на мужчину, который как раз опускает на учительский стол коричневый кожаный портфель.
Это «Боймхен»? Я представлял себе пожилого мужчину, с небольшими залысинами и толстыми очками в роговой оправе. Веселого и симпатичного, наверное, немного чудаковатого и мечтательного… то бишь типичного поэта.
Но мужчина, приветливо всем улыбающийся, полная противоположность тому, что я ожидал. Ему наверняка еще нет тридцати, у него отличная атлетическая фигура, темные волосы прикрывают шею и ультра-сексуальная трехдневная щетина.
Мужчина-мечта!
Он выглядит так, будто сошел прямо с рекламного щита нового парфюма от Кельвина Кляйна. Терпкий и мужественный, с ямочками и глубоким низким голосом.
Я восхищенно таращусь на него.
- Прекрасно, что вы все снова здесь. У вас были чудесные каникулы, и вы смогли хорошо отдохнуть. – Господин Баумманн улыбается каждому в отдельности. – Я очень рад, что впереди у нас с вами еще два года. Конечно, для нас всех это время будет волнительным, но я уверен, что совместно мы справимся. – И снова эта обаятельная улыбка, на которую ученики искренне отвечают. - Вы знаете, что если есть проблемы, если у кого-то из вас есть вопросы, то вы всегда можете прийти ко мне.
Все согласно кивают.
Рука Тома уже висит в воздухе.
- Да, Том. – Баумманн внимательно смотрит на него.
- У меня проблема, господин Баумманн! – говорит Том.
- Вы хотите обсудить это после урока?
- Нет, это спокойно могут и все послушать. Я боюсь, у меня аллергия на господина Дахера. Кажется, очень сильная, и я не знаю, смогу ли по состоянию здоровья быть внимательным на уроках математики. - Том делает очень серьезное лицо, не обращая внимания на всеобщий смех.
Баумманн спокойно кивает головой.
- А в прошлом году разве у вас не было такой же проблемы?
- Да, но аллергические реакции становятся все сильнее. Они выражаются в позывах к рвоте и спазмах желудка.
Теперь хохочут все. Даже Баумманн слегка ухмыляется, но сам себя заставляет быть серьезным и просит тишины.
- Я знаю о ваших сложностях с господином Дахером, - говорит он, обращаясь ко всему классу. – Но несмотря на это, я прошу вас оставаться благоразумными. Речь идет о вашем аттестате, о вашем будущем, которое вы можете испортить из-за личных разногласий. Мы все взрослые люди и, безусловно, найдем решение.
Тут все загомонили: каждый знает еще какую-нибудь другую историю или характерную черту нелюбимого учителя и громко пытается убедить господина Баумманна в садистских методах преподавания Дахера.
- Пожалуйста, пожалуйста… я вполне осознал проблему, и можете мне поверить, я приму меры, но сегодня первый учебный день, и поэтому поговорим о более приятных вещах, ладно? И кроме того, все это производит не самое хорошее впечатление на нашего нового ученика.
Баумманн смотрит на меня.
Он улыбается, и я немного краснею.
По-прежнему улыбаясь, он подходит ко мне и протягивает руку.
- Вы, должно быть, Тобиас.
Я киваю и отвечаю на теплое крепкое рукопожатие.
- Мне определенно не надо представлять вас классу. Это, конечно, уже сделал ваш брат. – Быстрая улыбка Алексу. – Так что мне остается только сказать вам: добро пожаловать, и я надеюсь, что вам у нас будет хорошо.
Его зеленые глаза дружелюбно смотрят на меня, и я краснею еще больше.
У него сногсшибательные глаза, такой сочный зеленый, как мох, цвет с янтарно-желтыми крапинками.
- Спасибо! – говорю я, надеясь, что отвечаю по делу. Боюсь, я был немного невнимателен.
Господин Баумманн опять улыбается, потом возвращается к доске и ободряюще хлопает в ладоши.
- Так, достаточно формальностей. Теперь займемся материалом следующих двух лет.
Класс театрально стонет.
- Ну-ну, мои дорогие, так уж скверно не будет. Я уже принес вам несколько книг, которые мы проработаем за это время.
Он указывает на стопку книг, и Дирк громко стонет:
- Так много?
Снова дружный смех.
- Не переживайте, Дирк, я не хотел бы вас перегружать. Мы не будем спешить, так что вам не придется читать две книги одновременно и еще останется достаточно времени для других заданий.
Баумманн подмигивает сильно покрасневшему Дирку и начинает кратко излагать содержание каждой книги.
Я восхищен. И учебным материалом, и зеленоглазым учителем с трехдневной щетиной.
Мне всегда нравился немецкий, но теперь он станет, пожалуй, моим самым любимым предметом! У этого мужчины моей мечты!
- Он потрясающий, да? – шепчет мне в ухо Лена.
Я горячо киваю и потом сразу же смотрю вперед, чтобы не пропустить ничего из того, что нам сейчас рассказывает Баумманн.
- Только смотри, не проморгай никого… - Она многозначительно поднимает брови. Я смотрю на нее в недоумении.
- Что ты имеешь в виду?
- Алекс…
Удивленно поворачиваю голову и только сейчас замечаю, что Алекс незаметно наблюдает за мной своими серыми глазами.
Мы смотрим друг на друга. Он тут же опять выпячивает нижнюю губу и демонстративно смотрит в другую сторону.
- Теперь-то что опять случилось? – растерявшись, я провожу рукой по длинным волосам. Блин, с этим парнем так тяжело…
- Он ревнует, - Лена не может удержать смешок.
- С какой стати? - Я прикидываюсь тупым, ведь все еще ничего не рассказал Лене о нас с Алексом, хотя убежден, что она все давно поняла.
- С какой стати? – фыркнув, она смотрит на меня. – Гм, вероятно, он думает, Боймхен тебе нравится больше, чем «братик». - Она раздраженно закатывает глаза. – Тоби, я все-таки не слепая. И даже если бы такой и была, то после прозрачных намеков Тома… - уверенно глядя мне в глаза, она обрывает фразу.
Я лишь молча киваю и потом снова смотрю на доску.
Что я могу сказать? Лена знает.
Знает что?
Это?
Что за «что/это», скажите, пожалуйста? Что же она знает? Что есть что-то между Алексом и мной? А там есть вообще это «что-то»? Гм, чисто теоретически и совершенно официально мы только сводные братья. Сводные братья, которые провели вместе ночь, это было «что-то»…
Собственно говоря, между нами все выяснено: я в него втюрился, а он не может или не хочет быть со мной вместе. Конец дискуссии. По сути, это тот момент, когда в кино идут титры.
«В фильме снимались: Тобиас Ульманн в роли Тобиаса Ульманна и Александр Циглер в роли Александра Циглера, потом идут исполнители ролей второго плана, режиссер, продюсер, сценарист (на этого парня я собираюсь написать жалобу) и композитор».
Не оскароносный блокбастер, конечно, но вполне сносное вечернее развлечение для канала SAT1* по четвергам.
Социально-критическая семейная драма! Никогда бы не стал смотреть…
Я вздыхаю, но как бы я ни старался, не могу увидеть титры… возможно, наш фильм еще и не закончился, возможно, в данный момент мы как раз оставили позади первую рекламную паузу, и теперь действие по-настоящему начнет усложняться.
И кроме того, ведь еще может быть и хэппи энд… я люблю хэппи энд!
Слегка усмехаясь про себя, я еще раз смотрю в сторону Алекса.
Гм, выглядит он сейчас не так чтоб на хэппи энд.
Его красивое лицо снова весьма мрачно, брови сдвинуты, губы сжаты.
А ведь он такой красивый, когда смеется…
Баумманн сидя на стуле читает нам отрывок из Гамлета Шекспира. Его глубокий мелодичный голос разносится по комнате, и никто из нас не осмеливается даже громко вздохнуть. Он полностью владеет нашим вниманием. Весь класс восторженно внимает ему. Весь класс? Нет, Алекс довольно рассеянно что-то царапает в своей тетради, и мне не удается оторвать взгляд от его серьезного профиля.
Так что мы последние, кто замечает, что Баумманн закончил урок. Лишь когда все, болтая и смеясь, начинают собирать вещи, мы смущенно оглядываем помещение.
- Пошли уже, мечтатель, нам надо наверх, на Искусство. – Лена неделикатно толкает меня локтем в бок. Мне требуется время, чтобы спуститься с небес на землю.
Алекс и Том ждут нас у двери.
Смеясь, мы проходим мимо Баумманна, желая ему удачного дня, когда он окликает меня.
- Тобиас, я только хотел вам еще раз сказать, что если у вас возникнут проблемы, и неважно, школьные или личные, вы всегда можете прийти ко мне. Я знаю, что переезд всегда связан с большими переменами, и если вам потребуется какая-то помощь, просто скажите мне об этом, хорошо?
Он дружески улыбается мне, его зеленые глаза смотрят ласково и честно.
Я быстро киваю.
- Большое спасибо, господин Траумманн*! …эээ, господин Баумманн, я имею в виду…э, эм …
Черт! Черт! Черт! Черт! Черт! Черт! Черт! Черт! Черт!
Я действительно это сказал? Пожалуйста, пожалуйста, скажите мне кто-нибудь, что я этого не сказал… я сказал это!
Покраснев как рак, уже начинаю бояться, что от стыда свалюсь в обморок.
Почему я, почему всегда я!
Господин Баумманн, сдерживая смешок, серьезно кивает.
- Хорошо, тогда имейте в виду! Желаю вам приятного учебного дня, и увидимся мы снова, кажется, в среду.
Он продолжает укладывать свои бумаги в портфель, а я на подкашивающихся ногах направляюсь к ребятам, все еще стоящим в дверях и ждущим меня.
Когда мы идем по коридору, Том начинает безжалостно хохотать.
Он смеется всю дорогу, все три этажа до класса, он смеется, пока мы стоим и ждем под дверью в зал, и он продолжает смеяться, пока все рассаживаются в большом светлом помещении.
Я хватаю Лену, и мы садимся к Мартину и тощему очкарику за стол на четверых.
Смех Тома сводит меня с ума, но убийственный взгляд Алекса тоже не лучше.
- Ну давай, скажи, - бормочу я угрюмо.
- Что я должна сказать? – Лена удивленно смотрит на меня.
- Что я вконец осрамился.
- Ты вконец осрамился!
- Спасибо!
- Пожалуйста!
Я хлопаю ладонью себя по лбу.
- Слушай, Тоби, все было не так уж ужасно. Боймхен классный, ты же видел, как чудно он отреагировал. – Лена, успокаивая, гладит меня по плечу, но это не слишком меня ободряет.
- Я такой идиот! Первый учебный день, и что я делаю? Сперва сцепился с учителем математики, а потом заигрываю с учителем немецкого…
- Ах, так это было заигрыванием?
Я оборачиваюсь и поднимаю глаза на Алекса, который, засунув руки в карманы брюк, стоит рядом с моим стулом.
- Что ты хотел? – устало спрашиваю я.
- Я только хотел сказать, чтобы ты сейчас сделал вид, будто не знаком с Ясмин Айхель.
Эм… ЧТО?
- Гм, да, с этим я справлюсь - у меня нет ни одной сраной идеи, кто такая Ясмин Айхель!
Алекс раздраженно закатывает глаза и уже собирается объяснить, как открывается дверь в соседнюю мастерскую и в комнату входит привлекательная брюнетка.
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Жменька, Mari Michelle, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, kazyafka, Aneex, БертаЕ, Moonik, allina99, angele, Jinn, sevele, karellica, AleksM, VESNA545, Soubi, lazy Jack

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
29 Июн 2014 20:13 - 30 Июн 2014 14:28 #246 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Глава 18. Мой первый учебный день (окончание)

Мне требуется пара секунд, но потом я ее узнаю.
Это подруга Беттины и Йоахима, с ней и ее мужем - детским врачом я познакомился в день приезда. Оба тогда сидели с моей семьей в гостиной, когда мы с Алексом приехали домой.
Она действительно красивая женщина. Когда она нам искренне улыбается, блестят ее ровные белые зубы. Плавно и элегантно она идет к кафедре и непринужденно садится на край стола. Взгляд голубых глаз скользит по комнате, и она снова улыбается, прежде чем пожелать нам доброго дня.
Класс дружно отвечает.
- Я хотела бы, конечно, сперва вас всех сердечно поприветствовать. Надеюсь, у вас были прекрасные каникулы. Я знаю, что следующие два года у вас будут напряженными, поэтому мы начнем урок по Искусству немного расслабленно. На уроках по понедельникам вы сможете посвятить время и музу творческой деятельности и проявлению индивидуальности. Кроме того, я бы хотела, чтобы и удовольствие не осталось обделённым. Поэтому я отобрала очень увлекательные проекты, над которыми мы будем работать в течение учебного года.
Ее глаза по-прежнему блуждают по классу. Кажется, она совсем не замечает отчасти похотливые взгляды некоторых мальчиков, но, возможно, она к ним уже привыкла. А к ней тоже кто-нибудь уже обращался, назвав Траумфрау*?
Потом она узнает меня. Коротко кивнув, она улыбается и продолжает рассказывать о некоторых проектах.
Я люблю искусство. С удовольствием рисую, люблю бродить по галереям и музеям, но сейчас я действительно не в состоянии следить за объяснениями Ясмин.
Даже когда все воодушевлённо тащат стулья к центру помещения, чтобы собраться перед почти раритетным телевизором, я все еще не могу прийти в себя.
Ясмин показывает нам репортаж о жизни и творчестве Дже́ксона По́ллока*.
Вообще-то, очень увлекательно, но в моем мозгу мелькают не брызги красок, а совершенно другие вопросы и мысли, которые не хотят отпускать меня.
Дахер принял меня за скандалиста, насколько я понял, а господин Баумманн наверняка считает чокнутым. Класс признал меня, вероятно, только потому, что мы с Алексом «родственники», и если Лена права, то Аня ненавидит меня всем сердцем.
Супер, короче, мне лучше поскорей сменить школу…
Я вспомнил Гамбург, свой бывший класс, наших учителей, старое здание школы. Тоже неидеально, но там, по крайней мере, я ориентировался, там мне не надо было все время бояться сделать внезапно что-то ужасно глупое, там бы я просто не был так неуверен… и так влюблен.
Я его не понимаю! То он так, то он этак. Он говорит мне, что не хочет меня, но, несмотря на это, так ревниво реагирует… я уже не знаю, что мне и думать.
Это постоянное туда-сюда совсем измотало мне душу!
Я ищу взглядом его светлую шевелюру. Он сидит в нескольких метрах от меня, сосредоточенно и заинтересованно глядя в телевизор.
На стуле рядом с ним сидит Аня. Она тоже внимательно смотрит на экран.
В школе они общаются не как влюблённая парочка. Так, вероятно, благоразумнее, а Алекс любит быть благоразумным…
Было бы сущим кошмаром, если бы они сидели тут бок о бок или вдруг начали держаться за ручки.
Потом я вижу это… их колени соприкасаются…
Ничего большего, только это.
Они сидят так близко друг к другу, что их колени соприкасаются. Маленький незаметный жест, необязательно эротический, но все же бесконечно интимный.
Просто молчаливый знак взаимной принадлежности, гармонии и доверия.
Не в силах отвести взгляд, как завороженный, смотрю на их ноги.
В горле сидит здоровый комок. Я чувствую, как в глазах собирается горячая влага. Быстро глубоко вздыхаю, чтобы удержать слезы. Грудь болит от каждого вздоха, сердце же бьется глухо и тяжело.
Успокойся, Тоби!
Блин, я же все знал, видел же их вместе в совсем не двусмысленных ситуациях. Почему же теперь меня так сильно волнует этот маленький жест?
Фильм заканчивается почти одновременно с уроком.
Все весело переговариваются друг с другом. Для большинства первый учебный день все же прошел довольно приятно. Ясно, урок математики у Дахера был, как и ожидалось, жутким, но оба урока немецкого и спаренный урок Искусств составили ему приятный контраст.
И теперь все рады, что идут домой.
Только я не могу заставить себя выдавить даже слабую улыбку.
- Что с тобой? Ты такой унылый, – Мартин вопросительно смотрит на меня.
Я лишь быстро пожимаю плечами и небрежно бросаю свои вещи в сумку.
- А, ничего. Картины Поллока всегда меня эмоционально будоражат, - я пытаюсь криво ухмыльнуться.
Мартин удивленно смотрит на меня, качает головой и кивает на прощанье, прежде чем покинуть класс.
- Хорошего дня, госпожа Айхель! – улыбнувшись Ясмин, Алекс хватает меня за руку и тащит за собой. Том и Лена идут за нами.
- Отпусти меня, - шиплю я, отбиваясь от его крепкой хватки. – Разве ты не пойдешь вместе с Аней? – я показываю на ее стройную красивую фигуру в конце коридора.
- У Ани еще какое-то заседание школьного комитета. Кроме того, мы увидимся сегодня вечером, - холодно отвечает Алекс.
- Прекрасно! У вас будет романтический вечер вдвоем, да? – Знаю, что веду себя сейчас как последняя стерва, но просто ничего не могу с этим поделать.
- Нет, наши встречаются у Тома, чтобы отпраздновать первый учебный день, а теперь прекрати действовать мне на нервы, я хочу уйти отсюда. – Он сжимает руку на моем плече и ведет сквозь толпу дико носящихся детей, радующихся концу сегодняшних уроков.
- Вы тоже приходите, - громко предлагает Том, пытаясь перекричать царящий шум.
- Не получится, к сожалению, у нас уже есть планы, правда, Лена? – Она сразу понимает мой молящий взгляд, кивает и благодарит Тома за приглашение.
Тот понимающе кивает.
- Ну ладно, тогда, может, в следующий раз…
Нам требуется вечность, чтобы выйти из школы. Попав в стадо учеников всех возрастов, мы еле-еле тащимся.
Мы как раз молча пересекаем широкий школьный двор, как я вспоминаю, что оставил в классе свой пенал.
- Проклятье, мне надо вернуться. Забыл кое-что…
- Тогда увидимся позже. – Лена, быстро обняв меня, машет нам и идет в сторону остановки автобуса.
- Я тогда тоже делаю ноги. Увидимся. Пока, Бэмби! – Том ерошит мне волосы и многозначительно ухмыляется Алексу.
Я поворачиваюсь и возвращаюсь к зданию школы.
- Подожди меня. – Алекс хватает меня за правое плечо.
- С какой стати? – Я не хочу его сейчас видеть, а еще не хочу, чтобы он до меня дотрагивался… по крайней мере так …
- Я пойду с тобой, иначе ты только потеряешься.
- Вовсе нет, я и один найду дорогу.
- Ты потерялся в первый же день в нашем доме.
- Это очень большой и запутанный дом!
- Бэмби, подожди…
Я спешу поскорее уйти от него, пробираюсь между подростками и вхожу в уже опустевшее здание школы.
Конечно, Алекс прав, я сбиваюсь с пути раз десять, пока нахожу нужный этаж, и проходит целая вечность, прежде чем я оказываюсь перед классом.
Во всем здании царит теперь таинственная тишина. Смешно, всего пятнадцать минут назад пол дрожал от громкого топота ног, а теперь, наверное, можно было бы услышать, как в подвале падает булавка.
Я стучу в светлую деревянную дверь. Нет ответа. Черт.
Но когда я все же нажимаю на ручку, дверь без труда открывается.
Осторожно просовываю голову в комнату. Ясмин Айхель, похоже, тоже уже ушла домой или сидит с Дахером и Баумманном в учительской, и они сплетничают обо мне.
Я вхожу в комнату и вижу свой пенал, что так и лежит на столе.
Почувствовав облегчение, заталкиваю его в сумку и спешу из класса. Алекс и Мария наверняка будут недовольны, что им приходится так долго ждать меня.
Быстрым шагом пересекаю комнату. Дверь мастерской слегка приоткрыта. Я прищуриваюсь и замечаю Ясмин Айхель, которая, опираясь о высокий стол, обнимает за шею стройного мужчину. Они целуются.
Ясмин, должно быть, замечает движение за дверью, по крайней мере, она вдруг смотрит прямо на меня.
Мгновенно покраснев, я быстро выкрикиваю извинение, прежде чем выбежать из комнаты.
Но сразу же застываю.
Замираю, как вкопанный.
Я не могу пошевелиться.
- Тоби? – Я вздрагиваю от его голоса. Ну что ж, никакой фата-морганы! Я не свихнулся и не стал жертвой оптического обмана.
Из маленькой мастерской выходит Йоахим.
Я поворачиваюсь и молча смотрю ему в глаза.
Он неуверенно делает еще один шаг ко мне.
- Тоби … - хрипло шепчет он, вытаращив глаза, лицо бледное и испуганное.
- Дай догадаюсь: «Это не то, что ты думаешь». – Мой едкий сарказм сильно поражает его, я ясно вижу это.
- Нет… я имею в виду, однако… так, подожди, пожалуйста, дай мне объяснить… - Он протягивает ко мне руки, готовый сразу же схватить меня, если я попытаюсь убежать.
Но я не могу удрать - ноги одеревенели, в голове царит сбивающая с толку пустота. Я не знаю, что мне делать!
- Я оставлю вас одних! - Ясмин выходит из мастерской. Ее лицо не выдает никаких эмоций, она полностью контролирует себя. Быстро проходит мимо, бросив на каждого из нас короткий непроницаемый взгляд, и закрывает за собой дверь.
Мы одни. Стоим напротив друг друга, пристально глядя в глаза.
Молчим.
Я жду. Жду, что он наконец что-то скажет.
- Тоби… - Он снова поднимает руки, но несколько секунд спустя беспомощно опускает.
- И это было твоим важным совещанием! - холодно шепчу я.
Он кивает.
- И я предполагаю, что она и есть причина твоей «сверхурочной работы» и долгих вечеров в «офисе».
Он снова кивает.
- Ты изменяешь Беттине?
Вздохнув, он ерошит короткие темные волосы.
- Ты ей изменяешь? - Я хочу ответа.
- Да. – Его голос тихий и хриплый.
Я быстро разворачиваюсь. Я должен уйти отсюда.
Йоахим хватает меня за руку.
- Пожалуйста, подожди, дай мне объяснить…
Я сердито отталкиваю его руку.
- Что ты хочешь мне объяснить? Нечего объяснять, потому что мне все давно ясно! Ты скотина! Подлая, низкая, бессердечная скотина, которая всегда думает только о себе! Я хотел приехать в Мюнхен, чтобы понять, чтобы осознать, почему ты тогда ушел, почему ты бросил меня, что ты за человек. Сейчас я все понял, теперь я узнал тебя. На все свои вопросы я нашел ответы. Пятнадцать лет назад ты бросил свою семью из чистого эгоизма, и теперь ты опять делаешь то же самое. В тринадцать лет Эмма и Тимми будут вот точно так же стоять перед тобой и спрашивать себя, что за человек их отец. Я могу уже сейчас дать им ответ: он подлая свинья! Ты подлая свинья!
От крика у меня начинает болеть горло.
Тишина.
Мы пристально смотрим друг на друга.
У меня сдавливает горло, и горячие слезы жгут глаза.
- Это неправда, – хрипло шепчет он, я его едва понимаю. – Тогда было совсем другое… я хотел… твоя мать… мне жаль!
Я трясу головой.
- Избавь меня от этого!
- Нет, послушай меня, пожалуйста. Я люблю Беттину, я не хочу бросать ее, никогда! – В полном отчаянье он хватается за голову и искренне смотрит на меня.
Он выглядит таким растерянным, будто мальчишка, что прячется где-то глубоко внутри каждого взрослого, наворотил дел и не может теперь справится сам, своими силами.
- Ты изменяешь ей. – Мое утверждение звучит холодно, как лед.
- Я знаю …
- Ты спишь с другой женщиной.
- Я знаю, но…
- Что но? Как ты можешь говорить, что любишь ее и одновременно делать такое? Да еще и с ее подругой!
Он снова вздыхает и начинает беспокойно метаться по комнате.
- Все не так просто. Наш брак… я люблю Беттину, но иногда… Она не счастлива по-настоящему, и я не понимаю, чего ей не хватает, и не знаю, как мне дать ей еще больше любви. Постоянно из кожи вон лезу, чтобы быть идеальным, и постоянно чувствую, что облажался. Я прилагаю всевозможные усилия, пытаюсь удивить ее подарками, совместными романтическими выходными, осыпаю ее комплиментами… Не представляю, что делаю неправильно, она притворяется, что рада, но я не вижу настоящего счастья. Это бег по кругу.
Он действительно в отчаянии и грустно смотрит на меня.
А у меня чувство, как будто я только что первый раз в своей жизни действительно увидел его. Не образ Йоахима Циглера, а человека. Сорокалетнего мужчину, который несчастливо влюблен и не знает, как быть дальше.
Я осторожно делаю маленький шаг к нему.
- Ты ей об этом когда-нибудь говорил? – тихо спрашиваю я.
- Нет. Это не так уж просто…
- Почему не просто?
- Я… ох, понятия не имею. Мы женаты уже семь лет, у нас общая семья и быт… не знаю…
Мы снова молчим.
- Как-то вечером я заехал к Айхель. Настроение было ужасное, складывалось такое чувство, что наши отношения с Беттиной просто зашли в тупик. Мы выпили красного вина - Ясмин, Маттиас и я. Потом Маттиасу позвонили и вызвали на неотложный случай в клинику. Так что мы с Ясмин оказались одни. Зашёл разговор о наших браках. Ясмин тоже несчастлива, потому что Маттиас много работает и почти не бывает дома, и… так одно к одному… Это было месяца три назад.
- Уже три месяца?
- Да.
- А где вы всегда встречаетесь? Здесь, в школе, где вас может увидеть кто-нибудь из учеников, учителя или, чего доброго, Мария и Алекс? – Я с упреком смотрю на него.
- Нет-нет, сегодня впервые. Вообще-то, я просто хотел забрать ее с работы и пригласить перекусить… Беттина и дети знают, что мы иногда вместе обедаем… мы не собирались целоваться, мы, вообще-то, такого не делаем прилюдно!
- В высшей степени деликатно и тактично, мне кажется. Действительно мило – то, как ты заботишься о своей семье! – я иронично вздергиваю брови.
Признавая поражение, отец поднимает руки.
- Ты прав! – В полном отчаянии он падает на стул.
- Что теперь будет? – он устало смотрит на меня. Я пожимаю плечами.
- Ты скажешь Беттине? – его голос звучит хрипло.
- Должен бы, наверное, - глухо отвечаю я и чувствую себя плохо.
- Она бросит меня! - выдыхает он.
- У нее есть на это основания.
Он прячет лицо в ладонях и молчит.
Мне его жаль. Неважно, что он сделал, - он мой отец, он расстроен, и мне его жаль.
Нерешительно приседаю на корточки перед стулом, на котором он сидит. Беру его за руки, отвожу их от лица и смотрю в покрасневшие глаза.
- Ты ее любишь?
Он кивает.
- Ты хочешь за нее бороться?
Он снова кивает.
Я думаю о Тимми и Эмме, о Марии и Алексе, о нашей семье, потому что, как бы странно иногда ни вели себя люди в этом доме, мы, несмотря ни на что, семья, и за нее стоит побороться, пока еще есть надежда.
- Я помогу тебе, - серьезно говорю я. - Не потому, что ты этого заслуживаешь, а потому, что мы, дети, заслуживаем расти с папой и мамой в любящем окружении… и потому что мы вас любим!
Он слабо улыбается, но я понимаю, как он мне благодарен.
- На этом интрижка с Ясмин закончена! – строго говорю я и дерзко смотрю на него.
Он быстро кивает.
- Хорошо!
По-прежнему не выпуская его рук, я с трудом поднимаю его на ноги.
Мы стоим напротив друг друга.
- Спасибо! – Он смотрит мне прямо в глаза.
- Да ладно!
Я замечаю в его лице нерешительность, потом он, кажется, отбрасывает сомнения и грубовато притягивает меня в крепкие объятия.
Удивленно и смущенно я обнимаю его в ответ.
Несколько секунд мы стоим крепко обнявшись.
Мое сердце громко стучит. Я так долго ждал этого момента…
Мой отец!
- Нам надо идти, Алекс и Мария ждут меня у машины, - бормочу я, покраснев, когда мы отступаем друга от друга.
Он кивает, и мы молча покидаем класс.
У стеклянных входных дверей мы сталкиваемся с Алексом и Марией.
Они удивленно смотрят то на Йоахима, то на меня. Интересно, мы выглядим сейчас так же, как себя чувствуем, - эмоционально возбуждёнными?
- Я уже подумал, что ты без вести пропал в подвальных катакомбах, - бормочет мне Алекс, прежде чем обратиться к отчиму.
- Что ты тут делаешь?
Йоахим глубоко вздыхает, ему надо несколько секунд, чтобы собраться.
- Я пришел пешком из офиса, чтобы с вами вместе поехать домой. Подумал, что вы, наверное, обрадуетесь, это все же ваш первый учебный день… первый учебный день Тоби… и я взял отгул на вторую половину дня.
- Правда? – Мария сияет, и Алекс тоже улыбается.
- Мама и малыши обрадуются, ведь ты тогда сможешь поехать с ними на конный спорт, - предлагает Алекс.
Йоахим кивает.
- Отличная идея, - считаю я, и Йоахим кидает на меня быстрый взгляд.
Всю дорогу до парковки и поездку до дома нам приходится выслушивать жалобы Марии. Она считает, что три раза в неделю заниматься после обеда – это уже слишком, и учителя их просто эксплуатируют.
Пока она несет вздор и бранится, Йоахим, Алекс и я молчим. Вообще-то, в душе все ей благодарны за то, что она не дает нам и слова вставить, так что мы можем предаться своим тяжелым раздумьям…
Йоахим паркуется прямо перед белыми гаражными воротами.
- …и что говорит эта старая высохшая карга?! «Не переживайте так, госпожа Циглер, для того, чтобы стать косметичкой, этого вполне достаточно…». Эй, мне кажется, это уже наглость полная. Правда, моя учительница английского такая тупая овца! – фыркнув, Мария хлопает дверцей и идет следом за Алексом к дому.
- Может, нам с мамой поговорить с этой учительницей? – спрашивает Йоахим, но как-то рассеянно.
- Нее, я справлюсь, - Мария трясет головой и ждет, пока Алекс откроет дверь.
Мы входим. Мария и Алекс сразу же поднимаются по ступенькам на второй этаж, Йоахим медленно снимает пиджак, а я некоторое время рассматриваю его спину, прежде чем молча повернуться и идти на кухню.
Больше всего я хотел бы сесть у Марты за большой кухонный стол, выпить вкусного кофе и просто расслабиться. Немножко передохнуть.
Гм, передохнуть – не самая хорошая идея. Чем ближе я подхожу к кухне, тем противнее начинает вонять…
В воздухе висит раздражающий горло запах - пахнет сгоревшей едой.
С тех пор как я здесь живу, у Марты еще никогда ничего не подгорало.
Уф, воняет просто ужасно!
В кухне висит плотный дым, он жжет глаза, заставляя жмуриться, и царапает горло. Я кашляю.
- Марта?
Тихий всхлип.
- Марта? – растерянно оглядываюсь в задымленной кухне.
Обойдя вокруг широкой стойки, я замечаю Беттину.
Она стоит на коленях перед открытой духовкой. В руках у нее пара прихваток и круглая форма для выпечки.
В форме, черное и обугленное, дымится тесто.
- Что случилось? – тихо спрашиваю я.
Беттина смотрит на меня покрасневшими глазами, потом поднимается и ставит на стол загубленный пирог. Она трет тыльной стороной руки лицо.
- Я хотела испечь пирог, но он… он не получился. – Она поворачивается ко мне спиной и тихо всхлипывает.
Я медленно подхожу, замираю совсем рядом с ней и разглядываю черную штуковину перед своим носом.
- Я все сделала точно, как в рецепте из кулинарной книги. Это казалось, вообще-то, совсем просто, сдобный пирог для начинающих и все же… я хотела для вас… - Ее голос становился все тише.
Не знаю, что и сказать, лишь неуверенно смотрю на нее.
В ее серых глазах стоят слезы, светлые пряди падают на лицо.
Она не решается на меня посмотреть.
Вдруг она быстро трет глаза, еще раз тяжело вздыхает, берет прихватки и несет форму для выпечки в сторону помойного ведра.
- Ну, теперь уже все равно…
Она просто хочет его выбросить…
- Подожди! – я удерживаю ее за руку. – Не так быстро. Он же только немного подгорел, но это не беда!
Не обращая внимания на ее возражения, я хватаю полностью испорченный пирог и ставлю его обратно на стол. Вытаскиваю его из формы и достаю из выдвижного ящика большой острый кухонный нож.
- Так, вот увидишь, на вкус он наверняка просто замечательный! – Я отрезаю три-четыре ломтика, и при этом мне приходится поднапрячься, потому что пирог тем временем стал твердым, как камень. Блин, чего же она туда намешала? Бетон?
- Тоби, оставь, пожалуйста. – Смирившись, Беттина наблюдает, как я мучаюсь с пирогом.
- Почему же? Я люблю пироги! – Беру кусок и решительно откусываю.
- Нет, Тоби, это нельзя есть.
- Наоборот, - чавкаю я, – вкус превосходный!
Это преувеличение! Нет, ложь! Абсолютная ложь!
У пирога вкус древесного угля, или даже еще хуже, не знаю. Действительно не знаю, как заставить себя проглотить этот кусок, но я не подаю вида и продолжаю жевать с улыбкой на губах.
Беттина смотрит на меня отчасти шокировано, отчасти обрадованно и, наверное, чуть-чуть растроганно и опять пытается забрать у меня из руки кусок пирога.
- Ты испортишь себе желудок! – улыбаясь, предупреждает она меня.
- Совершенно точно, если съем весь вкусный пирог в одиночку!
Она смеётся.
- Боже, что тут случилось? – кашляя, в кухню входит Йоахим.
Взгляд Беттины опять грустнеет.
- Я хотела испечь пирог… не получилось, - тихо говорит она.
Йоахим обнимает ее.
- Не переживай. Если ты хотела пирог, то почему не позвонила мне, я бы по дороге домой заехал в кондитерскую и купил бы твоих любимых пирожных.
Она кивает и вымученно улыбается.
- Хорошо!
Йоахим кажется доволен таким ответом. Он ничего не понял…
- Но пирог же вовсе не испорчен! – раздраженно смотрю на обоих. – Он вкусный… немного необычный, но хороший. И если ты его еще пару раз сделаешь, то с каждым разом будет получаться всё лучше и лучше. Давай, ты должен его попробовать. Пап!
Они оба пораженно смотрят на меня. Беттина переводит взгляд с отца на меня, а папа с трудом закрывает рот от удивления.
Но потом берет себя в руки, кивает, глядя мне в глаза.
- Ты прав, в любом случае, я сперва хочу его попробовать. – Он берет отрезанный кусок и заталкивает в рот.
- Нет, Йоахим, и ты туда же! Вам будет плохо. – Кажется, Беттина не знает, то ли ей смеяться, то ли плакать.
- Мммммммммммммм! –мычит мой отец и для ясности поглаживает себя рукой по животу. Но его страдальческое выражение лица говорит совсем о другом.
Он выглядит так смешно, что мы с Беттиной не можем удержаться и хохочем.
- Вы все же сумасшедшие! – смеется Беттина, ее глаза влажно блестят.
Папа снова обнимает ее и целует в волосы. Она продолжает смеяться.
- Пап, пап, ты дома! Пойдешь с нами на конюшню к пони? – с радостными криками в кухню влетают Эмма и Тимми. Папа наклоняется и дает им себя обнять.
- Конечно, я пойду с вами, вы рады?
Малыши с восторгом хлопают в ладоши, и Беттина снова сияет.
Я смотрю на них, как они стоят так близко друг к другу и улыбаются.
Тогда, давно, я был слишком мал, чтобы бороться за свою семью, сегодня я могу - и сделаю это. Я буду бороться! Чтобы мы все были счастливы…


*канал SAT1 - немецкий открытый канал. Большую часть времени занимают ток-шоу.
*Траумманн/Траумфрау - игра слов – мужчина/женщина моей мечты
*Дже́ксон По́ллок - американский художник, идеолог и лидер абстрактного экспрессионизма
Поблагодарили: NellaBlue, VikyLya, Georgie, KuNe, Жменька, Lastima, Mari Michelle, Peoleo, DgeMer, Alexandraetc, bishon15, lenivaya, kazyafka, sta222, TTLaLaTT, Aneex, БертаЕ, nonchance, Moonik, allina99, angele, Лиам, Kaze no Iro, Jinn, sevele, karellica, AleksM, VESNA545, Азия Вебер, Soubi, heise, Айена, kubik rubik, lazy Jack, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kaze no Iro
  • Kaze no Iro аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
Больше
30 Июн 2014 08:47 #247 от Kaze no Iro
Kaze no Iro ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Большое-большое спасиииииииибо!  :flirty2:

Умиленю нет предела! Момент с пирогом растрогал до слёз...
Все больше новых персонажей, а этот учитель немецкого явно мужчина с загадкой  :evil:
Удивляюсь, что у них там только Лена и Том догадистые)) как можно не заметить обожающе-восхищенные взгляды Бэмби?!) Тоби, Тоби, будь осторожен, не пались, вокруг тебя не только доброжелатели!
Даешь ревнового Алекса!!!!!!! Йаааахууу!  :clap: Вот бы он еще не губы надувал, а прижал Тоби в темном углу и зацеловал-залапал доходчиво продемонстрировал, что на сторону смотреть нельзя, атата!))
Все больше Тоби мне напоминает универсальный кусочек пазла...не всегда центральный, но тем не менее необходимый, чтобы картина стала полной. Он будто источник чистой воды под землей, и все тянутся к нему. Однако из-за того, что не спрятан глубоко, он очень уязвим.
Возвращаюсь в режим ожидания))

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Я хватаю свет, режущий глаза.
Прикрываю их кистью руки: обрывки утра
просачиваются сквозь пальцы. (с)
Поблагодарили: Georgie, denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
30 Июн 2014 10:51 #248 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Kaze no Iro, с возвращением в "мир живых") и все будет, но не очень скоро))
Поблагодарили: Kaze no Iro

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
30 Июн 2014 14:47 #249 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
denils, Ниныч, спасибо за новую главу семейного романа)))
Тоби настоящий примиритель. А отец... ну странно, почему с какой-то посторонней бабенцией можно легко завести интрижку, а с собственной женой поговорить по душам нельзя? Что-то мне с трудом верится, что папаня исправится. Сколько волка не корми...

Объясните мне, которая дуб дубом в немецком, что за игра слов с Баумманн и Боймхен?

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
30 Июн 2014 14:56 #250 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
VikyLya - наверное, плохо объяснила в примечании. Тоби ошибся, и вместо правильной фамилии Баумманн, назвал его Траумманн - мечта-мужчина) А Боймхен - это уменьшительно-ласкательное от его фамилии...
Поблагодарили: VikyLya, Georgie

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Июн 2014 17:20 #251 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
Большое спасибо за новую главу :frower: всегда читаю с большим удовольствием))
какой же умничка Тоби - горелые пироги героически кушает, а здесь родного ребенка не уговоришь - всё не то, да не так))

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
30 Июн 2014 18:07 #252 от denils
denils ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
allina99, Тоби добрый мальчик и не любит никого обижать))
Поблагодарили: allina99

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
30 Июн 2014 21:20 - 30 Июн 2014 23:12 #253 от Georgie
Georgie ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014
ААААААА!!!!!!!
Пропустила.
Где, где смайлик рвущий на себе волосы!


По-дурацки звучит, но Тоби таакой душечка. И немного ветренник - ни одного Траумманна не пропустит. ))

Вот и прояснилось немного с Йоахимом даже не подозревает, что отношения надо строить. Не знает как к жене подступиться, но легко становится жертвой скучающей красавицы. Изо всех сил старается соответствовать родителям Бетины и совсмем не задумывается что же действительно надо членам его семьи.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Июл 2014 16:30 - 01 Июл 2014 20:47 #254 от ninych
ninych ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014

VikyLya пишет: А отец... ну странно, почему с какой-то посторонней бабенцией можно легко завести интрижку, а с собственной женой поговорить по душам нельзя?


Завести-то, как раз, легко, мне кажется, а вот выстраивать отношения на протяжении долгого времени намного тяжелее. Не даром же и говорят "выстраивать", а строить всегда тяжело. Можно провести аналогию с победой: одно дело завоевать, другое дело - удержать. Как показывает ЧМ по футболу (в частности, пример сборной Испании), последнее гораздо труднее  :kaktus:
Это я к тому, что меня не особо удивляет то, что Йоахим, вместо того, чтобы налаживать отношения с женой, завёл интрижку с Ясмин. Всё-таки человек (как часть природы) идёт зачастую по пути наименьшего сопротивления. Ясмин его пожалела, он Ясмин - получили недостающее обоим внимание и психологическое удовлетворение, ну, с бонусами... Полегчало - и слава богу.

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
01 Июл 2014 20:07 #255 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Re: Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 18/66, upd 29.06.2014

ninych пишет: Полегчало - и слава богу.

Обычно это характеризует людей ограниченных и поверхностных. Плохо утвердившихся и не верящих в себя. Как хочешь, а Йоахим не вызывает у меня никакой симпатии. Отрадно, что даже такого отца Тоби пытается понять, научить быть лучше. Хотя сам не идеал - обыкновенный мальчик, но милый)))

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.