САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 66/66, upd 25.10.2020

  • blekscat
  • blekscat аватар
  • Wanted!
  • Мастер слова ОС
  • Мастер слова ОС
  • Чорная кошка дорогу перешла
Больше
13 Авг 2020 15:13 #901 от blekscat
blekscat ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 63/66, upd 19.07.2020
Девушки,большое спасибо за новую главу :spasibo:  :frower:  :frower:
Я очень рада,подняли настроение Ммуурр
Поблагодарили: denils, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • НеТоТато
  • НеТоТато аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
Больше
15 Авг 2020 18:35 - 15 Авг 2020 18:37 #902 от НеТоТато
НеТоТато ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 63/66, upd 19.07.2020
Добрый вечер!!!  :frower:  :frower:  :frower: Пришла поблагодарить за прекрасный перевод замечательной работы !!! Собираюсь с мыслями , чтобы поделиться впечатлениями :) Но вот спасибо сказать мне не терпится уже пару-тройку дней, за которые я открыла и погрузилась в эту историю  :lublu:  :lublu:  :lublu:
Поблагодарили: denils, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
27 Авг 2020 22:40 #903 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
ninych спасибо ) :lublu:
Глава 64. Вальс любви

Машина медленно едет вдоль длинной улицы.
Последние недели шел сильный снег. Сады, деревья, крыши домов и тротуары покрыты толстым белым одеялом.
Повсюду, где люди расчистили лопатами и метлами проходы, образовались большие снежные горы.
Улицы свободны. Перед нами черный мокрый асфальт. В некоторый местах дорога обледенела. Но папа не только поэтому едет очень медленно и осторожно.
Он придерживается ограничения скорости. Тридцать километров в час.
Мигнув, мы сворачиваем направо.
Этой холодной декабрьской ночью поселок освещен не только уличными фонарями.
Рождественские гирлянды повсюду или обвивают толстые ели, или привязаны к оконным рамам.
Желтые, красные, зеленые и розовые лампочки блестят и мигают в арках ворот, на цветочных клумбах и крышах домов.
Гирлянды то вспыхивают праздничными звездами, то пугающе безвкусным ярким Санта Клаусом.
Мы как раз проезжаем мимо дома, из палисадника которого слепит глаза северный олень в натуральную величину. Штуковина из пластика, а его круглый ярко-красный нос мигает.
Я тяжело вздыхаю и прислоняюсь головой к холодному автомобильному стеклу.
- Рудольф безумно уродлив, - тихо бормочу я. – Такой же ужасный, как и в последние пять раз…
Папа рядом со мной фыркает.
Он угрюмо что-то ворчит, но я не понимаю ни слова.
Вздыхаю еще раз.
Мы еле тащимся по улице.
Вон там снеговик высотой в человеческий рост, в черном цилиндре на голове.
Видимо, у детей, лепивших его, не было под рукой морковки, так что вместо носа его лицо украшает еловая шишка.
В соседнем саду стоит иглу, а в воротах припаркована красная семейная комби с налипшими на стекло снежками.
Мое внимание привлекает следующий сад. Вернее, огромная ель, растущая перед большим домом.
Она по меньшей мере метра четыре в высоту и от корня до макушки украшена тысячами пестрых круглых лампочек. Огоньки ярко сверкают. От вида гордого дерева во мне сразу же пробуждаются праздничные рождественские чувства.
- Карл нарядил елку? – спрашиваю я папу.
- Да, он это каждый год делает … - слегка рассеянно бормочет он.
Отец убирает ногу с педали газа. Мы едем медленнее.
Со скоростью пешехода подъезжаем к дому.
Сад приближается.
Заснеженный и спокойный, он лежит в темноте. Я различаю вблизи террасы очертания снеговика…
За окнами горят огни. То и дело мелькают тени…
Карл очистил от снега и льда подъездную дорожку. Машины паркуются перед гаражом.
Я совершенно четко вижу входную дверь. На ней висит симпатичный круглый венок из еловых веток, украшенный красными бантами и золотыми звездами. Вижу его как на ладони.
А потом он исчезает из вида… и входная дверь исчезает… и гараж… и въезд… и дом…
Я опять вздыхаю и закатываю глаза.
- Пап…
Он не отвечает.
Молча нажимает на педаль газа, и мы опять едем по длинной улице.
Прочь от нашего дома.
Я поворачиваю голову и смотрю на отца.
- Пап…
- Помолчи! – раздраженно шипит он и бросает на меня мрачный взгляд.
Он знает, что я собираюсь сказать.
В конце концов, это уже в пятый раз…
Вздернув брови, складываю руки на груди. Да ради бога, если ему так нравится. У меня полно времени.
На следующем перекрестке он сворачивает направо. А через несколько метров опять направо.
Просторные сады, заснеженные и темные.
Красивые большие дома, тихие и празднично украшенные.
Я пытаюсь заглянуть в окна.
Что там сейчас делают?
Ранний вечер пятницы в начале декабря…
Вероятно, пекут рождественское печенье или уютно устроились на диване в гостиной перед телевизором и смотрят старые фильмы.
Да, замечательная картина.
Милая комната, освещенная толстыми красными свечами, возможно даже потрескивает открытый огонь в настоящем камине, и вся семья, закутавшись в теплые мягкие пледы и прижавшись друг у другу, сидит на диване.
Нежиться, лакомиться и расслабленно смотреть фильмы – что может быть прекрасней?
И я бы сейчас с удовольствием поменял свое место в темной машине на удобный диван. Но мы тут не в «Загадай желание!»*…
Папа опять включает указатель поворота. Мы опять поворачиваем направо.
И опять проезжаем мимо уродливого северного оленя.
Я подмигиваю ему.
- До скорого, Рудольф, - кричу ему сквозь закрытое окно. – Скоро увидимся…
- Ты действительно очень сильно помогаешь, - рассерженно рявкает папа. – Обязательно постоянно меня высмеивать?
- И вовсе я не высмеиваю, - защищаюсь я. – В конце концов, нет ничего, над чем бы я мог посмеяться. Конечно, не считая того, что последние полчаса мы ездили по кругу…
- Тоби… - угрожающе выдавливает он сквозь зубы.
Снеговик с еловой шишкой вместо носа взирает на нас круглыми черными глазами-пуговицами.
Мы подъезжаем к высокому дереву, стоящему в саду перед домом.
Папа опять притормаживает.
- Остановишься? – спрашиваю я его, пытаясь говорить мягко и терпеливо.
- Да… - шепчет он и слабо кивает.
- Хорошо. – Я тихо вздыхаю.
Машина подруливает к подъездной дорожке.
На двери висит милый рождественский венок.
Я вытягиваю шею в надежде разглядеть кого-нибудь за толстыми шторами. На кухне люди. Двигаются тени.
Папа тоже их видит. И дает газу.
Мы с шумом проносимся мимо нашего дома.
Опять.
Громко застонав, я закрываю глаза.
- И сколько раз ты еще собираешься это сделать? – спрашиваю я его.
Он не отвечает.
Я рассматриваю его профиль. Он выглядит напряженным и взволнованным. Мышцы горла судорожно сжимаются.
И мы снова объезжаем мирный поселок, едем по кругу и три раза сворачиваем направо.
Я даже не знаю, воспринимать ситуацию как смешную или скорее внушающую опасения.
Папа наконец решился попросить Беттину о разговоре.
Сегодня вечером он пришел с работы изрядно взбудораженным и заявил, что теперь время пришло. И хотя он выглядел крайне возбужденно, все же казался полностью уверенным в своем намерении.
Я пообещал ему полную поддержку и, само собой, предложил пойти с ним.
Так что мы вместе отправились в путь.
С каждым метром, приближающем нас к дому, нервозность отца возрастала.
Он становился все беспокойнее. Его мрачное лицо теряло решимость, а в глазах отражался лишь чистый страх.
В итоге он не затормозил перед нашим домом, а просто проехал мимо него.
«Хорошо, — подумал я, — объяснимо, я бы, вероятно, тоже не сделал бы по-другому».
И на второй раз поощрительно улыбнулся ему.
На третий раз я попытался мягко утешить.
На четвертый — объяснил ему, что этим он себе жизнь тоже не облегчит.
А на пятый раз я медленно, но верно начал терять терпение и не смог сдержать разочарованного фырканья.
Сейчас, после шести кругов катания на карусели, мне уже ничего не хотелось.
- Пап, видишь большую елку с огромным количеством лампочек? – спрашиваю я, указывая пальцем вперед.
- Хм…
- Мы там когда-то жили. Помнишь еще? Прошла всего пара недель. Как насчет того, чтобы остановиться на секунду и позвонить. Может, кто-то дома. Мы бы могли пожелать всем доброго дня и расспросить, сколько лампочек на этой гирлянде. Меня очень интересует точное количество.
Папа бросает на меня быстрый взгляд.
- Сейчас не лучший момент для твоего странного юмора, - бормочет он.
- Прости, я не хотел действовать тебе на нервы. Конечно, я понимаю, ты очень занят тем, что ездишь по кругу.
Папа поджимает губы и упрямо смотрит вперёд.
- А мы не могли бы изменить направление? – спрашиваю я. – Небольшие перемены не повредили бы. Я уже начинаю скучать.
- Считаешь, мне это доставляет удовольствие, что ли? – фыркает он, и его руки крепко обхватывают руль.
- Видимо, да, - огрызаюсь я.
Он скрипит зубами.
- Это, черт побери, слишком тяжело для меня… - выжимает он из себя.
- Я знаю, но…
- Я боюсь… я не знаю… что мне сказать? – на его лице отражается неуверенность. Он нервно проводит правой рукой по глазам.
- Пап, мы же все обсудили, - пытаюсь я его успокоить. – Когда увидишь Беттину, сразу же поймешь, что хочешь сказать.
- Ни за что не пойму. – Он сильно трясет головой. – Наверное, у меня все начисто вылетит из головы…
Со скоростью черепахи мы подкатываем к дому. Теперь мы уже находимся на уровне большого дерева…
- Я не могу… - бормочет папа и снова качает головой.
- Да брось ты, - говорю я. – Что подумают соседи, если ты тут как сумасшедший будешь нарезать круги?
- Что характерно, тебя интересуют лишь болтовня и мнение соседей, - цинично заявляет папа. – Ты такой сноб, Тобиас.
- Смешно, - признаю я и складываю руки на груди. – Свой вновь обретенный юмор ты сейчас сможешь испробовать на Беттине. Остановись и будь мужчиной. Попытайся, по крайней мере.
Он бросает на меня злющий взгляд, но потом на самом деле жмет на тормоз.
Он останавливает машину у обочины и выключает двигатель.
- Отличная работа, - хвалю я его. – Возьми с полки пирожок.
Папа не отвечает. Он молча сидит на водительском сидении и тупо пялится в лобовое стекло. И не шевелится.
Пошел снег.
Сейчас, поскольку в машине выключено отопление салона, холод лезет во все щели и становится неуютно.
- Пошли внутрь. – Я отстегиваюсь и открываю дверцу. – Пап?
Он даже не делает попытки последовать за мной.
- Пожалуйста, - я умоляюще смотрю на него.
- Я еще не готов… - тихо бормочет он. Его голос звучит хрипло и тонко.
- Но раньше…
- Раньше было раньше, - резко говорит он. – А сейчас – это сейчас… сейчас я здесь и… и внезапно все стало таким реальным… больше не голая теория…
Я знаю, что он имеет в виду.
Я понимаю его.
- Ладно, - вздыхаю я. – Тогда поехали. – Громко хлопнув, я закрываю дверь автомобиля. – Я не могу тебя заставить.
Осторожно кладу руку ему на плечо.
- Но не забывай, что у тебя уже не так много времени. Если ты сейчас не среагируешь, если как можно скорее не покажешь, что она для тебя значит, то Беттина с близнецами, Алексом и Марией уедет в Америку и будет там строить новую жизнь вместе с Маркусом. Я не хочу, чтобы ты потом жалел…
Папа рассматривает свои руки, лежащие на коленях.
Он глубоко вздыхает. Очень глубоко. Потом с шумом выпускает воздух из легких и рывком открывает дверцу машины.
Он выходит. Я торопливо следую за ним.
Холодный зимний ветер задувает в лицо.
Снежинки кружат в воздухе и блестят в свете уличных фонарей. Дико вращаясь, они падают на землю, опускаются нам на волосы и плечи.
Мы медленно пробираемся к дому. Наши ботинки оставляют на свежем снегу изящные отпечатки.
- Так много машин… - бормочет папа, когда мы тащимся по подъездной дорожке. –Похоже, у них сегодня гости.
Он прав. Меня тоже удивляют припаркованные автомобили. Я их до этого даже не заметил.
- Я же не смогу поговорить с Беттиной, если у нее полон дом народа, - заявляет папа и останавливается прямо посреди дорожки. – Действительно, неудачное время… совершенно неуместно…
Он явно испытывает облегчение и рад внезапному и крайне удобно подвернувшемуся предлогу.
- Мы уже на месте, - пытаюсь переубедить его я. – Поэтому мы можем все же позвонить и поздороваться. Если мы помешаем, нам дадут это понять. По крайней мере, хотя бы продемонстрируешь свои добрые намерения.
Папа решительно качает головой.
- Нет, очень неблагоприятный момент. Надо было позвонить…
Он поворачивается на каблуках и собирается вернуться к машине.
Я крепко хватаю его за рукав пальто.
- Пап, прошу тебя, не валяй дурака!
- Я не валяю, - шепчет он. – Я просто не могу…
- Всегда найдутся какие-нибудь отговорки, с помощью которых ты попытаешься улизнуть от разговора с Беттиной. Сперва время суток, потом погода, лунный календарь с предостережением от конфронтации, или твой гороскоп напророчит разрыв, а свидетели Иеговы — конец света.
- Это совсем не так, - шипит папа. – Но…
В этот момент раздается шорох, и мы вздрагиваем.
Открывается входная дверь.
Мы с папой в панике оборачиваемся.
В дверях стоит крайне удивленный Алекс с сигаретой в уголке рта.
- Что вы тут делаете? – грубо спрашивает он.
- Я… в общем… - заикается папа, и у него чуть-чуть краснеет кончик носа.
- И тебе тоже прекрасного вечера, - подчеркнуто дружелюбно приветствую я Алекса.
- Доброго… - бормочет он и виновато жмуриться.
- Мы собирались лепить снеговика, будешь с нами? – невинно спрашиваю я и показываю на белые, похожие на кристаллы хлопья, которые, поблескивая, густо падают с неба.
Алекс бросает на меня «ха-ха-очень смешно» взгляд и закуривает.
- Что вы тут делаете? – низким голосом повторяет он свой вопрос, холодно глядя на папу.
И опять я тот, кто отвечает.
- Да мы ездили за покупками и тому подобным и как раз проезжали мимо – пару раз – и подумали: почему бы не остановиться и не пожелать семье доброго вечера?
Алекс по-прежнему сверлит папу холодным взглядом.
- У нас гости, - говорит он.
- Мы это уже заметили, - говорит папа, указывая на припаркованные машины. – Не будем мешать и поэтому, пожалуй, лучше пойдем…
- Нет, - строгим голосом говорю я. – Кто знает, сколько кругов тебе потребуется в следующий раз, прежде чем ты снова решишься тут остановиться…
Я поворачиваюсь к Алексу и с не терпящим возражения тоном заявляю:
- Мы бы хотели зайти и немного погреться. На улице холод собачий, и я практически отморозил задницу.
С ехидством усмехнувшись, Алекс затягивается сигаретой.
- Это было бы настоящим несчастьем… - тихо бормочет он, чтобы не услышал папа.
Потом размашистым движением руки указывает на открытую дверь.
- Думаю, вход вы сами найдете.
Я улыбаюсь и подталкиваю папу к двери.
- Спасибо! – шепчу я, проходя за папой мимо Алекса.
- Гм, - хмыкает он. – Посмотрим, кто из нас двоих быстрее пожалеет…
Не знаю, что он имеет в виду, но у меня нет времени, чтобы спросить, что значат его слова, потому что меня отвлекает короткий, но очень радостный вскрик.
В прихожей стоит Марта и со слезами на глазах улыбается нам.
- Йоахим, Тоби, как я рада вас видеть! - Она протягивает к нам руки и прижимает к своей пышной груди сперва меня, потом папу. – Как у вас дела? Почему такие худые? Вы же хорошо питаетесь? Определенно, только вредным для здоровья фаст-фудом, – она осуждающе качает головой и озабоченно смотрит на нас.
- У нас все хорошо, Марта, - с улыбкой успокаивает ее папа. – А как ты?
- Не могу пожаловаться, - заявляет Марта и стряхивает с пальто папы снег и лед. – Ну, многое изменилось… в последнее время… да ты и сам имеешь представление…
Ее взгляд становится серьезным. Она грустно смотрит на него.
Отец горячо кивает.
- Да, конечно…
- Ну, хватит об этом, - говорит она и, покачав головой, заставляет себя радостно улыбнуться. – Давайте сюда ваши куртки, я их повешу, и пойдем сразу на кухню. Наверняка вы замерзли и хотели бы попить чего-нибудь горяченького. Как насчет кофе? Или лучше чай? Алекс, - Марта обращается к Алексу, который как раз закрывает позади нас дверь, - пойди и скажи маме…
Он кивает.
Я протягиваю Марте свою куртку и пытаюсь поймать взгляд Алекса, проходящего мимо меня в гостиную.
Мы быстро переглядываемся.
Мне бы так хотелось поцеловать его и обнять …
Потом он исчезает.
На кухне царит невероятный беспорядок.
Посуда стопками сложена у мойки, на плите готовятся незнакомые блюда в больших горшочках, огромное количество печенья, пирожных и закусок размещено на серебряных подносах, стоящих наготове на стойке.
- И что же тут случилось? – озадаченно спрашиваю я. – Ожидается Ангела Меркель? Или Иисус Христос?
- Ни тот, ни другой, - посмеиваясь, говорит Марта. – Через несколько недель Полманны будут праздновать золотую свадьбу, и на празднике, конечно, будут танцевать…
- Йо, рок-н-рол, бэби, - ухмыляясь, вставляю я.
- Думаю, они все же предпочитают классический вариант, - со смехом поправляет меня Марта. – Танго, вальс, фокстрот… ну полный набор стандартных танцев. И по этой причине на сегодняшний вечер они пригласили учителя танцев. Они хотели бы слегка освежить навыки.
Марта протягивает сперва папе, потом мне по кофейной чашке.
- И теперь они оба скачут по гостиной, пока мужчина с черными усами и деланным французским акцентом стоит в стороне и все время говорит: раз-два-три и раз-два-три? – насмешливо спрашиваю я и хватаю особенно соблазнительно выглядящее печенье.
- Нет, - говорит Марта, забирая у меня печенье из рук. – Они пригласили кое-кого из родственников и знакомых.
- Полный дом… - стонет папа и закатывает глаза. – Нам действительно стоит уйти…
Прежде чем Марта и я успеваем удержать его, он ставит чашку на стол и устремляется к двери из кухни.
- Пап, подожди, - кричу ему вслед.
Он лишь качает головой.
- Это была дрянная идея, - бормочет он.
- А вот и нет.
Он пересекает холл и прямым ходом направляется к гардеробу.
- У меня нет ни малейшего желания столкнуться с Эрвином и Лидией. – Отец роется в разномастных куртках и пальто.
Хорошо его понимаю, правда.
Я и сам не поклонник Полманнов и с удовольствием отказался бы от встречи с ними. Но все же…
- Пап, пожалуйста… - говорю я и кладу руку ему на плечо.
- Пожалуйста что? – тихо фыркает он, сверкнув глазами. – Пожалуйста, дай себя добить? Пожалуйста, позволь себя унизить? Пожалуйста, вонзи себе нож в живот и побегай босиком по битому стеклу?
- Папочка! – громкий высокий крик заставляет нас вздрогнуть.
Мы поворачиваемся и видим Эмму, появившуюся в дверях гостиной. Она счастливо улыбается, ее серые глаза широко распахнуты от радости.
- Привет, моя сладкая, - ласково здоровается с ней папа. Он заставляет себя весело улыбнуться, встает на колени и протягивает руки. Эмма бежит к нему и порывисто бросается ему на грудь.
- Папочка, а мы все танцуем, - взволнованно рассказывает она. – Бабушка, дедушка, мамочка… все…
- Прекрасно, - говорит папа и прижимает к себе детскую головку. – Нравится?
- Да, - сияет Эмма.
- Ужасно нравится, вы должны непременно сами попробовать. – Со сложенными на груди руками и широкой улыбкой на лице в холл неспешно входит мама. – Привет, - здоровается она и целует меня в щеку.
- Привет, мам, - я даю ей себя обнять. Когда она от меня отступает, мой взгляд падает на ее длинное, пестрое шелковое платье, множество звенящих и дребезжащих жемчужных цепочек и серьги-ракушки. – Ты выглядишь невероятно… обалденно… - я широко улыбаюсь.
- Спасибо, - улыбаясь, говорит она и поворачивается вокруг себя, чтобы я мог полюбоваться ею со всех сторон. Ее цепочки и браслеты громко звенят. – Просили «красивый вечерний наряд».
Она кивает и многозначительно вздергивает бровь.
- Люди такие ограниченные, - со снисходительной улыбкой добавляет она. – Им просто не приходит в голову мысль, что «красивый вечерний наряд» для разных людей означает не одно и то же. Восприятие чего-либо как «красивое», зависит скорее от личного мнения и, конечно, соответствующей культурной среды. Но эти глуповатые люди так эгоцентричны, что думают, что весь мир должен подчиняться им. Они считают, что их виденье и мнение о культуре и обществе являются стандартом мира. Глупость. Если бы мы были в Африке, то понятие «красивый вечерний наряд» означало бы, что мы должны голыми в диком боевом раскрасе скакать вокруг костра.
Я смеюсь.
- Тогда Полманны должны радоваться, что на тебе вообще что-то надето, - весело говорю я.
- Правильно, - кивает мама. – Я некоторое время подумывала, не прийти ли в юбчонке из соломы, но Беттина упросила этого не делать.
Папа качает головой.
- Анна, ты невозможна.
- А ты трус, Йоахим. Разве ты не собираешься опять сбежать?
Эмма поднимает свою маленькую головку и с вопросом смотрит на папу.
- Папочка, ты не хочешь остаться? – ее голос звучит печально и испуганно. – Есть пирожные и мармеладные мишки.
Папа тронут молящим взглядом дочери. Он нежно гладит ее по светлым ангельским волосам и тихо вздыхает.
- Ты слышал? – я пихаю локтем папу в бок. – Мармеладные мишки… ну разве это не повод остаться?
- Да, вкусно… - шипит папа и бросает на меня злобный взгляд.
- Ну тогда… - мама воодушевленно хлопает в ладоши. – Вперед, к мармеладным мишкам!
Мы с папой и Эммой идем следом за ней в гостиную.
Большое помещение сложно узнать.
Вся мебель, удобные диваны, широкие кресла и стеклянный столик убраны из комнаты, точнее сдвинуты в сторону.
Возникло свободное пространство. Место действительно замечательно подходит для урока танцев в небольшом кругу.
Вот только «круг» не такой и маленький.
Когда Марта говорила о стариках-Полманнах и паре родственников и друзей, я посчитал, что горсточка пенсионеров будет шаркая ногами и покачиваясь танцевать в гостиной, но я заблуждался.
Помещение слегка затемнено. Только красивые торшеры сеют уютный свет и создают расслабленную атмосферу.
Низкая этажерка приспособлена под небольшой буфет, стеклянная сервировочная тележка служит передвижным баром.
На придвинутых к стене диванах сидят гости и тихо беседуют. Кое-кто наслаждается приготовленными Мартой вкусностями и набивает рты закусками и выпечкой, а остальные медленно скользят в танце по паркету.
В гостиной собралось по меньшей мере человек сорок.
Большинство, кажется, живут в том же узколобом мире, что и Эрвин с Лидией Полманн. Повсюду дамы в элегантных вечерних платьях и мужчины в галстуках или бабочках.
Наш приход пока не заметили.
Слишком увлечены плавным вальсом и вкусным угощением.
Папа тихо стонет. Он выглядит нездорово бледным.
Сейчас, стоя рядом с ним, я понимаю весь масштаб этого мероприятия и вдруг тоже прихожу к мнению, что отступление было не такой уж плохой идеей.
Но для этого у нас уже нет возможности.
- Пойдем, папочка, - кричит Эмма, хватая его за руку. – Покушаем.
Судя по папиному выражению лица, в данный момент он не способен к приему пищи. Он выглядит так, будто размышляет, успеет ли он все же добраться до ближайшей ванной комнаты или его вытошнит прямо здесь.
На другом конце комнаты, поблизости от буфета, стоят Беттина, Мария, Тимми, Елена и Алекс. Они шепотом переговариваются. Щеки у Беттины покраснели, и она выглядит очень взволнованной. Мария тоже возбуждена. Лишь Алекс, как обычно, демонстрирует безразличную мину.
- Эй! – кричит мама, пересекая танцпол и дико размахивая руками. – Беттина, смотри-ка, кто пришел…
Не только папа, но и Беттина сильно вздрагивают при виде друг друга. Их взгляды встречаются, и сразу же один из них еще сильнее краснеет, а второй, соответственно, еще сильнее бледнеет.
Мама радостно пропихивается между танцующими парочками, которые с любопытством пялятся на нас, и прямиком направляется к Беттине и ее детям.
- Привет, папочка, - кричит Тимми и смеется.
- Привет, мой маленький. – Папа обнимает мальчика. Его руки дрожат.
Застенчиво и нерешительно улыбаясь, Мария тоже подходит к нему и дает себя обнять.
- Как дела, дорогая? – тихо спрашивает отец.
- Хм… - Она заставляет себя кивнуть.
Я улыбаюсь Елене и потом приветствую Беттину, что не так уж и легко, потому что за меня крепко ухватился Тимми. Обхватив меня руками за пояс, он утыкается лицом в мой свитер.
- Привет, - смущенно говорю я Беттине.
- Привет, Тоби. – Она целует меня в щеку.
- Прости, что заглянули без предупреждения, но… мы подумали, что раз уж были поблизости… - я пожимаю плечами.
- Все хорошо… - бормочет она, убирая мне со лба прядки волос.
Тимми все еще висит на мне, так что приходится следить за тем, чтобы не споткнуться, когда я отхожу в сторону, чтобы папа мог поздороваться с Беттиной.
Настроение более чем напряженное. Нам всем сейчас, пожалуй, хотелось бы оказаться где-нибудь в другом месте. Смущенно и неловко пытаемся уклоняться от взглядов друг друга и избегаем смотреть кому-нибудь в лицо.
- Привет, - наконец хрипит папа.
- Привет, - пищит Беттина.
- Прекрасно, - мама хлопает в ладоши. – Выполнен первый шаг к человеческой коммуникации.
Я предостерегающе смотрю на нее.
- Что такое? – тихо спрашивает она.
- Йоахим? – Я вздрагиваю от звонкого голоса Лидии Полманн. Распахнув руки, с фальшивой улыбкой на лице она подходит к папе. – Вот так сюрприз.
Заметно, что папе не по себе.
Он дает ей себя обнять.
- Как мило, что ты пришел. – В ее глазах лед.
- Да… простите, если я вас…
- Нет, нет, нет, - сразу же прерывает его Лидия, даже не дослушав, что он собирается сказать. – Я рада такому сюрпризу, правда. – Опять эта улыбка. – Если я правильно помню, ты прекрасный танцор, Йоахим. И наверняка готов оказать помощь дамам. Мы слегка потеряли форму, – она смеется звонко и неестественно.
Мама отвечает на ее смех так же громко и фальшиво.
Я щиплю ее за предплечье.
- Мам, пожалуйста…
- Что такое? - спрашивает она, непонимающе глядя на меня. – Здесь все так делают, Тоби. Тут смеются высоко и сдавленно, говорят четко и гнусаво. Это стандарт. Я лишь приноравливаюсь…
Мама многозначительно мне подмигивает, потом берет Тимми за маленькую ручку, всё ещё крепко сжимающую мой свитер.
- Давай-ка, Тимми, - со слащавым притворством тянет она, – сходим к мармеладным медвежатам. Я слышала, они просто превосходны.
Тимми радостно смеется. Похоже, его веселит мамина игра. В компании близнецов и Елены мама направляется в сторону буфета.
- Поговорим позже… - шепчу я Елене, когда она проходит мимо. Она кивает и улыбается.
- А мы тоже не будем стоять без дела, да? – Лидия кладет руку Марии на плечо. – Думаю, твой троюродный брат хотел бы с тобой потанцевать… он стоит вон там. Патрик? Эй, эй… - она кивком подзывает крупного долговязого парня. Шаркая ногами, он подходит, но выглядит не слишком вдохновленным.
Лидия выпихивает Марию и Патрика на танцевальную площадку, и оба, поникнув, с мрачными лицами встают друг напротив друга.
- Наш Алекс, конечно, уже занят, - заговорщицки усмехаясь, заявляет Лидия и с гордость смотрит на внука.
- Бабушка, я… - начинает Алекс низким голосом, но Лидия его сразу же прерывает.
- Ни слова больше, Александр. – Теперь ее взгляд становится увереннее, жестче… строже. – Я знаю, что ты порвал с Аней. Молодые люди в твоем возрасте иногда подвержены настроению и не всегда знают, чего хотят. Но могу тебе обещать, что позднее, через пару лет, сильно пожалеешь о своей ошибке. Аня прекрасная девушка. Умная, элегантная, симпатичная и из очень хорошей семьи. Лучшей не найдешь. И кроме того, мы давно пригласили ее и ее семью на золотую свадьбу. Нынешняя ситуация может стать неприятной. Для тебя, нас, девушки и ее семьи. Мы не можем позволить себе еще одного скандала и прочих неприятностей… - она бросает на Беттину быстрый холодный взгляд.
Алекс стискивает зубы. Он невероятно напряжен. Его руки сжаты в кулаки.
- Бабушка… - тихо говорит он.
- Александр, будь благоразумен и думай о репутации, которую потеряют твоя мать, бабушка и дедушка, братья и сестры, - шипит Лидия. – Иди и танцуй с Аней!
Беттина успокаивающе кладет ему руку на предплечье и умоляюще смотрит на него.
Он тяжело вздыхает. С опущенной головой он проходит мимо бабушки и вступает на танцпол.
Я смотрю ему вслед.
Мое сердце громко колотится.
Это причиняет боль.
Потому что в нем столько эмоций, столько чувств, которые рвутся наружу, которые требовательно просят внимания.
Бедное сердце перенапряжено. Оно не знает, как это воспринимать.
Гнев? Да, я зол. Зол на старую ведьму, которая хочет навязать внуку подобающие отношения, не заботясь о его желаниях. Но я зол и на Алекса, который в очередной раз поджал хвост и по воле семьи играет в лживые игры… без оглядки на настоящие чувства…
Но в моем сердце есть и сочувствие тоже. Мне жаль Алекса. Он так отчаянно пытается угодить своей матери и сестрам с братом, во что бы то ни стало хочет им помочь, и при этом всегда пренебрегает самим собой…
И где-то глубоко внутри меня теперь подает голос печальное разочарование. Я думал, что-то изменилось. Я считал, Алекс понял, для чего предназначена жизнь. Разве он не утверждал, что ничто не сможет разлучить нас? Разве не говорил, что больше не даст себя согнуть? Сознаюсь, у меня была надежда на настоящие честные отношения. В школе ведь он поддерживал меня. Почему сейчас по-другому? Я заблуждался?
- Бедный мальчик совсем запутался, - шепчет Лидия и возмущенно смотрит на Беттину. – Он уже не понимает, что правильно, а что нет. Это из-за того, что ты своей жизнью подаешь ему такой пример.
У Беттины испуганное лицо.
- Я… - пристыженно бормочет она.
- Настанет время, когда ты опять возьмешь под контроль свою жизнь, - продолжает шептать Лидия. – И этот тупой художник ни при каких обстоятельствах не станет ее частью…
Потом она хватает папу за руку.
- Йоахим, ты непременно должен потанцевать с моей сестрой. Ольга будет очень рада тебя видеть. И твой сын… - она смотрит на меня как на безобразного коричневого жука. – Ну… он может пригласить Лариссу.
Я уже имел сомнительно удовольствие познакомиться с Лариссой.
Она дочь двоюродной сестры Беттины Адельхайд, ей пятнадцать, и природа наделила её грандиозным носом-крючком и огромными торчащими ушами.
Несколько минут спустя я уже нахожусь лицом к лицу с Лариссой на танцплощадке. Учитель — без усов, но с низким косым пробором и килограммом геля на волосах — возбужденно скачет вокруг нас и дико жестикулируя показывает, куда я должен положить руки.
- Не так низко, - кричит он, хватая меня за запястье. – Положи ладонь точно под лопатки партнерши. Не лапай даму ниже пояса, даже если хочется… - он заговорщицки смотрит на меня и усмехается.
Ларисса хихикает и краснеет.
Я кусаю нижнюю губу и мечтаю смыться.
Нет, обжимание с Лариссой на самом деле не то, чего бы я страстно желал. Она делает шаг ко мне и сразу же перенимает руководство.
Я действительно не понимаю, куда мне смотреть. На огроменный нос? На уши, как у Дамбо, или ее роскошный бюст, который она выпячивает.
Мама стоит у края танцпола, покачиваясь в такт с музыкой, и насмешливо смотрит на меня. Она восхищенно поднимает вверх оба больших пальца и одобрительно кивает.
Я закатываю глаза.
Мимо нас раскачиваясь проплывают Мария и Патрик.
Они выглядят так же нервно, как и я.
Папа танцует с пожилой дамой. Ей определенно уже за семьдесят, она неуклюже двигается, и ее сухое тело, похоже, согнулось от старости. Она практически висит у папы на руках и позволяет волочить ее по паркету. Папа выглядит глубоко несчастным.
Партнеру Беттины лет сорок пять, на нем очень дорогой костюм и он болтает с ней без перерыва. Она то и дело вежливо кивает, но, кажется, толком его не слушает.
Алекс стоит в нескольких метрах от меня рядом с привлекательной супружеской парой и… Аней…
Они беседуют. Мужчине и женщине, похоже, очень нравится Алекс, и они без остановки с интересом задают ему вопросы. Алекс вежливо отвечает и одаривает их своей идеально заученной улыбкой.
Аня сегодня бесспорно выглядит прелестно. Ее длинные темные волосы собраны на затылке в элегантный узел. На ней белое платье, которое на бедрах широко расходится, превращая ее в маленькую хрупкую балерину. Она восторженно улыбается Алексу, наконец кладет тонкую руку ему на предплечье и указывает на танцплощадку.
- Ай, смотри, куда наступаешь, - бормочет Ларисса, болезненно морщась.
- Прости, - лгу я. Мой взгляд по-прежнему прикован к Ане и Алексу.
Она вкладывает руку в его ладонь. Он обхватывает ее изящное тело, и они парят в такт с музыкой по паркету.
Они скользят совсем рядом с местом, где минуту назад прихрамывали мы с Лариссой.
Мои глаза встречаются с Аниным. Она торжествующе улыбается.
«Бедная девочка, — зло думаю я и дарю ей сочувствующую улыбку. — Ты и впрямь думаешь, что это танец что-либо изменит? Думаешь, он вернется к тебе только потому, что этого требует его бабуля?»
Гм… по крайней мере, он танцует с тобой, потому что этого хотела Лидия…
Интересно, насколько бы ужасно это было? Я имею в виду, как она будет выглядеть, если примет обратно парня, который бросил ее ради романа с другим парнем?
Роман… это причина ее триумфа?
Возможно, ее взгляд должен сказать: хоть я его и потеряла, но и ты никогда его не имел на самом деле…
Мне становится плохо.
Подавленно опускаю взгляд и слежу за тем, чтобы больше не смотреть в сторону Ани и Алекса.
- Ой! – опять вскрикивает Ларисса.
Учитель танцев — его зовут господин Вальтенмайер фон Зюдланд — обрадованно воспринимает этот инцидент как повод выключить музыку и попросить у «дорогих учеников» всеобщего внимания.
Мы с Лариссой служим объектом для демонстрации.
Мы стоим посреди танцпола, в то время как остальные встают большим кругом вокруг нас.
Громким голосом господин Вальтенмайер фон Зюдланд перечисляет наши ошибки и показывает, что мы – особенно я, конечно, - сделали неправильно.
Он поправляет нас, и мы должны еще раз протанцевать перед всеми.
Мама и Елена с близнецами стоят с краю от зрителей и насмешливо хихикают.
Да, да, я сглупил, и они получают удовольствие.
- И не забывайте, - говорит господин Вальтенмайер фон Зюдланд и предостерегающе смотрит на меня. – Мужчина ведет!
«Какой мужчина?» — хочется мне спросить. Ничего не имею против того, что мужчина ведет. Нет, правда не имею, я с радостью позволю вести мужчине… или же довести до…
Но это я лучше оставлю при себе.
Так что я хмуро опускаю взгляд и просто киваю.
Господин Вальтенмайер фон Зюдланд доволен, музыка опять включена и остальные пары присоединяются к нам на танцполе.
- Разрешите разбить пару? – усмехаясь мне, через некоторое время спрашивает мама.
- Да… - бормочет Ларисса. Она не в восторге, но поневоле сваливает, не преминув бросить на меня многоговорящий взгляд.
- Спасибо! – с облегчением шепчу я, когда Ларисса уходит и мама кладет мне руку на плечо. – Не знал, как от нее не отделаться.
- Не знала, что ты хотел, - ухмыляясь произносит мама. – Вы были восхитительной парой. Я в полном восторге. Возможно, я еще даже дождусь внуков.
- Очень смешно, - фыркаю я.
- Нет, серьезно. Ваши дети стали бы сенсацией. Если бы у них был твой рост и ее уши… только представь, как бы чудесно это смотрелось… - она смеется. – Наверное, они могли бы, прыгнув с дерева, пролететь несколько метров…
Я грубо щиплю ее за бок.
- Перестань! - говорит она и делает возмущенное лицо. – Господин Вальтенмайер фон Как-его-там сказал, что нельзя щипать дам.
Фыркнув, я позволяю ей закружить меня по кругу.
- А разве господин Вальтен-фиг-его-там фон Откуда-мне-знать не говорил, что мужчина должен вести даму?
- Разумеется, - с усмешкой произносит мама. – А где ты тут видишь мужчину?
Я специально наступаю ей на ногу.
- Упс, прости, - мрачно говорю я.
Мне не удается испортить мамино хорошее настроение.
- Что за чудесное надутое сборище, - она с любопытством осматривается. – Если бы все не были так заняты тем, чтобы вести себя корректно и с достоинством, то, возможно, заметили бы, какое сильное напряжение витает над комнатой.
Я лишь фыркаю.
- А твоя отмазка? – она смотрит мне прямо в глаза.
- Моя что?
- Я думала, ты тут же бросишься засыпать меня объяснениями, преуменьшающими значение поведения Александра.
Я удивленно смотрю на нее.
- Я… что ты имеешь в виду?
- Он танцует с этой девицей, своей экс-подружкой, и делает вид, что он идеальный гетеросексуальный наследник добропорядочного семейства. — В маминых зеленых глазах вспыхивают искры.
- Он… - Я ловлю себя на мысли, что судорожно ищу объяснения, чтобы защитить Алекса от маминых обвинений.
- Тоби, некоторые люди не в состоянии изменить свои взгляды, - мама тихо вздыхает. – Мне очень нравится Беттина, но, как ты видишь, она тоже не в состоянии освободиться из наложенного родителями тюремного заключения. Она делает то, что от нее требуют, не сопротивляясь. А твой отец тоже не лучше. Он ни разу не нашел в себе сил, чтобы выразить свои чувства. – Она серьезно трясет головой. – Алекс так воспитан. Вероятно, он никогда не изменится, даже если сам захочет…
От ее слов мое сердце болезненно сжимается.
Я прекращаю танцевать. Мне тяжело дышать.
Внезапно комната уже не кажется большой и уютной.
Стены валятся на меня, желая задавить.
Мягкий сумрак превращается в угрожающий мрак, а благозвучная мелодия в резкий хохот дьявола.
Мне надо выйти.
Стремительно отступаю от мамы и быстро иду через комнату к широким двустворчатым дверям.
Холодный воздух тихого холла чуть-чуть успокаивает меня.
Я хватаю ртом воздух.
Боль не отступает.
Неужели мама права?
Похоже, да…
Торопливо ищу свою куртку… вот она.
- Ты куда собрался? – Алекс.
Понятия не имею, откуда он вдруг появился. Я вздрагиваю и пораженно таращусь на него.
- Ухожу.
- Ага, - он внимательно рассматривает меня. – Что-то случилось?
- Вообще-то, да, - киваю я. Дрожа, пытаюсь натянуть куртку. – До меня дошло, что некоторые вещи все же не меняются… никогда не изменятся…
Алекс ничего не отвечает. Он серьезно смотрит на меня.
Потом он открывает рот.
- Нет, лучше помолчи, - громко говорю я. – Я больше не могу… только не вечные объяснения, которые ничего не объясняют… никаких новых обещаний, которые никогда сбудутся… я…
Из кухни доносятся голоса.
Это голоса папы и Беттины.
Они говорят… спорят…
Алекс сразу же разворачивается и быстро направляется к двери.
- Оставь их одних! – резко говорю я.
- Если я нужен маме… - он выглядит озабоченным.
- Твоя мама достаточно взрослая. – Я хватаю его за руку. – Ты не несешь за нее ответственность. Ты должен принимать ее решения. Это ее жизнь.
Он останавливается.
Медленно и осторожно приоткрывает светлую деревянную дверь, но все же не входит на кухню.
Папа с Беттиной стоят напротив друг друга.
Она сложила руки на груди и неподвижным взглядом смотрит в окно.
Ее поза более чем просто недружелюбна.
Он выглядит чуть отчаявшимся.
- Беттина, я…
- Ты хотел со мной поговорить, - тихо фыркает она. – Тогда и сделай это, пожалуйста, и прекрати тут мямлить.
Отец кивает и теребит свои темные волосы.
- Я не знаю, что сказать…
- Тогда я тоже ничем не могу тебе помочь, - выпаливает Беттина.
Он тяжело вздыхает.
- Я… я сделал нечто скверное…
Она не реагирует. Только ее глаза начинают блестеть.
- Я не хотел…
- Вот как? – сдавленным голосом шипит она. – Не хотел? Ты не хотел переспать с Ясмин? Это был несчастный случай, что ли?
- Нет, - пристыженно бормочет отец. – Но я не хотел сделать тебе больно…
- Конечно, - бесится Беттина. – Ты же не подозревал, что меня может оскорбить то, что ты переспишь с моей лучшей подругой…
Теперь по ее щекам все же текут слезы.
Папа беспомощно смотрит на нее.
- Я знаю, что наделал глупостей… - слабо бормочет он.
Она безрадостно смеется.
- Прекрасно! Ты знаешь, что наделал глупостей. Ну это же отлично. Думаю, я тебя сию минуту прощу.
Отец качает головой.
- Но это не имеет значения, - говорит он. – Неважно, что я скажу, все прозвучит пусто и убого. Я не умею говорить. Я не чувственный поэт, который может упаковать эмоции в красивые слова. Мне не удается выразить свои чувства так, чтобы они тебя действительно смогли убедить. Я не тот, кто впечатляет блестящими аргументами. Я не могу написать тебе песню о любви, не могу нарисовать изысканное произведение искусства… - он прерывается. – Я лишь могу сказать: я сожалею. Я люблю тебя. Очень.
Он долго смотрит на нее.
- Это все, что у меня есть. Пара этих слов. Совсем просто. Я не знаю, поверишь ли ты им. Но они правда.
Его голос звучит прерывисто и хрипло.
- У того, что я сделал, есть причины. Какие-то причины есть всегда. Если бы я попытался их тебе объяснить, то они наверняка опять прозвучали бы как дешевые отговорки или упреки. И возможно, они и будут отговорками. Я не знаю.
Он медленно подходит к ней.
- Я хотел тебя сделать счастливой. Даже очень счастливой. Я хотел дать тебе все, что ты пожелаешь. Но у меня почему-то не получилось. Я не справился. И опять я могу лишь сказать, что мне жаль. Не знаю, как убедить тебя в серьезности моих слов. Мне ничего не приходит в голову. Есть что-то, что я должен сделать? Какой-то поступок, который подтвердил бы мою любовь? Скажи мне, и я это сделаю. Я сделаю все, что ты хочешь. Сейчас я не могу предложить тебе ничего, кроме простого извинения…
Папа берет Беттину за руку.
- Я люблю тебя.
Она все еще плачет, но теперь смотрит ему в глаза.
- Я бы так хотел сделать тебя счастливой… но, возможно, ты больше не хочешь меня… возможно, есть другой, который действительно знает, что тебе нужно.
Он опускает голову.
- Этот Маркус определённо намного лучший супруг и отец… наверняка лучше знает, как объяснить, что с ним происходит… он умеет обходиться со словами… а я – нет. Но я просто не мог больше ждать. Я должен был тебе сейчас сказать, что чувствую. Если бы ты ушла, не дав шанса поговорить с тобой… я бы себе этого никогда не простил… тогда бы я на самом деле облажался…
Беттина качает головой.
- Ты прав, - дрожа шепчет она. – Он действительно намного лучше выражает свои чувства… и возможно, он даже намного лучший супруг, не знаю… - Она неуверенно подходит ближе к нему. – Твои слова были простыми… и искренними… я смотрю в твои глаза и знаю это…
Она осторожно прислоняется к нему.
- Я бы не должна тебя так быстро прощать… - бормочет она сквозь слезы. – Но я точно так же, как и ты, не справилась…
Беттина улыбается. Папа улыбается.
Потом они целуются.
Я оттаскиваю Алекса от дверей.
Мы стоим в холодном холле, в котором внезапно становится уже не так холодно.
Молча разглядываем светлый мраморный пол. Мы не в силах сейчас смотреть друг на друга.
Я стираю с уголков глаз пару слезинок.
- Видишь, - хриплю я. – Они и без тебя обошлись …
Он не отвечает.
- Это, пожалуй, означает, что твоя мама теперь не поедет в Америку…
Опять нет ответа.
- А ты? – с надеждой поднимаю взгляд.
Я рассматриваю его лицо. Непроницаемое.
Внутри разливается холод.
- Скажу маме, что мне пора домой… - шепчу я.
Я спешу обратно в гостиную. Сумрак весьма кстати, потому что наружу снова рвутся слезы.
Почему это происходит со мной снова и снова?
Как ему удается каждый раз так сильно меня обидеть?
- Тобиас! – высокий голос выкрикивает мое имя.
Лидия Полманн. Рядом с ней стоит Эрвин.
Ненавижу их.
Больше всего мне сейчас хочется сблевать им прямо под ноги.
- Тобиас, ты еще не знаком с моей сестрой Ольгой, да? – Лидия указывает на старую женщину, с которой перед этим пришлось танцевать папе. – Будь добр, потанцуй с ней следующий танец. Ей очень нравится вальс…
Улыбка Лидии такая ледяная, что кожа покрывается настоящими мурашками.
Взгляд ее мужа, который с пренебрежением рассматривает меня, пропитан высокомерием и спесью.
Я дрожу от злости, но все же не могу бросить старую даму, которая медленно хромает ко мне.
Полманны с чувством удовлетворения рассматривают, как мы с Ольгой двигаемся по паркету в медленном вальсе.
У старой женщины ужасно воняет изо рта, а ее костлявые пальцы слишком сильно впиваются в мое плечо.
Танец с ней - настоящее наказание.
Стиснув зубы, борюсь с чувствами гнева, разочарования и печали.
Думай о чем-то хорошем… думай о папе и Беттине… они помирились…
Вероятно, иногда хватает пары простых слов и честного взгляда…
Вероятно, не всегда требуется трогательный монолог и голливудский фон на заднем плане…
Вероятно, прощение не имеет ничего общего с аргументами и рациональностью…
Ольга болтает без умолку, рассказывая о своей молодости, когда, конечно, все было лучше.
Я мечтаю, чтобы она закрыла рот не только потому, что меня не интересует, что она еще произнесет, но прежде всего потому, что каждый раз, когда она начинает говорить, в нос ударяет новый поток вони.
Мне становится плохо.
- Разрешите разбить?
Мы с Ольгой одновременно поворачиваем головы. Рядом с нами стоит Алекс.
- Ох, да, с удовольствием, - с воодушевлением каркает старуха. Она выпускает меня из своей хватки и поворачивается к Алексу.
- Спасибо, - вежливо говорит ей Алекс. Потом берет меня за руку и привлекает к себе.
Ольга смотрит на нас во все глаза.
У нее челюсть отваливается от изумления, и я уже побаиваюсь, не выпадут ли ее искусственные зубы, когда Алекс стремительно разворачивает меня и Ольга исчезает из вида.
- Или ты не хочешь со мной танцевать? – низким голосом спрашивает он, с ухмылкой рассматривая мое удивленное лицо.
- Почему же, - ужасно смущенно шепчу я.
- Отлично.
Он кладет руку на мое бедро и еще чуть ближе притягивает к себе.
- Послушай-ка меня внимательно, Бэмби, - шепчет он мне на ухо. – Бесспорно, существуют вещи, которые никогда не меняются… и люди, которые во что бы то ни стало стремятся всё изменить… - его серые глаза впиваются в мои. – Но изменения требуют времени… и они не просты… Я должен иметь терпение, и ты должен иметь терпение… - Он прижимается своим лбом к моему. – Тем не менее, что бы ни произошло, не смей никогда сомневаться в моих чувствах к тебе… на это нет оснований…
От восторга по спине бегут мурашки.
Я не могу посмотреть в сторону, отвести взгляд от его серых глаз.
Он так близко ко мне… я к нему так близко…
- Я люблю тебя, Бэмби.
Теплые мягкие губы касаются моего рта… совсем коротко… очень нежно…
Потом Алекс опять отстраняется.
Он улыбается.
У меня кружится голова.
Я крепко держусь за него.
Вальс несет нас по комнате… нам не надо двигать ногами, мы парим…
Да, я парю…
На нас пялятся со всех сторон. По комнате проносится шепоток. Взволнованное и испуганное шипение.
Кого это интересует?
Полманны стоят на краю танцпола и выглядят угрожающе бледными.
Шок на их лицах не описать словами.
Аню осаждают родители, требующие объяснения этой сцене.
Ларисса глядит, разинув рот, а ее мать, кажется, близка к инфаркту.
Но все это меня ни капельки не интересует.
Мимо нас провальсировала мама. Она взяла на руки Эмму и, подскакивая, кружит с ней по комнате. Волосы Эммы развеваются, и она весело смеется.
- Как не стыдно! – с усмешкой кричит мама. – Я в шоке и лишу тебя наследства.
Я смеюсь.
- То есть мне придется забыть о твоей коллекции целебных камней?
- Точно, - отвечает она. – Никаких тебе камней.
Мы с Алексом обмениваемся усмешками.
- Теперь ты в семье паршивая овца, - шепчу я.
- Все, кто для меня что-то значат, прекрасно с этим справятся, только это и важно. – Он прижимается своим лбом к моему.
- Да.
Он прав.
Мы молчим некоторое время, смотрим друг другу в глаза, наслаждаясь близостью… наконец-то.
- Алекс? – наконец спрашиваю я. – Если Беттина тут останется… ты… уедешь с Маркусом?
- Да, - он серьезно кивает. — Я поеду в Нью-Йорк, Бэмби.
У меня сразу же тяжелеет на сердце.
- Но еще не сегодня, - шепчет он и целует меня в щеку. – Сегодня я еще здесь.
Да, точно.
Сегодня он еще здесь.
Со мной.
В моих объятиях.
Мы продолжаем танцевать.


* Загадай желание – телешоу
Поблагодарили: Калле, Krypskaya, Mari Michelle, Peoleo, bishon15, arxiera, cvetblack, Шишик, blekscat, bleckscat, trandafir, Maxy, Gnomik, darkbluemarine, wledina59, Lamia, Nova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • SvetВладимировна
  • SvetВладимировна аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
28 Авг 2020 19:18 #904 от SvetВладимировна
SvetВладимировна ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
настанет день и я прочитаю это полностью!
потом))

Трудный народ эти женщины! ©
Поблагодарили: denils, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Авг 2020 08:37 #905 от Krypskaya
Krypskaya ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Можем выключать, ничего лучше за эту жизнь мы уже не прочтем... Спасибо за перевод, конец главы безумно растрогал!
Поблагодарили: denils, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Авг 2020 09:50 #906 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Krypskaya, спасибо! Моя любимая глава)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Авг 2020 23:10 #907 от Nova
Nova ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Оох, скажите что сделать, чтобы харя лицо не треснуло от умиления?  :flirty2:
Спасибо огромное! Я, как всегда, в восторге от этого произведения!
Алекс поцеловал Тоби на глазах всего этого степенного и правильного семейства! :kiss:
Хорошо Тоби рассуждать и осуждать, когда сам вырос в семье, в которой его все любили таким какой он есть. А не промывали мозг, что нужно соответствовать чьим-то ожиданиям. И если ты не будешь соответствовать, то от этого пострадают любимые люди.
Очень рада за Беттину, хотя я не знаю, как поступила бы на её месте.
И, кстати, у нас на этой неделе начали продавать рождественскую выпечку. Так что, я читала под чай с моими любимыми рождественскими пряниками и полностью прочувствовала предрождественское настроение!
Спасибо! Жду с нетерпением  :frower:

"— Мой главный принцип – с подчиненными руки не распускать.
— Значит, со мной вы руки распускать не станете.
— Руки – не стану."
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Шишик
  • Шишик аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
  • Толстенькое чудовище
Больше
01 Сен 2020 19:05 #908 от Шишик
Шишик ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Охх, девочки, огромнейшее спасибо Вам за перевод этой чудесной истории.  :frower:  :lublu: Я в восторге. Давно так не увлекало чтиво, что до четырех утра не могла оторваться от книги.
История очень милая и легко читается, хоть в ней затрагиваются весьма не легкие темы.
Тоби сумбурный и неординарный мальчик, выросший в любви и свободном выражении своих помыслов, попадает в семью где не принято говорить свои мысли вслух. Иногда его мысли глубоко философски, но в большинстве случаев он ведет себя эгоистично как ребенок, и за что постоянно расплачивается, попадая в разные ситуации. Наверно, я больше понимаю Алекса, человек вырос в определенном обществе с уже сформировавшимися взглядами, и как же ему трудно переломить себя и открыться перед всеми. Иногда мне кажется, что Тоби требует не возможного, просто ломает Алекса, заставляет его сделать то что ему особенно трудно. Но видимо на то она и любовь, что полностью противоположные люди пытаются подталкивать друг друга к новым вершинам.
Очень жду перевода следующих глав!

У меня еще есть маленький вопрос. Можно спойлер по книге про Тома  :embar: Уж очень меня мучает один вопрос. Том будет развивать свои отношения с Андрэ? Или же он, все таки, по настоящему и страстно влюбится в кого другого?

"Perfection is the disease of a nation"
Поблагодарили: Калле, denils, blekscat, Nova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Сен 2020 19:24 #909 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
все очень точно подмечено) Книгу про Тома по диагонали пробежала только, и очень давно. Вроде, с Андре ничего у него не вышло.
Поблагодарили: Шишик, blekscat

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
03 Сен 2020 19:53 #910 от Nova
Nova ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Есть книга про Тома? :hearts: Как я это пропустила? :facepalm: Наверное, торопилась и перескакивала комментарии. Если она такая же интересная, то я бы даже взялась за перевод (она же на немецком?)

"— Мой главный принцип – с подчиненными руки не распускать.
— Значит, со мной вы руки распускать не станете.
— Руки – не стану."

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
03 Сен 2020 20:55 #911 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Nova, да , на немецком, но как-то не впечатлила(
Поблагодарили: Nova

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
19 Сен 2020 11:30 - 19 Сен 2020 11:31 #912 от Maxy
Maxy ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Финал этой главы был лучшим на свете  :izumitelno

Спасибо огромное!!! Я в таком восторге, что даже все слова растеряла...
(и растерянность искренняя  :yes: )

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: denils, blekscat

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • blekscat
  • blekscat аватар
  • Wanted!
  • Мастер слова ОС
  • Мастер слова ОС
  • Чорная кошка дорогу перешла
Больше
19 Сен 2020 23:59 #913 от blekscat
blekscat ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Вау, слов нету... Большое Спасибо :frower:  :frower:
На вих,в пн просто всё ещё раз перечитаю.  :hearts:  :book:
Девушки :lublu:  :pocelui:
Поблагодарили: denils, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 Окт 2020 19:06 #914 от trandafir
trandafir ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
Денилз, Ниныч, спасибо. Столько отсылок. В соломенной юбке? А не намек ли это на леди Каролину? Ах, точно у нее же копье было.  :gyy:
И опять качели чувств. Печаль и отчаяние сменяется счастьем. Мне бы кто сказал такие слова..... :shy:
Восторг и опять восторг. Папа в машине. Это бомба! А лица старой династии? Фильм бы был убийственный. Хорошо, что есть возможность представить эти сцены в красках про себя и благодаря вам.
Всех вам благ. Здоровья. )))  :hearts:
Поблагодарили: denils

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
08 Окт 2020 23:49 #915 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 64/66, upd 27.08.2020
trandafir спасибо)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.