САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
30 Дек 2017 19:47 - 04 Янв 2018 03:29 #736 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
С Новым годом!!! :ura:

ninych :flirty2:
Глава 43. Момент правды

В четверг около шести вечера транспорт переполнен. Час пик. Мужчины и женщины в вагоне стоят вплотную друг к другу, держатся за поручни и ремни, то и дело покачиваясь из стороны в сторону.
Многие читают. Газеты, журналы или книги. Просто пытаются как-то скоротать двадцать минут поездки. Люди, стоящие рядом, их не интересуют. Да и зачем? И так весь день имеешь дело с людьми: с клиентами, коллегами, начальниками, работниками, партнерами, конкурентами и служащими. Теперь хочется просто отдохнуть.
Конец рабочего дня.
Галстуки ослаблены, прически растрепаны, глаза усталые, время от времени кто-то зевает.
Все ждут не дождутся, когда окажутся дома: ужин, телевизор, хорошая музыка и, надо надеяться, любимые друзья и счастливая семья.
И я не исключение.
Хотя у меня нет за спиной восьмичасового рабочего дня, но школы и урока физкультуры, в частности, вполне достаточно, чтобы заставить меня тихо вздыхать по Норезунд. Я совершенно вымотан.
Устало прислоняюсь головой к прохладному оконному стеклу, радуясь про себя, что заполучил сидячее место.
Сегодняшний день было просто кошмарным.
Дахер с нездоровой усмешкой на губах все время напоминал о грядущей на следующей неделе контрольной. При этом его гадкие маленькие глазки постоянно косили в мою сторону. Наверняка он, как одержимый, не может дождаться того момента, когда перед ним окажется моя работа и он будет подчеркивать ярко-красным фломастером мои ошибки.
Мудак.
И на уроке немецкого на этот раз было не особо комфортно. По крайней мере, мне. Остальные как обычно были в восторге от Бена и прямо-таки пожирали его глазами. Я избегал любого контакта взглядами, а когда он в конце урока попросил о разговоре, то соврал, заявив, что мне срочно надо на консультацию. Не хотел слышать, что он мне будет говорить. Вероятнее всего, опять о Ману и Марке…
Встретив Бена вместе с Ману перед Зорро, Марк не на шутку перепугался. Он почувствовал себя как в страшном сне. Будто кто-то превратил его самый ужасный ночной кошмар в реальность.
Отвратительно.
Конечно, Ману сразу же попытался до него дозвониться.
Он звонил ему на мобильный раз двадцать. Наконец Марк сжалился и выслушал объяснения.
Я был прав в своих предположениях.
Парни уговорили Ману сходить куда-нибудь. Они немного прошлись по барам и в заключение хотели провести пару часов в Зорро, чтобы вытрясти из себя всю негативную энергию, - цитата Яноша.
И, естественно, совершенно неожиданно встретили там Бена.
Пока остальные пошли дальше, Бен и Ману остались побеседовать перед клубом. Пустая болтовня, совершенно ни о чем и абсолютно безобидная.
И в этот момент внезапно появляемся мы с Марком.
Ману все время повторял, что эта встреча всего лишь чертова случайность.
И Марк успокаивал его, убеждая, что верит ему.
При этом больше ни о чем не говорилось.
Марк опять быстро повесил трубку.
О разговоре и его содержании я узнал, когда на следующий день позвонил Марку. Я беспокоился и хотел узнать, как у него дела.
- Почему ты не воспользовался возможностью и не поговорил с Ману о ваших отношениях? - упрекнул я его.
- Я… понятия не имею, просто это было как-то слишком… - тихо вздохнул Марк.
- Ты разве не замечаешь, как его это все гнетет?
- Ты имеешь в виду его угрызения совести? – Цинично.
- Эй, ты же сам говорил, что веришь ему…
- Гм… да… - Прозвучало не слишком убедительно.
- Пообещай, что позвонишь Ману в ближайшие дни, - твердым голосом потребовал я.
- Посмотрим, - пробормотал Марк. Не тот ответ, который я хотел бы услышать.
- Пообещай!
- Ладно, - измученно простонал Марк. – Но только если ты наконец выяснишь все с Кимом…
Ой!
Скверная тема.
Никогда не подумал бы, что разрыв отношений настолько изнуряющее для нервов дело.
От одной мысли об этом меня бросает в пот.
Ладони становятся влажными, и в животе поднимается волна тошноты, которая распространяется по всему телу.
Передать не могу, как буду рад, когда все это дерьмо останется позади.
Вздохнув, закрываю глаза. На пару секунд исчезают люди, исчезает дергающееся метро и исчезает темный туннель, по которому мы вслепую несемся.
Собственно говоря, у меня все вполне хорошо.
И хотя я изрядно устал и измучен, но в то же время чувствую облегчение.
Ощущение, будто взобрался на огромную гору, сам, без веревки и страховки, и теперь сижу гордый и довольный рядом с крестом на вершине и жую бутерброд с сыром.
Конечно, в данный момент я на самом деле не жую бутерброд с сыром… да и сижу не на вершине горы… это я сказал чисто метафорически.
Вчера я позвонил Киму и попросил встретиться.
Он заехал за мной сегодня после урока физкультуры.
Мы долго гуляли по Английскому саду.
Свежий воздух, покой и нейтральное окружение, давшие нам время и место, чтобы все прояснить.
По крайней мере, я так себе представлял.
В конечном итоге выяснилось, что мы могли бы встретиться и у него в квартире или у меня дома, все равно разговор был бы неприятным.
Расставание всегда дерьмово, и место ничего не изменит.
Неважно, в уютном ли кафе, забитом ли народом торговом центре, у клетки ли с тигром в зоопарке, во время ли службы в церкви или после секса в постели – едва ли найдется идеальное место и правильный момент, чтобы расстаться.
Такого мнения были и мои друзья, когда я рассказал им о своей задумке.
Лена внушала мне, чтобы я непременно был деликатным.
Мартин считал, что я должен сделать так, будто сдергиваю пластырь: быстро и без колебаний.
А от Тома и Алекса не поступило ни одного стоящего совета.
Не то чтобы я особо жаждал обсудить всю историю с Алексом, он неким образом это понял. Если бы речь шла о ком-то другом, я бы смело утверждал, что он подслушивал наш разговор с Леной и Мартином. Но, конечно, господин Александр Циглер не мог так поступить. Шпионить за кем-то? Нет, как недостойно! Совершенно точно было чистой случайностью, что он как раз стоял за деревом, у которого мы втроем сидели на маленькой парковой скамейке.
Определенно, его любимым деревом.
Да, так и есть, он любит это деревце и проводит с ним каждую свободную минуту…
Как бы там ни было, Алекс понял, что я хочу расстаться с Кимом, и не слишком печалился по этому поводу.
Собственно говоря, всю вторую половину дня у него было ужасно хорошее настроение.
Он называл Мартина своим «приятелем», от души хохотал над пошлыми остротами Дирка, оплатил девчонкам кофе и пару раз заявил, что ждет не дождется урока физкультуры у господина Вольфа. Этим высказыванием он заслужил шокированные и озабоченные взгляды своих друзей, но, похоже, это его не особо беспокоило.
- Пойти с тобой? – усмехаясь, спросил Том, когда я стоял на парковке, ожидая Кима.
- Что? – я непонимающе посмотрел на него. - Куда?
- Как куда? Тупой вопрос. Я говорю о твоей встрече с Кимом. Возможно, тебе потребуется поддержка, - сказал он, принимая самый невинный вид. – Мы же можем остаться на заднем плане. Вы нас вообще не заметите… ну до тех пор, пока не увидите табличку с надписью: «Давай, Тоби! Гони его подальше! Давай!» - которую мы поднимаем повыше.
- Это не смешно, - вмешалась Лена. – Думаете, Тоби это доставляет удовольствие? – она сердито взглянула на Тома.
С большим трудом подавив усмешку, Том заставил себя принять серьезный вид.
- Нет, прости. Я знаю, это не самый веселый момент. Я буду очень-очень скучать по Киму…
- Ты невозможен, - фыркнув, покачала головой Лена.
У меня не было ни малейшего желания вступать в подобного рода дискуссию, да и просто я был не в настроении.
Как бы странно это не прозвучало, но, вообще-то, я не был бы против, если бы кто-нибудь сопровождал меня во время этого тяжелого шага.
Я знаю, не особо хорошо воспримется, если пригласишь всех друзей поглазеть на расставание. Выглядит как-то жестоко и по-скотски.
Но я очень нуждался в поддержке и в ком-то, кто дал бы мне ощущение того, что я поступаю правильно.
И хотя мои друзья были уверены в моих намерениях и не скупились на одобрение и поощрения, но только сейчас это был не тот вид подбадривания, которого я бы желал.
- Давай мне свою сумку, я заберу ее домой, - любезно предложил Алекс. – Или ты хочешь ее таскать с собой?
- Нет. Спасибо, - пробормотал я, протягивая ему сумку.
- И позвони мне потом, я заеду за тобой…
- Я… - был ошарашен и подавлен. – Я поеду на метро… спасибо.
Алекс пожал плечами.
- Ладно.
Я взволнованно подпрыгивал на остановке, переступал с ноги на ногу и в конце концов начал нервно ходить туда-сюда.
Я ужасно боялся.
Что мне делать, если внезапно не смогу подобрать правильных слов и буду не в состоянии внятно выразить свои мысли и чувства?
Для меня было важно, чтобы Ким смог понять мои мотивы. Он не должен меня возненавидеть, только не это, он по-прежнему слишком много для меня значит.
Он же мой Ким. Моя школьная любовь. Мой Мистер идеальный мужчина. Часть моего детства и подросткового возраста. Я не хочу его обидеть.
Лена одарила меня сочувствующим взглядом.
- Не переживай, Тоби, - тихо сказала она. – Просто будь честен.
- Да, - я слабо улыбнулся.
- В любом случае я не понимаю, почему ты так заморачиваешься, - нагло встрял Том. Он прислонился рядом с Алексом к багажнику Даймлера, и оба выглядели бесстыдно расслабленными. – Просто напиши ему смс, и дело с концом.
- Ты такой бесчувственный, - разволновалась Лена. – Даже знать не хочу, сколько сердец ты разбил таким образом.
Глядя в небо, Том сделал вид, будто в уме пересчитывает всех своих бывших.
- Будет достаточно грубой прикидки или нужна точная цифра? – он нахально ухмыльнулся.
Она ничего не ответила, лишь пару раз возмущенно фыркнула и помрачнела.
Я не участвовал в этом бессмысленном разговоре. У меня в горле ужасно пересохло и чувство тошноты росло и росло. Я действительно боялся, что меня вырвет прямо посреди парковки.
Лена с Томом тихонько переругивались, Мартин читал учебник, а Алекс молча курил.
С одной стороны, я был рад, что они рядом со мной и чуть-чуть отвлекают, с другой стороны, я еще больше волновался из-за их присутствия. Заботливые взгляды Лены, тупые шутки Тома, равнодушие Мартина и Алекса…
Алекс!
Я просто не знал, как вести себя с ним в этот момент.
В конце концов, он был одной из причин, по которой я хотел и должен был расстаться с Кимом. Важнейшей причиной.
Я люблю его.
Это сбивало с толку.
Сейчас его близость казалась просто неуместной. Я чувствовал себя виноватым и где-то даже коварным. Хотелось послать его подальше.
Но в то же время меня тянуло к нему со страшной силой. Его поддержка очень многое для меня значила, а понимание, что он торчит здесь из-за меня, дарила силу и энергию.
И эта противоречивость сводила с ума.
Самым заветным желанием было кинуться в его объятия. Он бы защитил меня. Он бы поддержал меня.
Если бы мы жили в средневековье, то я бы мог расслабиться, пока Ким и Алекс, вооружившись мечами и кинжалами, сражались бы друг с другом.
«Получай, сукин сын!»
И все же этот вариант связан с определенным риском: слишком велика опасность, что один из них погибнет на дуэли. Было бы ужасно глупо, конечно.
- Вон он едет, - внезапно крикнул Том, и я испуганно вздрогнул.
Гольф Кима сворачивал на парковку.
- Ладно, Тоби, - Лена быстро обняла меня. – Удачи!
- Спасибо, - прошептал я.
Я постепенно начал ощущать себя как на своего рода экзамене.
«Задание номер двадцать семь: Расстанься с любовником так, чтобы:
А) физически никто не пострадал;
Б) никто не рыдал;
В) не была повреждена общественная собственность».
«Задание номер двадцать восемь: Поднимись на Лысую гору, проникни в пещеру тринадцати циклопов и укради священный Грааль, при этом не дай себя сожрать гигантскому сибирскому ящеру».
Задание номер двадцать семь я бы с удовольствием перескочил…
Но кто знает, возможно, жизнь действительно нечто вроде приключенческого туризма, когда перед нами ставятся задания, которые мы должны решить.
На дрожащих ногах я поковылял к машине Кима.
- Удачи! – крикнул мне вслед Том.
Я бы с удовольствием его стукнул.
Ким не вышел, ждал в машине.
Когда я открыл дверцу, мои ладони были уже не просто влажными.
- Привет, - сказал Ким.
- Привет, - прохрипел я.
Я тяжело плюхнулся на сидение и уже собрался захлопнуть дверь, как услышал голос Алекса.
- Бэмби…
Мое сердце дико заколотилось.
Я взволновано обернулся. Он стоял в паре метров, смотрел на меня во все глаза и нервно улыбался.
- До встречи… - наконец произнес он.
Мне стало тепло… очень, очень тепло.
- Да… - прошептал я.
Он наверняка меня толком не расслышал, потому что Ким завел мотор и мне пришлось закрыть дверцу… но это было уже неважно…
Мы смотрели друг другу в глаза и…
… до встречи…
Тут мне надо выходить.
Поезд замедляется. Привычный скрипучий голос объявляет следующую остановку.
Я протискиваюсь между прижатых друг к другу пассажиров.
Нас всех чуть-чуть потряхивает, когда вагон метро наконец останавливается. Двери автоматически открываются.
Вместе с потоком людей меня выносит наружу.
Меня гонит, тащит все дальше, в сторону эскалатора.
Пересадочный поезд уходит из-под носа.
Замечательно.
Очень приятно!
Вздыхая, изучаю расписание.
Следующий через пятнадцать минут. Ну еще терпимо.
Я на самом деле буду рад, когда доберусь до дома. Тишина. Покой. Никакой нервотрепки.
Ким оказался не особо понимающим.
Похоже, он так и не сообразил, что я хотел ему сказать.
Возможно, дело не в нем, а во мне: я был просто не в состоянии объяснить, что со мной происходит.
- У тебя есть другой? – Так прозвучал его первый вопрос, когда я сообщил ему о своем решении.
- Нет, - быстро ответил я. Я был слегка возмущен и чувствовал, что попался.
Алекс и мои чувства к нему, конечно, стали причиной номер один моего решения, но было еще и другое.
- Не лги мне, - рассерженно прорычал он. – Совершенно точно, это другой.
- Ким, - сказал я, пытаясь оставаться максимально спокойным. – Наши отношения не такие, как я себе представлял. Возможно… нет, совершенно точно я сам в этом виноват. Я ожидал нереалистичных и наивных вещей. Собственно говоря, это моя ошибка…
- Чего ты ожидал? – грубо прервал он меня.
- Я… понятия не имею…. – Господи, я измотан. – Иногда у меня складывалось ощущение, что ты меня совсем не понимаешь…
- Когда? В какой связи?
- Эм… мне сейчас в голову не приходит никакого примера… - Я весь вспотел.
- Ну, выбери что-нибудь понагляднее, - иронизировал Ким.
- Это… это были скорее мелочи… но они копились и потом…
- Назови мне пример, - потребовал он.
Я в отчаянии.
- Я не знаю… на новоселье… ты постоянно куда-то ходил, говорил с какими-то людьми и… я чувствовал себя неполноценным и лишним… ты не заметил, что я остался в полном одиночестве…
- Господи, Тоби, я принимал гостей. Что я должен был делать? Смыться с тобой в мою комнату и кормить тебя виноградом? – он рассердился.
- Нет, конечно, нет… это глупый пример… ничего лучшего не пришло в голову… - И где Марк, когда он так нужен?
- И ты расстаешься со мной, потому что на вечеринке я уделял тебе мало внимания? – раздраженно подвел он итог.
- Ким, не передёргивай, - быстро возразил я. – Я же говорил, это были мелочи… вещи, на которые ты не обращал внимания, которые для тебя не так важны. – Я, вздыхая, теребил волосы. – Возможно, я действительно избалованный неженка… но мне требуется ощущение, что кто-то по-настоящему прислушивается ко мне и понимает…
- А я тебя не понимаю? Я к тебе не прислушиваюсь? – теперь он обиделся.
Смущенно и неуверенно я пожал плечами.
А что я должен на это ответить?
- Иногда мне казалось, что вечеринки, друзья, удовольствие и секс для тебя важнее, чем я… чем мои чувства… мои мысли… Когда ты на меня смотришь, то никогда не глядишь глубже… для тебя лишь важно, что я мило улыбаюсь, а как мне на самом деле для тебя безразлично…
- Ты действительно избалованный неженка, - насмешливо заявил он. Его глаза горели. Он был очень раздражен.
- Возможно… - пробормотал я.
- И что? Ты вот так просто отречешься от нас? – Обвинение в его голосе обрушилось на меня как сильный град. – А как же знаменитый второй шанс? Почему мы не можем все обсудить и попытаться изменить определенные вещи?
Жар… холод… жар… холод…
Я хотел домой… хотел к Алексу…
- Я… просто не могу, - неуверенно пробормотал я.
- Очень по-взрослому, - холодно сказал Ким.
- Причем тут по-взрослому? Речь о чувствах, - тихо возразил я. – И мои чувства сейчас говорят, что это не сработает.
Он мрачно посмотрел на меня.
- Я уверен, что есть другой…
Со вздохом я закатил глаза.
- Отлично. Если хочешь в это верить, то не стесняйся. Возможно, тебе станет от этого легче. Что касается меня, то можешь рассказать всем своим друзьям, что я глупая маленькая шлюха, которая тебя обманула. Тогда ты станешь бедной жертвой, а я злодеем. – У меня больше не было сил продолжать эту дискуссию, да и желания тоже.
- Кто он? – спросил Ким. – Кто-то из школы? Или кто-то из твоей гейской компании? Этот Марк? Он из-за тебя расстался со своим парнем?
Я рассмеялся, просто не мог удержаться.
Понятно, не лучший момент для хихиканья, но идея о романе с Марком — это просто великолепно. Безумно смешно… но все же мой смех прозвучал изрядно горько.
- Нет, - ответил я, когда чуть-чуть успокоился. Ким сердито смотрел на меня. – У меня нет романа. И почему ты так волнуешься? Ты быстренько найдешь кого-нибудь другого, кто будет для тебя убираться, по команде широко раздвигать ноги и сопровождать на вечеринки… большего, похоже, ты не требуешь от отношений…
Ладно, это было гадко.
Гадко и очень нечестно.
Просто с меня хватит.
Ким выглядел так, будто хотел дать мне по морде – в определенном смысле я не мог его осуждать. В голубых глазах бушевала ярость, челюсти пугающе ходили… он был взбешен… сильно взбешен.
Потом мы расстались.
В буквальном смысле.
Он просто развернулся и оставил меня стоять.
Вот так просто, совсем внезапно.
Ушел.
Я еще несколько минут стоял на лугу посреди Английского сада и смотрел ему вслед. Его фигура становилась все меньше, потом исчезла за деревьями и кустами.
В крайнем возбуждении я в одиночестве направился к ближайшей станции метро.
С каждым шагом в груди уменьшались волнение и беспокойство.
С каждым шагом становилось немного лучше, немного легче.
Печально, что все закончилось так ужасно. Как бы было хорошо, если бы Ким меня понял.
Но чего я ожидал?
Что он с милой улыбкой пожелает мне всего хорошего?
«Будь счастлив и останемся друзьями…»
Едва ли.
Он был рассержен. Он был обижен.
Объяснимо.
Наконец, постукивая колесами, подъезжает трамвай. Тем временем я уже изрядно замерз. Моя куртка просто слишком тонкая для прохладного осеннего вечера.
Я рад, что мне достается место у окна в теплом вагоне.
И двадцать минут я наслаждаюсь спокойной поездкой.
Мягкое покачивание, постоянное жужжание и вибрация, огни домов, магазинов и уличных фонарей, мимо которых мы скользим.
Я зеваю от души. Устал. Норезунд. Песочные человечки. Сон.
Закрыть глаза и туда, в милый безобидный мир сновидений.
Феи, овечки, шоколадные деревья и мягкие, похожие на вату, облачка на небесно-голубом небосклоне.
Полная идиллия и в помине нет никакого Кима.
Никакого Кима, никаких угрызений совести, никаких спазмов в животе, никаких сомнений в себе и никакого чувства, что облажался по полной.
Я облажался по полной?
Я действительно все сделал неправильно?
Я был несерьезным? Я капризничал?
Я слишком много требовал?
Нет, сейчас я не могу предаваться раздумьям об этой грустной истории.
Лучше еще чуть-чуть посмотрю в окно, поразглядываю дома, улицы и сады, которые, только появившись, тут же исчезают.
Пешеходы, светофоры, машины, рекламные щиты, магазины, деревья, велосипедисты, собаки, кафе, уличные фонари, дорожные знаки, белые полосы пешеходных переходов и садовые изгороди.
Так много можно увидеть.
Когда я наконец иду по длинной темной улице к своему дому, то уже совершенно спокоен. Дрожь исчезла, и желудок не сводит противной судорогой.
Я глубоко вдыхаю осенний вечерний воздух.
Хммм, пахнет мокрой листвой, дождем, землей и холодом.
По обеим сторонам улицы расположились прелестные виллы. Большие дома с еще более большими садами, длинными подъездными дорожками и впечатляющими деревьями на зеленых аккуратных газонах.
Здесь я дома. Или лучше сказать, здесь дом людей, которых я называю своей семьей.
Как же они отреагируют, когда я расскажу им о расставании?
Тихо вздыхая, отпираю входную дверь.
Наконец-то.
- Привет, я пришел, - кричу в сторону гостиной.
- Тебе повезло! – звучит ответ.
Мария.
Усмехаясь, стягиваю с ног ботинки и просто бросаю куртку на перила.
- Привет. - Я захожу в гостиную.
Мария, растянувшись во весь рост, лежит на диване и смотрит телевизор.
- Привет, - бормочет она, не глядя на меня. Как раз идут последние минуты «Хорошие времена, плохие времена».
- Кто умер? Кто женился? И кто чья мать? – радостно спрашиваю я.
Она поворачивает голову, чтобы посмотреть на меня.
- Можешь не злословить, мистер Мыльная опера. Я слышала, что ты собрался расстаться с Кимом… - ее взгляд почти обвиняющий.
- Откуда ты знаешь? – удивленно спрашиваю я.
- От Тома и Алекса. Они недавно на пару выпили полбутылки шампанского, и когда я поинтересовалась, что они отмечают, тогда и рассказали мне…
Даже не знаю, рассмеяться мне, возмутиться или почувствовать себя польщенным?
Неуверенно улыбаясь, чещу затылок и краснею.
- Я расстался с Кимом, - тихо признаюсь я.
- Почему? – не может понять Мария. – Он же такой симпатичный и сексуальный, у него своя квартира и машина…
Да, точно, именно по этим критериям подбирают спутника жизни.
- Только кое-чего не хватало… - серьезно говорю я.
- Чего же? Он беден? – она с вопросом смотрит на меня.
- Нет, Мария, он… просто он не любил меня так, как я бы хотел… - Я не могу толком объяснить.
- Так, как ты того хочешь? – повторяет Мария.
- Да.
- А Алекс может? – ее голос полон насмешки и неверия.
Я просто качаю головой.
- Мария, я у меня нет никакого желания об этом говорить…
- Как хочешь, - с изрядным недовольством ворчит она.
Оглядываюсь по сторонам.
- А где все?
- Елена укладывает спать Тимми и Эмму, папа у себя в кабинете разговаривает по работе, Алекс якобы делает домашнее задание, а мама с Мартой наверху в спальной… - монотонно перечисляет Мария. Она опять поворачивается к телевизору и увлеченно наблюдает, как какого-то актера сериала сбивает визжащая машина и тот изображает неподвижность.
Я возвращаюсь обратно в холл и, тяжело ступая, поднимаюсь по лестнице.
В коридоре второго этажа я останавливаюсь.
В нерешительности. С глухо стучащим сердцем.
Я пристально рассматриваю дверь в комнату Алекса и спрашиваю себя: что мне теперь делать?
Пройти мимо?
Постучать?
Я хочу его видеть? Да!
Я хочу сейчас побыть один? Да!
Черт побери, моя внутренняя жизнь – одно сплошное противоречие.
Мой кулак быстрее раздумывающего мозга, который как раз мысленно начал составлять список «за и против». Я стучусь в дверь.
- Да, - с другой стороны раздается голос Алекса.
Осторожно вхожу в комнату.
- Привет, - шепчу я. Опять у меня красные щеки. Предатели! Проклятие.
- Привет… - он удивлен.
Алекс сидит за письменным столом. Рядом с папками и тетрадями стопкой сложены учебники.
Он всегда такой прилежный…
Я закрываю за собой дверь и останавливаюсь.
Он встает, подходит ко мне.
Его взгляд за стеклами очков обеспокоен… взволнован… обрадован?
- Ну? – тихо спрашивает он.
- Все кончено, - выдыхаю я.
Я опускаю взгляд… внезапно, совершенно внезапно чувствую влажный горящий жар в глазах. Больно глотать. И дышать тоже.
Потом приходят слезы. Я плачу.
Руки Алекса смыкаются вокруг меня, прижимая к своему телу.
Я вжимаюсь лицом в изгиб его шеи и плачу навзрыд.
Из глаз льются слезы, пропитывают его свитер, увлажняют его шею, его теплую кожу.
Он нежно проводит рукой по моим волосам, гладит спину и плечи.
Не понимаю, что сейчас со мной, действительно не понимаю.
Вот только что я был совершенно спокоен, расслаблен, невозмутим и вот…
Я просто… так… эмоционально измотан… наверное, все это было как-то слишком…
- Он ненавидит меня. – Я дрожу.
- Он так сказал? – быстро спрашивает Алекс.
- Нет, но… но я знаю, что это так. Я обидел его…
- Успокойся, Бэмби, все же в порядке… - тихо говорит Алекс, откидывая с моего лба длинные темные прядки.
- Ничего не в порядке, - вздыхая, возражаю я. – Я не хочу никому причинять боль, не хочу, чтобы из-за меня кто-то грустил.
- Я знаю, - шепчет он мне в лоб и потом нежно целует.
Ммм, как хорошо.
Так хорошо в его объятиях.
Он больше не должен меня отпускать, больше никогда.
Обнимай меня.
Гладь меня.
Касайся меня.
Покажи, что я нравлюсь тебе… что ты любишь меня.
Покажи, что я поступил правильно.
Правильно для нас… для нашего будущего…
Я вдыхаю хорошо знакомый запах, присущий одному Алексу.
Как же можно так чувственно, так чудесно пахнуть?
Дрожа, поднимаю голову, ищу его взгляд, его глаза.
Я хочу в них прочитать.
Он смотрит на меня нежно, тепло, заботливо, с любовью… именно так, как я бы хотел.
Ещё больше растрогавшись прекрасным моментом, начинаю опять рыдать.
Я громко соплю, и Алекс идет искать бумажные носовые платки.
- Спасибо, - всхлипываю я, сперва как следует высморкавшись. Совершенно вымотанный, шагаю к его кровати и опускаюсь на нее. Алекс садится рядом со мной и гладит меня по спине.
- Совершенно точно Ким это переживет, не беспокойся за него, - говорит он, и это звучит немного холодно.
- Да, я знаю… - тихо бормочу я.
- Радуйся, что теперь все позади.
- Я и радуюсь, - признаюсь я. – Но все же чувствую себя полным ничтожеством.
- Ерунда, - Алекс решительно трясет головой. – Ты поступил правильно, Бэмби.
- Я поступил правильно? – тихо спрашиваю я.
- Несомненно.
- Я поступил правильно, потому что расстался с тем, с кем встречался, хотя на самом деле его не любил и испытывал чувства к другому? – подвожу итог я.
- Да, - он согласно кивает.
Я смотрю на него.
Жду.
Он возвращает мне взгляд.
Я по-прежнему жду.
Он постепенно смущается.
А я жду.
- Что, Бэмби? – с беспокойством спрашивает он.
- Ох, ничего, просто, кажется, придется чуть-чуть подождать, пока у тебя в голове что-то щелкнет… - я снисходительно улыбаюсь.
- Что ты имеешь в виду? – Ему не по себе.
- Подумай сам над своими словами…
Алекс подозрительно смотрит на меня, потом задумывается и… понимает.
На его щеках появляются милые розовые пятна…
- У нас с Аней нечто совершенно другое, не надо сравнивать, Бэмби, - поспешно говорит он, но это звучит не особо убедительно.
- Чепуха, - я качаю головой. – Перестань отговариваться.
- Я не отговариваюсь, - быстро возражает он. - Я тебе уже как-то говорил, наши ситуации и перспективы абсолютно разные. То, что уместно для тебя, вовсе не должно относиться и ко мне…
Он просто не дает себя переубедить.
Я тяжело вздыхаю и разглядываю ковер под ногами.
- Как хочешь…
Резким движением сбрасываю его руку со своего плеча.
- Что случилось? – удивленно спрашивает он.
- Если ты говоришь, что не можешь расстаться с Аней, я должен это принять, - глухим голосом шепчу я. – Желаю тебе счастья с Аней… - медленно поворачиваю голову, смотрю ему прямо в глаза. - …правда, только с Аней…
- Я все еще не понимаю тебя, - в замешательстве говорит Алекс.
- Тогда я тебе объясню. – Я встаю. – В будущем между нами больше не будет никаких касаний, неважно какого рода. Никаких поглаживаний, никаких поцелуев, никаких объятий, никаких нежничаний и уж совсем никакого секса…
Алекс сидит передо мной на кровати с ужасно милым удивлённым выражением лица. Потом до него доходит, что скрывается за моими словами… и начинает чертовски коварно ухмыляться.
- Ладно, - говорит он, сверкнув глазами.
- Я не позволю тебе себя использовать, как тебе вздумается… - Его широкая усмешка невероятно раздражает.
- Понятно… - он опирается руками на матрас и непринужденно закидывает ногу на ногу.
- Я на полном серьезе! - упрямо прикрикиваю на него, возмущенный его наглой ухмылкой.
- А как же, Бэмби, - шепчет он и многозначительно подмигивает.
Я страшно раздражен.
Неужели он мне не верит?
Когда я вместе с Марком принял это решение, то был убежден и в нем, и в его эффекте, теперь же оно мне кажется весьма слабым… нет, я себя чувствую весьма слабым.
Как же там говорят?
Дух бодр, но плоть…
Дерьмо.
Проклятая плоть.
Я такой лузер.
Обиженно выдвигаю нижнюю губу и складываю руки на груди.
- Чем ты недоволен, Бэмби? – преувеличенно ласково спрашивает Алекс. – Я целиком и полностью согласен с твоим решением. Скорее всего, ты прав.
- Ты не веришь, что я выдержу, - обиженно шепчу я.
- Конечно, верю, - говорит он, даже не пытаясь казаться убежденным.
Я так рассержен… больше сам на себя…
Я вовсе не хочу держаться от него подальше. Я хочу его целовать, касаться, спать с ним – всегда и везде…
Я схожу по нему с ума.
И он это знает. Он знает, что может делать со мной все что угодно…
Он такой бессовестный… а я такой глупый.
От злости, стыда и волнения я становлюсь пунцовым, что Алекс, похоже, считает ужасно забавным, потому что начинает смеяться.
- Ты такой гадкий! – возмущаюсь я и топаю правой ногой по полу.
Но от этого Алекс смеется еще сильнее.
Совершенно внезапно он стремительно поднимается и идет ко мне.
Его движения такие медленные… обдуманные, подчеркнутые… очень сексуальные…
Он похож на крупного хищника, тигра или пантеру…
Покрываюсь мурашками и быстро делаю один, два, три шага назад. Его серые глаза смотрят на меня так напряженно, что меня бросает в жар.
Спиной чувствую дверь, упираюсь в дверную ручку.
Сердце быстро стучит – Алекс подходит все ближе — и еще быстрее…
Он останавливается вплотную ко мне, очень близко… но не касается…
- Я уважаю и поддерживаю твое решение, - шепчет он низким голосом, и опять его глаза сверкают. – Я сделаю все, что ты хочешь, Бэмби…
Эта двусмысленность… это было намеренно.
Говнюк!
Я на грани приступа бешенства.
От отчаяния хочется закричать, затопать, взбеситься, запротестовать и обидеть его, но вместо этого как загипнотизированный смотрю в его прекрасное лицо.
Высокие скулы, прямой нос, длинные темные ресницы, серые, как сталь, глаза…
Гм, я хочу попробовать на вкус его нежные губы… поцеловать мягкую шею… коснуться кожи под свитером… расстегнуть ремень…
- Ты такой гадкий, гадкий, гадкий… - рассерженно ору я и изо всех сил отталкиваю его в сторону.
Чуть покачнувшись, Алекс сразу же находит равновесие и опять начинает смеяться.
- Ну-ну, Бэмби, так не пойдет, ты только что сам нарушил свои же правила, ты коснулся меня… - он делает наигранно шокированный вид.
- А вот и нет, - громко возражаю я. – Я оттолкнул тебя…
- И при этом коснулся… - назидательно высказывается Алекс.
Я хочу сказать что-то весомое, самоуверенное, убедительное, но то, что слетает с моих губ, скорее похоже на вскрик кошки, которой наступили на хвост…
Алекс же, заметив мою беспомощность, закусывает нижнюю губу, чтобы подавить новый смешок, и миролюбиво улыбается.
- Не волнуйся, Бэмби. – Он возвращается к кровати и садится. – Я понял.
- Тогда прекрати постоянно меня злить, - упрямо требую я.
- Гм… - ухмыляется он. – Это не так легко. Доставляет безумное удовольствие тебя провоцировать.
- Ты считаешь смешным, когда я злюсь? – возмущенно спрашиваю я.
- Не смешным… очаровательным…
Очаровательным?
Он считает меня очаровательным?
Алекс считает меня очаровательным?
Кровь опять приливает к голове, и мои щеки становятся пунцовыми…
- Правда? – вопросительно шепчу я, наслаждаясь ощущением мчащихся по всему телу гормонов счастья.
- Да, - улыбается он. – Ты при этом всегда выглядишь как красный орущий малыш…
- Ты… - я обиженно фыркаю и сжимаю кулаки. – Вот теперь хватит, я тебе врежу!
Эта угроза, похоже, веселит Алекса. Он откидывается на спину и держится за живот от смеха.
Быстро хватаю диванную подушку. Угрожающе подкидываю ее в воздух.
- Хочешь побить меня подушкой? – весело спрашивает Алекс.
- По крайней мере, попытаюсь, - шиплю я и в два больших шага запрыгиваю на кровать.
Но прежде чем я успеваю воплотить в жизнь свои намерения и грохнуть Алекса мягкой подушкой по голове, открывается дверь и в проеме появляется Беттина.
- Что тут случилось? – испуганно спрашивает она. – Вы ссоритесь?
Нам с Алексом требуется несколько секунд, чтобы опять успокоиться.
- Он хочет меня побить, - тяжело дыша, наконец говорит Алекс и с широкой усмешкой на лице показывает на меня.
- Но только потому, что ты меня разозлил, - возражаю я и пытаюсь бросить в него подушкой. Ловким движением он уклоняется от моего выпада и провокационно показывает мне язык. – Не попал.
- Ты это видела? – взволнованно спрашиваю Беттину. – Он показал мне язык. Так нельзя, ты должна его наказать.
Слегка растерянно Беттина переводит взгляд с одного из нас на другого.
- Э… простите, если я вам… э… если я вам помешала, но… Алекс, нам надо поговорить…
Она выглядит как-то странно.
Такая бледная и… она плакала?
- Что случилось? – Алекс тоже заметил выражение лица матери. Он опять собран, серьезен и спокоен. Его серые глаза пристально рассматривают фигуру мамы.
- Гм… так… сперва присядем, - тихим голосом говорит Беттина. – Тоби, ты не мог бы… - она кивает головой в сторону двери и извиняюще смотрит на меня.
- Да, конечно, - быстро отвечаю я.
Я бросаю еще один взгляд на Алекса, смущенно и с вопросом глядящего мне вслед.
Ты сейчас должен быть сильным…
На пороге комнаты я сталкиваюсь с Марией и Мартой.
- В чем дело? – нетерпеливо спрашивает Мария. – Мам, я жду звонка от Яны. Это важно. Ее парень лапался с какой-то девицей из параллельного класса.
Беттина толком не слушает дочь. Она протягивает руку Марии и мягко тянет за собой к кровати Алекса.
Марта садится к Алексу на диван. Мы на секунду встречаемся взглядами.
Она нервно улыбается мне.
Я понимаю.
Осторожно закрываю за собой дверь.
Ладно, вот и он, момент истины.
Марта рассказала Беттине о возвращении Маркуса в Мюнхен, и теперь Мария с Алексом тоже узнают, что их отец опять в городе.
Их отец вернулся и хочет их видеть.
Как они отреагируют на эту новость? Что будут чувствовать?
Радость? Страх? Злость? Тоску? Ненависть? Любовь? Любопытство?
Дрожа и ощущая странную вялость в животе, я стою, взволнованно разглядывая закрытую дверь, и подслушиваю.
Чего я жду?
Гневных криков? Слез? Бурного проявления радости? Возгласов неверия, гнева?
Я не знаю.
Поспешно разворачиваюсь.
Не могу тут оставаться. Нужно уйти, куда-нибудь.
С обеда я ничего не ел. Я мог бы спуститься на кухню и сделать пару бутербродов. Нет, я не голоден…
Медленно бреду по коридору.
Слышу невнятное бормотание Елены из ее комнаты. Она говорит по-испански. Вероятно, разговаривает по телефону с родителями или друзьями из Перу.
Не хочу ей мешать или прерывать.
Все тело, кажется, содрогается от нетерпения.
Это внутреннее беспокойство… это предчувствие… это знающее незнание…
Я бесцельно шарахаюсь по тихому дому, но мыслями в той комнате… комнате Алекса… там, где он сейчас сидит и узнает то, что взбаламутит всю его жизнь.
Мои мысли с ним.
Я не слежу, куда меня приводят ноги.
Растерянно поднимаю голову, осматриваюсь.
Я стою перед папиным кабинетом.
Дверь открыта. Я вижу отца: он сидит за письменным столом и стучит по клавиатуре.
Современный стеклянный стол расположен перед большим окном. Определенно, днем, когда солнце заглядывает в окна, в просторной комнате много света. Правда, сейчас на улице тьма-тьмущая и папе пришлось включить лампу на столе.
В его кабинете я был только пару раз.
И честно сказать, всегда избегал сюда заходить.
Всегда избегал оставаться с ним наедине…
- Привет, - говорю я.
Он испуганно поворачивается, замечает в дверях меня и делает удивленное лицо.
- Привет? – вопросительно говорит он.
Робко захожу в комнату. За широким письменным столом висит длинная книжная полка. Она занимает почти всю стену. Рядом с регистраторами и сводами законов стоят энциклопедия Брокгауза и несколько справочников и книг, в основном по немецкой и международной экономике. У противоположной стены стоит массивный темный кожаный диван. Со вздохом опускаюсь на него.
Папа подозрительно рассматривает меня.
- Что такое? – спрашивает он.
- Ничего… - Что я должен ему ответить? Я и сам не знаю, почему сейчас к нему пришел…
- Тебя опять не было за ужином, - наконец произносит папа, потому что, похоже, ему не приходит в голову ни одной темы, на которую мы можем говорить.
- Да, мне надо было кое-что уладить… - уклончиво бормочу я.
- И ты не мог это отложить? – невозможно не услышать в его голосе упрека. – Ты же постоянно твердишь, что очень важно, когда семья собирается вместе за столом.
- Да, я по-прежнему того же мнения, - тихо шепчу я. – Но поскольку тебе безразлично, вместе мы едим или каждый по отдельности, то не стоит зря волноваться.
Он смотрит на меня.
- Мне не безразлично, - наконец тихо возражает он.
Я лишь пожимаю плечами.
Мы молчим.
Я сожалею, что просто не прошел мимо его комнаты.
Почему я заговорил с ним?
Почему просто не проигнорировал его, как он всегда поступает по отношению ко мне?
Почему внезапно появилось это необъяснимое желание оказаться рядом с ним?
Алекс, Мария и Беттина как раз говорят о Маркусе, говорят о своей семье…
И в некотором смысле… мы с папой по-настоящему не относимся к ней… мы особенная маленькая часть…
- Что случилось? – Я совсем забыл об отце. Он смотрит на меня изучающе, вопросительно. – Что-то случилось?
Я с трудом сглатываю.
- Гм… нет, - неуверенно бормочу я, разглядывая ногти на руках.
- Неприятности в школе? – Вот так всегда: когда он не знает, о чем со мной разговаривать, то начинает говорить о школе.
- Нет, - отвечаю я.
- А что тогда?
- Я… я просто хотел поздороваться… - шепчу я.
- О… ладно…
Почему это так сложно?
Мы же отец и сын, поэтому должны быть друг другу ближе.
Где те природные врожденные узы, та связь, что дает нам возможность даже после многих лет разлуки улавливать чувства другого?
Та невидимая нить, позволяющая распознавать эмоции и мысли, взгляды и желания близкого тебе человека.
Где эта нить?
Нет, не то чтобы я к отцу ничего не испытываю, но… но все, что я чувствую, так запутанно и… как-то мучительно …
Будет ли так же и у Алекса, когда он в первый раз встретит Маркуса?
Или они кинутся в объятия друг друга и будут так близки, будто никогда не расставались даже на день?
Вздохнув, встаю.
- Я пошел спать, - устало говорю я.
- Да, хорошо, - папа неуверенно кивает.
На его письменном столе, рядом с компьютером и кучей бумаг четыре большие рамки. В одной фотография со свадьбы с Беттиной. В остальных рамках фотографии всех членов семьи: Беттины, папы, Алекса, Марии, Тимми и Эммы…
Четвертая немного выпадает из ряда. Она не серебристая, как остальные, а простая четырехугольная деревянная рамка, в которую вставлен рисунок. Не особо понятно, что нарисовано. Видимо, картинку рисовал ребенок. Неуклюжая мазня на белом листе.
В левом верхнем углу нарисовано большое желтое солнце, его лучи тянутся почти по всему листу. На земле зеленым цветным карандашом нарисована трава, на ней стоят три весело смеющихся человека.
Мужчина, женщина и между ними ребенок.
Мальчик.
Я тихо вздыхаю: вероятно, у нас с папой никогда не будет по-настоящему насыщенных, полных любви отношений. Возможно, просто прошло слишком много времени. Возможно, мы слишком по-разному жили, любили и чувствовали. Возможно, мы друг друга уже давным-давно отметили галочкой «выполнено», передали в архив, изгнали из сердца.
Папа теперь любит свою новую семью. У него на столе стоят фотографии Беттины и детей, и он хранит художества Тимми и Эммы.
В этих рамках для меня больше нет места.
- Спокойной ночи, - мямлю я и быстро отворачиваюсь, чтобы он не заметил мои повлажневшие глаза.
- Спокойной ночи, - отвечает он.
Я безумно рад, когда наконец оказываюсь в темном коридоре. Тихо сопя, вытираю с лица теплые слезы. Совсем спокойно, это лишь небольшой эмоциональный припадок. Надеюсь, быстро пройдет.
Мне остаётся злиться только на самого себя.
Почему я вечно попадаю в дурацкие ситуации и в конечном итоге наношу вред себе же?
Без сил карабкаюсь по ступенькам лестницы, ведущей в мою комнату.
После короткого посещения душа, плетусь зевая к Норезунд и с тихим стоном падаю на матрас.
И сразу же закрываю глаза.
Приди, глубокий сон, приди. Возьми с собой, уведи меня. Подальше от всех раздумий, подальше от всех плохих мыслей.
Спать.
Покой.
Наконец-то.


Будильник издает ужасающий звук.
Писк. Резкий и истеричный. Ненавижу этот шум.
Вероятно, они, будильники, и должны быть такими. Если бы они гудели нежно и приятно, то, волей-неволей, не выполнили бы свою задачу.
Как будильник ты обязан быть противным, это твоя работа, твое назначение.
Ты должен бесить, раздражать и сердить людей.
Только с помощью нервирующего пищания большинству удается покинуть свои теплые удобные кровати, чтобы направиться на работу или в школу, университет или еще кто знает куда.
Когда я просыпаюсь, у меня ощущение, что я едва ли спал. Я все еще смертельно уставший. И, по-видимому, я совершенно не слышал свой будильник.
Кто-то трясет меня, хлопает по плечу.
Марта? Я проспал?
Вот дерьмо.
- Отстань, я уже проснулся, - бормочу я в подушку.
- Вставай! – Это не Марта.
Я поднимаю голову, пытаюсь продрать глазенки.
Ничего не понимая, заспанно оглядываюсь.
В комнате еще темным-темно. Дождь барабанит по стеклу чердачного окна. Я слышу, как вокруг дома носится ветер.
На улице бушует непогода.
Растерянно приподнимаюсь. Глаза постепенно привыкают к темноте. Я различаю фигуру, стоящую рядом с кроватью.
Высокую, худую… светлые волосы, блестящие даже в самой темной ночи…
- Алекс? – удивленно спрашиваю я.
- Гм… - хмыкает он.
- Что случилось? Сколько времени? – я поспешно наклоняюсь к ночному столику и включаю маленькую лампу.
Становится светло.
Я взволнованно смотрю на него.
Он выглядит… странно… не знаю, так… в его глазах, кажется, бушует такой же ураган, как и на улице…
- Сколько времени? – повторяю я.
- Около полуночи, - отвечает он низким голосом.
- Почему ты меня разбудил? – Его внешнее спокойствие заставляет меня сильно нервничать.
Алекс не дает мне ответа, вместо этого подходит к шкафу, открывает его и начинает в нем рыться.
- Что?.. - я со страхом наблюдаю, как он бросает на кровать мою дорожную сумку и без разбора начинает складывать в нее какие-то шмотки.
- Я должен уехать отсюда… - наконец тихо бормочет он.
- Ты должен… что?
- Не могу здесь оставаться… я должен уехать из этого дома… - он вытаскивает из шкафа три моих свитера и две пары брюк и небрежно бросает в сумку.
- Ты хочешь уехать? Сейчас? Посреди ночи? С моими вещами? – Я уже ничего не понимаю и в шоке смотрю на него.
- Идиот! – тихо бормочет Алекс и открывает выдвижной ящик, в котором я храню нижнее белье. Он захватывает пригоршню и тоже запихивает в сумку.
- Пожалуйста, Алекс, подожди секунду. – Я встаю и, осторожно подойдя ближе, протягиваю к нему руки. – Скажи мне, что случилось… ты пугаешь меня…
Он замирает. Сейчас, когда он прекратил метаться туда-сюда, я замечаю дрожь, идущую по всему его телу.
Медленно дотрагиваюсь до его рук, придерживаю, заставляя успокоиться.
- Что случилось?
Конечно, я давно знаю ответ и… из-за этого чувствую себя отвратительно…
Но для угрызений совести не время, сейчас речь об Алексе. Так что веду себя соответственно: удивленно и участливо, когда он хрипло сообщает:
- Мама сообщила нам с Марией, что наш отец опять живет в Мюнхене…
- О… - понятливо отзываюсь я, и остается только надеяться, что Алекс не заметит мою нечестность.
Он и не замечает.
Он слишком взволнован.
- Он открыл своего рода галерею… здесь, в городе. – Руки Алекса все еще дрожат. – И Марта как-то встретила его во время покупок… они поговорили и… он хочет увидеться со мной и Марией…
Мое сердце стучит по крайней мере так же громко, как и у Алекса.
Сказать ему правду?
Я смотрю в его напряженное лицо… столько эмоций и мыслей спрятано во взгляде блестящих серых глаз…
Я не могу ему сейчас это сказать. Нет, не сейчас.
- Ваш отец хочет вас видеть? – шепотом спрашиваю я. – Но это же хорошо, да?
- Нет, - сразу возражает он уверенным голосом. Потом опускает глаза. – Или… я не знаю…
- Ты сбит с толку, — ласково говорю я, гладя его по тыльной стороне ладони. – Это вполне понятно, Алекс. Любой бы так себя чувствовал. Ты говорил об этом со своей мамой?
- Нет, - он решительно качает головой. – Мама и сама в полной растерянности… я должен был при ней оставаться спокойным. Она рассчитывает на меня…
- Бред какой, - резко прерываю я его. – Твоя мама не может и не будет ждать от тебя, что ты все воспримешь без эмоций.
- Ты понятия не имеешь… - он закатывает глаза и хочет вырваться. Я удерживаю его, не давая уйти.
- Успокойся, Алекс, - прошу я его. – Давай поговорим. Ты давно не виделся с отцом? Была крупная ссора? Вы вообще не общались?
- Нет, я не могу… - В его глазах мелькает паника. – Я не могу об этом говорить… я не могу ясно думать… это все слишком…
Я его еще никогда таким не видел.
Он в таком отчаянии… такой растерянный…
Мое сердце невероятно болит.
Никогда не думал, что боль другого человека может причинять не меньшую боль мне…
Это, по всей вероятности, любовь…
- Я должен уйти отсюда, - повторяется Алекс и все же высвобождается из моих рук, чтобы продолжить укладывать вещи в сумку.
- Я правда тебя не понимаю… но думаю, это не решение, если ты сбежишь… - с сомнением тихо выдаю я.
- Знаю. Но я и не собираюсь надолго уезжать… это только… мне просто сейчас не хватает воздуха… я не могу нормально дышать… мне надо уехать…
- Но на сколько и куда? – неуверенно спрашиваю я.
- Понятия не имею…
С жужжащим звуком он застегивает молнию на моей сумке.
Он перекидывает ремень через плечо и нетерпеливо смотрит на меня.
- Давай, чего ты ждешь? Одевайся…
- Что..? Я поеду с тобой? – я таращусь во все глаза.
- Ты такая бестолочь, Бэмби. Зачем же я собирал твои шмотки? А? Твои маленькие штанишки мне ведь не подойдут? – он закатывает глаза.
- Но… нам же завтра в школу… - неуверенно вставляю я. – И папа с Беттиной, и все остальные будут волноваться…
- Мы позвоним им и сообщим, - нетерпеливо говорит Алекс. – И, пожалуй, один единственный раз школа без нас переживет…
Он не шутит.
Он хочет, чтобы я поехал с ним.
Он хочет, чтобы мы свалили вместе...
Внезапно я начинаю безумно волноваться…
- Хорошо, - нервно шепчу я.
Он улыбается.
- Тогда пошли… - он направляется к люку в полу.
- Подожди, - останавливаю я его. – Куда мы поедем?
- Я пока еще не знаю, - нетерпеливо говорит он.
- Но мне надо знать, от этого зависит, что я возьму с собой. Если мы, например, полетим в Дубаи, мне нужны плавки, если в Москву, то надо захватить зимнее пальто.
- Мы не полетим ни в Дубаи, ни в Москву, — стонет Алекс.
- Ладно… - Я сную по комнате туда-сюда. – Ты положил мои носки? – Нее, вот видишь, так я и думал, что ты забыл. – Тут! – А зубная щетка мне, конечно, не нужна… Расческа, дезодорант, гель для душа, шампунь… Возьмем твой фен или мой? – Не закатывай глаза, нам нужен фен. Ты же сам вечно часами укладываешь волосы. – Мобильный, зарядка, кошелек… - Очень надеюсь, что там, куда мы едем, будет электричество…
Я скачу от письменного стола к шкафу и обратно в ванную. Одновременно натягиваю удобные джинсы и простой черный свитер с капюшоном.
Алекс нетерпеливо ждет меня, постоянно переминаясь с ноги на ногу.
- Взять цифровой фотоаппарат? – спрашиваю его.
- Зачем?
- Может, мы захотим задокументировать своё дорожное приключение…
- Ох, Бэмби, я уже жалею, что вообще тебя спросил… - раздраженно вздыхает он.
- Почему это? – я не понимаю.
- Это же не поход бойскаутов, - бормочет он.
- Даже спонтанный побег должен быть хорошо подготовлен. Или ты хочешь потом злиться, потому что забыл половину?
На это он ничего не говорит.
Проходит еще четверть часа, прежде чем я все собираю.
С Алексом чуть не случается припадок бешенства, когда я прошу взять с собой Гвен.
- Зачем нам резиновая кукла? – шипит он.
- Она нам не нужна, я просто подумал, что было бы здорово взять ее с собой, чтобы она немного посмотрела мир… она же целый день сидит в моей комнате…
Он секунду молча смотрит на меня.
- Пошли! – тихо говорит он и первым спускается в люк.
Свою сумку он оставил у подножия лестницы.
Остальные спят. По крайней мере, во всем доме необычно тихо. Слышно только, как ураганный ветер дико и требовательно завывает вокруг дома.
Мы не включаем свет. На цыпочках крадемся в темноте по коридору. Каждый раз, когда скрипят ступеньки лестницы, мы испугано вздрагиваем и прислушиваемся.
Мое сердце дико колотится от волнения. Я держу Алекса за руку, позволяя вести меня в темноте.
У меня нет страха, опасений… волнение другого рода… оно беспокоится, щекочет в животе, вызывает безумные мурашки и заставляет грохотать сердце…
Не знаю, куда мы идем, и не знаю, имеет ли вообще смысл то, что мы делаем…
Так удирать просто безрассудно и неправильно. Подобный поступок совсем не похож на Алекса. Он тот, кто себя и свои чувства всегда подчиняет благоразумию. Он тот, кто всегда ведет себя рационально и корректно. Он втайне покидает свой дом, снимает с себя ответственность… а я еще и поддерживаю его в этом…
Но что-то говорит мне, что это хорошо… все будет хорошо…
Пока мы вместе.
Он совершенно определенно прав, он сейчас должен просто уехать, оставить все позади, хотя бы на пару дней.
В холле мы надеваем куртки и ботинки.
Опять пытаемся вести себя как можно тише.
Если нас сейчас кто-нибудь застанет…
Взволнованно ищу на ощупь его руку, крепко держусь за нее.
Он открывает входную дверь.
Нас встречает порыв холодных дождевых капель.
Бегом пересекаем двор. Нажав на кнопку, Алекс снимает Форд с сигналки. Сумки быстро исчезают в багажнике, и мы спешим спрятаться в сухом салоне автомобиля.
Охнув, захлопываю за собой дверцу.
Пристегиваюсь, пока Алекс заводит мотор.
Нервно бросаю еще один быстрый взгляд на большой дом, сейчас погруженный в темноту.
Потом машина приходит в движение, и мы выезжаем из ворот.

______________________
Песочный человечек — герой детских сказок — человечек, который сыплет детям в глаза песок, чтобы они уснули.
Хорошие времена, плохие времена — самая длинная немецкая «мыльная опера», транслировавшаяся по будням с 1992 года. К лету 2012 года было показано более 5 тысяч серий сериала.
Дух бодр, но плоть слаба.
Поблагодарили: VikyLya, Georgie, Mari Michelle, Peoleo, bishon15, sta222, Aneex, lafizzy, Yazid , anakondra, verle69, Zazely, kubik rubik, Sola, blekscat, DworakOxana, Mila24, trandafir, Helena7, Maxy, alfia.grona, barabulka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
30 Дек 2017 21:31 - 30 Дек 2017 21:34 #737 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
Денилз, Ниныч, огромное спасибо!

Печально, что все закончилось так ужасно. Как бы было хорошо, если бы Ким меня понял.
Но чего я ожидал?

Действительно, а чего он ожидал?
Как печально. Было бы лучше, если бы Тоби просто сказал, что не любит Кима. А то. получается, перевалил с больной головы на здоровую. Хотя. может, и не совсем здоровую. Какая-то доля правды в этом есть. Но к таким мелочам начинаешь придираться, если нет никаких чувств. Нет, Тоби правильно сделал, что расстался, только не так надо было. Мучается вот теперь сам от чувства вины. бедняжка :yh:
Алекс же нарочно дразнит Тобичку. При этом утверждает, что у него с Аней не то же самое, что у Тоби с Кимом(
А конец главы вообще сказочный. Они оба сбегают из дома, как Муми-тролль со Снусмумриком из Муми-дола. Тоби настоящий ребенок, который ждет приключений)))
С наступающим Новым Годом !

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: denils, ninych, blekscat, DworakOxana, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
31 Дек 2017 16:17 - 31 Дек 2017 16:19 #738 от Maxy
Maxy ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017

VikyLya пишет: Тоби правильно сделал, что расстался, только не так надо было. Мучается вот теперь сам от чувства вины

Согласна, это правда был необходимый, как и недостаточно продуманный шаг. Спасибо Марку, что вовремя подопнул. Честно говоря, не ожидала такого снобизма от Кима, и мне он так же представлялся сказочным принцем, благородным и добрым... эх, жизнь. В этом мы близки с Тоби, обожаем идеализировать :nyam:

VikyLya пишет: А конец главы вообще сказочный. Они оба сбегают из дома, как Муми-тролль со Снусмумриком из Муми-дола. Тоби настоящий ребенок, который ждет приключений)))

И Алекс-то как приятно удивил! Я все ждала, когда же в нем проснется бунтарский дух, художник, унаследовавший отцовские черты характера. Здорово, что они сбегают вместе, это очень многое значит.

Как обычно читала главу с небывалым удовольствием, радуясь, что она большая и впереди еще много таких :yes: Спасибо за дивный перевод!!! С новым годом!!!

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: ninych, blekscat, trandafir

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • blekscat
  • blekscat аватар
  • Wanted!
  • Знаток ОС
  • Знаток ОС
  • Чорная кошка дорогу перешла
Больше
31 Дек 2017 20:39 #739 от blekscat
blekscat ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
denils,ninych спасиба за чудесний подарок под елочку:bunny: открою уже в новом году)))))
Viky за позитивную елочку)))
Ну што девушки как на востоке говорят:Год Собаки
скоро,Пусть же НГ несет многа вам задора:drink:
Поблагодарили: ninych, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
01 Янв 2018 20:51 #740 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
blekscat, Maxy, VikyLya Спасибо! С Новым годом!!!:party:
Поблагодарили: blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • -Tai-
  • -Tai- аватар
  • Wanted!
  • Новые лица
  • Новые лица
  • Кусаю смертельно.
Больше
02 Янв 2018 02:43 #741 от -Tai-
-Tai- ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
Вырисовывается что-то интересненькое)))
И я как чувствовала, что нечто такое стоит ждать))

Спасибище огромное за очередной подарок к Новому году, счастья вам в 2018!

Come fly with me as high as ever. (с) | Найди свой Таллахасси. ©
Поблагодарили: denils, ninych

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • denils
  • denils аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
02 Янв 2018 02:50 #742 от denils
denils ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
-Tai- впереди еще много интересненького) С Новым годом!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 Янв 2018 03:03 #743 от trandafir
trandafir ответил в теме Либби Ридз "Хаос-Принц", гл. 43/66, upd 30.12.2017
Денилз, Ниныч, спасибо за праздничную главу. :spasibo: Одна глава, а столько всего. Марк вылез из домика и начал слушать, и даже отвечать:dont-go: , Ким не удивил ни разу, проницательный парняга, все понял с одной фразы.:ushol: Chercher l`homme. Алекс - дразнилка, искуситель, Бэмби влип в него, как муха в мед. :dance: И вот вуа ля , папаня на пороге. Зачем бежать то? Хотя так романтично сбежать вдвоем ото всех людей с их проблемами. :date: Интересно, воспользуется Тобичка таким шансом? Или не будет эгоистом? Я за разумный эгоизм. Пусть побегают вместе, главное же вместе. Вижу, что и юмор местами посверкивает, так это заряжает.:clap:
Вдохновения вам в этом году. :lublu:
Поблагодарили: Калле, denils, ninych, blekscat

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.