САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Marchela24 "Независимый"

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Апр 2018 00:09 - 07 Апр 2018 20:53 #1 от Marchela24
Marchela24 создал эту тему: Marchela24 "Независимый"
Независимый


Marchela24
Направленность: Слэш
Автор: Marchela24
Беты: Касанди, VikyLya
Обложка:: VikyLya
Рейтинг: NC-17
Жанры: драма, фэнтези, омегаверс
Предупреждения: насилие, групповой секс, кинк, мужская беременность, принудительный публичный секс, кинг-сайз, упоминается кноттинг, полиамория, threesome
Примечание: 1. Написано для команды WTF Kink 2018 по командной заявке: «Независимый расцепитель — это электромагнит, срабатывающий и отключающий автоматический выключатель при подаче импульса от ключа или кнопки управления. Но что случится, если этот термин попадет на глаза слэшеру» 2. Мир оборотней
3. Текст действительно экспериментальный))
Посвящение: с огромной благодарностью tiger_bush за визуальное воплощение текста:
i.imgur.com/ADEob8a.gif
Публикация на других ресурсах: запрещено без разрешения автора

Аннотация:
Гон — дело сугубо добровольное. Но всегда находились горячие головы, которые пытались наплевать на законы и обычаи.
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, Mari Michelle, Peoleo, ruusunen, moi, Hellwords, Риф, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Апр 2018 00:29 - 07 Апр 2018 20:58 #2 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Часть 1. Агрр

Душная ночь опустилась над Кунейт-Бра. Заход солнца не принес ожидаемой прохлады. Земля напиталась жаром и теперь будто выталкивала из себя его излишки. От этого ароматы разнотравья становились еще сильней, плывя над поверхностью озера, вода в котором стала как парное молоко. Влага скапливалась везде: на широких листах папоротника, крупными каплями свисала словно драгоценные кристаллы с паутины, раскинутой между ветвей, проступала на коже… И вот в этих терпких сочных лугах и перелесках нынче в полную силу кипела ночная жизнь.

Еще несколько часов назад на поле у холмов шумело торжище, завершая неделю Больших Смотрин. Взволнованные юные омеги перебирали узорные пояса, исподтишка стреляя раскосыми глазами по сторонам, стараясь не упустить ни одного претендента перед окончательным Выбором. Молодые горячие альфы вышагивали «грудь колесом», уперев руки в бока, а то и пощелкивали белоснежными зубами вслед какого-нибудь особо аппетитного омеги с округлым задком и стройными ногами. Их более степенные опытные соплеменники не стеснялись рассматривать потенциальных партнеров в упор, определяя на глаз стать и достаток. И повсюду витал сладковатый запах, предвосхищающий начало гона. От него у альф топорщилась шерсть на загривке и приятно тянуло в паху.

Сейчас от дневной церемонности не осталось и следа. Сотни оборотней в бешеной погоне носились по окрестным лесам, сминали пышную луговую зелень, сплетаясь в яростных схватках. Ярко горели глаза в темноте, учащенно билось сердце, наливалось силой альфье достоинство, истекала соками, готовясь его принять, омежья сердцевина.

* * *

Агрру предстояло провести ночь бодрствуя. И не потому, что он решил поддаться всеобщему безумию. Его двое мужей благополучно дожидались главу семьи дома. Младший очень уж просился, но Агрр стоял непреклонно: возиться в дороге с народившимися щенками ему совсем не хотелось. Вирр придерживался такого же мнения и остался присматривать, а заодно успокаивать капризного на последних неделях срока Лея.

К тому же Агрр ехал не ради развлечения. Дважды в год путь его лежал на Большие Смотрины, чтобы стать при необходимости и спасителем и судьей. Именно в их семье из века в век рождались такие, как он оборотни. Крепкие физически и сильные ментально. Не каждый щенок наследовал подобное сочетание способностей. Кто-то из братьев был крупнее его, но слабо устанавливал связь с партнером. Только Урр подавал надежды со временем стать в деле не хуже самого Агрра. Тот ждал этого момента с нетерпением. С тех пор как Вирр постучался в дверь его дома, обязанности стали Агрру в тягость. Хотя не сказать, что обращались к нему уж очень часто.

Вот и в этот раз двум-трем молодым парам помогло простое обливание студеной водой. Нескольких ведер хватило, чтобы охладить горячие головы и вызволить парочки из сцепки. Такие ложные вызовы ничуть не напрягали Арра. Он бы не расстроился, если бы повода к его услугам вообще не возникло. Но об этом приходилось только мечтать. Почти каждый Выбор случались подобные истории.

Испокон веков рода берегли и лелеяли своих омег. Разумный оборотень обязан отличать принуждение от игры. Гон — дело сугубо добровольное. Но всегда находились горячие головы, которые пытались наплевать на законы и обычаи. Взять омегу силой — такое в определенных кругах могло бы считаться даже доблестью. Но тщетно. Природа позаботилась о защите от нежелательных посягательств, остальное додумало общество.

В этих случаях вызывали Агрра. Ко времени его появления вокруг незадачливой парочки уже собирались соплеменники из обоих родов и просто любопытствующие, которые всегда с охотой и азартом наблюдали за долгожданным зрелищем. Несмотря на отличное ночное зрение оборотней, зажигали множество факелов. Измученные гоном и продолжительной любовной схваткой обнаженные оборотни, как правило, оказывались уже мокрыми от безуспешных попыток их расцепить. Омега в полуобморочном состоянии жалобно поскуливал, альфа огрызался из последних сил, демонстрируя клыки и не подпуская никого близко.

Природа мудро предусмотрела, что взятый насильно омега мог заключить незадачливого ухажера в так называемый «замок». Поймать с поличным, как говорится. И только достаточно унизительная для альфы процедура помогала спасти его из плена. Но это все же предпочтительнее, чем в старые времена, когда альфу просто убивали. Порой подобное происходило помимо воли омеги, просто внезапно включался естественный инстинкт, и тогда с вполне поладившей парочкой случался конфуз. Однако главы родов все равно требовали тщательной проверки. От этого зависел размер отступных, выплачиваемых семьей насильника пострадавшей стороне. Если Агрр определял добровольные намерения, стороны отпускались с миром.

Именно так получилось с Вирром. Лей оказался слишком восприимчивым и ошеломленным натиском альфы, а когда понял, что перегнул палку, было поздно — тело уже не слушалось. Агрр навсегда запомнил боль и ярость Вирра, когда он брал того, вгрызаясь в загривок, подавляя собственной сущностью более мощного самца и парализуя волю. Вставшие в круг соплеменники не могли до конца закрыть обзор и спрятать от унижения. Многие стали свидетелями того, как вздернутый и намертво схваченный зад альфы со всего размаху таранит огромный член Агрра. Наказывая, утверждая власть, соединяясь в единое существо, проникая не просто глубоко внутрь, но и выворачивая наружу подсознание. Во имя высшей справедливости!

Аггр обычно не испытывал никакой жалости к поверженному. Вонзал клыки в плоть и с упоением ощущал во рту теплый привкус чужой крови, заставляющий хищно раздуваться ноздри. Древний инстинкт воина, охотника, победителя будоражил и побуждал выпускать когти, расчерчивающие беззащитные бока и спину красными полосами. Не предназначенный для такого обращения альфий зад мог быть полностью разворочен и порван в первые же минуты вторжения. Принуждение резонировало с запечатленными картинами насилия, возникающими в голове; каждая пережитая ранее парой в процессе гона эмоция считывалась и фиксировалась. Агрр с точностью мог рассказать, как происходило дело, определить степень жестокости альфы по отношению к омеге.

Но с Вирром все было по-другому. Его нежность по отношению к омеге постепенно передалась и Агрру. А еще проступали нотки обиды и совершенно неожиданные — мучительного наслаждения. Из-за этого Агрр, уже разобравшийся в чем дело, не смог и не захотел остановиться. Слишком яркие, доселе неизведанные чувства захватили его и понесли на волне удовольствия. Сила которого оказалась такова, что в момент кульминации вместе с ним и Вирр, и Лей излились одновременно.

Обычно все происходило с точностью до наоборот: после перенесенных боли, унижения, принятия в себя семени чужого самца, у нижнего альфы пропадали всякие признаки возбуждения, омега же впадал в транс, что позволяло расцепить расслабившуюся пару. Тут же вступали в действие давно заведенные обычаи. Агрр оборачивался и бежал к озеру сбросить ненужную накопленную агрессию. Долго нырял, отфыркивался, вновь оборачивался, плыл или замирал на поверхности воды, раскинув руки и уставившись в небо, полное сияющих звезд. Он мог провести так довольно много времени, пока не наступало абсолютное умиротворение. Считанные чужие эмоции превращались в обычную информацию, словно обычный разговор, услышанный случайно на торжище. Тогда он выбирался на берег, неспешно одевался в поданный парадный наряд и отправлялся на совет родов, чтобы подать голос в защиту или осудить, просить о снисхождении или о суровой каре. Не было случая, чтобы с ним не согласились. Никто не посмел бы обвинить его в пристрастности, подкупить или запугать. Агрр достойно исполнял свое предназначение.

Только однажды он дал слабину и нарушил традиции — когда на его пороге появился Вирр. Они поняли друг друга без слов, обжегшись взаимными жадными взглядами. Поэтому тяжкой стала для Агрра его ноша, ведь глубоко внутри он давно потерял свою независимость.
Часть 2. Лей

Багряное солнце лениво опустилось за дальние холмы. По милости богов обещая ветренную погоду. А если удача не отвернется, то с моря навеет долгожданную прохладу. Лей уже весь изнемог, маясь и так и эдак. В человечьем обличье пережидать последние дни срока тяжко: спину ломит, беспокойные щенки болезненно скребут изнутри, и кушать приходится почти беспрестанно, подкрепляя быстро уходящие силы. В звериной ипостаси все намного проще: и беременность переносится легче, и мясо сырое лучше утоляет аппетит. Если бы только не шкура, которая в такую жару становится непосильной ношей.

Лей бы с удовольствием побежал окунуться в ближайшую речку, но Вирр запретил — боялся, как бы неуклюжий омега с огромным брюхом не поскользнулся на камнях. Он оберегал его так, как будто сам вынашивал этих детей. Следил за каждым шагом младшего мужа, приносил с охоты самые вкусные кусочки. Вечерами растирал Лею онемевшую поясницу, заваривал специальные чаи, облегчающие состояние.

Пару дней назад они начали готовить лежанку для омеги: только самый мягкий еловый лапник, циновки из хорошо промятого растительного волокна, тюфяки, набитые душистой сухой травой, защитные обереги по четырем сторонам… Рановато — время родов еще не пришло, но зато Лей приспособился спать на ней: ближе к земле и прохладней, и удобней.

В праздности последних дней невольно одолевали разные мысли: страх предстоящего разрешения от бремени, воспоминания о собственном детстве, думы об их нынешнем житье-бытье.

Лей и предположить не мог, что ему уготована такая судьба. Хотя в своем роду слыл одним из самых красивых и желанных омег. Многие были разочарованы, когда он отказался от Малого Выбора среди соплеменников. Но Лей не дал им ни единого шанса. Долгими зимними вечерами, когда он мастерил пояса или выделывал тонкую кожу под щегольские сапожки, мечталось о настоящем приключении — увлекательной поездке в Кунейт-Бра, женихах-красавцах с богатыми подарками, восхищенных взглядах и жарких объятиях. Нежным и податливым казался Лей снаружи, но держался своего: уговорил-таки родителей ехать на летние смотрины.

Многие альфы задерживались в их торговых рядах. Нравилась им искусно выправленная упряжь, самотканые ковры, изящная меховая одежда, а больше всего — омеги с темными и гладкими, будто шелк, волосами, бледной кожей и бархатным румянцем на высоких скулах. У приглянувшихся парней выпрашивались вышитые браслеты, которые омеги загодя надевали по несколько штук на каждую руку. Считалось, что ткань хорошо впитывает запах и в начале Гона альфа скорее разыщет избранника. А еще нюх оборотней помогал им с выбором, подсказывая наиболее подходящую пару.

Поначалу у Лея разбежались глаза. Нарядно одетые по такому случаю альфы — не чета жителям лесного захолустья — производили незабываемое впечатление. Но что-то подсказывало ему не торопиться, не раздаривать слишком быстро свою благосклонность. Постепенно он научился определять достаток женихов по одежде, оружию, искусным украшениям, внимательно прислушивался к другим омегам, обсуждающим потенциальных претендентов. Улыбался охотно, поворачивался то одним, то другим боком, пропускал пальцы сквозь густые пряди, чтобы на них ярче играли солнечные блики, но тряпицы с руки так ни для кого и не снял.

Лей чувствовал себя как натянутая тетива лука: он постоянно был в напряжении и будто вибрировал изнутри, готовый в любое мгновение сорваться с места. Присутствие множества неповязанных омег и свободных альф добавляло напряжения: то и дело вспыхивали потасовки, разгоряченные самцы пока еще не всерьез мерялись силенками и остужали ударами и укусами закипающую кровь. Омеги с любопытством приглядывались к самым дерзким красавчикам, но Лей уже знал, что его путь лежит не к ним.

В центре, неподалеку от алтаря, за широкими столами по вечерам собирались самые уважаемые альфы родов. Вели неспешные беседы, играли в ти-тонг — игру-головоломку, приглядывали за порядком… Они, как правило, не вышагивали по рядам в поисках избранника, семьи сами приводили к ним омег на смотрины, если могли предложить за сыновьями богатое приданое. Родители Лея о таком и не помышляли.

Долго высматривал он подходящего альфу — достаточно молодого, сильного, хорошего собой — с мощной холкой и крепкой челюстью, с богато украшенным снаряжением. Правда, велика была вероятность, что у такого солидного оборотня уже есть супруг, но Лей резонно рассудил, что лучше уж пойти вторым мужем в дом с достатком, чем самому надрываться над немудреным хозяйством и едва сводить концы с концами. Такую долю он мог обрести и не уезжая из родных мест. Лей догадывался, что многие женихи по случаю сватовства надевали на себя все лучшее, что собрали в семье и заняли у родичей, поэтому решил действовать наверняка.

Улучив минуту, Лей прошел, покачивая бедрами, делая вид, что направляется к алтарю, а сам вынул свой лучший браслет из-за пазухи и бросил на колени приглянувшемуся альфе. Хитрость эту он тут же на днях узнал, подслушивая разговоры замужних омег. Хотя в семени своем испачкать не посмел — за такое непотребство могли и наказать, но проносил некоторое время его в штанах, смущаясь и вздрагивая всякий раз, когда выпуклая вязь вышивки задевала промежность.

Страшно ему было до дрожи в коленях и головокружения, но все же пересилил себя, не убежал сразу, а дождался, пока альфа поднесет ткань к носу, втянет поглубже красноречивый аромат, бросит оценивающий взгляд на Лея, вгоняя того в сладкую дрожь предвкушения. Омега еще наклонился, стряхивая с носка сапожка несуществующую травинку, продемонстрировал во всей красе упругий зад, ладные ноги, гибкость молодого тела…

Эти качества пригодились ему чуть позже — ночью, когда под крики и гиканье высыпавшего в поля народа начался Большой Гон. Лей припустил со всей молодой прыти, оглядываясь на ходу, стараясь угадать по шкуре и стати понравившегося альфу. Ловко уворачивался от незадачливых ухажеров, норовящих запустить клыки в бока или сразу вцепиться в загривок, не утруждаясь долгими ухаживаниями. Вскоре его захватил общий азарт погони и он уже ни о чем не думал, когда несся по прелой траве, все глубже убегая в лес.

Дальнейшее он помнил как в тумане. Невидимый прыжок, по ощущению как дуновение ветра, мощный удар обрушившейся на него туши здоровенного самца, испачканный в земле нос, который хотелось скорее отряхнуть, чтобы учуять, правильному ли альфе подчиняешься, подставляя беззащитное брюхо. Внутри все инстинкты вопили: «Отдайся, отдайся!» До дрожи, до скулежа, до поджимающегося пульсирующего зада…

Они катались по земле, исполняя испокон веков заложенный природой танец соития, а Лея переполнял первобытный восторг обретения пары. Впервые Вирр взял его на опушке леса в зверином обличье, долго, с упоением вылизывая выделяющиеся у Лея для вязки соки и довольно урча. Первая часть омеге понравилась, а вот сцепка… Лей вилял всем телом, уворачивался, стараясь уйти от неприятных ощущений, но лишь больше раззадоривал альфу. Тот ввинчивался все глубже и глубже, казалось этому не будет конца. В какой-то момент омеге удалось вывернуться и помчаться прочь со всех ног.

Далеко он, конечно, не убежал. Для мощного альфы поймать убежавшую пару всего лишь игра, вызов. Вирр гнал его до луга, то приближаясь, то отпуская, щелкал зубами у самого уха, дышал где-то поблизости, всем своим видом показывая, кто хозяин положения. Наконец он счел «передышку» достаточной и повалил Лея в траву, одновременно кусая за загривок и заставляя обернуться.

Оказалось, что шкура оборотня будто защищала от смущения и неловкости. Но стоило им принять человеческое обличие, как Лей осознал, что лежит, обнявшись, по сути с незнакомцем. Красивым, желанным, но чужим. Вирр не дал ему тогда времени на раздумья: впился в губы властным поцелуем, заставляя потерять рассудок и волю. Лей каждую секунду ожидал вторжения, однако альфа на этот раз не торопился.

Больше другого Лею приятны были ласки шеи, живота и укусы чувствительных сосков. Если в звериной ипостаси отдавались, как правило, выпячивая и оттопыривая зад, закрыв передними лапами голову, то обернувшись, омеги переворачивались на спину, широко раздвигая ноги и выгибаясь навстречу альфе. Небольшие аккуратные омежьи члены, истекающие смазкой, так и напрашивались на внимание. Чаще всего их вылизывали вместе с пахом, промежностью и раскрытым предыдущим совокуплением входом, показывая приязнь и готовность к вязке. Вирр тоже щедро одарил милостями каждый кусочек нежной плоти Лея, смешивая свою слюну и выделяющийся секрет.

Омега несколько раз незаметно дотрагивался до его достоинства, обмирая от страха и готовясь к будущей неизбежной боли. Слишком уж огромным выглядело орудие альфы, и, несмотря на всю подготовку, принять его полностью казалось делом немыслимым. Тело сопротивлялось, кожа вся горела, будто вот-вот готова была лопнуть, мышцы одеревенели, когда Вирр принялся проталкиваться вовнутрь толчок за толчком. Лей никогда не считал себя мелким, но сейчас он ощущал чужой член чуть ли не у горла, отчего начал задыхаться. Слезы сами собой выступили на глазах, руки непроизвольно рвали пучки травы, а бедра опоясал неведомый жар. Он пытался кричать, хрипел, срываясь на жалобный скулеж...

Уже на грани забытья омега осознал, что давление становится запредельным, невыносимым — пошла настоящая вязка. Из последних сил Лей попытался избавиться от распирающего его узла и потерял сознание. Пришел он в себя от ковша воды, выплеснутого в лицо. В темноте ярко чадили факелы, освещая совершенно незнакомых ему оборотней. Боль никуда не ушла, но стала привычной, тупой, будто тело постепенно онемело. Вирр нависал над ним, упираясь руками по обе стороны от головы омеги, стараясь прикрыть того от чужих взоров. Лей не понимал, что с ними происходит и почему его мучения не прекращаются.

Внезапно толпа затихла, и Лей почувствовал, что Вирра словно ударили сзади с размаху. Не перестающий скалиться на окружающих, альфа захлебнулся рыком на высокой ноте, как какой-нибудь несмышленый щенок, которому наступили на лапу. В его глазах Лей уловил отголоски собственной боли, многократно преумноженной, но тот быстро опустил голову, пряча взгляд. Затем он начал двигаться внутри омеги будто помимо своей воли. Что-то теплое потекло по ноге Лея, но он почти не обратил на это внимания. Толпа глухо зарычала от едва уловимого запаха крови, разлившегося в духоте летней ночи. Постепенно размеренные толчки заглушили страдания, и на смену панике пришло умиротворение и сладкая нега. Спутанные волосы Вира полностью скрыли выражение его лица, но Лей надеялся, что альфе стало так же хорошо, как и ему. Конечно, хотелось утешающих поцелуев, объяснений, но горячее удовольствие, проникающее в каждую клеточку плоти, вытеснило любые мысли.

Позже Лей продолжал качаться на волнах неги, когда его, завернутого в покрывало, несли на руках в шатры к родителям. Он мало что осознавал, кроме того, что освободился наконец от Вирра и его смертоносного орудия. И лишь вытекающее из нутра семя да непослушное тело напоминали о недавнем гоне.

Лея сразу же окружили омеги, засуетились, обтирая его и смазывая заживляющими маслами с едкими запахами, противными носу оборотней, но весьма полезными по своим свойствам. Отец-омега гладил его по голове и шептал с придыханием: «Ты ведь не хотел, да? Это все он!» Лей никак не мог понять, о чем тот ведет речь. Первым делом испугался, что шалость с браслетом каким-то образом вскрылась, и теперь последует суровое наказание. А может быть, альфа откажется забирать его в свой дом?

Если бы Лей мог стоять, то наверняка у него подкосились бы ноги и он упал на колени от страха, когда его доставили на родовой суд. Столько нарядно одетых альф и омег с суровыми лицами ему довелось видеть впервые. Разного возраста и комплекции, они все уставились на бедного Лея, старающегося стать совершенно незаметным, сжаться в комочек и исчезнуть. Он прикрывал глаза от ужаса, глядя на занявших места в полукруге альф-воинов в полном боевом облачении, со свирепыми оскаленными физиономиями.

Тогда он впервые увидел Агрра. Здоровенный альфа сидел на возвышении, занимая одно из самых почетных мест. Лей и предположить не мог, что нити их судеб переплелись и какую роль тот уже успел сыграть в его жизни. Он не заметил его ночью на луге, и, наверное, оно и к лучшему. Потому что грозный альфа пугал омегу одним своим взглядом, обращенным будто прямо в душу. Позже Лей узнал, что в сущности так оно и было, а в тот момент его била дрожь и сердце трепетало от пристального внимания строгих старейшин и глав родов. Разумеется, он не посмел солгать. Кусая ободранные до мяса губы, слизывая проступающую кровь и напрягая сорванное криками горло, он честно рассказал об уловке, ожидая любой кары на свою голову. Хотя никак не мог взять в толк, отчего все пошло не так: виноват ли он в том, что заманил и соблазнил не подходящего для себя альфу или нарушил законы Выбора?

Тщетно он озирался в поисках Вирра. И, когда казалось, что вокруг не осталось ни одного дружелюбно настроенного оборотня, Агрр вдруг улыбнулся Лею. Этот крошечный лучик доброты запал омеге глубоко в сердце, успокаивая и давая надежду, что все образуется. Потом ему сообщили, что Вирр находился под стражей до конца разбирательства, а его состояние едва ли было лучше, чем у Лея. За женихом альфа прислал сородичей с богатыми дарами, но родители все равно остались недовольными. Омега сильно на них обиделся: за то, что позарились на откуп, хотели обмануть судей, рисковали будущим сына — ведь солгавшего омегу могли наказать, а Вирр отказался бы брать его в свой дом. Лей подозревал, что они с удовольствием выдали бы сына-неудачника замуж за какого-нибудь сородича, уже не слушая никаких возражений.

Но богов все равно не обманешь. За то, что покусился Лей на чужой жребий, захотел заполучить себе счастья и удачи побольше, очень скоро наступила расплата — щенка, которого зачали в ту роковую ночь Выбора, он скинул на раннем сроке. Даже не успел надеть новую свободную рубаху, специально вышитую по такому поводу и украшенную драгоценными камнями из мужниных запасов.

Еще много горя и страданий пришлось им пережить до того, как Лей смог в достатке и благости ожидать своей участи и молиться о том, что он сполна искупил опрометчивый поступок. А опасаться было чего: и одно такое крупное дитя могло убить своего отца при родах, а тут двое… Только и оставалось надеяться на твердую убежденность Агрра в благополучном исходе. «Хоть бы дождаться его!» Лей ни за что не хотел его отпускать и даже порывался ехать, лишь бы тот был рядом в назначенный час и забрал, как обещал, боль.

Вовсе он не ревновал к служению старшего мужа. Тем более не завидовал участи попавших ему под раздачу альф. Если бы те спросили у Лея, каково это — принимать мужское достоинство Агрра в себя, то десять раз бы подумали — стоит ли нарушать закон. Лей до сих пор не мог понять, отчего так счастливо горят глаза у Вирра, когда альфы возвращаются после очередного гона. Сам Лей вязался с Агрром лишь раз и, несмотря на то что все прошло хорошо, вовсе не жаждал повторения.

…И, словно отвечая мыслям омеги, послышалась тяжелая альфья поступь. Хозяин вернулся! Лей облегченно прикрыл глаза, слишком утомленный воспоминаниями и жарой, чтобы выйти навстречу и поприветствовать мужа. Может быть, позже Агрр отнесет его поближе к речной прохладе, станет рассказывать им новости, а Вирр будет расчесывать омеге волосы. А потом Лей обернется, и альфы заботливо пройдутся щеткой по его шкуре, доведя ее до шелковистого блеска… И хорошо бы к этому времени они уже наигрались между собой, чтобы уделить как можно больше внимания Лею…
Часть 3. Вирр

Наступило то безвременье ночных сумерек, когда рассеянные солнечные лучи еще не окутали дальние холмы розовой дымкой, но первая роса уже выпала на траву. Она переливалась крупными каплями под падающим из окон светом, словно россыпь самоцветов, принесенных к порогу по случаю великого торжества. И правда: вскоре стоило ожидать большого числа посетителей с богатыми подношениями, жрецов в белоснежных одеждах, несущих тотемные знаки, и просто зевак из окрестных мест, пришедших поглазеть на празднество по случаю появления первенца у главы рода. Вот только какие песни разнесутся над долиной — радостные или печальные?

В доме никто не ложился, на дворе горели факелы, придавая значимости событию. Вирр устало присел на заднее крыльцо и потер рукой глаза. Он не спал больше двух суток и сейчас улучил минутку, чтобы вытянуть затекшие ноги. За дверью слышались шум и суета, а тут было тихо и спокойно. Альфа навострил уши. Среди всей какофонии звуков острый слух оборотня вычленил слабые поскуливания Лея. «Хорошо, что он подает голос! Значит, еще не растратил до конца силы, значит, есть надежда!»

Вирру легче было бы самому горы свернуть, сразиться со свирепым врагом, чем ощущать себя беспомощным и ненужным. Он ничем не мог помочь Лею: не умел вытягивать боль, как Агрр, не имел опыта, как старшие омеги… Младший муж по сути сейчас вообще в нем не нуждался. Даже щенкам, которых тот собирался произвести на свет, Вирр отцом не являлся. Он сам принял такое решение — уступил право, потому что Агрру нужны наследники, а Вирру… А Вирру нужен только Агрр!

Конечно, Агрр не позволил остаться в стороне от зачатия: оба альфы ублажали Лея, именно Вирр стал первым, кто начал вязку, и только потом уступил место будущему отцу. Когда Агрр не без труда все же запер омегу узлом, именно Вирра он притянул к себе и одарил жарким благодарным поцелуем. Та близость навсегда запечатлелась в памяти Вирра. Тогда ему казалось, что это самый счастливый момент их жизни, ведь супруг так радовался возможности получить наследника! А вот Лей ужасно переживал, что из-за предыдущего выкидыша его сочтут негодным для вынашивания и возьмут в семью другого омегу, а то и отправят восвояси к родителям. А еще боялся не доходить до срока, особенно когда стало понятно, что щенков двое. Вирр поклялся сделать все возможное и невозможное: стать для Лея тенью, опорой, гарантом благополучного исхода — лишь бы осчастливить Агрра! Мысль о появлении кого-то постороннего угнетала его не меньше, чем Лея, и невольно сближала с омегой.

Если бы Вирр услышал хоть полунамек, то немедля вцепился в глотку каждому, кто посмел заподозрить в нем младшего мужа. Он даже самому себе страшился признаться, что в глубине души жаждал, чтобы семя Агрра, так сладко обжигающее нутро, проросло в нем и дало плоды. Ему хотелось быть наполненным до краев, проведя в сцепке столько времени, чтобы ни одна капля драгоценной жидкости не пропала зря. С жадностью и затаенной завистью смотрел он порой на потяжелевшего от бремени Лея и представлял себя на его месте: вынашивающим для любимого их ненаглядного щенка. Агрр гладил бы Вирра широкими ладонями и улавливал биение маленького сердца, которое они зародили вместе. А порой, в самых смелых мечтах, чудилось совершенно невообразимое: будто стоит он на коленях перед Агрром и осторожно забирает в рот член и мошонку альфы, ласкает языком крупные яички и при этом упирается лбом в огромный нависший над ним живот мужа. Акт безграничной нежности и доверия. Не столь важно, кто кого оплодотворит, главное — проникнуть друг в друга так глубоко, чтобы стать единым целым. Зародить общую жизнь.

Это могло создать связь, которая осталась бы с ними навсегда. Но увы, природа распорядилась так, что им не суждено было испытать радость совместного отцовства. И вот теперь все их усилия, все надежды могли рухнуть в одночасье: слишком крупные щенки — наверняка в альфу — разрывали Лея изнутри. Даже самыми искусными стараниями Агрра невозможно было унять всю боль, что терпел омега, и это вызывало у Вирра чувство беспомощности. Когда он был маленьким, то радовался, что крупнее, сильнее, быстрее своих сверстников. Однако, когда вырос, ему открылась другая истина: больше не всегда лучше.

* * *

Благодаря тому, что он выглядел взрослее, Вирр рано собрался на смотрины. Родители гордились сыном и ни в чем не отказывали. Не стали отговаривать и от раннего брака. Оборотни свято блюли верность избраннику, но не ограничивали себя в выборе. Альфа при желании мог взять второго и даже третьего мужа, а омеги вправе были покинуть супруга, отправившись на поиски новой пары. Детей, как правило, оставляли в роду отца-альфы.

Всеобщая атмосфера радостного возбуждения и предвкушения долгожданного ночного действа сразу вскружили Вирру голову. Многие омеги, смущаясь, вручали высокому симпатичному парню свои браслеты, а один, посмелей, даже увлек за шатры и обернулся, показав масть, чтобы его легче было найти во время Гона. Подобное считалось верхом неприличия и нарушением всех обычаев, но молодому альфе все тогда казалось увлекательным приключением. Бойкий оборотень-омега раззадорил его аппетит, и в ближайшую же ночь Вирр поймал его и сделал своим. Дело происходило зимой, когда пары вязались только в зверином обличье. Многих не устраивал этот пережиток старых времен, поэтому они дожидались летнего празднества и возможности заниматься любовью в обеих ипостасях. Впоследствие Вирр понял, что поторопился, но было слишком поздно — он уже привел мужа в семью.

Поначалу парочка носилась по окрестным лесам и долам — только земля летела из-под лап! Альфа в силу юных лет еще не научился принуждать омегу к обороту, да в сущности ему было все равно, как утолять похоть. Все больше времени они проводили в зверином обличье, все реже возвращались домой. Отец не раз пенял Вирру, даже пытался отвести к жрецу, чтобы тот вразумил зарвавшегося сына, но уговаривал напрасно. Как только молодые возвращались под родной кров, начинались жалобы младшего супруга на тяжелую омежью долю. Чаще всего Вирр получал упреки за то, что другие альфы считали доблестью — большое мужское достоинство. Дескать, в человечьем обличье терпеть его совершенно невыносимо: «Стоит ли друг друга мучить, когда на воле им удается прекрасно поладить?!»

Даже после рождения ребенка ничего не изменилось. Омеге не сиделось дома, а перспектива вести хозяйство вызывала нескончаемый поток слез и перечисление всевозможных обид, которые заканчивались всегда одинаково — он исчезал из дома. В каких лесах тот носился, Вирр не знал, а после пары безуспешных попыток поисков беглого мужа вовсе махнул рукой. Через пару-тройку дней супруг возвращался с независимым видом, продолжая дуть губы и обвинять альфу в огромных размерах члена, которые могут убить нежного омегу. Рано или поздно природа брала свое, и Вирр уступал, снова срываясь в бешеный гон по ближайшим полям.

Между тем настала пора принимать семейные обязанности: нести службу, участвовать в общей охоте, отправляться в поездки по делам торговли или поручениям старших. От постоянного пребывания в зверином облике Вирр стал агрессивным, беспокойным, у него часто болела голова и мутилось в глазах. В каждом роду сила оборотней проявлялась по-разному. Кто-то промышлял охотой и скотоводством, немалую часть жизни проводя в шкуре. Другие занимались земледелием, торговлей и за многие века приспособились к человеческому образу, чувствуя себя в нем удобнее. Последние, по понятным причинам, имели больший достаток и удобства, подобно соплеменникам Вирра.

Стоило альфе впервые покинуть селение ненадолго по делам, как омеги и след простыл. Была ли его дорога легкой из-за отступных, щедро выданных отцом супруга, оставалось только догадываться. По крайней мере, Вирр не стал торопиться с повторным выбором пары. Он наконец-то осознал, что слишком рано расстался с порой детства и юности. Сын для него стал скорее младшим братом, не вызывая сильных родительских чувств. С завидной жаждой Вирр принялся впитывать новые знания и впечатления. Участвовал в охоте, не забывая пробежаться то с одним, то с другим зрелым свободным омегой до ближайших кустов. Брошенные бывшим мужем жесткие слова не забывались — альфа впредь даже не пытался заняться любовью в человеческом облике.

* * *

В тот год на Большой Выбор он попал без всякого намерения найти пару. Просто пришла его очередь сопроводить незамужних омег, родители которых по тем или иным причинам не смогли поехать вместе с сыновьями. Со времен, когда Вирр привез с такого празднества мужа, минуло достаточно лет, чтобы притупить его неприятные воспоминания. Да и компания подобралась вроде хорошая.

Безыскусные заигрывания Лея, его свежий терпкий запах добычи, жаждущей быть пойманной, разбудили в Вирре первобытные охотничьи инстинкты. Омега выглядел хорошо сложенным, созревшим, готовым принять мощь альфы. То, что случилось с ними позже, и в страшном сне не могло привидеться.

…После каждой безуспешной попытки освободиться из «замка» кровь сильнее ударяла в голову, туманя рассудок. Звери, попадающие в капкан, порой могут отгрызть себе лапу, чтобы вырваться из плена. В тот момент Вирр, наверное, был готов на нечто подобное, если бы это помогло. В ушах шумело: «Позор! Позор!» А когда все закончилось, эта мысль стала только громче, разрывая напрочь голову. Только теперь он испытывал стыд от другого: мучительное наслаждение не отпускало даже тогда, когда его подняли, расцепили с омегой и незнакомый здоровенный альфа наконец вытащил из него свое орудие. Вирр боялся обернуться, чтобы тот не прочитал в глазах правду. Именно поэтому опустил голову — чтобы никто не увидел ошеломленный кульминацией взгляд, а вовсе не от унижения, как все наверняка подумали. Он вообще слабо реагировал на окружающих, находясь в некоем подобии оцепенения, пораженный откликом собственного тела.

И, даже находясь под охраной в ожидании приговора, Вирр не смог удержаться: наплевав на то, что в любой момент может быть обнаруженным, не обращая внимания на внутреннюю часть бедер, покрытую потеками засохшей крови, он как помешанный сжимал в руках член и дрочил… Дрочил, поджимая измученный пострадавший зад, и снова вспоминал обжигающую сладость, совершенно внезапно пришедшую на смену боли. Это была не просто похоть, не просто волны удовольствия, накатывающие одна за другой, каждая сильнее и интенсивней предыдущей, а обостренное ощущение правильности происходящего. Как будто наконец соединились половинки единого целого, и долгий путь поисков и страданий закончился счастливым избавлением.

Вернувшись домой, Вирр затосковал — ничто его не радовало, не вызывало интереса. Произошедшее помнилось мозаично: крупные выпуклые фрагменты, связанные с альфой на фоне стершихся, размытых воспоминаний обо всем остальном. После объявления оправдательного приговора он не пошел благодарить Агрра — боялся сорваться. Не в силах принять свои чувства, ему легче было отказаться от них раз и навсегда. Но чем больше проходило времени, тем сильнее разъедало душу, тянуло назад. Он уходил подальше, в холмы, оборачивался, укладывал тяжелую голову на лапы и часами глядел в одну точку. Когда сердечная боль становилась невыносимой, округу оглашал низкий, будто обреченный, вой.

По этому звуку однажды его нашел Лей, которому тоже пришлось несладко после потери щенка, но поведение супруга напугало по-настоящему. Последней каплей стал разговор с отцом Вирра. Тот всерьез опасался за жизнь сына, полагая, что все дело в попранной чести и пересудах. Беспокойство омеги выглядело так безыскусно, что, неожиданно для них обоих, Вирр рассказал все без утайки. Никогда и ни с кем прежде он не был так откровенен, но переполняющие его эмоции просто убивали, причиняя неимоверные страдания. Как ни странно, именно Лей подтолкнул его навстречу Агрру. Для омеги тяга к альфе — нечто совершенно понятное и естественное. Он постарался убедить Вирра, что нет ничего постыдного в том, чтобы желать воссоединения.

Альфа, уходя в семью другого альфы, навсегда терял право стать главой собственного рода. По счастью у Вирра оставались младшие братья, сын наконец, чтобы считать свой долг перед родными исполненным. Но на самом деле он думал об этом в последнюю очередь. Единственная мысль, которая его беспокоила: примет ли его Агрр? Успел ли тот за время их короткого контакта почувствовать, испытать то же, что и Вирр? Или это только его личное помешательство?

* * *

Дверь распахнулась, и наружу, возвращая Вирра к действительности, вырвались гул и разноголосица, отчетливо зазвучали радостные восклицания, возвещающие о том, что долгожданное событие наконец произошло. Повеяло только здешним обитателям знакомым домашним духом, сквозь который пробилась струйка нового, едва уловимого запаха молочных щенков. Альфа жадно втянул ее ноздрями, впитывая и приноравливаясь к непривычным ощущениям, а затем решительно перешагнул через порог. Недолгие мгновения слабости остались позади. Впереди ждало неизведанное, но там же был и Агрр… А значит, никакие сомнения не имели значения!
Часть 4. Урр

Урр поднялся на пригорок, безошибочно угадывая направление, в котором следовало искать Лея. Вскоре и он сам обнаружился за ближайшими зарослями густого кустарника. Посадка обступала поляну с трех сторон, образуя укромное, приятное для отдыха место. Омега лежал на мягком покрывале в одной рубахе, подставляя нежаркому солнышку стройные ноги с аккуратными ступнями. Неподалеку в густой мягкой траве резвились щенки. Мелкий задирал более крупного, наваливаясь всем телом, и раз за разом опрокидывал того на спину, а затем отпрыгивал на безопасное расстояние и начинал все заново. Лей лениво взирал на эту картину, никак не вмешиваясь в происходящее. Не отреагировал он и на появление Урра. Тот присел рядом прямо на землю, сорвал цветок и задумчиво размял его пальцами.

— Скоро имянаречение, — произнес Урр нейтрально, не зная, как подступиться к волнующей его теме.

Лей промолчал, едва заметно кивнув и никак не облегчая задачу.

— Если окажется, что старший омега, ему не стать главой рода, — нерешительно продолжил Урр.

Лей вновь ничего не ответил, лишь приподнял бровь, побуждая Урра объясниться яснее. Тот сорвал еще пучок травы и резко отбросил его в сторону, решившись:

— Я тоже могу стать главой рода. У меня способности! Сам Агрр признает, что они не слабее его собственных. Выходи за меня!

Легкая улыбка омеги явно давала понять, что пылкие признания не были восприняты всерьез, и Урр, сам того не желая, распалился:

— Разве не видно, что эти двое хотят только друг друга, а не тебя?! Неужели ты готов спокойно это терпеть?!

Кажется, он задел Лея за живое. Тот повернулся на бок, спиной к Урру, потянул вверх рубаху, заголяя гладкие мускулистые бедра и часть округлой ягодицы. У альфы непроизвольно выделилась слюна и зачесались десна, будто клыки уже впились в эту аппетитную плоть, метя и присваивая ее.

— Смотри, — скомандовал Лей и повторил: — Смотри внимательно! Я молод и силен: я рожу твоему брату столько наследников-альф, сколько он пожелает! Один из них обязательно станет главой рода и унаследует его способности! И никто — ни ты, ни кто-либо другой не станет мне указывать, как следует жить!

Он одернул подол и как ни в чем не бывало снова откинулся, прикрыв глаза, будто и не огорошил Урра только что суровой отповедью.

Побледневший альфа сжал кулаки.

— Но я люблю тебя! — вскричал он отчаянно. — Если выйдешь за меня, клянусь, что не возьму в семью ни альфу, ни омегу! Ты станешь единственным! Прошу тебя!

Лей вдруг одарил его ясным взглядом и открытой улыбкой.

— Я знаю…

— Знаешь? Но как? Я же тщательно скрывал, боялся, что Аггр…

— И он знает, дурачок, — легко рассмеялся Лей, будто и не было между ними искрящего напряжения еще несколько мгновений назад. — Быть может, он понял это еще раньше, чем ты. Агрр сам мне сказал — у нас нет секретов.

— Я закрывался, клянусь, я закрывался… — забормотал Урр. — Что еще он говорил? Если Агрр как-то обидел тебя из-за этого, то я….

— Остынь, защитник! — Лею пришлось повысить голос. Этим он привлек внимание щенков: они насторожили ушки, но, не услышав продолжения, тут же вернулись к своим забавам. — Агрр не в пример тебе мудр и многое понимает.

— Я люблю тебя и не отступлюсь! — упрямо повторил Урр.

— Поживем — увидим. — Лей снова расслабился и принялся выискивать позу, чтобы улечься поудобней.

Альфа, поняв, что его ухаживания если и не приняты, но и не отвергнуты категорично, немного воспрял духом. Он подхватил щетку, лежащую неподалеку на покрывале, и предложил:

— Давай расчешу!

— А больше ты ничего не хочешь? Может, тебе еще брюхо подставить?

— Детей, конечно! — с невинным видом развел руками Урр.

— Оставь малышей в покое, и так Вирр их слишком балует! — ворчливо посетовал Лей, потянулся к вороху вещей и выудил оттуда гребень. — Вот, можешь привести в порядок мои волосы. Но без глупостей!

Следующие несколько минут Урр перебирал пряди абсолютно идеальных волос, не нуждавшихся ни в какой дополнительной заботе, а омега довольно урчал, подставляясь под большие руки альфы, действующие так бережно, как только возможно.

— Зимой Агрр берет меня с собой на Большой Выбор, — произнес Урр через какое-то время, прерывая молчание. — Я наконец заменю его!

— Знаю. С каждым разом ему все тяжелее исполнять свои обязанности. Вирр все чувствует и страдает.

— Не думал, что существуют такие пары, — уважительно произнес Урр. — И тем более что супругом моего брата станет альфа!

— Подобное случается крайне редко, — кивнул Лей. — Помню, жрец рассказывал нам, что со временем связь становится только прочнее.

— Я всегда гадал… ну, ты понимаешь…. Кто из них кого…

Последние слова Урр произнес практически неслышно, но Лей, конечно, все понял. Как ни странно, это его даже развеселило.

— Можешь узнать у них лично, — рассмеялся он. — Если не испугаешься. Вон, они как раз на тебя смотрят!

Он показал рукой за спину Урра и расхохотался еще громче, когда тот буквально отскочил, выронив гребень.

— Расслабься, они наблюдали из-за тех деревьев за происходящим в самом начале, а потом ушли вглубь леса. Не думай ничего такого, просто хотели дать нам возможность поговорить.

Лей внезапно стал серьезным, сел, притянув колени к подбородку и опустив на них голову. Задумчиво произнес, не обращаясь к Урру, а словно продолжая прерванный разговор с самим собой:

— На самом деле, я и сам могу только догадываться. То, что происходит при мне, — это природа. А между ними — таинство. Раньше я тоже хотел увидеть, понять… Однажды, в тот самый раз, что-то такое ощущалось… Просто осознание пришло намного позже. Поэтому я знал, что Вирра мне никогда не удержать. Это сильнее нас. Первый раз они не возвращались три дня, а когда я их увидел… на них живого места не было!

Лей встряхнулся, сбрасывая морок. Спросил игриво:

— Ну, как, будешь ли ты так же любить меня?!

И, не дожидаясь ответа, добавил уже на полном серьезе:

— Поэтому помни, когда станешь говорить мне о своих чувствах, — я видел настоящую любовь и сумею отличить ее от подделки! Будь осторожен, Урр, в своих желаниях! Я не игрушка, которую младший брат мечтает отобрать у старшего!

С этими словами омега поднялся, распрямляясь как гибкая веточка, вскинул руки, словно обращаясь к солнцу, и невесомой поступью побежал к детям, подхватил их на руки, закружил… Солнце отражалось в его блестящих, как шелк волосах, а Урру виделась та же поляна, только в другое время, и Лей, поднимающий над головой их собственного щенка.
Конец
Поблагодарили: VikyLya, KuNe, denils, Mari Michelle, Peoleo, SvetaGor, ruusunen, lenivaya, moi, Муха, KA-LENOK, sta222, Lynx58, jannylia, Hellwords, Helenleo, mol4anie, Риф, Sola, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Апр 2018 00:36 #3 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Викуля, огромное спасибо за обложку, беттинг и приглашение  :frower:  :izumitelno
Я постаралась максимально указать предупреждения, чтобы этот, довольно редкий здесь жанр, никого не смутил)
Поблагодарили: VikyLya

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Maxy
  • Maxy аватар
  • Wanted!
  • Мечтательница
  • Мечтательница
  • Fille avec les lunettes roses
Больше
07 Апр 2018 18:55 - 07 Апр 2018 18:57 #4 от Maxy
Maxy ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Мммм, спасибо! Вселенная просто огонь! Горячая живописная НЦа более чем органично вписывается. А неординарность сюжета и самого текста заставила меня прочесть его залпом с открытой челюстью (особенно что касается союза двух альф - горячо!) И мысли не раз раз возвращались к Хроникам Иландра , серии с похожей оригинальностью  :wink:

"Quoi que l'on dise, quoi que l'on pense, il faut se rêver mon amour"
Поблагодарили: Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • VikyLya
  • VikyLya аватар
  • Wanted!
  • Совесть ОС
  • Совесть ОС
  • je ne suis q'une femme
Больше
07 Апр 2018 21:03 - 07 Апр 2018 21:04 #5 от VikyLya
VikyLya ответил в теме Marchela24 "Независимый"

Marchela24 пишет: Викуля, огромное спасибо за обложку, беттинг и приглашение  :frower:  :izumitelno
Я постаралась максимально указать предупреждения, чтобы этот, довольно редкий здесь жанр, никого не смутил)

Марчи, у тебя, как всегда, все оригинально и не похоже на традиционный омегаверс) никаких течных соплей и девочкивых сюси-муси))) Все вдумчиво, обоснованно, логично и в то же время чувственно) И какой бы не был фантастический мир, можно сказать, что жизненно в том, что касается деталей и человеческих отношений)))
Спасибо  :frower:  :frower:

…you only ever regret the things you didn’t do, never the things you did.
Поблагодарили: Marchela24, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Апр 2018 21:30 #6 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Maxy, VikyLya, большое спасибо, мне очень очень приятно, что вам понравилось  :izumitelno
Союз альф это мой нежно любимый кинк)))
Поблагодарили: VikyLya, blekscat, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • KuNe
  • KuNe аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Властительница табуретки
Больше
10 Апр 2018 00:59 #7 от KuNe
KuNe ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Марчи, спасибо за очередное творение!  :bunny:  :frower:
все-таки я нежно люблю твои истории  :pocelui:

и да, никаких розовых соплей, никаких уменьшительно-ласкательных где надо и где не надо.
пиши еще. и побольше, побольше!  :flirty1:  :book:

"многие хотят, чтобы было по ихнему. но так не будет. потому что нет такого слова"
Поблагодарили: Marchela24, blekscat

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
10 Апр 2018 04:16 - 10 Апр 2018 04:16 #8 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
KuNe, огромное спасибо за отзыв и вдохновение  :izumitelno  :embar: , постараюсь продолжать  :lublu:
Поблагодарили: KuNe

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • blekscat
  • blekscat аватар
  • Wanted!
  • Эксперт ОС
  • Эксперт ОС
  • Чорная кошка дорогу перешла
Больше
10 Апр 2018 23:03 #9 от blekscat
blekscat ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Вики обложка супер ;) :frower:
Марчи как всегда сложно-интересно и непросто  :frower:
Я у тебя всегда неряю с головой))) :book:
Поблагодарили: Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
11 Апр 2018 03:48 #10 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
blekscat, большое спасибо, я рада)))) :lublu:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • moi
  • moi аватар
  • Wanted!
  • Знаток ОС
  • Знаток ОС
  • Поглотитель слэшу и яою...
Больше
20 Май 2018 00:11 #11 от moi
moi ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Марчи, очень хороший рассказ получился. Целостный, настоящий. И не нужно продолжения. Все уже написано. Как будто заглянул в многвенья жизни герое. Спасибо

— А ты, дорогая? Где твой маскарадный костюм?
— Это и есть мой костюм. Я изображаю маньяка-убийцу — они ничем не отличаются от обычных людей.
Поблагодарили: VikyLya, Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Июн 2018 04:46 #12 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
moi, большое спасибо  :frower:
Поблагодарили: moi

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Ноя 2018 22:56 #13 от laska7
laska7 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Большое спасибо за рассказ.

Важно не то, кем тебя считают, но кто ты есть на самом деле. (П.Сайрус)
Поблагодарили: Marchela24

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Marchela24
  • Marchela24 аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Автор ОС
  • Автор ОС
  • A potentia ad actum
Больше
07 Ноя 2018 05:39 #14 от Marchela24
Marchela24 ответил в теме Marchela24 "Независимый"
Спасибо за отзыв))  :lublu:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.