САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

file Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:03 #1 от Kind Fairy
Kind Fairy создал эту тему: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
Название: "Вампир с соседнего двора"
Автор: Керрелин Спаркс
Серия: Опасная любовь, книга 4
Перевод: serditovanatasha.
Бета: FairyN, Assa, Таташа
Обложка: Dafina
Размер: 28 глав
Статус: 10 из 28 глав. Перевод закрыт
Размещение: Без согласия команды ОС и ссылки на наш сайт - запрещено!

Аннотация:
[/b]

Три признака того, что с вашим новым парнем что-то не в порядке:

1. Он спит дни напролет... что раздражало бы, если б он не был так внимателен по ночам.
2. На него нападают с мечами наперевес, а он все равно утверждает, что способен справиться с врагами в одиночку.
3. Похоже, он не стареет.

После развода Хизер Вестфилд вела тихую жизнь матери-одиночки, воспитывая свою четырехлетнюю дочку. До тех пор, пока однажды случайно не спасла жизнь невероятно красивому незнакомцу. Она никогда не встречала мужчину настолько обворожительного, настолько притягательного... и настолько таинственного, как Жан-Люк. Хизер чувствовала, что он что-то скрывает, но даже не могла предположить, что любимец публики, модельер-дизайнер с мировым именем, про которого ходят легенды, на самом деле окажется… вампиром.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:11 - 23 Фев 2015 00:38 #2 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Вложения:
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:16 #3 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
Глава 1

Перевод - serditovanatasha.
Бета-Гуру - FairyN

Хизер Лин Вестфилд была на седьмом небе от счастья. Кто бы мог подумать, что знаменитый парижский кутюрье откроет модный бутик прямо посреди Техас-Хилл-Кантри[1] .
Чем бы Жан-Люк-Эшарп ни накачался, принимая подобное решение, штука, видимо, была убойная. От такой, наверное, запросто можно потерять носки, не заметив этого. В данном случае речь, конечно же, шла о двухсотдолларовых шелковых украшенных знаменитым логотипом модельера - французской королевской лилией.
Хизер отчаянно хотелось купить какой-нибудь сувенир на память о торжественном открытии «Лё Шик Эшарп», но самым дешевым, что она смогла там обнаружить, оказались носки. Гм, тут перед ней встала непростая дилемма купить этот, совершенно ненужный предмет одежды или внести платеж в счет следующего месяца за полноприводный Шеви. Фыркнув, она бросила носки обратно на стеклянную полку.
И тут ее голову посетила гениальная по своей простоте идея – прихватить с собой одну из бесплатных закусок, запихнуть ее в пакет, написать на нем «Торжественное Открытие Эшарп» и упрятать в морозилку, скажем, до скончания веков.
- Хизер, чего это ты так уставилась на мужские носки? – Озадаченная мина Саши сменилась озорной улыбочкой. – А, поняла. Ты решила что-нибудь прикупить для своего нового любовника.
Хизер рассмеялась и перехватила крабовую котлетку у проходящего мимо официанта.
- Было бы неплохо. – Проблема в том, что у нее никогда не было этого самого любовника. Даже бывший муж не годился на эту роль. Она завернула котлетку в бумажную салфетку и спрятала в маленькую черную сумочку.
А вокруг, постукивая по мраморному полу каблучками на шпильках, расхаживали потенциальные покупательницы в нарядах, которые стоили столько, что на эти деньги можно было запросто провести капитальный ремонт Нового Орлеана. Хизер надеялась, эти дамочки не догадаются, что ее черное коктейльное платье было сшито вручную.
На стеклянных витринах красовались сумочки и шарфы, выполненные по эскизам Эшарпа. На второй этаж, часть которого была обрамлена отражающим стеклом, вела элегантная винтовая лестница. «Односторонние зеркала», - догадалась Хизер. Судя по стоимости выставленного товара, там наверху, должно быть, находилась целая армия охранников, которые коршунами следили за каждым шагом клиентов.
Стены первого этажа, выкрашенные в приятный серый цвет, щеголяли серией черно-белых фото. Хизер бродила, испытывая огромное желание рассмотреть их поближе. «Ух ты, Принцесса Ди в наряде от Эшарпа».
А вот и Мэрилин Монро, и тоже в платье его дизайна. А тут Кэрри Грант в смокинге от этого кутюрье. Надо же, этот француз знаком со всеми.
- Сколько лет Эшарпу? - Поинтересовалась она у Саши. – Под семьдесят?
- Не знаю. Можно подумать, я с ним знакома. – Саша вертелась, словно находилась на подиуме, постоянно озираясь по сторонам в попытке увидеть, не наблюдает ли кто за ней.
- Как это незнакома? Ты же участвовала в его показе в Париже всего недели две назад. – Хизер и ее давняя подруга Саша мечтали о блистательной карьере в мире высокой моды с того самого момента когда обнаружили, что у их кукол Барби одежда круче, чем у любого жителя маленького городка Шницельберг, что в Техасе. Сейчас Хизер работала учителем, тогда как Сашина мечта стать преуспевающей моделью воплотилась в жизнь. Хизер разрывалась между двумя противоречивыми чувствами – чрезвычайной гордостью за подругу и невольной завистью.
Саша фыркнула своим укороченным с помощью пластической операции носиком.
- Уже давно никто не видел Эшарпа. Словно тот исчез с лица земли. Говорят, он пал жертвой своей собственной гениальности и лишился рассудка.
Хизер поморщилась.
- Печально.
- Он прекратил режиссировать собственные показы. И уж конечно не станет возиться с магазинчиком вроде этого - расположенным у черта на куличках. Для таких целей у него есть народец попроще. - Саша показала на стройного мужчину у противоположной стены и прошептала, - А это сам Альберто Альберджини, личный помощник Эшарпа, хотя насколько личный, остается лишь догадываться.
Хизер посмотрела на мужчину в вычурной рубашке цвета лаванды. Лацканы его черного смокинга украшал бисер бледно-лилового цвета и блестки.
- Да уж, понимаю, что ты имеешь в виду.
Саша наклонилась ближе.
- Видишь тех двух женщин рядом с пожилым джентльменом с тростью?
- Да. – Хизер посмотрела на двух тощих особ с бледной безупречной кожей и длинными волосами.
- Это Симона и Инга, известные парижские модели. Поговаривают, что у Эшарпа с ними связь. Причем с обеими.
- Ясненько. Тогда, наверное, Эшарп больше похож на Хью Хефнера, чем на Либераче[2] . - Хизер разглядывала манекенщиц. Она, вероятно, весит столько, сколько они обе вместе взятые. Бред какой-то. Двенадцатый размер не такой уж большой. Она обернулась и увидела на белом манекене дерзкое красное платье.
- СМИ никак не могут решить то ли он гей, то ли просто ненасытный в сексе, - прошептала Саша.
Платье было размера на два меньше, чем она носила.
- Мне в жизни в это не влезть.
- В тройничок? Не думаю, что мне бы это сильно понравилось.
Хизер моргнула.
- Извини?
- Хотя я, конечно, предпочла бы двух парней. Всегда лучше быть в центре внимания, как считаешь?
- Ты о чем?
- Но с моим везением, парням, скорее всего, будет интереснее друг с другом, чем со мной. Я подумываю, а не накачать ли руки силиконом. Мои пальцы такие костлявые.
Хизер понадобилась минута, чтобы переварить услышанное. Черт, сейчас у них с Сашей так мало общего. Их жизненные пути разошлись, когда они закончили школу.
- Может, вместо косметической хирургии тебе попробовать что-то, более радикальное. Например, начать есть.
Саша прыснула со смеху. Мужчины, находящиеся в зале, обернулись, чтобы поглазеть на нее, и она вознаградила их, распустив свои светлые волосы по плечам.
- Ты такая приколистка Хизер. Но я ем. Клянусь, у меня нет никаких ограничений. К примеру, сегодня вечером я съела целых два гриба.
- Пороть тебя некому.
- Ага. Пошли я тебе покажу новое платье, которое очень скоро надену. – Саша подвела ее к серому манекену, установленному на вершине черного глянцевого куба. Манекен был одет в потрясающее белое платье с открытой спиной, а декольте заканчивалось в районе пупка.
У Хизер глаза на лоб полезли. Ей и за сотню лет не накопить наглости, чтобы надеть подобный наряд.
С другой стороны, кому она будет нужна в этом платье через сто лет.
- Вот это да.
- Ткань такая гладкая, так и льнет к телу, - объяснила Саша, - поэтому вниз ничего не наденешь. Я буду невероятно сексуальна.
- Точно.
- Я могла бы пойти в нем на благотворительное шоу, через две недели.
- Слышала о таком. – Доходы шли в бюджет местного школьного округа, работодателю Хизер. – Очень мило со стороны Эшарпа организовать подобное мероприятие.
Саша взмахнула своей костлявой рукой.
- Брось, он к этому не имеет никакого отношения. Этим занимается Альберто. Но все равно, я в полном восторге, что принимаю в нем участие.
- Поздравляю. Надеюсь, смогу выбраться, чтобы посмотреть на это шоу.
- На подиуме я появляюсь всего лишь раз. – Саша выпятила накачанную силиконом нижнюю губку. – Это несправедливо. А Симона и Инга целых два.
- О, мне очень жаль.
- Я старалась не переживать из-за этого, просто потому, что это дает мне свободу действий. Ну и с кем к чертям собачьим надо переспать, чтобы тебя хоть мало-мальски зауважали?
Хизер поморщилась.
- Почему бы тебе просто не поговорить с Альберто?
- Точно. Неплохая мысль. – Она помахала молодому человеку.
- Саша, дорогая, выглядишь потрясающе. – Альберто вскочил и расцеловал ее в обе щеки.
- Это моя давняя подруга и бывшая одноклассница, Хизер Лин Вестфилд. – Саша указала на нее.
- Как поживаете? – Хизер улыбнулась и протянула руку.
Альберто наклонился, чтобы поцеловать ее ладонь.
- Очарован. - Его глаза расширились, когда он заметил ее платье. Черт, она чувствовала себя как последняя деревенщина. Хизер раскрыла было рот, чтобы хоть что-нибудь сказать, но Саша перехватила инициативу.
- Альберто, дорогой, не могли бы мы с тобой найти какое-нибудь тихое местечко? – Саша взяла его под ручку и выдала этакий взгляд с поволокой из-под накладных ресниц. – Мне бы хотелось…поговорить.
Глаза Альберто были прикованы к декольте Саши.
- У меня есть поблизости кабинет. Мы могли бы…поговорить там.
- Это было бы прекрасно. – Саша наклонилась ближе, касаясь грудью его руки. - Я чувствую себя очень…расположенной к беседе.
Хизер смотрела, разинув рот. Это выглядело так, словно смотришь мыльную оперу вживую. Множество вопросов роились в ее голове. Обиделась ли Саша из-за того, что он разговаривает с ее бюстом? Настоящая у нее грудь или нет? Даст ли она ему по морде так, что тот отлетит на пару метров, или все-таки пойдет в кабинет? И как насчет Альберто? Гей он или метросексуал[3]? И ограничится ли их встреча лишь разговором?
Альберто и Саша направились в противоположный угол магазина. Хизер вздохнула. Шоу окончено. Она всегда была наблюдателем, и никогда главным действующим лицом.
Саша оглянулась и беззвучно произнесла слово «бинго».
Хизер кивнула, и внезапно ее охватило ощущение дежа-вю. Как будто она снова оказалась в старшей школе. Пока сексуальная Саша целовалась в классе, услужливая Хизер стояла на шухере у шкафчиков. Неужели так будет всегда? Почему бы ей хотя бы раз в жизни не проявить инициативу? Почему она не могла носить один из этих сексуальных, откровенных нарядов?
Ну, по одной причине – лишний вес. Она обошла вокруг платья, о котором говорила Саша. Ну и что с того, что она не может его ни надеть, ни купить? Она могла бы сшить нечто подобное. И вероятно это обойдется всего-то баксов в пятьдесят.
Белое никогда не было ей к лицу. Она слишком бледная, да еще эти веснушки. А темно-синий был бы неплох. Декольте до пояса она, конечно, делать не стала бы, и грудь обязательно прикроет, да и вырез на спине вовсе ни к чему. К тому же, надо не забыть рукава. Идеи сменяли друг друга так быстро, что Хизер не успевала, как следует их обдумать. Она открыла сумочку и достала карандаш и блокнот, который ей подарили на последней распродаже садового оборудования в шницельбергской скобяной лавке.
Пусть этот Жан-Люк-Эшарп возьмет свои ценники с баснословными суммами и швырнет с Эйфелевой Башни. Может она и принадлежала к касте «отверженных», но уподобляться им внешне не собиралась.

- За Жан-Люка и открытие его пятого магазина в Америке. – Роман Драганести поднял фужер, наполненный «Шипучей кровью».
- За Жан-Люка, - поддержали тост остальные.
Жан-Люк сделал глоток а затем отставил бокал в сторону. Смесь синтетической крови и шампанского мало способствовала повышению его настроения.
- Спасибо, что пришли, друзья мои. Это делает мое изгнание не таким тяжким.
- Не думай так об этом, старик. - Грегори похлопал его по спине. - Это большие возможности для бизнеса.
Жан-Люк раздраженно посмотрел на вице-президента компании Романа по маркетингу.
- Это изгнание.
- Нет, нет, это называется расширением рынка. В Техасе полно народу, и мы можем с уверенностью предположить, что все они носят одежду. Ну, или большинство из них. Я слышал об этом озере, которое находится недалеко от Остина, там где…
- Почему именно Техас? - прервал Роман. – Мы с Шэнной надеялись, что ты остановишься в Нью-Йорке, рядом с нами.
Жан-Люк вздохнул. Насколько он был в курсе этого вопроса, Париж - центр вселенной, а любое другое место по сравнению с ним - скука смертная. Если бы не Техас, он остановился бы в Нью-Йорке.
- Хотел бы я мой друг, но СМИ в Нью-Йорке слишком хорошо меня знают. В Лос-Анджелесе та же картина.
- Да, - согласился Ангус МакКей. – Ни одно из этих мест не годится. Жан-Люк должен…
- Клянусь, Ангус, - перебил его Жан-Люк. – Если только скажешь «я же тебе говорил», я тебе клеймор[4] в глотку засуну.
Ангус просто поднял бровь, давая понять, что все же готов рискнуть.
- Я действительно предупреждал тебя, лет этак десять тому назад, что нужно уезжать. И через пять лет я твердил тебе о том же.
- Я поднимал бизнес, - возразил Жан-Люк.
Свое дело он открыл в 1922, разрабатывая вечерние туалеты исключительно для вампиров, но в 1933, расширил бизнес, ориентируясь уже на Голливудскую элиту. Осознав, как много смертных полюбило его работы, в 1975 он начал создавать все виды одежды и продавать свои творения всем желающим. Вскоре он стал знаменитостью в мире смертных. Последние тридцать лет пронеслись в вихре успеха. Если вы вампир, разменявший шестую сотню лет, годы проносятся в мгновение ока. Ангус МакКей предупреждал его. Ангус начал профессионально заниматься частным сыском и обеспечением безопасности в 1927 и в настоящее время проживал под видом внука основателя.
Жан-Люк взял со стола копию «Le Monde»[5].
- Ты видел последний выпуск?
- Дай взглянуть. – Робби МакКей схватил парижскую газету и пробежал глазами статьи. Он работал в компании своего предка Ангуса и последние десять лет отвечал за безопасность Жан-Люка.
- Что там? - Грегори заглянул через плечо Робби.
Робби нахмурился, переводя статью вслух.
- Каждый парижанин задается вопросом, почему Жан-Люк не постарел за более чем тридцать лет. Некоторые говорят, что он сделал полдюжины пластических операций, а другие считают, что нашел источник вечной молодости. Он сбежал, но никто не знает куда. По некоторым версиям он скрывается в психиатрической клинике, излечиваясь от нервного срыва, другие утверждают, что делает еще одну подтяжку лица.
Жан-Люк застонал, рухнув в кресло позади стола.
- Я тебя предупреждал, что это непременно случится. - Ангус наклонился вправо, когда Жан-Люк бросил в него линейку.
Роман усмехнулся.
- Не беспокойся, Жан-Люк. У смертных очень короткая память. Если ты на некоторое время исчезнешь из поля зрения, они забудут о тебе.
- И о моих товарах тоже, - проворчал Жан-Люк. - Я разорен.
- Отнюдь, - возразил Ангус. – У тебя в Америке сейчас пять магазинов.
- Магазинов, продающих одежду от дизайнера, который пропал без вести, - зарычал Жан-Люк. – Тебе легко говорить, Ангус. Твоя компания существует тайно. Но когда исчезаю я, всякий интерес к моей линии одежды может испариться вместе со мной.
- Мы могли бы сделать заявление для прессы, что ты сделал пластическую операцию, - предложил Робби. - Это положило бы конец слухам.
- Нет. - Жан-Люк посмотрел на него.
Грегори усмехнулся.
- Или сказать, что тебя заперли в психушке, когда ты совершенно спятил. В это поверил бы каждый.
Жан-Люк выразительно поднял брови, глядя на него.
- Или я мог бы сказать им, что нахожусь в тюрьме за убийство надоедливого вице-президента по маркетингу.
- Голосую за этот вариант, - сказал Ангус.
- Эй. - Грегори поправил галстук. - Я просто пошутил.
- А я нет, - пробормотал Жан-Люк.
Ангус засмеялся.
- Что бы ты ни не делал, Жан-Люк, не давай никому себя фотографировать. Ты должен оставаться в тени, по крайней мере, лет двадцать пять. Потом можешь вернуться в Париж и выдать себя за своего сына.
Жан-Люк откинулся в кресле, печально уставившись в потолок.
- Сослан в земли варваров на целых двадцать пять лет. Лучше добейте меня сейчас.
Роман усмехнулся.
- Техас не земля варваров.
Жан-Люк покачал головой.
- Я в кино видел. Перестрелки, индейцы… борьба за какое-то местечко Аламо все еще продолжается.
Грегори фыркнул.
- Парень, ты безнадежно отстал от жизни.
- Думаешь? Ты видел этих людей? – Жан-Люк встал и подошел к окну кабинета, из которого был виден первый этаж магазина. – У мужчин на шее веревки.
- Это галстуки. – Грегори взглянул через одностороннее окно. – Черт, ты определенно в Техасе. Там парень в джинсах, смокинге и сапогах.
- Они явно варвары. Носят головные уборы в помещении. - Жан-Люк нахмурился. - Они напоминают мне шляпы с загнутыми полями, которые раньше носил Наполеон, но эти носят их на боку.
- Это ковбойские шляпы, дружище. Ну о чем тебе переживать? Смотри, они тратят деньги. Много денег.
Жан-Люк прислонился лбом к прохладному стеклу. После благотворительного шоу через две недели Симона, Инга и Альберто вернутся в Париж. Потом Жан-Люк закроет магазин под тем предлогом, что затея с треском провалилась. Другие филиалы «Лё Шик Эшарп» в Париже, Нью-Йорке, на юге Майами-бич, в Чикаго и Голливуде, он надеялся, будут процветать, но это здание в Техасе опустеет и все о нем забудут. Здесь он продолжит создавать одежду и отсюда же, будет осуществлять контроль за своим бизнесом, но двадцать пять долгих лет не сможет показаться на публике.
- Лучше убейте меня прямо сейчас.
- Нет, - сказал Ангус. – Ты лучший фехтовальщик, который у нас есть, и к тому же Казимир все еще в бегах и продолжает собирать темную армию.
- Точно. – Жан-Люк искоса посмотрел на своего старого друга. – Какая расточительность с моей стороны умереть здесь, если с таким же успехом это можно сделать в бою.
Губы Ангуса дернулись в улыбке.
- Именно так.
В дверь кабинета позвонили.
- Твоя жена, Ангус, - объявил Робби, открывая дверь.
Ангус повернулся, приветливо улыбаясь вошедшей женщине.
Черт. Жан-Люк отвел глаза. Сначала Роман, а теперь еще и Ангус. Оба женились и были безумно счастливы в семейной жизни. Ему стало неловко. Два самых могущественных мастера вампиров превратились в заботливых мужей. Хотелось бы Жан-Люку их пожалеть, но печальная истина состояла в том, что он им завидовал. Проклятая зависть.
Ему никогда не испытать такого счастья.
- Привет ребята! - Эмма МакКей вошла в комнату и попала прямиком в объятия мужа. – А знаете что? Я купила симпатичную маленькую сумочку. Альберто заворачивает ее для меня.
- Еще одна сумка? – спросил Ангус. – У тебя их наверно уже полдюжины?
Жан-Люк выглянул в окно и посмотрел, какую именно сумочку упаковывает Альберто.
- Хорошая новость, Ангус. Она одна из самых дешевых.
- Ух ты, здорово. - Ангус обнял жену.
Жан-Люк улыбнулся.
- Да, всего каких-то восемь сотен долларов.
Ангус отшатнулся, его глаза полезли на лоб.
- Забудь эту чертову армию. Я проткну тебя прямо сейчас.
Роман засмеялся.
- Ты можешь себе это позволить, Ангус.
- Также как и ты. – Жан-Люк ухмыльнулся, глядя на своего старого друга. – Ты еще не видел, что покупает твоя жена?
Роман поспешил к окну
- Бог ты мой, - прошептал он.
Шэнна Драганести несла полуторагодовалого малыша, прижав к своему бедру, пока наполняла его коляску одеждой, обувью и сумками.
- У нее хороший вкус, - заметил Жан-Люк. - Ты должен гордиться.
- Я разорюсь. – Роман растерянно смотрел, как ворох в коляске неумолимо растет.
Жан-Люк окинул взглядом выставочный зал. Сколько бы он не ворчал о своем добровольном изгнании, он был доволен тюрьмой, которую сотворил для себя. Да еще среди холмов центрального Техаса.
Ближайший город Шницельберг основали немецкие иммигранты полтора века назад. Это было сонное, богом забытое место с покрытыми мхом испанскими дубами и белыми домиками с кружевными занавесками в стиле Королевы Анны.
Все его магазины в Америке щеголяли одинаковым дизайном, но этот в Техасе отличался от других. Тут были большие подземные покои, где Жан-Люку предстояло прятаться во время своего изгнания. Крайне важно было сохранить это в тайне, поэтому смертный помощник Жан-Люка, Альберто, заключил соглашение с построившим бункер подрядчиком. Тот входил в состав местного школьного совета, и Жан-Люк согласился сделать изрядный вклад в бюджет окружной школы. Для этого он устроил благотворительный показ моды. Пока Жан-Люк щедро одаривает город Шницельберг, люди будут молчать о принадлежащем иностранцу обанкротившемся магазине на окраине.
На всякий случай Робби телепортировался в офис подрядчика и удалил все чертежи и наряды на работы, связанные с этим местом. После благотворительного шоу Робби и Жан-Люк сотрут память гостей, и никто не вспомнит, что под покинутым магазином находился огромный подвал. Пьер, смертный, который работал в агентстве безопасности и расследований МакКея, должен охранять здание в течение дня, когда Жан-Люк будет спать мертвым сном.
Жан-Люк смотрел на суетящийся внизу народ. Симона и Инга флиртовали с седым стариком, опершимся на трость. Он должно быть богат, иначе они не стали бы тратить на него свое время.
Взгляд Жан-Люка бродил по магазину. Он всегда любил смотреть на людей. Мысль об этом здании, которое будет пустовать в течение следующих двадцати пяти лет, чертовски удручала. Ну что ж, он привык к одиночеству.
Он увидел новую модель, которую Альберто нанял для своего последнего шоу в Париже. Саша Саладин. Она говорила с кем-то, кто стоял за манекеном. Подошел Альберто, и Саша представила своего спутника. Альберто принял грациозно протянутую руку и поцеловал. Значит женщина. Исходя из того, что конечность не была тонкой как карандаш, принадлежала она не модели. Клиентка, наверное. Скорее всего, смертная.
Альберто и Саша побрели вместе к выходу из выставочного зала. Что это было? У Жан-Люка все мысли разом вылетели из головы, когда его взгляд снова сконцентрировался на клиентке, которая появилась в поле зрения. Он не мог оторвать глаз от открывшегося вида.. У нее была отличная фигура. И грудь. Мужчине, стоящему позади, было бы за что ухватиться. И копна вьющихся каштановых волос, распущенных по плечам. Она напомнила ему крепких девушек из средневековых таверн, которые смеялись и занимались любовью с неизменной дикой энергией. Бог мой, как же он обожал таких женщин.
Она была как звезды кино в прошлом, для которых он так любил придумывать наряды. Мэрилин Монро, Ава Гарднер. Он мог создавать одежду и нулевого размера, но все его естество стремилось к крепким пышнотелым красавицам. И вот одна из них прямо перед ним. Ее черное платье обтягивало сочную фигуру, строением напоминающую песочные часы. И все же самая важная особенность, ее лицо, оставалась в тени. Он двинулся влево и внимательно посмотрел сквозь стекло.
Жан-Люк увидел вздернутый, слегка курносый носик. Не классической, как у всех его моделей, но ему понравилось. Естественно и мило... Мило? Явно не то слово, которое можно применить к манекенщицам. Все они стремились к совершенству, даже искусственным путем, но в итоге становились похожими друг на друга. И в их стремлении к совершенству, терялось что-то неуловимое. Они теряли индивидуальность.
Женщина, о которой шла речь, заправила свои густые вьющиеся волосы за ухо. У нее были высокие широкие скулы и красивый подбородок. Ее широко раскрытые и полные решимости глаза, были прикованы к белому платью. Интересно, какого они цвета? При таких пышных каштановых волосах, Жан-Люк надеялся, что зеленые. А губы у нее полные, но деликатно очерченные. Никакого коллагена. Воплощение естественной красоты. Ангел.
Она что-то достала из сумочки – небольшой блокнот и ручку. Нет, карандаш. Начала писать. Нет, рисовать эскизы. Его челюсть отвисла. Черт! Она срисовывала его новое платье, крала его дизайн.
Он нахмурился. Какого черта она так откровенно копировала его творение прямо на глазах у всех. Кто, черт возьми, она такая? Неужели приехала из Нью-Йорка вместе с Сашей Саладин? Она, вероятно, работала на один из крупных домов моды. Они бы не отказались заиметь копии его последних проектов.
- Вот дерьмо. – Он схватил смокинг со стула, стоящего позади рабочего стола.
- Ты куда? – спросил Робби, проявляя бдительность.
- Вниз. - Жан-Люк пожал плечами.
- В выставочный зал? - Ангус нахмурился. – Ну, уж нет. Кто-нибудь может тебя узнать. Тебе нельзя рисковать.
- Тут собрались только местные жители, - объяснил Жан-Люк. – Они меня не узнают.
- Ты не можешь знать наверняка. - Робби двинулся к двери. – Если тебе что-то нужно, я принесу.
- Это не вещь. Это человек. - Жан-Люк указал на окно. - Там шпион, который крадет мои дизайны.
- Ты шутишь. - Эмма бросилась к окну, чтобы посмотреть. - Где он?
- Это «она». - Жан-Люк взглянул в окно. - У белого… нет, она перешла к красному платью.
- Мы с ней разберемся. – Ангус присоединился к Робби.
- Нет. - Жан-Люк шагнул к выходу и остановился перед двумя шотландцами, преграждающими ему путь.
- Дорогу. Мне нужно узнать, кто ей платит за шпионаж.
Упрямо вздернув подбородок, Ангус скрестил руки на груди и отказался сдвинуться с места.
Жан-Люк приподнял бровь, глядя на старого друга.
- Твоя кампания работает на меня, Ангус.
- Да, нам платят за то, чтобы мы тебя охраняли, но мы не можем это делать, если ты ведешь себя так глупо.
- А я говорю вам, что местные меня не знают. Альберто всегда выступает как мой посредник. Дайте пройти, пока эта проклятая шпионка не слиняла с моими проектами.
Ангус вздохнул.
- Отлично, но Робби пойдет с тобой. – Он шепотом проинструктировал праправнука: - Не давай никому его фотографировать. И прикрывай его спину. У него есть враги.
Жан-Люк фыркнул, выходя из своего кабинета. За пару шагов он преодолел расстояние до черной лестницы. Неужели Ангус думает, что он слабак? Жан-Люк знал, как защититься. Конечно, его имя значилось в списке Казимира на ликвидацию, ну так там были все его друзья. Тем более у Жан-Люка есть и другие недруги. Нельзя прожить более пятисот лет и не нажить врагов среди вампиров. Но теперь он приобрел нового. Вора с лицом ангела.
Он достиг подножия лестницы и направился по боковому коридору, ведущему в выставочный зал. Шаги Робби прогремели позади него.
Когда Жан-Люк вошел в магазин, все взоры устремились к нему, но через секунду уже никто не обращал на него внимания. Хорошо. Никто его не узнал. Запах различных групп крови окутал Жан-Люка, словно перед ним накрыли сладко аппетитный человеческий "шведский стол". Общение со смертными испытывало его самоконтроль, пока в 1987 году Роман не изобрел синтетическую кровь. Теперь Жан-Люку и всем его друзьям-вампирам всего лишь нужно подкрепиться, прежде чем появиться среди смертных.
Он заметил Робби, неспеша прогуливающегося по комнате и разглядывающего фотографии. Или выискивающего убийц. Жан-Люк обошел старика с тростью и направился к воровке. Он остановился в нескольких дюймах позади нее. Девушка была высокого роста, макушка ее головы доходила ему до подбородка. Запах ее крови был свежим и сладким. Смертная.
- Прошу прощения, мадемуазель.
Она обернулась. Глаза оказались зелеными. Черт. Они стали огромными, когда девушка взглянула на него. Нет зрелища печальнее, чем падший ангел.
Жан-Люк нахмурился, глядя на незнакомку.
- Назовите мне хоть одну мало-мальски стоящую причину, почему я не должен потребовать вашего ареста.
______________________________________________________
[1] - Техас-Хилл-Кантри (The Texas Hill Country) – просторечное название района Центрального Техаса, известного своими холмами, состоящими из тонкого слоя почв поверх массивов известняка. Также в состав Техас-Хилл входят хребет Ллано-Аплифт и второй по размеру в США гранитный остаточный холм ('монаднок') Энчантед-Рок ('Зачарованная Скала'). Хилл-Кантри доходит до двух крупных городских районов Центрального Техаса – северных пригородов Сан-Антонио и западной половины Трэвис-Каунти; заканчивается он как раз к западу от пригорода Остина. Район, по сути, является восточной частью Плато Эдвардса, ограниченного Балконс-Фолт на востоке и Ллано-Аплифт на западе и севере. Местность здесь усеяна известняковыми скалами и валунами и тонким слоем растительного грунта, что делает эти земли уязвимыми для быстрых наводнений.
[2] - Владзи Либераче (Liberace) – знаменитый пианист с нестандартной сексуальной ориентацией.
[3] - Метросексуал (англ. Metrosexual: metropolitan - столичный + sexual) — термин, введенный в 1994 году (вместе с существительным «метросексуальность») британским журналистом Марком Симпсоном (англ. Mark Simpson) для обозначения современных мужчин любой сексуальной ориентации, имеющих ярко выраженный эстетический вкус и тратящих подчас много времени и денег на совершенствование своего внешнего вида и образа жизни. Термин «метросексуал» — противоположность термину «мачо». Метросексуалы — поклонники всего изящного, прекрасного, заботятся о своей внешности, посещают косметические салоны, следуют моде.
[4] - Кельтский обоюдоострый меч.
[5] - Французская газета.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:20 - 11 Ноя 2012 00:33 #4 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Понедельник, 14.03.2011, 23:09
Глава 2

Перевод - serditovanatasha.
Бета - FairyN

Хизер удивленно моргнула.
- Простите? – Конечно, с непривычки разобрать такой сильный французский акцент трудновато, но она могла поклясться, что этот сногсшибательный мужчина грозился арестовать ее. Девушка широко улыбнулась и протянула руку.
- Здравствуйте. Я - Хизер Линн Вестфилд.
- Хизер? – От странной манеры, с которой он произнес ее имя - «Ии-зер», мягко и нежно, почти ласково - у нее мурашки по спине побежали. Незнакомец взял ее руку в свои ладони.
- Да? – Она продолжала улыбаться и молилась лишь о том, чтобы ни один из ингредиентов, съеденного слоеного пирожка с сыром Фета и шпинатом, не красовался сейчас на зубах. Мужчина не сводил с нее прекрасных голубых глаз. А его лицо… лепной подбородок и губы, словно вышедшие из-под резца греческого скульптора.
Он сильнее сжал ее руку.
- Признавайтесь. Кто вас подослал?
- Прошу прощения? – Она попыталась вырваться, но хватка была крепкой. Даже слишком. Холодок тревоги пополз по телу.
Он прищурил голубые глаза .
- Я все видел.
О Боже, он знает про крабовую котлетку. Наверное, это один из охранников.
- Я…я заплачу.
- Двадцать тысяч долларов.
- За крабовую котлетку? – Хизер высвободила руку из его ладоней. – Да это черт знает что! – Она вытащила салфетку из сумочки. – Вот. Забирайте. Не нужна она мне.
Он уставился на завернутую в салфетку закуску.
- Вы и шпионка, и воровка?
- Я не шпионка. - Хизер поморщилась. Она что, только что призналась в воровстве?
Незнакомец нахмурился.
- А вот еду красть незачем. Угощение бесплатное. Если вы голодны, то поешьте.
- Это был сувенир, понятно? Я не настолько хочу есть. Я что похожа на голодающую?
Он разглядывал Хизер с таким неприкрытым интересом, что у нее сердце чуть не выскочило из груди. Ну, раз уж он позволяет себе такую бесцеремонность… Она тоже не спускала с него глаз. Интересно, эти черные кудри на ощупь такие же мягкие, как кажутся? Любопытно, не путаются ли они? Черт, а вот такие длиннющие ресницы как у него, определенно могут запутаться.
Девушка откашлялась.
- Сомневаюсь, что вы арестовываете людей за прикарманивание крабовых котлеток. Так что я лучше пойду.
Их глаза встретились.
- Я с вами еще не закончил.
- Понятно. - Может он ее затащит куда-нибудь и изнасилует. Да, нет. Такое только в книжках бывает. - Что вы имеете в виду?
- Вам придется ответить на несколько вопросов. – Он кивком подозвал официанта и бросил салфетку с завернутой в нее закуской на поднос. – Теперь отвечайте. На кого вы работаете?
- ШНШО.
- Какая-то правительственная организация?
- Шницельбергский независимый школьный округ.
Он растерянно склонил голову набок.
- Так вы не модельер?
- К сожалению, нет. А сейчас, если вы позволите… - Она развернулась, намереваясь уйти.
- Non. – Он схватил ее за руку. – Я видел, как вы срисовывали дизайн белого платья. Оно стоит двадцать тысяч долларов. Раз уж оно вам так понравилось, вы должны его купить.
Хизер фыркнула.
- Я не надела бы его и под угрозой смертной казни.
- Что? - Он удивленно вскинул брови. – Эта модель не так уж и плоха.
- Вы что, шутите? – Девушка вырвалась из его рук. – О чем только этот Эшарп думал, создавая подобное? Декольте до пояса. Разрез юбки по самое не балуйся. Да ни одна женщина в здравом уме не появится в таком на людях.
Желваки заходили на скулах незнакомца, когда он заскрежетал зубами.
- А вот модели от такой одежды в полном восторге.
- О чем и речь. Эти несчастные так плохо питаются, что не в состоянии мыслить здраво. Возьмите, к примеру, мою подругу Сашу и ее представление об обеде из трех блюд: на первое - стебелек сельдерея, на второе - помидорка черри, а на десерт - слабительное. Она истязает себя ради возможности влезть в эту одежду. Женщины, подобные мне, такое не носят.
Мужчина вновь окинул ее оценивающим взглядом.
- Думаю, вы могли бы попробовать. Вы выглядели бы…сногсшибательно.
- Моя грудь, скорее всего, вывалится.
- Точно. – На его губах появился намек на улыбку.
И тут Хизер не на шутку рассердилась.
- Я не выставляю бюст на всеобщее обозрение.
Его глаза заблестели.
- А в частном порядке?
Черт бы побрал этого голубоглазого красавца. На мгновение она даже потеряла нить разговора.
- Так вы хотите меня арестовать или будете продолжать пускать слюни?
Он улыбнулся.
- А нельзя и то и другое?
Такому палец в рот не клади.
- Я не сделала ничего плохого. Ну, кроме крабовой котлетки. Но я не взяла бы ее, если б могла хоть что-нибудь здесь купить.
Его улыбка испарилась.
- Вам нужны деньги? Поэтому вы собираетесь продать украденные фасоны другому модельному дому?
- Нет. Я просто хотела сшить себе что-то в этом роде.
- Вы врете. Вы же сказали, что не надели бы ничего подобного и под страхом смертной казни.
Вру? Отвратительные обвинения сыпятся из этого парня как из рога изобилия.
- Послушайте, я ни за что не надела бы ни одно из этих платьев, но лишь в том виде в каком их создал Эшарп. Говорю вам, парень совсем оторван от реальности. Он хотя бы знает, ради кого все это создает?
- Не так хорошо, как вы, - пробормотал француз, протягивая руку. – Покажите мне ваши наброски.
- Хорошо. Если это поможет прояснить ситуацию. - Хизер показала ему блокнот. – На первом рисунке представлено белое платье, только я кое-что подправила.
- Ничего себе кое-что. Да я его практически не узнаю.
- Знаю. Но зато теперь гораздо лучше. В таком виде я могла бы надеть его без риска быть арестованной за непристойное обнажение в общественном месте.
Незнакомец стиснул зубы.
- Вы преувеличиваете.
- Если бы какой-нибудь парень увидел меня в этом, моя фотография уже красовалась бы в интернете под рубрикой «Их разыскивают за преступление сексуального характера». Но поскольку я ни при каких обстоятельствах не смогла бы позволить себе такое платье, вопрос отпадает сам собой. Я даже не могу купить здесь пару носков, без того, чтобы мою колымагу не забрали за неуплату.
- Этот товар предназначен для элитной публики.
- Ах, прошу прощения. Сейчас только свистну слуге, чтоб подогнал Роллс-ройс. Ведь мне пора в аэропорт, я же собираюсь на личном самолете вернуться на свою виллу в Тоскане.
Губы мужчины дернулись, когда он перелистнул на следующую страницу.
- А это что, красное платье?
- Да, но после того как я его немного изменила, оно выглядит гораздо лучше. Там есть еще четыре эскиза. Мою голову наводнило так много идей сразу, что не сделай я эскизы, они были бы потеряны. Если вы понимаете, о чем я.
- Думаю да. – Он искоса посмотрел на нее.
Странно. Не похож он на человека, который разбирается во всех тонкостях творческого процесса. В нем больше от спортсмена, но комплекция скорее пловца, а не тяжелоатлета.
Мог ли он и вправду ее арестовать? Его странные обвинения в сочетании с потрясающей внешностью довели Хизер до того, что она начала лепетать как нервная идиотка. Надо расслабиться и вести себя… поизящнее.
- Мне правда очень жаль. Я и не думала тут что-нибудь украсть. Я нарвалась на неприятности, да?
Незнакомец взглянул на нее с легкой улыбкой.
- А вам хотелось бы?
Она чуть было не ляпнула «да». Боже Праведный, как же этот парень сексуален. И слишком великолепен. Без сомнения, ему трудно подобрать одежду, подходящую по размеру этим широким плечам и длинным ногам.
Вероятно с женщинами у него тоже проблемы. Наверное, стоило им бросить на него один единственный взгляд, как наряды с них падали сами собой.
Ага! Вот какая участь ожидала бы ее, если бы он настоял на аресте. Пришлось бы предложить ему себя в жертву. Как благородно. Как глупо. Да она в жизни бы на такое не отважилась.
Он закончил изучать ее рисунки.
- Фасоны действительно очень удачные. В таком виде они определенно больше подойдут для женщин с более… роскошными формами.
Неужели ему действительно понравились ее эскизы? Сердце Хизер наполнилось гордостью и радостью. И слово «роскошная» применительно к ее комплекции прозвучало как бальзам на душу.
- Благодарю. И спасибо, что не назвали таких, как я… толстыми.
Он застыл.
- А почему я должен грешить против истины?
Ух ты! Этот мужчина представляет серьезную угрозу для ранимой женской натуры. Он не только великолепен, но еще и знает, как зубы дамам заговаривать. Двойная опасность. И… двойное удовольствие? Нет, мысленно отшлепала себя Хизер. Она только, что избавилась от одного ходячего бедствия мужского пола и ни за что не станет наступать на те же грабли.
- Я лучше пойду. - Она развернулась.
- Вы забыли рисунки.
Девушка снова посмотрела на француза.
- Вы позволите мне их оставить?
- При одном условии. – Он посмотрел на что-то находящееся позади нее. – Черт. Мы должны идти.
Хизер посмотрела через плечо. Большой парень в килте отбирал у девушки телефон с камерой.
- Я всего лишь хотела сделать фотографию для своего блога.
- Пойдемте. - Великолепный охранник-француз схватил Хизер за руку и потащил к двойным дверям с надписью «Посторонним вход воспрещен».
- Минуточку. – Хизер притормозила. – Куда вы меня ведете?
- Туда, где мы сможем поговорить спокойно.
Поговорить? Определенно кодовое слово. Бог мой, он тащит ее насиловать.
- Ну, я не общаюсь с незнакомцами.
- Вы уже разговариваете со мной. – Он косо взглянул на нее, подталкивая сквозь двойные двери в холл. – Уже все уши прожужжали.
- Ну, да. - Она оглянулась на выставочный зал. – Я только надеюсь, что вы не ожидаете… чего-то большего.
Он замешкался перед еще парой дверей и вернул ей рисунки. Пока она засовывала блокнот в сумочку, француз набрал код на панели с цифрами.
- То, что я вам сейчас покажу,очень личное.
Боже мой, вот этого-то она и боялась.
- Это доступно лишь взору избранных?
- Именно так. Зная, какой вы суровый критик, думаю, это не оставит вас равнодушной.
Ее взгляд опустился ниже его пояса.
- Уверена, что так и будет.
- Хизер.
От того как мягко он произнес ее имя, девушка прямо таки растаяла. Она подняла глаза, и их взгляды встретились.
Незнакомец ухмыльнулся.
- Мы говорим об одном и том же?
- Не уверена. – Ее сердце бешено колотилось. Трудно было думать, когда он вот так на нее смотрел.
- Я собираюсь показать вам кое-что из осенней коллекции.
- О. - Она моргнула. – Точно. Это именно то, о чем я подумала.
- Само собой. – Его глаза подозрительно заблестели. Он открыл дверь и пропустил девушку внутрь.
- Темно… - Она умолкла, когда загорелся свет.
Быстро окинув взглядом высокий потолок, она поняла, что француз включил только половину освещения. Хизер посмотрела вниз. Комната оказалась огромной, намного больше, чем выставочный зал. Полки, забитые тюками с умопомрачительными тканями, выстроились рядами вдоль стен. Ее пальцы так и чесались прикоснуться ко всему этому изобилию. У дальней стены она увидела две швейные машины. В них отражалось стекло французских дверей, располагавшихся позади. Слева стояли два больших раскройных стола. Справа находились многочисленные стойки, увешанные одеждой небывалой красоты. В центре, составленные в круг, словно это Стоунхендж от высокой моды, возвышались манекены. Они предназначались для демонстрации как женских, так и мужских туалетов.
Боже праведный, да она все на свете отдала бы, чтобы иметь такую мастерскую. Это же рай.
- Здесь творится волшебство?
- Волшебство? - Он захлопнул дверь. - Я бы назвал это тяжелой работой.
- Прямо как в сказке. - Хизер направилась к первой стойке с одеждой, цокая каблучками по деревянному полу. – Ведь именно здесь идеи превращаются в прекрасные вещи.
Он последовал за ней.
- Значит, вам нравится дизайн-студия?
- О да. – Девушка пожирала глазами ловко скроенные куртки и юбки. – Очаровательно. – Она потерла ткань между пальцами и нахмурилась.
- Что-то не так?
- Это же шерсть.
- Так куртка-то зимняя.
- Но мы в Техасе. Вы могли бы продать подобное где-нибудь на севере, но здесь такое даже зимой можно носить только при включенном кондиционере.
- Я не знал этого. – Он, нахмурившись, скрестил руки на груди.
- И все равно, крой умопомрачительный, – восхищалась она одной из курток. – Парень просто гений.
- А я думал, он полностью оторван от реальности.
Хизер рассмеялась.
- И это тоже. – Она прошла ко второй стойке.
- Вы сами сшили свое платье?
Девушка поморщилась.
- Что так заметно?
Он пожал плечами.
- Вообще-то, сшито хорошо. Ткань, конечно, отвратительна, но в наше время это сплошь и рядом.
- Это точно. Мне случалось покупать вещи, которые буквально разваливались всего-то после одной-двух стирок. - Девушка остановилась перед отделанной бисером курткой-болеро, когда ей в голову вдруг пришла неожиданная мысль. С каких это пор охранники разбираются в тканях?
- Это ваш собственный дизайн? – спросил мужчина.
- Типа того. Мне нравится комбинировать элементы из разных моделей, чтобы в итоге получилось нечто…уникальное.
Он кивнул.
- Оно уникально.
- Спасибо. – «Кто этот парень?» - Вы…дизайнер Эшарпа?
- А как насчет вас, не хотели бы занять эту должность?
У нее челюсть отвисла.
- Что?
- Вы убедили меня, что я не охватил львиную долю рынка, а подобные вам женщины хотят выглядеть на все сто.
- О.
- Думаю, большинство из этих моделей можно было бы адаптировать под более пышные фигуры, и именно вы могли бы стать тем человеком, который претворил бы это в жизнь.
- О.
- Ели есть желание попробовать свои силы, приходите в понедельник вечером.
- О. - Боже мой, она выглядит как идиотка. – Я? Работать здесь? В этом волшебном месте?
- Да.
- Вот это да! - Очевидно, этот парень не из службы безопасности. - Вы менеджер? Я…я надеюсь, вы не обиделись на некоторые… вещи, которые я наговорила. Но я же ведь сказала, что Эшарп гений.
- А еще, вы сказали, что он совершенно оторван от реальности. И что вам пришлось исправлять его модели.
Хизер поморщилась.
- Я несколько увлеклась. Но только потому, что всем сердцем ратую за то, чтобы похожие на меня женщины выглядели так же хорошо, как и наши стройные сестры.
- В вас есть огонь. - Он указал на ее платье. - И талант. В противном случае, я бы не нанял вас.
Хизер улыбнулась.
- О, я вам так признательна! Сбылась моя мечта. - Она прижала руку к груди. - Я так взволнована, мистер – э…, простите, как вас зовут?
Он склонился в легком поклоне.
- Позвольте представиться. – Его глаза заблестели, когда губы начали медленно растягиваться в улыбке. - Жан-Люк Эшарп.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:26 #5 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Среда, 23.03.2011, 06:53
Глава 3

Перевод - serditovanatasha.
Бета - FairyN

Жан-Люк предполагал, что реакция Хизер его повеселит, и девушка его не разочаровала. У нее просто челюсть отвисла. Прекрасные зеленые глаза стали огромными от ужаса. Кровь отхлынула от лица, и Хизер побледнела так сильно, что даже веснушки исчезли.
Жан-Люк усмехнулся. Давненько он не получал такого удовольствия. Она лишь открывала и закрывала свой хорошенький ротик, но так и не вымолвила ни слова, как выброшенная на берег рыбка. Весьма очаровательная рыбка.
Он склонил голову.
- Вы хотели что-то сказать?
Ей с трудом удалось выдавить из себя сдавленный писк.
- Как вы можете быть таким…я…я думала, что вы намного старше.
Он вопросительно изогнул бровь.
- То есть…о боже, мне очень жаль. - Она откинула назад густые кудри. Сумочка шлепнулась на пол.
- Ой, черт.
Жан-Люк наклонился, чтобы поднять ее.
- Не надо, я сама. – Хизер так стремительно кинулась за сумочкой, что выпрямляясь, потеряла равновесие. Француз протянул руку, чтобы поддержать девушку.
- Я в порядке. – Она попыталась уцепиться за какую-нибудь одежду, чтобы удержаться на ногах, но на беду та расступилась перед ней как воды Красного моря перед Моисеем, не остановив ее стремительного падения на пол. – Ааааа!
- Я держу вас! – Он ухватил Хизер за рукав. Раздался треск рвущейся ткани.
Девушка с грохотом рухнула на пол, увлекая за собой француза, который продолжал держать в руках оторванный рукав. Черт.
Жан-Люк склонился над ней.
- Вы в порядке? – Юбка задралась, открывая стройные ноги. Он не мог удержаться от того, чтобы не представить их вокруг своей талии. Или шеи.
- Вы действительно Жан-Люк Эшарп? – спросила она.
- Oui.
Хизер застонала и закрыла лицо руками.
- У вас есть подвал, в который я могла бы забраться лет этак на пятнадцать?
Вообще-то таковой имелся, и у Жан-Люка был большой соблазн пригласить туда девушку. Она, безусловно, скрасила бы его долгое изгнание. Но он не имел права сажать в тюрьму смертных только для того, чтобы самому не умереть от скуки.
Он сел на пол рядом с Хизер.
- Не нужно смущаться.
- Мне очень стыдно. Просто убейте меня.
Жан-Люк усмехнулся.
- Не далее как в начале этого вечера я говорил то же самое. Вам не кажется, что это слишком театрально?
- Я так ужасно о вас отзывалась. – Она опустила руки. - Мне, правда, очень жаль.
- Не извиняйтесь за откровенность. Прямолинейность мне по нраву. В этом бизнесе честность довольно редкое явление.
Хизер села и вздрогнула, заметив, как сильно задралась юбка. Девушка поспешно ее одернула.
- Не понимаю, как вы можете быть таким кра…молодым. Вы создавали одежду для самой Мэрилин Монро.
Она что, чуть не назвала его красивым? Однако улыбка Жан-Люка угасла, когда он понял, что пришло время врать и изворачиваться. Черт. Она была с ним так откровенна.
- Я…сын того Жан-Люка Эшарпа. Зовите меня Жан, чтобы не путать с моим отцом.
- О. Как здорово, что вы унаследовали его талант.
Жан-Люк пожал плечами. Он ненавидел врать. Поэтому-то обычно предпочитал общество себе подобных. Любые отношения со смертными требуют определенного количества лжи, особенно сейчас, когда пора уйти в подполье. Француз протянул Хизер рукав.
- Мне жаль, что он оторвался.
- Ничего страшного. – Она засунула кусок материи в сумочку. – Вы были правы, ткань просто отвратительная. – Девушка оглядела комнату и улыбнулась. – Поверить не могу, что сижу в настоящей дизайн-студии рядом с известным модельером.
Он улыбнулся, поднимаясь на ноги.
- Так вы выходите в понедельник на работу? – Кутюрье протянул руку, чтобы помочь ей встать.
- О, можете быть в этом уверены. Ведь это мечта всей моей жизни. – Хизер приняла предложенную помощь.
Жан-Люк так стремительно потянул девушку вверх, что она впечаталась в его тело. Руки француза мгновенно обняли ее. Хизер устремила на него взор своих прекрасных, такого насыщенного ярко-зеленого цвета, глаз. Жан-Люк слышал ее сердцебиение, которое резко участилось.. Как приятно осознавать, что на нее так действует его близость.
- Вы хотя бы знаете, насколько прекрасны?
Девушка покачала головой.
Судя по всему, он обладал талантом лишать ее дара речи. Желание забурлило в его венах. Хизер казалась такой теплой и милой, но он должен остановиться, пока глаза не запылали красным. Она стала слишком большим искушением, а Жан-Люк всегда был осторожен, избегая близких отношений.
Он отпустил девушку.
- Боюсь, что смогу нанять вас только на две недели. – После закрытия магазина единственный смертный с доступом в здание - охранник Пьер.
- Ясно. – Хизер, погрустнев, отступила. – Понимаю, у меня нет опыта. К тому же, в сентябре я должна вернуться к преподаванию.
- Полагаете, меня не устраивает ваша кандидатура? – Щеки девушки порозовели, и Жан-Люк понял, что задел за живое.
Эшарп подозревал, что под темпераментным поведением Хизер скрывалась целая пропасть неуверенности в себе. Так часто бывало, он и сам не раз пользовался таким приемом.
Но почему Хизер Вестфилд сомневалась в себе? Неужели кто-то пытался сломить ее дух? Жан-Люк ощутил внезапное импульсивное желание заехать кулаком в морду этому мерзавцу.
- Меня беспокоит не то, что вы не справитесь. Как раз наоборот. Уверен, мы замечательно поладим. – Слишком большим было искушение оставить ее здесь, чтобы она скрасила его одиночество в изгнании.
Слышно было, как Хизер с трудом сглотнула.
- У меня есть правило, которому я всегда следую. Я никогда не вступаю в отношения с сотрудниками. Независимо от того, насколько они мне симпатичны. – Жан-Люк внимательно разглядывал ее пышную фигуру.
- О, черт побери, - прошептала девушка и сделала еще один шаг назад. – Я…я не собираюсь…я не готова…то есть я…
- Мысль об отношениях лишает вас дара речи?
- Скорее приводит в ужас! – Она поморщилась. – О, я не имела в виду вас лично. Мне вообще никто не нужен. Год назад я пережила довольно болезненный развод и…
Француз поднял руку, чтобы остановить ее.
- Я буду вести себя подобающим образом. – Его губы медленно растянулись в улыбке. – А вы?
- Разумеется. Я всегда веду себя… хорошо. – Хизер выглядела немного несчастной, признаваясь в этом.
Что-то подсказывало ему, что в глубине души она мечтала быть совершенно иной. Желание снова нахлынуло, и он сжал кулаки, чтобы не схватить девушку в объятия. Прошло уже много времени с тех пор, как он в последний раз… Эшарп отбросил эту мысль. Смертные женщины не для него. Жизнь убедила Жан-Люка в этом самым что ни на есть жестоким способом.
Хизер прогуливалась по проходу между вешалками, касаясь одежды.
- Здорово. – Девушка остановилась перед коллекцией ремней из кожи, меди и серебра.
- Это мой первый опыт в роли дизайнера ремней. – Он подошел ближе. Только смертные модели могли носить ремни из серебра. Симона и Инга держались подальше от всего того, что могло обжечь их нежную кожу. – Что вы об этом думаете?
- Они прекрасны. Особенно мне нравятся широкие, которые лежат на бедрах.
Раздался щелчок. Суперчуткий слух Жан-Люка уловил звук. Француз поднял руку, и Хизер умолкла, вопросительно взглянув на дизайнера.
Шаги, еще один щелчок.
Жан-Люк так и не услышал скрипа двери. Проникнуть внутрь мог только тот, кто знал комбинацию. Если бы сюда извне телепортировался вампир, сработала бы тревога. Значит, вошел кто-то, уже бывший до этого момента в здании. Будь это один из друзей-вампиров, он бы непременно окликнул Жан-Люка. Следовательно, существует серьезная вероятность того, что визитер – враг.
Жан-Люк приложил палец к губам, предупреждая Хизер сохранять тишину. Он осторожно двинулся по проходу к центру комнаты, заглядывая в просветы между одеждой, развешанной по всей длине стойки.
Вот он. Старик с тростью оказался именно там, где Жан-Люк и ожидал его увидеть. Снова щелчок. Визитер прошел вперед. Он так и держался: сгорбившись, не показывая своего лица.
Жан-Люк принюхался. Почувствовал аромат Хизер, веящий смертностью. Но от мужчины… ничего.
Старик остановился, последний раз стукнув тростью по полу.
- Я знаю, что ты здесь, Эшарп.
Жан-Люк застыл. Бог ты мой, это же Луи. Вот уже лет сто как он не видел своего заклятого врага.
- Терпения мне не занимать. Я знал, что со временем ты потеряешь бдительность. И вот, пожалуйста - ты и без оружия, и без своих драгоценных телохранителей. – Старик медленно выпрямился. – В Париже до тебя было не добраться. Денно и нощно вокруг крутилось около дюжины телохранителей.
Он вздернул подбородок. Жан-Люк сделал глубокий вдох, когда увидел глаза мужчины. На протяжении столетий Луи принимал много обличий, всегда умудряясь выглядеть по-разному. Лишь глаза оставались неизменными. Всегда темные, холодные, полные ненависти.
Пока Луи продолжал бахвалиться, Жан-Люк осторожно двинулся обратно к Хизер.
- Ты совершил роковую ошибку, Эшарп. Я ходил на открытия всех твоих магазинов, но ты продолжал прятаться, как последний трус. Теперь ты наконец-то выполз из укрытия. В последний раз.
Жан-Люк подошел к Хизер и поднес палец к губам. Она кивнула, не скрывая тревоги. Он прошептал ей на ухо:
- Не показывайтесь ему на глаза. Уходите через заднюю дверь. Немедленно.
Она открыла было рот, намереваясь возразить, но француз остановил ее, приложив палец к ее губам.
- Идите, - беззвучно произнес он и мягко подтолкнул девушку к противоположному концу прохода.
- Выходи же, трус - прокричал Луи. – Я решил покончить с тобой раз и навсегда. Печально, что уже нельзя будет помучить тебя лишний раз, но Казимир предложил за твою голову кучу денег. Я не смог отказаться.
Жан-Люк двинулся к центру комнаты.
- Тысяча чертей, я думал, ты уже умер. Хотя сейчас это неважно, все равно скоро ты окажешься на том свете. – Жан-Люк владел шпагой гораздо лучше, чем Луи, но, к сожалению, в данный момент оружия при нем не было. Он послал мысленное сообщение друзьям.
- Я слышу тебя, - усмехнулся Луи. – Скулишь в надежде, что твои приятели придут и спасут тебя.
Жан-Люк вышел из укрытия.
- Со своими врагами я сражаюсь сам. Лучше скажи, сколько времени тебе потребовалось, чтобы оправиться после нашей последней встречи? Если мне не изменяет память, я практически выпотрошил тебя.
С рычанием Луи повернул набалдашник трости и обнажил тонкую смертоносную рапиру, отбросив в сторону деревянные ножны, которые со стуком упали на пол.
- Твои друзья придут, но будет слишком поздно. – Он бросился в атаку.
Жан-Люк отскочил в сторону, схватив стоящий рядом манекен, и со всей силой замахнулся им, отражая первую атаку.
Шпага Луи прошла насквозь, обезглавив куклу для демонстрации мужской одежды.
- Ах, это навевает сладостные воспоминания об эпохе Кровавого Террора. – Он снова сделал выпад, пронзив туловище манекена.
Все что Жан-Люку осталось так это защищаться ногой несчастной куклы. По крайней мере, в ней был металлический стержень. К тому же Робби, с настоящим мечом, будет здесь с минуты на минуту.
Жан-Луи пригнулся, чувствуя, как воздух над головой рассекла шпага Луи. Он переместился вправо, поставил ногу куклы на пол, и использовал ее как шест, чтобы допрыгнуть до раскроечного стола. Луи развернулся, но Жан-Люк уже приземлился на пол у дальней стороны стола. Когда Луи крутанулся вправо, пытаясь поймать его, Жан-Люк двинулся в том же направлении. Кружа вот так вокруг стола, он мог бы задержать Луи, до тех пор, пока Робби не прибыл бы с мечом.
Жан-Люк завершил один круг, когда заметил позади Луи движение. Он замер. Хизер незаметно подкрадывалась к негодяю сзади, держа в руках охапку ремней. О чем она только думает? Он не осмелился крикнуть ей, чтобы она остановилась. Это предупредило бы Луи о ее присутствии, и он бы пронзил девушку своей рапирой. Черт! Жан-Люк показывал Хизер и мимикой, и жестами, чтобы она убиралась ко всем чертям.
Она проигнорировала его немые команды, сосредоточившись на Луи.
Единственное, что Жан-Люк мог предпринять - отвлечь противника. Он побежал в центр комнаты и бросился в бой, используя в качестве оружия ногу манекена. Кусочки пластика разлетелись в воздухе, когда Луи разрубил никчемное оружие Жан-Люка.
- Прекратите! – Хизер замахнулась на Луи ремнями.
Луи застыл, когда серебристый металл ударил его по затылку. Вверх взвилась струйка дыма. Негодяй повернулся к девушке, его лицо исказилось от боли.
- Ах ты, чертова сука. – Он замахнулся шпагой.
- Хизер, беги! – Жан-Люк прыгнул вперед и сходу саданул Луи по голове ногой манекена. От удара металлического стержня тот камнем отлетел в сторону, выронив рапиру. Жан-Люк нагнулся, чтобы поднять оружие, затем отпрыгнул с дороги Хизер, когда она еще раз замахнулась на Луи.
- А как тебе это, урод! - Ее глаза блестели от возбуждения.
Луи поднял руки, чтобы защитить голову, и серебро зашипело на его ладонях, обжигая незащищенную плоть.
Передняя дверь с грохотом распахнулась, и внутрь с клейморами наизготовку влетели Ангус и Робби. Робби через всю комнату бросил Жан-Люку шпагу.
Тот поймал рапиру и повернулся к Луи. Сукин сын отступил, прячась среди стеллажей одежды. Краем глаза, Жан-Люк заметил, как Ангус скользит между двумя стойками. Не было никакого сомнения в том, что шотландец намеревался схватить подлеца с тыла.
Жан-Люк передал Хизер рапиру Луи.
- Если он кинется на вас, используйте ее, не раздумывая.
Девушка кивнула, и их взгляды встретились. Его сердце екнуло. Боже мой, во что же он ее втянул?
- Я вернусь за тобой, Эшарп, - прокричал Луи. – Но сначала убью твою женщину. Прямо как в старые добрые времена, не так ли?
- Она не моя женщина! Не вмешивай ее сюда.
- Да, но смотрю, она тебе небезразлична. Интересно она будет такой же сговорчивой, как твоя предыдущая любовница?
- Будь ты проклят! – Жан-Люк шагнул в сторону стойки. – Присматривай за ней, - крикнул он Робби, потом побежал вниз по проходу. Он увидел, как Ангус выходит ему навстречу.
Жан-Люк раздвигал одежду, разыскивая Луи.
- Мерзавец, - пробормотал Ангус. - Должно быть, он телепортировался. Я продолжу поиски. - Он умчался с вампирской скоростью.
- Вы поймали его? – окликнула его Хизер.
- Нет. Он…сбежал. – Жан-Люк шагнул обратно в центр мастерской. Кипя от негодования, он рассек шпагой воздух. Глаза Хизер расширились.
Робби кружил рядом с ней, выставив вперед зажатый в кулаке клеймор.
- Мне нужно обыскать подвал. Прямо сейчас.
Жан-Люк кивнул.
- Иди.
Робби бросился к французским дверям у задней стены и вылетел из комнаты.
Жан-Люк сделал глубокий вдох.
- С вами все в порядке?
- Кажется, да. – Хизер бросила ремни и шпагу Луи на раскроечный стол. – Но я не понимаю, что происходит. К чему все эти шпаги и мечи? И почему кто-то хочет убить модельера?
- Это длинная и печальная история. Лучше бы вы последовали моему совету и сбежали.
- Я собиралась, но когда увидела, как он набросился на вас с этим мечом, а все, что было у вас - манекен… не знаю. Я должна была испугаться, но я и так боялась всю свою жизнь, и порядком устала от этого. И тогда весь мой гнев хлынул наружу. Злость на собственную беспомощность, на моего бывшего за то, что он оказался таким засранцем. Я просто должна была что-то предпринять. И… я не ударила в грязь лицом!
Жан-Люк взял руку Хизер в свои. Он подозревал, что именно ее бывший муж виноват в том, что она целиком и полностью утонула в неуверенности в себе. Но девушка боролась, стремясь освободиться от этого чувства, и его сердце наполнилось гордостью за нее.
- Вы такая храбрая. Возможно, вы даже спасли мне жизнь.
Ее щеки порозовели.
- Не знаю, было ли от меня действительно много пользы. А вот вы были неподражаемы. Кто этот парень?
- Никогда не знал его настоящего имени. Я зову его Луи.
- Люи?
- Нет, Лу-и.
Она нахмурилась.
- Я так и сказала.
Жан-Люк вздохнул.
- Луи по-французски означает «он». Убийца с множеством имен. Жак, Клемент, Дамьен, Равайяк. Он жаждет убийства и восхищается смертью.
Ее рука задрожала.
- Почему он хочет вас убить?
- Потому что на протяжении ве… многих лет я пытался остановить его. Однажды мне это удалось, и с тех пор он задался целью заставить меня страдать. - Жан-Люк сжал ладонь девушки. - Хизер, я с сожалением говорю вам это, но вы находитесь в страшной опасности.
Ее лицо побледнело.
- Именно этого я и опасалась. Он думает, что я…
- Он считает, что вы моя любовница.
Она вытащила свою руку.
- Тогда мне лучше держаться подальше от всего этого. Думаю, теперь я не смогу здесь работать.
- Напротив, вы должны работать именно здесь. У меня есть охрана, которая сможет вас защитить. На самом деле, вы должны даже жить в этом здании, пока мы не сможем…разобраться с Луи.
Хизер усмехнулась.
- Я не могу. У меня дом в Шницельберге.
- Вы должны. В прошлом Луи уже убил двух женщин.
Девушка сглотнула.
- Он убивает ваших подруг?
- Да. Мне жаль, что это произошло именно с вами. Я же вас просил не показываться ему на глаза.
Она поморщилась.
- Мне следовало послушаться.
- Если бы вы так поступили, я был бы уже мертв. Позвольте мне защитить вас, Хизер. Я перед вами в неоплатном долгу.
- Я не могу оставаться здесь. Моя дочь…
- Non. – Жан-Люк почувствовал себя так, словно его ударили под дых. – У вас есть дочь?
- Да. О боже. Вы хотите сказать, что она тоже в опасности?
Жан-Люк тяжело сглотнул. Видение изуродованных тел промелькнуло в его сознании. Ивон в 1757 году. Клодин в 1832. Он не сможет снова вынести эту боль и чувство вины.
- Не бойтесь. Я защищу вас обеих.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:32 - 01 Мар 2015 14:33 #6 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Пятница, 08.04.2011, 20:40

Глава 4

Перевод - serditovanatasha.
Бета - FairyN

Глупо обольщаться, считая этого француза совершенством. Такой потрясающий мужчина, как Жан-Люк Эшарп, просто обязан обладать парочкой серьезных недостатков. Первый в списке – ослиное упрямство. Оправившись от первоначального шока, Хизер тут же отвергла предложенную Эшарпом защиту. Поначалу тот, конечно, опешил. Но потом непререкаемым тоном вновь заявил о своем намерении, словно его мнение по данному вопросу - закон.
И это после шести лет супружеской жизни с придурком, который контролировал каждый ее вздох, даже решал, какое белье она должна носить. Вот и сейчас ей захотелось завыть, вспомнив, что на ней белые хлопчатобумажные трусики, выбранные бывшим мужем-диктатором . Да поможет ей Бог, но она должна избегать властных мужчин. А еще надо купить новое белье – что-нибудь эдакое, хотя бы как символ ее новообретенного мужества. Слава Богу, по дороге домой находился гигантский магазин, торгующий по сниженным ценам. Ну где еще независимая молодая леди может купить и кружевное нижнее белье, и патроны к дробовику за один заход?
- Мистер Эшарп, я ценю ваше любезное предложение, но мне действительно не нужен защитник. – Она кивнула в сторону закрытой двери. – Если бы вы просто позволили мне…
- Минуточку. – Он нахмурился, глядя на дверь. – Не думаю, что вы понимаете, насколько опасен Луи.
Вот те на. Этот мужчина никогда не сдается.
- Мне Луи показался не таким уж страшным. Ему было совсем не до шуток, когда я огрела его теми ремнями. А вы смогли одолеть негодяя всего-навсего с помощью сломанного манекена. Для злодея, его было довольно легко победить.
- Все совсем не так! Видимость простоты создалась только благодаря моим способностям – ведь я лучший фехтовальщик Европы.
Недостаток номер два - чрезмерное самомнение. Хотя на это можно закрыть глаза. Хизер еще никогда не встречала мужчину, который не страдал бы этим.
- Может у вас там, в Европе, и по сей день устраивают гладиаторские бои, но здесь, в Техасе, мы пользуемся огнестрельным оружием. Будь у меня под рукой пушка, Луи уже везли бы в морг.
Жан-Люк хмуро сдвинул брови.
- То есть вы справились бы с ним лучше меня?
- Я скорее положилась бы на свое ружье, чем на мужчину.
- Но я пытаюсь спасти вас!
- Я уже спасена. Аллилуйя, хвала Господу. А теперь откройте дверь и выпустите меня, брат мой.
Его глаза стали огромными от раздражения.
- Я не могу вас отпустить, пока вы не согласитесь на то, чтобы я вас охранял.
- Тогда ждать придется долго. Мне просто это не нужно.
- Неблагодарная.
- Заносчивый. – Ее сердце бешено забилось. Боже всемогущий, эта перепалка привела ее в такой же восторг, какой она испытала, запустив пирогом в физиономию своего бывшего. Вообще-то, даже лучше. Выходка с пирогом была актом отчаяния, к которому добавилась печальная уверенность в том, что ее брак провалился. А это…это превратилось в восхитительное провозглашение независимости. Хизер никогда в жизни не чувствовала себя такой сильной и храброй. От взбучки, которую она устроила Луи этими ремнями, девушка начала ощущать себя прямо таки Суперженщиной, и ей это нравилось.
- Было приятно с вами познакомиться мистер Эшарп. И огромное спасибо за то, что предложили мне работу, но в сложившихся обстоятельствах, для нас обоих будет лучше, если мы никогда больше не увидимся. – Хизер развернулась, испытывая гордость от своей маленькой речи, и направилась к двери. Она улыбнулась, когда услышала за спиной приглушенную ругань.
- Если вы просто откроете….
Дверь внезапно распахнулась, и в комнату ввалилась целая толпа.
- Наконец-то, - проворчал Жан-Люк.
Шотландец в килте закрыл дверь и прислонился к ней спиной. Строгое выражение лица и длинный меч…разве можно с таким не считаться? Хизер лишилась шанса уйти с достоинством. Более того, девушка оказалась в западне. Так или иначе, Жан-Люку Эшарпу удалось вызвать подмогу. Недостаток номер три - он не просто упрям. Он невыносим.
Француз представил ее своим друзьям, но девушка едва обратила на них внимание. Ее все выводило из себя.
Она слишком отчаянно боролась за право самой принимать решения, касающиеся ее жизни и судьбы Бетани, ее дочери. И позволить сейчас какому-то мужчине взять ее под свое крыло, означало совершить гигантский шаг назад.
И все же надо признать - поначалу модельер казался весьма очаровательным. Хизер было приятно осознавать, что он считает ее привлекательной. До того как этого француза поразил синдром Наполеона, он ей безусловно нравился. Дизайнер предложил работу ее мечты. Такой шанс, как этот, на дороге не валяется, так что она была бы просто сумасшедшей, если бы отказалась от подобного везения. А может виной всему то, что француз нажал не на ту кнопку и именно этому она обязана своей чересчур эмоциональной реакцией? Да, Жан-Люк Эшарп мужчина властный, но ведь он потерял двух подруг. Его отчаяние можно понять.
Парень хотел быть героем. Что в этом плохого?
Хотя с другой стороны, а много ли ей о нем известно? Если судить человека по его друзьям, то Жан-Люка можно охарактеризовать как заботливого и верного. Во всяком случае, именно такими ей показались его товарищи. Среди них находился высокий, серьезный мужчина Роман Драга-как-его-там с женой-блондинкой и маленьким мальчиком. Был там еще один, очень улыбчивый парень, которого звали Грегори. Фамилия обои шотландцев - МакКей. Братья, наверное. Тот, которого звали Робби, все еще охранял дверь. Другой, Ангус, был женат на красивой брюнетке, Эмма кажется. Вы только подумайте, и все - исключительно красивы.
- Вы модели? – спросила Хизер, когда мужчины поспешили к Жан-Люку, оставляя ее с женщинами и ребенком.
Шэнна засмеялась, покачивая малыша на руках.
- Ну что ты. Я - дантист. Мой муж – владелец «Роматек Индастриз», а Грегори один из его вице-президентов. Ангус – генеральный директор компании занимающейся частным сыском и обеспечением безопасности.
- А-а-а-а. - Хизер взглянула на дверь. Робби все еще нес караул. Видимо придется задержаться на какое-то время.
Эмма улыбнулась.
- Вы отлично сражались.
- Спасибо. – Ну, раз она все равно оказалась в ловушке, почему бы ей не воспользоваться этой ситуацией и не выудить побольше информации.
- Что вам известно о Луи?
Шэнна удобней усадила мальчугана на бедре.
- Это очень печальная история. Жан-Люк уже давно страдает от его происков.
- Ангус объяснил немного, пока мы спускались, - продолжила Эмма, в голосе которой звучал легкий британский акцент. – В прошлом Луи убил двух подруг Жан-Люка.
- Я не его подруга, - пробормотала Хизер. – Я встретила мистера Эшарпа только сегодня вечером.
- Не имеет значения, - сказала Эмма. – До тех пор пока Луи считает, что вас с Жан-Люком что-то связывает, тебе будет грозить опасность.
- Знаешь, лично я понимаю твое нежелание принять защиту Жан-Люка, - признала Шэнна. – Однажды я оказалась в подобной ситуации, и тогда Роману пришлось встать на мою защиту. Это случилось еще до того, как мы поженились.
Хизер взглянула на мужчин, которые шепотом совещались на другом конце комнаты.
Эта группа представляла собой довольно живописное зрелище, но все-таки, в них было что-то необычное, нечто такое, чего она не вполне понимала.
- Мне потребовалось время, чтобы узнать Романа и начать ему доверять, - продолжила Шэнна. – То, что ты не желаешь полагаться на помощь совершенно чужого человека, можно понять, но я знакома с Жан-Люком вот уже два года, и он зарекомендовал себя как вполне надежный парень. Местами даже милый. Он всегда заботился о нас с Романом.
- Он и мне пришел на помощь, - добавила Эмма. – Жан-Люк - самый лучший фехтовальщик Европы.
- Это я уже слышала. – Хизер вздохнула. Друзья наперебой расхваливали его. Она взглянула на Жан-Люка. Девушка не сомневалась в том, что он способный молодой человек: спортивное телосложение, быстрая реакция, находчивость в опасной ситуации. Элегантный смокинг дизайнера не скрывал его ауры силы и опасности. В этой одежде он просто больше походил на Джеймса Бонда. А рядом с агентом 007 всегда есть красивая девушка. Да поможет ей Бог, но Хизер так хотелось быть этой самой подружкой героя. Ее сердце болезненно сжалось.
Недостаток номер четыре - чересчур великолепен.
- Жан-Люк - красивый мужчина, тебе не кажется? – Шепнула Шэнна.
Хизер подскочила от неожиданности. Черт, да ее застали за тем, как она пялится на этого француза.
Эмма понимающе улыбнулась. Даже ребенок рассмеялся вместе со своей матерью.
- Ладно, допустим, он красив. Но это не значит, что мне нужна его помощь, - запротестовала Хизер. – Я в состоянии позаботиться о себе.
Улыбка Эммы испарилась.
- Ты не понимаешь, насколько ужасен Луи.
- Парень сбежал, как только оказался в меньшинстве. Не так уж этот негодяй крут.
Эмма понизила голос.
- Его не остановят запертые двери. Убийца войдет в дом, когда ему заблагорассудится, а ты даже не услышишь. Он может в любую секунду оказаться за твоей спиной. Прежде чем ты поймешь, что происходит он, перережет тебе горло.
Хизер сглотнула и с трудом поборола желание оглянуться. Черт возьми, они начинают ее пугать. Девушка заговорила громче.
- Этот парень не может быть таким ужасным. Он же не из тех, кто появляется и исчезает лишь усилием собственной воли. Если верить вашим словам, то получается, что он какой-то ужас, летящий на крыльях ночи! – Ее слова эхом отразились от стен комнаты, в которой неожиданно воцарилась полнейшая тишина.
Мужчины, стоявшие до этого в кругу, повернулись и уставились на нее. Лицо Хизер залил румянец. Даже в старших классах школы ей не оказывали такого пристального внимания.
Мужчины переглянулись, сохраняя гробовое молчание. Эмма и Шэнна посмотрели друг на друга и рассмеялись. Малыш завизжал и замахал ручонками в сторону Хизер.
- Он хочет, чтобы ты его подержала. – Шэнна буквально пихнула ребенка в объятия Хизер.
Малыш ухватил в кулачок прядь ее волос, и это напомнило ей о раннем детстве Бетани. Хизер улыбнулась мальчику с пухлыми розовыми щечками и ярко-голубыми глазками.
- Мальчуган просто прелесть. Как его зовут?
- Константин, - ответила Шэнна. – Я слышала, что у тебя девочка?
Хизер поняла, к чему та клонит. Эти люди решили использовать ее дочь, чтобы разбудить чувство вины и тем самым заставить принять предложение Жан-Люка.
- Ей четыре. И я в состоянии защитить нас обеих. Мне посчастливилось унаследовать ружье моего отца.
Шэнна поморщилась.
- Ты держишь оружие в доме, где есть маленький ребенок?
Хизер стиснула зубы. Быть хорошей матерью для нее всегда было самым главным в жизни.
- Я не держу его заряженным. Конечно, теперь мне придется приобрести еще и патроны.
В глазах Эммы читалось одобрение.
- Ты умеешь стрелять?
- Да. Мой отец обучил меня всему, что касается безопасного обращения с оружием. В этом он был экспертом.
- Что с ним случилось? - спросила Шэнна.
- Его…застрелили.
Шэнна поморщилась.
- При исполнении, - добавила Хизер. – Он был шерифом.
- К сожалению, это только лишний раз доказывает, что убить могут даже профи, - сказала Эмма. – Тебе необходима помощь, чтобы иметь возможность защитить свою дочь. Ты не сможешь бодрствовать и оставаться в состоянии боевой готовности двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю.
- Фиделия тоже вооружена.
Шэнна ахнула.
- У твоей четырехлетней дочери есть оружие?
- Нет, конечно же, нет! – Взорвалась Хизер. – Я никогда бы не позволила своему ребенку даже близко подойти к чему-нибудь столь опасному. – Она поморщилась. Тут она немного покривила душой. Фиделия ясно дала понять, что с места не двинется без пистолета. – Фиделия – это проживающая с нами няня и старый друг семьи. Она пошла бы на все, чтобы защитить нас с Бетани.
- Значит, в вашей семье уже есть две женщины, которые умеют стрелять? – спросила Эмма улыбаясь.
- Не хочешь присоединиться и стать третьей?
Шэнна усмехнулась.
- А это отличная идея!
- Что? – Хизер положила младенца Константина на бедро.
- Думаешь, Ангус не будет против? – Шэнна наклонилась к Хизер и прошептала: - Они молодожены.
- Мы уже год как женаты, не думаю, что он умрет, если проведет несколько ночей без меня, - запротестовала Эмма. – Что ты думаешь о моем предложении Хизер?
- Очень любезно с твоей стороны, но… - Хизер поморщилась, когда ребенок потянул ее за волосы.
- Я вице-президент фирмы, оказывающей охранные услуги, - пояснила Эмма. – К тому же, бывший сотрудник МИ-6 и ЦРУ, так что из меня получится отличный телохранитель.
На Хизер произвел впечатление подобный послужной список.
- Я, правда, очень ценю вашу поддержку, но весьма ограничена в средствах…
- Бесплатно, - прервала ее Эмма. – Жан-Люк помог Ангусу и мне, когда мы оказались в беде. Я в долгу перед ним.
- Идеальное решение, - подвела итог Шэнна.
Константин еще раз дернул Хизер за волосы, и она взглянула в его личико. Глаза малыша привлекли ее внимание.
- Днем я…занята, поэтому смогу охранять тебя только ночью, - продолжала Эмма. – Но это даст тебе и твоей няне возможность поспать, так что вы сможете лучше защищать себя в светлое время суток.
- Понимаю. - Когда ребенок улыбнулся, Хизер ощутила спокойствие и настоятельное желание согласиться. – Спасибо, Эмма. Я с удовольствием приму твою помощь.
- Вот и отлично! Сейчас только расскажу мужчинам о нашем решении, и мы можем отправляться. - Эмма зашагала к группе молодых людей.
Константин оставил в покое волосы Хизер.
- Теперь можете меня отпустить.
Она моргнула. Голос малыша был удивительно ясным. А глаза светились поразительным интеллектом. Она поставила ребенка на ноги.
- Сколько ему лет?
- Год и пять, - ответила Шэнна.
Хизер смотрела, как малыш спокойно возвращается к своей матери.
- Он просто чудо.
Шэнна просияла от гордости.
- Так и есть.

Тридцать минут спустя Хизер на своем Шеви уже въезжала на подъездную дорожку, ведущую к ее дому в Шницельберге.
- Как у тебя тут красиво. – Эмма открыла пассажирскую дверцу, собираясь выйти из машины.
- Я унаследовала его от моих родителей. – Хизер любила этот дом, построенный в стиле Королевы Анны: с широким крыльцом и подвесными качелями. Она обожала пышные резные деревянные панели, обрамлявшие крыльцо и балкон второго этажа. Но больше всего Хизер была в восторге от того, что у нее есть возможность воспитывать свою дочурку там, где выросла она сама.
Девушка схватила сумочку и пакет с купленными по дороге кружевным бельем и патронами для ружья. Эмма даже глазом не повела, когда они заехали в магазин распродаж, и Эмма полюбила ее уже за одно это.
- Сюда. – Она стала подниматься на крыльцо, подходя к входной двери.
Эмма перекинула сумку через плечо и осмотрела передний двор.
- Ваш дом построен без фундамента? - Она наклонилась, чтобы получше рассмотреть. – И подвала нет?
- К сожалению. Я могла бы использовать дополнительное пространство. – Хизер открыла дверь. Послышался звук работающего телевизора. – Фиделия должно быть, еще не спит.
Эмма нахмурилась, поднимаясь вслед за ней.
- Это прекрасный, но очень уязвимый дом. В чьей комнате балкон?
- В моей, но я держу все окна и двери запертыми.
Судя по всему, на Эмму сей факт впечатления не произвел.
- Разреши, я войду первой.
Сердце Хизер екнуло.
- Думаешь Луи здесь? – В доме, где находится ее дочурка?
- Не исключено. – Эмма вытащила из сумки трость и скользнула в вестибюль. Трость? Конечно, шума это орудие производит меньше, но вот в том, что оно эффективнее ружья, Хизер сильно сомневалась. Она вошла вслед за Эммой и заперла дверь.
Эмма заглянула в гостиную и спросила шепотом:
- Это Фиделия?
Хизер последовала ее примеру. Фиделия дремала на диване под рев телевизора, вещавшего что-то на испанском языке.
- Да.
Гостиная выходила в столовую, которая казалась пустой.
Эмма проскользнула мимо лестницы в заднюю часть фойе, а затем по направлению к створчатой двери, которая вела на кухню.
Хизер не хватило терпения на подобную процедуру. Она просто обязана была убедиться, что с Бетани все в порядке. Девушка рванула вверх по лестнице в комнату дочери.
Ночник едва освещал розы, которые Хизер нанесла по трафарету на стены и вокруг окон, обрамленных белыми тюлевыми занавесками, пропускающими днем достаточно солнечного света. Сейчас ставни были закрыты.
Хизер прошла на цыпочках мимо гигантского кукольного дома и плетеной игрушечной коляски, поверх которой лежало стеганое детское одеяльце с изображением Сью в пляжной шляпке[1], изготовленное еще ее матерью. Девушка положила сумочку и пакет на пол. Ножки дочери доставали только до половины кроватки. Пшеничного цвета кудряшки рассыпались по подушке. При взгляде на это чудо у Хизер всегда сжималось сердце.
Она смахнула локоны с нежных щечек малютки. Если Хизер не суждено осуществить свои мечты, стать модным дизайнером и увидеть Париж, это не будет большой потерей, потому что она уже создала свой самый совершенный маленький шедевр.
«Я защищу тебя дорогая». Хизер подошла к окнам, проверяя заперты ли они.
- Больше не убегай от меня, - прошептала Эмма с порога.
Хизер обернулась.
- Я должна была убедиться, что с моей малышкой все в порядке.
Эмма кивнула, входя в комнату.
- Первый этаж чист, все комнаты наверху тоже.
Ничего себе, ну и скорость. И какой доскональный осмотр.
- Прямо по коридору находится спальня для гостей. Можешь ее занять.
- Спасибо, не нужно. – Эмма закинула сумку повыше на плечо. – Я буду бодрствовать всю ночь.
- Тогда, пожалуйста, угощайся всем, что найдешь на кухне. – Надо быть честной, зная, что Эмма на посту, Хизер будет спать спокойнее. Слава Богу, что ей не пришлось приглашать к себе Жан-Люка. Последнее, что ей нужно, так это еще один властный мужчина в ее жизни. К тому же известный модный дизайнер. Он, наверное, прошерстил бы ее шкаф и все оттуда повыбрасывал. Или того хуже, стоял бы и насмехался над ее гардеробом.
Эмма тихонько приблизилась к кровати Бетани и прошептала:
- Да она просто красавица.
Хизер кивнула.
- Она - все для меня.
- Понимаю. – Улыбка Эммы стала немного грустной. – А теперь мне бы хотелось осмотреть чердак.
- Сюда. – Хизер вышла в холл и потянула за веревку, которая опускала складную лестницу. – Фонарь нужен?
- Я достаточно хорошо вижу в темноте, - Эмма поднялась по лестнице. Какое-то время она оставалась на чердаке, потом спустилась. – Порядок. Мне бы хотелось еще раз проверить снаружи.
- Разумеется. – Хизер сложила лестницу и подтолкнула ее, убирая на чердак. Эмма уже спустилась вниз и вышла на улицу, поэтому Хизер решила приготовиться ко сну.
Подняв сумочку и пакет с покупками, она двинулась к своей спальне. Девушка закрыла жалюзи на французских дверях, ведущих на балкон. Какая ночь. Предложение работы от известного дизайнера и угроза убийства в один и тот же вечер. Перетаскивая стул к шкафу, она снова и снова проигрывала в уме события последних часов. Зачем опаснейшему убийце понадобилась смерть модного дизайнера? Если только…вдруг этот француз не был простым модельером? Жан-Люка окружала аура загадочности как у Джеймса Бонда.
Фыркнув, она отвергла эту теорию. Международный шпионаж и техасский Шницельберг – вещи совершенно несовместимые. Хизер забралась на стул, нащупала ружье, спрятанное на верхней полке шкафа, затем положила его на кровать. Кажется, Жан-Люк упоминал и о других именах Луи. Кадиллак? Нет, что-то другое. Девушка зарядила оружие.
Может, если она немного расслабится, то сможет вспомнить. У нее всегда была прекрасная память. Ее бывший муж, Коди, испытал самый настоящий шок, когда в суде она припомнила ему каждое оскорбление и все до единой угрозы.
Хизер переоделась в свою любимую зеленую шелковую пижаму. Девушка обожала чувствовать, как эта ткань скользит по обнаженной коже - это всегда ее успокаивало. Она села на пушистое покрывало, обняла подушку и закрыла глаза. Душегуб со множеством имен. Не Кадиллак, а Равайяк. Жан-Люк признался, что однажды остановил Луи, и именно поэтому злодей хотел отомстить.
Какому дизайнеру под силу удержать преступника от воплощения в жизнь коварных планов?
В ее голове зазвучала музыка из кинофильма про Джеймса Бонда. Нет, этого просто не могло быть. С ее разыгравшимся воображением так и до сумасшествия недалеко.
Девушка включила компьютер, затем, пока компьютер загружался, пододвинула к столу стул. Хизер забила в строке поиска слово «Равайяк» и села, изумленно уставившись на монитор. То, что она там увидела, было даже более сумасшедшим, чем ее теория насчет Джеймса Бонда.
Франсуа Равайяка казнили в 1610 после того, как он убил короля Генриха IV. Четыре лошади разорвали преступника на части. Черт, интересно, свидетельство о смерти они тоже сделали в четырех экземплярах? Одно точно - этот человек мертв. Даже если Луи удалось прожить четыре сотни лет, он не мог быть Равайяком. К тому же, французское правительство приказало никогда больше не использовать это печально известное имя.
Внизу веб-страницы находилась ссылка на другого убийцу. Этого звали Дамьен. Его Жан-Люк тоже упоминал. Хизер кликнула мышкой.
В 1757 Роберт-Франсуа Дамьен совершил покушение на короля Луи XV. Попытка потерпела неудачу, но все же удостоилась главной премии – казнь через четвертование. И французы в очередной раз наложили вето на дальнейшее использование имени.
Поиск Жака Клемана увенчался точно таким же результатом. В 1589 он совершил убийство Короля Генриха III . За это убийцу приговорили к четвертованию и сожжению. Как учитель истории, Хизер находила все это весьма увлекательным, но довольно непонятным. В открывшихся фактах просто не было никакого смысла. Либо Жан-Люк ошибся, либо он намеренно вводит ее в заблуждение, либо… происходит какая-то чертовщина.
Что ж, список недостатков Жан-Люка увеличился еще на один пункт. Номер пять – таинственность сверх всякой меры. Как она могла ему доверять, если все его россказни - сущая бессмыслица?
Кто-то тихонько постучал, и Хизер свернула экран браузера.
- Да?
Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Эмма.
- Просто хотела сказать, что все в порядке. Ночью можно спать спокойно. Я уеду незадолго до рассвета.
- Спасибо.
- Фиделия проснулась, поэтому я ввела ее в курс дела. Она настаивает на том, чтобы предсказать мое будущее.
- Ах, да, – кивнула Хизер. – Она раскладывает карты таро для любого, кто приходит в дом. Это ее способ защитить нас.
- В дополнение к ружью? Интересно. - Эмма кинула взгляд на компьютер Хизер.
- Проверяешь почту?
- Да. Я спущусь через минуту.
- Все нормально. Пожалуйста, оставь дверь приоткрытой, тогда ночью я смогу проверить все ли с тобой все в порядке.
- Хорошо. – Хизер подождала пока Эмма уйдет, затем вновь вернулась к компьютеру. Она прогуглила «Жан-Люк Эшарп» и обнаружила несколько сайтов, на которых продавалась одежда его дизайна. Хизер пропустила их и продолжила поиск личной информации. Девушка нашла фото, снятое в прошлом году на ежегодном показе в Париже. Темные вьющиеся волосы, голубые глаза, жизнерадостная улыбка и еле заметные ямочки на щеках. Черт, разве можно представить себе парня прекраснее? Надо не забыть недостаток номер четыре - слишком красив.
Девушка нашла недавнюю статью, переведенную из парижской газеты «Лё Монд». «Все теряются в догадках, почему Жан-Люк Эшарп не постарел за последние тридцать лет». Странно, должно быть, они имеют в виду отца Жан-Люка. Тому Жан-Люку, которого видела она, около тридцати. Судя по всему, старшего Жан-Люка не видели уже несколько месяцев. Журналисты подозревали, что он решил сделать очередную подтяжку лица.
Хизер обнаружила еще одну статью тринадцатилетней давности. Там была фотография. Черт, он выглядел в точности так же, как и сегодня вечером. В этом не было никакого смысла. Она попыталась разыскать дату смерти Жан-Люка, но не обнаружила никакой информации.
И снова недостаток номер пять - чрезмерная таинственность. Может, некоторые женщины и отнесли бы ореол загадочности к достоинствам, но Хизер не любила сюрпризы, в особенности, от мужчин. Хотя все происходящее ее заинтриговало…
Зачем дизайнеру приписывать Луи кучу имен, исчезнувших с лица земли много веков тому назад? И почему он ничуть не изменился за тринадцать лет? Косметическая хирургия или…мысль промелькнула в ее сознании. До неприличия странная мысль, вызванная, несомненно, поздним временем и не в меру бурным воображением.
Ее самым любимым сериалом был «Горец» – о бессмертных воинах, которые жили веками, сражаясь на мечах с заклятыми врагами. Это могло бы объяснить, почему Жан-Люк и его друзья пользовались холодным оружием. И почему он упомянул об убийцах, живших столетия тому назад. У него в друзьях были даже шотландцы в килтах. То, как они сгрудились там, в комнате, о чем-то перешептываясь, определенно походило на кучку парней, объединенных общей тайной.
Неужели Жан-Люк может жить вечно?
Фыркнув, Хизер выключила компьютер. Ее теории становятся все более смехотворными. Бессмертные мужчины? С таким же успехом она могла бы верить в эльфов и фейри. Что касается троллей, к сожалению, в их существовании ей пришлось убедиться на собственной шкуре. Она прожила с одним из них целых шесть лет.
Спустившись на первый этаж, чтобы выпить стакан воды, Хизер заметила, что телевизор выключен. До нее донесся голос с легким испанским акцентом. Фиделия.
- Перевернутая карта Отшельника может означать, что вы страдаете от сильного одиночества.
А вот тембр собеседника Фиделии не имел ничего общего с произношением Эммы. Хизер остановилась у входа в гостиную. У нее челюсть отвисла. Эммой там и не пахло.
Посреди комнаты стоял Жан-Люк. Его тонкая рапира была прислонена к креслу с высокой спинкой. Голубые глаза заблестели, когда модельер окинул взглядом пижаму девушки.
- Я заглянул, чтобы повидать вас. Меня впустила Эмма.
Ее обвели вокруг пальца. Хизер стиснула зубы. Она должна была знать, что Эмма в сговоре с этим парнем.
- И где же она?
- Наверху, охраняет Бетани. – Фиделия подмигнула Хизер. – Этот молодой человек утверждает, что защитить тебя - его святая обязанность. Он настоящий мужчина, не так ли?
Жан-Люк поклонился.
- К вашим услугам.
Хизер еле сдержалась, чтобы не нагрубить. Этот мужчина отказывался принимать отрицательный ответ. Ах, да, недостаток номер один - упрям как осел. К тому же то, как Жан-Люк поклонился, показалось ей…старомодным.
И даже очень.
Оставалось только гадать, сколько же лет может быть этому ослу.
_______________________________________________________________
[1]

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:39 #7 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Четверг, 28.04.2011, 20:38
Глава 5
Перевод - serditovanatasha
Бета - FairyN

Она была прекрасна даже в гневе. Жан-Люк с восхищением смотрел, как зеленые глаза Хизер засверкали от ярости. И то, как ее облегал шелковый топ, тоже выглядело весьма недурно. Девушка кинула на француза испепеляющий взгляд и встала, уперев руки в бедра. От этого движения ее груди слегка колыхнулись.
Лифчика не было. Дизайнер всегда очень точно подмечал детали.
- Жан-Люк, - процедила Хизер. – Не думала, что увижу вас здесь.
- Пожалуйста, зовите меня Жан. – Как было бы сейчас легко скользнуть под блузку девушки и ощутить в ладонях сладостную нежную тяжесть ее грудей. Он поднял глаза и заметил, как зарделись щеки Хизер. Француз уловил аромат крови, устремившейся к лицу девушки и наполнившей хрупкие сосуды под кожей. Четвертая группа.
От голода свело живот, и все тело запылало желанием. К счастью в холодильнике машины Жан-Люк всегда держал несколько бутылочек синтетической крови. Они могли утолить физиологическую потребность, но француз начал догадываться, что испытывает голод иного рода, вызванный длительным периодом воздержания. И дело не только в том, что ему не хватало секса, все было гораздо серьезнее. Его жизнь была неполной без радости общения с любимой женщиной, с которой он имел бы глубокую и крепкую эмоциональную связь.
Из-за Луи он был надолго лишен этой возможности.
Хизер скрестила руки, отчего тонкий материал обтянул грудь девушки еще сильнее.
- Только не говорите, что собираетесь остаться здесь на ночь.
- Я должен. Защищать вас – для меня долг и огромная честь.
- Как романтично, - сказала Фиделия, со своего места на диване. Крупная женщина чуть сдвинулась с места, чтобы видеть Хизер, стоявшую в дверях. – Тебе не кажется?
- Нет. – Хизер хмуро посмотрела на нее. – Не вижу никакой романтики в том, что он навязывается.
- Chica, молодой человек пытается тебя защитить, а не соблазнить. – Глаза Фиделии заблестели, когда она взглянула на Жан-Люка. – По крайней мере, он так утверждает.
Соблазнить? Жан-Люк избегал общения со смертными женщинами с тех пор, как в 1832 убили Клодин. Его представление о чести требовало уберечь невинных от извращенной мести Луи, который уже уверился в том, что Жан-Люка и Хизер что-то связывает. Следовательно, наиболее серьезная причина противостоять своему желанию обладать этой девушкой отпала сама собой. Осознание этого спровоцировало импульс желания, который пронесся от сердца к паху. «Соблазни ее. Ты же знаешь, что хочешь этого».
Но с чего ей благожелательно принимать его ухаживания? Ведь именно из-за него их с дочерью жизни оказались в опасности. Она скорее отвесит ему пощечину, нежели отдастся страстным поцелуям.
Жан-Люк сделал глубокий вдох.
- Уверяю вас, mes dames, мои намерения исключительно честны.
Хизер фыркнула и взглянула на него с сомнением.
Она что, сомневается в его честности? Merde. Но она права, учитывая какое направление приняли его мысли
- Со слов Эммы я поняла, что мне тоже может грозить опасность. – Карие глаза Фиделии озорно заблестели. – Где же тогда мой телохранитель? У вас есть что-то вроде…каталога?
Жан-Люк удивленно моргнул.
- Я в состоянии защитить вас обеих, но если вы предпочитаете своего собственного охранника, я мог бы позвать Робби.
- Роберто? – Фиделия тряхнула своими длинными черными всклокоченными волосами. Как на грех, стало видно, что у корней они уже подернулись сединой. – Он такой же мачо, как и вы?
- Я…не знаю. – Жан-Люк достал сотовый из внутреннего кармана смокинга.
- Он шотландец в килте, - пробормотала Хизер. – Его меч больше, чем оружие Жана.
«Что бы это значило, черт побери?» Жан-Люк прекратил набирать номер и посмотрел на девушку. В ее взгляде читался неприкрытый вызов.
- Конечно клеймор больше шпаги, мадемуазель, но при этом он намного тяжелее и замедляет движения фехтовальщика.
Взгляд Хизер лучился лукавством.
- Медленно – это хорошо. Мне нравится, когда медленно.
Он шагнул к ней.
- Мастерство лучше. И не забывайте про опыт и безупречную выдержку. Я чемпион, вы же знаете.
- Верно. – Девушка зевнула. – Но вы должны понимать, как подчас бывает. Только те, у кого с этим проблемы утверждают, что размер не имеет значения.
Он скрипнул зубами.
- У меня нет никаких проблем, мадемуазель. Я с удовольствием это докажу. Так медленно, как вы пожелаете.
Фиделия расхохоталась.
- Ух ты, была бы я годков на двадцать помоложе. Ну, пусть даже на тридцать, в любом случае, я не увлекаюсь мечами или мужчинами в юбках. У меня уже есть полный набор кавалеров, которых я держу в узде.
Жан-Люк перевел взгляд с Хизер на няню.
- Робби вам не нужен?
- Черт, нет, я просто шутила. – Фиделия водрузила на колени свою большую сумку и пошарила внутри. – Зачем мне шотландец, когда у меня есть этот замечательный немецкий мучачо, мистер Глок?
Она вытащила пистолет, ласково его погладила и положила на подушку рядом с собой.
Потом достала еще один.
- А это товарищ Макаров. Так сказать, из России с любовью. – Она поместила его рядом с первым стволом. – И наконец, мой итальянский любимчик, сеньор Беретта.
Пока Жан-Люк убирал телефон в карман, он подметил, что все ее пушки стояли на предохранителях.
- Сколько же у вас оружия?
- По одному на каждого из бывших мужей. По крайней мере, эти красавцы не стреляют холостыми. – Смеясь, Фиделия убрала пистолеты обратно. – Мой любимый мистер Магнум – в спальне наверху. Слишком большой, чтобы носить его в сумке. – Она подмигнула. – Кстати, говоря о размере…
- Фиделия мне нужно кое-что с кухни. – Хизер жестом показала ей в сторону задней части дома.
- Тогда пойди и возьми. – Хизер еще раз кивнула в том же направлении, и в глазах Фиделии появилось понимание. - Ах, и то верно. Давай я тебе помогу. – Она встала, прижимая огромную сумку к груди. – Мы сейчас вернемся Хуан. Никуда не уходите.
- Разумеется. – Он слегка поклонился, когда Хизер зашагала по коридору.
Фиделия заковыляла вслед за ней, шелестя длинной юбкой. Она оглянулась с веселой ухмылкой.
- Уверена, chiсa кое-что потеряла. Нечто вроде рассудка.
Жан-Люк скользнул в сторону фойе, чтобы проследить за дамами. Как только кухонная дверь начала за ними закрываться, он вылетел на вампирской скорости на улицу и помчался к своему БМВ.
Дизайнер достал из холодильника бутылочку синтетической крови и залпом ее осушил. Он терпеть не мог холодных блюд, но в данном случае это был наилучший вариант. Для вампира вкусить остывшей крови то же самое, что принять ледяной душ. То, что доктор прописал. Ведь он жаждал не только пищу.
Он окинул взглядом двухэтажный деревянный домик Хизер. Синий с белой отделкой. Такой теплый и манящий. Этот дом так отличался от его каменного замка, который находился к северу от Парижа. Тот был безупречен и выглядел казенно,от него веяло холодом, как от мавзолея. А это гнездышко был полно живых людей, и выглядело таким…одушевленным. Внимательный к деталям взгляд француза заприметил все. Пару маленьких мокрых кроссовок на крыльце. Наполовину связанный плед, выглядывающий из корзинки рядом с местом для барбекю. Подушки на кушетке с прочно сохранившимися на них вмятинами. Вышитая крестиком картина, висящая на стене, которая молила Господа о благословении дома.
Яркая картинка, очевидно нарисованная дочерью Хизер, была с гордостью выставлена на каминной полке.
Это - настоящий дом. Настоящая семья. Такая, какой у него никогда не было. Merde. Казалось бы, за пять сотен лет можно и выкинуть из головы мечты о подобном тепле. Одно француз знал точно – он не может позволить Луи уничтожить этих людей.
Борьба будет трудной. Ведь он даже не знал где и когда Луи нанесет свой следующий удар.
Для Жан-Люка чувство бессилия от того, что приходится скрываться в тени, ожидая, когда противник допустит ошибку, было самым чудовищным кошмаром. Но он не сдастся. Ради Хизер. Он должен ее защитить и одержать победу над Луи.
Модельер осмотрел двор и улицу, прежде чем прошмыгнуть обратно в дом. Он бесшумно закрыл дверь. Чуткий вампирский слух позволил разобрать шепот Фиделии.
- Почему бы не позволить ему тебя защищать? Что ты имеешь против этого парня?
Повисла пауза. Жан-Люк тихо запер дверь.
- С ним что-то не так, – наконец нарушила молчание Хизер. – Можно увидеть те его недостатки, которые лежат на поверхности, но есть что-то еще, то чего я никак не могу понять.
- Что за очевидные недостатки? – спросила Фиделия.
Именно. Что еще за недостатки? Жан-Люк скользнул по фойе, хмурясь.
- Он слишком красивый, - заявила Хизер.
Жан-Люк улыбнулся.
- И с непомерным самомнением, - продолжила девушка. Его улыбка исчезла. – Клянусь, если услышу еще хоть слово о том, какой он чемпион, то возьму его шпагу и нарежу этого модельера на голубые наградные ленточки.
Жан-Люк вздрогнул.
- Не говори глупостей, - зашипела Фиделия. - Если испортить мужику прибор, на что он вообще будет нужен?
- Вот уже четыре года я ищу ответ на этот вопрос, - пробормотала Хизер.
Жан-Люк с трудом сдержался, чтобы не ворваться на кухню и не бросить мисс Хизер Вестфилд на стол для проведения некоторых, столь необходимых, разъяснений.
Фиделия усмехнулась.
- Ну, если он пробудет здесь достаточно долго, возможно тебе удастся найти этот ответ.
«Чертовски верно», - кивнул Жан-Люк.
- Он не останется, - настаивала Хизер.
«Абсолютно неверно». Он нахмурился, глядя на дверь.
Хизер понизила голос.
- Скажи, ты не почувствовала, что в нем есть что-то странное?
- Пока нет. Ты же знаешь, что большинство видений являются мне во сне.
- Тогда иди спать.
Фиделия засмеялась.
- Нет никакой гарантии, что мне приснится Жан… а вот у тебя на это есть шанс. Могу точно сказать - этот парень тебе нравится.
Жан-Люк на цыпочках подошел ближе к кухонной двери. Ему нужно было услышать ответ Хизер. Но вместо этого до его слуха донеслось лишь неопределенное бормотание.
- У нас что, кончилось шоколадное мороженое? - Хизер раздраженно фыркнула и захлопнула дверь холодильника.
- Закрываешь глаза на очевидные вещи, - заявила Фиделия.
- Нет, я целиком и полностью осознаю, что у меня есть лишний вес.
- Я не об этом, - парировала Фиделия. – Ты не хочешь признаться, что тебя привлекает Хуан.
- Его зовут Джон.
Дизайнер поморщился. Ни одна не произнесла его имя правильно.
- Он очень красивый, - прошептала Хизер. – Но… слишком властный.
- Нет, нет. Chica, у него нет ничего общего с твоим бывшим. Просто сейчас для тебя все мужчины плохие.
- В нем есть что-то странное, чему я не доверяю.
Фиделия хмыкнула.
- Тогда давай разложим карты и посмотрим, что они нам скажут.
Жан-Люк бросился назад в гостиную и увидел колоду Таро, разложенную на журнальном столике. Перетасовав их, Фиделия предложила ему выбрать семь карт. Только одну из них успели перевернуть. Это была проклятая карта Отшельника. Обычно он не верил в подобную чушь. На протяжении веков ему довелось повидать слишком много шарлатанов. Но слышать из уст постороннего человека о том, что он одинок… это сильно задевало его самолюбие. Да и как можно добиваться женщины, которую - это он знал наверняка - Луи непременно попытается убить?
- Не уверена, что этот парень тот, за кого себя выдает, - донеслись с кухни тихие слова Хизер. – Он что-то…скрывает.
Какая проницательность. Жан-Люк склонился над журнальным столиком и перевернул следующую карту. Его сердце замерло.
Любовники. Как хотелось бы надеяться на счастливое будущее и восхитительный союз с любимой женщиной. Но возможно ли такое между ним и Хизер? Даже если она переживет атаки Луи и простит Жан-Люка за то, что он подверг опасности ее жизнь… как она сможет принять любовь вампира?
Француз услышал, что женщины вышли в фойе. Он схватил карту Любовников и сунул ее обратно в колоду. Модельер взял наугад другую карту и положил ее рубашкой вверх туда, где до этого лежали Любовники. Затем он сел в кресло с высокой спинкой и нацепил на лицо скучающую мину.
- А вот и мы! – Фиделия вошла в комнату под шелест ткани длинной юбки. Женщина плюхнулась посередине дивана и поставила рядом сумку.
- Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить? – Хизер указала в сторону кухни рукой, в которой находился стакан воды со льдом. Кубики позвякивали, словно колокольчики.
- Нет, благодарю вас. – Он вцепился руками в подлокотники кресла, чтобы не вскочить. Дизайнер прожил несколько веков, в течение которых согласно хорошим манерам мужчинам положено было стоять, если женщины не заняли свои места. От таких привычек очень трудно избавиться, но еще труднее объяснить, откуда они взялись. Хизер и так слишком во многом его подозревает.
- Как насчет того, чтобы закончить гадание? – Фиделия подалась вперед, поставив локти на колени.
Хизер поместила стакан на подставку рядом с картами.
- Не возражаете, если я взгляну?
- Нет. Мне нечего скрывать. – Он был искусным лжецом.
Усаживаясь на подлокотник дивана, девушка кинула на него подозрительный взгляд. Она положила подушку из синели бирюзового цвета на колени и принялась накручивать на пальцы бахрому.
- Хорошо, вторая карта, – сказала Фиделия и перевернула следующую.
Слава Богу, он избавился от Любовников. Любая другая карта будет гораздо лучше.
- Дурак, - объявила Фиделия.
Жан-Люк вздрогнул.
Хизер усмехнулась, а затем, когда он взглянул на нее, поджала губы.
- Это не означает, что вы глупы, - заверила его Фиделия с улыбкой. – Карта говорит о том, что у вас есть тайное желание броситься с головой в неизвестность и начать новую жизнь.
- О. - Похоже на правду. Он посмотрел на Хизер. Она прижала подушку к груди, осторожно перебирая пальцами мягкую синель.
Ей нравится текстура. Девушка любит трогать и ощущать предметы. Его пах отреагировал незамедлительно. «Надеюсь, ей нравятся твердые вещи не меньше чем мягкие».
Фиделия перевернула еще одну карту и нахмурилась.
- Ах, боже мой. Десятка Мечей.
- Это плохо? – Глупый вопрос. Он же видел, что на карте изображен мертвец, лежащий на земле с десятью мечами в спине.
- Опустошение, - ответила Фиделия. – Судьба ходит за вами по пятам. Вы ничего не сможете сделать, чтобы избежать этого.
- Луи, - прошептала Хизер и сильнее сжала подушку.
- Я не позволю этому подлецу причинить вам боль, - заверил девушку Жан-Люк.
Фиделия открыла четвертую карту.
- Перевернутая восьмерка мечей. Прошлое вернулось, чтобы преследовать вас.
Он поерзал в кресле. Это было слишком близко к истине, чтобы чувствовать себя расслабленным.
Пришел черед пятой карты.
- Рыцарь Мечей. – Женщина озадаченно покачала головой.
- Тоже плохо?
- Нет, хорошо. Вы храбрый, как сэр Ланселот и защитник женщин. – Фиделия вздохнула. – Просто странно, что с вами выпало столько карт Мечей. Есть еще три масти. Вероятность выпадения карт только одной масти крайне мала.
Жан-Люк пожал плечами.
- Я фехтовальщик.
- Мечи олицетворяют ум. – Фиделия прищурилась. – Это должно означать, что вы следуете велению разума, игнорируя желания сердца.
- У меня нет выбора. Я не могу рисковать, завязывая отношения с кем бы то ни было. Из-за Луи.
- Сколько лет Луи? – прошептала Хизер.
Жан-Люк застыл, затем заставил себя небрежно откинуться в кресле.
- Он…старше меня.
Хизер пристально посмотрела на француза, зарываясь пальцами в мягкую ткань подушки.
- Так сколько же?
Merde. Она подошла вплотную к разгадке тайны. Как он может заслужить ее доверие, если продолжает врать?
- Я не знаю его точный возраст. – По крайней мере, это была часть правды.
Фиделия перевернула шестую карту.
- Луна. – Она странно посмотрела на него.
Жан-Люк сглотнул.
- Что-то связанное с охотой?
- Нет. Эта карта означает ложь. – Фиделия бросила взгляд на Хизер. - А также указывает на нечто сверхъестественное.
Глаза Хизер стали огромными.
Он подался вперед.
- Не поддавайтесь предрассудкам. Я поклялся защищать вас и выполню свою клятву.
- Я хочу вам верить. Просто не думаю, что смогу. – Она испытующе посмотрела ему в глаза, и Жан-Люк постарался вложить в свой взгляд переполнявшие его беспокойство и восхищение ею. Хизер не отвела глаз. Искра надежды вспыхнула в груди Жан-Люка. Дизайнер хотел завоевать ее доверие, дружеское расположение, уважение. Ему хотелось всего того, что она могла ему дать.
- Пора открыть последнюю карту, - объявила Фиделия. – Она очень важна, так как покажет то, чем же закончатся все эти события. – Она потянулась к столу.
В дверь позвонили.
Хизер подскочила.
Фиделия потянулась к сумке.
- Кого это принесло так поздно?
Жан-Люк направился в фойе, а чуть позади следовали женщины. Он услышал, как Ангус отправляет ментальное сообщение своей жене, стоя на крыльце у входной двери.
- Это не Луи. Он бы никогда не стал звонить.
Хизер включила освещение на улице и выглянула через обрамленне свинцовой оправой окошко двери.
- Все в порядке, - заверил ее Жан-Люк. – Думаю, это Ангус. Позвольте... – Он открыл дверь. Ангус проскользнул внутрь и кивнул Хизер.
- Добрый вечер, леди. Как у вас тут дела?
Хизер пожала плечами.
- Кажется, все в порядке. Я не ожидала прихода Жан-Люка.
Ангус нахмурился.
- У него не было выбора. Это дело чести. – Лицо Ангуса наполнилось радостью, когда его жена весело сбежала по лестнице. – Вот ты где.
Эмма усмехнулась и направилась прямиком в его объятия.
- Что, уже соскучился по мне?
- Да. – Ангус крепко обнял девушку.
Жан-Люк застонал про себя. В последнее время Ангуса слишком легко отвлечь от первоочередных задач.
- Есть новости?
- Нет. – Ангус прижался подбородком ко лбу Эммы. – Робби и я прочесали весь город. Луи и след простыл.
Чувство безысходности охватило Жан-Люка. Он отчаянно хотел пуститься по следу Луи, но не мог оставить Хизер без охраны.
- Нам нужны еще люди.
- Я собираюсь в Нью-Йорк за подкреплением, - заверил его Ангус.
Жан-Люк кивнул. Роман и Грегори уже телепортировались обратно в Нью-Йорк, прихватив с собой Шэнну и ребенка.
Ангус обернулся к Хизер.
- Мы пришлем кого-нибудь, чтобы помогал вам и в дневное время. Глаза девушки стали огромными.
- Неужели все это действительно необходимо?
- Да, - Ответили Жан-Люк и Ангус в унисон.

Шотландец открыл дверь.
- Перед уходом я бы хотел побыть наедине с женой. Спокойной ночи. – Он вывел Эмму на крыльцо.
Улыбаясь, та оглянулась на Хизер.
- Я скоро вернусь. – Парадная дверь захлопнулась. Воцарилась неловкая пауза, пока остальные дожидались в фойе. Затем послышался визг Эммы, за которым последовало мужской смех и женское хихиканье.
Жан-Люк вздохнул.
- Молодожены.
Хизер кивнула.
- Все эти телячьи нежности действительно раздражают.
- Oui. – Жан-Люк скрестил руки на груди. – Особенно, если это является невозможным для остальных.

Фиделия фыркнула.
- Вы такие унылые, что хочется напиться. – Она направилась на кухню. – Кто-нибудь желает пива?
- Нет, спасибо. – Хизер посмотрела, как распахнулась кухонная дверь, затем с любопытством взглянула на Жан-Люка. – Вы как будто …завидуете Ангусу и Эмме.
- Какой мужчина не мечтал бы, чтобы его так страстно любили?
- Некоторым может показаться, что такие чувства слишком ограничивают свободу человека.
- Только если любовь была сознательно использована для достижения подобных целей. – Жан-Люк пристально посмотрел на нее. – Это то, что случилось с вами?
Хизер пожала плечами и отвела взгляд, но он мог побиться об заклад, что ответ был бы утвердительным.
Жан-Люк шагнул к девушке.
- Я считаю, что любовь должна заставлять человека чувствовать себя значительнее и сильнее, более свободным и способным достичь любой цели, какую бы ни пожелал.
Их взгляды встретились.
- Такое случается очень редко.
- А разве вы не испытываете подобных чувств к своей дочери?
Ее глаза стали огромными, а затем наполнились сверкающими слезами.
- Так и есть.
- Тогда нет ничего невозможного.
Она закусила нижнюю губку.
- Почему вы думаете, что это недостижимо для вас?
- Я никогда не хотел подвергать женщину смертельной опасности со стороны мстительного Луи. – И даже если бы Луи исчез, ведь он-то не перестанет быть кровососом. Хотя Роману и Ангусу удалось преодолеть и эту проблему.
Может, он тоже сможет.
- Было бы трудно найти женщину, которая полюбила бы такого, как я.
Губы Хизер дернулись в усмешке.
– Неужели с вами так трудно поладить? Дайте-ка, я угадаю. Вы храпите как стадо бизонов?
- Нет. Вообще-то я сплю достаточно спокойно.
- Вы бодрствуете всю ночь, полируя трофеи, завоеванные в турнирах по фехтованию?
Он усмехнулся.
- Нет.
Девушка развела руками, изображая отчаяние.
- Сдаюсь. Даже не представляю, что с вами может быть не так.
Жан-Люк подошел ближе.
- Значит, вы готовы признать, что я вам нравлюсь.
Ее щеки залились румянцем, и тут же повеяло сладким ароматом крови четвертой группы.
Она подняла подбородок.
- Вы чертовски уверены в себе.
Его губы медленно растянулись в улыбке.
- Досадный побочный продукт моего высокомерия.
Она заставила себя улыбнуться.
- Мне трудно испытывать к вам неприязнь.
- Дайте время. Вы измените свое мнение.
Девушка рассмеялась, и веселые звуки наполнили его сердце теплом и радостью. Француз так долго не наслаждался женской компанией. Сотни лет. Он потрясенно осознал, что Хизер - исключительная женщина. Ее острый ум оказался восхитительным вызовом. Девушка не только красива и умна, у нее еще и мужественное и заботливое сердце. Она пришла ему на помощь этим вечером, хотя они едва знакомы. И даже не смотря на то, что модельер был у нее в долгу, Хизер отказывалась воспользоваться этим. В благородстве девушки было нечто старомодное, и это взяло его за душу.

Зазвонил телефон, и она подскочила.
- Боже правый, кто это так поздно? Уже почти час ночи. – Девушка бросилась в комнату и схватила трубку с телефона, стоящего на маленьком столике рядом с креслом. – Алло?
Сверхъестественный слух позволил Жан-Люку услышать сердитый мужской голос. Француз подлетел к двери комнаты, дабы оказаться достаточно близко и иметь возможность подслушать, оставшись не пойманным за этим занятием.
Плечи Хизер напряглись.
- Ты хоть знаешь, который сейчас час?
- Да, действительно, поздновато для того, чтобы приглашать к себе очередного приятеля, - усмехнулся мужчина. – Почему бы тебе не подождать до выходных, когда я заберу Бетани? Я не желаю, чтобы она общалась с подонками, которых ты тащишь в свою постель.
Жан-Люк сделал глубокий вдох. Должно быть, это бывший муж Хизер.
- У меня остановились на ночь несколько гостей, они приехали из другого города - произнесла Хизер сквозь зубы. – И тебя это не касается, черт побери. – Она швырнула трубку. – Боже, ненавижу Тельму.
- Кто такая? – спросил Жан-Люк.
- Соседка. Лучшая подруга матери Коди. Шпионит за мной. Она звонит моей бывшей свекрови, а та, в свою очередь, доносит все своему сыночку…
- А он звонит вам, - закончил Жан-Люк предложение. Хотелось бы ему, чтобы этот Коди появился здесь собственной персоной. Подлеца просто необходимо научить уважать женщин.

- Я лучше проверю, как там Бетани. – Хизер кинулась к двери. – Звонок мог ее разбудить. – Девушка побежала вверх по лестнице.
Жан-Люк подошел к первой ступеньке, чтобы полюбоваться, как покачиваются ее бедра.
Фиделия, с бутылкой пива в руке, шумно вернулась из кухни.
- Наслаждаетесь видом?
Она усмехнулась, приближаясь к лестнице.
- Эй, caramba, а вы и впрямь настоящий мачо. Я рада, что вы здесь, Хуан.
- Приятно это слышать. – Он задался вопросом, подслушивала ли их пожилая женщина. Вполне возможно.
- Спокойной ночи. – Фиделия начала подниматься на второй этаж.
Няня, должно быть, забыла про карты Таро, чтение которых не закончила.
- Спокойной ночи. – Жан-Люк побрел обратно в гостиную.
На журнальном столике осталась последняя неперевернутая карта. Предположительно именно та, которая должна предсказать выход из их затруднительного положения. Француз наклонился и перевернул ее.
Он отдернул руку, словно обжегся серебром. Скелет верхом на лошади.
Смерть.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 21:57 #8 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Суббота, 02.07.2011, 18:59
Глава 6

Перевод - serditovanatasha
Бета - Assa

- Пойдем, милая. Хочу тебя кое с кем познакомить. – Хизер повела дочь вниз по лестнице.
Бетани только что проснулась, когда Хизер зашла к ней. Все же будет лучше представить четырехлетнему ребенку новоявленных телохранителей. Дочь перепугается до полусмерти, если проснётся и обнаружит в своей комнате незнакомца.
Бетани крепко держалась за мамину руку, становясь на каждую ступеньку обеими ножками.
Дойдя до конца лестницы, Хизер повернулась к дочери.
- Солнышко, у нас гости. Познакомься с Эммой. Она останется сегодня на ночь в твоей спальне.
- Зачем? - Бетани почесалась сквозь розовую пижамку.
- Просто, чтобы с тобой ничего не произошло. Как будто она твой собственный ангел-хранитель.
- Ого! – Бетани моргнула. – У нее есть крылья?
- Нет, но она также прекрасна, как и ангел. – Хизер вошла с дочерью в гостиную и показала на Жан-Люка. Он стоял рядом с кофейным столиком и резко отступил назад, застыв за стулом с высокой спинкой.
Хизер прищурилась. Она заметила, как промелькнуло чувство вины, прежде чем он успел надеть маску. Что это с ним? Она бросила взгляд на кофейный столик. Карты Таро лежали аккуратной стопкой.
Интересно, какой же была седьмая карта? А Жан-Люк её видел? Хизер подняла взгляд с карт и поняла, что модельер с любопытством разглядывает её с дочерью.
- Хочу познакомить вас с Бетани.
- Она так на вас похожа.
- Да уж, как-никак родные. – У Хизер возникло такое чувство, что он мало знает детей.
- Милая, это мистер Эшарп.
Бетани протянула руку.
- Привет.
Жан-Люк поклонился.
- Для меня большая честь познакомиться с тобой Bezanie.
Она дернула за пижаму Хизер и прошептала:
- Он так смешно говорит.
- Жан-Люк из Франции. Как Бель, - прошептала Хизер в ответ, ловя на себе его насмешливый взгляд.
- И как Чудовище? – спросила Бетани.
Теперь пришла очередь Хизер одарить Жан-Люка насмешливым взглядом.
- Точно!
- Он тоже мой ангел хранитель? - поинтересовалась Бетани.
- Нет, только Эмма. – Хизер огляделась, но Эмма, вероятно, осталась на крыльце.
- Я буду охранять твою маму, - объяснил Жан-Люк.
- А! – Бетани кивнула. – Значит, будешь спать в ее комнате?
Хизер поперхнулась.
- Ну уж нет!
- Все как захочет твоя мама. – Глаза Жан-Люка заблестели, когда он взглянул на Хизер. – Мое самое страстное желание видеть её…довольной.
Кожа Хизер покрылась мурашками. Боже правый, Жан-Люк раздевал ее взглядом прямо в присутствии дочери. Он просто чудовище. Ее щеки покраснели.
Дизайнер только улыбнулся.
Звук, донесшийся от входной двери, отвлек Хизер – это Эмма скользнула внутрь.
- Я проверила периметр после ухода Ангуса. – Эмма заперла переднюю дверь. – Все чисто.
Бетани обняла ногу Хизер.
- Она мой ангел?
- Да. Эмма, это Бетани. Я хотела, чтобы вы познакомилась. Ведь сегодня ты ночуешь в ее комнате.
- Разумеется. – Эмма подошла к ним, улыбаясь девочке. – Боже всемогущий, ты прекрасна как принцесса.
Бетани захихикала и отпустила ногу матери.
- На Хэллоуин я была принцессой. А мама сшила мне костюм.
- Уверена, что замечательный.
Бетани взглянула на маму.
- И она забавно говорит. Потому что тоже из Франции?
Эмма усмехнулась, бросив на Жан-Люка удивленный взгляд.
- Я из Шотландии. А живу в замке.
Бетани направилась к Эмме.
- И в моей комнате есть замок. Розовый.
Эмма склонилась.
- Здорово. Мечтаю увидеть его!
Бетани оглянулась на маму.
- Можно я ей покажу?
- Конечно. – Хизер раскрыла свои объятия. – Иди я тебя поцелую.
Когда Бетани прижалась, Хизер прошептала:
- Не засиживайся допоздна.
- Ладно. – Бетани повернулась к своей новой подружке. – А у меня и дом для кукол есть.
- Я его видела. – Эмма взяла Бетани за руку и повела вверх по лестнице. – Он такой большой.
- В нем живет семья, - заявила Бетани, вставая обеими ножками на каждую ступеньку. – Мама и маленькая девочка.
- Понятно, - пробормотала Эмма.
- Еще жил папа, - добавила Бетани, - но мама его прогнала.
Хизер поморщилась.
- С ним все хорошо, - продолжала рассказывать Бетани, дойдя до конца лестницы. – Теперь он живет в шкафу.
Хизер прикрыла рот, пытаясь сдержать стон.
- Для него и шкаф слишком жирно будет, - прошептал Жан-Люк.
Она обернулась и увидела, что француз стоит прямо перед ней. Хизер покраснела. Понятно, что придется принять его защиту, но так неудобно, что ему так много становится известно о ее личной жизни.
- Теперь вы должны понять, почему я отказалась остаться у вас. За последнее время Бетани и так пережила много всего.
- Сколько вы уже в разводе?
- Официально год, но сюда мы переехали почти два года назад. – Хизер вздохнула, направляясь к дивану. – Не так давно умерла мама и оставила мне этот дом. Слава богу, что нам было куда уйти. – Она села на диван. – Не всем женщинам улыбается подобная удача.
- Вам не слишком-то повезло с замужеством. – Он прошел через комнату и устроился на стуле с высокой спинкой.
- Коди, конечно, придурок, но я ни о чем не жалею. – Она положила пушистую подушечку себе на колени. – У меня есть Бетани.
Слезы навернулись на глаза, и Хизер сморгнула их, чтобы не выглядеть слишком впечатлительной в глазах парня, которого едва знала. Только и дня не проходило, чтобы она не возблагодарила Господа за дочь.
Именно благодаря ребенку, Хизер продолжала бороться, даже когда ситуация стала невыносимой. Она не погрязла в отчаянии и жалости к себе, несмотря на то, что ей этого очень хотелось, чтобы не выглядеть слабовольной или ненадежной в глазах Бетани.
Жан-Люк подался вперед, поставив локти на колени.
- Вы хорошая мать. Бетани с вами очень повезло.
Какие удивительные слова. В такого парня легко влюбиться, но ей до сих пор было очень мало известно о нем. Вот почему Хизер все еще сидела на диване, хотя уже было за полночь, и она чувствовала себя уставшей. Ей необходимо узнать больше об этом таинственном фехтовальщике в смокинге, который настаивает на ее защите.
Она сделала глубокий вдох.
- И давно Луи убивает ваших подруг?
- Очень. – Нахмурившись, он ослабил галстук. – Заверяю вас, что не позволю ему причинить боль ни вам, ни вашей дочери. С его террором покончено.
Вдруг морщины на лице Жан-Люка расправились, и появилось выражение облегчения и надежды.
- Карта Смерти. Ну, конечно. Она означала его смерть.
- Простите?
Жан-Люк показал на колоду карт.
- Я открыл последнюю карту. Смерть. Я ничего не сказал, потому что не хотел вас расстраивать.
Хизер рассмеялась.
- Карта Смерть не испугала бы меня. Она много раз выпадала мне за последние два года. Карта не означает смерть в буквальном смысле, скорее перерождение. Как, например, конец моего брака позволил мне начать все с начала.
- А! – кивнул он. – Звучит гораздо лучше. Я тоже надеюсь начать все сначала.
- Правда? – Это казалось весьма странным. Разве он не богат и успешен? Или богатство и успех не приносят счастье. Что сказали о нем карты? Несчастный мужчина, страдающий от одиночества. Что приобретает смысл, если он избегает отношений из-за Луи.
- Если вы сможете… избавиться от Луи, тогда снова вздохнете полной грудью. И сможете начать все с начала.
Жан-Люк подался вперед.
- Я не строю далеко идущих планов. Я лишь сожалею, что в настоящее время вы в опасности, и моя единственная задача – защитить вас.
- Но ведь будет здорово, если он вернется. Вы разберетесь с ним раз и навсегда и станете свободно наслаждаться жизнью… – …и не будете одиноким.
- Вы пророчите мне заманчивое будущее, но я с радостью отдам его, чтобы отвести от вас угрозу.
Хизер поперхнулась. Какой бескорыстный, честный мужчина! Слишком хорош, чтобы быть настоящим. Что же означала карта Луны – обман? Ей и прежде случалось пасть жертвой мужской лжи, поэтому просто необходимо быть осторожной. Но эта карта могла также означать что-то сверхъестественное. Версия о немертвых всплыла в глубине сознания. Великолепные бессмертные мужчины, стремящиеся к тому, чтобы отрубить друг другу голову. Тогда Луи тоже должен быть нежитью? Это без сомнения объяснило бы те старинные имена, которыми Жан-Люк его называл.
- Вы необыкновенная женщина, - тихо сказал он.
Она, бесспорно, наделена исключительным воображением.
- Думаю, я самая что ни на есть обычная женщина.
- Нет. Чувствую, что вы…злитесь на меня за то, что я оккупировал ваш дом, и в тоже время, вы ни капли не сердитесь, что из-за меня оказались в опасности. Большинство женщин пришли бы в бешенство.
- Но ведь это не ваша вина, а Луи.
- Все равно, многие обвиняли бы меня. – Жан-Люк потер бровь. – И заставили бы чувствовать меня еще более виноватым. А вы воспринимаете всё совершенно спокойно и остаетесь уверенной. И храброй.
Его восхитительные комплименты грели сердце, хотя трудно принять их до конца. Коди изрядно постарался, взращивая в ней чувство неполноценности.
- По правде сказать, большую часть жизни я была трусихой.
- Сегодня вечером я видел, как вы набросились на Луи. Очень отважно.
- Стараюсь исправиться. После смерти матери, я осознала насколько позволяла страху контролировать свою жизнь. Уничтожил мечту. Убил родителей. Именно поэтому я объявила ему войну.
Его глаза заблестели от чувства, которое она назвала бы восхищением.
- Вы боец. Мне это нравится.
Хизер усмехнулась. Она и вправду могла бы привыкнуть к этому. Коди всегда унижал, чтобы на ее фоне лучше выглядеть. Жан-Люк совершенно другой. От него исходила спокойная, самоуверенная сила, и это так притягивало. Безусловно, и сам он привлекательный, сдержанно констатировала Хизер. Жан-Люк предавал ей уверенности.
- Вы сказали, что страх убил ваших родителей. Как такое возможно?
Улыбка Хизер исчезла.
- Это долгая история. И печальная. - А что, если она расскажет всё Жан-Люку, и он в ответ поведает ей о себе? Или же своим рассказом она лишь нагонит на него скуку.
- Мне бы хотелось услышать об этом. – Он откинулся назад и замер в ожидании.
Хизер признала, что ей любопытно, как он отреагирует. Она сделала глубокий вдох и стала рассказывать.
- Мой отец был шерифом города. Настоящим профессионалом. Мать жила в постоянном страхе, что его могут убить. Она годами пилила его, чтобы он ушел в отставку.
- Ну и, как? – заинтересовано, спросил Жан-Люк.
- Ничего не вышло. Отец хотел сделать мир лучше. И ему это удавалось, – Хизер улыбнулась, вспоминая. – Когда мне было около шести, пропал мальчик. Все пытались его найти. Требования о выкупе не было, поэтому мой отец считал, что ребенок бродит где-то по лесу, попросту, заблудившись.
- Мальчика нашли?
- Мой отец организовал людей в поисковые группы, но безрезультатно. Затем он подумал о помощи экстрасенса, который проживал в близлежащем городке, а его за это осудили. Несколько пожилых леди считали Фиделию чем-то вроде поклонницы сатаны, но та действительно помогла отцу найти того мальчика.
- Фиделия была медиумом?
- Ага. Отцу больше никогда не понадобилась помощь Фиделии, но мать была в восторге, что нашла человека, который мог бы успокоить её. – Хизер откинулась, уставилась в потолок, вспоминая те времена, когда мать тащила ее к старому покосившемуся домику Фиделии. – Каждую неделю мы приходили к ней, и Фиделия объявляла, что на следующей неделе мой отец будет в безопасности.
- За денежное вознаграждение, - добавил Жан-Люк.
Хизер засмеялась.
- Ага. Пока моя мама не скончалась, я и представить себе не могла, что мы были основным источником дохода Фиделии. Та была на мели, а я искала няню, так что мы объединили наши усилия.
Жан-Люк кивнул.
- Видно, что она любит вас и вашу дочь.
- Да уж, только бы не пропустить момент, когда она соберется пристрелить кого-нибудь из желания это доказать.
Жан-Люк улыбнулся.
- Замечательная черта характера. Вы способны внушить такую преданность.
Хизер втянула в себя воздух. Это был самый удивительный комплемент, который она когда-либо получала. Как бы не увлечься Жан-Люком.
- Спасибо.
Он пожал плечами, словно для мужчины говорить такие комплименты было делом само собой разумеющимся.
- Итак, вы рассказывали мне о вашем отце?
- Ах, да. Когда мне было шестнадцать, мы с мамой пришли к Фиделии. Я готовилась к контрольной на кухне, когда услышала крики из гостиной.
- Ссора? – предположил Жан-Люк?
- Плохое предсказание. Фиделия пыталась успокоить мою мать, но после десяти лет гадания матушка знала значение всех карт. Она была совершенно не в себе. К тому времени, когда мы добрались до дома, мама билась в истерике. Она позвонила отцу и настояла, чтобы тот немедленно вернулся домой. Он, зная, что она расстроена, остановился у гастронома, чтобы купить цветы.
Хизер потерла лоб, вдруг испытывая нежелание продолжать рассказ.
- Два парня в лыжных масках ворвались, размахивая пистолетами. Мой отец попытался их остановить, и его…застрелили.
- Мне очень жаль.
Глаза Хизер наполнились слезами.
- Если бы мать не позвонила ему в расстроенных чувствах, он не оказался бы в том магазине. Всему виной был ее страх, который становился все сильнее и сильнее пока не воплотился в реальность.
Жан-Люк встал и прошелся по комнате. Казалось, он над чем-то задумался.
Хизер сделала глубокий вдох, пытаясь взять себя в руки. Она слишком много пережила, чтобы превращаться в хныкающую размазню.
- Твоя мать винила себя? – спросил он тихо.
- Нет, такого с ней никогда не бывало. На самом деле, она чувствовала себя правой от того, что опасение подтвердилось.
Жан-Люк покачал головой, продолжая мерить шагами комнату.
Хотелось бы знать, о чем он думает.
- Одержимость страхом матери возросла, переключившись на другой объект. На меня.
Он остановился и уставился на нее.
Хизер опустила взгляд на подушку и подергала за уголок.
- Моя мечта уехать из Шницельберга и стать модельером считалась слишком рискованной. Я должна была остаться дома и выбрать безопасную карьеру. Мальчик, с которым я встречалась в старшей школе, тоже считался ненадежным, потому что хотел пойти работать в правоохранительные органы.
Хизер вцепилась в подушку, сдерживая вспышку гнева.
- Я позволила другому распоряжаться своей жизнью. Мама была такой угнетенной после смерти отца, и мне хотелось сделать ее счастливой. Но она так и не успокоилась. Чем больше я ей позволяла, тем больше она требовала. Мать даже выбрала для меня мужа.
- Коди?
- Ага. Он был таким надежным. Таким предсказуемым. И еще большим тираном, чем моя мать. Я чувствовала, что задыхаюсь, как все благие побуждения умирают внутри меня.
Жан-Люк сел на диван рядом с ней.
- По крайней мере, у вас есть прекрасный ребенок.
Хизер улыбнулась. Боже, этот мужчина знал, как сказать приятное.
- Бетани украшает все в этой жизни. Она самое совершенное создание.
- Что случилось с вашей матерью?
- Однажды утром ей позвонила Фиделия. Ей приснился плохой сон об автомобильной аварии. В тот день мама собиралась к ней, чтобы погадать, но Фиделия умоляла ее остаться дома. Ну, тогда мать вообще отказалась выезжать куда-либо. Она звонила каждый день, нагружая поручениями, а у меня же своя собственная семья и двухлетний ребенок. Это было так утомительно, но я делала все, что в моих силах.
- У вас терпение святой.
- Вы имеете в виду - половой тряпки? Однажды мама вышла на улицу, забрать почту. Ящик находился у обочины. Соседская кошка выскочила на дорогу как раз перед идущей машиной. Автомобиль вильнул, чтобы не наехать на кота…
- И сбил вашу мать?
- Нет, водителю удалось вовремя затормозить. – Хизер повернулась к Жан-Люку. – Но мама была так напугана, и настолько уверена в собственной смерти, что у ней случился сердечный приступ. Ее убил страх.
- Какой кошмар.
- Да уж. Я была опустошена. В то же время, все вдруг встало на свои места. – Она склонилась к нему. – Я позволила страху контролировать свою жизнь. Страх был виноват в смерти моих родителей. Страх вынудил меня принимать все неправильные решения. Я не жила, а скрывалась за решетками тюрьмы сделанной собственными руками!
Он прищурился.
- Понимаю. Даже слишком хорошо.
- И тогда я объявила страху войну. На следующий день я подала на развод. Все думали, что я странно веду себя из-за пережитого горя, но случившееся открыло мне глаза и помогло изменить жизнь.
Жан-Люк накрыл ее руку своей.
- Вы понимаете, что должны сделать дальше?
- Гм? - Было трудно ясно мыслить, ощущая его тонкие пальцы обхватившие ее запястье.
- Вы должны осуществить свою мечту. Согласиться на работу, которую я вам предложил.
- Не хочу, чтобы вы чувствовали себя обязанным из-за Луи.
Он взял ее ладони в свои.
- Я предложил вам работу до того, как появился Луи. У вас талант, Хизер. Еще не слишком поздно воплотить мечту в жизнь.
- Как вам удается подбирать такие правильные слова? Я не привыкла к столь…умным мужчинам.
Его губы изогнулись в улыбке.
- Полагаю, это комплимент. Всей той мудростью, что у меня есть, я обязан годами наблюдения за людьми. Они живут и умирают, их жизни такие короткие и нестабильные. Я знаю, что ваша жизнь слишком коротка, чтобы растрачивать ее попусту.
И снова она задалась мыслью, сколько же ему лет.
- Вы…очень добры. - Она выдернула кисть из его хватки. – Нисколько не похожи на моего бывшего. Я готова поклясться, что он… вампир.
Жан-Люк застыл.
- Нет. Вряд ли…
- Я имею в виду энергетический вампир. Он совершенно истощил меня. Все мои мечты, самоуважение, убеждения, энергия – все высосано, осталась лишь безжизненная оболочка.
Жан-Люк тревожно взглянул на нее.
- Вот как вы представляете себе вампира?
- Энергетического? Да, так. Слава Богу, что настоящих жутких монстров не существует.
- Верно. – Жан-Люк ослабил воротничок.
- Вы совершенно не такой!
Он осторожно посмотрел на нее.
- То есть?
- Выслушали мою историю и поняли точку зрения. Вы восприняли мою мечту, как нечто драгоценное и стоящее, и хотите мне помочь. Вы не унижаете других из желания самому выглядеть лучше. – Она дотронулась до него. – Вы замечательный человек, Жан-Люк. Спасибо вам.
Он накрыл ее руку своей.
- Вы считаете, что я хороший?
- Да. – Она улыбнулась. – И я это говорю не потому, что вы мой новый босс.
Он улыбнулся в ответ.
- Значит, вы выходите на работу в понедельник?
- Ага. – Ее улыбка стала шире. Она пойдет за своей мечтой.
- Я рад. – Он сжал ее руку.
На сердце у Хизер стало так легко, что оно могло бы воспарить к потолку. Его глаза блестели дружелюбием и искренностью. Боже Всемогущий, неужели она наконец-то нашла идеального мужчину? Человека, который понимал ее мечты и желал ей успеха.
Его взгляд переместился на ее губы и стал более горячим. В горле Хизер пересохло. Легкое неосязаемое чувство стало более тяжелым, наэлектризованным. Пронизанным желанием.
Как вспышка света в голову пришла мысль, что Жан-Люк хочет ее поцеловать. Волна эмоций накрыла с головой, а сердце забилось сильнее. Она была польщена. Взволнована. Возбуждена. Напугана.
Хизер вскочила на ноги.
- Пора в постель. То есть… - Ее щеки зарделись. – Пора спать. – Она протиснулась между ним и кофейным столиком.
Он поднялся.
- Как пожелаете.
- Спокойной ночи, Жан-Люк.
- Жан.
Да как угодно. Она поспешила в фойе. Хизер предпочитала имя Жан-Люк. Имя звучало так, словно принадлежало капитану звездолета, только молодому. И со щетиной.
- Если вам что-то понадобится на кухне, угощайтесь.
- Со мной все будет в порядке. – Он последовал за ней. – Эмма и я уйдем незадолго до рассвета. Боюсь, вы будете одни, пока Ангус не пришлет телохранителя.
- С нами ничего не случится. – Она направилась вверх по лестнице.
- Я вернусь завтра вечером сразу после захода солнца.
Ее сердце екнуло. Субботняя ночь с великолепным мужчиной.
- Хорошо.
- Хизер, подождите, пожалуйста, минуточку.
Она остановилась, положив руку на перила.
- Да?
- Вы упомянули, как Фиделия нашла того пропавшего мальчика. Если бы она могла помочь нам найти Луи, это было бы огромной помощью.
- О! Отличная идея. Было бы проще, если бы ей удалось подержать в руках что-то принадлежащее Луи.
Глаза Жан-Люка загорелись.
- У нас есть его меч и трость, которую он использовал как ножны. Я принесу их завтра вечером.
- Хорошо. – Она помедлила, не зная, что сказать. – Спокойной ночи, – и побежала вверх по лестнице.
- Сладких снов, Хизер. – Слова, которые он прошептал, донеслись до нее словно нежная ласка.
Она скользнула в свою комнату, сердце норовило выскочить из груди. Эмма просила оставить дверь приоткрытой, но Хизер плотно ее закрыла. Ей необходим был барьер между ней и Жан-Люком. Он был слишком привлекательным, слишком обаятельным, и чертовски таинственным. Хизер почти ничего не знала о нем, кроме того, что он слишком хорош, чтобы в это поверить. Сегодня вечером Жан-Люк узнал многое о ней. И еще, хотел поцеловать.
Следовало позволить ему, твердил внутренний голос. Не нужно было трусить. Не она ли воевала со страхом? Но осторожность не помешает. Там где дело касалось мужчин, Хизер допускала серьезные ошибки. Неужели она не извлекла из них урок?
Завтра вечером Жан-Люк снова придет. У нее будет еще один шанс узнать его. И возможно… может быть, завтра она позволит ему поцеловать себя.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 22:08 #9 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Четверг, 25.08.2011, 17:11

Глава 7

Перевод - serditovanatasha
Бета - Таташа

Вечером следующего дня Жан-Люк на максимальной скорости мчался в Шницельберг. К пассажирскому сиденью его черного БМВ был прикреплен мини-холодильник, полный бутылочек с синтетической кровью четвертой группы, резус положительный. Солнце зашло уже десять минут назад. Дизайнер глотнул холодной крови – он слишком спешил, чтобы еще и греть ее.
Причина такой спешки заключалась в том, что если проснулся он, то и Луи тоже уже на ногах. А если Луи выяснил личность Хизер и ее местожительство, он мог объявиться там. Жан-Люк хотел телепортироваться к ней сразу после пробуждения, но Эмма убедила его, что он должен приехать как простой смертный.
С Хизер все в порядке, успокаивал он себя, сворачивая с шоссе на дорогу, ведущую в город. Эмма телепортировалась туда пять минут назад. И если бы возникли проблемы, она предупредила бы его телепатически.
Все равно, он был сам не свой от того, что еще не прибыл на место. Одна только мысль, что Хизер и ее дочь оказались втянуты в его противоборство с Луи, буквально сводила его с ума. А если с ними что-нибудь случится,… как ему тогда совладать с невероятным чувством вины за гибель ни в чем не повинных смертных?
История, рассказанная Хизер вчера ночью, заставила его взглянуть на себя другими глазами. Теперь он понимал, что скрывалось за его чувством вины и злостью. Страх.
За годы своего существования Жан-Люк многого сумел достичь. Ничем не примечательный мальчишка-сирота, подручный конюха, к 1513 году, когда Роман обратил его, был уже рыцарем. Позже он стал мушкетером, владельцем самой престижной школы фехтования в Париже, подполковником вампирской армии. Теперь же, он не только дизайнер и успешный бизнесмен, но и мастер восточно-европейского ковена. Он направил всю свою энергию на достижение одной-единственной цели – стать хозяином своей судьбы. Но, несмотря на все это, старая боль продолжала терзать его. Страх перед бессилием.
Простой конюх, кем он был когда-то, оказался бессилен перед прихотями и политическими интригами своих хозяев. Жан-Люк поклялся, что никогда больше не станет пешкой в чужой игре. И это ему удавалось, до тех пор, пока в 1757 году в его жизнь не ворвался Луи.
Ему следовало тогда позволить Людовику XV умереть. Ну, так нет же, Жан-Люк выполнил свой долг королевского телохранителя и остановил смертного убийцу – Дамьена.
Человек оказался просто шестеркой. Луи обожал управлять сознанием людей, побуждая тех выполнять за него грязную работу. И получалось это у него виртуозно: используя таких марионеток, он к тому времени уже отправил в мир иной двух королей - Генриха III в 1589 году и Генриха IV в 1610.
Третьему убийству Жан-Люк помешал. Следующей ночью он получил послание. По твоей милости король до сих пор жив. За это я убью твою королеву. Подпись отсутствовала, но бумага была сложена и скреплена восковой печатью с четко различимой на ней литерой «Л».
Спустя две ночи он обнаружил изуродованное тело своей любовницы Ивонны. Кроме ножевых ранений и отметин от клыков, на ее теле было выжжено клеймо в виде уже знакомой ему буквы. Дизайнер объявил войну врагу, которого окрестил «Луи». Лет двадцать негодяй ловко ускользал от преследователя, а потом и вовсе бесследно исчез. Жан-Люк надеялся, что ублюдок сдох. Но в 1832 модельер нашел свою любовницу Клодин мертвой, с выжженной напротив сердца литерой «Л».
Жан-Люк решил тогда, что единственным честным поступком будет впредь избегать отношений. Но разговор с Хизер раскрыл ему глаза. Под его честностью скрывался страх. Он боялся, что если полюбит вновь, то окажется бессилен спасти жизнь своей женщины. Его жизнью руководствовала не честь. Всеми его поступками управлял страх.
Осознание этого пробудило в нем стыд. И гнев. Да гори оно все, синим пламенем! Если он хочет быть с Хизер, то он с ней будет. Он положит конец издевательствам Луи и уничтожит ублюдка раз и навсегда.
Жан-Люк въехал на подъездную дорожку, ведущую к ее дому. Как только он выбрался из машины, Эмма вышла из тени большого дуба. Она потягивала холодную кровь из бутылочки. Сумка с кольями висела на плече. Эмма сохранила свое присутствие в секрете, поэтому создавалось такое впечатление, что они приехали вместе.
- С ними все в порядке, - спокойно сообщила она. – Я слышу их голоса. Спокойные и счастливые. Периметр чист.
- Отлично. – Дизайнер выдохнул с облегчением, затем взял у Эммы пустую бутылку и отнес ее в машину. С заднего сиденья он забрал меч и трость Луи вместе со своим собственным мечом. Жан-Люк запер машину и направился к крыльцу.
- Думаешь, Фиделия сможет обнаружить место, где скрывается Луи? – поинтересовалась Эмма.
- Да. - Около входной двери он заметил роликовые коньки и книгу в мягкой обложке, забытую на качелях. Днем жизнь продолжается, и все это без него.
- Я тоже экстрасенс, - прошептала Эмма. - Мои способности развиты сильнее, чем у обычных вампиров. Я могу почувствовать любые проявления вампирской телепатии в этом районе. До сих пор все было спокойно.
Жан-Люк вздохнул, нажимая на кнопку дверного звонка.
- Луи - профи в искусстве оставаться в тени. Одному Богу известно, как я веками пытался его разыскать. – И всякий раз терпел неудачу.
Его печальные мысли испарились, как только распахнулась дверь и на пороге появилась улыбающаяся Хизер.
На ней был бирюзовый сарафан и сандалии в тон. Блеск в ее глазах и сияющий цвет лица разожгли в Жан-Люке желание. Казалось, она искренне рада его видеть.
- Проходите. – Девушка отступила назад. – Если хотите, после ужина осталось немного лазаньи.
- Благодарю, но мы уже поели. – Он надеялся, что от него не пахнет кровью. Жан-Люк захлопнул дверь и запер ее на замок.
Малышка Бетани незаметно подошла к своей новой подруге.
- Привет, Эмма. - Девочка застенчиво посмотрела на Жана-Люка. - Привет.
Он слегка поклонился.
- Добрый вечер Бетани.
- Привет, милая. - Эмма опустилась на колени, чтобы обнять девочку. – Ты хорошо провела день?
- Да. – Бетани наклонилась ближе и громко прошептала, - Мамочка хотела выглядеть красиво для мистера Шарпа.
- Бетани! – Щеки Хизер запылали. – Может, вы с Эммой пойдете наверх, и ты покажешь ей… что-нибудь?
- Мою новую книгу? – спросила с воодушевлением Бетани.
- Да. Пожалуйста. - Хизер взглянула на Фиделию, которая тихо посмеиваясь, стояла у лестницы.
Жан-Люк с трудом сдержался, чтобы тоже не рассмеяться.
- Пойдем. – Эмма повела малышку к лестнице. Вампирша оглянулась на Жан-Люка, а в ее глазах плясали смешинки.
- Вижу, ты принес меч и ножны Луи, - быстро сменила тему Хизер. - Фиделия готова помочь нам в его поисках. - Девушка указала в сторону гостиной.
Жан-Люк последовал за ней.
- Ты отлично справилась с задачей.
- С какой? – Девушка оглянулась. – Остаться в живых? Сегодня было на удивление спокойно.
- Это тоже прекрасно. Но я о том, что сказала твоя дочь. Ты выглядишь восхитительно.
Хизер отмахнулась от его слов.
- Бетани из всего сделает романтическую историю. Даже когда женятся ее игрушечные животные. Время от времени мне приходится проводить церемонии бракосочетания. Сегодня я отдала Леди Гориллу замуж за мистера Чихуахуа.
Фиделия усмехнулась, устраиваясь на диване со своей сумкой.
- Собаке явно не повезло.
Жан-Люк прислонил свой меч к стулу с высокой спинкой.
- Мой друг Роман всегда говорит – «любовь способна творить чудеса».
- Ага, например, сподвигнуть на двойное убийство. – Фиделия похлопала по сумке.
Хизер фыркнула.
- Или на сражение за ребенка.
Жан-Люк посмотрел на нее искоса.
- Ты утратила веру в любовь?
Хизер отвернулась.
- Нет. Надежда умирает последней. Может, начнем?
- Отлично. – Дизайнер водрузил меч и трость Луи на кофейный столик перед Фиделией.
Женщина положила трость на колени. Закрыв глаза, она начала водить пальцами по отполированному дереву вверх и вниз. Хизер тихонечко сидела рядом с ней. Жан-Люк ожидал, устроившись в кресле с высокой спинкой.
- Это темное место, - прошептала Фиделия.
Здесь как раз нет ничего удивительного. Всем вампирам необходимо такое место на время их дневного сна.
- Погреб, - продолжила Фиделия. – Каменный. Окна отсутствуют. – Женщина покачала головой. – Слишком темно. Ничего не разобрать.
- Вы можете определить, как далеко отсюда находится это место? – спросил Жан-Люк.
- Не далеко, но и не слишком близко. Думаю, за городом. – Фиделия резко вздохнула. – Он чувствует меня. – Распахнув глаза, она швырнула трость на стол. - Мы совершили ошибку. Я… я думаю, вероятно, он медиум.
Луи вполне мог обладать вампирскими экстрасенсорными способностями, но Жан-Люку тяжело было такое принять.
Фиделия бросила на него обеспокоенный взгляд.
- Он почуял меня. Я это ощутила. Он был холодным, от него кровь стынет в жилах. – Фиделия содрогнулась.
- Все в порядке. – Хизер похлопала пожилую женщину по спине. – Все закончилось.
Фиделия покачала головой.
- Я пыталась выследить его местоположение. Думаю, то же самое он проделывал со мной.
Жан-Люк поморщился. Черт, ему следовало отвезти Фиделию куда-нибудь в другое место.
Хизер побледнела.
- Он охотится на нас.
- Хизер, я вынужден снова просить тебя переехать ко мне, - сказал Жан-Люк. - Это лишь вопрос времени. Рано или поздно Луи все равно выяснит, кто ты, и вычислит, где ты живешь.
- Просто нам нужно разыскать его до того, как он отыщет нас. Если бы мы знали о нем больше, это могло бы помочь. – Она прищурилась. – Кто же он на самом деле?
Жан-Люк вернулся в кресло.
- Мне и самому интересно. Если бы я знал его настоящее имя, то настиг бы его и уничтожил много лет тому назад.
- Ты мог бы… совершить убийство?
- Я пошел бы на все ради того, чтобы защитить тех, кого люблю.
Фиделия одобрительно кивнула.
– Хороший ты человек, Хуан.
Жан-Люк взглянул на Хизер, пытаясь понять по ее виду, согласна ли она с мнением няни. Девушка выглядела озадаченной.
- Ты сказал много лет назад, - прошептала она. – Так сколько же тебе лет?
Черт. Он не мог сказать правду.
- Мне – двадцать шесть, - заявила она. – А тебе?
Он заерзал в кресле.
- Я… старше тебя.
- Насколько?
- Мне было двадцать восемь когда… - Он потер лоб. – Мне было три года, когда моя мама умерла…
- Мне очень жаль. Я не знала… - Ее глаза наполнились сочувствием. – Душевные раны долго болят.
- Верно. – Он услышал машину, въезжающую на подъездную дорожку. Он встал, схватившись за меч. – У нас гости.
Хизер вскочила.
- Это не может быть Луи, правда? Ну, ведь не так же быстро.
- Уж я найду, чем его встретить. – Фиделия запустила руку в сумку.
- Не думаю, что это Луи. – Жан-Люк сомневался в том, что его давний заклятый враг часто пользовался машинами. Тем не менее, дизайнер вышел в холл с мечом. Он услышал, как распахнулась дверца машины, затем раздался звук шагов, приближающихся к крыльцу.
Хизер подошла к передней двери как раз в тот момент, когда раздался удар такой силы, что от него задребезжало витражное стекло. Жан-Люк стоял рядом с ней.
- А, я его вижу! – раздался мужской голос. – Опять у тебя любовничек ночует?
- О, нет, это Коди. – Хизер застонала. – Должно быть, Тельма видела, как ты приехал, и позвонила его матери.
Жан-Люк взглянул сквозь витраж. Мужчина на крыльце был крупным и раскрасневшимся от изрядного количества алкоголя в крови.
- Я вижу тебя, ты, говнюк! – вопил Коди. – Хочешь поиметь мою бывшую, валяй, но если ты хоть пальцем тронешь мою дочь, я тебя...
- Сейчас же прекрати! – зашипела Хизер, отпирая дверь.
- Ты не обязана его впускать, - прошептал Жан-Люк.
- О, нет, пожалуйста, впустите его, - протянула Фиделия. Она стояла у подножия лестницы, размахивая своим Глоком.
- Иди, я тебе сейчас мозги вышибу.
- Фиделия, убери оружие, - велела Хизер. – Да как ты смеешь…
Коди ворвался в холл и бросил сердитый взгляд на Жана-Люка.
- Кто ты такой, твою мать?
Жан-Люк обернулся.
- Я не стану отвечать.
- Жан… - начала было Хизер, но бывший муж оборвал ее.
- Джон? Так значит, ты теперь таскаешь домой всех своих мужиков? – Коди повернулся к Жан-Люку. – Ты постоянно оставляешь свою машину перед домом. Теперь каждый в этом городке знает, что ты трахаешь мою жену!
- Бывшую жену. – Жан-Люк прищурился. – Значит, ты и есть тот придурок, который упустил такую женщину.
- Довольно. – Хизер встала между ними. – Коди, потише, пока не услышала Бетани. Ты пьян, и у тебя нет никакого права следить за мной и тем более осуждать.
- У меня есть право. Моя дочь здесь живет, и теперь, когда все знают, что ты шлюха, я могу подать в суд и забрать ее у тебя.
- Я не такая. И я никогда не позволю тебе отобрать у меня дочь.
Коди фыркнул.
- Смотри на меня.
Пару веков тому назад Жан-Люк просто заколол бы ублюдка и сбросил бы тело в реку, но современное общество имело тенденцию осуждать подобные действия. Дизайнер начал посылать мужчине ментальные волны, внушая, что он таракан.
В нетрезвом состоянии у Коди не было ни единого шанса оказать сопротивление ментальному контролю вампира. Он упал на колени и стал ползать по холлу на четвереньках.
Взвизгнув, Хизер отскочила.
- Коди, что ты творишь?
- Я таракан, - пропищал он.
- Хм, вовремя до тебя дошло, - Фиделия отступила, когда он задел ее длинную юбку.
Коди попытался забраться на лестницу, но опрокинулся на спину. Он корчился, размахивая руками и ногами.
- Завязывай с этим, Коди, - потребовала Хизер. – Убирайся отсюда, пока не напугал Бетани.
- Что происходит? – поинтересовалась Эмма, спускаясь по лестнице и искоса поглядывая на извивающее тело Коди.
Фиделия усмехнулась.
- Нам нужен дихлофос.
- Рейд! - Коди бухнулся на четвереньки и выполз через входную дверь.
«На рассвете ты придешь в себя», - приказал Жан-Люк.
- Да, Хозяин. – Коди свалился с крыльца.
- Боже праведный, да этот человек спятил. – Хизер захлопнула дверь и заперла ее на замок.
- Это было забавно. – Эмма пристально посмотрела на Жан-Люка. Возможно, она даже слышала ментальную команду.
На мгновение он задумался, слышал ли его Луи, но сомневался, что сказанного оказалось достаточно, чтобы тот мог его отследить.
- Ох, как там Бетани? – Хизер бросилась вверх по лестнице.
- Во дела! Мне надо выпить. - Фиделия поковыляла на кухню, все еще держа в руке Глок. - Пиво, вот что мне нужно. Хуан, Эмма, хотите пива?
- Нет, спасибо. – Жан-Люк вернулся в гостиную и снова прислонил свой меч к креслу.
Эмма появилась в дверном проеме, улыбаясь.
- Таракан?
Дизайнер ухмыльнулся в ответ.
- Он это заслужил.
Эмма покачала головой.
- Пойду наверх. – Она помедлила, а затем добавила, - Думаю, ты произвел на Бетани неизгладимое впечатление. У игрушечной мамы, живущей в кукольном домике, появился новый друг по имени Джон. Это игрушечный американский солдат, который выглядит так, словно он мог бы выбить все дерьмо из Кена, проживающего в шкафу.
- Правда? – Сердце Жан-Люка сжалось. Неужели он и вправду мог бы стать членом этой семьи?
Ему всегда хотелось иметь семью. Отец умер, когда мальчику было шесть, а через три года во время родов умерла мать. Ближе Романа и Ангуса у него никого не было. Они ему почти как братья.
Окинув взглядом гостиную, модельер осознал насколько был одинок все эти века.
Хизер привлекала его во многих отношениях, но ее семья, Бетани и Фиделия, тоже затронула его душу. Как бы изменилась его жизнь, если бы каждая прожитая ночь была наполнена духом дружбы и любви. От такой перспективы все века его одинокой жизни показались пустыми и бессмысленными.
Но смогли бы они принять его таким, каков он есть на самом деле? Полюбит ли его Хизер?
- Мне так жаль, что ты стал свидетелем той сцены с моим бывшим, - сказала Хизер, войдя в комнату.
Жан-Люк повернулся к ней. Черт, он так глубоко погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как вернулась Хизер и куда исчезла Эмма. Ему следует быть более бдительным.
- Ничего страшного.
Хизер вздохнула.
- Не знаю, что на Коди нашло.
- С Бетани все в порядке?
- Да. Слава Богу. – Хизер плюхнулась на диван. – У нее был включен DVD на полную громкость, поэтому она ничего не слышала.
- Хорошо. – Жан-Люк сел рядом с ней. Он тут же услышал, как сердце девушки забилось быстрее. Хороший знак.
Хизер робко взглянула на него.
- Где Фиделия?
- Пошла на кухню за пивом.
- Я бы предпочла, чтобы она не распивала спиртные напитки с оружием в руках.
Дизайнер положил руку на спинку дивана.
- Пистолеты на предохранителе.
- Еще бы. Это было мое единственное условие, когда она переезжала сюда.
- Ты прожила в этом районе всю свою жизнь, верно?
Она вздохнула.
- Да. Я всегда мечтала отправиться в путешествие, но моей мечте так и не суждено было сбыться.
Он мысленно отметил, что нужно свозить ее во все те страны, которые ей бы хотелось посетить.
- Ты знаешь какое-нибудь место, похожее на то, что описала Фиделия? За городом. Вероятнее всего, заброшенное.
- С каменным погребом? - Размышляя, она склонила голову. - В городском парке есть старое каменное здание, построенное во времена Великой депрессии.
- Я его проверю.
Он мог оставить Эмму с женщинами, а с собой взять Робби.
- Я пойду с тобой.
Он моргнул.
- Нет, и еще раз нет. Это слишком опасно.
- Я и так в опасности. Мне уже приходилось сражаться с Луи и довольно успешно. К тому же я знаю, где находиться парк.
- Я могу посмотреть местонахождение парка в интернете.
Она вздернула подбородок.
- Я пойду. Не собираюсь прятаться здесь, дрожа от страха. Я ведь пытаюсь его победить, помнишь?
- Существует огромная разница между смелостью и глупостью… - Он сделал умолк на полуслове, услышав доносящийся с улицы шум. – Кто-то приближается к крыльцу.
Не проронив ни звука, он вскочил на ноги и схватил меч.
Хизер поднялась и прошептала:
- Мне захватить свой пистолет?
- Нет. – Жан-Люк надеялся, что Луи снаружи. Он сотрет ублюдка в порошок и… А что если он допустит фатальную ошибку и потерпит поражение? Луи беспрепятственно войдет в дом и убьет Хизер. – Да, захвати свой пистолет. Предупреди Эмму и не выходи наружу. Если он войдет, стреляй в сердце.
- Если он войдет, тогда ты будешь… - Она сжала его руку. – Береги себя.
В ее глазах плескалось подлинное беспокойство. Бог ты мой, он, и, правда, ей не безразличен.
Жан-Люк коснулся ее щеки.
- Иди.
В ее глазах появился мечтательный блеск, но через мгновение она очнулась от мыслей.
- Хорошо.
Девушка побежала вверх по лестнице. Ковер заглушал звук ее шагов, когда она неслась по ступенькам.
- Что происходит? – Держа в руке полупустую бутылку пива, из кухни медленно выплыла Фиделия. Она посмотрела вслед исчезающей из поля зрения Хизер. – Опять смутил девушку?
Жан-Люк поднес палец к губам и показал в сторону улицы.
Карие глаза Фиделии стали огромными.
- Я оставила своего немецкого мучачо на кухне. Сейчас вернусь.
- Оставайтесь внутри. Это может быть опасно. – Жан-Люк застонал, когда Фиделия помчалась на кухню. Он должен действовать быстро, пока женщины не бросились на помощь. Дизайнер улыбнулся. Неудивительно, что они ему так нравились.
Жан-Люк неслышно отпер дверь и резко распахнул ее.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 22:14 #10 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Четверг, 25.08.2011, 17:11

Глава 7

Перевод - serditovanatasha
Бета - Таташа

Вечером следующего дня Жан-Люк на максимальной скорости мчался в Шницельберг. К пассажирскому сиденью его черного БМВ был прикреплен мини-холодильник, полный бутылочек с синтетической кровью четвертой группы, резус положительный. Солнце зашло уже десять минут назад. Дизайнер глотнул холодной крови – он слишком спешил, чтобы еще и греть ее.
Причина такой спешки заключалась в том, что если проснулся он, то и Луи тоже уже на ногах. А если Луи выяснил личность Хизер и ее местожительство, он мог объявиться там. Жан-Люк хотел телепортироваться к ней сразу после пробуждения, но Эмма убедила его, что он должен приехать как простой смертный.
С Хизер все в порядке, успокаивал он себя, сворачивая с шоссе на дорогу, ведущую в город. Эмма телепортировалась туда пять минут назад. И если бы возникли проблемы, она предупредила бы его телепатически.
Все равно, он был сам не свой от того, что еще не прибыл на место. Одна только мысль, что Хизер и ее дочь оказались втянуты в его противоборство с Луи, буквально сводила его с ума. А если с ними что-нибудь случится,… как ему тогда совладать с невероятным чувством вины за гибель ни в чем не повинных смертных?
История, рассказанная Хизер вчера ночью, заставила его взглянуть на себя другими глазами. Теперь он понимал, что скрывалось за его чувством вины и злостью. Страх.
За годы своего существования Жан-Люк многого сумел достичь. Ничем не примечательный мальчишка-сирота, подручный конюха, к 1513 году, когда Роман обратил его, был уже рыцарем. Позже он стал мушкетером, владельцем самой престижной школы фехтования в Париже, подполковником вампирской армии. Теперь же, он не только дизайнер и успешный бизнесмен, но и мастер восточно-европейского ковена. Он направил всю свою энергию на достижение одной-единственной цели – стать хозяином своей судьбы. Но, несмотря на все это, старая боль продолжала терзать его. Страх перед бессилием.
Простой конюх, кем он был когда-то, оказался бессилен перед прихотями и политическими интригами своих хозяев. Жан-Люк поклялся, что никогда больше не станет пешкой в чужой игре. И это ему удавалось, до тех пор, пока в 1757 году в его жизнь не ворвался Луи.
Ему следовало тогда позволить Людовику XV умереть. Ну, так нет же, Жан-Люк выполнил свой долг королевского телохранителя и остановил смертного убийцу – Дамьена.
Человек оказался просто шестеркой. Луи обожал управлять сознанием людей, побуждая тех выполнять за него грязную работу. И получалось это у него виртуозно: используя таких марионеток, он к тому времени уже отправил в мир иной двух королей - Генриха III в 1589 году и Генриха IV в 1610.
Третьему убийству Жан-Люк помешал. Следующей ночью он получил послание. По твоей милости король до сих пор жив. За это я убью твою королеву. Подпись отсутствовала, но бумага была сложена и скреплена восковой печатью с четко различимой на ней литерой «Л».
Спустя две ночи он обнаружил изуродованное тело своей любовницы Ивонны. Кроме ножевых ранений и отметин от клыков, на ее теле было выжжено клеймо в виде уже знакомой ему буквы. Дизайнер объявил войну врагу, которого окрестил «Луи». Лет двадцать негодяй ловко ускользал от преследователя, а потом и вовсе бесследно исчез. Жан-Люк надеялся, что ублюдок сдох. Но в 1832 модельер нашел свою любовницу Клодин мертвой, с выжженной напротив сердца литерой «Л».
Жан-Люк решил тогда, что единственным честным поступком будет впредь избегать отношений. Но разговор с Хизер раскрыл ему глаза. Под его честностью скрывался страх. Он боялся, что если полюбит вновь, то окажется бессилен спасти жизнь своей женщины. Его жизнью руководствовала не честь. Всеми его поступками управлял страх.
Осознание этого пробудило в нем стыд. И гнев. Да гори оно все, синим пламенем! Если он хочет быть с Хизер, то он с ней будет. Он положит конец издевательствам Луи и уничтожит ублюдка раз и навсегда.
Жан-Люк въехал на подъездную дорожку, ведущую к ее дому. Как только он выбрался из машины, Эмма вышла из тени большого дуба. Она потягивала холодную кровь из бутылочки. Сумка с кольями висела на плече. Эмма сохранила свое присутствие в секрете, поэтому создавалось такое впечатление, что они приехали вместе.
- С ними все в порядке, - спокойно сообщила она. – Я слышу их голоса. Спокойные и счастливые. Периметр чист.
- Отлично. – Дизайнер выдохнул с облегчением, затем взял у Эммы пустую бутылку и отнес ее в машину. С заднего сиденья он забрал меч и трость Луи вместе со своим собственным мечом. Жан-Люк запер машину и направился к крыльцу.
- Думаешь, Фиделия сможет обнаружить место, где скрывается Луи? – поинтересовалась Эмма.
- Да. - Около входной двери он заметил роликовые коньки и книгу в мягкой обложке, забытую на качелях. Днем жизнь продолжается, и все это без него.
- Я тоже экстрасенс, - прошептала Эмма. - Мои способности развиты сильнее, чем у обычных вампиров. Я могу почувствовать любые проявления вампирской телепатии в этом районе. До сих пор все было спокойно.
Жан-Люк вздохнул, нажимая на кнопку дверного звонка.
- Луи - профи в искусстве оставаться в тени. Одному Богу известно, как я веками пытался его разыскать. – И всякий раз терпел неудачу.
Его печальные мысли испарились, как только распахнулась дверь и на пороге появилась улыбающаяся Хизер.
На ней был бирюзовый сарафан и сандалии в тон. Блеск в ее глазах и сияющий цвет лица разожгли в Жан-Люке желание. Казалось, она искренне рада его видеть.
- Проходите. – Девушка отступила назад. – Если хотите, после ужина осталось немного лазаньи.
- Благодарю, но мы уже поели. – Он надеялся, что от него не пахнет кровью. Жан-Люк захлопнул дверь и запер ее на замок.
Малышка Бетани незаметно подошла к своей новой подруге.
- Привет, Эмма. - Девочка застенчиво посмотрела на Жана-Люка. - Привет.
Он слегка поклонился.
- Добрый вечер Бетани.
- Привет, милая. - Эмма опустилась на колени, чтобы обнять девочку. – Ты хорошо провела день?
- Да. – Бетани наклонилась ближе и громко прошептала, - Мамочка хотела выглядеть красиво для мистера Шарпа.
- Бетани! – Щеки Хизер запылали. – Может, вы с Эммой пойдете наверх, и ты покажешь ей… что-нибудь?
- Мою новую книгу? – спросила с воодушевлением Бетани.
- Да. Пожалуйста. - Хизер взглянула на Фиделию, которая тихо посмеиваясь, стояла у лестницы.
Жан-Люк с трудом сдержался, чтобы тоже не рассмеяться.
- Пойдем. – Эмма повела малышку к лестнице. Вампирша оглянулась на Жан-Люка, а в ее глазах плясали смешинки.
- Вижу, ты принес меч и ножны Луи, - быстро сменила тему Хизер. - Фиделия готова помочь нам в его поисках. - Девушка указала в сторону гостиной.
Жан-Люк последовал за ней.
- Ты отлично справилась с задачей.
- С какой? – Девушка оглянулась. – Остаться в живых? Сегодня было на удивление спокойно.
- Это тоже прекрасно. Но я о том, что сказала твоя дочь. Ты выглядишь восхитительно.
Хизер отмахнулась от его слов.
- Бетани из всего сделает романтическую историю. Даже когда женятся ее игрушечные животные. Время от времени мне приходится проводить церемонии бракосочетания. Сегодня я отдала Леди Гориллу замуж за мистера Чихуахуа.
Фиделия усмехнулась, устраиваясь на диване со своей сумкой.
- Собаке явно не повезло.
Жан-Люк прислонил свой меч к стулу с высокой спинкой.
- Мой друг Роман всегда говорит – «любовь способна творить чудеса».
- Ага, например, сподвигнуть на двойное убийство. – Фиделия похлопала по сумке.
Хизер фыркнула.
- Или на сражение за ребенка.
Жан-Люк посмотрел на нее искоса.
- Ты утратила веру в любовь?
Хизер отвернулась.
- Нет. Надежда умирает последней. Может, начнем?
- Отлично. – Дизайнер водрузил меч и трость Луи на кофейный столик перед Фиделией.
Женщина положила трость на колени. Закрыв глаза, она начала водить пальцами по отполированному дереву вверх и вниз. Хизер тихонечко сидела рядом с ней. Жан-Люк ожидал, устроившись в кресле с высокой спинкой.
- Это темное место, - прошептала Фиделия.
Здесь как раз нет ничего удивительного. Всем вампирам необходимо такое место на время их дневного сна.
- Погреб, - продолжила Фиделия. – Каменный. Окна отсутствуют. – Женщина покачала головой. – Слишком темно. Ничего не разобрать.
- Вы можете определить, как далеко отсюда находится это место? – спросил Жан-Люк.
- Не далеко, но и не слишком близко. Думаю, за городом. – Фиделия резко вздохнула. – Он чувствует меня. – Распахнув глаза, она швырнула трость на стол. - Мы совершили ошибку. Я… я думаю, вероятно, он медиум.
Луи вполне мог обладать вампирскими экстрасенсорными способностями, но Жан-Люку тяжело было такое принять.
Фиделия бросила на него обеспокоенный взгляд.
- Он почуял меня. Я это ощутила. Он был холодным, от него кровь стынет в жилах. – Фиделия содрогнулась.
- Все в порядке. – Хизер похлопала пожилую женщину по спине. – Все закончилось.
Фиделия покачала головой.
- Я пыталась выследить его местоположение. Думаю, то же самое он проделывал со мной.
Жан-Люк поморщился. Черт, ему следовало отвезти Фиделию куда-нибудь в другое место.
Хизер побледнела.
- Он охотится на нас.
- Хизер, я вынужден снова просить тебя переехать ко мне, - сказал Жан-Люк. - Это лишь вопрос времени. Рано или поздно Луи все равно выяснит, кто ты, и вычислит, где ты живешь.
- Просто нам нужно разыскать его до того, как он отыщет нас. Если бы мы знали о нем больше, это могло бы помочь. – Она прищурилась. – Кто же он на самом деле?
Жан-Люк вернулся в кресло.
- Мне и самому интересно. Если бы я знал его настоящее имя, то настиг бы его и уничтожил много лет тому назад.
- Ты мог бы… совершить убийство?
- Я пошел бы на все ради того, чтобы защитить тех, кого люблю.
Фиделия одобрительно кивнула.
– Хороший ты человек, Хуан.
Жан-Люк взглянул на Хизер, пытаясь понять по ее виду, согласна ли она с мнением няни. Девушка выглядела озадаченной.
- Ты сказал много лет назад, - прошептала она. – Так сколько же тебе лет?
Черт. Он не мог сказать правду.
- Мне – двадцать шесть, - заявила она. – А тебе?
Он заерзал в кресле.
- Я… старше тебя.
- Насколько?
- Мне было двадцать восемь когда… - Он потер лоб. – Мне было три года, когда моя мама умерла…
- Мне очень жаль. Я не знала… - Ее глаза наполнились сочувствием. – Душевные раны долго болят.
- Верно. – Он услышал машину, въезжающую на подъездную дорожку. Он встал, схватившись за меч. – У нас гости.
Хизер вскочила.
- Это не может быть Луи, правда? Ну, ведь не так же быстро.
- Уж я найду, чем его встретить. – Фиделия запустила руку в сумку.
- Не думаю, что это Луи. – Жан-Люк сомневался в том, что его давний заклятый враг часто пользовался машинами. Тем не менее, дизайнер вышел в холл с мечом. Он услышал, как распахнулась дверца машины, затем раздался звук шагов, приближающихся к крыльцу.
Хизер подошла к передней двери как раз в тот момент, когда раздался удар такой силы, что от него задребезжало витражное стекло. Жан-Люк стоял рядом с ней.
- А, я его вижу! – раздался мужской голос. – Опять у тебя любовничек ночует?
- О, нет, это Коди. – Хизер застонала. – Должно быть, Тельма видела, как ты приехал, и позвонила его матери.
Жан-Люк взглянул сквозь витраж. Мужчина на крыльце был крупным и раскрасневшимся от изрядного количества алкоголя в крови.
- Я вижу тебя, ты, говнюк! – вопил Коди. – Хочешь поиметь мою бывшую, валяй, но если ты хоть пальцем тронешь мою дочь, я тебя...
- Сейчас же прекрати! – зашипела Хизер, отпирая дверь.
- Ты не обязана его впускать, - прошептал Жан-Люк.
- О, нет, пожалуйста, впустите его, - протянула Фиделия. Она стояла у подножия лестницы, размахивая своим Глоком.
- Иди, я тебе сейчас мозги вышибу.
- Фиделия, убери оружие, - велела Хизер. – Да как ты смеешь…
Коди ворвался в холл и бросил сердитый взгляд на Жана-Люка.
- Кто ты такой, твою мать?
Жан-Люк обернулся.
- Я не стану отвечать.
- Жан… - начала было Хизер, но бывший муж оборвал ее.
- Джон? Так значит, ты теперь таскаешь домой всех своих мужиков? – Коди повернулся к Жан-Люку. – Ты постоянно оставляешь свою машину перед домом. Теперь каждый в этом городке знает, что ты трахаешь мою жену!
- Бывшую жену. – Жан-Люк прищурился. – Значит, ты и есть тот придурок, который упустил такую женщину.
- Довольно. – Хизер встала между ними. – Коди, потише, пока не услышала Бетани. Ты пьян, и у тебя нет никакого права следить за мной и тем более осуждать.
- У меня есть право. Моя дочь здесь живет, и теперь, когда все знают, что ты шлюха, я могу подать в суд и забрать ее у тебя.
- Я не такая. И я никогда не позволю тебе отобрать у меня дочь.
Коди фыркнул.
- Смотри на меня.
Пару веков тому назад Жан-Люк просто заколол бы ублюдка и сбросил бы тело в реку, но современное общество имело тенденцию осуждать подобные действия. Дизайнер начал посылать мужчине ментальные волны, внушая, что он таракан.
В нетрезвом состоянии у Коди не было ни единого шанса оказать сопротивление ментальному контролю вампира. Он упал на колени и стал ползать по холлу на четвереньках.
Взвизгнув, Хизер отскочила.
- Коди, что ты творишь?
- Я таракан, - пропищал он.
- Хм, вовремя до тебя дошло, - Фиделия отступила, когда он задел ее длинную юбку.
Коди попытался забраться на лестницу, но опрокинулся на спину. Он корчился, размахивая руками и ногами.
- Завязывай с этим, Коди, - потребовала Хизер. – Убирайся отсюда, пока не напугал Бетани.
- Что происходит? – поинтересовалась Эмма, спускаясь по лестнице и искоса поглядывая на извивающее тело Коди.
Фиделия усмехнулась.
- Нам нужен дихлофос.
- Рейд! - Коди бухнулся на четвереньки и выполз через входную дверь.
«На рассвете ты придешь в себя», - приказал Жан-Люк.
- Да, Хозяин. – Коди свалился с крыльца.
- Боже праведный, да этот человек спятил. – Хизер захлопнула дверь и заперла ее на замок.
- Это было забавно. – Эмма пристально посмотрела на Жан-Люка. Возможно, она даже слышала ментальную команду.
На мгновение он задумался, слышал ли его Луи, но сомневался, что сказанного оказалось достаточно, чтобы тот мог его отследить.
- Ох, как там Бетани? – Хизер бросилась вверх по лестнице.
- Во дела! Мне надо выпить. - Фиделия поковыляла на кухню, все еще держа в руке Глок. - Пиво, вот что мне нужно. Хуан, Эмма, хотите пива?
- Нет, спасибо. – Жан-Люк вернулся в гостиную и снова прислонил свой меч к креслу.
Эмма появилась в дверном проеме, улыбаясь.
- Таракан?
Дизайнер ухмыльнулся в ответ.
- Он это заслужил.
Эмма покачала головой.
- Пойду наверх. – Она помедлила, а затем добавила, - Думаю, ты произвел на Бетани неизгладимое впечатление. У игрушечной мамы, живущей в кукольном домике, появился новый друг по имени Джон. Это игрушечный американский солдат, который выглядит так, словно он мог бы выбить все дерьмо из Кена, проживающего в шкафу.
- Правда? – Сердце Жан-Люка сжалось. Неужели он и вправду мог бы стать членом этой семьи?
Ему всегда хотелось иметь семью. Отец умер, когда мальчику было шесть, а через три года во время родов умерла мать. Ближе Романа и Ангуса у него никого не было. Они ему почти как братья.
Окинув взглядом гостиную, модельер осознал насколько был одинок все эти века.
Хизер привлекала его во многих отношениях, но ее семья, Бетани и Фиделия, тоже затронула его душу. Как бы изменилась его жизнь, если бы каждая прожитая ночь была наполнена духом дружбы и любви. От такой перспективы все века его одинокой жизни показались пустыми и бессмысленными.
Но смогли бы они принять его таким, каков он есть на самом деле? Полюбит ли его Хизер?
- Мне так жаль, что ты стал свидетелем той сцены с моим бывшим, - сказала Хизер, войдя в комнату.
Жан-Люк повернулся к ней. Черт, он так глубоко погрузился в свои мысли, что даже не заметил, как вернулась Хизер и куда исчезла Эмма. Ему следует быть более бдительным.
- Ничего страшного.
Хизер вздохнула.
- Не знаю, что на Коди нашло.
- С Бетани все в порядке?
- Да. Слава Богу. – Хизер плюхнулась на диван. – У нее был включен DVD на полную громкость, поэтому она ничего не слышала.
- Хорошо. – Жан-Люк сел рядом с ней. Он тут же услышал, как сердце девушки забилось быстрее. Хороший знак.
Хизер робко взглянула на него.
- Где Фиделия?
- Пошла на кухню за пивом.
- Я бы предпочла, чтобы она не распивала спиртные напитки с оружием в руках.
Дизайнер положил руку на спинку дивана.
- Пистолеты на предохранителе.
- Еще бы. Это было мое единственное условие, когда она переезжала сюда.
- Ты прожила в этом районе всю свою жизнь, верно?
Она вздохнула.
- Да. Я всегда мечтала отправиться в путешествие, но моей мечте так и не суждено было сбыться.
Он мысленно отметил, что нужно свозить ее во все те страны, которые ей бы хотелось посетить.
- Ты знаешь какое-нибудь место, похожее на то, что описала Фиделия? За городом. Вероятнее всего, заброшенное.
- С каменным погребом? - Размышляя, она склонила голову. - В городском парке есть старое каменное здание, построенное во времена Великой депрессии.
- Я его проверю.
Он мог оставить Эмму с женщинами, а с собой взять Робби.
- Я пойду с тобой.
Он моргнул.
- Нет, и еще раз нет. Это слишком опасно.
- Я и так в опасности. Мне уже приходилось сражаться с Луи и довольно успешно. К тому же я знаю, где находиться парк.
- Я могу посмотреть местонахождение парка в интернете.
Она вздернула подбородок.
- Я пойду. Не собираюсь прятаться здесь, дрожа от страха. Я ведь пытаюсь его победить, помнишь?
- Существует огромная разница между смелостью и глупостью… - Он сделал умолк на полуслове, услышав доносящийся с улицы шум. – Кто-то приближается к крыльцу.
Не проронив ни звука, он вскочил на ноги и схватил меч.
Хизер поднялась и прошептала:
- Мне захватить свой пистолет?
- Нет. – Жан-Люк надеялся, что Луи снаружи. Он сотрет ублюдка в порошок и… А что если он допустит фатальную ошибку и потерпит поражение? Луи беспрепятственно войдет в дом и убьет Хизер. – Да, захвати свой пистолет. Предупреди Эмму и не выходи наружу. Если он войдет, стреляй в сердце.
- Если он войдет, тогда ты будешь… - Она сжала его руку. – Береги себя.
В ее глазах плескалось подлинное беспокойство. Бог ты мой, он, и, правда, ей не безразличен.
Жан-Люк коснулся ее щеки.
- Иди.
В ее глазах появился мечтательный блеск, но через мгновение она очнулась от мыслей.
- Хорошо.
Девушка побежала вверх по лестнице. Ковер заглушал звук ее шагов, когда она неслась по ступенькам.
- Что происходит? – Держа в руке полупустую бутылку пива, из кухни медленно выплыла Фиделия. Она посмотрела вслед исчезающей из поля зрения Хизер. – Опять смутил девушку?
Жан-Люк поднес палец к губам и показал в сторону улицы.
Карие глаза Фиделии стали огромными.
- Я оставила своего немецкого мучачо на кухне. Сейчас вернусь.
- Оставайтесь внутри. Это может быть опасно. – Жан-Люк застонал, когда Фиделия помчалась на кухню. Он должен действовать быстро, пока женщины не бросились на помощь. Дизайнер улыбнулся. Неудивительно, что они ему так нравились.
Жан-Люк неслышно отпер дверь и резко распахнул ее.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
10 Ноя 2012 22:26 #11 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Четверг, 08.09.2011, 20:46
Глава 8

Перевод - serditovanatasha
Бета - Урряяя, Фиги вернулась  :frower:  :frower:  :frower:

Жан-Люк выскочил на крыльцо, наставив рапиру на непрошенную гостью.
Блондинка взвизгнула и споткнулась. Ее каблук застрял между досками деревянного настила, и девушка шлепнулась на крыльцо.
- Черт!
Она выглядела знакомой.
- Кто вы? – потребовал ответа дизайнер. Дамочка была человеком, но это не означало, что ее не нужно опасаться. Луи обожал использовать вампирский контроль над разумом, заставляя смертных совершать убийства.
- Черт. - Девушка потерла тощую лодыжку. – Надеюсь, после этого я смогу участвовать в дефиле. - Она впилась в вампира взглядом. - Ты, ненормальный придурок! Напугал до чертиков этим своим мечом.
Теперь Жан-Люк ее узнал. Саша Саладин - модель, которую нанял Альберто. Очевидно, она понятия не имеет, кто перед ней.
Усевшись на крыльцо, девушка неуклюже сняла туфли и осмотрела каблуки, украшенные фальшивыми бриллиантами.
- Клянусь, если они испорчены, я засужу твою задницу. Имей в виду, я отдала за них четыре сотни баксов. Я всегда покупаю только лучшее.
Жан-Люк уже скучал по Хизер. Ему нравилось, когда она бросала ему вызов. Хизер была веселой и остроумной, а эта дама ужасно раздражала. Пока она продолжала визжать, он окинул взглядом двор, пытаясь обнаружить какие-либо признаки движения.
- Ты собираешься стоять здесь всю ночь как идиот или все-таки поможешь мне? - Она посмотрела на крыльцо. - Это дом Хизер, ведь так? Она жила здесь, когда училась в средней школе.
Саша взглянула через плечо на его машину.
- Черт. Она говорила, что у нее нет парня. - Девушка осторожно посмотрела на дизайнера. - Что ты делаешь с этим идиотским мечом?
- Предпочитаешь пистолет? - Фиделия оттолкнула Жана-Люка, держа в одной руке пиво, а в другой - Глок.
- Чтоб меня! - Саша подпрыгнула от неожиданности и подняла руки. - Не стреляйте. Я думала, это дом Хизер.
- Осторожнее, Фиделия! - Хизер выскочила на крыльцо с дробовиком в руках.
Саша ахнула.
- А я-то дура, думала, что опасно было в Нью-Йорке.
Жан-Люк тяжко вздохнул.
- Хизер, разве я не сказал тебе оставаться внутри?
Хизер проигнорировала его замечание и повернулась к модели-блондинке.
- Саша? Что ты здесь делаешь?
- Жду, пока меня застрелят или, проткнут, вот не знаю, что выбрать.
- Ну, так решай. Я не собираюсь стоять здесь всю ночь. – Фиделия поставила пиво на крыльцо и достала из кармана юбки связку ключей. Она перебирала ее в поисках нужного, пытаясь одновременно снять пистолет с предохранителя.
- Не делай этого, - предупредила ее Хизер. - Ты слишком много выпила.
Фиделия фыркнула.
- Я не пьяна. У меня все под контролем. - Женщина сняла оружие с предохранителя.
Бах! Пистолет выстрелил, и пуля попала в ближайший дуб.
Женщины закричали. Жан-Люк вздрогнул.
Свалившаяся с дерева белка с глухим стуком упала во двор.
Фиделия пожала плечами.
- Давно хотела это сделать. Проклятый грызун наделал дыр в доме. И обобрал орешник.
Хизер уперла руки в бедра.
- Я тебе тысячу раз говорила держать оружие на предохранителе.
Полная раскаяния Фиделия склонила голову.
- В следующий раз буду осторожнее. - Она поставила пистолет на предохранитель и выразительно посмотрела на Жан-Люка. - Я знаю, как справиться с негодяями, ворующими орехи.
Его губы дернулись.
- Приму это к сведению.
В этот момент Эмма влетела на крыльцо с колом в руке.
- Он здесь?
- Нет, - ответил Жан-Люк. - Ложная тревога.
Эмма оглянулась.
- Но я слышала выстрел.
- Всего лишь несчастный слушай. - Жан-Люк указал в сторону двора.
Глаза Эммы расширились.
- На вас напала белка?
- Чертовски верно, - сказала Фиделия. - Я позаботилась о ней.
- О, Боже, Хизер, - прошептала Саша. - Ты стала толкать наркоту?
- Что? - Хизер повернулась к ней. - Нет!
- О. - Саша выглядела разочарованной. - Тогда к чему весь этот арсенал?
Хизер вздохнула.
- Я объясню. Позже.
- Ну, если все в порядке, вернусь к своим обязанностям. - Войдя в холл, Эмма бросила на Жана-Люка искрящийся лукавством взгляд. - А ты думал, что в Техасе тебе будет скучно.
Он кивнул. В последнее время жизнь стала намного интереснее.
- На сегодня с меня достаточно волнений, - заявила Фиделия и поковыляла вслед за Эммой. - Приму горячую ванну и лягу спать.
- Спокойной ночи. - Хизер поставила дробовик на крыльцо. - Прекрасно. Теперь придется возиться с белкой.
- Тут уже ничего не поделаешь, - заверил ее Жан-Люк. – Бедняжка умерла.
- Не могу же я оставить ее там валяться. Бетани увидит и подумает, что это Сэнди - друг Спанч Боба.
Жан-Люк понятия не имел, о чем она говорит.
- Я могу ее похоронить. И даже прочитать молитвы. - Он знал их наизусть, потому что сотни раз слышал, как Роман молился о погибших товарищах во времена Великой Вампирской Войны.
Прекрасные губы Хизер растянулись в улыбке.
- Я и не подозревала, что наша белка была католичкой.
Она что, смеется над ним?
- Ну, если не хочешь...
- Нет, пожалуйста, сделай это. - Она одарила его ослепительной улыбкой. – Ты такой милый.
Его сердце екнуло. Mon Dieu, к такому нетрудно пристраститься.
- У тебя есть лопата?
- Да, в гараже. - Хизер показала налево.
Жан-Люк спустился с крыльца и пошел в указанном направлении.. Дизайнер прихватил с собой шпагу, на тот случай если Луи прятался в тени. Или в гараже.
Проводив его взглядом, Саша Саладин зашипела на Хизер.
- Ах ты лгунишка! Ты же сказала, что у тебя нет парня.
- Он не мой парень, - прошептала Хизер.
Направляясь к гаражу, Жан-Люк прислушивался к их разговору.
- Где ты его нашла? – еле слышно спросила Саша.
- Познакомилась прошлым вечером на открытии магазина.
- Шутишь! Этот красавчик там был? Черт, я охмуряла не того парня.
- Саша!
- Ты уже переспала с ним?
- Конечно же, нет, - вызверилась Хизер. - Мы только вчера познакомились.
Ее возмущение позабавило Жана-Люка. Он остановился у боковой двери гаража, чтобы дослушать их разговор.
- Если ты его не хочешь, отдай мне, - продолжила Саша. - Альберто не произвел на меня особого впечатления, но пообещал, что я буду чаще появляться на подиуме. Что скажешь?
- Э…поздравляю?
- Да нет же. Я о том красавчике с мечом. Могу я пофлиртовать с ним или нет? Ты хочешь его?
Он напряг слух, чтобы услышать ответ.
- Жан! – окликнула его Хизер. - Дверь заперта?
Он повернул ручку и дверь распахнулась.
- Все в порядке! - Дизайнер проскользнул внутрь, но оставил дверь приоткрытой, чтобы можно было слышать. Огляделся. Гараж был пуст.
- Джон? - спросила Саша. - Кто такой Джон?
- Жан Эшарп, - ответила Хизер. - Он - сын Жана-Люка Эшарпа.
Саша ахнула.
- Обалдеть! Вот черт! Я действительно закрутила не с тем парнем.
Жан-Люк покачал головой. Как будто ему была нужна эта самовлюбленная мегера. Хизер совсем другая. Он мечтал о том, чтобы увидеть, как ее зеленые глаза загорятся от удовольствия, когда он накроет ладонями ее груди или будет вбиваться меж ее прекрасных бедер. Ему хотелось любоваться ее раскрасневшимися от страсти щечками, приоткрытыми губами, услышать хриплый стон. Он бы...
Ему необходимо остановиться, а то в глазах разгорится голодный огонь. Он схватил лопату и вышел из гаража. Женщины продолжали разговаривать, но уже не о нем.
- А где твоя машина? - спросила Хизер. - Как ты сюда попала?
Саша уселась на качели и стала качаться, отталкиваясь босыми ногами.
- Меня подбросил Альберто. Мы недавно обедали, и он подумал, что я слишком много выпила, чтобы сесть за руль. Клянусь, я пропустила только две «Маргариты».
- Ты что-нибудь ела?
- Конечно. Но еда ненадолго задержалась в моем желудке, если ты понимаешь, о чем я. - Саша показала пальцем на рот.
Жан-Люк поморщился. Она страдала от булимии. Именно поэтому у него ведущими моделями были Симона и Инга. Они - вампиры, поэтому им не нужно истязать себя, чтобы оставаться стройными.
К сожалению, СМИ начинали задаваться вопросом, почему они не стареют.
- Не шути с булимией, - заворчала Хизер. - Это - болезнь.
- Это от отчаяния. Мне двадцать шесть, а я все пытаюсь переплюнуть молодых. - Саша заметила Жана-Люка, проходившего мимо, и вскочила. - О, мистер Эшарп, так приятно с вами познакомиться. Надеюсь, вы не обиделись на мои слова. - Ее взгляд скользнул к шпаге. - Хизер сказала, вы здесь, чтобы защитить ее. - Это так благородно.
Девушка явно подлизывалась. Жан-Люк к этому давно привык. К нему это не имело никакого отношения. Много лет назад, он понял, что некоторые модели ради карьеры могут прыгнуть в койку даже к Квазимодо.
- Большая честь познакомиться с вами. - Он перевел взгляд на Хизер. - Где бы ты хотела выкопать могилу?
Она оглядела двор.
- Может под дубом? Это был ее дом, думаю, ей бы понравилось.
- Как скажешь. - Жан-Люк направился к дереву. Он нашел свободное пространство между цветами и начал копать. Если бы только женщины зашли в дом, он мог бы использовать вампирскую скорость и закончить все за несколько секунд.
Качели скрипнули, когда Саша опять на них уселась.
- Говорят, что небольшие городки – очень гостеприимны, но это не так. Старуха миссис Герман вышвырнула меня из своей гостиницы. Представляешь?
- Странно, - ответила Хизер. - Она же вдова. Я думала, ей нужны деньги.
- Она - ханжа. Прошлой ночью я пригласила Альберто и, увидев, как он уезжает утром, она разозлилась и заявила, что у нее не публичный дом. А когда мы с Альберто вернулись после обеда, она нас просто не впустила. Бьюсь об заклад, она фригидная старая рухлядь!
- Эта женщина была учителем в воскресной школе, - пробормотала Хизер. - У тебя есть, где остановиться?
- Ну, мне совершенно не хотелось бы жить со своей невменяемой мамашей в ее старом трейлере. Поэтому я подумала, что могла бы остановиться у тебя, - промямлила Саша. – Не возражаешь?
- Где твой багаж?
- Да мне не нужна одежда, я сплю голая.
- Прекрасно, - проворчала Хизер.
- Утром я заберу вещи и машину. Не могу дождаться, когда я выберусь из этого городишки. Завтра собираюсь в «Spa d’Elegance» в Сан-Антонио. - Поехали со мной?
- Я должна остаться здесь.
- Как ты можешь тут жить? - голос Саши стал пронзительным. - Я больше не в состоянии это терпеть. Здесь нет ни торговых центров, ни ночных клубов. В закусочной я заказала апельсиновый фрапучино, так на меня посмотрели как на инопланетянку.
Хизер вздохнула.
- Ты же смогла прожить здесь восемнадцать лет. Знаешь, каково это.
- Поверь, я постаралась напрочь забыть об этой богом забытой дыре.
Голос Хизер стал низким и напряженным.
- Я все еще живу здесь.
Жан-Люк перестал копать и взглянул на женщин. Он увидел покрасневшие щеки Хизер и вспышку гнева в ее зеленых глазах.
Саша пожала плечами.
- Ну, ты много потеряла.
Ему захотелось вырыть могилу побольше.
- Раз у тебя нет машины и больше некуда пойти, - продолжала Хизер, - я пропущу мимо ушей твои оскорбительные комментарии и покажу комнату для гостей.
Жан-Люк слегка улыбнулся. Несмотря на недавний развод, Хизер все еще была способна прощать и испытывать сострадание. Но воспримет ли она правду о нем с таким, же пониманием? Его улыбка испарилась, когда он вспомнил, как накануне вечером она охарактеризовала вампиров. Жуткие монстры.
Сможет ли она когда-нибудь принять его?
- Боже, Хизер. - Тощие плечи Саши поникли. - Я не хотела тебя обидеть. Ты - мой единственный настоящий друг. Все остальные просто используют меня. Ну, я тоже в долгу не остаюсь. Но ты - единственная, с кем я могу поговорить.
Лицо Хизер смягчилось, и она обняла подругу.
- Ладно. - Она распахнула входную дверь. – Пора на боковую.
Когда дверь закрылась, Жан-Люк еще раз осмотрел дом. Это был больше, чем дом. Скорее приют для нуждающихся. Хизер помогла Фиделии, а теперь и Саше. Благодаря щедрому, любящему сердцу у Хизер всегда будут семья и друзья.
В голове промелькнула картинка. Семейный портрет - Роман и Шэнна Драганести с маленьким сыном Константином. Жан-Люк стиснул деревянную ручку лопаты. У него никогда не было семьи. И никогда не будет.
Он вогнал лопату в землю. С его вампирской силой лезвие вошло в землю, прямиком сквозь корни дерева. Теперь могила была достаточно большой для белки, поэтому дизайнер пошел, чтобы принести мертвое животное. Сделав два шага, он остановился.
Белая патрульная машина притормозила у дома Хизер. На машине светоотражающими буквами было написано "Шериф Округа". Merde. Как большинство вампиров, Жан-Люк опасался правоохранительных органов. Он не мог себе позволить попасть в комнату для допросов с односторонним зеркалом, ведь у вампиров не было отражения.
Эшарп посмотрел на свою рапиру, прислоненную к дереву, затем шагнул назад и задвинул ее под пышный куст, растущий рядом.
Тем временем, офицер уже вышел из патрульной машины. Он направлялся к дому и выглядел при этом очень официально: аккуратно выглаженная униформа, ремень с кобурой. Прищурившись, коп оглядел Жан-Люка, перекатывая во рту зубочистку, и приказал:
- Отойдите от дерева. Поднимите руки так, чтобы я мог их видеть.
Жан-Люк сделал шаг и вытянул вперед руки, показав пустые ладони.
- Какие-то проблемы, шериф?
Молодой офицер остановился, не переставая жевать.
- Кто вы такой, черт побери?
- Жан Эшарп.
- Джонни Шарп, да? Откуда вы, мистер Шарп?
Жан-Люк решил, что лучше оставить в покое это недоразумение.
- Из Парижа.
Шериф понимающе кивнул.
- К северу от Далласа. Я там был.
Жан-Люк несколько секунд стоял в оцепенении.
- В Техасе есть Париж?
- Да. Но у вас слишком странный акцент даже для парня с севера. Дайте угадаю, вы один из тех лягушатников.
Жан-Люк стиснул зубы.
- Я из Франции.
- Очень жаль. - Пристальный взгляд шерифа сосредоточился на недавно вырытой могиле. Он вытащил изо рта зубочистку и бросил ее на землю. - Кто-то из соседей сообщил, что здесь стреляли. И вот я застаю вас копающим могилу.
Жан-Люк указал на яму.
- Вы можете убедиться, что это очень маленькая могила.
- Ну, может вы хотели расчленить жертву и похоронить ее по частям. - Шериф положил руку на кобуру.
Жан-Люк кинул на него испепеляющий взгляд.
- Я никого не убивал. – «Пока». Он указал в сторону. - Жертва лежит там.
- Дерьмо. - Шериф подошел к мертвой белке и сердито взглянул на Жана-Люка. - Видите ли, мистер Шарп, я не люблю иностранцев, которые приезжают сюда и стреляют по нашим белкам.
- Это не я.
Шериф фыркнул.
- Ага, это было самоубийство. - Он поднял руку, увидев приближение Жан-Люка. - Назад. Это место преступления и я не хочу, чтобы вы здесь топтались.
Жан-Люк вздохнул. Очевидно, в этом городе не так много происшествий.
- Я обещал Хизер, что похороню белку.
Шериф нахмурился.
- Вы знаете Хизер?
- Конечно. - Жан-Люк вздернул подбородок. - Это ее дом, если вы не в курсе.
- Я в курсе. - Шериф расставил ноги пошире и скрестил руки на груди. - Я два года встречался с ней, когда мы учились в средней школе. Вы давно с ней знакомы?
Так это тот парень, которого мать Хизер считала слишком опасным. Если бы она не вмешалась, Хизер могла бы выйти замуж за этого набитого дурака? Живот Жана-Люка скрутило от злости. Он узнал это чувство. Ревность. Проклятье. Более двухсот лет он не ощущал ничего подобного.
- Билли! - крикнула с крыльца Хизер. - Что ты здесь делаешь? - Она закрыла дверь и спустилась по ступенькам.
- Эй, Хизер. - Шериф поднял руку в знак приветствия. - Тельма сообщила о выстреле. - Он подозрительно посмотрел на Жана-Люка. - И я нашел этого лягушатника, копающегося на твоем дворе. Может, он ищет улиток, чтобы перекусить. - Он рассмеялся собственной шутке.
Хизер нахмурилась.
- Жан - мой гость. И с его стороны весьма любезно помочь мне с этой несчастной мертвой белкой.
Она защищала его. Снова. Жан-Люку это нравилось. Но, вероятно, это не впечатлило Билли. Парень казался недовольным.
- Ты собираешься прибегнуть к помощи какого-то иностранца, чтобы похоронить белку? Это работа для настоящего мужчины. - Билли схватил мертвое животное и зашагал в сторону ямы.
Жан-Люк взглянул на Хизер, пытаясь понять, произвели ли на нее впечатление неандертальские методы. К счастью, Билли не выглядел героем в ее глазах. Девушка казалась по-настоящему раздраженной.
- Не нужно, Билли. У Жана все под контролем.
Билли бросил белку в могилу.
- Ты должна была мне позвонить, Хизер. Я ведь говорил, если что-нибудь понадобится, просто набери мой номер. - Он ухватился за лопату, но та слишком глубоко засела в земле. Полицейский дернул сильнее, но она не сдвинулась с места.
- Можно я? - Жан-Люк шагнул к могиле.
- Назад. - Билли принял стойку поудобнее и схватил лопату обеими руками. Он напрягся. Низкое рычание вырвалось из его горла. На лбу выступили капли пота.
Инструмент не сдвинулся ни на миллиметр.
Он впился взглядом в Жана-Люка.
- Что ты сделал с этой проклятой штуковиной?
- Позвольте мне. - Жан-Люк взялся одной рукой за ручку и выдернул лопату из земли. – Ах да, вы были правы. Это работа для настоящего мужчины.
Хизер прикрыла рот, чтобы скрыть улыбку.
Билли выглядел растерянным, словно не мог разобраться оскорбили его или нет. Прежде чем он успел это понять, затрещала рация, и из нее донесся голос. Он нажал на кнопку.
- Шериф слушает. Что случилось?
- Поступил звонок о нарушении общественного порядка позади бара Шмитти, - произнес женский голос.
- Кэтти, используй надлежащий номер кода, - прорычал Билли.
- Нет кода для парня, который ведет себя как таракан! - крикнула женщина. - Он залез в мусорный контейнер и валяется в отбросах.
Таракан? Жан-Люк взглянул на Хизер. Должно быть, это ее бывший муж. Она нахмурилась, но промолчала.
- Проклятый пьяница, - пробормотал в рацию Билли. - Сейчас буду.
Он нахмурился, глядя на Жан-Люка.
- Я буду следить за вами, мистер Шарп. – Полицейский направился к патрульной машине.
Жан-Люк взял лопату, чтобы засыпать белку.
- Думаю, мой бывший сошел с ума, - прошептала Хизер.
- Он был таким уже тогда, когда позволил тебе уйти. - Жан-Люк положил лопату плашмя, чтобы утрамбовать землю.
- Спасибо за поддержку, но я опасаюсь оставлять с ним мою дочь.
- Трудно найти людей, которым можно доверять.
- Можешь повторить это еще раз. - Она, нахмурившись, глядела на отъезжающую патрульную машину.
Жан-Люк достал из-под куста свою шпагу и с ее помощью изобразил поверх могилы крест.
- Ты не доверяешь шерифу? - Когда девушка покачала головой, он продолжил, - Я так и подумал. Ты не рассказала ему о Луи.
Она бросила на него насмешливый взгляд.
- Ты тоже.
Он направился в гараж, чтобы вернуть лопату на место.
- Я привык сам решать свои проблемы.
Хизер шла рядом.
- А я одна из твоих проблем.
Он остановился.
- Ничуть не бывало. Мне нравится проводить с тобой время. И больше всего я сожалею, что тебе и твоей дочери грозит опасность.
Она внимательно посмотрела на него.
- И ты считаешь, что я в опасности из-за тебя.
«К чему она клонит?»
- Да. - Жан продолжил свой путь.
- Тогда ты согласишься, чтобы я отправилась с тобой на поиски Луи.
Он снова остановился.
- Я против.
- Но согласишься. Ты же знаешь, я решила бороться со своими страхами.
- Да, понимаю, но не хочу подвергать тебя еще большей опасности... - Он сделал паузу, когда девушка подошла ближе и положила руку ему на грудь. Она смотрела на него такими умоляющими глазами, что Эшарп еле сдержался, чтобы не бросить лопату со шпагой и не схватить ее на руки. - Мисс Вестфилд, вы пытаетесь повлиять на мое решение с помощью женской хитрости?
Она убрала руку. Затем улыбнулась и вернула ее обратно.
- Думаешь, у меня получится?
- Возможно. Зависит от твоей убедительности.
Она взялась рукой за лацкан его черного пиджака.
- Большую часть жизни мною только и делали, что помыкали. Я должна взять свою жизнь в свои руки.
- И ты собираешься соблазнить меня?
- Нет. Я просто хочу пойти с тобой. Я хочу быть в гуще событий.
- Печально.
Хизер рассвирепела.
- Потому что я хочу управлять своей собственной судьбой?
- Нет, потому что меня не соблазняют. Думаю, я хотел бы быть соблазненным сильной уверенной в себе женщиной.
Она засмеялась, затем кокетливо взглянула на Жана.
- Ночь только началась.
Он улыбнулся.
- Верно.
- Тогда мы заключили сделку, - заявила она. - Я иду с тобой.
Черт. Его улыбка исчезла. Когда он утратил контроль? Хизер Вестфилд обвела его вокруг пальца. И помоги ему Боже, но Жан-Люку это нравилось.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 00:14 #12 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Среда, 14.09.2011, 19:43
Глава 9

Переводчик - все тот же
Бета - единственная и неповторимая - FairyN


- Въезд через несколько миль, - сказала Хизер, окидывая взглядом Жан-Люка, сидящего за рулем.
- Ясно. - Дизайнер управлял БМВ с такой легкостью, словно привык ездить на скорости девяносто пять миль в час.
Стояла ясная ночь. Окрестности заливал свет молодой луны и звезд. Сумочка Хизер, в недрах которой покоился Глок Фиделии, валялась на полу автомобиля, прислонившись к ноге девушки. Ободряющая тяжесть пистолета успокаивала. На заднем сидении расположился Робби МакКей. Рядом с ним лежал его клеймор и рапира Жан-Люка.
Дизайнер настоял на том, чтобы взять с собой шотландца.
Робби не испытывал восторга от мысли, что Хизер примет участие в поисках, но Жан-Люк поддержал девушку в ее решении. Хороший знак. Все-таки не такой уж он и диктатор. Жан-Люк уважал ее решения, даже когда не был с ними согласен.
Она еще многого не знала о Жан-Люке, но пока ей нравилось в нем все. Хизер всю дорогу тайком на него поглядывала. У дизайнера было худое лицо, которое выгодно подчеркивали сильная челюсть и высокие скулы. Вчера вечером он выглядел как сексуальный Джеймс Бонд – чисто выбритый, в аккуратном и опрятном смокинге. Сегодня же француз был еще более волнующим – темная щетина покрывала лицо, черные кудри небрежно взъерошены, словно он так спешил, что не успел побриться и причесаться. Черные слаксы и футболка выглядели потертыми и удобными, удлиненный черный пиджак придавал ауру опасности.
Не удивительно, что Билли смотрел на него с подозрением. Жан-Люк казался загадочным. И необузданным. Он был достаточно сильным, чтобы вытащить из земли лопату одной рукой. В созданных им моделях дамской одежды, угадывалось богатое воображение и творческий подход дизайнера, и к тому же он преследовал такого убийцу, как Луи. Она никогда не встречала столь сложного и интригующего мужчину. Жан-Люк определенно что-то скрывал. Но Боже праведный, каким же сексуальным был этот мужчина .
Он и в правду надеялся, что она соблазнит его? Судя по тому, что Жан-Люк говорил и как смотрел на нее, Хизер подозревала – соблазнитель здесь он. Ее мысли неслись, сменяя одна другую, рисуя всевозможные сценарии. Если бы она набросилась на него, Жан-Люк бы не стал ее останавливать. Об этом красноречиво говорили его глаза.
Страстный пронзительный взгляд француза опалял лицо, заставлял поджимать пальчики ног, скользил по телу, задерживаясь то тут, то там. От одной мысли о нем ее охватывал трепет. Она так остро его чувствовала. Воздух между ними, казалось, гудел, превратившись в подобие магнитного поля, которое стремилось притянуть их друг к другу.
- Ты в порядке? – Жан-Люк посмотрел на нее.
- Да. - Хизер отвернулась. Должно быть, он почувствовал ее взгляд. Француз тоже чутко реагировал на их близость. – Вот и приехали.
Она указала на слабо освещенный знак справа.
Жан-Люк притормозил и свернул на проселок.
- Это местечко довольно обособленно, - отметил Робби. - Неплохое укрытие.
- Дальше по дороге стоят жилые автофургоны. - Хизер указала на грунтовую дорогу, которая уходила налево.
- Трейлеры? - Жан-Люк обеспокоенно взглянул на Робби.
- Мерзавец, - пробормотал Робби.
Холод пробежал по обнаженным рукам Хизер.
- Считаете, им грозит опасность?
- Если Луи здесь - да. - Жан-Люк ехал вперед, поглядывая по сторонам. - Ему, возможно, нужны деньги и ... еда. Это там? - Он указал вперед.
Хизер прищурилась и едва смогла разглядеть каменное строение.
- Да. Можешь припарковаться вон там, у детской площадки.
Пустые, мрачные горки и качели мерцали, освещаемые светом фонаря. Вокруг его лампочки кружили насекомые. В теплом влажном воздухе качели были совершенно неподвижны.
Хизер вышла из автомобиля, достала и включила фонарик. Уже через несколько секунд она оказалась между Жан-Люком и Робби. Оба шли с оружием наперевес.
Девушка перекинула сумочку через плечо.
- Готовы?
Жан-Люк легонько коснулся ее локтя.
- Держись поближе ко мне.
Робби двинулся вперед, чтобы первым войти в каменное строение. Хизер поднялась по ступеням бок о бок с Жан-Люком.
С каждой стороны двери располагалось два огромных распахнутых окна, которые в жаркие летние дни пропускали внутрь прохладный воздух. Холодный цементный пол был усыпан листьями, а звук трепещущих птичьих крыльев отражался высоко в стропилах. Ряд деревянных столиков для пикника проходил через середину комнаты.
Робби прошел по периметру. Судя по всему, он отлично видел в темноте.
- Здесь нет двери в подвал.
- Она снаружи. - Хизер посветила на ступеньки. - Направо.
Робби шагнул вперед, а Жан-Люк неотступно следовал за ней.
Плотный влажный воздух окутал ее обнаженную кожу. Около уха прожужжал комар, и девушка от него отмахнулась.
- Проклятый кровопийца.
- Где? - Жан-Люк поднял меч, оглядываясь по сторонам.
Хизер засмеялась.
- Собираешься зарубить комара? Удачи.
Он робко взглянул на нее.
- Я решил, ты имеешь в виду нечто покрупнее.
- Что, например? Летучую мышь? Не думаю, что они водятся в Техасе.
- Никогда не знаешь, чего ожидать, - пробормотал Эшарп, потом махнул рукой в сторону Робби. - Он нашел подвал.
Хизер услышала скрежет цепей. Она направила фонарик в сторону шума и заметила Робби, склонившегося над дверью, ведущей в подвал.
- Только не говори, что она заперта. Подвал должен служить для туристов убежищем от торнадо.
Робби вытащил цепь, обмотанную вокруг дверных ручек.
- Замок был сломан. - Робби обменялся взглядом с Жан-Люком.
Хизер задалась вопросом, был ли шотландец абсолютно честен. Скорее всего, да. Робби не мог быть настолько сильным, чтобы сорвать висячий замок.
- Позволь, я помогу. - Жан-Люк с трудом открыл одну из дверей, пока Робби воевал с другой.
Хизер указала фонарем на зияющую черную дыру. Черт, какая нелегкая принесла ее сюда?
- Итак, кто хочет первым войти в темное подземелье?
- Я.
Робби начал спускаться по ступенькам, держа клеймор наготове.
- Фонарик нужен? - спросила Хизер.
- Мне и без него все видно, - пробормотал шотландец.
Она осветила отверстие.
- Ты был прав, - прошептала она Жан-Люку. - Мне не стоило сюда приходить.
- А как насчет того, чтобы стать хозяйкой своей судьбы?
- Я все еще придерживаюсь этой точки зрения и считаю, что могу себя защитить. Просто боюсь, что ты будешь больше волноваться о моей безопасности, нежели о поимке Луи.
- Ты права. Поэтому я и взял с собой Робби.
- Не хочу ни задерживать тебя, ни подвергать опасности.
- Со мной все будет хорошо. - Модельер встал справа от нее с рапирой в руке. - Держись позади.
Жан-Люк начал спускаться по лестнице.
Хизер сделала глубокий вздох. Ты же борешься со страхом. Она последовала за ним, положив ладонь ему на плечо.
Спустившись, он взял девушку за руку и вывел на середину комнаты. Хизер повернулась кругом, освещая подвал. Помещение соответствовало описанию Фиделии. Мрак. Отсутствие окон. Каменные стены. В носу засвербело от толстого слоя пыли на каменном полу. Грязь и мусор были сметены в небольшие кучки вдоль стен.
- Проверь потолок, - тихо сказал Жан-Люк.
Потолок? Она направила фонарик вверх. Неужели они ожидали, что Луи, будет шастать по потолку? Странно.
- Чисто, - объявил Жан-Люк.
Она вздохнула с облегчением.
- Отлично. Никаких убийц-маньяков.
- Верно. Здесь довольно безопасно. - Робби кружил по комнате. Когда он приблизился к темному углу, кто-то на маленьких резвых ножках пронесся прочь.
- Крыса! - Хизер схватила Жан-Люка за руку и прижалась к нему, лихорадочно размахивая фонариком. Он забрал у нее фонарик и посветил на грызуна. - Не волнуйся. Это всего лишь мышь.
- Ты что, шутишь? Она просто огромная!
- Это безобидная маленькая полевая мышь.
- Разве ты не слышал? В Техасе все большое.
- Наши французские крысы засмеяли бы твою мышь. - Жан-Люк обнял девушку за плечи.
- Кто не видел парижских крыс, тот не видел жизни.
- Ах, как романтично…не видела я ваших крыс.
- Ого, а вон появилась просто огромная, с гигантскими когтями и острыми зубами. - Он засмеялся, когда Хизер бросилась ему на шею. – Хотя, нет.
- Что? - Она вдруг поняла, что их лица оказались в непосредственной близости.
- Шутка. - Он обнял ее. - Но нисколько не сожалею о содеянном. Я вполне доволен результатом.
- Ах ты, негодник. Напугал меня до полусмерти. – Ей следовало шлепнуть его или, по крайней мере, отстраниться, но как же приятно ощущать на себе его сильные руки и тепло тела, прижатого к ней…
Жан-Люк потерся подбородком о ее бровь. Касание щетины было таким нежным.
- Не думаю, что Луи вообще был здесь, - заявил Робби. - На полу столько пыли, что остались бы следы.
- Согласен. - Жан-Люк обнимал Хизер.
Робби что-то пробормотал себе под нос.
- Оставить вас наедине?
Жан-Люк усмехнулся.
- Мы идем. - Он отпустил Хизер и передал ей фонарик. - На сегодня достаточно.
Достаточно поисков Луи или объятий? Она бы не отказалась пообниматься еще несколько минут. Или даже час-другой. Девушка последовала за ним к лестнице и взяла его за руку, чтобы подняться по ступенькам. Ночь пахла свежестью, по сравнению с затхлым, сырым воздухом подвала.
- Завтра мы попытаемся еще разок, - заявил Жан-Люк, когда они с Робби закрывали дверь подземелья.
«Завтра? Завтра же воскресенье».
- У меня другие планы, но мы можем позже куда-нибудь сходить.
- Какие планы? - Жан-Люк проводил ее до машины. - Я не могу оставить тебя без защиты.
- Я уже вызвалась помогать на ярмарке. Церковь пытается собрать деньги, чтобы приобрести кое-что для детских площадок. Я должна приехать туда пораньше и подготовить стулья и материалы. Фиделия и Бетани там тоже будут.
Жан-Люк нахмурился.
- В общественном месте может быть опасно. Нам с Робби придется прийти.
Робби застонал.
Хизер усмехнулась.
- Отлично! Начало в семь. Риверсайд Парк.
- Хорошо. - Жан-Люк нажал на брелок, чтобы открыть машину, затем распахнул дверь. - А потом мы продолжим охоту на Луи. Если сможешь, подумай, какие еще места могли бы соответствовать описанию Фиделии.
- Ладно.
Хизер забралась в машину, и дизайнер закрыл дверь.
Девушка слышала, как Жан-Люк и Робби о чем-то тихо беседовали. Вероятно, выбирали лучшую стратегию, дабы сохранить жизнь ей и Бетани. Она положила фонарик в сумочку рядом с Глоком. С появлением Жан-Люка Эшарпа ее жизнь стала более захватывающей. Она не позволит Луи отнять это у нее.
Но есть опасность, что она потеряет сердце из-за Жан-Люка.

На следующий вечер Хизер расставляла стулья в Риверсайд Парке. Закончился еще один обычный день, не омраченный тенью Луи. Утром они сходили в церковь, а потом просто бездельничали. Жан-Люк пообещал приехать вскоре после заката. Девушка мечтала, чтобы день побыстрее закончился, и она снова увиделась бы с французом.
- Нужна помощь?
Хизер съежилась от звука громкого голоса и помолилась, чтобы его обладатель обращался не к ней. Подняла глаза. Нет, тренер Гюнтер направлялся как раз в ее сторону. Футбольный тренер Гваделупской средней школы более шести месяцев пытался ее закадрить. Тот факт, что Хизер не отвечала на его авансы, его не останавливал.
- Нет, спасибо. - Она повернулась к нему спиной, раскладывая металлический стул. Еще нужно было установить их в ряд перед беседкой, где будут петь дети.
Тренер Гюнтер встал, так, чтобы она не могла не заметить его позу Супермена - ноги расставлены, руки на бедрах, грудь вперед. Он даже оделся в свой обычный тренировочный костюм: футболка без рукавов, не скрывающая выпуклые бицепсы, и шорты, подчеркивающие мускулистые икры.
Хизер считала его пещерным человеком в миниатюре - низкорослый и с почти полностью отсутствующими мозгами. В городе было несколько женщин, которые обожали коллекционировать миниатюры. Ему непременно стоило попытать с ними счастья. Некоторые дамочки пожирали глазами его мужественное тело, и тренер знал это. Хизер была уверена - он ожидает от нее ахов и вздохов в свой адрес, но она продолжала расставлять стулья в ряды. Бетани помогала, усаживаясь на каждый стул, чтобы убедиться в том, что все сделано как надо.
- Как тебе мои спортивные трусы? - Тренер повернулся, без сомнения, чтобы продемонстрировать стальные ягодицы.
- Хорошие. - Хизер вытащила из ближайшей стопки еще один складной стул.
- Я буду на аттракционе с лоханью воды, - продолжал тренер. - Ты должна прийти, потом и посмотреть на меня. Я буду весь мокрый.
Он подмигнул.
Хизер что-то проворчала, раскладывая еще один стул и ставя его в ряд. Она улыбнулась дочери.
- Ну, как, порядок?
Бетани зерзала на сидении.
- Замечательно, мама. - Она взглянула на тренера. – А я сегодня буду петь.
- Ага, на здоровье. – Тренер посмотрел на нее с сомнением. Потом его лицо просветлело. – Эй, а не хочешь вечерком сходить со мной и мамочкой поесть мороженого?
Улыбаясь, Бетани завертелась на стуле.
- Я люблю мороженое! - Она с надеждой посмотрела на маму. А вот это грязный приемчик. Хизер только что подняла металлический стул и теперь размышляла, не приложить ли им тренера по голове. Но почувствует этот истукан? С ее везением, он расценит такой поступок как некую неандертальскую прелюдию.
Она рывком разложила стул и с сочувствием посмотрела на дочку.
- Извини, милая, но тренер сначала должен был спросить меня. - Выпрямившись, она посмотрела на мужчину. - У нас уже есть планы на вечер.
Он вздернул подбородок.
- Так это не слухи? У тебя новый парень?
Временами город казался слишком маленьким. Хизер взглянула на солнце, скользящее вдоль верхушек деревьев. Менее чем через час приедет Жан-Люк.
- Мои друзья придут чуть позже.
- Ну да, конечно, - пробормотал тренер. - Ты представления не имеешь, что теряешь.
Он отошел в сторону. Вздохнув, Хизер схватила другой стул. Осталось еще три. Ярмарка откроется через пять минут. В билетную кассу уже выстроилась очередь.
- Мама, он тебе не нравится? - тихо спросила Бетани.
- Тренер? - Хизер поставила стул рядом с дочерью. - Он ведь так и не помог мне со стульями, правда, же?
- Я помогаю тебе. - Бетани забралась на только что разложенный стул.
- Да, ты контролируешь качество. И выполняешь огромную работу. - Хизер вытащила еще один.
Бетани сморщила крошечный носик, словно глубоко задумалась.
- Он считает себя привлекательным.
- Тренер? - Хизер улыбнулась и разложила стул. - Наверное, ты права.
Умница, дочка.
Бетани пожала плечами.
- Мне нравится Эмма.
- Мне тоже. - Хизер взяла и разложила последний стул.
- Она будет слушать, как я пою?
- Надеюсь. - Хизер села рядом с дочкой.
- А еще мне нравится тот мужчина, который смешно говорит.
Сердце Хизер ёкнуло.
- Мистер Эшарп? - Она очень старалась не думать о нем весь день, но он все равно десятки, раз прокрадывался в ее мысли. Каждый час.
Бетани скрестила ноги, подражая взрослым, сложила руки и опустила голову на ладонь. Она постукивала пальцем по подбородку. Это была серьезная поза мыслителя. Хизер считала ее восхитительной, и от этого ей всегда хотелось крепко обнять дочку. Она воздержалась, но знала, что должна поощрять девочку к тому, чтобы та училась думать самостоятельно. Хизер еще раз взглянула на солнце, пытаясь определить, сколько же осталось до заката. И когда же, наконец, она увидит Жан-Люка.
- Мистер Шарп не знает, что он симпатичный, - заявила Бетани. - А он ведь и, правда, такой.
Челюсть Хизер отвисла. О, Господи, она родила гения.
- Я считаю, что ты замечательная.
- Я проголодалась. Можно мне немного сахарной ваты? Розовой.
- Можно. После ужина. - Хизер взглянула на беседку. – Смотри, мисс Синди тебя зовет.
Бетани слезла со стула и побежала к беседке, где собрались все дошкольники. Одна из учителей, мисс Синди, продолжала выстраивать их в два ряда, по росту.
Хизер потерла шею. Физический труд, техасская жара и недосыпание давали о себе знать. По крайней мере, после заката температура снизится на несколько градусов. Жан-Люк правильно сделал, когда решил переждать жару.
Он снова вторгся в ее мысли. Вчера ночью она целый час ворочалась в постели, пытаясь заснуть. Ей хотелось спуститься вниз и всю ночь провести с ним.
Одному Богу известно, как много всего ей еще предстояло о нем узнать. Хизер поделилась с ним историей своей жизни, но он мало чего рассказал о себе.
Что он делал в Шнитцельберге, штате Техас, когда мир моды сосредоточен в Париже? Что на самом деле скрывалось за историей с Луи? Находится ли она действительно в такой опасности, как говорил Жан-Люк? Несмотря на все эти вопросы, Хизер к нему влекло. Сердце бешено колотилось каждый раз, когда она смотрела в его небесно-голубые глаза. И ей вновь захотелось его обнять.
Но она знакома с ним всего лишь пару дней. Опасно влюбляться в мужчину так быстро. Опасно, но так прекрасно и захватывающе. Еще больше причин держаться настороже.
Хизер слишком многое пережила в своей жизни, чтобы сейчас сделать шаг назад. Главным приоритетом для нее является создание спокойной, полной любви, атмосферы для дочери.
Фиделия плюхнулась рядом и положила на колени сумочку. В честь праздника мексиканка надела ярко-красную юбку с золотистыми блестками.
- Эти глупые церковные старухи. Я предложила сделать кабинку для гадания, но они задрали носы и сказали, что это язычество и церковь для этого не место.
Хизер вздрогнула.
- Мне жаль. - Несомненно, одна из тех матрон была матерью Коди. Бывшая свекровь уже не раз заявляла Хизер, что та оказывает на Бетани негативное влияние, позволяя цыганке жить в ее доме.
Когда дело касалось безопасности дочери, Хизер больше беспокоили воинственные замашки Фиделии, чем гадание на картах. Она взглянула на печально известную сумочку.
- Ты при оружии?
- Только Глок. Остальное выложила. - Фиделия склонила голову. – Знаешь, скверно я себя чувствую, когда вспоминаю про белку.
Хизер похлопала ее по руке.
- Мне было спокойней, когда прошлой ночью твой пистолет находился при мне.
Фиделия кивнула.
- Если Луи объявится, снесу ему башку. И плевать если меня за это посадят. Ты была так добра, позволив жить в твоем доме, даже после того, как я подвела твою мать. - На ее глаза навернулись слезы.
Хизер повернулась к своей старшей подруге.
- Ты не подводила мою мать. Ведь, ты же изо всех сил пыталась ее предупредить.
- Если бы я держала язык за зубами, твои родители были бы живы. Возможно, те церковные дамы правы. Может, я и правда несу зло.
- Не говори так! Моя мать с радостью платила за твою помощь, и даже на том свете не преминула бы попросить твоего совета. Ты ведь знаешь. Моей матери не возможно было отказать.
Фиделия всхлипнула и вытерла глаза.
- Я сделаю все, чтобы защитить тебя и малышку. Я стольким тебе обязана.
- Ты ничего мне не должна. Ты всегда рядом. Словно вторая мама. - Хизер улыбнулась, силясь сдержать слезы. - Но с тобой гораздо веселее, чем с настоящей матерью.
Фиделия кивнула.
- Она была волевой женщиной.
- Упрямой и напуганной, - поправила Хизер. - Я больше не живу в страхе. И ты тоже не должна.
Фиделия похлопала по сумочке.
- Вся моя смелость лежит вот здесь.
- Смелость - внутри тебя. Ты - хороший человек. Если бы я не была в этом уверена на сто процентов, то не доверила бы тебе присматривать за моей дочкой.
Фиделия сморгнула слезы и посерьезнела.
- Я проверила толпу и окрестности, как ты просила. Никаких седых незнакомцев с тростью.
- Хорошо. Спасибо. - Хизер взглянула на солнце. До прихода Жана-Люка около тридцати минут. - Тебе что-нибудь снилось прошлой ночью?
- Нечто странное. Думаю, это был Хуан, хотя трудно сказать наверняка. Он выглядел как тот парень из фильма, который ты постоянно смотришь. «Гордость и что-то там».
- «Гордость и предубеждение»? Он был похож на парня времен Регентства?
Фиделия прищурилась, пытаясь вспомнить.
- Думаю, да, но не долго. Потом он стал смахивать на ... Джорджа Вашингтона.
- Странно.
- Ага. А потом напомнил мне... ну, даже не знаю. На нем были колготки и забавные шорты, раздувшиеся как шары.
- Мужчина эпохи Возрождения?
Фиделия пожала плечами.
- Не понимаю, о чем ты.
Хизер сделала глубокий вдох. Ранее она отклонила теорию о бессмертии, как несостоятельную, но теперь та не казалась столь невероятной.
Фиделия внимательно посмотрела на Хизер.
- Есть идеи?
- Все это слишком странно.
- Ты же говоришь со мной, дорогая. Не бывает ничего слишком странного.
- Думаю, Жан может быть ... не тем за кого себя выдает.
Фиделия засмеялась.
- Этот француз чертовски отличается от других мужчин этого города. Но он как раз для тебя.
- Я имею в виду, что Жан-Люк действительно может оказаться не таким.
- Ты подразумеваешь нечто сверхъестественное? - Размышляя, Фиделия наклонила голову. - Возможно.
- Ты могла бы в это поверить?
- Я говорила тебе миллион раз. Существует огромное количество вещей, о которых мы не знаем. Но, это не значит, что их нет.
Бессмертный? Если Жан-Люк из таких, то и Луи тоже, и их война продолжалась веками. Несмотря на жару, Хизер задрожала.
- Мама! Тетя Фи! – Бетани подбежала к ним. - Вы видели меня на сцене?
- Конечно! - Хизер усадила ее к себе на колени. – Ты была неподражаема.
- Вы будете сидеть в первом ряду и смотреть, как я пою?
- Обязательно. – Хизер поправила заколку в волосах дочери. Та была украшена голубой тисненой лентой, которая по цвету подходила к ее сарафану.
- Я проголодалась.
Хизер улыбнулась.
- Ты всегда голодная.
- Гляну в палатке, - сказала Фиделия. - Мы можем выбрать немецкие сосиски на палочке или хот-дог.
Отлично. Хизер поморщилась. Свинина или свинина.
- Я хочу хот-дог! - Бетани спрыгнула с коленей матери. - И побольше кетчупа.
Когда они направлялись к палатке с закусками, в голове Хизер возникла картинка: Бетани стоит на сцене в синем сарафане с гигантским красным пятном от кетчупа. - Полегче с соусами.
- Ты сама попробовала бы уже большой, - сказала Фиделия.
- Я не настолько голодна.
- Дорогая, кто говорит о еде? - подмигнула Фиделия.
Хизер фыркнула и покачала головой.
- Тебе просто необходимо решиться на французский хот-дог.
Хизер засмеялась.
- Да, я слишком долго была на безуглеводной диете.
- Смотри! Заботливый Мишка! - Бетани показала на огромного желтого медведя, выставленного в игровой палатке. - Можно мне такого?
- Давай попробуем. - Хизер вытащила из кармана джинсов пачку долларовых купюр. На пять долларов она купила пять мячей. Ей четырежды удалось попасть по молочным бутылкам, но они устояли.
- Мошенничество, - пробормотала Фиделия.
- Ясно. - Хизер вздохнула. - По крайней мере, пошло на благое дело. – Еще пять долларов спустя, бутылки все стояли как вкопанные. Менеджер аттракциона протянул ей маленького зеленого медведя.
- Боюсь, это все, на что мы можем рассчитывать. - Хизер отдала игрушку дочери.
- Все хорошо. Это его детка.
Когда они отходили, Бетани укачивала крошку на руках, потом завистливо оглянулась на огромную желтую медведицу-маму.
Они заказали хот-доги и уселись на скамейку под огромным дубом. Фиделия дразнила Хизер за то, что та довольствовалась малым, а девушка осматривала толпу. Она увидела несколько седых мужчин с тростями, но они были членами церковного комитета.
Солнце скрылось за горизонтом. Зажглись фонари, окружающие парк. Каждая палатка была освещена, а беседка сверкала, увешенная белой гирляндой. Единственное неосвещенное место находилось у реки. Там никого не было, за исключением нескольких целующихся тайком подростков. Большинство горожан толпились вокруг палаток, смеясь и тратя деньги.
Ученики средней школы собрались вокруг лохани с водой, тщетно пытаясь окунуть туда тренера Гюнтера. Он подначивал их, а его громкий голос разносился по всему парку.
Фиделия все еще трудилась над своим большим хот-догом, поэтому Хизер оставила Бетани с ней, а сама пошла купить немного сахарной ваты. К сожалению, продавец сладостей стоял прямо напротив емкости для погружения.
- Ну же, слабаки! - кричал тренер на детей. - Кто меня намочит?
- Тренер, у нас нет денег, - ответил один.
- Вы - ленивые задницы! Найдите работу! - вопил тренер.
- Эй, миссис Вестфилд! – окликнули ее несколько учеников.
Она поздоровалась, называя каждого по имени.
- Миссис Ви, - закричал тренер. - Поиграй со мной!
Ученики засмеялись. Хизер внутренне застонала и отвернулась, ожидая, когда подойдет ее очередь за сахарной ватой.
Иногда в этом городе действительно было тесновато.
- А вот и я. – От глубокого голоса с мягким акцентом ее сердце екнуло.
Она обернулась и обнаружила стоящего позади Жан-Люка.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
11 Ноя 2012 00:23 - 11 Ноя 2012 00:27 #13 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
serditovanatasha
Дата: Суббота, 17.09.2011, 07:10

Глава 10
[/b]

А это опять мы с Фиги  :crazy:

- О. Ты и, правда, приехал. – Хизер мысленно отругала себя за излишнее проявление чувств. – Я…ты не голоден?
- Нет, уже поел. – Он повернулся к Робби, на этот раз сменившему килт на черные джинсы. – Не волнуйся за нас.
- Тогда я проверю окрестности. Доброго вечера, миссис Вестфилд. – Шотландец поклонился и ушел.
Хизер отметила, что футболка Робби тесно облегала широкую спину. Оружия под такой одеждой, определенно, не спрячешь.
- Никаких мечей? – шепотом спросила она.
- У него на лодыжке кинжал, - так же тихо ответил Жан-Люк. – А у меня вот это. – Он постучал по земле тростью из красного дерева. – Внутри шпага.
Хизер посмотрела на изысканно украшенную рукоять.
- Отдает древностью. – Вероятно, как и владелец.
Жан-Люк окинул взглядом толпу.
- Я вырядился не к месту.
Хизер улыбнулась. Он надел серые классические брюки и голубую, под цвет глаз, рубашку.
- По мне, так ты выглядишь прекрасно.
- Мисс? – Прервал ее разглагольствования продавец. – Будете покупать?
- Ах, да. – Девушка была слишком взволнована, чтобы заметить, как подошла ее очередь. – Одну розовую сахарную вату. – Она взглянула на Жан-Люка, выуживая из кармана деньги. – Может, ты тоже будешь?
- Нет. Позволь, я заплачу. – Он достал из бумажника пятидолларовую купюру и протянул ее продавцу.
- Спасибо. – Хизер нахмурилась, забирая сладкий шарик на палочке. Она не была уверена, что ей следовало идти у него на поводу.
Жан-Люк оставил сдачу продавцу и улыбнулся Хизер.
- Средства ведь пойдут на детские площадки?
- Верно. – Она улыбнулась в ответ. Француз просто хотел помочь детям. И не нужно искать в его поступке скрытых мотивов.
- Хизер, это твой друг? – раздался громоподобный глас тренера.
Хизер поморщилась.
- Не обращай внимания.
Жан-Люк взглянул на мужчину
- Кто это? И что это за агрегат?
- Аттракцион «А, ну-ка намочи».
- А, понятно. – Жан-Люк кивнул. – Если не тонет, значит, он - ведьмак.
- Нет, просто кусок дерьма. Это такой аттракцион. – Ведьмак? Прямо как в эпоху средневековья. Еще одно очко в пользу теории о бессмертных. Хизер показала на скамейку, где сидели ее дочь и Фиделия.
- Нас ждут.
- Эй, миссис Ви, - поприветствовал ее капитан футбольной команды школы.
- Привет, Тайлер. – Она потянула Жан-Люка за руку, но тот не сдвинулся с места.
- Ух, ты. – Подружка Тайлера посмотрела на Жан-Люка и показала Хизер большой палец. – Так держать, миссис Вестфилд.
- Спасибо, - пробормотала Хизер, дергая Жан-Люка за рукав. Этот городок поистине крошечный.
Жан-Люк склонился к ней.
- Ты, что, знаешь всех этих людей?
- Ученики. Я преподаю им историю. Здесь все друг друга знают.
- Хизер! – пробасил тренер. – Где ты откопала этого маменькиного сыночка?
Жан-Люк застыл.
- Это он мне?
- Не обращай внимания, - взмолилась Хизер. – Я вот пропускаю его слова мимо ушей. Постоянно.
Жан-Люк окинул качка взглядом, затем повернулся к Хизер с озадаченным видом.
- В этом городе тебя хотят все мужчины.
Она рассмеялась.
- А то, как же иначе? Старички из дома престарелых при моем появлении замертво падают.
Француз воззрился на нее.
- Охотно верю.
Он что, спятил? Потертые джинсовые шорты. Кожа, раскрасневшаяся под лучами послеполуденного солнца. На лбу и шее завитки выбившихся из хвоста волос. Видок еще тот, а Жан-Люк смотрит на нее так, словно она слаще розовой сахарной ваты, что у него в руках.
- Эй, ты! Городской пижон! – Крикнул тренер. – Спорим, ты не сможешь меня окунуть.
Жан-Люк повернулся к емкости, прищурив глаза.
- Кишка тонка? – завопил тренер.
Дети захихикали.
- Чувак, ты попал, - пробормотал Тайлер.
Жан-Люк стиснул челюсти.
Хизер потянула его за руку.
- Пойдем отсюда.
- Он задел мою честь, - заявил Жан-Люк. – Я должен вызвать его на дуэль.
- Что? – Хизер недоумевала, неужели он это серьезно. У них что, во Франции до сих пор сражаются на дуэлях? – Стреляться с утра пораньше?
- Я всегда отдавал предпочтение шпагам. – Жан-Люк зашагал по направлению к емкости.
- Постой! – Хизер последовала за ним. – Ты же не серьезно.
Он остановился, слегка улыбнувшись.
- Не волнуйся, дорогая. Я больше не дерусь на дуэлях.
- Ну, отлично. – Больше?
- Но этот человек вполне недвусмысленно бросил мне вызов, и я должен, так или иначе, защитить свою честь.
- Легко. – Хизер показала на груду шаров на прилавке. – Просто покупаешь несколько шаров и сбрасываешь задаваку в воду.
Жан-Люк глянул на прилавок.
- Это гораздо проще, чем убивать его.
- Само собой. – Она поверить не могла, что ведет подобный разговор.
Губы Жан-Люка медленно растянулись в улыбке, а в глазах запрыгали чертики. Боже праведный, он что, дразнит ее? Щеки девушки запылали.
- Вот прямо сейчас его и окуну. – Жан-Люк шлепнул на прилавок десятидолларовую банкноту и взял два мяча.
- Никак решил взять быка за рога, ась? – насмехался тренер. Он стянул с себя майку и отбросил ее в сторону. – Глянь, Хизер. Я все еще совершенно сухой. – Он согнул руки, демонстрируя внушительные бицепсы.
Бросок. С первого удара Жан-Люк попал в цель, отбрасывая ее на фут назад. Перекладина на которой сидел тренер сдвинулась с места, окуная того в бочку с водой.
Ученики наградили француза одобрительными возгласами. Тренер плескался в воде и что-то невнятно бормотал. Глубина была всего каких-то пять футов, но для низкорослого тренера этого было больше, чем достаточно.
- Класс! – Тайлер похлопал Жан-Люка по спине.
- Поделом ему! – поддержал другой спортсмен.
- Чувак, знаешь, это как…карма, - сказал Тайлер. – Тренер всегда гоняет меня до опупения.
Качок вскарабкался вверх по лестнице. Его взъерошенные волосы прилипли к квадратной голове, с трусов стекала вода.
- Подумаешь, размазня! Тебе просто повезло. – Он поставил сидение на место, проверил, что оно закреплено, и снова уселся. – Тебе ни в жизнь этого не повто…
Шмяк. Тренер плюхнулся в воду.
Школьники неистовствовали, подпрыгивая от переизбытка эмоций. Две девочки из группы поддержки приветствовали героя.
- Братан, ты просто чумовой чел! – Тайлер задрал руку.
Жан-Люк поднял ладонь и несколько удивился тому, что парень по ней хлопнул.
- Мы целую вечность пытались засадить тренера в эту бочку, - крикнула девушка Тайлера сквозь шум. – Но это настолько влетело в копеечку, что у нас не осталось, ни гроша.
- Понимаю. – Жан-Люк протянул Тайлеру двадцатидолларовую банкноту. – Не стоит отказывать себе в удовольствии.
- Приятель, ты просто отпад! – Тайлер повернулся к другим спортсменам, помахивая купюрой. – Мячи для всех! И все благодаря новому парню миссис Ви!
Хизер поморщилась. Теперь весь город будет думать, что это правда.
Ученики разразились благодарственными возгласами, называя Жан-Люка самым крутым чуваком в городе. Они все выстроились в очередь за мячами.
Усаживаясь на жердочку, тренер бросил взгляд на Жан-Люка.
- Сволочь!
Жан-Люк улыбнулся.
- Думаю, здесь моя миссия выполнена. – Он взял Хизер за руку.
Они пошли к Бетани и Фиделии.
- Ты же понимаешь, что стал местной знаменитостью?
Он кивнул, не прекращая улыбаться.
- Это майское дерево?
Хизер проследила за направлением его взгляда.
- Нет, флагшток.
- А, точно. Сейчас же август. В Техасе всегда жарко в это время?
- Конечно, лето же. А лето у нас продолжается восемь месяцев в году.
Хизер внутренне застонала, когда заметила Билли, направлявшегося в их сторону. Он был при полном параде и как всегда с зубочисткой в зубах.
Коп остановился перед ней, окидывая Жан-Люка презрительным взглядом.
- Хизер, мне нужно перемолвиться с тобой парочкой слов наедине.
- А в чем дело? Я не совершила ничего предосудительного.
Билли нахмурился.
- Ты станешь обсуждать своего бывшего мужа перед этим чужаком?
Хизер поморщилась, вспоминая о странном поведении Коди накануне вечером.
- Что он натворил?
- Мне пришлось продержать его в участке всю ночь. Все нес какую-то околесицу про то, что он якобы таракан. Утром Коди пришел в себя, и мы вынуждены были его отпустить. Этот кадр утверждает, что ничего не помнит.
Хизер кивнула, ощущая беспокойство. Как она могла оставлять с ним Бетани?
- Спасибо, что сказал.
Билли сплюнул зубочистку.
- Наверное, это у него от брака с тобой крыша поехала.
Ой. Слова больно укололи девушку, но она тут, же осознала, что это не худшая из ее проблем. Жан-Люк загородил Хизер собой, стиснув трость.
Тон его был спокоен, но неумолим.
- Не смей оскорблять эту женщину.
Билли засунул большие пальцы за ремень, поближе к кобуре.
- Ты, что угрожаешь офицеру при исполнении?
- Прекратите. – Хизер обошла вокруг Жан-Люка и смерила Билли взглядом. – Ты знал, что Саша в городе? Вчера она у меня ночевала. Жаль, что вы с ней разминулись.
Билли побледнел.
- Она здесь? Саша вернулась?
Как же Хизер хотелось дать ему по зубам.
- Сегодня днем Саша поехала в Сан-Антонио. Но она вернется. Через две недели ей предстоит принимать участие в благотворительном показе мод в магазине Жана.
Билли кивнул.
- Здорово. Я приду.
- Извини, мы должны идти. – Хизер потянула Жан-Люка за руку, уводя прочь. Она направилась к скамейке, на которой сидели Фиделия и Бетани. Эмма присела рядом с ними. Бетани тараторила без остановки.
- Ты ведь расстроилась не из-за шерифа, и даже не из-за его оскорбления, - прошептал Жан-Люк.
- Это долгая история, - пробормотала Хизер.
Жан-Люк остановился.
- Мне нравятся твои истории.
Она взглянула в его небесно-голубые глаза, и вот уже злости как не бывало.
- Старая рана. Не стоит ее бередить.
- Ты же сама говорила, что труднее всего излечить душевную боль.
Как ни странно он запомнил все ее слова. Поразительно.
- Моя мать хотела, чтобы я порвала с Билли из-за его работы в полицейском управлении. Когда я сделала так, как она хотела, он заявил, что ошивался рядом со мной только, чтобы быть поближе к Саше.
- Ублюдок. – Жан-Люк обернулся и смерил взглядом удаляющуюся фигуру Билли. – И все равно полагаю, что он испытывает к тебе гораздо более глубокие чувства, чем ты думаешь. Этот коп бесится, видя тебя рядом со мной.
- Возможно, но я всего-навсего запасной вариант. Если он будет думать, что Саша в пределах досягаемости, то забудет обо мне в тот же миг.
Хизер развернула Жан-Люка к дочери.
Бетани взахлеб рассказывала, как она заполучила своего нового медведя.
- Это медвежонок, но на самом деле я хотела ту огромную желтую медведицу. Тетя Фи сказала, там все подстроено так, чтобы никто не смог ее заполучить.
- Именно, солнышко, – кивнула Фиделия. – Твоя мама сделала все возможное.
Вздохнув, Хизер протянула дочери сладкую вату.
- Держи, милая.
- Объедение! – Бетани улыбнулась, принимаясь поглощать розовую сладость.
Хизер надеялась, что ее простили за неудачу с игрушкой.
- Спасибо, что пришла Эмма.
- Рада помочь. – Она взглянула на Жан-Люка. – Какие-то проблемы с шерифом?
Жан-Люк переступил с ноги на ногу.
- Проблема…с жуками.
Эмма изумленно изогнула брови.
- Таракан?
- Меня это так беспокоит. – Хизер кивнула в сторону Бетани. – Не знаю, безопасно ли теперь ей с ним видеться.
- Уверена, все будет в порядке. – Эмма пронзила Жан-Люка испытующим взглядом. – Может, успокоишь человека.
Неужели ему что-то известно? Хизер переводила взгляд с Эммы на Жан-Люка и обратно. Эти двое определенно чего-то не договаривали.
Жан-Люк потер бровь.
- Хизер, не могли бы мы с тобой поговорить наедине…
- Отличная идея! – Фиделия показала на реку. – Почему бы вам не прогуляться? С нами будет все в порядке.
Она подмигнула Хизер.
Хизер кинула на нее сердитый взгляд. Неужели Фиделия не может вести себя поделикатнее?
- Мне нужно отвести Бетани в беседку за десять минут до выступления.
- У нас все под контролем, - заявила Эмма. – Идите.
Они точно сговорились. Поддерживая под локоток, Жан-Люк повел ее в сторону затемненного участка парка.
В отсутствии людей и освещения, воздух казался холоднее. Шум толпы сменился жужжанием саранчи.
Хизер заправила за ухо несколько непослушных локонов.
- В конце дорожки есть скамейка с видом на реку.
- Вижу, но она занята.
- Правда? – Хизер прищурилась, но так и не смогла ничего увидеть. Может ей сходить к окулисту. – У тебя действительно отличное зрение.
- Это да. – Они сошли с дорожки, чтобы прогуляться по орешнику. – Как я понимаю, тебя беспокоит, будет ли твоя дочь в безопасности рядом с отцом.
- Именно. Это так не похоже на Коди. Он всегда был чересчур…нормальным, в совершенно предсказуемом, занудном смысле этого слова. У этого чудака любое дело должно было быть выполнено в десять этапов и никаких отступлений от заданного курса.
- Десять этапов? – Казалось, Жан-Люка это забавляет. – А что если дело будет сделано на девятом?
- Тогда наступит конец света. – Хизер рассмеялась. – Я не шучу, десять ступеней на чистку туфель, столько же, чтобы распотрошить рыбу и убраться во дворе. Единственное исключение – занятие любовью. – Упс.
Она поморщилась. И как она могла такое ляпнуть. С Жан-Люком так легко было разговаривать.
- Само собой. Десять ступеней для этого маловато.
Она снова поморщилась. Лучше держать рот на замке.
- И сколько же стадий отводилось на это занятие?
Она огляделась по сторонам, хотя и мало, что видела.
- Похоже, в этом году ожидается богатый урожай орехов.
Он остановился. Француз сжал ее локоток, заставляя последовать своему примеру.
- Так сколько же стадий включает в себя занятие любовью?
Она выдохнула.
- Три. И я бы предпочла сменить тему.
- Три? Как такое возможно?
Она стиснула зубы.
- Я развелась с ним, если ты не забыл.
- Это не занятие любовью. – Голос Жан-Люка зазвенел от гнева. – Это – мерзость.
Она отстранилась.
- Довольно. Хватит об этом.
- Но ведь совершенно ясно, что у него не было желания доставить тебе удовольствие, а это главная причина, почему люди занимаются любовью. Мужчина не может быть удовлетворен, если его женщина не получила наслаждения.
Хизер тряхнула головой. Температура, должно быть, поднялась градусов на десять.
- Занятие любовью должно включать в себя сотни этапов, - заявил Жан-Люк. – Даже обычный поцелуй просто обязан состоять, по крайней мере, из десяти.
Хизер фыркнула.
- Глупости. Губы соединяются и разъединяются. Всего лишь два.
- А язык?
- Ах, ну да. Ты же француз. Ладно, губы соединились, в процесс включился язык, губы разъединились.
Он вздохнул.
- Тебя как следует не целовали.
- Извини. Меня целовали двенадцать лет.
- А я практиковался в этом искусстве гораздо дольше.
Она скрестила руки на груди.
- Ага, я так и думала.
Жан-Люк приблизился к ней.
- Десять шагов для приличного поцелуя.
- А для неприличного? – Девушка внутренне застонала. Очень мудро. Она прямо-таки напрашивается на неприятности.
Дизайнер сверкнул белозубой улыбкой.
- Есть только один способ выяснить это. – Он бросил трость на землю и подошел ближе. – Мы проверим это на практике.

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»
Поблагодарили: inna46, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Янв 2013 09:13 - 06 Янв 2013 09:15 #14 от inna46
inna46 ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
Спасибо переводчикам за ваш тяжелый труд на благо нас, неграмотных...
И вопрос сразу - не подскажете, где почитать первую часть в нормальном переводе?

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Янв 2013 13:48 #15 от natalymag
natalymag ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "Вампир с соседнего двора"
Серию издают официально. Есть переводы от издательств "Эксмо" и "АСТ". Не знаю. насколько они хорошие. Первую книгу лично я читала в исполнении дам с "Ледивебнайс". Понравилось.
Поблагодарили: inna46

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.