САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

compress Джейн Касл - После тьмы, 25/30, upd 24.06.20

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:06 - 24 Июн 2020 15:12 #1 от Ксю
Ксю создал эту тему: Джейн Касл - После тьмы, 25/30, upd 24.06.20
Джейн КАСЛ (Джейн Энн Кренц)

ПОСЛЕ ТЬМЫ

Хармони - 2


Перевод: Antonina, Офелия, Марика, KattyK, e_va, Ксю, Kitzune
Корректура: Ксю
Редактура: Велька (1-12)
Оформление: Цыганочка
Жанр: фантастический ЛР
Размер: 30 глав
Состояние: в процессе редактирования (переведено 30 глав)


Аннотация:

В древнем городе на планете Хармони, где, чтобы нейтрализовать опасность в развалинах древних поселений, необходимы профессиональные охотники за призраками и "наладчики" эфемерной энергии, карьера пара-археолога Лидии Смит рушится, когда она попадает в "ловушку иллюзии" и получает травму, которая, по мнению экспертов, делает ее слишком уязвимой для дальнейших полевых работ. К всеобщему удивлению, Лидия устраивается на временную работу в убогий музей под названием "Дом древних ужасов Шримптона" и с помощью своих пара-резонаторских способностей, в которых лично она уверена как никогда, начинает развивать свою частную консультацию. Во время интервью с потенциальным клиентом, таинственным красавцем Эмметом Лондоном она обнаруживает в одном из музейных саркофагов тело своего коллеги. Попавшая под подозрение Лидия должна выяснить обстоятельства его смерти и одновременно разобраться с проблемами Эммета и своим к нему влечением.

Главы 1-9 / 10-11 / 12-21 / 22-23 / 24-25 / ...

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, ALino, Tigrenok, Shadow, pakase, EidelTina, E9jafar, Maxy, olivka, wledina59

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:07 #2 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Когда-то давно этот перевод делался для "Мечтательницы", но не был завершен. А теперь в охвативших весь мир обстоятельствах у меня как-то появилось время и силы, чтобы его наконец закончить. :embar: Только зайти на М. я уже какое-то время совсем не могу - ругается на сессию и исправлять тоже ничего не дает. Так что я попросила у Сашика разрешения выложить главы романа здесь. Все-таки серия очень хорошая и интересная.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, denils, Shadow, pakase

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:29 - 02 Июн 2020 23:02 #3 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 1

Если бы не было до ужаса очевидно, что Честер Брейди мертв, Лидия Смит, наверное, сама бы его придушила.
Когда она свернула в темное крыло «Дома древних ужасов Шримптона», посвященное гробнице Мертвого города, то сначала решила, что Честер проворачивает очередную аферу. Это выглядело, как какое-то изощренное надувательство с целью увести у нее прямо из-под носа нового клиента прежде, чем будет подписан контракт.
Это было бы очень похоже на мелкого мошенника. И это после всего, что она для него сделала.
Она остановилась и уставилась на ногу и руку, безвольно свисавшие с бортика древнего саркофага. Может, это просто дурацкий розыгрыш? В конце концов, чувство юмора у Честера всегда было ближе к детским выходкам.
Но как-то уж слишком реалистично он лежал в этом гробу, явно не совсем предназначенном для человеческого тела.
— Может, он просто отключился или вроде того, — предположила она без особой надежды.
— Не думаю. — Эммет Лондон скользнул мимо нее и вышел вперед, чтобы заглянуть в погребальный ящик из зеленого кварца. — Он точно мертв. Лучше позвоните властям.
Она осторожно шагнула вперед и увидела на дне гроба лужу крови, натекшую из горла Честера.
Реальность происходящего совершенно ее ошеломила. Она не могла в это поверить. Только не Честер. Он был первоклассным мошенником и вором, подозрительным типом, подрывающим репутацию всех честных торговцев антиквариатом и уважаемых пара-археологов, но он был другом. В каком-то смысле.
Она с трудом сглотнула:
— Вызвать скорую?
Эммет обернулся к ней. Что-то в его взгляде заставляло ее чувствовать себя неуютно. Может, дело было в этом странном золотисто-зеленом оттенке глаз? Слишком уж цвет напоминал вторую пару глаз ее домашнего пушка1 — тех, что ее питомец использовал для охоты.
— Скорой уже некуда спешить, — сказал Эммет. — На вашем месте, я бы начал со звонка в полицию.
«Легко ему говорить», — подумала Лидия. Проблема заключалась в том, что, скорее всего, первым человеком, с которым копы захотят пообщаться, будет именно она.
Все в Руинном ряду знали, что в прошлом месяце у них с Честером вышла ужасная ссора из-за того, что мелкий поганец увел ее первого же потенциального клиента.
Господи, Честер и в самом деле был мертв. Этот факт было сложно принять. Это не был один из его трюков, когда он очень кстати исчезал, дабы не попасться на глаза взбешенному клиенту. На этот раз его смерть была реальной.
Внезапно у нее закружилась голова. Такого просто не могло произойти.
«Дыши глубже, — сказала она себе. — Сделай несколько глубоких вздохов». Нет, она не расклеится и не потеряет самообладание. Она не сломается от стресса, как этого все от нее ожидают.
Лидия с усилием взяла себя в руки.
Она оторвала взгляд от тела Честера и обнаружила, что Эммет Лондон за ней наблюдает. Выражение лица у него было странно задумчивое, даже слегка любопытное, хотя при этом какое-то отстраненное. Он словно ждал ее реакции, будто ее поведение при виде мертвого тела в саркофаге было просто интересной научной загадкой.
Она неосознанно перевела взгляд на его запястье. Еще несколько минут назад она мельком увидела его часы. Циферблат у них был янтарный. Она решила, что это ничего не значит, ведь украшения из янтаря были в моде. Многие люди носили его просто из-за того, что это было стильно. Но некоторые надевали янтарь, потому что он являлся проводником, который могущественные пара-резонаторы использовали для концентрации своих экстрасенсорных способностей.
По ее телу снова пробежала дрожь.
— Да, конечно, в полицию, — прошептала она. — У меня в офисе есть телефон. Если вы меня извините, мистер Лондон, я пойду позвоню.
— Я подожду здесь, — ответил Эммет.
«Он такой спокойный и невозмутимый», — подумала она. Может, натыкаться на трупы было для него обычным делом?
— Я действительно очень сожалею по поводу случившегося. — Она не знала, что еще сказать.
Эммет взглянул на нее с тем же неизменным выражением вежливого интереса.
— Это вы его убили?
Ее так шокировал вопрос, что она на мгновение потеряла дар речи.
— Нет, — в конце концов выдохнула она. — Нет, я ни в коем случае не убивала Честера.
— Ну тогда ведь это и не ваша вина. Нет нужды извиняться.
У Лидии сложилось явственное ощущение, что он не особо встревожился бы, даже признайся она в убийстве бедняги Честера. Она невольно задалась вопросом, как этот факт характеризовал Эммета Лондона.
Она повернулась и направилась было назад по мрачной выставочной галерее к себе в офис, но тут ее взгляд упал на ногу убитого, лежащую на краю саркофага. Нога была обута в ботинок из дешевой подделки под кожу рептилии.
Она подумала, что Честер всегда одевался кричаще. К собственному удивлению, она совершенно неожиданно почувствовала укол грусти. Да, он был подлым, беспринципным аферистом. Но он был лишь одним из многих, кто пытался заработать на жизнь на задворках мира бурной торговли антиквариатом Каденса. Призрачные руины из зеленого кварца, оставшиеся от когда-то процветавшей на Хармони, но давно исчезнувшей инопланетной цивилизации, обеспечили энергичных дельцов множеством выгодных занятий. Честер был не худшим из тех, кто работал под сенью стены Мертвого города.
Он был надоедой, но при этом очень колоритным. Она будет по нему скучать.


* * *

В пять часов того же дня в дверях крохотного офиса Лидии появилась Мелани Тофт, ее глаза светились любопытством:
— Что они сказали? Ты вне подозрений?
— Не совсем. — Вымотанная многочасовым полицейским допросом, Лидия вжалась поглубже в кресло. — Детектив Мартинес сказала, что Честер предположительно был убит где-то между полуночью и тремя часами ночи. В это время я была дома в кровати.
Подруга неодобрительно поцокала языком:
— Одна, я так понимаю?
Мелани никогда не смущалась поднимать тему секса. Полгода назад она разорвала третий — а может, уже четвертый — брак по расчету и не скрывала, что уже подумывает о пятом.
Основываясь на своем немалом опыте, Мелани сама себя назначила личным консультантом Лидии в вопросах секса, хотя та вовсе не нуждалась в оценке специалиста. Ее сексуальная жизнь, которую никто и никогда не назвал бы бурной, в последний год совершенно угасла.
Лидия рассеянно погладила янтарные бусины своего браслета.
— Как человек может доказать, что во время убийства невинно спал в собственной постели?
Мелани скрестила руки на груди и прислонилась к дверному косяку.
— Это было бы куда проще доказать, если бы ты была в вышеназванной постели не одна. Я тебя уже несколько месяцев предупреждаю, что очень опасно не вести более активную социальную жизнь. Теперь ты видишь, как рискованно длительное время соблюдать целибат.
— Действительно. Никогда не знаешь, когда тебе понадобится хорошее алиби на случай обвинения в убийстве.
На лице Мелани забота частично вытеснила выражение откровенного интереса.
— Лидия, ты… ну, знаешь… ты в порядке?
«Ну вот и началось», — подумала Лидия.
— Не беспокойся, звонить людям в белых халатах пока не нужно. Я не собираюсь тут биться в истерике. Думала оставить это на вечер, пока не доберусь до дома.
— Извини. Просто ты же сама говорила, что психиатры — пара-резонаторы посоветовали тебе избегать стрессовых ситуаций.
— Почему ты думаешь, что у меня был напряженный день? Пока я всего лишь нашла труп в Галерее гробниц, провела несколько часов под перекрестным допросом копов и, скорее всего, упустила возможность подписать контракт с частным клиентом, который мог бы в одиночку поднять мое финансовое положение до следующей налоговой категории.
— Понимаю, что ты имеешь в виду. Совершенно обычный денек, никакого стресса. Ни капельки. — Мелани оттолкнулась от косяка и прошла вглубь кабинета. Она присела на один из двух стульев, стоявших перед столом. — Просто прогулка в парке.
Вот и еще один повод для волнений. Лидия не могла себе позволить потерять эту работу.
— Интересно, что скажет Шримптон, когда вернется завтра из отпуска и узнает, что случилось?
— Ты шутишь? Шримп тебя наверняка повысит, — усмехнулась Мелани. — Разве можно придумать лучшую рекламу для «Дома древних ужасов Шримптона», чем жертва убийства, обнаруженная в одном из экспонатов?
Лидия застонала.
— Вот это-то и грустно, разве нет? Если это попадет в вечерние газеты, завтра утром тут, вероятно, выстроится очередь из людей длиной в квартал.
— Ага. — Мелани снова посерьезнела: — Я думала, вопросы полиции были чистой формальностью. Ты действительно под подозрением?
— Сама не понимаю. Я все еще сижу за своим столом — это значит, что никто меня пока не арестовал. Я считаю это добрым знаком. — Лидия забарабанила пальцами по подлокотнику кресла. — Но копы знали о нашей с Честером жаркой ссоре в «Нереальном баре» в прошлом месяце.
— Это не очень хорошо, — нахмурилась Мелани.
— Да уж. К счастью, детектив Мартинес, кажется, в курсе, что у Честера было полно рассерженных клиентов и немало врагов в Руинном ряду. У нее немало времени займет определение круга всех возможных подозреваемых. Список получится длинным.
Мелани пожала плечами.
— Сомневаюсь, что полиция станет тратить на это дело много времени. Честер Брейди не был заметной личностью или высокопоставленным членом общества. У него было несколько столкновений с законом, а члены Общества пара-археологов смешали его имя с грязью.
— И то правда. Наверно, на похоронах у него будут только те люди, которых он обокрал. И придут они лишь затем, чтобы убедиться, что он действительно мертв.
— Потом, наверное, еще и отпразднуют это в ближайшем баре.
— Возможно, — вздохнула Лидия. — Я также сомневаюсь, что у его могилы соберутся члены семьи. Он как-то сказал мне, что у него не осталось близких родственников. Он всегда говорил, что это, помимо прочего, у нас с ним общее.
Мелани тихо фыркнула.
— У тебя с Честером Брейди вообще не было ничего общего. Он был классическим неудачником, вечно искавшим большой куш и каждый раз, когда у него действительно появлялся шанс, все портившим.
— Я знаю, — Лидия печально подумала, что это как раз очень на нее похоже, но не стала говорить вслух. — Странно, но, кажется, я буду по нему скучать.
Мелани закатила глаза.
— Я не понимаю, откуда в тебе взялась хоть капля симпатии к этому мелкому поганцу, после того как в прошлом месяце он увел твоего первого клиента.
— Просто он так жалко выглядел, лежа в том саркофаге. Вокруг кровь и все такое, — Лидия содрогнулась. — Это было ужасно. Знаешь, Мел, Честер был подлецом, но я удивлена, что он разозлил кого-то настолько, что его убили.
— Помимо прочих его блестящих качеств, Брейди был вором. Обычно это злит людей.
— Это так, — признала Лидия. — А в качестве прощального подарка для меня, уже на пути в загробную жизнь он умудрился сорвать замечательную сделку, которой я занималась этим утром.
— Думаешь, сегодняшний клиент больше не придет?
— Естественно. Из-за произошедшего этому несчастному пришлось час провести с копами. Он был вежлив, но у меня сложилось впечатление, что мистер Лондон не привык терпеть подобные неудобства. Он богатый, успешный бизнесмен из Резонанс-Сити. Когда он первый раз позвонил, то ясно дал понять, что не хочет огласки. Ему нужны были гарантии осмотрительности и конфиденциальности. Но благодаря мне он, скорее всего, попадет в вечерние газеты.
— Не очень-то осмотрительно или конфиденциально, — согласилась Мелани.
— Учитывая обстоятельства, во всей этой ситуации он вел себя на удивление воспитанно. — Лидия подперла руками подбородок. — Он не сказал ни единого грубого слова, но я знаю, что больше его не увижу.
— Хм-м.
Лидия удивленно приподняла бровь:
— И что это должно значить?
— В общем-то ничего. Просто мне вдруг пришло в голову… С чего вдруг богатый, успешный бизнесмен, который избегает огласки, обращается к пара-археологу, работающему в месте, подобном «Дому древних ужасов Шримптона»?
— Если мог бы выбрать одного из университетских специалистов в Обществе пара-археологов? — Лидия нахмурилась. — Хорошо, признаюсь, я тоже об этом размышляла, но решила не испытывать свою удачу и не стала поднимать такие деликатные вопросы.
Мелани потянулась через стол и погладила руку подруги:
— Держись, милая. Будут и другие клиенты.
— Не такие, как этот. У этого были деньги, и я строила планы, — Лидия сложила большой и указательный пальцы руки так, что между ними осталось несколько сантиметров. — Я была вот на столько близка к тому, чтобы сообщить моему домовладельцу, что не стану продлевать договор аренды на эту большую кладовку, которую он называет квартирой.
— Облом.
— Ага. Но может, все к лучшему.
— Почему ты так решила? — поинтересовалась Мелани.
Лидия вспомнила, как слишком уж спокойно Лондон поинтересовался, не она ли убила Честера.
— Что-то подсказывает мне, что работать на Эммета Лондона было бы почти так же невесело, как находить трупы в Галерее гробниц.

1 Представитель местной фауны.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:36 - 07 Июн 2020 13:35 #4 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 2

Часом позже Лидия поднялась на лестничную площадку пятого этажа комплекса апартаментов «Дом с видом на Мертвый город».
Она становится выносливее, решила Лидия, направляясь по темному коридору к своей входной двери. Осилив пять лестничных пролетов, она почти не запыхалась, как это было в течение первой недели после поломки лифта. Лучше, чем тренировка в спортивном зале, и значительно дешевле.
Важно оставаться позитивно настроенной.
Она вставила янтарный ключ в замок, направила в него небольшой импульс психической энергии и открыла входную дверь.
К ней подбежал ее любимец пушок Мохнатик. Если бы она не ожидала подобного приветствия, то не увидела бы его, пока он не появился у ее ног. Ни одна из его шести лап не производила ни звука на кафельном полу мизерной прихожей.
Наивно-голубые дневные глаза Мохнатика были открыты, словно бриллианты, сверкая на фоне его тусклой, невзрачной шерстки. Он был весь покрыт шерстью, что делало невозможным увидеть его уши и лапы, и походил именно на нечто, только что выкатившееся из-под кровати.
— Привет, Мохнатик, ты не поверишь, что за день у меня был. — Лидия подняла его и с трудом посадила себе на плечо. — Уф! Снова увлекся солеными крендельками?
Внушительный вес небольшого животного всегда удивлял ее. Она, как правило, забывала, что неряшливая, непривлекательная внешность пушка скрывала крепкие мышцы и сухожилия маленького, но серьезного хищника.
— Честер Брейди был убит в моем новом саркофаге. В том, который, как я тебе рассказывала, я по дешевке получила для музея Шримпа из Университетского музея, так как у них в подвале было еще двести саркофагов. Кроме того, они были мне обязаны, поскольку именно я нашла несколько дюжин их лучших экспонатов.
Мохнатик весело заурчал и поудобнее устроился у нее на плече.
— Знаю, знаю, тебе ведь никогда не нравился Честер? Ты такой не один. И все же странно думать, что его больше нет.
Несколько месяцев назад она перестала волноваться о том, не являются ли односторонние разговоры с Мохнатиком показателем ухудшения ее духовного и психического здоровья. Ее внимание занимали более безотлагательных дела. И главным среди них было найти работу и упрочить свое финансовое положение после несчастного случая.
Кроме того, все и так были уверены в том, что после своего «потерянного уикенда» она сильно повредилась в уме. Учитывая диагноз, который ей поставили после несчастного случая психотерапевты, разговор вслух с домашним животным казался достаточно близким к нормальному состоянию.
Произошедший полгода назад в Мертвом городе несчастный случай не только разрушил ее карьеру и посеял хаос в финансах, но и оставил в ее медицинских документах в огромном количестве фразы типа «психический диссонанс» и «пара-травма».
Доктора советовали избегать чрезмерных нагрузок. Но, к сожалению, когда пытаешься начать новую карьеру на руинах старой, разрушенной и сгоревшей, это было легче сказать, чем сделать.
Несмотря на все их высокопарно звучащие высказывания, Лидия знала, что рез-психотерапевты не понимали истинного состояния ее духовного и психического здоровья. Как и она сама, если на то пошло. Она почти ничего не помнила о сорока восьми часах, прошедших после того, как попала в ловушку иллюзии.
Доктора говорили, что она сама вытеснила воспоминания из сознания. Они заявляли, что при ее высоком рез-психическом профиле это, возможно, лучший выход из положения.
Не поддающаяся объяснению способность резонировать с янтарем и использовать его для сосредоточения психической энергии начала проявляться у населения вскоре после того, как колонисты проникли через Занавес, чтобы заселить планету Хармони. Сначала талант был почти редкостью. Однако постепенно выявился истинный потенциал данного явления.
Сейчас, спустя почти двести лет после открытия хармонийского янтаря, он использовался повсеместно: от включения зажигания в автомобилях до управления посудомоечными машинами. Любой ребенок старше четырех лет мог сгенерировать достаточно психической энергии для «рез-зарядки» ненастроенного янтаря. Однако лишь немногие люди могли собрать достаточно пси-энергии, чтобы делать нечто большее, чем использовать ее для вождения автомобилей или работы с компьютером. Но они были исключениями.
У некоторых людей способность пара-резонировать приобретала случайные, чрезвычайно сильные характерные особенности. Лидия была одной из таких людей. Если использовать технические термины, то она была пара-резонатором эфемерной энергии. Общераспространенным было выражение «наладчик ловушек». По каким-то неизвестным причинам она могла использовать настроенный янтарь, чтобы резонировать с опасными для психики ловушками иллюзий, оставшимися после давно исчезнувших хармониан. Способность дерезонировать, то есть разряжать, кошмарные ловушки фактически гарантировала, что человек окажется в области пара-археологии. Альтернативный карьерный рост был связан с торговлей краденым антиквариатом.
Еще шесть месяцев назад она быстро продвигалась по академической карьерной лестнице. И было только вопросом времени, когда она станет полным профессором на кафедре пара-археологии.
А затем произошел несчастный случай.
Ее единственное ясное воспоминание о том событии, которое про себя она называла «потерянным уикендом», состояло в том, что, добравшись до катакомб Мертвого города, она обнаружила, что не только осталась в одиночестве, но и каким-то образом потеряла свой янтарь. Без него она оказалась перед почти невыполнимой задачей поиска дороги к одному из выходов.
Однако ее нашел Мохнатик. Она так и не поняла, как он выбрался из квартиры, не говоря уже о том, как смог пройти по Мертвому городу и найти ее. Но он сделал это и тем самым спас ей жизнь.
Она была не первым сильным пара-археологом, потерявшим контроль и сраженным инопланетными кошмарами, начинявшими ловушки, но она была одной из немногих, кто не оказался после такого испытания в психлечебнице.
Лидия сняла Мохнатика с плеча и скинула его на кровать, чтобы переодеться. Если бы не яркие голубые глаза, его можно было принять за лежащий на стеганом одеяле большой комок ваты.
— Сегодня плохие новости на клиентском фронте, Мохнатик. Похоже, в конце месяца мы так и не переедем в ту новую красивую квартиру. И мне, вероятно, снова придется сократить твою порцию соленых крендельков.
Зверек снова заурчал. Он без особого интереса наблюдал, как она скинула туфли на низком каблуке и освободилась от делового костюма.
Лидия надела затасканные джинсы и безразмерную белую рубашку, затем снова устроила Мохнатика на плече. Она прошла босиком на крохотную кухню, налила себе стакан вина из кувшина с закручивающейся крышкой, который держала в холодильнике, и положила на тарелку несколько крекеров и кусочков сыра. Открыв банку с солеными крендельками, она захватила горстку для Мохнатика.
Когда все было готово, она перенесла импровизированные закуски и вино на крохотный балкон. Опустившись в один из шезлонгов, она скормила кренделек Мохнатику, положила ноги на перила и откинулась, чтобы понаблюдать, как солнце садится за высокую стену из зеленого кварца, окружавшую Мертвый город.
Цена за маленькую квартирку, учитывая ее размер, устаревшую кухню и расположение в неблагоприятном районе города была завышена, но у нее было и две важные особенности. Первая — от нее можно было пешком дойти до «Дома древних ужасов Шримптона», а это означало, что не надо покупать машину. Вторая и в то же время наиболее важная — она располагалась в Старом квартале около западной стены Мертвого города. Со своего балкона она могла видеть маленький кусочек руин Мертвого города Олд-Каденса.
Ей казалось, что древний таинственный метрополис более всего великолепен в лучах заходящего солнца. Рассматривая видный с балкона узкий треугольник стены, она увидела, как последний лучик света окрасил камень в изумрудный цвет. Почти неразрушимый зеленый кварц был любимым строительным материалом хармониан. Обнаруженные к настоящему времени четыре мертвых города: Олд-Фриквенси, Олд-Резонанс, Олд-Кристал и Олд-Каденс — были построены из этого материала.
Наземная архитектура различных инопланетных зданий представляла собой ошеломляющее разнообразие причудливых форм и размеров. Никто не знал, как в действительности использовались хармонианами строения, кропотливо раскапываемые нанятыми университетом командами археологов.
Единственное, в чем могли быть уверены пара-археологи — что бы ни происходило в мрачных руинах на земле, это не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило под землей. По некоторым оценкам, было исследовано меньше двадцати процентов катакомб. Из-за ловушек иллюзий и энергетических призраков работа продвигалась медленно и была сопряжена с опасностью.
Докторам она сказала, что совершенно не помнит, что произошло в течение сорока восьми часов, которые она провела в светящихся зеленых катакомбах, но это было не совсем верно. Иногда, когда она подобным образом сидела на балконе и наблюдала, как на Мертвый город опускается ночь, к ней приходили мимолетные видения, блуждающие по дальним уголкам сознания. Видения всегда оставались слегка вне поля зрения, исчезая всякий раз, когда она пыталась вытащить их на дневной свет.
Часть ее была более чем согласна, даже жаждала оставить их в тени. Но интуиция предупреждала, что если она в конце концов не найдет способ вытащить их, то видения будут преследовать ее до конца жизни.
Она потягивала вино, смотрела на зеленую стену и чувствовала знакомую легкую дрожь, спускающуюся по позвоночнику.
Стук в дверь напугал ее так сильно, что вино выплеснулось через край бокала.
Мохнатик раздраженно зарычал.
— Возможно, это Дриффилд, — поднявшись, Лидия слизала капли вина с пальцев. — Может, он получил мое последнее письмо с угрозой обратиться к юристу и решил, что лучше что-то сделать с лифтом. Хотя нет, не могу представить его поднимающимся на пятый этаж, чтобы сообщить мне, что он собирается его отремонтировать.
С Мохнатиком на плече, она вернулась в квартиру и пересекла миниатюрную гостиную. У двери она встала на цыпочки и посмотрела в глазок. В холле стоял Эммет Лондон. После подъема на пятый этаж он даже не казался запыхавшимся.
Несколько секунд она просто смотрела, не в состоянии поверить своим глазам. Эммет тоже спокойно смотрел. Он, строго говоря, не улыбался, но в выражении его лица были признаки веселья. Он, безусловно, знал, что за ним наблюдают.
Она заметила, что он подобрал лежавший у ее порога вечерний выпуск «Звезды Каденса» и рассеянно держал его в руке. Она могла прочитать заголовок передовицы: «Сотрудник музея подозревается в УБИЙСТВЕ».
Она задалась вопросом, не пришел ли Лондон для того, чтобы сказать ей, насколько ему не нравится быть связанным с расследованием убийства.
Сделав глубокий вздох, она набралась храбрости и открыла дверь.
— Мистер Лондон. — Она улыбнулась ему своей лучшей профессиональной улыбкой. — Какой сюрприз. Не ожидала вас увидеть.
— Я был по соседству, — иронично сказал он.
«Черта с два», — подумала она. Ее район едва ли мог привлечь состоятельных бизнесменов, которым было свойственно беспокоиться о том, что их могут ограбить.
С другой стороны, что-то подсказывало ей, что Эммета не слишком волновала уличная преступность. Он выглядел вполне способным позаботиться о себе.
Мохнатик заурчал. Это не было предупреждением. Пушок казался заинтересованным.
— Ясно. — Лидия посмотрела на газету в руке Эммета. — На самом деле не было особой необходимости отклоняться от маршрута, чтобы сказать мне, что вы передумали нанимать меня как консультанта. Я уже поняла, что не получу эту работу.
— Неужели?
— Вы… м-м… дали понять, что для вас очень важно не привлекать внимания. Я решила, что в связи с трупом, полицейскими и вечерними заголовками вы можете прийти к выводу, что осмотрительность не относится к моим сильным сторонам.
— Очевидно, да. — Он оглядел ветхий коридор за своей спиной и вновь посмотрел на нее. — Я предпочел бы продолжить разговор не в холле. Могу я войти?
— Что? — сначала она подумала, что ослышалась. — Вы хотите зайти внутрь?
— Если вы не возражаете.
— О, конечно-конечно. Входите. — Она покраснела и быстро отступила назад.
— Спасибо.
Пройдя в прихожую, он произвел не больше шума, чем Мохнатик. Но на этом, решила Лидия, их сходство заканчивалось. Эммет Лондон нисколько не был похож на носящегося по полу пушка. В нем не было ничего хаотичного, пушистого или неряшливого.
Он выглядел как человек, устанавливающий свои собственные правила. Непреклонное выражение его глаз и суровые морщины на лице свидетельствовали, что и живет он по этим правилам. Зловещий знак, подумала она. Из ее опыта следовало, что люди, придерживающиеся строгих правил, были не очень гибкими.
Пока Лидия закрывала дверь, Эммет с задумчивым видом изучал Мохнатика:
— Полагаю, он кусается?
— Не смешите. Мохнатик совершенно безобидный.
— Правда?
— Пока вы видите только его дневные глаза, волноваться не о чем. Вам стоит беспокоиться по поводу пушка только, когда он перестает быть похожим на комок мусора из сушилки.
Эммет приподнял брови:
— Говорят, что, когда вы видите его зубы, бывает уже слишком поздно.
— Да, но, как я говорила, не о чем беспокоиться. Мохнатик не кусается.
— Поверю вам на слово.
Разговор не клеился, подумала Лидия. Ей нужно переключить его внимание.
— Я только что налила себе вина. Не хотите присоединиться?
— Да, спасибо.
Она немного расслабилась. Может быть, он здесь и не для того, чтобы сказать, как он недоволен, что из-за нее ему пришлось общаться с полицией. Он, конечно, не стал бы принимать приглашение, если намеревался потом сообщить, что он собирается предъявить иск «Дому древних ужасов Шримптона» и ей.
С другой стороны, может быть, так он и сделает.
— Когда я услышала ваш стук, то подумала, что это домовладелец. — Она прошла на кухню, рывком открыла холодильник и вытащила кувшин с вином. — Я хочу заставить его починить лифт. Он не работает — хотя, думаю, вы и сами заметили.
Эммет встал в дверном проеме.
— Заметил.
— Дриффилд — отвратительный домовладелец. — Она налила вино в бокал. — Я пытаюсь накопить денег, чтобы в ближайшее время переехать. Тем временем мы находимся в состоянии непрекращающейся войны. Пока побеждает он. Я доставила ему столько беспокойства в последнее время, что у меня есть подозрение, что он ищет причину для моего выселения.
— Я понимаю.
Ну да, конечно. Она серьезно сомневалась, что кто-нибудь когда-либо пытался выселить Эммета Лондона, но она решила, что, вероятно, говорить об этом будет невежливо.
— Достаточно обо мне, — учтиво сказала она. — Это скучная тема. Давайте выйдем на балкон. С него открывается вид на руины.
Он последовал за ней наружу и осторожно опустился на второй шезлонг.
Удивительно, насколько меньше показался ее любимый балкон, когда приличный кусок и без того ограниченного пространства занял незваный гость. Он был не особенно крупным человеком, думала она. По большому счету, его, наверное, можно было назвать средним. Средний рост, среднее телосложение. Просто все, что касалось его, было очень сконцентрировано.
У нее было ощущение, что с Эмметом, подобно Мохнатику, когда вы видели зубы, становилось уже слишком поздно что-либо предпринимать.
Несмотря на почти полчаса, проведенные с ним этим утром, сейчас она знала о нем немногим больше, чем на тот момент, когда он позвонил в ее офис и назначил встречу. Он сообщил только то, что он бизнес-консультант из Резонанс-Сити и коллекционирует антиквариат.
— Утром у нас не было возможности закончить разговор, — сказал он.
Лидия подумала о теле Честера в саркофаге и вздохнула:
— Верно.
— Я перейду сразу к делу. Мне нужен хороший пара-археолог, и я думаю, вы подойдете.
Она изумленно посмотрела на него. Очевидно, он все-таки не планировал предъявлять ей иск.
— Вы все еще хотите нанять меня? Несмотря на то, что из-за меня вы попали в вечерние газеты?
— Обо мне в газетах ничего нет. — Он пригубил вино. — Детектив Мартинес любезно воздержалась от упоминания моего имени прессе.
Она тихо присвистнула:
— Повезло вам.
— Везение не имеет с этим ничего общего.
Она слегка расслабилась:
— Что ж, если вам от этого станет легче, у меня действительно хорошо получается делать то, что я делаю.
— Рад это слышать, — сказал он, вежливо улыбнувшись. — Похоже, у меня небогатый выбор.
Это привело ее в замешательство. Она вспомнила вопрос Мелани, заданный днем. Почему в поисках пара-археолога он не обратился в Общество или в первоклассный музей?
Она откашлялась:
— Я не отказываюсь от работы, мистер Лондон, но вы кажетесь, за неимением лучшего выражения, финансово состоятельным человеком.
Он пожал плечами:
— Я богат, если вы это имеете в виду.
— Да, я это имею в виду. Давайте будем честны. С вашими деньгами вы можете пойти в Общество пара-археологов и выбрать персонального консультанта, завоевавшего репутацию, работая с известными коллекционерами.
— Я знаю, — просто ответил он. — Но мне нужен консультант, который не будет слишком разборчивым.
Она похолодела.
— Слишком разборчивым относительно чего?
— Относительно того, чтобы ввязаться в нелегальную торговлю антиквариатом.
Лидия замерла.
— Проклятье! Я знала, что ваше предложение слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, moi, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:39 - 07 Июн 2020 13:33 #5 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 3

Он не слишком хорошо справился с поставленной задачей. Эммет мгновенно понял свою ошибку, поскольку Лидия, казалось, заледенела на своем кресле.
Сидевший на ее плече пушок зашевелился, но не открыл вторую пару глаз, и Эммет решил, что в настоящий момент находится в безопасности.
Тем не менее, голубые, как лагуна, глаза Лидии засверкали от гнева. Скорее всего, виной тому была игра воображения или, возможно, неверный вечерний свет, но Эммет мог поклялся, что ее золотисто-рыжие волосы приобрели еще более пламенный оттенок. И в отличие от пушка она выглядела по-настоящему опасной.
— Наверное, я должен объяснить, — осторожно произнес он.
— Не стоит утруждаться. Я уже поняла. — Лидия прищурилась. — Вы приняли меня за воровку? Решили, что я замешана в незаконных сделках с древностями?
Эммет решил, что сейчас, пожалуй, самое время проявить немного дипломатии.
— Думаю, здесь, в Каденсе, у вас есть связи на черном рынке, — ответил он, тщательно взвешивая каждое слово. — Я нуждаюсь в этих знакомствах и готов хорошо за них заплатить.
Она со стуком поставила бокал.
— Я не какая-то там руинная крыса, а уважаемый член Общества пара-археологов. Да, в последнее время я не участвовала ни в одной лицензированной раскопке, но в Обществе я на хорошем счету. У меня достаточно академических грамот, чтобы завесить ими всю стену, и я работала с некоторыми из самых опытных экспертов в Каденсе. Как вы посмели подумать...
— Я ошибся, — он поднял руку, пытаясь ее успокоить. — Прошу прощения.
Это явно не подействовало.
— Если желаете нанять вора, мистер Лондон, советую поискать в другом месте.
— Мисс Смит, я хочу не нанять вора, а поймать его. Предпочтительно по возможности с наименьшей оглаской. Я решил, что для этого мне понадобится кто-то, знающий теневую сторону торговли стариной.
— Ясно. — В ее голосе прозвучало такое напряжение, что, казалось, она готова сорваться в любую секунду. — Что заставило вас предположить, будто я могу помочь?
— Я провел небольшое расследование.
— То есть стали искать пара-археолога, не задействованного в официальных раскопках?
Он пожал плечами, сделал глоток по-настоящему ужасного вина и мысленно поздравил себя с тем, что сумел проглотить его, не содрогнувшись.
Улыбка Лидии с каждым мгновением становилась холоднее.
— Вы что, считаете, что любой ПА, который не может получить работу в приличной команде или музее, непременно вовлечен в контрабанду?
— Это представлялось разумной теорией. Я прошу прощения за все недоразумения.
— Недоразумения?! — Она слегка поддалась вперед. — Назвать меня воровкой было оскорблением, а не недоразумением.
— Если это имеет какое-то значение, я не слишком заинтересован в вашей профессиональной этике.
— Разумеется, это имеет значение. Огромное, — зловеще произнесла Лидия.
— Давайте начистоту, мисс Смит. Никто не ожидает найти законопослушного пара-археолога в таком месте, как «Дом древних ужасов Шримптона». — Он помолчал. — А тут еще утреннее происшествие с телом в саркофаге.
— Я знала, что вы поставите мне это в вину. — Она с отвращением махнула рукой. — Одно паршивое тело, и вы тут же приходите к заключению, будто я по уши увязла в незаконной торговле.
— Вовсе не найденное тело заставило меня думать, что у вас может оказаться несколько знакомств в подпольном бизнесе. Я так решил из-за того факта, что вы, похоже, хорошо знали жертву. Мне говорили, что помимо прочего Честер Брейди был руинной крысой.
Ее рот открылся, закрылся, потом снова открылся.
— О, — только и произнесла она и через мгновение устало откинулась на спинку кресла. — Полагаю, это может заставить кого-то прийти к неверным выводам.
— Ценю, что вы больше не так строги ко мне в данном вопросе. — Он сделал еще один осторожный глоток вина и задумчиво посмотрел на видный вдалеке узкий кусочек Старой стены. — Так как вы познакомились с Брейди?
Лидия оценивающе окинула его взглядом. Уголком глаза Эммет изучал ее выразительное, умное лицо. У него возникло ощущение, что она просто обдумывает, как много может рассказать. Наверняка он получит тщательно отредактированную версию событий, ведь у нее нет причин ему доверять.
Не то чтобы он уже не разузнал о ней все, что только смог. За последние двадцать четыре часа Эммет задался целью выяснить как можно больше и узнал о тех двух днях шесть месяцев назад, которые она провела под землей, угодив в Мертвом городе в ловушку. Его люди в Резонансе предоставили ему данные медицинских отчетов о ее здоровье, которые гипотетически относились к конфиденциальной информации и которые, как оказалось, невероятно легко достать, если имеешь деньги и связи. А у него в достатке было и того, и другого.
Этим утром, войдя в офис Лидии и увидев в ее глазах бесстрашие и решимость, он сразу же отмел как несостоятельные заключения психиатров — пара-резонаторов. Какой бы ни была Лидия, ей не были присущи ни слабость, ни хрупкость. Он видел в ней присущее ему самому бойцовское упорство.
Охватившее его в тот миг чисто сексуальное возбуждение служило предупреждением, которое Эммет решил проигнорировать. Возможно, это было не самое мудрое из его решений, но он знал себя достаточно хорошо и понимал, что не передумает.
— Я встретила Честера несколько лет назад, — спустя какое-то время ответила Лидия. — Он был сильным пара-резонатором эфемерной энергии.
— Наладчиком ловушек?
— Да. Но совсем без связей. Ни семьи, ни надлежащего образования. Он не учился в университете, никогда не изучал археологию так, как это делают большинство хороших наладчиков. Его так и не приняли в Общество.
— Это как раз говорит в его пользу. Всем известно, что Общество пара-археологов именно такое высокомерное и элитарное, каким представляется.
Она посмотрела на него с негодованием:
— Я согласна, что Общество склонно проявлять, говоря по-научному, некоторую закостенелость. Однако именно благодаря его высоким стандартам и строгим требованиям приема наладчики не приобрели такую же постыдную репутацию в обществе, как эти охотники на призраков в гильдиях.
— У гильдий тоже есть стандарты. — Эммет заставил себя произнести эту фразу нейтральным тоном.
— Ха. Всем известно, что боссы гильдий ведут дела подобно гангстерам, управляющим своими бандами. В нашем городе боссом гильдии является Мерсер Уайатт, и могу вас заверить, что каких бы стандартов он ни придерживался, они не имеют отношения к академическим достижениям или профессиональной репутации.
Эммет вглядывался в ее ярко сверкающие от гнева глаза.
— Существование острого профессионального соперничества между охотниками и наладчиками общеизвестно, но вы, кажется, бросаетесь в крайности.
— Что бы вы ни говорили о членах Общества, мы уважаемые профессионалы, а не участники структуры, которая всего на одну ступеньку выше преступной шайки.
— Кажется, мы говорили о Честере Брейди.
Лидия несколько раз моргнула, нахмурилась, а затем откинулась на спинку стула.
— Да, бедный Честер.
— Вы сказали, он так и не получил членство в Обществе пара-археологов?
— Он предпочитал работать... хм-м, на грани легальной торговли древностями.
— То есть был вором?
— Ну да. Но все равно Честер мне в некотором роде нравился. По крайней мере, когда я не злилась на него, как черт. Понимаете, он действительно был потрясающим наладчиком. Очень немногие могли резонировать с эфемерной энергией ловушек иллюзий так, как это делал Честер. Однажды я видела, как он дерезонировал целую серию ужасных маленьких ловушек в одной из катакомб. — Лидия резко замолчала и украдкой от собеседника промокнула глаза рукавом рубашки.
— Как вы подружились?
— Он работает... то есть работал в небольшом магазинчике в Старом квартале около восточной стены. Сочетание ломбарда и галереи древностей. Торговал всяким хламом. Как бы там ни было, несколько лет назад он украл из лаборатории, в которой я работала, маленькую вазочку, найденную в гробнице. Я проследила ее путь до его магазина и встретилась с Честером лицом к лицу. Мы поговорили, и одно привело к другому.
— Вы связались с мелким вором? Вот так запросто? — удивился Эммет.
Она стиснула зубы.
— Первым делом я вернула свою вазу. В качестве благодарности за то, что я не сдала его властям, Честер сделал для меня небольшое одолжение. Потом делал и другие.
— Что за одолжения?
Она повертела в пальцах бокал.
— Он знал всех, кто работает в Мертвом городе как легально, так и незаконно. Знал, кому можно доверять, а кто не моргнув глазом тебя обчистит. Он также знал, кто утаивает наиболее важные находки, а кто просто получает финансирование из сомнительных источников. Понимаете, среди ведущих раскопки команд существует большая конкуренция. Закрытая информация весьма полезна.
— Когда на кону большие деньги, всегда существует острая конкуренция.
— Дело не только в деньгах. На тех участках рушатся и строятся карьеры.
— Итак, старина Честер информировал вас о закулисных играх антикварного бизнеса?
— Что-то в этом роде.
Эммет посмотрел на нее.
— А что вы делали для него взамен?
— Я... разговаривала с ним. Однажды упомянула его в качестве своего консультанта в работе, которую опубликовала в «Журнале пара-археологии». — Она печально улыбнулась. — Честеру это очень понравилось.
— Вы сказали, что разговаривали с ним. — Эммет помолчал. — А о чем?
— О многом. Честер много лет провел под землей. Незаконно, конечно, но он обладал огромным опытом. Иногда мы обсуждали, что чувствуешь, входя в пара-резонаторское состояние при работе с по-настоящему старыми ловушками иллюзий. Такими, которые могут засосать внутрь кошмара прежде, чем ты поймешь, что произошло.
— Ясно.
— Честер был одиночкой, но даже одиночкам порой хочется побыть в компании. А наладчик ловушек иногда нуждается в разговоре с другим наладчиком. Общество не только обеспечивает приличные карьерные возможности для пара-резонаторов эфемерной энергии. Оно функционирует как клуб. Это место, где можно встретиться и пообщаться с другими людьми, поделится опытом.
— Но Брейди не был членом клуба.
Она покачала головой.
— Нет. Поэтому-то он и говорил со мной.
— Другими словами, Брейди был наладчиком-изгоем, который иногда тосковал по компании, которую вы ему обеспечивали?
— В общем да.
— Есть какая-нибудь идея, кто мог желать его смерти?
— Нет. Но Честером всегда кто-нибудь был недоволен. — Она состроила гримасу. — Включая меня. Я изо всех сил пыталась наладить частный консультационный бизнес, а он в прошлом месяце переманил моего первого важного клиента. Какое-то время я была в ярости, но на Честера было трудно долго злиться.
— Ясно.
Лидия выпрямилась на сиденье.
— Думаю, мистер Лондон, самое время рассказать, почему вы хотели меня нанять.
Он откинулся на спинку кресла и пристроил ноги на перилах.
— Недавно из моей частной коллекции была изъята фамильная реликвия. У меня есть причина думать, что вор привез ее сюда, в Каденс, и продал на черном рынке. Я хочу ее вернуть.
— Вы хотите, чтобы я помогла ее разыскать?
— Да.
— Полагаю, это хармонианский артефакт?
— Нет. Фактически эта древность не из руин. Этот редкий артефакт был провезен через Занавес моими предками.
Лидия широко распахнула глаза.
— Вы ищете нечто предколониальное? Объект с Земли?
— Да. — Его позабавило едва сдерживаемое волнение в ее голосе. — Разумеется, он и близко не так стар, как те, что были найдены в Мертвых городах здесь на Хармони. Однако он определенно чрезвычайно ценен.
— Естественно, — ее лицо засветилось от восторга. — Предметы из Старого Света обходятся коллекционерам в целое состояние. Их так немного осталось.
— Да.
Все знали, что после того, как загадочные ворота между мирами, известные как Занавес, закрылись навсегда, поселенцы на Хармони оказались в затруднительном положении. Из-за недостатка запчастей оборудование, которое колонисты привезли с собой, в конечном счете вышло из строя. Все, что можно было использовать, перемонтировали. Множество ценных артефактов затерялось во время жестокого, смутного периода, названного Эрой Разногласий. Из уцелевшего за двести лет, прошедших с момента колонизации, большая часть оказалась выброшена, потеряна или сломана.
— Что это было? — нетерпеливо спросила Лидия. — Один из компьютеров? Какой-нибудь сельскохозяйственный инструмент?
— Это шкатулка, — ответил Эммет.
Ее лицо вытянулось:
— Шкатулка?
— Очень особенная шкатулка. Вырезанная вручную из какого-то сорта золотисто-коричневого дерева и украшенная золотом и серебром. Подобные шкатулки называются «кабинетами редкостей» и содержат огромное количество маленьких потайных отделений. Моя прабабушка утверждала, что никому в семье никогда не удавалось найти и открыть их все.
Лидия нахмурилась:
— Я не понимаю. Это похоже на произведение искусства, а не на часть оборудования или механического устройства со Старой Земли.
— Это действительно произведение искусства. Ручная работа мастера Старого Света, изготовленная приблизительно за четыреста лет до открытия Занавеса. Один из моих предков с Земли особым образом обработал древесину, чтобы обеспечить ей долговечность.
— Но это невозможно. — Голос Лидии смягчился, хотя она не потрудилась скрыть разочарование в глазах. — Вы так же, как и я, знаете, что поселенцы не привозили с собой произведения искусства. Место на транспорте было слишком ограничено, а Занавес закрылся раньше, чем появилась возможность наладить торговлю между двумя мирами. Наверное, ваш предок изготовил эту вещь после прибытия на Хармони.
— Нет, — возразил Эммет. — Кабинет редкостей доставлен со Старой Земли.
— Но как ваши предки смогли провезти его сюда?
Эммет скользнул по ней взглядом.
— Мне говорили, что у моего несколько раз прадеда не было иного выбора. Незадолго до того, как ему предстояло пройти сквозь Занавес, он женился, и молодая супруга настояла на том, чтобы взять шкатулку с собой. По-видимому, она оказалась решительной женщиной. Во всяком случае, сумела убедить моего предка провезти ее контрабандой.
Взгляд Лидии выражал вежливое сомнение.
— Понятно.
— Вы мне не верите? — скептически переспросил он.
— У каждой семьи есть несколько необычных легенд об их прошлом в Старом Свете.
— Полагаете, я ищу ящик колониальной эры, который один из моих предков смастерил здесь, на Хармони?
Она одарила его легкой, ободряющей улыбкой.
— Не волнуйтесь. На самом деле не имеет никакого значения, что я думаю о происхождении вашей пропавшей реликвии. Чтобы найти ее для вас, мне необязательно верить в ее земное происхождение.
— Вы правы, но в таком подходе есть маленькая проблема.
— Какая?
— Если вы будете думать, что я заблуждаюсь или просто чрезмерно сентиментален по отношению к старым семейным реликвиям, то, скорее всего, не проявите необходимую осторожность.
— Почему я должна проявлять осторожность?
— Потому что есть коллекционеры, которые верят, что шкатулка действительно привезена с Земли и относится к периоду, предшествующему открытию Занавеса. Некоторые из них, несомненно, пойдут ради нее на убийство.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:42 - 29 Май 2020 23:47 #6 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 4

Бартоломью Грили опустил руки на стеклянную витрину. Его широкое, румяное лицо приняло задумчивое выражение.
— Говоришь, маленькая шкатулка со множеством крошечных потайных ящичков, сделанная из желтоватой древесины?
— Так ее описал мой клиент. — Лидия поглядела на часы. У нее оставалось всего двадцать минут от отведенного на обеденный перерыв часа. — Предположительно она принадлежала его семье в течение нескольких поколений. Между нами, он убежден, что это произведение искусства Старого Света.
Грили явно огорчился:
— Весьма маловероятно.
— Да, знаю, — кивнула Лидия. — Наверняка прекрасная семейная реликвия — красивая безделушка, сделанная прямо здесь, на Хармони, менее сотни лет назад, а история, так скажем, приукрашена несколькими поколениями дедушек и бабушек. Ты же знаешь эти семьи, когда дело касается подобного рода вещей.
— Да уж. — Глаза Бартоломью вспыхнули. — Но если эта семья действительно верит, что предмет изготовлен в Старом Свете... — Он многозначительно замолчал, не закончив мысль.
Лидия поняла, к чему он клонит.
— Будь уверен, мой клиент убежден, что шкатулка привезена с Земли, и готов хорошо заплатить за ее возвращение.
— Насколько хорошо? — напрямую спросил Бартоломью.
— Он поручил мне распространить информацию, что он перебьет любые предложения частных коллекционеров.
— А что относительно предложений от музеев?
— Клиент говорит, что может доказать свое право собственности на шкатулку и в случае необходимости ради ее возвращения обратится в суд. Ни один управляющий музея не коснется потенциального экспоната, если будет думать, что в юридическом поединке музей его потеряет. Учитывая первоначальную стоимость и судебные издержки, шкатулка не стоит таких хлопот.
— Верно. Если только артефакт, о котором идет речь, действительно не является произведением искусства из старого мира.
— Как ты и сказал, такое весьма маловероятно. Однако следует помнить о том, что мой клиент верит в земное происхождение шкатулки. А значит, могут найтись и другие коллекционеры, которые тоже в это поверят.
— Хм, — задумчиво поджал губы Бартоломью. — Итак, тебя должен интересовать исключительно частный рынок.
— Не просто частный рынок коллекционеров, Барт, — многозначительно посмотрела на него Лидия, — а очень специфический его сегмент.
Он не стал изображать непонимание.
— Такой, где не задают лишних вопросов.
— Точно. Разумеется, мы оба знаем, что ты никогда не участвуешь в сомнительных сделках.
— Вот именно. Я забочусь о своей репутации.
— Естественно. — Лидия гордилась тем фактом, что даже глазом не моргнула при этом заявлении. — Но до торговца с твоим положением иногда доходят кое-какие слухи. Просто хочу, чтобы ты знал: мой клиент готов отблагодарить тебя за любую информацию, которая приведет к возврату его антикварной шкатулки.
— Конечно. — Бартоломью с удовлетворением оглядел загроможденный интерьер «Старинных вещей Грили». — Ты, безусловно, права. Торговец с моим положением порой кое-что слышит.
Лидия проследила за его взглядом. Витрины заполняли разрозненные куски ржавого металла и искривленного выцветшего пластика. Она узнала среди них отдельные предметы, включая те, которые выглядели как детали метеорологического оборудования из Старого Света, и рукоятку ножа. Это были типичные образцы основных инструментов, провезенных поселенцами сквозь Занавес или созданных вскоре после их прибытия на Хармони.
В одном из закрытых стеклом прилавков была выставлена рваная, ужасно грязная рубашка колониального стиля с круглым воротом. Рядом стояла пара ботинок, выглядевших такими же старыми, как рубашка. Ни одежда, ни обувь не имели следов искусных украшений. Колонисты отличались склонностью к минимализму, а после закрытия Занавеса еще сильнее сосредоточились исключительно на выживании.
Она сделала несколько шагов к прилавку с рубашкой и ботинками и широко распахнула глаза при виде аккуратно выведенного описания и цены.
— Ты продаешь эту одежду как подлинники одежды первого поколения? — вежливо поинтересовалась она.
— И рубашка, и ботинки прошли проверку на подлинность, — вкрадчиво заметил Бартоломью. — Это превосходные образцы работы ранней колониальной эры. Есть все причины полагать, что их создали в течение первого десятилетия после закрытия Занавеса.
— Я бы сказала, куда вероятнее, что это недостаточно искусные подделки, изготовленные в прошлом году.
Бартоломью нахмурился:
— Без обид, Лидия, но ты эксперт по древностям Хармони, а не по колониальным артефактам.
— Поверь, Барт, — Лидия взглянула на него, — моя специализация по руинам вовсе не означает, что я при встрече не узнаю фальшивый предмет земной старины. Меня учили распознавать все виды подделок.
Широкое лицо Бартоломью покраснело от возмущения.
— Почему ты думаешь, что рубашка не со времен первого поколения?
— Из-за цвета. В раннюю колониальную эру такой оттенок зеленого не использовался. Он появился спустя приблизительно сорок лет после закрытия Занавеса.
Бартоломью вздохнул:
— Спасибо, что поделилась своим мнением.
— Эй, не меняй из-за меня ценник, — хихикнула Лидия. — Как ты сказал, я не эксперт по колониальным артефактам.
— Совершенно верно, — с излишней поспешностью согласился Бартоломью. — И я не стану менять цену.
Она еще раз взглянула на часы. Через пятнадцать минут ей уже снова нужно было быть в «Доме древних ужасов Шримптона». Сегодня во время обеда у нее хватило времени для посещения только двух антикварных галерей. Она преднамеренно выбрала для начала «Старинные вещи Грили» и «Колониальные артефакты Хикмана», потому что оба владельца занимались предметами со Старой Земли и артефактами первого поколения, а также потому, что ни один из них не отличался особой щепетильностью.
— Мне пора возвращаться на работу, — сказала Лидия. — Сегодня у нас в музее аврал. Если что-то услышишь, сразу дай мне знать, ладно?
— Даю слово, дорогая. — Бартоломью посмотрел на нее. — Кстати, по поводу твоей работы в этом маленьком музее Шримптона, не возражаешь, если я задам вопрос?
— Я не убивала беднягу Честера.
Бартоломью одарил ее ясным взглядом.
— Боже, Лидия, я и не думал, что это ты.
— Почему нет? Все остальные не постеснялись предположить именно это.
Бартоломью наклонился вперед и облокотился на витрину.
— Мне интересно, почему его нашли в этом жалком маленьком учреждении, где ты работаешь.
— Понятия не имею. — Лидия отвернулась и направилась к выходу. — Но скажу тебе одно: если бы я убила Честера, то не оставила бы тело через коридор от собственного офиса. Как-то это слишком очевидно.
Бартоломью, казалось, погрузился в размышления.
— Полагаю, ты права. Но это приводит к еще одному интересному вопросу.
— Знаю. — Лидия открыла дверь. — Что Честер делал у Шримптона?
— А что думают полицейские?
— Они решили, что он пришел что-нибудь украсть. Мы, конечно, не передовой музей, но в нашей коллекции действительно есть некоторые интересные экспонаты, особенно в Галерее гробниц. От Честера вполне можно было ожидать кражи нескольких погребальных ваз или зеркал.
— От Честера можно было ожидать чего угодно. Но как думаешь, почему его убили?
Лидия покачала головой.
— Кто знает? Детектив Мартинес полагает, что один из его жутко разозленных клиентов проследил за ним до музея и там убил.
— Бедняга Честер. Он ведь так и не дождался того большого шанса, которого всегда искал.
— Да, — тихо отозвалась Лидия, — не дождался.
Она вышла на тротуар и закрыла за собой дверь, чувствуя удовлетворение от проделанной работы. И Грили, и Хикман вели дела в теневой сфере, балансируя между миром респектабельных галерей и незаконным антикварным бизнесом. К сегодняшнему вечеру известие о том, что она ищет кабинет редкостей достигнет каждого торговца в Каденсе.
Лидия бросила еще один взгляд на часы и улыбнулась. Ну и что с того, что ее подозревают в убийстве? Дела налаживаются. Учитывая время на дорогу до Руинного ряда и обратно, она собиралась выставить Эммету Лондону счет за свой первый отработанный час.
Ее первая работа в качестве частного консультанта началась удачно. Оставалось лишь надеяться, что она не закончится слишком быстро. Чем меньше времени займет розыск семейной реликвии Лондона, тем меньшую сумму удастся затребовать за предоставленные услуги. Лидия поджала губы. Наверное, стоило составить контракт, устанавливающий фиксированную оплату.


* * *

Эммет вышел из переполненного бара и пошагал по потрескавшемуся тротуару. Слабые уличные фонари в этой части Старого квартала излучали слишком мало света для просторов, скрытых ночной тьмой, да и легкий туман не помогал. Он создавал непроницаемые затененные ниши в темных дверных проемах нависающих силуэтов зданий. Эммет решил, что это немного похоже на перемещение по катакомбам Мертвого города, только без зеленого свечения и жуткого инопланетного ощущения.
Он пересек тихую улицу, по сложившейся привычке балансируя таким образом, чтобы каблуки ботинок не стучали по тротуару.
Эммет намеренно возвращался пешком туда, где припарковал «Слайдер», поскольку никуда не спешил. Не было никакой срочности для возвращения в гостиницу. Ему требовалось о многом подумать, а здесь, во мраке, это удавалось лучше.
Все усложняется, размышлял он. Наем Лидии Смит не был частью первоначального плана, но после смерти Брейди ему оставалось только импровизировать.
Его отвлекло от размышлений предупреждающее покалывание в спине, и Эммет сразу насторожился.
Плывущие в воздухе колечки сигарного дыма подсказали, что наблюдатель находится в тени слева. Не останавливаясь, Эммет продолжил путь по тротуару, но вынул руки из карманов.
В неосвещенном дверном проеме шевельнулась фигура.
— Мистер Эммет Лондон?
Это что-то новенькое, подумал Эммет. Мелкие головорезы, охотившиеся на засидевшихся допоздна посетителей баров, редко обращались к намеченным жертвам по имени, не говоря уже о вежливом, чертовски близком к почтительному тоне.
Значит, вероятнее всего, скрывающийся в тени дверного проема молодой человек не является заурядным уличным вором.
Эммет выжидающе остановился.
Мужчина вышел из тени под тусклый свет уличного фонаря. Он был худым, долговязым и отличался характерной сутулостью, явно выдающей охотников за призраками. Одевался он тоже соответственно: в военные штаны цвета хаки, ботинки и черную куртку из мягкой кожи с щегольски приподнятым воротником. Его длинные волосы стягивал на затылке черный кожаный шнурок, а янтарь был вделан в ременную пряжку размером с автомобиль.
Размер янтаря не имел никакого значения. Чтобы сосредоточить психическую силу и преобразовать в пригодную для употребления энергию, требовался лишь маленький кусочек. Но разве это докажешь напыщенным пижонам?
— Не собирался пугать вас, сэр. Меня зовут Ренни. Я всего лишь посыльный.
— Это может быть рискованной профессией.
— Мой босс говорит почти так же, — ответил Ренни.
— Кто твой босс?
Ренни нахмурился.
— Я член гильдии. Мой босс — Мерсер Уайатт.
— Правда? — Эммет слегка улыбнулся. — Ты подчиняешься напрямую Уайатту?
Ренни вспыхнул.
— Ну, не совсем, конечно. По крайней мере, пока. Но я быстро продвигаюсь по службе и на днях должен перейти под непосредственное командование большого босса. А пока получаю приказы через Боннера.
— И что именно Боннер приказал мне передать?
Ренни распрямился, словно готовясь зачитать текст по памяти:
— Мистер Уайатт просит вас присутствовать на обеде. У него дома.
— Позволь мне убедиться, что я правильно понял. Это приглашение?
— Да, верно.
— Так почему Уайатт просто не снял трубку и не позвонил мне в гостиницу?
Ренни казался немного озадаченным этим предложением.
— Со всем уважением, сэр, мистер Уайатт — большой приверженец традиций, понимаете? Ему нравится поступать по старинке.
— Хочешь сказать, ему нравится вести дела так же, как это делали после Эры Разногласий. Кто-то должен сообщить Уайатту, что времена изменились.
Меж бровей Ренни залегла глубокая складка.
— То, что гильдия в Резонансе решила стать чем-то вроде скучной бизнес-корпорации, вовсе не означает, что другие гильдии должны последовать ее примеру. Здесь, в Каденсе, мы придерживаемся традиций.
— Что ж, Бенни...
— Ренни.
— Извини, Ренни. Вот что я тебе скажу. Продолжайте чтить свои традиции. Тем временем гильдия Резонанса не только зашибает огромные деньги, один из ее вице-президентов готовится баллотироваться в Совет Федерации.
Ренни от удивления широко открыл рот.
— В Совет? Вы серьезно? Человек из гильдии баллотируется на общественную должность?
— Он развернул предвыборную кампанию, и последние опросы показывают, что у него есть все шансы на успех. И знаешь почему? Избиратели считают, что благодаря своему посту в исполнительной власти гильдии, он обладает солидным положительным опытом управления.
— Ух ты, черт, — покачал головой Ренни. — Вот это новость! Как, черт возьми, они это сделали?
Эммет пожал плечами.
— Скажем так, последний босс гильдии Резонанса понял, что ему не нравится, когда его принимают за президента бандитской шайки. Поэтому он решил модернизировать образ гильдии. Понимаешь, сделать ее соответствующей современным тенденциям.
Лицо Ренни сморщилось в озадаченной гримасе.
— Современным тенденциям?
— Не бери в голову. Слушай, уже поздно. Ты передал свое сообщение, так почему бы нам теперь не пожелать друг другу спокойной ночи?
— Подождите... Вы же еще не приняли приглашение мистера Уайатта.
— Я вернусь в гостиницу, подумаю и, если решу, что могу втиснуть приглашение в свой насыщенный график, сообщу об этом Уайатту. — Эммет направился дальше. — По телефону, понимаешь?
Ренни казался встревоженным.
— Сэр, мистер Уайатт будет по-настоящему разочарован, если вы с ним не пообедаете.
— Старый добрый Мерсер. Он всегда отличался чувствительностью.
Ренни откашлялся.
— И еще одно. Я должен вам передать, что если вы примете приглашение мистера Уайатта, то он, возможно, сумеет помочь в деле, которое привело вас в Каденс.
Эммет остановился и оглянулся через плечо.
— Правда?
— Да, сэр.
Эммет на мгновение задумался, а Ренни тем временем тревожно топтался на месте. Идти на сделку с Мерсером Уайаттом, определенно, было делом опасным. Но если он получит от местной гильдии небольшую помощь, то, возможно, риск того стоит.
— Передай Уайатту, что я позвоню ему утром, — ответил Эммет.
Ренни пару раз моргнул.
— Хотите сказать, что не собираетесь соглашаться прямо сейчас?
— Нет. Я хочу немного подумать. — Эммет снова отвернулся.
— Мистеру Уайатту не понравится вынужденное ожидание, — крикнул вслед ему Ренни.
— Я предупреждал, что работа посыльного опасна, — отозвался Эммет и исчез в тумане.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
23 Май 2020 16:44 - 07 Июн 2020 13:34 #7 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 5

Лидия не знала, что именно ее разбудило. Возможно, Мохнатик, заерзавший в изножье кровати. Она насторожилась и замерла без движения, прислушиваясь.
В окружающем воздухе вибрировала легко узнаваемая аура пси-энергии.
— Проклятье.
Ей было слишком хорошо знакомо это покалывающее ощущение.
— Мохнатик, не двигайся.
Пушок издал низкий рокочущий звук — непередаваемое словами шипящее рычание. Лидия осторожно села, быстро осматривая тени в поисках того, что, как она знала, должно было там быть.
В спальне было не слишком темно. После случая с «потерянным уикендом» у Лидии появилось несколько новых привычек. Теперь она оставляла на всю ночь включенным свет в смежной ванной. Кроме того, она спала с раздвинутыми занавесками, что позволяло проникать в спальню рассеянным отблескам уличных фонарей и лучам лунного света. Имелись также и другие изменения: теперь она даже в кровати не снимала один из настроенных янтарных браслетов и еще с полдюжины тут и там разложила по квартире. Сорок восемь часов в катакомбах оставили свой отпечаток. Сначала Лидия увидела глаза Мохнатика — вторую пару, которую он использовал для охоты. В тускло освещенной комнате они пылали подобно расплавленному золоту. Зверек был серьезно обеспокоен, а значит, опасность ей не померещилась.
Она оглядела остальную часть спальни в поисках характерного свечения. Ничего.
В воздухе снова замерцала частичка энергии. Лидия сконцентрировалась. Без сомнения, в ее спальню вторгся призрак, но пока еще не оформился.
— Просто искра, Мохнатик. Совсем крошечная.
Конечно, это маленький призрак, думала она, отчаянно пытаясь одновременно успокоить себя и пушка. Здесь, в Старом Квартале, пси-энергия легко просачивалась сквозь невидимые трещины в стене Мертвого города. Тем не менее вне катакомб даже сильный охотник за призраками мог вызвать только маленькое проявление дисгармоничной энергии.
Однако вывод был очевиден. Если рядом призрак, значит, где-то поблизости прячется охотник. Нестабильные проявления дисгармоничной энергии, или НПДЭ, не появлялись вне катакомб сами по себе. И единственными людьми, способными манипулировать призрачной энергией, были охотники за призраками.
На балконе за ее окном шевельнулась тень. Лидия быстро повернула голову, но уловила только мимолетно мелькнувшую фигуру.
— Извращенец! — выкрикнула она.
Тень исчезла из вида.
Она хотела погнаться за нарушителем, но сначала нужно было разобраться с призраком. Даже маленькие НПДЭ могли вызвать значительные повреждения.
Она отодвинула в сторону одеяла, встала с постели и подхватила на руки пушка. Зверек был по-прежнему напряжен. Его охотничьи глаза пылали в темноте парой огней, а маленькое тельце дрожало. Лидия заметила мелькнувшие клыки, а пушок тем временем уставился в пространство над подушкой.
Призрак начал материализовываться. В воздухе запульсировала кислотно-зеленая энергия. Лидия попятилась к двери. Мохнатик зашипел.
— Успокойся. Мы не можем ничего сделать, нужно просто не вставать у него на пути, пока он не испарится. Призрак действительно довольно маленький. Сомневаюсь, что он пробудет здесь дольше нескольких минут.
Не поворачиваясь к призраку спиной, она отступала в холл. Зеленое свечение обретало форму, с каждой секундой становясь более интенсивным.
— Этот ублюдок на моем балконе, вероятно, считает это очень забавным. Если узнаю, кто он, непременно сдам полицейским. Вызывать призраков за пределами Мертвого города противозаконно, все это знают.
Но ее клятва была пустым сотрясанием воздуха. Даже если удастся выяснить, кто из соседских хулиганов сыграл с ней сегодня столь злобную шутку, вряд ли полицейские ей помогут. В лучшем случае кто-нибудь свяжется с руководством гильдии и сообщит об инциденте. А уж гильдия решит принимать или не принимать меры.
Мохнатик снова зарычал. Его охотничьи глаза засияли еще свирепее.
Зеленый энергетический шар над кроватью начал двигаться. Когда он поплыл ближе к стене, послышалось потрескивание. Беспокойство Лидии возросло. Призрак не выглядел слабеющим. И самым тревожным был тот факт, что теперь его движение уже не казалось беспорядочным.
Пушок не мигая смотрел на пульсирующий шар энергии над кроватью. Лидия знала, что они оба бессильны перед призраком, им оставалось только держаться подальше и надеяться, что он не причинит серьезных повреждений. Лишь пара-резонатор дисгармоничной энергии, то есть охотник за призраками, мог его вызвать, и только охотник мог его дерезонировать.
Теперь пульсирующее зеленое привидение почти касалось стены у кровати. Лидия в отчаянии наблюдала за ним. Затем она почувствовала запах жженой краски.
— Моя стена! — Лидия повернулась и выбежала в холл, едва не врезавшись в маленький столик, который там поставила, потому что не нашла для него другого места.
Она бросилась на кухню, опустила питомца на разделочный столик, рывком распахнула дверцу под раковиной и, достав домашний огнетушитель, поспешила назад в спальню.
Мохнатик храбро спрыгнул со стойки и помчался следом за хозяйкой.
— Он не может дольше здесь оставаться, — сказала она зверьку. — Просто не может. Только не за пределами стены.
Запах жженой краски донесся до нее прежде, чем она добралась до дверного проема спальни. Лидия повернула за угол как раз вовремя, чтобы увидеть, как зловещее зеленое сияние моргнуло и исчезло.
— Исчез, — она облегченно вздохнула. — Я же тебе говорила, что он долго не продержится.
Вонь от обугленной краски оказалась очень неприятной. Лидия нащупала выключатель, включила свет и застонала, увидев оставленный призраком след на некогда белой поверхности стены.
Поскольку прямая угроза миновала, она повернулась и направилась к окну, где как раз успела увидеть фигуру в темной одежде, поспешно убегавшую по свисавшей с крыши веревочной лестнице. Под гневным взглядом Лидии лестницу дернули наверх, и она исчезла из вида. Лидия рывком распахнула окно и высунулась наружу.
— Мелкий пакостник! Если я доберусь до тебя...
Но сопляк уже исчез, и она знала, что шансы установить его личность фактически равняются нулю.
Именно тогда Лидия полностью осознала серьезность ситуации. В последнее время она доставила своему домовладельцу столько неприятностей, что он, вероятно, ухватится за любую возможность, чтобы расторгнуть их договор. Повреждения от огня и дыма, несомненно, значатся в контракте под заголовком «умышленная порча арендуемого имущества» или что-то в этом роде.
— Мохнатик, если Дриффилд об этом узнает, мы пропали.


* * *

Выходя из «Слайдера», Эммет взглянул на янтарный циферблат наручных часов. Еще не было и семи. Поздно ночью наполз туман с реки, и утреннее солнце еще не проникло сквозь его густой покров.
Эммет пересек маленькую, тесную автомобильную стоянку «Дома с видом на Мертвый город», без помех прошел через ворота со сломанным замком и стал подниматься вверх по лестнице.
Прежде чем выехать из гостиницы, он позвонил дважды, но Лидия не ответила. Вероятно, принимала душ, предположил Эммет. Сначала он собирался отложить их разговор до того момента, когда она придет на работу, но в итоге решил, что лучше поговорить с ней за пределами музея Шримптона.
Эммет находился уже посреди тусклого коридора, ведущего к ее двери, когда ему на ум пришло очевидное объяснение того, почему Лидия не ответила сегодня утром на телефонные звонки. Возможно, она провела ночь не в своей квартире, а где-то еще.
По какой-то непонятной причине это предположение его разозлило. Она была его консультантом. Он обладал приоритетным правом на все то время, которое Лидия проводила не в «Доме древних ужасов Шримптона».
Он начал было нажимать на дверной звонок, но вспомнил, что тот не работает, и постучал. Дверь открылась неожиданно быстро. Эммет уловил запах свежей краски.
— Зашел посмотреть на причиненный вред, маленький головорез? — Лидия рывком широко распахнула дверь. — Если надеешься, что я не обращусь в полицию только потому, что ты еще ребенок, то... — Она замолчала, и ее глаза потрясенно расширились. — Мистер Лондон.
Эммет посмотрел на нее с глубоким интересом. Лидия явно еще не переодевалась для работы в музее. Она была в старой голубой хлопчатобумажной рубашке и затасканных, полинявших джинсах. Огненные волосы были убраны от лица и удерживались широкой синей лентой, и эта прическа лишь подчеркивала изящные черты. В левой руке она держала кисть.
На ее плече сидел похожий на грязный ватный шар пушок. Его голубые глаза невинно моргали, изучая посетителя.
— Маленький головорез? — вежливо повторил Эммет. От горла к щекам Лидии пополз яркий румянец.
— Простите за такое приветствие, — неприветливо сказала она. — Я… м-м… ожидала увидеть кое-кого другого.
Он поглядел на кисть.
— Это значит, что вы сегодня не собираетесь идти на работу в музей?
— Если бы, — поморщилась она. — К несчастью, у меня осталось менее двух часов, чтобы закончить перекрашивать стену в спальне, переодеться и доехать до работы. Слушайте, я знаю, что вы пришли за последними новостями о том, как продвигаются поиски вашей семейной реликвии, но сейчас у меня действительно нет времени на разговоры.
— Понимаю. Можно спросить, почему вы не дождались выходных, чтобы заняться крупным ремонтом?
— У меня не было выбора. Один из местных хулиганов, желающих стать охотником за призраками, нанес мне ночью визит и выкинул чрезвычайно мерзкую шутку.
Не дожидаясь приглашения, Эммет прошел в тесный холл.
— Что за шутку?
— Ему удалось вызвать маленького призрака, который материализовался в моей спальне. Не знаю, хотел ли парень причинить вред или НПДЭ просто от него сбежал. Как бы там ни было, стена теперь выглядит так, будто кто-то пытался использовать ее в качестве гриля. Если домовладелец узнает об этих повреждениях, то может попытаться воспользоваться ими в качестве причины расторгнуть договор аренды.
— Я вам помогу, — сказал Эммет.
— Что, простите?
Ее удивление почему-то его позабавило.
— Я могу покрасить стену.
— О, — она неуверенно оглядела коридор. — С вашей стороны очень мило предложить помощь, но...
— Дайте-ка это мне. — Он забрал у нее кисть и направился по коридору к комнате.
— Постойте. — Она поспешила за ним следом. — Вы испортите свою щегольскую куртку. На вид она стоит целое состояние. Я не могу позволить себе заплатить за новую.
— Не беспокойтесь о куртке. — Эммет остановился в дверном проеме спальни и осмотрелся.
Он зашел в квартиру, желая рассмотреть доказательство нанесенного призраком вреда. Было это работой местного хулигана или нет, но тот факт, что его новому консультанту «нанесли визит» в течение двадцати четырех часов с момента начала работы, несколько настораживал.
Хотя он пришел сюда, чтобы посмотреть на стену, первым делом Эммет заметил неприбранную кровать. Было что-то очень интимное в спутанных белых простынях и мятом стеганом одеяле. Лидия спала прошлой ночью здесь. И судя по всему одна. Он почувствовал ту же самую искорку сексуального влечения, которую ощутил в музее, когда беседовал с ней. На сей раз чувство было сильнее, заставив задуматься, как много осложнений оно может принести.
Лидия встала за ним в дверном проеме. Эммет усилием воли заставил себя вновь сосредоточиться на насущном вопросе.
Кровать была отодвинута от стены. На полу в качестве замены брезента лежала расстеленная простыня, на которой стояло ведро белой краски и валялись кучкой лоскутки ткани.
Эммет посмотрел на темно-серые следы на стене. Три волнистых линии. Внутри у него все похолодело.
— У нас проблема, — сказал он.
— Я знаю, что у меня проблема. Ее имя Дриффилд. Но, как видите, я почти наполовину закончила со стеной. Если вы просто не будете мне мешать...
Эммет мотнул головой, так и не оторвав пристального взгляда от прожегших краску отметин.
— В настоящий момент домовладелец — не самая большая ваша проблема.
— О чем вы?
Эммет ответил не сразу. Черт, возможно, он ошибается. Может, у него разыгралось воображение, но едва ли такой рисунок получился случайно.
Он медленно вошел в комнату, разглядывая опаленную краску, и, чем внимательнее смотрел, тем больше убеждался в правильности своей первоначальной реакции. Отметки появились не от бессистемных ожогов маленького бесконтрольного призрака. Работа, конечно, сделана грубо, но замысел не оставлял сомнений. Три волнообразные линии были легко узнаваемы.
— Это дело рук не местных хулиганов, — сказал Эммет.
— Не советую на это спорить. У нас здесь живет несколько молодых подающих надежды охотников за призраками. Все они будущие бандиты, и каждому из них не терпится присоединиться к гильдии.
— Меня не волнует, насколько они сильны. Отметины сделаны преднамеренно. Это не случайные подпалины. Кто бы ни вызвал призрака, он полностью его контролировал. Ни один необученный пара-резонатор дисгармоничной энергии не справится с диким призраком с такой степенью точности.
Она обеспокоено взглянула на него.
— Вы действительно так думаете?
— Да, — очень тихо ответил Эммет. — Я действительно так думаю. Нам надо поговорить.
Она долго его изучала.
— Полагаете, это имеет какое-то отношение к вашей пропавшей шкатулке?
— Да.
Она помедлила.
— Хорошо, давайте поговорим. Но разговор состоится в другое время и в другом месте. Сейчас я должна докрасить стену, а потом собраться на работу.
Лидия выхватила у него кисть, обошла вокруг и направилась к стене.
Первой мыслью Эммета было снова отобрать у нее кисть, но он подавил это желание. Возможно, он ошибся по поводу отношений Лидии с Честером Брейди. Возможно, он также ошибался и в каких-то других вещах. Ему пришлось напомнить себе, что он все еще импровизирует и подбирает мелодию на слух, и очень многое зависит от правильно выбранных нот.
— Я заеду за вами сегодня вечером и отвезу поужинать, — сказал он. — Тогда и поговорим.
Она нахмурилась.
— О чем? Со вчерашнего дня что-то изменилось?
Он поглядел на выжженный на стене рисунок.
— Возможно. А может, и нет.
Она холодно посмотрела на него:
— Вынуждена напомнить, что мы заключили контракт, мистер Лондон.
— Мне это известно, мисс Смит. Как я уже сказал, оставим объяснения до вечера. Между тем, не делайте дальнейших запросов относительно моей шкатулки.
В ее глазах вспыхнула тревога.
— Почему нет?
— Сейчас некогда объяснять.
— Погодите-ка всего одну чертову минуту! — Она начинала кипятиться. — Сегодня я планировала поговорить еще с тремя владельцами антикварный лавок.
— Забудьте о них.
— Но...
Он повернулся к ней лицом.
— Это прямой приказ, мисс Смит. Я не хочу, чтобы вы делали от моего имени запросы относительно шкатулки, пока мы вечером не обсудим наше дело. Это понятно?
Когда он использовал такой тон, большинство людей подчинялись. Лидия стиснула зубы, но не уступила ни на дюйм.
— Нет, не понятно.
— Давайте кое-что проясним. Я клиент. И обещаю, что не заплачу ни цента, если вы продолжите говорить с торговцами о шкатулке.
— Но у нас контракт, — запротестовала она.
— Докрашивайте стену, мисс Смит. Я заеду за вами в семь вечера.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
24 Май 2020 15:10 #8 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 6

— Так кто этот парень, с которым ты встречаешься сегодня вечером? — Зейн Хойт вытащил из маленького холодильника Лидии жестяную банку «Занавес-колы». — Ты с ним познакомилась в музее?
— Вроде того. Он новый клиент. — Лидия посмотрела на себя в коридорное зеркало и поправила золотую сережку-колечко. — И это не свидание, а деловая встреча.
— Звучит скучно.
Вот уж каким Эммет определенно не был, так это скучным, подумала Лидия. Она встретила в зеркале внимательный взгляд Зейна и улыбнулась.
Зейну только что исполнилось тринадцать. Темноволосый и темноглазый, худой и энергичный, он достиг той неуклюжей стадии, когда юноши очень нуждаются в твердом мужском руководстве. К сожалению, в окружении мальчика не было ни одного взрослого мужчины. Его отец, охотник за призраками, несколько лет назад погиб в катакомбах. Вскоре после этого мать умерла в автомобильной аварии, сев за руль в нетрезвом виде. Зейна забрала к себе его тетя, Олинда Хойт. Они жили ниже, на третьем этаже.
Большинство так называемых друзей и коллег Лидии из университета отвернулись от нее после инцидента с «потерянным уикендом». Зейн и Олинда поддержали Лидию в тот момент, когда она чрезвычайно нуждалась в друзьях, и она была им очень благодарна.
— Важно то, что мистер Лондон собирается заплатить мне хорошие деньги за помощь в поисках потерянной семейной реликвии, — сказала Лидия.
— Хм, все равно звучит скучно. — Зейн на мгновение умолк и с надеждой продолжил: — Или мы говорим о какой-то штуковине из катакомб?
— Нет. Это старинная вещь с Земли.
— Зачем тебе возиться с земным старьем? Я думал, ты хочешь вернуться к раскопкам.
— Хочу. Но прежде, чем заняться этим бизнесом, я должна укрепить свою репутацию частного консультанта. Значит, придется браться за любые полученные заказы.
— Наверное, — Зейн глотнул колы и сморщил нос. — Ничего если я сегодня поучу уроки тут с Мохнатиком, пока тебя не будет?
— Конечно. — Все что угодно, лишь бы поощрить его старания в учебе, подумала Лидия. — Мохнатик любит компанию.
Зейн был подающим надежды пара-резонатором диссонансной энергии. Если силой не подтолкнуть его по другому пути, его карьерные перспективы были слишком очевидными. В восемнадцать он почти наверняка присоединится к гильдии и станет охотником за призраками. Ко всему прочему мальчик уже спал и видел, как будет носить кожу и хаки.
Лидия изо всех сил старалась его отговорить. По ее мнению, охотники за призраками в лучшем случае представляли из себя лишь дорогостоящих телохранителей. Более того, телохранителей, на которых в решающий момент нельзя положиться. Шесть месяцев назад она прочувствовала это на себе. В худшем случае они были бандитами.
Зейн был слишком умен, чтобы тратить жизнь, работая грудой мускулов. Она не могла помешать ему время от времени охотиться за призраками, но твердо намеревалась убедить его закончить колледж и получить уважаемую профессию.
Она села на стул напротив него.
— Зейн, прежде чем придет мистер Лондон, я хочу задать тебе вопрос. Пойми, это очень важно. Поэтому, пожалуйста, не шути.
Он удивленно взглянул на нее.
— Что-то случилось?
— Возможно. Вчера ночью кто-то вызвал призрака и направил его в мою спальню, чтобы меня напугать. Сегодня на работе мне был странный телефонный звонок по этому поводу. Думаю, это кто-то из местных. Как считаешь, кто бы это мог быть?
Зейн поперхнулся колой.
— Прикалываешься? Ни один из тех парней, с которыми я зависаю, пока не силен настолько, чтобы вызвать настоящего призрака.
— А как насчет кого-то постарше? Деррика или Рича?
Задумавшись, Зейн сделал еще один большой глоток газировки.
— Черт, я не знаю, Лид. Вряд ли. Может, это кто-то из недавно переехавших.
— Я боялась, что ты так скажешь, — пробормотала Лидия.
— Большинство парней наверняка скажут, что могут это сделать, но ты не верь. Они любят посверкать янтарем, но я никогда не видел, чтобы хоть у одного из них получилось что-то серьезное, разве только пара движущихся вспышек. — Зейн присмотрелся к ней внимательнее. — Ты уверена в том, что видела? Точно не какие-нибудь искры?
— Абсолютно точно. — Лидия знала, что Зейн и его приятели словом «искры» называли крошечные, безобидные вспышки энергии, слишком маленькие, чтобы отнести их к настоящим призракам. Они длились в среднем лишь несколько секунд, после чего исчезали, и были слишком крохотными и маломощными, чтобы ими управлять. Даже самые молодые и слабые охотники к достижению половой зрелости уже умели вызывать искры.
— Уверена, что это был настоящий призрак? — Зейн явно продолжал сомневаться.
— Зейн, поверь. Уж что-что, а настоящего призрака я могу узнать с первого взгляда.
— Да, конечно, — слишком быстро согласился он. — Я верю, Лид.
Однако она заметила вспышку беспокойства в его внимательном взгляде и догадалась, о чем он думает. Зейн был ее другом и преданным защитником, но в глубине души волновался, что Лидия слишком сильно пострадала от пережитого в катакомбах во время «потерянного уикенда». И она не сможет доказать ни себе, ни кому-либо еще, что не сломается под напряжением, пока не вернется в подземелья и не столкнется с несколькими ловушками.
Стук в дверь помешал ей расспрашивать Зейна дальше.
— Это, наверное, мой спутник.
Она начала вставать, но паренек вскочил с дивана и поспешил к двери:
— Я открою.
Он картинным жестом открыл дверь. На мгновение повисла звенящая тишина, пока мужчина и мальчик оценивали друг друга.
— Привет, — сказал Эммет. — Я за Лидией.
Зейн усмехнулся.
— Привет. Я друг Лидии Зейн. Зейн Хойт.
— Приятно познакомиться, Зейн. Я Эммет Лондон. — Он взглянул на большой кусок янтаря, висевший у Зейна на шее. — Симпатичная подвеска.
— Спасибо. Когда мне исполнится восемнадцать, я собираюсь присоединиться к гильдии и стать охотником за призраками.
— В самом деле? — вежливо отозвался Эммет.
Лидия нахмурилась.
— Тебе всего тринадцать, Зейн. До восемнадцати ты наверняка еще тысячу раз передумаешь.
— Ни за что, — с абсолютной убежденностью произнес Зейн и состроил Эммету гримасу. — Лидии реально не нравятся охотники за призраками. Понимаете, несколько месяцев назад с ней случилась неприятность, и она винит...
— Достаточно, — поспешно вмешалась Лидия. — Уверена, мистер Лондон зарезервировал столик. Нам пора идти.
— Да, конечно, — сказал Зейн. Он посмотрел на Эммета с собственническим блеском в глазах. — Лид готова идти, мистер Лондон. Она выглядит просто замечательно, правда?
Эммет задумчиво оглядел Лидию. Его глаза тоже поблескивали. Лидия была практически уверена, что увидела в этом внимательном взгляде янтарных глаз смех, но также что-то еще, возможно, высокую мужскую оценку. Ей стало необъяснимо жарко.
Она не покраснела. Не могла она покраснеть. В конце концов, это была деловая встреча.
Наверное, стоило надеть деловой костюм, а не маленькое вечернее платье цвета морской волны. Она купила его как раз перед происшествием в катакомбах, сразу после того как начала встречаться с Райаном Келсо. Но в недели, последовавшие за «потерянным уикендом», Райан под благовидным предлогом исчез из ее жизни, и у нее так и не появилось возможности обновить покупку.
Когда она вытащила платье из шкафа, где оно провисело неношеным больше шести месяцев, оно показалось ей достаточно осмотрительным для делового ужина. Длинные рукава и скромный вырез придавали наряду почти чопорный вид. По крайней мере, так она себе сказала, но теперь внезапно засомневалась в своем решении.
— Да, — сказал Эммет, — она выглядит очень мило.
Мило? И что это значит, хотела бы она знать? Лидия посмотрела на его черный пиджак свободного кроя, черную футболку и черные брюки. Определенно не мило, решила она. Опасно, сексуально, интригующе, но не мило.
Лидия кашлянула.
— Нам пора идти. Зейн, можешь сделать здесь уроки и составить Мохнатику компанию, пока не придет время возвращаться домой. Но никакого просмотра рез-экрана. Понятно?
Зейн состроил гримасу.
— Черт, Лид, мне не так много задали на дом, чтобы потратить на это весь вечер.
— Если каким-то волшебным образом ты быстро расправишься со школьными заданиями, то можешь почитать книгу, — безжалостно ответила она.
Зейн застонал.
— Ладно-ладно. Никакого рез-экрана, — он призадумался. — А как насчет мороженого?
Лидия усмехнулась.
— Конечно. Если и мне немного оставишь.
— Нет проблем, — Зейн галантно указал ей на дверь. — Приятного вечера.
Лидия стиснула ремешок сумочки и вышла в холл. Когда Зейн с громким стуком захлопнул за ними дверь, она внезапно осознала, что осталась с Эмметом наедине, и молча направилась вместе с ним к лестничной клетке.
— Давно вы знакомы с Зейном? — спросил Эммет, когда они начали спускаться на четвертый этаж.
— Я познакомилась с ним и его тетей сразу после переезда в эту квартиру. Они с Олиндой были очень добры ко мне, когда я… ну, в общем, когда я нуждалась в друзьях.
— Олинда — это тетя?
— Да. — Лидия вошла в лифт. — Она славная. Добрая душа. Управляет кафе «Кварц» дальше по улице. Но боюсь, ее планы относительно Зейна не включают в себя получение им высшего образования.
— Что за планы?
— Олинда не делает секрета из того факта, что ждет не дождется, когда Зейн станет достаточно взрослым, чтобы присоединиться к гильдии в качестве охотника за призраками. Хорошие охотники зарабатывают огромные деньги.
— Да, так мне говорили.
Лидия состроила гримасу.
— К сожалению, все признаки указывают на то, что Зейн станет очень сильным пара-резонатором диссонансной энергии.
— Другими словами, старая добрая тетя Олинда думает, что Зейн станет достойным источником дохода для семьи, как только она отправит его в гильдию.
— Точно, — Лидия поглядела на него. — Поймите меня правильно. Я очень люблю Олинду, но мы с ней вступили в негласную войну. Я изо всех сил стараюсь убедить Зейна сначала поступить в колледж и только потом думать о карьере охотника за призраками. А Олинда хочет, чтобы он присоединился к гильдии в тот же день, когда ему исполнится восемнадцать.
— Понятно.
— Я делаю все возможное, чтобы развеять его фантазии об охоте за призраками, но у меня плохо получается. Юные мальчики такие впечатлительные. Их по-настоящему притягивает вся эта чванливость мачо-охотников, особенно в возрасте Зейна.
Эммет искоса бросил на нее загадочный взгляд. Они вышли из подъезда на автомобильную стоянку.
— Способность пара-резонировать диссонансную энергию невозможно просто игнорировать. Рано или поздно Зейну придется принять эту сторону своей натуры. Он не сумеет притворяться, будто его таланта не существует, сколько бы ни пробовал.
Ее разозлила его спокойная логика.
— Зейн — умный мальчик. Он может стать доктором, профессором или художником. Я не говорю, что он не может время от времени упражняться в своем таланте. Но не хочу, чтобы он стал всего лишь еще одним дорогостоящим, переоцененным телохранителем.
— Как я понимаю, вы не очень высокого мнения об этой профессии, но телохранители порой тоже бывают нужны.
— Ха. Это спорный вопрос.
Он остановился возле темно-серого «Слайдера» и открыл для нее пассажирскую дверь.
— Если бы вы продолжали меня консультировать, он мог бы вам понадобиться.
Она замерла, стоя одной ногой на высоком каблуке в машине, второй — все еще на земле.
— О чем вы?
— Боюсь, мне придется вас уволить.
В ней вскипело недоверчивое возмущение.
— Вы пригласили меня на ужин, чтобы сообщить, что хотите разорвать наш контракт?
— В целом — да. Те чертовы знаки, выжженные на вашей стене, все изменили, Лидия. Я кое-что не рассказал вам про эту работу.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
24 Май 2020 15:34 - 24 Май 2020 15:34 #9 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 7

Он выбрал ресторан по рекомендации консьержа своей гостиницы.
— Какое-нибудь место, облюбованное университетской публикой. Профессорами, но не студентами.
— Не волнуйтесь, я знаю прекрасный ресторан, сэр. Очаровательное маленькое бистро, называется «Игра контрастов». Специализируется на кухне «Новой волны». Превосходный ассортимент вин. Очень нравится университетским.
Теперь Лидия молча следовала за метрдотелем к столику у окна. Эммет знал, что она злится, но под бурлящим гневом заметил в ее глазах вспышку одобрения и сделал мысленную пометку дать консьержу чаевые. С рестораном парень угадал.
Эммет внимательно осмотрел комнату, оценивая отполированный деревянный пол, приглушенно освещенные столики и одетых в черное и белое официантов. В последние годы он наконец ухватил суть понятия «небрежный шик». Он узнавал его, когда видел, а «Игра контрастов», определенно, им отличалась. Это было место, где подавали большие порции пасты и делали хитроумные, затейливые композиции из миниатюрных овощей.
Лидии удавалось сдерживаться до тех пор, пока официант не принял заказ. Потом она положила руки на стол и, прищурившись, посмотрела на Эммета поверх пламени свечи.
— Итак, — сказала она, — что это за разговоры о моем увольнении?
Он много размышлял над тем, сколько ей можно рассказать, и в итоге решил, что будет лучше поделиться хотя бы частью правды. Он не мог придумать другой способ убедить ее отказаться от работы.
— Я говорил вам, что приехал в Каденс, чтобы найти семейную реликвию, украденную из моей коллекции, — начал он.
— Хотите сказать, что история о пропавшем кабинете редкостей — ложь? — Лидия нервно забарабанила по столу кончиками пальцев.
— Нет, это правда. Но я не упомянул, что его украл мой племянник Квинн.
Эта информация заставила ее пару раз моргнуть.
— Ваш племянник?
— Ребенок моей сестры. Ему... — Эммет на миг задумался, — в прошлом месяце исполнилось восемнадцать.
— Я не понимаю. Он украл семейную реликвию?
— Сомневаюсь, что он смотрел на это под таким углом.
— Под каким еще углом он мог на это смотреть?
— Формально он просто его заложил и отправил мне по почте копию квитанции. Как он сказал, на всякий случай.
— На какой такой случай?
— Я должен начать сначала. Несколько месяцев назад у Квинна появилась новая знакомая — молодая особа по имени Сильвия. Моя сестра с мужем девушку не одобрили. История закончилась тем, что Сильвия приехала сюда, в Каденс, по-видимому, в поисках работы. Квинн последовал за ней.
Лидия нахмурилась:
— Какой работы?
— Не знаю. Квинн говорил, что она довольно сильный пара-резонатор эфемерной энергии и мечтает о работе в области пара-археологии. Но она не обучена и не имеет диплома. К сожалению, ее возможности весьма ограничены. Семьи нет. Когда Квинн ее встретил, она едва держалась на плаву, работая официанткой.
— Ясно, значит, она отправилась в Каденс, а Квинн поехал за ней. С вашей шкатулкой.
— Правильно. И теперь он исчез. О нем ничего не слышно почти две недели. Моя сестра начинает сходить с ума. Ее муж обеспокоен.
Лидия задумчиво его изучала.
— Значит, вы согласились поехать на его поиски?
— Да. Насколько я могу судить, он продал кабинет редкостей перекупщику в Старом квартале и использовал деньги, чтобы снять номер в гостинице. Но провел он там всего две ночи, а потом просто исчез.
Лидия, казалось, погрузилась в размышления.
— А что с торговцем, который купил шкатулку? Вы с ним говорили?
— Я пошел в магазин, но там никого не оказалось. Ни хозяина, ни шкатулки.
Она посмотрела на него, и в ее глазах вспыхнуло понимание.
— Вы говорите о Честере? Это он купил у Квинна кабинет редкостей?
— Да. — Он наблюдал за ее лицом. — Когда я приехал, его магазин оказался закрыт. Я все равно вошел, чтобы оглядеться.
— Вы вломились в его магазин?
— Не хотел впустую терять время.
— Боже мой!
Он засунул руку во внутренний карман пиджака.
— Я не нашел ни шкатулки, ни какой-либо подсказки о том, кому Брейди ее продал, но зато обнаружил это.
Он вынул фотографию, которую обнаружил на стене за прилавком магазина Брейди, и положил ее на стол перед Лидией.
На фото была запечатлена женщина с блестящими рыжими волосами, сидящая за столиком в захудалом на вид ночном клубе. Она грустно улыбалась в камеру. Рядом с ней расположился елейный коротышка с прилизанными волосами в дешевом, крикливом спортивном пальто. Мужчина улыбался от уха до уха.
Лидия мельком посмотрела на фотографию, и ее глаза тут же потемнели.
— Это мы с Честером в «Нереальном баре». Празднуем мой последний день рождения. Он всегда просил там кого-нибудь сфотографировать нас вдвоем. Это был его второй дом.
— Когда я не смог определить местонахождение Брейди, то решил вместо этого поискать вас, — Эммет взял фото и снова сунул в карман. — Это оказалось нетрудно, но практически сразу после этого Брейди был обнаружен мертвым в том саркофаге.
Ее щеки вспыхнули от гнева.
— Господи, вы во всем мне лгали с самого начала? Вы разыскали меня, потому что решили, что я связана с Честером. Притворились настоящим клиентом, а сами все время думали, что я выведу вас на шкатулку и пропавшего племянника.
— Мне больше неоткуда было начать, — спокойно сказал он.
— Я так и знала.
— Что знали?
Ее рука на белой скатерти сжалась в кулачок.
— Вы и правда были слишком хороши, чтобы оказаться правдой.
Он пожал плечами и промолчал.
— Почему сегодня вечером вы решили покончить с этим фарсом? — свирепо поинтересовалась она.
— Из-за выжженных отметин, оставленных призраком на стене вашей спальни.
Замешательство слегка уменьшило ее возмущение.
— И какое же отношение они...
Она резко замолчала, поскольку к столику подошел официант с закусками. Эммет посмотрел на поставленную перед ним тарелку. В меню блюдо значилось как «Креветки в тройной гармонии».
Ни одна из трех отлично приготовленных креветок, выложенных поверх тонко нарезанного редиса, не выглядела достигшей тройной гармонии, но он решил не делать из этого проблемы. Кухня «Новой волны» предназначалась еще и для души, напомнил он себе.
Как только официант удалился, Лидия нетерпеливо поддалась вперед:
— Объяснитесь, Лондон. Каким образом отметки на моей стене все изменили?
— Лидия, рисунок, который призрак оставил на стене, не был случайным. Если приглядеться повнимательнее, можно было различить три волнистых линии. Работа небрежная — охотник, определенно, не полностью контролировал призрак, но насчет линий я уверен.
— И?
— Думаю, кто-то пытался оставить вам сообщение.
Теперь она выглядела настороженной.
— Хотите сказать, что узнали те волнистые линии?
— Да. — Он попробовал одну из креветок. — Я видел их прежде.
— Где? — ее голос звучал крайне напряженно.
Он опустил вилку, расстегнул пиджак и вынул из внутреннего кармана клочок бумаги, который нашел на письменном столе Квинна. Эммет молча протянул его Лидии.
Она выхватила листок из его пальцев, посмотрела на три волнистых линии и снова подняла взгляд.
— Я не понимаю.
— Я нашел это в блокноте рядом с телефоном в комнате Квинна. Думаю, он сделал эту заметку после телефонного звонка от Сильвии, а спустя несколько часов Квинн исчез.
— Вы знаете, что означают эти линии?
— Нет. Я над этим работаю. Но тот факт, что кто-то использовал призрака, чтобы оставить их на вашей стене, говорит о том, что эти знаки могу быть важны и, возможно, опасны.
Она рассеянно постучала по листку на скатерти.
— Это также доказывает, что я наверняка не имею отношения к исчезновению вашего кабинета редкостей и Квинна, правильно?
Он пожал плечами:
— Мне действительно пришло в голову, что если кто-то рискнул вывести вас из игры с помощью этого преступления, то вам может грозить опасность из-за вопросов, которые вы начали задавать. А раз вам пришлось задавать вопросы, значит, вы наверняка не знаете, где моя шкатулка и племянник.
— Полагаю, это объясняет телефонный звонок, который я получила, придя утром на работу, — неохотно сказала она.
— Какой еще звонок?
— Я решила, что звонит какой-то сумасшедший, — небрежно отмахнулась она. — Голос был мужской. Кажется, довольно молодой. Я его не узнала. Он сказал только: «Больше никаких вопросов!» — и повесил трубку.
— Проклятье, какого черта вы мне не рассказали?
Она пронзила Эммета негодующим взглядом.
— Я только что объяснила, что приняла говорившего за чудака. Фраза не имела никакого смысла. Я не связала звонок со своими расспросами о пропавшей шкатулке.
— Черта с два, вы не связали. Вы слишком умны, чтобы не уловить связь.
От досады ее голос зазвучал напряженно:
— Ладно-ладно, признаю, такая вероятность приходила мне в голову. Но я испугалась, что вы меня уволите, если решите, будто мне может грозить опасность.
— Именно это я и собираюсь сделать. Теперь ясно, что я просчитался. Вы не имели к происходящему никакого отношения, пока я вас в это не впутал.
— Думаете, теперь сможете «выпутать» меня, нарушив свое слово и разорвав контракт? Так?
— Лидия, я хочу, чтобы вы держались от всего этого подальше.
Он был готов к упрямству и гневу, которые отразились на ее лице. Но его удивила вспышка чего-то еще. Отчаяния?
— Даже если вы правы, уже слишком поздно, — поспешно сказала она. — Я поговорила с несколькими перекупщиками. Слух о том, что я ищу кабинет редкостей, пущен.
— Завтра утром можете их предупредить, что клиент вас уволил и вы больше не ищете его семейную реликвию.
— Почему вы думаете, что это сработает? Слухи уже разошлись за пределы среды антикваров. Я не могу просто так все остановить. Если кто-то что-нибудь узнает о шкатулке, то свяжется со мной независимо от моего увольнения.
— Скажите своим знакомым, чтобы обращались ко мне.
— Те, у кого есть реальный шанс узнать что-то полезное, не захотят разговаривать с вами напрямую. — Лидия поддалась вперед. Решимость вибрировала вокруг нее почти осязаемым энергетическим полем. — Я знаю этих людей. Они доверяют мне, но не доверяют посторонним. Я нужна вам, Лондон.
— Не настолько сильно, чтобы подвергать вас опасности.
— Когда вы думали, что я могу быть в сговоре с Честером, опасность вас не смущала.
— Это другое, — буркнул он.
— Это был очень маленький призрак.
— Даже слабые призраки могут вызвать весьма неприятную реакцию. Могут заморозить человека или вырубить на целых пятнадцать-двадцать минут.
— Потеря сознания или временный паралич — мимолетные побочные эффекты прямого контакта со слабым НПДЭ, — натянуто ответила она. — Долговременные повреждения крайне редки.
— Вы говорите так, словно цитируете учебник или инструкцию по оказанию первой помощи. Вы знаете, каково почувствовать это на собственной шкуре?
— Да. — Ее взгляд был холоден. — Я знаю, каково почувствовать это на собственной шкуре. Все чувства обостряются до предела. Все становится слишком ярким, слишком горячим и холодным, слишком темным, слишком громким. Человека захлестывают ощущения, и он теряет сознание. Если, конечно, он не очень сильный охотник за призраками, в таком случае, как я понимаю, у него есть некий ограниченный иммунитет.
Эммет глубоко вздохнул.
— Ладно, вижу, вы знаете, о чем говорите.
— Давайте проясним кое-что прямо сейчас. Я провела большую часть последних четырех лет, работая в Мертвом городе. Ни один пара-археолог, насколько бы профессиональной ни была команда охотников, не может за столь долгое время ни разу не столкнуться с несколькими маленькими призраками.
Он осознал, что она не собирается поддаваться логике и доводам разума. Лучше сразу перейти к делу.
— Мисс Смит, вы, кажется, не поняли. Я вас увольняю.
— Мистер Лондон, это вы не поняли. Вы не можете меня уволить. У нас контракт.
— Не переживайте. Я выплачу компенсацию за потраченное время.
— Теперь дело не только в деньгах. Если рассказанное вами правда, то, возможно, беднягу Честера убили из-за вашей шкатулки...
Она вдруг резко замолчала. Эммет понял, что она смотрит на кого-то, приближающегося к столу.
— Надеюсь, я не прервал важный разговор, Лидия. Увидел тебя с другого конца зала и решил поздороваться.
Непринужденный голос был мужественным и хорошо поставленным. Голос образованного человека, привыкшего читать лекции, подумал Эммет.
— Привет, Райан. — Лидия выдавила холодную улыбку. — Давно не виделись. Познакомься, это Эммет Лондон. Эммет, это профессор Райан Келсо, глава кафедры пара-археологии в университете. — Она замялась. — Бывший коллега.
Некто больший, чем бывший коллега, подумал Эммет. Он не считал себя обладателем хорошей интуиции, однако не мог не заметить циркулирующие вокруг маленького столика глубинные течения. В душе шевельнулось внушающее тревогу собственническое чувство. Это не к добру. Он предпочел бы обойтись без лишних осложнений.
Эммет не спеша встал и окинул Райана Келсо взглядом, оценивая внешние качества. Высокий, атлетически сложенный, темные волосы, серые глаза, точеные черты лица.
Одетый в коричневую водолазку, твидовый пиджак и низко посаженные брюки Райан с головы до пят выглядел стильным академиком. На широком браслете на левой руке поблескивал янтарь.
Эммет обменялся с ним кратким рукопожатием.
— Келсо.
— Приятно познакомиться, Лондон.
Райан кратко, оценивающе оглядел Эммета и переключил внимание на Лидию.
— Что за слухи о трупе, найденном в той маленькой дыре, где ты работаешь? Читал что-то об этом в газетах.
— Его звали Честер Брейди, — натянуто произнесла Лидия. — Вряд ли ты его знал.
— Да уж наверняка. — Губы Райана презрительно изогнулись. — Газеты пишут, что он был руинной крысой и, вероятно, был убит одним из своих криминальных подельников. Что он делал у Шримптона? Пытался украсть одно из твоих приобретений?
— Честер был моим другом и очень сильным наладчиком ловушек, — стальным голосом сказала Лидия. — Одним из самых сильных, которых я когда-либо встречала. Кто знает? Если бы у него была возможность получить приличное образование, он мог стать бы отличным пара-археологом. Возможно, сейчас был бы главой кафедры в университете.
Райан недоверчиво рассмеялся, но его взгляд тут же участливо смягчился.
— Должно быть, обнаружение тела нанесло тебе серьезную травму. Я имею в виду, это такой шок после всего, что случилось шесть месяцев назад...
— Не все считают меня хрупкой, — осуждающе заметила Лидия. — Веришь или нет, а детектив, расследующая убийство, включила меня в число подозреваемых. Очевидно, она решила, что я вполне способна справиться со стрессом от убийства давнего приятеля и засунуть его тело в саркофаг.
— М-м... — Райан замялся, явно не зная, как ответить.
— Должна сказать, в некотором смысле это было почти лестно, — продолжила Лидия.
Она была на коне. Эммет забавлялся, однако пришло время вмешаться.
— Полицейские всегда расспрашивают тех, кто нашел жертву, — спокойно заметил он. — Естественно, они поговорили с Лидией. Они и со мной разговаривали. Я находился рядом, когда она обнаружила тело. Но детектив дала понять, что ни один из нас не вызвал у нее серьезных подозрений. У нас есть алиби.
— У некоторых из нас алиби лучше, чем у других, — пробормотала Лидия.
Эммет проигнорировал это замечание, сосредоточив все свое внимание на Райане.
— Похоже, у Брейди было много рассерженных друзей, клиентов и партнеров. Полицейские думают, что его прикончил кто-то из них.
— В этом есть смысл. — Райан ухватился за возможность сменить тему. — Как бы там ни было, рад видеть, что ты так прекрасно выглядишь, Лидия.
— Удивительно, да? В конце концов, мне удалось не сойти с ума. По крайней мере, пока. Но не бойся, всегда есть надежда. Я все еще могу свихнуться в ближайшие дни.
Райану хватило совести покраснеть.
— Не нужно винить друзей за то, что они о тебе волнуются.
— Если бы мои так называемые друзья искренне за меня беспокоились, то позаботились бы о том, чтобы я вернулась на свою работу после того, как доктора меня отпустили, — нарочито ласково протянула она.
Эммет понял, что она не оставит эту тему. Он задумался, как Райан вообще мог прийти к выводу, что Лидия слишком хрупка для продолжения работы пара-археологом.
Келсо изобразил на лице вежливое смущение.
— Я не совсем понимаю, о чем ты говоришь, Лидия. Решение об… м-м… освобождении тебя от контракта с университетом...
— То есть о моем увольнении…
— Решение принимала администрация, — быстро продолжил Райан. — Тебе это известно. Кафедра не имела к нему никакого отношения.
— Да ладно? — Лидия издала тихий звук, полный откровенного отвращения. — Мы оба знаем, что администрация советуется с главой кафедры. Почему бы тебе не поговорить со мной честно? Ты решил, что мне прямая дорога в дурдом, и именно так сказал академическому совету.
— Лидия, мы все были потрясены тем, что с тобой случилось.
— Но не настолько, чтобы позволить мне вернуться на кафедру.
— На мне как на главе кафедры лежит серьезная ответственность. После случившегося я не мог рисковать и отправить тебя работать с командой. Я должен был позаботиться о твоих наиважнейших интересах.
— Если ты действительно так переживал из-за моего парапсихического состояния, то не обязательно было сразу отсылать меня в Мертвый город. Ты мог позволить мне немного поработать в лабораториях, пока все не убедились бы, что я осталась нормальной и не сломаюсь в стрессовой ситуации.
Выражение искреннего участия на лице Райана сменилось досадой. Он поспешно оглядел ресторан, явно ища способ выпутаться из неловкой ситуации.
— Политика есть политика, — натянуто ответил он. — Но, Лидия, ты должна помнить, что самым важным элементом в этом уравнении было твое парапсихическое здоровье. Ты прошла через чудовищное испытание и должна дать себе побольше времени для поправки.
— Я полностью оправилась.
— Вот что я тебе скажу, — излишне сердечно произнес он. — Отдохни еще полгодика, а потом повторно обратись на кафедру. Я прослежу, что твоему заявлению уделили особое внимание.
— Ух ты, спасибо, Райан. Но через шесть месяцев старая работа будет мне уже не нужна. Я надеюсь целиком заняться консультационным бизнесом.
Он выглядел немного смущенным.
— Ты решила уйти в частники?
— Правильно. И уже даже над этим работаю.
— Я не понял...
— Два месяца назад я зарегистрировалась в рядах Общества как частный консультант в области пара-археологии, — ее глаза засверкали. — Мистер Лондон — мой первый клиент. Не правда ли, Эммет?
Придется уступить, подумал Эммет. Она весьма аккуратно загнала его в угол.
— Два дня назад мы с Лидией подписали контракт, — ответил он.
— Ясно. — Райан, нахмурившись, посмотрел на Эммета, потом перевел взгляд на Лидию. — А как же твоя работа в музее Шримптона?
— Как только я налажу свой частный бизнес, то, разумеется, оставлю должность в музее. А пока мне нужны деньги. Видишь ли, потеря работы в университете нанесла по моим финансам весьма существенный удар.
— Понятно. — Райан начал пятиться назад. — Что ж, это здорово. Просто великолепно. К слову, кафедра иногда использует частных консультантов и независимых экспертов. Возможно, как-нибудь представится случай обратиться к тебе.
— Я, конечно, буду счастлива обсудить контракт с университетом, — с большим апломбом сказала она, — но учти, что частный сектор требует крайне высоких оплат. Спроси Эммета.
Эммет едва не подавился вином, которое только что пригубил. Он стрельнул в нее предупреждающим взглядом поверх пламени свечей: «Не испытывайте свою удачу, леди».
— Это стоит каждого пенни, — сказал он вслух с похвальной при данных обстоятельствах учтивостью.
Лидия наградила его торжествующей улыбкой, затмившей пламя свечей. Райан взглянул на него с любопытством.
— Что вы коллекционируете, мистер Лондон?
Эммет увидел, как Лидия открыла рот, но с него было достаточно ее безрассудных речей. Под столом он с силой, достаточной, чтобы привлечь внимание, наступил на носок ее маленькой сексуальной вечерней туфельки. Глаза Лидии округлились, но она удержала язык за зубами.
Эммет посмотрел на Райана.
— Могильные зеркала.
— Могильные зеркала. — Если бы веселой снисходительности в голосе Райана стало еще чуть-чуть больше, то она потекла бы на стол. — Да, это очень интересно.
— Дома, в Резонансе, у меня их целая комната, — продолжил Эммет. — Вдоль завешенных настоящими зеркалами стен я расставил на небольших стендах могильные и сделал зеленую подсветку по всей галерее. Это производит на гостей огромное впечатление.
Эммет поймал взгляд Лидии и понял, что она разрывается между гневом и смехом. Она не хуже него знала, что могильные зеркала были одним из самых распространенных и наименее ценных хармонианских артефактов. Среди них чаще всего встречались фальшивки. Магазинчики близ мертвых городов ломились от их копий и подделок. Среди коллекционеров их покупали только новички и простофили.
— Зеленая подсветка? — Райан выглядел мучительно скучающим. — Как оригинально.
— Затратное увлечение, но я доволен результатом, — сказал Эммет. — Огни и настенные зеркала придают галерее по-настоящему потусторонний вид, вы меня понимаете.
— Могу себе представить, — сухо пробормотал Райан.
Лидия вежливо улыбнулась.
— Похоже, вы добились именно того жуткого эффекта, который мы стремимся создать в музее.
— Жуткий — подходящее слово. — Эммет взглянул на Райана. — Тем не менее, мне нужно еще несколько деталей, чтобы дополнить коллекцию, поэтому я приехал в Каденс. Лидия думает, что сможет подыскать мне несколько зеркал.
— Уверен в этом. — Райан обернулся через плечо. — Прошу прощения, я должен вернуться к своему спутнику. Приятно было познакомиться, Лондон.
— Взаимно, — отозвался Эммет.
Райан повернулся к Лидии.
— Рад был увидеть тебя в добром здравии.
Он наклонился с очевидным желанием по-дружески поцеловать ее на прощанье в щеку, но промахнулся мимо цели. В последний момент Лидия подвинулась, как если бы совершенно не подозревала о его намерениях, потянулась за вилкой и мимоходом угодила ему локтем в пах.
— Уф! — Райан стремительно отступил, осторожно потянулся к промежности, но тут же передумал и вместо этого несколько раз быстро вздохнул.
— Ой, извини, — Лидия замерла с вилкой в руке. — Я не заметила, что ты стоишь так близко. Мне тоже было приятно снова тебя увидеть. Передавай привет всем в лаборатории.
— Конечно, — он отступил от стола. — Встретимся с тобой позже. Удачи в работе консультанта.
Развернувшись на пятках, он поспешил прочь через лабиринт маленьких столиков. Глядя ему вслед, Эммет решил, что у Райана вид человека, совершающего стратегическое отступление. Или, возможно, в отчаянии сбегающего от опасности.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
24 Май 2020 15:47 - 29 Май 2020 23:57 #10 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 8

Между ними повисло молчание. Эммет смотрел на Лидию, она на него. Это момент идеального взаимопонимания, подумал он.
Официант вернулся с блюдами. После его ухода Лидия сосредоточилась на еде.
— Он думает, что из-за произошедшего шесть месяцев назад я потеряла способность пара-резонировать, — некоторое время спустя сказала она.
— Я так и понял.
— В Мертвом городе со мной произошла неприятная история.
— Я знаю, — тихо признался Эммет.
— Знаете? — она быстро подняла взгляд и нахмурилась. — Я считала... — Тут Лидия скривилась. — Да, думаю, вы могли узнать.
— Я позвонил одному из своих людей в Резонансе. Попросил по-быстрому собрать на вас информацию.
— Ясно.
— В отчете говорилось, что вы неожиданно попали в ловушку иллюзии и исчезли в катакомбах раньше, чем кто-то из команды понял, что произошло. Вас искали, но безрезультатно. Два дня спустя вы самостоятельно выбрались из катакомб.
Она пожала плечами.
— Так мне рассказали. Если честно, я совсем не помню эти сорок восемь часов, проведенных в подземельях. Доктора говорят, что это, возможно, к лучшему.
— А сами вы как думаете, что там случилось?
Она замялась.
— Возможно, я действительно попала в ловушку. Я хороший специалист, но никто не совершенен. Однако существует и другое объяснение.
— Какое?
— Меня мог сильно поджарить весьма мощный призрак. Это объяснило бы два дня полной амнезии.
Он нахмурился.
— Это не мог быть призрак. Вы же были с университетской командой. В докладе говорилось, что с вами находились два вполне компетентных охотника за призраками.
Она изогнула бровь.
— Вы читали официальный отчет комиссии по расследованию?
— Да.
— Предполагается, что это конфиденциальная информация.
— Я знаю.
Она не стала развивать эту тему.
— Вы правы. С нами было два охотника. Они утверждают, что проводили меня к входу в зал с гробницей. Комиссии они сказали, что пока разбирались с несколькими маленькими призраками у входа, я исчезла в одном из коридоров. Тогда охотники видели меня последний раз.
Эммет ждал продолжения.
— Они сказали, что я нарушила стандартные правила безопасности. — Ее губы сжались. — То есть имели в виду, что я вела себя неосмотрительно.
Эммет кивнул. Те два охотника клялись, что в своем рвении исследовать вновь обнаруженный коридор Лидия ушла вперед, не дожидаясь их или кого-либо из других членов команды. Заключительный вывод комиссии звучал прямо: она сама навлекла на себя неприятности.
Он смотрел, как Лидия накручивает пасту на вилку.
— Больше похоже на ловушку иллюзии. Если бы там действительно был огромный призрак, то охотники обнаружили бы поблизости следы энергии.
— Так они говорят, — она попробовала пасту.
— То есть вы хотите сказать, что не верите в их версию событий? — совершенно нейтрально спросил Эммет.
Лидия опустила вилку.
— Я хочу сказать, что не знаю, что случилось. У меня нет ни одного ясного воспоминания о произошедшем в том коридоре. Я вынуждена принимать на веру слова тех, кто был в тот день в команде.
— Ни одного ясного воспоминания? — Эммет пристально посмотрел на нее. — Минуту назад вы говорили, что совсем не помните те сорок восемь часов, что провели в катакомбах.
Какое-то время она ничего не отвечала, лишь смотрела на него. В свете свечи ее лицо казалось таинственным. Он размышлял, каково это: потерять сорок восемь часов из своей жизни, а потом очнуться в бесконечной зеленой ночи инопланетных катакомб без янтаря. Многие из тех, кто терялся в подземельях, так и не возвращались. Те же, кому удавалось найти выход, обычно были настолько психически травмированы, что надолго задерживались в лечебницах для пара-резонаторов.
Он уже думал, что Лидия не ответит, но она, казалось, приняла некое решение.
— Я никогда никому об этом не рассказывала, но, кажется, в последнее время ко мне начали возвращаться обрывки воспоминаний. — Она вглядывалась в пламя свечи. — Проблема в том, что я не могу их разобрать. Это похоже на мельком увиденного призрака. Не на НПДЭ, а на какую-то тень или фантома, как в старомодных романах ужасов.
— Вы обращались снова к докторам?
Лидия скривилась.
— Мне меньше всего нужна еще одна запись в парапсихическом портрете, сообщающая миру о том, что я выказываю нарастающие признаки постпаратравматического синдрома. Я уже потеряла одну хорошую работу из-за отчета мозгоправов.
— А еще из-за того, что руководитель вашей бывшей кафедры не пожелал дать вам шанс доказать, что доктора ошибаются, — напомнил Эммет.
— Раньше мы с Райаном были коллегами. Его выдвинули на должность главы кафедры спустя месяц после моего «потерянного уикенда». Тогда-то он, очевидно, и решил, что я слишком хрупкая для своей работы.
— Ясно.
— Я не могу его винить. На кафедре все убеждены, что ни один наладчик не в силах пройти через такое испытание, не повредив в той или иной степени свои параспособности. Никто не хочет работать в команде с тем, кто... — она прервалась и покрутила пальцем у виска. — Ну, вы понимаете, на кого нельзя положиться. Член команды, который в Мертвом городе теряет самообладание или остроту реакции, подвергает опасности всех остальных.
Эммет вспомнил, как застал ее утром за перекрашиванием стены в спальне в попытке избавиться от оставленной призраком выжженной отметки. Тот, кто вызвал НПДЭ, наверняка знал о том ужасном происшествии шесть месяцев назад. Большинство людей запаниковали бы, увидев в собственном доме неконтролируемого призрака, пусть даже маленького. Но тот, кто провел сорок восемь часов в одиночестве в катакомбах, был особенно уязвим для подобных выходок.
Прежде чем все закончится, он бы очень хотел добраться до того охотника, который так хладнокровно пытался ее напугать.
— Если это имеет какое-то значение, — сказал он, — я не считаю вас хрупкой или излишне восприимчивой. По-моему, вы весьма бесстрашная особа.
— Эй, это же отлично! — Она решительно улыбнулась. — Я так рада, что вы считаете меня способной выполнять свою работу. Потому что мы заключили контракт, и я не собираюсь позволять вам меня уволить.
Он застонал:
— Итак, мы вернулись к тому, откуда начали.
— Прошу прощения, — она съела еще немного пасты. — Но сегодня эта тема для меня самая важная.
— Лидия, вы упускаете нечто существенное. Это из-за меня прошлой ночью кто-то послал в вашу спальню призрака. Неужели не понимаете? Если вы продолжите со мной работать, могут произойти другие неприятности. Кто-то ясно пытается дать понять, чтобы вы прекратили помогать мне искать шкатулку.
— Верно. Интересно почему.
Он пожал плечами.
— Это очевидно. Кто бы за этим ни стоял, он боится, что кабинет редкостей приведет меня к Квинну. С этого момента придется исходить из предположения, что кто-то очень не хочет, чтобы я нашел племянника.
Она постучала глянцевым ногтем, выкрашенным в зеленый и золотой цвета, по своей тарелке.
— Раз так, вашему племяннику может грозить серьезная опасность.
— Да. До сих пор я думал, что он просто безумно влюбленный подросток с разбушевавшимися гормонами, гоняющийся за своей подружкой. Но после случившегося вчера в вашей спальне...
— Я нужна вам, Эммет. — Она нацелила на него вилку. — Признайте это. Вам понадобится вся помощь, которую вы только сможете получить.
— Возможно. Но я не хочу быть в ответе за то, что подверг вас опасности.
— Когда вы думали, что я работаю с Честером, вас это не беспокоило.
— Это другое.
— Вовсе нет. Ничего не изменилось. Просто теперь вы больше не считаете, что мне что-то известно о местонахождении вашей шкатулки. Послушайте, я взрослый человек и профессионал. Я в состоянии сама принимать за себя решения.
— Лидия...
— Я не позволю вам отстранить меня. Мне нужна эта работа, а вам нужна я. Что бы вы ни сделали, я продолжу искать шкатулку.
— Для такого рода угроз существует название.
— Да, шантаж. Вам меня не остановить. Если возникнет какая-то реальная опасность, то для нас обоих будет лучше, если мы станем сотрудничать. Мы должны делиться информацией.
В течение одного бесконечного момента Эммет разглядывал ее. Он не сомневался, что она готова выполнить свою угрозу и продолжит искать реликвию даже без его разрешения. Следовало знать, что будет непросто ее уволить.
— Ладно, — наконец сказал он. — Хорошо. Вы победили.
Она почувствовала ликование.
— Но как вы сказали, — невозмутимо продолжил он, — для нас будет безопаснее работать вместе.
— Правильно. Без проблем. Я буду держать вас в курсе...
— Днем в музее вы находитесь в относительной безопасности, — сказал он, не дослушав ее страстное обещание. — В этом деле явно замешан мятежный охотник за призраками, но вряд ли он станет изводить вас при свидетелях.
Она насмешливо приподняла бровь.
— Неужели?
— Я в этом сомневаюсь. Слишком велик шанс попасться. Вы же знаете, охотники работают в непосредственной близости от объекта. Даже сильный, хорошо обученный и очень опытный не может вызвать призрака и управлять им дальше, чем за полквартала, даже если работает возле Старой стены. Однако непохоже, что мы здесь имеем дело с кем-то хорошо обученным.
— Кажется, вы хорошо разбираетесь в предмете, — холодно заметила она.
— Сами подумайте. Вы не хуже меня знаете, что вызывать призраков за пределами Мертвого города незаконно. Любой отступник, идущий на такой риск, привлечет внимание руководства гильдии. Как правило, они осуждают такого рода поступки.
— Особенно, когда в них нет никакой выгоды для гильдии, — парировала Лидия. — Но что, если он не отступник? И работает на гильдию?
— Вы действительно не слишком высокого мнения об охотниках, да?
— Скажем так, я не думаю, что гильдия запрещает своим членам участвовать в личных финансовых авантюрах на стороне, если, конечно, те включают гильдию в долю.
— Все пара-археологи в Каденсе так цинично относятся к гильдии?
— Нет, — она макнула кусочек хлеба в оливковое масло. — Представьте себе, некоторые из моих бывших коллег считают охотников сексуальными. Они даже вступали с ними в любовные связи. Мелани Тофт, моя подруга из музея Шримптона, сказала, что однажды несколько недель встречалась с охотником.
Сперва он решил, что она его дразнит, но потом понял, что Лидия совершенно серьезна.
— Я так понимаю, вас совсем не привлекает идея вступить в любовную связь с охотником?
Она фыркнула, отмахнувшись от этой идеи, и откусила хлеб.
— Хватит обсуждать мои личные убеждения. Нам нужно побеспокоиться о более важных делах.
— Хорошо. Как я уже сказал, если вы станете придерживаться нескольких разумных предосторожностей, то за дневное время суток можно будет не беспокоиться. Проблема заключается в ночах.
— И?
— И если вы настаиваете на выполнении нашего контракта, — задумчиво сказал он, —то сегодня ночью у вас будет сосед по комнате.
Она ошеломленно уставилась на него, не зная, что ответить. Видимо, ей не приходило в голову, что он тоже умеет играть жестко. Да будь он проклят, если позволит ей безнаказанно себя шантажировать.
Разумеется, это наказание не слишком суровое. Но от ошарашенного выражения ее лица он, определенно, получил именно столько удовлетворения, сколько хотел.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
24 Май 2020 16:03 #11 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Глава 9

— Вам не кажется, что вы перегибаете палку, Лондон?
— Нет. — Эммет протянул руку и достал небольшой вещевой мешок с заднего сиденья «Слайдера».
На обратном пути к дому Лидии он заскочил в гостиницу, чтобы взять вещи, которые могли ему сегодня вечером понадобиться: бритву, смену одежды и другие личные вещи, которые нужны мужчине, собирающемся переночевать у дамы.
Остальное он планировал забрать утром при выписке из гостиницы. Если, конечно, ему придется выписываться. Всегда есть, уверял он себя, небольшая вероятность, что Лидия потеряет интерес к работе консультанта, прочувствовав, каково это отдать ему в распоряжение свой диван и делить с ним ванную. Ведь ее квартирка была очень маленькой.
— Ну что ж, если вы такой упрямый…
— Я такой, — заверил он ее. — Упрямство — одна из самых отличительных черт моего характера.
— Охотно верю. — Она бросила на него красноречивый взгляд и дернула ручку на дверце машины.
Эммет распахнул свою дверцу и вышел из машины, по привычке пристально изучая небольшую, плохо освещенную стоянку. Сегодня тут было тесновато. В сумерках виднелись транспортные средства жильцов, по большей части с ободранной краской и помятыми крыльями. У боковой стены стоял большой мусорный контейнер. Он был доверху набит, а рядом лежали видимо не поместившиеся туда пустые картонные коробки.
От «Дома с видом на Мертвый город» разило апатией, словно его жильцы потеряли всякую надежду изменить свой социальный статус к лучшему.
Все, за исключением Лидии. Легко было догадаться, почему она не хотела потерять его как клиента. Тут были замешаны не только деньги, ведь Эммет предложил ей плату за расторжение контракта. Он был совершенно уверен, что Лидия строила свои планы, без сомнения, собираясь в конечном счете вернуться обратно под землю и получить работу в катакомбах. Эммет предоставил ей шанс уйти из «Дома древних ужасов».
Подойдя вместе с ней к двери со сломанным кодовым замком, Эммет спросил:
— Полагаю, вы уже сообщили об этом своему арендодателю?
— В том же самом письме, где упомянула сломанный лифт и несколько других неудобств, — подтвердила Лидия.
Они стали подниматься по лестнице.
— Первым делом я завтра прослежу, чтобы замок починили, — заявил он.
Они уже поднимались на третий этаж, и Лидия с удивлением посмотрела на Эммета.
— Это же не ваша проблема.
— Теперь моя. Скажем так: я очень заинтересован в безопасности этого здания.
Лидии явно хотелось возразить, но в итоге она промолчала. Эммет решил, что она, вероятно, решила поберечь дыхание для долгого подъема на пятый этаж.
Он ее не осуждал. На площадке четвертого этажа Эммет посмотрел на Лидию и спросил:
— И как долго не работает лифт?
— Месяца два. Да и до этого он был не слишком надежным.
— Неудивительно, что вы в такой хорошей физической форме.
— Благодарю. — Она как-то странно взглянула на него, словно сомневалась, как воспринимать его комплимент. — Если вы останетесь у меня, то придется подниматься по этой лестнице постоянно. Не думаю, что Дриффилд в скором времени решит проблему с лифтом.
— Так просто вам меня не отпугнуть, — ответил Эммет.
Лидия застонала:
— Этого я и боялась.
Они одновременно добрались до пятого этажа и пошли по темному коридору.
— Наверное, нужно еще купить сюда несколько новых лампочек, — заметил Эммет.
— Кто вы, мастер по ремонту?
— Мне всегда нравилось устранять неполадки… — Эммет запнулся, почувствовав предательский след энергии призрака.
— Вот черт! — Он бросил вещевой мешок. — Дайте мне свой ключ.
— Что случилось? Что-то не так? — Она вытащила ключ от квартиры, но не стала передавать его Эммету.
— Дайте его мне. — Он выхватил ключ из ее руки и пошел вперед. — Оставайтесь здесь.
Он не стал ждать, выполнит ли она его приказ или нет. В лучшем случае шансы были пятьдесят на пятьдесят. Он чувствовал, что Лидия плохо подчиняется приказам, однако времени, чтобы предпринять что-то еще, не оставалось. Поблизости уже мерцала нестабильная диссонансная энергия. И вероятность того, что энергия вытекает именно из квартиры Лидии, была слишком велика.
Эммет дошел до двери, вставил ключ в замок, зарядил его слабым импульсом пси-энергии и повернул ручку. Из щели полилось ядовито-зеленое сияние. Он распахнул дверь настежь и увидел призрака.
Зеленый шар размером с крышку мусорной корзины пульсировал в углу. В жутковатом свете Эммет заметил очертание двух фигур у стены. Зейн сжался в плотный комок, а из-под руки мальчика светились охотничьи глаза Мохнатика. Блеснули маленькие белые клыки. Ни мальчик, ни зверек не шевелились. Передний край призрачной энергии колыхался всего в нескольких сантиметрах от руки Зейна, который старался защитить пушка.
Эммет на мгновение сконцентрировался и, поискав, нашел искаженную энергетическую структуру НПДЭ. Она была несложной и слабой. Сработал не прошедший обучение, неопытный любитель, однако это не значило, что призрак не способен причинить вреда, коснувшись Зейна или Мохнатика.
Эммет резонировал несколько секунд с зажигательной энергией, составляющей самую сущность призрака. Полностью настроившись на нее, он послал диссонансные психические волны, которые должны были разорвать и уничтожить его внутреннюю структуру. Янтарь в его часах слегка нагрелся.
Призрак вспыхнул, мигнул и пропал, как будто его и не было.
В сгустившейся темноте Зейн и пушок походили лишь на тени в углу.
— Зейн?
— Он в спальне, — прошептал мальчик охрипшим, натянутым голосом и, пошатываясь, поднялся. — У него нож, мистер Лондон. Он сказал, что вспорет Мохнатику брюхо, если я только…
— Выметайся отсюда. Забирай пушка и уходи.
Зейн не стал пререкаться. Подхватив зверька, он побежал к открытой двери. Янтарные охотничьи глаза Мохнатика ярко горели в темноте.
— Зейн, — с порога закричала Лидия? — Что случилось? С тобой все в порядке?
— Конечно, Лид.
Послышался скрежет металла. Звук доносился из спальни, громко отдаваясь в темном коридоре. Эммет вспомнил об окне. До земли было пять этажей, а вот до крыши — рукой подать.
Это было рискованно, но достаточно проворный и смелый взломщик мог решить, что, выбравшись из окна, можно вскарабкаться на крышу.
Либо так, либо через входную дверь — других путей из квартиры не было.
Эммет пошел по коридору, внимательно прислушиваясь.
Снова скрип, затем глухой стук. Взломщик открыл окно.
Эммет прижался к стене возле дверного проема и приготовился пригнуться и быстро вбежать в спальню.
— Эммет. — На другом конце коридора возникла стройная фигура Лидии, частично загораживая свет. — Что это вы надумали? Ради Бога, убирайтесь отсюда. Зейн говорит, что у взломщика нож.
Без предупреждения в коридоре совсем рядом с Эмметом вспыхнула новая призрачная энергия. Жуткое зеленое сияние свидетельствовало о появлении нового НПДЭ. Эммет отметил, что это было меньше предыдущего. Взломщик ослабел. А может, его отвлекала попытка побега.
— Берегись! — закричала Лидия.
Позади нее подпрыгивал Зейн.
— Блин, еще один призрак! Посмотри на это, Лидия.
Эммет снова сконцентрировался, а затем прихлопнул нового призрака импульсом пси-энергии.
— Чувак, вот это диссонанс! — воскликнул Зейн. Присутствовавший в его голосе моментом ранее страх сменился радостным волнением. — Ты видела, что сделал мистер Лондон?
Эммет не стал ждать ответа Лидии. Вдали от руин сложнее было создать призрака, чем обезвредить. Такие затраты психической энергии быстро лишали человека сил.
Взломщик потратил много энергии, вызвав второе НПДЭ, а ему следовало поберечь силы, чтобы выбраться через окно. Лучшей возможности схватить преступника могло и не представиться.
Эммет бросился в спальню.
Охотник за призраками уже свесил одну ногу через оконный проем. Темные очертания его тела ясно виднелись на фоне ночного неба. Он панически цеплялся за раму, стараясь обрести равновесие.
Эммет схватил его за обутую в ботинок ногу и резко дернул. Охотник ввалился назад в комнату и приземлился на ковер с громким стуком.
Мужчина смотрел на него сквозь прорези в натянутом на голову чулке. На лезвии ножа в его руке блеснул лунный свет. Эммет осторожно обходил взломщика, стараясь улучить подходящий момент. Охотник перевернулся, вскочил на ноги, однако нападать на Эммета не спешил.
— Отойди, ты, сукин сын, — предупредил он, медленно сдвигаясь к двери. — Просто уберись с дороги, и никто не пострадает.
Эммету показалось, что охотник слишком взвинчен и плохо себя контролирует. Возможно, тот факт, что он один за другим нейтрализовал обоих созданных преступником призраков, заставил того нервничать.
— Зачем ты здесь? — спросил Эммет, приближаясь к взломщику, но стараясь держаться вне досягаемости его ножа. — Какого черта тут творится?
— Это тебя не касается. — Охотник резко, яростно взмахнул ножом. — Отойди, черт побери!
— Рассказывай, — тихо сказал Эммет, — а не то тебе придется беседовать с полицией и с гильдией.
Охотник хрипло рассмеялся.
— Полицейские мне ничего не сделают, а гильдия не может меня тронуть.
Он уже стоял в дверях. Пятясь в коридор, взломщик не сводил глаз с Эммета.
— Это ты призвал сюда призрака прошлой ночью, верно? — предположил Эммет, стараясь говорить спокойно. — Зачем запугивать Лидию?
— Заткнись! Я не стану отвечать на твои дурацкие вопросы.
Охотник рискнул мельком посмотреть назад через плечо, проверяя, свободен ли путь к отступлению.
Однако, когда он повернулся, то столкнулся с призраком, созданным Эмметом. С большим призраком. Зеленая энергия пульсировала перед взломщиком, наполняя помещение странным светом, свидетельствующим об агрессивной и сложной структуре.
— Вот дерьмо! Об этом мне никто не говорил. — Охотник развернулся и побежал по короткому проходу.
Там он наткнулся на столик, зашатался, выпрямился и выбежал в прихожую. Охотник явно запаниковал, даже не попытавшись нейтрализовать созданного Эмметом призрака.
Проблема состояла в том, что, хотя призраками можно было управлять в пространстве, сделать это быстро было невозможно. Так что охотник мог с легкостью сбежать от НПДЭ, вызванного Эмметом.
В то же время призрак загораживал дорогу ему самому, поэтому Эммету пришлось разорвать энергетическую схему. Призрак мигнул и исчез, так что Эммет ринулся к двери и выбежал в коридор.
Он увидел, что взломщик несется к лестничной клетке, и бросился в погоню.
— Оставьте его, — закричала Лидия. — Я видела у него в руке нож.
Эммета волновал вовсе не нож, а то, что злоумышленник был уже у лестницы и скоро пропадет из вида.
Когда охотник подбегал к ступенькам, на лестнице показалась крепкая женщина средних лет, сложенная, как памятник, посвященный первым колонистам. Она была одета в футболку с украшавшей ее внушительную грудь надписью «ДИССОНАНС СЛУЧАЕТСЯ», вышитой блестящими пайетками. В тускло освещенном коридоре Эммет заметил на лице взломщика выражение панического удивления, а потом явное колебание. Охотник почти сразу смекнул, что ему в руки попалась потенциальная заложница.
— Ложись, — закричал Эммет женщине. — На пол. Сейчас же!
К его огромному облегчению вновь прибывшая похвально быстро оценила ситуацию и приняла правильное решение: рухнула на пол с громким стуком, словно мраморная плита.
Охотник было потянулся, чтобы схватить женщину за куртку, но затем запоздало понял, что не сможет поднять ее, и отказался от идеи с заложницей. Он развернулся и бросился вниз по ступенькам. Послышалось громкое эхо его удаляющихся шагов.
Чтобы добраться до лестницы, Эммету пришлось перепрыгнуть через лежащую ничком на полу женщину.
— Что, черт возьми, тут творится? — спросила она, осторожно садясь. — Кто вы такой?
— Об этом потом. — Эммет схватился за перила, чтобы проконтролировать скорость своего спуска.
Звук шагов охотника уже едва слышался вдали. Теперь Эммет уже вряд ли мог его догнать, а рисковать, вызывая еще одного призрака, он не хотел. Мало ли кто еще выйдет на лестницу на одном из этажей. После встречи с НПДЭ соседи вряд ли проникнутся к нему пламенной любовью. К тому же не следовало забывать о том, что придется давать объяснения властям.
Он уже добрался до площадки третьего этажа, когда его добыча с грохотом выбежала через дверь пожарного выхода.
«Мне его не догнать», — пришел к выводу Эммет.
Преступник действовал быстро, со скоростью и проворством молодого атлета, но ему еще только предстояло научиться направлять и контролировать свою психическую энергию. Охотник испугался, увидев большого призрака, созданного Эмметом. Ему явно недоставало практического опыта, который приходил только при постоянной работе в этой сфере. Значит, ему лет восемнадцать-девятнадцать.
Примерно столько же, сколько Куинну.
Эммет перегнулся через перила и успел заметить, как человек в маске пулей вылетел на парковку. Добравшись до первого этажа, Эммет услышал вой магнитно-резонансного двигателя с высокими оборотами и понял, что упустил и без того призрачный шанс поймать взломщика. В темноте внезапно вспыхнула длинная и широкая полоса яркого света — фара на передней решетке «Коастера».
Захлопнулась дверь со стороны пассажира. «Коастер» скользнул между рядами припаркованных машин, направляясь прямо к Эммету.
Тот бросился в темное пространство между старой «Лирой» и маленьким «Флоатом». «Коастер» проревел, пролетая мимо, словно голодный зверь, которого лишили намеченной добычи.
Он не стал разворачиваться. Эммет встал между «Лирой» и «Флоатом» и наблюдал, как машина вырулила с маленькой парковки на улицу. Через несколько секунд «Коастер» скрылся за углом.
Он все еще стоял в раздумьях, когда по лестнице поспешно спустились Лидия и Зейн.
— Боже мой! — Лидия во все глаза смотрела на пустую улицу, затем развернулась лицом к Эммету. — С вами все в порядке?
— Да. — Он сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. — Да, я в порядке.
Он все равно уже больше не может скрывать свою тайну, думал Эммет. Лидия умна. Рано или поздно она бы догадалась, что он охотник за призраками.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Georgie, KuNe, denils, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, Shadow, pakase, E9jafar

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Май 2020 16:45 #12 от cecka
cecka ответил в теме Джейн Касл - После тьмы
Огромное спасибо за продолжение перевода! :frower:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Май 2020 18:12 #13 от Mari Michelle
Mari Michelle ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
спасибо огромное!!!  :frower:

ОЧЕШУЕТЬ!!!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Wanted!
  • Ночной Дозор ОС
  • Ночной Дозор ОС
  • Злобное суЩЩество
Больше
24 Май 2020 18:53 #14 от Georgie
Georgie ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Новинка! Неожиданно! Здорово!
(тем более, что долгостроя не ожидается).

Да, Эммет ещё не всё о себе поведал, как и о деле, из-за которого прибыл.

Странно, почему разыскивая племянника, он совершенно забыл о первопричине - девушке- официантке. Почему не разыскивает её?!.
Как-то не совсем понятно, почему схватив посланца за ногу и свалив его с окна на пол, он так бездарно его упустил, а ведь Лидия отмечала его хорошую физическую форму. Хотя что за достижение, не запыхавшись подняться на 5 этаж? Пятый не десятый (оказывается на работе половина спортсменов, невзирая на возраста - из-за наличия всего одного маленького лифта половина сотрудников курсирует по пяти этажам на своих двоих).

Так всё же ценна шкатулка или пропавший племянник? Особые способности?
Поблагодарили: Калле, KuNe, Shadow

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
24 Май 2020 19:13 #15 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Да, вопросы-вопросы... Я бы предположила, что в их мире, где для любого действия требуется пропустить импульс мозга через янтарь, возможно, меньше задействована физическая мускулатура. Недавно обсуждала с братом при просмотре старенького фильма "Телепорт", каким образом ггер остается в более-менее нормальной физ.форме, если с момента проявления способностей он вообще не ходит, а только перемещается прыжками в пространстве. :gyy:

Что касается злоумышленника, то Эммет сам виноват, имхо. Что ему стоило вызвать призрака не в дверях комнаты с окном, так что он сам оказался перед призраком, а, скажем, ПЕРЕД охотником, но до двери квартиры? Лидию и Зейна боялся зацепить? Так на то он и сильный обученный охотник, чтобы точно управлять своим талантом. Я тоже считаю, что тут Эммет сплоховал.

А шкатулка ценна скорее как вещественный след к племяннику. :yes:

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, Georgie, KuNe, somiko, Tigrenok, Shadow

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.