САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

compress Джейн Касл - После тьмы, 25/30, upd 24.06.20

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Май 2020 09:44 #16 от Калле
Калле ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Не представляю, сколько работы нужно, чтобы привести к общему знаменателю работу более чем 2 переводчиков)) Спасибо - есть повод перечитать эту серию)

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
25 Май 2020 10:16 - 25 Май 2020 10:23 #17 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Особенно, когда знаменатель все время в бессознательном состоянии: или еще хочет спать, или уже хочет спать, или просто хочет спать. :shy: Если бы из-за вируса у меня не изменили график работы (ю-ху, я практически полтора месяца работала с 11-12 до 8 вечера вместо с 8 утра до "как получится"), то фиг бы знаменатель что сделал. :gyy:

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
26 Май 2020 22:26 - 31 Май 2020 18:30 #18 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 10

— Не расстраивайся, — посоветовала Олинда Хойт, хлопнув Эммета по плечу. — Черт, даже если бы ты его поймал, его бы к утру выпустили под залог.
Эммет едва устоял под ударом. Олинда не была похожа на изящную голубку. Много лет она ворочала тяжелые промышленные кастрюли и сковородки, обслуживая клиентов в своем кафе, благодаря чему была довольно мускулистой.
Блестящая надпись «ДИССОНАНС СЛУЧАЕТСЯ» на ее футболке, которую Эммет заметил раньше, когда Олинда поднималась на их этаж, при свете в гостиной засияла еще ярче . Ее полные бедра обтягивали тесные джинсы с блестящим, усыпанным стразами поясом. Обута она была в кроссовки с неоново-розовыми шнурками. Длинные седые волосы Олинда стянула в хвост на затылке.
Эммет подумал, что такую женщину невозможно не заметить в толпе.
Он рассеянно кивнул в ответ на ее замечание:
— Да, возможно.
— Какого классного призрака вы на него напустили, мистер Лондон, — в сотый раз повторил Зейн. — Ты бы его видела, тетя Олинда. Он был огромным, заполнил весь дверной проем — а мы ведь даже не в черте Мертвого города.
— Жаль, что я такое пропустила, мой мальчик, — ответила Олинда, подмигивая. — Но не волнуйся, когда-нибудь ты сам сможешь вызывать призраков такого размера.
— По сравнению с этим призраки того парня ничего не стоили, — усмехнулся Зейн.
Эммет заметил, как Лидия стиснула зубы, когда ставила перед Зейном чашку с чаем, но она не стала комментировать битву призраков.
— Ты уверен, что с тобой все в порядке? — снова спросила она у Зейна. — Этот человек не причинил тебе вреда?
— Да нет же, черт возьми, я в полном порядке.
Зейн не обратил на чай никакого внимания, так как не мог отвести взгляд от Эммета.
Эммет чуть не застонал, увидев в глазах Зейна беззастенчивое поклонение герою. Лидии подобное развитие событий совсем не понравится.
— Давайте начнем с самого начала, — тихо попросил Эммет. — Зейн, расскажи мне точно, что случилось
— Конечно. Как я уже сказал, я закончил делать домашнее задание и собирался спуститься к себе. Я открыл дверь, а в коридоре стоял этот парень. Я видел лишь его глаза, так как на нем была маска. Мохнатику он совсем не понравился, и пушок сразу на него зарычал.
Эммет присел на корточки рядом с Зейном.
— Что он сказал? Спрашивал ли он конкретно о Лидии? Как думаешь, он знал, кто здесь живет, или просто собирался ограбить первую попавшуюся пустую квартиру?
— Понятия не имею. Сначала он удивился не меньше меня. Думаю, он считал, что дома никого нет. Но прежде чем я успел спросить, что ему надо, он вызвал призрака. Я пытался… — Зейн запнулся. — Но я не мог ничего поделать, сечете?
— Ничего, Зейн, — ответил Эммет, кладя руку на худое плечо. — Мужчине приходится работать с тем, что есть. Тебе пока не хватает ни опыта, ни сил, чтобы устранять призраков, но ты сделал кое-что поважнее. Ты сохранил хладнокровие, не запаниковал и, вполне вероятно, спас жизнь Мохнатику.
Зейн тут же посмотрел на собеседника.
— Мохнатик хотел напасть, но я понимал, что если отпущу малыша, то этот парень поджарит его призраком. Я был почти уверен, что такое большое НПДЭ может убить зверька таких размеров.
— Эммет прав, — заметила Лидия, поглаживая любимца по грязно-серой шерстке. — Ты спас его. Уверена, не будь здесь тебя, Мохнатик напал бы на взломщика, и тот бы его убил.
Зейн посмотрел на пушка, устроившегося на колене у Лидии.
— Этот сосунок загнал нас с Мохнатиком в угол с помощью призрака, а затем стал обыскивать всю квартиру. Я решил, что он ищет что-то, что можно продать, сечете? Вот только он не обратил никакого внимания на твой рез-экран.
— Неудивительно, ведь ему почти восемь лет, — заметила Лидия. — Я заполучила его на распродаже подержанных вещей несколько месяцев назад, так что понимаю, почему преступник не обратил на него внимания.
Олинда фыркнула.
— Говорила я тебе, что могла бы помочь купить прекрасную новую модель, произведенную несколько месяцев назад.
— И я тебе уже ответила, что не хочу, — парировала Лидия. — Я предпочитаю покупать вещи, которые не падают из кузова грузовика. Так я могу хотя бы рассчитывать на гарантийное обслуживание.
— Да, разумеется. Как знаешь. Я просто не понимаю, зачем тебе лишать себя маленьких радостей жизни только потому, что хочется точно знать их происхождение, вот и все.
Эммет взглядом призвал их обеих к молчанию и вновь повернулся к Зейну.
— Ты не знаешь, что мог искать вор? Он ничего не говорил, пока обыскивал квартиру?
— Не особенно, — Зейн призадумался и закусил губу. — Он все время чертыхался. Нервничал вроде как, сечете? Мне кажется, что тип, ожидавший его в «Коастере», хотел побыстрее смыться.
— Думаю, ты прав, — Эммет перевел взгляд на Олинду. — А вы что-нибудь заметили?
— Нет, — она покачала головой. — Я поняла, что что-то не так, только когда закрыла кафе и поднялась по этой проклятой лестнице, чтобы посмотреть, почему Зейн не вернулся домой. Я подумала, что он, возможно, заснул перед рез-экраном. На этаже я увидела парня с ножом и услышала, как вы приказали мне упасть на пол. Вот и все, что я знаю о произошедшем.
— Хорошо. — Эммет выпрямился. — Сейчас уже не имеет смысла говорить об этом. Нам всем надо поспать.
— Вы позвоните в полицию? — нарочито безучастно спросила Олинда.
Эммет повернулся к Лидии.
— Мы можем им позвонить, но я сомневаюсь, что из этого выйдет толк. Никто не пострадал, ничего не украли. Они, вероятно, даже не станут посылать офицера, чтобы записал показания.
— Угу. Только не в этом районе, это уж как пить дать, — пробормотала Олинда. — А вот если бы этот дом располагался на холме Руин-Вью, они бы сразу пригнали кого-нибудь быстрее, чем мужик скажет, что ему надо отлить.
— Благодарю за это глубокомысленное замечание, — сказала Лидия. — Давайте не забывать о том, что у нас кое-что есть. Он использовал призрака при попытке ограбления. Мы знаем, что он охотник.
— И молодой, — рассеянно добавил Эммет. — Он не так уж много практиковался.
— Вы уверены?
— Почти наверняка. — Эммет подошел к скользящей двери, ведущей на балкон. — Но это ничуть не сужает круг подозреваемых. Полицейские слишком заняты, чтобы заниматься этим, но есть другой способ.
Повисло недолгое напряженное молчание.
— Вы предлагаете обратиться с этим вопросом в гильдию? — в конце концов спросила Лидия.
— Охотник, использующий свой талант для совершения преступления — проблема местной гильдии, — напомнил ей Эммет.
— А почему вы считаете, что эти негодяи скажут нам хотя бы который час? — спросила она. — Без обид, Эммет, но мы ведь не знаем, не замешана ли в этом деле сама гильдия.
— Лидия, такого быть не может, — пылко возразил Зейн. — Гильдия поддерживает порядок в своих рядах. Все это знают. Со времен Эры Разногласий охотники сами справлялись с теми, кто становился отступниками.
— Да, разумеется, — сухо заметила Лидия. — Как это я могла так быстро позабыть нашу историю? Мы ведь все знаем, что гильдия сама решает внутренние проблемы. Не могу представить, что заставило меня предположить, что они не разобьются в лепешку, чтобы помочь чужакам доказать, что один из их членов — вооруженный ножом грабитель, которому нравится пугать других призраками.
Эммет проигнорировал ее саркастичный тон.
— Я завтра поговорю об этом с главой гильдии Каденса.
— С Мерсером Уайаттом? — Лидия недоверчиво уставилась на Эммета. — Вы считаете, что сможете просто подойти к парадному входу и попросить о встрече с ним? Это безумие. Вы даже не из этого города. Это значит, что хотя вы и охотник, но не член местной гильдии. Почему вы полагаете, что Уайатт захочет встретиться с вами?
— Профессиональная вежливость.
Она моргнула.
— Что, простите?
Он пожал плечами.
— Если хотите, можете пойти со мной.
Лидия выглядела слегка шокированной, но быстро пришла в себя.
— Извините, но мне надо быть на похоронах.
Олинда озадаченно на нее посмотрела:
— Кто-то, кого я знаю?
— Честер Брейди.
— Ах, да, верно, Честер. — Олинда покачала головой. — Помнится, ты была вроде как его другом. Хотя это мало говорит о круге остальных знакомых Честера.
— Я пойду с вами, — заявил Эммет. — Встреча с Уайаттом в семь вечера.
Лидия нахмурилась.
— У вас уже назначена с ним встреча? Вечером?
— Меня пригласили на ужин, — ответил Эммет.
На этот раз все присутствующие разом уставились на него. Только у Мохнатика не было неестественно округленных глаз.
— Черт побери! — с благоговением пробормотал Зейн. — Вас пригласил на обед Мерсер Уайатт?
— Будь я проклята, — выдохнула Олинда.
— Ага, лучше захватите ложку подлиннее2, — сострила Лидия.


* * *

Она снова оказалась в комнате с гробницами. Древнее помещение освещалось загадочным рассеянным зеленым светом, исходящим от кварцевых стен. Она знала, что это жуткое сияние опасно, потому что оно маскировало энергию ловушек иллюзий и призраков, которых Древние поставили на страже подземного лабиринта.
Она видела темный вход в вестибюль. Лидия пошла туда, как всегда делала в своем сне, а затем, как всегда, ощутила чье-то присутствие позади себя. Она начала оборачиваться и, заметив движение теней, почувствовала ледяной холодок…


Лидия внезапно проснулась, дрожа от холода. Мгновение она не могла понять, где находится. В этот раз дезориентация была сильнее обычного. К тому же раньше ей не было холодно.
Над кроватью снова пронесся холодный ветерок, затем послышался приглушенный звук закрывающейся стеклянной двери в гостиной. Она с опозданием вспомнила, что сегодня они с Мохнатиком в квартире не одни. Сам факт, что Эммет находился здесь, смущал ее не меньше недавнего сна. Возможно, даже больше. Лидия медленно села, осознав, что прикосновение ночной прохлады и звук двери означают, что Эммет вышел на балкон.
Она посмотрела на часы. Три часа ночи. Они легли спать в час. Лидия непременно хотела сперва навести порядок в квартире, а потом ложиться. Никто не спорил. Никто не сказал, что уборку можно отложить до утра. Вместо этого все собрались, чтобы помочь ей убрать беспорядок, оставленный после себя взломщиком. Все как будто сознавали, что она не сможет спать среди хаоса. Лишь часа через два они разложили все по своим местам в ящиках и шкафчиках.
Три часа ночи — странное время, чтобы выходить подышать свежим воздухом. Ей пришла в голову мысль о том, какие еще странные привычки могли быть у ее нового соседа по квартире.
— Мохнатик?
Лежавший в ногах кровати пушок зевнул и открыл прозрачные дневные глаза, заблестевшие в лунном свете.
— Ладно, ладно, спи дальше. Извини, что разбудила.
Она отбросила одеяла и встала с постели. Не подумав, она пошла было к двери, а затем остановилась и схватила халат. Ей пришло в голову, что теперь, когда Эммет живет вместе с ней в одной квартире, придется немного поменять привычки. Оставалось надеяться на то, что он не станет слишком путаться под ногами.
Она надела тапочки, подвязала халат поясом и пошла в гостиную. Занавески были не задернуты. Лунный свет лился на диван, но импровизированная постель была пуста.
Она выглянула на балкон и увидела Эммета. Он надел только джинсы и теперь, небрежно прислонившись к перилам, смотрел на виднеющийся кусочек зеленой стены. При свете луны его плечи казались очень широкими.
Лидия застыла в нерешительности, стараясь не поддаваться порыву поглазеть на его спину. «Что за черт?» — думала она. Это же ее квартира, ее балкон. Если он собирается разгуливать полуголым, то как она может этого не замечать?
В конце концов, в последнее время ей было не до свиданий.
Она подошла поближе к стеклянной двери и посмотрела на гладкие линии освещенной луной мускулистой мужской спины. Лидия про себя решила, что мужская спина — по крайней мере, конкретно эта — говорила о многом. Эммет был силен психически и физически. К тому же от него исходили захватывающая чувственность и естественная, неосознанная грация, которой обладают люди, полные внутреннего самоконтроля. В том, как он держал себя — даже сейчас, просто прислонившись к перилам, — было что-то такое, что прямо свидетельствовало о его внутреннем самообладании. Она постаралась придумать верное описание.
«Сосредоточенный». Вполне подходящее слово. Этот мужчина сознавал свои возможности, сам принимал решения, делал собственные выводы об окружающих. В отличие от Райана и ее бывших коллег он не принял на веру вердикт экспертов, касающийся ее парапсихического здоровья, не купился на обычные предположения о том, что происходит с людьми, проведшими сорок восемь часов в катакомбах в полном одиночестве. Он не считал Лидию слишком хрупкой и неспособной выполнять свою работу.
Так значит, Эммет — сильный охотник за призраками. Что ж, никто не совершенен.
Она открыла дверь и вышла на балкон. Он не повернулся.
— Все в порядке?
Ее охватило тревожное ощущение, словно он знал, что все это время она наблюдала за ним через окно.
— Не совсем. — Она встала рядом с ним у перил. — Мне кажется, я так и не поблагодарила вас за то, что вы сегодня вечером сделали для Зейна и Мохнатика.
— Если вам станет легче, я сомневаюсь, что взломщик намеревался навредить им. Он лишь хотел, чтобы ему не мешали обыскивать квартиру.
— Возможно. Но мне кажется, он бы без малейших колебаний обжег их, если бы они встали у него на пути.
Эммет не стал этого отрицать. Он пожал плечом, и это движение мышц в лунном свете было плавным и изящным.
«Дыши глубже», — наказала себе Лидия. И чаще.
Повисло молчание. Лидия внимательно смотрела на темные силуэты близлежащих домов и размышляла, почему Эммет, казалось, не чувствует ночной прохлады.
— Вы хотите знать, почему я вам не сказал, верно? — в конце концов спросил он.
Она знала, что он имел в виду.
— Почему не сказали, что вы пара-резонатор диссонансной энергии? Я знаю ответ. Я с самого начала не скрывала своего отношения к охотникам за призраками и не виню вас за то, что вы скрыли от меня свой талант. Принимая во внимание обстоятельства, вы приняли разумное решение.
— Я тоже так подумал.
Лидия принялась вертеть в руках пояс своего халата.
— А остальное — то, что вы назвались предпринимателем из Резонанс-Сити? Это ведь правда, не так ли?
— Да, правда.
Она расслабилась.
— Не возражаете, если я спрошу, почему вы не работаете охотником за призраками?
— Какое-то время я этим занимался.
— И что произошло?
— Уволился.
Она посмотрела вверх на звезды.
— Ладно, я вижу, что мои расспросы ни к чему не приведут.
Повисло недолгое молчание.
— Вы ведь считаете виновными в произошедшем с вами в катакомбах полгода назад тех двоих охотников за призраками из вашей команды? — спросил Эммет.
Она крепко вцепилась в перила.
— Я уже говорила вам, что не знаю, что со мной случилось шесть месяцев назад. Я не помню.
— Но вы вините в этом охотников.
— А они обвинили меня в неосторожности. В итоге каждый остался при своем мнении.
Эммет кивнул.
— Не только из меня сложно вытянуть информацию в процессе беседы.
— Да, не только. — Она повернулась и посмотрела на его суровое лицо. — Давайте опять сменим тему. Вы думаете, что между тем, что произошло сегодня, и призраком, оказавшимся в моей спальне прошлой ночью, есть связь.
— Это же очевидно, не согласны?
Лидия снова крепко сжала перила.
— Я пыталась уверить себя в том, что эти случаи не связаны, но должна признать, что не слишком в этом преуспела.
Эммет посмотрел в ночную даль.
— Вчера призрака подослали в качестве предупреждения. Вероятно, хотели заставить вас прекратить поиски шкатулки. Но зачем кому-то понадобилось сегодня обыскивать вашу квартиру? Что он искал?
— Понятия не имею. — Какое-то время она просто смотрела в темноту. — Эммет, может быть, стоит рассказать все полиции?
— Полицейским такое не по зубам. Черт, они даже не могут найти типа, который убил вашего приятеля Брейди. В этом деле замешаны охотники, а они всегда держатся вместе. Нам необходима помощь гильдии. Здесь, в Каденсе, это означает, что нам нужна помощь самого Мерсера Уайатта.
— Но наверняка полиция сможет с ним побеседовать.
— Нет, — возразил Эммет. — Никакой полиции. Уайатт посчитает это посягательством на свою сферу влияния. К тому же мы мало что можем рассказать полицейским. Они не воспримут серьезно вчерашнего призрака и сегодняшнее проникновение в вашу квартиру.
— А как же исчезновение вашего племянника?
— Нет никаких доказательств преступления. Куинну восемнадцать, он не ребенок. У полиции нет никаких причин его искать. Они скажут, что это семейные проблемы, и будут совершенно правы. Поиски Куинна — это моя проблема, а не их.
— А как же шкатулка?
— То же самое. Это личное. Ее ведь не украли, а заложили. У меня есть копия квитанции. Нет, в полицию мы идти не можем. По крайней мере до тех пор, пока я не пойму, с чем мы, черт побери, имеем дело.
Теперь благодарность Лидии отчасти сменилась раздражением от его упрямства.
— Какой вред в том, чтобы просто поговорить с ними?
— Во-первых, моего племянника могут убить.
Она застыла.
— Что вы имеете в виду?
— Если мы сейчас привлечем полицию, то все замешанные в этом деле уйдут в подполье. Кто бы за этим ни стоял, он может захотеть покончить с проблемой, избавившись от того, что привлекает внимание властей.
Она вздохнула.
— Другими словами от вашего пропавшего племянника.
— Да.
— Хорошо. Как это ни странно, я могу понять ваши соображения. Никакой полиции. Во всяком случае, пока.
Он чуть развернулся и встал к ней лицом.
— Спасибо, я рад, что вы решили сотрудничать.
— Эй, я же ваш дорогостоящий частный консультант, помните? Моя задача — удовлетворять желания клиента.
Он не стал на это отвечать.
— Проклятье, я бы очень хотел вытащить вас из этой ситуации.
— Я уже говорила, вы не можете меня уволить.
Он мрачно и многозначительно посмотрел на нее.
— Даже если бы это было возможно, уже слишком поздно.
— Что это значит?
— После того, что произошло тут сегодня, придется предположить, что вы уже увязли по самые уши.
Она снова почувствовала пробежавший по спине холодок, который не имел ничего общего с температурой воздуха.
— Я сегодня как раз пришла к такому же заключению. Знаете, я ведь довольно сообразительная, хоть это и не всегда очевидно.
— Знаю. Похоже, нам придется еще какое-то время делить ванную.
Неожиданная идея заставила ее улыбнуться.
— Что? — спросил он.
— Только постарайтесь не попасться на глаза моему домовладельцу. Мне не положено надолго оставлять у себя гостей. Дриффилд считает проживание в квартире людей, не указанных в договоре аренды, его нарушением.
— Если он нагрянет, я спрячусь под кроватью.
— Вы там не поместитесь. Хотя не думаю, что он сумеет осилить пять лестничных пролетов.
Лидия отвернулась, собираясь вернуться в комнату, затем остановилась.
— Чуть не забыла. Я хотела поблагодарить вас не только за спасение Зейна и Мохнатика.
— А за что еще?
— За то, что не считаете меня слишком хрупкой. — Она натянуто улыбнулась. — Это много для меня значит.
— Даже если этот комплимент исходит от охотника?
— Я считала, что вы — предприниматель.
Он медленно улыбнулся.
— Все верно.
Лидия взялась за ручку и начала открывать дверь.
— Есть еще кое-что, — тихо сказал Эммет.
Она вопросительно посмотрела на него и увидела, что он уже отошел от перил. Теперь Эммет стоял совсем близко к ней, чуть ли не вплотную, и закрывал вид на ночной город. Если бы она пошевелилась, то могла коснуться его голой груди.
Лидия еще раз напомнила себе, что надо глубоко дышать. Как можно глубже и чаще.
— Что? — спросила она. Черт. Вот тебе и глубокое дыхание. Она чувствовала себя так, словно ей не хватало воздуха.
— Принимая во внимание, что вы вовсе не нежный цветок… — решительно начал он.
Она пристально всматривалась в его лицо:
— Да?
— Вы ведь не упадете в обморок, если я стану к вам приставать?
Лидия не просто почувствовала недостаток воздуха, а совершенно лишилась кислорода.
— Вы спрашиваете гипотетически?
— Нет.
Он обхватил руками ее за плечи. Тело Лидии пронзил обжигающий заряд, который в своем роде был сильнее энергии НПДЭ. В ответ встрепенулись все нервные окончания. Она размышляла, не встали ли от всего этого дыбом ее волосы.
Это было похоже на соприкосновение с призраком, только без какой бы то ни было боли. Только потрясающее ощущение волнения. Она решила, что это ощущение из области высокой резонансности. Очень высокой резонансности.
Он слегка наклонил голову и завладел ее губами в поцелуе, который содержал квинтэссенцию всех тех качеств, которые она определила, внимательно изучая его спину. Контроль, сила, чувственность.
К черту глубокие вдохи и выдохи. Она уже давно не вступала ни с кем в сколько-нибудь близкие отношения. Кроме того, это ведь ее балкон.
Она положила ладони на его грудь, от которой исходило приятное тепло. Ее губы смягчились под его напором.
Эммет застонал, что явно свидетельствовало о чувственном голоде, исходящем из самых глубин его существа. Этот звук должен был заставить ее проявить осторожность, но вместо этого лишь усилил возбуждение. Лидия легонько провела пальцами по его коже, чувствуя, как под ней перекатываются мышцы.
Эммет сразу же крепче обнял ее, окружая своим теплом и силой. Он скользнул одной рукой по ее спине вниз к ягодицам и обхватил их.
Нижняя часть тела Лидии оказалась тесно прижатой к нему. Она ощущала возбуждение Эммета даже через его джинсы и свой халат. В то же время она почувствовала, как повлажнело у нее между ног.
Он совсем ненадолго отпустил ее, нащупав рукой дверную ручку.
— В комнату, — пробормотал он ей в губы. — Тут недостаточно места.
Она не стала с ним спорить, потому что ее балкон на самом деле был очень маленьким.
Эммет открыл дверь и провел Лидию в гостиную. Она едва сознавала, что двигается. Затем ее ноги оторвались от пола, и она почувствовала под собой смятую постель и диванные подушки. Она повернула голову к подушке и вдохнула запах Эммета — крепкий, совершенно мужской, присущий только ему. Такой же возбуждающий, как спутанная энергия ловушки иллюзии. И без сомнения такой же опасный.
Эммет отпустил Лидию, и она снова почувствовала прохладу в помещении.
Открыв глаза, она посмотрела на склонившегося над ней Эммета, возившегося с застежкой джинсов.
Возникший где-то поблизости невидимый трепет пси-энергии ни с чем нельзя было спутать. Лидия заметила едва заметное мерцание в воздухе за спиной Эммета и поняла, что его причиной был именно он, вероятно, даже сам того не осознавая.
Маленькие вспышки зеленого света быстро вернули ей ощущение действительности. Она ясно вспомнила рассказ Мелани о сексе с охотником, недавно вызывавшем призрака: «Когда они используют свой талант, то чувствуют небывалое возбуждение. Они чертовски сексуальны. Вероятно, это следствие управления диссонансной энергией. Эксперты считают, что это каким-то образом связано с гормонами охотников».
Лидия застыла, не в силах вынести мысль о том, что страстное желание Эммета переспать с ней было всего лишь побочной реакцией, вызванной использованием паранормальных способностей. Она ощутила жуткое уныние, думая о том, что ему сейчас подойдет любая женщина.
— Время вышло. — Она поспешно села и провела рукой по волосам, чтобы убрать их с лица, мысленно напомнив себе в очередной раз о глубоком дыхании. — Это неправильно, я в этом совершенно уверена. Всем известно, что подобное поведение разрушает деловые отношения.
Он перестал расстегивать джинсы и долго ничего не говорил. Искорки зеленого света позади него погасли.
— Ты права, — наконец ответил он. — Это всем известно.
Лидия с раздражением подумала, что он слишком быстро с ней согласился. Мог хотя бы подобрать аргументы и попытаться убедить ее в обратном.
Усилием воли Лидия небрежно (как она надеялась) кивнула и с трудом поднялась с дивана.
— Я знаю, что это особенный случай. Это не твоя вина. Я все понимаю.
— Хорошо, буду знать, — ответил он, когда Лидия сильнее завернулась в халат и стала медленно двигаться в сторону коридора. — Я всегда повторял, что ничего нет лучше понятливой женщины.
— Моя подруга Мелани все мне объяснила.
— Отлично. А не могла бы ты рассказать, что именно она тебе объяснила?
— Ну, ты понимаешь, то, как использование твоего вида пси-энергии влияет на твое… хм, либидо.
— Лидия…
— Все в порядке. Правда. — Она всплеснула руками, пятясь назад. — Каждый вид психических способностей имеет своеобразные особенности.
— Своеобразные особенности, — повторил он странно безучастным голосом.
— Не волнуйся. Уверена, что к утру ты придешь снова в норму.
— Ты правда так думаешь?
— Мелани сказала, что это временное явление. — Лидия замолчала, давая ему возможность ответить, но, когда Эммет ею не воспользовался, развернулась и побежала к своей безопасной постели. Только вот она позабыла о столике в коридоре, пока не ударилась коленом об угол. Она знала, что утром появится синяк. «И не только на ноге», — подумала она, размышляя о том, как близка была к тому, чтобы позволить Эммету себя соблазнить.
Она могла только надеяться, что ни один из них не будет виден.


2 Намек на пословицу: «Тому, кто собрался поужинать с дьяволом, нужна ложка подлиннее».

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, ALino, TaniaK, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
27 Май 2020 00:11 #19 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 11

Кладбище «Вечный резонанс» имело историческую важность, потому что было основано в дни Поселения, но оно больше не являлось самым модным в городе последним пристанищем. Самые старые надгробия, стоявшие на могилах нескольких первопоселенцев, были в щербинах и рубцах и пострадали от погоды. Некоторые указатели были обильно раскрашены граффити. На многих участках разрослись сорняки.
Занимался новый день, солнечный и яркий, но с запада надвигались облака. К ночи должен был пойти дождь. Сильный ветер уже шелестел в листве деревьев.
Единственными живыми цветами были те, которые Лидия сорвала по пути на похороны. Когда она нагнулась, чтобы положить букет на могилу, к ее собственному удивлению, у нее защипало в глазах. Лидия выпрямилась и начала искать носовой платок, но запоздало осознала, что перед выходом из квартиры не подумала положить его в сумку. Она ведь и не собиралась плакать. Только не на похоронах Честера! Он ведь был вором, лжецом и таким надоедой, что часто хотелось его убить.
О, Господи! В ее голове всплыл образ окровавленного Честера в саркофаге. Слезы в глазах стали жечь горячее и полились по щекам. Про Честера можно было говорить всякое, но он никого не убивал. И никто не имел права убивать его.
Эммет вложил ей в руку большой белый квадратный лоскут.
— Спасибо. — Она наскоро вытерла глаза. — Знаешь, он был не очень хорошим человеком.
— Знаю.
— Когда нет семьи, иногда связываешься со странными людьми. — Она высморкалась, потом, осознав, что сделала, засунула платок в сумку. — Я постираю и верну его.
— Можешь не торопиться.
Она посмотрела вокруг, желая сменить тему. С тех пор как они утром натолкнулись друг на друга в ванной, отношения между ними стали несколько напряженными.
После того как Лидия вчера легла спать во второй раз, она долго размышляла, как урегулировать ситуацию между ними, и пришла к выводу, что к утру Эммет восстановится от последствий использования своего пара-таланта и, несомненно, почувствует неловкость за свое поведение прошлой ночью, ставшее следствием использования пси-энергии.
Зная, что он, возможно, будет сожалеть обо всем, она решила притвориться, что ничего не случилось. К сожалению, насколько она могла судить, полное избегание ею любого упоминания о пылком поцелуе не улучшило его настроения. Все утро Эммет был мрачным и молчаливым.
— Олинда была права в одном, — сказала она, как только они повернулись, чтобы идти к машине. — Мы единственные, кто пришел на похороны.
— Не совсем, — сказал Эммет, смотря мимо нее на место стоянки.
Вздрогнув, она проследила за его пристальным взглядом, и обнаружила знакомую фигуру детектива Элис Мартинес, небрежно прислонившуюся к неприметному синему «Харпу».
— Чудесно, — пробормотала Лидия. — Вот что мне нужно было, чтобы улучшился день. Хотела бы я знать, что она здесь делает. Она ведь не знала Честера, когда он был жив.
— Можем просто поздороваться, раз уж так получилось, что мы оказались в одном месте.
Эммет взял Лидию за руку и направился к «Харпу». Мартинес наблюдала за их приближением через плотно прилегающие темные очки, которые скрывали выражение ее глаз.
— Доброе утро, детектив. — Лидия отказывалась бояться теней. — Очень мило, что департамент полиции послал на похороны своего представителя. Я и не знала, что полиция располагает таким бюджетом, который позволяет им оплачивать профессиональных плакальщиков.
— Полегче, Лидия, — сказал Эммет. — Я уверен, что детектив Мартинес здесь по официальному делу. Не так ли, детектив?
— Здравствуйте, мисс Смит. — Элис кивнула Эммету: — Мистер Лондон. На самом деле я сегодня здесь в свободное от работы время.
— Отрабатываете избитую теорию, по которой убийцы часто появляются на похоронах своих жертв? — мимоходом спросил Эммет.
— Все может быть.
— Эммет и я были единственными, кто появился здесь.
— Уже заметила, — сказала Элис.
— Полагаю, это означает, что вы продвинулись в раскрытии этого дела не дальше, чем в день убийства. Перед вами все те же двое подозреваемых: Эммет и я.
— Это не совсем верно, — поправила Лидию Элис. — Мистер Лондон не фигурирует в моем списке. Его никогда и не было там. Его алиби подтверждено. Ваше, конечно же, труднее проверить. Что-то вроде того, что вы были дома в постели, не так ли? Одна. Такие истории всегда трудно доказать.
— Так же трудно и опровергнуть, — выпалила Лидия.
Эммет прервал ее:
— Лидия, высмеивание следователя обычно не считается признаком хорошего гражданина и готовностью сотрудничать со следствием.
Лидия почувствовала, что краснеет.
— Просто я думаю, что детектив Мартинес теряет здесь свое время. Какой убийца будет настолько глупым, чтобы показаться на похоронах жертвы?
Элис выпрямилась и открыла дверь «Харпа»:
— Вы будете удивлены, как часто старые теории оказываются правдой. В любом случае стоило проверить.
— Вы вообще нашли какие-нибудь улики? — резко спросила Лидия.
— Ничего, что бы вы сочли действительно полезным, — сказала Элис. — Однако есть один незначительный факт.
— И что же это?
— Мы осмотрели квартиру и магазин Брейди, — сказала Элис. — Но кто-то уже опередил нас. Думаю, он что-то искал. Все было перевернуто вверх дном.
Лидия почувствовала, что стоявший рядом с ней Эммет застыл. Она пристально взглянула на Элис.
— Зачем кому-то обыскивать квартиру Честера?
— Понятия не имею, — ответила Элис. — Вы можете пролить свет на это событие?
— Честер практически не общался с честными гражданами, — сказала Лидия.
— Конечно, присутствующие не в счет, — тихо вставил Эммет.
Лидия быстро взглянула на него, осознав, что он имеет в виду ее. Она заметила, что Элис очень пристально за ними наблюдает.
— Честер был руинной крысой, — сказала Лидия. — Время от времени он натыкался на незначительные артефакты. Тот, кто обыскивал его вещи, возможно, услышал о его смерти и решил посмотреть до прихода полиции, что там можно найти.
— Или это мог быть убийца. — Элис села за руль. — Проверял, нет ли каких-нибудь свидетельств, указывающих на него.
Когда она начала закрывать дверь, Лидия подошла ближе к «Харпу»:
— Подождите секундочку. Что вы имели в виду, когда говорили, что пришли в свободное от работы время?
Элис повернула голову, чтобы взглянуть на заброшенное кладбище. Солнце блеснуло на ее очках. Какое-то время Лидия думала, что не дождется ответа.
— Мой начальник говорит, что я должна учиться расставлять приоритеты, — сказала Элис.
— А смерть Честера Брейди занимает не слишком высокое место в списке важных расследований вашего начальника, не так ли? — едко спросила Лидия.
— Да. Фактически с понедельника убийство Брейди официально уходит на задний план. В департаменте нет ни времени, ни кадров, чтобы расследовать его. Много других дел требуют нашего внимания. Но у меня выдалось свободное утро, и я решила, что будет нелишним посетить похороны. Как я говорила, все может быть.
Лидии пришло на ум, что в конце концов эта женщина может ей даже понравиться.
— От лица заинтересованных граждан говорю «спасибо».
Элис коротко кивнула и зарезонировала зажигание «Харпа». Лидия понаблюдала, как ее машина выезжает по узкой дороге с кладбища, а затем обернулась к Эммету.
— Вот так так! Чуть не провалились, — сказала она.
— Что ты имеешь в виду?
Лидия насупилась:
— Ты слышал Мартинес. Они знают, что кто-то обыскивал магазин и квартиру Честера. Ты сам говорил, что обыскивал его вещи в поисках своей шкатулки, помнишь? Ты там нашел фотографию, которая привела ко мне.
— Должно быть, после меня приходил кто-то еще. — Эммет выглядел задумчивым. — Я оставил все точно так же, как было, кроме фотографии.
— Ты уверен?
— Конечно, уверен.
Лидия прикусила нижнюю губу.
— Это означает, что некто тоже…
— Угу. Может, это тот же самый некто, который вломился в твою квартиру прошлой ночью.
Лидия поежилась и осмотрела пустынное кладбище:
— Очень жаль, что старая полицейская теория о том, что убийца приходит на похороны, в этот раз не сработала.
Эммет достал из кармана пиджака солнечные очки и надел их. Он снова взял Лидию за руку и пошел к «Слайдеру».
— Не уверен, что идея такая уж неудачная, — сказал он тихо.
— Что ты имеешь в виду?
— Если ты посмотришь на те деревья на склоне холма над кладбищем, то сможешь увидеть солнечный блик, отражающийся от чего-то. Может, от металла. Или от стекла.
— Ты серьезно? — Прищурившись от яркого света, она несколько секунд изучала деревья. — Я ничего не вижу. — Она начала поворачиваться и боковым зрением увидела мерцание. — Вот. Да, я заметила его. Но это может быть что угодно.
— Что угодно, включая линзы полевого бинокля.
— Может, наблюдатель за птицами? Или детишки играют в лесу?
Эммет промолчал и открыл перед ней дверь «Слайдера».
— Хорошо, хорошо. — Лидия села в машину. — Это вполне может быть некто, следящий в полевой бинокль за похоронами. Но зачем?
— Может, потому что он знал, что Мартинес будет здесь, и не хотел рисковать. Или… — Эммет закрыл дверь и обошел «Слайдер».
— Или что? — напомнила Лидия, как только он сел за руль.
— Или он здесь по той же причине, что и Мартинес.
— Хотел посмотреть, кто покажется на похоронах?
— Да.
— Аж дрожь пробирает, не так ли?
Эммет не ответил. Он зарезонировал зажигание. Камень вспышки расплавился. Мощный двигатель взревел.
Он развернул «Слайдер» на маленькой неасфальтированной стоянке и направил его по узкой дороге. Лидия откинулась на сиденье и в последний раз взглянула на маленькое кладбище.
Она думала об очень краткой поминальной службе, которую устроило похоронное бюро. Подписанный ею чек на оплату стоимости похорон Честера почти обанкротил ее. Она надеялась, что не придется сокращать рацион крендельков для Мохнатика.
Потом она задумалась о том, что была единственным человеком, который пришел на похороны по личным причинам. Эммет и Элис не в счет. У них обоих были другие мотивы.
Она не должна была удивляться тому, какой печальной и безлюдной показалась короткая служба. Этого следовало ожидать. Такое случается, если у тебя нет никого из близких: ни семьи, ни друзей.
Ей вспомнилось, как Честер однажды сказал после пары бокалов дешевого вина в «Нереальном баре»: «У нас с тобой, Лидия, много общего. Мы оба одни в этом мире. Надо держаться вместе».
Ей стало интересно, сколько бы человек сегодня пришло, если бы это были ее похороны? Мысленно она начала отмечать потенциальных присутствующих. Олинда и Зейн, возможно, могли бы прийти. Райан? Нет, он не стал бы беспокоиться. Парочка людей с кафедры пара-археологии могли бы показаться. Мелани Тофт? Может быть. Они работали вместе уже несколько месяцев.
Эммет взглянул на ее руку, лежащую на сиденье:
— Что ты делаешь?
— Что? — Слегка расстроенная от своих мыслей, она взглянула на него. — Так, размышляла кое о чем.
— Ты считала.
— Считала?
— На пальцах, — сказал он.
Она взглянула на свою левую руку, лежавшую на сиденье возле бедра и смутилась, увидев, что разогнула три пальца.
— Математика никогда не была моей сильной стороной, — сказала она и умышленно распластала ладонь по сиденью машины.
Эммет, слава богу, не давил на нее. Она не хотела ему говорить, что пыталась посчитать, сколько же человек могло прийти на ее похороны. Она совершенно не хотела давать клиенту какие-либо причины верить в слухи о том, что она психически нестабильна.
Тем не менее, впервые за несколько месяцев она подумала, что обнаружила намек на бледно-серый туман, который застил весь ее мир после «потерянного уикенда». Она знала по опыту, что лучше не приближаться к этому туману слишком близко. Лучше сосредоточиться на чем-то другом.
— Думаю, возможно, детектив Мартинес действительно искренне хочет найти убийцу Честера, — сказала она. — Но похоже, она не получит поддержки от своего руководства.
— Приоритеты, — сказал Эммет. — Они есть у всех, включая полицейских.
— Да, ты прав. Приоритеты. Знаешь, Эммет, я не думаю, что Мартинес найдет убийцу.
Эммет промолчал.
Она тайком выудила из кармана сумки его смятый носовой платок и вытерла несколько нелепых, абсолютно неуместных слезинок.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, ALino, TaniaK, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
27 Май 2020 22:43 - 07 Июн 2020 13:37 #20 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 12

Вскоре после пяти вечера Эммет припарковал «Слайдер» в погрузочной зоне недалеко от входа в «Дом древних ужасов Шримптона». Он вышел, прислонился к машине со скрещенными руками и стал ждать Лидию.
После коротких похорон утром он высадил ее возле музея и сказал, что заберет после работы. Остаток дня он провел, разрабатывая стратегию по нахождению Куинна. По крайней мере, в этом он сам себя убеждал.
Он довольно успешно сосредоточивал свое внимание на той неразберихе, для решения которой приехал в Каденс. Проблемой было то, что Лидия являлась неотъемлемой частью этого хаоса, и каждый раз, когда он думал о ней, все еще сильнее запутывалось.
Неожиданно в его памяти всплыли ее слова, сказанные прошлой ночью, прервав все остальные мысли: «Каждый вид психических способностей имеет свои своеобразные особенности… Не волнуйся. Уверена, что ты придешь к утру снова в норму».
Черт, неужели она действительно считает, что возникшая между ними страсть была результатом необычных пара-резонаторских особенностей, воздействующих только на охотников за призраками?
Он заставил себя не думать об этом и принялся изучать невероятно отвратительную имитацию фасада строений Мертвого города на здании, в котором размещался музей Шримптона. По его мнению, само здание с очень яркими куполами, фальшивыми шпилями и поддельными арками в архитектурном смысле можно было охарактеризовать как кошмар. Оно должно было копировать руины, но единственное, что хоть как-то отдаленно напоминало оригинал — зеленая краска на стенах. Ему не хватало характерного изящества и хармонианских размеров надземных строений Мертвого города.
Пока он смотрел, Лидия вышла через парадную дверь, узнала «Слайдер» и поспешила к нему.
Хотел бы он знать, какого черта она докатилась до работы в таком месте? Он стал размышлять, что ему было известно о ее жизни. Как и почему она связалась с таким типом как Честер Брейди? Но он уже знал ответ на свой вопрос. Она была одна в целом мире. Когда полгода назад ее настигла беда, у нее не было ни семьи, ни особых средств, чтобы смягчить падение.
Райан Келсо, конечно, не поспешил ей на помощь. Эммет нашел это интересным. Он знал из поспешно собранного досье, которое подготовили его люди, что Лидия и Келсо работали около года над одним проектом. Они были соавторами нескольких статей по раскопкам на Хармони. Несомненно, после «потерянного уикенда» Келсо пришел к выводу, что в дальнейшем ему от нее не будет никакой профессиональной пользы. Как там говорила Мартинес? «Приоритеты».
Сукин сын.
— Эммет, что-то случилось? — Лидия остановилась перед ним, озабоченно хмуря брови. — Тебя оштрафовали за парковку в погрузочной зоне?
— Нет. — Он стряхнул с себя охватившую его враждебность по отношению к Келсо, выпрямился и открыл для нее дверь. — Мое реноме столпа общества все еще не пострадало.
Эммет закрыл за ней дверь и обошел «Слайдер» с другой стороны. Он решил, что она выглядит лучше, чем утром. Беспокойные тени в ее глазах ушли. Он чувствовал, что они еще здесь, но знакомый решительный взгляд уже вернулся. Она, определенно, боец.
— Как дела на работе? — спросил он, отъезжая от обочины.
— Все тихо. — Она состроила гримасу. — Шримп весь день жаловался на то, что легкая суматоха, вызванная убийством Честера, поутихла. Я чуть не врезала ему. Возможно, так бы и сделала, если бы Мелани меня не остановила.
— Хороший способ потерять работу.
— Я знаю. — Она немного помолчала, а затем продолжила: — Я весь день думала о Честере.
— О чем именно?
— Я хочу найти его убийцу.
— Мартинес делает все возможное.
— Мартинес практически признала, что у нее по делу ничего нет. Я подумываю о том, чтобы нанять частного детектива. Как ты думаешь, сколько это будет стоить?
— Намного больше, чем ты можешь себе позволить, — сказал он мягко. — На данный момент у нас другие проблемы, Лидия. Сосредоточься.
— Да. Сосредоточилась. Может, это все связано, Эммет. Может, когда мы найдем твоего племянника и шкатулку, мы найдем и убийцу Честера.
— Может, — осторожно сказал он.
— Я хочу этого. — Она рубанула воздух ладонью. — Очень хочу.
Он не желал, чтобы она зацикливалась на раскрытии этой стороны дела. Согласно прочтенным отчетам, у нее была склонность рисковать в достижении цели.
— Если повезет, сегодня вечером я получу от Уайатта информацию, которая может привести нас к разгадке.
Она быстро повернула голову.
— Ты нервничаешь по поводу ужина с Мерсером Уайаттом?
— Нет. Но я не горю особым желанием туда идти.
— Я не виню тебя. Могу насчитать тысячу вещей, которые предпочла бы сделать вместо этого, включая поход к стоматологу.
— Что заставляет тебя такое говорить?
— В этом городе Мерсер Уайатт — очень влиятельный человек. Это значит, он опасен.
— Все главы гильдий владеют большим экономическим и политическим влиянием в своих городах.
— Уайатт управляет гильдией Каденса как своей личной собственностью. Каждый знает это. Он стал невероятно богатым благодаря ее доходам. Политики прыгают через обручи, когда он им приказывает.
— Значит, он очень влиятельный человек. В каждом обществе есть свои влиятельные лица. — У него не было настроения говорить об этом. — Без обид, Лидия, но сказывается твоя антиохотничья паранойя.
Ее губы раздраженно сжались в линию. Пару секунд он думал, что она собирается ему сообщить о том, что в итоге он может ее уволить.
Вместо этого она сказала:
— Я передумала. Я пойду с тобой.
Он был так удивлен, что почти пропустил поворот на стоянку у ее дома.
— Это необязательно, — сказал он грубо.
— Нет, все в порядке. Ты же мой клиент, в конце концов. Ведь это что-то вроде делового ужина, не так ли?
Он подумал о том, каким сложным может оказаться этот ужин.
— Вроде того.
Он плавно припарковался возле старого «Флоата», дерезонировал двигатель и открыл дверь. Лидия вышла со своей стороны. Вместе они прошли к входной двери.
Лидия остановилась в изумлении.
— Она починена!
— Мы с Зейном поработали над ней, пока ты была на работе, — пояснил Эммет. — К сожалению, я ничего не смыслю в ремонте лифтов. — Он дерезонировал замок.
— Привет, Лидия, мистер Лондон. — Зейн помахал им с лестничной площадки пятого этажа.
— Привет, Зейн. Отлично поработал над входной дверью.
— Мистер Лондон мне помогал, — гордо сказал Зейн. — Отгадай, что случилось?
— Что?
— Тебе пришло письмо. Его принес какой-то парень из почтовой службы «Передача резонанса». Ему нужно было, чтобы кто-то расписался за получение, что я и сделал.
— Ух ты! — Она усмехнулась. — Наверное, приглашение на бал Реставрации. Я уже забеспокоилась, что же с ним случилось. Черт побери, я надеюсь, что еще не слишком поздно, чтобы найти подходящее бальное платье. Наверняка, все приличные уже разобрали.
Зейн захохотал.
— Нет-нет, оно настоящее. Оно у меня. — Он развернулся и убежал по коридору.
Как только они стали подниматься по лестнице, Эммет взглянул на Лидию:
— Бал Реставрации?
Она сморщила носик:
— Вечеринка высшего общества в конце года. Семьдесят пять лет назад его стали проводить как часть ежегодного праздника, организованного в честь окончания Эры Разногласий, но со временем здесь, в Каденсе, он сам по себе стал важным событием в высшем обществе. Все, кто имеет хоть какое-то значение в политике или бизнесе, будут там.
Он кивнул.
— Понятно. И ты всегда там присутствуешь?
Она изумленно взглянула на него.
— Не смеши меня. Я пошутила. Конечно же, я не хожу на бал Реставрации. Я что, похожа на Янтарушку3? Сказочные крестные не спускаются в этот район после наступления темноты.
Зейн неожиданно появился на лестнице, размахивая коричневым конвертом, избавив Эммета от необходимости отвечать на неловкий вопрос, который, он точно знал, был риторическим.
— От кого оно? — спросила Лидия.
— Не знаю. — Зейн вручил ей письмо. — Обратный адрес — один из абонентских ящиков, которые используются для личной переписки.
Лидия взяла конверт и искоса взглянула на соседа:
— Уже проверил, да?
— Конечно. У нас же нечасто бывают доставки от организаций, подобных «Передаче резонанса». Я думаю, парень слегка нервничал, пребывая в этом районе. Вот почему он заставил меня расписаться за письмо. Он не хотел возвращаться сюда еще раз.
— Слабак. — Лидия вскрыла конверт. Из него выпал ключ и звякнул о ступеньку.
— Я подниму. — Эммет подобрал янтарно-стальной ключ.
— Спасибо. — Она развернула единственную страничку письма, которую вытащила из конверта. Внезапно веселье исчезло из ее глаз. — Боже мой! Оно от Честера.
— Брейди? — Эммет сжал ключ в руке. — Когда оно написано?
Она внимательно изучала записку.
— У него ужасный почерк. Я не вижу даты. О, да вот же она. В прошлый понедельник.
Эммет быстро подсчитал:
— За день до убийства. Интересно, почему ты получила его только сегодня?
Лидия быстро пробежала взглядом по строчкам:
— Тут сказано, что он оставил распоряжение, чтобы оно было доставлено после похорон.
Эммет прислонился плечом к стене.
— Давай послушаем, что он хотел сказать.
Лидии набрала в грудь воздуха и стала читать письмо вслух:

«Дорогая Лидия!
Если ты читаешь это письмо, значит, я ушел назад через Занавес не самым простым путем. Ты можешь считать это письмо моей последней волей и завещанием. Я знаю, что у нас было несколько стычек, но это был всего лишь бизнес.
Я не говорил тебе, но иногда, когда мы разговаривали о жизни за напитками в «Нереальном баре», я притворялся, что мы с тобой на настоящем свидании. Иногда я возвращался домой и думал о том, какой могла быть действительность, если бы ты не была такой милой, а я таким поганцем.
Я всегда говорил, что ты слишком хороша для своего собственного блага. И снова повторю: с честностью, верностью, трудолюбием и прочим дерьмом далеко не уйдешь. Но я вынужден сказать, что мне приятно было знать о том, что на свете действительно есть такие люди. И я так говорю не только потому, что сделал много «легких» денег на таких людях, как ты.
Как бы то ни было, если со мной что-то случится, я хочу, чтобы ты получила средства из моего пенсионного фонда. Он в банке Роуза. Это ключ.
Прощай, Лидия. И спасибо за все.
С любовью, Честер.
P.S. Я еще раз повторю, что тебе будет лучше без этого говнюка Келсо. Вот увидишь. Он использовал тебя. Я знаю этот тип людей. Может, потому что сам один из них».


Лидия внезапно прекратила читать. Эммет наблюдал за тем, как она достает носовой платок, который он дал ей на похоронах. Зейн встревожено посмотрел, когда она смахнула выступившие на глазах слезы. Он уже открыл рот, чтобы что-то сказать, но сразу же затих, когда Эммет, уловив его движение, покачал головой.
Через некоторое время Лидия запихнула носовой платок обратно в сумочку и взяла у Эммета ключ.
— Что ж, это должно быть интересно, — сказала она. —Хотела бы знать, какое имущество Честер хранил в пенсионном фонде.
Эммет взглянул на часы.
— Сегодня уже слишком поздно выяснять. Банки закрыты.
— Только не банк Роуза. — заверила его Лидия. — Он никогда не закрывается.


3 Местный аналог Золушки.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
27 Май 2020 23:16 - 27 Май 2020 23:16 #21 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 13

От «Нереального бара», служившего Честеру Брейди вторым домом, следовало ожидать как раз такого антуража, решил Эммет полтора часа спустя. В воздухе витали сильные запахи дешевого спиртного, синхро-дыма и прогорклого жира для жарки. Внутреннее пространство пропитывал бесконечный мрак — наиболее типичная черта дешевых ночных клубов.
Время близилось к семи. Постоянные клиенты уже начали устраиваться на вечер. Захудалые кабинки заполнились мужчинами с чрезмерно блестящими от избытка геля волосами и женщинами в слишком облегающих платьях. В зале имелась маленькая площадка для музыкантов, на которой, согласно вывеске, в девять планировалось выступление группы «Звуки Земли». Пока же из пары динамиков лился на удивление хороший рез-джаз.
Эммет вспомнил фотографию, на которой Лидия и Честер Брейди сидели с бокалами в одной из красных виниловых кабинок.
— Часто здесь бываешь? — сухо поинтересовался он.
— Последние два года по паре раз в месяц, — весьма серьезно ответила она. — Тут хорошая музыка.
— Два года?
— Говорила же, именно столько я знала Честера.
— А-а.
Он ловко спас их обоих от столкновения с официанткой. Женщина несла поднос, загруженный бутылками пива «Белый шум» и чашкой с кусочками чего-то, до неузнаваемости зажаренного во фритюре.
— И где тут Роуз? — спросил Эммет.
— За барной стойкой. — С непринужденностью завсегдатая Лидия повела его через переполненный зал.
Эммет наблюдал за ней со спины. В окружающей убогой обстановке она смотрелась совсем не к месту. В тусклом желтом свете настольных ламп ее рыжие волосы пылали подобно веселому костру. Для ужина с Мерсером Уайаттом она оделась по-деловому, как на встречу с адвокатом или банкиром, и в темно-коричневом костюме и скромных туфлях-лодочках выглядела здесь дико неуместно. Однако официантка дружелюбно ей кивнула, и Лидия ответила тем же.
— Привет, Бекки.
Она остановилась у дальнего конца бара. Эммет встал рядом.
— Вон там Роуз. — Лидия указала на огромного бритоголового мужчину, разливающего виски на другом краю стойки.
Эммет задумчиво оглядел его массивную шею, широкие плечи и татуировки на бицепсах, выпирающих из-под рукавов кислотно-зеленой футболки.
— «Хоть розой назови ее, хоть нет4», — пробормотал он.
— На самом деле он очень милый, — призналась Лидия.
— Уверен, так и есть.
— Он музыкально-хармонический пара-резонатор, — сообщила она. — Учился классической музыке, но предпочитает рез-джаз.
Вот и объяснение превосходному саундтреку, игравшему в качестве фона, подумал Эммет. Роуз разбирался в музыке.
— Эй, Лидия, привет. — Лицо здоровяка осветилось, когда он заметил ее у барной стойки. — Рад, что ты смогла заглянуть. После известия о смерти Честера я решил, что мы тебя больше не увидим.
Эммет наблюдал, как Роуз направляется в их сторону. Движения бармена отличались легкостью и грацией, контрастировавшими с его габаритами.
— Привет, Роуз. — Лидия привстала на цыпочки и, перегнувшись через стойку, легонько чмокнула его в щеку. — Не верится, что Честера больше нет, правда?
— Откровенно говоря, я удивлен, что он прожил так долго. — Роуз облокотился огромными руками на барную стойку. — За свою длительную и разностороннюю карьеру Брейди удалось разозлить почти всех своих знакомых. — Роуз перевел взгляд на Эммета. — Кто твой друг?
Эммет протянул руку.
— Эммет Лондон. Клиент Лидии.
— Клиент, значит?
Роуз тряхнул его руку в твердом, но вежливом рукопожатии, не сделав попытки продемонстрировать свою силу. Придя к выводу, что Роуз из тех людей, кто живет в согласии с самим собой и своей внешностью, Эммет начал понимать, почему Лидия ему симпатизирует.
— Мы направляемся на деловой ужин, — объяснила Лидия.
— Серьезно? — Роуз оглядел ее с головы до ног. — Без обид, Лид, но коричневый — не твой цвет.
— Запомню для будущих посещений магазинов. У нас мало времени. У меня есть ключ от шкафчика Честера. Не возражаешь, если я заберу его вещи?
— Нет. Он как-то попросил отдать их тебе, если с ним что-то случится, — Роуз поглядел на официантку. — Бекки, присмотри за баром. Я сейчас вернусь.
Бекки подняла руку, показывая, что услышала.
— Прошу в «Банк Роуза».
Он отпер дверь позади барной стойки и скрылся в темном помещении. Лидия последовала за ним, Эммет вошел последним.
Дверь, которая оказалась на удивление внушительной, закрылась позади троицы с глухим стуком. Магнитная сталь, предположил Эммет. Чтобы вскрыть такую, понадобится паяльная лампа или маленькая бомба. Стены комнаты были покрыты тем же материалом.
Роуз активировал выключатель. Помещение озарилось холодным светом люминесцентной рез-лампы в потолке, явив два ряда шкафчиков из магнитной стали, все как один снабженных тяжелыми магнитными рез-замками.
— Смахивает на банковское хранилище, — заметил Эммет.
— С двадцатичетырехчасовой охраной. — Свет рез-лампы отражался от лысой головы Роуза, двигавшегося по проходу между шкафчиками. — Чтобы попасть сюда, нужно сначала пройти мимо меня или моего партнера. «Нереальный бар» открыт днем и ночью, и за стойкой всегда кто-то есть. С гордостью могу заявить, что «Банк Роуза» ни разу не грабили.
— А также, полагаю, не проверяли с ревизией, не страховали, не облагали налогами и не лицензировали, — заключил Эммет.
Роуз остановился перед шкафчиком.
— Ага. Мы тут в «Банке Роуза» предпочитаем не иметь дел с любого рода властями.
— Роуз привередлив в выборе клиентуры, — пробормотала Лидия, шаря в своей сумочке.
— Мы сдаем в аренду шкафчики людям, предпочитающим не пользоваться услугами так называемых более традиционных банков, — объяснил Роуз.
— Вероятно, потому что большинство из них арестуют в тот же миг, как они переступят дверь настоящего банка. — Лидия протянула ключ из коричневого конверта. — Не знаешь, что Честер здесь хранил?
— Нет. — Роуз взял ключ. — Согласно политике «Банка Роуза» мы не задаем клиентам неудобных или смущающих вопросов. Каждый из них считается ценным, пока своевременно вносит арендную плату.
Замок щелкнул, когда ключ на мгновение нарушил структуру внутреннего резонанса. Роуз открыл дверцу. Лидия шагнула вперед и заглянула в маленький шкафчик.
— Похоже на старый вещевой мешок, — сказала она, протягивая к нему руку.
— Я возьму, — сказал Эммет.
Она посторонилась, позволяя ему вытащить из шкафчика маленькую потрепанную брезентовую сумку, которая оказалась не слишком тяжелой.
Лидия окинула ее взглядом.
— Интересно, почему Честер хотел, чтобы я ее забрала?
— Да кому еще он мог оставить свое барахло? — Роуз закрыл дверь шкафчика. — Ближе тебя у старины Честера никого не было. Он любил повторять, что у вас двоих много общего.

* * *

Лидия поставила вещмешок перед собой на пол «Слайдера» и, пока Эммет усаживался за руль и резонировал двигатель, успела его расстегнуть. В свете, излучаемом приборной панелью, она увидела пухлый конверт и маленький бумажный пакет.
— Может, ты сейчас станешь счастливой владелицей выигрышного лотерейного билета, — предположил Эммет.
— Это вряд ли. — Лидия вытащила конверт. — Честер был не из тех, кого называют везунчиками.
Она распечатала конверт, вынула стопку пожелтевших бумаг и взглянула на первый лист. Волна уныния, которая весь день то накатывала на нее, то отступала, на мгновение всколыхнулась с новой силой.
— Что это? — поинтересовался Эммет.
— Заявки Честера на вступление в Общество пара-археологов. И отказы Общества. — Лидия ошеломленно покачала головой. — Он всегда отзывался об Обществе с презрением, но судя по документам просил о членстве каждый год в течение двадцати лет.
— И всякий раз получал отказ?
— Угу. Бедный Честер. В глубине души он, должно быть, отчаянно мечтал работать на законных основаниях.
— Сомневаюсь, что эти бумаги представляют собой его план пенсионного обеспечения.
— Да, наверное.
Лидия вернула письма в конверт, потянулась за бумажным пакетом и застыла, едва его коснувшись. Нервные окончания знакомо затрепетали. Пси-энергия.
— Боже мой, — прошептала она.
Эммет резко глянул в ее сторону.
— Что там?
— Нечто старое, — она крайне осторожно положила мешочек себе на колени. — Очень, очень старое.
— Хармонианский артефакт?
— Да. — В содержимом безошибочно ощущался резонанс. В конце концов, она же была пара-археологом. Одним из лучших. — Однако тут что-то не так. Могу поклясться, что улавливаю энергетический след ловушки. Но это невозможно. Ловушки никогда не находили за пределами мертвых городов. Их же тут не к чему привязать.
— Никогда не говори никогда, если ведешь речь о древних хармонианцах, Лидия. Мы до сих пор чертовски многого о них не знаем. Будь осторожна.
— Эй, я же эксперт, помнишь?
— Помню, — сказал он. — Тем не менее, будь осторожна.
— Могу поспорить, что, работая охотником за призраками, ты был настоящей занозой.
— Время от времени мне указывали на этот недостаток, — согласился он. — Но в нем есть и положительная сторона: я никогда не терял ни одного пара-археолога.
Ничего не ответив, Лидия бережно повертела бумажный пакетик в руках, потом очень аккуратно его открыла и заглянула внутрь. Однако в тусклом свете она смогла различить только темный округлый предмет размером с две сцепленных ладони.
— В его резонансе есть что-то странное, — сказала она. — Предмет, определенно, подлинный. Невероятно старый. Но его вибрации совершенно не похожи на те, которые я когда-либо ощущала в древних артефактах.
— Энергия ловушки все еще чувствуется?
— Я не уверена. Здесь слишком много всего. Похоже на... — Она резко замолчала. Выставлять себя перед клиентом в глупом свете никогда не было хорошей политикой.
— На что?
— Если я скажу, ты мне не поверишь. — Лидия обеими руками прижала бумажный мешочек к груди и постаралась успокоить разыгравшееся воображение. Невозможно, думала она. Этого не может быть.
Но вдруг?
Эйфория улетучилась, когда в голову пришло еще одно предположение. Вдруг она действительно потеряла свое пара-резонаторское чутье, как решили Райан и остальные? Вдруг происшествие шестимесячной давности только теперь вызвало запоздалую реакцию? Может, она ошиблась?
— Лидия? Все хорошо?
— Да.
— Что в пакете?
Спокойный голос Эммета вырвал ее из водоворота мыслей. Она посмотрела за окно «Слайдера» и увидела, что они миновали оживленные улицы и теперь поднимаются на один из городских холмов в район престижных поместий. Длинную дорогу, ведущую к особнякам, охраняли массивные ворота.
— Лидия? Ты собираешься сказать мне, что в пакете?
— Да. — Существовал только один способ выяснить, держит ли она в руках нечто по-настоящему невероятное или ей завтра утром необходимо первым делом зарегистрироваться в милой, тихой пара-психиатрической лечебнице.
Надо дышать глубже.
Она сделала вдох, собралась с духом и сунула руку в пакет. Прикосновение к теплой и гладкой поверхности вызвало в ней новую, еще более сильную волну покалывающего нетерпения.
— Похоже на бутылочку, — прошептала она.
Эммет не отводил взгляд от извилистой дороги.
— Что насчет энергии ловушки, которую ты почувствовала?
— Перестань волноваться. Я знаю, что делаю.
Ничего не ответив, он съехал на обочину, заглушил двигатель и, повернувшись на сиденье, принялся внимательно наблюдать, как она медленно вытаскивает артефакт из бумажного пакета.
Лидия сразу поняла, что оказалась права насчет бутылкообразной формы.
— Что это, черт возьми, такое? — тихо спросил Эммет.
— Думаю, сосуд для мази. — Она изучила его более пристально, пытаясь сосредоточиться на мерцающей поверхности. — Но он не похож ни на один из тех, что я когда-либо видела.
Она уставилась на вещицу у себя в руках. В тусклом освещении, отбрасываемом приборной панелью, запечатанный сосуд, казалось, светился своим собственным внутренним светом. Цвета на его поверхности смешивались, циркулировали и перемещались. Лидия заметила не имеющие названия оттенки красного и золотого, но прежде чем она смогла их описать, они перетекли в прежде не виданные зеленые и голубые.
Лидия тяжело сглотнула.
— Эммет? Пожалуйста, скажи, что мне не мерещится. Я совсем-совсем не хочу возвращаться к терапии.
Он, не отрываясь, смотрел на бутылочку.
— Черт возьми, это же не... Этого не может быть. Нужно больше света.
Он вынул из консоли между креслами маленький фонарик, включил и нацелил на древний сосуд.
Довольно долго они оба просто сидели, уставившись на артефакт. От ярко вспыхнувшего света цвета на поверхности бутылки внезапно ожили и запульсировали. Вокруг самой широкой части изящного сосуда вскипело беспокойное море света и тьмы. Каждый оттенок, казалось, питается от своего собственного внутреннего источника энергии. Обширные глубины ослепляющего света и красок то появлялись, то исчезали.
— Грёзалит, — сказал Эммет полностью лишенным эмоций голосом.
— Невозможно, — повторила Лидия.
— Ты не хуже меня знаешь, что это может быть только он. — Эммет забрал бутылочку и слегка повертел, водя лучом фонарика по ее поверхности. — Безукоризненно обработанный грёзалит. Проклятье. Вот и план пенсионного обеспечения.
Лидия медленно покачала головой, не в силах поверить ни собственным глазам, ни пара-резонаторским чувствам.
Грёзалиту дали правильное название. Его маленькие месторождения изредка находили вблизи потухших вулканов, и обычно камни были впаяны в прозрачный кварц. Помимо своей чрезвычайной редкости, они до сих пор не поддавались попыткам извлечь их из обрамляющего кварца и разрушались от малейшего прикосновения, одновременно тая и крошась на микроскопические осколки.
До сих пор никакие разработанные человеческим населением Хармони технологии не позволяли работать с ним, не разрушая. Для старателей и горнодобывающих компаний этот камень оставался мечтой. Прекрасный на вид в момент обнаружения, он мгновенно испарялся от малейшего касания.
Но сосуд для мазей в руке Эммета служил неопровержимым доказательством того, что древние обитатели Хармони нашли способ его обрабатывать.
Лидия почувствовала, как у нее зашевелились волосы на затылке.
— Возможно, это то, из-за чего убили Честера.
— Я бы сказал, такое более чем возможно. — Эммет повернул бутылочку на четверть оборота. — Невероятно.
— Ты понимаешь, что это значит?
— Это значит, что если бы Честер прожил достаточно долго и успел продать сосуд музею или частному коллекционеру, то он был бы обеспечен на всю оставшуюся жизнь.
Лидия отмахнулась.
— Деньги к делу не относятся. Этот предмет бесценен, поскольку никто никогда не находил ничего подобного.
— Поверь, Лидия, все имеет свою цену.
— Но значение обработанного грёзалита абсолютно беспрецедентно. Неужели ты не понимаешь? Эта бутылка означает, что это возможно и существует способ психически настроить грёзалит так, чтобы обрабатывать его, как прочее сырье. И кто знает, какие свойства он имеет в такой форме?
— Хороший вопрос, — ответил Эммет, не отрываясь от изучения сосуда.
— Получается, когда-то в прошлом хармонианцы нашли способ его добывать.
— Да.
Она нахмурилась. В отличие от нее, Эммет не выглядел особенно впечатленным всеми последствиями этого ошеломительного открытия. С другой стороны, он бизнесмен, а не археолог. Бизнесмен — охотник за призраками, поправила она себя. Вероятно, его не так-то просто ошеломить.
Эммет в очередной раз повернул бутылочку.
— Интересно, где Брейди ее нашел?
— Кто знает? Честер был руинной крысой и всегда проводил нелегальные вылазки в одиночестве. Должно быть, как-то наткнулся на нее при исследовании катакомб.
Лидия наблюдала, как Эммет повернул сосуд еще на четверть, высветив лучом фонарика очередную секцию, и на миг перестала дышать, увидев силуэт парящей птицы, навечно заключенной внутри движущихся рек цвета.
— Эммет!
— Я ее вижу, — отозвался он.
Вот теперь он явно был по-настоящему впечатлен. Что немудрено, подумала она. За все годы раскопок хармонийских руин никто никогда не сталкивался даже с намеком на увлечение древних изобразительным искусством.
Давно исчезнувшие жители мертвых городов не оставили ни картин, ни рисунков животных, растений или самих себя. Не было ни пейзажей, ни изображений окружающего их мира или того, как они сами видели себя в нем — во всяком случае таких, которые люди сумели бы как-то интерпретировать.
До сих пор.
Теперь в глубинах моря красок, струящихся по поверхности бутылочки, которая вообще не должна была существовать, летала птичка с расправленными крыльями.
Эммет медленно выпрямился и выключил фонарик.
— Похоже, твой приятель Брейди сделал самое значимое открытие с тех времен, когда Колдуэлл Фрост наткнулся на руины Олд-Фриквенси и решил, что кто-то превратил его в бога.
— Я потрясена, — прошептала Лидия. — Это просто удивительно.
— В сумке есть еще что-нибудь?
— Что? Ах, да, сумка. — Лидия снова пошарила в расстегнутом вещмешке и нащупала второй конверт. — Что-то есть.
Когда она вынула и открыла конверт, оттуда выпала фотография. Лидия подняла ее к свету и увидела еще один свой снимок с Честером в кабинке «Нереального бара».
На фото сияющий гордостью Честер держал перед собой знакомый выпуск «Журнала пара-археологии».
— Похоже, ему действительно нравились ваши совместные снимки.
— Да. — При взгляде на фото на глаза ей опять навернулись слезы. — Он несколько раз просил нас сфотографировать.
— Видимо, они подпитывали его иллюзию, что вы пара.
— Наверное. — Она быстро заморгала, прогоняя слезы. — Но эта фотография особенная. Я только что опубликовала в журнале свою работу. В соавторстве с Райаном, естественно. И хотя мне пришлось бороться не на жизнь, а не смерть, я добилась, чтобы Честера упомянули как консультанта проекта.
— Вероятно, это его единственная законная работа.
— До сих пор я не понимала, насколько это было для него важно, — прошептала она.
— Спрячь артефакт в сумочку до возвращения домой. — Эммет передал ей бутылочку. — И что бы ни случилось, не упоминай о грёзалите в присутствии Мерсера Уайатта и его жены.
— За кого ты меня принимаешь? — спросила она, возвращая сосуд в бумажный пакет и пряча в своей сумочке. — За сумасшедшую?
Запуская двигатель и снова выворачивая на дорогу, Эммет еле заметно улыбнулся:
— Нет, я не считаю тебя сумасшедшей.
Лидия устроилась в кресле, крепко вцепившись в сумочку. В ее душе снова вскипело возбуждение, по пятам за которым следовала эйфория. Обработанный грёзалит. С изображением птицы.
— Спасибо, — ответила она, весьма довольная собой. — Я это ценю.


4 Цитата из «Ромео и Джульетты» У.Шекспира (пер. Б. Пастернака).

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
29 Май 2020 01:47 #22 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 14

В разгар чрезвычайно официального ужина Лидия сделала главный вывод о хозяйке дома: Тамара Уайатт ей не нравилась. Точнее, не нравилось, как та смотрит на Эммета, когда думает, будто за ней никто не наблюдает.
Расчетливый блеск в глазах миссис Уайатт напоминал Лидии взгляд, с которым Мохнатик обычно смотрел на банку с солеными крендельками — словно он был готов посвятить много дум и энергии разработке способов и методик снятия с нее крышки.
Лощеная, утонченная Тамара отличалась не поддающимся определению шармом, выделявшим ее в любом помещении. Темные волосы миссис Уайатт были собраны в элегантный шиньон, подчеркивающий аристократичные скулы и прекрасную линию подбородка. Ее шею украшали сверкающие драгоценные камни, а уши — оправленный в золото янтарь. Глубокое декольте платья заканчивалось ровно в нужном месте, чтобы не считаться нескромным.
Когда они прибыли полтора часа назад, Лидия поняла, что Эммет уже встречался с обоими Уайаттами. Мерсер с Эмметом поприветствовали друг друга с вежливой учтивостью. Но между Тамарой и Эмметом ощущалось нечто потаенное.
На то, чтобы заметить резонанс между ними, Лидии потребовалось немного больше времени, чем следовало. Но она извинила себя за промах. В конце концов, нынешним вечером ее мысли отвлекали другие вещи. Около трети внимания занимал необычный опыт пребывания на ужине в доме главы гильдии Каденса. Остальное поглощали мысли об уникальной маленькой бутылочке, которую ей завещал Честер. У нее едва хватало выдержки не выбегать каждые пять минут в холл, чтобы заглянуть в изящный шкаф, куда дворецкий убрал ее сумочку.
Когда официант в белых перчатках забрал ее тарелку, Лидия велела себе успокоиться. Если артефакт не в безопасности здесь, в особняке Мерсера Уайатта, то он не будет в безопасности нигде. Единственным знакомым ей местом с таким же количеством охраны был музей при университете Каденса.
— Итак, Лидия, вы занимаетесь частным консультационным бизнесом? — поинтересовался Мерсер, казалось бы, с вежливым интересом.
Тамара улыбнулась.
— Не рановато ли оставлять работу в университете? Большинство консультантов постарше. Опытней.
Лидия заставила себя отбросить беспокойство о сумочке и, проигнорировав Тамару, изучающе посмотрела на Мерсера.
Он был старше жены по меньшей мере лет на сорок. Седой, с ястребиными чертами, Мерсер Уайатт выглядел как человек, явно привыкший к деньгам и власти. Он носил янтарь в виде массивных колец на руках и, будучи главой гильдии, определенно, был очень сильным пара-резонатором диссонансной энергии.
— Пара-археологи моего возраста редко переходят к частному бизнесу, — сказала Лидия, — но такое уже случалось.
До настоящего момента беседа представляла собой череду несущественных реплик, которые она научилась терпеть, распивая чаи на кафедре. У Лидии сложилось впечатление, что настоящий разговор состоится после ужина.
— Некоторые люди не слишком хорошо вписываются в академический бюрократизм, — небрежно заметил Эммет. — А некоторые не переносят корпоративную среду. У Лидии есть то, что ты назвала бы предпринимательской жилкой.
Тамара одарила Лидию отточенной улыбкой.
— Как Эммет вас нашел?
— Я значусь консультантом в Обществе пара-археологов и дала объявление в «Журнале пара-археологии», — вежливо ответила Лидия.
— Едва ли это гарантия честности и надежности, — отозвалась Тамара. — Среди торговцев антиквариатом полно мошенников и аферистов.
— Совершенно верно, — пробормотала Лидия. — Но в целом, я бы сказала, что шансы получить непорядочного ПА из списков Общества значительно ниже шансов получить непорядочного охотника из гильдии.
Глаза Тамары потемнели от гнева.
— Гильдия поддерживает самые строгие стандарты.
— Угу. — Лидия зачерпнула ложку поданного на десерт фруктового льда. — И поэтому охотники за призраками недавно вламывались ко мне по меньшей мере дважды?
Мерсер пронзил Эммета холодным взглядом:
— Черт возьми, о чем она говорит?
Эммет пожал плечами.
— Ты же слышал. На днях Лидия пережила несколько неприятных столкновений с охотниками, что, боюсь, омрачило ее мнение об этой профессии.
Мерсер снова повернулся к Лидии.
— Будьте так добры, объяснитесь.
Она опустила ложку.
— Как глава гильдии Каденса вы должны знать, что некоторые охотники совершают в городе незаконные действия. Более того, они помогают себе в преступлениях вызванными призраками. Они дважды разгромили мою квартиру.
Сжав челюсти, Мерсер бросил быстрый взгляд на Эммета, а потом снова перевел его на Лидию.
— Вы абсолютно уверены, что в этом замешаны охотники?
— Я видела вызванных ими призраков, — твердо ответила она. — Спросите Эммета. Он гнался за одним из охотников и поймал бы, если бы на стоянке взломщика не ждал сообщник с автомобилем.
Мерсер вновь обратил пронизывающий взгляд на Эммета.
— Это правда?
— От начала до конца, — легко подтвердил Эммет. — Полагаю, ты можешь заверить нас, что злоумышленники не работали на гильдию?
— Разумеется, они не работали на гильдию. — Мерсер бросил на стол салфетку и резко встал. — Не сомневайтесь, я поручу своим людям изучить данное происшествие. Гильдия следит за своими рядами.
— Как удобно, — вежливо заметила Лидия.
Мерсер окинул ее негодующим взглядом. Лидия повернулась к Тамаре:
— Итак, каково быть женой главы гильдии Каденса? Чем вы занимаетесь помимо ежегодного посещения бала Возрождения?
— Мне удается найти себе занятия, — прохладно ответила Тамара.
Мерсер посмотрел на жену с нескрываемой гордостью.
— Тамара руководит собственной организацией. Благодаря ей гильдия основала весьма действенный фонд, который спонсирует несколько благотворительных организаций Каденса. Тамара контролирует управление фондом.
От похвалы выражение лица Тамары заметно потеплело.
— Я, конечно же, занимаюсь этим не одна. Мне чрезвычайно повезло заполучить в качестве главного управляющего Денвера Гэлбрейта-Торндайка. Уверена, вы знаете длинную историю каденсской семьи Гэлбрейтов-Торндайков?
— Это те Гэлбрейты-Торндайки, которые в значительной степени задают тон в общественной жизни? — Лидия помимо воли почувствовала себя впечатленной. — Которые отдают тонны денег на благотворительность? Покровители университетского музея, сидящие на всех важных должностях и так далее, и тому подобное? Конечно, я о них слышала. Просто не знала, что они связаны с гильдией.
Мерсер хохотнул.
— Они и не были, пока Тамара не подошла к ним и не попросила юного Денвера взять на себя управление фондом гильдии.
— Хороший ход, Тамара, — поздравил Эммет.
— Спасибо, — пробормотала она. — Я смотрю на это как на первый и главный шаг к повышению имиджа гильдии в обществе.
— По-моему, — воодушевленно заявил Мерсер, — это и впрямь блестящий первый шаг. Будучи юристом, юный Денвер имеет связи со всеми значимыми фигурами города.
— Так почему он решил работать на гильдию? — прямо спросила Лидия.
Тамара выглядела раздраженной, но Мерсер только рассмеялся.
— Обычная история, — непринужденно ответил он. — Молодой отпрыск богатой, заметной в обществе семьи стремится проявить себя перед отцом. Полагаю, Денвер не захотел примкнуть к семейной юридической фирме и устроиться на работу к старому доброму папочке, пожелав встать на ноги самостоятельно. Тамара предложила ему работу в фонде, и он ухватился за подвернувшуюся возможность.
— Он очень предан своему делу, — сказала Тамара.
Мерсер повернулся к Эммету:
— Нам с тобой нужно поговорить наедине. Тамара проводи, пожалуйста, Лидию в чайную гостиную. Мы присоединимся к вам позже.
— Конечно, дорогой. — Тамара изящно встала со стула и попыталась вывести Лидию из комнаты.
Лидия посмотрела на Эммета. Тот едва заметно кивнул. У нее не возникло проблем с пониманием его сообщения. Она заколебалась, но потом решила, что он прав. Порознь они смогут узнать больше, чем вместе. Поэтому она молча последовала за Тамарой к выходу из столовой.
Пройдя по коридору, обшитому роскошными панелями из темного, отполированного до блеска волокнистого дерева, Тамара провела ее сквозь украшенные выпуклыми стеклянными квадратами двустворчатые двери в комнату, оформленную в желтых и темно-бордовых тонах.
По нервам Лидии пробежала знакомая дрожь. Она повернулась и увидела шкаф, наполненный древними хармонианскими артефактами. Столь значительное их скопление производило более чем достаточно резонансной энергии, чтобы затронуть ее даже с другой стороны комнаты. Она машинально направилась к шкафу и замерла перед ним.
— Великолепная коллекция, — пробормотала Лидия.
— Муж начал собирать ее много лет назад, задолго до нашей свадьбы. — Тамара подняла с маленького круглого столика чашку. — Чай?
— Да, спасибо, — Лидия изучала зеленую кварцевую панель странной формы, которая, вероятно, представляла собой часть двери в гробницу. — Если не ошибаюсь, вы с мужем вступили в брак год назад? Кажется, я припоминаю, как читала о свадьбе в газетах. Вы ведь не из Каденса?
— Да. Я жила в Резонансе, когда встретила Мерсера. — Тамара прошла вперед, неся в одной руке блюдце с чашкой. — Он приехал туда на встречу Совета гильдий. Нас представили друг другу на приеме.
— Понятно.
— Прием проводился в честь помолвки главы гильдии Резонанса, — вкрадчиво уточнила Тамара.
Лидию внезапно охватил холод. Прежде чем принять у Тамары блюдце с чашкой, она посмотрела на свои пальцы, проверяя, не дрожат ли они. Не хватало еще пролить рез-чай на — без сомнения — немыслимо дорогой ковер. Гильдия наверняка выставит за него счет, оплатить который ей будет не по силам.
— В самом деле? — Лидия отпила чай. Тот, как и все остальное за ужином, был превосходным. — И на ком женился босс гильдии Резонанса?
Тамара выглядела позабавленной.
— Он обручился со мной. Но у нас ничего не вышло. Мы расторгли помолвку вскоре после приема. Чуть позже я переехала в Каденс.
— Понятно. — Лидия приказала себе немедленно остановиться. Даже понимая, что надвигается катастрофа, совсем необязательно было способствовать ее ускорению.
Но она не могла промолчать. Она должна была узнать наверняка.
— Кто же был боссом гильдии, за которого вы собирались выйти в Резонансе?
— Эммет, конечно, — сладким голосом протянула Тамара. — Он был главой гильдии Резонанса шесть лет, пока десять месяцев назад не ушел в отставку.

* * *

Устроившись в кожаном кресле сливового цвета, Мерсер поднес ко рту стакан с бренди и оглядел Эммета поверх его края.
— Перейду сразу к сути. У меня было две причины, чтобы просить тебя приехать на ужин. Одна из них состоит в том, что я хочу предложить сделку, сын.
— Я тебе не сын. — Эммет вытянул руку вдоль каминной полки. — И уж конечно, не соглашусь ни на какую сделку, пока не узнаю всех условий.
Мерсер глубоко вздохнул:
— Буду откровенен, Эммет, мне нужна твоя помощь. И думаю, что смогу помочь тебе в ответ.
— Зачем я тебе нужен? В гильдии полно людей, к которым ты можешь обратиться за помощью.
Мерсер покачал головой:
— Не в этот раз. Позволь объяснить. Я еще не сделал официального заявления, но намереваюсь уйти в отставку в течение следующего года. О моем решении знают только личные помощники. Все они поклялись хранить тайну.
Это было последнее, что Эммет ожидал услышать сегодня вечером. Мерсер Уайатт держал гильдию Каденса железной хваткой больше трех десятилетий. Многие полагали, что он умрет у руля.
— Ты собираешься отойти от дел? — осторожно переспросил Эммет.
— Я долго руководил этим шоу. До недавних пор гильдия неизменно занимала в моей жизни главное место. Моя первая жена была замечательной женщиной, но я никогда не находил времени, чтобы сблизиться с ней. А когда после ее смерти остался с двумя детьми, позволил растить их другим людям. Теперь они выросли, и у меня есть три внука, но я едва их знаю.
— Дай угадаю. Ты наконец решил расслабиться и насладиться жизнью?
— Ты находишь это забавным?
— Скажем так, неожиданным. Что, черт возьми, вызвало столь внезапную перемену? Получил от доктора плохие результаты анализов?
— Ничего подобного. Я получил новую жену.
— Ах, да, точно. Видимо, вылетело из головы.
— Я полюбил впервые в жизни, Эммет, — очень серьезно сказал Мерсер. — Как тебе известно, в настоящий момент у нас с Тамарой заключен брак по расчету, но мы планируем преобразовать его в брак по соглашению.
Эммет уставился на него в изумлении:
— Ты хочешь еще детей?
— Помимо желания иметь детей существуют и другие причины для вступления в брак по соглашению, — напомнил Мерсер.
Эммет буркнул:
— Настоящая любовь? Да ладно! Не слишком ли ты стар для подобной романтической чепухи?
— Ты не романтик.
— И ты им не был, когда я проверял в последний раз. Расторжение брака по соглашению — это юридический и финансовый кошмар. — Он не добавил, что одной из очень немногих допустимых законом причин расторжения такого брака, как они оба знали, была супружеская неверность. — Какой смысл вступать в него, если ты не хочешь детей?
Мерсер вытянул ноги и уставился на огонь.
— Очевидно, ты не понимаешь, поэтому сменим тему. Все дело в моем намерении уйти в отставку.
— Без обид, Мерсер, но мне немного сложно понять, ради чего все это.
— Почему? Я на сорок лет старше Тамары и не знаю, сколько времени мне с ней отмерено. Тем не менее, я планирую наслаждаться каждой оставшейся минутой. У меня полно денег, еще осталось здоровье, и теперь есть красавица рядом. Я был бы дураком, продолжив посвящать себя гильдии.
Эммет некоторое время его разглядывал.
— Тамара знает о твоем решении?
— Знает.
— Хм, — он пожал плечами. — Ну и какое отношение это имеет ко мне?
— Я хочу заручиться твоей помощью и поэтому собираюсь заключить сделку. Мне известна причина твоего приезда в Каденс. Мои люди рассказали о твоем пропавшем племяннике. Я, возможно, смогу тебе помочь.
«Сегодняшний вечер подбрасывает один большой сюрприз за другим», — подумал Эммет. Оставалось только плыть по течению.
— Прежде чем мы заговорим о заключении любого вида сделки, ты должен объяснить, чего от меня хочешь.
Мерсер медленно кивнул и сделал глоток бренди. Через мгновение он отставил стакан в сторону, опустил локти на подлокотники массивного кресла и сцепил пальцы.
— Как я уже сказал, я готовлюсь уйти в отставку. Но я намерен сделать это аккуратно, чтобы гильдия продолжала в будущем идти правильным путем.
— Другими словами, — сказал Эммет, — хочешь сам подобрать себе преемника.
— Именно. Я многие годы трудился над созданием сильной организации, способной позаботиться о своих людях, и в основном достиг своих целей. Все работники с хорошим стажем могут быть уверены в превосходной зарплате и страховых гарантиях для себя и своих близких.
— Пока исполняют приказы, не задают вопросов и тебе не перечат, — добавил Эммет.
— Я всегда хорошо вознаграждал за преданность.
— И подавлял всех, кто возражал тебе или подвергал сомнению твои решения. Ты до мозга костей старомодный парень, Мерсер.
— Я признаю, что в прошлом мы с тобой расходились во взглядах на управление такой организацией, как гильдия.
— Можно и так сказать. Твой подход устарел лет этак на семьдесят.
— Да, я чтил традиции весь период пребывания на посту главы гильдии Каденса.
Эммет снова хмыкнул. На это трудно было что-то возразить.
— Однако тебя может заинтересовать тот факт, — продолжил Мерсер, — что я пришел к выводу, что гильдии Каденса настало время измениться.
— Поверю в это, когда увижу.
— Я намерен последовать примеру гильдии Резонанса, — настойчиво продолжил Мерсер. — Хочу увидеть, как ее реорганизуют и модернизируют по такому же принципу.
Эммет разглядывал его лицо.
— Ты, похоже, не шутишь.
— Абсолютно серьезен. Но существенные перемены невозможно внедрить за одну ночь. Более того, преобразованием должен заниматься сильный лидер. Я начну процесс трансформирования в нынешнем году с помощью Тамары.
— Ты про ее работу в фонде гильдии?
— Для начала. Она тратит много сил на благотворительные проекты. Ее фонд окажет огромную помощь в изменении образа гильдии Каденса. Но реструктурировать организацию за те несколько месяцев, на которые я останусь у руля, невозможно. Поэтому я, как ты выразился, должен подобрать себе преемника.
Эммета внезапно пронзило дурное предчувствие. Он скрестил руки на груди и прислонился плечом к каминной полке.
— Есть кто-то на примете?
— Да, конечно. — В улыбке Мерсера не было юмора. — Ты.
Эммет медленно выдохнул.
— Мне очень не хочется тебе это говорить, Мерсер, но, кажется, ты случайно поджарился, когда последний раз вызывал призрака.
— Я понимаю, что мое предложение тебя в некотором роде шокировало. Но ты, несомненно, осознаешь, почему я хочу, чтобы ты над ним подумал. Сейчас я не прошу ничего большего. В спешке нет необходимости. У нас есть год на разработку планов. Масса времени на обсуждение деталей.
— Ничего не получится. Я отказываю тебе прямо сейчас. Я перешел в частный сектор, Мерсер, и теперь простой бизнесмен.
Мерсер расцепил руки и поддался вперед. Его жесткие глаза пылали энергией и решительностью.
— Послушай, сын...
— Я тебе не сын, — сквозь зубы повторил Эммет.
— Извини. Оговорился.
Черта с два, подумал Эммет. Они оба знали о сплетнях и слухах, не стихавших в течение многих лет. И он совершенно не собирался идти сегодня по этой дороге. Не с Мерсером Уайаттом.
— Как я говорил, — продолжил Мерсер, — я хочу передать гильдию в хорошие руки. Руки, которые сумеют направить ее по новому современному курсу. Ты подходишь лучше всех.
— Нет.
— Ты тот, кто единолично реорганизовал гильдию Резонанса, приняв на себя управление. Ты направил ее по новому пути, превратил в коммерческое предприятие, сделал респектабельной. Я хочу, чтобы ты совершил то же самое для гильдии Каденса.
— На случай, если ты не в курсе, я оставил руководство гильдией. Теперь я бизнес-консультант.
— Это именно то, чего я хочу, — серьезно сказал Мерсер. — Бизнес-консультанта с уникальной квалификацией, который поможет преобразовать гильдию Каденса в уважаемое коммерческое предприятие.
— Забудь об этом, Мерсер. Я не хочу становиться частью твоего плана. Желаю тебе удачи, но сам предпочту оставаться в стороне.
— Понимаю. — Мерсер откинулся на спинку кресла. Он не выглядел сдавшимся, скорее походил на человека, приготовившегося ждать. — Тогда оставим пока эту тему. Давай перейдем ко второму вопросу.
Эммет отошел от камина, подошел к окну и посмотрел на огни города внизу.
— Ты действительно что-то знаешь о моем племяннике? Или он был просто предлогом, чтобы сегодня вечером заманить меня сюда и попытаться уговорить на то, чтобы я возглавил гильдию?
— Скажу прямо. Точных сведений о местонахождении юного Квинна у меня нет. Но по данным моих источников, он последовал сюда, в Каденс, за девушкой. Верно?
— Да.
— По моим сведениям, молодая особа предположительно пропала, и твой племянник, который, как я понимаю, наделен способностями пара-резонатора диссонансной энергии, исчез вскоре после нее.
Эммет задумчиво смотрел на залитые лунным светом руины Мертвого города.
— Твои сведения верны.
— Столь длительное пребывание на должности главы гильдии имеет некоторые преимущества, — сухо отозвался Мерсер. — У меня была масса времени для создания надежных информационных сетей как внутри, так и за пределами организации.
Эммет медленно повернулся к нему лицом.
— Что тебе известно?
— Я знаю, что подруга Квинна — не первая юная особа, исчезнувшая в Каденсе за последние недели, — продолжил Мерсер. — Никто не обращал на сей факт особого внимания, потому что ни один из пропавших не был несовершеннолетним, да и их семьи, похоже, это ничуть не волновало.
— До сих пор.
— До сих пор, — согласился Мерсер. — Кроме того, ничто в исчезновениях не указывает на криминал.
— Сколько выявлено пропавших?
— Нельзя сказать наверняка. Ты удивишься, как много молодых людей исчезает каждый год. Я и сам понятия не имел, пока не начал вникать в этот вопрос. Большинство из них оказываются на улицах или в сектах Занавеса. Некоторые переезжают в другой город. Никто, кажется, не замечает проблему.
— Почему вдруг ты решил заметить?
— Потому что, услышав, что ты ищешь в городе своего племянника, я сделал несколько запросов и узнал, что некоторые из молодых людей, исчезнувших в последние недели, были пара-резонаторами диссонансной энергии. Необученными охотниками за призраками, находившимися в процессе вступления в гильдию. Они так и не явились для начальной тренировки и обучения. Поначалу я предположил, что кто-то переманил их в банду, секту или не имеющую лицензии археологическую команду. Гильдия не одобряет сторонние организации, использующие охотников за призраками в незаконных целях.
— Плохо для имиджа, — сухо произнес Эммет.
— Да. В прошлом иногда уже происходили подобные происшествия. Было относительно легко положить им конец. Но на сей раз возникли осложнения.
— Обратиться в полицию ты не пытался? — спокойно предположил Эммет.
Мерсер бросил на него преисполненный отвращения взгляд.
— Конечно, нет. Поступи я так, СМИ пронюхали бы об этом в мгновение ока. Я не допущу газетных заголовков о том, что гильдия больше не в состоянии обойтись без полиции. Не на моем веку, ей-богу.
— Ну да. — С подобным отношением руководства реорганизация гильдии Каденса обещает быть непростой, подумал Эммет.
— Как я говорил, — продолжил Мерсер, — я решил, что мы с тобой, возможно, сумеем посотрудничать.
— Хочешь сказать, что готов помочь в поисках Квинна, предоставив мне доступ к ресурсам гильдии?
Мерсер на мгновение закрыл глаза, а когда открыл их, в его взгляде сквозил холодный гнев.
— Хотелось бы мне, чтобы это было так просто. Неприятно тебе такое говорить, но на ресурсы гильдии сейчас положиться нельзя.
Эммет долго смотрел на Мерсера, впитывая полное значение его заявления.
— Думаю, тебе стоит пояснить.
— У меня есть причина полагать, что в моей организации завелся предатель, — устало признался Мерсер. — Кто-то из моих приближенных.
Эммет ничего не сказал. Он знал, чего должно было стоить Мерсеру такое признание.
— Я узнал об этом, лишь когда вышел за пределы гильдии для изучения ситуации с твоим племянником, — сказал Мерсер. — Кто-то, кому я доверяю, плетет против меня заговор, Эммет.
— У каждого главы гильдии есть враги — это суровая реальность жизни.
— Конечно. И в прошлом я имел дело со многими. Но этот другой. Коварнее. Я не сумел выявить предателя. Им может оказаться любой из моей администрации. Любой!
— Кто-то, знающий о твоих планах на будущее гильдии Каденса и не разделяющий их?
— Думаю, да. Но не только. Причина может быть личной. Сейчас я просто не знаю. Понимаю лишь, что больше не могу доверять своим сотрудникам.
— А как это связано с переманиванием молодых, необученных охотников с улицы?
— Мне пришло в голову, что предатель, кем бы он ни был, возможно, пытается создать собственную частную армию охотников, послушных и преданных только ему.
— Создает конкурирующую организацию? Черт, Мерсер, это немного чересчур, не находишь?
— Сам подумай, — настаивал Мерсер. — Если ублюдок хочет выступить против меня, то ему понадобится основа для власти. Значит, он будет нуждаться в собственных натренированных охотниках за призраками. Какой лучший способ обзавестись ими, чем перехватывать молодых, еще не вступивших в гильдию?
Эммет беззвучно присвистнул.
— Мерсер, ты точно уверен, что не впадаешь в паранойю?
— Я проявляю осторожность. Есть разница.
Разница есть, размышлял Эммет, но с места главы гильдии увидеть ее не всегда легко.
Мерсер Уайатт не глуп, напомнил он себе, даже если сейчас основательно и до безумия влюбился. Уайатт умен, влиятелен и, главное, до сих пор жив. Если инстинкты подсказывают ему, что в гильдии появился предатель, то велика вероятность, что он прав.
Эммет некоторое время изучал рисунок ковра под своими ногами, потом поднял взгляд:
— Все сводится к твоему желанию, чтобы я избавил тебя от так называемого предателя.
— Не стану отрицать, я нуждаюсь в твоей помощи в этом неприятном деле, поскольку больше не могу доверять своим сотрудникам. И в моем представлении наши интересы переплетаются, сын. Ты хочешь найти племянника, а я — человека, который, возможно, виновен в его исчезновении.
На сей раз Эммет проигнорировал обращение. Теперь его приоритеты изменились. В течение нескольких долгих секунд он созерцал городские огни, взвешивая плюсы и минусы сближения с Мерсером Уайаттом.
Правда состояла в том, что его выбор был крайне невелик. Безопасность Квинна стояла на первом месте.
— Что ты можешь мне дать? — наконец спросил он.
— Должен признать, немного. Как я сказал, чтобы получить хотя бы эту информацию, мне пришлось выйти за пределы гильдии. Ты и сам, несомненно, наткнулся бы на те же факты, которые узнал я. Но, по крайней мере, я сберегу тебе немного времени. А время здесь может сыграть существенную роль.
Эммет взглянул на него через плечо:
— Я слушаю.
Мерсер подался вперед на кресле, выражение его лица стало напряженным.
— В день, когда твой племянник исчез, он посетил молодежный приют в Старом квартале около восточной стены.
— Как он называется? — без промедления спросил Эммет.
— Он называется «Поперечная волна». Основан несколько лет назад трестом Андерсона Эймса. Поиски следует начать оттуда, Эммет, но я хочу получить с тебя обещание держать рот на замке.
— Какого черта ты беспокоишься о моем молчании?
Мерсер вздохнул.
— Андерсон Эймс два года назад умер. Когда адвокаты наконец разобрались с документами, на что ушло несколько месяцев, выяснилось, что приют близок к банкротству. В прошлом году «Поперечной волне» грозило закрытие, но в последнюю минуту нашелся новый источник финансирования. Как раз вовремя, чтобы позволить приюту остаться на плаву.
— Вот дерьмо. — Теперь Эммет увидел полную картину происходящего и все понял. — Хочешь сказать, что «Поперечную волну» сейчас поддерживает фонд гильдии? Причина, по которой ты нуждаешься в моем молчании, состоит в том, что приют — один из новых благотворительных проектов Тамары.
Мерсер прищурился, внезапно став похожим на безжалостного призрачного кота, которым по сути и был.
— Тамара ничего не знает о моих подозрениях. Я хочу разобраться с этим беспорядком без малейшей огласки, способной бросить тень на нее или фонд гильдии. Понятно?

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
30 Май 2020 00:42 #23 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 15

Когда Эммет проезжал через парадные ворота особняка Уайатта, Лидия крепко сжала лежащую на коленях сумочку и вежливо улыбнулась через окно охраннику.
В автомобиле воцарилась тишина, которая вскоре стала невыносимой.
— Если бы мне нужно было оценить прием по шкале общественных мероприятий, проводимых в университете, то я поставила бы два, — наконец сказала она.
— Так много? — удивился Эммет.
— Несколько менее терпимо, чем ежемесячные встречи за бокалом хереса, но не так плохо, как на еженедельных встречах за чашкой кофе на кафедре пара-археологии.
— Лично я поставил бы единицу, — сказал Эммет.
Она взглянула на него:
— Хочешь сказать, что было хуже, чем на вечеринке по поводу твоей помолвки, во время которой твоя невеста решила, что она влюблена не в тебя, а в Мерсера Уайатта?
— Так ты уже слышала об этом? — Эммет снизил скорость перед поворотом. — Похоже, вы с Тамарой сегодня подружились.
— На самом деле тема вашей помолвки была поднята в самом начале разговора, и после этого он практически угас. Я провела много времени, любуясь коллекцией гармонианских древностей Уайатта. К счастью, о реликвиях я могу говорить часами. К тому моменту, как вы с Мерсером вышли из библиотеки, Тамара уже почти заснула от скуки.
— Тамара легко отвлекается, если лично не слишком заинтересована предметом. Взять, например, нашу помолвку.
— Что-то подсказывает мне, что она может быть очень внимательной, если сильно лично заинтересована. — Лидия помолчала. — Она носит янтарь. Это для дела или просто для красоты?
— Для дела. Она сильный пара-резонатор диссонансной энергии.
— Ясно. — «Это следовало ожидать», — подумала Лидия. По статистике, большинство охотников за призраками были мужчинами, но в катакомбах она работала не с одной женщиной-охотником. — Ну раз она была помолвлена с тобой, я бы сказала, что она была чрезвычайно заинтересована. Возможно, ей нравилась идея стать женой главы гильдии Резонанса.
Уголки губ Эммета приподнялись в холодной усмешке, которая сразу же пропала.
— Во время чаепития ты нахваталась всякой чепухи.
Она резко развернулась на сиденье, в гневе потеряв контроль над собой:
Почему ты мне не сказал?!
— По двум причинам, — нарочито небрежно ответил он. — Во-первых, учитывая твое общее мнение об охотниках за призраками, я не видел никакой необходимости обсуждать политику гильдии. Во-вторых, я не думал, что это имеет прямое отношение к сложившейся ситуации.
Она возмущенно уставилась на него:
— Не могу поверить. Ты экс-глава гильдии, и ты не думал, что это имеет отношение к нашим деловым договоренностям?
— А то, что случилось с тобой в те сорок восемь часов под землей шесть месяцев назад, имеет к ним какое-нибудь отношение?
— Это совсем другое.
— У каждого из нас есть прошлое, и мы не можем его изменить. Но каждый из нас продолжает жить дальше. Я больше не в гильдии.
— Ага, как же, не в гильдии. Однажды вступивший в гильдию навсегда остается ее членом.
— А кто-то говорит, что наладчик ловушек, однажды попавший в одну из них, никогда не сможет вернуться к своей деятельности.
— Прекрати свои попытки убедить меня, что здесь есть сходство, — огрызнулась она.
— Чего ты хочешь, Лидия? Хочешь расторгнуть контракт?
— Нет, черт возьми, ты так легко от меня не отделаешься.
— Тогда мы должны найти способ работать вместе.
— Как мы сможем сделать это, когда ты постоянно преподносишь мне такие сюрпризы? — яростно спросила она.
— То, что у нас контракт, не означает, что мы должны рассказывать друг другу обо всех чертовых событиях, произошедших в нашей личной жизни, не так ли?
— То обстоятельство, что ты глава гильдии нельзя назвать частным, личным делом.
— Я бывший глава гильдии.
— Почему я никогда не слышала о тебе?
— Ты можешь назвать имена руководителей гильдий в Фриквенси или Кристале?
— Ну... нет. — Она нахмурилась. — Признаться, я никогда особо не уделяла внимания политике гильдий за пределами Каденса. Я что-то слышала о том, что гильдия Резонанса ввела некоторые изменения, но...
— Но ты отнеслась к этому скептически и не обратила никакого внимания. Так?
— Не совсем, просто я не думала, что эти изменения окажут какое-либо влияние на гильдию Каденса. По крайней мере, пока ее возглавляет Мерсер Уайатт.
— Если от этого тебе станет лучше, то ты, скорее всего, не вспомнила бы мое имя, даже если бы следила за новостями. — Эммет проехал перекресток. — Я старался не выделяться, когда занимал эту должность.
— Ясно.
Вновь наступила хрупкая тишина. Лидия кипела от негодования. У нее контракт с главой гильдии. Вернее, с экс-главой гильдии.
Независимый консультант должен быть гибким, подумала она. Она больше не была надежно устроена в научных кругах с их жесткой иерархией и правилами поведения как записанными, так и устными. И если она собирается реализоваться в качестве частного консультанта, то должна идти на некоторый риск.
— Почему ты решил уйти в отставку, — резко спросила она.
— Я руководил гильдией Резонанса в течение шести лет. Столько времени мне потребовалось, чтобы перестроить ее организационную структуру. Когда я закончил, мне захотелось уйти с этой работы. Поэтому я отклонил предложение совета директоров возобновить контракт и проследил за тем, чтобы на это место был назначен Даниэль.
— Кто такой Даниэль?
— Мой младший брат.
— Так ты выбрал себе преемника?
— Мы с Даниэлем думаем одинаково, когда дело касается политики гильдии. Он продолжит двигать организацию в новом направлении. Через несколько лет никто и не вспомнит старые времена. Гильдия Резонанса просто станет еще одной крупной корпорацией города.
Лидия поколебалась, но нездоровое любопытство взяло верх:
— Когда ты сказал Тамаре, что планируешь уйти в отставку?
— За несколько дней до вечеринки, посвященной нашей помолвке. Поскольку она не вернула мне кольцо сразу, я думал, что она поняла и поддержала мое решение.
— Возможно, она считала, что сможет уговорить тебя передумать.
— Мы несколько раз говорили на эту тему, — признался Эммет. — Я не передумал.
Он осторожно заехал на стоянку перед жилым комплексом Лидии.
— За шесть лет, потраченных на реорганизацию гильдии Резонанса, Тамара была моим единственным крупным просчетом.
— Да ладно.
Он остановил машину и выключил двигатель. Какое-то время он просто молча сидел за рулем. У Лидии появилось ощущение, что он напряженно о чем-то размышлял.
— Думаешь, я с самого начала должен был понять, что ей нравилась именно идея выйти замуж за главу гильдии, а не за меня лично? — безучастно спросил он.
— Эй, не расстраивайся, — взявшись за ручку, Лидия открыла дверь. — Я была не умнее в отношении Райана. Я интересовала его до тех пор, пока продвигалась вверх по карьерной лестнице на кафедре пара-археологии и могла писать статьи, публикуемые под нашими именами.
— Ты писала статьи? — спросил Эммет.
— Райан — хороший ПА, но он не так хорош, как я, — пояснила она. — После моего «потерянного уикенда» стало ясно, что я больше не подхожу ему как соавтор, по крайней мере, в ближайшее время. Но все сложилось как нельзя лучше. Благодаря нашей последней совместной работе он получил повышение. И сейчас его имя как главы кафедры стоит под каждой статьей, публикуемой его подчиненными. Они проводят все исследования, а он пожинает лавры. Очень ловко, да?
Она вышла из машины, крепко прижимая к себе сумочку. Эммет выбрался с водительского места, захлопнул и запер дверцу машины, затем обошел автомобиль и присоединился к ней. Вместе они направились к лестнице.
— Я мог бы просветить тебя относительно Райана Келсо, если бы был рядом, когда вы с ним встречались, — заметил Эммет.
— Я могла бы сказать тебе, что Тамара практичная, честолюбивая женщина, которая никому не позволит стоять у нее на пути. Она стремится к власти. Власть притягивает ее.
Он дерезонировал защитную дверь.
— Ты это поняла, проведя один вечер в ее обществе?
Она откашлялась и постаралась сказать менторским тоном:
— Используя пара-психологическую терминологию, она, без сомнения, связывает секс с властью и наоборот.
— Другими словами, когда я ушел с поста главы гильдии, я больше не казался ей сексуально привлекательным. Так?
Лидия сжала в руках сумочку, и они пошли вверх по лестнице.
— Власть всегда притягивает, но она достигается двумя разными способами: благодаря личным качествам, силе воли или с помощью внешних атрибутов.
— Внешних атрибутов?
— Ну... офис, должность, общественное положение и тому подобное. Некоторых людей притягивает только такой вид власти. Полагаю, Тамара относится к таким людям.
— Возможно, ты права, — сказал Эммет, поднимаясь по лестнице рядом с ней. — Я знаю, что она определенно потеряла ко мне интерес после того, как узнала, что я собираюсь стать бизнес-консультантом.
— Век живи, век учись, — сказала Лидия.
— Ну так как, наш контракт все еще действителен?
— Да, — сказала Лидия. — Наш контракт все еще действителен.
Они молча добрались до пятого этажа и пошли по коридору в сторону двери ее квартиры. Лидия посмотрела на сумочку, которую прижимала к груди:
— Я должна найти для этого безопасное место, пока не решу, что с ней делать.
— Почему бы тебе завтра утром не поместить ее в ячейку в настоящем банковском хранилище?
— Хорошая идея. Но я не могу оставить ее там навсегда. Это невероятная находка, Эммет. Ее необходимо как следует изучить.
Он хитро и понимающе усмехнулся:
— Эй, у меня идея. Ты можешь отдать эту бутылочку из грёзалита в университет и позволить Райану Келсо и его сотрудникам написать о нем в «Журнале пара-археологии».
— Только через мой труп, — пробормотала она, но потом, подумав о Честере, поморщилась. — Полагаю, в данных обстоятельствах это не очень удачная метафора.
Он перестал улыбаться.
— Думаю, да.
— Сегодня я не могу ясно думать о том, что делать с находкой. По-моему, этим вечером я получила слишком много высокорезонирующей информации. Мои нервы не привыкли к такому возбуждению.
— Возбуждению?
— Да, ну ты же понимаешь, возбуждение. Этот артефакт, ужин с главой гильдии Каденса, открытие, что мой первый же клиент является бывшим главой гильдии Резонанса. Знаешь, это не проходит даром.
— Ясно, — сказал он. — Возбуждение.
— В эти дни я в основном веду спокойную жизнь. О, иногда я наталкиваюсь на трупы. Да еще эти эпизодические моменты веселья, когда случайные призраки прожигают дыры в стене моей спальни. Вот, пожалуй, и все.
— Ну да, совершенно спокойная жизнь, — согласился он, вставляя ключ в замок.
Лидия бросила на него проницательный взгляд.
— Кстати, чуть не забыла спросить: ты узнал у Уайатта что-нибудь полезное о своем племяннике?
— Может быть.
— И это все, что ты можешь сказать? Может быть?
— Он дал мне возможную зацепку, — небрежно сказал Эммет, открывая дверь. — Завтра я ее проверю.
Лидия вошла в прихожую.
— И что же босс Уайатт попросил в обмен на эту так называемую зацепку?
— Тебе когда-нибудь говорили, что ты очень цинична?
— Я просто хорошо представляю, как работает политика гильдии.
Он молча посмотрел на нее.
— По крайней мере, я знаю, как они работают здесь, в Каденсе, — поправилась она. — Мерсер Уайатт никому ничего не делает по доброте душевной.
Эммет пожал плечами и нагнулся, чтобы поднять Мохнатика, который кружил вокруг его ног.
— Мы заключили сделку.
Лидия замерла.
— Какую сделку?
— Она не имеет к тебе никакого отношения, — спокойно ответил он. — Это дела гильдии.
— Черт возьми, не смей отделываться от меня, говоря, что это просто «дела гильдии». Я твой консультант в этом деле, помнишь? Я имею право знать, что происходит.
— Моя договоренность с Уайаттом не касается предмета нашего контракта.
— Я в это не поверю ни на минуту.
— Это твои проблемы. — Он прошел на кухню и открыл банку с крендельками. — Потому что это все, что я скажу.
Она открыла рот, чтобы продолжить спор, но ее внимание привлекла мигающая лампочка автоответчика.
Она пересекла комнату и нажала на кнопку:

«Это Бартоломью Грили из «Старинных вещей Грили». Я звоню относительно предмета, который мы обсуждали во время твоего визита в мой магазин. Я получил информацию о его нынешнем местонахождении. Мне сообщили, что купивший его коллекционер готов продать его по подходящей цене. Я буду рад выступить в качестве посредника между вами и получить награду за находку, о которой ты говорила. Давай встретимся в моем магазине завтра утром. Я рано откроюсь, и мы все обсудим. Скажем, около десяти?»

Лидия ощутила радость победы.
— Похоже, я нашла твою шкатулку, Эммет.
Эммет глянул на автоответчик, потом пристально посмотрел на нее.
— Если это правда, то ты ведь выполнила свои обязательства, да? Это упрощает задачу. Завтра мы заберем шкатулку, и я выпишу тебе чек. Наш контракт юридически прекратит действие, и ты будешь свободна от него.
Ее ощущение победы в одно мгновение испарилось. Эммет был прав. Как только кабинет редкостей окажется у него, их контракт будет выполнен. И она ничего не может с этим поделать.
Почему, черт возьми, вообще ей хотелось что-нибудь с этим делать? В конце концов он был экс-главой гильдии. Он посещал званые ужины у Мерсера Уайатта. Хуже того, он заключал с Мерсером Уайаттом сделки. Его бывшая невеста вышла замуж за главу гильдии Каденса. Все было так запутано, что дальше некуда.
Да, конечно, Лидия хотела, чтобы этот контракт как можно скорее завершился. Получив вознаграждение, которое Эммет должен ей заплатить, она сможет переехать в другую квартиру. Указав его имя в списке довольных клиентов, она с блеском начнет свою новую карьеру в качестве консультанта.
Жизнь налаживалась. Так почему же она не испытывала восторга?
Лидия ослепительно улыбнулась:
— Похоже, завтра вечером мой диван освободится.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
31 Май 2020 17:39 #24 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 16

Звук осторожно открываемой двери спальни прервал мрачный ход мыслей Эммета. Его первой реакцией даже был небольшой прилив облегчения. С тех пор как он лег на диван и выключил свет, он все глубже и глубже погружался в трясину вероятностей, аспектов, проблем и рисков.
Его размышления о том, как совместить поиски Куинна со сделкой с Уайаттом, постоянно прерывались воспоминанием об ослепительной улыбке Лидии, когда она согласилась, что завтра их контракт будет завершен.
«Похоже… мой диван освободится».
Ей не обязательно было так радоваться перспективе выгнать его со своего дивана. Черт, сама бы на нем поспала! Диван был продавленным в самых неподходящих местах, комковатым и слишком коротким.
Он услышал глухой звук удара голого пальца ноги об деревянную ножку коридорного столика, за ним последовали тихий стон и еле слышное ругательство. Эммет вытащил руку из-под головы и посмотрел на светящийся экран рез-часов. Два часа ночи. Похоже, Лидии, как и ему, не спалось.
Все планы и схемы борьбы с непредвиденными обстоятельствами, которые он придумывал, отошли на задний план перед лицом более насущного вопроса. Зачем Лидия вышла в коридор?
Он отчетливо понимал, что это было не единственной поднявшейся проблемой. Того, что она не спала и двигалась в его сторону, вполне хватило, чтобы вызвать у него эрекцию.
Он задумался, злится ли она до сих пор. Потом он задумался, понимает ли она тоже, что у них не будет логичной причины вновь увидеться после того, как они завтра заберут шкатулку. Волновало ли это ее вообще? Она явно была довольна, что Бартоломью Грили позвонил, и очень рада, что их договору пришел конец.
Он лежал, не двигаясь, чувствуя, что его кровь закипает от довольно глупого, как ни крути, предвкушения. И что, черт возьми, по его мнению, сейчас должно произойти? Он что, и правда такой тупой, чтобы поверить, что она идет сюда, чтобы присоединиться к нему на диване?
Вероятнее всего, она направляется на кухню. Самое логичное место в подобных обстоятельствах. Ей не спится, значит, она идет на кухню, чтобы налить себе теплого молока. Или еще чего-нибудь.
Он увидел очертания фигуры в светлом халате, на цыпочках вышедшей из-за угла, с темным пятном Мохнатика, сидевшего на плече.
Эммет задержал дыхание и мысленно пожелал, чтобы Лидия подошла к дивану.
Она направилась в кухню.
Он с шумом выдохнул, глядя, как она исчезает в дверном проеме. Через несколько секунд он услышал, как открылась дверца холодильника. Дверной проем на мгновение осветился, а потом свет вновь погас. Потом послышался тихий звон — Лидия достала из буфета стакан. Затем он услышал, как она открыла банку с крендельками.
Черт, неужели она и правда считает, что в таком грохоте можно спать?
Он отбросил одеяло и поднялся. На полпути к кухне он вспомнил, что на нем только трусы. Посмотрев вниз, он заметил, что они не слишком-то скрывают охватившее его тело возбуждение. Мысленно застонав, он залез в открытую сумку и, выудив оттуда джинсы, поспешно их натянул.
— Не хотела тебя разбудить, — сказала Лидия из кухонного дверного проема.
Он продолжал стоять к ней спиной, осторожно сражаясь с молнией джинсов.
— Я не спал.
Наконец ему удалось их застегнуть, и он повернулся к Лидии лицом. Она была так хороша, что он едва на нее не набросился.
В одной руке у нее был стакан, в другой — пара крендельков. Она скормила один из них Мохнатику.
— Можно мне тоже? — спросил Эммет, чувствуя отвращение к себе за неспособность лучше начать разговор.
— Пожалуйста.
Проходя мимо нее на кухню, он задел рукав ее халата. Ощущение было такое, словно он коснулся оголенного провода и разряд чистой энергии вошел в его и без того уже перезаряженное тело.
Он снял крышку с банки и полез внутрь.
— Не думаю, что они тебе понравятся, — сказала Лидия. — Мохнатик, вероятно, их обслюнявил. Возьми из пакета в духовке. Свои я держу там. У Мохнатика не хватает сил открыть дверцу.
Эммет закрыл крышку банки, открыл духовку и задумчиво посмотрел на пакет крендельков внутри.
— Ты когда-нибудь случайно включала духовку, забыв про этот пакет?
— Один раз, — призналась она. — С тех пор держу под раковиной огнетушитель.
Он вытащил из пакета горсть крендельков и закрыл духовку.
Он видел, что Лидия все еще злится. И все потому, что он не рассказал ей подробности своей сделки с Мерсером Уайаттом.
«Что мне терять?» — подумал он. Рассердиться сильнее она вряд ли сможет. Это дело гильдии, но, возможно, у нее было право что-то о нем знать.
— Ладно, я расскажу тебе о своей сделке с Уайаттом, — сказал он, жуя кренделек.
Она гордо вздернула подбородок.
— Нет нужды. Ты четко и ясно дал понять, что, по-твоему, это не мое дело.
— Так и есть. Но твое холодное отношение работает.
— Я потрясена. Глава гильдии, который восприимчив к равнодушию?
— Бывший глава. — Он сжевал еще один кренделек. — Если вкратце, то Мерсер узнал, что Куинн исчез вскоре после посещения одного молодежного приюта в Старом квартале. Он называется «Поперечная волна».
Она задумалась.
— Я знаю это место. Оно открылось несколько лет назад. Они предлагают социальную поддержку ребятам с улицы.
— Уайатт думает, что есть какая-то связь. Исчезли еще несколько юных необученных пара-резонаторов диссонансной энергии. Они тоже имели какое-то отношение к приюту. Он хочет, чтобы я выяснил, что происходит, но тайно.
Она задумчиво склонила голову набок:
— Почему тайно?
— Потому что несколько месяцев назад фонд гильдии Каденса начал спонсировать приют.
— А-а.
— Вот именно. — Он положил в рот очередной кренделек.
— Для гильдии будет очень неприятно, если выяснится, что в приюте творится что-то незаконное.
— Особенно для Тамары. — Эммет помолчал, а затем продолжил: — Мерсер влюблен в нее и хочет защитить.
— Трудно представить, что Мерсер Уайатт любит еще что-то, помимо власти, которой он обладает как глава гильдии
— Люди меняются.
— Некоторые — да, а некоторые — нет.
— Ты просто циник. Это еще не все. Уайатт думает, что у него в руководстве завелся предатель. Он считает, что именно этот человек несет ответственность за то, что происходит в приюте.
— Ого! Кажется, я знаю, к чему все идет.
— В обмен на информацию о Куинне я согласился найти предателя в штате у Уайатта.
Она шумно выдохнула:
— Значит, теперь ты шпион на службе у главы гильдии Каденса.
Он ничего не ответил, продолжая жевать.
— Ладно, ладно, я тебя не виню, — сказала Лидия.
Это его удивило.
— Правда?
— Да. На твоем месте я бы заключила такую же сделку. В конце концов, в первую очередь ты обязан найти племянника. И похоже, Уайатт дал тебе хорошую зацепку. Никто ничего в этой жизни не получает просто так. А гильдии это касается вдвойне.
— Я тоже так решил. — Он прожевал последний кренделек. — Прости, что был резок.
— Ты, наверное, не привык объяснять причины своих поступков.
Он посмотрел на нее:
— Дело не в этом. Я не хотел вдаваться в подробности, потому что знаю, как ты относишься к Уайатту и местной гильдии.
— Признаю, что совершенно не доверяю Мерсеру Уайатту, но...
— О чем ты?
Она сухо улыбнулась:
— Но ты же не Мерсер Уайатт.
У него полегчало на душе.
— Значит ли это, что мне ты доверяешь?
Она слегка пожала плечом.
— Гораздо больше, чем могла бы Уайатту.
Ладно, хотя она и не заявила о своей безоговорочной вере в него, по крайней мере, он не был в одной категории с Уайаттом.
— Завтра, после того как мы заберем шкатулку, я поеду в приют, — сказал он.
— Отличная мысль. Желаю удачи, Эммет. Надеюсь, с твоим племянником все в порядке.
Он чуть помолчал.
— Прежде чем наш договор закончится, я хочу, чтобы ты кое-что знала.
— И что это?
— Я хочу исправить твое небольшое недопонимание относительно охотников за призраками.
Она наблюдала за ним из темноты.
— Если это очередная лекция про политику гильдии...
— Это не имеет отношения к политике.
— Да?
Он прислонился спиной к холодильнику и сложил руки на груди.
— Я про своеобразную особенность, о которой ты упомянула прошлой ночью. Не знаю, с чего ты это взяла, но твои сведения неверны.
Она поперхнулась:
— Мелани. Мелани Тофт рассказала мне об этой особенности. И она была абсолютно убеждена в своих словах.
— Вызов призрака или его нейтрализация действительно вызывают определенное возбуждение, —осторожно заметил он. — Я лишь хочу сказать, что этот эффект очень кратковременный.
— Насколько кратковременный?
— Максимум полчаса.
Она взвесила его слова:
— Если подумать, кажется, Мелани не говорила про время.
— Да? Что ж, я просто хотел прояснить, что данный эффект не мог продлиться настолько долго, чтобы объяснить то, что произошло между нами прошлой ночью.
— Ясно, — прошептала она.
Он расцепил руки и шагнул к ней. Учитывая маленькие габариты кухни, этого хватило, чтобы он оказался прямо перед Лидией. Ее теплый запах только усилил охватившее его желание. Он знал, что Лидия это чувствует, однако она не попыталась отойти. Мохнатик несколько мгновений смотрел на Эммета, а потом спрыгнул с плеча Лидии и исчез в направлении банки с крендельками.
— И уж конечно, он не мог привести к этому. — Эммет привлек ее к себе и накрыл ее губы поцелуем.
На пару самых ужасных, как ему показалось, в его жизни секунд, он подумал, что она оттолкнет его. Потом он почувствовал, что она оттаивает, и внезапно все стало хорошо. Даже лучше, чем хорошо. Просто великолепно.
Лидия обвила руками его шею и запустила пальцы в его волосы. Ее губы раскрылись, и теперь он мог чувствовать ее вкус. Его охватила страсть, а за ней последовала возбуждающая эйфория. Он был уверен, что сейчас сможет с легкостью вызвать дюжину — нет, сотню — призраков, вот только он был немного занят другим.
Долгие периоды воздержания, вероятно, не слишком полезны для мужчины его возраста, подумалось Эммету. Мужчине в его возрасте не следовало крутить эпизодические романы, ему полагалось быть женатым. Полагалось иметь жену в постели и заниматься сексом так регулярно, чтобы это превратилось в рутину и, возможно, даже стало немного скучным, как поедание завтрака.
Завтрак никогда еще не был таким вкусным.
Лидия была теплой и пахла чем-то ночным и женственным. Чем-то особенным, потрясающим и таинственным, чего он никогда в своей жизни не чувствовал и теперь, он был уверен, уже никогда не сможет забыть.
Он провел ладонью по изгибу ее бедра и сжал ягодицу. Лидия вздрогнула. Ее босая нога коснулась его. Он прижал ее спиной к кухонному столику, целуя шею.
Эммет опустил руку на пояс ее халата и развязал его. Лидия обхватила его лицо ладонями:
— Эммет, нет.
Он замер, поднял голову и посмотрел на нее:
— Нет?
Она грустно улыбнулась:
— Не думаю, что это хорошая идея. Строго говоря, мы все еще связаны деловым соглашением.
— Завтра утром оно закончится.
— Знаю, но до тех пор мы деловые партнеры.
Его охватили гнев и разочарование.
— В чем дело? Я хочу тебя, ты хочешь меня. В чем, черт побери, проблема?
— Проблема, — твердо сказала она, — в том, что мы не слишком хорошо друг друга знаем. Проблема в том, что ты мой клиент. Проблема в том, что я не хочу секса на одну ночь.
— Почему ты не скажешь правду? Настоящая проблема в том, что я бывший член гильдии, так ведь?
— Нет.
— Черта с два! — Он резко отпустил ее и отошел от столика. — Ты настолько предубеждена против всех, кто связан с гильдией, что даже не можешь позволить себе иметь нормальные физические отношения с охотником.
— Не смей винить в этом меня. — Она резкими движениями затянула пояс халата. — Проклятье! Если я не затеваю интрижек с практически незнакомыми мужчинами, это вовсе не означает, что я ненормальная.
— Черт! — Он провел пальцами по волосам. — Я вовсе не имел в виду, что ты ненормальная.
— Имел! Именно это ты и сказал. Плохо уже то, что мои бывшие коллеги считают, что я потеряла свою пара-гармоническую хватку. Так что не надо мне говорить, что я ненормальная и в других вещах тоже. Прости, но с меня довольно. Я иду спать.
Эммет беспомощно наблюдал, как она сердито развернулась и потопала из кухни, а затем посмотрел на Мохнатика, немигающе следившего за ним со столешницы.
— У тебя когда-нибудь было ощущение, что ты крупно напортачил?

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
31 Май 2020 19:09 #25 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 17

Лидия проснулась от звонка стоящего у кровати телефона. Похлопав рукой по столику в поисках, она наконец его нащупала и, поднеся к уху телефонную трубку, обнаружила, что Эммет уже ответил по стоящему в гостиной второму аппарату.
— Лондон, — рявкнул он.
Лидия в ужасе села в постели.
— Алло? Алло?
— Прошу прощения, — резко сказал Райан Келсо. — Кажется, я ошибся номером.
— Райан? — поспешно сказала Лидия. — Подожди.
— Лидия, это ты? — Теперь он казался сбитым с толку.
— Я. Эммет, я взяла трубку. Ты можешь повесить свою.
— Простите, — непринужденно сказал Эммет. — Я начну готовить завтрак, пока вы разговариваете. Не торопитесь. Я даже еще душ не принимал.
В трубке раздался щелчок, свидетельствующий о том, что он отключился. За этим на какое-то время последовала абсолютная тишина, в течение которой, Лидия была уверена, Райан пытался осознать значение того, что Эммет ответил по телефону в ее квартире в этот утренний час. Величайшим усилием воли она подавила желание помчаться в другую комнату и накричать на него.
Она собралась с мыслями и быстро обдумала вероятные причины этого звонка. Возможно, Райан звонит, чтобы сказать ей, что на факультете решили взять ее обратно на работу. Может, он предложит заключить частный контракт с университетом на консультационные услуги. Может, ее новая карьера наконец пойдет в гору.
— Извини, — решительно сказала она. — Кто-то по ошибке снял телефонную трубку.
— Ответивший мужчина — это тот, с которым ты была прошлым вечером в «Игре контрастов»?
Теперь в голосе Райана была нотка неодобрения. Это разозлило Лидию. Будто он имел право комментировать эту ситуацию.
— Мистер Лондон — мой гость.
На нее упала тень. Она повернулась и увидела, что мистер Лондон стоит в дверном проеме. На нем по-прежнему были только джинсы, в которые он был одет ночью. Она махнула ему рукой, прогоняя, но он не двинулся с места.
— Что ты хотел, Райан? — спросила она.
Тот откашлялся. Когда он заговорил на этот раз, его тон был более приветливым:
— Собственно говоря, я звоню, чтобы предложить вместе пообедать.
— Пообедать?
— Увидев тебя прошлым вечером, я осознал, как много времени прошло с тех пор, как мы имели возможность сесть и поговорить, — быстро сказал он. — У меня много новостей, чтобы наверстать упущенное.
— Ясно. — Она не могла понять, намекал ли он на деловые переговоры или только на дружескую встречу. — И когда ты хотел пообедать?
— Как насчет сегодня? — сказал Райан.
Лидия подумала о бутылочке из грёзалита, которую она должна этим утром отнести на хранение в банк, и о кабинете редкостей, который они с Эмметом собирались получить у Бартоломью Грили. И потом у нее еще была работа в музее. Сегодня она туда поздно придет. Возможно, ей следует поработать во время обеда.
— Райан, у меня сегодня очень плотный график. Как насчет завтра?
— Черт побери, Лидия, я должен с тобой поговорить. — В его голосе одновременно были раздражение и настойчивость. — Сегодня. Как можно скорее. Я могу приехать к тебе домой.
Райан явно был чем-то обеспокоен. Она попыталась не обращать внимания на Эммета, который с глубоким интересом смотрел на нее, опираясь плечом о дверной косяк.
— Что происходит, Райан? — спросила она.
— Это касается профессионального вопроса, — сухо сказал он.
Она постаралась скрыть свое нетерпение:
— Говоришь, что хочешь, чтобы я консультировала факультет?
Повисла небольшая, но многозначительная пауза.
— Не совсем.
Ее энтузиазм резко пошел на убыль.
— Райан, впереди очень загруженный день. У меня нет времени на игры.
— Подожди, Лидия, не вешай трубку. Это важно. Может, самая важная вещь из когда-либо происходивших. Я не хочу обсуждать это по телефону. Но поверь, мы говорим об значимой хармонианской находке.
Лидия крепче сжала телефонную трубку.
— Какой находке?
— Мы не можем говорить о ней сейчас. Мне нужно встретиться с тобой. — Райан замялся: — Прошел слушок. Я не могу об этом распространяться, но могу сказать одно. Если это правда, она поможет восстановить твою карьеру.
Лидия почувствовала, как ее уверенность стремительно возвращается. Райан в ней нуждался. Это значило, что она контролирует ситуацию. Ей следовало с большой осторожностью разыграть свои карты.
— Знаешь, что, Райан? Я позвоню тебе позже днем, когда уточню свое расписание на неделю.
— Лидия, подожди, не вешай трубку. Черт возьми, не вешай трубку! От этого зависит и твое, и мое будущее.
— Я позвоню тебе позже, Райан. — Она очень осторожно положила трубку на место и посмотрела на Эммета.
— Что? — спросил он.
— У меня отвратительное чувство, что до Райана могли дойти некоторые слухи о моем наследстве, полученном от Честера.
— Думаешь, он знает, что ты получила эту бутылочку?
— Нет, но у меня сложилось впечатление, что он думает, что я могу что-то об этом знать.
— Это довольно скверно. — Он отошел от двери, подошел к кровати и бросил ей халат. — Проснись и пой, моя маленькая сексуальная богиня. Когда банк откроется, мы должны уже стоять у него. Я хочу, чтобы этот сосуд оказался в сейфовой ячейке прежде, чем мы сделаем что-нибудь еще.
Лидия схватила халат и встретилась с его пристальным взглядом.
— Сексуальная богиня?
— Предпочитаешь выражение «сексуальная кошечка»?
— Нет, все хорошо. «Сексуальная богиня» подойдет.

* * *

Банк Каденс-Сити открывался ровно в девять. К девяти двадцати Лидия заполнила все документы, необходимые для аренды сейфовой ячейки. Клерк проводил их с Эмметом в тихую уединенность хранилища и оставил одних.
Лидия вытащила грёзалитовую бутылочку из бумажного пакета, чтобы посмотреть на нее еще раз, прежде чем надежно запереть артефакт в банковской ячейке.
— Все еще не могу до конца поверить, что она настоящая. — Она изучала небольшие потоки постоянно меняющихся цветов, опоясывающие сосуд подобно крошечным инопланетным морям. — Твердый как скала, и все же это чистый грёзалит. Как это возможно? По-хорошему, он должен был растаять и расщепиться на огромное количество молекул.
— Не уверен, что все это так уж неожиданно, — сказал Эммет.
— Неожиданно? Умение работать с грёзалитом — это просто неслыханно.
— Подумай вот о чем, — Эммет изучал бутылочку в ее руках. — Мы, люди, находимся здесь только пару веков, но уже нашли способы психически резонировать с рез-янтарем. Мы пользуемся этим ежедневно во всех сферах: от включения рез-экрана до готовки обеда и охоты за призраками. Возможно, хармониане эволюционировали на этой планете.
— Мы не знаем этого наверняка, — парировала Лидия. — Возможно, тысячи лет назад они проникли через Занавес так же, как это сделали мы два столетия назад. Эксперты говорят, что невозможно определить, сколько раз Занавес открывался и закрывался в прошлом или какие планеты он связывал, когда был открыт.
Эммет пожал плечами.
— Неважно. Как ни посмотри, хармониане могли здесь находиться в течение тысяч лет, правильно?
— Правильно.
— Достаточно времени, чтобы психически настроиться на базовые гармонические частоты планеты. Кто знает, что они могли делать с рез-янтарем? Черт, мы до сих пор даже не можем понять, как они создавали призраков и ловушки иллюзий. Некоторые из нас могут управлять ими, но никто пока не придумал способ, как создать призрак или ловушку с нуля.
— Верно.
Лидия посмотрела на бутылочку. Она ощущала вес столетий и отголосок творческого вдохновения, которое было не совсем человеческим, но, тем не менее, резонировало на очень человеческой частоте.
— Может быть, они обнаружили или изобрели что-нибудь получше рез-янтаря, помогавшее им концентрировать пси-таланты.
— Было бы неудивительно. Еще пару тысяч лет, и, возможно, мы тоже придумаем что-нибудь более эффективное. — Эммет посмотрел на часы. — Почти девять тридцать. Грили будет нас ждать.
— Да.
Лидия напомнила себе, что она может вернуться сюда и посмотреть на чудесный артефакт позже. Она было начала упаковывать его обратно в бумажный пакет, но внезапно остановилась.
— Что случилось? — спросил Эммет.
— Я не уверена. — Лидия снова достала бутылочку из пакета и взвесила ее в руках. Затем она направила внутрь небольшой психический импульс. Ее янтарный браслет стал теплее. Она осторожно попыталась почувствовать гармоническую структуру энергии, исходившей из сосуда.
Янтарь на ее запястье потеплел еще сильнее. У Лидии по спине пробежал холодок.
— О, господи!
Эммет подошел ближе, вглядываясь в ее лицо.
— Что ты улавливаешь? Возраст вещи?
— Нет. Что-то еще. Помнишь, прошлым вечером я говорила тебе про странное чувство? Это словно ощущение от небольшого количества энергии ловушки иллюзии. Я тогда подумала, что это что-то присущее самому грёзалиту. Но сейчас я не уверена.
Он взглянул на артефакт, а затем быстро поднял глаза и встретился с Лидией взглядом. Она увидела, что он понял значение того, что она только что сказала.
— Не призрачная энергия, — сказал он с абсолютной уверенностью. — Я бы ощутил ее более отчетливо, чем ты.
— Нет, — прошептала она. — Энергия иллюзии.
— Ловушки иллюзий очень редки вне катакомб.
Она безмолвно кивнула. Он был прав. И тем не менее она не могла не посмотреть по сторонам хранилища. Она пристально изучила каждый угол, усиливая и фокусируя свои пара-резонирующие чувства через янтарный браслет. Она не увидела скопления темноты в углах. Под столом или около потолка тоже не было никаких необъяснимых теней.
Конечно же, здесь нет никаких ловушек иллюзий, подумала она. В конце концов, они стояли посреди банка Каденс-Сити,
Но янтарь в браслете на ее руке был очень теплым. В комнате замерцали следы энергии.
Она посмотрела на бутылочку, затем на Эммета.
— Может, дело в обработанном грёзалите? — спросил Эммет. — Какое-нибудь свойство, о котором мы ничего не знаем, поскольку ни один человек не смог подчинить этот материал?
Она поднесла артефакт к свету.
— По-моему, здесь есть крышка. На самом деле лучше бы ее снять в лаборатории. Я не хочу рисковать и повредить сам сосуд.
— Он так долго хранился, — напомнил ей Эммет. — Значит, не может быть слишком хрупким.
— Я попробую.
Она поставила бутылочку на стол и очень аккуратно поддела туго закрытую крышку. К ее удивлению, она легко поддалась. Лидия поняла, что смотрит в темноту — абсолютную темноту — внутри маленького артефакта.
— Хм.
Она подняла бутылочку и повернула так, чтобы свет от лампы, расположенной на потолке, попадал внутрь. Однако он не проник в темноту. Внутри не было ни блеска, ни свечения от грёзалита. Только плотный, непроницаемый, черный туман.
Существует две возможности, подумала она. Либо она сходит с ума, в пара-резонационном плане, как думали Райан и остальные, либо у нее в руках бутылочка с ловушкой иллюзии внутри.
— О-о, — сказала она.
— Настоящая? — тихо спросил Эммет.
— Да. Небольшая. Ровно такая, чтобы поместилась внутри сосуда.
Он не подверг сомнению ее оценку, подумала Лидия. Принял ее заключение на веру, несмотря на то, что имел полное право сомневаться в нем.
Он смотрел, как она очень аккуратно ставит бутылочку обратно на стол.
— Что думаешь?
— Не знаю. Как и все остальные, я никогда не видела такого вне Мертвого города. Сам факт ее существования внутри этого сосуда может означать, что эта ловушка отличается от других, с которыми я работала. Она может быть так или иначе прикреплена к самому грёзалиту. Есть только один способ выяснить это.
Он посмотрел на нее поверх артефакта.
— Давай.
— Наверное, лучше тебе выйти в другую комнату. На всякий случай.
— Ни за что. Я останусь здесь.
— Делай, что хочешь.
Она перевела дыхание и сконцентрировалась, направляя пси-энергию через янтарь на запястье. Камни снова быстро нагрелись. Сквозь нее прошло легко узнаваемое биение резонирующей энергии. Слабое, но устойчивое и четкое.
— Ловушка такая маленькая, — прошептала она. — Она излучает лишь тонкую струйку энергии.
— Даже струйка может стать причиной некоторых очень неприятных последствий, — предупредил Эммет.
Она ничего не сказала. Они оба работали в катакомбах и знали, что могут сделать ловушки древних хармониан. Инопланетные сны. Инопланетные кошмары.
Она непрерывно направляла пси-энергию через янтарь, в то же время вглядываясь в осязаемую темноту внутри сосуда. Через несколько секунд она увидела, что в глубине что-то шевельнулось. Казалось, сама темнота стала плотнее и однороднее, реагируя на импульсы энергии, которую Лидия настойчиво направляла сквозь нее. Если на данном этапе она ошибется, то очень легко может привести ловушку в действие.
Если она активирует ловушку иллюзии, у нее будет лишь около секунды, чтобы понять, что она в беде. И не будет времени, чтобы что-то предпринять. Темнота резко поднимется по пси-частотам, которыми она сама же ее и обеспечила. Она затопит ее разум прежде, чем она сможет отреагировать.
Если ловушка будет достаточно сильной, то не только погрузит ее в дезориентирующую иллюзию, которую ее человеческий разум не сможет долго выносить, но и использует ее собственную пси-энергию, чтобы поймать тех, кому не посчастливится находиться поблизости. Например, Эметта.
Как долго продлится кошмар или какую форму примет, оставалось только гадать. Учитывая размер ловушки, можно было лишь надеяться, что создаваемое ею наваждение будет соответственно несильным и недолгим.
Но Лидия знала, что, даже если оно продлится только несколько минут, потребуются дни, чтобы после этого прийти в себя.
Используя свои пара-рез-чувства, она постепенно погружалась в небольшой клочок темноты. Она тщательно просматривала скрытую эфемерную энергию, пока не уловила характерное эхо резонанса. Она четче настроила свой импульс, нашла скрытую структуру в маскирующей закономерности и наполнила ее энергией, ослабляя волновое движение.
Медленно и осторожно она начала регулировать частоту резонанса ловушки. Она стала слабее, ровнее.
Темнота внутри бутылочки внезапно исчезла.
Лидия выдохнула. Она даже не осознавала, что задерживала дыхание. Подняв глаза, она увидела, что Эммет широко улыбается.
— Хорошая работа, — сказал он.
Лидию просто распирало от восторга. В первый раз после «потерянного уикенда» у нее появилась возможность поработать с энергией ловушки иллюзии. В первый раз она смогла удостовериться, что все еще обладает гармонической силой и не потеряла хватку.
Она пыталась оставаться спокойной, не показывать, как сильно она взволнована.
— Прошло много времени, — небрежно сказала она. — Я боялась, что мои способности немного подзаржавели.
— Черта с два, подзаржавели. Шли всю эту чертову кафедру пара-археологии Университета Каденса и призраков под ними куда подальше. Ты не утратила своих способностей.
Лидия перестала сдерживать переполнявшие ее восторг и облегчение. Негромко вскрикнув, она бросилась в объятия Эметта. Он крепко ее обнял.
— Я в порядке, — прошептала она, уткнувшись носом в его куртку, и рассмеялась. — Я действительно в порядке. Я все еще могу работать.
Эммет чуть приподнял ее. отрывая от пола, и засмеялся вместе с ней:
— Ты можешь снова это повторить. — Он позволил Лидии соскользнуть вниз по его телу, а затем крепко поцеловал.
На мгновение она прижалась к нему, наслаждаясь триумфальными, поздравительными объятиями. Она знала, что нет никого, никого другого, с кем еще она хотела бы отпраздновать этот момент.
Когда первоначальная волна эйфории начала стихать, Лидия вдруг осознала, что целуется с Эмметом посреди банковского хранилища. Реальность вернулась. Медленно и нехотя, она отступила назад, покрасневшая и задыхающаяся. Она же профессионал, подумала Лидия. А профессионалы не ведут себя подобным образом.
Казалось, Эммет не заметил ее огорчения. Он посмотрел на стоявшую на столе бутылочку.
— Есть внутри еще что-нибудь кроме дерезонированной ловушки?
Лидия поспешно вернулась к столу. Подняв артефакт, она снова повернула его к свету.
— Я больше ничего не вижу. Нет, подожди, есть что-то. Похоже на листок бумаги.
— Бумаги?
— Да. — Она опустила бутылочку и перевернула ее кверху дном.
Они оба смотрели на листок, выпавший на ее ладонь. Это была обычная бумага, используемая в повседневной жизни. Уж конечно, эта бумага не была тысячелетней давности. Среди руин никто и никогда не находил ничего, напоминающего бумагу.
— Честер, — прошептала Лидия. — Он мог дерезонировать ловушку, запихнуть внутрь листок бумаги и снова зарядить ее.
Она поставила бутылочку на стол и аккуратно развернула исписанный знакомым почерком листок бумаги. На нем были три строчки букв вперемешку с цифрами и короткое сообщение в конце:

«Дорогая Лидия!
Отличный пенсионный план, не так ли? Жаль, что меня не будет с тобой, чтобы им воспользоваться. Я же обещал тебе, что однажды удивлю всех тех ублюдков из университета. Действительно важной новостью является то, что, по моему мнению, в том месте, откуда этот сосуд, есть еще много других подобных вещей. А плохая новость в том, что некоторые другие руинные крысы уже нелегально занимаются раскопками в этом месте. Но им потребуются недели, если не месяцы, чтобы вынести весь грёзалит. Насколько я могу судить, каждый чертов коридор этого ответвления катакомб кишит ловушками иллюзий и призраками. Я никогда не видел, чтобы что-то в подземном городе так хорошо охранялось. Что бы ты ни делала, не ходи туда в одиночку. Тебе понадобится помощь охотника за призраками, но даже в этом случае там будет опасно. И кого бы ты ни выбрала, убедись, что ему или ей можно доверить свою жизнь. Там такое количество грёзалита, что даже лучший друг может задуматься об убийстве.
Координаты закодированы в первых трех строчках. Извини, что пришлось так сделать. Я не могу быть уверен в том, что первым, кто найдет этот сосуд, будешь ты или что кто-нибудь еще не сможет пройти эту маленькую ловушку внутри. Противная, правда? И эта ловушка привязана к грёзалиту. Потрясающе.
Тебе понадобится ключ к коду. По понятной причине я не хотел указывать его здесь, рядом с координатами. Но не волнуйся, я позабочусь, чтобы ты его получила.
Будь осторожна, когда пойдешь за остальным грёзалитом. Промышляющие в этом месте руинные крысы — настоящие сукины дети. Уверен, они не задумываясь перережут тебе горло, если поймают.
С любовью, Честер».


— Боже мой! — прошептала Лидия. — Там целый участок, полный подобных вещей.
Эммет изучил три строчки букв и цифр, написанных Честером.
— Он написал, что позаботится о том, чтобы ты получила ключ для расшифровки этих координат.
Несколько секунд Лидия стояла, словно громом пораженная.
— Эммет, может, вот что делал Честер в музее в ту ночь, когда его убили. Может быть, он пришел ко мне в офис оставить ключ. Убийца, наверное, выследил его, убил и ключ забрал.
— Да, похоже на правду. Но, получив ключ, ублюдок ничего не выиграл, так как координаты были спрятаны внутри этой бутылочки. — Эммет посмотрел на часы. — Идем. У нас назначена встреча с Грили.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
02 Июн 2020 23:10 #26 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 18

Утренний туман с реки за тот час, что они с Эмметом провели в банке, стал более плотным. Сейчас он был настолько густым, что Лидия не видела конца дома. Находившиеся в Руинном ряду магазины еще не были освещены. По взаимной договоренности и давней традиции они не открывались раньше одиннадцати. Позади низких домов в тумане неясно вырисовывались высокие зеленые стены Мертвого города.
Выйдя из «Слайдера», Лидия энергично потерла озябшие руки. Заметив, что Эммет надел черную кожаную куртку, она забралась обратно в автомобиль за своим пальто и после этого присоединилась к нему на тротуаре. Рука об руку они направились к входной двери «Старинных вещей Грили».
Эммет взглянул на янтарный циферблат своих часов.
— Еще нет десяти.
— В Руинном ряду хоть какое-то оживление начнется не раньше полудня. Но я уверена, что Грили у себя в магазине.
Они подошли к двери. В магазине не было света. Лидия подергала ручку — дверь была закрыта.
— Я была уверена, что он придет в магазин рано. — Она приложила руки к стеклу и заглянула в темноту внутри магазина. — Держу пари, что он в задней комнате. Попробуй постучать.
Эммет слегка сжал пальцы и громко постучал. Лидия внимательно всматривалась, но из мрака за прилавком никто не вышел. Она отошла от окна.
— Он становится немного тугим на ухо, — сказала она. — Давай проверим заднюю дверь.
Она направилась к углу дома и повернула в узкий подсобный проулок, проходивший позади магазинов. Здесь туман казался еще плотнее, а узкое пространство усиливало мрак. Мимолетные следы свободной энергии, просачивающейся сквозь Старую стену, нервировали Лидию. Эммет следовал за ней.
Лидию охватила знакомая дрожь. Пара-резонансная энергия. Но температура ее янтаря была не выше температуры тела.
— Эммет? Это ты?
— Извини, — рассеяно сказал он. — Просто проверяю.
Она посмотрела на него через плечо:
— Что проверяешь?
— Диссонансная энергия. Кажется, я уловил ее след.
— Постой-ка. — Остановившись, она развернулась и сунула руки в карманы своего пальто. — Ты хочешь сказать, что где-то недалеко отсюда работает охотник за призраками?
— Не в данный момент. Если здесь и был кто-то, то он либо ушел, либо перестал работать.
Она с тревогой вглядывалась в заполненный туманом проулок.
— Многие дети околачиваются в этой части города. Они любят играть с энергией, просачивающейся сквозь стены Старого города. Юные пара-резонаторы диссонансной энергии вроде Зейна приходят сюда, чтобы попрактиковаться в вызове искр.
Эммет кивнул:
— То же самое происходит и у стен Олд-Резонанса. Возможно, я поймал след какого-нибудь юного будущего охотника.
В его словах недостает уверенности, подумала Лидия. Но кто она такая, чтобы спорить?
Она повернулась и, подняв воротник пальто, снова пошла вперед. Дойдя до задней двери «Старинных вещей Грили», она остановилась и громко постучала в дверь.
Никто не ответил.
— Черт, — сказала она. — Он говорил, что будет здесь около десяти. Похоже, нам придется подождать в машине. Не думаю, что он сильно припозднится. У Грили короткий список приоритетов, и деньги находятся на самом верху.
Эммет в течение нескольких секунд молча изучал закрытую дверь. Затем он вытащил из кармана куртки пару перчаток.
Лидии вдруг стало очень холодно. Она откашлялась.
— Как твой консультант, Эммет, я очень не рекомендую вламываться в лавку Грили. Нет смысла. Бартоломью не оставил бы на ночь в своей задней комнате ничего столь ценного, как твой кабинет редкостей. Поверь мне.
— Я верю. — Он взялся рукой в перчатке за дверную ручку. — Насчет кабинета. Однако я все еще ощущаю следы рез-энергии. Ты разве не чувствуешь?
Она нахмурилась.
— Нет. Минуту назад, когда ты воспользовался своей энергией, я почувствовала ее, но сейчас я ничего не ощущаю.
— Возможно, из-за того, что ты наладчик. Здесь же энергия охотника.
Она посильнее укуталась в пальто. Большинство людей могли ощутить слабые следы от пси-энергии, когда кто-нибудь поблизости активно работал с янтарем. Но среднему человеку было значительно легче почувствовать работу того, кто обладал аналогичными паранормальными способностями. Охотник за призраками мог без труда обнаружить след от энергии, оставленный другим охотником. Пара-резонаторы эфемерной энергии вроде самой Лидии наиболее вероятно почувствовали бы другого наладчика, работающего поблизости.
Но даже очень сильный след от пара-энергии рассеивался почти сразу, как только пользователь прекращал резонировать через янтарь. И если Эммет улавливал остатки диссонансной энергии, это означало, что охотник работал где-то рядом и не позднее, чем несколько минут назад.
Лидия смотрела, как Эммет поворачивает дверную ручку Она легко подалась под его пальцами. Слишком легко.
— Не думаю, что незапертая задняя дверь является хорошим знаком, Эммет.
— Забавно, что ты это сказала. Я пришел к точно такому же выводу. — Распахнув дверь, он заглянул в заднюю комнату антикварного магазина Грили.
Лидия встала на цыпочки, чтобы посмотреть поверх его плеча. Сначала она не увидела ничего, кроме темных контуров коробок и нескольких зеленых ваз из кварца. Затем она заметила лежащее на полу тело.
— О, боже мой, Эммет!
Бартоломью Грили лежал лицом вниз в луже быстро засыхающей крови. У него было перерезано горло.
— О, боже! — воскликнула снова Лидия. У нее перехватило дыхание, а пальцы дрожали так сильно, что ей пришлось спрятать руки в карманы. — Так же, как Честер.
— Знакомый почерк, да? — Эммет осматривал комнату. В его действиях чувствовалась уверенность.
— В чем дело? — спросила Лидия. — Что ты обнаружил?
— В этой комнате работал охотник, пользовавшийся янтарем. Не очень давно. Вероятно, он вызвал призрака, чтобы оглушить Грили, прежде чем перерезал ему горло. Но кем бы он ни был, он, должно быть, спешил.
— Почему ты так думаешь?
— Он что-то подпалил. Ты разве не чувствуешь запах?
Лидия осторожно вдохнула и уловила запах от обугленного наполнителя упаковочного ящика.
— Чувствую.
Эммет посмотрел на нее:
— Ты в порядке?
— Да. — «Это явная ложь», — подумала она. У нее скрутило живот, а от абсолютно хладнокровной жестокости, с которой было совершено преступление, ее замутило.
— Главное, чтобы тебя здесь не стошнило, — предупредил Эммет.
— Я не собираюсь этого делать.
Он с сомнением посмотрел на нее, а затем вошел в комнату смерти, закрывая Лидии обзор.
— Подожди! Что ты делаешь? — Она поспешно обернулась и выглянула в проулок. — Это место преступления.
— Знаю. Я просто хочу быстро осмотреться, прежде чем мы уйдем.
Ее охватило мрачное чувство.
— Уйдем?
— Да. — Он осторожно пробирался сквозь мрак, стараясь не наступить на кровь.
— А как же полиция? Помнишь, ты настоял на том, чтобы позвонить им, когда мы нашли Честера?
— Тогда у нас не было выбора. На этот раз он у нас есть. Когда мы уедем отсюда, мы позвоним им из телефона-автомата.
Она поняла, к чему он клонит. И неприятные ощущения у нее в животе усилились.
— Анонимно, я полагаю? — едко уточнила она.
Эммет присел, осматривая пол около тела. Ей показалось, что он что-то поднял, но она не видела, что это было.
— При данных обстоятельствах, — сказал он, поднимаясь на ноги, — я думаю, что анонимность — наш лучший выбор. У детектива Мартинес нет никаких зацепок в деле Брейди. Но у меня такое ощущение, что она сильно желает найти хоть одну. И если она узнает, что ты снова оказалась первой на месте уже второго убийства…
Он многозначительно замолчал.
— Она переместит меня на первое место в списке подозреваемых, да?
— Возможно.
Она задумалась над этим.
— Но я не единственный человек, кто в последнее время дважды первым оказался на месте преступления.
— Тебе не нужно напоминать мне об этом. — Он выпрямился и направился к столу, заваленному бумагами. — В первый раз я улизнул, но что-то мне подсказывает, что Мартинес не позволит мне еще раз так легко сорваться с крючка.
— Тем более раз ты стал водиться со мной, — хмуро сказала Лидия.
— Угу. — Не снимая перчаток, он осторожно пролистал бумаги.
— Нет никаких явных улик, чтобы связать любого из нас с этими убийствами. Конечно же, Мартинес признает это. У нее нет никаких убедительных доказательств, которые можно использовать против нас.
Эммет отошел от стола и направился к двери. Проходя сквозь дверной проем, он молча разжал кулак.
Лидия увидела на его ладони браслет из рез-янтаря. На каждом из шести камней хорошего качества, оправленных в недорогую имитацию золота, стояли ее инициалы. На нее накатила ее одна волна страха.
— Это один из моих браслетов, — прошептала она.
— Я боялся этого. — Он уронил украшение ей на ладонь и, взяв Лидию под руку, быстро повел прочь от задней двери лавки Грили. — На что поспорим, что перевернувший твою квартиру охотник за призраками взял именно это?
— И подбросил на место убийства?
— Сомневаюсь, что это один и тот же парень. В квартире побывал просто подросток.
— Дети тоже могут убить.
— Но обычно не так эффективно, как здесь. — Эммет оглянулся через плечо. — Возможно, паренек в твоей квартире работал на кого-то еще.
— Кто-то пытается связать меня с убийством Грили. — Она так сильно дрожала, что чуть не уронила браслет. — Поверить не могу. Но зачем это кому-то нужно?
— Возможно, чтобы быть уверенным, что ты будешь очень занята в течение ближайших нескольких дней. Слишком занята, чтобы обращать внимание на такие мелочи, как бесценный артефакт из грёзалита или мой кабинет редкостей.
Она попыталась мыслить логически. Это было нелегко.
— Есть еще одна причина, почему он мог оставить мой браслет у тела Грили. Если это убийство будет расследовать Мартинес, то, найдя обгорелые бумаги на столе, она может решить, что в этом принимал участие охотник за призраками.
— Да.
— И она знает, что в последнее время мы с тобой работаем вместе.
— Да.
Она взглянула на него.
— Моя связь с этим убийством — это хороший способ вовлечь и тебя тоже.
— Эта мысль приходила мне в голову.
— Вот черт.
— Полностью согласен, — сказал Эммет.


* * *

Спустя десять минут Лидия, сидя в напряжении на пассажирском сиденье «Слайдера», наблюдала, как Эммет вешает трубку телефона-автомата. Выйдя из будки, он направился обратно к машине. Выражение его лица было суровым.
Сев за руль и зарезонировав двигатель, он посмотрел на нее:
— Ты уверена, что тебя не стошнит?
— Совершенно уверена. Что ты сказал полиции?
— Сообщил о незакрытой задней двери в «Старинных вещах Грили». Анонимно. — Он отъехал от тротуара. — Сказал, что это похоже на кражу и что воры, скорее всего, еще в магазине. Они пошлют машину проверить.
Она заставила себя думать логически.
— Может быть, именно это и произошло, Эммет. Может, открыв магазин пораньше, чтобы подготовиться к встрече с нами, Грили застал убийцу врасплох. Если бы я не согласилась встретиться с ним этим утром…
— Остановись. Ты к этому не имеешь никакого отношения. Заключить сделку по кабинету редкостей до открытия магазина было идеей Грили, помнишь?
— Ну да, но…
— Никаких «но». Он сам назначил встречу. — Эммет притормозил на углу. — И, возможно, он сам пригласил убийцу войти.
— О чем ты говоришь? — недоверчиво спросила она.
— Давай поедем куда-нибудь, где можно выпить кофе. Мне нужно подумать.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
03 Июн 2020 01:03 #27 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 19

Кафе «Янтарное небо» было одним тех приятных мест, где можно было просидеть не меньше часа за чашкой рез-чая и пончиком с джемом, прежде чем официантка начнет на тебя злобно коситься. Эммет быстро осмотрел помещение и выбрал тихий столик в глубине.
Он изучал лицо Лидии, пока она заказывала чай. Казалось, она хорошо держится, но он за нее беспокоился. Трудности последних дней отражались на ней. Она была удивительно стойкой, но беды приходили одна за одной. Он знал, что многие на ее месте сейчас уже бились бы в истерике. Он размышлял, сколько еще она сможет выдержать. У всех есть предел, даже у отважных пара-археологов, которые могут дерезонировать хармонианские ловушки иллюзий, стоя посреди банка в центре города.
Что еще хуже, он чувствовал, что она не до конца ему доверяет. Вероятно, она не могла заставить себя довериться тому, кто связан с гильдией.
Они сидели молча, пока не принесли их заказ. Лидия взяла чашку с горячим чаем, проигнорировав пончики.
— Скажи, почему ты считаешь, что Грили мог знать убийцу, — настойчиво спросила она.
Эммет мысленно вернулся к ужасной сцене в «Старинных вещах Грили».
— Было похоже, что убийца осматривал стол Грили второпях, — ответил он. — Бумаги были разбросаны по столу. Пара ящиков наполовину выдвинуты.
— Как думаешь, что он искал?
— Невозможно сказать с уверенностью, но из настольного календаря были вырваны несколько листков. Не хватало вчерашней и сегодняшней страниц. И еще по паре-тройке до и после них.
— Думаешь, убийца волновался, что то, что было написано на одной из страниц, отпечаталось на следующей?
— Это возможно. — Эммет замялся. — Интересно, может, Грили пытался устроить аукцион, чтобы повысить цену за мою шкатулку?
— Это вполне в его стиле. — Лидия побарабанила пальцами по столу. — Если так, то очень может быть, что он сделал отметку об этом аукционе в своем настольном календаре. Он был очень педантичен. Он мог записать имя этого убийцы и его номер телефона на листке с сегодняшней датой.
— Так же как наши имена и твой номер телефона.
Она поежилась.
— Кто бы его ни убил, знал, что мы должны приехать к десяти. Должно быть, он вчера связался с Грили. Все организовал. О, боже, Эммет, значит...
— Это была ловушка.
Лидия на какое-то время задумалась.
— Я могу понять, что кто-то убил беднягу Честера из-за ключа к местонахождению грёзалита. Я даже могу представить, что кто-то убил Грили из-за шкатулки. Она, конечно, не бесценная, но очень дорогая. Но какая связь между этими убийствами?
— Ты, — ответил Эммет. — И я. А еще грёзалит.
— И предполагаемый предатель в гильдии Каденса, — добавила она.
— Что значит «предполагаемый»? — спросил Эммет.
— Возможно, нас обманом вовлекли в какую-то незаконную деятельность под руководством самого Мерсера Уайатта, — холодно сказала она.
Эммет лишь стиснул зубы. В ее нелюбви и недоверии ко всему, имеющему отношение к гильдии, не было ничего нового. Он решил, что не даст вовлечь себя в спор на тему этики охотников.
— Если бы в этом была замешана гильдия, — сказал он как можно убедительнее, — Мерсер Уайатт не стал бы приглашать меня на ужин. Он не рассказал бы, что Куинна видели в «Поперечной волне». Он бы не заключил со мной сделку.
— Ты не можешь быть в этом уверен. Кто знает, каковы истинные мотивы Уайатта? Он сказал тебе, что хочет, чтобы ты помог ему раздавить какого-то соперника, который предположительно тренирует без одобрения гильдии молодых охотников за призраками. А что, если он тебе солгал? Что, если он пытается подставить тебя под убийство?
— Поверь, мой арест за убийство — это последнее, чего хочет Уайатт. Я ему нужен. И не только для того, чтобы помочь избавится от охотника-отступника.
Она откинулась на спинку пластикового стула. В ее взгляде появился лед.
— Ты мне не все рассказал про сделку с Уайаттом, да?
Эммет вдруг разозлился. Он перегнулся через столик, зажав ее в угол, но не касаясь.
— Я рассказал тебе правду о своем соглашении с Мерсером Уайаттом.
— А что ты мне не рассказал?
— Проклятие, все остальное не имеет к этому никакого отношения.
— Говори.
Он медленно сел на место и усилием воли заставил себя успокоиться.
— Уайатт сказал, что через год хочет уйти на покой.
Лидия тихо фыркнула.
— Полагаю, это хорошие новости. Я, например, точно не буду по нему скучать. Но какое отношение это имеет к тебе?
— Он утверждает, что у него есть большой план перед своим уходом реорганизовать гильдию Каденса на манер гильдии Резонанса.
— Надо же... Он хочет, чтобы ты его немного проконсультировал, да? Помог ему все модернизировать?
Эммет замялся:
— Он хочет немного больше, чем просто консультация.
— Черт, он хочет сам выбрать себе преемника, да? И он предложил это место тебе.
Ее потрясенное возмущение вновь разбудило гнев, который он подавил лишь мгновение назад. Он многозначительно посмотрел в сторону, чтобы напомнить ей, что они в кафе не одни.
— Говори потише. У нас и так достаточно проблем без того, чтобы пускать дикие слухи о внутренней политике гильдии. Мерсеру Уайатту это не понравится.
— Мне плевать, что нравится или не нравится Мерсеру Уайатту!
— Более того, — тихо сказал он, — это не понравится мне.
— Ты случайно не пытаешься меня запугать?
— Да.
Она бросила не него гневный взгляд, но, когда заговорила, ее голос был чуть громче шепота:
— Что ты ответил Уайатту, когда он сообщил тебе, что хочет, чтобы ты возглавил гильдию?
Эммет взял чашку с чаем.
— Я сказал ему, что не хочу этим заниматься.
— Думаешь, это остановит его от попыток заставить тебя принять этот пост?
— Я смогу справиться с Мерсером Уайаттом. — Он опустил чашку чуть резче, чем следовало. — Слушай, сейчас речь не о будущем гильдии Каденса. Если ты забыла, мы пытаемся сделать так, чтобы нас не арестовали за убийство.
— Должно быть, из головы вылетело, — пробормотала она в чашку.
— Подозреваю, что детектив Мартинес — одна из по-настоящему упертых полицейских. Если она узнает об убийстве Грили и свяжет это с делом Брейди, готов поспорить, она сразу нарисуется и станет задавать вопросы. Нам нужно согласовать свои истории.
— И какие же истории мы ей расскажем? — со вздохом спросила Лидия.
— По возможности правду.
— Звучит непросто.
— Всегда безопаснее держаться как можно ближе к правде. Так меньше шансов напортачить.
— У тебя большой опыт в подобных делах?
Он промолчал и просто посмотрел на нее. Она покраснела.
— Прости. Я сегодня немного на взводе.
— Я тоже не в самой лучшей форме. — Он поставил локти на столик. — Вот как это будет. Прошлой ночью и этим утром мы были вместе. Сначала у тебя дома, потом в банке. Мы выпили здесь чая, и я отвез тебя в музей. Мы просто не будем говорить про те несколько минут, которые провели в «Старинных вещах Грили». Все будет в порядке. Есть куча свидетелей. Звонивший утром Келсо, люди в банке подтвердят наши слова. Я оставлю здесь хорошие чаевые, так что официантка нас тоже запомнит. А недостающее в рассказе время мы спишем на пробки.
— Что, если нас кто-то видел в Руинном ряду?
— Сомневаюсь, что кто-то заметил нас в этом тумане. Ни один магазин еще не был открыт. Думаю, тут нам бояться нечего.
— Ты считаешь? — Лидия выглядела обеспокоенной. — Твоя история обязательно вызовет вопросы в головах других людей.
— Например?
— Например, почему ты был в моей квартире ночью и почему все еще находился там этим утром? Почему мы сейчас сидим вместе в кафе, когда я должна быть на работе? Ну, знаешь, подобные вопросы.
— К счастью, на эти вопросы есть очень простой и очевидный ответ.
— Это уж точно. Ради всего святого, Эммет, все подумают, что у нас с тобой роман.
— Лучше пусть думают, что ты спишь со мной, чем решат, что ты убиваешь своих партнеров по антикварному бизнесу.
Лидия побледнела.
— Согласна.
— Мы с тобой алиби друг для друга.
— Просто супер. Мое алиби в том, что я сплю со своим первым крупным клиентом. Отличный способ начать новую карьеру частного консультанта. Просто не терпится посмотреть, какие же высококлассные клиенты ко мне придут, когда это выйдет наружу.


* * *

Записки на телефонном аппарате были зловещим знаком. Осторожно сев за стол, Лидия потянулась к липким заметкам и быстро их просмотрела. Два звонка от Райана и сообщение от женщины, которая хотела групповую экскурсию по музею в день рождения для семилетнего сына. Хорошей новостью являлось то, что от детектива Элис Мартинес сообщений не было.
Лидия позволила себе немного расслабиться.
Ее жизнь в последнее время явно претерпела большие изменения. Кто бы мог подумать, что наступит день, когда она будет тесно общаться с бывшим — и, возможно, будущим — боссом гильдии и избегать телефонных звонков от копов.
Она посмотрела на книжный шкаф у противоположной стены кабинета и подумала о крови на полу задней комнаты магазинчика Грили.
Открылась дверь, и внутрь заглянула Мелани.
— Так-так-так. Вижу, ты наконец решила прийти на работу.
Лидия начала оправдываться:
— У меня был деловой завтрак с клиентом. Я потеряла счет времени.
Мелани посмотрела через плечо, очевидно, проверяя коридор, а потом протиснулась в комнатку.
— Мне показалось, что я видела, как несколько минут назад ты вышла из машины Лондона. Деловой завтрак, да?
— Да. — Лидия встала и подошла к плитке, стоящей на шкафчике для книг. Она на самом деле не хотела больше чая, но ей нужно было занять себя чем-то, все равно чем, пока она подвергается неминуемому допросу.
— Так как идет проект по консультированию? — чересчур весело спросила Мелани.
— Движется. — Лидия положила заварку в чайник.
— Мне просто интересно, — сказала Мелани.
— Что тебе интересно?
— Почему на работу тебя подвез мистер Лондон. Обычно ты пешком ходишь.
Если она не сможет справиться с Мелани, подумала Лидия, то у нее нет ни малейших шансов выстоять перед детективом Элис Мартинес. «Думай об этом разговоре как о хорошем шансе прорепетировать свою историю».
Она поставила чайник, повернулась и прислонилась к книжному шкафу. Схватившись руками за деревянную полку за спиной, она улыбнулась Мелани:
— Мистер Лондон очень любезно предложил подвезти меня после нашей встречи.
— Как мило с его стороны.
— Да.
— Не думаю, что многие высококлассные клиенты озаботились бы развозом своих консультантов. Просто подумай, как он постарался. Ему пришлось рано встать, выйти из гостиницы, доехать до Старого квартала, чтобы тебя забрать, отвезти в кафе, потом завезти сюда...
Лидия решила — была не была:
— Пока мы работаем над его делом, мистер Лондон живет у меня.
Лицо Мелани осветилось восхищением, граничащим с ужасом:
— Мать моя, ты с ним спишь, да? У тебя роман с твоим новым клиентом. Я знала. Знала это с того самого момента, как сегодня утром увидела тебя выходящей из его «Слайдера».
От необходимости отвечать Лидию спасло появление за стеклянной дверью двухметровой скелетоподобной тени. Костлявая рука поднялась, чтобы постучать.
— Входите, мистер Шримптон, — окликнула его Лидия. Чем больше народу, тем веселее. Наверняка с минуты на минуту появится и Мартинес.
Дверь открылась. Винчелл Шримптон уставился на нее своим взглядом гробовщика:
— Вы тут.
— Простите, что сегодня утром немного опоздала на работу. У меня были личные дела. Не волнуйтесь, я все наверстаю, поработав во время обеда.
Шримптон мрачно кивнул похожей на череп головой:
— Не думаю, что это что-то изменит. Как вы уже наверняка заметили, дела снова не идут. Посетители как-то не толпятся у нас в залах.
Этим утром хронический пессимизм Шримптона раздражал еще сильнее. Меньше всего ей хотелось выслушивать нытье начальника о плохо идущем бизнесе. Как будто у нее нет своих проблем, подумала Лидия. Она едва сдерживалась, чтобы не наорать на него: «Хочешь о чем-нибудь поныть? Попробуй начать утро с посещения места убийства. Обнаружить, что убийца оставил рядом с телом один из твоих именных браслетов. Побеспокоиться о том, что тебя могут в любой момент арестовать. Поразмышлять о том, не станет ли мужчина, который спит на твоем диване и пользуется твоим душем, следующим боссом гильдии Каденса».
Лидия собралась и мысленно встряхнулась. Не вина Шримптона, что он не только выглядел так, словно только что вышел из склепа, но и обладал характером, соответствующим этой внешности. Этот человек дал ей работу, когда она отчаянно в ней нуждалась. Это много для нее значило. Кроме того, как начальник он в буквальном и фигуральном смысле был на голову выше всех тех эгоистичных академиков, с которыми она работала в университете.
— Не волнуйтесь, мистер Шримптон, — сказала она, пытаясь добавить голосу нотку профессионального подбадривания. — Скоро весенние каникулы. На школьных каникулах дела всегда идут лучше. Детям нравится это место.
Шримптон не слишком взбодрился, но на его мертвецком лице появилось выражение глубокой задумчивости.
— Когда у нас в галерее гробниц в саркофаге нашли труп, бизнес на пару дней оживился, — сказал он. — Интересно, может, можно как-то еще раз устроить подобный маленький инцидент?
Лидия почувствовала, как у нее падает челюсть.
Мелани возбужденно запрыгала.
— Какая отличная идея, босс! Знаете, если бы в музее нашли еще один труп, мы бы, вероятно, могли придумать хорошую легенду.
Шримптон с надеждой посмотрел на нее:
— Какого рода легенду?
— Пожалуй, лучше всего подойдет что-нибудь вроде древнего хармонианского проклятия. — Мелани задумчиво постучала пальцем по щеке. — Знаете, люди любят такого рода вещи. Может, мы даже могли бы построить рекламную кампанию на основе «Проклятия хармонианского саркофага».
— Мне нравится, — кивнул Шримптон. — Тут есть много возможностей.
Лидия лишь закрыла лицо руками.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, SvetВладимировна, Mari Michelle, somiko, Tigrenok, Zirochka, Cassi, E9jafar, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
07 Июн 2020 14:47 #28 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 20

Влажный туман разогнал обычных завсегдатаев маленького парка, но Эммету с Зейном пришлось петлять между брошенными бутылками от вина «Ночная вибрация» и пива «Кислотная аура».
— «Поперечная волна»? — Зейн отвел взгляд от Мохнатика, исследовавшего траву вокруг дерева. — Да, конечно, знаю. Там зависает много уличных ребят. У них там бесплатная еда, видеоигры и неплохой спортзал. Я раньше туда иногда ходил, пока Лидия не узнала.
Эммет засунул руки в карманы кожаной куртки.
— Лидии не понравилось это место?
— Ага. — Зейн закатил глаза. — Она убедила тетю Олинду, что для меня там неподходящее окружение.
— Ясно.
— Она сказала, что это место для бездомных ребят. Еще сказала, что у меня дом есть.
— Думаю, здесь есть некоторая логика.
— Возможно. В любом случае тетю Олинду она убедила.
Эммет увидел, что Мохнатик ковыляет в их сторону через лысую лужайку.
— Приют работает круглосуточно?
— Раньше работал. Но несколько месяцев назад они стали закрываться в полночь. Кто-то говорил, что дама, управляющая этим местом, заявила, что для круглосуточных приютов появились какие-то новые юридические проблемы и ограничения.
— Как думаешь, ты сможешь описать мне это место изнутри?
— Конечно. — Зейн, прищурившись, посмотрел него. — А чего это вы заинтересовались «Волной»?
— Подумываю заехать, чтобы осмотреться.
— Лидии это наверняка не понравится.
— Наверняка.
Они направились обратно к «Слайдеру», облокотились на крыло машины и стали наблюдать, как Мохнатик весело скачет меж пустых бутылок.
— Лидия хочет, чтобы я пошел в колледж, — через какое-то время сказал Зейн.
Эммет кивнул:
— Это меня не удивляет.
— Я не хочу в колледж. Я хочу стать членом гильдии.
— Нет причин не преуспеть на обоих поприщах.
Зейн фыркнул:
— Колледж — просто потеря времени для охотников за призраками.
— Многие охотники через какое-то время теряют интерес к охоте за призраками на постоянной основе. Или их слишком много раз поджаривают, и они решают завязать. Если они больше ничему не обучались, им потом непросто найти работу.
— Не могу представить, что можно устать от охоты за призраками.
— Время от времени это неплохо. Но это не самое интеллектуальное занятие в мире.
Зейн снова фыркнул:
— Кому нужны интеллектуальные штуки?
— Успехи в охоте за призраками — все равно что успехи по переезду оживленной улицы посреди квартала. Если ты быстрый, тебя не слишком часто подрезают. Да, какое-то время это весело, но ты серьезно хочешь прожить всю жизнь, делая только это?
— Это вовсе не так, — возмутился Зейн.
— Это ничем не отличается от способности дерезонировать ловушки иллюзий, как Лидия. Она в этом хороша и, возможно, могла бы так зарабатывать на жизнь, но ей бы стало скучно, занимайся она только этим.
— Мне не станет скучно охотиться за призраками, — поклялся Зейн.
— Может, и нет, — пожал плечами Эммет.
— А вы ходили в колледж?
— Ага. Для подработки уничтожал призраков в катакомбах Резонанса. После выпуска какое-то время занимался только этим. Но я устал смотреть, как пара-археологи получают всю славу за открытия.
Зейн нахмурился:
— О чем это вы?
— Когда ведутся раскопки на новом месте, никто не отдает должное охотникам. Большинство людей считают нас просто наемной грубой силой. Это ПА получают фото в газетах и пишут статьи для журналов.
— Это несправедливо.
— Знаю, — согласился Эммет. — Но такова жизнь.


* * *

— Прошу, входите, мистер Лондон. — Денвер Гэлбрейт-Торндайк поднялся из-за широкого стола, поправил очки на носу и указал Эммету на кресло. — Мистер Уайатт звонил мне, сказал, что вы приедете.
— Я не отниму у вас много времени. — Эммет оглядел роскошный офис фонда гильдии. Тамара определенно очень постаралась в своем стремлении начать преобразовывать ее имидж. Дорогие панели на стенах, ковры и мебель из полированного дерева явно были выбраны дизайнером, которому была поставлена задача создать общее впечатление хорошего и дорогого вкуса.
Денвер Гэлбрейт-Торндайк отлично вписывался в свое окружение. Годы в частной школе и социальные связи были налицо, но в нем также были серьезность и решительность. Эммет решил, что Мерсер правильно его оценил. Этот молодой человек хотел проявить себя и чего-то добиться сам. И Тамара как раз предложила ему такую возможность.
— Я так понял, вы интересуетесь подробностями поддержки, которую мы оказываем молодежному приюту «Поперечная волна». — Денвер снова поправил очки в золотой оправе и открыл толстую папку. — Я не знаю точно, что вам нужно, но, если это поможет, здесь у меня полный финансовый отчет.
— Я бы хотел посмотреть. — Эммет протянул руку за отчетом и быстро его просмотрел. — Полагаю, любая потенциальная благотворительность хорошо проверяется, прежде чем вы согласитесь на финансирование?
— Конечно. Я лично подтверждаю все соответствующие факты. Также всегда проводятся проверки личностей людей, связанных с той или иной организацией, и финансовые проверки. Основная цель — удостовериться, что организация действует в рамках закона. Сами знаете, сейчас много мошенников.
— Знаю. — Эммет листал лежавшие перед ним финансовые данные. — Я вижу, что «Поперечная волна» была финансово неблагополучна до того, как фонд начал ее спонсировать.
— Да. — Денвер откинулся на спинку кресла. — Когда его основатель умер, в финансах приюта был полный хаос. Из-за этого мы даже хотели отказаться от данного проекта. Но исторически у приюта сложилась хорошая репутация, они не давали подросткам пропасть на улице. А миссис Уайатт была настроена спонсировать какой-нибудь проект, нацеленный на уличную молодежь. Мы решили, что сможем работать с мисс Викерс, чтобы «Волна» вновь встала на ноги. И нам это очень даже удалось.
Эммет поднял взгляд:
— Мисс Викерс?
— Она руководит ежедневной работой приюта. Пришла туда работать незадолго до смерти Эймса. Очень решительная женщина.


* * *

Лидия заглянула в саркофаг, где обнаружила тело Честера. Уборщики проделали отличную работу. От пятен крови не осталось и следа. Но, в конце концов, полупрозрачный зеленый кварц, из которого хармониане построили свои города, катакомбы и большую часть того, что в них находилось, не только был практически неразрушим, но и легко отчищался. Если людям когда-нибудь удастся повторить процесс парарезонирования, использованный для создания этого материала, подумала Лидия, то он наверняка окажется в ходу при строительстве и реконструкции. Он станет идеальным материалом для ванных комнат и кухонь, если, конечно, твоему дизайнеру по душе зеленый цвет.
Она медленно повернулась и оглядела слабо освещенный зал.
Что же Честер тут делал в ночь своей смерти? Детектив Мартинес и все остальные полагали, что он пришел сюда, чтобы украсть один из артефактов. Даже в свои лучшие дни «Дом древних ужасов Шримптона» был лишь третьесортным музеем. Здесь не было ничего особо ценного, но некоторые вещи вроде могильных зеркал могли представлять интерес для начинающих коллекционеров. А у Честера все-таки была репутация мелкого воришки.
Но если они с Эмметом правильно поняли послание Честера, то он приходил сюда вовсе не красть. Он пытался спрятать ключ к своему шифру.
Существовала вероятность, что его убили до того, как он смог осуществить задуманное. В этом случае ключ был у убийцы, и искать его было бессмысленно.
Но что, если он был убит по пути к выходу из музея? Что, если он спрятал ключ прежде, чем кто-то перерезал ему горло?
Она посмотрела на ряд витрин у стены зала. По приказу Шримптона, урны, могильные зеркала и прочие экспонаты из зеленого кварца ярко подсвечивались, чтобы создавать в темноте зловещее сияние.
Только в одном этом крыле были сотни мест, куда Честер мог прятать ключ к шифру. Он же должен был понимать, насколько ей будет трудно — если вообще выполнимо —обыскать целый музей.
— Лидия?
Голос Райана за спиной вырвал ее из глубоких раздумий. Она резко развернулась и увидела, что он решительной походкой направляется к ней.
— Привет, Райан.
— Я оставил тебе кучу сообщений, — без предисловий заявил он.
— Я видела.
— Почему же, черт возьми, ты мне не перезвонила?
— В последнее время я была немного занята.
— Проклятье, я целый день пытаюсь тебя достать.
— На случай, если ты забыл, Райан, я больше не работаю на кафедре. Это значит, что я не всегда перезваниваю своим бывшим коллегам с прежней результативностью. Сейчас у меня другие приоритеты.
— Вроде твоего нового так называемого клиента?
Ее охватило дурное предчувствие.
— Не «так называемого», — спокойно парировала она. — Мистер Лондон — самый что ни на есть настоящий клиент.
— Он взял трубку в твоей квартире сегодня утром. Черт побери, ты с ним спишь! Ты хоть знаешь, кто он такой?
— Да.
Он проигнорировал ее ответ.
— Лондон — глава гильдии из Резонанс-Сити. Я бы подумал, что ты из всех людей уж точно не подумала бы заводить роман с таким человеком.
— Он бывший глава гильдии.
— Ты же знаешь, как говорят: «Однажды вступивший в гильдию навсегда остается ее членом».
— Мой клиент — это моя проблема, а не твоя.
— Это не так. — Голос Райана смягчился: — Мы друзья, Лидия. Коллеги. Я просто обязан предупредить тебя насчет Лондона. Он тебя использует.
— Считай, что предупредил. Слушай, у меня нет на это времени. Давай по существу. Чего ты хочешь?
— Проклятье, я пытаюсь тебе помочь.
— В последний раз, когда ты пытался мне помочь, я потеряла работу.
— Работай в этом деле со мной, и я, возможно, смогу вернуть тебя на кафедру.
Она была права, решила Лидия. Только одно обстоятельство могло объяснить сегодняшнюю настойчивость Райана. Вероятно, он услышал что-то про грёзалит.
— Райан, что происходит?
— Нам нужно поговорить. — Он огляделся, словно проверяя, что в зале больше никого нет. — Всплыло нечто крупное.
Было бы неплохо выяснить, как много он знает о грёзалите. Она сложила руки на груди и прислонилась бедром к углу зеленого саркофага.
— Говори.
— Мы не можем обсуждать это здесь.
— Почему? Музей несколько минут назад закрылся. Мы одни.
Он запустил пальцы в волосы и снова обернулся через плечо. Его напряжение стало практически осязаемым.
Он снова повернулся к ней и на шаг приблизился. Когда он заговорил, это было шепотом:
— У меня тоже есть частный клиент.
— Поздравляю! Какое отношение это имеет ко мне?
Он пристально за ней наблюдал:
— Прошлой ночью он рассказал мне о слухе, касающемся куска обработанного грёзалита.
У Лидии все внутри похолодело, но ей удалось иронично усмехнуться:
— Похоже, твой отчаянный частный клиент сбежал из парапсихиатрической лечебницы. Все знают, что грёзалит невозможно обрабатывать.
— Мой клиент абсолютно серьезен. — Райан продолжал сверлить ее испытующим взглядом. — Он не дурак. Он считает, что под слухом есть основание, и попросил меня помочь ему это проверить.
Она широко улыбнулась.
— Легкие деньги. Зазря проведешь несколько часов в поисках мифического куска грёзалита, а потом скажешь ему, что такого не существует, и пошлешь чек на оплату.
— Лидия, он считает, что ты можешь что-то об этом знать.
Я?! — Она широко распахнула глаза, всем своим видом изображая потрясенную невинность. — Каким это образом он связал меня с диким слухом про грёзалит?
— Потому что ты работаешь на Лондона, а мой клиент думает, что Лондон приехал в Каденс, чтобы найти этот грёзалит.
— Слушай, Райан, твоего клиента явно где-то нехило поджарили, — сказала Лидия. — Мистер Лондон не гоняется за каким-то фантастическим слухом. Он приехал сюда, чтобы найти семейную реликвию.
— Я тебе не верю. — Райан подошел еще ближе. — Ты не хочешь со мной делиться, потому что хочешь оставить находку себе. Ты думаешь, что сможешь найти грёзалит сама.
— Ты с ума сошел? Думаешь, я бы работала сегодня здесь в музее, будь у меня какая-то информация о грёзалите? Поверь, я бы уволилась, чтобы все свое время уделять этим поискам. Если я найду кусок обработанного грёзалита, то меня поместят на обложку «Журнала пара-археологии». У меня будет возможность выбрать себе пост в университете. Черт, да они, вероятно, поставят меня во главе кафедры пара-археологии. Только подумай, Райан, мне может достаться твое место.
Райан заморгал, очевидно, потрясенный такой возможностью. Потом он оправился, и его холеное лицо перекосила мрачная мина.
— Мой клиент — опытный коллекционер, который знает все о руинных слухах. Он убежден, что такой грёзалит существует.
— И как зовут этого опытного коллекционера?
— Я не могу тебе сказать, — напрягся Райан. — Он предпочитает оставаться неизвестным.
— Ну да, конечно. Если люди узнают, что он ищет грёзалит, кто-нибудь может вызвать парней в белых халатах, чтобы они его забрали.
Райан так крепко сжал зубы, что Лидия услышала, как они скрипнули.
— Проклятье, Лидия, в твоих же интересах работать над этим делом вместе с мной.
— Да? Почему?
— Мой клиент не просто обещал заплатить мне целое состояние, если я найду грёзалит, он согласился отдать этот артефакт на кафедру для изучения и описания.
Она поджала губы.
— Это значит, что на всех журнальных статьях будет стоять твое имя.
— Естественно, я прослежу, чтобы твои заслуги тоже отметили.
— Ого! Прямо как в старые времена, да? Я пишу статью, а на ней значится твое имя как основного автора. Ах, не бейся так, мое сердце!
Он гордо выпрямился:
— Ладно. Обещаю, что тебя укажут основным автором.
— Я в это ни капли не верю. Ты уже говорил это раньше, помнишь?
— Лидия, сейчас не время ссорится по мелочам. Если мой клиент прав насчет этого камня, мы с тобой стоим на пороге самого важного в жизни момента нашей карьеры.
Она какое-то время изучающе на него смотрела.
— Ты серьезно веришь, что твой клиент прав насчет грёзалита, да?
— Как я сказал, он говорит, как опытный коллекционер. Думаю, он знает, что делает. По-моему, он слишком умен и подкован в вопросе, чтобы гоняться за фантазией.
— Ну не знаю. Коллекционеры — чудной народ. Они бы не были коллекционерами, не будь они немного странными.
— Но, если он прав, тогда здесь на кону целое состояние. И дело не только в деньгах. Это может очистить твое прошлое. Всем будет наплевать, что там случилось с тобой полгода назад, если ты принесешь им грёзалит.
— Ладно, убеди меня. Что тебе известно об этом так называемом грёзалите?
— Я ни черта тебе не скажу, пока ты не согласишься со мной работать, — с опаской сказал он.
— Что ж, в таком случае, похоже, наша беседа окончена. — Лидия выпрямилась. — Увидимся.
— Подожди. — Когда она проходила мимо него, он схватил ее за руку. — Ты профессионал. Ты, как и я, знаешь, что, если в этом слухе есть хоть доля правды, то это будет находкой десятилетия. Это слишком важно, чтобы поддаваться личным эмоциям.
Если в этом слухе есть хоть доля правды. — Она многозначительно посмотрела на удерживающую ее руку. — Пожалуйста, руку убери.
— Дело в Лондоне, да? — сердито закричал Райан. — Он ищет грёзалит, и ты решила, что тебе лучше оставаться при нем, вместо того чтобы создать команду со мной.
— Убери от меня руку, Райан.
— Он из гильдии. Значит, он опасен.
— Райан, отпусти меня.
— Вот дерьмо! Разве ты еще не поняла, что тут происходит? Он тебя использует.
— О чем ты?
— Ты отлично знаешь, о чем я говорю. У него есть скрытые мотивы.
— У всех есть скрытые мотивы. Включая тебя.
— Что бы ни задумал Лондон, готов поспорить, это незаконно.
— На твоем месте я бы не стала так огульно обзывать Эммета преступником. — Она вспомнила слова Эммета в кафе. — Ему это может не понравиться.
Райан густо покраснел.
— В чем дело? Только из-за того, что он тебя трахает, ты веришь всем его словам? Я думал, ты умнее, Лидия.
— Моя личная жизнь тебя не касается, Райан. Уже нет.
— Сама подумай, — огрызнулся он. — Уже сам тот факт, что Лондон нанял тебя, должен был сказать тебе, что у него есть планы, которые, вероятно, не доведут тебя до добра.
— Что ты имеешь в виду?
— Ты, как и я, знаешь, что, будь эта работа по консультированию законной, он бы нанял частного ПА, обратившись в Общество. Вместо этого он выбрал тебя. Тебе это ни о чем не говорит?
— Думаю, ты уже достаточно сказал, Райан.
— Он выбрал тебя — наладчицу, работающую в подобном месте, потому что ее так сильно поджарили, что она потеряла работу в университете. Скажи, зачем ему нужен ПА, который, вероятно, никогда больше не сможет работать в хорошей археологической команде?
— Заткнись, Райан, — с нажимом сказала Лидия.
— Ты видела свои пара-психологические анализы? — продолжал он. — Как минимум два психиатра, лечивших тебя после выхода из катакомб, рекомендовали тебе на продолжительное время лечь в какую-нибудь хорошую, спокойную пара-психлечебницу.
Она сжала кулаки.
— Предполагается, что эти сведения конфиденциальны.
— Призрака-с-два! Все на кафедре знают, что в них. У тебя диагностировали сильный пара-диссонанс, амнезию и общую психологическую травму. Мы оба знаем, что это значит. По мнению экспертов, ты можешь сломаться при малейшем давлении.
— Этого не произойдет.
— Ты наверняка больше никогда не будешь работать под землей, по крайней мере с легальной командой. — Он взмахнул рукой. — Черт, да тебе еще повезло найти работу в этом захудалом балагане ужасов.
Ее охватила ярость. Она почувствовала боль в ладони и поняла, что так сильно сжала кулак, что ногти впились в кожу.
— Если ты не уберешь руку, я закричу. Может, тебя даже арестуют. Как, ты думаешь, на это отреагируют люди в лаборатории? Кстати говоря, как это воспримет твой новый клиент? Что-то мне подсказывает, что если он ищет грёзалит, то предпочтет, чтобы его консультант был более осмотрительным.
Лицо Райана от гнева пошло пятнами. На несколько секунд ей показалось, что придется выполнить обещанную угрозу. Однако он, должно быть, увидел по ее глазам, что она настроена решительно.
Выругавшись, он отпустил ее руку.
— Послушай меня, Лидия. Ты не понимаешь, во что ввязываешься. Говорю тебе, Лондон опасен. И еще тебе стоит знать, что у него есть враги, которые тоже опасны.
Это заставило ее прислушаться.
— Враги?
— Мой клиент говорит, что не всем в гильдии Резонанса по душе проведенные им организационные изменения. — Райан понизил голос. — Более того, нескольких человек, стоявших у него на пути, потом обнаружили мертвыми в катакомбах. Многие считают, что это Лондон организовал их безвременную кончину.
— Это полная чушь! Если твой клиент сказал тебе такое, то он точно сильно поджаренный на голову. Извини, Райан. — Она картинно посмотрела на часы. — Мне пора домой.
— Черт, ты что, не слышала ни одного моего слова? Ты не можешь доверять Лондону. Он тебя использует.
— Наверное, я недостаточно ясно выразилась, — спокойно сказала Лидия. — На данный момент я верю Лондону больше, чем тебе.
— Нужно было сказать мне, что для завоевания твоего доверия нужен всего лишь хороший секс. Черт, да я бы сам тебя трахнул.
Лидия мысленно поклялась, что не позволит этому козлу заставить ее потерять самообладание. Ее всю аж трясло от гнева, но голос оставался ровным:
— Насколько помню, ты уже напрашивался, — тщательно контролируя голос, сказала она. — Может, ты забыл, что я отказалась? Кажется, тогда мне нужно было помыть голову.
Он поднял руку. Лидия удивленно наблюдала за ним, раздумывая, уж не хочет ли он ее ударить. В галерее тихо вибрировала энергия, но не ее. Янтарь на запястье Лидии был все еще одной температуры с ее кожей. Невидимые волны также исходили не от Райана. Это была частота охотника за призраками.
Райан с видимым усилием опустил руку. Однако он, казалось, не замечал пульсирующей в воздухе энергии. Он был слишком напряжен, слишком эмоционально вовлечен в спор, чтобы что-либо замечать.
— Ты в очень серьезной ситуации, Лидия. Я могу тебе помочь. Позвони, когда придешь в чувство. От этого зависит не только мое будущее. Твое тоже под угрозой.
Он резко развернулся и направился к выходу из галереи.
Лидия смотрела, как он уходит. Энергия вокруг нее продолжила легонько вибрировать, словно защищая.
Она медленно повернулась и увидела, как из глубокой тени, отбрасываемой большой колонной из зеленого кварца, вышел Эммет.
— И как долго ты там стоял? — поинтересовалась она.
— Достаточно долго.
— Ты слышал? Про его нового клиента и все остальное?
— Слышал.
— Эммет, это значит, что за грёзалитом действительно охотится кто-то еще. Кто бы это ни был, он считает, что это причина твоего приезда в Каденс.
— Похоже на то. — Эммет посмотрел в ту сторону галереи, где исчез Райан. — Думал, мне придется его поджарить.
— Кого поджарить? Ты про Райана? — Она на мгновение отвлеклась на эту мысль. — А ты бы смог? Так далеко от Мертвого города?
Эммет не ответил. Вместо этого он просто взял ее под руку.
— Идем. У нас встреча.
— С кем?
— С мисс Хелен Викерс.
— А кто она?
— Добрая дама, руководящая ежедневной работой молодежного приюта «Поперечная волна». Расскажу нашу легенду по пути.
— Ой, у меня идея. Я могу быть твоим адвокатом, а ты — богатым эксцентричным парнем, который очень хочет потратить кучу денег.
— Слишком поздно, — ответил Эммет. — Когда я звонил мисс Викерс, я сказал, что приеду с женой. Кстати, наша фамилия Карстейрс.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, Mari Michelle, ALino, somiko, Tigrenok, Zirochka, Cassi, inna46, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
07 Июн 2020 14:54 #29 от Ксю
Ксю ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Глава 21

«На данный момент я верю Лондону больше, чем тебе».
Да уж, до комплимента как-то не дотягивает, думал Эммет, следуя за Лидией в здание молодежного приюта «Поперечная волна». Она могла бы выразиться чуть более красноречиво и даже добавить капельку драматизма. Вполне бы подошло: «Я доверила бы Лондону свою жизнь, судьбу и незапятнанную честь». Или так: «Я бесконечно доверяю Лондону». Но он готов был довольствоваться тем, что есть.
Хотя, наверное, все-таки надо было не сдерживаться и поджарить Райана, пока была такая возможность.
Административная часть приюта располагалась по соседству с главным зданием. С места, где он стоял, Эммету было видно, что на тротуаре перед приютом околачивалась горстка ребят, с виду еще несовершеннолетних. Один из них лениво играл в чеканку частотным шаром.
Расположенная вплотную к восточной стене Мертвого Города, эта часть Старого квартала Каденса явно никогда не знала джентрификации5. Это было смешение потертого шика, богемного очарования и настоящего городского упадка. Из окна приюта Эммет видел, как миссии, раздающие еду беднякам, соседствовали с лавками ростовщиков и захудалыми закусочными. Пространство между ними заполняли заколоченные, полуразрушенные здания. По узким тротуарам бродили бок о бок попрошайки и проститутки. Нетрудно было понять, почему Лидия не хотела, чтобы Зейн околачивался в таком районе.
За рядом низких, приземистых строений, возведенных первыми людьми-поселенцами в Каденсе, возвышалась огромная стена Мертвого города из зеленого кварца. Здание, где находилась «Поперечная волна» и связанные с ней помещения, было одним из самых старых в квартале. Оно было построено прямо под сенью стены.
Наполняющая воздух пси-энергия свободно сочилась из маленьких, часто невидимых трещин в кварце. Эммет игнорировал дрожь, пробегавшую через его парачувства. Он знал, что Лидия ощущала то же самое. Маленькие потоки и завихрения энергии были составляющей атмосферы старых кварталов древних городов. Туристам нравились эти жутковатые ощущения.
Когда дверь за Эмметом закрылась, он окинул взглядом обшарпанный тесный офис. Интерьер составляли два потрепанных металлических стола с высокими стопками бумаг и папок, пара стеллажей, телефон и несколько изрубцованных деревянных стульев. Как раз такая мебель, которую ожидаешь увидеть в витрине благотворительного магазина, еле сводящего концы с концами. Узкий коридор вел в другую комнату и к закрытой двери, за которой, вероятно, была кладовка.
За передним столом сидела серьезная, слегка изможденная женщина на вид лет сорока с небольшим. На ее лице не было макияжа, а седеющие волосы были собраны в простой, строгий пучок. Эммет не заметил на ней никаких янтарных украшений.
Она подняла взгляд и выжидающе посмотрела на них:
— Мистер и миссис Карстейрс?
Лидия протянула ей руку:
— Вы, должно быть, мисс Викерс. Мы с Эмметом очень рады встретиться с вами.
Эммет был приятно удивлен глубокими, аристократическими нотками в ее голосе. Так она разговаривала, работая в университете, решил он.
— Зовите меня Хелен. — Хелен Викерс указала на пару стульев. — Пожалуйста, присаживайтесь. Могу я предложить вам чаю?
Эммет открыл было рот, чтобы отказаться...
— Спасибо, — проворковала Лидия. — Было бы замечательно.
Эммет взглянул на нее и решил подыграть:
— Буду весьма признателен.
— Ваш сегодняшний звонок очень воодушевил меня, мистер Карстейрс. — Хелен поднялась, чтобы налить чай из чайника, стоявшего на другом столе. — Могу я спросить, откуда вы узнали о работе, которую мы делаем здесь, в молодежном приюте «Поперечная волна»?
— Один наш друг упомянул ваше заведение, — непринужденно ответил Эммет. — Он знал, что мы очень хотим пожертвовать деньги организации, занимающейся молодежью.
— Это замечательно. — Передавая им чашки, Хелен светилась энтузиазмом. — Вы пришли в правильное место. Здесь, в «Поперечной волне», мы посвятили себя помощи молодым людям, которым больше некуда обратиться.
Лидия сделала глоток чая.
— Наш адвокат посоветовал нам с мужем, прежде чем мы примем решение, изучить несколько различных благотворительных организаций, работающих с молодежью. Он предупредил, что существует достаточное количество не слишком этичных организаций.
— К сожалению, это действительно так. Но мы здесь, в «Волне», очень гордимся тем фактом, что бóльшая часть наших пожертвований направляется непосредственно на работу приюта. Только крошечная часть идет на административные расходы и дальнейший поиск средств. Давайте я покажу вам нашу брошюру и последний годовой отчет.
Она подошла к стеллажу, открыла ящик и, вытащив папку, протянула ее Эммету.
Он открыл отчет и перелистнул сразу на последнюю страницу с организационной информацией. Изучая список спонсоров, он слушал, как Лидия осторожно расспрашивает Хелен Викерс.
— Хелен, вы можете рассказать немного об истории «Поперечной волны»? — попросила она. — Как мы понимаем, приют существует уже много лет.
— Более тридцати, — подтвердила Хелен. — Его основал Андерсон Эймс, богатый промышленник, который сам вырос в нищете. Он не понаслышке знал об опасностях улицы и решил основать организацию, которая поможет молодым ребятам их избежать.
— А мистер Эймс до сих пор участвует в работе приюта? — невинно спросила Лидия.
— Печально это говорить, но мистер Эймс скончался два года назад, — ответила Хелен. — Он надеялся, что приют продолжит работать и без него, но адвокаты обнаружили несоответствия в финансах. Дела обстояли печально, пока…
В этот момент открылась входная дверь. В комнату широким шагом вошел высокий, хорошо сложенный мужчина, одетый в серый спортивный костюм и кеды. Он нес под мышкой частотный шар. Его лоб блестел от легкой испарины.
Хелен Викерс улыбнулась.
— Это Боб Мэттьюз, волонтер. Он у нас отвечает за развлекательную сферу. Боб, познакомься с мистером и миссис Карстейрс. Они думают сделать пожертвование в наш приют.
— Как это замечательно! — Боб схватил руку Эммета и с энтузиазмом затряс. — Если нам здесь чего и не хватает, так это спонсоров. Всегда счастлив встретиться с одним из них.
Эммет кивнул и высвободил руку.
— Похоже, вы делаете хорошее дело.
— Стараемся, — усмехнулся Боб. — Может, я расскажу вам про кое-какое новое оборудование для спортзала?
— В другой раз, Боб, — твердо сказала Хелен. — Сегодня мистер и миссис Карстейрс просто собирают информацию.
— Понял. — Боб поднял руку в знак согласия. — Хелен слишком хорошо меня знает. Иногда меня слегка заносит, когда дело касается возможности получить что-то для моих ребят.
— А как давно вы работаете волонтером в приюте? — уточнил Эммет.
— Давайте-ка посмотрим. Хелен, сколько уже? Шесть? Восемь месяцев?
— Думаю, восемь, — улыбнулась Хелен. — И я не знаю, что бы мы без тебя делали. — Она повернулась к Эммету. — Боб действительно влил новую энергию в нашу спортивную программу. Физическая активность для этих детей очень важна, это помогает им хоть немного избавиться от отчаяния и злости.
— Понимаю. — Лидия встала и с чашкой в руке не спеша прошла к большому календарю, висевшему на стене у кладовки.
Эммет понял, что она что-то задумала.
— Похоже, у вас в приюте насыщенное расписание, — сказала она, рассматривая маленькие квадратики вокруг каждой даты на календаре.
Хелен просияла:
— Во многом благодаря Бобу.
— Не верьте ей, — улыбнулся Боб. — Я делаю, что могу, но именно Хелен заставляет это место работать изо дня в день. А сейчас, если вы меня извините, я ведь забежал, только чтобы забрать кое-какие ключи из своего кабинета. Простите, что отвлек.
— Все в порядке, — ответил Эммет.
Боб прошел по коридору к маленькому кабинету, открыл дверь и исчез внутри.
Лидия посмотрела на Эммета:
— У тебя есть еще какие-нибудь вопросы, дорогой?
— Только один. — Он закрыл ежегодный отчет и взглянул на Хелен: — Я заметил, что в списке жертвователей как один из ваших основных спонсоров указана гильдия.
— Так и есть, — сказала Хелен. — И со всей откровенностью могу сказать, что, если бы гильдия Каденса не помогла нам в прошлом году, когда мы переживали трудный в финансовом плане период, приюту пришлось бы закрыть свои двери. Мы должны благодарить за продолжение нашего существования новую жену Мерсера Уайатта. Очень милосердная и заботливая дама.
— Неужели? — наигранно осведомилась Лидия.
— О, да! Когда мы как раз достигли финансового краха, новая миссис Уайатт организовала фонд гильдии Каденса. Мы оказались в числе первых благотворительных организаций, которым предоставили гранты. Деньги от гильдии были настоящим даром божьим.


* * *

— Ну давай, выкладывай, — двадцатью минутами позже сказала Лидия, устраиваясь на пассажирском сиденье «Слайдера». — Что ты думаешь об участии гильдии в делах «Поперечной волны»?
— Пока я не знаю, что думать, — ответил Эммет. — Я все еще собираю информацию. Утром я созвонился с моим офисом в Резонанс-Сити. Поручил кое-кому то же, что сделали в администрации фонда гильдии Каденса.
— Покопаться в прошлом приюта?
— Точно. — Он отъехал от тротуара. — Двойная работа, но я не могу запросить отчет фонда, не вызывая вопросов, на которые сам пока не готов ответить.
— К слову о фонде гильдии, тебе не кажется слишком уж странным интерес Тамары Уайатт к социальной ответственности?
— Нет. Тамара всегда была ярым сторонником улучшения имиджа гильдии в обществе.
— Ясно.
Он слегка улыбнулся.
— Понимаю, ты считаешь это недостижимой целью. Однако некоторые из нас считают, что гильдии могут занять в обществе место как уважаемые деловые компании.
— Не успеешь оглянуться, как кто-нибудь из боссов гильдий и в мэры баллотируется.
— Пожалуй, нам стоит вернуться к нашему делу — сказал Эммет.
— Думаю, да. — Лидия заколебалась, раздумывая, как далеко может зайти. Она решила рискнуть. — Эммет, давай начистоту. Если абстрагироваться от личных обстоятельств, как ты думаешь, Тамара в этом замешана?
Он не отрывал взгляда от узкой многолюдной улицы.
— В принципе такая вероятность есть. Уайатт сказал, что начал планировать отставку вскоре после того, как они с Тамарой поженились.
— Наверняка это для нее стало шоком.
— Думаю, можно смело предположить, что она, вероятно, была не в восторге.
— Скорей уж в ужасе, — сухо возразила Лидия. — Только подумай. Сначала она бросает тебя, обнаружив, что ты собираешься отказаться от должности главы гильдии Резонанса и она не станет после свадьбы миссис Босс Гильдии. Затем она охмуряет главу гильдии Каденса, выходит за него замуж, а он вдруг заявляет, что тоже уходит в отставку. И что же делать девочке?
— Интересный вопрос, — протянул Эммет. — Но, зная Тамару, я бы не удивился, узнав, что у нее возникла пара-тройка идей.
— До сих пор не понимаю, что ты в ней нашел.
— Забавно, а я до сих пор не понимаю, что ты нашла в Келсо, — парировал он. — Что ты там делала в приюте, когда рассматривала календарь на стене?
— Мне показалось, я уловила след от резонирующей энергии.
Эммет нахмурился.
— Их здание расположено прямо рядом со Старой стеной. Там повсюду полно блуждающей энергии.
— Если я не ошибаюсь, это была энергия ловушки иллюзии, — тихо сказала она.
Это привлекло его внимание:
— Ты уверена?
— Нет, ощущение было очень слабым. — Она посмотрела через окно на зеленые кварцевые стены.
Он вспомнил, как она обнаружила маленькую ловушку в сосуде из грёзалита.
— Заметила что-нибудь подозрительное в кабинете, когда осматривалась?
— Нет, ничего. Наверное, это действительно была утечка блуждающей энергии. Полагаю, она могла просочиться снизу сквозь фундамент и пол. Некоторые эксперты, в том числе Райан, считают, что мы здесь, в Каденсе, обнаружили и отметили на карте не более двадцати процентов катакомб, не говоря уже о том, чтобы очистить их все от ловушек. Они простираются под землей на мили.
— К слову о профессоре, — вставил Эммет. — Думаю, нам лучше попытаться узнать, кто его клиент.
— Наверное, просто частный коллекционер, услышавший сплетни о грёзалите. Такое постоянно случается.
— И как часто частные коллекционеры руководствуются сплетнями о грёзалите, связанными с тобой?
Она поморщилась.
— Ну да, вижу, куда ты клонишь. Кто бы ни обратился к Райану, он не только знает, что я втянута в историю, но и с тобой это дело тоже связал.
— Что означает, что он может быть чем-то гораздо большим, чем просто частный коллекционер, наслушавшийся сплетен.
— Согласна. И у меня есть мысль, как нам разузнать о Райане и его новом клиенте.
— Как?
— Я довольно долго работала в университете. Я знакома со многими из персонала, некоторые из них мне обязаны. Когда вернемся домой, я сделаю несколько звонков.


* * *

Эммет прошел в кухню и открыл коробку с пиццей, которую купил по дороге к дому Лидии. Слушая, как она говорит по телефону, он достал из буфета две тарелки.
— Нет, я не шпионю за Райаном. Ради бога, Сид, ты думаешь, я ревную его из-за того, что он встречается с Сюзанной? Это нелепо. Тут профессиональный вопрос.
Повисла короткая тишина. Эммет снял крышку с банки с крендельками. В кухню тут же прибежал Мохнатик и посмотрел на него широко открытыми голубыми глазами.
— Почему я хочу знать, не назначено ли у него на этой неделе каких-либо встреч после работы? — продолжила разговор Лидия. — Я скажу тебе почему. Думаю, Келсо пытается увести из-под меня клиента.
Эммет скормил кренделек Мохнатику.
— Нет, Сид, я не хочу, чтобы ты делал что-то, что стоило бы тебе работы. Я просто хочу знать, есть ли у Райана в календаре на этой неделе что-то похожее на встречу неучебного характера.
Эммет подхватил тарелки с пиццей и, выйдя из кухни, лениво прислонился к косяку. На другом конце маленькой комнаты Лидия удобно устроилась на диване, закинув ноги на кофейный столик.
— Прошу ли я об услуге? Думаю, можно и так сказать. Ты прав, за тобой должок. Если бы я тогда не прикрыла вас с Лоррейн… Не думаю, что нам нужно углубляться в эту тему, согласен?
Наступила еще одна небольшая пауза. Потом Лидия заулыбалась и показала Эммету поднятый большой палец.
— Спасибо, Сид. Ценю твою помощь. Я правда не могу позволить себе потерять этого нового клиента. Да, хорошо, у тебя есть столько времени, сколько нужно. Я буду на этом номере весь вечер.
Она повесила трубку и посмотрела на Эммета:
— Миссия выполнена.
— Кто такой Сид? — Эммет пересек комнату, сел на диван и поставил обе тарелки на стол. — И чем он тебе обязан?
— Сид — лаборант. — Она потянулась за куском пиццы. — Год назад у них с секретаршей Райана Лоррейн был сумасшедший бурный роман. Как-то в обед они слишком увлеклись. Я зашла в кабинет Райана и обнаружила их на его столе.
— Я так понимаю, они не протокол заседания кафедры там читали?
— Не-а. Я их прикрыла. Задержала Райана в коридоре какими глупыми вопросами, чтобы у них была возможность одеться, а у Лоррейн — занять место за собственным столом.
— Что бы Келсо сделал, если бы обнаружил их трахающимися на своем столе?
— Вероятно, уволил бы обоих.
— Келсо что, поборник приличного поведения на работе?
Она медленно улыбнулась.
— Не совсем. Райан сам в то время спал с Лоррейн. Все это знали. Он бы взбесился, если бы обнаружил, что она ему изменяет с каким-то лаборантом.
— А я-то думал, научные работники — скучный, консервативный народ. Вот тебе и крушение иллюзий.
— У нас всякое бывает.
Он жевал пиццу и размышлял о деталях услышанного разговора.
— По поводу той истории, что ты рассказала своему приятелю Сиду, — наконец проговорил он.
Она слизнула длинную нить расплавленного сыра, свисавшую с куска пиццы.
— О том, что я якобы волнуюсь, что Келсо пытается украсть моего клиента?
— По-моему, ты сказала, дословно, что ты боишься, что Келсо пытается увести из-под тебя клиента.
— Ну и?
— Просто хочу кое-что прояснить.
— Что именно?
— Полагая, что ты имела в виду меня, позволь тебя заверить, что я никоим образом не собираюсь быть уведенным «из-под тебя». На самом деле не могу представить никакого другого места, где я хотел бы быть больше, чем под тобой. Ну, разве что, на тебе.
Она замерла, перестав жевать. Ее глаза округлились. Затем она судорожно сглотнула:
— Э-э…
— Рано или поздно нам придется об этом поговорить, ты же знаешь.
— Что? Поговорить о чем? — требовательно спросила она.
— О тебе. Обо мне. О нас.
— Не о чем тут говорить. У нас деловое соглашение. И только.
— Думал, это мужчинам обычно трудно обсуждать тему отношений. — Он пожал плечами. — Это может подождать, если ты так хочешь. Но ты не сможешь избегать этой темы вечно.
— Хочешь поспорить? — Она потянулась за новым куском пиццы.
Зазвонил телефон. Лидия бросила пиццу и схватила трубку.
— Это Лидия. Да, Сид, привет. Что ты узнал?
Эммет наблюдал, как ее умное лицо приняло очень сосредоточенное выражение, пока она слушала своего друга. Он гадал, знала ли она, насколько сексуально выглядит, когда на чем-то концентрируется.
Она яростно замахала рукой. Он сообразил, что она просит подать ей бумагу и ручку. И то, и другое он заметил на противоположном краю стола, схватил и протянул ей.
Лидия замерла, держа ручку над бумагой, готовая писать. Затем она нахмурилась:
— И это все, что тебе удалось узнать, Сид? Да, да, я знаю. Это лучше, чем ничего. Лоррейн не представляет, кто мог звонить?
Что бы Сид ни сообщил ей, это явно было не слишком удовлетворительно. Лидия бросила ручку:
— Если это все, значит, все. Сделай одолжение, не рассказывай об этом никому в лаборатории, ладно? Я все еще тешусь призрачной надеждой когда-нибудь вернуться на свою старую работу. Что? Верно. Как-нибудь в ближайшее время сходим с тобой выпить после работы.
Она бросила трубку на рычаг и посмотрела на Эммета со смесью торжества и разочарования во взгляде.
— Что ты узнала? — спросил он.
— Сид сказал, что он говорил с Лоррейн. В расписании Райана ничего необычного. Но она сказала, что вчера ближе к вечеру отвечала на один звонок в офисе. Мужчина не представился, просто попросил к телефону Райана. После этого разговора Райан выглядел очень воодушевленным. Он вышел из кабинета в приемную и попросил у нее мой новый номер телефона.
— И она дала?
— Да. Лоррейн решила, что это какая-то новая горячая сплетня, и стала слушать его следующий звонок, а звонил Райан как раз мне. Но меня не было дома. Сегодня его не было в офисе почти весь день. Пару раз он звонил, чтобы узнать, не звонила ли я. Когда она сообщила ему, что нет, он показался ей очень раздраженным.
— Раздраженным, говоришь?
— Да. Я часто произвожу на мужчин такой эффект.
— Учту на будущее.
— Как бы то ни было, — продолжила она, — сегодня уже перед уходом работы она ответила на еще один звонок для Райана. Это был тот же мужчина, что звонил вчера. Она узнала голос. Она собралась было уже сказать ему, что Райана нет, как Келсо ворвался в офис.
— Сразу после встречи с тобой у Шримптона, — предположил Эммет.
— Без сомнений. Ужасно заинтересовавшись таким захватывающим поворотом дел, Лоррейн задержалась в офисе и подслушивала под дверью, пока Райан разговаривал. Она услышала, как он согласился встретиться со звонившим позже сегодня вечером. Хотя Райан явно был далеко не в восторге от места встречи. Лоррейн сказала Сиду, что он пытался спорить по этому поводу, но в итоге все-таки согласился увидеться там.
Эммет глянул на пустой листок бумаги.
— Как я понимаю, Лоррейн не услышала название места встречи?
— К сожалению, нет, — она взяла ручку и раздраженно застучала кончиком по бумаге. — Но у меня есть идея.
Эммет взял себе еще кусок пиццы:
— Ты хочешь проследить за домом Келсо и посмотреть, куда он направится вечером.
Она посмотрела на него:
— Как ты догадался?
— Эта мысль посетила меня в виде ослепительной вспышки очевидности.
Она удивленно подняла брови.
— То есть ты подумал о том же самом.
— Ага. Говорят же, что великие умы резонируют одинаково. Думаю, это тот самый случай.


5 Джентрификация — реконструкция пришедших в упадок бедных городских кварталов путем благоустройства и последующего их заселения более богатыми жителями с вытеснением из них бедноты.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: KuNe, Mari Michelle, ALino, somiko, Tigrenok, Zirochka, inna46, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Tigrenok
  • Tigrenok аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Привидение Тигрёнка
Больше
10 Июн 2020 23:10 - 10 Июн 2020 23:10 #30 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Джейн Касл - После тьмы, 9/30, upd 24.05.20
Ксю огромное спасибо за перевод. Дождусь полностью завершения перевода и прочитаю запоем. Я очень и очень ценю твою работу, и работу редактора (если таковые есть). Обнимаю и целую :pocelui:

Огромное спасибо Иллюзия
Поблагодарили: Ксю

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.