САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

file Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось...", 25/25, завершён 28.01.16

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 18:56 - 10 Фев 2016 13:13 #1 от Blue Dream
Blue Dream создал эту тему: Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось...", 25/25, завершён 28.01.16
Керрелин Спаркс

И сердце вампира остановилось...


Третья книга серии "Опасная любовь"

Перевод: Assa, FairyN, Regina
Бета-ридеры: Калле, Жменька, FairyN, Assa, MadLena, Кассиопея
Редактор-корректор: Жменька
Гамма-ридер: Кассиопея
Обложка: FairyN
Статус: 25 глав, перевод завершён 28.01.2016
Размещение: Без согласия команды ОС и ссылки на наш сайт - запрещено!
Аннотация:
Ангус прожил более пятисот лет, и мало что или кто мог застать его врасплох. До тех пор пока в его жизни не появилась Эмма – сногсшибательный агент секретного подразделения по борьбе с вампирами. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы вампир навсегда лишился покоя.

"Хороший вампир – мертвый вампир", - таков был девиз Эммы с тех пор, как она поклялась уничтожать любого монстра на своем пути. Но встреча с облаченным в килт сексуальным горцем с мечом заставила ее задуматься, действительно ли все вампиры одинаковы и все без исключения заслуживают смерти?


Глава 1-14 / Глава 15-22 / Глава 23 / Глава 24 + Эпилог

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, xrissa, ruusunen, Rina, inna46, lizonka11, oxi, liily1, ml_SElena, nk18, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 18:58 - 30 Янв 2016 12:48 #2 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод Асса
бета-ридинг Кассиопея
Глава 1
После почти пятисот лет телепортации с одного места на другое, Ангусу МакКею все ещё иногда хотелось заглянуть под килт, чтобы убедиться, что все прибыло в целости и сохранности. Человек ты или вампир, но есть части тела, потеря которых стала бы крайне неприятным сюрпризом. Он сдержался, так как был не один. Он только что перенесся в офис Романа Драганести в «Роматек Индастриз», и бывший монах молча смотрел на него, сидя за столом.
Ангус достал из-за спины меч:
- Ну, дружище, кого нужно убить сегодня?
- Всё рвёшься в бой? Благодарение Богу, ты не меняешься, - посмеиваясь, ответил Роман.
Ангус внутренне поморщился. Это была шутка.
- Ты... в самом деле, хочешь, чтобы я кого-то убрал?
- Надеюсь, не придется. Думаю, достаточно будет как следует припугнуть.
- Вот как. - Краем глаза Ангус заметил, что приоткрылась дверь. - Ты не мог бы поручить запугивание Коннору? Он одним своим видом панику наведёт.
- Я всё слышал! – Тот вошел в комнату с папкой в руках.
Усмехнувшись, Ангус сел и положил на колени ножны с любимым мечом внутри.
- Так что за проблема?
- Опять убийца. Вчера вечером в Центральном Парке нашли мёртвого вампира, - объяснил Роман. - Русского, из Подполья.
- Ого, это хорошо, - кивнул Ангус. Террорист с воза - кобыле легче. Русские наотрез отказались идти в ногу со временем и пить изготовленную в «Роматек» синтетическую кровь.
- Нет, это плохо, - нахмурился Роман. - Только что позвонила Катя Миницкая и обвинила нас в убийстве.
При звуке этого имени Ангус крепче сжал кожаные ножны, однако выражение его лица осталось невозмутимым:
- Я удивлён, что она по-прежнему возглавляет ковен.
Коннор сел рядом с ним на стул:
- Она правит железной рукой. Я слышал, что кое-кто из русских не захотел подчиняться женщине. Они не дожили до следующего утра.
- Да, она кровожадная. - Поймав сочувственный взгляд Романа, Ангус отвернулся. Монах знает о нём слишком много. К счастью, всё, в чём он сознался старому другу, останется в тайне.
- Катя нам угрожает, - продолжал Коннор. - Если погибнет кто-нибудь ещё из её ковена, она объявит войну.
- Чёрт возьми, - пробормотал Ангус. - Так кто убийца? Хоть у нас и неприятности по его вине, он заслуживает медаль!
Он посмотрел на своего подчинённого. Тот фыркнул:
- Я здесь ни при чем, и мои люди - тоже. Нам платят, чтобы мы охраняли Романа, его жену, дом и бизнес, а нас только трое! Нам некогда шататься по Центральному Парку.
Ангус кивнул. У фирмы «МакКей: охрана и частный сыск» было несколько клиентов, такие же главы ковенов, как Роман. Недавно пришлось отослать пятерых человек Коннора на другие объекты.
- Мне жаль оставлять тебя без помощников, но сейчас каждый на счету. Нужно вычислить местоположение Казимира, прежде чем он ... - Ангус не хотел договаривать. Чёрт возьми, он даже думать об этом не хотел. Триста лет они были уверены, что самый опасный вампир в мире мёртв, а потом вдруг обнаружили, что он жив, скрывается и по-прежнему намерен нести смерть и разрушение.
- Ты хоть немного продвинулся? – спросил Роман.
- Не-а. Все зацепки ложные. - Ангус забарабанил пальцами по ножнам. - Как думаешь, кто этот убийца? Может, тот же, кто прикончил нескольких из Подполья прошлым летом?
- Наверное, - Роман подался вперед, опираясь на локти. - Коннор думает, что он работает на ЦРУ.
Ангус прищурился:
- Смертный, убивающий вампиров? Маловероятно.
- Нам кажется, это кто-то из Отдела, - Коннор достал папку, которую принес с собой. На титульном листе - жирная надпись «Отдел по контролю над вампирами». Повисла неловкая пауза - отделом руководил смертный. Тесть Романа.
Ангус покашлял:
- Ты решил, что это отец Шенны? При всем уважении к твоей жене, Роман, я не прочь припугнуть Шона Вэлана. Старый засранец.
Монах вздохнул:
- Он... э-э... не слишком приятный человек.
Ангус молча согласился, хотя сам выразился бы покрепче.
- Скольких вампиров убили прошлым летом?
- Троих, - ответил Коннор.
Ангус сощурился:
- Почему некоторое время охотник бездействовал, а сейчас возобновил убийства?
- С начала марта в Центральном Парке найдено двое смертных, оба с перерезанным горлом, - сказал Роман.
- Чтобы замаскировать укус, - заключил Ангус. Старый вампирский трюк. - Эти из Подполья первые начали, а убийца им просто мстит.
- Да, - согласился Роман. - Я тогда пригрозил Кате выставить её и ковен из страны. Поэтому она сделала логичный вывод, что мы приняли ответные меры.
- М-да. Никто не поверит, что смертный может убить вампира! – нахмурился Ангус.
Как некстати! У него совсем нет времени разыскивать этого охотника, в то время как Казимир собирает армию, обращая убийц и других уголовников в новых вампиров. Нужно остановить их до того, как они превзойдут численностью остальных и развяжут очередную войну. Ясно, зачем Подполье мутит воду именно сейчас. Чтобы отвлечь внимание Ангуса и его клиентов от своей истинной цели.
- Здорово, парни! - Дверь распахнулась, и в кабинет вошел Грегори. - Что случилось?
Его улыбка погасла, когда он увидел лица присутствующих:
- Оп-па! Вы будто с похорон! В чём дело, МакКей? Выходил на пробежку в своих стильных гетрах?
- Они называются гольфами, - буркнул Ангус.
Грегори фыркнул:
- О, это так мужественно! Стойте, я знаю. Ты надел юбку задом наперёд, а когда сел… упс! Английская булавка, которой ты скрепляешь килт, вонзилась тебе в задницу?!
Ангус, выгнув бровь, стрельнул в него взглядом, затем посмотрел на Коннора:
- Как ты его до сих пор не прикончил?
Грегори заморгал:
- Прости, что?
Роман хмыкнул, продолжая рыться в ящике стола.
- Ведите себя хорошо, пока меня не будет.
- Ты уходишь? – спросил Ангус.
- Я иду с Шенной на приём к врачу. - Он достал бутылку, наполненную желто-красной жидкостью. На блестящей этикетке красовалась надпись «Криски».
- Это для тебя, Ангус. Со следующей недели поступит в продажу.
- Ого, здорово! – Тот поднялся и взял бутылку в руки. Он не мог дождаться, пока Роман закончит новый напиток «Смешанной Кухни». – Я страшно тосковал по вкусу старого доброго шотландского виски.
- Наслаждайся. - Роман направился к двери. - Буду примерно через час. Грегори, дай мне знать, что вы решите.
Ангус оторвался от этикетки. Почему смертная жена Романа идет к врачу ночью?
- Что-то не так с малышом?
- Нет. Всё отлично. - Роман не смотрел ему в глаза.
Чёрт. Точно что-то случилось. Монах никогда не умел лгать.
- Ребята, вы бы видели Шенну. Клянусь, она огромная! - Грегори развёл руки в стороны, будто хотел обхватить гиппопотама.
Роман откашлялся.
Грегори смутился.
- Но всё такая же красивая.
Монах слабо улыбнулся:
- Позже поговорим, Грегори. Ангус, спасибо за помощь в поисках убийцы.
Тот вернул улыбку:
- Ты же знаешь меня, обожаю охотиться. - Как только Роман закрыл за собой дверь, он повернулся к Коннору и Грегори:
– Так, вы двое! Что с ребёнком?
- Ничего... – Коннор бросил на Грегори предупреждающий взгляд.
- Ну-ну. - Тот закатил глаза, обошёл стол и уселся в кресло Романа. Ангус хмурился, откупоривая «Криски». Что ж, позже он выбьет из Грегори правду.
- Вернёмся к делу. - Коннор вновь открыл папку на столе. – Здесь личные дела и фотографии всех сотрудников Отдела, за исключением Остина Эриксона, он сейчас работает на нас.
Ангус наконец выдернул пробку и был вознагражден запахом прекрасного шотландского виски:
- Может, Остин знает, кто охотник.
Коннор поморщился:
- Знает. Он сказал мне прошлым летом, что убедил убийцу остановиться.
- Твою мать! Он не сказал, кто это?
- Увы, - вздохнул Коннор. - Надо было посильнее на него надавить. Только что ему звонил, но они с Дарси инкогнито в Венгрии - выслеживают Казимира.
- Ух, пробирает, - пробормотал Ангус, отпивая из стакана. Смесь виски и синтетической крови обожгла горло и скользнула теплой волной в желудок, оседая на языке слабым привкусом дыма. Он со стуком опустил бутылку. - Ох, хорош!
- Пахнет отпадно, - протянул руку Грегори.
Ангус схватил «Криски» и уселся на стол. Коннор ухмыльнулся и вновь заглянул в папку:
- Убийца - кто-то из этих четверых.
Грегори достал несколько листов.
- Шон Вэлан. У-у-у.. Я почти уверен, что это он!
- Он, конечно, ненавидит нас, особенно после того, как его дочь вышла замуж за Романа. - Коннор забрал бумаги у Грегори. - Но Остин защищает убийцу, вряд ли он стал бы так поступать с бывшим начальником, который к тому же внёс его в чёрный список.
Ангус отпил из бутылки, наслаждаясь вкусом.
- Это не Вэлан. У него духу не хватит!
Коннор передал ему следующий файл:
- Гаррет Мэннинг.
- Ого! – Грегори вскочил на ноги, тыча пальцем в фотографию Гаррета. - Этот парень был на реалити-шоу прошлым летом.
Он ошеломлённо уставился на Коннора.
- Ты говорил, что Остин проник на шоу, прикинувшись участником, но ни слова не сказал про этого парня.
Коннор пожал плечами:
- Не было причин тебе сообщать.
- Ага, - подтвердил Ангус. - Ты не настолько важен.
Грегори скорчил рожу.
- Отвали!
Коннор хохотнул:
- Сильно сомневаюсь, что Гаррет убийца. Парапсихологические способности слабые, к тому же он был занят на съёмках, когда произошли первые убийства.
- Кто там ещё? – Грегори вернул фото Гаррета. – Ух ты, какая крошка!
- Ага, - согласился Коннор. – Оставшиеся две кандидатуры – женщины.
- Смертная женщина - убийца мужчин-вампиров? – Ангус чуть не уронил бутылку на стол. – Это невозможно!
Грегори ухмыльнулся.
- Кому там, по-твоему, не хватит духу? - Он попытался отнять «Криски». Ангус встал и забрал с собой бутылку. Коннор протянул ему очередное личное дело.
- Если убийца – одна из них, понятно, почему Остин пытается её защитить.
- Ого, горячая штучка. - Грегори взял в руки фото, а Ангус - дело Алисы Барнетт. Парапсихологические способности пятого уровня. В ЦРУ совсем недавно. До Отдела - вообще никакого опыта в поле.
- Это не она.
- А жаль. – Грегори бросил фотографию и снова полез в папку.– А эта? Эмма Уоллес?
Ангус напрягся.
- Уоллес(1), говоришь?
- Что, как в «Храбром Сердце»? - Глаза Грегори расширились. – Чуваки, вы его знали?
Коннор фыркнул.
- Беднягу казнили задолго до нашего рождения! - Он посмотрел на Ангуса. – Сейчас это распространённая фамилия.
- У неё имя воина. - Ангус забрал у Грегори папку. Парапсихологические способности седьмого уровня. Черный пояс по нескольким видам единоборств. Прошла подготовку по борьбе с терроризмом в МИ-6. Сердце забилось чаще. Неужели правда? Убийца - женщина?
- Хорошенькая, - распустил слюни Грегори. Ангус поставил бутылку и отобрал у него снимок. Сердце пропустило удар и заколотилось в горле. Неудивительно, что Грегори делает стойку, как сторожевой пес. Молочно-белая кожа казалась еще светлее на фоне темных волос. Карие глаза светились изнутри, как янтарь. Во взгляде отражался острый ум. И сильная воля. Пылкий характер настоящего воина.
- Это она, - прошептал Ангус.
- Мы не можем быть уверены, пока не поймаем убийцу с поличным, - возразил Коннор. Ангус положил фотографию. Ему почудилось, что Эмма следит за ним глазами со снимка, призывно на него смотрит.
- Мы поймаем её. Сегодня же. Коннор, ты берёшь северную половину парка, а я - южную.
- Я тоже пойду. – Грегори отхлебнул виски. - Я красоток вижу за милю.
- Эй! – Ангус отобрал «Криски». Он был настолько поглощен фотографией мисс Уоллес, что не заметил, как Грегори завладел напитком. - И что ты будешь делать, когда обладатель чёрного пояса собьёт тебя с ног и нацелится деревянным колом в грудь?
- Да брось, чувак! - Грегори поправил галстук. - Ни одна женщина не станет убивать такого элегантного молодого человека.
- Ангус прав. – Коннор собрал бумаги и фотографии в папку и закрыл её. - Истребителю вампиров ты не соперник. Оставайся здесь, передашь Роману, что мы решили.
- Проклятье. – Грегори одёрнул манжет на рубашки. – Так нечестно.
Ангус достал оловянную фляжку из споррана(2), наполнил ее «Криски». – Чувствую, ночь будет длинной. Это чтобы не замерзнуть.
- Я возьму клеймор(3), и можно идти. – Коннор пошел к двери.
- Погодите. - Рот Грегори дернулся в усмешке. – Вы пойдете в Центральный Парк посреди ночи в юбках? - Он засмеялся. – Да никто не поверит, что вы ищете там женщину!
Ангус посмотрел на свой килт.
- У меня с собой нет штанов.
Грегори фыркнул:
- Так они у тебя все-таки есть?
- Не волнуйся. - Коннор остановился у двери. - Сегодня День Святого Пэдди(4). В городе полно людей в клетчатых юбках. Никто не обратит на нас внимания.
- И что вы будете делать, если найдёте её? – спросил Грегори.
- Чуть-чуть поговорим, по-дружески, - ответил Коннор и вышел.
Ангус вспомнил глаза девушки - цвета виски - и её опьяняющий рот. Вряд ли он ограничится беседой. Он улыбнулся, завинчивая крышку на фляге. Пора начать охоту. Он закрепил на спине меч и шагнул к двери.
- Ну, ладно! Раз ты настаиваешь, я останусь здесь. - Грегори дотянулся до бутылки, которую Ангус оставил на столе. - И буду охранять это, пока ты не вернёшься.
***
Эмма Уоллес бесшумно ступала по траве. Пока она шла, дышать холодным воздухом было приятно. Но стоило ненадолго присесть, как ноги тут же замерзали.
В этой части Центрального Парка было очень тихо, слишком тихо даже для вампиров. Пора двигаться дальше. Она забросила на плечо рюкзак, наслаждаясь успокаивающим постукиванием деревянных кольев. Она выскользнула из укрытия и стала спускаться по крутой дорожке, выложенной брусчаткой. С дерева неподалеку вспорхнуло несколько птиц. Они загомонили, захлопали крыльями и исчезли в темноте.
Эмма помедлила, легко скрываясь в тени дерева благодаря чёрным штанам и куртке. Всё снова стихло. С трудом верилось, что чуть впереди шумный проспект, где ещё не закончился праздничный парад. Вампиры могли охотиться и на улицах. После множества бутылок виски и пива кутилы ни за что не вспомнят, что их кто-то укусил.
Внезапно на дорожке стало светлее. Теперь были хорошо видны отдельные деревья и кустарники. Девушка вышла из тени и взглянула на почти полную луну. Облака рассеялись, и она казалась особенно яркой.
Лёгкое движение привлекло ее внимание, и Эмма пригляделась внимательнее. Впереди на вершине гранитной скалы застыла одинокая фигура. Мужчина стоял к ней спиной. Слабые порывы ветра чуть шевелили килт. Тёмные волосы отливали в лунном свете рыжим. У его ног вился туман, и от этого он казался ненастоящим. Призраком древнего воина. Эмма вздохнула. Вот чего в наши дни так не хватает в мире - храбрых солдат, готовых бороться против зла.
Иногда ей казалось, что порождения ночи значительно превосходят её числом. Насколько она знала, других охотников кроме неё не было. Эмма никого не осуждала за это. Многие люди вообще не догадывались, что вампиры существуют. Но вот её слабому, никчёмному начальнику нет оправдания! Шон Вэлан вечно боялся, что их маленькая четвёрка в бою не выстоит против вампиров, потому поручил просто наблюдать и собирать информацию. Эмме этого было мало. Шесть лет прошло с той ужасной ночи. Она не будет об этом думать. Незачем лить слезы. Хитрость охоты на вампиров заключалась в том, чтобы ловить их поодиночке во время кормления и, застигнув врасплох, втыкать в сердце кол. Каждый вампир, которого она обратила в пыль, на один шаг приближал её к душевному спокойствию.
Она погладила рюкзак с кольями. Половина из них была подписана «Папа», вторая половина «Мама». Отличное оружие, на её счету уже четверо. Но останавливаться ещё рано.
Она снова взглянула на мужчину на скале. Куда подевалось мужество в наши дни? Где несгибаемые бойцы, готовые встретить опасность лицом к лицу?
Туман рассеялся, и теперь одинокая фигура была отчетливо видна в серебристом свете луны. Эмма задышала чаще. Он потрясающе красив! Темный свитер обтягивает широкие плечи. Килт колыхается на ветру, открывая сильные, мускулистые бёдра. Боже. Из него бы вышел великий воин. Сильный и упрямый.
Вдруг он наклонился и стал шарить под подолом. Отпустил килт и зашарил у пояса. Эмма вздрогнула. Он что, трогает себя? Он поднёс руку к лицу и сделал глоток. Блеснул металл. Фляга. Потрясающе. Алкоголик и извращенец. Она со вздохом развернулась и пошла дальше. Эти её фантазии про храброго воина Нагорья - пустая трата времени. Очередной набравшийся шотландец, таких немало бродит по городу после парада. В её деле сантименты непозволительны. Враг не знает жалости.
Чширк.
Девушка замерла и прислушалась. Дорожка сворачивала влево, и Эмма не видела, что за поворотом, но отчётливо слышала шаги и шорох листьев. Она отошла влево и встала за дерево. Шаги приблизились. Показался одинокий мужчина. Она затаила дыхание. Длинное чёрное кашемировое пальто. Вампир, которого она убила вчера вечером, был в точно таком же. Может, они все одеваются в одном и том же магазине? «Мы - Вампиры»? Она опустила рюкзак на землю и достала один кол.
Он подошёл ближе. Было бы легче убить его, пока он ест, но поблизости не было ни одной подходящей жертвы. Впрочем… Эмма сунула кол за пояс за спиной. Она сама сойдет за приманку.
Она вышла на дорожку и бросила на мужчину невинный взгляд:
- Я, кажется, заблудилась. Не подскажете, как выйти из парка?
Человек остановился и улыбнулся:
- Я надеялся тут кого-нибудь встретить.
Ну-ну, например, свой обед. Проклятый кровопийца. Эмма чуть расставила ноги, чтобы не потерять равновесие, когда он нападет. Крепче сжала кол.
- Скажи, как будешь готов.
- Хорошо! - Мужчина распустил пояс. Она вдруг увидела под пальто голые волосатые ноги. Боже правый. На нем нет штанов.
- Ta-да! – Он распахнул пальто.
Вот дерьмо! Да на нем совсем ничего не надето. Она скорчила рожицу. Ну, повезло! Вышла на охоту за вампиром, а нашла эксгибициониста.
- Что думаешь? А? - Он погладил член. - Здоровый, да?
- Одну минутку. - Она убрала руку с оружия и достала телефон из футляра на поясе, чтобы позвонить в полицию. Пусть заберут парня, пока он не довёл какую-нибудь бедную леди до сердечного приступа.
- О, у тебя там камера? - обрадовался мужчина. – Ну, класс! А можешь выложить меня в интернет? Погоди, я встану боком. - Он повернулся так, чтобы член было лучше видно.
- Отлично, не шевелись! - Эмма откинула крышку телефона. На экран упала тень.
Она потянулась за спину. Ложная тревога. Эмма отпустила кол. Это не вампир. Но сердце отчаянно забилось, потому что перед ней стоял тот мужчина в килте.
___________
1 Сэр Уи́льям Уо́ллес - (гэльск. Uilleam Uallas, англ. sir William Wallace; 1270 — 23 августа 1305, Лондон) — шотландский рыцарь и военачальник, один из предводителей шотландцев в войне за независимость от Англии. Хранитель Шотландии (регент) в 1297—1298 годы. Почитается в Шотландии как патриот и народный герой.
2 Спорран – поясная сумка, чаще всего кожаная.
3 Клеймор - (также клэймор, иногда клеймо́ра, англ. Claymore; гэльск. claidheamh-mòr «большой меч») — особый тип двуручного (реже — одноручного) меча, использовавшийся в Шотландии в XV—XVII веках
4 День святого Патрика - (разг. Пэдди, ирл. Lá ’le Pádraig или Lá Fhéile Pádraig) — культурный и религиозный праздник, который отмечается ежегодно 17 марта, в день смерти небесного покровителя Ирландии святого Патрика (ок. 385—461 н.э.).

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Вложения:
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 18:59 - 30 Янв 2016 12:57 #3 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод Асса
бета-ридинг Кассиопея
Глава 2
Вблизи он выглядел ещё более сногсшибательно. Эмма поняла, что бесстыдно глазеет на него и встряхнулась. Как она могла забыть, что несколько минут назад он копался у себя под килтом? Почему мужики так зациклены на своем хозяйстве?! Живое тому доказательство - экспонат под номером один: эксгибиционист.
Она взглянула на него через плечо. Не уходит. И не подумал прикрыться. Но при появлении серьёзного соперника немного… притих.
- Мисс, вам не нужна помощь? – Тёплый баритон отозвался внутри волной нежности. Будто свежий ветер Нагорья чуть пригладил густой вереск. Вспомнилось детство в Шотландии, когда все её родные ещё были живы и здоровы.
Эмма нахмурилась. Не время отвлекаться. Сначала нужно отомстить за ужасы прошлого.
- Этот человек пристаёт к вам? – спросил шотландец. В умных ярко-зелёных глазах отражалось какое-то чувство, которому она затруднялась дать определение. Может любопытство? Или вызов? Он как будто пытался что-то прочитать на её лице. Эмма задрала подбородок:
- Он у меня в руках.
Извращенец захихикал:
- Ого, сладкая, в руках?
Она вздрогнула. Да уж, неудачно выразилась! Дисплей её телефона погас. Эмма снова включила его и нажала девять. Мужчина в килте шагнул ближе к эксгибиционисту:
- Предлагаю оставить юную леди в покое.
- Она заговорила со мной первым, - огрызнулся тот. – Так что отвали, приятель.
Эмма застонала про себя. Только этого не хватало! За неё вот-вот подерутся пьяный горец и голый извращенец. Она нажала кнопку с цифрой один.
- Ох, как грубо с моей стороны прерывать вашу беседу. – Шотландец смерил его презрительным взглядом. - Особенно тебя – живого образца хороших манер и воспитания. Ничего, что ты носишься по парку, вывалив свой вялый перчик?
- Никакой он не вялый! Стоит как каменный. - Парень осмотрел себя. – Во всяком случае, стоял, пока ты не объявился. – Он снова стал поглаживать член. - Не волнуйся, милая. Через минуту буду в полной боеготовности!
- Из-за меня можешь не спешить. – Эмма передумала насчет полиции и захлопнула телефон. Если придется писать заявление в участке, сорвётся охота. Она убрала мобильник в чехол на поясе. – Мне пора. Забыла покормить кота.
Наверное, потому что никакого кота у неё не было.
- Эй, погоди! – завопил голый парень. - Ты же меня не сняла!
- Уверяю, твой образ навечно запечатлён в моём мозгу.
Шотландец усмехнулся:
- Проваливай, парень. Твой маленький друг никому не интересен.
- Маленький? Да у меня тут… целая дубина! Спорим, побольше твоего будет, приятель!
Горец скрестил руки на груди и шире расставил ноги.
- Проиграешь.
- Да ладно?! Докажи!
- Остыньте оба, - Эмма выставила вперед ладони, останавливая их. –Мне это видеть ни к чему…
Вдруг она закусила губу и опустила руки. А что, пусть умопомрачительный мужчина приподнимет килт? Он уже делал это сегодня вечером, и кто она такая, чтобы его останавливать? Это, в конце концов, свободная страна. Девушка опустила глаза на его юбку.
- Что ты собиралась сказать?
Она мельком взглянула на него. Уголок его рта насмешливо дёрнулся. Зелёные глаза весело поблескивали. О, нет! Он решил, что она на самом деле мечтает полюбоваться на его достоинство. Она ощутила, как к щекам приливает кровь.
- Чего ждём, шотландец? – усмехнулся парень. Он добился впечатляющих размеров и теперь жаждал не менее значительной победы. По прикидкам Эммы у него и правда был чуть больше.
- Пусть красавица нас рассудит, - решил эксгибиционист.
Она попятилась, качая головой.
– Не чувствую себя достаточно квалифицированной.
Или особенно польщенной.
- Не волнуйся, дорогуша. Я подготовился. – Парень извлек из кармана пальто какой-то круглый блестящий предмет. – Нужно просто измерить, у кого длиннее.
Шотландец в изумлении поднял бровь:
- Ты что, рулетку принёс?!
- Естественно, - фыркнул тот в ответ. - Я веду дневник и хочу, чтобы записи в нём были предельно точными. - Он уперся кулаками в бёдра. – Я, знаешь ли, отношусь к этому серьёзно.
- Потрясающе, - пробормотала Эмма. – Ладно, парни, было… очень круто, но мне надо идти. Вы продолжайте, не стесняйтесь, делайте свои замеры. - Она повернулась к дереву, под которым оставила рюкзак.
- Нет! – крикнул эксгибиционист.
Эмма была обучена отражать внезапное нападение, мгновенно реагировать на малейшее движение воздуха за спиной. Парень дёрнулся схватить её, и она тут же отпрыгнула и встала в стойку. Она двигалась очень быстро, как всегда, но горец всё же оказался быстрее. Меньше чем за секунду выхватил меч из ножен на спине и приставил его к шее извращенца. Эмма в ужасе замерла. У него есть меч? И не какой-нибудь. Огромный. Эксгибиционист застыл, вытаращив глаза от страха, и громко сглотнул. Член опал.
- Говорил же, у меня больше, - пророкотал шотландец. –Только глянь в её сторону, и я укорочу его на пару сантиметров.
- Не режь! - Парень отшатнулся, запахивая пальто.
Шотландец шагнул к нему, удерживая лезвие в опасной близости от его глотки.
- Советую впредь не оставлять штаны дома.
- Конечно, чувак. Как скажешь.
- Убирайся.
Тот рванул прочь и исчез за поворотом. Горец поднял меч вверх, чтобы вложить обратно в ножны. Длинное лезвие скользнуло внутрь с тихим лязгом. Эмма на секунду отвлеклась, любуясь впечатляющими бицепсами, но быстро опомнилась.
- Зачем вам меч?
- Это клеймор. – Мужчина повернулся к ней лицом. - Не волнуйтесь. Теперь вы в безопасности.
- Полагаете, что я могу чувствовать себя спокойно рядом с незнакомцем, у которого при себе такое оружие?
Он медленно улыбнулся.
-Я же говорил, у меня большой.
Вот оно, типичное мужское тщеславие!
- Я имела в виду меч. А не то, что у вас под килтом!
Он бросил на неё обиженный взгляд.
- Если вы и дальше будете шутить про мои размеры, мне придется предоставить доказательства в свою защиту.
- Даже не думайте.
- Это дело чести. - Губы насмешливо дрогнули. - А я человек слова.
- Больше похожи на пьяного. От вас несёт виски.
Шотландец удивился.
- Я сделал всего пару глотков, но не напивался, - приблизившись, он добавил чуть тише: - Признайтесь же, дорогая. Вы рассчитывали на приватный стриптиз?
- Ха! Из всех… Я пошла. Спокойной ночи.- Эмма шагнула к дереву, чтобы забрать рюкзак. Она вся кипела. Какой стыд. Столько тренироваться и позорно отвлечься на широкую грудь и большие бицепсы. И прекрасные зелёные глаза…
- Я должен извиниться перед вами.
Не обращая на него внимания, она закинула рюкзак на плечо.
- Я, как правило, не обсуждаю с незнакомыми людьми свои гениталии. По крайней мере, стараюсь сперва представиться.
Эмма сдержала смешок. Было в нём что-то очень привлекательное. Наверное, из-за его акцента и килта она вдруг затосковала по родине. В Америку она приехала всего девять месяцев назад. Девушка подняла на него глаза, и сердце сжалось от его мягкой улыбки. Чёрт. Надо убираться.
Она вынула кол из-за пояса и бросила к остальным. Напряглась, ощущая его пристальный взгляд каждой клеточкой тела. Инстинкт требовал уйти, но любопытство пересилило. Кто этот мужчина? И зачем ему меч?
- Я так понимаю, вы приехали в город на парад?
Он немного подумал.
-Я приехал сегодня.
Уклончивый ответ.
- Праздновать или по делам?
Уголок его рта пополз вверх.
- Интересуешься мной, девочка?
Она пожала плечами.
- Это профессиональное. Я работаю в правоохранительных органах, потому и спрашиваю, для чего вам холодное оружие.
Его улыбка стала шире.
- Хочешь попробовать отнять?
Эмма вздёрнула подбородок.
- Будьте уверены, отниму, если потребуется!
- Интересно, как? - Он кивнул на её рюкзак. – Воспользуешься зубочистками?
Про колья она объяснять не собиралась. Поэтому сложила руки на груди и сменила тему.
- Как вы пронесли меч в самолёт? И через таможню?
Он скопировал её позу и тоже скрестил руки на груди.
- Почему ты бродишь в парке совсем одна?
Эмма дернула плечом.
- Люблю пробежки. Ваша очередь отвечать.
- Тебе не говорили, что бегать с заточенными кольями опасно?
- Они нужны для защиты. Вы всё еще не ответили. Зачем вам меч?
- Он нужен мне для защиты. Извращенцев отгонять.
- Он бы и от громкого чиха пятками засверкал.
Шотландец усмехнулся.
- Думаю, ты права.
Эмма прикусила губу, чтобы не улыбнуться в ответ. Чёртов красавчик одновременно раздражал и притягивал её. И упорно избегал ответа на вопрос.
- Вы собирались рассказать мне, почему бродите по Центральному Парку с мечом.
- Он называется клеймор. Люблю носить его с собой.
В голове тут же возникла картинка: обнаженный шотландец в постели с огромным орудием… и мечом.
- Не понимаю, для чего он вам. Мне кажется, вы вполне можете защищаться голыми руками.
- Как мило, что ты заметила.
Заметила?Да, и не только! Она успела мысленно раздеть его, и, если верить хитрому блеску зелёных глаз, этот плут догадался, что Эмме нравится об этом думать.
Она вновь метнула быстрый взгляд на его килт в голубую и зелёную клетку и вдруг заметила, что из гетры торчит рукоятка кинжала. Сердце заколотилось. Да он просто нашпигован всевозможным оружием. Может, обыскать его? Или перед этим вызвать «Скорую помощь»?
– А имя у вас есть?
- Есть.
Эмма вопросительно подняла брови, но он просто улыбнулся. Несносный человек.
- Дайте угадаю. Конан-Варвар?
Горец рассмеялся.
- Я Ангус.
Типичное имя для качка. Следовало догадаться!
- А фамилия?
- Тоже есть. - Он открыл кожаный мешок, висевший на поясе.
Эмма отступила на шаг, ожидая увидеть пистолет.
- Что там у вас?
Спорран выглядел изрядно поношенным, как если бы им часто пользовались.
- Не волнуйся, девочка. Просто ищу визитную карточку. – Он достал металлическую флягу, которую она уже видела раньше, чтобы искать было удобнее.
Эмма ждала, скрестив руки.
- Всегда, когда что-то ищешь, оно обнаруживается на самом дне. У меня с сумочкой та же история.
Мужчина бросил на неё раздражённый взгляд.
- Это не сумочка, а добрая мужская традиция в Шотландии.
Ага! Нашлось его слабое место. Эмма невинно захлопала ресницами.
– А по мне, так сумочка и есть.
Он скрипнул зубами.
- Это - спорран.
Она закусила губу, чтобы не улыбнуться. Неудивительно, что этот парень ей так нравится. С ним весело. Она уже и не помнила, когда последний раз радовалась или флиртовала. Вся её жизнь была подчинена работе, к которой Эмма относилась весьма серьёзно. Ведь враг не знает пощады.
- Так что вы там носите? Кроме виски? Печенье или вчерашний хаггис(5)?
- Очень смешно, – проворчал он, хотя губы изогнулись в улыбке. – Чтоб ты знала, у меня тут мобильник, рулон сверхпрочного скотча…
- Скотча?
Он поднял бровь.
- Не шути с мужчиной, у которого при себе сверхпрочный скотч. Им очень удобно связывать руки и ноги.
- Зачем вам кого-то связывать? –Эмма послала ему сочувственный взгляд. - О, бедный малыш. Трудновато добиться от девушки взаимности в наши дни.
Ангус улыбнулся.
- Еще им удобно заклеивать нахалкам рты. - Взгляд скользнул по её лицу к губам. И задержался на них. Улыбка угасла.
Сердце Эммы пропустило удар. Он вновь посмотрел ей в глаза, и от его пристального взгляда у неё перехватило дыхание. По телу прошла волна дрожи. Даже пальцы на ногах поджались.
В тёмно-зелёных глазах отражалось не просто вожделение. В них светился острый ум. Эмма вдруг поняла, что он совершенно трезв. Он замечал гораздо больше, чем те мужчины, которые встречались ей раньше. Она внезапно ощутила себя обнажённой, совсем как тот эксгибиционист.
Горец подошел ближе.
- А тебя как зовут?
Имя? О боже, от его взгляда сердце забилось, как бешеное, но кровь, казалось, совсем перестала поступать к голове. Добавь угля в топку, шотландец.
– Я-я … Эмма... – В целях безопасности она решила ограничиться именем. Как он.
- Рад познакомиться с тобой. – С легким кивком Ангус протянул помятую визитную карточку.
Луна вновь скрылась за облаками, и Эмма не смогла разобрать мелкий шрифт.
- У вас случайно фонарика в спорране не найдётся?
- Не-а. Я очень хорошо вижу в темноте. - Он кивнул на карточку. – У меня небольшая охранная компания.
- Ого. – Она убрала визитку в карман штанов, чтобы рассмотреть её позже. – Так вы - профессиональный телохранитель?
- А что, нужен? Одинокой девушке, гуляющей по ночам в парке, охрана не помешает.
- Я в состоянии о себе позаботиться. - Она похлопала по рюкзаку с кольями. Ангус нахмурился.
- У тебя несколько необычный способ защиты.
- У вас тоже. Как вы защитите клиента, если кто-то прицелится в него из пистолета? Без обид, но ваш клеймор немного устарел.
Он надменно на неё взглянул.
- У меня есть кое-какие способности.
Ещё бы. В горле тут же пересохло. Он подошёл ближе.
- Я могу задать тот же вопрос. Какимобразом тебя защитит деревянная палочка от того, у кого пистолет... или меч?
Эмма с трудом сглотнула.
- Вы бросаете мне вызов?
- Нет, что ты. Мы в неравных условиях.
Снова типичное мужское высокомерие.
- Вы недооцениваете меня.
Ангус разглядывал её, склонив голову на бок.
- Вероятно. Можно взглянуть на одну из твоих палочек?
Эмма заколебалась.
- Ладно, хорошо. – Пошарив в рюкзаке, она передала ему колышек. В случае, если он что-нибудь себе надумает, можно будет мгновенно выбить его из руки. Ангус внимательно его рассматривал, зажав в кулаке.
- Не кол, а жалкое подобие.
- Ничего подобного! Я с успехом… - Она вздрогнула. Мошенник заставил рассказать её слишком много. – Мне кажется, они очень эффективны.
- Как это? - Он провёл пальцем по всей длине до острия.
- Они достаточно острые, чтобы использовать их как оружие.
Сдвинув брови, он покатал колышек в ладони.
– Здесь что-то написано.
- Ничего. - Она протянула руку, но он отстранился. Его глаза округлились от удивления.
- «Мама»?
Эмма дёрнулась. Он действительно неплохо видит в темноте. Теперь он смотрел на неё пристально. Она схватила кол. Ангус сжал его крепче.Она потянула, но он не отпускал.
- Зачем ты написала на нём «мама»? – шепотом спросил он.
- Не ваше дело. - Она отняла деревяшку и убрала обратно в рюкзак.
- Ах, девочка. – Мягкий, полный сострадания голос.
В ней вспыхнул гнев. Кто дал ему право тревожить ее раны? Нечего лезть в душу.
- Вы не имеете никакого права….
- Ты не имеешь никакого права подвергать себя опасности, - жестко прервал Ангус. - Разгуливаешь тут по парку, вооружённая парой палок. Это безрассудство! Наверняка есть люди, которые очень тебя любят. Им бы не понравилось, что ты такрискуешь.
- Не смейте! – Она наставила на него указательный палец. – Хватит нотаций. Вы ничего обо мне не знаете.
- Я бы хотел узнать.
- Нет! Никто меня не остановит. – Эмма развернулась на каблуках и зашагала по дорожке. Чёрт его побери. Да, были люди, которые очень её любили. Но все они мертвы.
- Эмма, - окликнул ее шотландец. - Если будешь здесь завтра, я тебя найду!
- И не надейся, - крикнула она, не оглядываясь.
Гнев усиливался с каждым шагом. Будь ты проклят! Она имеет полное мстить за своих родителей! Надо было показать ему, что она не рохля. А еще лучше - разоружить и скрутить ему руки его чертовым скотчем. Она замедлила шаги, борясь с соблазном вернуться и преподать ему урок.
Эмма оглянулась. Дорожка была пуста. Куда же он делся? Ангус не похож на того, кто сбегает, поджав хвост. Она медленно обвела пространство взглядом. Никого. Под деревьями пусто. Прохладный ветерок бросил ей прядь волос в лицо. Эмма откинула её назад и прислушалась. Раскинула ментальные щупальца в поисках чьих-нибудь мыслей.
Вдруг её пробрал озноб. Эмма застегнула короткую куртку и подняла воротник. Желудок сжался в предчувствии тревоги. Мыслей она не уловила, но явственно ощутила чьё-то присутствие. Кто-то за ней наблюдает.
Она нашарила в рюкзаке кол. Хорошо хоть, этот кто-то один. Ангус? Кто же он такой? Надо будет проверить, как только доберётся до дома.
До выхода из парка было совсем недалеко. Она перешла через каменный мост и зашагала вдоль пруда. Шотландец её запутал. Вне всякого сомнения, ослепительно красив и сексуален. И болтать с ним ей понравилось, пока он вдруг не начал отчитывать её, как двухлетнего ребенка. Что на него нашло? Как только кол оказался у него в руках, Ангус стал грубым и заносчивым. С чего бы мужчина с огромным мечом так напрягся при виде деревянной палки?
Эмма резко остановилась. Боже, нет!
Сердце грохотало в груди. Нет, только не он. Ангус не может быть вампиром. Или может? Она повернулась, осматривая округу. Даже проверила поверхность пруда, как будто он мог появиться из воды и подлететь к ней.
Спокойно! Парень не вампир. Она бы поняла. Почувствовала бы это. Он бы напал. А не читал бы ей лекцию о безопасности. От него пахло виски. Какой вампир будет пить что-то, кроме крови? А он пил из серебряной фляги. Были отдельные сообщения, что серебро обжигало им кожу.
Вот дерьмо! Несколько месяцев назад - она тогда только приехала в Штаты - ей попался отчет о событиях прошлого лета, когда Отдел засек в Центральном Парке дочь шефа Вэллана с несколькими вампирами. Большинство одеты в килты. Вампиры-шотландцы. Все вооружены мечами. Фляга Ангуса казалась серебряной, но это не значит, что она на само деле из серебра. Это могла быть полированная сталь или олово.
О, Боже. Возможно, он действительно вампир.
Проклятье! Следовало убить его, пока был шанс. Эмма дошладо углового выхода из парка и взбежала по ступенькам на Пятую Авеню. Проклятье, Ангус видел ее колья! Теперь он знает, что она – охотница. И наверняка сообщит об этом остальным вампирам.
Она остановилась и подняла руку, чтобы поймать такси. Автомобили проносились мимо. Сигналы клаксонов затихали вдали. Зацокали копыта лошади, запряженной в открытую коляску. Звуки вокруг будто стихли, когда Эмма осознала истину целиком.
Ангус догадался, кто она. Её тайной ночной охоте на вампиров пришёл конец. Они захотят возмездия. Её смерти. Что ж, видимо, месть за родителей переходит на новый уровень. Ей объявлена война.
___________
5 Хаггис - (англ. Haggis) - национальное шотландское блюдо из бараньих потрохов (сердца, печени и легких), порубленных с луком, толокном, салом, приправами и солью и сваренных в бараньем желудке.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:01 - 01 Фев 2016 00:23 #4 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Кассиопея
Глава 3
К чертям всё. Он капитально облажался.
Ангус смотрел, как Эмма твёрдым быстрым шагом переходит мост. Вместо того чтобы убедить её остановиться, он только сильнее укрепил её решимость. Правильно говорят Роман и Жан-Люк. Он слишком вспыльчивый. Но, чёрт возьми, его здорово взбесило то, что такая милая и молодая девушка подвергает себя опасности. Он подозревал, что Эмма мстила не только за погибших в Центральном Парке. Она мстила за свою мать. Понятно, откуда такой агрессивный настрой, но даже, если и так, это самоубийство. Глупость и безрассудство с её стороны. Хотя Эмма Уоллес показалась ему какой угодно, только не глупой и безрассудной.
Напротив, она находчивая, сообразительная. С её парапсихологическими способностями легко можно было обнаружить его присутствие, хотя ему удалось скрыть от неё свои мысли и местонахождение. Раньше при общении со смертными этого не требовалось, что лишний раз подтверждает, её необычность. Он надеялся, что сможет переубедить её, но вряд ли будет легко сломить такое упрямство. Может, даже придётся прижать её к стенке, чтобы заставить прислушаться.
Он представил, как придавит её всем телом, и в паху тут же потяжелело. Твою мать! Ангус взглянул на спорран, который теперь висел кривовато. В таком виде к Роману нельзя - шуток не оберёшься ближайшее столетие.
Он проследил за Эммой до Пятой авеню.Он шёл по улице абсолютно бесшумно, держась на достаточно большом расстоянии, но так, чтобы не терять её из виду суперзрением. Она пыталась поймать такси и выглядела при этом встревоженной. Хорошо. Пора ей понять, что она играет с огнём.
Надо действовать. Если кровопийцы из Подполья застанут её на месте преступления, то убьют без всякого сожаления. Смертные для них– всего лишь источник пищи, вроде скота. Вампиры от природы быстрее и сильнее, так что девушка обречена. Если он её не остановит.
Эмма нырнула на заднее сидение автомобиля красивым аккуратным движением. Какая она хорошенькая. И удивительная. Три убийства прошлым летом и ещё одно этой весной. Она – беспощадный маленький воин. Вот бы направить этот пыл в другое русло…
Пульсация в паху усилилась. Проклятье. Ему почти пятьсот лет, а он как сексуально озабоченный подросток. Ангусне знал, раздражаться ему или радоваться. Уже очень давно он не чувствовал возбуждения, он даже начал подозревать, что живого в нём почти не осталось, учитывая обстоятельства, это вполне реально.
Он вздохнул и направился в Верхний Ист-Сайд к дому Романа. Телепортироваться было бы быстрее, но Ангусу хотелось подумать и остыть, чтобы выпуклость под килтом исчезла.
Почему у него не бывает такой реакции на женщин-вампиров? Среди них немало доступных. Есть, в конце концов, собственный гарем. Все красивые, но в то же время требовательные, тщеславные, при этом беспомощные и плаксивые. Эмма совсем не такая. Умная, независимая и храбрая. Эти качества Ангус больше всего уважал и в мужчинах. К тому же, она - воин.
Он вдруг с удивлением понял, что они с ней очень похожи. Хотя нет. Эмма значительно младше. И намного более живая. И у неё очень красивое женственное тело.
Но девушка привлекала не только физически. Она бесстрашна, как и он, готова сражаться даже в пугающей темноте ночи. И тоже защищает невинных. За их очевидными различиями скрывается родство душ. Если бы Ангусу удалось убедить её в этом, они бы стали союзниками, а не врагами.
Он свернул на нужную улицу и подошёл к дому. Свет в окнах не горит: гарем Романа съехал, а сам глава ковена теперь живет со своей смертной женой в Уайт Плейнс. Остались только Коннор и два телохранителя. Иэн сторожит особняк, а Дуган приглядывает за «Роматек».
Наведываясь в Нью-Йорк, Ангус всегда останавливался у Романа: на окнах спален были установлены алюминиевые ставни для защиты от солнца в дневное время. Парни тоже надежные - сотрудники его собственной фирмы «МакКей: охрана и частный сыск».
Эмма Уоллес, конечно, проверит его компанию, как только прочитает визитку. Скорее всего, вычислит, что он не смертный. Это Ангуса не волновало: он не хотел, чтобы между ними были секреты, ему было нужно её доверие.
Понятное дело, МакКей тоже собирался узнать всю подноготную Эммы. Информация поможет её обыграть. Психологическая война. Он привык воевать открыто, но в данном случае противник необычный. Нельзя же просто стукнуть её клеймором по голове. Надо действовать аккуратнее… возможно, соблазнить её.
Ангус улыбнулся. Начнём сражение.
Поднимаясь по лестнице, он огляделся по сторонам. Улица была пустынной и тихой. Отличная возможность проверить сигнализацию, установленную несколько месяцев назад. С тех пор, как Роман телепортировался прямо в убежище русского ковена, Ангус волновался, что те могут предпринять ответную попытку.
Ещё раз убедившись, что вокруг никого, он перенёсся в тёмное фойе. Как только тело полностью материализовалось, сработала система оповещения, настроенная на такую частоту, что услышать могли только собаки и вампиры.
Тут же распахнулась дверь кухни, и на запредельной скорости к нему кинулась фигура. Размытое пятно остановилось, оказавшись Иэном. Килт скрутился вокруг бёдер, кинжал в руке был направлен на горло Ангуса.
- О, это ты. - Он убрал оружие в ножны, спрятанные в рукаве. - Я чуть тебя не выпотрошил.
Агнус похлопал юношу по спине:
- Ты, парень, быстр, как всегда. Рад тебя видеть. - Он прошёл к щитку у двери и перевёл сигнализацию в дежурный режим. - Если бы ты сидел у монитора, то увидел бы, что я поднимаюсь. Тогда моё появление не застало б тебя врасплох.
Иэн опустил голову, всем своим видом выражая смущение:
- Я был на кухне. У нас гости.
- Кто? – Ангус прошёл мимо главной лестницы в кухню. Из-под двери пробивалась полоска света. Он перешагнул порог и увидел за кухонным столом Грегори, который пил «Криски» из бутылки.
Ангус прошёл внутрь.
- Почему ты здесь и отвлекаешь Иэна от его обязанностей? Ты же должен быть в «Роматек».
Грегори скорчил рожу:
- Да ты само дружелюбие. Роман ждёт, что я представлю ему отчёт об истребителе вампиров, но вы с Коннором так и не вернулись. Кроме того, я хотел оказать тебе услугу – вернуть вот это.
Ангус взял у него бутылку и поднял, чтобы посмотреть на свет:
- Да ты её ополовинил, чёртов кровосос!
Грегори осклабился:
- Кровосос. Правильно. В«Криски» кровь пополам с виски. Это ты так шутишь. – Но улыбка исчезла, когда он понял, что Ангус продолжает сверлить его сердитым взглядом, - Ладно, я немного выпил. Однако предпочитаю думать, что бутылка наполовину полная, а не пустая.
Вошёл Иэн. Грегори махнул рукой в его сторону.
- Он тоже пил.
Ангус перевёл на того вопросительный взгляд.
- Всего пару капель, – защищаясь, проговорил Иэн. - Я же знаю, что нахожусь на посту.
- Ты чертовски прав. - Ангус прикусил губу, чтобы не улыбнуться. Новое изобретение Романа для «Смешанной кухни» явно набирает популярность. – Можешь позвонить Коннору и сказать ему, что я здесь? – Он кивком указала Иэну на дверь.
- Конечно. - Тот взял с кухонной стойки мобильный телефон и вышел обратно в фойе.
- Ну что, громила, готов доложить? – Грегори сгорбился на своем стуле. – Нашёл охотника? Это и правда, одна из тех знойных красоток? – Он поиграл бровями.
Ангус сверкнул глазами в ответ.
- Согласен простить тебе «Криски», если скажешь, что с младенцем Романа?
- С кем? Sprechen Sie(6) по-английски, приятель.
- С ребёнком. Я хочу знать, что происходит.
- А. – Грегори перестал скалиться, подался вперёд и поставил локти на стол. - Ну, это типа личное.
- Твои яйца – тоже личное, парень. Хочешь, чтобы они остались при тебе – говори, в чём дело.
- Ого! – Грегори недоверчиво на него уставился, - Мужик, завязывай со стероидами(7).
- Мне они не нужны. Я от природы агрессивный ублюдок.
- Я заметил, - прищурился Грегори. – Ты не сделал красотке больно, а?
Ангус улыбнулся. Он начинал понимать, почему молоденький вампир так нравится Роману.
- Сделаем так. Ты мне говоришь, что с ребёнком, а я тебе рассказываю про красотку.
Грегори медленно кивнул.
- Договорились. – Он показал на стул.
Ангус положил свой клеймор на стол и сел.
- Малыш в опасности?
- Мы не знаем. Доктор говорит, что он здоров.
- Это мальчик?
Грегори улыбнулся:
- Ты бы видел лицо Романа, когда он мне об этом рассказывал. Такой гордый.
- Тогда в чём проблема? И не юли, парень. Я сразу пойму, и поверь, тебе не понравится, каков я в ярости.
Грегори закатил глаза:
- Очень страшно.
Ангус сдержал ухмылку, скрестил руки на груди и прищурился. Грегори вздохнул.
- Хорошо. Несколько месяцев назад Шенна говорила, что ребёнок вроде спит весь день, а по ночам кувыркается. Роман до смерти испугался.
Ангус поставил локти на стол рядом со своим мечом.
- Роман опасается, что ребёнок – вампир? Поэтому они наблюдаются у этого врача? Но разве они не воспользовались человеческой спермой?
- Воспользовались. Но он заменил ДНК донора своей.
- Получается, он будет отцом. Не вижу проблемы. - Ангус обернулся на открывшуюся дверь кухни. Пришли Коннор с Иэном.
- Надеюсь, тебе повезло больше, чем мне, - Коннор достал бутылку синтетической крови из холодильника и поставил её в микроволновку. - Я прочёсывал северную половину Центрального Парка всю ночь, но не видел никого, кроме нескольких парочек, занимающихся любовью.
- Проклятье! – Грегори ударил кулаком по столу. – Так и знал, что надо было идти с вами.
В комнате стало очень тихо, если не считать звука работающей микроволновки. Все трое пристально и в полном молчании смотрели Грегори, пока тот не покраснел и не заёрзал беспокойно на стуле:
- Думаю, мне надо найти себе подружку.
- Да всем нам надо, – пробормотал Иэн.
Микроволновка пискнула, Коннор достал свою бутылку.
- Прежде чем мы начнем оплакивать нашу почившую с миром личную жизнь, я хотел бы спросить про охотника. Ты нашёл её, Ангус?
- Её? – переспросил Иэн.
- Ага, нашёл. – Ангус кивнул в сторону Грегори. – Но сначала он мне расскажет о ребёнке Романа.
Грегори послал Коннору виноватый взгляд.
- Он отказался говорить, пока я не выложу карты на стол.
Коннор недовольно поморщился и отпил из бутылки.
- Роман не хотел об этом распространяться.
Ангус заскрипел зубами.
- Ты считаешь, я не смогу сохранить его секрет? Я, Коннор, знаю больше тайн, чем ты можешь себе представить. И надо ли напоминать, что ты на меня работаешь?
- Верно, но моя работа заключается в том, чтобы защищать Романа, что я и делаю.
- Объясни, в чём дело, - повторил Ангус.
Тот со вздохом облокотился о кухонную стойку.
- Когда Шенна забеременела, Роман провёл небольшое исследование, чтобы узнать, может ли он снова стать смертным.
Ангус кивнул.
- Он делал это с Дарси Ньюхарт. И что с того?
- Роман выяснил, что успех возможен только при наличии у вампира его ДНК с того времени, когда он ещё был смертным, – продолжал Коннор. - В нашей же ДНК Роман наткнулся на нечто… странное. К тому времени Шенна уже забеременела.
- К чему ты ведёшь? – требовательно спросил Ангус.
Коннор сделал ещё один большой глоток:
- Генетически мы изменились. Мутация точечная, но тем не менее, мы уже не те, какими были при жизни.
Ангус с трудом проглотил комок в горле.
- Ребёнок Романа…
- Может быть таким же,– договорил за него Коннор. – А мы не совсем люди.
По спине Ангуса пробежал озноб. Не люди? Неудивительно, что Роман нервничает. Каким будет малыш? Тоже не человеком. Твою мать!
- Ты в порядке? – мягко спросил Коннор.
- Ага. - Только вот Грегори барабанил пальцами по столу, и звук очень раздражал Ангуса. Уже не человек. Как он сможет убедить Эмму в своих добрых намерениях, если он даже не человек? Он сжал кулаки, ему вдруг страстно захотелось кому-нибудь врезать. Например, Грегори.
- Шенна знает?
- Знает, - ответил Коннор. - Но Роман говорит, что её это не беспокоит. Она любит Романа и будет любить ребёнка несмотря ни на что.
- Уникальная женщина. - Ангус хмуро посмотрел на Грегори, молча предлагая ему заткнуться. Сработало. Грегори наклонился вперёд.
- Можете в это поверить? Мы - кучка мутантов! Как черепашки-ниндзя.
Ангус моргнул:
- Мы… Мы… черепахи?
Грегори рассмеялся. Иэн замотал головой, ухмыляясь. Коннор фыркнул.
- Не-а. У нас ДНК вампиров. Не черепашек.
- Купился! – Грегори откинулся, смеясь, на стуле. - Испугался, да?
Ангус угрожающе прищурился.
- Коннор, если ты не прикончишь нашего птенчика, это сделаю я. Парень просто умоляет об этом.
Иэн прикрыл рот, пряча ухмылку. Коннор со скучающим видом скрестил руки на груди. Грегори вытер глаза.
- Ты не можешь меня убить. Я глава отдела маркетинга «Роматек».
Ангус изогнул бровь.
- Хочешь сказать, что приносишь пользу?
- Ещё какую. Толкаю «Смешанную кухню» Романа. Видел рекламу на Вампирском ТВ? – гордо улыбнулся Грегори. – Это я делал ролики.
Ангус плавным движением вынул из ножен на голени кинжал и начал рассматривать его опасно острое лезвие.
- Я редко смотрю телевизор. Убийства отнимают кучу времени.
Улыбка Грегори дрогнула.
- Тьфу, мужик. Заведи себе хобби. Купи новую юбку. Научись радоваться жизни.
Ангус мрачно улыбнулся:
- Радость мне приносит работа, и чем больше крови, тем лучше. – Он кинул взгляд на Коннора, - Хочешь, поделюсь удовольствием, или мне заняться лично?
Губы Коннора дёрнулись. Грегори вскочил на ноги.
- Вы ничего не можете мне сделать. Я нужен Роману, чтобы продавать его продукцию.
- Думаешь, если не будет рекламы, вампиры перестанут покупать его товар и перейдут к конкурентам? – спросил Ангус.
Грегори нахмурился и потянул за узел галстука.
- Нет никаких конкурентов. Роман - единственный производитель синтетической крови.
- Ага. – Ангус провёл пальцем по лезвию. –Видишь ли, я все-таки смотрю телевизор и знаю, как сейчас называют таких как ты. Расходный материал.
Парень вытаращил глаза.
- Ты не причинишь мне вреда. Роман меня любит.
Ангус склонил голову набок:
- Ты в этом уверен, малыш?
Коннорх мыкнул.
- Ангус, пошутили и хватит. Я хочу послушать про убийцу.
- Очень хорошо. - Ангус вложил кинжал в ножны. Он улыбнулся Коннору и Иэну, которые стояли, ухмыляясь. – Птенчика убьём позже.
- Чёрт. – Грегори сердито посмотрел на шотландцев. – У вас, ребята, ненормальное чувство юмора. – Он отодвинул меч Ангуса в сторону и присел на край стола. - Хотел бы я посмотреть, что могут ваши допотопные сабли против гранатомёта нашего охотника.
Ангус кивнул:
- У тебя будет право на последнее желание перед смертью.
- Ну, так ты был прав? – спросил Коннор. – Это Эмма Уоллес?
- Ага. Я наткнулся на неё, когда она шлялась по парку с рюкзаком, полным кольев.
- Ты уничтожил их? – просил Иэн.
- Не-а. – Ангус встал и убрал меч на спину. – Я проследил, чтобы она ушла из парка, сегодня она уже никого не убьёт.
- А завтра ночью? – Коннор подошёл и встал рядом. – Ты с ней поговорил? Уговорил бросить это занятие навсегда?
- Завтра я с ней увижусь, - Ангус толкнул кухонную дверь. - Скажи Роману, чтоб не волновался. Эмму Уоллес я беру на себя. - Он вышел, дверь закачалась после его ухода.
- Подожди, - Коннор проскочил в дверь и вышел за ним в фойе. – Что она за человек? Её будет легко убедить?
- Не-а, она очень серьёзно относится к своей работе. Упрямая. И гордая.
- Кого-то мне напоминает.
Ангус вопросительно приподнял бровь:
- Если ты хочешь сказать, что мы с ней похожи, то я это уже понял.
Коннор понизил голос:
- Тебе нужна помощь?
- Нет. - Ангус не заметил, что повысил голос, пока не поймал удивлённый взгляд Коннора. Он кашлянул. – Сам справлюсь.
- Я думаю, что ей будет легче поверить, если нашу версию событий ей расскажет не один человек.
- Нет, - Ангус положил руку на перила главной лестницы. Откуда вдруг этот собственнический инстинкт по отношению к Эмме Уоллес? Может, гордость мешает ему признать, что она более сильный соперник, чем ему казалось сначала? Или что-то еще? – Я разберусь с этим. Сам.
Коннор склонил голову на бок.
- Как пожелаешь.
Ангус поднялся до середины изогнутой лестницы, откуда было видно площадку каждого этажа. Телепортироваться на пятый было бы быстрее.
- Она хорошенькая, - прошептал за его спиной Коннор.
Ангус развернулся и уставился на друга, во взгляде Коннора светилось понимание. Твою мать! Он опять посмотрел на площадку пятого этажа.
- Роман не будет против, если я воспользуюсь его кабинетом?
- Нет. Хочешь проверить мисс Уоллес?
- Да. Если узнаю, что побуждает её истреблять вампиров, и смогу устранить мотив, то…
- Она прекратит убивать, - закончил фразу Коннор. – Хороший план.
- Я надеюсь превратить её в союзника.
Коннор подошёл ближе. По лицу было видно, что его одолевают сомнения:
- От охотника на вампиров до союзника долгий путь.
- Мы привлекли на нашу сторону Остина Эриксона.
- Но он не был убеждённым охотником. Мисс Уоллес убила уже четырёх наших, и это только те, о которых мы точно знаем. Она намного опаснее Остина.
- Да, задача непростая, но заруби себе на носу, - Ангус вскинул голову, - я не проиграю.
Коннор кивнул и отступил.
- Тогда спокойной ночи.
- Спокойной ночи. – Ангус перенёсся на пятый этаж и пошёл в кабинет Романа. Пока загружался компьютер, он вынул бутылку синтетической крови из мини-холодильника. Первая группа, как у Эммы. Некоторые считали, что у этой группы вкус слишком пресный для тонких ценителей, но Ангус всегда предпочитал простую пищу. Он подогрел кровь в микроволновке, достал и вдохнул свежий, богатый аромат. Пахнет Эммой. Она – крепкий орешек. Ему как раз по зубам.
Отпивая из стакана, он вернулся к столу. К тому времени, когда они встретятся следующей ночью, у него будет вся нужная информация. Он с нетерпением ждал, когда они схлестнутся по-настоящему.
***
Эмма положила рюкзак с кольями на стол и залезла в холодильник в поисках завтрака. Или ужина. Или как там называется приём пищи после ночной смены. Когда она открывала дверцу, в животе заурчало от голода.
- Отлично, - буркнула она, обнаружив одинокую маленькую упаковку низкокалорийного йогурта и пакет с увядшим листовым салатом. Забыла зайти в магазин на обратном пути. Всё из-за этого шотландца. Из-за Ангуса. Она всю дорогу мучилась вопросом, вампир он или нет.
Эмма вздохнула и достала йогурт. Может, она принимает всё слишком близко к сердцу? Ангус - обычный парень. Да, конечно. Девушка оторвала крышечку из фольги и зачерпнула йогурт ложкой. Какой угодно, только не обычный. Умный, привлекательный, почти предел мечтаний, но смертный ли он? Она обернулась на входную дверь.
Закрыта на три засова, лампочка сигнализации мигает. Тем не менее, вампир может телепортироваться куда угодно.
В её крошечной квартирке в Сохо кухню от гостиной отделяет пять шагов. Эмма поставила стаканчик на кофейный столик и прошла к окну, чтобы выглянуть на улицу. Скоро рассвет, и она снова будет в безопасности в течение всего дня. Снаружи было пусто если не считать ряда припаркованных автомобилей и нескольких ранних прохожих с собаками. Животные справляли нужду под деревьями, пока их сонные хозяева стояли рядом в ожидании: в одной руке пластиковый стаканчик с кофе, в другой – пакет, чтобы убрать за питомцем. Эмма задёрнула шторы и направилась к ярко-красному креслу. Может, завести собаку? Хоть не будет так одиноко. Тяжело строить отношения, имея работу, которую ни с кем нельзя обсуждать, и секреты, которыми нельзя поделиться. К несчастью, её уже раскрыли. Если Ангус вампир, то, конечно, догадался, для чего именно ей колья. Другой вопрос – выдаст ли МакКей её секрет остальным?
Она достала его визитку из кармана. Белая карточка с гербом клана в верхнем левом углу. Сине-зелёная шотландская клетка, точно как килт, который носил Ангус. Его имя было напечатано под названием фирмы и адресами офисов в Лондоне и Эдинбурге. «Охрана и частный сыск»? Что-то знакомое. Она разложила на кофейном столике ноутбук и запросила доступ к документам с работы. Появилась эмблема Отдела. Эмма запустила поиск по названию компании Ангуса. В ожидании результатов она сунула в рот ложку йогурта.
Если офисы в Лондоне и Эдинбурге, что он делает в Нью-Йорке? Поиск закончился. Компания Ангуса МакКея обеспечивает безопасность «Роматек Индастриз».
Йогурт застрял в горле. Это, конечно, ещё не твёрдое доказательство того, что Ангус вампир, но он очевидно на стороне врага. «Роматек» управляет самый могущественный и богатый кровопийца на Восточном побережье - Роман Драганести. Начальник Эммы, Шон Веллан, собрал на него огромный компромат. Глава ковена Восточного побережья, изобретатель и единственный производитель синтетической крови. И зять самого Шона.
Её начальник использовал всё время и силы подразделения, пытаясь отыскать и освободить дочь. Эмма не соглашалась, что это дело настолько важно, но не спорила. Молча делала свою работу в офисе, а по ночам выходила на охоту. Истребление вампиров – вот задача первостепенной важности. Для того она и вступила в Отдел.
Шон подошёл к сбору информации серьёзно. Эмме же нужно было знать только одно – является подозреваемый вампиром или нет. Если да, его необходимо убить.
В браузере Эмма набрала адрес сайта с визитки Ангуса. На экране появилась домашняя страничка фирмы. Под названием компании мелким шрифтом значилось: «Основана в 1927 году». Внизу список адресов в Лондоне и Эдинбурге и предупреждение: «Консультации только по предварительной договоренности». И электронная почта.
Эмма щёлкнула на неё и вышла на список получателей в головном офисе компании. Она набрала коротенький текст: «АнгусуМакКею. Хотела спросить, живой ты или мёртвый».
И заколебалась, отсылать или нет? Вдруг он ответит? От этой мысли участился пульс. Эмма нажала «отправить». И вздрогнула. Ни к чему общаться с врагами. Хотя насчёт Ангуса она не уверена. Веб-сайт ничем не помог, он состоял всего из одной страницы. Шотландец явно не собирался ничего о себе сообщать.
Эмма взяла сотовый. Если повезёт, прежний начальник - трудоголик из МИ-6 ещё на работе. Он любил повторять, что у террористов не бывает выходных, и ему они тоже не нужны. Она набрала номер. Два гудка. Три. Она съела ещё ложку йогурта.
- Робертсон.
Эмма быстро сглотнула:
- Брайан, это Эмма.
- Эмма, дорогая. Как ты? Янки тебя не обижают?
- Нет. Спасибо, всё хорошо. Я... Хотела спросить, что ты знаешь об одной компании, у них офисы в Лондоне и Эдинбурге. Называется «МакКей: охрана и частный сыск».
- Сейчас посмотрю. Подожди минутку.
Эмма ждала и ела йогурт. Над каким делом работает Ангус? Вряд ли что-то сверхсекретное. Трудно затеряться в толпе в килте и с клеймором наперевес. Даже странно, что за ним не таскается толпой половина женского населения Манхэттена, горячо молясь, чтобы неожиданно налетел ветер.
Мама всегда требовала, чтобы отец надевал под килт чёрное нижнее белье. А тот вечно дразнил её в ответ, что забыл, и мама тащила его в спальню проверять. Проверка, как правило, продолжалась час, а то и больше. Эмма улыбнулась. Только когда ей исполнилось тринадцать, она поняла, чем они так долго занимались.
- Эмма? –воспоминания прервал голос Брайана.
- Да, я слушаю.
- Фирма «МакКей: охрана и частный сыск» была основана в 1927 году Ангусом МакКеем Третьим. В 1960 году ею управлял Александр МакКей. Его сменил Ангус МакКей Четвертый в 1995 году.
- Понятно. – Значит, Ангус внук основателя, Ангуса Третьего. А может… Он и был всеми тремя. – Есть их фотографии?
- Нет. Информации мало, - продолжил Брайан. – Никакой рекламы. Даже в телефонном справочнике их нет.
- Странно.
- Ну, мне кажется, МакКей в этом бизнесе так долго, что у них достаточно солидная клиентура. А вот кое-что интересное.
- Что?
- Во время Второй Мировой компания выполняла секретные поручения. Ангуса Третьего даже произвели в рыцари.
Эмма моргнула:
- Правда? Интересно, что они делали такого, чего не могли вооруженные силы?
- Не знаю. И, похоже, что Ангус Четвертый оказывал кое-какие услуги лично королеве.
- Ты шутишь? Например? – Последовала пауза, во время которой слышалось только неразборчивое ворчание бывшего начальника.
- Вот чёрт. Данные уничтожены.
Эмма поднялась и начала мерить шагами маленькую гостиную. Чем больше она узнавала об Ангусе, тем больше запутывалась. Он не был похож на врага.
- Значит, его компания шпионила на наше правительство и королеву.
- Именно. А еще… твою мать. У Ангуса МакКея уровень допуска девять. Такой же, как у меня.
И намного выше, чем когда-либо был у Эммы.
- Неслыханно. Он же гражданский.
- Думаю, это как-то связано с его работой на корону. В любом случае, он пользуется большим доверием. Что ты о нём знаешь?
Кроме того, что ей хочется посмотреть на него без одежды?
- Немногое.
Она должна была бы почувствовать облегчение, узнав, что он заслуживает доверия. Бога ради, на него полагалась сама королева. Но Ангус, будь он неладен, охраняет самого могущественного вампира на Восточном побережье. Кто справится с этим лучше, чем другой вампир? Очень возможно, МакКей такой и есть.
Эмма присела на краешек дивана.
- Есть список его клиентов?
- Посмотрим. Он обеспечивает безопасность нескольких членов Парламента, каких-то шишек с БиБиСи и одного модельера из Парижа.
Вряд ли эти клиенты вампиры. Так все-таки человек или нет? Плохо, что она так и не знает наверняка.
- Спасибо, Брайан. Ты очень помог.
Эмма нажала отбой и положила телефон рядом. Походила из угла в угол. Может Ангус быть вампиром, если ему доверяет королева? Что это за задания, которые не могут выполнить агенты МИ-6 или МИ-15? Девушку передёрнуло. Вампир способен на то, что человеку не под силу.
Ноутбук звякнул уведомлением о новом письме. Эмма бросилась к столику. От Ангуса. Сердце ёкнуло. Она открыла сообщение.
«Дорогая мисс Уоллес, Ваше письмо мне переслали из моего лондонского офиса. Прошу Вас о встрече в Центральном Парке завтра вечером в восемь на том же месте. Я отвечу на все Ваши вопросы».
И всё. Очень по-деловому. Эмма была… почти разочарована. А чего она ждала? Игривой пикировки? С ним приятно разговаривать, но только пока не начнёт командовать.
Она всё сидела и смотрела на письмо. Потом напечатала: «Я приду. И надену штаны, раз Вы их не носите. Не забудьте сумочку».
Нажала кнопку «отправить». Потом вскочила со стула и снова стала ходить по комнате. Что она творит, зачем заигрывает с возможным вампиром? Есть ли у вампиров вообще чувство юмора? Хотя Ангус шутил тогда в парке.
Опять письмо. Уже ответил? Эмма подбежала к креслу и открыла почту.
«Я оставлю спорран дома, если ты придёшь без штанов».
Дыхание перехватило. Что за человек! Она, было, рассмеялась, но резко замолчала. Он может и не быть человеком. Он может оказаться врагом.
Эмма откинулась на спинку дивана. Что за блажь – дразнить кровопийцу. Ну почему он такой привлекательный? Надо правильно расставить приоритеты и как следует подготовиться к следующей ночи. Обычно она убивала вампиров, когда удавалось застать их врасплох. С Ангусом у неё не будет такого преимущества. Нужно заманить его в… ловушку. Придумать, как его обезвредить.
Зазвонил мобильный, и Эмма дёрнулась от испуга. Неужели Ангус узнал её номер?
- Алло?
- Эмма, это Брайан. Я только что получил странный отчёт с сервера, думаю, ты должна быть в курсе.
Она выпрямилась.
- Да?
- Около десяти минут назад кто-то просматривал личные дела сотрудников. У него был соответствующий уровень доступа, однако, данные нигде не отобразились, потому сработала система слежения. Прежде чем соединение принудительно оборвалось, хакер успел скачать один файл. – Брайан прокашлялся. –И я подумал, что должен предупредить тебя.
По спине пробежал холодок.
- Какой именно файл?
- Твоё личное дело.
- Понятно. – Собственный голос прозвучал будто издалека. - Спасибо.
Эмма опустила телефон и сделала глубокий вдох, чтобы успокоить нервы. Значит, Ангус собирает о ней информацию. Теперь он узнает всё. Взгляд снова упал на открытое письмо. Если он вампир, следующая ночь станет для него последней.
И даже личная просьба королевы не спасёт его великолепную задницу.
___________
6 Sprechen Sie – Говорите … (нем.)
7 Стероиды (также анаболические стероиды) – группа препаратов-аналогов тестостерона. Применяются в медицине для лечения ряда заболеваний и в бодибилдинге для наращивания мышечной массы. Имеют множество побочных эффектов, в том числе повышают агрессивность во время приёма.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:03 - 01 Фев 2016 00:21 #5 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Кассиопея

Глава 4
Без двадцати восемь в Центральном парке Эмма прятала под опавшей листвой верёвку. Место было достаточно уединённое, можно не бояться, что в ловушку попадёт случайный прохожий. Они с Ангусом договорились встретиться неподалёку. Чтобы ему было легче её заметить, Эмма надела красный свитер и чёрные джинсы. Сунула рюкзак под ближайший куст рододендрона, четыре колышка закрепила на поясе.
Без пятнадцати. Интересно, он не опоздает? Время тянулось невыносимо медленно. Каково это – жить вечно в ночи? Уметь мгновенно телепортироваться куда угодно? Понятно, почему вампиры считают себя высшими существами. Ещё бы, с такими-то суперспособностями. С другой стороны, серийные убийцы тоже думают, что они избранные.
Вампиры и есть серийные убийцы. Просто их труднее уничтожить. Единственный положительный момент – они уже мертвы, так что не надо ждать, когда медленная машина правосудия наконец воздаст им по заслугам. Никакой отсрочки наказания. Поймала – прикончила на месте.
Без десяти. Эмма ходила кругами вокруг дуба, к которому была привязана верёвка. Нельзя останавливаться, нужно, чтобы мышцы оставались разогретыми, иначе, когда появится Ангус, она не сможет отреагировать молниеносно. Сегодня не будет времени любоваться на него в килте или наслаждаться интересной беседой. Нынешняя комбинация – двухходовая. Выяснить статус - смертный или монстр. Если последнее – убить.
Сердце сжалось, когда она представила, как погаснут его ярко-зелёные глаза. Раньше она никогда не разговаривала с вампирами, прежде чем воткнуть в сердце кол. Тех четверых она застигла врасплох, когда они нападали на женщин. Зрелище было настолько омерзительным и пугающим, что Эмме не составило никакого труда свершить правосудие.
Почему-то Ангуса не получалось представить кровопийцей и насильником. В прошлый раз она заметила, что эксгибиционист ему противен. А как он распинался о том, что она попусту подвергает себя опасности! Разве вампиры так себя ведут? Боже, взмолилась Эмма, пусть он окажется человеком. Героем страны, внуком рыцаря и мужчиной мечты – храбрым благородным воином, который встанет с ней плечом к плечу в битве против немёртвых.
- Добрый вечер, мисс Уоллес.
Она развернулась на звук его глубокого голоса, но самого его едва смогла разглядеть в сумерках. Он стоял чуть поодаль. Сердце пустилось вскачь. Какой же он красивый. И опасный.
Ангус шагнул ей навстречу, и килт обвился вокруг его бёдер.
- Спасибо, что пришли. Нам надо поговорить.
- Надо, - согласилась она, поднимая ментальный щит. Если он вампир, то наверняка попробует её подчинить. Эмма повернулась и пошла к небольшому просвету между деревьями. Надо было, чтобы он шагал следом, тогда попадётся в подготовленную ловушку. – Я уж думала, вы не придёте.
- Я человек слова.
Человек ли? Вот в чем вопрос. Для немёртвых честь - пустой звук. И искренность тоже.
Ангус подошёл ближе, и Эмма смогла наконец его разглядеть. Килт был вчерашний, в сине-зелёную клетку, но синий джемпер, или свитер, как его тут называют, новый. В отличие от прошлой ночи, кожаных ремешков на груди нет, значит, сегодня он без клеймора. Взгляд опустился на гетры. Так и есть, он не совсем без оружия – на правой голени знакомые ножны.
Он остановился и пристально посмотрел на неё, склонив голову на бок. Она затаила дыхание. Что-то заподозрил?
Ещё два шага, и он в ловушке. Повиснет в петле вниз головой. Конечно, надолго вампира этим не удержишь. Он просто телепортируется.
- У вас на поясе колья.
Эмма пожала плечами:
- Лучше подготовиться заранее, чем потом сожалеть о последствиях.
Ангус нахмурился:
- Со мной вы в безопасности. Я не причиню вам вреда.
- У вас нож.
Он посмотрел вниз:
- Просто привычка. Обычно у меня с собой ещё и клеймор, но сегодня я его не взял. Демонстрирую мирные намерения.
- Вы признаете, что мы враги?
- Не-а. Я мог бы стать… хорошим другом.
Он казался таким искренним. Может, он в самом деле работал на правительство? Рисковал жизнью ради своей страны, не требуя взамен ни благодарности, ни почестей? Вдруг он мужчина её мечты?
- Мисс Уоллес? – Ангус шагнул к ней.
Эмма испугалась. Ей внезапно расхотелось знать правду. Лучше верить, что сильные великолепные мужчины в килтах герои, а не демоны. Она выставила перед собой руку:
- Стой!
Слишком поздно. Ангус встал прямо в петлю, которая тут же крепко затянулась вокруг лодыжки. Эмма успела заглянуть ему в глаза до того, как он оказался в воздухе. От увиденного стало больно. На его лице одновременно отразились шок, гнев, обида. Чёрт! Некогда сожалеть. Нужно выяснить, кто он на самом деле. Она достала из-за пояса кол – если он вампир, действовать придется быстро.
Она подняла голову и открыла рот в изумлении. Кол выпал из ослабевших рук. Боже правый! Ангус висел вниз головой, а его килт свисал почти до шеи.
Эмма поражённо моргнула. Ещё никогда она не видела такого великолепного тела. Узкие бёдра, крепкие ягодицы, гладкая кожа, освещённая серебристым светом луны. Ветка, на которой висел шотландец, раскачивалась от тяжести, и тело мужчины подпрыгивало вверх-вниз. Эмма кивала головой в такт, как игрушка на пружине, сосредоточив всё внимание на потрясающей голой заднице.
- Мисс Уоллес? Слышите меня?
Она мгновенно вышла из транса. Сколько раз Ангус её окликнул?
- Что, простите?
- Или можно просто Эмма, раз уж мы познакомились поближе?
К лицу прилила кровь. Интересно, давно она вот так пялится? Почему вообще она стоит сзади, когда спереди можно увидеть гораздо больше?
Ангус извивался в воздухе, пытаясь повернуться к ней лицом.
- Зачем ты меня подвесила, как копчёный окорок? Мы бы отлично поговорили, стоя на земле.
Меньше всего Эмма сейчас думала о разговорах.
- Не стесняйся, я слушаю, - уверила она, медленно огибая его.
Телепортироваться вроде не пытается. Тогда, выходит, человек? В таком случае, конечно, придётся извиниться. Эмма улыбнулась про себя. Она поможет Ангусу справиться с пережитым унижением. Он болтался на дереве, как крупная рыба на крючке. Слышно было его тяжёлое дыхание. О, да. Она будет просить прощения очень смиренно!
Вдруг раздался тихий скрежет. Должно быть, кинжал на ноге сдвинулся с места от дикой качки. Ангус сложился вдвое, потянулся к голени. Взялся за рукоятку.
- Нет! – Эмма бросилась к нему. Подпрыгнула и выбила ногой оружие. Нож отлетел в сторону. Девушка приземлилась и тут же отскочила, чтобы Ангус не смог до неё дотянуться. Она побежала поднимать кинжал, а Ангус ругался ей вслед.
- Отдай! – кричал он ей в спину.
Эмма упала на землю, схватила оружие, перекатилась на бок и вскочила на ноги, крепко сжимая рукоять. Выпрямилась и наставила на Ангуса длинное острое лезвие. В петле никого не было.
Сердце замерло. Она быстро обернулась кругом. Верёвка покачивалась на ветке, целая и невредимая. Будто огромный вес свалился Эмме на плечи и придавил. Никакой он не герой. И не мужчина её мечты. Испытание провалилось, он телепортировался. Стало быть, враг. Придётся его убить. Она поборола горькое разочарование. Сейчас не до сантиментов. Предстоит драться по-настоящему, а её противник отлично видит в темноте. Кроме того, он сильнее физически. Но зато у неё его оружие.
Она стала медленно отступать к открытому месту, всё время поворачиваясь и высматривая его среди деревьев. Мёртвая тишина, только её надсадное дыхание. Вон там! Он? Эмма разглядела тёмный силуэт мужчины. Ублюдок спокойно стоял, прислонившись к дереву и скрестив руки на груди. Будто у себя дома.
Она выставила вперёд руку с ножом.
- Я знаю, кто ты.
Ангус расправлял складки на килте.
- А я знаю, кто ты. Многие женщины готовы на всё, лишь бы заглянуть мужику под килт. Тебе понравилось?
Эмма насмешливо фыркнула.
- Это к делу не относится. Я знаю, что ты вампир.
- А я знаю, что ты истребительница. – Он оттолкнулся от дерева. – Пора прекращать это.
Он меня убьёт, подумала Эмма, содрогаясь от ужаса. Она заняла более устойчивое положение.
- Сегодня ты примешь смерть от собственного оружия.
Ангус пожал плечами:
- Такое уже было однажды. Я не особенно расстроился. – Он шагнул ближе.
Эмма держала кинжал вровень с его шеей. Ангус сверлил её гневным взглядом.
- Опусти его, и мы поговорим. В бою ты мне не противник.
- Подойди, и проверим.
Несколько мгновений он молча смотрел на неё, потом кивнул, будто на что-то решился.
- Отлично. Сейчас увидишь.
Она и моргнуть не успела, как Ангус оказался справа. Эмма повернулась, чтобы не упускать его из виду. Шотландец был уже на дальнем краю поляны.
- Не поймала.
Вампиры такие самодовольные. Можно воспользоваться его раздутым самомнением в своих целях.
- Не ожидала, что ты будешь бегать от меня, как последний трус.
Он насмешливо поднял брови:
- Думала, я буду спокойно ждать, когда ты вырежешь мне сердце?
- Дерись, как мужчина.
- То есть, чтобы доказать свою мужественность, я должен лечь, как агнец на заклание? – Ангус тихо рассмеялся. – Да ты шутишь.
Она улыбнулась. Будь он проклят. Почему среди живых ей не попадаются такие красивые и сексуальные? Очевидно, все стоящие мужики либо женаты, либо… мертвы.
Ангус снова пронёсся мимо, но в этот раз Эмма была быстрее и успела шлёпнуть его по заднице. Он носился по поляне, как мячик для пинбола1, и смеялся.
- Ладно, я поняла. Ты в самом деле очень быстрый. – За что на него обижаться? Он ведь на неё не нападал. Пока. Эмма вертелась во все стороны, чтобы не упустить его из виду, и от этого начала кружиться голова. Вдруг он этого и добивается – сбить её с толку и потом наброситься? Она остановилась. Шотландец размытым пятном пронёсся мимо.
- Трус! Успокойся уже.
Внезапно Ангус схватил её сзади и крепко прижал к груди. Обхватил её руки, сжимающие кинжал. Эмма ахнула. Его шумное дыхание шевелило волосы на её виске. Спиной она чувствовала, как его грудь приподнимается при каждом вдохе.
Он склонил голову и прошептал ей на ухо:
- Как по-твоему, сейчас я спокоен?
Девушка вздрогнула.
- Отпусти.
- Я не только быстрее, но и сильнее тебя. - Он сжал её крепче, заставляя согнуть руки. Она сопротивлялась, дрожа от напряжения, но кинжал всё равно оказался у её горла. Эмма с трудом сглотнула. В такой ситуации лучше всего наступить нападающему на ногу и одновременно ударить локтем под рёбра. Но сейчас она не могла шевельнуться, Ангус держал её мёртвой хваткой.
- Видишь, как просто, девочка моя, - прошептал шотландец.
- Я не дам себя убить.
- Дорогая, я хочу просто поговорить. - Его дыхание защекотало шею, и по спине побежали мурашки.
- Не смей меня кусать!
- Эмма. - Он отпустил её. – Ты ранишь меня в самое сердце.
Она отпрыгнула, разворачиваясь, чтобы полоснуть его ножом. Ангус пригнулся, потом выбил у неё кинжал и отшвырнул в сторону. Тот со свистом отлетел и вонзился в дерево по рукоятку. Эмма достала из-за пояса кол и бросилась на Ангуса. Он поймал её за запястье и отнял деревяшку.
- Дорогая, мне немного трудно говорить, пока ты пытаешься меня убить.
- Не о чем нам разговаривать. – Она отпрянула, тяжело дыша и растирая руку.
- Ох, больно? Я не хотел.
Эмма фыркнула:
- Не прикидывайся. Ты годами пьёшь человеческую кровь. Скольких ты убил?
Ангус закинул кол подальше и обернулся, обжигая её гневным взглядом:
- Слишком многих, всех не упомнишь, но убивал я только в битвах.
В таких, как сегодня? Кровь застыла у неё в жилах.
- Если считаешь себя порядочным человеком, дерись честно.
- Детка, ты уже решила, что я – воплощение зла. Откуда у таких честь?
Тут он прав. Эмма сглотнула. Даже отрицать не стал. Девушка чуть присела, выставила вперёд руки в ожидании, не сводя с него глаз. Достала третий кол.
- Твою мать, – проворчал Ангус. Нахмурившись, он скрестил руки на груди. – У тебя черный пояс по тхэквондо?
- Будто бы не знаешь. Ты читал моё личное дело.
- Читал. Хочешь по-честному - убери палку. – Он посмотрел по сторонам и указал влево. – Давай туда, там земля мягче, ты не ушибёшься.
Эмма разозлилась.
- О себе беспокойся. Я падать не собираюсь.
- Посмотрим. - Повернувшись к ней спиной, шотландец направился к выбранному месту. Самоуверенный вампир. Девушка закрепила кол на поясе, прыгнула на Ангуса сзади и ударила его в спину каблуком.
- А-а-ай!
С тем же успехом можно было бить по кирпичной стене. Эмма приземлилась на одну ногу и не сразу восстановила равновесие. Ангус, будь он неладен, даже не пошатнулся, лишь оглянулся с улыбкой.
- Какое нетерпение! Мне нравится.
Эмма фыркнула:
- Это ваше вечное самодовольство - настоящая ахиллесова пята, но вы все так задираете нос, что даже понять этого не в состоянии.
Ангус принял убитый вид.
- Хочу внести ясность, малышка. Я был таким задолго до того, как стал вампиром.
Ей стало любопытно, сколько ему лет. Но его биография к делу не относится. Все они одинаковые. Безжалостные убийцы. Она встала в стойку.
- Честный бой. Без фокусов.
Он улыбнулся уголками губ:
- Даю слово.
Эмма атаковала целой серией пинков и ударов. Ангус не пропустил ни одного. Она отскочила и настроилась на следующий раунд. Чёрт, он здорово дерётся.
- Где тренировался?
- В Японии. Езжу туда заниматься последние двести лет.
Она открыла рот удивления. Ого! Он повидал так много интересного.
- Сколько же тебе лет?
- Пятьсот двадцать шесть, считая годы, когда я был смертным.
Эмма закашлялась. Да он как живая музейная древность. Жил в эпоху Возрождения, при Реставрации и Просвещении2! Носил одежду того времени, ходил по грязным улочкам, своими глазами видел, как творится история.
- Ох, я могу такое тебе рассказать, - прошептал Ангус.
Она затаила дыхание. Конечно, он знает про диплом – исторический факультет университета Св. Эндрю в Эдинбурге, - он же читал её личное дело. Эмма жила тайнами прошлого, пока однажды холодной ночью гибель родителей не вернула её в суровое настоящее. Тогда она покончила с книгами и пустыми мечтами и взялась за изучение боевых искусств и огнестрельного оружия.
- Ненавижу тебя! - Она бросилась вперёд всем телом, ударила его ногой, развернулась и налетела снова. Ангус блокировал каждый её выпад. Пришлось отступить, поменять положение. Он молча ждал. Вдруг девушку осенило. Он ничего не делает, только защищается! С её стороны, конечно, глупо жаловаться. Если он возьмётся за неё всерьез, вряд ли она продержится долго. Да ещё это раздутое самомнение. Очень хотелось его спровоцировать, и Эмма не удержалась.
- Что же ты не нападаешь, вампир? Нет аппетита?
Ангус положил руки на бёдра.
- Я уже восемнадцать лет не пью кровь людей. Я пью из бутылок, - раздражённо бросил он.
- Ого, какое благородство! Я так понимаю, съеденное за предыдущие пятьсот лет не считается?
- Да, я пил по мере необходимости, но никогда при этом не убивал. - Он смерил Эмму взглядом, заглянул в глаза. – На самом деле, девушки бывали очень… довольны.
Кожу немного покалывало. Она почти поверила ему.
- Ты пудрил своим жертвам мозги. Внушал им это ощущение.
- Да, чтобы им было приятно. – Он придвинулся ближе. – Очень приятно.
- Стой, где стоишь! – Она отцепила от пояса последний кол. – Королеву ты тоже контролируешь? Поэтому Правительство Великобритании считает тебя каким-то героем?
- Да ты собирала обо мне информацию? Я польщен.
- Ну и зря. – Сжимая кол, Эмма занесла руку для удара.
Ангус вздохнул:
- Дорогая, а можем мы просто поговорить так, чтобы ты не размахивала зубочисткой?
- Прекрати называть меня дорогой и отвечай на вопрос. Ты как-то воздействуешь на королеву?
- Нет. Я всегда был верен короне. - Ангус слегка пожал плечами. – Если не считать того периода, когда примкнул к якобитам. Но я всегда верой и правдой служил тому королю, которого считал законным.
Он на самом деле был лично знаком с Красавчиком Чарли3? Эмма бы с удовольствием его об этом расспросила. Конечно, он нарочно её дразнит, сбивает с толку, делая лёгкой добычей.
- Я узнал, что твоих родителей убили, - прошептал Ангус.
Эмма крепче сжала кол.
- Не твоё дело. - Она ошибалась, он не собирается её соблазнять. Не собирается – слабо сказано. Он развернул настоящую психологическую атаку. Ублюдок.
- Потом ты потеряла брата. И тётю. - Его взгляд был полон сочувствия. – Я знаю, как тяжело терять близких.
Эмму охватило бешенство. Этот вампир ещё и жалеет её? Он точно такое же чудовище, как те, что отняли жизнь матери и отца.
- Заткнись! – Она накинулась на Ангуса. Нужно любым способом повалить его и проткнуть. Эмма нацелилась коленом в пах. Он отпрыгнул, присел и, развернувшись, ударил по ногам. Она опрокинулась на спину.
- Твою мать! – В следующее мгновение он был сбоку, прижимая к её затылку ладонь.
- Ты что? – изумилась Эмма. Как он оказался рядом и почему держит её за голову?
Ангус склонился к ней так близко, что Эмма смогла рассмотреть рыжеватую щетину на его щеках. Он придавил её широкой грудью. Что происходит? Он что, разглядывает её шею?
- Остановись! – Она попыталась всадить кол ему в спину.
- Довольно! – Ангус вырвал у неё оружие и отбросил в сторону.
Остался последний. Надо схитрить, застать его врасплох. Пока она прикинется покорной. Ангус опять прижался к ней и стал возиться у неё под головой. Она ощутила его дыхание на лице. От него очень приятно пахло свежестью и мужчиной. Как такое возможно?
- Что ты делаешь? – прошептала Эмма.
Он медленно опустил её голову на землю, но руку с шеи не убрал, просто приподнялся на локте.
- Я не хотел, чтобы ты упала вот на это, - Ангус показал острый камень, который держал в другой руке. – Он был как раз в том месте, где ты бы приложилась затылком. - И закинул камень в лес.
- Ты… ты меня спас?
- Извини, что повалил тебя, я слегка разозлился, когда получил по яйцам. - Он хмуро смотрел Эмме в глаза. – Вроде собирались драться честно?
- Ты быстрее и сильнее, мне надо было как-то уравнять силы.
- Отважный маленький воин. - Взгляд Ангуса переместился на её губы и остановился. – У нас больше общего, чем ты думаешь.
По телу прошла дрожь. Он её спас? Но хороших вампиров не бывает. Должно быть, опять эти его психологические штучки.
- Что тебе от меня нужно?
Ангус посмотрел на её шею.
- Клянусь, я убью тебя, если укусишь.
- Сколько ярости, - Он положил руку ей на ногу, скользнул вверх, к бедру. – Есть много способов снять напряжение.
Сердце глухо застучало. Она снова ошиблась на его счёт. Кроме психологии он отлично владеет техникой обольщения. Сопротивляться здорово мешали искры удовольствия, которые посылала по телу его рука. Эмма резко втянула воздух. Ладно. Она подыграет. И как только удастся отвлечь его внимание, придёт время использовать последний кол. Девушка положила руки на его предплечья и погладила тугие мышцы. Вот это да, неудивительно, что он орудует клеймором с такой лёгкостью.
- Вот ты мне и поможешь. - Она провела по его плечам, заглянула в глаза и приняла, как она надеялась, соблазнительный вид.
Его глаза вспыхнули, засияли красным. Эмма ахнула и невольно вцепилась в него. Кошмар, он голоден. Надо действовать быстро. И сохранять спокойствие. Она с трудом разжала пальцы и упёрлась ладонями в широкую грудь.
- Ты такая красивая, - прошептал он, убирая длинные волосы с её шеи. Сейчас укусит! Что ж, она готова. Эмма медленно опустила руки ему на талию, сжала одну в кулак и ударила Ангуса в бок, одновременно выхватывая из-за пояса последний кол.
- Дьявол тебя забери, женщина, - рявкнул он, отнимая его и втыкая в землю у неё над головой. Всхлипнув, она обернулась и увидела, что Ангус вогнал деревяшку в землю почти целиком. Надумай он проткнуть её, Эмма уже была бы мертва. Он зарычал и надавил пальцем с такой силой, что осталась только небольшая ямка в земле. Потом перевёл на девушку горящий яростью взгляд. Глаза ещ ё оставались красными, но уже не светились.
- Глупо было ожидать, что я тебе понравлюсь.
По непонятной причине Эмме было неприятно, что он так расстроился.
- Я испугалась. Думала, ты меня укусишь.
- Нет, я просто хотел тебя поцеловать.
Она не поверила.
- Да, конечно. Поцелуй с зубами. Ты смотрел на мою шею, а глаза стали красными и загорелись. Ты голоден.
- Ах, девочка, - зажмурился Ангус. Когда снова посмотрел на Эмму, странного красного свечения не было. – Это голод другого рода.
Что кроме крови может понадобиться от неё вампиру? Словно отвечая на незаданный вопрос, Ангус сдвинул спорран на бок и прижался к ней всем телом. Она удивлённо ахнула. В бедро упёрся крепкий, очень крупный и горячий член. Немёртвые способны испытывать возбуждение?
Ладони зудели от желания дотронуться до него. Контроль сознания?
- Ты… ты, кажется, мной манипулируешь.
Его губы насмешливо дрогнули.
- Одолевают порочные мысли?
- Нет! Я… - Эмма не знала, что сказать. Что думать. Предполагалось, что она будет уничтожать вампиров, а не обжиматься с одним из них. Она поискала глазами куст, под которым припрятала рюкзак с кольями. Ей не добраться до них вовремя, если Агнус нападёт.
- Попробуешь меня изнасиловать, и я выслежу тебя, потом…
- Эмма! - Он рывком поднялся. – Я никогда не причиню тебе вреда.
- Тебе и не придется. Ты просто заставишь меня захотеть. Так женщина и становится жертвой.
- Я не хочу заставлять. Твои отвага и сила духа меня восхищают.
Правда ли? Нет. Она затолкала поглубже тёплое, нежное чувство, возникшее в ответ на его слова. Какая нежность, он немёртвый!
- Ты хочешь меня запутать. Я не позволю тебе играть в игры с моим сознанием.
Он улыбнулся:
- Можно мне тогда поиграть с твоим телом?
- Нет! Оставь меня в покое.
Ангус грустно кивнул.
- Ты права. Ничего хорошего из этого не выйдет. - Он поднялся на ноги.
Эмме мгновенно стало холодно без него. Она медленно села и обняла себя руками, чтобы согреться. Ангус подошел к дереву, в которое воткнул кинжал.
- Я отстану при одном условии. - Он выдернул нож из ствола. – Ты перестанешь охотиться на вампиров.
- Никогда. - Она поднялась на ноги. – Твои дружки убивают людей. Я должна защитить невинных.
- Я знаю. Я несколько столетий с ними сражаюсь.
- Рассказывай, - усмехнулась она. – Почему тогда их так много? Не похоже, чтобы ты хорошо выполнял свою работу. – Можно подумать, она на это купится.
- Их больше, это правда. - Ангус убрал кинжал в ножны на голени.
- Значит, я помогаю сравнять счёт. И знаю, что делаю.
- Нет, не знаешь. - Он выпрямился и сердито посмотрел на Эмму. – В настоящей схватке ты погибнешь. Я устал считать, сколько раз за сегодня у меня была возможность убить тебя.
Эмма вздёрнула подбородок:
- Тебе меня не остановить.
- Я найду аргументы. – От его взгляда сердце трепыхалось, словно пойманное в ловушку. – Увидимся завтра. - Ангус подхватил кол, обронённый рядом с ловушкой, потом достал её рюкзак из-за куста. – Смиритесь, мисс Уоллес. Вы выходите из игры.
- Ты не сможешь заставить меня прекратить. Дома есть ещё колья.
Он широко улыбнулся.
- Значит, загляну в гости. Ты ведь в Сохо живешь?
Эмма захлебнулась воздухом. Надо было вовремя заткнуться.
- Надень что-нибудь посексуальнее, - прошептал Ангус и исчез.
Девушка огляделась, чтобы убедиться, что его нет за спиной. И на поляне. Ушёл. Знал, что она не сможет охотиться без кольев. Надень что-нибудь посексуальнее. Интересно, он появится в её квартире сегодня? Может, не возвращаться домой? Или вернуться?
Будь он проклят. Он точно что-то сделал с её головой. До сих пор всё было просто: вампиры – зло и должны умереть.
Но Ангус не хотел, чтобы она пострадала во время драки. На самом деле, даже пытался её спасти. Может, это игра, чтобы переспать с ней? А потом что? Высосет всю кровь до капли, как те ублюдки, что убили её родителей?
Эмма медленно смотала верёвку, которую использовала для ловушки. Ясно одно - он собирается и дальше лезть в её жизнь. И намерен заняться с ней сексом. Проще всего нанести удар первой. Убить его. Это, в конце концов, самозащита.
Ещё вчера такое решение показалось бы ей правильным. Теперь она не была так уверена. Грустно было даже думать о его смерти. Будь он проклят. Его методы ведения психологической войны работают.

_____
1 Пинбол - (англ. pinball) — тип аркадной игры, в которой игрок набирает игровые очки, манипулируя одним или более металлическими шариками на игровом поле, накрытом стеклом (на пинбол-машине) при помощи лапок (флипперов).
2 Возрожде́ние, или Ренесса́нс (фр. Renaissance, итал. Rinascimento; от «re/ri» — «снова» или «заново» и «nasci» — «рождённый») — имеющая мировое значение эпоха в культуре Европы, пришедшая на смену Средним векам и предшествующая Просвещению. Приходится в Италии на начало XIV (повсеместно в Европе - с 15-16 вв.) — последнюю четверть XVI веков и в некоторых случаях — первые десятилетия XVII века.
Реставрация (Стюартов) — восстановление в 1660 году на территории Англии, Шотландии и Ирландии монархии, ранее упразднённой указом английского парламента от 17 марта 1649 года. Новым королём всех трёх государств стал Карл II Стюарт, сын казнённого во время Английской революции короля Карла I.
Эпо́ха Просвеще́ния — одна из ключевых эпох в истории европейской культуры, связанная с развитием научной, философской и общественной мысли. В основе этого интеллектуального движения лежали рационализм и свободомыслие. Начавшись в Англии под влиянием научной революции XVII века, это движение распространилось на Францию, Германию, Россию и охватило другие страны Европы.
3 Карл Эдуард Стюарт (англ. Charles Edward Stuart, 31 декабря 1720 — 31 января 1788), известный также как Красавчик принц Чарли (англ. Bonnie Prince Charlie) или Молодой Претендент (англ. The Young Pretender), — предпоследний представитель дома Стюартов и якобитский претендент на английский и шотландский престолы как Карл III в 1766—1788 годах.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:06 - 30 Янв 2016 13:04 #6 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Assa
редактор-корректор Жменька
Глава 5
На пятом этаже городского дома Романа, Ангус кинул на письменный стол, с громким стуком, рюкзак с кольями. Он так часто телепортировался в дом Романа в Верхнем Ист-Сайде за последние годы, что уже не нуждался в концентрации для этого действия. Маршрут был глубоко отпечатан в памяти. Достаточно было закрыть глаза, задуматься на мгновение и – вуаля. Но даже при всей легкости мероприятия, он приподнял килт, чтобы убедиться, что прибыл в полной комплектации.
Твою мать! Он все еще возбужден. Что за чертовщина с ним творится? Одно дело сильно хотеть смертную, но хотеть ту, что собирается тебя убить? Роман выделил бы целый день для анализа этого феномена. За века Ангус привык обращаться за советом и рекомендациями к бывшему монаху. Роман наверное сказал бы, что славный старик Ангус страдает от одного из видов кризиса среднего возраста и пытается доказать свою молодость и силу путем соблазнения прекрасной смертной, которая годится ему в прапрапрапраправнучки. Если подумать, то этих «пра» даже не достаточно.
Что за дурак. Все, что надо было сделать – поговорить. Убедить ее прекратить охоту на вампиров. На повестке дня отсутствовал пункт «Сделать так, чтобы я ей понравился». Она никогда не захочет его. Зачем мучить себя и желать невозможного?
- Ой, это ты, - раздался сзади голос Яна.
Ангус быстро опустил килт и повернулся, чтобы поприветствовать друга:
- Я только что вернулся.
Ян кивнул, задержав взгляд на перекошенном спорране Ангуса:
- Я услышал какой-то шум, - и перевел взгляд на рюкзак с кольями, лежащий на столе.
Ангус достал из споррана оловянную фляжку, получив, таким образом, удобный предлог, чтобы поправить кожаный мешочек:
- Я собирался наполнить флягу. Не хочешь немного выпить?
- Ага. Спасибо, что предложил – большинство вампов не стало бы…
Ангус подошел к мини-бару:
- С чего бы мне и не предложить?
Ян фыркнул:
- Дамочки из экс-гарема Романа открыли специфический, ну, знаешь – пикантный, клуб для вампиров, и их чертов вышибала говорит, что я слишком молод, чтобы меня туда пускать.
- Нелепица, - Ангус достал бутылку и откупорил Криски. – Ты почти такого же возраста, что и я.
- Никто этому не верит.
Ангус посмотрела на гладкое молодое лицо своего старого друга. Он нашел смертельно раненного Яна на поле боя под Солвей Моссом в 1542 году, и обратил его среди стонов умирающих солдат. Что еще он мог сделать? Оставить умирать пятнадцатилетнего парня? В тот момент это казалось ужасной и трагической потерей, и Ангус считал, что оказывает молодому солдату огромную услугу. Но он обрек Яна на вечную жизнь с лицом мальчика.
Ангус вздохнул и налил себе и Яну по стакану. Еще одно напоминание о том, что связываться со смертными аморально и результат такого общения обычно вызывает сожаления. Чувства к Эмме Уоллес для него непозволительная роскошь.
- Я так понимаю, ты нашел истребительницу? – Ян заглянул в рюкзак. – Это ее колья?
- Ага, - Ангус наполнил фляжку Криски. Твою мать! Бутылка почти опустела. – Несколько из них она пыталась применить ко мне.
- Да ты что? – Глаза Яна стали большими от удивления. – Ты в порядке?
- Ага, все прекрасно, - Ангус отнес стаканы к столу и один из них отдал Яну. – Но у меня возникли сложности, когда я попытался ее убедить, что являюсь хорошим парнем.
Ян рассмеялся:
- И почему я не удивлен? Ты выглядишь таким свирепым. Может, мне с ней поговорить? – Его улыбка увяла. – Никто никогда не поверит, что меня надо бояться.
Ангус, похлопал его по плечу:
- Тебя боятся во время сражений, - и выпив залпом содержимое стакана, передернулся. Крепкая штука. Но поможет унять чувство голода по крови. И голод по Эмме Уоллес.
Он перевернул рюкзак и вывалил на стол несколько кольев Эммы. «Папа». Мать твою. Не удивительно, что она так ненавидит вампиров.
Ян махнул рукой в сторону компьютера:
- Там тебе пришло несколько писем по электронной почте от Михаила из Москвы.
- О, хорошо. – Ангус обогнул стол и сел перед монитором. Прошлой ночью он скачал персональный файл Эммы Уоллес и узнал оттуда много интересного. Самое важное – шесть лет назад в Москве ее родителей убили вампиры. Поэтому он написал своему агенту в Москве, чтобы тот собрал больше информации.
Из-за разницы во времени Михаил в данный момент, скорее всего, спит мертвым сном, но успел ранее переслать свои изыскания. Посреди ночи он телепортировался в отделение милиции и скопировал материалы дела. Материалы были приложены к письму в двух вариантах: один на русском, другой в переводе Михаила на английский.
Михаил основательно поработал. Во втором письме, отправленном двумя часами позже, был отчет патологоанатома и копии фотографий с места преступления. Из отчета следовало, что горла обеих жертв были перерезаны, а в телах не осталось крови.
Ангус рассмотрел фотографии. Под жертвами не было луж крови, значит, они истекли не там, где их нашли. Милиция, должно быть, пришла к выводу, что тела были перевезены.
Это было типичное прикрытие вампиров – перерезанное горло, чтобы скрыть следы укуса. Милиция решила, что во всем виновата мафия. Наверное, это и сказали Эмме.
Каким-то образом она выяснила правду. Сильная любовь, которую она испытывала к родителям, превратилась в такую же сильную ненависть к вампирам. Таким как он. Ангус вздохнул.
- Это странно, - Ян отпил из своего стакана, осматривая колья. – На всех написано «Мама» или «Папа».
- Ее родителей убили вампиры.
- Ох… Ну, это объясняет ее охоту.
- Ага, но я не могу понять, как она догадалась. Русские ей сказали, что виновата мафия. С чего она заподозрила вампиров? Откуда она вообще знала об их существовании?
Ян пожал плечами:
- Может, она была свидетелем нападения?
Ангус тряхнул головой:
- Они не позволили бы ей выжить, - он дважды щелкнул мышкой на ее файле, чтобы открыть его и еще раз просмотреть. – Когда это случилось, Эмма была в Эдинбурге.
Ян склонился над столом:
- Но она же экстрасенс, да?
Ангус оторвал взгляд от отчета:
- Может ты что-то нащупал… - Видела ли она смерть родителей в своем сознании? Это бы полностью объясняло ее ярость и желание мести.
- Ты убедил ее прекратить? – поинтересовался Ян.
- Нет пока. Она очень упрямая.
- Ну, она шотландка.
Ангус улыбнулся:
- Да, и отчаянный борец при этом.
- Грегори говорит, она - красотка.
Улыбка шотландца угасла:
- Грегори можно будет считать счастливчиком, если он переживет следующую неделю.
Губы Яна дернулись в усмешке:
- Он на тебя Роману нажаловался.
Ангус пожал плечами и начал писать ответ Михаилу.
«Твое следующее задание – найти вампиров, убивших родителей Эммы Уоллес».
Может, выполнить это и нереально, но Михаил сделает все, что сможет. Ангус нажал на кнопку «Отправить». Ян все еще топтался у стола.
- Что-нибудь еще?
- Да. Роман хочет тебя видеть. И Шенна. Она говорит, что ты уже шесть месяцев не проверялся у нее.
Ангус, улыбаясь, покачал головой. Есть ли хоть что-то, чего Роман не сделал бы ради своей жены?
Парень был влюблен до безумия, даже открыл стоматологическую клинику в «Роматек», чтобы Шенна могла продолжать заниматься своим делом в безопасном месте. Большинство Вампов чувствовало себя неуютно, когда смертная копалась в их ртах, поэтому Ангус был первым ее пациентом, чтобы оказать поддержку. После чего он тихонько намекнул своим сотрудникам, и те тоже стали наносить визиты в кабинет Шенны. Все, что угодно, чтобы помочь Роману. Монах спас Ангусу жизнь и придал этой жизни смысл. Ангус хотел видеть старого друга счастливым, но так и не понял, как ради этого можно жениться на смертной.
У смертных такая короткая жизнь. Они подвержены эмоциям. Их раны были свежими и кровоточащими, в то время, как у вампов была роскошь свыкаться с ударами судьбы веками.
Идеальный пример – Эмма Уоллес. Вся ее жизнь была посвящена поиску путей для отмщения. Но жизнь так коротка. Надо ею наслаждаться, а не безрассудно тратить на созданий, которые будут продолжать жить и через сотни лет. Ему надо до нее достучаться. И забрать все оставшиеся колья. Он нашел в ее досье из Отдела по наблюдению за вампирами листок с адресом и номером телефона.
- Э-йэй! – Ян помахал рукой, чтобы привлечь внимание Ангуса. – Тебя Роман ждет. Они с Шенной в «Роматек».
- Не сегодня, - быстрее всего до квартиры Эммы можно добраться, если позвонить туда и телепортироваться во время разговора, ориентируясь на ее голос. Но будет ли она там после его глупой ремарки о том, что надо одеться по-сексуальнее?
- Прекрасно, - уступил Ян. – Я передам, что присоединишься к нам на завтрашней мессе.
- Где? – Ангус сердито посмотрел, потому что его заставили оторваться от насущной проблемы. – На мессе?
- Да. Отец Эндрю служит для нас мессы по воскресеньям в одиннадцать вечера. Роман перестроил одну из комнат «Роматек» в часовню. А Шенна предложила по окончанию службы угощать прихожан продуктами Смешанной кухни. Постоянно ходят уже около тридцати вампов.
Ангус усмехнулся:
- Мне не нужно, чтобы священник замаливал мои грехи. В отличие от Романа, мне очень нравится быть вампиром.
- Ты ни о чем не сожалеешь?
Ангус пожал плечами. У каждого есть о чем сожалеть в жизни, а его жизнь была дольше многих.
- Я всегда делал то, что считал правильным в конкретный момент, - и молился, что бы другие от этого не страдали. Он взглянул на вечно юное лицо Яна и содрогнулся про себя. – Я совершал… ошибки.
- Тогда увидимся завтра.
Ангус вздохнул:
- Скажи Роману, что я навещу его завтра. Точное время сказать не могу. Мне придется видеться с Эммой каждую ночь, пока не смогу убедить ее прекратить охотиться на вампиров.
- Коннор считает, что мы должны помочь тебе в этом, незачем одному с этим разбираться.
- Он ошибается, - Ангус процедил слова сквозь сжатые зубы и яростно посмотрел на Яна.
- Понятно, - Ян посмотрел на него невинными голубыми глазами. – Ты - босс. – И попятился к двери, - Роман поинтересуется, по какой причине тебя сегодня не будет.
Ангус бросил хмурый взгляд на листок с адресом Эммы:
- В ее квартире есть еще колья.
- Ты проникнешь к ней в дом? Один? Уверен, она тебя встретить во всеоружии. Давай я пойду с тобой?
- Нет, я с ней справлюсь.
- Она как минимум четырех вампиров уже порешила.
Ангус встал:
- Я сказал, что справлюсь.
Ян, взялся за ручку двери и немного помедлил:
- Ангус ты не бессмертен. Все мы смертны.
Выражения лица Ангуса стало мягче:
- Я знаю. Все будет в порядке, парень. Увидимся, когда вернусь.
Ян кивнул:
- Хорошо, - он вышел, кинув через плечо, - по крайней мере, на твоей стороне есть элемент неожиданности.
Ангус вздрогнул. Нет у него такого преимущества. Ну что за дурак? Зато какая умная и вздорная девушка Эмма. Наверняка она уже приготовила для него новую ловушку. От предвкушения кровь прилила к паху. Боже, помоги ему, он явно сошел с ума.
***
Катя Миниская вежливо улыбнулась одному из членов русского ковена, вошедшему в офис. Борис, один из нытиков. Алек доложил, что пару месяцев назад Борис за ее спиной выражал свое недовольство ею. Несомненно, он был расстроен, что двое его друзей-нытиков пострадали в результате несчастного случая в ее кабинете со смертельным исходом.
Она указала на стул перед столом:
- Чем могу помочь?
Прежде, чем Борис сел, его взгляд слишком долго оставался на ее кружевной блузке:
- Алек сказал, что ты предлагаешь награду, убившему тех смертных в Центральном Парке.
- Так и есть, - она подозревала, что ответственный за происшествия Борис. Еще она подозревала, что он достаточно глуп, чтобы попасться на эту наживку. – Так говоришь, это ты убил одну из тех смертных?
- Может быть, - он задрал подбородок и вызывающе посмотрел. – Может, я всех трех убил? Что за награда?
Катя медленно встала. Она все еще была в одежде для охоты: Черная кружевная блузка и юбка в обтяжку с разрезом на правом бедре. Под одеждой ничего не было. В таком виде, ей не составляло труда найти ужин за пять минут. Смертные мужчины выстраивались в очередь, чтобы пожертвовать кровь. Она могла пить кровь сразу у нескольких, играя с ними, если парни были достаточно привлекательными, потом отсылала их прочь со стертой памятью и эрекцией, наличие которой они не могли объяснить.
Катя присела на край стола, закинув ногу на ногу таким образом, что правая нога оказалась обнаженной до самого бедра:
- Какую награду ты хотел бы?
Борис облизнул губы:
- Я думал, что это деньги или более просторный гроб. Или... – он пожирал глазами её тело, потом посмотрел ей в глаза. – Ты.
Она крепче схватилась за край стола, но постаралась сохранить улыбку:
- Так ты признаешься в убийствах?
- Черт возьми, да, я убил женщин. Сначала поимел, потом осушил досуха и перерезал им глотки.
- Как это великодушно с твоей стороны, - Катя оттолкнулась от стола и вернулась в свое кресло.
Борис пожал плечами:
- Да таких, навалом в базарный день за две копейки. Не похоже, что мы должны страдать от недостатка пищи, - он ухмыльнулся. – Так ты отдашься?
Она села:
- Я твой Мастер, а не шлюха.
Когда Борис вставал, в его глазах сверкнул гнев:
- Галина не гнушается. Даже сейчас она наверху, развлекает Мирослава и Богдана.
- Ну и встань в очередь. Галина наслаждается своей двойной моралью и нескончаемым потоком мужчин. Я единственная управляю этим ковеном, у меня есть более серьезные дела, требующие внимания.
Он хмыкнул:
- Ты Мастер только потому, что убила Ивана.
- Сделала то, на что у тебя не хватило мужества, - Катя открыла верхний ящик стола и вставила дротик в трубку. – Нет, ты нападаешь на беззащитных женщин и называешь себя мужиком.
Борис напрягся:
- Убийство смертных не преступление, а наше право, - и прищурился, - нет никакой награды, да? Должен был догадаться, что ты лживая сучка.
- О нет, награда есть, - Катя подняла трубку к губам и дунула в нее. Дротик попал прямо в шею Бориса.
- Я… - он потрясенно на нее посмотрел и отшатнулся. Вытащил дротик из шеи. - Паслен? – и рухнул на пол.
- Быстро действует, не находишь? – Катя подошла к парализованному телу, поставила ногу на его грудь и надавила на каблук. – Как тебе награда? Нравится?
Глаза Бориса наполнились болью и страхом.
- Понимаешь, обычно я не возражаю против убийств смертных. Я сама убивала. Мне не нравятся твои мотивы. Ты пытаешься развязать войну между нами и ковеном Драганести. Ты полагаешь, если начнется война, меня сместят. И что я слишком глупа, чтобы это понять, - она склонилась над ним. – Я никуда не денусь. С другой стороны ты…
Ее речь прервал звонок телефона.
- Проклятье, - Катя посмотрела на телефон, потом на Бориса. – Никуда не уходи, - она, посмеиваясь, вернулась к столу и ответила на звонок. – Алло?
- Это Катя Миниская, одна из Мастеров русско-американского ковена? – мужской голос с насмешкой произнес «одна из Мастеров».
Она подавила растущий гнев. Вампир никогда не выказал бы такого неуважения.
Только один человек за все это время разглядел ее таланты и потенциал. Хвалил за то, что не видели другие. Она решила соблазнить его ради развлечения, но попалась в собственную ловушку. И влюбилась. А ублюдок бросил ее.
Нужно было его убить.
Катя отрешилась от этих воспоминаний. Теперь она Мастер ковена. Ей никто не нужен, и она не позволит этому самоуверенному подонку, звонящему по телефону, морочить ей голову:
- Кто вы? Что вам нужно?
- Я компаньон Казимира, - повисла пауза.
Катя ждала, но он продолжал молчать. Может, мужчина думал, что одно упоминание Казимира в разговоре так ее напугает, что она будет не в состоянии продолжить беседу? Катя хмыкнула.
- И?
- Он вами недоволен.
- Большое дело, я им тоже недовольна, - Казимир позволил всем думать, что был убит во время Великой Войны Вампиров в 1710 году. Оставил всех в уверенности, что враг победил и лишил их лидера.
Рядом с ее пустым креслом появилось расплывчатое тело, потом обрело твердую форму. Это был толстый мужчина с шеей шире, чем голова, редкими коричневыми волосами и холодными голубыми глазами, смотревшими на Катю со скучающим снисхождением. Его серый костюм и кожаный чемодан выглядели очень по-деловому, но Катя всегда узнавала опасность, если встречалась с ней лицом к лицу.
Она зашла за стол, медленно повесила трубку и села. Так она оказалась ближе к трубке и запасу дротиков с пасленом.
Его губы изогнулись в оскале:
- Спасибо, что согласились со мной встретиться, - она захлопнул свой мобильный и положил его в карман пиджака.
Дерьмо. Он использовал ее голос в качестве маяка:
- Кто вы и что вам нужно?
- Ядрек Янов, близкий друг Казимира.
Катя постаралась оставить нейтральное выражение лица. Она слышала, как об этом имени шептались на протяжении многих лет. Он был любимым убийцей Казимира.
- Как поживаете? – она жестом предложила сесть.
Он не сел. Ублюдку, больше нравилось смотреть сверху вниз. Он аккуратно поставил на стул чемодан.
Катя задрала подбородок:
- Почему вы не спите? Разве солнце не взошло там, где вы прячетесь с Казимиром?
Он прищурился:
- Местонахождение Казимира не ваша забота. Что касается меня – я телепортировался из Парижа. И не могу надолго остаться.
- Как жаль.
- Ваше заносчивое поведение неподобающе, - он шагнул к столу. – Не заблуждайтесь. Казимир позволил вам остаться у руля, он же может сместить вас в любой момент.
Катя изо всех сил старалась не выдать собственную реакцию, но чувствовала, как кровь отлила от лица. Когда Казимир кого-то смещал, это было навсегда. Поэтому прибыл Ядрек? Собирается убить ее сегодня вечером?
- Нет никаких причин быть недовольным мною. До того, как я взяла власть в свои руки, этот ковен был бедным, теперь мы богаты.
- Никогда еще не было женщин Мастеров ковена.
Она встала:
- Думаете, я не достаточно крепка для этой работы? – Катя указала на пол позади Ядрека. – Поздоровайтесь с Борисом.
Ярдек посмотрел на Бориса и без всяких комментариев опять вернул взгляд к Кате:
- Ты одета как шлюха.
- Это моя одежда для охоты. Так я гарантированно получаю несколько литров в течение пяти минут. Называю это фаст-фудом.
- Ты пришла к власти, убив Ивана Петровского.
Она пожала плечами:
- Древний и проверенный временем способ продвижения по карьерной лестнице.
- Петровский был тем, кто спас жизнь Казимиру в конце Великой Войны.
Ого, она влипла.
- Я этого не знала. Все думали, что Казимир погиб.
- По моим сведениям Иван сообщил о том, что Казимир жив до того, как вы его убили.
Катя с трудом сглотнула. Кто-то в ковене доносит на нее:
- Мы с Галиной прекрасно справляемся с ролью Мастеров. Может, желаете с ней встретиться?
- Она потаскуха.
- Но очень хороша в этом. Мужчины просто счастливы.
Ядрек ударил мясистым кулаком по столу:
- Дура. Казимиру не нужны счастливые последователи. Как ты думаешь, почему враги называют нас Подпольем?
Катя поставила руки на стол и наклонилась к нему:
- Мой ковен следует всем традициям Истинных. Мы пьем кровь смертных. Манипулируем ими ради денег. Ненавидим слабаков, питающихся из бутылок, словно младенцы. И, когда Казимир будет готов уничтожить их, мы будем с ним.
Ярдек фыркнул:
- Как вы сможете воевать рядом с Казимиром, если не можете защитить собственный ковен? Сколько ваших было убито прошлым летом?
Дерьмо. Маленький ябеда основательно поработал.
- Прошлым летом было убито трое. Еще один на прошлой неделе. Но я могу справиться с этой ситуацией.
- Как? Ты поймала убийцу? – Ядрек оглянулся на Бориса. – Это убийца?
Как ей хотелось ответить «Да».
- Он… в некотором роде вовлечен в эту проблему. Как я говорила, ситуация под контролем.
- Казимиру нужны доказательства твоей приверженности.
- Доказательства? Это легко. Скажите Борису «Пока», - Катя взяла со стола деревянный нож для вскрытия писем, подошла к Борису и заколола его прямо в сердце. Он обернулся в горстку пепла на ковре. – Упаковать на вынос для Казимира?
Ядрек изогнул бровь, показывая, что совсем не впечатлен:
- Казимиру нужен убийца. На него есть особые планы.
Наемник вернулся к стулу, на котором оставил портфель, достал оттуда небольшой электронный прибор и прошел с ним по комнате, внимательно глядя на экран приборчика.
Катя кинула деревянный нож на стол:
- Что вы делаете?
- Казимир не уверен, что вы способны защитить свое убежище. До него дошли слухи, что Драганести смог телепортироваться сюда прошлой весной при свете дня и освободить какого-то вашего узника.
- Тогда у власти был Иван. С тех пор к нам не вторгались, а я увеличила число дневных охранников.
Ядрек продолжил обходить комнату, всматриваясь в прибор:
- Ты в курсе, что Ангус МакКей в Нью-Йорке?
Катя с трудом сглотнула.
Ядрек усмехнулся:
- Я так понимаю, что нет.
- Уверена, что он часто приезжает – Драганести один из его клиентов, - шансов на то, что Ангус когда-нибудь захочет с ней увидеться, не было.
- Интересно, что он здесь именно сейчас, не думаешь?
Неужели Казимир подозревал, что Ангус участвует в убийствах? Ну, он убил больше Истинных во время Великой Войны, чем кто-либо другой, а его компания имела свои методы расследования и исполнения правосудия. Последний раз она его видела на Гала Бале. Он сделал вид, что не знаком с ней.
Посмотрел только однажды, когда отвесил какую-то саркастическую реплику. «Так ты предпочитаешь развлекаться? Собираешься убить кого-нибудь сегодня ночью?».
Будь он проклят. Давно надо было его прикончить.
- Ага! – Ядрек потянулся за карниз и вытащил на свет какую-то металлическую штуку. – Все еще уверена, что способна руководить ковеном? – он швырнул на стол подслушивающее устройство и раздавил его прессом для бумаг.
Катя вздрогнула. Как долго ее офис прослушивается? Кто это делает? Драганести? Или Ангус МакКей?
Ядрек развинтил ее телефонную трубку и нашел еще один жучок. Презрительно посмотрел на нее:
- Трогательно, - и раздавил жучок прессом для бумаг.
Она стиснула зубы. Ядрек будет с наслаждением рассказывать об этом Казимиру:
- Я могу защитить этот ковен. И я поймаю убийцу.
- Хорошо, - Ядрек бросил детектор жучков обратно в портфель и застегнул его. – Жду посылку через неделю.
Катя моргнула:
- В следующее воскресенье?
- В субботу, - Ядрек пожал плечами. – Как я уже говорил, Казимир тобой недоволен. Ему нужен только предлог, чтобы сместить тебя.
Убить ее. Катя сжала кулаки:
- Я так понимаю, что у него уже есть замена?
- Да, - Ядрек, улыбаясь, поправил галстук. – Я.
- Это смешно. Ты даже не русский. Мои люди не будут подчиняться приказам поляка.
- Наполовину поляк, наполовину русский, - Ядрек пожал плечами. – Казимиру плевать на наше происхождение. Что он хочет, даже требует – лояльности.
- Я лояльна.
- Докажи, - Ядрек посмотрел на часы. – Мне пора.
- Я докажу, - Катя подошла к нему. – Я не только поймаю убийц, но и отдам вам Ангуса МакКея.
Брови Ядрека взметнулись вверх.
Катя улыбнулась. Ну наконец добилась реакции.
Ядрек фыркнул:
- Думаешь, что сможешь схватить генерала армии Вампов?
- Разве Казимир не будет рад, если мы поймаем Ангуса? – а она будет счастлива, если ему придется страдать. – Я доставлю его и убийцу к следующей субботе. А вы можете прекратить пускать слюни по моему месту в ковене.
Ядрек усмехнулся:
- Посмотрим. Тебе этого никогда не выполнить, - и исчез.
Катя глубоко вздохнула. Теперь ей надо поймать Ангуса МакКея. Это будет невероятно трудно. Связан ли он с убийствами? Его присутствие в Нью-Йорке сейчас было слишком большим совпадением, но он вовлечен в это дело или нет, уже не имеет значения. Она пообещала, что доставить и Ангуса, и убийцу. Если она не сделает этого к субботе, ее жизнь оборвется.
Дерьмо! Ей нужен план. Катя начала ходить туда-сюда по офису. Чтобы поймать Ангуса, придется привлечь всех мужчин ковена. Как только он и убийца будут пойманы, надо будет упрятать их так, чтобы они не сбежали.
Ей нужно серебро. Тонны серебра. Слава Богу, сейчас у ковена были деньги. Несколько месяцев назад они с Алеком телепортировались в несколько магазинов в Бриллиантовом квартале, набрали там драгоценных камней, после чего телепортировались к партнеру в Калифорнию, который заплатил за камни один миллион двести тысяч долларов. В свой уютный Бруклин, они вернулись еще до того, как полиция узнала об ограблении.
Она сделает комнату из серебра. Серебряные стены не дадут Ангусу и убийце телепортироваться на свободу. И нужно много паслена. Ее запасы истощились.
Она замерла, когда поняла, что есть еще одна проблема. Как она перенесет Ангуса и убийцу к Ядреку, к субботе? Ему было нужно, чтобы она провалила это задания, а он сам возглавил ковен.
Она не могла ему доверять. Нет, ей придется самой доставить узников. Что нелегко, учитывая, что у Кати нет точной информации о местонахождении Казимира. Она могла поклясться, что это где-то в Восточной Европе или России.
Галина поможет. Ее шея тоже под угрозой. Разве у нее нет какой-то собственности на Украине?
Катя позвонила Галине и Алеку по телефону с требованием немедленно объявиться в офисе. После чего взяла ручку и стала набрасывать планы. Кто был убийцей? Только у вампира есть возможность убить другого вампира, поэтому она подозревала, что он из ковена Драганести. Или один из сотрудников Ангуса МакКея. Может, сам МакКей.
Будь он проклят. Наконец-то шотландец получит по заслугам.
Она подняла глаза, когда в офис зашел Алек:
- У нас есть неделя, чтобы поймать Ангуса и убийцу, а потом доставить их к Казимиру.
Алек открыл рот от удивления:
- Неделя? Когда у нас появились такие планы?
- У меня только что был посетитель. Поляк по имени Ядрек Янов.
- Я слышал о нем, это наемник Казимира.
Катя вздохнула:
- Он… заменит нас с Галиной, если мы не справимся с заданием.
- Боже, - прошептал Алек.
- Я хочу, чтобы ты нашел убийцу. Раздели членов ковена в группы по три человека: один будет приманкой, чтобы выманить убийцу, другие два будут в засаде, в полной готовности к нападению.
- Я все сделаю как надо, - Алек направился к двери, потом замешкался. – Я… Я никогда этого не говорил, но…
- Что? – Катя уставилась на него. – У нас мало времени.
Алек вздрогнул:
- Я видел, как убили Владимира.
- Что? – Катя кинулась к нему. – Ты видел убийцу и ничего не сказал?
- Они стреляли в меня серебряными пулями, мне было так больно, что я не понимал. Что произошло. А потом девчонка, она появилась сзади. Мы не видели, как она подошла.
- Девчонка? Они? Ты имеешь в виду, что их двое?
- Да. Мужчина и женщина, работают вместе. Он из меня решето сделал, когда Владимир пил кровь. Потом кинулся за Влада и проткнул его со спины.
Катя схватила Алека за рубашку и притянула к себе:
- Дурак. Почему ты мне раньше не рассказал?
- Я... Мне надо было вытащить пули, серебро меня убивало. Пришлось пойти в станцию скорой помощи и взять под контроль медсестру и доктора. Это заняло остаток ночи.
Катя заскрипела зубами и откинула его в сторону:
- Мог бы сказать мне на следующую ночь.
Он опустил голову:
- Мне было стыдно. Владимир был моим близким другом, надо было как-то его спасти.
Катя вздохнула:
- Так ты уверен, что убийц двое? Мужчина и женщина?
Алек кивнул, все еще избегая ее взгляда.
Она разгладила его рубашку там, где помяла своей хваткой:
- Ты не смог спасти Владимира, но можешь спасти меня и Галину.
- Я сделаю это, - он заискивающе посмотрел на нее. – Для тебя - все, что угодно, Катя. Клянусь.
Она всегда подозревала, что его желание помочь базировалось не только на лояльности. Катя похлопала Алека по щеке:
- Помоги мне поймать убийц, Алек, и я сделаю для тебя все, что захочешь.
Его глаза засветились, когда он встретился с ней взглядом:
- Считай, что они уже мертвы, - он кинулся за дверь, почти столкнувшись с Галиной.
- Куда это он так торопится? – поинтересовалась Галина.
- У нас гонка со временем. У тебя ведь есть какая-то крепость в Украине?
- Просто старое поместье. Почему ты спрашиваешь?
- Сегодня ночью ты уезжаешь. Нам нужна тюремная камера, полностью покрытая серебром. Денег я дам.
Галина подняла свои идеально выщипанные брови:
- Мы будем держать в пленниках вампира?
- Не одного. Убийцу или, возможно, двух. И Ангуса МакКея.
Галина открыла от удивления рот:
- Генерала армии Вампов?
- Да, - и ублюдка, который бросил ее много лет назад. – Не удивлюсь, если он один из убийц, - и работает с женщиной? От этой мысли кровь в Кате закипела. Она была для него не слишком хороша, а эта сука, значит, лучше? – Их хочет Казимир. Или умрут они, или мы.
Галина вздрогнула и съязвила:
- Надо пораскинуть мозгами, кого же выбрать…
Катя кивнула. Ночь полна сюрпризов. Она и не догадывалась, что у Галины есть мозги.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, inna46, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:06 - 07 Фев 2016 18:03 #7 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Кассиопея

Глава 6


Эмма посмотрела на экран телефона, чтобы узнать время. Вот чёрт. Ушла из Центрального Парка уже почти полтора часа назад. После того, как Ангус МакКей намекнул, что заглянет к ней домой, она поняла, нужно пополнить запасы амуниции. Поймала такси до Мидтауна, где в муниципальном здании на шестом этаже помещался офис Отдела по наблюдению за вампирами. Там девушка обзавелась серебром: парой наручников, цепями и пулями для «глока», а ещё полным ящиком деревянных кольев, потому что дома осталось совсем немного.
К сожалению, охране на выходе из здания не понравилось, что она фланирует туда-сюда с таким количеством боеприпасов без правильно оформленных заявок. Поэтому ещё минут пятнадцать ушло на чёртовы бумажки. А после Эмма никак не могла поймать машину: субботними вечерами такси обычно не ездили в деловой части города.
И вот, наконец, она у дома вместе с добычей. Девушка бросила взгляд на счётчик и достала несколько банкнот. Оставалось только надеяться, что Ангус МакКей её не опередил.
Водитель притормозил у подъезда. Улица была погружена в темноту, если не считать небольших пятен света под фонарями. Редкие прохожие гуляли с собаками и болтали с соседями. Эмма расплатилась и выбралась с заднего сидения автомобиля. Всё серебро было сложено в один пакет, который пришлось поставить на крышу машины, чтобы достать ящик с кольями.
Выпрямившись, она почувствовала, как волоски на шее встают дыбом, и расправила плечи. За ней наблюдают. Она ощутила это, даже не прибегая к помощи своих способностей.
Девушка подняла голову и посмотрела на окна третьего этажа. Все зашторены. Её окно третье слева. Ей показалось, или между занавесками щель? Она присмотрелась. Шторы шевельнулись. Эмма сглотнула. Ангус!
- Леди, – окликнул таксист, – собираетесь всю ночь так стоять? Дверь закройте.
Эмма швырнула ящик обратно в салон, схватила с крыши пакет и забралась в машину.
- Поезжай.
- Что? – Водитель бросил на нее раздражённый взгляд. – Куда?
- Просто езжай. Давай же!
Он нажал на педаль газа.
Девушка обернулась и посмотрела назад. Занавески в квартире подняты, в оконном проёме тёмный мужской силуэт. Она почувствовала, как его взгляд следует за ней.
Эмма повернулась на сиденье. Она терпеть не могла спасаться бегством. Но это лучше, чем встретиться с вампиром без должной подготовки. Не может же она попросить его выйти на десять минут, чтобы организовать западню и надрать ему задницу?
Великолепную задницу. Вспомнилось, как он висел на дереве вниз головой.
Такси доехало до перекрестка.
- Куда теперь, мисс?
- Э-э, давайте направо.
Эмма хлопнула себя по колену. Она ненавидела отступать, даже по необходимости. Думай, думай. Нужно найти место, где можно спокойно подготовиться к схватке. А потом пригласить в гости Ангуса.
Ну конечно! Квартира Остина! И ехать недалеко. Места намного больше, чем у дома. Драться с вампиром будет значительно удобнее.
Эмма назвала водителю адрес. С Остином девушка сдружилась, когда он работал в Отделе. После того, как Шон сделал всё возможное, чтобы Остин не смог найти работу в органах, тот устроился в строительную компанию в Малайзии. Платили, судя по всему, хорошо, раз он смог оставить квартиру в Манхеттене.
Эмма вызвалась присматривать за апартаментами. Слава богу. Теперь есть, где организовать ловушки. Может, получится завлечь Ангуса в спальню, там кровать с коваными столбиками. Идеальное место, чтобы пристегнуть его серебряными наручниками.
А Ангус… Ну конечно же, он пойдёт за ней в спальню. Ясно ведь, что Эмма ему нравится. Она вспомнила, как к бедру прижимался его твёрдый член, руку, ласкающую её ногу. И как он хвастал, что «по правде говоря, девушки бывали очень довольны».
Очень хотелось выяснить, так ли это. Он говорил, что держит слово. Нет! Он не человек! Эмма застонала и откинулась на сиденье. Внутри у неё разгорелась нешуточная битва.
***
Черт побери, Эмма сбегает. Она не ответила на звонок, и недовольному Ангусу пришлось ориентироваться на автоответчик, чтобы попасть к ней в квартиру. Прибыв на место, он потратил несколько минут на осмотр. Ничего интересного, если не считать нескольких кольев, лежащих на кофейном столике рядом с перманентными маркерами. Ангус представил, как она смотрит телевизор и надписывает деревяшки.
Интересно, Эмма просто уехала где-то переждать до рассвета? Ему-то придется уйти до восхода солнца, а поговорить хотелось уже сегодня. Надо убедить девушку бросить охоту на вампиров.
Ангус выглянул в окно. К перекрёстку подъехало такси. Он в секунду мог телепортироваться на угол квартала, но там в ожидании зелёного света стояла пожилая женщина с собакой. Появись он рядом, она могла бы упасть замертво от страха. Или сломать шейку бедра. Смертные, особенно пожилые, такие хрупкие. Ангус заметил затенённое место рядом с пожарной лестницей у дома на углу. Сосредоточился, телепортировался туда, заглянул под килт и вышел на свет.
Автомобиль повернул направо. Женщина с собачкой перешла через дорогу, не обращая на шотландца никакого внимания. Собака, напротив, отлично его заметила и запрыгала, заливаясь тявканьем. Ангус посмотрел терьеру прямо в глаза. «Тихо». Поскуливая, тот боком отполз к хозяйке.
Ангус застонал про себя. Будучи смертным, он любил животных, поэтому сейчас было очень обидно видеть, что они от него в ужасе. Генетически он не совсем человек. От открытия Романа всё ещё было не по себе. Неудивительно, что на него так реагируют звери – чувствуют то, чего Ангус не знал все эти годы.
Он заметил, как такси Эммы поворачивает налево. Ангус приблизился на вампирской скорости и продолжил следить. Как только машина замедлялась, он скрывался в тени. Если Эмма его заметит, заставит мотаться за ней по всему Манхеттену.
К счастью, далеко бежать не пришлось. Автомобиль остановился у здания в Гринич Виллидж. Ангус спрятался за каким-то фургоном и смотрел, как Эмма достаёт из салона пакет и ящик. Новые колья? Ящик похож на тот, что он видел у неё в квартире.
Заплатив водителю, девушка отыскала в карманах брелок с ключами. Ого. У неё точно есть парень. Мысль проникла в его сознание подобно змеиному яду. Скрипя зубами, мужчина наблюдал, как Эмма открывает дверь и заносит багаж в фойе. Любовник, будь он неладен. Смертный. Кто бы он ни был, этот человек её не заслуживает. Знает ли он, например, чем она занимается по ночам? Он не сможет её защитить. Ангус единственный, кто с этим справится.
Он сжал кулаки, прекрасно осознавая, что за чувство скручивает внутренности узлом. Ревность. Шотландец пересёк улицу, не сводя хмурого взгляда со стеклянной двери, за которой только что скрылась Эмма. Замок уже защёлкнулся, но его это не остановит. Он просто телепорти… Раздался визг автомобильных покрышек и рёв клаксона. Слева всего в паре сантиметров затормозила машина. Чёрт побери! Его только что чуть не сбили. Он, конечно, не умрёт от пары сломанных рёбер, но было бы чертовски больно. Таксист грубо обругал его, и Ангус кивнул, выражая полное согласие. Ну он и придурок. Так расстроился из-за возможного соперника, что не заметил, как чуть не угодил под колёса.
Он вышел на тротуар, пропуская такси. Надо собраться! Может, у Эммы тут подруга. Почему он сразу предположил худшее?
Может потому, что она прекрасна, умна, смела, скромна… И далее по списку качеств, которые любой мужчина хотел бы видеть в своей девушке.
Подойдя к стеклянной двери, Ангус заглянул внутрь. Эмма уже уехала наверх, но отступив чуть влево, можно было разглядеть, как последовательно загораются номера этажей. Светилась цифра четыре. Ангус оглянулся, нет ли свидетелей.
Твою мать! Такси, которое его чуть не переехало, теперь стояло у подъезда, и из него, хихикая, выбирались две блондинки. Та, что повыше, передала водителю деньги за поездку и смачно поцеловала его в щёку. Низенькая стала хихикать ещё громче. Она стояла на тротуаре в ожидании подруги, покачиваясь на высоких серебристых шпильках в тон блузке и сумочке. На розовых шортах сзади сияли буквы Juicy1.
Ангус вздрогнул. Нельзя телепортироваться в здание при свидетелях. Поэтому он нырнул в ближайшую тень, надеясь, что его не заметят.
- Ну, давай уже, Линдси, - прохныкала та, что в шортах. – Вечеринка не может закончиться прямо сейчас. Поехали в «Зацени и подцепи».
Линдси запнулась о бордюр, поднялась на тротуар и направилась к подруге, шатаясь на высоких каблуках. Босоножки были точно в тон к бирюзовой сумочке и такой же футболке. Коричневые буквы на груди сообщали окружающим, что быть милым хорошо, но богатым – лучше. Она положила руку на талию, на полоску обнаженной кожи между блузкой и коричневой мини-юбкой.
- Я в тот клуб больше ни ногой. Парни там – просто горстка неудачников! Клянусь, такое чувство, что все настоящие мужики свалили из города.
- Знаю… - Её подруга перекинула роскошные длинные волосы через плечо. – Думаю, они и из страны свалили.
- Ага. Наверное, они уехали… ну… в Питтсбург, - догадалась Линдси.
Ангус вздохнул. Сколько эти дамочки собираются стоять тут, болтая ни о чем?
Он заметил, что у той, что пониже часть прядей выкрашена в розовый. Может, у неё от этого мозговая дисфункция? Трудно понять так сразу. Стоит плюнуть и телепортироваться? Они всё равно настолько пьяны, что ничего не заметят.
- Ого, Тина, глянь. - Линдси опасно накренилась в сторону подруги. – У тебя за спиной такой красавчик.
Тина – это та, что в шортах - развернулась и, потеряв равновесие, упала на Линдси. Обе расхохотались. Ангус застонал про себя.
- Да он вкусняшка, - Тина, покачиваясь, направилась к нему.
- Я первая его заметила, - Линдси оттолкнула подругу, и та врезалась в цветочный горшок рядом с дверью.
- Ой. - Она потёрла больное бедро, посылая Ангусу полный боли взгляд.
- Ты же тот парень, которого мы чуть не переехали? – Теперь Линдси смотрела на него с подозрением. – Мы так резко затормозили, что меня чуть не стошнило.
- Мечтай, - проворчала Тина. – Ты ж выпила больше тысячи калорий.
Линдси наклонилась к нему. От запаха алкоголя заслезились глаза.
- Мне нравится твоя юбка. Версаче?
- Это килт. Сшитый на заказ портным в Эдинбурге.
- А-а-а, так ты ирландец, - накренилась к нему Тина. – Я прям тащусь от твоего акцента.
- На самом деле, я шотландец, - Ангус попытался отойти, но его уже прижали к кирпичной стене. Линдси провела длинным розовым ногтем по его руке.
- Не хочешь подняться к нам на чашечку кофе?
- Ага, на кофе по-ирландски, - захихикала Тина.
- Мне кажется, тебе жарко в этом свитере. - Линдси погладила рельефный рисунок. – Без него тебе будет удобнее.
- И веселее. - Тина достала из серебряной сумочки ключ и открыла дверь подъезда.
Ангус прокашлялся:
- Мне надо увидеться кое с кем в этом здании, не могли бы вы впустить меня?
- О, дорогуша, мы тебя пустим… внутрь. - Линдси схватила его за руку и потащила в фойе.
Тина вызвала лифт:
- Я первая.
- Ну уж нет. - Она отпустила Ангуса и встала перед подругой. – Я первая его увидела.
Пока блондинки спорили, Ангус отошел к почтовым ящикам. К счастью, на каждом рядом с номером квартиры значилась фамилия владельца. Проверив ящики четвертого этажа, он наткнулся на знакомое имя.
- Я придумала! – произнесла Тина. – Давай обе его трахнем!
Они опять захихикали. Двери лифта раскрылись.
- Ну, давай уже! – позвала Линдси. – Пошли, ирландец.
Ангус окинул их хмурым взглядом:
- Вы и правда пустите незнакомого человека в квартиру? А вдруг я какой-нибудь… маньяк.
Девушки посмотрели огромными глазами на него, потом друг на друга и расхохотались.
- Ага, так я и поверила, - Тина придержала двери лифта. – Мне так страшно, что я трусики намочила.
- Мои уже давно мокрые, - качнулась в его сторону Линдси, изо всех сил стараясь сексуально хлопать ресницами. Но, к сожалению, они слиплись от туши так, что в конце концов девушка вместо того, чтобы строить глазки, стояла и тёрла глаза.
- Вы случайно не знаете этого человека? – Ангус указал на почтовый ящик четыреста двадцать первой квартиры. – Его фамилия Эриксон.
Линдси сморщила носик:
- Ага, я его знаю, - и повернулась к Тине. – Помнишь парня из четыреста двадцать первой? Он был таким… грубым.
- Знаю ли я? – Тина прислонилась к двери лифта. – Как-то попросила помочь мне с готовкой, а он сказал, что я и так уже готова.
- Не видела его уже несколько месяцев, - произнесла Линдси. – Но он симпатичный. Клянусь, все симпатяшки уехали из города.
- Его Остином зовут? – спросил Ангус.
- Ты ищешь Остина? – Линси распахнула рот от удивления. – О, Боже мой, ты голубой.
Ангус напрягся:
- Нет, я…
- Дерьмо! Мы могли бы догадаться, - Тина указала на шотландца. – Смотри. У него ж сумочка.
- Это не сумочка, - Ангус заскрипел зубами. – Носить спорран - прекрасная мужская традиция…
- Как скажешь, - отмахнулась Линдси. – Зачем ты к нам подкатывал, если сам голубой?
- Ага, - презрительно усмехнулась Тина. – Да ты просто позёр.
- Ага, этот парень позёр, - Линдси, нетвёрдой походкой прошла к лифту. – Готова поспорить, что он даже не ирландец.
Когда двери лифта мягко закрылись за девушками, Ангус вздохнул с облегчением. Слава Богу, что он пьёт кровь из бутылок, и ему не нужно ради собственного выживания общаться с современными людьми. Такие, как эти две, Линдси и Тина, могут довести вампира до того, что он выйдет на солнце. Какое счастье, что Эмма другая. Особенная, умная, милая. И, скорее всего, сейчас находится в квартире Остина Эриксона.
Лифт остановился на четвёртом этаже. Твою мать! Дамочки будут торчать в коридоре минимум пять минут, придётся подождать. А, может, просто уйти домой? Если Эмма поймет, что он в курсе её местонахождения, то опять переедет. Да, лучше оставить её в одиночестве. Он телепортируется в дом Романа и напишет письмо с просьбой встретиться следующим вечером. Ангус закрыл глаза, представляя её блестящие тёмные волосы и янтарные глаза, изящную шею и нежные щечки. «Спокойной ночи, Эмма. Сладких снов».
Эмма швырнула ящик на софу Остина, потом отнесла в спальню пакет. Оглядела комнату. Да, подойдет. Она застелет кровать свежими простынями, а после восхода солнца вернётся к себе за ноутбуком и кое-какой одеждой. Сексуальной.
Она прошла через гостиную в кухню, в поисках ножа, чтобы открыть ящик.
«Спокойной ночи, Эмма. Сладких снов».
На секунду забыв, как дышать, она стала шарить по столу в поисках подставки для ножей. Ангус. Эмма схватила нож и развернулась. Никого. Ну, конечно же. Голос она слышала не с расстояния. Он был в её голове.
Эмма поставила ментальную защиту. Как он посмел вот так вторгаться в её сознание? А это точно был Ангус. Голос выдал: глубокий, мужской, с особенным певучим акцентом.
Как он смог сделать это через весь город? Если только…
Она кинулась к окну в гостиной и оглядела улицу сквозь жалюзи. Несколько прохожих, но ни одного мужчины в килте. Эмма задёрнула занавески. Мог ли он каким-нибудь образом узнать её местонахождение? Она подбежала к двери, открыла замки и выглянула в коридор.
Две блондинки, пошатываясь, шли по коридору, трещали о чём-то и смеялись. На высокой было нечто коричнево-бирюзовое, на той, что пониже, розово-серебряное. Они остановились через несколько дверей от Эммы. Высокая пыталась попасть ключом в замочную скважину.
Эмма спрятала нож за спиной, чтобы никого не напугать, и вышла в холл, пытаясь увидеть, что происходит дальше по коридору. Пусто.
Высокая блондинка уронила ключи на пол:
- Дерьмо! – она наклонилась, чтобы подобрать связку, но свалилась прямо лицом вниз.
Та, что пониже, захихикала:
- Ой, Линдси, ты просто в хлам!
Линдси поднялась и поправила мини-юбку:
- Я не в хлам. Я в полную хламину.
Покачивая головой, Эмма развернулась, чтобы вернуться в квартиру Остина.
- Дай, я попробую, - низенькая блондинка оттолкнула Линдси и попыталась сама открыть дверь.
Линдси прислонилась к противоположной стене. И заметила Эмму.
- Что поделываешь? Разве это не квартира Остина?
- Да. Он уехал из города, а я приглядываю за ней. Мы с ним старые друзья, - Эмма начала закрывать дверь.
- Подожди! – Линдси накренилась в её сторону. – Ты не можешь быть его подружкой. Мы всё знаем об Остине.
Эмма помедлила.
- Мы знаем секрет Остина, - напевая произнесла вторая блондинка.
Они в курсе его работы на ЦРУ?
- Что именно вы знаете?
- Мы знаем, что он может уже выйти из шкафа, - захихикала Линдси. – Правильно, Тина?
- Мне ли не знать? – Тина с сомнением посмотрела на Эмму. – Какой из тебя хороший друг, если ты не в курсе, что он гей?
Эмма открыла рот от удивления. Зачем Остину надо было говорить этим женщинам, что он голубой?
Если только…
- Вы к нему клеились что ли?
Линдси фыркнула:
- Ну, да! Парень такой классный.
- Я десять тысяч миллионов раз пыталась затащить его в нашу квартиру, - Тина откинула за плечо свои светлые с розовыми прядями волосы. – Всегда находил причину отказаться, например, говорил, что не выключил утюг.
Линдси усмехнулась:
- Это так грубо.
Эмма точно знала, что Остин не голубой. Парень сделал сотни снимков девушки, по которой сох.
- Боюсь, вы ошибаетесь на его счёт.
- Боюсь, нет! – прокричала Линдси. – У нас есть доказательство, мы познакомились с его дружком.
- Ага, настоящий позёр, - похвасталась Тина. – А ведь даже не ирландец.
- Ага, - добавила Линси. – Нас не обманули его поддельный акцент и короткая юбчонка.
Эмма затаила дыхание.
- Вы встретили внизу мужчину в юбке, говорящего с акцентом? Высокого, с невероятно широкими плечами, великолепным лицом и длинными тёмно-рыжими волосами?
- Блин, подруга не заводись, - Тина закатила глаза. – Парню ты ни к чему. У него даже сумочка есть.
- Ага, - кивнула Линдси. – Весомая улика.
Эмма крепче сжала нож в руке:
- Он был внизу? Только что?
- Ага, видели его, - Тина почесала голову. – Только об Остине и говорил.
- И не поднялся к нам в квартиру, - проворчала Линдси. – Если смог нам отказать, значит точно гей.
- Мне ли не знать? – кивнула Тина. – Мы же такие знойные.
Эмма сделала глубокий вдох. Ангус был внизу, знал, где она.
- Доброй ночи, дамы.
Девушка закрыла дверь и заперла замки. Чёрта с два замки помогут. Дерьмо. Ангус может телепортироваться в квартиру, когда захочет. Так почему он этого не сделал? Почему оставил в покое? Она подошла к софе и заглянула в ящик с кольями. Чёрт побери Ангуса МакКея! И его способность вторгаться в её сознание и квартиру, когда ему заблагорассудится.
И если бы только это. В глубине души было приятно, что он решил её выследить. Ему нравится она, а не эти блондинистые дурочки из коридора, которые пытались его подцепить. Значит ли, что он никогда не пользуется слабостью женщин ради маленького глотка крови прямо из человека? Правду ли говорил Ангус, когда утверждал, что пьёт только из бутылок? Святые небеса, она начинала ему верить.
Катастрофа одно то, что ей приятно его внимание. Он втёрся к ней в доверие. Влез в душу. Проклятье, там ни для кого нет места.
Единственный способ избавиться от Ангуса – прикончить его. А то, что какая-то часть её протестует, как раз подтверждает, что это нужно сделать непременно. Убить его. Он должен умереть до того, как полностью завоюет её сердце.
Эмма быстро рассовала колья по квартире, чтобы можно было воспользоваться ими в любой момент. Расстелила постель и спрятала серебряные наручники и цепи под подушкой. Затем разделась до нижнего белья и вытянулась на кровати. Придёт он этим вечером или следующим – неважно.
Она готова. Ангус умрёт.
______
1Juicy - Juicy Couture — популярный американский бренд, производит женскую и детскую одежду, аксессуары и часы, а также одежду и аксессуары для собак.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, inna46, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:07 - 25 Фев 2016 07:41 #8 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
бета Кассиопея
Глава 7

Эмма проснулась как от толчка, и посмотрела на прикроватные часы. Почти полдень. Заснуть удалось только под утро. Ангус так и не появился.
Наскоро одевшись, она помчалась в свою квартирку в Сохо. Там проглотила завтрак, быстро приняла душ и упаковала кое-что из вещей, чтобы забрать с собой в квартиру Остина. К сожалению, у неё почти не было сексуальных нарядов. Эмма предпочитала практичную и удобную одежду, в которой можно драться. Никогда раньше ей не приходилось изображать из себя соблазнительницу. Ну где спрячешь кол, если на тебе надето только кружевное бельё?
В конце концов, девушка решила запихнуть в чемодан всё своё бельё. Позже решит, что из этого подходит. Она выкатила чемодан в гостиную.
На кофейном столике по-прежнему лежали шесть кольев. Ангус их не тронул. Эмма присела на кушетку перед ноутбуком. По воскресеньям писем обычно немного. Да и в другие дни тоже. Тяжело завести друзей, когда надо хранить столько секретов. Девушка щёлкнула мышью на «входящие» и увидела письмо, полученное в четыре сорок три. От Ангуса МакКея.
Сердце будто куда-то провалилось, но Эмма усилием воли заставила себя успокоиться. Это потому что он привлекательный. Сегодня, например, её привлекает мысль убить его. Она сделала глубокий вдох. Поправка. Соблазнить, а потом прикончить.
Эмме ещё не доводилось поступать так безрассудно, но с Ангусом всё должно получиться. Парень возбудился просто от того, что лежал рядом с ней в парке. Наверное, он опытный любовник. Несколько столетий девушки бывали очень им довольны. Проверить это, правда, не получится. Эмма не собиралась выпускать ситуацию из-под контроля.
Она открыла сообщение.
«Дорогая Эмма, жаль, что я тебя не застал. Очень хотел забрать твой компьютер: в нём, наверняка, куча всего интересного, а моя прямая обязанность – сбор информации. Но я устоял в надежде, что это поможет тебе, наконец, понять – мне можно доверять».
Эмма фыркнула. Доверять вампиру?
«Я знаю, где ты сейчас. Встретимся в квартире Остина Эриксона в восемь вечера в воскресенье. Я не представляю угрозы. Просто хочу поговорить».
Да о чём, чёрт возьми, им говорить? Понятное дело, Ангус хочет, чтобы Эмма прекратила охоту на вампиров. Он говорил, что беспокоится исключительно о её безопасности, но девушка подозревала, что всё совсем наоборот – он волнуется лишь о своих дружках-вампирах. Как далеко шотландец готов зайти, чтобы остановить её? Попытается ли убить в случае отказа? Эмма почти надеялась на это. Чтобы оправдать убийство МакКея.
И всё же он утверждает, что не причинит вреда. Совершенно очевидно, что в парке он приложил для этого все усилия. Не стал нападать и в квартире Остина. Говорил, что пьёт кровь из бутылок. Эмма своими глазами видела, как он отхлёбывал из фляжки.
Девушка зажмурилась и потёрла глаза. Она выдаёт желаемое за действительность. Просто Ангус ей нравится. С ним интересно разговаривать и на него приятно смотреть. Ей нравилось воображать его бесстрашным благородным воином. Особенно когда он в килте.
В этом всё дело. В пустых мечтах. А реальный Ангус несколько веков охотится на ни в чём не повинных смертных. Пришло время повернуть ситуацию на сто восемьдесят градусов. Пусть теперь добыча станет хищником.
Эмма наклонилась над столиком и напечатала ответ.
«Я готова. Надень что-нибудь сексуальное».
Задержав дыхание, нажала на кнопку «Отправить».
Ну вот, дело сделано. Она посмотрела на время. Три часа дня. Меньше, чем через пять часов Ангус МакКей умрёт.
* * *
Оделся Ангус сексуально.
Эмма была в ванной, красила губы помадой чуть более тёмного оттенка, чем обычно, когда услышала, как он зовёт её из гостиной. Поправив волосы и пожелав отражению удачи, она вышла в спальню. Взгляд на прикроватные часы подтвердил его пунктуальность. Ровно восемь.
Эмма выглянула из комнаты в приоткрытую дверь. И потеряла дар речи. Ни килта, ни споррана. На Ангусе были чёрные джинсы, обтягивающая футболка и чёрная ветровка – воплощение сексуальности. Длинные золотисто-каштановые волосы он убрал назад и закрепил тёмным кожаным ремешком.
Сердце сжалось в груди. Боже, ну почему он не человек? Ему уже почти пять с половиной столетий. Сейчас таких мужчин не делают.
Эмма распахнула дверь, и Ангус повернулся к ней лицом. Он обвёл её взглядом с головы до ног, задержавшись на шёлковом халатике. Когда их глаза снова встретились, девушка заметила вспыхнувший огонёк страсти. Пока всё идет по плану.
- Я немного не рассчитала время, не успела одеться. - Она оперлась одной рукой о косяк, другой взялась за ручку двери. Выражение лица Ангуса не изменилось. Эмма уставилась в пол. Как неловко. Она полдня тренировала это движение перед зеркалом: слабый узел на поясе халата, руки поднимаются и… опля – узел распускается, а халатик «случайно» распахивается. Так нет же. Именно сейчас ничего не вышло.
- По мне, так ты выглядишь прекрасно, - Ангус указал рукой на кожаный диван. – Присядь, нам надо поговорить.
Девушка через силу улыбнулась. Так не пойдёт. Ловушка-то в спальне.
- Я… мне надо одеться, я практически голая.
Уголок его рта приподнялся.
- Я не возражаю. – Ангус снова махнул в сторону дивана. – Обещаю быть джентльменом.
Эмма заскрипела зубами. Что теперь делать? Прокричать ему: «Эй, любовничек, будешь моим рабом, ну-ка, марш в спальню»?
- Знаешь… так пить хочется. Принеси, пожалуйста, бутылку воды из холодильника.
Даже не посмотрев, как он на это отреагировал, Эмма повернулась и прошла в спальню, остановилась у кровати и взялась за кованое изножье. Паршиво. Никудышная из неё соблазнительница. Почему-то это казалось незаслуженным. Нечестным. Во время антитеррористической подготовки ей внушили, что ради победы над злом приходится пачкать руки. Только сложность в том, что у Эммы нет настоящих доказательств того, что Ангус опасен, хоть он и вампир.
Других кровососов она ловила за убийством или изнасилованием. Ангус же всё это время пытался просто поговорить. Он вампир, но неужели это достаточное основание для вынесения приговора? Несколько дней назад на этот вопрос Эмма ответила бы утвердительно. Теперь прежней уверенности не было.
- Ты это просила? – тихо спросил Ангус.
Девушка развернулась к нему лицом. Глаза шотландца расширились от удивления.
Взгляд вниз всё объяснил. Великолепно. Именно сейчас халату вздумалось распахнуться. Чёрные кружевные трусики и такой же лифчик почти ничего не прикрывали.
- Спасибо. - Она шагнула вперёд и протянула руку. Ангус отдал ей бутылку с водой и обвёл комнату взглядом. Он явно что-то заподозрил, в этом Эмма не сомневалась. Открутив крышку, она сделала маленький глоток.
- Я бы предложила и тебе чего-нибудь выпить … – невольно вздрогнула она, - … хотя нет, я лучше воздержусь.
Ангус улыбнулся:
- Всё в порядке. Я напился, прежде чем идти сюда.
- Так это правда? Ты питаешься исключительно из бутылок?
- Ага. - Его взгляд опустился ниже и там задержался. – Мне больше не надо соблазнять женщин ради еды. Я занимаюсь любовью, только когда мне действительно этого хочется.– Он поднял на неё горящие страстью глаза. Эмма постаралась не обращать внимания на мурашки, побежавшие по коже.
- И больше не пользуешься контролем над сознанием, чтобы добиться желаемого?
- Стараюсь.
Она сделала ещё глоток:
- Я тебе не верю. Прошлой ночью ты залез в мои мысли.
- Правда? – удивился он. – Что-то не припомню.
- Правда, - вскинула подбородок Эмма. – И не надо меня запугивать.
- Я тебя запугивал? Что я такого сказал?
-Ты… ты пожелал мне спокойной ночи.
- О, да… Непростительная грубость с моей стороны.
- Да не в этом дело. Ты влез в мою голову без разрешения.
- Даже не пытался, поверь. Ты бы сразу поняла, если бы это было так - почувствовала бы холодное дыхание в районе переносицы. Вчера такое было?
- Нет, но с какой стати мне тебе верить?
Ангус нахмурился:
- Хорошо же. Сейчас продемонстрирую.
Внезапно в неё ударила ледяная волна такой силы, что Эмма невольно отступила. Она мгновенно поставила ментальную защиту, но всё равно продолжала чувствовать его присутствие: сила кружила вокруг, пытаясь найти брешь, огромная, но, всё же, контролируемая. У Эммы появилось ужасное подозрение. Если бы Ангус ударил во всю мощь, она бы не выстояла.
- Достаточно!
Кружение прекратилось. Холод рассеялся. Склонив голову набок, Ангус рассматривал девушку.
- Ты это чувствовала прошлой ночью, когда я пожелал тебе доброй ночи?
Эмма глубоко вдохнула и признала:
- Нет, не это. - То ощущение нисколько не походило на реальную атаку на сознание.
- У меня есть только одно объяснение. Я не пытался передать тебе своё пожелание, но ты всё равно его уловила. У тебя развит телепатический дар.
Она это и так знала. Несколько лет назад она разделила с отцом последние минуты его жизни, хотя он был в Москве, а Эмма в Эдинбурге. Воспоминания всколыхнулись, причиняя боль. Глазами отца она видела, как убивали маму. Слышала последние слова папы. «Отомсти за нас».
Ангус подошёл ближе.
- Ты в порядке?
- Я… нет. – Эмма отвернулась, чтобы он не заметил боль в её глазах. Поправила одеяло на постели, поставила бутылку на тумбочку. Предсмертные слова отца эхом звучали в голове. Она должна это сделать. Должна прикончить Ангуса МакКея.
- Лучше я оставлю тебя одну.
Эмма взглянула на несколько сбитого с толку мужчину. Он, видимо, заметил, что она чем-то расстроена.
- Нет, я хотела бы поговорить, если ты не против. – Девушка опустилась на кровать рядом с подушкой и посмотрела ему в лицо. Полы халата разошлись еще шире, когда она подогнула под себя одну ногу.
Глаза Ангуса вспыхнули. Прожигая её пылающим взглядом, он подошёл вплотную.
- Пытаешься завлечь меня, мисс Уоллес?
Её пульс участился.
- Да нет, просто подумала, что мы можем поговорить, узнать друг друга поближе.
Нахмурившись, он остановился рядом с кроватью:
- Ты ненавидишь вампиров всей душой. Они отняли жизнь у твоих родителей, с тех пор ты мстишь.
- Я это называю правосудием. - Эмма прикрыла глаза и потёрла переносицу. Что за невезение. Она должна была догадаться, что он всё поймет.
- Если это поможет, могу сказать, что поручил агенту в Москве расследовать убийство.
Эмма убрала руку.
- Серьёзно? Ты делаешь это для меня?
- Я хочу выяснить, кто виноват.
Она села поудобнее.
- Спасибо. Я много раз пыталась узнать хоть что-то, даже воспользовалась связями в МИ-6, но там никто не в курсе существования вампиров, так что никакой информации не получила.
- Я сделаю всё, что смогу, чтобы помочь тебе найти преступников. Надеюсь, свершив правосудие, ты прекратишь охоту.
Эмма моргнула. Прекратит? Ангус искоса взглянул на неё.
- Ты сможешь остановиться, Эмма?
Она выпрямилась на кровати. Разве можно так всё бросить, пока вампиры продолжают убивать каждую ночь? Неужели остальные жертвы не заслуживают правосудия, как её родители?
Ангус сел рядом с ней.
- Ты должна покончить с этим. Сражаться с противником, который сильнее и быстрее тебя - самоубийство.
- До сих пор дела шли неплохо.
- Ты больше никого из них не застигнешь врасплох. Они сами начнут на тебя охотиться группами. Ты не выживешь, если на тебя нападут сразу несколько.
Эмма вцепилась в одеяло.
- А если у тебя не получится найти тех, кто убил моих родителей? Считаешь, мне просто всё бросить?
Он был непреклонен.
- Да. Бросить.
Девушку охватила ярость.
- И я должна просто позволить этим монстрам продолжать питаться людьми? Насиловать женщин? Убивать невинных?
- Оставь правосудие над такими вампирами Вампам, подобным мне. У меня это получится намного лучше.
- Ты думаешь, что такой крутой? – Эмма уперлась руками в его плечи и толкнула Ангуса на кровать. Потом запрыгнула сверху, ногами сжав его бедра.
- Эмма, что ты делаешь? – Он попытался сесть, но она опять толкнула его и придавила к одеялу. Его губы изогнулись в улыбке.
- Любишь быть сверху? Надо было просто сказать.
Не обращая на него внимания, девушка потянулась под подушку за серебряными наручниками. Так как они с Ангусом лежали поперек кровати, пристегнуть ему руки над головой, как предполагалось, не получилось. Неважно.
- Это серебро? – процедил он сквозь зубы.
Она защёлкнула браслет на его запястье, потом взялась за другую руку. Как только наручники застегнулись, Эмма услышала, как Ангус со свистом втянул воздух. В воздухе запахло палёным. Серебро прикипело к коже, прожигая в ней широкую полосу.
- Ой, извини. - Она продела под наручники манжет ветровки, чтобы защитить от ожога. Другая рука не пострадала – металл оказался поверх рукава.
- Спасибо.
В его взгляде отражались гнев и боль, но голос звучал ровно и негромко. На самом деле он выглядел слишком спокойным для связанного мужчины. Может, серебро вытягивает из него силы, как криптонит из Супермена?
- Знаешь, у меня мало опыта в подобных играх, но разве тебе не полагается надеть чёрный кожаный корсет и ботфорты на высоких каблуках? Да и про хлыст ты забыла.
- Мы тут не извращённым сексом занимаемся, и ты отлично это понимаешь.
Он улыбнулся уголками губ.
- Жаль. Почему бы тебе не выполнить последнее желание умирающего мужчины?
Эмма фыркнула и достала из-под подушки серебряную цепь. Его улыбка стала шире.
- Слушай, твои предварительные ласки меня просто убивают.
Невероятно. Она собирается лишить его жизни, а он веселится? Девушка слезла на пол и цепями обвязала его лодыжки. Покончив с этим, она уселась между его коленей.
- Все ещё считаешь, что круче меня?
В мгновение ока, Ангус сел, завел руки в наручниках ей за спину и дёрнул Эмму на себя. Потом упал обратно, увлекая ее за собой. Носом девушка уткнулась прямо в его грудь.
- Ой. - Она почувствовала аромат хлопка и мыла. От шотландца приятно пахло и веяло теплом.
- Так-то лучше. - Он запустил пальцы в её волосы. – А если сдвинешься вниз сантиметров на двадцать, будет просто великолепно.
Эмма попыталась резко вскинуть голову, но ей помешали его руки. Оставалось только упираться подбородком ему в грудь и испепелять взглядом.
- Отпусти меня.
- Сними с меня наручники.
- Нет.
Губы Ангуса дёрнулись:
- Тогда расстегни джинсы.
- Нет!
- Эмма, - серьёзно сказал он. – Если действительно собираешься меня убить, то целься в сердце. Приложи ухо к моей груди, чтобы услышать, где именно оно бьётся.
Эмма нахмурилась.
- У тебя не может быть сердцебиения. Ты мёртвый.
- Послушай и узнаешь.
- Нет. - Она схватила его руки и поднырнула под ними. Он не сопротивлялся. Выхватив из-под подушки кол, девушка села верхом на бедра шотландца.
- Эмма.
- Не разговаривай со мной. - Она отвела в сторону полу куртки, и теперь только тонкий хлопок футболки защищал его сердце. Правда ли оно бьётся? Какое это имеет значение? Он вампир. Он несколько столетий пил кровь женщин, манипулировал ими, использовал. Эмма занесла кол для удара и помедлила, ожидая от Ангуса каких-нибудь действий - криков, попыток выхватить у неё оружие. Он мог попытаться прикрыть сердце. Захватить контроль над ее сознанием. Хоть что-то. А он просто лежал и смотрел на неё, и в его взгляде не было ненависти. Одна лишь печаль. Эмма судорожно сжимала и разжимала пальцы.
- Я должна это сделать. Ты порождение зла.
Ангус нахмурился.
- Я прожил очень долгую жизнь, девушка, и понял одну вещь. Все мы способны на зло.
Эмма сжала кол крепче. Это не зло. Это справедливость. Она уставилась туда, где предположительно находится его сердце. Глаза жгло.
- Так и будешь просто лежать?
- Ты действительно собираешься меня убить?
Девушка встретилась с ним взглядом. В глазах Ангуса не было ненависти. Только грусть и сострадание.
- Ты наверняка меня ненавидишь.
- Как я могу? Я слишком хорошо знаю, что значит скорбеть. Ведь я пережил всех смертных, которых любил.
Эмма опустила руку и выронила кол на кровать.
- Я не могу это сделать. Ты… ты слишком похож на смертного.
Ангус вздрогнул:
- Спорный вопрос.
Она нагнулась к ему и прижала ухо к его груди, которая размеренно поднималась и опускалась. Странным образом, это успокаивало. Её собственное сердце перестало, наконец, выпрыгивать из груди, и она потихоньку расслабилась.
- Ах, Эмма. - Руки Ангуса нежно гладили её по волосам. – Слышишь его?
Ровный стук его сердца эхом звучал в её ушах.
- Как такое возможно? Я думала, ты мёртв. Вернее, немёртвый.
- Оно бьётся по ночам, выбрасывает кровь в сосуды, чтобы я мог думать, говорить… функционировать.
Эмма подняла голову и с некоторым изумлением заметила, что глаза шотландца горят красным. Она быстро отодвинулась.
- Я оставила тебя в живых, но это ничего не значит.
- Я мог остановить тебя в любой момент.
- Но не сделал этого.
- Остановил бы, просто хотел посмотреть, решишься ли ты довести дело до конца.
Девушка запахнула халат и затянула пояс.
- И теперь собираешься насмехаться надо мной, потому что я провалилась.
- Нет, девочка моя, - сверкнул глазами Ангус. – Я счастлив, что ты прошла испытание.
Эмма напряглась:
- Это была проверка?
Шотландец сел.
- Мне бы не хотелось испытывать влечение к убийце.
- Это не я убийца, а ты.
Он нахмурился в ответ.
- Мне доводилось убивать для самозащиты, но никогда из мести. В отличие о тебя.
Он что, считает себя более нравственным? В Эмме проснулся гнев. Она встала и отвесила ему пощёчину.
- Чёрт возьми, женщина. Ты испытываешь моё терпение.
- А ты – моё. Как ты смеешь осуждать меня? Ты, кто веками существовал за счёт людей. Надо было убить тебя, когда у меня был шанс.
Ангус скрипнул зубами.
- У тебя не было ни единого шанса. – Он дёрнул цепь, и она тут же порвалась.
Эмма тихонько ахнула и отступила на шаг. Нахлынувшее унижение только разозлило её сильнее. Будь он проклят. Всё это время он мог вырваться.
Шотландец скинул ботинки, и цепь с его лодыжек сползла на пол. Он встал, стряхнул кольца и поднял запястья в браслетах.
- Ключ?
Эмма кивнула на тумбочку у кровати и вышла. Мерзавец. Самоуверенный кровосос. Она прошла в гостиную, остановилась у окна и стала смотреть на улицу.
- Эмма, - тихо позвали сзади.
- Пожалуйста, уходи.
Ангус встал рядом с ней у окна.
- Я не хочу, чтобы ты думала, что потерпела неудачу. Лично я рад, что ты меня не убила.
Она взглянула на его руки. Браслетов не было. Он снова надел ботинки.
- Ты мог освободиться в любой момент.
- И лишить себя удовольствия? Мне понравилось, как ты сидела у меня на бедрах в этих сексуальных трусиках. Нет, я бы не ушёл, даже рискуя жизнью.
Он в самом деле считает её привлекательной или пытается рассмешить? Скорее всего, последнее. Эмма опять посмотрела в окно.
- Я хочу, чтобы ты перестал ко мне приходить.
Ангус со вздохом прислонился к стене.
- А я уж подумал, что начал тебе немножко нравиться.
Девушка скрестила руки на груди:
- Ты мне нравишься настолько, что я сделала исключение и не убила тебя. Но я не могу прекратить охотиться на других.
- Детка, ну сколько раз повторять, что ты должна остановиться.
- Ты не можешь мне указывать. Я ожидаю от тебя уважения к моим решениям. Дай мне жить своей жизнью.
Его глаза вспыхнули гневом.
- Да ты и неделю не проживёшь!
- Не твое чёртово дело!
- Ты самая упрямая женщина, которую я когда-либо встречал.
- Приму это за комплимент, ты же знал тысячи девиц.
Ангус нахмурился:
- Ты не понимаешь, с чем столкнулась, - он выглянул в окно. – Видишь вон то здание?
Он указывал на самый высокий дом через дорогу. Эмма вскрикнула, когда внезапно почувствовала его объятие.
- Что ты…
Всё кругом потемнело, закружилось. Почувствовав, что ноги оказались на чём-то твёрдом, Эмма крепче вцепилась в куртку Ангуса, чтобы не упасть
- Что? – Она огляделась. Они уже не в квартире Остина.
- Взгляни вниз, - Ангус отодвинулся и встал рядом.
Девушка выглянула за кирпичную ограду, которая была высотой по пояс. Далеко внизу видна была улица. До земли минимум пятнадцать этажей. Они стояли на крыше здания, на которое указывал Ангус.
- Ты нас телепортировал? – шёпотом спросила Эмма.
Он обнял её сзади. Они медленно поднялись в воздух, и переместились за ограждение.
- Это левитация, - прошептал Ангус ей на ухо. – Достаточно бросить тебя через стену.
- Прекрати.
- Перестань охотиться на вампиров.
Эмма закрыла глаза.
- Ты просто пытаешься защитить своих дружков.
- Эти подонки-убийцы мне не дружки. - Они снова опустились на крышу. – Я хочу спасти твою жизнь.
Она отодвинулась.
- Угрожая сбросить меня с крыши?
Ангус бросил на неё сердитый взгляд.
- Показывая, как, чёрт возьми, тебя легко убить. - Он пошёл прочь, бормоча себе под нос проклятья.
Эмма уставилась на него. Ей всегда казалось, что главная задача шотландца – защитить от неё вампиров. Но теперь засомневалась. Неужели он действительно о ней беспокоится? Девушка вздрогнула, когда Ангус ударил по металлической двери, ведущей на лестницу. Даже в темноте можно было заметить оставшуюся вмятину.
- Извини, что напугал. - Он снова начал ходить по крыше. – Я просто не знаю, как до тебя достучаться.
- Почему тебя заботит моя судьба? Мимо тебя прошла не одна тысяча смертных.
Ангус остановился и посмотрел на Эмму.
- Я никогда не встречал такую женщину. Ты другая. Ты… так похожа на меня,- он выглядел смущённым, когда пожимал плечами. – Хотя, конечно, выглядишь намного привлекательнее.
Девушка состроила рожицу:
- Думаешь, я похожа на вампира?
- Нет, ты такой же боец. Смелая и непреклонная. Сражаешься со злом по ночам.
- Как… ты? – Мужчина её мечты. Хотя, конечно, она надеялась, что её воин не будет на день погружаться в оцепенение. Холодный ветерок начал развевать полы шёлкового халата, и Эмма поёжилась.
- Ой, да ты замёрзла, - Ангус направился к ней. – Мне вернуть тебя назад?
- Как ты это делаешь? – Девушка посмотрела сквозь ограду на дом Остина. – Просто смотришь на место и переносишься?
- Да. Или слышу голос и перемещаюсь. Если я хорошо знаю нужное место, то просто вспоминаю его, тогда ориентир не нужен.
- Значит, за секунду ты можешь перенестись в Лондон или Париж?
- Ага, хочешь попробовать?
Эмма моргнула:
- Сейчас? Я не совсем одета.
- Тогда я точно знаю, куда нам надо. - Он обвил её руками. – Не соблаговолите ли вы прогуляться со мной, мисс Уоллес?
- Что? Я… - Она схватилась за Ангуса. – Но это не свидание.
Его губы медленно растянулись в улыбке.
- А мне кажется, это оно и есть.
Всё погрузилось во тьму.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, inna46, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:08 - 30 Янв 2016 13:06 #9 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
Перевод Асса
Бета-ридинг FairyN
Вычитка Жменька
Глава 8
Ангус материализовался в знакомом месте, парижском офисе Жан-Люка Эшарпа. Эмма оступилась и он поддержал ее. Мгновенно сработала сигнализация, которую Ангус установил собственноручно. Эмма не могла ее услышать. Однако Жан-Люк отреагировал, перескочив через рабочий стол и направив на них кинжал.
- Merde , - он опустил кинжал. - Мог предупредить меня, что явишься.
Дверь с треском распахнулась и в комнату ворвался Робби МакКей с вытянутым в руке клеймором.
- А, это ты…
Он нажал кнопку возле двери, выключая охранную сигнализацию.
- Bonsoir, mademoiselle. - Жан-Люк пристально с любопытством рассматривал Эмму.
Ангус не убрал руку с ее талии и одарил своего старого друга предостерегающим взглядом.
Жан-Люк отреагировал медленной улыбкой.
- Браво, mon ami.
- Жан-Люк, Робби, это - Эмма Уоллес, - представил Ангус, продолжая прижимать ее к себе. - Эмма, это – Жан-Люк Эшарп.
- Известный модельер? - ее глаза от удивления расширились. – То есть, мы в Париже?
- Точно. - Ангус кивнул на шотландца в юбке. - Это - Робби, работает на меня и охраняет Жан-Люка. А мне он вроде внука.
- Мы уж и забыли сколько раз надо добавить "пра" к слову "внук", - Робби поклонился. – Истинное удовольствие познакомиться с вами, мисс.
Он вопросительно посмотрел на Ангуса. Без сомнения, они мучились вопросом, зачем он телепортировался вместе со смертной девушкой. Обычно Ангус являлся только по делам.
- Я… я тут подумал, пригласить мисс Уоллес на пикник. Ты не мог бы найти для нас корзину с закусками, Робби?
Робби непроизвольно открыл рот.
- Ты? На пикник?
Жан-Люк хохотнул.
- Попроси Альберто. Он знает, что делать.
- Очень хорошо. - Робби вышел из комнаты с ошеломленным выражением на лице.
Ангус поморщился внутри. Они вели себя так, словно он никогда прежде не ухаживал за женщиной. Что ж, прошло лет сто-двести... И опять же, он ухаживает за Эммой не из романтических побуждений! Просто хочет завоевать ее доверие, дружбу, чтобы они смогли объединиться против общего врага.
Тогда, зачем он все еще обнимает ее, прижимает к себе? Ангус отпустил Эмму.
- Мисс Уоллес нужна... кое-какая одежда…
- Серьезно? - Глаза Жан-Люка сверкнули весельем. - Я и не заметил.
Эмма впилась взглядом в Ангуса и прошептала:
- Я знала, что это будет неудобно…
- Пойдемте... - Жан-Люк вышел из офиса первым. - Гардеробная внизу. Уверен, мы сможем найти что-нибудь подходящее для э-э... пикника. - Он оглянулся на Ангуса, не скрывая усмешки. Так и будет теперь дразниться в течение минимум века, как понял Ангус. Еще бы, явился ранним утром с босой, полуобнаженной смертной девушкой!
Жан-Люк показал им официальный демонстрационный зал, где была выставлена часть его самых последних моделей. Затем провел их в большую комнату, заставленную стойками, полными одежды.
- О, Боже мой… - прошептала Эмма, изучая ценник. – Мне это не по карману...
- Не волнуйся. Зато мне по карману...
Она шире раскрыла глаза.
- Я не стану принимать подарок от тебя. Это против правил!
Жан-Люк фыркнул.
- Ну, вы оба даете! Никто так не начинает романтическую ночь.
- Это не свидание, - уперлась Эмма.
Француз улыбнулся.
- Как вы отнесетесь к тому, что я дам вам на ночь что-нибудь напрокат, а Ангус сможет позже вернуть? – и тут же насмешливо посмотрел на шотландца. – Если не порвет…
Ангус усмехнулся.
- Я не собираюсь срывать с нее одежду.
- Жаль, - пробормотал Жан-Люк, и двинулся к стойкам. – Прошу вас, мадемуазель.
- Очень любезно с вашей стороны, - Эмма отошла к стойкам.
Жан-Люк кружил около Ангуса.
- Ты, старый пёс. Никогда бы не подумал, что у тебя такой хороший вкус.
Ангус скрестил руки на груди.
- Всего лишь бизнес…
Жан-Люк фыркнул.
- Я не вчера родился.
- Догадываюсь. Но я заручусь ее доверием и она прекратит убийства.
Челюсть Жан-Люка отвисла.
- Она – охотница на вампиров?!!
Ангус кивнул.
- Так что, не заблуждайся на счет ее приятного личика и красивого тела. Она - беспощадный и искусный воин.
Жан-Люк молча смотрел на Ангуса. Тот выгнул бровь.
- Что?
Жан-Люк пожал плечами.
- Ничего. - Он отвернулся и пробормотал, - Сначала – Роман, теперь - ты…
- Между нами ничего нет!
- Конечно. - Жан-Люк похлопал его по спине. - Я желаю вам обоим только лучшего.
Ангус фыркнул и отошел. Все же Жан-Люк придавал этому слишком большое значение. Эмма находилась за три стойки от него, разглядывала черные брюки.
Снова брюки? Почему она всегда прячет свои прекрасные ноги? Что-то золотисто-янтарное попалось ему на глаза, и он снял вешалку со стойки.
- А мне это нравится. Напоминает цвет твоих глаз.
Она с сомнением взглянула.
- Это же платье. Великолепное платье, но я их не ношу.
- Милая, ты же не на турнир по каратэ идешь, а на пикник.
- Пикник в Париже, в дизайнерской одежде? - Она тряхнула головой. - Во все это трудно поверить, - и подошла ближе. – Те, другие, тоже вампиры?
- Они - мои друзья, Эмма. Ты думаешь убить их?
- Нет, я буду вести себя прилично. - Она шлепнула его по руке. - Кроме того, где бы я спрятала колья? В нижнем белье?
Он улыбнулся.
- Стоит тебя там обыскать, на всякий случай...
- Только об этом и мечтаешь? Не дождешься.
Ангус хмыкнул и вручил ей платье.
- Примеришь?
Спустя десять минут, она вышла в великолепном золотистом платье, которое дополняли мерцающие золотые босоножки.
Робби принес полную корзину закусок. Он ухмылялся, но мудро держал рот на замке.
А вот Жан-Люк любил ходить по лезвию бритвы.
- Наслаждайтесь своим свиданием, - произнес он им в спину, когда пара уже направилась к двери.
Ангус стрельнул в него яростным взглядом, обещающим возмездие в скором будущем. Жан-Люк искренне рассмеялся.
Они вышли из студии Жан-Люка на Елисейских полях. Улица была освещенной и оживленной, несмотря на четыре часа утра. Невдалеке сверкала Триумфальная Арка.
Эмма усмехнулась.
- Невероятно! Удобный способ путешествовать, вместо восьмичасового сидения на самолете.
- Точно. - Ангус указал на далекие огни. – Вон там, похоже, отличное местечко.
- Эйфелева Башня?
- Она. - Он обхватил ее руками. – Держись.
Темнота клубилась вокруг них в течение нескольких секунд, затем растаяла. Они стояли на верхнем уровне Эйфелевой Башни. Под ними простирался Город Огней.
Эмма перегнулась через ограду.
- Здесь прохладно. – Эмма обхватила себя руками. – Я бы даже сказала - холодно...
- Возьми. - Ангус предложил ей куртку. Пока она одевалась, он откинул шотландку Робби, которая прикрывала наполненную корзину.
Эмма присела и порылась в ней.
- Ничего себе, настоящая еда. - Она вытащила хлеб, сыр, виноград. Бутылку вина.
- Надеюсь, здесь есть что-то для тебя?
Ангус нашел бутылку.
- Вот и для меня. - Он сорвал пробку и отвел бутылку в сторону, когда пена из шипящих пузырьков вырвалась наружу.
- Напоминает шампанское. - Эмма вручила ему фужер.
- Называется «Шипучей кровью», смесь шампанского и синтетической крови. - Он наполнил бокал. – Хочешь попробовать?
- Никогда! - Она с любопытством наблюдала за ним, пока он пил. - Я видела рекламу Смешанной Кухни на ДВН, но думала - это шутка, потому что лично я видела вампиров, питающихся от людей.
- Те, кто отказываются пить из бутылок - Подпольщики. Они любят охотиться на смертных. - Ангус открыл бутылку вина для нее. - Это наши заклятые враги. Мы боремся с ними уже несколько столетий.
- То есть, Шенна Веллан права? Есть две группы вампиров?
- Да. - Ангус наполнил ее фужер вином. – Как видишь, Эмма, у нас общий враг, Подполье. И наша цель та же самая - защищать невинных. - Он передал ей бокал. - Мы должны стать... верными друзьями.
Она приняла бокал.
- Мне надо подумать об этом…
- Понимаю. - Он прислонился спиной к решетке ограждения. - Ты только час назад пыталась убить меня.
Она откусила кусочек сыра.
- Мне трудно смириться с идеей о хороших вампирах. Я полагаю, Жан-Люк и Робби похожи на тебя?
- Так и есть. Робби - мой потомок. Я нашел его умирающим на поле в Каллодене .
Ангус закрыл на миг глаза.
- Я многих членов семьи потерял в тот день.
- Не могу даже представить себя свидетелем чего-то столь ужасного... - Эмма вздрогнула.
- Ты стала свидетелем убийства своих родителей, разве нет?
Её передернуло.
- Не хочу говорить об этом, - и выпила немного вина. – Расскажи о себе? Когда ты родился?
- В 1480.
- И у тебя есть потомки? Ты... был женат?
- Был. И у меня были дети, трое. - Ангус быстро изменил тему разговора. - Я был смертельно ранен при Флоддене, в 1513 году. Роман нашел меня той ночью. Я был чуть жив. Думал, мне почудился тот голос, спрашивающий меня, хочу ли я продолжить борьбу со злом. Решил, что это был ангел. И сказал «да». - Ангус улыбнулся. – Не потому, что я не хотел в небеса. Было обидно умирать настолько молодым! Я мог сделать куда больше.
- Ты расстроился, когда понял, что стал вампиром?
Он пожал плечами.
- Скорее, немного удивлен. Я не знал, что такие создания существуют. Но я никогда не сожалел об этом, как Роман... С самого начала понял, что смерть не изменила меня. Я остался таким же, только намного лучше.
Она бросила в него виноградиной.
- Самодовольный вампир!
Он заулыбался.
- Но это правда! Мы можем делать вещи, которые смертные никогда не смогут сделать.
- Вы не можете выходить на солнце!
- Зато можем жить веками.
Она отщипнула кусочек хлеба.
- Расскажи мне о прошлом, местах, где ты бывал, людях, с которыми встречался?
Ангус начал с нескольких любимых историй о встрече с Мэри, Королевой Шотландии, и об исчезновении Красавца Принца Чарли(8). Эмма была полна вопросов, и он с удовольствием наблюдал, насколько свободно она теперь чувствует себя в его присутствии. Эмма смеялась с ним, поддразнивала его.
Спустя час, он закупорил полупустую бутылку «Шипучей крови» и убрал в корзину.
- Боюсь, скоро рассвет… Мы должны идти…
- О… Конечно. - Она собрала остатки еды и тоже уложила в корзину.
- Я... тяжело признаться, но я искренне наслаждалась встречей…
- Имеешь в виду наше свидание?
Она бросила на него раздраженный взгляд.
- Это не свидание!
Он хмыкнул.
- Мне достаточно, что ты знаешь, что я тебе не враг. Ты можешь доверять мне.
Он тоже получил не меньшее удовольствие. Этот вечер он будет помнить, как никакой другой.
Эмма встала и стряхнула крошки хлеба с куртки.
Шотландец вскочил и свернул одеяло.
- Я совершила ошибку, увлекшись твоими рассказами о прошлом... - она опустила руки и нахмурилась.
Он уложил одеяло в корзину.
- Здесь нет ничего такого…
Она покачала головой.
- Я должна была собрать больше информации о Подполье. И еще выяснить, где вы удерживаете Шенну Веллан.
- Удерживаем ее? Она - счастливая замужняя женщина…
- Мой босс думает, что ей промыли мозги. Его первоочередная задача - спасти ее.
Ангус фыркнул.
- Она абсолютно счастлива там, где находится. Неужели так трудно поверить, что смертная женщина может полюбить вампира?
Глаза Эммы распахнулись.
Ангус с трудом сглотнул. Глубоко внутри росло напряжение. Непреодолимое желание. Он хотел то, что имел Роман. Хотел любви смертной женщины...
Эмма подняла корзину.
- Как мы спустимся отсюда?
- Ты позволишь мне обнять тебя? - Он подошел ближе. - И доверишься мне?
Она нервно улыбнулась.
- Или мы могли бы воспользоваться лестницей…
Он обхватил ее руками.
- Нужен всего лишь миг.
Она выглядела печальной, когда обвила руки вокруг его шеи.
Чернота обступила их несколько секунд, и вот, они уже стоят на земле перед Эйфелевой Башней.
Эмма отпустила его.
- Спасибо, Ангус.
Он отстранился.
- Был рад...
Они медленно шли вдоль дорожки по небольшому парку. Ангус хмурился. Атмосфера дружбы, которая возникла во время пикника, таяла. Воздух между ними казался напряженным и наполненный грустью. Как будто что-то ушло. Словно дружбы было недостаточно. Шотландец мельком взглянул на Эмму, задаваясь вопросом, чувствует ли она тоже, что и он?
Вдруг, из-за кустов донесся шум. Ангус остановился. Эмма остановилась возле него и уставилась вопрошающим взглядом. Она, вероятно, не слышала звука. Шотландец поднял палец к губам и сдвинулся вперед. Она осталась рядом с ним.
Шум из кустов усилился. Хриплые звуки. Задыхающейся женщины. Возможно, французский Подпольщик напал на невинную девушку. Ангус наклонился, чтобы достать нож из-под носка. Он передвинул Эмму, заслоняя ее своей спиной.
Кинув на него раздраженный взгляд, она покачала головой.
Упрямая женщина. Но он восхищался ее храбростью. Эмма опустилась рядом с корзиной для пикника и извлекла оттуда винную бутылку. Крепко схватив ее за горлышко, Эмма стала обходить слева. Он обошел куст с правой стороны и выскочил.
- Отпусти ее и шаг назад!
Эмма выпрыгнула на позицию.
Ангус вздрогнул. Они прервали пару, занимающуюся любовью. Эмма стояла у них в ногах, вернее в ногах у мужчины, так как ноги женщины были закинуты тому на спину.
Ангус возвышался над их головами, кинжал был направлен на мужчину.
С вскриком, тот шарахнулся от женщины. Подхватил свои приспущенные штаны, прикрывая промежность, он завопил по-французски что-то вроде «грабитель», затем выдернул бумажник из штанов и бросил его к ногам Ангуса.
Ангус проигнорировал бумажник, когда увидел жуткую картину. Вокруг неестественно красной шеи женщины были обернуты колготки.
- Заткни глотку! Ты душил эту несчастную женщину.
Мужчина придвинулся к женщине, лежащей на земле, которая судорожно прикрывала себя мужской рубашкой. Они оба залепетали по-французски настолько быстро, что Ангус напрягся, не понимая и ожидая подвоха.
Но факт был очевидным.
- Ты душил ее! - Ангус подступил к мужчине, кинжалом нацеливаясь тому в лицо.
- О боже, - прошептала Эмма.
- Не ранить нас, пожалуйста, - задыхаясь заговорила женщина на ломаном английском, раскручивая колготки на шее.
- Вам плохо? - Ангус с сочувствием посмотрел на нее. – Я пытаюсь спасти вам жизнь. Этот ублюдок чуть не задушил вас.
- Я просить его это! - Женщина глядела на Ангуса, затем обернулась к Эмме.
- Нам пора… - Эмма махнула Ангусу, приглашая следовать за собой.
- Нет! Не могу оставить беззащитную женщину с маньяком.
Мужчина и женщина дружно выругались.
- Ангус! - Эмма схватила его за руку и потянула. – Пойдем же!
- Но…- Он оглянулся на пару французов, которые все еще швыряли проклятия в их адрес. - Безопасно оставлять ее?
- Да. - Эмма подхватила корзину и поспешила вниз по дорожке, таща вдобавок и его. - Он не собирается убивать ее. По крайней мере, я надеюсь, что не собирается.
- Но он душил ее!..
- Она сама просила об этом. - Эмма отпустила его руку и пару раз взмахнула корзиной. - Они делают это ради... кхм… остроты эротических ощущений. Удушье вызывает обостренную реакцию на секс. У нее будет более мощный оргазм, как я предполагаю. Не то, чтобы я знала, просто читала об этом.
Он остановился.
- Она попросила, чтобы он удавил ее?
- Да.
Ангус был ошеломлен. Он недоверчиво смотрел на Эмму, затем зашагал дальше.
Эмма последовала за ним.
- С тобой все нормально?
Он мотнул головой и ускорил и без того большой шаг.
- С женщиной ничего не случится. Это действительно было по согласию.
С рычанием, Ангус метнул кинжал и тот вошел в дерево, как в масло.
- Я не понимаю! - Он подошел к дереву. – Видимо, прожил слишком долго. Я больше не понимаю этот мир…
- Я знаю, что это немного неестественно, но люди делают странные вещи…
- Нет! - Он вырвал кинжал из дерева. - Мужчина никогда не должен причинять женщине боль! Никогда, даже если она просит его об этом. Это полное отсутствие чести, если причиняешь вред женщине!
- Ну, я…
- Я не верю этому. - Он наклонил и вложил кинжал в ножны, прикрепленные к ноге.
- Если мужчина любит женщину, как он может пережить ее страдания? - Он одернул джинсы вниз, прикрывая ножны, и выпрямился. - Как он мог сделать такое с ней?
Эмма пожала плечами.
- Она же сама попросила его…
- Почему? Как мужчина может получить удовольствие с женщиной, причиняя ей боль? - Ангус встал поперек дорожки. - Это обязанность мужчины, нет, его привилегия, дать своей женщине все удовольствия, которые она сможет выдержать. Она должна задыхаться и содрогаться от наслаждения!
Эмма молча смотрела на него. Она не верит ему?
Он подошел к ней.
- Настоящий мужчина должен потратить всю ночь, если понадобиться, но убедится, что его женщина удовлетворена. Она может кричать, если не в силах выдержать это удовольствие…
Глаза Эммы расширились.
- …Это должно стать самым большим наслаждением для мужчины - видеть свою женщину содрогающейся в муках страсти.
Она глубоко вздохнула и переступила с ноги на ногу.
Он расхаживал взад-вперед.
- Только, после ее просьбы о пощаде, мужчина может позаботиться о своих собственных потребностях. И никогда не должен ничем вредить ей. - Ангус остановился перед Эммой. - Неужели я абсолютно в этом неправ?
- Нет, - смогла выдавить она.
Прищурившись, он изучал ее лицо.
- Ох, девушка, не смотри на меня так!..
- Я не смотрю. - Она отвернулась, щеки вспыхнули и пульс подпрыгнул вверх. Сердце застучало так, что он услышал.
- Эмма…
- Я думаю, лучше вернуться домой. - Она подняла на него глаза, мерцающие страстью.
Он подступил ближе.
- Твое сердце сильно бьется.
- А твои глаза стали красными.
- Ты должна посмотреть фактам в лицо, Эмма. Это - свидание. - Он коснулся ее щеки.
Корзина для пикника, которую она держала, выскользнула из рук. С низким рыком, он притянул ее к себе и прижался губами в поцелуе.
Ангус смаковал каждое мгновение удовольствия от поцелуя. Он терзал губы Эммы, скользя по ним языком, покусывая их, пока каждый изгиб не запечатлелся в его памяти. Он так тесно прижимал ее к себе, что чувствовал ее груди через одежду. Шотландец провел руками вдоль ее спины, в точности повторяя изгиб: так сладко идущий вниз, а затем резко поднимающийся к округлым ягодицам.
Прикусывая ее шею, опускаясь губами ниже, он почувствовал пульс под тонкой кожей. Его наполнил аромат крови и желания. Прерывистое дыхание Эммы у его щеки прозвучало приглушенным всхлипом. Тело таяло в мужских руках. Ароматы, звуки и ощущения затуманили ему голову. Он больше не мог думать, только чувствовать: радость, страсть и… голод, требующий все больше и больше.
Со стоном, Ангус вернулся к ее рту, требуя большего. Она приоткрыла губы без колебания, и этот момент капитуляции послал жаркую волну дикого возбуждения к паху. Он боролся с вожделением с того момента, как она впервые уселась на его колени этим вечером. И теперь, когда она стала такой нежной и податливой в его руках, а ее язык ласкал его, он заболел от неудовлетворенного желания.
Он подхватил руками ее за округлые ягодицы и тесно прижал к своему твердому члену. Она с возгласом прервала поцелуй. Тревога, промелькнувшая в ее глазах, должна была предупредить его, но он был слишком затуманен желанием, чтобы обратить на это внимание.
- Эмма, я хочу заняться с тобой любовью…
___________
8 Красавчик Принц Чарли – Карл Эдуард Стюарт (англ. Charles Edward Stuart, 31.12.1720 — 31.01.1788), известный также как Красавчик принц Чарли (англ. Bonnie Prince Charlie) или Молодой Претендент (англ. The Young Pretender), — предпоследний представитель дома Стюартов и якобитский претендент на английский и шотландский престолы как Карл III в 1766—1788 годах. Стал популярным героем шотландского фольклора.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, inna46, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:08 - 30 Янв 2016 13:07 #10 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
Перевод Асса
Бета-ридинг Фейри
Вычитка Жменька
Глава 9
- Нет. - Она схватила его за плечи и оттолкнула. Заняться любовью? С Нежитью? Хотя придется признать, что ничего мертвого в той части, которая вжимается в нее, нет. И нет ничего отталкивающего в Ангусе. Помоги ей Бог, ведь если бы он был человеком, она своими руками раздела бы его догола. Но, черт возьми, он вампир!
Она отстранилась.
- Я… не могу.
- Я тебе не враг... - его глаза еще пылали красным. – Ты мне доверяешь?
- Думаю, что доверяю, - она потерла бровь. - Но мы еще и настоящими-то друзьями не стали, до любовных отношений нам очень далеко.
- Друзья так не целуются...
- Мы несколько увлеклись, вот и все. Это… всего лишь поцелуй.
Он нахмурился.
- Черта с два это просто поцелуй. Может мне стоит тебе напомнить?
- Нет. - Она отвернулась и подняла корзину. – Кажется, ты упоминал, что приближается рассвет. Нам еще нужно вернуть корзину, и платье, и вернуться в Нью-Йорк. - Она говорила слишком быстро, чтобы удержаться от размышлений о содеянном.
- Эмма.
Она глубоко вздохнула и повернулась к нему. Жар в его глазах потух до бледно розового сияния. Благодарение Богу.
- Ты готов идти?
- Я хочу знать, что ты чувствуешь.
Она выдавила смешок.
- Это как-то не по-мужски, не находишь? Мужчина, желающий поговорить о чувствах?
- Я знаю, что ты их испытываешь. Ты очень любила родителей, и ты вкладываешь страсть в работу…
- Прошу… - Она подняла руку. - Я не знаю, что должна чувствовать. Или думать. Не могу даже поверить, что пошла на такое. Я не должна была…
Он с грустью разглядывал её.
- Дорогая, все с самого начала шло к этому.
- Нет, мы слишком разные. Это невозможно...
- Я всегда делал то, что в глубине души считал верным. Хотя и мне приходилось сожалеть о некоторых поступках. – Уголки рта изогнулись в улыбке. – Тебя я никогда не буду считать своей ошибкой.
Сердце кольнуло у нее в груди. О Боже, в нем было всё, что она мечтала видеть в мужчине! Если бы он еще не был нежитью. Или бессмертным. Как ей смириться с этим?
- Я хотя бы убедил тебя прекратить убийства? Ты веришь, что я могу позаботиться о твоей безопасности?
- Я… мне нужно подумать над этим. - Она подняла руку, когда он попытался возразить. - Я знаю, что ты позаботишься. И буду очень осторожна. Обещаю быть более осмотрительной теперь, когда знаю, что некоторые из вас добры и благородны.
Он кивнул.
- Это уже некоторый прогресс. И ты должна знать, что я всегда буду стараться защитить тебя. Буду всегда поблизости, только позови.
Ее глаза сверкнули нежелательными слезами. Она не слышала таких слов очень давно. С тех пор, как погиб последний член её семьи.
- Я буду честна с тобой. Если обнаружу ублюдков, убивших моих родителей, меня ничто не остановит, я прикончу их.
- Я буду рядом. - Он протянул руку. - Договорились?
- Договорились. - Она пожала ему руку в ответ.
Он притянул ее ближе и поцеловал в бровь.
- Пойдем.
Эмма прижалась к нему, и всё погрузилось во тьму.
Проклятье. Он влюбился в нее слишком быстро. Четыреста лет и девяносто три года вампирского существования он редко целовался для собственного удовольствия. Только чтобы получить обед или что-то доказать. Поцелуи Эммы не сводились к жажде крови или принуждению.
Сама Эмма притягивала его к себе.
И этот поцелуй. Можно подумать, что у мужчины его возраста есть сотни подобных моментов, которые можно вспомнить. Но вместо того, чтобы стать привычными, такие моменты стали очень редкими.
По настоянию Эммы, он оставил её в квартире Остина. Но все еще беспокоился, что она сожалеет о случившемся. Чёрт! Он и сам немного сомневался. Не в своих чувствах. Его глубоко беспокоило состояние Эммы. Он сомневался, справедливо ли добиваться ее, когда сам остаешься немертвым. Как поддерживать такие отношения?
Когда он добился от нее обещания не выходить одной на охоту, он телепортировался в городской дом Романа. Тревожная сигнализация зазвучала в ту же секунду, как он проявился в холле.
Коннор вбежал в холл, вытянув в руке клеймор. Одновременно с ним из кухни появился Ян.
- А, это ты! – Ян развернулся назад к кухне. – Научись сначала звонить.
Ангус наблюдал, как Коннор вкладывает в ножны свой меч.
- Почему ты здесь? Ты же должен охранять Романа и Шенну?
Коннор бросил на него сердитый взгляд.
- Они тоже здесь. Ты пропустил мессу, так что все мы приехали сюда, чтобы увидеться с тобой.
- Мессу? – Ангус вздрогнул. – Я... забыл. Был занят.
- Это мы слышали. - Рот Коннора дернулся. – Жан-Люк отзвонился час назад с весьма занимательной историей.
- Проклятье... - Ангус нахмурился. Теперь начнут дразниться. – Мне нужно поработать, поднимусь наверх.
- Ангус, я тебя слышу, - прокричал из комнаты Роман. – Заходи!
Коннор усмехнулся, поскольку Ангус направился к двойным открытым дверям гостиной. Три бардовых кушетки окружали с трех сторон квадратный стол цвета кофе. Четвертая сторона была направлена на огромный телевизор с широким экраном, но он был выключен.
- А вот и Ангус, - объявил Коннор, вошедший следом. Он прошел к кушетке справа, где сидел Грегори.
- Уверен? – Грегори ошеломленно уставился на Ангуса. - Что случалось с его юбкой?
Прежде, чем присесть, Коннор отвесил Грегори оплеуху.
- Эй! Видели, что мне приходиться терпеть, Отец? - пробормотал Грегори пожилому мужчине, сидящему на средней кушетке.
- Я буду молиться о тебе, - ответил священник улыбаясь. Он встал и поприветствовал Ангуса.
- Отец Эндрю. - Ангус склонил голову перед священником, с которым познакомился на свадьбе Романа. - Как поживаете?
- Моя жизнь стала намного интересней, с той ночи, когда я принял исповедь Романа.
Ангус кивнул, потом заметил Шенну, пытающуюся встать с кушетки слева. Она была просто необъятная. Когда он увидел, как Роман помогает своей беременной жене встать на ноги, память высветила давние события. Радость и гордость от рождения трех его детей. Беспокойство и чувство вины во время трудных родов жены. А затем боль от предательства, когда он попытался вернуться к ним после Сражения на Флодденском поле. Он был уверен, что жена примет его в новом немертвом статусе.
Она не приняла. Запретила ему видеться с детьми. В гневе, он воспротивился и вопреки запрету наблюдал за ними, как они росли все эти годы, как умирали... Если Ангус и дальше будет преследовать Эмму, разве он не испытает снова ту же самую боль и отчаяние? Ему пришлось бы наблюдать, как она умирает. А если у них появятся смертные дети, благодаря научному прогрессу Романа, ему снова придется стать свидетелем их смерти.
- С тобой все в порядке? - тихо спросил Роман, дружески обняв Ангуса.
Ангус отметил внимательность Романа. Проклятье. Роман всегда видел его насквозь.
- Мы можем позже поговорить?
- Конечно. – Роман отошел к жене.
- Ангус, очень рада тебя видеть. - Шенна поцеловала его в щеку.
- Выглядишь грандиозно, красавица.
Она засмеялась.
- Скорее mucho grande (прим. пер. исп. – очень большой).
- Она вот-вот родит, - пробормотал Грегори и вздрогнул, когда Коннор пихнул его под ребра.
- Я вот-вот взорвусь! – Шенна потерла свой огромный живот. - Малыш уже опустился.
- Мы решили стимулировать роды в эту пятницу, ночью. – Роман помог ей опереться на кушетку. – В этом случае, мы сможем быть уверены, что все доктора Вампы будут рядом и не уснут.
- У вас не один доктор? – спросил Ангус, обходя среднюю кушетку и присаживаясь рядом со священником.
- Два, так безопаснее. Я не хочу рисковать. - Роман помог Шенне сесть.
- Ты слишком волнуешься, - она поудобнее устроилась на кушетке. – Малыш чудесно себя чувствует.
Роман, сидящий возле нее, нахмурился.
- Я оборудовал родовую палату в «Роматэк». На всякий случай…
На случай, если кроха не будет человеком? Ангус понимал нежелание Романа оставить Шенну в обычном родильном доме.
Шенна мотнула головой.
- Я же говорю тебе, что малыш абсолютно нормальный! Он пинает меня днем также, как и ночью.
- Соглашусь, - кивнул Отец Эндрю. - Я молился, и у меня очень хорошее предчувствие относительно этого ребенка.
- Спасибо. Мать Грегори сказала то же самое. – Шенна взяла Романа за руку и улыбнулась ему. - А ты знаешь, Рединка никогда не ошибается.
Отец Эндрю повернулся к Ангусу.
- Роман сообщил мне некоторые увлекательные факты о вас...
- Всё - ложь.
Священник улыбнулся.
- То есть, вас не посвящали в рыцари за героизм во время Второй Мировой Войны?
Ангус пожал плечами.
- Это было более шестидесяти лет назад…
- Точно, к тому же, с тех пор, он превратился в труса, - добавил Коннор, сверкнув глазами.
Все засмеялись, и Ангус бросил на старого шотландского друга сердитый взгляд.
Ян вошел в комнату с подносом уставленным напитками. Установив его на кофейном столике, вручил стакан холодной воды Шенне, затем подал фужер вина священнику. Все Вампы разобрали пустые стаканы.
Коннор подхватил бутылку «Крисски» и налил себе напиток.
- Классная штука, Роман, - потом передал бутылку Грегори.
Тот наполнил свой бокал до края и передал Ангусу.
- Счастлив, что вам нравится, - Роман принял бутылку и затем передал Яну.
Коннор встал, поднимая свой бокал вверх.
- За Шенну, Романа и их младенца! За ваше здоровье и счастье.
Каждый поддержал, соглашаясь, и выпил.
- Где же ты был, Ангус? – спросила Шенна. - Говорят, что ты устроил пикник?
Мужчины-Вампы ухмыльнулись.
Ангус каждого обвел тяжелым взглядом.
- Всего лишь бизнес. Я пытался вернуть здравый смысл охотнице на вампиров.
Коннор фыркнул.
- Здравый смысл у женщины? Обречено на провал с самого начала.
Шенна напряглась.
- Прошу прощения?!
- Это я прошу прощение, - Коннор примиряющим жестом поднял руки. - К сожалению, эта особенная женщина работает на твоего отца, и я уверен, он смог настроить её против нас.
- Вероятно, так и есть... - кивнула Шенна и повернулась к Ангусу. – Может, ты хочешь, чтобы я поговорила с ней? Она смогла бы выслушать мнение такого же человека.
- Я прекрасно справляюсь, - проворчал Ангус.
- Не вижу причины, чтобы тебе разбираться с этим в одиночку, - ответил Коннор.
Ангус сердито посмотрел на него.
- Я справлюсь. Мы много достигли за прошедший вечер.
Грегори подавился смешком.
- Да, мы наслышаны. Она была босая и полу…. Ай-яяя! - он впился взглядом в Коннора, который ткнул его под ребра.
- Ты убедил ее прекратить убийства? – уточнил Коннор.
Ангус пожал плечами.
- Отчасти. Но она доверяет мне. - Он мельком глянул вниз, удостоверяясь, что длинная куртка скрывает явную выпуклость на штанах. Его напряженная плоть несколько успокоилась, но не настолько, чтобы стать незаметной. Нужно было надеть килт!
- Ты несколько необычно выглядишь… - Роман изучал Ангуса. – Знаю! Ты без своего клеймора. Крайне необычно.
Ангус вновь пожал плечами.
- У меня не было бы шансов убедить ее, что не собираюсь причинять ей вред, если бы я был вооружен.
- Что ж, я думаю, это классно, - объявила Шенна. - Пикник в Париже, весной... Очень романтично. Я горжусь тобой.
Ангус отпил немного «Крисски», остро ощущая удивленные взгляды мужчин-Вампов в этой комнате.
- Вам плохо? - Отец Эндрю указал на запястье Ангуса, которое на месте рубцов все еще было багровым и влажным.
- Повстречался с парой серебряных наручников, - проворчал Ангус. – Ничего особенного.
Грегори поддался вперед, глаза сверкнули.
- Она надела на тебя наручники? Парень, да она горячая штучка!
Ангус с негодованием посмотрел на него.
Коннор нахмурился.
- По мне, не очень похоже на особые достижения...
- Думаю, мне стоит поговорить с ней, - вставила Шенна.
- Нет. – Роман мотнул головой. - Если ты отправишься на встречу с Мисс Уоллес, она передаст сведения твоему отцу, а тот попробует похитить тебя.
Шенна вздохнула.
- Роман прав, - подтвердил Ангус. - Эмма говорила, что твое спасение стало навязчивой идеей для Шона. Она вроде открывается мне, но доверие тaк ново для нее... Эмма только сегодня вечером узнала о различиях между Вампами и Подпольем, и все еще противится идее, что некоторые из нас могут быть вполне безобидными.
- А знаете что, парни? - Грегори поставил бокал на стол. - Это маркетинговая проблема.
Ангус усмехнулся.
- Я ничего не продаю.
- Но ты, - уточнил Грегори, – пропагандируешь идею, что хорошие Вампы действительно существуют. Проблема в том, что у нас отсутствует четкое понятие, как отличить нас от плохих вампиров.
- Но мы - вампиры, - не согласился Ангус. - И я не могу утверждать, что всегда был хорошим…
- Но, в конце концов, у вас доброе сердце, - вмешался Отец Эндрю. - Между вами и Подпольем - бездонная пропасть...
- Я думаю над тем, что сказал Грегори. - Шенна потягивала холодную воду. - Подполье называют себя Истинными. Почему бы и вам, парни, тоже не взять название?
- Хм-м... – Грегори откинулся на диванные подушки. – Название... - Он поднял к потолку суженные глаза. - Как вам «Невкусившие»? Или «Поклонники бутылки»? А «Дружелюбные Грызуны»? Ааа-йяяя! Это моя нога! - Он впился взглядом в Коннора.
- В курсе. – Коннор сверкнул ухмылкой. – Ты ошибся, назвав меня дружелюбным.
Пока все смеялись, Роман встал и присоединился к Ангусу. Тот поднялся и направился к двери.
- У меня идея! – объявила Шенна. – «Независимый от клыка и горжусь этим!»
Роман хохотнул и пересек комнату. Ангус ушел в библиотеку, точнее кабинет с книжными полками с трех сторон и большим занавешенным окном в стене, выходящей на улицу.
Роман закрыл двойные двери и выбрал место в одном из оббитых кожей кресел под окном. Ангус расхаживал по кабинету. Он чувствовал нетерпение друга, но не знал с чего начать. С мечом куда проще обращаться, чем со словами. Фактически, его слова имели тенденцию резать также остро. Он блуждал перед книжными полками, разглядывая книги и не всматриваясь в них.
Наконец он остановился.
- Я... у меня была жена и дети...
- Я помню, - спокойно ответил Роман.
- Моя жена... отвергла меня и вступила во второй брак, по её мнению, я был уже мертв.
- Тебя, видимо, это задело.
- Верно. – Ангус мерил шагами комнату. - Но я вовремя понял, что она права. Брак между смертной и вампиром невозможен.
Роман промолчал.
- Но даже после её предательства мне было больно видеть, как она стареет и умирает. И видеть смерть моих детей, это куда больше, чем человек может вынести.
Губы Романа вытянулись в тонкую нить.
- И ты чувствуешь себя обязанным мне это сообщить? Теперь, когда мой сын вот-вот появится на свет?
- Я не желаю тебе ничего плохого, Роман. Ты мне как брат. Не хочу только, чтобы ты испытал ту же боль, что и я…
Роман вздохнул.
- Я знал, когда женился на Шенне, что могу потерять ее. Но Ангус, она подарила мне огромное счастье. Неужели я должен повернуться спиной к счастью, только из страха того, что может случиться в будущем?
- Ты более храбрый человек, чем я. – Ангус не прекращал ходить. - Шенна - любящая душа, понимающая наше положение. И все же, она не хочет становиться одной из нас.
- Я доволен, что она решила остаться смертной. Мы не смогли бы иметь ребенка, если бы она стала вампиром. И как только родится малыш, она сможет быть с ним весь день. И как бы сильно и до скончания веков я не любил Шенну, мне нужно думать теперь и о нуждах моего ребенка.
Ангус нахмурился.
- Я слышал, что наши ДНК мутировали, что они уже не человеческие.
- Ты беспокоишься о малыше? Мы тоже, но уже ничего не сделаешь. Всё в руках Господних.
Младенец наполовину вампир? Ангус возобновил свое хождение.
- Шенна сильно расстроена?
Роман улыбнулся.
- Она расстроена меньше всех. Скорее очень счастлива и в нетерпении.
- Ты счастливец. Не так много женщин, которые поняли бы тебя, как она. – Ангус протянул руку за книгой и заметил красный шрам на запястье. Рана заживет во время его дневного мертвого сна, но вот рана на сердце останется. - Большинство женщин не способны полюбить вампира…
Повисла длинная пауза, когда он почувствовал, что Роман наблюдает за ним. Проклятье! Он, вероятно, сказал слишком много.
Роман прочистил горло.
- Ты уверен, что отношения между смертным и вампиром невозможны?
Ангус кивнул, избегая взгляда Романа.
- Почему у меня такое чувство, что это не касается Шенны и меня?
Дьявол его побери. Ангус повернулся к Роману спиной, притворяясь, что изучает названия книг. Шаги приблизились.
Роман прислонился плечом к книжной полке.
- Охотница?
Ангус глубоко вздохнул и кивнул.
- Есть что-то... необъяснимое.
Роман улыбнулся.
- Не ожидал от тебя чего-то меньшего.
- Я не желаю проходить через это. – Ангус отошел. - Что со мной не так, если я снова решил довериться врагу?
Роман сложил руки на груди.
- Если ты о Кате, она намеренно совратила тебя...
- Нет, я преследовал ее…
- Она заставила тебя так думать, Ангус. Ты хотел изменить ее, но все это время, она - пыталась изменить тебя, стараясь сделать одним из своих злых сторонников.
- С ней я потерпел неудачу.
- Нет. Она не собиралась меняться, Ангус. Она использовала тебя.
Неужели это правда? Ангус возобновил хождение по кабинету. Если Роман прав, то он просто был дураком, когда связался с Катей. И теперь он снова в дураках?
- Дьявол всё побери! Я продолжаю повторять ту же самую ошибку, попадаюсь на удочку женщине, которая, скорее всего, уничтожит меня.
- Не обязательно. У Кати злое сердце... Я не знаю охотницу, но сомневаюсь, что она злая.
- Нет, Эмма храбрая и замечательная. Она рисковала жизнью, чтобы защитить невинного.
- Что она чувствует к тебе?
Ангус с трудом сглотнул.
- Она страстно ненавидит вампиров, но она… мне кажется, она могла бы полюбить меня.
- Я уверен, что сможет, если проведет большее времени с тобой.
- Я поцеловал ее.
Роман изумленно уставился на друга.
- Она не возражала?
- Вот этого-то я и не понимаю... – Ангус подошел к окну и сел. - Она отвечала мне, наслаждалась поцелуем, но потом захотела оказаться от меня подальше и никогда ничего подобного не делать.
Роман нахмурился.
- Сама себе противоречит.
- Так же, как и я. – Ангус обхватил голову руками. - Я должен оставить ее. Но она будет совсем беззащитной. Если подпольщики поймают ее, то, наверняка, убьют. Клянусь, меня это убьет!
- Тогда ты должен продолжать защищать ее, - закончил Роман.
Ангус кивнул.
- Я буду защищать Эмму. Но буду держаться на расстоянии. Больше никаких поцелуев. Я не собираюсь попадать в ситуацию, которая грозит разрушить мое сердце. Или ее...
Роман насупился.
- Ну и хорошо.
- Ты не одобряешь?
Роман пожал плечами.
- Тебе решать. Я только надеюсь, что ты не отказываешься от своего счастья.
Ангус покачал головой.
- Даже если бы она полюбила меня, как жить дальше?
- Кое-что можно получить, только рискуя всем. – Роман пристально посмотрел на него. - Поверь мне, старый друг, есть вещи, которые стоят того.
В своем офисе в Бруклине, Катя еще раз почитала длинное электронное письмо от Галины. Та телепортировалась в Париж в субботу ночью, а затем в воскресенье на Украину. Она путешествовала с двумя любовниками-вампирами, Борей и Мирославом, и троих хватило, чтобы взять под свой контроль сознание близлежащих жителей деревни, от которых они питались. Селян привлекли к работе, чтобы восстановить поместье Галины и подготовить тюремные камеры для охотников на вампиров и Ангуса МакКея.
Катя сжала руки в кулаки. Пришло время Ангусу МакКею страдать. Раздался удар в дверь. Вошел Алек, неся коричневый мешок.
- Финеас принес для нас. - Он положил мешок на столе Кати. - Достал наркотики, о которых ты просила.
Катя заглянула внутрь мешка. Превосходно! Она сможет приготовить две дюжины новых дротиков с беладонной.
- Спасибо, Алек. Как продвигаются поиски убийц?
Алек вздрогнул.
- Сегодня никаких признаков. Не знаю, как их поймать, если они прекратили охотиться на нас…
- Тогда заставьте их снова выйти на охоту! Рассердите их настолько, чтобы они явились за вами.
Алек бросил на нее непонимающий взгляд.
- Всё просто, мой друг. – Катя потрепала его за щеку. - Все, что ты должен сделать – это убить несколько смертных.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:09 - 30 Янв 2016 13:08 #11 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
Перевод FairyN
Бета-ридинг Assa
Вычитка Жменька
Глава 10
В понедельник вечером Эмма заставила себя пойти на работу. После свидания с Ангусом, ей так и не удалось нормально выспаться. Каждый раз, когда девушка начинала проваливаться в сон, тело и разум предавали ее. Перед внутренним взором опять мелькали воспоминания о том волшебном поцелуе. Она тут же просыпалась, отказываясь предаваться подобным мечтаниям. Вместо этого она обдумывала новую информацию о том, что хорошие Вампы противостоят плохим из Подполья. Остин говорил, что Шэнна Вэллан настаивала на существовании двух разных видов вампиров, но Эмма списывала это на промывку мозгов. Любая женщина, вышедшая замуж за вампира, захочет верить в то, что он хороший.
Кроме этого, Эмма знала, что Остин подружился во время съемок реалити-шоу с одной из женщин-вампиров. Скорее всего, он узнал много нового, также как и сама Эмма узнавала сейчас. И уж точно Остин бы не допустил промывки собственных мозгов. У него были самые сильные парапсихологические способности среди агентов ЦРУ за всю историю организации.
Эмма не была в курсе, что именно произошло с Остином. Единственное, что она знала: Остин поругался с Шоном, после чего подал в отставку. А Шон занес его в черный список, и теперь Остину был закрыт доступ к любой работе на государственной службе. С тех пор, Шон стал с подозрением относиться ко всем членам своей команды и стал даже большим параноиком, чем раньше.
Когда Эмма вошла в переговорную на ежевечернюю семичасовую планерку, там уже сидели два сотрудника отдела.
Алиса посмотрела на нее и нахмурилась:
- Ты в порядке?
Со вздохом Эмма осознала, что не очень старательно загримировала синяки под глазами. Она села рядом с Алисой:
- Плохо спала.
- Слишком много тусуешься, а? – Гаррет отхлебнул кофе из чашки, на которой было написано «Слишком горячий, чтоб со мной справиться».
Эмма отрешилась от прослушивания рассказа об очередной победе красавчика Гаррета на любовном фронте. Половине из его россказней она не верила, кроме того, последнее, о чем ей хотелось думать, так это о романтике.
Да кто в здравом уме поцелует вампира? Ей еще повезло, что все не закончилось прокушенным языком. А что еще безумнее, она этим наслаждалась! Святые небеса, что за поцелуй. Краска залила щеки девушки лишь при одном воспоминании о нем.
- Эмма, - прошептала Алиса, - ты уверена, что не заболела? Ты вся горишь.
- Я… в порядке. – Она села ровнее, когда в комнату ворвался ее босс и захлопнул за собой дверь.
Шон Вэллан, руководитель группы, выглядел злее обычного. Он прошел к своему месту во главе стола и положил лэптоп.
- Уже прошло десять месяцев с того момента, как эти ужасные вампиры похитили мою дочь. Десять месяцев! Кровососы, наверное, уже осушили ее досуха и сделали такой же, как они.
Нет, если они пьют синтетическую кровь из бутылок, как Ангус. Эмму только прошлой ночью уверили в том, что Шенна счастлива, но девушка сомневалась, что Шон этому поверит. Дружба Эммы с Ангусом ставила девушку в неловкое положение на работе. Наверное, так же случилось и с Остином. Надо будет написать ему письмо по электронной почте, чтобы выяснить, какую еще информацию удалось раздобыть ему.
- Гаррет, я хочу, чтобы ты продолжил следить за русскими, - приказал Шон и повернулся к Алисе. – Как продвигается твое расследование о «Роматэк»?
- Хорошо, - заверила его Алиса. – Я узнала имена работников-вампиров, прогнав по базе номера машин с парковки. Мне не удалось попасть внутрь – у них серьезная служба безопасности – но на прошлой неделе мне удалось-таки взломать их сервер.
- Замечательно! – Шон подался вперед. – Узнала что-нибудь о Шенне? Мне нужно знать, где она живет.
Алиса вздрогнула:
- В файлах нет личной информации о Драганести или вашей дочери. Но я нашла список городов, куда поставляют Вампирскую Смешанную Кухню. Очевидно. Что там существую общины вампиров. Я бы продолжила расследовать в этом направлении.
Эмма помрачнела. Те вампиры питались кровью из бутылок, они были в лагере хороших парней. И все же именно они имели все шансы оказаться в списке Шона на уничтожение.
Шон вздохнул:
- Хорошо. Но мне нужно, чтобы кто-нибудь продолжил наблюдать за «Роматэк». Там несколько раз видели мою дочь. И надеюсь, что удастся проследить за ней до ее нового дома. – Шон перевел взгляд на Эмму. – Займешься этим, пока Алисы не будет в городе?
- Да. – Хотя Эмма не была уверена, что ей хочется отыскать Шэнну. Что, если та действительно счастлива? Интересно, каково это – брак между человеком и вампиром?
- Проклятые кровососы, - пробормотал Шон, просматривая файлы в лэптопе. Как уже не раз, Эмма задумалась, кусали ли Шона. Периодически у нее возникали подозрения, что начальник подвергался атаке вампиров. Слишком сильна была его ненависть.
Несколько раз она собиралась признаться начальнику в том, что занимается охотой на вампиров. Теоретически, она знала, что он поймет. Но она так же знала, как он помешался на поисках дочери. Шон будет в ярости, если узнает, что Эмма перед убийством не допрашивает вампиров.
Да и как такое было возможно? Ей удавалось убивать их, только застав врасплох. Со вздохом Эмма смирилась с тем, что этот вопрос неоднозначен. Похоже, ей придется на время завязать с охотой. Если сказанное Ангусом было правдой, и Подполье собирается охотиться группами, надо взять паузу.
- Вот он. – Шон развернул экран лэптопа к собравшимся за столом. – Я следил за домом Драганести ночью в пятницу и засек новое лицо. Кто-нибудь узнает парня?
Кровь отхлынула от лица Эммы, когда она увидела запись с камеры наблюдения. По тротуару к дому Драганести шел Ангус МакКей. Это было в ту ночь, когда они впервые встретились. Когда она решила, что он таинственный и эффектный мужчина.
Если бы он был человеком...
- Еще один шотландец в килте, - проворчала Алиса. – Но этот другой, он вооружен, если вы заметили.
- Похож на одного их тех шотландских парней, что мы видели в Центральном Парке, - произнес Гаррет. – Ну, знаете, той ночью, когда там были русские вампиры. Я видел группу парней в килтах, но по мне, так они все на одно лицо.
Эмма покачала головой. Разве можно забыть встречу с Ангусом МакКеем? Она смотрела, как он поднимается по ступенькам дома Драганести. Замешкался на крыльце, огляделся и исчез.
- Ух ты, - прошептал Гаррет. – Этот – определенно вампир.
Эмма вздохнула. Да, он вампир. И будь она умнее, держалась бы от Ангуса подальше. Слишком уж большим искушением он был.
- Ну, Уоллес? Что скажешь?
Эмма подпрыгнула от неожиданности, когда поняла, что Шон обращается к ней.
- Пардон?
- Ты же каждую ночь смотришь вампирские новости, - произнес Шон. – Видела этого шотландца раньше?
Девушка старательно сохраняла нейтральное выражение лица:
- Никогда не видела его в новостях. – По крайней мере, это правда.
Шон скрестил руки на груди:
- Вообще его никогда не видела?
- Нет. – Ее щеки горели. Что она делает? Врет, чтобы выгородить Ангуса? Нет, успокоила она себя. Просто защищает секрет об охоте на вампиров. У нее не получилось бы рассказать, о встрече с Ангусом, не упомянув о своем маленьком хобби.
Шон захлопнул лэптоп:
- Я теряю терпение, вся эта слежка… Пора бы уже приступить к активным действиям. – Он направился к двери. – Сейчас приступайте к своим обязанностям. Я сообщу вам о своем решении.
В течение десяти минут все разошлись. Алиса была занята взламыванием файлов «Роматэк». Эмма устроилась за своим столом и включила телевизор, настроенный на волну «Вампирского Цифрового Телевидения».
В восемь вечера начались «Ночные Новости» со Стоуном Коффином, бормочущим монотонным голосом. Эмма смотрела передачу каждый вечер, просматривая полицейские отчеты в поисках преступлений, похожих на деятельность вампиров.
Девушка попыталась сосредоточиться на отчетах, но слова расплывались перед ее усталым взором.
Что делает Ангус этой ночью? Эмма несколько раз проверила электронную почту, но сообщений от шотландца не было. Он передумал? Может, пришел в себя и понял – как и она – что их отношения обречены? От этой мысли стало больно.
Эмма увеличила звук в телевизоре. В рекламном ролике известная парижская модель Симона предлагала приобрести какие-то упражнения на ДВД. Эмме показалось это глупым, но часть ролика привлекла ее внимание – в ней предупреждали, что образ жизни Вампов, переставших кусать людей, может привести к ухудшению состояния, а то и к потере клыков, поэтому данные упражнения чрезвычайно необходимы.
Вампы, не кусающие людей? Вот оно – еще одно доказательство, что Ангус говорил правду, и так называемые Вампы не питаются людьми. Зачем бы ВЦТ перевирать факты, если там уверены, что их аудитория состоит исключительно из вампиров? Насколько Эмма была в курсе, она – единственный человек, смотрящий передачи ВЦТ, и вампиры об этом не знают. Так что все, что девушка видела на вампирском канале, скорее всего, правда.
Два лагеря – Вампы и Подполье. Почему бы Ангусу быть против того, чтобы она продолжала убивать Вампиров Подполья, кроме как из соображений ее безопасности? Он говорил что-то насчет того, что вампирское правосудие надо оставить ему. Интересно, он имел в виду, что убивает гадов из Подполья? Если да, то почему не позволил помочь в этом? Можно было работать в команде.
О чем она только думает? Эмма уже работает в команде. Девушка закрыла уставшие глаза. Все было слишком запутано. Вся ее преданность и верность летит в тартарары.
Она вернулась к полицейским отчетам. На второй странице была новость, которую она совсем не хотела видеть. Утром нашли мертвое тело в Центральном Парке. Труп женщины с перерезанным горлом.
- Дерьмо! – Эмма вскочила на ноги.
- Что случилось? – поинтересовалась Алиса.
- Ничего. Кофе пролила. – Эмма прошла на кухню, где можно было выпустить пар в одиночестве. Проклятье! Еще одно убийство, совершенное вампирами. Нельзя на это закрывать глаза. Или Ангус МакКей будет ей помогать, или она будет охотиться в одиночестве. Она не позволит вампирам убивать невинных людей.
Эмма поспешила к лэптопу, чтобы написать письмо шотландцу, но ее взгляд зацепился за картинку на экране монитора. Началось шоу Корки Куррант «Жизнь с Немертвыми». Пол-экрана занимало изображение Романа Драганести.
Эмма включила погромче.
- И запомните, что впервые вы это услышали в моей передаче! – пронзительно визжала Корки голосом, похожим на звук железа, скрежещущего по стеклу. – Самые удивительные новости за всю историю! Роман Драганести будет первым в мире вампиром, ставшим отцом!
Эмма сглотнула.
- Что?! – подбежала Алиса.
- Да! – рассмеялась Корки. – Трудно поверить, правда? Но вы только взгляните на эти эксклюзивные кадры, которые нам удалось снять прошлой ночью. Роман и его смертная жена начали посещать мессу воскресными ночами, и мой оператор успел запечатлеть их прибытие.
Эмма нажала кнопку «Запись» на видеомагнитофоне. Ее босс хотел знать любые новости о Шэнне.
На экране начали показывать сюжет. Картинка сначала была нечеткой, потом в фокусе на некотором расстоянии появилось здание. Эмма узнала «Роматэк Индастриз». Очевидно, что оператор снимал с большого расстояния, но, пользуясь приближением камеры, он смог снять вход в здание, когда к тому подъехала черная машина. Вампир в килте, выглядящий как подросток, выбрался с водительского сидения и открыл заднюю дверь автомобиля. Оттуда вышел Роман Драганести, а следом за ним – Шэнна Вэллан. Огромная, очень беременная Шэнна Вэллан.
Сердце Эммы сбилось с ритма. Святые небеса! Как такое возможно? Ведь вампир не может быть отцом, правда же?
- О, Боже, - прошептала Алиса.
Сюжет закончился, и на экране снова появилась ухмыляющаяся Корки.
- Я знаю, о чем вы думаете! Думаете, что Драганести не может быть отцом. Но он же у нас гений в науке, изобретатель синтетической крови и производитель «Вампирской Смешанной Кухни». Так что, в одном я уверена. – Камера показала ее крупным планом. – Отец именно он.
Эмма прижала руку к груди. Боже, о чем думала Шэнна? Она что, собирается родить получеловека-полувампира?
Трясущимися пальцами Эмма остановила запись.
- Боже мой, - повторила Алиса. – Шон полностью съедет с катушек.
- Надо ему рассказать, - пробормотала Эмма.
Алиса фыркнула:
- Даже не смотри на меня. Он сказал, что я могу уехать из города, так что именно это я и сделаю. - Она подбежала к своему столу и быстро собрала бумаги. – Он обезумеет от ярости.
Эмме пришлось согласиться. Как, черт возьми, она преподнесет такую новость?
Никогда, никому и ничему не доверять. Нелегко далось это знание Шону Вэллану. А если еще принять во внимание вампиров с их возможностями по контролю сознания, то получится, что каждый может выступить против тебя. Абсолютно любой человек
После предательства дочери Шон не терял надежды вернуть ее. Для этого он вел наблюдение за домом Романа Драганести в Верхнем Ист-Сайде. Шон оставил напротив здания фургончик с оборудованием для слежки, но чертовы вампиры засекли его через несколько недель. Шины фургончика сразу были изрезаны, а оборудование похищено. Шон попытался менять автомобили и фургоны, но с парковкой в этом районе всегда были серьезные проблемы, так что место для машины находилось не всегда.
И вот, восемь месяцев спустя, он снял маленькую комнатку в здании напротив. Это было чертовски дорого, но Федеральная Служба Обеспечения Безопасности с готовностью оплатило счет, когда Шон сказал им, что следит за ячейкой террористов.
Ударом руки он распахнул дверь в комнатенку, прошел внутрь и расчистил место на маленьком столе, чтобы положить лэптоп. На пол посыпались пустые коробочки из-под китайской еды, которую Шон заказывал, когда вел наблюдение. Он в который раз напомнил себе, что надо вынести мусор. Позже.
Сейчас ему не терпелось увидеть, что прошлой ночью удалось заснять на камеру, пока его не было. Камера стояла на треноге, видоискатель был аккуратно просунут между двумя полосками жалюзи. Шон выглянул в окно.
Обычно ранним вечером в доме Драганести было очень тихо, и этот вечер не был исключением.
Шон вынул карту памяти из камеры и скопировал файлы с записями воскресной ночи. После чего вернул уже пустую карту обратно в камеру и нажал на кнопку «Запись». Вернувшись к столу, он уселся на расшатанный стул и принялся просматривать видеозапись. Скукотища. Шон нажал на кнопку быстрой перемотки и налил себе кофе из термоса. Все это было чертовски скучно и совершенно не приносило результатов. Шэнна уже могла быть мертвой.
Зазвонил мобильный телефон. Шон снял трубку:
- Вэллан у телефона.
- Это Гаррет. Тут… У нас проблемы в Бруклине, сэр.
Шон со вздохом поднялся на ноги и выглянул в окно, там все еще ничего не происходило.
- Что за проблемы?
- Наши жучки в здании русского ковена уничтожены.
- Проклятье. – Шон пересек комнату. – Фургон и оборудование не пострадали?
- Я сейчас в фургоне. Все в порядке, но из дома русских я теперь не слышу ни звука, только помехи.
Шон прошептал еще одно ругательство.
- Надо, чтобы ты снова туда пробрался. И установил новые жучки.
- Вообще-то это сложно, учитывая, что днем дом находится под охраной мафии.
- Разве это моя проблема? – прорычал Шон. – Когда они обнаружили жучки? За выходные удалось хоть что-то записать?
- Да, я уже прослушал записи. Жучки умолкли в субботу ночью, сразу после того, как к Кате наведался гость. Какой-то парень из Польши.
- Удалось узнать его имя?
- Ага. Он представился, сказал, что является другом какого-то Казимира, который недоволен Катей из-за убийства Ивана Петровского. После чего сообщил, что Кате необходимо поймать убийцу вампиров или она превратиться в кучку пепла.
Шон вернулся к стулу:
- Убийцу? Какого убийцу?
- Не знаю. Похоже, что какой-то чувак из вампиров пришил несколько кровососов из русского ковена.
- Хорошо.
- Ага. – Гаррет рассмеялся. – Как же я хочу, чтоб они поубивали друг друга. В любом случае, похоже, что этот отморозок – Янов – убьет Катю, если та не предоставит убийцу.
Шон застыл.
- Что? Ты сказал… - у него перехватило горло. Он не мог произнести имя вслух. – Как, говоришь, его зовут?
- Ядрек Янов. Какой-то поляк.
Телефон выпал из руки Шона и со стуком упал на пол. Вэллан рухнул на стул. На висках мужчины выступил пот, тупая боль пронзила живот. Ублюдок вернулся. Тот, кто поклялся отомстить Шону за смерть вампиров в России. Ублюдок не нападал на Шона. Не-е-е-ет. Он был слишком жесток для этого. Шон сложился вдвое, когда боль в животе усилилась. Он закрыл лицо ладонями, пытаясь прогнать картины из прошлого. Бедная Дарлен. Простит ли он себя когда-нибудь за нее? Шон так много лет контролировал сознание своей жены. Конечно, для ее же блага. Он так помогал ей привыкнуть к жизни за океаном, стать счастливой. Все было только ради нее, но из-за этого сознанием бедной женщины стало слишком легко манипулировать.
Ядрек Янов прознал про эту ее слабость. Он призвал ее к себе, и, словно, робот, она подчинилась. Потом Ядрек вернул ее: голую и сильно обескровленную, жизнь в ней едва теплилась. Слава Богу, Дарлен поправилась, и у нее не осталось воспоминаний о той чудовищной ночи. Но Шон помнил. И вспоминал каждый чертов день.
Медленно он осознал, что голос Гаррета надрывается в телефоне. Трясущимися руками Шон поднял мобильник:
- Да?
- Шон, у тебя все в порядке?
- Я… нет. – Он кинул взгляд на экран, где все еще прокручивалась на быстрой перемотке запись с камеры наблюдения. Перед домом Драганести остановился черный седан. – Минуту. – Шон замедлил воспроизведение.
Из передних дверей седана вышли два шотландца в килтах. Оглядели окрестности, после чего открыли задние двери. На проезжую часть из машины выбрался Роман Драганести.
- Ублюдок, - прорычал Шон.
- Кто? Я? – переспросил Гаррет. – Эй, мне жаль, что так случилось с жучками, но…
- Заткнись. – Шон наклонился, чтобы лучше рассмотреть, кто еще выйдет из автомобиля. Кто бы это ни был, чтобы выйти ему понадобилась помощь шотландца. Появилась светловолосая голова…
Шэнна! Шон задержал дыхание.
- Она… Она была здесь! В воскресенье вечером.
- Кто? Шэнна? – поинтересовался Гаррет.
Шон открыл рот от удивления, когда его дочь выбралась из машины. Несколько раз моргнул. Этого не может быть. Она направилась к ступенькам, ведущим в дом. Шон быстро перемотал пленку назад. Это, наверное, какая-то ошибка. Может, она просто поправилась. Он еще раз просмотрел кусок, где она выкарабкивалась из машины, и застыл при виде дочери. Своей глубоко беременной дочери.
- Что за ублюдок. – Ну, вот и все. Драганести зашел слишком далеко.
- Шон, что происходит?
- Давай сюда. – Шон вскочил на ноги. – Нет, езжай в офис. Вооружись. Мне нужны ружья, серебряные пули, наручники и таран.
- Ты серьезно?
- Да, и захвати с собой девочек. Вы все должны быть здесь через полчаса. – Шон подошел к окну и посмотрел сквозь жалюзи на дом Романа. – Будем брать их приступом.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:10 - 30 Янв 2016 13:09 #12 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Assa
вычитка Жменька
Глава 11
- Не думаю, что это хорошая идея, - пробормотала Эмма, присев на корточки за старым потрепанным Шевроле, у которого даже двери были разного цвета.
- Не будь тряпкой. – Шон еще раз проверил свой пистолет, потом засунул его сзади за пояс. Он выглянул из-за ржавого багажника машины. – Все чисто. Гаррет, пошел!
Гаррет бросился через улицу, в его руках - таран. Он остановился, частично спрятавшись за четырехдверным черным Лексусом, припаркованным перед домом Драганести.
- Ублюдки заплатят за то, что сделали с моей дочерью, - прорычал Шон. Эмма застонала про себя. Классический случай «хорошие новости/плохие новости». Хорошие новости заключались в том, что ей не надо говорить Шону о беременности Шэнны, потому что он и так уже был в курсе. Плохие новости – Шон решительно настроен ворваться в дом Романа этой ночью.
Она думала убедить босса брать дом приступом днем, когда вампиры спят мертвым сном, но прикусила язык. Что, если Ангус днем спит именно здесь, и Шон проткнет его колом?
- У вас есть какие-нибудь доказательства того, что ваша дочь еще там? – Эмма вздрогнула, увидев, что Гаррет вскарабкался на первую ступеньку лестницы, ведущей в дом. Любой вампир мог услышать своим суперслухом, как Гаррет спотыкается и ругается себе под нос.
- Не важно, - настаивал Шон. – Эти чертовы шотландцы, что находятся внутри, наверняка знают, где она.
Эмма вздохнула. Что, если там Ангус? Если он поздоровается с ней по имени? Она наблюдала, как Гаррет подкрадывается к входной двери:
- У них там есть камера. Его увидят.
- Хватить хныкать. Плохо уже то, что Алиса уехала из города. Теперь я тут застрял с тобой.
Шон жестом приказал Эмме следовать за ним, потом кинулся через улицу. Он остановился за тонированным внедорожником, припаркованным перед черным Лексусом.
Эмма присоединилась к нему.
- Наверняка их там больше, чем нас.
Шон кинул на нее взгляд через плечо:
- Что-то я не наблюдаю у тебя особого энтузиазма.
- Я в порядке. Вся в нетерпении. – Надо ли признаться, пока не стало слишком поздно, что она знакома с Ангусом?
- Серебро есть?
- Да, наручники и цепь в рюкзаке. – Только двое наручников, ведь третьи сломал Ангус, но Эмма сильно сомневалась, что их операция увенчается успехом, и серебро вообще понадобится.
Шон потянулся за спину за револьвером.
- Я с радостью превращу своими пулями этих кровососов в дуршлаги.
Громкий стук сопровождал встречу тарана Гаррета и двери дома.
Эмма сглотнула. Внезапно рядом с Гарретом материализовалась фигура. Вампир-подросток в красно-синем клетчатом килте. Он ударил Гаррета рукояткой меча, и коллега Эммы скатился с лестницы. Таран упал рядом с дверью.
- Проклятье! – Шон, пригнувшись, ринулся к задней части внедорожника. Эмма последовала за ним, но с криком остановилась, когда тупой конец клеймора обрушился на голову начальника. Оказывается, с другой стороны внедорожника их поджидал еще один шотландец. На тротуар перед Эммой упало тело Шона, а шотландец подбросил в воздух клеймор, развернул его и направил острие меча в сторону девушки.
Она отступила на шаг. Сзади ее обхватила рука и рывком прижала к крепкому телу.
- Ой! – Голова Эммы ударилась о твердое мужское плечо.
Глубокий голос прошелестел около ее уха:
- Эмма, тебя тоже вырубить?
- Ангус. – От звука его голоса по спине Эммы пробежала дрожь, а руки покрылись мурашками. Она никак не могла решить, что делать: то ли растаять в его объятьях, то ли ударить шотландца локтем под ребра.
- Ах, девушка. – Ангус прижался щекой к ее макушке. – Что ты здесь делаешь?
- Что вы с ними сделаете? – Эмма заметила, что вампир подросток связывает запястья и щиколотки Гаррета скотчем. – Пожалуйста, не причиняйте им вреда.
- Твою мать! – прорычал Ангус, схватил Эмму за плечи и развернул лицом к себе. – Сколько раз надо повторять, что у нас нет намерений причинять вам вред?
Эмма пристально всмотрелась в его зеленые глаза, но увидела в них только разочарование:
- Вы их вырубили.
- Самозащита, - проворчал шотландец, связывающий клейкой лентой лодыжки Шона. – Почему вы на нас напали?
- Шон только что узнал о беременности дочери. Конечно же, вы понимаете, как это его расстроило.
Шотландец выпрямился и бросил на Ангуса вопросительный взгляд.
- Позвони Шэнне, - приказал Ангус. – Узнай, хочет ли она с ним поговорить.
Шотландец кивнул, отошел на некоторое расстояние и достал мобильник из споррана.
- Кто это? – прошептала Эмма.
- Коннор Бьюкенен. – Ангус махнул рукой в сторону Гаррета. – А подросток – Ян МакФи. Тебя они знают.
Ангус протянул руку за ее спину и конфисковал оружие.
- Эмма, тебе должно быть стыдно, - пожурил он девушку, убирая ее пистолет в спорран. – Я думал, что мы друзья.
Краска прилила к ее щекам, и Эмма попыталась отмахнуться от очередного воспоминания об их поцелуе.
- Когда я на работе – я враг.
И она тут же пожалела об этих словах. В глазах Ангуса промелькнула боль. Своей огромной ручищей он схватил Эмму за руку, чуть повыше локтя, и девушка нервно сглотнула. Что он собирается с ней делать?
Коннор договорил и теперь направлялся к ним, убирая телефон в спорран:
- Шэнна хочет увидеться с отцом. Через пять минут она будет в «Роматэк». Дугал уже там.
- Телепортируй туда и Вэллана, пока он все еще без сознания, - приказал Ангус. – Пусть он остается связанным, не спускай с него глаз.
Коннор кивнул:
- Я с ним справлюсь. – Он наклонился и одним плавным движением перекинул безвольное тело Шона через плечо, отчего Эмма удивленно открыла рот. Интересно, а женщины вампиры такие же сильные? Коннор вместе с Шоном исчезли, Эмма уставилась на то место, где они только что стояли. – Откуда он знает, куда надо попасть?
- Коннор телепортируется в «Роматэк» каждую ночь, - Ангус подтолкнул ее к тротуару. – Путь туда глубоко запечатлелся в его памяти.
Эмма позволила Ангусу проводить ее ко входу в дом. Да и что она могла сделать? Рвани она прочь, шотландец поймает ее за секунду. Но больше всего ее пугал не Ангус. А растущее желание сдаться ему безоговорочно.
- Что вы сделаете с Гарретом?
Ян как раз проверял бумажник Гаррета. Он нашел там водительские права, в которых был указан адрес:
- Я могу оттащить его домой.
Ангус кивнул:
- Да, так будет справедливо. Если меня не подводит память, у этого парня очень слабые экстрасенсорные способности, так что просто сотри ему память о нас.
- Так и сделаю. – Ян подхватил тело Гаррета и потащил его к черному седану.
- Зачем надо стирать ему память? – Эмму передернуло, когда она увидела, что Гаррета закидывают на заднее сидение Лексуса, словно он мешок картошки. – Шон просто натаскает его заново.
- Это отвлечет их на некоторое время. – Ангус отпустил девушку и поднялся по ступенькам к входной двери. – Прямо сейчас у нас есть проблема посерьезнее, чем ЦРУ.
- Например? – Она оглянулась и увидела, как Ян увозит прочь Гаррета.
Ангус поднял таран и принялся его разглядывать:
- Полагаю, мы можем воспользоваться этой штуковиной, хотя телепортироваться намного проще. – Он набрал какой-то код на дверном замке, открыл дверь и закинул таран в дом. Потом повернулся к Эмме, на его лице застыл вопрос.
Она не знала, что делать. Можно было уйти и надеяться, никогда больше его не увидеть. Так было бы безопаснее… но невероятно больно. Или можно войти в дом и остаться с Ангусом МакКеем наедине.
Ангус выглядел печальным и смирившимся.
- Я понимаю, ты, наверное, хочешь уйти. Скорее всего, это и к лучшему.
С каких это пор она делала то, что лучше для нее? С момента смерти родителей Эмма принимала один вызов судьбы за другим, привыкла рисковать. Но Ангус МакКей как-то не подпадал в категорию риска. Во всяком случае, с ним она не рисковали физически. Рядом с ним Эмма рисковала своим сердцем.
Она поднялась на одну ступеньку. На другую.
Грусть на лице Ангуса сменилась удивлением. Эмма тоже почувствовала нечто удивительное: будто в целом мире, кроме них с Ангусом, больше никого нет, и мистическая сила притягивает их друг к другу.
Стук сердца отдавался в ушах девушки. Что она творит? Но притяжению между ними невозможно противиться. Она знала, что опять окажется в его объятиях. Действительно ли Эмма хотела этого? Она задержалась в дверях, глядя на Ангуса с опаской.
Он вопросительно изогнул бровь:
- Еще одно свидание?
Вздернув подбородок, Эмма вошла в дом:
- Я здесь нахожусь только в поисках информации. – Она вздрогнула, когда сзади захлопнулась дверь, обернулась и увидела, как Ангус закрывает замки. – Я оставляю за собой право уйти, как только захочу.
- Ну конечно, - уголки его губ взметнулись вверх. – Хочешь чего-нибудь перекусить или выпить? Я чего-то проголодался.
***
Как только Шон Вэллан пришел в себя, он попытался не потерять самообладания. Не шевелился, чтобы не выдать себя: продолжал держать глаза закрытыми, тело расслабленным, голову склоненной вперед, но… Все его органы чувств были в состоянии полной готовности. Шон понял, что, очевидно, его привязали к стулу – такому грубо сколоченному, деревянному. Об этом он догадался, почувствовав, как спина упирается в перекладины на спинке сидения. Тихий шорох кондиционера говорил о том, что его держат в каком-то помещении. Рядом кто-то ходил: обувь стучала при ходьбе по твердому полу. Тяжелые шаги, скорее всего, принадлежали одному из этих проклятых шотландских вампиров. Шон даже не стал пользоваться своим даром, чтобы попытаться прочитать мысли тюремщика – вампир почувствовал бы вторжение в сознание и догадался бы, что пленник пришел в себя. Шон прислушивался к звуку шагов, пока не уловил четкий ритм. После чего, стал ждать, когда охранник дойдет до крайней точки его передвижений слева; когда он будет спиной к Шону. Тогда Вэллан натянул веревки, связывающие его запястья. Не судьба. Слишком крепко связан. То же самое с щиколотками. Шон наклонился вперед, будто его бесчувственное тело вот-вот упадет на пол, но веревки на груди не пустили его далеко. Шотландский ублюдок привязал его к стулу.
Звуки шагов приблизились и остановились слева от Шона. Вэллан чувствовал, как его изучают глаза демона. Он постарался дышать спокойно, но сердце забилось быстрее. Интересно, какую пытку эти ублюдки уготовили ему? Да поможет ему Бог, но, если они решат превратить его в кровососа, Шон обязательно найдет способ покончить с собой.
- Я знаю, что ты очнулся.
Шон дернулся, услышав глубокий голос так близко к собственному уху. К шее.
- Я слышу, как бьется твое сердце. Слышу запах крови, текущей по твоим венам.
Шон повернул голову на звук голоса и открыл глаза:
- Пошел к черту.
Шотландец выпрямился и прищурил голубые глаза:
- Скорее всего, я там и окажусь. Но ты будешь там намного раньше меня.
Распахнулась дверь, и у Шона перехватило дыхание при виде его беременной дочери.
- Шенна! - он рванулся ей на встречу, но путы его остановили.
- Папа, - он кинулась к нему.
Шотландец остановил Шенну:
- Не подходи слишком близко.
Она нахмурилась и посмотрела сначала на шотландца. Потом на отца:
- Почему? Что он может сделать? Ты его так связал…
Шотландец скрестил руки на груди:
- И в таком виде он и останется.
Шон дернулся вперед, пытаясь встать на ноги:
- Шенна, ты видишь, как они со мной обращаются? – Он пропрыгал на стуле ближе к дочери. – Что они с тобой сделали? Клянусь, я их всех поубиваю.
Расплывчатым пятном к нему тут же кинулся шотландец. Сзади на плечи Шона опустились две руки. Он не мог даже пошевелиться.
- Не угрожай нам, смертный, - склонился к нему шотландец. – Тебе совсем не понравится, если я разозлюсь.
Шон успел повернуть голову в сторону, чтобы увидеть, как парень обнажил клыки.
Вэллан отпрянул.
- Коннор! – Шенна сверкнула глазами в сторону шотландца. – Веди себя прилично.
Клыки Коннора медленно убрались обратно в десна. Он предостерегающе глянул на Шона, потом отпустил узника.
Шенна покачала головой:
- Ну правда, Коннор. Как мне убедить папу, что вы хорошие парни, если ты так себя ведешь?
Шотландец отступил на шаг, снова скрестив руки:
- Мои извинения, - при этом кинув на Шона взгляд, который можно было назвать каким угодно, только не извиняющимся.
- Шенна, - Шон обернулся к дочери. – Мне надо поговорить с тобой наедине.
- Этого не будет, - прорычал Коннор.
- Неужели ты считаешь, что я могу навредить собственному ребенку? – заорал Шон, потом взглянул на Шенну. – Неужели ты не видишь, что они делают? Они никогда не оставляют тебя наедине, верно? Не разрешают тебе принимать решения. Они тебя контролируют.
- Я сама приняла решение увидеться с тобой. – Шенна пересекла комнату и села за стол у дальней стены.
Шон кинул взгляд на зеркало во всю стену, которое находилось за столом. В нем отражались только он и Шенна, отражения шотландца не было.
- За нами наблюдают?
Шенна обернулась на зеркало:
- Да. С другой стороны находятся мой муж и еще один охранник.
Шон посмотрел налево, чтобы убедиться в присутствии шотландца. Да, он все еще был в комнате. Немного раздражало, что парня не было видно в зеркале.
- Это комната для допросов?
Шенна рассмеялась:
- Нет. Мы в «Роматэк». Это комната для маркетинговых исследований. – Она жестом указала на зеркало. – Там смотровая комната.
- За тобой постоянно наблюдают, да? Ты их пленница. – Шон в который раз задумался, правильно ли поступил, не рассказав Шенне о том, что вампиры сделали с ее матерью. Но ему было невыносимо разделить с кем-либо боль того, что Дарлен расплатилась за его ошибки. А еще он боялся, что Шенна расскажет матери правду.
- Папа, ты должен мне поверить. Я вышла замуж за Романа, потому что хотела этого. Мы с ним любим друг друга.
- Да он же демон! – закричал Шон. – Посмотри, что он с тобой сделал. Как ему удалось сделать так, чтобы ты забеременела? Он что – сутенерствовал? Сдавал тебя другим мужчинам?
- Что?! – Шэнна вскочила на ноги.
Сзади зарычал Коннор.
Шенна, аккуратно поддерживая одной рукой большой живот, подошла к отцу:
- Мой муж является отцом этого ребенка. Как ты смеешь обвинять меня или его…
- Это невозможно, - прошипел Шон. – Он мертвец. Он не может стать отцом. Черт возьми, Шэнна, он одурачил тебя, подчинил твой разум себе и использует тебя как проститутку.
С громким стуком распахнулась дверь, и в комнату ворвался Роман Драганести. В его темных глазах горела ярость:
- Никто не смеет говорить подобным образом с моей женой, даже ее отец.
- Ты не можешь быть отцом ее ребенка, - настаивал Шон.
Роман скрипнул зубами и рванул к Вэллану:
- То, что ты не веришь, не дает тебе права оскорблять дочь.
Шэнна дотронулась до руки мужа:
- Я разберусь с этим.
Роман остановился. Когда он обернулся к жене, его выражение лица стало нежным. Шону оставалось только надеяться, что это признак того, что вампир не обижает его дочь.
Шэнна и Роман некоторое время не сводили друг с друга глаз, потом вампир кивнул:
- Я буду наблюдать. Будь осторожна. Не хочу, чтобы именно сейчас ты расстраивалась.
Шенна улыбнулась мужу:
- Со мной все будет в порядке.
Роман обернулся и грозно посмотрел на Шона:
- Я ухожу, дабы ты убедился, что Шэнна сама принимает решения. Для нее я готов на все, что угодно.
- Так пойди и сдохни, - пробормотал Шон.
Шотландец отвесил Вэллану увесистую оплеуху.
- Коннор, - Шэнна кинула на него неодобрительный взгляд.
- Мои извинения, - прорычал Коннор. – У меня терпение быстро кончается, когда я имею дело с идиотами.
Роман хмыкнул и поцеловал Шэнну в лоб.
Шон передернулся, вспомнив, как вампиры надругались над его женой. Он с ненавистью смотрел вслед Роману, когда тот выходил из комнаты.
- Ты должен привыкнуть к нему, - тихо сказала Шэнна. – Он довольно долго будет моим мужем.
Шон напрягся:
- Он собирается тебя обратить?
- И рискнуть жизнью собственного не родившегося ребенка? Не говори глупости.
- Как…
- Как этот ребенок может быть от него? – Шэнна похлопала свой живот. – Роман замечательный ученый. Он использовал для этого сперму живого мужчины и свою ДНК…
- Что? – Шон дернул руки, пытаясь порвать связывающий их скотч. – Этот ублюдок ставит на тебе эксперименты! Шэнна, ты должна выбираться отсюда.
Шотландец схватил Вэллана за плечи, чтобы тот сидел ровно.
Шэнна подошла ближе.
- Я хотела этого ребенка. У меня замечательный, любящий, заботливый муж, и у нас будет ребенок. Почему ты не можешь просто порадоваться за меня?
- Потому что ты вышла замуж за монстра! И собираешься родить… - У Шона перехватило дыхание, когда его накрыла полное осознание ситуации. Полукровка? Ребенок-монстр? – О, Боже, Шэнна, что ты наделала?
Она нахмурилась:
- Я собираюсь родить ребенка, у которого будут любящие родители. Этого не было у Романа. Да и у меня тоже.
Шон заскрипел зубами:
- Я так и знал. Ты это делаешь мне назло. Ты всегда была бунтаркой.
- Ты имеешь в виду, что отправил меня прочь, потому что не мог контролировать? – Лицо Шэнны покраснело от гнева. – Хоть раз в жизни, поверь мне. Если у тебя не получилось управлять моим сознанием, почему ты решил, что это выходит у моего мужа?
Шон моргнул. Ужасное подозрение закралось в его голову:
- Ты… ты сама этого хочешь? Они тебя не контролируют?
- Нет, не контролируют.
Ярость хлынула на Шона с такой силой, что тот задрожал:
- Значит, ты предала людей.
Шэнна вздохнула и обернулась к зеркалу, раздражение сквозило в ее взгляде:
- Он безнадежен.
- Упрямый дурак. – Пальцы шотландца впились в плечи Вэллана.
Шон зыркнул на Коннора:
- Убери от меня свои мерзкие руки.
Коннор только усилил хватку, и Шону пришлось собрать все свои силы, чтобы на лице не отразилось то, как ему больно.
- Коннор. – Шэнна жестом приказала другу отпустить Шона, что тот и сделал. – Папа, я решила поговорить с тобой сегодня вечером, потому что хотела, чтобы ты убедился в моей безопасности и том, что у меня все хорошо.
Шон фыркнул. Собирается родить ребенка от демона и считает, что это называется «все хорошо»?
- Я также хотела объяснить тебе, что происходит. Мой муж и его друзья не монстры, коими ты их видишь. Все они пьют кровь из бутылок.
Шон снова фыркнул:
- Хочешь сказать, что твой муженек ни разу тебя не цапнул?
Шэнна замялась в нерешительности.
- Ага! – Вэллан подался вперед. – И как часто это ублюдок питается тобой?
- Никогда, - уверенно ответила Шэнна. – Роман изобрел синтетическую кровь, и теперь у Вампов, таких как он, нет причин причинять зло людям.
- Вампиры постоянно убивают людей.
- Подполье – да, - продолжила она. – Это свора злодеев, получающая удовольствие от людских мучений. Они наши враги.
- Все вампиры – зло.
- Нет! – Шэнна ударила себя кулаком по колену. – Ты должен прекратить преследование хороших Вампов, они пытаются защитить людей.
- Да, - добавил Коннор. – Ты должен дать нам самим разобраться с Подпольем.
Шон покачал головой:
- Вампиры, убивающие других вампиров? Никогда в такое не поверю.
- Почему? – поинтересовалась Шэнна. – Никогда не слышал, чтобы люди убивали других людей? Подумай об этом. Ты же знаешь, что Иван Петровский был убит вампирами. Такое случается.
- Ты должен оставить нас в покое, - Коннор обошел стул и встал перед Шоном. – Подполье собирает армию. Если мы не сможем им противостоять, человечество познает настоящие страдания.
Шон сглотнул:
- Вы просто пытаетесь меня запутать, напугать… - Но было ли все это ложью? Шон должен был выяснить это. Ему не удалось бы ворваться в мысли вампира, но в комнате был человек. Шон собрал всю мощь своего дара и направил его на собственную дочь.
От неожиданности Шэнна отшатнулась.
Коннор помог ей восстановить равновесие:
- С тобой все в порядке, девушка?
Яростно, посмотрев на отца, Шэнна с такой мощью отразила его силу, что Шон откинулся в стуле. Дерьмо. Она была невероятно сильной.
- Теперь убедился? – тихо спросила Шэнна. – Никто меня не контролирует.
- Предательница, - прошептал Вэллан.
Она отвернулась:
- Уведи его, Коннор.
- Да. Мне очень жаль, девушка. – Коннор зашел за спину Шона.
Вэллан вскрикнул, когда шотландец поднял его вместе со стулом:
- Что ты делаешь?
- Беру тебя на небольшую прогулку, - ответил Коннор.
Шэнна с грусть проговорила им вслед:
- Кстати, твой внук появится на свет в эту пятницу.
- Он не мой вн… - Шон оборвался на полуслове, когда все кругом погрузилось во мрак.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, ruusunen, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:11 - 30 Янв 2016 13:09 #13 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридиг Assa
вычитка Жменька
Глава 12
Ангус знал, что должен уверить Эмму в ее полной безопасности, но не стал этого делать. Не смог. Он все еще злился на Эмму за участие в нападении, устроенном Шоном Велланом. За это шотландцу хотелось помучить девушку. Или зацеловать до потери пульса. Лучше все же держаться на расстоянии. Ангус направился на кухню:
- Уверена, что не хочешь чего-нибудь выпить? У нас в холодильнике можно найти сок или газировку.
- Да? А зачем вам хранить такие напитки? – Эмма продолжала настороженно наблюдать за Ангусом, будто он мог в любой момент кинуться к ее шее. У нее была красивая шея… эта бледная нежная кожа… Но это не значило, что ему хотелось тут же наделать в ней дырок зубами. А вот покрыть поцелуями было бы…
Ангус мотнул головой, пытаясь вспомнить тему разговора. Ах, да, напитки для людей.
- Смертные, охраняющие дом в светлое время суток, иногда хотят пить.
- Днем вас охраняют люди?
- Да. Хорошие специалисты. И надежные товарищи. Они работают на меня. – Ангус остановился, придержав дверь кухни. – Выпьешь что-нибудь?
Эмма немного замялась:
- Немного… воды, спасибо.
Безопасный выбор. Она сможет без труда почувствовать, если в стакан что-нибудь подмешают. Твою Мать. Неужели Эмма полностью перестала ему доверять?
- Будь как дома, - пробормотал Ангус, потом не удержался и добавил, - если задумаешь сбежать, сработает сигнализация.
Шотландец скрылся в кухне, не в силах видеть, как напряжена Эмма. Черт подери. Он и так был взбешен, зачем же продолжать подначивать Эмму и делать ситуацию более сложной?

Ангус схватил из холодильника бутылку крови первой группы и поставил в микроволновку. Может, ее недоверие только к лучшему, этим можно воспользоваться, чтобы держать дистанцию между ними.
Он налил стакан воды для Эммы, достал разогретую бутылку крови и пошел обратно. В фойе было пусто, но Ангус заметил, как Эмма вошла в библиотеку. Она ходила мимо книжных шкафов, рассматривая книги. Только прошлой ночью Ангус на этом самом месте говорил Роману о своем намерении защищать Эмму издалека. И вот, пожалуйста, – она в этом доме с ним наедине.
- Твоя вода.
Эмма развернулась:
- Я… я не услышала, как ты вошел.
Ангус протянул девушке стакан с водой, и она взяла его с явной неохотой. Мать твою.
- Думаешь, я собрался тебя отравить?
Она моргнула.
- Что?
- Ты ведешь себя так, будто больше мне не доверяешь. Я думал, что для нас это пройденный этап.
- Так и есть. – Эмма сделал несколько глотков.
- Тогда почему ты так странно на меня смотришь?
- И не странно вовсе. Просто я не уверена, что эта… дружба такая уж хорошая идея. У меня из-за этого неприятности на работе.
- Да ты что? А мне показалось, ты выглядела вполне счастливой, когда вместе с Велланом напала на нас.
Эмма вздохнула и вышла в фойе.
- Я пыталась его отговорить, но он ничего не хочет слушать. И не поверит ничему, что я узнала от тебя. Поэтому я в дурацком положении на работе. Сегодня мне даже пришлось соврать, что я тебя не знаю, когда Шон показал твою фотографию.
- Ты соврала ради меня? – Сердце Ангуса забилось быстрее.
Девушка сверкнула глазами:
- Не обольщайся. Изо всего происходящего я попала в очень неловкую ситуацию.
- Прости, - улыбнулся Ангус. – Я просто рад, что не потерял твое доверие.
Эмма покрутила в руках стакан:
- Я ужасно расстроилась, когда услышала про очередное убийство в Центральном Парке. Знаю, ты не хочешь, чтобы я охотилась…
- Нет, не хочу.
Она кинула на Ангуса раздраженный взгляд:
- Но ты говорил, что вампиры Подполья и твои враги. Почему бы тебе не помочь мне их убить? Друзья же помогают друг другу?
«А, так вот в чем проблема». Ангус улыбнулся:
- Да, мы друзья. – Он указал в сторону гостиной. – Давай поболтаем?
- Хорошо. – Эмма прошла в предложенном направлении. – Милая комнатка. – Она справа обошла три бордовых дивана. – Огромный телевизор. Я так понимаю, ты часто смотришь ВЦТ?
Ангус стоял в дверях, отпивая из бутылки:
- Да нет. По ночам я работаю.
Эмма поставила свой стакан на кофейный столик.

- А у тебя бывает отпуск? Ну, знаешь, неделя отдыха раз лет в пятьдесят?
- Очень смешно. – Ангус прошел к дивану, стоящему слева от двери. – У моих сотрудников есть право на неделю отдыха раз в год.
- А у тебя? – Девушка сняла рюкзак и кинула его на правый диван.
МакКей проигнорировал вопрос. Потому что уже не помнил, когда последний раз отдыхал.
- Что у тебя в рюкзаке?
- Да обычный набор для хорошей вечеринки: деревянные колья, серебряные наручники, хлысты и цепи. – Эмма села рядом с рюкзаком. – Можешь мной гордиться, я даже скотч прихватила.
- Быстро учишься. – Ангус сел напротив девушки. На левом диване. – Твой рюкзак останется у меня.
- Что-о-о?! Хочешь, чтобы меня уволили?
Шотландец наклонился вперед, чтобы поставить бутылку на кофейный столик:
- Можешь сказать боссу, что я его отнял силой.
Эмма вскочила на ноги, сердито глядя на него. Ангус тут же встал.
- Мне нужно оружие, чтобы охотиться. И я подумала, раз уж мы друзья, ты пойдешь вместе со мной. В конце концов, ты же так печешься о моей безопасности.
- Так и есть, но ты не все знаешь, - он указал на диван, - присядь, я расскажу.
- Прекрасно. – Эмма села.
Ангус последовал ее примеру.
- В Подполье считают, что убийца – кто-то из ковена Романа. Они думают, что только вампир может убить другого вампира.
- Опять вампирское самомнение, - пробормотала Эмма.
- Они пообещали, что объявят войну ковену Романа, если будет убит еще хоть один вампир из Подполья.
Девушка нахмурилась:
- Так ты хочешь, чтобы я перестала делать свою работу, только для сохранения жизней вампиров ковена?
- Я хочу, чтобы не было войны.
Эмма вскочила на ноги:
- Будь ты проклят! Хочешь спасти вампиров ценой жизней невинных людей?
Ангус встал:
- Все не так, как выглядит со стороны. Поверь, если начнется война, погибнет много и людей, и вампиров. Будет резня. Ты бы не хотела такое увидеть.
Девушка сжала кулаки:
- И что, просто ничего не делать? Ты позволишь Подполью убивать людей, потому что боишься войны?
- Нет, у меня есть план.
Эмма скрестила руки и продолжила испепелять Ангуса взглядом.
Он шагнул к девушке:
- Эмма, доверься мне.
Тяжело вздохнув, она села:
- Тебе же лучше, если твой план будет стоящим.

Ангус сел на центральный диван.
- Подполье объявит войну только в том случае, если будет убит один из их вампиров. Мы можем продолжать патрулировать Парк, чтобы предотвратить убийства людей.
- Что, будем ловить вампиров на месте преступления, а потом… отпускать?
- На самом деле, я думал, что мы будем наводить на них ужас.
Эмма с трудом сдержала улыбку:
- Не так уж и плохо.
- Рад, что тебе понравилось, - Ангус взял бутылку и сделал большой глоток.
- Скажи, как давно ты сражаешься с Подпольем?
Он вздохнул.
- Сколько помню. Их лидер, Казимир, в свое время обратил Романа. Он попытался склонить Драганести на сторону зла, но тот сбежал и начал обращать в Вампов таких, как я. В конце концов, он собрал армию, и мы выступили против Подполья.
Эмма встала:
- У вас была война?
С беззвучным стоном, Ангус тоже поднялся. «Почему она не может просидеть дольше двух минут?»
- Да. Великая Война Вампиров 1710 года. Я был генералом армии Вампов.
Девушка открыла рот от изумления.

- Забавно. И ты убил много вампиров из Подполья?
- Да. – Ангус поправил спорран, потому что пистолет Эммы слишком давил на его пах.
Эмма взглянула на шотландца с любопытством:
- Почему ты постоянно встаешь?
Ангус внутренне содрогнулся:
- Потому что ты встаешь.
- Дразнишься, что ли?
- Нет, это… глупая привычка. Я жил еще в те времена, когда мужчины вставали, если стояли дамы.
Эмма издала смешок:
- Хочешь сказать, что ты джентльмен старой закалки?
МакКей бросил на девушку сердитый взгляд:
- А ты этого еще не заметила?
- Джентльмен-вампир? – усмехнулась она. – Звучит, как оксюморон.
- О, я могу быть грубым, - прорычал в ответ шотландец.
- Верю. – Эмма подошла к среднему дивану и плюхнулась на него.
Вздохнув с облегчением, сел и Ангус.
- Я так понимаю. Ты основал свою фирму в 1927 году? Ты и Ангус Третий, и Четвертый, и Александр?
- Да, - он склонил голову. – Ангус Александр МакКей к вашим услугам.
- Какой ты воспитанный, - губы Эммы растянулись в улыбке. – Позволял ли ты Ангусу Третьему или Александру брать отпуск?
- Ты надо мной издеваешься.
Эмма усмехнулась:
- Кого из вас произвели в рыцари?
- Забыл уже.
- Ах, да. Я слышала, что с возрастом начинаются проблемы с памятью.
Он выгнул бровь:
- С моей памятью все в порядке.
- Значит, ты помнишь, за что тебя произвели в рыцари?
- Да.
Эмма подождала продолжения и, не дождавшись, сердито посмотрела на шотландца. Потом подвинулась к нему ближе:
- Почему бы тебе не рассказать мне эту историю?
- Это правительственный секрет.
- Я умею хранить секреты, про тебя же я никому не рассказала.
- Ты просто боялась потерять работу.

Эмма скорчила рожицу:
- Ну, давай же, я никому не скажу.
- Клянешься официальной клятвой Ангуса?
- Это что еще такое?
- Не знаю, - он улыбнулся. – Я только что придумал.
Эмма рассмеялась.
- Я поклянусь, только если ты не будешь кусаться.
- Никаких укусов. – Ангус окинул взглядом ее тело. Эмма сидела совсем близко. – Я никогда не сделаю тебе больно.
Улыбка девушки увяла, Эмма отвернулась.
- Я тоже не хочу причинять тебе вред.
Ангус с трудом сглотнул подступивший комок в горле. Он еще не совсем понял, к добру ли их дружба. Ему нравилось разговаривать с Эммой, но руки так и тянулись к ее телу. Даже находиться с ней в одной комнате было настоящей пыткой.
Эмма откашлялась:
- Так за что именно тебя произвели в рыцари?
- Каких-то парней из Королевских Воздушных сил подстрелили на территории Франции во время оккупации. Немцы сказали, что все погибли, но мы подозревали, что кто-то мог выжить. И выживших скрывали и пытали.
Девушка дотронулась до руки Ангуса:
- Как ужасно…
- Мне надо было из самолета телепортироваться на вражескую территорию, найти наших парней, и перенести их в безопасное место. После этого я стер им память.
Эмма поднялась на ноги.
- Это же просто замечательно!
Ангус тоже встал.
- Ой, прости, - рассмеялась девушка и снова села на диван. – Сколько людей в британском правительстве знают о тебе?
МакКей сел рядом:
- Три. Королева, глава МИ-6 и премьер-министр. Когда эти люди уходят с должности, я стираю им память обо мне.
- Как интересно, - Эмма приподнялась.
Ангус уже почти встал, когда понял, что это «ложная тревога» - Эмма просто усаживалась поудобнее, подкладывала под себя ногу. Шотландец сел обратно.

Губы Эммы подрагивали, когда девушка пыталась скрыть улыбку:
- А какие услуги ты оказывал королеве?
- Один из ее песиков потерялся в Гайд-парке, а я его нашел.
- И все?
Ангус кинул на нее сердитый взгляд:
- Ты даже не представляешь, как важны для королевы ее собачки.
Улыбаясь, Эмма потянулась за своим стаканом. Она сделала глоток и вздрогнула:
- Ой, прости. – Девушка потянулась и стерла влажный след, оставшийся от стакана на кофейном столике.
Встав, Эмма оглядела комнату:
- Тут есть какая-нибудь подставка?
Ангус тоже поднялся:
- Не бери в голову.
Эмма заметила, что МакКей встал, и хмыкнула:
- Какой ты у нас джентльмен.
- Не смешно. Никогда не встречал такую прыгучую девицу. Уверен, у тебя в роду были кролики.
Ухмыляясь, Эмма поставила стакан, ее янтарные глаза светились весельем:
- Из тебя тоже вышел бы неплохой кролик, - она присела, потом опять подскочила и захихикала, когда Ангус, дернувшись, снова выпрямился.
Черт побери. Она над ним потешалась.
Эмма села:
- Считай это сегодняшней зарядкой.
Ангус сел:
- Ты закончила?
Девушка вскочила на ноги:
- Нет еще.
- Довольно! – МакКей обхватил ее за талию и потянул вниз. Эмма, хохоча, упала ему на колени.
Ангус тихонько засмеялся и провел руками по ее спине.
Девушка глубоко вздохнула и перестала смеяться:
- Прости. Не надо было тебя дразнить. – В ее глазах снова появилась настороженность, Эмма попыталась встать с колен шотландца.
Ангус удержал ее на месте:
- Ты снова это делаешь.
Эмма уставилась на него с непонимающим видом:
- Делаю что?
- Смотришь на меня, будто я похож на какое-то страшное чудовище.
- Нет, это не так. Это… а-а-а-а, ничего. – Девушка покраснела.
Мать твою. Ничто так не возбуждало Ангуса, как покрасневшая от смущения женщина. Особенно, если причиной для смущения был он сам. Он чувствовал сводящий с ума аромат крови, приливший к ее щекам. Тут же появилось напряжение в паху.
- Боишься, что я снова тебя поцелую? Потеряю контроль?
Щеки Эммы стали пунцовыми:
- Нет. – Но в глазах снова промелькнул испуг.
В этот момент Ангус все понял. Эмма боялась, что именно она потеряет контроль над собой. На мгновение их взгляды пересеклись, и словно электрический разряд прошел между телами, потом девушка отвела глаза:
- Мы не должны…
- Да, не должны… - он притянул ее ближе. Это неправильно. Все может закончиться разбитым сердцем и отчаянием. Но все равно Ангус хотел ее. Она была ему нужна. – Эмма, - прошептал он за миг до того, как накрыл ее рот поцелуем.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:12 - 30 Янв 2016 13:10 #14 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Re: Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-ридинг Assa
вычитка Жменька
Глава 13
Эмма растворилась в поцелуе, который не только возбудил ее сверх всякой меры, но и ошеломил. Ангус был для нее воплощением мечты о сексуальном благородном герое, и девушка хотела его до боли в сердце.
«…Если бы только он был живым». Ангус втянул ее нижнюю губу и принялся посасывать. Эмма застонала, когда ощутила ноющую боль внизу живота. Девушка почувствовала, как к ее бедру прижался возбужденный член МакКея. «Боже, разве это не доказывает, что Ангус живой?..»
«…Но почему он не может быть простым человеком?» Шотландец проложил дорожку из поцелуев по щеке девушке. Эмма услышала его хриплый стон, когда Ангус принялся покрывать поцелуями ее шею. Его ладони накрыли груди девушки и нежно их сжали. У Эммы перехватило дыхание. Его действия были такими... человечными. «Да, днем Ангус мертв для мира, но… ах, какие ночи можно проводить в его обществе…».
«…Но ты же понимаешь, что это не может долго продолжаться?» Проклятье, неужели она будет спорить сама с собой всю ночь? Почему бы просто не получить удовольствие? Эмма больше не боялась, что Ангус ее укусит, так в чем же проблема? «Ты боишься, что начинаешь в него влюбляться…».
Нет, она никогда не полюбит его. Но тело девушку не слушалось, оно отвечало на ласки. Ангус обвел ее сосок пальцем, и тот моментально напрягся.

- Ох, к черту все это, - пробормотала Эмма.
- М-м-м? – МакКей отодвинулся немного, чтобы посмотреть на нее.
Его глаза горели жарким пламенем. Но вместо страха, девушка почувствовала возбуждение.
Она провела руками по затылку Ангуса, запустив пальцы в густую гриву его волос.
- Поцелуй меня.
На сей раз внутренний голос не протестовал. Эмма притянула Ангуса ближе и поцеловала со страстью, не уступающей его собственной. Их языки сплелись, и девушка была этому рада, она принялась ласкать язык Ангуса, втягивая его, посасывая…
МакКей еще сильнее прижал Эмму к своей груди и, запустив руки под футболку девушки, погладил ее спину. Прикосновения его пальцев к обнаженной коже было подобно нежному шепоту ветра, но Эмма все равно вздрогнула от накрывших ее эмоций. Она с еще большей страстью отдалась поцелую и вдруг почувствовала металлический привкус. Кровь.
Эмма отпрянула. Сглотнула и снова почувствовала послевкусие последней еды Ангуса. Разве это не должно привести ее в ужас?
Шотландец кинул на девушку вопросительный взгляд, продолжая шарить руками в поисках застежки на лифчике:
- Где эти чертовы крючки? Бедняжка, неужели тебя родили с этой штукой на теле?
Эмма не сдержала смешок. Именно в это мгновение она открыла сердце навстречу Ангусу и отдалась на волю желания. Этот мужчина не был ужасным или отталкивающим. Он был прекрасен. На ее глазах навернулись слезы.
- Он расстегивается спереди, - Эмма прижала руку к груди. – Здесь. Рядом с моим сердцем.
Ангус пристально разглядывал ее лицо. Красный огонь в его глаза немного потух, превратившись в мерцающие угольки посреди зеленого цвета.
Рождественские глаза. Если бы Эмма верила в чудеса, то решила бы, что у них с Ангусом может быть будущее.

- У нас ничего не получится.
Шотландец взял руку, прикрывающую сердце девушки, и поцеловал каждый пальчик:
- Мне сказали, что, когда любишь, возможно все.
Неужели он признавался в любви? Или только пытался очаровать и соблазнить? По щеке Эммы покатилась слеза. Да поможет ей Бог, но она не прочь быть соблазненной.
- Ш-ш-ш-ш… - МакКей вытер пальцем одинокую слезу и поцеловал влажную щеку. – Я никогда не обижу тебя. Клянусь официальной клятвой Ангуса.
Улыбнувшись, Эмма провела пальцами по его мощному подбородку:
- Мы не знаем, к чему это приведет.
Ангус принялся расстегивать ее рубашку:
- Но со временем поймем.
- А какое наказание предполагается за нарушение официальной клятвы Ангуса?
Со стоном шотландец пересадил девушку на диван:
- Достаточным наказанием было уже то, что ты так долго сидела на моей эрекции.
Он опрокинул девушку на подушки и вытянулся рядом:
- Я слышу, как бьется твое сердце, как кровь стремиться по твоим венам. – Ангус прижал ладонь Эммы к своей груди. – А ты чувствуешь стук моего сердца?
- Да. – Эмма чувствовала, хотя в данный момент ее мысли были сосредоточены на эрекции, которую он недавно упомянул. «О, Ангус, ну продемонстрируй уже…»

Он распахнул рубашку девушки, расстегнул лифчик и развел чашечки в стороны. Ее соски напряглись, а в глазах МакКея снова разгорелся огонь.
- Розовые, - прошептал он и прикоснулся к чувствительной вершине.
Эмма всхлипнула, почувствовав, как легкая дрожь пробежала от ее груди к животу.
- Голубые, - продолжил исследование Ангус и провел пальцем по вене, просвечивающей под нежной кожей. Шотландец немного сдвинулся, и его рот оказался на одном уровне с грудью девушки.
Эмма с горечью признала, что его возбужденный член оказался вне пределов досягаемости, но быстро забыла об этой проблеме, когда Ангус обвел языком контур ее соска. Со стоном девушка выгнулась навстречу ласке.
- Вкусная, - прошептал он и втянул сосок в рот.
- Ох. – Девушка снова запустила пальцы в его волосы.
Ангус целовал одну грудь, не забывая тем временем и о другой: легкими движениями пальцев, он поглаживал, немного сжимая, второй сосок. Эмма так сильно вцепилась в кожаный шнурок, сдерживающий его гриву, что тот развязался, и длинные золотисто-каштановые волосы накрыли волной ее грудь. Ангус провел руками по животу девушки, остановив их на молнии ее черных брюк.
МакКей поднял голову – волосы в беспорядке, глаза горят - и посмотрел на Эмму:
- Позволь доставить тебе удовольствие.
Даже в такой ситуации он оставался джентльменом. Эмма улыбнулась. Но в его голосе сквозила настойчивость, да и выглядел МакКей неприрученным варваром. Девушка вцепилась в его волосы и притянула Ангуса ближе:
- Сделай так, чтобы я кричала.
Пламя в глазах шотландца заполыхало с новой силой:
- О, да, ты будешь кричать и не один раз, а до самого рассвета.
От его слов Эмма чуть не кончила. Девушка крепче сжала бедра, пытаясь унять сладкую боль, пульсирующую внизу живота, и со стоном закрыла глаза.
- Любимая, не начинай без меня. – В мгновение ока Ангус расстегнул и стянул ее брюки до колен.
Эмма скинула обувь и сняла брюки. МакКей тут же провел рукой по ногам девушки.
- Я чувствую твой запах, - прошептал он, вырисовывая пальцами круги на обнаженном бедре Эммы. – Он запечатлен в моем сердце. – Ангус склонился и поцеловал ее бедро, отчего кожа девушки покрылась мурашками. Сердце Эммы забилось быстрее, лоно увлажнилось. Шотландец запустил руку под красное кружево ее трусиков и принялся ласкать кучерявую поросль.
- Твой первый крик будет от ласк моей руки. Второй – от моего рта.
Эмма сглотнула.

Ангус провел пальцами между нежными складками плоти девушки.
У Эммы перехватило дыхание, по телу прошла дрожь.
- Ты такая влажная и свежая, как утренняя роса. – Он улыбнулся. – Открыта навстречу удовольствию. Я мог бы ласкать тебя часами.
- Только попробуй. – Эмма приподняла бедра, чтобы усилить контакт.
- Терпение, любимая. – Ангус стащил с нее трусики.
- Терпение? У кого-то из нас нет впереди целой вечности.
- У меня тоже есть ограничения. Когда солнце… - Он замолчал и, склонив голову на бок, окинул девушку изучающим взглядом.
- Что-то… не так?
Ангус дотронулся до нежной кожи рядом с аккуратным треугольником кучерявых волос.
- Никогда не видел… чтобы вот так…
- А… Это просто восковая эпиляция. – Неужели она для Ангуса первая женщина из этого времени? Мысль ей понравилась. Как и идея показать шотландцу, как современные женщины занимаются сексом. Эмма задрала одну ногу и положила ее на спинку дивана. Вторую девушка положила на плечо МакКея.
Глаза Ангуса расширились от открывшегося вида, челюсти сжались. Внезапно, он поднял глаза к потолку.
Неужели она оскорбила его своей дерзостью?
- Ты считаешь, я слишком…
- Слишком прекрасна. – Ангус закрыл глаза. – Я не хочу потерять контроль.
- А-а… - Так и хотелось принять вызов, прозвучавший в его словах. Как бы Эмме хотелось завести шотландца так, чтобы тот потерял голову. А может, и нет. Что сделает вампир, потерявший контроль?
Ангус глубоко вздохнул и открыл глаза. Красный цвет обернулся мягким сиянием. МакКей поцеловал ногу, покоящуюся на его плече.
- Для мужчины было бы настоящим благословением провести жизнь, изучая каждый изгиб твоего тела.
Эмма вздохнула. Если он будет продолжать в том же духе, она кончит даже без его прикосновений.
Ангус провел ладонями вверх по бедрам девушки, к лону. Эмма наблюдала, как его руки приближаются все ближе, ближе… И хотя это не было сюрпризом, она все равно вздрогнула, когда МакКей коснулся ее плоти.
- Твои складочки такие влажные, набухшие. Переполнены кровью.

Дрожь волнами прокатывалась по ее телу, когда Ангус провел пальцем по каждой складочке, обвел клитор, потом легонько сжал его. Эмма не сдержала крик.
- Даже он… - Ангус продолжил играть с клитором. – Набух от крови, покраснел самым прекрасным румянцем на земле.
Напряжение возрастало, Эмма стала извиваться под прикосновениями шотландца.
- Ангус…
- Я хочу тебя поцеловать. – Он снял ногу девушки с плеча и вытянулся на диване рядом с Эммой.
- Да… - Она обвила его шею руками. Ангус крепко поцеловал девушку. Потом проник в ее рот языком, одновременно войдя в нее пальцем. Со стоном Эмма выгнулась ему навстречу. Ангус ласкал ее рот и плоть в едином ритме, отчего напряжение в теле девушке все нарастало. Когда она уже дышала с трудом, шотландец оторвался от ее рта и принялся целовать грудь.
Он взял в рот сосок и сжал его, одновременно втянув сильнее. Эмма снова закричала. От напряжения ей не хватало воздуха.
Ангус ласкал ее плоть все быстрее… быстрее…
- О, Боже, - Эмма пыталась прижаться к нему еще крепче.
- Ох, мать твою. – Внезапно Ангус поднял голову. – Ну, ни черта не вовремя…
- Чт..? – Комната закружилась перед глазами Эммы, и девушка закричала, когда ее накрыло волной наслаждения.

- Черт возьми, что это было? – раздался из фойе мужской голос.
Эмма сглотнула, хотя ее тело продолжало подрагивать от удовольствия.
«Нет, не может быть. Только не он».
- Это Эмма кричала? – заорал мужчина.
Боже, это он. В фойе был ее начальник, Шон Веллан.
Ангус прижал палец к ее губам. Будто ей нужно напоминание, что надо вести себя тихо.
- Проклятье, освободи меня! – орал Шон. – Один из ваших чертовых вампиров мучает Эмму.
Тихий голос ответил:
- Я не могу тебя освободить, пока ты не успокоишься.
- Успокоиться?! – прорычал Шон. – Я тебе покажу спокойствие, ты, ублюдок, когда проткну твое сердце колом.
Он продолжил орать, а Эмма с отчаянием посмотрела на Ангуса. Ей совсем не хотелось быть застигнутой в полуобнаженном виде одним из его друзей. Но начальником? Это катастрофа! Что она скажет в свое оправдание? Что применяет на практике новую технику допроса?
Ангус обнял ее и прошептал на ухо:
- Доверься мне.
Девушку окутала тьма.
Она только начала приходить в себя, снова почувствовала объятие шотландца, когда они со стуком упали на пол.
- Ой, - Эмма попыталась восстановить дыхание. Где они?
- Извини за жесткую посадку, - Ангус отпустил девушку и поднялся на ноги. – Такое бывает, если телепортироваться в горизонтальном положении.
Эмма села и оглядела темную комнату. Сквозь три узких окна лился лунный свет, позволяя разглядеть очертания мебели, которая отбрасывала длинные тени. Где они? Девушка поднялась на ноги, но комната почему-то стала кружиться.
- Осторожно, - Ангус схватил ее и удержал от падения.
Господи, она стояла полуголая в странной комнате и могла только надеяться, что в помещении больше никого нет. Проклятье, ничего не видно. Похоже, Ангус заглядывал себе под килт.
- Что ты делаешь?

Он одернул ткань:
- Ничего. Глупая привычка.
Да? Эмма попыталась подавить нарастающую панику. Она справится, ведь и раньше ей приходилось попадать в неприятные ситуации. Правда раньше в лицо опасности девушка смотрела, когда на ней были штаны.
Эмма заскрипела зубами:
- Где мы?
- На пятом этаже дома. В кабинете Романа.
- Что? Роман здесь? – Она резко развернулась, ожидая, что из темноты выступит его вампирское величество.
- Он здесь больше не живет. Теперь я пользуюсь этими помещениями. Ты в безопасности.
- В безопасности? Не думаю. Я чувствую себя немного… обдуваемой, если ты понимаешь, о чем я говорю. – Эмма сорвалась на крик. – Я наполовину голая!
Ангус слегка сжал ее плечо:
- Но на лучшую половину.
- Это не успокаивает. – Она отодвинулась. – Я тут полуголая, а моя одежда разбросана по первому этажу.
- Не кипятись, я принесу.
Эмма принялась ходить по комнате.
- Я полуголая, моя одежда внизу и мой начальник там же! Если он заметит меня или мою одежду, я вылечу с работы.
- Расслабься, я позабочусь об этом.
- Как? Как ты сможешь объяснить, почему мое нижнее белье валяется на полу и притягивает внимание, словно красный маяк? С тем же успехом можно было повесить неоновую табличку. – Она продолжала сновать туда-сюда. – Да уж, судьба меня поимела…
- Нет, не совсем. Но я не теряю надежду.
- Что? Я почти голая, одежда где-то там, под ногами начальника…. Ой! – Эмма наткнулась на какой-то угол. – И ни фига не вижу!
- Эмма, ты поддаешься панике.
- Мне больно! – Девушка потирала, подпрыгивая, больные пальцы на ноге. – Я полуголая и не могу видеть. Держу пари, ты видишь просто прекрасно, верно, чертов супер Вамп?
- Эмма. – Ангус обхватил ее за плечи, подвел к длинной тени и усадил. - Оставайся здесь, дыши глубже, а я сейчас вернусь с твоей одеждой. – Шотландец исчез.

Теперь она осталась в одиночестве. Полуголая, слепая, да еще и палец болит. Эмма закрыла глаза, сделала глубокий вдох и попыталась взять себя в руки. Черт возьми, она профессионал. Всегда выходила невредимой из стычек с врагами, убивала вампиров… Она женщина. Неуязвимая.
Эмма открыла глаза и попыталась привыкнуть к темноте. Она сидела на диване с обивкой, похожей на бархат. Напротив, стоял какой-то прямоугольный предмет мебели.
Стол. Что-то мерцало на его поверхности. Монитор компьютера, развернутый в другую сторону. Слева были окна.
Эмма застегнула лифчик и рубашку, обошла диван и медленно пересекла комнату. Под босыми ногами был толстый ковер. Свет, льющийся сквозь одно из окон, падал на бар. Девушка дошла до стены и нащупала дверную ручку. Две дверные ручки.
Эмма распахнула двойные двери. Снова темнота. Девушка провела рукой по стене и включила свет.
Слава Богу, в комнате никого не было. Посреди, стояла огромная кровать, покрытая вельветовым покрывалом. Очень по-мужски. Интересно, именно здесь спал Ангус в течение дня? Или, вернее, лежал в отключке. Осознание чудовищности ситуации сдавило грудь Эммы.
Она занималась любовью с вампиром.
- О, Боже… - Девушка отвернулась от кровати.
Благодаря свету из спальни стало возможным рассмотреть кабинет. Мебель смахивала на очень дорогой антиквариат. Диван, на котором Эмма сидела до этого, оказался старомодной кушеткой с одним изогнутым подлокотником, через который был, перекинут бордовый плед. Девушка обернула ткань вокруг бедер наподобие юбки.

Эмма заметила еще одну дверь и выглянула наружу. Все чисто. Она вышла из комнаты и поняла, что оказала наверху лестницы.
- Я не уйду, пока не узнаю, что с ней все в порядке! – рокочущий голос Шона эхом отдавался в лестничных пролетах.
Ему отвечали что-то спокойным, тихим голосом, но Эмма не могла разобрать слова. Можно было с уверенностью сказать, что Шон все еще был в фойе. Хорошо. Значит, в гостиную, где были раскиданы ее вещи, Веллана не пустили. И плохо. Потому что теперь, она не сможет спуститься незамеченной. Беззвучно застонав, девушка на цыпочках вернулась в кабинет.
Со стороны компьютера донесся звон колокольчика. Электронная почта.
Эмма огляделась. Девушка все еще была одна. Конечно, вампир может появиться в любую секунду, но она успеет.
Эмма обошла стол и увидела, что пришло новое сообщение. «От: Михаил. Тема: Родители Э. Уоллес».
Сердце девушки чуть не выпрыгнуло из груди. Ее родители? Эмма открыла письмо.
«Продолжаю расследовать обстоятельства убийства родителей Э. Уоллес. Прилагаю список всех известных вампиров из Подполья, бывших тем летом в Москве».
Сердце Эммы билось в бешеном ритме, когда она открывала файл приложения. В списке было восемнадцать имен. Девушка знала только одно из них – Ивана Петровского, который уже мертв. Из оставшихся семнадцати двое были убийцами ее родителей.
Семнадцать вампиров. Сможет ли она убить их всех? Как будто у нее есть выбор…
Эмма нажала на кнопку «Печать» и выпрямилась.
- Нашла что-нибудь интересное? – тихо поинтересовался Ангус.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Blue Dream
  • Blue Dream аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Адепт ОС
  • Адепт ОС
Больше
09 Ноя 2012 19:13 - 30 Янв 2016 13:15 #15 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Керрелин Спаркс "И сердце вампира остановилось..."
перевод FairyN
бета-издевательнинг Assa
вычитка Жменька
Глава 14
Промелькнувшее на лице Эммы виноватое выражение не уняло ту боль, которая пронзила сердце Ангуса. Как она могла? Извиваться под его руками, кричать от удовольствия, а потом шпионить за ним при первой же возможности.
Как только зашумел принтер, Эмма вздернула подбородок:
- Эта информация касается моих родителей. Ты говорил, что не будешь ее скрывать от меня.
- Что, пришло сообщение от моего агента из Москвы?
- Если ты имеешь в виду Михаила, то да.
- Ну, значит, сейчас ты знаешь больше, чем я.
- Разве так не должно быть? Они же мои родители.
- А это мой компьютер и моя электронная почта. – Он швырнул ее одежду и рюкзак на красную бархатную кушетку. – Надеюсь, у тебя есть мобильник? – Можно было с уверенностью сказать, что, если и есть, то явно не спрятан на голом теле. Уж что-что, а Ангус исследовал каждый дюйм.
- В рюкзаке. А что? – Эмма взяла из принтера лист бумаги.
Он попытался подавить растущий гнев:
- В любую секунду тебе может позвонить Шон Веллан. Он внизу и отказывается покинуть дом, пока не удостоверится, что у тебя все в порядке. Думает, тебя пытают.

- А-а-а. – Щеки девушки окрасились легким румянцем. Покрывало, обернутое вокруг бедер, начало сползать, и Эмма положила листок на стол, чтобы заново закрепить импровизированную юбку. – Что ты ему сказал?
Ангус заскрипел зубами - она была так хороша, когда краснела.
- Я соврал. Сказал, что отнес тебя домой.
Из рюкзака послышался резкий звук. Эмма ринулась вокруг стола к кушетке, чтобы вытащить из-под одежды рюкзак. Телефон продолжал изрыгать надоедливую мелодию.
- Черт, - пробормотала Эмма, шаря рукой в рюкзаке. Как только ей удалось нащупать телефон, с ее талии поползло покрывало.
Ангус подхватил его в районе ее бедер.
- Спасибо, - выдохнула Эмма и раскрыла телефон. – Алло?
МакКей сорвал покрывало. Девушка принялась ловить ртом воздух от негодования.
- О, привет, Шон, - смогла она выдавить в трубку, испепеляя Ангуса взглядом.
Тот отступил, швырнул покрывало на стол, затем взял распечатанный ею листок бумаги.
- Я в порядке, - Эмма все еще кидала на Ангуса раздраженные взгляды. – Просто первоклассно.

Ангус склонился над столом, изучая список присланный Михаилом. Все имена принадлежали вампирам Подполья, которые были в Москве тем летом, когда убили родителей Эммы.
Ангус задумался, не перегнул ли он палку, так отреагировав на то, что она сунула свой нос в его почту. Ее интерес к судьбе родителей был естественным. Разве, будь он на ее месте, устоял бы и не посмотрел, что там в письме?
МакКей слышал, как из телефона доносится голос Шона Веллана.
- Нет, он не причинил мне вреда. – Эмма потянула вниз края рубашки, пытаясь прикрыть интимные части тела. Когда девушка подняла голову, то увидела, как ей подмигнул Ангус. Состроив рожицу, она отвернулась от шотландца.
Тот склонил голову набок, наслаждаясь приятным видом на то место, где бедра девушки плавно переходили в округлость попки. Мужчине не обязательно быть нежитью, чтобы ощутить желание впиться зубами в эту восхитительную плоть.
- Он перенес меня домой… Да, телепортировал, - продолжала разговор с Шоном Эмма. – Нет, я в порядке. В голове немного гудело, но уже все нормально. И Гаррета они тоже перенесли домой. А с тобой что произошло?
Ангус вздрогнул, услышав тираду Шона о бесчеловечном эксперименте, поруганной дочери и ребенке-демоне, которого она должна родить через несколько дней.
Эмма кинула на МакКея встревоженный взгляд.

- Не знаю, что и сказать, Шон. Мы можем только надеяться на лучшее.
Она наклонилась, проверяя одежду, раскиданную Ангусом по кушетке. МакКей сильнее наклонил голову. Ну что за вид!
- Прямо сейчас ты ничего не можешь сделать. – Девушка наклонилась еще ниже. – Я уверена, они тебя отпустят. Меня же отпустили.
Ангус накренил голову еще сильнее. Святый Боже, он узрел райские кущи.
- Хорошо. Пока. – Эмма закрыла телефон и кинула его в рюкзак. – Шон говорит, шотландец провожает его к машине. Но у нас другая проблема – я не могу найти трусики. – Она обернулась и тут же резко выпрямилась.
Ангус сел ровно.
Эмма снова покраснела и потянула вниз края рубашки.
- У тебя глаза опять стали красными.
- Я видел чудо.
- Ты видел мою задницу. Где нижнее белье, я спрашиваю?
- Я узрел прекрасное видение. Наше будущее.
Ее лицо исказилось от боли:
- У нас нет будущего, и ты это знаешь.

Ангус шагнул к девушке:
- Я помню свое обещание, что ты будешь кричать не один раз, а я человек слова.
- Я… я освобождаю тебя от этого обета.
- Но ты не этого хочешь.
- Мы не всегда получаем то, что хотим. – Эмма встряхнула брюки и принялась их натягивать.
- Что будем делать с этим списком? Планируешь убить всех указанных в нем вампиров?
Девушка отвернулась от Ангуса и застегнула ширинку.
- Если хочешь помочь, я буду только рада.
- А если я не буду помогать?
Эмма посмотрела на него и помрачнела.
- Я должна это сделать. Последние слова моего отца ко мне были «Отомсти за нас».
- Значит, ты видела само убийство. Так и узнала о существовании вампиров.
Девушка присела на кушетку.
- Той ночью вместе с ними умерла и часть меня.
- Девушка, месть не вернет тебе родителей.
- Это не месть! Это правосудие.
Ангус поднял список:
- Я знаю большинство из этих мужчин. Это самые жестокие убийцы в вампирском мире.
Эмма пыталась излечить скорбь насилием, Ангус узнавал признаки – он и сам так делал после того, как его отвергла жена.
Эмма надела обувь.
- Я слишком далеко зашла, чтобы отступать сейчас. Все, что я сделала или узнала за последние шесть лет, вело меня к этому моменту.
- Значит, все это вело тебя ко мне.

Глаза Эммы расширились от удивления:
- Я не верю в судьбу. Мы сами принимаем решения, изменяющие нашу жизнь.
- И ты решила, что мне можно доверять. Пожалуйста, Эмма, не начинай охоту на этих вампиров. Тебе совсем не обязательно убить всех драконов в этом мире, чтобы доказать свою любовь. Твои родители и так знают, что ты их любишь.
Она отвернулась и сжала кулаки.
- Позволь мне найти тех двух, кто виноват в преступлении.
Эмма посмотрела ему в глаза:
- А потом?
- Я помогу тебе свершить правосудие. До тех пор, я переведу сюда двух своих сотрудников для патрулирования Центрального Парка.
- Я думала, мы с тобой этим займемся.
Эмма выглядела действительно расстроенной. Неужели она будет по нему скучать?
- Мы и будем. До прибытия моих людей. Я не могу стоять в стороне и ничего не делать. Я должен найти Казимира, он наращивает войско… И, случись еще одна война, умрет очень много народа. - Ангус оттолкнулся от стола и направился к Эмме. – Представь себе армию из более пятисот вампиров Подполья, еженощно питающихся людской кровью, убивая при этом своих доноров, потому как те слишком много знают. Это будет бойня.

Эмма побледнела.
- Так и было во время первой войны?
- Да. Битва продолжалась три ночи. В Венгрии было уничтожено более дюжины деревень. Нескольким смертным удалось уцелеть, и их россказни превратились в те мифы, которые мы слышим и по сей день.
- Сказки про злых вампиров?
- Да. – Ангус присел рядом с девушкой. – Это было задолго до изобретения синтетической крови. Обеим сторонам этого конфликта приходилось пить человеческую кровь. Убивать. И хотя мы старались не уничтожать смертных, все равно прослыли такими же злыми, как и наши враги.
- Если начнется война, ты снова будешь генералом?
- Да.
Эмма вздрогнула:
- Мне не хочется даже думать о том, что ты будешь в такой опасности.
- Есть надежда, что до этого не дойдет.
- Ты хочешь, чтобы я рассказала об этом Шону? Я могу наврать, что этот разговор произошел до моего возвращения домой.
- Насколько я узнал твоего начальника, сомневаюсь, что он поверит чему-нибудь.
Эмма вздохнула:
- Он страстно ненавидит вампиров. Даже не знаю, почему.
- У тебя есть причина для ненависти, но ты же мне поверила.
Улыбнувшись, она коснулась его щеки:
- Ты мне слишком нравишься.

Ангус взял ее руку и поцеловал ладонь. Для него не существовала понятия «слишком». Он хотел, чтобы она отдала ему сердце.
- Куда тебя телепортировать: к тебе или в квартиру Остина Эриксона?
- Как раз собиралась спросить. Откуда ты знаешь Остина?
- Он работает на меня.
Эмма открыла рот от удивления:
- Я думала, он работает строителем где-то в Малайзии.
- Он и его жена Дарси сейчас в Восточной Европе. Помогают в поисках Казимира.
Эмма распахнула глаза:
- Остин женился на режиссере-вампирше с реалити-шоу?
- Она уже не Вамп.
- Уже не мертвая?
- Уже не нежить. Это длинная история, но Роману удалось обратить ее в человека.
- Ты шутишь! Есть способ? – В голосе Эммы прозвучал скепсис. – Почему же другие не сделали то же самое?

Ангус заскрипел зубами:
- Может, некоторым нравится та жизнь, какую они ведут?
- Э… - Эмма передернулась. – Не хотела тебя оскорбить.
Он вопросительно изогнул бровь:
- Превращаясь в нежить, мы приобретаем некоторые очень ценные таланты. Конечно, в жизни смертного тоже есть преимущества. У меня достаточно работников из людей, так вот они незаменимы при свете дня.
- Значит, Остин все еще борется с вампирами.
- Да, с плохими. – Ангус склонил голову набок. – Ты тоже можешь работать на меня, я тебя приму в ту же секунду, как ты решишься.
Эмма снова открыла рот.
- Ты меня наймешь после того, как я попыталась тебя убить?
- Знаешь, пока ты там кончала от моей руки, мне показалось, что те предубеждения ты уже переросла.
Эмма покраснела.
- Это верно, я не испытываю к тебе плохих чувств.
- Твоя доброта просто поражает. Но ты выглядела совершенно счастливой, когда дрожала и кричала в…
- Хо-ро-шо!!! – Эмма подняла руки, сдаваясь. – Но это, кстати, серьезный довод против моей работы на тебя. Люди будут подозревать, что между нами что-то…. есть, а это никогда…
- Что-то есть?! – Он махнул рукой в сторону спальни. – Если бы Коннор не вернулся с твоим боссом, мы бы сейчас были там и трахались, как кролики.

Эмма усмехнулась:
- Вот уж неправда. – Она кинула взгляд на спальню. – Я бы… Я могла и отказаться.
- Когда? – он придвинулся ближе. – Ты бы отказалась после того, как я поцеловал каждый дюйм твоего тела? Или подождала бы до тех пор, пока я не заставил бы тебя закричать во второй или третий раз?
Эмма прижала ладони к горящим щекам:
- Пожалуйста. Я… я не могу…
- Что? – Ангус положил руки на ее плечи.
Она закрыла глаза и прошептала:
- Я не могу любить тебя.
Слова ударили его подобно тарану. Ангус отпустил девушку и отпрянул. Сердце в его груди сжалось. Проклятье, он хотел добиться ее любви. Когда, черт возьми, это произошло? Эмма выглядела такой несчастной. Твою мать.
- Мне жаль. Я перенесу тебя домой.
Эмма кивнула, избегая его взгляда.
Ангус протянул ей рюкзак:
- В какую из квартир?
- В мою.
- Я туда уже телепортировался и помню дорогу. – Он встал рядом с Эммой, раскрыв объятия. – Мне надо тебя обнять.
- Я понимаю. – Она вся сжалась, когда МакКей обнял ее.
- Тебе надо за меня держаться. – В тот момент, когда девушка положила руки ему на плечи, Ангус закрыл глаза и сконцентрировался. Их тела заколыхались, и Эмма впилась пальцами в его тело. Через несколько секунд они очутились в ее маленькой квартирке. Как только тело обрело нужную плотность, Эмма убрала руки.

Она кинула рюкзак в кресло:
- Когда твои люди начнут патрулировать Центральный Парк?
- Через одну или две ночи. Большинство из них в данный момент работают под прикрытием в Восточной Европе, поэтому есть некоторые проблемы из-за часовых поясов, да еще их надо найти. И надо сделать кое-какие передвижки, чтобы мои клиенты не остались без охраны.
- Значит, завтра мы с тобой пойдем в Парк?
- Да. Но, Эмма, ты должна понять, что на этот раз мы не можем убивать вампиров из Подполья. Это только приведет вампирский мир к новой войне, которая нам совершенно не нужна.
Девушка кивнула:
- Хорошо. До тех пор, пока людям ничего не угрожает, я согласна. Встретимся у каменного моста через пруд в девять вечера?
- Я буду там, - Ангус протянул руку. – Друзья? – Ему хотелось сказать «любовники», но в данный момент это было бы слишком.
Эмма быстро пожала его ладонь:
- Друзья.

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: Georgie, KuNe, Жменька, inna46, liily1, vika-vl.dv, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.