САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 3 года 11 мес. назад #4299 от Kind Fairy
Kind Fairy создал эту тему: Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Название: Безграничное удовольствие
Автор: Лариса Йон
Серия: Демоника, книга 1
Перевод: FairyN и Калле
Редактура: Калле и FairyN
Русификация обложки: sonata
Жанр: инкубы
Размер: 27 главы + Предисловие (перевод закончен на старом сайте)
Размещение: Запрещено!

Примечание: книга 2, Неудержимое желание

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 3 года 11 мес. назад от Viktoria.
Поблагодарили: Georgie, integra_home, marakesh, nk18

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 2 года 11 мес. назад #4300 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Скачать одним файлом
Аннотация
Там, где экстаз может стоить тебе жизни…
Она истребительница демонов, жаждущая чувственных удовольствий, но боится, что они никогда не будут ей доступны. Так было, пока Тэйла Манкузо не оказалась в больнице, которой заведуют демоны, а главный врач, Призрак, не заставил ее тело гореть от неудовлетворенного желания. Но чтобы доказать преданность собратьям по оружию, ей придется предать хирурга, спасшего ее от смерти.

Двое влюбленных осмелятся поставить на кон все.
Призрак не может противиться этой страстной, опасной женщине, которая является причиной переполняющих его ярости и страсти. Она не только заклятый враг, но может оказаться и охотником, истребляющим его народ. Раздираемый между желанием узнать правду и жаждой найти суженую до начала ужасающей трансформации, которая изменит его навсегда, Призрак решится на немыслимое – позволит Тэйле завладеть им. И душой, и телом…

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 2 года 11 мес. назад от Калле.
Поблагодарили: Georgie, integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 4 года 2 нед. назад #4304 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Глава 1
Демон - это сам Сатана, он может принимать любое
обличие, на время вводить в заблуждение наши органы
чувств; но его сила имеет свои пределы – он может
вселять в нас ужас, но не может причинить боль.

Роберт Бёртон. Анатомия уныния
Если бы Призрак был где угодно, но не в больнице – точно прикончил бы парня, молящего его о спасении.

Но, так как дело происходило именно в больнице, пришлось спасать ублюдка.

- Иногда быть доктором – полный отстой, - проворчал он и вкатил демону в человеческом костюме полный шприц гемоксацина.

Пациент заорал, когда игла прошла сквозь искалеченную бедренную мышцу, и из шприца в рану начало поступать лекарство, обеззараживающее кровь.

- Ты не дал ему обезболивающее?

Призрак только фыркнул в ответ на вопрос младшего брата:

- Только заклятие «Убежище» не дает мне его убить. Но оно не мешает мне во время лечения хоть частично воздать подонку по заслугам.

- Никак не забудешь старую работу, а? – Тень отдернул занавеску, отделяющую два из трех боксов приемного отделения скорой помощи, и вошел. – Сукин сын пожирал младенцев. Давай я вывезу его за пределы больницы и избавлю мир от этой жалкой задницы.

- Фантом уже предлагал.

- Фантом предлагает избавиться от всех пациентов.

Призрак пробормотал:

- Может, и к лучшему, что наш младший братец не избрал стезю доктора.

- Да и я тоже.

- У тебя были другие причины.

Тень не хотел тратить время на обучение в медицинской школе, тем более, что его целительный дар больше подходил к выбранному им полю деятельности – работе в бригаде скорой помощи. Он только что не соскабливал пациентов с асфальта, после чего поддерживал их жизненные силы до прибытия в Центральную Больницу Преисподней, где врачи приступали к лечению.

На обсидиановый пол начала капать кровь, стоило Призраку начать осмотр самой серьезной раны пациента. Самка Амбер-демона, демона того же вида, что и мать Тени, поймала этого пациента в своей детской и умудрилась как-то его проткнуть – несколько раз – туалетным ёршиком.

Но опять же, Амбер-демоны были невероятно сильны, несмотря на скромные размеры. Особенно самки. Несколько раз Призраку даже посчастливилось испытать эту силу в постели. На самом деле Призрак планировал взять именно Амбер-демоницу в качестве своей первой инфадре, когда больше не сможет противиться процессу окончательного созревания, уже начавшего оказывать влияние на его тело. Из Амбер-демониц получались хорошие матери, только единицы из них убивали потомство, рожденное от Семинус-демонов.

Отбрасывая в сторону мысли, которые его все чаще беспокоили с момента начала Перехода, Призрак кинул взгляд на лицо пациента. Кожа демона вместо насыщенного красно-коричневого цвета в данный момент была бледной от боли и кровопотери.

- Как зовут?

- Дёрк, - простонал пациент.

- Послушай, Дёрк. Я собираюсь зашить эту уродливую дыру, но это будет больно. Очень. Постарайся не двигаться. И не кричи, как маленький пугливый чертенок.

- Дай мне что-нибудь от боли, ты, долбаный паразит, - прорычал больной.

- Долбаный доктор. - Призрак кивнул в сторону подноса с инструментами, и Пэйдж, одна из немногих человеческих медсестер, подала ему зажим.

- Дёрк, приятель, тебе удалось полакомиться детенышами Амбер-демоницы прежде, чем та тебя застукала?

Тень прямо таки излучал ненависть, когда Дёрк замотал головой: зубы обнажены в оскале, глаза горят оранжевым светом.

- Значит, сегодня явно не твой день. И не поел, как следует, и от боли ничего не получишь.

Позволив себе хищно улыбнуться, Призрак зажал поврежденную артерию в двух местах. Дёрк изрыгал проклятья и изо всех сил пытался вырваться из пут, которые удерживали его на металлическом столе.

- Скальпель.

Пэйдж передала требуемый инструмент, и Призрак умело сделал разрез между зажимами. Тень подобрался поближе, чтобы наблюдать, как брат вырезает разодранную в клочья часть артерии, а затем скрепляет ровные срезы. Теплое покалывание прокатилось по его правой руке, вдоль татуировки, прямо к кончикам пальцев, спрятанных в перчатках, и артерия срослась. Пожиратель младенцев мог больше не бояться, что истечет кровью. Хотя выражение лица Тени должно было бы заставить его задуматься о шансах на выживание, стоит ему выйти из больницы.

Уже не в первый раз Тень спасал чью-то жизнь только для того, чтобы забрать ее у пациента сразу после выписки.

- Кровяное давление падает. – Взгляд Тени был прикован к монитору около койки больного. – Возможно, от шока.

- Где-то еще кровотечение. Давление надо увеличить.

С большой неохотой Тень положил крупную ладонь на лоб Дёрка. Цифры на мониторе сначала резко снизились, потом взмыли вверх и через некоторое время стабилизировались, но эти изменения были временными. Силы Тени не могли поддерживать жизнь, если та ушла из тела. Так что, если Призрак не сможет обнаружить причину, что бы ни сделал Тень, результат будет тем же.

Быстрый осмотр остальных ран не дал никаких объяснений падению жизненных показателей. И тут… Прямо под двенадцатым ребром пациента – свежий рубец. Под тонким, ровным шрамом что-то пузырилось.

- Тень.

- Ад и преисподняя, - выдохнул Тень. Он поднял глаза на брата, проведя рукой по своим практически черным волосам, которые были того же цвета, что и у брата, только длиннее – по плечи. – Может, это ничего и не значит. Это могут быть и не Упыри.

Упыри. Не монстры-каннибалы, как думали о них люди, но те, кто потрошит демонов для дальнейшей продажи их внутренних органов на черном рынке преисподней.

Призрак слегка нажал на шрам, надеясь, что брат прав, но сомневаясь, так как не вчера родился на свет.

- Дёрк, а это что за шрам?

- Порезался.

- Это шрам от хирургического разреза.

ЦБП была единственным медицинским заведением в мире, где оперировали демонов, а Дёрк никогда раньше не был ее пациентом.

Призрак почувствовал укол страха.

- Нет. Это был несчастный случай. – Дёрк сжал руки в кулаки, его глаза, лишенные век, расширились. – Вы должны мне поверить.

- Дёрк, успокойся. Дёрк?

Монитор запищал, предупреждая о критическом положении, пожиратель младенцев начал биться в конвульсиях.

- Пэйдж, держи крепче каталку. Тень, поддерживай в нем жизнь.

Жуткий вопль, казалось, раздался из каждой поры на теле Дёрка, и маленькое пространство комнаты наполнилось жутким зловонием, похожим на смесь запахов протухшей свинины и солодки.

Линия, показывающая на мониторе сердечный ритм, стала прямой. Тень убрал руку со лба пациента.

- Ненавижу, когда такое происходит. – Задаваясь вопросом, что могло напугать Дёрка настолько, что тот решил прекратить работу собственных органов, Призрак легким движением скальпеля вскрыл шрам, уже понимая, что обнаружит, но все равно желая убедиться.

Тень запустил руку в карман своей медицинской куртки и достал всегда лежащую там упаковку жвачки.

- Что пропало?

- Мешочек Пэн-Тай. Он занимается переработкой продуктов жизнедеятельности, поэтому этот вид демонов не заморачивается на мочеиспускание и дефекацию.

- Удобненько, - пробормотал Тень. – Для чего он мог кому-то понадобиться?

Пэйдж прикрыла рот хирургической салфеткой, лицо ее было все еще зеленоватого оттенка, хотя вонь от пациента почти рассеялась.

- Содержимое мешочка используют для насылания некоторых вуду-проклятий, тех, что оказывают влияние на работу кишечника.

Тень покачал головой и протянул медсестре пластинку жвачки.

- Неужели не осталось ничего святого? – Он обернулся к Призраку. – Почему они его просто не убили? Других-то убивали.

- Он представлял намного большую ценность, будучи живым. Эти демоны могут в течение нескольких недель вырастить другой орган.

- Который снова можно вырезать. – Тень выдал тираду, сотканную из ругательств, некоторые из которых Призрак ни разу не слышал за свою столетнюю жизнь. – Должно быть, это «Эгида». Больные ублюдки.

Кем бы ни были ублюдки, дел у них было невпроворот. За последние две недели в больницу попало двенадцать изуродованных тел, и уровень жестокости становился только больше. По некоторым жертвам было видно, что их потрошили, когда те были еще живы и в сознании.

Хуже того, демоническое сообщество происходящее ничуть не интересовало, а те, кто волновался, не желали сотрудничать с Советами демонов других видов, дабы организовать расследование. Призрака это все беспокоило, не только потому, что в деле явно был замешан кто-то, знакомый с медициной, но и из-за того, что он понимал - мясники могли схватить кого-то из его знакомых, это было вопросом времени.

- Пэйдж, скажи ребятам из морга, чтоб забирали тело. И поставь их в известность, что мне нужна копия отчета о вскрытии. Я собираюсь выяснить, что за подонки стоят за этим.

- Эй, док! – Призрак не успел сделать и дюжину шагов, как из-за своего треугольного стола его окликнула Нэнси, вампирша, работавшая медсестрой еще до того, как ее обратили тридцать лет назад. – Звонила Скалк, сказала, что везет Круэнтуса. Расчетное время прибытия – две минуты.

Призрак чуть не застонал. Круэнтусы жили, чтобы убивать, их желание истреблять все живое было так велико, что порой они разрывали друг друга на части в процессе спаривания. Их последний пациент-Круэнтус освободился от оков и успел разнести полбольницы, прежде чем его смогли накачать успокаивающими.

- Приготовь вторую смотровую, оснащенную золотыми оковами, и вызови доктора Юрия. Он любит Круэнтусов.

- Еще она сказала, что привезет неожиданного пациента.

Тут он действительно застонал. Последним неожиданным пациентом от Скалк был пес, которого сбил автомобиль. Пес, которого пришлось тащить к себе домой, потому что выпускать его на волю около отделения скорой помощи было подобно предложению свежего мяса некоторым членам персонала больницы. Теперь эта проклятая дворняжка уже сжевала три пары ботинок Призрака и признала его квартиру собственной территорией.

Складывалось впечатление, что Тень разрывался между желанием поцапаться со Скалк, его Амбер-сестрой, и потребностью пофлиртовать с Нэнси, с которой уже успел переспать пару раз. Во всяком случае, Призрак знал о двух эпизодах.

- Я ее прикончу. – Очевидно, победило желание поругаться.

- Нет, если я смогу добраться до нее раньше.

- Ты не имеешь права ее трогать.

- Ты никогда не говорил, что я не могу ее убить, - уточнил Призрак. – Речь шла только о том, что мне с ней нельзя переспать.

- Верно. – Тень пожал плечами. – Тогда убивай. Мама никогда б меня не простила.

Тень верно предположил. Хотя Призрак, Тень и Фантом были чистокровными Семинус-демонами, рожденными от одного давно уже мертвого отца, их матери были разными демонами по своей природе. И среди них только мать Тени имела материнские чувства и старалась защитить своего ребенка.

Отсветы красных галогенных мигалок закружились по потолку, оповещая о прибытии машины скорой помощи. Красный свет залил комнату, выявляя надписи на серых стенах. Тусклый серо-коричневый оттенок не был первым выбором Призрака, но заклинания на нем держались лучше, чем на любой другой краске. А в больнице, где каждый был чьим-либо смертельным врагом, надо было пользоваться любым преимуществом. И поэтому символы и заклинания были немного изменены, дабы увеличить их защитные свойства.

Они были написаны не краской, а кровью.

На подземную парковку въехала скорая помощь, и кровь Призрака резко захлестнуло горячей волной адреналина. Он обожал сою работу. Любил управлять собственным кусочком ада так, чтобы он был максимально приближен по своей сути к раю.

Больница, расположенная под шумными улицами Нью-Йорка, спрятанная магией прямо под носом у ничего не подозревающих людей, была его детищем. Даже более того, она была его обещанием всем демонам – не важно, живущим в недрах земли или на ее поверхности, среди людей – что с ними будут обращаться без дискриминации, к какому бы виду они не принадлежали.

Двери приемного отделения скорой помощи разъехались в стороны, и напарник Скалк - вервольф, ненавидящий всех и вся, вкатил носилки с тщательно привязанным к ним окровавленным Круэнтусом. Призрак и Тень двинулись вслед за Люком и, хотя каждый из них был ростом по шесть футов и три дюйма, вер возвышался над ними еще на три дюйма, заставляя чувствовать себя карликами.

- Круэнтус, - прорычал Люк. Он рычал всегда, даже будучи в человеческом обличье, как, например, сейчас. – Найден без сознания. Открытый перелом правой ноги. Сзади проломлен череп. Обе раны уже затягиваются. Не затягиваются глубокие рваные раны на животе и горле.

Призрак изогнул бровь, услышав последнюю часть информации. Только золото или заговоренное оружие могло нанести незалечивающиеся раны. Все остальные повреждения заживут сами собой, когда Круэнтус придет в себя и его способность к регенерации усилится.

- Кто призвал на помощь?

- Их нашел какой-то вамп. Круэнтуса и… - Люк указал большим пальцем в сторону скорой помощи, из которой Скалк выкатывала вторые носилки, - … это.

Призрак резко остановился, Тень - тоже. Они несколько мгновений пристально разглядывали человеческую самку, лежащую без сознания. Один из медиков разрезал ее одежду из красной кожи, и та лежала под девушкой. Создавалось впечатление, что женщину освежевали. Сейчас на ней из одежды были только трусики и лифчик черного цвета и ножны, прикрепленные к лодыжкам и предплечьям.

Озноб пробежал по спине Призрака. Черт, нет, только не это.

- Ты притащила в мое отделение скорой помощи убийцу из «Эгиды»? О чем ты думала, ради всего нечестивого?

- А что еще прикажешь с ней делать? Ее напарницу сейчас уже крысы вовсю уплетают.

- Круэнтус справился с одной из «Эгиды»? – переспросил Тень и, когда его сестра кивнула, перевел взгляд на раненную женщину. Обычные люди не представляли угрозы для демонов, но те, кто состоял в «Эгиде» - гильдии воинов, поклявшихся демонов истреблять – не были обычными. – Никогда не думал, что поблагодарю Круэнтуса. Надо было и эту превратить в кормушку для крыс.

- За нас это могут сделать ее раны. – Скалк перечислила список всех ранений, каждое из которых было серьезным, но худшее из них – пробитое легкое – имело все шансы убить девушку быстрее остальных. Скалк сделала все для понижения давления в легком, и в данный момент истребительница была в стабильном состоянии, цвет лица - в норме. – И, - добавила Скалк, - ее аура очень слабая, тонкая. Она уже некоторое время была не совсем здорова.

К ним подошла Пэйдж, ее карие глаза светились от чего-то, похожего на благоговейный страх:

- Никогда раньше не видела Баффи. По крайней мере, живую.

- Я видел. Несколько. – Из-за спины Призрака раздался голос Фантома. – Но они не долго оставались живыми. – Фантом, очень похожий на братьев, если не принимать во внимание голубые глаза и обесцвеченные волосы до плеч, взялся за носилки. – Я вывезу ее за пределы больницы и избавлюсь от нее.

Избавлюсь от нее. Так и стоило поступить. В конце концов, именно это бойцы «Эгиды» сделали с их братом Роугом - потеря, которая до сих пор остается зияющей раной в душе Призрака.

- Нет, - произнес он, всем существом протестуя против собственного решения. – Подожди.

Как бы ни было заманчиво позволить Фантому сделать так, как тот предложил, только трем видам существ можно было отказать в помощи, если следовать Уставу ЦБП, написанному Призраком собственноручно. И воины «Эгиды» в этом списке не значились – недосмотр, который требовалось исправить в ближайшем будущем. Занимая должность, эквивалентную должности главврача в человеческой больнице, Призрак имел право решающего голоса. Он мог отослать женщину на верную смерть, но с ней у них появилась редкая возможность. Личные счеты к истребителям надо было отбросить в сторону.

- Отвезите ее в первую смотровую.

- Призрак, - произнес Тень голосом, полным неодобрения, – в данном случае поймать и выпустить на свободу – плохая идея. Что, если это ловушка? Вдруг на ней есть какое-нибудь отслеживающее устройство?

Фантом оглянулся с таким видом, будто ожидал, что убийцы «Эгиды» - они называли себя Хранителями – появятся из ниоткуда.

- Мы под защитой Небесного заклятья.

- Только в том случае, если нападение происходит в стенах больницы. Если они выяснят, где мы находимся, то смогут сыграть с нашим зданием в Бен Ладена.

- Мы вылечим ее, а об остальном будем беспокоиться потом. – Призрак закатил носилки с женщиной в подготовленный бокс, за ним по пятам шли оба брата-параноика и Пэйдж. – У нас появилась возможность узнать о них больше. И получение этих знаний в данный момент перевешивает все угрозы.

Призрак расстегнул ремни, удерживающие пациентку на носилках, и поднял ее левую руку. Серебряное с чернением кольцо на одном из пальцев выглядело довольно невинно, но, когда он его снял, то защитная гравировка на обратной стороне подтвердила причастность женщины к «Эгиде», и от этого его сердце пронзило холодом. Если слухи верны, то любое ювелирное украшение с защитным заклинанием награждало истребителей дополнительными возможностями: улучшенным ночным видением, сопротивляемости к некоторым заклинаниям, способностью видеть сквозь мантии-невидимки и еще Бог знает чем.

- Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - Фантом задернул занавеску, отрезая от бокса глазеющий персонал.

Судя по количеству зевак, сотрудники сообщили новость друг другу. «Приходи посмотреть на Баффи - ночной кошмар, прячущийся под нашими кроватями».

- А ты не такая уж и страшная сейчас, а, маленькая убийца? – пробормотал Призрак надевая перчатки.

Ее верхняя губа дернулась, как будто женщина могла его слышать, и внезапно Призрак почувствовал уверенность, что ни за что не потеряет эту пациентку. Смерть не любила силу и упрямство – качества, которые женщина прямо-таки излучала. Будучи не совсем уверенным, как относиться к возможному выживанию пациентки, Призрак разрезал лямки ее лифчика и приступил к осмотру ран на груди. Тень, слоняющийся поблизости в ожидании начала своей смены, стабилизировал жизненные показатели женщины, его магическое прикосновение облегчило ее затрудненное, булькающее дыхание.

- Пэйдж, сделай анализ крови, определи группу. А пока дай человеческую кровь первой группы.

Медсестра приступила к работе, Призрак расширил скальпелем самую серьезную рану истребительницы. Сквозь грудную клетку и ткань пораненного легкого запузирилась кровь вперемешку с воздухом, когда Призрак запустил внутрь тела женщины пальцы, чтобы срастить разорванные края.

Фантом скрестил крупные руки на груди, его бицепсы подрагивали, словно парню не терпелось убить истребительницу.

- Вся это ситуация еще выйдет нам боком, а вы двое слишком тупы и упрямы, чтобы понять это.

- Какая ирония, - ничего не выражающим голосом проговорил Призрак, - что именно ты читаешь нам лекцию об упрямстве и тупости.

Фантом показал брату средний палец, а Тень рассмеялся:

- Кто-то проснулся не с той стороны усыпальницы. Ищешь дозу, братишка? Я видел наверху достаточно вкусного на вид нарка. Почему бы тебе им не перекусить?

- Пошел ты…

- Заткнитесь, - отрезал Призрак. – Оба. Что-то не так. Тень, посмотри на это. – Он направил на рану верхний свет. – Я не был в медицинской школе уже несколько десятилетий, но занимался лечением достаточного количества людей, чтобы понять – это ненормально.

Тень взглянул на органы женщины: спутанную массу вен и артерий, удивительную ткань нервных окончаний, которая узорно переплеталась с мышцами, на губчатую структуру легких.

- Такое впечатление, что тут бомбу разорвало. Что это такое?

- Не имею представления. – Он никогда не видел ничего похожего на неразбериху, творящуюся во внутренностях истребительницы. – Смотри-ка. – Призрак указал на черную каплю, похожую на сгусток крови. Пульсирующий, трансформирующийся сгусток крови, который прямо на их глазах поглотил здоровую ткань. – Такое впечатление, что это пытается захватить главенствующее положение.

Призрак снова кинул взгляд на желеобразную массу. Поперхнулся и отступил на шаг.

- Все круги ада, - выдохнул Тень. – Она долбаный демон.

- Это мы долбаные демоны. Она кто-то еще.

И тут впервые Призрак позволил себе пристально и не торопясь оглядеть почти голую женщину, начиная с пальцев ног с черным педикюром и заканчивая спутавшимися волосами цвета красного вина. Гладкая кожа покрывала мышцы, которые и сейчас, когда женщина была без сознания, выдавали смертоносную силу. Ей было около двадцати пяти лет – самый расцвет жизни – и, не будь она их смертельным врагом, Призрак сказал бы, что женщина довольно чувственная. Он дотронулся пальцем до лохмотьев, в которые превратилась ее одежда. У него всегда была слабость к женщинам в коже. Самый лучший вариант – в кожаной мини-юбке, но и узкие брюки с заниженной талией тоже неплохо.

Фантом пальцем за подбородок приподнял лицо женщины и начал внимательно его рассматривать:

- Я думал, в «Эгиде» только люди. Она выглядит как человек. Пахнет человеком. – Блеснули клыки, и вот уже Фантом языком провел по двум кровавым ранкам на ее шее. – И на вкус как человек.

Призрак ощупал странный клапан, разделяющий поперечную ободочную кишку:

- Что я говорил о твоей привычке пробовать пациентов на вкус?

- А что? – невинно переспросил Фантом. – Нам же надо понять, человек ли она.

- Человек. Члены «Эгиды» - люди. – Тень покачал головой, отчего камень в его серьге сверкнул в лучах смотровой лампы. – Здесь что-то не так. Как будто она заражена и теперь мутирует в демона. Может, это какой-то вирус.

- Нет, она такой родилась. Один из ее родителей – демон. Смотри. – И Призрак указал брату на генетическое доказательство: органы были сформированы в результате союза демона и человека; нечто, встречающееся чаще, чем можно предположить, хотя человеческие врачи диагностируют как «некие синдромы». – Ее физические аномалии могут быть результатом родовой травмы. Или, может, эти два вида были генетически несовместимы. Скорее всего, она родилась с некоторыми особенностями, которые либо тщательно скрывала, либо просто старалась не замечать. Например, слишком острое зрение. Или телепатические способности. Но я готов поставить на кон свой стетоскоп, что именно это стало причиной проблем.

- Каких, например?

- Да каких угодно. Может, она начала терять слух или стала писаться в штаны на публике. – Взволнованный, потому что вещи такого сорта делали его кусочек ада более интересным, Призрак взглянул на Тень, который в данный момент положил ладонь на голову девушки и закрыл глаза.

- Я это чувствую, - произнес Тень хриплым от напряжения голосом. Он пытался проникнуть глубже в тело женщины, на клеточный уровень. – Некоторые звенья ее ДНК как будто расколоты на куски. Мы можем срастить их обратно. Мы можем…

Фантом фыркнул, показывая свое недовольство:

-Даже не думай об этом. Если вы ее вылечите, она может стать кем-то типа супер-убийцы. Нам только не хватало, чтобы такой за нами охотился.

- Он прав, - согласился Тень, черный огонь в его глазах погас. – В зависимости от того, к какому виду демонов принадлежал ее родитель, может случиться так, что мы сделаем её почти бессмертной.

Проблемой мог стать и подбор лекарств и успокаивающих средств, все из-за неопознанной демонической ДНК. Что-нибудь вполне безобидное, например аспирин, могло ее попросту убить.

Раздумывая, Призрак разглядывал женщину еще несколько мгновений:

- Мы примемся за лечение ее текущих ран, а остальное оставим на потом. У нее должен быть выбор в вопросе о том, надо ли ей интегрировать ее демоническую половину сущности.

- Выбор? – усмехнулся Фантом. – Ты считаешь, она давала выбор своим жертвам? Думаешь, у Роуга был выбор?

И хотя Призрак часто думал об их погибшем брате, услышать его имя, произнесенное вслух, было подобно удару под дых.

- А ты даешь выбор своим жертвам? – спросил он тихо.

- Я должен питаться.

- Ты должен пить кровь. Убивать при этом необязательно.

Фантом оттолкнулся от стены:

- Ну ты и задница. – Взмахнув рукой, он опрокинул поднос, полный инструментов, и вышел из комнаты.

Тень наклонился, чтобы помочь Пэйдж собрать инструменты:

- Не надо было его провоцировать.

- Именно ты распространялся тут про нарка.

- Он знал, что я просто подшучиваю. Уже несколько месяцев, как он чист.

Призрак хотел бы разделять эту уверенность Тени. Фантом любил иногда уходить от реальности, но из-за того, что вампиры были имунны к алкогольному и наркотическому опьянению, если эти субстанции попадали в их организм не в человеческой крови, то единственным вариантом напиться до отключки для Фантома было выпить кровь наркомана.

- Я уже устал с ним нянчиться, - произнес Призрак, передавая брату еще один поднос с инструментами. – Не говоря уже о том, чтобы постоянно вытаскивать из неприятностей его задницу.

- Ему нужно время.

- А девяноста восьми лет недостаточно? Тень, через два года начнется его Переход. Он не готов. Из-за него нас всех убьют.

Тень промолчал, возможно, потому что тут нечего было сказать. Их брата невозможно было контролировать. Будучи единственным за всю историю Семинус-демоном, которого выносила самка вампира, он был одинок и не знал, как контролировать свои порывы и инстинкты. А так как над ним самыми ужасными и невообразимыми способами измывались вампиры, которые его растили, то Фантом вообще не знал, как надо жить.

Не то, чтобы Призрак имел право судить его. Последние полвека док не занимался ничем, кроме медицины. И, если он не найдет свою суженую, то в течение нескольких месяцев растеряет себя, свою сущность, пока не станет безумным чудовищем, действующим на голом инстинкте.

Может, стоит позволить Баффи убить его прямо сейчас, чтобы покончить со всем этим.

Призрак посмотрел на женщину, на ее обманчиво невинное лицо, и задался вопросом, насколько легко и без угрызений совести она бы его прикончила.

Но, прежде чем она сможет это сделать, ему предстояло ее вылечить.

- Пэйдж, скальпель.

Возвращение в реальность происходило медленно, в легком тумане из черных клякс, перемежающихся точками света. Теплая, тянущаяся тьма не хотела отпускать Тэйлу, манила ее обратно в забвение, но боль резко вырвала ее из небытия. Болел каждый дюйм тела, голова казалось тяжелой, слишком большой, чтобы шея могла справиться с ее размерами. Со стоном Тэйла открыла глаза.

Перед ней проплывали какие-то тени. Постепенно девушка сфокусировала зрение и эй-ей… должно быть, она оказалась в другой реальности, потому что темноволосый мужчина, уставившийся на нее, явно был богом. Его губы, чувственно поблескивающие, будто он их только что облизал, двигались, но жужжание в ушах Тэйлы поглощало его слова.

Она нахмурилась и сконцентрировалась на губах мужчины. Имя. Он хотел узнать ее имя. Девушке пришлось задуматься на несколько секунд, прежде чем она вспомнила. Великолепно. Должно быть, она получила удар по голове. Что, без сомнения, объясняло головную боль.

- Тэйла, - прокаркала она, удивляясь, от чего это так болит горло. – Тэйла Манкузо. По-моему. Как, по-вашему, звучит похоже на правду?

Он улыбнулся, и, если бы она не умирала на чем-то, похожем на стол, то оценила бы сексуальный изгиб его рта и блеск очень белых зубов. У парня, должно быть, классный дантист.

- Тэйла? Вы меня слышите?

Слышать-то, она слышала, но жужжание в ушах все еще никуда не делось.

- Угу.

- Хорошо. – Он положил ладонь на ее лоб, дав ей мельком увидеть мускулистую руку, украшенную татуировкой с замысловатым, спиралевидным узором. – Вы в больнице. Есть что-нибудь, о чем я должен знать? Аллергии? Медицинские показания? Наследственные болезни?

Девушка моргнула. Он сказал «наследственные»? И еще, могут ли болеть ресницы? Потому что ее болели.

- Это пустая трата времени. – На нее уставился новый персонаж, мужчина с экзотической внешностью, возможно, родом со Среднего Востока.

- Иди и занимайся своими пациентами, Юрий. - Красавчик-доктор с глазами цвета эспрессо отодвинул Юрия в сторону. – Тэйла, вы в состоянии отвечать на мои вопросы?

Правильно. Аллергии, наследственность, переносимость лекарств.

- Хм, нет. Аллергии нет. - Родителей тоже. А уж, о медицинских показаниях распространяться вообще не хотелось.

- Ну, хорошо. Я собираюсь дать вам кое-что, что поможет заснуть, и если это лекарство вас не убьет, то, когда проснетесь, будете чувствовать себя лучше.

Хорошо бы. Потому что, если бы она не чувствовала себя так, словно ее переехал грузовик, то точно накинулась бы на Доктора Вкусняшку.

Сам факт, что Тэйла хотела накинуться на Доктора Вкусняшку, говорил о тяжести травмы ее головы больше, чем что-либо другое, ну и черт с ним. Симпатичная медсестра вколола Тэйле что-то, действительно сносящее башню, так что, если ей захотелось помечтать о том, чтобы трахнуться с загорелым, невероятно привлекательным татуированным доктором, который явно был настолько за пределами ее лиги, что Тайле потребовался бы телескоп, чтобы только его разглядеть – она целиком и полностью отдалась бы этим мечтаниям.

Отдалась бы ему. Снова и снова.

- Держу пари, ты можешь заставить женщину отказаться от всех ее сексуальных игрушек. – Неужели она произнесла это вслух? Судя по самодовольной ухмылке на лице доктора – да, она только что облекла в слова свои неконтролируемые мысли. – Это я под воздействием лекарств болтаю. Сильно не возбуждайся.

- Пэйдж, добавь еще миллиграмм, - произнес доктор глубоким, бархатным голосом.

По венам прокатилась теплая волна от катетера, воткнутого в тыльную сторону руки.

- Ммммм, пытаетесь от меня избавиться, а?

- Мы это уже обсуждали.

Проклятье, парень несет какую-то пургу. Да и не важно. Глаза больше не открывались, тело перестало слушаться. Похоже, только слух пока не пропал, и, уносясь в забытье, Тэйла услышала еще одну фразу.

- Фантом, я тебе уже сказал. Ты не можешь ее убить.

Ах. Красавчик-доктор защищал ее. Тэйла улыбнулась бы, не превратись ее лицо в замороженную маску. И, судя по всему, слух тоже ее покинул, потому что доктор не мог добавить к фразе то, что, как ей показалось, добавил.

- Пока.
__________________________________
Инфадре – самка демона любого вида, которая забеременела от Семенус-демона
«Эгида» - общество воинов-людей, посвятивших жизнь защите мира от зла
6 футов 3 дюйма – примерно 192 см
3 дюйма – примерно 7,5 см
«Баффи – истребительница вампиров» - американский сериал про охотницу на вампиров

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 4 года 2 нед. назад от Georgie.
Поблагодарили: Georgie, integra_home, Никко

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 4 года 2 нед. назад #4332 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Глава 2
Совсем рядом кто-то занимался сексом. Призрак чувствовал это. Слышал. Это был один из наследственных талантов его породы; любой Семинус-демон на расстоянии тридцати ярдов почуял бы подобное. Он шел, и запах возбуждения все усиливался, заставляя тело сжиматься от напряжения, а плоть - пульсировать. В Больнице все время кто-нибудь трахался – как правило, Фантом – но на этот раз Призрак чуял только запах женщины.

Обычно такое возбуждение было сигнальным огнем для инкубов, но Призрак всегда боролся с желанием отыскать женщину и воспользоваться ее желанием. По крайней мере, это удавалось ему до недавнего времени, но несколько месяцев назад был его сотый день рождения, и началось Изменение. Сопротивляться становилось все тяжелее и болезненнее. Вот и его член в данный момент был именно таким: отяжелевшим и болезненным.

Проклятье. Фантому или Тени лучше найти эту женщину и удовлетворить ее фантазии прежде, чем они отвлекут – или соблазнят – его.

Призрак стремительно шагал по тускло освещенным коридорам, кивая идущему навстречу персоналу; когда он подошел к палате истребительницы, запах возбуждения стал почти невыносимым. Услышав низкий протяжный стон, Призрак едва сдержался, чтобы тоже не застонать.

Выругавшись, он проскользнул мимо двух, охранявших ее палату бесов, вооруженных снотворным, которого бы хватило, чтобы усыпить демона-Гаргантюа, и вошел.

Тэйла лежала на больничной койке, сжав кулаки, ее грудь тяжело вздымалась. У Призрака перехватило дыхание, когда она вскрикнула и приподняла бедра, словно принимая в свое тело воображаемого любовника.

Его брат стоял в ногах кровати и ухмылялся. Следовало бы догадаться.

- Проваливай из ее головы, Фантом.

- Ты просто завидуешь, потому что у тебя нет такого дара.

Призрак сделал глубокий вдох и попросил Двух Богов о терпении. Из-за переменчивого настроения Фантома, с ним всегда было нелегко ладить, но если к этому настроению приплетался любой из его примитивных инстинктов – секс, жестокость или жажда крови – «нелегко» превращалось в «невозможно».

- Фантом…

- Остынь, старший братец. Она убивает демонов. Я хочу проверить, как она относится к сексу с такими как мы. – Он искоса глянул на Призрака, - например к сексу с тобой. Я более разборчив в партнершах, поэтому пришлось подкинуть ей твоих образов.

Призрак чуть не расхохотался. Слова «Фантом» и «разборчив» были взаимоисключающими. Тень и Призрак в сексе предпочитали человекоподобных партнерш, хотя его собственные предпочтения скоро изменятся. Фантом же, за исключением людей и вампиров, готов был трахать все живое. Хотя, пожалуй, и последнее для него пункт необязательный.

Тэйла замотала головой, и Призрак внезапно представил, как она сделает то же самое, когда он войдет в нее. Он запустит пальцы в ее огненно-рыжие волосы и будет трахать, пока она не кончит так, что станет умолять его остановиться, а потом он заставит ее кончить снова, просто чтобы показать, что может. Его член дрогнул, и Призрак стиснул зубы, потому что такой ход мыслей мог привести к НЕПОПРАВИМОМУ.

- Хватит, - прорычал он, зная, что брат почует запах его возбуждения, если это не остановить. – Швы разойдутся.

Аргумент был так себе; прошли уже сутки с тех пор, как Призрак подлатал ее – вдобавок к его исцеляющему прикосновению, другие специалисты искупали ее в восстанавливающей воде, напоили лечебными зельями и оплели чарами. Так что она встанет на ноги, как только действие снотворного закончится. Что напомнило ему, что нужно немедленно приготовить цепи для этой пациентки. Заклинание «Убежище» не позволит Тэйле причинить кому-нибудь вред, но она может запросто разнести больницу.

- Знаешь, я думал, что с перерождением ты хоть немного расслабишься. Но тебе как будто палку в задницу засунули. – Фантом, задев Призрака локтем, направился к двери, а потом замер и понимающе усмехнулся. – А может и нет. Риз, братишка, ты пахнешь как девственник в борделе, который не может решить, какую шлюху оприходовать. - Он скривился. – Фу. Старик, она же гребаная Баффи. Да я скорее засадил бы трупу месячной давности.

- С тебя станется.

Фантом фыркнул.

- Зато не придется после обниматься. – Он потянулся к дверной ручке, но вдруг остановился. – Ох, Джемелла звонила. Хочет, чтобы ты с ней связался. Везет же некоторым.

- Это не то, о чем ты думаешь.

Джем, демон, работавшая в человеческой больнице, регулярно звонила Призраку, в основном, чтобы поделиться сведениями о типах демонической активности, которые имели место в больнице. Риз пытался уговорить ее работать на него, но она считала своим долгом идти по стопам родителей и использовать свои умения, чтобы не допустить рождения полукровок, из-за которых у человеческих врачей могли бы возникнуть неуместные вопросы.

- Как знаешь. Хотя стоило бы попытаться. Она горячая штучка.

Фантом не спеша вышел из палаты, а Призрак повернулся к истребительнице. Фантом ушел, но Тэйла все еще извивалась на постели. Простыни сбились, а больничная рубашка задралась до талии, открывая шелковые черные трусики. Ему не нужно было прикасаться к ней, чтобы знать, что они мокрые. Ее запах - сексуальный аромат - был таким густым, что это лишь вопрос времени - когда он вскружит Призраку голову.

- Черт бы тебя побрал, Фантом, - прошептал он и подошел к постели Тэйлы.

«Объективность и профессионализм».

Ага, эрекция, натянувшая ткань халата – это чертовски профессионально.

Успокоив пульс, он приподнял подол ее рубашки и методически осмотрел самые серьезные раны – выглядели они неплохо, почти затянулись. Только на одну из них пришлось наложить швы, но от ерзанья девушки они не разошлись.

- Да, - прошептала она, схватив Призрака за руку, когда он положил ладонь ей на ребра. Ее жажда захлестнула его потоком картинок: переплетенные руки и ноги, потная кожа и, Боже, помоги, волна желания пронеслась по его репродуктивной системе.

«Успокойся, Риз».

Он попытался второй рукой оторвать от себя ее пальцы, но железная хватка только усилилась, и Тэйла притянула его руку к груди. Под его ладонью оказалась упругая плоть, обжигающе горячая – ни один термометр не вынес бы таких температур. Ареола сморщилась от его прикосновения, и его член затвердел в ответ. Даже будь он из камня, не смог бы быть тверже.

Призрак медленно выдохнул, пытаясь взять себя в руки. Его мать была из Юдициусов – демонов, известных холодной логикой. Логика давалась Призраку нелегко, но за много лет он довел ее до совершенства: пока рос, и позже – когда служил, как и все Юдициусы, Носителем Справедливости.

Но все эти годы словно отдалились, стоило ему взглянуть на Тэйлу. Даже во сне из каждой ее поры точно сочилась соблазнительная, смертоносная сила. Она могла обвить его ногами, и он молил бы сделать ему больно. Идиот. Его братьям нравились женщины вроде этой маленькой убийцы, но вкусы Призрака всегда были более утонченными.

- Тэйла. – Он постарался побороть желание и вырвать руку. Она убивала таких, как он. Она палач. – Истребительница. Просыпайся.

Тэйла замотала головой и слепо потянулась к нему. Призрак сжал ее лицо в ладонях и удержал на месте, приподняв большими пальцами веки. Ее зрачки были одинакового размера и реагировали на свет, но, казалось, девушка не видит его.

Черт, у нее красивые глаза. Зеленые, с золотистыми ободками и такие выразительные, что Риз задумался, удается ли ей скрывать мысли хоть от кого-нибудь. Бледные веснушки засыпали мягкую кожу. Высокие скулы делали ее слегка округлое лицо с темным пятном уже почти сошедшего синяка точеным. Призрак опустил глаза на ее рот – припухлые губы, приоткрывавшиеся, когда она отчаянно стонала.

Ему хотелось завладеть этим ртом. Хотелось почувствовать, как эти губы смыкаются вокруг его члена.

Человеческая медицина требует этики. Здесь в ЦБП, если он – или любой другой доктор – будет трахать каждого пациента, который входит в эти двери, это мало кого обеспокоит.

Моральный кодекс – не его забота; доктора не спали с пациентами не потому, что это «неправильно», а потому что положение больницы было шатким. Демоны не самые доверчивые существа. Многие из них не верили - даже презирали - тех, кто облачен властью. А скальпели врачей могли убивать. Если бы пошли слухи, что врачи насилуют пациентов, еще меньше демонов обращались бы в его больницу.

В результате, почти весь персонал решил держать лапы, когти и зубы при себе. Хотя, естественно, бывали и исключения.

Черт, он был совсем не прочь сделать исключение с правильной женщиной, но убийца Эгиды правильной женщиной не станет, как бы ни спорил с этим его пульсирующий член.

- Док.

Тэйла смотрела прямо на него, в ее глазах светилась странная смесь решимости и похоти – такой сильной, что Призрак резко втянул воздух. Она подняла руку, схватила волосы у его затылка и потянула его голову вниз с такой силой, что он едва успел опереться на руки по бокам от ее головы, прежде чем их губы встретились.

Язык Тэйлы скользнул между его губами и сплелся с его, и Призрак зарычал, распробовав ее вкус. Сильный, дерзкий, как и аромат ее желания, но в нем угадывалась тонкая нежная нотка, как будто глубоко под этим налетом скрывалась невинность.

Скорее всего, под трупами его братьев, убитых ею.

Словно холодный заряд прошелся по груди, и он отпрянул, его самоконтроль держался на волоске. Больше всего на свете Призрак боялся потерять самообладание, когда начнется Изменение – из-за перерождения он был готов взобраться на врага как самец в половую охоту.

Но когда ее ладонь задела член, зверю внезапно стало все равно, кто она или чем занимается. В конце концов, он Семинус-демон из породы инкубов, живущих ради секса и существующих, чтобы обманывать и причинять боль всеми средствами, как только перерождение завершится. Наверное, сейчас не время бороться со своей природой. Наверное, его природа и есть оружие против векового врага.

Пальцы Тэйлы сжали его сквозь брюки больничной униформы, и, твою мать, Призраку надоело анализировать реакции собственного тела, эмоции и инстинкты. Пора начать просто чувствовать.

Он потянулся за ее прикосновением, и все его тело содрогнулось от желания.

- Прошу, - выдохнула она ему в губы, - пожалуйста. Прикоснись ко мне.

Застонав, он положил руку ей на бедро и приподнял так, что его эрекция прижалась к другому ее бедру.

Вот вам и профессионализм.

Тэйле никогда не снились подобные сны. А это наверняка сон, потому что, бодрствуя, она никогда не была так возбуждена. И уж совсем не надеялась, что удастся заняться этим с доктором. Особенно с таким соблазнительным, как тот, что целовал ее и ласкал бедро так искусно, что некоторые женщины могли бы кончить по дюжине раз только от этого.

Она развела колени и обвила ногой его талию. Это движение заставило его потерять равновесие, и, охнув, он поставил ногу на постель, чтобы опереться.

- Черт. – Доктор Вкусняшка оторвался от ее губ. – Тэйла, ты проснулась?

- Заткнись и действуй, - прошептала она и потянула его за пояс брюк.

Он зашипел, потому что она сжала его член. О да. Тэйла прикинула на ощупь его длину и толщину, и на мгновение задумалась, будет ли больно, когда он войдет в нее, но потом вспомнила, что это лишь сон, а во сне не бывает больно.

- Тэйла, - прошептал он ей в шею, - ты ранена. Нам нужно быть осто…

Она стиснула его плоть, и док оборвался на полуслове и тихо застонал. Она медленно погладила бархатную головку, потерла рукой, а потом снова сжала член в ладони. Хриплое, прерывистое дыхание доктора щекотало ее кожу, пока она ласкала его, и когда Тэйла поймала кончиком пальца каплю, собравшуюся на кончике члена, что-то внутри дока сломалось. Стена, сдерживавшая его, раскрошилась, и вдруг оказалось, что его руки везде, его рот терзает ее скулу, подбородок, шею.

Острый голод, словно она годами недоедала, рождался в ее крови, когда его рука ласкала ее плоть. Пальцы легко скользнули по местам, прикосновение к которым могло вызвать боль, но воспоминания плясали где-то на краю сознания, ускользнув, когда язык доктора вывел влажный круг на ее шее.

Его руки переместились ниже, скользнули по бедру к месту между ног, где он стал неспешно, приводя в исступление, ласкать полоску кожи между ногой и ее плотью. Она выгнулась, прижимаясь к его ладони, ей необходимо было почувствовать его прикосновение в нужном месте, но он не подчинился, нарочно продолжая эту пытку. Изощренную. Восхитительную.

Тэйле захотелось увидеть его глаза, но док прижался носом к ее шее, спустился к ключице, слегка прикусил кожу. Запустив пальцы в темные волосы, она прижала к себе его голову, наслаждаясь прикосновением и тем, как мужчина упивается ее плотью, пусть это и всего лишь сон.

Может, здесь, в мире фантазий, она наконец найдет удовольствие, которое всегда ускользало от нее во время секса в реальности. Здесь ее прошлое ничего не значит. Ее страхи над ней не властны.

Во сне были лишь искусные прикосновения мужчины, и когда его пальцы стали обводить все впадинки и выпуклости ее набухшей плоти сквозь трусики, она с радостью встретила жаркий трепет возбуждения, охвативший тело.

- Да, о, да.

Она откинула голову и шире раздвинула ноги. Его пальцы забрались под хлопок, и Тэйла задрожала, когда он обвел вход в ее тело, один раз, второй, скользкая влага лишь усиливала возбуждение от эротического массажа. Это был здорово, так здорово, что она чуть не упала с кровати, когда доктор ввел в нее палец. Он скользнул глубоко в ее тело и медленно вышел обратно, затем вновь вошел - обычный палец дарил ей такое наслаждение, какого ни один мужчина не мог доставить своим членом.

- Ты такая влажная. – От хриплого голоса по телу словно прошелся электрический заряд. – От тебя пахнет желанием.

О Боже, она хотела его.

- Сейчас. – Тэйла подняла бедра, бесстыдно приглашая его в себя. – Пожалуйста.

От звука рвущейся ткани ее сердце заколотилось в предвкушении. Он подвинулся, направив член между ее ног. Кровать тряхнуло, и с ощущениями Тэйлы произошло то же самое, когда доктор потерся о нее - его древко заскользило по нежным складкам. Каждое плавное, влажное движение задевало ноющий клитор под нужным углом.

Тэйла всхлипнула, но док поймал звук губами и ворвался в нее. Ее жадное лоно сжалось вокруг растягивавшего его члена, он наполнял ее так, что Тэйле начало казаться, что она сейчас превратится в дрожащий комок похоти. Она никогда не испытывала ничего более чудесного.

Отчаянно пытаясь достичь оргазма, она крепко стиснула ногами его талию и впилась пятками в ягодицы. Доктор зарычал в ответ, уперся локтем в кровать рядом с ее головой и быстрее задвигался внутри нее. Просунув руки под его халат, Тэйла начала ласкать твердые позвонки, гибкие мышцы спины, упругие ягодицы, которые напрягались под ее пальцами.

- Сильнее. Еще.

Он сумел наконец оторваться от нее.

- Сильнее? – От мощного, резкого толчка кровать качнулась. – Скажи, насколько сильнее.

Говорить казалось невозможным, когда он приподнял ее бедра и вошел в нее еще резче, подливая масла в огонь в ее крови.

- Так, - выговорила она, тяжело дыша. – Вот так.

Мужчина вскинул голову, и хотя глаза его были закрыты, он оскалил зубы, и на лице появилось выражение первобытного экстаза. Слишком поглощенная зрелищем, Тэйла едва заметила, когда что-то ударилось о ее шею. Кулон. Он выскользнул из-за ворота его рубашки, и теперь серебряный клинок, обвитый змеями, дразнил ее кожу прохладной, острой лаской.

А потом мужчина вдруг поднялся на ноги, оставаясь в ней, и она стиснула его ногами, когда он понес ее через комнату. Ее спина вжалась в стену. Медицинское оборудование задребезжало от силы его рвения.

Этот доктор отлично заботится о лежачих больных.

Он терся о нее, иногда полностью выскальзывая, прежде чем вновь ворваться в нее резкими, сильными и глубокими выпадами. Наслаждение пронзило Тэйлу, потрясая своей силой. Его пальцы впились в ее ягодицы, прижимая к себе, и он укусил ее за плечо, удерживая на месте.

Это было самым эротичным переживанием в ее жизни.

Жар охватил низ ее живота, когда док входил в нее, и если бы это был не сон, Тэйла никогда бы не поверила, что член может так пульсировать.

Напряжение нарастало, скручивая все внутри в узлы. Ни с одним мужчиной ей не было так хорошо.

Тэйла схватила его за волосы и заставила поднять голову и посмотреть на нее. У девушки перехватило дыхание. В его глазах тлели страсть, неприкрытый голод и что-то пугающее, но дыхание перехватило от их цвета. Раньше они были карими, глубокого цвета черного кофе.

Теперь они были золотистыми. Гипнотизирующими, порочными. Воплощением секса.

О, ей нравится этот сон. Здесь ее любовник просто олицетворяет секс, от волшебного члена до гипнотического взгляда и умелых губ, пальцев и даже запаха, который походил на темный шоколад, словно специально, чтобы привлекать женщин.

- Кончи, - прорычал он. – Оседлай меня. Пропитай своей влагой.

Он покрутил бедрами, сделал глубокий рывок, и она вскрикнула, оказавшись так близко к оргазму, что по ее телу пробежала дрожь. Почти, почти… да! О, да, она почти сделала это.

Он содрогнулся, от его крика у нее зазвенело в ушах, а наслаждение стало еще острее. Горячие струи семени оросили чувствительную плоть внутри нее, пока ей не начало казаться, что ее гладят миллионы крошечных пальцев, заставляя дрожать и задыхаться.

И все же она не кончила.

Должна была. Сон это или нет, но этот мужчина сделал с ней что-то, чему не должна была противиться ни одна женщина.

Он продолжал двигаться, хотя его мышцы подрагивали, а бронзовая кожа блестела от пота. Тату на правой руке словно превратилась в живое существо, злившееся на то, что не может получить то, чего так жаждет.

- Можешь остановиться. – Тэйле хотелось закричать от неудовлетворенности. Стоило сразу думать головой, а теперь все тело ныло, казалось каким-то чужеродным и было так напряжено, что хотелось кого-нибудь ударить, чтобы получить хоть какое-то облегчение.

- Ты не кончила, - сказал он и снова вошел в нее. Рывком.

- Я никогда не кончаю.

- Со мной нельзя не кончить. – Док удвоил усилия. – Должно быть, дело в твоих ранениях…

- Я не кончила. Засунь свое эго обратно в штаны и смирись с этим.

Вот дерьмо. Даже во сне все мужчины распускают нюни, как только дело касается их мужского достоинства. Во сне… поток мыслей вдруг прервался, и Тэйла наконец поняла, что он сказал.

Ранения? Она просунула руку между их телами и коснулась чувствительного места в районе ребер. Что произошло?

- Док? – Он не ответил, он был слишком глубоко внутри нее, и это грозило снова привести ее в ужасное состояние на грани между оргазмом и разочарованием. – Хватит. Пожалуйста. Что со мной произошло?

Он посмотрел на нее темными глазами. Что стало с золотистыми? А как же сон?

- Круэнтус.

Ответ вернул ее к реальности, и на этот раз, когда она вдохнула, стало чертовски больно. Перед глазами замелькали картинки. Коллектор. Кровь. Боль. Джанет.

Нет, О, нет. Это было на самом деле.

Сердце заколотилось о ноющие ребра, и она обвела взглядом темную комнату и медицинское оборудование. Странные узоры на стенах. Нет, не узоры. Надписи. Язык был ей незнаком. Странные, древние на вид предметы украшали стеклянные полки закрытых шкафов. А что это на стене… череп?

Где она?

Ее лоно сжалось вокруг все еще твердого члена внутри. И кто этот мужчина, который только что так тщательно ее оттрахал?

Воздух обжег горло, когда Тэйла попыталась вдохнуть, чтобы в голове немного прояснилось. Док, должно быть, понял, что у нее сейчас начнется приступ паники, поэтому вышел из нее и осторожно поставил на пол. Босые ноги опустились на холодные камни – что за больница такая – с каменными полами? – больничная рубашка опустилась, прикрыв ее.

- Где я? – прохрипела она.

- Ты в больнице. – Доктор из сна, который только что сделал ей самую приятную инъекцию в жизни, довел ее до постели, крепко держа под локоть. Она шла, и неоспоримое доказательство того, что случилось, текло по ее бедрам, и почему-то кожу покалывало, и Тэйле хотелось потереть ее. – Ты столкнулась с Круэнтусом и была ранена.

Она вырвала руку.

- Откуда тебе известно о демонах? Что это за больница? Кто ты?

- Присядь. Я все объясню.

- О нет. Не надо говорить со мной таким тоном. – Она отпрянула, когда он шагнул к ней, пытаясь заставить отступить к постели. Он навис над ней, заслонив красноватый свет ламп. – Не подходи.

- Тэйла, ты должна меня выслушать. – Его голос стал мрачным и глубоким, дразнящим нервные окончания.
Дверь распахнулась, и в палату вошел кто-то, нет, что-то в больничном халате.

- Доктор, - сказало оно, блеснув полным ртом острых зубов, - вы нужны в реанимации.

Демон. На коже выступил холодный пот.

- Что это, черт побери, за место?

Она развернулась к Призраку и увидела, что его глаза стали такими же, как во сне. Вот только это был не сон. Комната бешено завертелась, и на Тэйлу снизошло озарение.

- Ты, - просипела она. – Ты тоже демон.

Он незаметно оказался рядом, и в ее руку впилась игла. Тэйла внезапно поняла, что не может пошевелиться, не может даже закричать, а ее окружают чудовища, пристегивая к постели.

Зато в голове крик не прекращался.
__________________________________
Перерождение – последняя стадия цикла созревания Семенус-демонов. Происходит, когда они достигают ста лет. После перерождения мужчина может иметь детей и получает способность превращаться в любую демоническую особь

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 4 года 2 нед. назад от Georgie.
Поблагодарили: Georgie, integra_home, Никко

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 4 года 2 нед. назад #4338 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Глава 3
Опустилась тьма и, подобно ножу гильотины, отрезала Тэйлу и ее напарницу от дневного света. Где-то рядом лаяла собака, раздавались звуки перестрелки - скорее всего, очередная разборка между бандами - но Тэй и Джанет не были копами, поэтому их это не касалось. Да и копам было наплевать. Эта часть Нью-Йорка была подобна стране третьего мира в состоянии войны, где обязанности ООН исполнялись полицией, которая давно покинула поле боя.

Тэй стояла рядом с входом в коллектор и, не отдавая себе отчета, поглаживала карман куртки, в котором лежал стэнг – изогнутый в форме буквы S двусторонний клинок, лезвия которого были сделаны из разных металлов. С помощью золотой стороны можно было с легкостью разделаться с демоном, например, с Круэнтусом, на которого они охотились в данный момент. Поэтому оружие должно было быть под рукой.

- Похоже, все чисто, - произнесла Тэй, и Джанет подняла тяжелую крышку люка.

Оглянувшись по сторонам последний раз, они быстро спустились по лестнице в лабиринт туннелей, наполненный резким запахом разложения. Освещения не было, но темнота не была проблемой, только не для Хранителей «Эгиды».

По привычке, выработанной постоянным пребыванием в опасности, Джанет стала теребить свой кулон – распятие, на оборотной стороне которого было выгравировано защитное заклятие «Эгиды». Тэйла прокручивала кольцо по той же привычке, хотя в данный момент талисман ей не помогал; она всегда прекрасно видела в темноте, даже без использования магии.

Тэй пригнулась и дотронулась до темного пятна на кирпичной стене:

- Кровь, - прошептала она. – Он здесь.

Звук доставаемых из кожаных ножен клинков отразился эхом от стен узкого прохода. Девушки пошли по следу из крови. В одной руке Тэйла держала кинжал, в другой – стэнг. Она не обращала внимания на хлюпающие звуки под ногами, игнорировала крыс и стекающую по стенам воду. Все внимание было приковано к знакам, звукам и запахам, способным привести ее к цели. Зрение девушки обострилось, слух целиком был направлен вовне и улавливал самые тихие звуки, например, шорох ползущих по стенам тараканов.

Здесь, внизу, Тэйла была хищником.

Тэй жила ради этого. Жила ради этого кайфа, этого адреналина, бурлящего в венах во время охоты.

Жила ради этого, потому что только ненависть заставляла биться ее сердце.

Дальше по тоннелю промелькнула тень, и по спине Тэй пробежала дрожь. Впереди Джанет пригнулась к полу. Тэй прижалась спиной к стене и развернулась лицом к площадке, где пересекались несколько веток туннеля.

Сердце грохотало в груди, когда она плавным движением встала в арочном проеме.

Из темноты на нее уставились три красных глаза. Сверкнуло два ряда острых зубов. Пронзительный визг демона взорвал ее мозг и – твою мать! – это был не Круэнтус.

- Краучер-демон, - крикнула Тэйла напарнице, которая выругалась и встала рядом с ней.

- Что, не смог найти дом, обитателей которого мог бы терроризировать, ты, уродливый кусок дерьма? – Одним плавным движением Джанет достала из сумки, висящей на поясе, «летающий коготь» и швырнула в демона.

Тот пронзительно закричал и схватился за звезду, глубоко воткнувшуюся в глаз, оставшиеся два горели ненавистью. Тэй замахнулась стэнгом, чтобы отрубить Краучеру голову, но тут заметила краем глаза какое-то движение и развернулась в его сторону. Джанет как-то неестественно споткнулась и грудой осела на землю. На месте, где она только что стояла, был Круэнтус, из костлявой груди которого раздавалось рычание.

- Твою. Мать. – Тэй сделала кинжалом выпад назад, одновременно замахнулась стэнгом в сторону Круэнтуса. Ей не надо было оглядываться, чтобы удостовериться в том, что кинжал вошел глубоко в горло Краучера.

Один в минусе. Один остался.

Золотое лезвие стэнга нашло свою цель и оставило тонкий разрез на животе Круэнтуса. Чертово отродье отшатнулось, прикрывая рукой живот, будто бы боясь, что из него вывалятся внутренности. Тэй с разворота ударила демона ногой по почкам.

Существо врезалось в лестницу, Тэй кинулась к нему, замахиваясь стэнгом. Неожиданно Круэнтус взмахнул когтями и полоснул ими по плечу Джанет.

- А-а! Ублюдок. – Джанет достала из-под куртки свое любимое оружие – томагавк. Демон уклонился от ее атаки, и лезвие только слегка задело его голень.

- Эй, придурок! – Тэй замахнулась, но внезапно закричала и оступилась. Ее правая нога онемела, мускулы превратились в кисель. Рука тоже окоченела, и стэнг с лязгом ударился о землю за секунду до того, как в мутную жижу рядом с ним упала девушка.

Только не снова. Не сейчас!

- Тэйла! – Джанет закричала, когда когтистые пальцы демона сомкнулись на ее горле.

Сцепив зубы, Тэй поползла к демону, который тряс ее напарницу, будто терьер, поймавший крысу.

- Эй! – пальцы Тэйлы сомкнулись вокруг осколка кирпича. – Ты, мерзкий сукин сын, посмотри на меня.

Она швырнула кирпич здоровой рукой, и острый камень врезался в затылок отродья. Из раны хлынула черная жидкость. Зарычав, демон отпустил Джанет и развернулся, его глаза от ярости горели оранжевым цветом.

- Шлюха! – проскрежетал демон. – Мерзкая человеческая шлюха. Я буду пировать на твоих внутренностях, я высосу их из твоей щелки, пока ты будешь орать. – Он просунул между клыками узкий язык и непристойно причмокнул.

- Мужчины, - процедила Тэй, попытавшись дотянуться до валяющегося стэнга. – Неважно, к какому виду вы принадлежите, все, что вы делаете, связано с сексом.

Обнажив зубы в улыбке, от которой сморщилось его тупое, безволосое рыло, демон поднял томагавк Джанет:

- Не с сексом. Со смертью.

Он замахнулся. Звук, глухой звук лезвия, входящего в тело, пронзил Тэйлу подобно когтям вервольфа. Голова Джанет, которую почти до конца отрубили собственным томагавком девушки, склонилась вбок, уперлась в плечо и держалась только на тонкой полоске мышц и кожи. В голубых глазах Джанет застыло удивление, после чего их заволокло дымкой смерти.

- Джанет! Нет!


- Нет!

Тэйла распахнула глаза. От ужаса ее тело сотрясала дрожь. На висках выступили капли пота, которые стекали в волосы, пока до ее сознания доходило, что в затемненной прохладной комнате стоит больничное оборудование. Она в безопасности.

Нет, не в безопасности. После того, как Круэнтус убил Джанет, он напал на нее. И она попала в какое-то заведение, которым управляли демоны. Ее зашили. Помыли. И, о Боже.

Она занималась сексом с демоном.

Тэйла сглотнула желчь и попыталась сдержать рвотные позывы. Ей нужен душ. Лучше душ-шарко. Может, даже имеет смысл окунуться в кипяток, чтобы продезинфицировать кожу.

Не то, чтобы она могла сделать что-то из этого списка, учитывая, что ее пристегнули ремнями к кровати. И она провела в таком виде уже несколько дней.

Тэй сжала руки в кулаки, пошевелила пальцами на ногах. Ну, по крайней мере, она опять может ими действовать. Но как долго это продлится? Такие отключки происходили все чаще, из-за них погибла Джанет, и чуть не умерла она сама.

В следующий раз удача может и отвернуться.

- Добрый вечер. - Изящная блондинка в богомерзкой медицинской форме цвета фуксии стояла рядом с койкой. Как она тут оказалась, а Тэй этого не услышала, оставалось загадкой. – Вы выглядите намного лучше, чем при поступлении. Не то, что со всеми этими укусами, кровавыми подтеками и ошметками Круэнтуса по всему телу. И вам действительно надо отказаться от одежды из красной кожи. Она сливается с вашими волосами.

- Красный цвет скрывает разводы крови, и кто вы, черт возьми, такая? Полиция моды? - голос Тэй с непривычки звучал хрипло.

Девушка покачала головой в ответ на легкомысленный упрек, будто Тэй говорила всерьез.

- Сестра Аллен. Я принесла вам поесть, но вы не можете приступить к трапезе, пока доктор Призрак не снимет с вас ремни. – Она улыбнулась, блеснув клыками. – Очевидно, оковы вам необходимы, учитывая, какая вы безжалостная убийца и все такое.

Тэйла пристально на нее посмотрела:

- Горшок, познакомься с чайником.

- Спасибо, Нэнси. Дальше я. Ступай домой. Увидимся завтра. – Мужской голос отозвался в Тэйле дрожью запретного удовольствия. Он был для нее, как водка для алкоголика. Как чизкейк для диабетика. Как оргазм для монаха. – Здравствуй, Тэйла.

- Привет, доктор Зло. – Она не стала смотреть на него. Что, если ей только приснилось то, как привлекательно он выглядит? Что, если у него есть рога, копыта и иглы, как у дикобраза?

Нэнси пошла к двери, пытаясь сдержать смех. Что это за вампир, если она хихикает и болтает, как безмозглая девушка из группы поддержки? Хотя, неважно. Она умрет дождем из пепла и тлеющих углей, как и все остальные кровососы. Единственно, о чем Тэй мечтала, так это, чтобы останки вампов не были такими засаленными. Затрахаешься потом оттирать их с одежды.

Но такой была жизнь любого из воинов «Эгиды», невоспетых в гимнах защитников всего мира. Тайных хранителей человечества. Истребителей демонов и прочих созданий ночи.

И прочее дерьмо, которое должно было вдохновлять Тэйлу, но лишь напоминало, что она не нашла ничего лучше, чем проводить жизнь на заполненных монстрами переулках, пахнущих застоялой мочой.

В конце концов, очень тяжело найти приличную работу, имея привод за убийство.

Опять же, будь у нее безупречная биография и долбаная докторская степень рядом с фамилией, ничего не изменилось бы. Она все равно проводила бы ночи, патрулируя подземные коммуникации Нью-Йорка, которые знала лучше, чем кто бы то ни было. Продолжала бы истреблять нечисть.

Такую нечисть, как этот доктор, чьи шаги становились громче по мере его приближения. Тэй закрыла глаза, все еще не желая смотреть на него. Только когда девушка почувствовала, что он приподнял изголовье койки, она отважилась взглянуть.

По ее коже пробежал озноб. Одетый в зеленую униформу, он был точно таким, как она запомнила: эти мускулы, заостренные черты лица и карие глаза, в которых светились ум и непоколебимость. Сексуальная татуировка на его правой руке мерцала, ее четкие закругленные линии расплывались, стоило посмотреть на них чуть ближе.

Тэй боролась с демонами восемь из двадцати четырех лет жизни, но никогда еще не сталкивалась с таким, чье невероятно мощное присутствие наполняло бы ее благоговейным трепетом. Создавалось впечатление, что он был воплощением сексуальной энергии, заключенной в гладкую, загорелую кожу. Проклятье, демон не должен выглядеть, словно модель с обложки.

Тем более обидно, что придется подпортить ему физиономию хуком справа.

- Я собираюсь расстегнуть ремень, сдерживающий твое запястье, чтобы ты могла поесть. Не пытайся бороться со мной. Больница находится под защитой заклятия от насилия.

Конечно. Тэй дождалась, когда он освободил ее руку. Потом улыбнулась. И двинула ему в челюсть.

Боль была такая, будто ей снесло полголовы. Девушка откинулась на подушку, сжимая голову руками.

- Я предупреждал.

- Черта с два, - простонала Тэй. – Ты хотел, чтобы я выкинула что-нибудь подобное.

- Только чуть-чуть.

Когда боль немного утихла, она кинула на доктора хмурый взгляд:

- Поэтому-то я все еще жива, да? Заклятие. Наверное, хочешь меня прикончить, но не можешь?

Он пожал плечами и что-то написал в карте.

- А еще я хочу снова оказаться в тебе, так что на твоем месте я не стал бы обсуждать мои инстинкты.

Тэй чуть не поперхнулась собственной слюной:

- Не мог не напомнить.

Интересно, он серьезно? Насчет того, чтобы снова оказаться в ней? Не то, чтобы такое было возможно, так как ясно, что придется убить его при первой удобной возможности.

- О, - произнес доктор, и от его рокочущего голоса дрожь прошла по таким частям тела, которые вовсе не должны были на него реагировать. – Ты и сама все прекрасно помнишь. – Он отложил в сторону карту и положил пальцы на ее запястье, чтобы почувствовать пульс. – Ты не кончила, но хотела этого. А я хотел, чтобы ты кончила. Хотел почувствовать, как ты сжимаешь меня в себе.

Его глаза потемнели, когда взгляд прошелся по ее лицу, горлу, груди под больничной рубашкой:

- Я все еще чувствую запах того, чем мы занимались, запах твоего желания. – Он сильнее надавил на запястье, там, где пульс бился все быстрее с каждым произнесенным им словом. – Я чувствую твое желание.

Тэй тоже чувствовала. Чувствовала боль между ног, пощипывание в напрягшихся сосках, то, как увлажнилась ее нежная плоть.

- Интересно, - его голос был похож на урчание, - каково твое желание на вкус.

Боже. То, как он на нее влиял, как заставлял желать того, что ей никогда не было нужно… так не должно быть. И дело не только в том, что он враг, но это вожделение… его не должно быть. Секс всегда был оружием, инструментом, единственной валютой, которая никогда не подводила. Секс никогда не был для удовольствия. Каждый раз, когда она пыталась получить разрядку, все заканчивалось раздражением, крушением надежд и пустотой. Она фальшиво кончала, как другие фальшиво смеялись над тупыми шутками.

- Прекрати меня трогать, - выдохнула Тэйла, - или единственным, что ты почувствуешь на вкус, будет мой кулак. – Тщетная угроза, учитывая глупое заклятие, но она все равно почувствовала себя лучше, пригрозив доктору.

К облегчению Тэй, он отпустил ее руку и отошел, его возбужденный член натянул спереди ткань униформы. Избегая взгляда дока, она потянулась к ремням, сдерживающим ее щиколотки, но он покачал головой.

- Оставь их. Я освободил тебе руки, чтобы ты могла поесть, но свободы передвижения у тебя пока нет.

- Хорошо, Хеллбой, - ответила Тэй. – А если мне надо будет в туалет?

- Тебе поможет медсестра, - его голос наполнился мрачным весельем. – Если только ты не хочешь, чтобы помог я.

- Спасибо, я пас. – Она провела рукой по волосам и с тоской посмотрела на еду, которую принесла медсестра-вамп. – Я могу поесть или как?

Он передал ей поднос, и, хотя в ее животе заурчало при виде чего-то, похожего на сэндвич с яичным салатом, Тэй застыла в нерешительности.

- Какие в этом салате яйца?

- Могут быть какими угодно. Русалки. Гарпии. Черта.

Тэйла подозревала, что он просто изводит ее, но это не имело значения. Она была не в состоянии положить в рот и маленький кусочек. До тех пор пока не задаст вопрос, который крутится в ее голове с того мгновения, как она очнулась.

- Итак, хм, где именно я нахожусь? И что ты планируешь со мной делать?

- Ты в Центральной Больнице Преисподней. Как ты можешь догадаться, мы специализируемся совсем не на лечении людей. Месторасположение засекречено, так что не спрашивай.

- ЦБП? Эта больница называется почти как ЦКБ? О, это сильно. – Доктор Несмеян посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом, и Тэй вздохнула. – Как я сюда попала?

- На скорой помощи. У нас есть такое отделение.

- Ну конечно же. – Ей хотелось вспомнить хоть какие-нибудь детали поездки до больницы, но память была похожа на черную дыру. – А как там Круэнтус? Умер?

- Сегодня его выпишут.

Ярость вскипела в ней, выжигая внутренности подобно кислоте.

- Он убил мою подругу.

- Твои соратники убили много моих друзей, - парировал доктор.

Тэйла стиснула зубы и попыталась взять эмоции под контроль. Если быть совсем честной, она никогда не считала Джанет подругой – она много лет назад научилась не привязываться к людям, которые каждый день рискуют жизнью, но если он хочет поговорить о потерях, тут она могла говорить с ним на одном языке. Сейчас же надо было вести себя по-умному. По-умному, значит- думать головой. Тэй надеялась, что Хранители уже нашли тело Джанет. От мысли, что боец «Эгиды» разлагается где-то в канализации, сводило живот.

- Ну и где вы учитесь, чтобы тут работать? Потому что не думаю, что многим из вас удастся пробраться незамеченными на урок анатомии.

Загудел пейджер, но док его проигнорировал.

- Кто угодно в человеческом обличии может учиться в обыкновенной медицинской школе. У меня, например, диплом с ученой степенью, полученный в Гарварде. А уже дипломированные специалисты учат остальных.

Он провел пальцем по медицинской эмблеме, вышитой на кармане его униформы, будто пытаясь убедить самого себя, что говорит правду. По крайней мере, она приняла этот символ за медицинский. Вместо привычной хрени с крыльями, вокруг которой обернулись две змеи, был зловещего вида кинжал. Гадюки, обвившие его, выглядели так, словно в любой момент могли сделать выпад и укусить. Покрытые перьями крылья были заменены крыльями летучей мыши, на которых выделялся узор, похожий на татуировку на руке дока. Тэй нахмурилась, она уже видела этот символ раньше…

Его кулон. Дизайн кулона полностью повторял вышивку на униформе.

- Это несколько видоизмененный кадуцей, - ответил он на незаданный вопрос, и Тэйла отвела взгляд от вышивки, потому что ее сознание заполнили картины того, как его кулон ласкал ее кожу, когда док двигался в ней. – Дизайн разработал мой младший брат. Мы не могли использовать человеческий медицинский символ.

- Я все еще не могу понять, каким образом демоны умудряются поступить в медицинскую школу. Разве не надо для этого иметь аттестат колледжа или - эй, надо запатентовать идею – доказать, что являешься человеком?

- Не все, кто выглядят как люди, ими являются, Тэйла. Друзья наверху могут помочь в чем угодно. Даже устроить в медицинскую школу демона, выросшего не среди людей.

Сама идея, что демоны могут объединить усилия для того, чтобы сделать нечто нормальное, а не чудовищно злое, не укладывалась в ее голове. Из-за этого она почти забыла, что он не ответил на второй вопрос. Почти.

- И? Что будет со мной? Собираешься оставить меня здесь привязанной к койке, и использовать в качестве сексуальной забавы?

- Должен напомнить, что это ты умоляла меня о сексе. Не наоборот.

Ну вот, опять он суется с ненужными напоминаниями.

- Ну и что? Ты не смог сопротивляться раненной, ослабевшей женщине, бредящей о сексе?

Во взгляде дока промелькнуло нечто жаркое, что отозвалось неуместной волной тепла в ее теле.

- Считай это особенностью моего вида. Я не мог сопротивляться твоему аромату. У тебя была потребность. Я на нее отозвался.

- Но не смог ее удовлетворить. – Жестокий выпад, рассчитанный на то, чтобы причинить боль, потому что она не могла задеть его каким-нибудь другим способом. Но док всего лишь слегка нахмурился.

- Должно быть, что-то с твоим организмом. Я могу сделать анализы… попытаться снова…

- Нет! – Тэй было интересно, сможет ли он своим очевидно обостренным обонянием почувствовать, что ее подвел дезодорант. Она знала, почему не может получить оргазм, но не собиралась делиться своим знанием. – Просто ответь на мой вопрос. Что ты собираешься со мной делать?

Док наконец посмотрел на пейджер, потом снова взглянул на нее.

- Кое-кто из моих коллег хочет забрать тебя отсюда и пытать, пока ты не заговоришь. – То, как он это сказал - между делом, как что-то, само собой разумеющееся - напугало ее больше, чем то, что он сказал. – Я бы не хотел, чтобы они это сделали. Слишком много сил я потратил на то, чтоб тебя спасти.

Тэй оттолкнула таинственный сэндвич, понимая, что теперь точно не будет его есть.

- Ага, понимаю, пытки и убийство после всех твоих усилий – реальный облом.

- Тогда дай мне хоть что-нибудь, истребительница.

- И что? Ты дашь мне выйти через главный вход в ритме вальса?

- Я сделаю все, чтобы тебя никто не пытал.

- Если считаешь, что я тебе скажу хоть слово об «Эгиде», ты явно под кайфом. – Тэй опустила взгляд на руки. – Где мое кольцо?

- Изъято в счет частичной оплаты за твое лечение.

- Ты… ублюдок, - прошипела девушка. – Оно для меня бесценно.

Вступая в ряды «Эгиды», каждый Хранитель выбирал какое-нибудь ювелирное украшение: кольцо, часы, кулон – что-нибудь личное, и этот предмет заговаривали. Кольцо Тэй раньше принадлежало ее матери.

- Большинство из того, что «Эгида» отняла у меня, тоже было бесценно.

Великолепно. Просто великолепно. Если врагу удастся выяснить, каким образом действует магия, заключенная в кольце, и какими талантами она награждает носящего его, демоны смогут найти способ нейтрализовать заклятие «Эгиды».

Сжав руки в кулаки, Тэй принялась проклинать заклятие против насилия.

- Я ничего тебе не скажу.

- Расскажи о своих родителях.

Она моргнула, застигнутая врасплох вопросом на эту тему.

- Зачем?

- Если ты не хочешь рассказывать об «Эгиде», расскажи о себе. Кому от этого будет плохо?

Наверняка это был какой-то трюк, но Тэй не видела ничего страшного в рассказе о людях, которые давно умерли.

- Я никогда не знала отца. Мама умерла, когда мне было шестнадцать.

- А ты когда-нибудь видела отца? Может, на фотографиях?

- Что, черт возьми, за вопросы? И хотя это не твое дело, но нет. Мама даже не сказала ни разу, как его звали.

Тэйла сомневалась, что мама знала имя парня. Мать сидела на героине, когда родила Тэй, так что ее стариком мог быть любой из неудачников, с которыми мама трахалась ради дозы.

Хеллбой стоял с задумчивым выражением лица, будто ему было интересно слушать ее рассказ. Наверное, вся его жизнь была скудна на события и состояла только из лечения демонов и секса с человеческими пациентами.

- Как умерла твоя мать?

Воспоминания, с которыми Тэй боролась долгие годы, проснулись и начали ворочаться в ее голове, подобно живому организму. Она даже не стала подавлять ярость. Горечь была так приятна на вкус, Тэй как раз нуждалась в напоминании, почему ей надо ненавидеть этого мужчину.

- Она была убита, - произнесла девушка. - Демоном.

Нэнси Аллен не собиралась забирать жизнь у мужчины, стоящего на пересечении тенистой подъездной дорожки и темного переулка, хотя он и заслуживал смерти за собственную глупость. Его дорогой плащ, слаксы и ботинки только что не кричали: «Ограбь меня, избей меня, а потом пырни меня ножом в печень».

Нет, она не станет его убивать. Совет Вампиров издал четкие указания относительно забоя и устранения людей, как и советы основных видов демонов, и хотя по утвержденным правилам она имела право на одно убийство в месяц, Нэнси уже давно никого не убивала.

Может, это нежелание отнимать жизни было как-то связано с тем фактом, что и до обращения в вампира, она работала медсестрой. А может, потому что она редко ловила кайф, который испытывали вампы в момент смерти жертвы.

Она просто не была склонна к какому-либо виду зависимости, если не считать любовь к шоколаду.

Даже если она и убивала, то ее жертвами были подонки, избивающие женщин, или растлители детей, которые заслуживали смерти. Вот от этого она получала кайф.

К несчастью, и подонками она больше не перекусывала. Те имели склонность напиваться или накачиваться наркотиками, поэтому после такой еды она ходила несколько дней, будто в тумане. Курильщики были хуже всего; их кровь была отвратительной на вкус, и после нее у Нэнси начинались мигрени.

Ее предполагаемый донор засунул руки в карманы и наблюдал за движением на дороге, в двух кварталах от него, возможно, ожидая, когда за ним заедут. Он выглядел так, словно собирался на одну из модных вечеринок, устраиваемых на Манхеттене, ядовито-голубые коктейли на которых стоили больше, чем она зарабатывала за месяц, работая медсестрой.

Нэнси улыбнулась и направилась к мужчине. Ее бедра покачивались под обтягивающим платьем, которое она надевала на охоту – ярко-красное, мало что прикрывающее, притягивающее взгляды и мужчин, и женщин. Она переоделась из униформы еще в больнице - таковы правила, хотя Нэнси обычно не одевалась настолько убийственно.

Она улыбнулась своим мыслям, внезапно порадовавшись, что решила собственноручно поймать закуску, а не устраивать набег на больничный банк крови. Призрак не возражал, когда сотрудники опрокидывали время от времени по пакетику, но на этой неделе Нэнси уже выпила две упаковки второй отрицательной, потому что ей было лень выходить на охоту.

- Ждете такси? – спросила она, и ее будущий аперитив, вздрогнув, обернулся. – Я вызвала час назад, но машина так и не приехала. А мне очень надо попасть на одну вечеринку.

Мужчина окинул ее хмурым взглядом. Может, он не так глуп, как казался. И выглядит достаточно привлекательно… Каштановые волосы почти до плеч, пухлые губы, легкая щетина. Возможно, она трахнет его, пока будет есть. У Тени не всегда было время для быстрого перепиха в кладовой больницы, а Фантом от нее шарахался, будто она прокаженная.

Что касается Призрака… Нэнси готова даже заплатить, лишь бы обхватить его ногами. Жаль, что он был ошибкой природы – единственным за всю историю Семинус-демон, который не трахал все, что движется. Насколько она знала, он искал удовольствия за пределами больницы, потому что никто не слышал, чтобы он занимался сексом с кем-нибудь из персонала, и не заставал его за этим занятием.

Мужчина окинул взглядом тело Нэнси. Она почувствовала, как он расслабился, хотя вокруг него продолжала витать какая-то мрачная, отвратительная энергия. Он мог быть Темной Душой – убийцей своих собратьев. Серийный убийца, может, социопат. Его темная энергия не была сильной; он пока не убил ни одного человека, но однажды сделает это.

Может, она поступит с ним так, как он того заслуживает. Окажет человечеству услугу.

- Можем поехать вместе, если ты заплатишь за выпивку, - он подступил ближе и тронул Нэнси за локоть.

- С удовольствием.

Взглянув ему за спину, Нэнси проверила улицу: мимо проезжали машины, шли люди. Никто не обращал на них внимания. Почувствовав, как рот наполнила слюна, она толкнула мужчину в переулок, прижала его спиной к стене здания. Он зарычал и попытался вытащить руки из карманов плаща.

Ее клыки заныли, начали подрагивать в такт пульсу, бьющемуся в его яремной вене. Нэнси встала на цыпочки, вонзила клыки глубоко в его шею и стала ждать, когда мужчина перестанет сопротивляться, ведь она была явно сильнее.

Укол острой иглы в шею стал полной неожиданностью. Как и удар коленом в пах.

Человек с темной душой отдернул голову Нэнси от своего горла и швырнул девушку на тротуар. Нахлынувшая слабость превратила ее конечности в лапшу и оставила Нэнси на милость склонившегося над ней мужчины, чьи глаза светились от ярости.

- Мерзкая кровососка. – Он поднял руку и прижал к следам от укуса на горле. И, если бы ее сердце еще билось, то от вида его кольца, повернутого так, что Нэнси могла видеть гравировку с заклятием «Эгиды», оно точно остановилось бы. – Знаешь, что готовы отдать люди, лишь бы получить органы вампира? Сука, пришла твоя пора собирать камни.

Мужчина улыбнулся, и впервые с момента обращения в вампира Нэнси испытала ужас.
__________________________________
«Летающий коготь» - метательная звезда диаметром 4 дюйма с утяжеленным центром для более точного метания Душ-шарко - душ, применяемый с целью массажа сильной струёй воды из шланга под давлением 1,5—3 кгс/кв.см
The pot calling the kettle black – Горшок называет чайник черным – английская идиома, по смыслу схожа с поговоркой «В чужом глазу соломинку увидит, а в своем и бревна не заметит»
Hellboy – Парень из ада – персонаж комиксов
Кадуцей - магический жезл, обвитый двумя змеями; символ медицины в США

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 4 года 2 нед. назад от Georgie.
Поблагодарили: Georgie, integra_home, Никко

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
5 года 2 мес. назад - 4 года 2 нед. назад #4359 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Ларисса Йон "Безграничное удовольствие"
Глава 4
На первый взгляд, Призрак ничего не имел против пыток. Как и большинство демонов. Кроме того, в его обязанности на предыдущей работе входило причинение боли, как и проверка того, что наказуемый ее заслуживает.

Ну и, конечно же, он уважал пытки, как вид искусства – истинный мастер был в состоянии бесконечно долго поддерживать жизнь в жертве. А те, кто изучал медицину, знают, как причинить максимум боли, прилагая минимум усилий.

Так что, да, на каком-то первобытном уровне Призрак наслаждался беседой коллег. Хотя, глубоко в душе, часть его, выстрадавшая ЦБП от самой идеи до третьего крыла с серными ваннами, с большим удовольствием наслаждалась бы процессом исцеления, а не раздирания тела на части.

- У меня есть идеальное место для пыток этой эгидовской подстилки, - произнес Юрий, закинув ноги на сломанную кушетку. – Мой подвал для этого подходит просто великолепно.

Призрак не мог не согласиться. Ему доводилось бывать в подвале трехэтажного дома Юрия. И хотя Риза совсем не шокировало открытие, что этот оборотень-гиена страстный поклонник БДСМ, он удивился, увидев размеры и содержимое этого склепа.

- Ты же не хочешь заляпать кровью свой сверкающий резиновый пол?

- Смою потом водой из шланга.

Ересь – Ложный Ангел, реально получающая удовольствие от своей способности заставлять людей думать, что она самый что ни на есть настоящий Ангел – отпихнула ноги Юрия в сторону, освобождая себе место, и сделала глоток холодного чая.

- Так, Юрий, и как часто тебе приходится мыть полы?

- Два-три раза в неделю. И там не всегда кровь. Вазелин, мед, моча…

Призрак скрестил руки на груди и оперся бедром о кухонную стойку:

- Мило.

Юрий пожал плечами:

- Женщины почти всегда сами на это соглашаются.

- Истребительница не из таких.

- В том-то и фишка. Я заставлю ее говорить. Несколько часов провисит на колючей проволоке, пока я буду обрабатывать ее плеткой, и раскроется нам до самых кишок. – Он ухмыльнулся, оскалив слегка удлиненные клыки. – Которые тоже легко смыть с пола.

Призрак обернулся к двери, услышав тихий рык. Там стоял Фантом, его глаза горели золотом:

- Никто не предупреждал меня о собрании персонала.

Юрий на него даже не посмотрел:

- Потому что ты не числишься в штате, слизняк.

- Это неофициальное собрание, Фантом, - объяснил Призрак, прежде чем его брат накинулся на главного хирурга.

Фантом был одет в джинсы с заниженной талией и футболку с Джимми Баффетом. Вамп-Семинус сверкнул клыками и прошел в комнату. Призрак понимал, что этот гнев никак не связан с тем, что Фантома прокатили с собранием.

- Вы же не собираетесь пытать маленькую убийцу? – Фантом взял одноразовый стаканчик и направился к кофейнику.

- В кои-то веки я согласен с братом, - произнес Призрак. – Нам нет нужды пытать ее, чтобы получить информацию. Лучше позволить ей выйти отсюда и понаблюдать за ней.

«И не только наблюдать. Трогать, брать, пробовать…» Мысль пронеслась в его мозгу, сопровождаемая образами обнаженного тела Тэйлы, скользящего под ним. Он бы двигался в ней глубоко, резко… и Тэй, наконец, достигла бы оргазма, даже если для этого им пришлось бы заниматься сексом много часов подряд.

Недавнее фиаско все еще грызло Призрака, взывая к основному инстинкту, требуя попытаться снова и брать Тэй раз за разом, пока не останется никаких сомнений, что вчерашние события были досадной случайностью.

Боги, он явно теряет голову.

- Так какой план у тебя? Шпионить за ней? – Юрий закатил глаза. – Скукотища.

- Это займет слишком много времени, - поддержала его Ересь. – А у Юрия есть цепь с шипами… - Она передернулась, и Призрак уловил запах желания, отчего его собственное подскочило на пару градусов. Буквально. - Я бы сказала, нежная человеческая кожа просто не сможет устоять.

Фантом швырнул еще полный стаканчик кофе в раковину, забрызгав стены и стойку:

- Вы можете друг друга избить хоть в кашу, но женщину пытать не будете. Убейте ее или отпустите, но никаких зажаренных конечностей, содранной кожи или подвешивания на крюке. Это ясно?

Юрий вскочил на ноги, почти выбив стакан из руки Ереси:

- Кто назначил тебя главным? Заткнись к гребаной матери и продолжай шестерить.

Надписи на стенах начали мерцать и пульсировать. Если бы не заклятие «Убежище», комната давно бы превратилась в месиво из когтей и клыков. Вместо этого Фантом взял себя в руки, продолжая сжимать и разжимать кулаки, и улыбнулся:

- Риз, ты сказал им, что она наполовину демон?

- Она кто?

- Полукровка, - растягивая слова, повторил Фантом. – Ну, ты знаешь, это когда один из родителей человек, а другой – демон. Кретин.

Юрий в замешательстве перевел взгляд на Призрака:

- В «Эгиде» работают только люди.

- Мы всегда так считали. Но не думаю, что истребительница в курсе. – Накануне Призрак хотел просветить девушку. До тех пор, пока Тэй не рассказала, что ее мать была убита демоном. В тот момент открыть ей, что ее отец мог быть демоном, показалось не благоразумным. – Хотя скоро узнает. Демоническая ДНК активировалась, и девушке потребуется помощь, чтобы выжить. Мы можем подождать, когда она придет сама, и попробовать перетащить ее на нашу сторону. Тогда у нас будет нечто бесценное – свой шпион в рядах «Эгиды».

Юрий несколько мгновений обдумывал услышанное, потом тряхнул головой:

- Наши собратья умирают, их разделывает какой-то мясник. В этом замешана «Эгида». У нас нет времени. – Он сверкнул глазами и ухмыльнулся, обнажая зубы. Призрак снова почувствовал запах возбуждения, на сей раз мускусный, с горчинкой. – Истребительница будет очень хорошо смотреться в цепях. Вся такая беспомощная и окровавленная…

Глаза Фантома снова стали золотистыми, и только Призрак понимал почему. Примерно восемьдесят лет назад Фантома почти довели пытками до смерти, участи, которой не избежал их отец.

Папаша, по всем свидетельствам больной на всю голову, поплатился за свою одержимость матерью Фантома, за то, что обрюхатил ее, когда бедняжка как раз была в процессе трансформации из человека в вампира, и держал в заключении до самых родов.

Фантом сполна заплатил вампирам за грехи отца, можно даже сказать, что их папаша еще легко отделался. Призрак и Тень знали, что тот легко отделался. Именно они собирали Фантома по кусочкам, в прямом смысле этого слова, после того как нашли его, связанным на складе в Чикаго. Туда их привела боль Фантома, которую Призрак и Тень использовали в качестве маяка, чувствуя как свою.

Если бы только они нашли его раньше... Но Тень, Призрак и Роуг, встретившиеся за много лет до этого, решили, что Фантом придет к ним сам, если захочет. Если бы Призрак знал, что Фантом не появился в Нью-Йорке, потому что собственная мать двадцать лет держала его узником, пока парень не сбежал, то сам бы явился за братом. Вместо этого Фантом был в бегах, пока вампиры не поймали его в Чикаго. И тогда было уже слишком поздно.

Прежде чем началась новая перепалка, Призрак вытащил брата в коридор.

- Риз, не позволяй им сотворить такое.

- Не позволю.

- Давай, я ее убью. Могу прямо сейчас.

- Нет, - отрезал Призрак, но потом, поняв, что Фантом предлагает убить из милосердия, а не потому, что его вштыривает от самой идеи, сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. – Я не шутил, когда говорил, что мы можем ее использовать.

Фантом резким движением головы откинул назад волосы:

- Старик, если ты не заметил, все в этой больнице горят желанием либо пытать ее, либо перерезать ей горло. Поэтому что бы ты ни планировал, делай это быстрее.

Дверь в палату Тэйлы с грохотом распахнулась, и в комнату ворвался Хеллбой. Выглядел он при этом до неприличия сексуально – и человечно – в черной рубашке, которая прилегала к груди, не скрывая хорошо развитые грудные мышцы, и коричневых штанах с огромными карманами,

- Тебя выписывают. – Он швырнул на колени Тэй зеленую больничную одежду.

- Что, даже не поздороваешься?

Он сосредоточенно развязывал путы на ее запястьях:

- У нас нет времени. – Лодыжки освободились от одного движения его руки. – Одевайся.

Тэй посмотрела на одежду:

- А что с моими вещами?

- Разрезаны.

- Дерьмо. – Члены «Эгиды» получали компенсацию за имущество, испорченное в стычках с демонами, но следующая сумма будет только через четыре месяца, а Тэй была на мели.

Девушка соскользнула с кровати, затекшие мускулы принялись протестовать, посылая болевые сигналы. Единственным упражнением, которое Тэйла делала – несколько дней? тяжело судить, когда в комнате нет окон – была прогулка в цепях до ванной комнаты, чтобы принять душ и почистить зубы, и тело в данный момент выказывало свое недовольство этим фактом. Тэй не стала просить Призрака отвернуться, пока она одевалась; девушка никогда не была особо скромной, да и док видел – и трогал – практически каждый дюйм ее тела и снаружи, и внутри. Хеллбой смотрел так пристально, что Тэй не удержалась и, натянув трусики, спросила:

- Наслаждаешься видом?

Если девушка считала, что пристыдит его этим выпадом и заставит отвернуться, то она чертовски ошибалась. Призрак посмотрел ей прямо в глаза:

- Да.

- Клянусь, я не встречала еще такого надоедливого демона, как ты.

- Ты не знакома с моим младшим братом.

- О, хорошо. Еще один, кого надо убить. – Тэй затянула завязки штанов. – Кстати, где мое оружие?

- Ты действительно думаешь, что мы вернем тебе то, чем ты истребляешь нам подобных?

Да уж, глупый вопрос, и Боже, начальство взбесится, когда узнает об этой потере.

- Ботинки мои тоже разрезали?

- Они уничтожены, пойдешь босиком.

- Мое кольцо?

- Я уже говорил…

- Да, да. Блин, будь это человеческая больница, я бы с таким удовольствием тебя засудила, - пробормотала Тэй. Кольцо ей было нужно не из-за заключенной в нем мощи – у девушки и так были великолепный слух и способность видеть в темноте, как и дар смотреть сквозь покрывало невидимости, которое не дает простым людям видеть демонов. Но, черт возьми, Тэйла не хотела, чтобы у демонов было хоть что-то, принадлежащее ее матери.

- Поторопись.

Она с неохотой последовала за Призраком из комнаты и по коридору.

Везде были такие же черные полы и серые исписанные стены, как и в ее палате, если не считать того, что здесь на полу вдоль обеих стен были сделаны желоба, и периодически встречались металлические клетки и носилки. Слышались звуки медицинских приборов; невдалеке кто-то - или что-то - издавал мерзкий скрип, будто металлом по металлу. Тэйла с трудом сдержала дрожь. Если бы Замок Дракулы трахнул обыкновенную больницу, эта была бы ублюдочным результатом подобной связи.

- Куда мы идем?

- На парковку.

- Парковку? – звучало очень по-нормальному.

- А ты чего ждала? Что мы умчимся отсюда по огненной реке? Может, на упряжке адских гончих?

Тэйла почувствовала, что краснеет, потому что именно так она и думала.

- Нет.

- У нас есть несколько выходов для пациентов, но все они ведут на территории недружественные «Эгиде». Поэтому я отвезу тебя домой.

- На машине?

- Только потому, что моя огненная колесница сейчас в ремонте.

- Тебе не обязательно быть такой язвой. – Она задержалась перед рядом черепов у стены - некоторые из них были очень похожи на человеческие, другие определенно принадлежали демонам; по строению костей и странной форме зубов можно было различить до дюжины видов. – Как тебе удается держать это место вдали от людских глаз?

- Расскажу, если ты объяснишь, как «Эгида» прячет свой головной офис от демонов.

- Хорошая попытка.

Заворачивая за угол, они чуть не врезались в демона Сору. Призрак схватил Тэйлу за локоть и прошептал ей на ухо:

– Веди себя тихо и сделай вид, что ты в отчаянии.

В отчаянии. Не проблема. К тому же что-то в его голосе говорило о том, что лучше не спорить. У Тэй не было выбора, кроме как довериться Хеллбою.

Довериться демону. От самой этой мысли хотелось рвать и метать.

Кожа Соры цвета сангрии стала еще темнее – почти черной, как высохшая кровь – когда демоница уставилась на Призрака и принялась хлопать ресницами, совершенно игнорируя при этом Тэйлу.

- Я бы сказала, что мне очень жаль, доктор, - промурлыкала Сора. – Но я бы соврала, если бы сказала, что не хотела в вас врезаться.

Ее хвост обвился вокруг ног, словно у игривого котенка, и прежде чем Хеллбой успел что-нибудь ответить, Сора пошла прочь. Этот вид всегда напоминал Тэйле мультяшных секси-чертиков, сидящих, свесив ноги, на плечах у людей.

- А она… интересная.

- Новая медсестра.

Они шли быстрым шагом по тускло освещенным коридорам, которые казались только темнее из-за черных полов. На пути им иногда попадались медсестры или работники службы поддержки, которые смотрели на парочку с опаской. Тэйла заглядывала в палаты: некоторые были готовы к приему пациентов, другие походили на лаборатории… Тэй очень удивилась, увидев в одном из помещений гантели, беговые дорожки и боксерские груши. Больница явно была больше, чем она думала.

Наконец, когда они перешли из стерильной и странной части больницы в стерильную и еще более странную, Призрак замедлил шаг и достал из кармана связку ключей.

- Где мы? – Тэй провела пальцем по лапе похожей на горгулью статуи, охраняющей арочный проход.

- В административном корпусе. Прямо по курсу выход на парковку.

Шлепающий звук ее шагов эхом отдавался в коридоре, когда они шли мимо небольших кабинетов и комнат, поделенных на отсеки, как в любом из обыкновенных офисов, которые Тэйла видела по телевизору. Девушка не удивилась бы, если бы за столами сидели люди в костюмах.

- Где твой кабинет?

- Дальше по коридору, справа. Надо будет туда заглянуть.

Они прошмыгнули в комнату, дверь закрылась за их спинами с тихим щелчком. Призрак тут же кинулся закрывать жалюзи на окнах, выходящих в коридор. Несколькими щелчками по клавиатуре он вызвал на монитор изображение с камер видеонаблюдения подземной парковки.

- Там никого нет. – Хеллбой выключил монитор. – Можем идти.

- Секундочку, - произнесла Тэй и отвернулась от дока.

Парковка для сотрудников. В больнице для демонов.

Это не имело смысла и не укладывалось в голове. У Тэй было впечатление, что она прочитала книгу от корки до корки, но не запомнила ничего, кроме первой и последней главы. Последние восемь лет ее жизни девушка провела, изучая демонов, способы охоты на них, как им противостоять, убивать их.

Ни один из уроков «Эгиды» не подготовил ее к участию в шоу «Жизнь демонического доктора, как она есть». Предполагалось, что демоны должны жить в канализации или в другом, огненном измерении. Они не ходят на работу. Не спасают жизни. Демоны пытают, мучают, насилуют и убивают.

Конечно, были исключения – те, кого в «Эгиде» называли адскими отродьями в белых воротничках – демоны, маскирующиеся под людей, живущие среди них, чтобы обрести мощь, силу, способность манипулировать смертными. Но их было не очень много. И под их человеческой личиной, скрывались уродливые существа с клыками и когтями, как у любого другого демона.

- Истребительница? – Рядом раздался голос Призрака, так близко, что от его дыхания всколыхнулись волосы девушки. «Как ему удается двигаться так тихо?»

Может, он двигался как обычно. В последнее время с Тэй часто происходило нечто подобное… потеря сил, слуха, иногда девушка даже теряла способность различать вкусы.

Хуже того, создавалось впечатление, что ее либидо вышло из-под контроля. Даже сейчас Тэйла чувствовала возбуждение от близости к Хеллбою. Она отстранилась, но руки Призрака опустились на ее плечи и развернули девушку.

- Тебе-то что? – бросила Тэй.

- Ты чего вдруг застопорилась? – В его темных глазах застыло подозрение. – Мой брат считает, что твое пребывание в больнице может оказаться ловушкой. Он прав?

- Ты параноик.

Призрак прижал Тэй к стене, удерживая собственным телом так, что девушка могла с трудом пошевелиться.

- Я осторожен и при этом не особо терпелив, так что отвечай на вопрос.

- Я не застопорилась. У меня просто крыша едет от всего этого. Доволен? – Тэй яростно посмотрела на Риза. – А ты что, кончаешь, когда берешь женщину силой?

- Я кончаю, когда беру женщину. Но ты у нас не кончаешь, верно?

- Заткнись.

- У тебя проблемы с мужчинами? А с женщинами?

Когда девушка резко втянула воздух, он ухмыльнулся, и от этой усмешки Тэй задрожала от безотчетного женского признания его привлекательности, несмотря на истинную сущность Хеллбоя.

- Ты была и с женщинами?

Тэйла замотала головой, но не очень убедительно. Нет, до самого конца она не дошла, но разочарование от невозможности получить оргазм с мужчиной подтолкнуло девушку к эксперименту: сможет ли она кончить от прикосновений женщины. Несколько унизительных минут наедине с бисексуальной Хранительницей доказали, что проблема совсем не в половой принадлежности партнера.

- Откуда такой интерес к моей сексуальной жизни?

Призрак склонил голову к шее девушки и сделал глубокий вдох.

- Твой запах такой тяжелый, волнующий…

О, Боже. Тэй попыталась отрешиться от его притягательного присутствия, но док только усилил хватку.

- Ты мне так и не ответил, - напомнила Тэй, вложив в вопрос все свои силы. - Отчего такой интерес к моей сексуальной жизни?

Горячее дыхание прошелестело у ее шеи, когда Призрак заговорил голосом, полным эротических обещаний.

- Потому что ты единственная за всю историю женщина, которая не смогла достичь оргазма во время секса с Семинусом.

- А. Пострадала твоя гордость. – Интересно, что такое Семинус? Тэй считала, что знает всех возможных демонов.

- Нет, ты распалила мое любопытство. – Призрак провел руками к бокам девушки и принялся их поглаживать. Его эрекция – большая выпуклость в районе ширинки – вжалась в живот Тэй. Девушка напрягла пресс, будто пытаясь отодвинуться от него, но прикосновение твердой плоти к ее напряженным мускулам только подчеркнуло интимность контакта. – Ты можешь доставить себе удовольствие? Кончаешь, когда ласкаешь себя?

Щеки Тэй горели.

- Не твое дело.

- Значит, да. – Он скользнул рукой вниз, пока не нащупал под тонкой тканью ее одеяния сладкую расселину. – Я так и вижу, как ты это делаешь, - прошептал Риз. – Твои ноги широко раскинуты, плоть набухшая и влажная, пальцы покрыты соками возбуждения. О чем ты думаешь, когда кончаешь, Тэйла?

- Прекрати, - смогла выдавить девушка.

- Почему? Я тебя возбуждаю?

- Ты мне омерзителен, демон.

Призрак рассмеялся, он ни на секунду не поверил ее словам. Она и сама не верила. От нарастающего меж ног давления, ей хотелось извиваться, чтобы полнее ощутить его прикосновение. При этом девушка не прекращала попыток вырваться.

- Интересно, что кажется тебе более омерзительным: тот факт, что я демон, или то, что тебя это не волнует, когда я касаюсь твоего тела?

Рыкнув, Тэй сделала выпад коленом, но Призрак вовремя отпрянул и избежал удара в пах. Боль тут же пронзила голову девушки, распространяясь, будто паутина трещин от удара по стеклу.

Дверь в кабинет распахнулась.

- Ад и гребаная преисподняя!

Прижав к вискам ладони, Тэйла кинула взгляд на дверь, где с каменным лицом стоял огромный парень, очень похожий на Призрака - вплоть до татуировки на руке. Он был крупнее Хеллбоя, почти одного с ним роста, и темные волосы волной спадали к его плечам. Черная униформа, смахивающая на военную, только подчеркивала зловещий вид вновь прибывшего, несмотря на стетоскоп, висящий на шее. А, может, именно из-за стетоскопа... Он выглядел так, словно может с одинаковой легкостью даровать жизнь или отнять ее.

- Отвали, Тень.

- Черта с два. – Тень закрыл дверь, причем намного тише, чем Тэй ожидала, принимая во внимание тот факт, что парень выглядел как убийца. – Что ты с ней делаешь?

- Фантом тебе уже сказал, иначе бы ты здесь не появился.

- Проклятье, Риз, я должен был участвовать в принятии решения. Это и моя больница. – Тень двинулся к Тейле, и девушка инстинктивно приготовилась к атаке. – Я имею право на собственное мнение в вопросе избавления от истребительницы и отдаю свой голос за вариант Юрия.

Избавления?

Призрак придвинулся к Тэй, встав между ней и другим демоном.

- Фантом против такого решения.

- Да, но он хочет ее смерти. И с каких пор тебя заботит, чего хочет Фантом?

- Хватит, брат. Поговорим об этом позже, – сказал Призрак, как отрезал: резко и зло.

На какую-то секунду Тэй показалось, что Тень не обратит внимания на предостережение, но потом он принюхался, его ноздри затрепетали, а глаза – чуть более темные, чем у Призрака – стали цвета расплавленного золота.

- Невероятно. Я мог ожидать этого от Фантома, но от тебя? – Он содрогнулся от отвращения. – Беру свои слова обратно. Даже Фантом не притронулся бы к эгидовской шлюхе, разве только, чтобы прикончить суку.

Тэй не успела оскорбиться. Кулак Призрака врезался в лицо демона. Раздался треск, и на стены брызнула кровь. Девушка с нездоровым интересом наблюдала, как краска впитывает густую жидкость подобно губке.

- Это моя больница, и последнее слово за мной. – Призрак с такой силой сжал челюсти, что Тэй услышала щелчок. – Никто, кроме меня, не прикоснется к истребительнице.

- Эгидовская шлюха благодарна за это, - пробормотала девушка, но, похоже, что демоны этого не услышали.

- Ты чертовски твердолобый. – Тень прижал к кровоточащему носу тыльную сторону ладони. – Ты больше не Носитель Справедливости, Риз. Тебе не обязательно играть по правилам.

Похоже, напряжение схлынуло, и Призрак посмотрел на брата.

- Ты даже не представляешь, как я хочу, чтобы все было так просто.

- Это перерождение, верно? Оно морочит тебе голову, влияет на твои суждения?

Последовала длинная пауза, после чего Тень открыл рот, чтобы что-то добавить, но Призрак остановил его, положив ладонь на щеку брата. Это напомнило Тэй о сцене из «Звездного пути» - фильма, который она однажды видела – в которой Спок пытался проникнуть в сознание какой-то девчонки с Вулкана. Тень закрыл глаза, и через несколько секунд кровь перестала капать из его носа. Тэйла чувствовала себя вуайеристкой, ей хотелось отвернуться, но она не могла. Как у братьев получается так быстро перейти от кровавой бойни к проявлениям родственных чувств?

Пульсирующая боль в голове, наконец, утихла, и Тэй откашлялась:

- Эй, этот гомо-трогательный момент закончился? Потому что мне интересно, как Любимец Тьмы под номером Один умудрился ударить Любимца Тьмы под номером Два, не получив повреждений черепа.

Губы Призрака дернулись в улыбке:

- Я немного видоизменил заклятие «Убежище», поэтому оно не действует на нас с братьями.

- То есть, вы можете избивать тут кого вам захочется?

- Нет. Только друг друга.

Они так часто машут кулаками, что даже изменили заклятие.

- Расти в одной семье с вами, наверное, было весело. – Такая жизнь была похожа на дни в приюте, скорее всего, а о таком она знала не понаслышке.

Тень отступил от Призрака и окинул ее взглядом, полным злобы.

- Мы росли не вместе. – Он повернулся к брату. – Нэнси сегодня не пришла на работу. И трубку не берет. Будь осторожен.

Кивнув, Призрак открыл дверь и выпроводил Тень.

- Пошли, истребительница. Я отвезу тебя домой.
________________________
Джимми Баффет – певец, композитор, продюсер. Известен пропагандой расслабленного «островного» образа жизни

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только...
Последнее редактирование: 4 года 2 нед. назад от Georgie.
Поблагодарили: Georgie, integra_home, Никко

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 2.329 секунд