САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

file Налини Сингх "Ангельский заложник"

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:50 - 15 Окт 2013 15:21 #1 от MadLena
MadLena создал эту тему: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Налини Сингх / Nalini Singh

Ангельский заложник / Angel's pawn


Повесть из цикла "Гильдия Охотников"
[/b]

Перевод: MadLena
Редактура: Viktoria
Размещение: Без согласия команды ОС и ссылки на наш сайт - запрещено!
Статус: завершено
[/color]

Аннотация:
[/b]
Эшвини, охотница на вампиров, невольно оказалась меж двух огней, попав в самый центр игры, затеянной ангелом. И единственный шанс выжить – это довериться вампиру, предпочитающему умалчивать о причинах, по которым он готов прикрыть ей спину.

Скачать одним файлом

Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации.
Поблагодарили: Жменька, StudentockA, Blue Dream, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:53 - 22 Фев 2015 23:05 #2 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:54 #3 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 1

- Вот так сюрприз, cher, - по обыкновению лениво растягивая слова, произнес Жанвьер, облокотившись о дверной косяк своей луизианской квартиры. – Что же ты не захватила арбалет?

- Я пришла не убивать тебя. - Эшвини, скрестив на груди руки, прислонилась к стене напротив – сонный и полураздетый Жанвьер был восхитительно сексуальным. А еще он был двухсотсорокапятилетним вампиром, способным разорвать ей горло легким движением руки. – Хотя, зная тебя, наверное, стоило прихватить.

Медленная улыбка расползлась по лицу, которое, не будь столь сильно вытянутым и мрачным, могло бы считаться по-настоящему красивым. И всё же… Жанвьер всегда привлекал внимание; всякий раз на него в баре оглядывалась каждая женщина, плененная легкой грубоватостью и голодным огоньком в его глазах, где болотные тени сплелись с солнечными лучами.

- Ты ранила меня в самое сердце. Я-то думал, мы друзья.

- Размечтался. - Эшвини выгнула бровь, - Так ты собираешься меня впустить?

Он небрежно пожал плечами, заиграли мышцы, о силе и крепости которых большинство людей и не догадывалось, ведь двигался он всегда легко и грациозно. Но Эшвини знала – она охотилась на него уже три раза за последние два года, но он всякий раз ускользал от нее.

- Зависит от того, - заметил он, исследуя глазами все ее тело, - не пришла ли ты затем, чтобы снова пытаться меня убить?

- В глаза смотри!

В его взгляде, наконец-то встретившимся с ее, заплясали смешинки.

- Какая ты скучная, сладкая моя.

Почему-то именно Жанвьер выявлял её прагматичную сущность. А вот все остальные считали ее просто чокнутой сумасбродкой.

- Это была плохая идея. – Махнув ему рукой, она развернулась на каблуках. – Увидимся, когда ты в следующий раз взбесишь ангелов. - Как правило, целью Гильдии было наказание вампиров, нарушивших контракты, по которым они обязывались прослужить ангелам сто лет в обмен на почти-бессмертие… Но это же был Жанвьер. – Постарайся ничего не натворить на этой неделе, я и без тебя буду занята.

Его рука легла ей на затылок, теплое и удивительно нежное прикосновение.

- Ну не будь такой. Заходи, я сделаю тебе кофе, какого ты не пила никогда в жизни.

Ей надо было отстраниться, уйти от него так далеко, как только возможно. Но Жанвьеру удалось захватить её в плен. Она колебалась слишком долго, и жар его ладони проник в неё, вызывая яркие образы, так противоречащие холоду его почти-бессмертия.

- Никаких прикосновений! – она сказала это не только ему, но и себе.

Пальцы сжались.

- Это ты вечно пытаешься наложить на меня свои хищные лапки.

- И в один прекрасный день ты не сможешь от меня ускользнуть.

У Жанвьера была опасная привычка злить ангелов, так что он, в конце концов, оказывался в охотничьем списке Гильдии. Хуже всего было то, что всякий раз, когда Эшвини была совсем рядом, когда уже практичесски дышала ему в затылок, он умудрялся как-то получить прощение. Последний раз она чуть не спустила курок просто из принципа.

Легкий смех, пыльцы скользнули по шее в томной ласке.

- Тебе надо сказать спасибо, - заметил он, - Благодаря мне, тебе гарантирована хорошая премия как минимум дважды в год.

- Мне гарантирована премия, потому что я отлично делаю свою работу, - парировала она, поворачиваясь к нему лицом. – Ты готов к серьезному разговору?

Он убрал руку.

- Проходи в мое логово, охотница Гильдии.

Эшвини не испытывала особого восторга от того, что спину ей будет прикрывать вампир, но, после трех охот у них с Жанвьером установилось полное взаимопонимание. И если когда-нибудь охота на него дойдёт до логического конца, то финальная схватка непременно произойдет лицом к лицу. Некоторые из ее собратьев-охотников считали идиотизмом доверять тому, на кого охотишься, но она привыкла составлять свое собственное мнение о людях. Она не питала иллюзий, прекрасно понимая, что Жанвьер опасен, как обнаженный клинок, но вместе с этим знала, что в то время, из которого он родом, слово человека зачастую оказывалось единственным, что у него имелось. Вряд ли бессмертие уже разрушило его представления о чести.

Поэтому она протиснулась мимо него, хотя он нарочно подвинулся, прижимая ее к двери. А она не протестовала так уж бурно; а следовало бы, потому что вампиры были «запретной зоной». Гильдия напрямую не запрещала отношения, и многие из охотников заводили романы с вампирами, но Эшвини была скорее согласна с такими, как Елена. Та как-то заметила, что вампиры почти бессмертны, и для них люди – не более чем мимолетное удовольствие, игрушки: легко добытые... легко позабытые.

А Эшвини не собиралась быть легкой добычей ни для какого мужчины – будь он смертным, вампиром или ангелом. Хотя ангелы никогда не снисходили для интрижек со смертными. И это было неудивительно, ведь правители мира считали людей существами низшего уровня.

- Не совсем то, что я предполагала увидеть, - сказала она, проходя в стильно обустроенную мансарду, где так неожиданно доминировал свет. Оттенки заходящего солнца задавали тон всему декору; на коричневый диван было наброшено яркое покрывало, на полу - индейские пестрые ковры, стены - окрашены в цвета пустыни.

- Я люблю тенистые болота, - пробормотал Жанвьер, закрывая дверь и проходя на кухню. - Но иногда, чтобы оценить всю красоту места, надо прочувствовать его противоположность.

Он перемещался по кухне с легкостью человека, который точно знает, что надо делать, и Эшвини позволила себе полюбоваться его мужской красотой. Пусть Жанвьер и был старой занозой в заднице, но с таким сильным и подтянутым телом, как у бегуна или пловца, он являлся просто сексуальной мечтой любой женщины. Ростом в шесть футов три дюйма, он возвышался над ней на добрых пять дюймов и двигался с непринужденностью человека, абсолютно уверенного в себе.

В конце концов, подумала она, у него было больше двухсот лет, чтобы развить в себе некоторое высокомерие.

- Похоже, ты не слишком-то волнуешься из-за солнечного света, - заметила она, оценивая мансардное окно справа. Кровать стояла прямо под ним, и, когда часы показывали восемь утра, солнечные лучи должны были падать прямо на простыни.

Перед глазами тут же услужливо возникла картина лежащего Жанвьера, запутавшегося в этих простынях. Кровь прилила к голове, в ушах зазвенело, и она с трудом расслышала его слова.

- Выискиваешь мои слабости, охотница? – он протянул ей маленькую чашку с густым напитком, даже отдаленно не похожим на тот кофе, какой она пила обычно.

- Что это? – она подозрительно принюхалась, рот тут же наполнился слюной. – И да, конечно. Возможно, мне удалось бы вытолкнуть тебя на солнце и я смогла бы понаблюдать, как ты изжаришься.

Его губы изогнулись в усмешке.

- Но ведь ты будешь скучать по мне.

- Похоже, возраст начинает давать о себе знать, раз у тебя возникают такие бредовые идеи.

- Это café au lait – кофе, молоко и чуточку цикория. – Наблюдая, как она делает глоток, он кивнул на кровать. - Я люблю солнечный свет. Вряд ли вампиризм был бы таким уж привлекательным, если бы мне пришлось провести вечность в темноте.

- Раз уж всем известно, что вампиры с легкостью выносят солнечный свет, то, казалось бы, старый миф должен развеяться, но он продолжает жить в умах обывателей. - Она задумалась, вдыхая необычный аромат кофе. – Мне нравится эта штука.

- Он тебе подходит.

- Горький и странный?

- Экзотический и соблазнительный. – Он пробежал пальцами по ее обнаженной руке. – У тебя красивая кожа, cher. Словно пустыня на закате.

Она отодвинулась из пределов его досягаемости.

- Надень рубашку и проснись наконец.

- С тобой просто невозможно.

- Давай представим, что у меня винтовка. И ты на прицеле.

Жанвьер воздохнул, потирая подбородок, на котором уже пробивалась утренняя щетина.

- Обожаю, когда ты говоришь сальности.

- Да? Ну, может, следующие мои слова заставят тебя изменить мнение, - сказала она, стараясь не думать о том, каково это – почувствовать щетину, покалывающую ее кожу. – Кровь, похищение, месть, захват заложников.

В зеленых глазах вспыхнул интерес:

- Расскажи поподробнее. – Он с приглашающим жестом махнул в сторону кровати. – И прости за беспорядок. Не ждал, что ко мне в гости пожалует леди.

Но она проигнорировала его призыв и, подойдя к столу, чтобы поставить кофе, забралась на высокий табурет. Жанвьер усмехнулся, присел на кровать и, оперевшись на локти, вытянул скрещенные в лодыжках длинные, одетые в джинсы, ноги. Солнечный свет плясал в его темно-каштановых волосах, придавая им оттенок чистой меди, столь дивно сочетающийся с золотом его кожи.

Многие вампиры такого возраста обладали сверхъестественной физической привлекательностью, но пока что она не встречала никого с подобной харизмой – или с такой способностью заводить друзей в любом городе, где он только побывал. И именно поэтому он ей нужен.

- Все это происходит в Атланте.

- Атланта? – пауза. – Это территория Бомонов.

Есть!

- Ты их хорошо знаешь?

Он слегка пожал плечами.

- Пожалуй. Это старая семья вампиров.

Соблазнившись ароматом, Эшвини сделала еще глоток крепкого кофе Жанвьера.

- Понятно. Я слышала, ангелы не делают различий между семейными ветвями, когда речь заходит о выборе Кандидата. - Из многих сотен тысяч тех, кто ежегодно претендовал на бессмертие, лишь единицы достигали ранга Кандидата.

- Бомоны умеют изворачиваться, - продолжал Жанвьер. – Они умудрились Обратить как минимум одного члена семьи в каждом поколении. В этом - двоих.

- Моник и Фредерика. Брата и сестру.

Он кивнул:

- Это делает их невероятно сильными. Считая Моник и Фредерика, у них теперь десять ныне здравствующих вампиров, связанных кровью. Самому старому – полтысячи лет.

- Антуан Бомон.

- Жестокий ублюдок, - сказал Жанвьер почти нежно. – Наверняка продал бы детей работорговцам, если бы смог извлечь из этого выгоду.

- Твой друг?

- Спас ему как-то жизнь. – Жанвьер поднял лицо к солнцу, купаясь в его лучах, словно сибарит где-нибудь на европейском побережье, вдалеке от знойных душных объятий луизианского лета. - А он теперь ежегодно присылает мне бутылку своего лучшего Бордо вместе с предложением жениться на его дочери Жанне, - произнесенное на французский манер, имя прозвучало чувственно и волнующе.

Ее пальцы сжались на расписанной вручную чашечке с кофе.

- Бедная женщина.

Он снова обернулся к ней, в глазах плескалось веселье.

- Напротив, она весьма заинтересовалась свадьбой. Прошлой зимой приглашала меня согреть ее в дивном коттедже в Аспене.

Эшвини понимала, что он играет с ней. А еще она знала, что Жанвьер вполне способен был "навешать" ей всевозможных небылиц – просто ради собственного удовольствия.

- Готова биться об заклад, что сейчас Жанна вовсе не думает об Аспене. Скорее, она думает только о том, как бы кого-нибудь убить.

- Рассказывай. – Именно эта его способность сразу понять и оценить ситуацию так притягивала ее, невзирая на все клятвы и зароки.

- Моник – это же пра-правнучка Жанны в девятом колене?

Жанвьер на секунду задумался.

- Может, в десятом, но не важно. Жанна обожает детей. Антуан зовет их обоих – и Моник и Фредерика – внучатами.

- Ей двадцать шесть лет, - уточнила Эшвини. – Не совсем ребенок. А Фредерику – тридцать.

- Все, кому меньше ста, для меня дети.

- Забавно.

- Тебя это не касается, cherie, - его улыбка растаяла, и он вдруг превратился в человека, который наблюдал, как утекают столетия. – В твоих глазах слишком много опыта. Если бы я не знал, что ты смертная, решил бы, что ты прожила не меньше моего.

Иногда ей и самой так казалось. Но демоны, терзавшие ее душу день и ночь, не оставляли времени для раздумий.

Избегая его чересчур проницательного взгляда, она сказала:

- Моник похитили.

- Кто посмел пойти против Бомонов? – Неприктытое удивление. – Они не только обладают большой силой, но еще и ангел, который контролирует Атланту, благоволит к ним.

- Благоволил. - Ее глаза вернулись к нему, любуясь, как солнечные лучики скользят по его телу. Это было слишком большое искушение, и даже демоны не могли бороться с захлестнувшим ее чувственным соблазном. – Но кажется, твой приятель Антуан сумел чем-то разозлить Назараха.

Жанвьер, нахмурившись, поднялся на ноги.

- Но тем не менее, перейти дорогу Антуану – все равно, что самому намылить себе веревку.

- Поцелуй Фокса так не думает.

- Поцелуй? – Качая головой, он подошел почти вплотную к ней и оперся одной рукой о стол. – То есть поцелуй в самом прямом смысле слова – группа вампиров, объединившихся ради одной цели?

- Да.

- Я больше века не слышал о существовании официальных поцелуев.

- Один парень по имени Кэллан Фокс, похоже, решил возродить традицию. - Не сдержавшись, она провела пальцами по кривому шраму на груди Жанвьера, прямо над левым соском. – Это не моих рук дело.

- Ах, если бы, - промурлыкал он, подыгрывая ей. – Я бы с гордостью носил отметины, оставленные тобою.

- Жаль, что вампиры так легко залечивают раны. – Она вдруг поняла, что не может отвести глаз от шрама, видя в нем что-то смутно знакомое. Но в отличие от любого другого человека, с ним она не испытывала этого толчка памяти, чужеродного вторжения в сознание, когда ее дар - ее проклятие – раскрыл бы прошлое Жанвьера. И вместо всех его секретов, всех кошмаров, она могла ощущать лишь теплую шелковистую кожу под пальцами, слегка несовершенную и от этого еще более притягательную.

- Нож, - произнесла она. – Это осталось от ножа?

- Почти угадала – меч, - Сжав пальцами ее запястье, он подтянул ладонь к губам, прижимаясь в долгом поцелуе к костяшкам. – Ты вечно будешь меня так дразнить, Эшвини?
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:55 #4 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 2
[/b]

- Всего лишь несколько десятилетий, - ответила она, чувствуя, как внутри все словно переворачивается, и пальцы ног поджимаются сами собой. – А потом за тобой придет новый охотник.

Она ожидала, что он снова ехидно улыбнется, но лицо Жанвьера помрачнело еще больше.

- Не говори о своей смерти с такой легкостью.

- Ну раз уж я не собираюсь подписывать Контракт, по которому обязуюсь прослужить сто лет в обмен на почти-бессмертие, - протянула она, одна рука по-прежнему лежала на его груди, другую он держал у своих губ, - смерть неизбежна.

- Ничто не предопределено, - он выпустил ее руку, потянувшись за прядкой распущенных волос, глаза чуть потеплели. – Но мы обсудим твою жизнь в другой раз. А сейчас я слишком заинтригован этим поцелуем Фокса.

Она полезла в задний карман джинсов за наладонником, подаренным ей на рождество Рэнсом, охотником из Нью-Йоркского филиала Гильдии. – Это Кэллан Фокс, - она вывела на экран фотографию высокого мускулистого блондина. – По нашим сведениям, он был обращен двести лет назад.

- Знакомое лицо, - Жанвьер нахмурился, словно фильтруя слои памяти. – Вспомнил: я видел его при дворе Назараха, он как раз отслуживал свой Контракт. Другие вампиры его тогда сильно недооценили, посчитав, что он слишком медлителен.

- А ты?

Пальцы пробежались по ее руке, шаловливо и легко.

- Я увидел высокий интеллект в сочетании с безжалостностью и амбициозностью. Так что я не удивлен, что Кэллану удалось собрать поцелуй в столь юном возрасте. А другие члены группы считают его за лидера?

- Похоже на то. Забавно, но там есть по крайней мере двое трехсотлетних вампиров и один, возраст которого приближается к четырем сотням.

- Не все вампиры с возрастом становятся сильнее, - поставив одну ногу на перекладину ее стула, Жанвьер принялся листать фотографии других членов поцелуя. – Посмотри на меня, например. Я слаб, как котенок.

- Неужели кто-то покупается на это? - Она отобрала у него свой драгоценный гаджет, когда он добрался до ее личных фотографий.

Вспыхнула улыбка.

- Ты была бы удивлена, узнав, сколько женщин мечтало меня утешить, такого бедного и несчастного. А кто тот парень на фотографии?

Ее сердце сжалось. Этот парень теперь стал мужчиной. Мужчиной, который отказывался принимать ее такой, какая она есть.

- Не твое дело.

- Такая боль, – пальцы Жанвьера замерли на секунду, прежде чем коснуться ее плеча.- Как ты можешь жить с ней, cher?

Потому что другого выхода нет, а разум научился ее компенсировать… раз уж забыть нельзя.

- Так ты хочешь узнать о том, что случилось с Моник, или нет?

- Однажды, - пообещал Жанвьер, подходя еще ближе, пока она не ощутила тепло его тела, эту настойчивую мужскую ласку, - я узнаю все твои секреты.

Часть души хотела сдаться, покориться. Но эта часть скрывалась где-то так глубоко, что Эшвини не была уверена, что когда-нибудь вообще позволит желанию вырваться на волю.

- Тогда тебе станет скучно. - Толкнув его в грудь, избегая соблазна сорваться в пропасть безумия, она спрыгнула с высокого стула. - Назарах нанял Гильдию.

Жанвьер поднял бровь:

- Ангелы обычно позволяют вампирам высокого ранга самим разбираться в своих ссорах.

- Я встречаюсь с ним завтра утром. – Нога вампира все еще была на перекладине стула, мешая ей пройти, и когда Эшвини бесцеремонно отодвинула ее с дороги, мышцы на его бедре напряглись. – Полагаю, что тогда я и узнаю его мотивы.

Все очарование вдруг слетело с лица Жанвьера, обнажив почти дикую жестокость его истинного «Я».

- Не ходи к нему одна.

Это был приказ.

Удивленная его поведением – Жанвьер никогда не применял грубую силу там, где легко мог воздействовать убеждением, – она подбоченилась.

- Я наслышана о его репутации. - Она собралась в самый центр змеиного гнезда. Особенно учитывая, что речь шла об ангеле с такой кровавой репутацией. – Я не в его вкусе.

- Ошибаешься. Назарах собирает все уникальное и редкое. – Он подошел к шкафу. – Дай мне минутку переодеться и собраться.

- Мне не нужен телохранитель.

- Если ты выйдешь отсюда одна, я просто последую за тобой, - в тенистых глазах сверкнула сталь. – Куда проще взять меня с собой.

Она пожала плечами.

- Тебе решать, на что тратить время.

Секунду он изучал ее, холодную рассудочность грозила затопить волна жаркого гнева.

- Ты пришла за моей помощью, - наконец сказал он, – а теперь пытаешься со мной играть. Стыдно, Эшвини.

Какого черта ему удалось так легко ее раскусить?

- В Гильдии считают, что это весьма щекотливо, - призналась она. - Но я рассчитывала на то, что ты знаешь игроков и поможешь мне легко проникнуть в их мир.

- Значит, будешь меня использовать, - он натянул белую футболку, скрыв от ее глаз тело, к которому пальцы жаждали прикоснуться, погладить, удостовериться, что под ними сам Жанвьер, не призрак, не мираж, а красивый разозленный вампир. – А что, если я попрошу компенсации?

- Пятьдесят процентов. – Это честно – с Жанвьером будет куда проще и быстрее добраться до Кэллана Фокса.

- Сher, мне не нужны деньги. – Взяв рюкзак, он принялся собираться в дорогу с почти военной расторопностью. – Если я тебе помогу, ты будешь должна ответить мне услугой за услугу.

- Не охотиться на тебя? – она качнула головой. – Я не могу этого обещать. Гильдия дает мне задания.

Он отмахнулся с нехорошей, безнравственной улыбкой, которой, казалось, одаривал только ее.

- Нет, это будет только между Эшвини и Жанвьером. Кое-что очень личное.

Разум шепнул ей сразу же встать и уйти. Но она никогда его не слушала.

- Договорились.
~~~

Назарах правил Атлантой из старинного особняка, переоборудованного специально для ангелов.

- Очень по-южному, - заметила Эшвини, когда лимузин притормозил у ворот. – Хотя, должна признать, это не совсем то, чего я ожидала.

Жанвьер вытянул свои длинные ноги, насколько позволяло пространство автомобиля.

- Ты просто привыкла к Башне Архангелов.

- Ну еще бы. Она ведь господствует на Манхеттене. – Башня Рафаила - место, откуда архангел управлял Северной Америкой, - стала таким же символом Нью-Йорка, как и вездесущее красное яблоко*. – Ты видел ее ночью? Словно огненный нож, рассекающий небеса. – Красота и жестокость, слитые воедино.

- Пару раз, - ответил Жанвьер. - Хотя с Рафаилом никогда не сталкивался. А ты?

Она покачала головой.

- Я слышала, он тот еще сукин сын.

Водитель-вампир перехватил ее взгляд в зеркале заднего вида.

- Это еще мягко сказано.

Жанвьер наклонился вперед, она просто кожей чувствовала его интерес.

- Вы встречались с архангелом?

- Полгода назад он приезжал в Атланту на встречу с моим сиром. – Эшвини увидела мурашки, бегущие по его рукам. – Я-то думал, что уже представляю себе, что такое ангельская мощь. Я ошибался.

Слова вампира, который был далеко не младенцем, заставили Эшвини чертовски обрадоваться тому, что она имеет дело всего лишь с ангелом «среднего звена».

- Эти огромные окна словно ведут в никуда, - произнесла она, взглянув на элегантный особняк, вновь возникший в поле зрения. – Из них так легко выпасть.

Жанвьер положил руку на спинку сидения.

- Ангелы умеют летать.

- Жанвьер.

Раздался легкий смешок, и пальцы скользнули по ее волосам, когда он убирал руку.

- А ты хочешь летать?

Она вспомнила свои сны, свои кошмары, в которых она оказывалась в ловушке воздушного вихря, проваливаясь в бесконечность.

- Нет. Предпочитаю, когда мои ноги твердо стоят на земле.

- Ты меня удивляешь, cher. Уж я-то знаю, как ты любишь прыгать с мостов.

- Тогда я привязана тросом.

- А, ну это абсолютно безопасно.

Автомобиль остановился прежде, чем она успела ответить на колкость, они вышли, чтобы тут же очутиться в знойных объятиях Атланты.

- А ты? – поинтересовалась она, глядя на него, такого гибкого и невероятно сексуального, идущего рядом с ней к входной двери. - Любишь летать?

- Я родился на болотах. В семье первых поселенцев Луизианы, - он сунул руки в карманы, в его голосе зазвучала музыка родных краев. – У меня в крови вода, а не воздух.

- Рожденные-для-охоты ненавидят воду. – Это не такой уж секрет – особенно для столь проницательного вампира как Жанвьер.

- Но ты же не ищейка, - заметил Жанвьер. – Тебе не важно, что вода маскирует запах вампира. Ты следопыт. Рассчитываешь только на свои глаза.

- Следопыты тоже не любят воду, - огрызнулась Эшвини, - она стирает следы.

- Ладно, - сказал он все тем же небрежным тоном. - Надо будет взять тебя на луизианские болота, сладкая. Бесконечное пространство влажной земли... масса всевозможных следов... ммм, раздолье для следопыта.

- У меня тогда пальцы на ногах заплесневеют к концу охоты.

- О, сейчас я начну завидовать даже плесени, смотри, что ты со мной делаешь, – дразнящие слова, обжигающий взгляд.

- Если ты когда-нибудь заставишь меня охотиться на тебя в болотах, - промурлыкала она, чувствуя, как внутри все сжимается под его жадным взглядом, таким собственническим, хоть он и не имел на нее никаких прав, – я заставлю тебя съесть чёртову плесень.

Жанвьер всё ещё хохотал, когда они подходили к двери, которую тут же распахнула перед ними невысокая морщинистая женщина, явно смертная. И даже если бы множественные признаки ее смертности и не бросились Эшвини в глаза, она прекрасно знала, что ангелы отбирали в Кандидаты только людей в возрасте от двадцати пяти до сорока лет. А после Обращения вампир больше не менялся – не считая, конечно, того, что постепенно приобретал сверхъестественную привлекательность, какой не обладал ни один смертный.

Но на лице этой женщины красота была совсем друго рода; сразу становилось ясно, что жизнь её прошла не зря, и вдохнула она радостей полной грудью. Можно еще прожить обычную жизнь на полную катушку, подумала Эшвини, наблюдая, как эти ярко-синие и совсем не затуманенные старостью глаза оценивали статную фигуру Жанвьера, когда женщина пригласила их внутрь.

- Господин ждет вас в жилой зоне.

- Вы же покажете нам дорогу, дорогуша?

На щеках женщины появились ямочки.

- Конечно. Пожалуйста, следуйте за мной.

Пока они шли за пожилой женщиной, Эшвини ткнула Жанвьера локтем.

- У тебя что, совсем стыда нет?

- Ни капельки.

Через секунду они очутились перед широченными дверьми, очевидно сделанными для удобства ангела, чтобы крылья свободно проходили в проём. Женщина что-то пробормотала, пропуская их внутрь, но, хотя инстинкты Эшвини не позволили ей проглядеть уход служанки, та занимала лишь малую часть ее мыслей. Их ждал Назарах.

И учитывая то, что он был всего лишь ангелом «среднего звена», Эшвини будет чертовски признательна судьбе, если ей никогда не придется узреть архангела.

Ангел Атланты был примерно одного роста с Жанвьером, с лоснящейся черной кожей и янтарными пронизывающими глазами, которые, казалось, сияли изнутри. Этот загадочный свет был силой, силой бессмертия. Невероятная мощь окутывала мерцающим туманом его кожу, глаза, и, самое восхитительное, его крылья.

- Вам нравятся мои крылья? – произнес ангел, голос его оказался глубоком, в нем сплелись тысячи других голосов, которые Эшвини старалась не слушать, не знать.

- Они не могут не нравиться, - она отгородилась от этих призрачных воплей своей волей, отточенной годами борьбы с демонами за свой рассудок. - Они бесподобны, просто безумно красивы.

Крылья Назараха, этот сияющий янтарь, были не просто потрясающе красивы, они были идеальны, каждое перо настолько совершенно, что разум отказывался верить в то, что они реальны. В полете, подумала она, он наверняка подобен осколку солнца.

Назарах одарил ее слабой улыбкой, возможно, даже теплой, но в ней не было ничего человеческого, ничего смертного.

- Что ж, пока я могу только поблагодарить за комплимент, охотница Гильдии.

Крошечные волоски на затылке поднялись, предупреждая об опасности.

- Я здесь, чтобы выполнить свою работу, и выполнить ее хорошо. Если вы хотите поиграть, поищите кого-нибудь другого.

Жанвьер шагнул вперед прежде, чем Назарах успел ответить на это дерзкое заявление.

- Эшблейд, - сказал он, используя прозвище, которым ее наградили во многом благодаря ему, – хорошо знает свое дело. Но плохо умеет играть по правилам.

- Поэтому, - внимание Назараха обратилось к Жанвьеру, - ты все еще жив, Каджун?

- Вопреки всем ее стараниям.

Ангел рассмеялся, и сокрушающая мощь его смеха разнеслась по комнате, забираясь ей под кожу. Вечность, смерть, экстаз, агония – все слилось в нем, все прошлое Назараха. Он ее раздавливал, грозил лишить дыхания, запереть навеки в той адской ловушке, что преследовала ее с детства.

______________________
Примечания переводчика
*Большое яблоко (the Big Apple) — самое известное прозвище Нью-Йорка. Подробности см. в Википедии .
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:56 #5 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 3
[/b]

Ее спас страх. Лишь замаячившая угроза оказаться заключенной в темницу собственного разума, заставила ее вынырнуть из этого водоворота и вернуться в реальность. Когда шум в ушах затих, она услышала слова Назараха:

- Возможно, я попрошу тебя снова присоединиться к моей свите, Жанвьер.

Жанвьер изящно поклонился, и на мгновение Эшвини увидела в нем незнакомца в одежде давно минувших эпох, умевшего играть в политику с такой же легкостью, как и в карты. Ее рука непроизвольно сжалась, но уже через секунду он непринужденно и слегка лениво рассмеялся, вновь превратившись в того вампира, которого она знала.

- Если вы помните, из меня так и не вышел хороший придворный.

- Но ты всегда был способен найти подходящие слова, - сложив крылья за спиной, ангел подошел к полированному столу красного дерева в углу комнаты. – Ты помогаешь Гильдии?

Эшвини позволяла Жанвьеру вести разговор, предпочитая в это время изучать Назараха, его мощь буквально хлестала ее рассудок… кнутом с осколками стекла.

- Меня заинтриговал этот поцелуй, - Жанвьер замолк. – Если позволите… Почему отношения между Антуаном и Кэлланом вас так интересуют?

- Антуан, - проговорил Назарах, и лицо его вдруг изменилось, на секунду отразив истинный возраст ангела, – стал зарываться. Он разве что не начал оспаривать мою власть.

- Значит, он изменился, - Жанвьер покачал головой. - Тот Антуан, которого я знал, был амбициозным, но умел ценить свою жизнь.

- Это все женщина – Симона, - когда Назарах протянул фотографию, бесчеловечный янтарь ангельского взгляда замер на Эшвини, всего на секунду, но такую невозможно долгую. – Ей всего лишь третья сотня, а она уже крутит Антуаном как хочет.

- Тогда, почему она всё еще жива? – прямо поинтересовалась Эшвини. Ангелы сами создавали законы. И ни один суд на земле не призвал бы Назараха к ответственности, если бы тот решил избавиться от одного из Обращенных.

Вампиры выбирали своих хозяев вместе с почти-бессмертием.

Крылья ангела чуть распахнулись, затем он вновь сложил их.

- Похоже, он ее любит.

Эшвини кивнула.

- Вы ее убьете, а он восстанет против вас. – И умрет. Ангелы никогда не славились милосердием.

- Прожив семьсот лет, - размышлял Назарах, говоря о веках, словно о паре десятилетий, - я понял, что не хочу потерять одного из тех, кого действительно уважаю. А Антуан, если не считать его недавней ошибки, относится к их числу.

Возвращая фотографию знойной брюнетки, которая, похоже, окончательно вскружила голову древнему вампиру, Эшвини заставила себя встретиться взглядом с Назарахом – янтарь, словно линза, усиливал призрачные пронзительные крики.

- Как это связано с похищением? – спросила она, всеми силами отгораживаясь от кошмара.

- Кэллан Фокс, - сказал Назарах, - меня заинтриговал. Я пока что не желаю его смерти. А ради возвращения внучки Антуан убьет щенка. Заберите у него Моник и привезите сюда.

- Вы просите передать вам заложницу, чтобы использовать ее против Антуана, - Эшвини покачала головой, сумев, наконец, немного расслабиться. – Гильдия не вмешивается в политические разногласия.

- Между ангелами, - поправил ее Назарах. - А это… проблема в отношениях между ангелом и его вампиром.

- Все равно, - продолжала она, не в силах оторвать взгляд от янтарных сияющих крыльев, недоумевая, как такое великолепие может сосуществовать наряду с нечеловеческой тьмой, бушующей внутри ангела. – Если вы хотите Моник, все, что вам надо сделать, - это поставить всех перед этим фактом. И Кэллан вам тут же ее передаст. – Лидер поцелуя Фокса, возможно, и был готов противостоять Антуану Бомону, но только последний идиот воспротивился бы воле ангела. А Кэллан Фокс идиотом не был. – Мы вам не нужны.

Назарах одарил ее загадочной улыбкой.

- Вы не станете упоминать моего имени при Кэллане. Что касается остального, то Гильдия уже согласилась на мои условия.

- Без обид, - сказала она, задаваясь вопросом, был ли он так же безжалостно великолепен, когда высасывал жизнь из тех, кто вызвал его недовольство. – Но мне нужно обсудить это с боссом.

- Как пожелаешь, охотница Гильдии, - легко согласился он, в глазах, полных смерти, не было ни капли милосердия.

Отойдя в сторону, она нажала кнопку вызова на мобильном, зная, что Назарах и Жанвьер продолжат говорить вполголоса о далеком прошлом, тени которого довлели над ангелом, но не над вампиром.

Ангел и вампир. Оба отмечены бессмертием, оба неотразимы, но настолько разные. Назарах был существом вне времени, совершенным, беспощадным и абсолютно бесчеловечным. Жанвьер же напротив был из плоти и крови, и хотя тоже смертельно опасным и иногда бесцеремонным… но он все еще принадлежал этому миру.

- Эшвини, - знакомый тон Сары. – Что случилось?

Она изложила суть приказа Назараха.

- Ты на это подписалась?

- Да, - вздохнула директор Гильдии. – Я чертовски не хочу вмешиваться в гигантскую мясорубку, в которую это грозит перерасти, но выбора нет.

- Он играет с нами.

- Он ангел, - сказала Сара, и это было ответом. – И в принципе Моник нарушает условия контракта, так что Назарах может отправить за ней всех и вся. Даже если он способен решить эту проблему с помощью одного телефонного звонка.

- Проклятье. – Эшвини любила ходить по лезвию бритвы, но когда в дело вмешивались ангелы, это лезвие грозило прорезать плоть до самых костей. - Прикроешь меня?

- Как всегда, - ответила та, не колеблясь ни секунды. – Кенджи и Баден будут ждать сигнала. Если что, мы вытащим тебя в течение часа.

- Спасибо, Сара.

- Ну, я не хочу потерять свой основной источник развлечений, - она почти расслышала улыбку в голосе директрисы. – Кстати, пока не поступало никаких новых заказов на Каджуна. Я просто подумала, ты захочешь это знать.

- Угу, - Эшвини, быстро попрощавшись, повесила трубку, спрашивая себя, что сказала бы Сара, знай она, кто именно стоял сейчас всего лишь в паре шагов.

Словно почувствовав, что она думает о нем, Жанвьер взглянул на неё именно эту секунду. Пытаясь выбросить из головы посторонние мысли, она направилась обратно к "дружной компании" ангела с вампиром.

- У вас есть какие-нибудь предположения, где Кэллан может держать Моник?

Взгляд ангела замер на ее губах, и она с трудом поборола желание сбежать. Несмотря на его мучительную красоту, у нее возникло нехорошее предчувствие, что его удовольствие для нее обернется лишь невыносимой болью.

- Нет, - ответил он, поднимая взгляд выше, к ее глазам. – Но завтра вечером он будет в «Дочери рыбака», - янтарь опьянял мощью. – А пока вы будете моими гостями.

Её вдруг захлестнула ледяная волна предостережения, и весь зной Атланты, казалось, не в силах был растопить холод, сковавший все тело.
~~~

Сон никак не приходил, и Эшвини сидела... на балконе гостевой комнаты, что выделил им Назарах. Она бы предпочла палатку в парке или койку в приюте для бездомных – все, что угодно, этому роскошному ангельскому жилью, где крики ужаса не давали ей заснуть.

- Как ты думаешь, скольких мужчин и женщин Назарах убил за свою жизнь?

Обычно она ощущала суть вещей только через прикосновение, но этот дом, как и его хозяин, был настолько древним, помнил столько крови, что все эти вопли не могли не отражаться бесконечным эхом у нее в голове.

- Тысячи, - послышался тихий ответ от вампира, прислонившегося к стене возле дивана, на котором она сидела. – Правящие ангелы не могут позволить себе милосердия.

Она подставила лицо ночному ветру.

- И все же некоторые считают их вестниками Богов.

- Ангелы – это просто ангелы. Как я – это всего лишь я. – Оттолкнувшись от стены, он подошел к ней и упёрся руками в деревянный подлокотник дивана. – Мне нужно кормиться, cher.

В груди вдруг резануло, неожиданно, больно, но она смогла взять себя в руки.

- Полагаю, у тебя не возникнет особых проблем с поиском пищи.

- Мой укус может доставить удовольствие. Некоторые ищут такого наслаждения. – Его палец проследил шрам у нее на шее, там, где билась ниточка пульса. – Кто тебя отметил? – В тихом вопросе был лед.

- Первая охота. Я тогда была юной и совсем неопытной. Вампир подобрался слишком быстро и чуть не разорвал горло. – Она не сказала, что специально позволила ему подойти так близко, чтобы ощутить поцелуй смерти. До той секунды, когда ее кровь наполнила воздух запахом меди, она думала, что хочет умереть. Чтобы заставить голоса в голове умолкнуть навеки. – Он научил меня ценить жизнь.

- Я попрошу разрешения Назараха, - произнес Жанвьер после нескольких невероятно долгих секунд, – воспользоваться здешними запасами крови для вампиров.

Благодаря своим остро отточенным чувствам, она ощутила, как меж ними повисли несказанные слова.

- И что же ты недоговариваешь?

- Ангел хочет, чтобы я оставил тебя одну, – его дыхание погладило кожу в интимной ласке, – иначе кровь мне бы уже предоставили. Он хочет, чтобы я ушел на охоту.

Она задрожала при одной только мысли о том, чего Назарах может желать от нее.

- Ты его разозлишь.

- Он слишком благоволит ко мне, чтобы убить за столь малое прегрешение. – Но вампир не двигался с места. – Почему в твоих глазах столько теней, Эшвини?

Она вздрагивала всякий раз, когда он произносил ее имя, словно это слово связывало их все крепче на невидимом глазу уровне.

- А почему в твоих столько секретов?

- Мне больше двухсот лет, - ответил он, и голос его был чувственным, как ночь, наполненная ароматом магнолии. – Я многое натворил, и не всем могу гордиться.

- Почему-то я не удивлена.

Он не улыбнулся в ответ, даже не вздохнул, оставаясь абсолютно неподвижным.

- Поговори со мной, моя Блейд.

- Нет. – Пока нет.

- Я очень терпелив.

- Увидим, - уже сейчас она понимала, что бросает ему вызов, и Жанвьер не сможет перед этим устоять.

Он наклонился так близко, что его губы едва не касались ее, горячие дыхание опаляло, его почти-бессмертие сияло в глазах.

- Да. Увидим.
~~~

Зайдя в душ, Эшвини включила холодную воду.

- О, черт!

И только когда ее либидо получило ледяной шок, она открыла горячую воду. Кожу обжигал восхитительный жар, а она размышляла о том, что это безумие – играть с вампиром, который, несмотря на всю свою привлекательность, опасен, как кинжал, приставленный к горлу. С другой стороны, большинство друзей и так уже считало ее почти совсем чокнутой. Так зачем же разочаровывать людей?

Она улыбнулась под струями воды.

Правила и требования, попытки жить «обычной» жизнью в первые девятнадцать лет ее существования едва не стоили ей не только рассудка, но и самой жизни.

Вспышка памяти – и она вновь в стерильно белой комнате, прикованная к кровати, ремни врезаются в плоть. Запах дезинфектанта, легкие шаги в обуви на резиновой подошве… и крики, крики, всегда, сколько она помнит. А позднее они сидят там и обсуждают ее, словно боги.

- Лечение даёт результат, её рассудок проясняется.

- А вы уверены, что она не прекратит принимать лекарства, когда выйдет отсюда?

- Её выпустят на поруки брата. А доктор Тадж, как мы все знаем, очень уважаемый врач.

- Эшвини, ты нас слышишь? Ты должна ответить на некоторые вопросы.

Она отвечала, говоря то, что они хотели услышать. Это был последний раз, когда она притворялась «нормальной». И они отпустили ее, оставили в покое.

- Никогда больше, - прошептала она.

А самое главное, люди по-прежнему ее любили, даже такой.

Пальцы сжались. Не все. Доктор Тадж хотел ту сестру, которой она была когда-то, восходящую звездочку, чьё сияние было равносильно его собственному. И разве кому-то интересно, что та звезда медленно умирала, отчаянно пытаясь удержаться на этом чуждом, непонятном ей, небосводе?

Горячая вода вырвала ее из бездны воспоминаний, когда кожа начала протестовать от такой терапии. Выключив воду с тихим удовлетворенным вздохом, она вытерлась пушистым полотенцем персикового цвета, идеально гармонировавшим с декором ванной. Было бы так естественно облачиться в халат, висевший на двери и отправиться в спальню, но среди охотников Гильдии паранойя была не просто делом обычным, она была необходимостью.

И не зря. Потому что, когда она вышла – босиком, но полностью одетая, пистолет спрятан под рубашкой на спине, – самое опасное существо в Атланте поджидало ее.

- Назарах, - вымолвила она, останавливаясь в дверях ванной. – Какой сюрприз.

Ангел шагнул на балкон.

- Идем.

Чувствуя, что отказ будет равносилен самоубийству, она последовала за ним на свежий воздух, в ночь, окутанную густым ароматов цветов поместья.

- А Жанвьер?

- Я хорошо знаю его вкусы.

Эшвини сжала пальцы на перилах – любезность для гостей, которой она не ожидала.

- Зачем я здесь? - И зачем вы здесь?

Назарах облокотился на перила, его крылья расслабленно повисли, ничуть не утратив своего великолепия.

- Я потребовал тебя для этой охоты. Знаешь, почему?

- У меня есть опыт возвращения заложников. – В основном, вампиры, похищенные группировками экстремистов, борющихся с «грехом» вампиризма. – Я собиралась сегодня вечером собрать некоторую информацию о Моник.

- Брось. Она будет жива и невредима, пока Кэллан получает, что хочет.

- Вы говорите так уверенно.

Ангел улыбнулся, никогда в жизни Эшвини не видела подобной улыбки, на ней лежала печать вечности и тень смерти, она словно вонзалась в мозг шипами острыми, как иглы.

- Кэллан, - заметил он, - не выжил бы при моем дворе, будучи лишен некоторого ума. Он знает, что, хотя Антуан и любит поиграть в политику, Бомон, не колеблясь, убьет его, если хоть что-то случится с Моник. Так что, пока Антуан жив, за Моник можно не волноваться.

- Вы могли бы прекратить эту вражду, - сказала она, сосредоточившись на дыхании, на том, чтобы остаться в живых. – Вам надо лишь поддержать одного из них.

- Каждый должен двигаться вперед, - холодное заявление, от которого повеяло ветром вечности. – Антуан становится слишком степенным. Возможно, пора передать мантию Кэллану.

- Я думала, вы благоволите к Антуану.

- Я – ангел, и мои предпочтения – всего лишь составляющая баланса сил. – Он повернул к ней голову, на его лице было беспощадное безразличие. – Я потребовал тебя, потому что год назад ты ранила ангела, который пытался тебя взять.
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:57 #6 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 4
[/b]

Ее сердце подскочило и застряло где-то в горле.

- Он оказался молод и глуп, его было легко отключить и удрать.

- Ты пришпилила его крылья к стене семью арбалетными стрелами.

Сглотнув комок в горле, она решила броситься в омут с головой.

- Он ваш родственник?

- Даже если бы и был им, я не выношу полного отсутствия интеллекта у окружающих. Иган понёс наказание за свой идиотизм.

На самом деле Эшвини совсем не хотелось знать, как Назарах покарал слабого ангела, который пытался с ней позабавиться. Но всё же один вопрос её интересовал:

- Потому что он напал на охотника?.. или потому что потерпел неудачу?

Еще одна холодная улыбка.

- Спроси об этом Игана, его язык уже должен был отрасти.

Оттолкнувшись от перил, он протянул ей руку:

- Полетели со мной, Эшвини.

Даже с расстояния в целый фут она чувствовала, что он словно обмотал ее тысячами канатов: душащих, давящих, убивающих.

- Я не могу вас коснуться.

Его глаза сверкнули, она увидела в них свою смерть.

- Я столь противен тебе?

- В вас слишком много всего, - прошептала она, задыхаясь. – Слишком много жизней, слишком много воспоминаний, слишком много призраков.

Он опустил руку, на лице мелькнул интерес.

- Ты можешь узреть?

Какое старомодное выражение. Но, в конце концов, Назарах был свидетелем и создания империй и свержения королей.

- Что-то вроде того, - она отшатнулась, пытаясь найти воздух, который, казалось, весь куда-то подевался.

Когда рука Жанвьера дотронулась до ее затылка, она без возражений приняла прикосновение, словно что-то в ней тянулось, стремилось к нему. Оно касание – и вдруг летний воздух, сладкий как нектар, заполнил опаленные легкие.

- Сир, - проговорил Жанвьер, в тихом голосе прозвучало уважение. – Не уничтожайте сокровище ради мимолетного удовольствия.

- Одрина оказалась не в твоем вкусе? - поинтересовался ангел, не отрывая взгляда от Эшвини. – Я с трудом в это верю.

- Мои вкусы изменились, - свободная рука вампира легла ей на плечо. – Даже если Эш не хочет пойти мне навстречу.

Назарах минуту стоял неподвижно – и в это мгновение Эшвини была абсолютно уверена, что ангел хочет уничтожить их обоих. Её - за то, что впутала в это Жанвьера. Его - потому что предложил ей свою защиту.

Но вдруг Назарах рассмеялся, и опасность миновала.

- Она станет твоей погибелью, Жанвьер.

- Я сам выбираю свою смерть.

Распахнув крылья, Назарах улыбнулся, холодной бессмертной улыбкой.

- Возможно, наблюдать твои “танцы” с охотницей окажется даже интереснее, чем самому забавляться с ней.

Через мгновение он сорвался с балкона и исчез в небесах, такой великолепный и опасный, одновременно жестокий и мудрый.

Эшвини попыталась выскользнуть из-под руки Жанвьера, но он ее удержал.

- Так значит, ты sorcière*.

А ведь Жавьеру тоже не одна сотня лет, вдруг подумала она.

- Всех ведьм сожгли на кострах.

- Видишь моих призраков, Эш? – тихий вопрос.

Она была рада, что может в ответ покачать головой.

- Я вижу только то, что ты открываешь мне.

Губы коснулись ее шеи прежде, чем ей удалось-таки вырваться и повернуться к нему лицом.

- Одрина?

- Сладкий кусочек, – его взгляд переместился ей на грудь, и она вдруг поняла, что из-за мокрых волос соски просвечивают через ткань.

Назарах посчитал это приглашением?

Мысленно содрогнувшись, она отвернулась, чтобы закрутить густую влажную массу узлом на затылке.

- Красота какая, - промурлыкал Жанвьер. – Я могу смотреть на твою шею часами. Такая длинная, такая изящная. – Томные интонации мужского голоса словно ласкали кожу.

Даже зная, что он почти-бессмертный, который забудет о ней в мгновение ока, после того, как получит желаемое, ей пришлось приложить все силы, чтобы побороть соблазн покориться обольщению.

- Может, тебе лучше вернуться к своему сладкому кусочку?

- Предпочитаю бутылку с консервированной кровью, - сделав шаг, он встал возле нее, глядя в небо, в котором исчез Назарах.

- Хотя в эти дни меня будет искушать куда более опасная еда.

Эшвини собралась было уйти, но решила, что не хочет оставаться наедине с призраками, когда можно урвать еще несколько минут благословенной тишины. Поэтому она осталась снаружи, стоя рядом с вампиром, который все еще мог заставить ее пересмотреть свое правило не спать с врагом.
~~~

«Дочь Рыбака» полностью оправдала ожидания: это оказалась таверна, где подавали пиво, крепкие спиртные напитки и простую еду. Ни причудливых закусок, ни стильного декора – лишь деревянная мебель и пышногрудые официантки.

- Девки, - произнес Жанвьер, когда Эшвини высказала вслух свои мысли. – В кабаке всегда работают девки.

Она наблюдала, как он неторопливо изучал выставленную на всеобщее обозрение пухлую плоть.

- Если бы мне нравились женщины, я бы выбрала рыженькую.

- Мммм… Слишком низкая. Предпочитаю высоких и стройных. – Его улыбка ясно дала ей понять, он думает о таких вещах, которые могли заставить менее искушенную женщину покраснеть. – Хотя для ménage à trois** она, пожалуй, подойдет.

- Тому мужчине, что осмелиться пригласить третьего участника в мою постель, лучше носить доспехи, - она многозначительно поигрывала с серебряной метательной звездочкой.

- Собственница? – заметил Жанвьер, понизив тон. – Я тоже.

Подняв голову, чтобы ответить колкостью, она вдруг замерла.

- Сюда идет Кэллан с маленькой латиноамериканкой.

Жанвьер под столом прижался ногой к ее бедру.

- Любовница?

- Нет. Она двигается так, словно умеет обращаться с тем пистолетом, что спрятан у неё под рубашкой.

Наблюдая, как эти двое обмениваются шутками с барменом, Эшвини откусила кусочек своего жареного картофеля.

- Пора тебе отрабатывать свой обед. Попробуй втереться к ним в доверие.

- В таком случае придется тебе притворяться моей пассией.

- Я не могу сделать вид, что абсолютно безобидна.

Тонкая полоска крови окрасила палец Жанвьера, когда он взял серебряную звездочку, которую она оставила на столе. Он даже не поморщился.

- Все знают, что я люблю играть с огнем.

Поднявшись, он положил звездочку в карман и неторопливо направился к барной стойке, его ленивая пружинистая походка приковала взгляды каждой женщины в зале… в том числе и телохранительницы Кэллана.

Но женщина немедленно напряглась, когда Жанвьер хлопнул Кэллана по плечу:

- Кэл, это ты?

Телохранительница не расслабилась, пока высокий блондин не повернулся и не сгреб Жанвьера в объятия.

- Черт, Каджун, ты еще жив?

- Какого дьявола меня все об этом спрашивают? – без особого тепла заметил Жанвьер, прежде чем с ослепительной улыбкой повернуться к телохранительнице. – Ты меня представишь?

Лидер поцелуя Фокса расхохотался и сказал своей вампирше:

- Перида, это Жанвьер. Не верь ни одному его слову.

Эшвини решила, что пора ей вступить в игру.

- Рад знакомству, дорогая, - Жанвьер взял руку женщины и поднес к своим губам.

Эшвини положила ладонь ему на плечо.

- Я бы не советовала.

- Cher, - он сжал на секунду и тут же отпустил руку удивленной Периды. – Ты такая собственница.

Игра слов, понятная лишь им двоим.

Эшвини повернула голову и встретилась глазами с Кэлланом. Один взгляд, и она поняла, что он оценил ее одежду, движения, шрамы на руках и на шее. И ничуть не удивилась, когда он сказал:

- Охотница.

- Вампир, - она прижалась к Жанвьеру, позволив обнять себя за талию. Прикосновение жгло, заставляло жаждать большего. – Так мы идем?

Жанвьер идеально вжился в роль, одарив ее очаровательной улыбкой.

- Кэллан – мой старый друг, cherie, – быстрое объятие, умоляющий взгляд. – Думаю, мы можем еще чуть-чуть задержаться. Выпьем, Кэллан?

Фокс кивнул.

- Поразительно, ты встречаешься с женщиной, которая однажды может погнаться за тобой, словно за бешеным псом.

- Уже, - возразила Эшвини, понимая, что Кэллан легко это выяснит в течение часа. – Причем, трижды.

Кэллан поднял бровь, Перида попыталась скрыть свое изумление.

- А будет ли четвертый раз?

- Зависит от того, как сильно он меня разозлит, – высвободив руку, она протянула ее Периде. – Эшвини.

Та крепко стиснула ладонь в приветственном рукопожатии, хотя продолжала держаться настороженно.

- Мы не связываемся с охотниками.

- А я не сплю с вампирами.

В ответ на это Кэллан усмехнулся, так открыто и от всего сердца. Эшвини почти поверила в то, что он и правда славный парень, каким хотел казаться.

- Давайте пойдём присядим, - заказав вино, предложил он.

Вернувшись за столик, Эшвини предложила Периде жареной картошки, зная, что вампиры могут переваривать небольшое количество твердой пищи.

- Это вкусно.

Вампирша взяла один кусочек.

- Мммм, я почти жалею, что не смертная.

- Почти, - заметил Кэллан, глаза его не отрывались от шрама Эшвини.

Она подумала о том, что это такой довольно прозрачный намек на то, что в случае схватки он очень легко оправится от тех ран, что она успеет ему нанести, а вот она погибнет окончательно и бесповоротно.

Но это предупреждение было дано мимоходом, Кэллана в общем-то интересовал только Жанвьер.

- Все еще дружишь с Антуаном? – пригубив вина, поинтересовался он словно невзначай.

- Oui, я дружу со всеми, - Жанвьер коснулся губами щеки Эшвини. – Не считая эту… как ее там зовут?

- Симона, - подсказала Эшвини, жуя картошку.

Перида проглотила приманку:

- Почему?

- Вы ее видели? – фыркнула Эшвини. - Она думает, что на ней свет клином сошелся.

Подозрение на лице Периды сменилось гримасой неприязни.

- Она сучка, особенно учитывая ее полную беспомощность. А она-то полагает, что у нее есть сила. Бред.

Эшвини подняла брови.

- Я слышала, ей триста лет. Вряд ли она такая уж жалкая.

- Возраст – понятие относительное, - покачала головой Перида. – Единственным поводом для ее самодовольной улыбки может служить лишь тот факт, что она держит Антуана на коротком поводке.

- Антуан любит жестких женщин, - отметил Жанвьер, в его голосе было веселье. – Кэл, помнишь тот случай, когда мы еще были при дворе?

- Та графиня с шестью мертвыми мужьями? – Кэллан покачал головой. – Да, а думаешь, что с годами приходит мудрость.

- Увы, как я слышал, mon ami вляпался в проблемы по самые уши.

Кэллан отставил бокал вина.

- Серьезно?

- Играешь, Кэл? - Жанвьер саркастически поднял бровь – Тебе же прекрасно известно о трудностях Антуана. Учитывая, что ты завел себе поцелуй.

- Ты знаешь слишком много для того, кто тут всего лишь проездом, - холодный тон, настороженный взгляд.

Жанвьер пожал плечами.

- Слежу за новостями - помогает выжить. И в этот визит постараюсь держаться подальше от Антуана - не хочу привлекать лишнего внимания Назараха.

Лидер поцелуя Фокса поднял бокал.

- Где вы остановились?

Эшвини ответила за них обоих:

- Нигде. Он обещал мне, что вечером мы уже уедем.

Жанвьер склонил к ней голову, прошептав достаточно громко, чтобы остальные могли расслышать:

- Сладкая, одна ночь? Ты не пожалеешь.

Эшвини нахмурилась, давая ему возможность поуговаривать ее, прежде чем с явной неохотой кивнуть:

- Одна ночь.

- Ну так что, - поинтересовался Жанвьер, снова поворачиваясь к Кэллану. – Мы можем рассчитывать на гостеприимство старого друга?

- Мы никогда не были друзьями, - ответил на это Кэллан. – Но... могли быть.
~~~

В особняке Кэллана на окраине Атланты Эшвини мягко, но настойчиво отослали в спальню, в то время как лидер поцелуя пригласил Жанвьера «на сигару».

Зная, что она под наблюдением, Эшвини заперлась в ванной, убедилась в отсутствии жучков, а потом проверила, сможет пролезть в вентиляционное отверстие. Будет тесновато, подумала она, но должно получиться.

Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня.

Сбросив верхнюю одежду, она включила душ, чтобы заглушить свои действия и, сняв решетку, протиснулась в вентиляционную шахту. Там едва хватало места, чтобы повернуться. Хорошо, что ее бедра были такими узкими, что даже не заслуживали упоминания.

Поставив ментальный блок, она принялась ползти, продираясь сквозь пыль и маленькие твердые предмети, стараясь не слишком задумываться над тем, что бы это могло быть. Слава Богу, она сделала все необходимые прививки. Первая комната, которую она миновала, оказалась пустой, из второй доносилось бормотание мужчины и женщины, искавших, чем бы перекусить. Третью она было пропустила, потому что там стояла полная тишина, но что-то заставило ее вернуться и бросить еще один взгляд сквозь решетку.

Женщина, сидевшая возле трюмо, была самим совершенством. Волосы по цвету могли поспорить с настоящим золотом, глаза были пронзительно синими, губы – пухлыми, а кожа настолько гладкой и безупречной, что казалась полупрозрачной на фоне белого, доходившего до середины бедра, атласного пеньюара. И она была вампиром всего год.

Как же Моник Бомон будет выглядеть, прожив сотню лет?

Эшвини поджала губы. Учитывая, что большинству вампиров требовалось не одно десятилетие, чтобы достичь такого физического совершенства, Моник могла посрамить самих ангелов. Но сейчас, когда она откинула волосы, на полных алых губах играла вполне человеческая улыбка. И ничто в ней не намекало на то, что она пленница.

Похоже, Назарах оказался прав, говоря, что Кэллан будет обращаться с ней как с гостьей, пока Антуан в игре. И тут, словно по волшебству, распахнулась дверь, и на пороге возник сам похититель во плоти, его грубоватая мужественность так не вписывалась в этот явно женский будуар, выдержанный в небесно-голубых и кремовых тонах.

- Кэлли, - с укоризной промурлыкала Моник. – Я скоро умру с тоски в этих четырех стенах.

Заперев за собой дверь, Кэллан откинулся на нее, скрестив на груди руки, а Моник повернулась на стуле, намеренно обнажив стройное гладкое бедро. Жест был сексуальным, но Эшвини заинтересовал блеск в ее глазах. Хищный, и возбужденный.

Чувствуя себя вуайеристом, Эшвини продолжала наблюдать, как Моник скользила рукой по бедру.

- Ну так что, отец согласился заплатить выкуп?

Глаза Кэллана были прикованы к пальцам Моник, чувственно касающихся кожи.

- Я не требовал выкуп.

Моник надула губы, опасное сочетание обманчивой невинности и темного голода.

- Ты собираешься меня убить, Кэлли?

______________________
Примечания переводчика:
* sorcière - фр. колдунья.
** ménage à trois - фр. любовь втроем.
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:58 #7 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 5
- Ты не слишком-то искусна в обольщении, Моник, поэтому хватит меня соблазнять. – Резкие слова, произнесенные, тем не менее, прерывистым голосом, а лицо искажено гримасой вожделения.

Прекрасная вампирша поднялась со стула и, мягко ступая по пушистому кремовому ковру, направилась к мужчине.

- Лжец! Я очень хороша в этом деле. Сама Жанна учила меня. – Положив руку на широкую грудь Кэллана, она приподнялась на цыпочки. – А ты такой аппетитный.

Кэллан провел рукой по ее спине и сжал в кулаке золотые волосы.

- Только попробуй опустить руку ниже, и я ее оторву.

От угрозы губы Моник чуть распахнулись, соски напряглись и натянули атласную ткань пеньюара.

- Возьми меня, - она чувственно приникла к нему. – Ты не пожалеешь.

- Я вполне способен заняться с тобой сексом, - шепнул Кэллан, прижимаясь губами к ее шее, - а потом сжечь дотла.

- Я буду гораздо полезнее живая, - задрожав, Моник обхватила его лицо ладонями. – Я ненавижу Симону. Дедушка всё своё внимание теперь уделяет ей, а не мне.

- Хочешь сказать, ты предашь Антуана, чтобы добраться до Симоны?

- Я имею в виду, мы могли бы договориться. - Ее совершенные, с идеальным маникюром, ногти чуть впились в его кожу. - Ты поможешь мне избавиться от Симоны, станешь моим супругом и правой рукой деда. Это будет справедливый обмен.

У Кэллана на скулах заиграли желваки.

- Прости, милая, я никогда не буду играть вторую скрипку, и уж тем более ради избалованной девчонки, которая готова предать свою семью.

Вспышка удивления промелькнула в глазах Моник за мгновение до того, как Кэллан впился в ее губы.

Услышав постанывания, Эшвини решила, что видела уже более чем достаточно, чтобы сделать выводы, хотя какие именно, она пока не знала. Дважды ошибившись поворотом в вентиляционной шахте, она наконец оказалась в своей ванной. Выбравшись наружу, она вернула решетку на место, и, забравшись в душ, стала с остервенением тереть себя мочалкой, до тех пор пока кожа уже не начала гореть.

Закончив с водными процедурами и облачившись в джинсы и футболку, она отправилась в спальню и ничуть не удивилась, обнаружив там Периду.

- Мы заволновались, когда ты не ответила на стук в дверь, - сообщила вампирша.

Эшвини протянула руку ладонью вверх.

– Беруши. Ненавижу, когда вода затекает в уши. – Вытирая волосы полотенцем, она вопросительно взглянула на женщину. – А где Жанвьер?

- Прогуливается в парке.

Эшвини бросила полотенце на кресло.

- Думаю, стоит присоединиться к нему.

Всю дорогу до розария, где обнаружился Жанвьер, она ощущала на себе взгляд Периды.

- Ты не поверишь, что я видела, - сказала она, подумав при этом, а были ли Моник с Кэлланом всё еще сплетены в объятиях похоти, тщеславия и ненависти.

- Попробуй меня удивить.

Она вкратце пересказала ему ситуацию и имела редкое удовольствие увидеть, как глаза Жанвьера распахнулись от удивления.

- Думаешь, Кэллан по-прежнему собирается уничтожить Антуана, а затем избавиться от Моник? - поинтересовалась она.

- Если он хочет захватить власть в Атланте, - заявил Жанвьер с ледяным спокойствием почти-бессмертного, - ему придется устранить также Жанну, Фредерика и прочих.

Эшвини подумала о жестокости, которую видела на лице Кэллана, когда тот говорил о Бомонах.

- Он вполне на это способен. Но вне зависимости от его слов, он поддался чарам Моник.

- Есть вероятность, что она не захочет быть спасённой, - отметил Жанвьер, - особенное, если надеется склонить Кэллана на свою сторону.

- Не важно. Ее хочет Назарах.

А даже самый амбициозный юный вампир не осмелится спорить с сиром. Ангелы возвели пытки в искусство и Назарах преуспел в этом лучше многих, явным свитетельством чему для Эшвини стали крики, что до сих пор хранят в себе стены его старинного особняка.

- Ты считаешь, - пробормотала она, - что Моник следовало пристальнее присмотреться к Антуану и Жанне и хорошенько подумать, прежде чем просить о почти-бессмертии?

- В жизни вампира есть свои плюсы, - Жанвьер остановился, чтобы отломить бутон степной розы и поднести его к лицу Эшвини. Запах цветка был роскошен.

- Может и так, - ответила она, вдыхая аромат, - но если мы вернем ее Назараху, она станет для него всего лишь пешкой. Полностью в его власти. Сто лет она не сможет проявить волю, быть самой собой. Она окажется чем-то вроде домашнего животного.

Уронив розу, Жанвьер сунул руки в карманы.

- А ты никогда не спрашивала о моем Контракте. – Его голос вдруг утратил обычную мелодичность, каждый слог стал резким и отрывистым.

– Ты влюбился в вампиршу.

Он замер.

- Копалась в моем прошлом? – Хотя Жанвьер и пытался сдержать гнев, но он был столь же очевиден, как месяц в безоблачном летнем небе.

- Не пришлось, - она пожала плечами. – Такие мужчины как ты, с таким характером, никогда не смогут легко покориться чужой воле. Но ради близкого человека ты готов на все – даже если это тебя наполовину убьет.

- Я так предсказуем?

- Нет, - она встретилась с ним взглядом, и еще один слой ее хрупкого щита разлетелся вдребезги. – Просто мы похожи.

- О. - Густые волосы засияли в лунном свете, когда он принялся вышагивать взад-вперед. – И ты кому-то доверялась настолько, cherie?

Да, и на память остались шрамы. Отметины на спине почти сгладились, а вот те, что испещряли ее душу... Она сомневалась, что когда-либо сможет простить.

- Мы говорим не обо мне. Что случилось с твоей возлюбленной?

- Шамии понадобилось всего несколько лет, чтобы устать от меня. И я остался на растерзание Нехе.

- Ядовитой Королеве?

Осторожный кивок.

- Ее двор… Это был частично кошмар, частично экстаз. Я никогда не испытывал такой боли, как в ее руках, но в то же время она открыла мне мир удовольствий, о которых я даже и не подозревал.

Эшвини вспомнила архангела, с ее шоколадно-коричневой кожей, миндалевидными глазами и экзотической привлекательностью.

- Так вот почему ты за мной волочишься? – Эшвини не была красавицей, но ее кожа была по-восточному смуглой, а глаза - темными. – Потому что она оставила на тебе свою печать?

Жанвьер расхохотался, и это был абсолютно искренний смех, какой она слышала всего лишь пару раз, обычно когда он обводил её вокруг пальца на охоте.

- Неха, - сказал он, - холодна, как те змеи, что она держит в качестве домашних зверушек. А в тебе, моя суровая охотница, пылает огонь. В мире нет двух столь непохожих женщин.

Лед в ее душе потихоньку растаял от этого жизнерадостного смеха.

- Итак, что же ты узнал, прежде чем Кэллан принялся исследовать языком гланды госпожи Бомон?

- Он предлагал мне остаться, присоединиться к поцелую Фокса.

Его тело чуть касалось ее, когда они шли бок о бок. И ей хотелось подойти еще ближе, дотронуться, ощутить его прикосновения. Побыть женщиной.

- Думаю, он догадывается, что ты не командный игрок.

- Я готов сражаться за то, что важно, – из его голоса пропало обычное веселье. – Но все это - всего лишь мелочная политика.

- И ты сказал это Кэллану?

- Конечно. Любой другой ответ вызвал бы у него подозрения. – Он кивнул налево, и, заметив пруд с лилиями, она согласилась прогуляться в том направлении. – И он принимает тот факт, что я не встану ни на чью сторону.

- Боюсь, он забыл о главном игроке.

- Только дурак способен забыть про ангела.

Жанвер присел на корточки возле пруда и, когда Эшвини встала рядом с ним, положил одну руку ей на голень.

Изнывая от прикосновения, которое не требовало от нее ничего большего, кроме обычных человеческих эмоций, она, тем не менее, не отстранилась, не напомнила ему свои принципы в отношении вампиров. Она просто стояла, позволив его теплу согревать её кожу.

Жанвьер был величайшей загадкой. Она видела его разным: и жестоким хищником, с железной хваткой; и милым парнем, купающимся в дамском обожании. И другой на её месте мог бы задаться вопросом - кто же из этих двоих настоящий Жанвьер? Но она знала правду. Оба.

- Ты все еще любишь ее, - вдруг сорвалось у нее с языка.

- Кого?

- Вампиршу. Шамию.

Рука сжала ее ногу в мягком упреке.

- Глупый вопрос, cher. Ты же знаешь, любовь не может выжить там, где нет света.

Да, подумала Эшвини, он прав.

- Какой она была?

- Откуда такое любопытство?

- Я просто хочу понять, какая женщина сумела покорить такого мужчину, как ты?

- Но ведь тогда я еще не был таким, как сейчас, – он прижался щекой к ее бедру, – я был юнцом. И многому научился с тех пор.

Приняв такой ответ, она перевела взгляд на пруд, где в неясном лунном свете мерцали лилии. Впервые за многие годы в ее голове было так тихо, так пусто. Покой был просто замечательным.

Когда она погрузила пальцы в волосы Жанвьера, он лишь вздохнул, но так и не нарушил тишину.
~~~

Три часа спустя, когда этот покой стал всего лишь воспоминанием, они притаились в нише в коридоре, ведущем к спальне Моник.

- Ты уверен, что Кэллан все еще в кабинете?

Жанвьер кивнул.

- Я видел, как он совсем недавно прошел туда.

- Хорошо, но даже если удастся вытащить Моник из ее комнаты, - проговорила она, выглядывая из-за угла, - как же мы сможем преспокойно миновать охрану на выходе?

Жанвьер ковырялся в замке отмычками, которые он выудил словно из воздуха.

- Было бы куда проще, если бы мы смогли использовать имя Назараха.

- Ох уж эти его игры! - Эшвини следила, не взбредет ли кому в голову именно в эти минуты прогуляться по коридору. –Он стравливает двух вампиров друг с другом, нас – с Кэлланом. Мы нужны всего лишь, чтобы обнаружить слабые места в обороне Фокса.

- Назарах быстро стареет.

- Да он в самом расцвете сил.

- Нет. Здесь уже пусто, - Жанвьер прижал руку к сердцу. – Я встречал Фаваши, архангела, правящего Персией. Ей больше тысячи лет, но у нее все еще есть сердце, есть человечность, которая начисто отсутствует в Назарахе.

Эшвини медленно кивнула.

- Как у вампиров.

- Если я когда-нибудь стану таким, Эшблейд, сделай милость, прикончи меня.

- Тссс, - в коридоре возникла изящная фигурка Периды, решившей встать на пост у комнаты Моник. Эшвини быстро оттащила Жанвьера от двери.

- Мы возьмем ее в заложники и с ее помощью вытащим Моник.

- Кэллан застрелит Периду, чтобы удержать Моник в своих руках, – возразил он. – А Перида позволит ему это сделать, она знает, что выстрел вряд ли ее убьет.

- И это еще меня называют сумасшедшей. - Присев в нише, она затаила дыхание. – А как насчет пожарной сигнализации? Мы можем вызвать панику.

- Вампирам наплевать на дым, - прошептал Жанвьер, глаза его потемнели, приняв цвет ночных болот. – Опасно разве что пламя. Если хочешь паники, придется устроить пожар.

- Я не хочу, чтобы пострадали невинные.

- Вампиры старше пятидесяти уже далеко не невинные, cherie, - но голос его был мягким, – мы можем поджечь портьеры в коридоре, это достаточно далеко, чтобы огонь не добрался до жилых комнат.

Эшвини порылась в карманах и нашла коробку спичек, которую постоянно таскала с собой, за что Сара называла ее маленьким герл-скаутом.

- Отвлеки Периду.

Греховная улыбка обнажила зубы.

- Помни, что ты сама об этом попросила.

Прищурившись, она ждала, когда он сделает круг, чтобы возникнуть в другом конце коридора. Перида сразу его перехватила, и пока он заигрывал с ней, очаровывая своей обычной ленцой Каджуна, Эшвини поползла к портьерам, молясь, чтобы в коридоре не было камер наблюдения. Она не ощущала на себе их взора, но чувствовала бы себя куда лучше, если бы смогла в этом убедиться наверняка.

К несчастью, времени на это не было - судя по тому, что им с Жанвьером удалось разнюхать, Кэллан собирался выступить против Антуана уже завтра утром. В мгновение ока Атланта превратится в место бойни клана Бомонов и поцелуя Фокса. А зная Назараха, ангел позволит городу сгореть дотла, не задумываясь о невинных, которые погибнут в этом аду.

Эшвини не дышала, пока край портьеры не полыхнул желтым, и тут же ползком вернулась в свое убежище, как раз когда Перида рассмеялась и толкнула Жанвьера в грудь. Жанвьер театральным жестом прижал руку к сердцу, но все же отступил, прокричав на прощание пожелания спокойной ночи, уже скрывшись за углом коридора.

Перида все еще улыбалась, когда заняла свой пост возле двери Моник. Это продолжалось недолго.

- Пожар! - закричала она, отпирая дверь, и врываясь внутрь, чтобы вытащить заложницу.

Прекрасную вампиршу из рода Бомонов, облаченную в белую тонкую сорочку, едва прикрывавшую бедра, явно бесцеремонно вырвали из объятий морфея. Тем не менее, ей удалось быстро оценить ситуацию.

- Иди, помоги тушить огонь, - приказала он Периде. - Я подожду снаружи.

Вместо того, чтобы послушаться, Перида вцепилась ей в руку и потянула вниз по коридору.

- Я так не думаю, госпожа Бомон. Вы останетесь со мной.

- Ты что, правда полагаешь, что я сбегу в ночной рубашке и босиком? – последовал беспощадно вежливый ответ.

- Вы, как и я, бессмертная, - настаивала Перида с бесстрастным взглядом телохранителя. - Плохая погода и пара царапин окажутся всего лишь минутным неудобством.

- А может, я хочу остаться по другой причине, - ее тон стал весьма двусмысленным. – Он ведь такой аппетитный.

Спина Периды вдруг напряглась… сделав ее уязвимой на долю секунды. Это было все, что требовалось Эшвини. Бесшумно скользнув за спиной телохранительницы, она нанесла сокрушительный удар ей в затылок, достаточно сильный, чтобы убить человека. Вампиршу, впрочем, он только вырубил на время. Вторая вампирша уставилась на охотницу.

- Ты еще кто такая?

- Меня прислали за тобой.

- Я не собираюсь уходить.
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 17:59 #8 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 6

Эшвини в ответ одарила ее улыбкой, которой научилась в том пронзительно белоснежному аду, куда отправил ее брат, все время твердивший, что ему это решение причиняет такую же боль, как и ей.

- Ты подписала Контракт на крови. Теперь ты уклоняешься от выполнения условий.

Лицо Моник побелело.

- Он не может заставить меня расплачиваться за это, – ее голос вдруг стал пронзительно тонким. – Меня принудили.

- Что-то не похоже. А теперь заткнись и пошли за мной.

Тот факт, что Моник в одну секунду превратилась в кроткого ягненка, многое рассказал Эшвини о Назарахе.

- Сюда, - схватив вампиршу за руку, она затолкала ее в нишу за секунду до того, как по коридору затопали несколько слуг Кэллана. Подняв руку, она показала на дым. – Огонь там.

Один было остановился и уставился на нее подозрительным взглядом, но вдруг раздался крик, когда кто-то обнаружил бессознательное тело Периды, и он бросился туда. Эшвини вытащила Моник из укрытия и помчалась по коридору с головокружительной скоростью.

- Эш!

Заметив дверь, которую распахнул перед ними Жанвьер, она бросилась внутрь комнаты, замок щелкнул за ее спиной. Ветер охладил ее разгоряченное лицо, и, заметив распахнутые двери балкона, она была готова просто расцеловать Жанвьера. А когда он вдруг возник перед ней, держа в руках арбалет, с которым она мысленно уже попрощалась, и сумку с остальными вещами, Эшвини не смогла сдержаться. Сжав драгоценное оружие, она вдруг прильнула к губам Жанвьера в удивившей их обоих жесткой ласке.

- Не удивлюсь, если ты умудрился раздобыть для нас автомобиль.

Каджун моргнул и, улыбнувшись, покачал головой.

- Для этого нам сперва надо выбраться наружу.

Быстро перекинувшись репликами, они выбежали на балкон.

- Ты можешь спрыгнуть? – спросила она Жанвьера.

Вместо ответа тот забрался на перила.

- Моник? – он протянул ей руку.

Эшвини вдруг захотелось оторвать эту лилейную ладонь, скользнувшую в его, кожа на запястья Моник была такой же безупречной, как и утонченные черты лица. Вместо этого она следила за дверью, когда оба вампира, пролетев значительное расстояние до земли, мягко, по-кошачьи, приземлились на ноги.

Жанвьер поднял голову, когда кто-то заколотил в дверь комнаты. Эшвини бросилась наружу, захлопнув за собой балконную дверь, чтобы задержать их хоть на пару секунд, и вскочила на перила. Жанвьер вытянул руки, готовый ее поймать, но до такой степени Эшвини не доверяла никому.

Вытянув тонкий шнур из браслета, который носила на левом запястье, она обмотала один конец вокруг перил, а другой зажала в руках и бросилась вниз с такой скоростью, что веревка оставила ожоги на ладонях.

Жанвьер махнул влево.

- Дорога там.

- Там нас будут ждать люди Кэллана, - Эшвини нахмурилась и повернула направо. – В той стороне есть гараж?

Глаза Жанвьера сверкнули.

- Кажется, час назад я видел там Хаммер.

Они обменялись взглядами и улыбнулись.

- Что? – Моник прыгала с ноги на ногу, словно замерзла, хотя на улице было достаточно тепло.

- Не отставай, - Эшвини бросилась к гаражу, зная, что вампирша сделает, как велено – страх в ее глазах при простом намеке на возможный гнев ангела был более чем реальным.

Гараж оказался заперт, но охранников возле него не было, скорее всего из-за пожара.

- Наверху, - Эшвини показала на окно под самой крышей.

Жанвьер не медлил. Отойдя на несколько шагов, он разбежался и вскочил на подоконник одним мощным прыжком. Услышав изумленный вздох Моник, Эшвини обернулась.

- Ты что, никогда не видела такого раньше?

Она полагала, что все зрелые вампиры могли двигаться с грацией дикого зверя.

Блондинка затрясла головой, ее глаза распахнулись.

- Я уверена, что даже дедушка не сможет так, хотя ему уже шестая сотня лет.

Посыпалось стекло, когда Жанвьер разбил окно и исчез внутри. Как раз вовремя.

Эшвини почувствовала, как земля дрожит под ногами преследователей. Достав пистолет, она обернулась к Моник:

- Ты умеешь защищаться? Знаешь, как стрелять?

- Мое оружие – это лицо и тело, охотница Гильдии, – в голосе засквозила высокомерная насмешка. – А секс – это то, чем я владею в совершенстве.

- С чем тебя и поздравляю! – она ударила кулаком по воротам. – Жанвьер, скорее!

- И с каких это пор вампир работает на Гильдию Охотников? – поинтересовалась Моник, подходя ближе, как вдруг первый преследователь выскочил из-за угла, держа в руке внушительных размеров пистолет.

Не обращая внимания на оружие, Эшвини выстрелила ему в ногу. Он сложился пополам от боли, но за ним появился второй, третий.

- Жанвьер!

Дверь отодвинулась в сторону ровно настолько, чтобы девушки смогли проскользнуть внутрь. Обернувшись на звук, Эшвини обнаружила ярко-желтый автомобиль, тихо мурлыкающий в ожидании, и Жанвьера, распахивающего дверцы Хаммера.

- Черт!

Развернувшись на каблуках, она выстрелила еще в двоих людей Кэллана.

- Allons!*

Израсходовав последний патрон, она вскарабкалась на пассажирское сидение, заметив, что Моник уже скорчилась на заднем.

Жанвьер усмехнулся.

- Пристегнитесь.

- Есть, - она щелкнула пряжкой ремня безопасности. - Поехали!

Протаранив ворота, с диким грохотом они вырвались из гаража. Раздались крики, когда женщины и мужчины бросились прочь из-под колес, но Хаммер ничто не могло остановить. Раздался град выстрелов и, когда пули стали рикошетить от бронированных боков, Эшвини усмехнулась.

- Похоже, Кэллан параноик.

- К счастью для нас, - Жанвьер переключил передачу, и они помчались по ухоженным газонам поместья, снося попадающиеся по дороге живые изгороди.

Эшвини воспользовалась возможностью перезарядить пистолет, а заодно проверить, жива ли Моник. Блондинка уставилась на нее вытаращенными глазами.

- Вы оба просто чокнутые.

Усмехнувшись, Эшвини обернулась к лобовому стеклу… как раз вовремя, чтобы увидеть еще один Хаммер, мчащийся им наперерез.

- Жанвьер, смотри! – она опустила окно. – За рулем сам Кэллан.

- Отвлеки его, cher.

- Уже. - Поставив ментальный щит, чтобы ничто ее не отвлекало, она прицелилась в движущуюся мишень. Первая пуля пробила обод колеса, вторая попала в яблочко. - Похоже, он потратился на какую-то броню для шин, - процедила она, когда пуля не причинила особого ущерба. Отбросив пистолет, она схватила арбалет и натянула тетиву.

Хаммер тряхнуло на цветочной клумбе, и они выехали на грунтовую трассу, но Эшвини сосредоточила все внимание на втором автомобиле, игнорируя пули вокруг. Лицо Кэллана было совсем близко, когда он вдруг резко вывернул влево, пытаясь их подрезать.

- Прости, Кэлли, - прошептала Эшвини почти про себя. – Не сегодня. – Болт врезался в заднее колесо второго Хаммера, автомобиль просел. Пробитая шина всего лишь чуточку снизила его скорость, но именно это им и требовалось.

- Пригнись! - заорал Жанвьер, помчавшись прямо на автомобили, забаррикадировавшие им дорогу возле стальных ворот поместья.

Стекло посыпалось Эшвини на голову, Хаммер зловеще зарычал, но вдруг они оказались на трассе, удирая от Кэллана и его команды с сумасшедшей скоростью.

Она подняла голову, чтобы стряхнуть стекло… и увидела, что из плеча Жанвьера торчит металлический зубец от ворот. Он продолжал рулить, скрипя зубами, лицо было исцарапано и покрыто кровью. Не обращая внимания на жалобные стоны Моник с заднего сидения, Эшвини расстегнула ремень безопасности, уперлась спиной в боковую дверь для опоры и взялась за металлический обломок.

- Готов, cher?

Перепачканные в крови губы скривились в ухмылку.

- Давай.

Зная, что вампиры точно так же испытывают боль, как и смертные, она дождалась, когда они окажутся на относительно ровном участке дороги, и потянула. Жанвьер разразился тирадой французской отборной брани, но сумел удержать машину на дороге. Глядя на обломок, который она вытащила из его плеча, Эшвини почувствовала, как к горлу подступает тошнота.

- Чертова штука больше, чем арбалетный болт.

- Приятно слышать, что когда ты меня подстрелишь, будет не так больно.

Она швырнула обломок на дно машины.

- Я лучше позвоню Назараху.

В эту секунду она не могла даже думать о том, чтобы когда-либо выстрелить в Жанвьера, только не после того, как он прикрыл её голову своей рукой, когда они прорывались из поместья.

Моник захныкала на заднем сиденье.

- Не отдавайте меня ему. Пожалуйста.

- Ты знаешь правила. – Тон Жанвьера был жестче, чем Эшвини когда-либо слышала. – Тебе они были известны даже лучше, чем остальным Кандидатам, когда ты решилась на Обращение. Так что не пытайся изменить что-то сейчас.

- Я не знала, что это настолько ужасно, - глаза вампирши встретились со взглядом Эшвини в зеркале заднего вида. – Ты его видела? Разговаривала с ним?

Та кивнула, и Моник продолжила.

- А теперь представь, что ты в комнате наедине с ним, представь, что он ходит вокруг тебя, а ты стоишь и стараешься не думать обо всем, что он может с тобой сделать… зная, что все это время ты будешь в сознании.

- Мне не надо это представлять, - горло Эшвини сжалось при воспоминаниях. – Я была в спасательном отряде Гильдии. Я видела вампиров, выживших после того, после чего никто не должен был выжить.

- Все заживает, - прошептала Моник, - Я видела, как однажды Жанна потеряла обе ноги. Она исцелилась. Тогда мне казалось, что все не так плохо. Но память… ее исцелить невозможно.

Взгляд Эшвини обратился к Жанвьеру, но тот сосредоточился на дороге, царапины на его лице затягивались прямо у неё на глазах.

Ему нужна кровь как можно скорее, поняла она. Много крови. Уже сейчас он выглядит истощенным, кости вырисовываются под кожей.

- Ты дотянешь до дома Назараха?

- А ты предложишь мне свою сладкую кровь, если я скажу «нет»?

- Это ответ?

Легкая улыбка на побелевших губах.

- Окажи любезность, cher. Вытри кровь с моего лица.

Оторвав нижний край своей футболки, она сперва вытерла его лоб, потом все остальное лицо.

- Тебе когда-нибудь приходилось отращивать конечности?

Холодная тень в зеленых глазах.

- Задай этот вопрос, когда мы будем наедине. – Он бросил быстрый взгляд в зеркало заднего вида. – Я бы подумал, что ты одна из фавориток Назараха, Моник. Он любит красоту.

Моник вздрогнула и покрепче обхватила себя руками, хотя воздух был теплым.

- Он куда больше любит боль. Я молю Бога, чтобы он никогда не взял меня к себе в постель.

- А разве он еще не?.. – Жанвьер даже не пытался скрыть удивления.

Вампирша на заднем сиденье горько рассмеялась.

- Он говорил, что нужно время, чтобы я созрела, чтобы поняла, как надо принимать то «удовольствие», что он предлагает.

- Проклятье, - пробормотала Эшвини. – Теперь она заставляет меня испытывать к ней жалость.

- Не стоит, - ответил Жанвьер. – Она сама сделала свой выбор. А сейчас она пытается манипулировать тобой.

- Ну конечно, - Эшвини иронично улыбнулась в ответ на его взгляд. - Моник надеется, что я брошу вызов Назараху, чтобы ее защитить. И пока ангел будет меня убивать, он на время забудет о ней.

Холодное молчание позади. Потом:

- А ты умнее, чем выглядишь, охотница Гильдии.

- Ой, спасибо, - фыркнув, Эшвини покрутила плечами, чтобы размять мышцы спины. – В Академии Гильдии нас хорошо учат. Знаешь первое правило охоты?

- Просвети меня, - ледяной тон.

- Никогда, никогда не жалей вампиров. Они воспользуются твоей жалостью, чтобы разорвать тебе горло, и будут при этом все время улыбаться.

- Год назад я, как и ты, была смертной, - сказала Моник.

- Ключевое слово – была. – Эшвини достала мобильник. - А теперь ты Обращена, и Назарах – твой хозяин.

Ангел был рад услышать, что его зверушка нашлась.

- Привози ее сюда, охотница Гильдии. Нам надо кое-что обсудить... и я уверен, она будет счастлива воссоединиться с семьей.
~~~

Эшвини узнала Антуана Бомона и Симону Дешанель благодаря фотографиям. Но ни на одном снимке на их лицах не было столь животного, дикого ужаса. Антуан держал себя в руках, но не мог оторвать глаз от ангела, непринужденно стоящего у окна напротив роскошного синего дивана, на котором сидели оба вампира. Симоне, столь сексуальной и очаровательной в ее ярко-красном платье, спрятать свои эмоции не удавалось. Она постоянно барабанила пальцами по колену, отслеживая любое, даже самое неуловимое движение ангела.

Когда Эшвини и Жанвьер прибыли вместе с Моник – по дороге сделав лишь одну краткую остановку, чтобы купить ей джинсы и футболку, - взгляд Антуана метнулся к столько раз потерянной внучке, но Симона продолжала следить за опаснейшим хищником в комнате.

- Моник, - произнес Назарах мягким голосом, который обернулся вокруг шеи Эшвини, словно петля. – Иди сюда, сладкая.

Златокудрая вампирша подошла к своему хозяину на негнущихся ногах.

- Сир, я вовсе не хотела нарушать условия Контракта. Пожалуйста, поверьте мне.

- Хм. – Он поднял взгляд. – Что скажешь на это, охотница?

Эшвини с трудом протолкнула слова сквозь сжавшееся горло.

- Я выполнила свою задачу. Моя работа заключалась в том, чтобы я ее вернула.

- Как дипломатично, - положив руку на голову Моник, вынудив ее опуститься на колени, Назарах улыбнулся. – Впрочем, не важно. Я получу нужные мне ответы. А вы, естественно, останетесь на банкет.

- Мне надо вернуться к своим обязанностям в Гильдии.

Янтарный взгляд ее словно заморозил.

- Это вовсе не приглашение, охотница.

___________________
Примечания переводчика:
*Allons! - фр. - Ну же!, Время!
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 18:00 #9 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 7

- У него нет права держать меня здесь, - бормотала Эшвини, расчесывая мокрые волосы, пока Жанвьер изучал свое лицо в зеркале.

Умывшись и приняв душ, он выглядел еще более изможденным, чем в машине, скулы заострились.

- Сколько тебе надо крови?

- Не так, чтобы очень много, но в этот раз лучше пить непосредственно из вены. Так живительнее и питательнее.

Ее пальцы стиснулись на расческе.

- Одрина?

- Если она предложит, - он легонько пожал плечами. – А от тебя я когда-нибудь дождусь такого предложения, cher?

- Если ты будешь умирать на моих глазах, да.

Тонкие губы изогнулись в напряженной улыбке.

- Ты меня вновь удивляешь. Но нет, я не хочу твоей крови до тех пор, пока мы оба не окажемся обнаженными, вспотевшими, и ты не станешь выкрикивать мое имя.

Перед глазами тут же возникла ясная картина двух переплетенных тел, низ живота сжался в предвкушении.

- Ты настолько в себе уверен, да?

- Просто я знаю, чего хочу. - Эти болотно-зеленые глаза изучили ее тело с ног до головы, пару раз по дороге задержавшись на несколько мучительно долгих секунд. – И я уже говорил, что укус может доставить наслаждение.

Она спросила себя, можно ли жаждать его прикосновений еще сильнее?

- Мимолетное наслаждение.

Мимолетное безумие.

- Только не во время оргазма, - шепнул он. - Тогда экстаз все растет и растет, становится все сильнее и сильнее, пока тебя всю не захлестывает волна неземного удовольствия.

Почувствовав, как тело начинает бунтовать, она махнула ему расческой.

- Иди, кормись. Ты мне нужен здоровым, если мы оба собираемся выжить на этом банкете.

- Доверяешь мне прикрывать свою спину?

- Нет, просто хочу использовать тебя вместо щита, а сейчас ты в таком состоянии, что едва сможешь прикрыть меня наполовину. – И даже несмотря на это, он просто потрясающе красив. Словно обнажилось его истинное «Я».

- Ты права, - поднявшись, он направился к двери. – Когда я вернусь, мы поговорим. Банкеты Назараха имеют нехорошую тенденцию зачастую становиться кровавыми.
~~~

Слова Жанвьера все крутились в голове Эшвини, когда она прошла в банкетный зал, где длинный стол был заставлен блюдами и бутылками с темно-красной поблескивающей жидкостью. Еда и кровь.

И плоть.

Моник стояла на коленях возле кресла Назараха, пока ангел разговаривал с Антуаном. Бывшая заложница с волосами цвета кованого золота была одета по последней моде, ярко-малиновая ткань прикрывала ее тело и в то же время выставляла его напоказ.

Моник оказалась не одинока в своих предпочтениях в одежде. Слева от Антуана сидела Симона, чье платье тоже щедро демонстрировало ее прелести. По большому счету, все вампирши за столом были одеты в первоклассные вызывающие наряды, если не считать сидящую возле Кэллана Периду в обычной футболке. Взгляд телохранительницы просто вскипел от ярости, когда та заметила Эшвини.

Но Эшвини куда больше обеспокоило то, что Назарах пригласил сюда обе враждующие группировки – либо он решил положить конец их противостоянию… либо разыграть последнюю кровавую партию.

В этот момент ангел поднял голову, и взгляд янтарных глаз наполнил голову Эшвини отзвуком таких криков, что она спросила себя, как он может спать по ночам.

- Охотница, - он указал ей на стул в середине стола.

Жанвьер уже сидел напротив, он пришел немного раньше.

Боль в груди чуть ослабла, когда она увидела, что вампир в порядке. Усаживаясь на стул, она догадалась, зачем Назарах выделил ей и Жанвьеру места в самом центре - чтобы они могли услышать и рассказать всем о его вердикте, его бесчеловечности. Она была вынуждена признать, что это самый эффективный способ достижения цели. Не надо убивать сотни – убей нескольких с нужной жестокостью, и больше никто не посмеет восстать против тебя.

Мужчина возле Эшвини, дождавшись, когда Назарах отвернется, склонился к ее уху:

- Вернув мою сестру, ты совершила худший поступок в своей жизни.

Взглянув в его пронзительно-синие глаза, на эту идеальную кожу, она произнесла:

- Это угроза?

- Конечно нет, - глаза Фредерика Бомона были ледяными. – Я никогда не осмелюсь угрожать охотнице Гильдии, которая в фаворе у Назараха.

- Умный мальчик.

Который разорвет ей горло в ту же секунду, как решит, что это сойдет ему с рук. Хотя это не значит, что она не может его использовать.

- Я слышала, ты занимаешься оружием?

К его чести, Фредерик смог с легкостью сменить тему.

- Да.

- Знаешь, где можно достать ручной гранатомет?

Небольшая пауза.

- Могу я спросить, зачем он тебе понадобился?

- Просто подумала, вдруг однажды пригодятся.

Ее сны были странными, обрывочными. И наутро все, что она помнила, - это что ей необходим гранатомет. А учитывая ее дар, со снами следовало считаться.

- Предпочитаю быть готовой ко всему.

- Возможно, я найду поставщика для тебя, - Фредерик продолжал на нее глядеть. – А ты не похожа на других, охотница, ведь так?

- Это другие не похожи на меня, - ответила она, когда Жанвьер перехватил ее взгляд.

В зеленой глубине, где она привыкла видеть смешинки, блеснуло предостережение, заставившее ее напрячься. Неважно, что именно задумал Назарах, Эшвини хотела оказаться отсюда как можно дальше. Она вообще-то могла рассчитывать на поддержку Гильдии, но зачем подвергать Кенджи и Бадена лишней опасности, если Назарах просто хотел, чтобы она и Жанвьер были свидетелями?

Внезапно установилась полная тишина.

Эшвини поняла, что вот оно, началось, еще до того, как повернула голову и увидела, как Назарах держит в руке бокал.

- За умные беседы и новые начинания.

Ей понадобилось несколько секунд, чтобы понять, почему эти слова наполнили зал ужасом. Антуан и Кэллан сидели друг против друга – старый воин и новый. И только один уйдет отсюда живым.

- Выживает сильнейший, - пробормотала она про себя.

Но Фредерик ответил на это:

- Не всегда, – склонившись, он задел ее плечо. – Иногда выживает тот, кто хитрее.

Она повернулась к нему.

- Твоя сестра подписала себе приговор, если она этого еще не поняла.

Губы скривились в улыбке.

- Моник хорошо умеет заставлять мужчин делать то, что хочет она.

- Может быть, но Назарах – не мужчина. А однажды она может об этом забыть.

Он прищурился.

- Она не умрет. Не сегодня. Назарах ее хорошенько унизит, и этого будет вполне достаточно.

Эшвини расслышала в его голосе затаённую ярость, и это было неудивительно, но дар подсказывал ей, что там скрывалось нечто еще. Проследив за его чувственным взглядом, ласкающим обнаженные плечи Моник, она покачала головой.

- Пожалуйста, скажи мне, что я ошибаюсь.

- Все остальные умрут, - шепнул он, и его утонченный голос прошелся словно наждачной бумагой по ее коже. – Лучше выбирать спутников из числа тех, кто проживет вечность.

Подняв стакан с водой, она сглотнула свое отвращение.

- Это весьма необычные идеи.

- Куда лучше, чем у Жанвьера. - Фредерик посмотрел через стол, и двое мужчин уставились друг на друга. – Он преследует тебя, но через несколько десятилетий, если не раньше, ты обратишься в пыль. Такие отношения бессмысленны.

Изучая профиль Жанвьера – вновь невредимый – она покачала головой.

- В этом танце есть удовольствие. Удовольствие, которого тебе не понять.

Она догадывалась, что между Моник и Фредериком эти нездоровые отношения возникли задолго до Обращения.

Фредерик продолжал буравить Жанвьера взглядом.

- Каково бы ни было удовольствие, боль будет гораздо силнее, потому что будет мучить его бесконечно.

- А если Назарах решит, что Моник ему не нужна? - шепнула она.

Он резко повернул к ней голову, и в формально вежливых глазах она разглядела безумие, которое заставило ее испытать страх перед тем, в кого он превратится с возрастом.

- Я уничтожу любого, кто попытается забрать ее у меня.

Эшвини ничего на это не ответила, но про себя подумала, что вряд ли Фредерик Бомон проживет долгую жизнь. Даже она со своими жалкими человеческими несколькими десятилетиями вполне может пережить его почти-бессмертие. Потому что никто не мог сравниться по силе с Назарахом, не считая одного из десяти архангелов, и если Фредерик этого не понимал…

Ледяные пальцы страха поползли вдоль ее позвоночника, когда Назарах поднялся и распахнул крылья - мерцающий янтарь и ужасающая красота, затмившие все в этом зале. Этот страх, он оказался полезен, Эшвини натянула его как щит против мощи ангела. Впервые она разглядела его истинное «Я», по-настоящему осознала, насколько он бесчеловечен, насколько далек от земной жизни.

Все они – и вампиры, и люди – представлялись ему всего лишь интересными, забавными или надоедливыми, в зависимости от настроения, игрушками.

- Обычно я не вмешиваюсь, - начал ангел, голос его был ровным… но в нем звенела сталь обнаженного клинка, - когда вампиры решают свои проблемы друг с другом. Но когда разногласия достигают подобного уровня, как сейчас, вы должны выносить их на мой суд.

Его взгляд нашел Антуана, затем Симону. И на нескольких долгих секунд они буквально оцепенели от ужаса.

- Конечно, - так же тихо продолжил он, - некоторые из вас, похоже, думают, что справятся лучше ангела, живущего семьсот лет. Правда, Симона?

Пальцы Симоны тряслись так сильно, что красная жидкость расплескалась на скатерть, когда она поставила бокал на стол.

- Сир, я никогда…

- Ложь, - оборвал ее Назарах, - это то, что я презираю сильнее всего.

- Сир, - подал голос Антуан, в защитном жесте положив ладонь поверх руки своей спутницы. – Я готов нести ответственность за все. Я – самый старший.

Янтарные глаза Назараха запылали, когда он обратил взор к Антуану.

- Как всегда благороден, Антуан. А она продала бы тебя, будь у нее такая возможность.

Антуан позволил себе чуть улыбнуться.

- У всех у нас есть маленькие слабости.

Назарах расхохотался, и в его смехе были даже проблески веселья, только это было веселье бессмертного, нож, который наносил кровоточащие раны.

- Я рад, что Кэллан не сумел тебя убить. – Он обернулся к очередной жертве. – Молодой лев… не очень хорошо охранял то, что следовало беречь. – Ангел погладил волосы Моник в молчаливой беспощадной насмешке.

Взгляд Кэллана пронзил Жанвьера.

- Я слишком доверился. И не повторю эту ошибку вновь.

- Эта ошибка, - поправил его Жанвьер, беззаботно пожав плечами, - спасла твою шкуру.

Лицо Назараха не изменилось, но от голоса словно повеяло морозом.

- Каджун прав. Ты взял то, что принадлежало мне. Почему мне не следует содрать с тебя кожу живьем?

Кэллан поднялся, затем рухнул на одно колено.

- Примите мои глубочайшие извинения, сир. Я… переусердствовал в своих попытках доказать, что могу служить вам лучше тех, кто принимает свое положение как должное.

На секунду повисла тишина, и Эшвини поняла, что сейчас будет оглашен вердикт.

Пока крылья Назараха с тихим шелестом сворачивались за спиной, в зале никто не осмеливался дышать.

- Симона, - произнес он обманчиво мягким голосом. – Иди сюда.

Стройная женщина встала, дрожа так сильно, что едва удерживалась на ногах. Антуан поднялся вслед за ней.

- Сир, - начал было он.

Назарах резко мотнул головой.

- Только Симона.

Антуан открыл было рот снова, но ангел отрезал:

- Я не проявлю милость даже для тебя, Антуан.

С явной неохотой тот опустился на свой стул.

«Так вот какова, - подумала Эшвини, - цена бессмертия. Отказ от части души». Она смотрела, как Симона добралась до ангела, но прежде чем вампирша опустилась на колени, тот сжал ее плечо и наклонил свою голову к ее уху.

Никто не узнает, что он сказал ей. Но когда она повернулась к сидящим за столом, лицо ее было мертвенно бледным, щеки – запавшими. Правая рука ангела оставалась на ее плече, когда он встретился глазами с Антуаном.

- Кажется, Симона будет моим гостем в течение следующего десятилетия. Она согласилась, что ей необходима пара уроков, как надо вести себя с ангелами.

Лицо Антуана стало жестким, но он промолчал.

- Ты останешься мне верен, Антуан, - тихий приказ, жесткое предупреждение, когда пальцы скользнули по белой щеке Симоны. – Верен до гроба.

- Сир, - Антуан склонил голову, не глядя на женщину, которую называл своей.

Но Назарах не закончил.

- За твой проступок я не лишаю тебя жизни, но отпрысков твоих детей это не касается. Больше не будет вампиров из рода Бомонов в течение двухсот пятидесяти лет.

Фредерик выдохнул, и Эшвини знала, почему. Ему только что сообщили, что у него не может быть детей, если, конечно, он не хочет наблюдать, как они умирают. А так как вампиры были фертильны только незначительное время после Обращения, это означало, что ребенка у него не будет вообще никогда.

Кэллан оставался неподвижным все это время, но поднял голову, когда ангел произнес его имя.

- Если ты хочешь, чтобы твой поцелуй оставался в Атланте, то должен подписать новый Контракт. Еще один век службы.

Это казалось легким наказанием, в конце концов Кэллан стремился именно выслужиться перед Назарахом. Но видя, как ангел поглаживает голову Моник, Эшвини поняла, что он догадался об искре, пробежавшей меж красавицей-вампиршей и лидером поцелуя. И Назарах будет использовать это знание, чтобы мучить Кэллана всякий раз, как ему вздумается.

В эту ночь крови не будет. По крайней мере, явной. Но Эшвини, наблюдая, как Симона опускается на колени по другую руку Назараха, никак не могла избавиться от мысли о том, что из некоторых ран льется кровь - незримая, которую невозможно смыть ни с человеческих рук, ни с мраморных полов. Молчаливый крик Симоны уже вплетался в изящные арки ангельского поместья.
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 18:00 #10 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
Глава 8

Эшвини никогда в жизни ничему так не радовалась, как тому, что ей наконец удалось вырваться из дома Назараха. Оказавшись на свежем воздухе, она никак не могла вдохнуть полной грудью, пока такси не оказалось как минимум в десяти минутах езды от поместья.

- Ты прочувствовала весь дом Назараха, - заметил Жанвьер, сидящий рядом с ней.

- Не только дом. - А если бы ей пришлось дотронуться до ангела… Душа сжалась в комок от ужаса. – Еще был Антуан. Даже Симона. Она совершила не один мерзкий поступок.

- И все-таки ее тебе жаль, - вздохнул Жанвьер. – И почему ты не жалеешь только меня?

- Потому что ты заноза в заднице.

Мужчина все еще смеялся, когда таксист остановился возле вокзала. Расплатившись, она выбралась из автомобиля и достала из багажника свои вещи. Жанвьер тоже вытащил свою сумку. Ранним утром Кэллан вернул им их вещи, в глазах вампира горело обещание возмездия.

- Итак, - произнес Жанвьер, когда она искала в карманах мелочь, чтобы купить билет. – Мы вернулись к тому, с чего начали, снова противники?

- Я твоя должница. Я не забуду.

- Уж я-то постараюсь. – Он наклонился и, когда она обернулась с билетом в руке, коснулся ее щеки. – Эшвини, что бы ты ответила, если бы я попросил верить мне?

- Слова - пустой звук. Значение имеют лишь поступки. – И вспомнив, что он пролил за нее кровь, она подняла руку, и ее ладонь легла на его, словно так и должно было быть. – Спасибо.

Выражение его лицо вдруг изменилось, став в тишине раннего утра неожиданно трогательным.

- Останься со мной. Я покажу тебе, что можно смеяться от восторга, кричать от страсти, плакать от радости.

«Он понимает меня, - вдруг подумала Эшвини. – Понимает так хорошо, что предлагает самый безумный из аттракционов».

- Ты уже начал это делать, - прошептала она. – Но у тебя своя дорога.

- Кто причинил тебе такую боль, cher? – голос ласковый, но в глубине его глаз она увидела ледяную решимостью.

Ничуть не удивившись, что он догадался о том, чего она никогда не произносила вслух, Эшвини просто покачала головой.

- Ты не сможешь его убить.

Ресницы на мгновение опустились, скрыв пристальный взгляд. Когда он вновь открыл глаза, она ожидала увидеть прежнего обаятельнейшего Каджуна. Но в глазах все так же кипела тьма, и она никак не могла избавиться от ощущения, что он готов пролить за нее кровь из самого сердца.

- Ты его любишь?

- Когда-то любила, - честно ответила она. – А сейчас я уже ничего не чувствую.

- Лгунья, - его палец скользнул по коже, такое нежное и очень успокаивающее движение. – Если бы ты ничего не чувствовала, ты бы не работала на износ.

Ее спина напряглась, но она выдержала его взгляд и, пока поезд подкатывал к перрону, ни разу не отвела глаза.

- Может, я это делаю, потому что мне нравится. Свобода, эмоции, зачем мне отказываться от этого?

- В твоей душе живет ветер, - шепнул он. – Ты права. Но даже ветру иногда необходим покой.

Качая головой, она провела рукой по его затылку, наслаждаясь чудесными ощущениями.

- Лучше думай, что я бесконечная буря.

Поцелуй Каджуна оказался именно таким, как она думала – чувственным, чуть грубоватым и немного ленивым… просто волшебным. И когда она представила, что так же неторопливо и изысканно он станет целовать и другие мягкие, потаённые, места её тела, пальчики на ногах поджались от предвкушения. Жадные руки гладили ее спину, прижимая еще крепче, когда он исследовал ее так же тщательно, как и она его. Декадентский, острый, дикий вкус Жанвьера заполнял ее рот.

Когда она отстранилась, он на прощание прикусил ее нижнюю губу.

- До встречи, охотница Гильдии.

- Я захвачу арбалет в следующий раз, - пообещала она уверенно, зная, что Жанвьер не устоит перед искушением позлить ангелов.

Улыбка медленно расползлась по его лицу.

- Ты просто идеально мне подходишь.

- Если так, то у тебя большие проблемы, - она отступила назад и забралась на подножку вагона, когда прозвучал последний предупреждающий сигнал. – Я не завожу романов с вампирами.

- Кто-то говорил о романе? – он одарил ее безнравственной улыбкой, которую, казалось, приберегал только для нее. – Я говорю о крови, сексе и охоте.

Когда поезд тронулся, Эшвини поняла, что пропала. Потому что Жанвьер знал ее самые сокровенные мысли. «Кровь, секс и охота». Чертовски заманчивое предложение.

Выудив телефон, она позвонила директрисе Гильдии.

- Сара, я передумала.

- Насчет чего?

- Насчет Каджуна.

- Ты уверена? – поинтересовалась та. – Не так давно ты заявила, чтобы я тебя держала подальше от него, иначе ты закончишь свои дни в одиночной камере после того, как столкнешь его в раскаленное жерло вулкана.

- Одиночка – неплохая идея.

Пауза.

- Эш, ты понимаешь, что живешь в Сумеречной зоне?

Забота в ее голосе заставила Эшвини улыбнуться.

- Я изменила приоритеты. Просто постарайся давать мне все задания, в которых он будет замешан.

- Как хочешь, - директриса выдохнула. – Но я должна спросить одну вещь.

- Какую?

- Между вами двоими что-то есть?

Эшвини почувствовала, как на губах невольно появляется улыбка.

- Если он не будет приманкой на следующей охоте… все возможно.
~~~ КОНЕЦ ~~~
Поблагодарили: StudentockA, Blue Dream, Tamaki, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
10 Ноя 2012 12:22 #11 от Blue Dream
Blue Dream ответил в теме Re: Налини Сингх "Ангельский заложник"
В полку ожидающих развития истории Эшвини и Жанвьера прибыло. Ээээээх, какой накал чувств между героями, прямо пощупать можно. Остается надеяться, что автор сжалится над страждущими  :kneel:  :kneel:  :kneel:

Do what you can, with what you have, where you are. (c) Theodore Roosevelt
Аватар - подарок от FairyN, за что ей огромное спасибо.
Поблагодарили: АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.