САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 16/24 глав, обновление 23.06.16

Больше
25 Янв 2014 23:24 #61 от miaka
miaka ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Калле спасибо за перевод.
Начало очень заинтересовало.
Буду ждать продолжения.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Янв 2014 23:36 #62 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Мну как раз вчера села за 8 главу, так что, если повезет, скоро выложу все до 9)))

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Ginger, Natik, Tigrenok, ALEXSEEVA, Варна, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Фев 2014 17:13 #63 от МИСТ
МИСТ ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Калле ну когда же когда :drool:  :dreamy:  :cray:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
10 Апр 2014 23:34 - 11 Апр 2014 15:18 #64 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Глава 5
Глава 6
Ким жадно глотала еду. Впрочем, может, такая реакция нормальна, если на тебя напали, а после напавшего прикончили у тебя на глазах.
Происходящее было слишком странным. Ковбой, сидящий рядом с Лиамом, прихлебывал светлое пиво, наблюдал за тем, как тот уплетает стейк, и шутил, но взгляд его, пока они разговаривали, оставался настороженным и недоверчивым – цвет глаз перетекал из темно-синего в голубой и обратно.
Эллисон выглядел явно расстроенным тем, что дикий оказался волком-оборотнем. Почему? Потому что Лиам и Шон, которые его убили, из крупных кошачьих? Ким не понимала, какая разница. Оборотень есть оборотень. Разве нет?
Ким чувствовала, что наткнулась на что-то чересчур запутанное. Она была так уверена, что сможет помочь Брайану, заодно выступив в защиту прав оборотней, но теперь ей начинало казаться, что она себя переоценила. Чем больше она узнавала в этот день об оборотнях, тем сильнее понимала, как мало на самом деле знает.
Наконец Эллисон отошел поболтать с другими, забрав с собой пиво. Ким вытерла рот салфеткой, которые принесла Энни.
- Спасибо. Это было то, что нужно.
- Хорошая еда с хорошим другом – одна из радостей жизни, - согласился Лиам. Казалось, он действительно в это верит. – Даже если дело происходит в баре для оборотней.
У Ким заныло в груди. Ей всегда хотелось чего-то именно такого, простого, но ее жизнь была беспорядочной, суматошной и чертовски напряженной. Когда последний раз они с подругами собирались за обедом, чтобы поговорить и поделиться новостями? Посмеяться и повспоминать старое? Слишком давно. Одна из них успела переехать в другой штат, а остальных полностью поглотила жизнь. За последний год Ким не разговаривала ни с кем из друзей дольше минуты. Сайлас был исключением, да и то только из-за его интереса к делу Брайана для своего фильма. Но даже его письма были очень короткими.
Она отложила вилку.
- Мне правда нужно домой. Твои друзья наверняка уже починили дверь, а у меня завтра полно работы.
- Ты работаешь в воскресенье?
- Я буду работать дома, но мне надо очень много успеть. Подготовить дела, подать апелляции. Брайан – лишь одна из моих обязанностей.
Лиам сложил свои приборы на тарелку, отодвинул ее в сторону и взял руки Ким в свои. Его движения были странно резкими, а кожа – горячей.
- Сначала ты должна съездить ко мне.
- Зачем? – Впрочем, Ким не хотелось особо возражать, когда его теплые ладони касались ее, а сексуальные голубые глаза смотрели на нее.
- Шон расскажет отцу, что случилось, но отец наверняка захочет услышать твою версию событий.
- Мою версию? У меня нет версии. Я видела то, что видела.
- Это проблема оборотней. Отцу понадобится вся информация, какая только есть.
Ким тоже сжала его пальцы.
- Хорошо, но ненадолго. Мне правда нужно работать.
- Может, сперва потанцуем?
- Что, прости?
Музыкальный автомат во всю громкость орал выбранную Эллисоном кантри.
- Мне надо немного расслабиться. Или ты слишком городская девчонка, чтобы танцевать техасский тустеп?
- Ты же ирландец, - сказала она, когда он поднял ее на ноги. – Разве вы… не джигу танцуете?
Лиам рассмеялся, звук вышел таким теплым, что все вокруг заулыбались. У его глаз появились морщинки, и этот смех наконец развеял не отпускавший Ким с самого нападения страх.
Что-то еще тревожило ее в случившемся – что-то, помимо мертвого волка, Шона с его мечом и Лиама в форме рычащей кошки. Ей нужно было время посидеть, подумать, подождать, пока адреналин схлынет, а мозг начнет работать.
Лиам не дал ей такой возможности. Он вытащил ее из кабинки на танцпол. Тут уже танцевали парочки – притом очень близко – но все они были оборотнями, так что Ким не могла понять, кто из них любовники, а кто – просто друзья. Оборотни любят прикосновения.
Лиам притянул Ким к себе, и его ноги тут же подхватили ритм танца. Ким тоже знала шаги, но очень давно не танцевала, так что двигалась несколько неловко.
Лиам провел ладонью по ее талии.
- Не напрягайся так, дорогая. Я о тебе позабочусь.
«Какие синие у Ким глаза», - отметил Лиам. Будь он любителем поэзии, подумал бы что-нибудь в духе «синие, как Ирландское море». Но он столько лет не видел Ирландию, что не был уверен, что вода вокруг нее все такая же синяя.
Ким заставляла его грохочущее сердце колотиться еще быстрее. Ее губы были красными, полными и очень соблазнительными. Нет, Лиам не целовался – когда он спал с женщиной, до поцелуев дело как-то не доходило, к тому же чаще всего и он, и она были в звериной форме. Но идея коснуться губ Ким почему-то ему понравилась.
Его либидо явно не дружит с мозгами. Эта женщина не для него, и никогда не станет для него. Она здесь временно, просто случайно вляпалась в проблемы оборотней, в которых ни черта не понимает. Она даже не понимает, насколько глубоко в них вляпалась. А когда поймет, то уж точно не будет в настроении целоваться.
Либидо приказало мозгам заткнуться. От нее так сладко пахло возбуждением. Она посмотрела на него и улыбнулась, маленькие ладони скользнули ему на пояс.
Теплое податливое женское тело прижалось к нему, и вся кровь устремилась в пах. Лиам представил Ким под собой, как она вскидывает бедра, когда он входит в нее. Ее синие глаза закрыты, округлые груди прижимаются к его груди, а ноги обвивают талию.
Боже, ему нужен секс. Обычно после драки он бегал, перекинувшись, чтобы спустить пар, прежде чем придется расплачиваться. Сегодня у него такой возможности не было, и тело подначивало сделать кое-что получше – привести эту женщину к себе и заняться с ней любовью.
Если бы он последовал совету Шона, то есть каждую ночь трахался бы с какой-нибудь самкой из оборотней, сейчас его не бросало бы в пот от усилий побороть желание и… ошейник. Никогда еще он не хотел человеческую женщину.
Но, опять же, до этого он не знал Ким.
Лиам притянул ее еще ближе, накрыв ладонями бедра.
«Я оборотень, которому никто не нужен и который ставит благо Шифтертауна превыше всего.
Ну да, конечно».

Ким засмеялась.
- Я и забыла, как люблю танцевать, - сказала она, перекрикивая музыку.
- Разве вы с твоим мужчиной никуда не ходите вместе?
- Авель? Мы с ним ходим на званые вечера, чаще всего с группой каких-нибудь адвокатов, которых ему надо впечатлить. Никаких танцев.
- Его зовут Авель?
- Да, Авель Каин. Можешь поверить, чтобы родители так назвали своего ребенка?
- Он мог бы поменять его. Я слышал, люди нередко так делают. – Как будто это что-то меняет. Люди – психи.
- Он говорит, что оно легко запоминается, - ответила Ким. – И пожалуй, он прав.
- Но он не танцует.
Ким расхохоталась. Видимо, попытка представить своего бойфренда танцующим ее чертовски развеселила.
- Нет, не танцует. Я вот не знала, что оборотни танцуют.
- Мы не только танцевать умеем. – Лиам покрутил ее, вновь прижал к себе, а потом песня закончилась.
Парочки разошлись. Джорди Росс поцеловал жену в подставленные губы, погладив пальцами ее горло. При виде нежного взгляда, который она послала Джорди, возвращаясь к подружкам, у Лиама екнуло сердце. Его родители тоже так смотрели друг на друга. И Кенни с Синид. Пара на всю жизнь, думали они.
Лиам так и не выпустил руку Ким.
- Нам пора.
Пока он вел ее из бара, на Ким снова нахлынули ее сомнения.
- Пора куда? – спросила она.
- Домой.
- Ты имеешь в виду твой дом. – И его отца. Интересно, отец Лиама окажется пожилым добряком с такими же голубыми глазами и теплой улыбкой, как у сына, или жестким патриархом, который пугает каждого, кто переступает его порог?
Лиам молча кивнул – его взгляд ничего не выдавал. Эта внезапная молчаливость напугала Ким, но потом она вспомнила о собственном доме, о том, как в нем пусто и одиноко.
После гибели Марка это место так и не стало действительно домом, как бы они с родителями ни старались. Каждое Рождество, каждый пасхальный ужин, каждый хэллоуинский поход по соседям чего-то не хватало. Их семья продолжала все это по привычке, постепенно осознавая, что ритуалы мало что значат, когда рядом нет того, кого любишь, но они ничего не могли поделать. Ким пыталась оживить дом, устроив реконструкцию несколько лет назад и отметив все это вечеринкой, но хотя дом и стал выглядеть современнее, в нем было все так же пусто.
Ким подумала о Шифтертауне, о том, как тут оживленно: хотя этих людей и заставили жить здесь, они смогли сделать это место уютным, благодаря семье и друзьям.
- Мне очень хотелось бы посмотреть, где ты живешь, - решила она. – Даже если меня ждет допрос.
- Отец не станет тебя допрашивать. – На лицо Лиама вернулась улыбка. – Как Эллисон и сказал, мы кошки.
Так и не поняв, на что он намекает, Ким последовала за ним через толпу, собравшуюся у дверей и на парковке. В основном это были оборотни: они смеялись, разговаривали и ждали возможности зайти в переполненный бар.
На улице стало прохладнее и не так влажно. Сквозь свет фонарей на бесконечном черном небе проглядывали звезды.
- Какая славная ночь, - заметила Ким. – А ты далеко живешь? Может, пойдем пешком?
Как странно, что ей этого захотелось. В этом городе машин пешие прогулки совершались в основном вдоль озера Остин, или в Зилкер-парке, или на Шестой улице вечером по субботам. Ты не шел пешком, если тебе действительно нужно было куда-то добраться.
- Недалеко, - ответил Лиам, - но лучше поедем. Безопаснее оставить твою машину в Шифтертауне, а не тут.
Он был прав – район здесь паршивый. Лиам снова сел за руль, а Ким уставилась в окно. Было поздно, и дети на лужайках, конечно, не играли, но у всех домов горел свет. Люди сидели на крыльце, разговаривали или просто наслаждались ночью.
Где-то в двух кварталах от дома матери Брайана Лиам свернул на старомодную подъездную дорожку – просто две бетонные полоски, а посередине трава. Выбравшись из машины, он обошел ее, чтобы открыть дверцу Ким.
Она удивленно посмотрела на него, а Лиам помог ей выйти и захлопнул дверцу. К такой обходительности Ким не привыкла. В ее мире женщины притворялись, что не ждут любезности от мужчин или что она им вовсе не нужна. Если она хотела мужскую работу, ей необходимо было вести себя как мужчина. По сути, быть даже сильнее и безжалостнее. Ким сдалась и давно играла по этим правилам, поэтому очень удивилась тому, насколько приятной оказалась такая внимательность со стороны Лиама.
Лиам, как и Сандра, жил в маленьком коттедже: два этажа и квадратные кирпичные стойки на крыльце. В одном его углу стояли скамейка и стол для пикника, в другом – висели качели.
- Мне всегда хотелось такие, - сказала Ким. – Глупо, но мне так и не разрешили их поставить. Союз домовладельцев не одобрил.
- Можешь кататься на наших, когда пожелаешь.
- Тебе никто никогда не говорил, что ты милашка, Лиам? Но сейчас не поздновато для визита? Может, твой отец уже спит?
Лиам ответил ей улыбкой.
- Мы люди ночи.
- Как вампиры? Черт, я выпила слишком много пива.
- Нет. Не как вампиры. – Лиам открыл входную дверь и пригласил Ким внутрь. – Вампиры другие.
Ким снова не очень поняла, что он имеет в виду. Шутит? Да уж, но ведь оборотни-то существуют. Почему не могут вампиры?
Нет, она явно набралась.
Дверь вела прямо в гостиную, главным предметом мебели в которой был огромный телевизор. Диван и кресла стояли вокруг него, а на журнальных столиках громоздились подносы в фольге. Столики были завалены банками из-под газировки и пива, заставлены чашками с остатками кукурузных чипсов и стопками видеокассет и DVD. Похоже, у кого-то был вечер кино. На полу лежал паркет, прикрытый пестрыми половиками, а прямо на них валялись несколько пар кроссовок - совсем не то что плиточные полы Ким с мягкими коврами ручной работы.
Стоило им с Лиамом войти, и на лестнице слева от них показались Шон и какой-то мужчина, а из кухни за гостиной высунулся еще один молодой и долговязый Морисси.
- Это она? – спросил он.
Тот, что постарше, прошел мимо него и протянул Ким руку.
- Я Дилан.
Отец Лиама. Он выглядел не старше сорока, но, как и у Сандры, его возраст читался по глазам. Они внимательно разглядывали ее, почти такие же, как у Лиама, но без теплой заинтересованности. Его рукопожатие оказалось крепким, но не чересчур, хотя Ким сразу стало ясно, что, пожелай он помериться с ней силами, шансов у нее не было бы.
Если бы первым она повстречала Дилана, а не Лиама, то сбежала бы из Шифтертауна, не оглядываясь. Неудивительно, что Брайан упомянул именно последнего. Чтобы посмотреть в глаза Дилану и не спасовать, нужно быть человеком очень храбрым.
Шон сошел с лестницы.
- Коннор, почему ты до сих пор не убрал? Я же говорил о приезде Ким.
- Я как раз убираю. – Тот стал сгребать мусор руками.
- Мой племянник Коннор, - представил его Лиам. – Сын нашего брата Кенни.
Того, что умер. Ким проводила взглядом долговязого Коннора, который в этот момент плечом открывал дверь кухни, пытаясь унести все за раз.
Лиам жестом пригласил Ким сесть. Диван, который явно видел на своем веку немало скачущих детей и мужских ног, прогнулся, когда она опустилась на него. Коннор появился снова и протянул Ким холодную содовую. Вообще-то, пить ей не хотелось, но она все равно поблагодарила его, открыла банку и сделала глоток. Зачем быть невежливой?
Лиам сел рядом, очень близко, точь-в-точь как с Сандрой. Видимо, оборотни не знают такого понятия как «личное пространство». Или знают, но им плевать.
Шон явно нервничал – руки он засунул в карманы. На его лице застыло хмурое выражение, словно ему не по душе то, что Ким здесь, но не потому что ему не нравилась она сама. Дилан тоже смотрел на нее, но со спокойствием, которого так не хватало его наследникам. Из всех них он больше других походил на хищника.
«А вот и я, газель».
Чтобы успокоить нервы, Ким решила осмотреться – в основном на глаза попадалось разное холостяцкое барахло.
- Эй, у меня дома точно такой же чемодан. – Она ткнула пальцем в черную махину с металлическими кнопками, стоящую рядом с телевизором. – Погодите-ка, это же мой чемодан. – Она сердито посмотрела на Лиама, который совсем не выглядел виноватым. – Интересно, как он здесь оказался.
- Помнишь моих друзей, что чинили твою заднюю дверь? Это они его привезли.
Ким осторожно отставила содовую на поднос.
- И ты не хочешь сказать мне зачем? Или у тебя просто фетиш такой – воровать чужие чемоданы?
Ответил ей Дилан:
- Потому что вы, Ким, остаетесь здесь. Лиам знал, что вы захотите свои вещи.
- Как это остаюсь здесь? На ночь? Я не настолько пьяна.
Сильная рука обняла ее за плечи, удерживая на месте. Лиам.
– Тебе придется остаться.
- Тот оборотень мертв. Вы с Шоном его убили. Теперь я в безопасности. – Зудящая, не покидавшая ее мысль наконец прорвалась сквозь туман в голове. – Лиам, как вам это удалось? Ошейники ведь должны сдерживать агрессию, даже по отношению к другим оборотням. Разве нет?
Лиам не отвечал. Она чувствовала близость стоящего рядом Шона, неловкость и тревогу Коннора и давящее молчание Дилана.
- Лиам?
Он не спускал с нее тяжелого взгляда голубых глаз.
- Прости, любовь моя. Именно поэтому мы и не можем отпустить тебя.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: KuNe, Юлия, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Лайла, Vedunia, Liluna, Tigrenok, shanna, Лисавета, вера, allina99, Lamashyshka, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
10 Апр 2014 23:40 - 17 Апр 2016 05:16 #65 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Глава 7
Надо отдать ей должное – отреагировала она довольно спокойно.
Никаких криков, ругательств, никакого испуганного лепета.
- Почему нет? – ровно спросила она. – Если я сумею доказать, что Брайан непричастен к убийству, неисправность его ошейника не будет иметь значения. У меня нет причин кричать об этом повсюду.
- Вы должны передать дело Брайана кому-то другому, - сказал Дилан.
А вот теперь она разозлилась.
- О нет, нет, нет. Это дело – мой шаг к успеху. И я ваша единственная надежда спасти его.
Жесткий взгляд Дилана не изменился.
- Брайан понимает необходимость защитить оборотней.
Ким вырвалась из объятий Лиама и вскочила на ноги.
- Хотите сказать, что позволите казнить его? Заставите притвориться, что его ошейник сломался, чтобы никто не узнал, что они вообще не работают?
- Дело не в ошейниках, - возразил Лиам. – К тому же, они работают.
- Вы спятили. Если Брайана признают виновным, его ждет казнь для оборотней. Вы ведь понимаете, что это значит?
- Он не умрет от рук вашего правительства, - заявил Дилан. – Если он будет осужден, мы позаботимся о том, чтобы ему не пришлось встречаться с палачом.
- Что, пошлете Шона, чтобы тот превратил Брайана в пыль?
Шон отвернулся, словно не в силах выдержать ее взгляд.
- Нет, не Шона. – Лиам встал с дивана. – Это не его работа.
Ким непонимающе посмотрела на него, а потом распахнула глаза.
- Хочешь сказать, твоя? Боже, мать твою, Лиам.
- Это проблема оборотней, - тихо произнес Дилан.
- А я теперь тоже проблема оборотней? Вы не поверите мне на слово, если я скажу, что буду молчать? Лиам, ты же сегодня спас мне жизнь. Я у тебя в долгу.
- Это зависит не от нас, - вклинился Шон. – Не мы придумываем законы.
- Это оправдание устарело. Разве не вы тут главный, Дилан? Ну так возьмите решение на себя!
Тот покачал головой.
- Это вопросы клана и тайны оборотней. В обход законов тут может действовать только Фергус.
- Кто такой этот Фергус?
- Глава клана всего Южного Техаса, - отозвался Лиам. – Отец считает, что тебе нужно встретиться с ним. Я против.
- Почему нет? Может, этот Фергус прислушается к разумным доводам?
- Фергус? Прислушается? – Лиам чуть не рассмеялся при мысли об этом здоровяке с длинной черной косой и о громилах, которыми тот себя окружал. Фергуса не обрадовало, когда Ким удалось добиться, чтобы дело Брайана рассматривал суд присяжных. Он хотел, чтобы тот признал вину, а люди перестали вмешиваться в дела оборотней. Лиам никак не мог понять, почему Фергус так охотно поставил на Брайане крест; впрочем, тот и сам готов был подчиниться.
Пока Ким не убедила его бороться. Ну еще бы она не убедила. Ким – боец. Фергус рвал и метал, узнав, что Брайану назначили хорошего адвоката.
- Он опасен, Ким, - сказал Лиам, его голос охрип от тревоги. – Все оборотни опасны, а Фергус – особенно. Тебе с самого начала не стоило ко мне обращаться.
- Я обязана хотя бы попытаться вытащить своего клиента.
- И теперь ты знаешь слишком много.
- Молчи, Лиам, - прорычал Дилан. – Я могу это замять, но если соседи тебя услышат…
Ким посмотрела в окно, в котором виднелся соседний дом.
- И что? Что будет, если соседи услышат?
- Они могут пойти к Фергусу, - пояснил Шон. – И мы не сумеем остановить их. Мы твой лучший щит.
- Вы не имеете права держать меня здесь. – Для такой миниатюрной фигурки легкие у нее дай бог каждому.
- Имеем и сделаем, - сказал Дилан, сверкнув глазами. – Мы защищаем клан.
- Дед, прекрати. Ты пугаешь ее, - вступился явно расстроенный Коннор. – Она решит, что мы все психи.
«И будет не так уж далека от истины», - подумал Лиам.
Ким дрожала от злости и страха, и ему чертовски хотелось привлечь ее к себе и утешить. Ей нужно было, чтобы ее обняли, так же как они с Шоном обнимали Сандру, успокаивая ее нервы и унимая тревогу.
Впрочем, Лиаму такая поддержка тоже не помешала бы. Адреналин в крови падал – он чувствовал это по тихому звону в ушах. Очень скоро ему придется расплачиваться за убийство дикого. Шон выглядел лучше, но он и не дрался; он лишь уничтожил душу того оборотня.
- Здесь для тебя сейчас самое безопасное место, - сказал Лиам Ким. – Если Фергус будет считать, что мы тебя контролируем, он не станет посылать своих людей, чтобы в этом убедиться.
Наверное, ярости Ким хватило бы, чтобы сбить с ног кого послабее. Она начала доверять Лиаму и теперь чувствовала себя преданной.
- Контролируете?
- Ким, любовь моя, когда я сказал, что защищу тебя, то не шутил. Это значит, от всех: от отца или от лидера моего клана, если возникнет необходимость. Если ты отправишься сейчас домой, Фергус пришлет за тобой оборотней. И мне придется охранять тебя день и ночь. – Лиам провел пальцем по ее подбородку. – Не то чтобы я буду от этого страдать.
Взгляд Ким ничуть не смягчился. Жаль, Лиам не мог заставить ее понять, что она поставила себя под удар в ту самую минуту, когда взялась за дело Брайана. Дилан и Фергус и так чуть не разругались, когда Ким написала, что хочет поговорить с Лиамом, а теперь она в еще большей опасности.
Кто-то заколотил в дверь, и Лиам уловил волчий запах с четкой ноткой духов «Оскар де ла Рента».
Шон закатил глаза.
- Здорово. Только ее нам и не хватало.
- У вас дверь закрыта, - послышался женский голос.
- Впусти ее, Шон, - устало вздохнул Дилан.
- Давно пора. – Стоило Шону открыть замок, как в комнату ворвалась высокая женщина с ног до головы в черном. На ней были обтягивающие брюки и шелковая рубашка без рукавов, а светлые волосы она заплела в замысловатую французскую косу. Завершали наряд серебряные босоножки со стразами и высоченными каблуками. – Зачем вы закрылись? Вы никогда раньше дверь не запирали. – Ее прозрачно-голубые глаза остановились на Ким. – Кто это, и почему вы так орете?
Женщина была стройная, атлетично-грациозная; в школе, борясь с низкой самооценкой, Ким таких презирала. Эта женщина-оборотень походила на куклу Барби, если бы, конечно, каждой порой не источала индивидуальность с заглавной И. Даже ошейник ее сиял.
Лиам, Шон и Коннор смотрели на нее с откровенным раздражением. Дилан явно чувствовал себя не в своей тарелке – он старался не встречаться с женщиной взглядом. Интересно.
Та подбоченилась.
- Я собираюсь спать и тут слышу, как мои коты-соседи пытаются успокоить кричащую женщину. И что я, по-вашему, должна думать? – Она хищно уставилась на Ким. – Чем ты тут с ними занимаешься, золотко?
Ким ответила ей таким же взглядом, изображая спокойствие:
- Ты в этом спишь?
- Зависит от того, кто со мной в постели. – Женщина скользнула глазами по Дилану, который притворился, что не заметил. – Так кто она?
- Не твое дело, Глори, - попытался вступиться Коннор.
Из всех троих, похоже, он был единственным, на кого не действовала бьющая из той фонтаном сексуальность. Впрочем, если эта Глори крутит роман с его дедом, наверное, Коннор считает ее ужасно старой. Пусть даже выглядит она лет на тридцать. Черт, повезло оборотням с генами.
Глори повела носом – ноздри расширились.
- Лиам ее пометил. Не знала, что люди в твоем вкусе.
Лиам обнял Ким за талию, и ей стало не по себе оттого, как это оказалось приятно.
- Я защищаю ее от кругом сующих свой нос оборотней.
- Ну конечно. – Светло-голубые глаза Глори внимательно прошлись по Ким. – Но кто защищает тебя от нее?
Пальцы Лиама сжались крепче.
- Спокойной ночи, Глори.
Губы, покрытые коралловым блеском, сложились в понимающую улыбку.
- Так и быть. Не буду «совать нос» не в свое дело. – Она еще раз оценивающе оглядела Ким. – Крупные кошки просто восхитительны, золотко. У меня есть презервативы самого большого размера, если понадобятся. – Она крутанулась на каблуках и ушла, покачивая обтянутыми черным денимом бедрами.
- Теперь ясно, чего вы так беспокоитесь из-за соседей, - заметила Ким, когда Шон снова запер дверь. – Она нечто.
- Глори – Ликан, - сказал Коннор. – От нее всегда только проблемы. Не понимаю, почему она живет в районе, где кругом кошки.
- Едва ли у нее есть выбор. – Лиам выглянул в окно, наверное, чтобы убедиться, что волчица вернулась к себе. – Ким, идем в мою комнату… одни. Нам нужно поговорить.
- В твою комнату? – уставилась на него Ким. – Зачем? – Черт, и почему мысль об этом так интригует? Ей следует бояться Морисси, бежать, не дать им запереть ее тут.
А потом она вспомнила о диком в своей спальне, большом пустом доме, прахе оборотня на ковре. По сравнению с этим ярким теплым коттеджем у нее дома, пожалуй, чересчур много призраков.
- Ты будешь там спать, - ответил Лиам. – Она самая чистая. Я даже кровать застилаю. – Он поднял чемодан Ким, а потом снова обнял ее за талию. Ему нравилось это делать, она идеально подходила для его объятий.
- Погодите-ка. Вы хотите, чтобы я ночевала в доме с четырьмя одинокими мужчинами?
Шон ухмыльнулся:
- Мы настоящие джентльмены, Ким. Все это знают. Не волнуйся.
- Я волнуюсь не за свою репутацию, а за состояние ванных.
Лиам тихо рассмеялся, щекоча теплым дыханием ее ухо.
- Они сделали генеральную уборку, когда я сказал, что ты приедешь. А если не сделали, то займутся этим сейчас, не так ли? Нам сюда, любовь моя.
Они с Лиамом поднялись в просторную гостиную на втором этаже, здесь было еще три спальни, ванная и лестница, ведущая на чердак. Надо признать, домик оказался уютным. Натертые полы, свежевыкрашенные стены, чистые ковры. Но ему явно не хватало женской руки, отчего картина казалась неполной и немного… печальной.
Лиам провел ее в большую комнату с туристическим постером во всю стену – это явно был какой-то ирландский пейзаж.
- Интересные у вас соседи, - сказала Ким. – У нее с твоим отцом что-то есть? Между ними чувствуется… напряжение.
Лиам закрыл дверь и бросил чемодан Ким на пол.
- У них с отцом вроде как роман, периодически. Когда они ладят, все великолепно.
- А когда нет?
- Тогда спасайся кто может. Сейчас у них перемирие.
- Это было перемирие? Тогда понятно, почему «спасайся кто может». Коннор сказал, что она волк, но твой отец ведь из кошачьих, как ты?
- Да, до принятия ошейников такие пары у нас редко встречались. Но они неравнодушны друг к другу. В глубине души.
Должно быть, где-то очень глубоко.
- Поверю тебе на слово.
Лиам тепло и гортанно расхохотался.
- Я тоже настроен скептически, любовь моя, но их такие отношения устраивают. Иди сюда. – Он сел на постель, откинувшись на изголовье, и похлопал по матрасу рядом с собой.
- На кровать. Ну, конечно. – Ким уперла руки в бока. – Похищение и споры не возымели действия, так попробуем обольщение.
- Никакого обольщения.
Она не понимала, как Лиам мог говорить такое, когда так на нее смотрит?
И почему слова «никакого обольщения» так ее расстроили? Может, потому что ее влекло к нему с самой первой встречи? Глубокий голос с ирландским выговором и теплые голубые глаза усыпили ее бдительность, и она размякла. Даже когда он, превратившись в дикую кошку, убил волка на полу в ее спальне, она так и не пришла в чувство.
Ким сдалась и села на постель, вытянув ноги рядом с его. Горячее твердое бедро грело ее собственное.
- Что Глори имела в виду, когда сказала, что ты меня «пометил»? Звучит не очень приятно. – Ким не чувствовала никаких изменений в своем запахе, но она же не оборотень.
- Это защита, любовь моя. Оборотни узнают родных и друзей в первую очередь по запаху, а потом уже в ход идет зрение. Я сделал так, чтобы, почуяв тебя, они чуяли меня и понимали, что тебя лучше не трогать.
- Не помню, чтобы ты меня «метил». – Она наморщила нос.
- Когда я обнял тебя у дома Сандры, то оставил на тебе свой запах.
- О. – Она вспоминала эти объятия весь день – твердое сильное тело, прижимавшееся к ней, нежные руки. Она думала, что это все странная свойственная оборотням жажда прикосновений. – Но я принимала душ, когда пришла домой.
Лиам улыбнулся, глаза его блеснули.
- Это не только запах, такая метка – вроде магии. Если ты больше не видишься с тем, кто ее поставил, она стирается, но сейчас все в Шифтертауне понимают, что ты под моей защитой.
Ким не знала, что думать. Ей не нравилось, что ее «защищают», но если вспомнить, как Лиам кинулся спасать ее от того дикого, это было здорово. Она ведь заметила, как оценивающе поглядывали на нее оборотни в баре. Уж не сочли бы они без метки Лиама ее своей законной добычей? Эта мысль спокойствия не прибавляла.
Лиам молчал, словно задумавшись. Он занимал большую часть постели, так что Ким оставался только краешек. Интересно, каково было бы спать с ним на этой маленькой кровати? Наверное, пришлось бы прижаться к нему всем телом. Она бы обвила его рукой за пояс, а потом пощекотала пупок.
- А у оборотней есть пупки? – спросила она.
Задумчивый вид Лиама сменился улыбкой.
- Ты нечто, девочка. Думаю, тебя нам послали боги.
- Я просто спросила.
Лиам задрал свою футболку. Нам нем были джинсы с низкой посадкой, открывавшие плоский живот с углублением пупка.
- В этой форме я человек во всех отношениях, - пояснил он. – Мы меняемся не только внешне, а полностью. Кости, мышцы, органы. Обращаться в первый раз всегда ужасно больно.
- Сколько тебе было лет, когда ты впервые перекинулся? – Ким не могла отвести взгляд от его живота. Ей хотелось лизнуть его, провести языком до самого пояса джинсов.
- По человеческому летоисчислению пять. Я был еще котенком. Помню, мне казалось, что я умираю.
- Должно быть, странно внезапно превратиться в кошку – не знаю, как называется этот вид.
- Фэйри-кот. Но ты не так поняла, любовь моя. Первые пять лет, прежде чем стать человеком, я был котом. Стоять всего лишь на двух ногах и плохо видеть в темноте – да я был напуган до чертиков.
- Ты родился котом?
- Мои родители - оба чистокровные кошки-оборотни, так что да. Если ты гибрид – волк и кот-оборотень или, скажем, волк и медведь – тогда рождаешься человеком, а лет в пять-шесть перекидываешься в того зверя, чьи гены окажутся сильнее.
Интересно. О таком нигде не писали. Как же мало все-таки люди знают об оборотнях.
- А что именно собой представляет фэйри-кот? Я не могла понять, ты кугуар или леопард, или что-то другое.
- Необоротню трудно объяснить. Мы как бы особая порода, пережиток тех времен, когда людей на земле еще не было. Нас создали фэйри. Они пытались вывести крупных кошек, которые сочетали бы в себе все сильные стороны кошачьих - предков диких котов, которые существуют и сейчас. Мы быстрые, как гепарды, видим в темноте, как леопарды, мощные, как львы, и умные, как тигры. Поэтому мы называем себя просто кошками, а не отдельным видом. Так же, как Ликаны – просто волки, хотя на самом деле в лесу таких не встретишь.
- Другими словами, в вас собрано самое лучшее, что есть во всех видах.
- Можно сказать и так.
- То есть если вы способны скрещиваться, как ты сказал, тогда у твоего отца и вашей соседки могут быть дети. В теории.
- В теории да, хотя рождаемость у смешанных пар не такая высокая. Отцу всего двести, так что он вполне в силах произвести потомство. Глори не признается, сколько ей, но она еще способна к деторождению.
- Дилану двести лет? – изумленно ахнула Ким. – Он выглядит чуть старше сорока. А сколько лет тебе?
- Я родился в тысяча восемьсот девяносто восьмом по вашему летоисчислению. Шон – младше меня на два года.
Ни фига себе!
- Для ста лет ты неплохо сохранился. А как насчет Коннора? Не говори мне, что ему восемьдесят.
- Ему двадцать. Он родился сразу после принятия ошейников. Его мать умерла во время родов, бедная девочка.
Ким подумала о Конноре – его мягкой улыбке, беспокойстве, что они могут ее напугать.
- Ох, Лиам, прости.
Тот пожал плечами, видимо, хотел показать, что смирился с потерей.
- Когда мы жили отдельно от людей, такое часто случалось. Именно поэтому лидеры кланов и решились принять ошейники. Мы вымирали.
- Она была женой твоего погибшего брата, да? Кенни? Мне жаль. Бедный Коннор.
- Да. Кенни убил дикий оборотень десять лет назад. Мы, конечно, присматриваем за Коннором, но этого мало.
Ким приникла к сильной руке Лиама, ей вдруг захотелось утешить его.
- А я-то думала, что мне в жизни не повезло. Меня всегда холили и лелеяли, все мои проблемы решались. Даже когда мои родители умерли, они позаботились обо мне. Я тогда уже устроилась на работу, но они оставили мне дом и кучу денег. Я никогда ни в чем не нуждалась.
Он дернул уголком губ:
- Бедная маленькая богатая девочка.
- Зато это позволяет мне заниматься работой, в которую я верю. Мне не приходится брать дела, опираясь на то, сколько за них платят.
- Да, ты вольна помогать беззащитным оборотням.
Ким, выпрямившись, села.
- Вы все говорите так, словно для вас это шутка, словно не хотите, чтобы я вытащила Брайана. А ведь его мать едва держится. Вам с Шоном пришлось изображать с ней утешающий сэндвич, забыл?
- Нет. – Лиам замолчал. Футболка скользнула на место, скрывая сильное тело. Черт.
- Поверь мне, когда я кого-то защищаю, то добиваюсь справедливого суда, - продолжила Ким. – Мы все имеем на это право, но, если не быть осторожными, его легко потерять. А еще я верю, что Брайан невиновен. Правда, похоже, я такая единственная.
- Ким, – прервал ее обвинительную речь Лиам. – Брайан действительно невиновен. Он не мог убить ту девочку. Но чтобы доказать это, тебе придется раскрыть секреты, которые могут уничтожить всех оборотней.
- Секреты вроде того, что ваши ошейники не работают? Или того, что даже не все оборотни их носят?
Лиам уставился куда-то перед собой.
- Все не так просто.
- Тогда объясни мне, что происходит. – Ее голос смягчился. – Поверь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы Брайана оправдали, но я вовсе не хочу подставлять твою семью.
- Рад это слышать, - вкрадчиво заметил Лиам.
- Так как тебе удалось убить того оборотня? – спросила Ким. – Ошейники в самом деле не работают?
- Нет, они работают, любовь моя. – Его глаза будто помутнели. – Работают.
- Можно посмотреть?
Лиам кивнул. Она села на колени, рассматривая тонкую серебристо-черную цепочку вокруг его горла. Ким отвела волосы с его шеи – они были теплыми и мягкими на ощупь, и это отвлекало.
На цепочке не оказалось застежки, она словно клеилась к коже, звенья были крепкими, но не слишком. У основания шеи – кельтский узел. Когда Лиам стоял в звериной форме у нее в спальне, она видела, как ошейник блестел в его шерсти.
- Как он тебя не задушил, когда ты перекинулся?
- Когда ты получаешь ошейник, он становится продолжением тебя. Не проси меня объяснять технологию или магию, потому что я сам в этом мало понимаю. Ошейник позволяет нам изменять форму – без этого мы бы погибли. Наша звериная ипостась – часть нас, она всегда с нами. Поэтому цепочка меняет размеры.
Ким провела пальцами по ошейнику, чувствуя горячими подушечками прохладу серебра, ощупала выпуклость кельтского узла.
- Что ты имеешь в виду под магией? Ошейник реагирует на вашу гормональную систему, разве нет? Бьет током или успокаивает, когда ваш химический баланс меняется?
Лиам усмехнулся:
- Ты видела, как я превратился из кошки в мужчину, а волк рассыпался прахом от меча Шона, и все еще не веришь в магию?
- Не особо. Даже самым странным вещам всегда найдется объяснение.
- Напомни мне как-нибудь свозить тебя в Ирландию. Я покажу тебе магию. Эти цепи сделаны ирландцем, который пропитан ею до мозга костей.
- Лепреконом?
Лиам откинул голову и расхохотался. Ладонь Ким все еще лежала на его затылке, и теперь его голова всей тяжестью упала на ее руку – теплое и интимное ощущение.
- Нет, милая, никаких маленьких человечков с клевером и в зеленых одеждах. Тот, кто создал первые ошейники, был наполовину фэйри. Ваше правительство – и правительства других стран, где оборотням позволили жить – согласилось, чтобы старый маг поставлял им цепи, которые делают нас слабыми.
- Ты уже который раз упоминаешь фэйри. Кто такие эти фэйри?
- Иногда их называют волшебным народцем или феями, но это вовсе не маленькие крылатые человечки. Фэйри – древние надменные существа, некогда считавшие землю своей. Жуткие твари, скажу тебе. Они создали оборотней, чтобы мы были их домашними питомцами, охотничьими гончими, но нам это не понравилось.
Ким не знала, верить ли во все это. Впрочем, верит ли в это сам Лиам или просто разыгрывает ее, она тоже понять не могла.
- Ты сказал, тот, кто сделал эти цепи, был наполовину фэйри. То есть сейчас он мертв?
- Да. Но он передал знания своему сыну. Тот прячется в Ирландии и по мере необходимости присылает ошейники.
- Тогда как ты смог драться и убить того дикого оборотня? Или ошейники срабатывают, только если вы пытаетесь напасть на человека?
- Нет, как ты и сказала, ошейники настроены на нашу гормональную систему. На кого направлена агрессия, не имеет значения. Но некоторые из нас нашли способ… отсрочить наказание. Это болезненно, но возможно.
Лиам спокойно ответил на ее взгляд, но в его глазах было что-то странное. Что-то поменялось в нем за то время, что они провели в этой комнате, но Ким не могла определить что.
- Хочешь сказать, ты научился обходить систему? – спросила она.
Лиам снова пожал плечами, но так их и не расправил. Вот она – разгадка. Он вдруг ушел в себя. Он говорил с ней, улыбался ей, но мысли его были где-то далеко.
- Да, - ответил он. – Но делаю я это только по необходимости.
- Как сегодня. – Ким дотронулась до его груди, чувствуя, как быстро колотится сердце под ее пальцами. – И тебе больно?
- Да, любовь моя. Именно поэтому я спокойно сижу на этой постели, держа руки при себе. Все мое тело зверски крутит от боли.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: KuNe, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Лайла, Ginger, Liluna, Is, Tigrenok, иринка, Лисавета, вера, allina99, Lamashyshka, Lfif, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
10 Апр 2014 23:41 - 11 Апр 2014 21:08 #66 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Вычитка: IIF)))
Глава 8
Лиам не солгал – болело все тело.
Глаза Ким расширились от испуга.
— Но всего полчаса назад мы танцевали.
— Я могу на долгое время отсрочить отдачу, если возбуждение от убийства зашкаливает. – Он окинул взглядом ее тело. – А танец с тобой… скажем так, я ничему не позволил бы помешать мне им насладиться.
Она встревоженно посмотрела на него.
— А сейчас тебе больно?
— Мучительно. – От боли перед глазами плыло, она вспыхивала в каждом нервном окончании, каждой мышце. Спина ныла, будто кто-то сжимал ее клещами. Боль не пощадила даже пальцы ног.
— Лиам. Прости. Я не знала.
— Мужчины не любят признаваться в слабости. Это унижает.
— Разве ничего нельзя сделать? Может, ибупрофен? У меня есть немного в сумочке.
Он чуть не рассмеялся. Ибупрофен, да? Ибупрофен тут не поможет.
— Нет, ничего сделать нельзя, только перетерпеть. Когда ты сидишь рядом со мной, это помогает.
Ким обеспокоенно посмотрела на него, а потом устроилась рядышком. Лиам улыбнулся, сцапав ее в охапку. Какая ирония. С одной стороны, боль сводит его с ума, с другой, Ким, наверное, никогда не стала бы прижиматься к нему, если бы он не признался, что ему плохо.
— А что насчет Шона? — спросила она. — Ему тоже больно?
— Возможно, немного, но убийство совершил не он. Он лишь прибрал за мной.
Ким разгладила футболку на его животе.
— Зачем вы делаете это с собой? Я обо всех оборотнях. Зачем выбирать такую жизнь?
— У нас нет выхода. — Лиам замолчал, говорить становилось все труднее. Наверное, к утру боль ослабнет, но сперва его ждет ад. Правда, пока все было не так уж плохо, может, оттого что он защищал Ким. Поняв, что ей угрожает опасность, он действовал инстинктивно и даже не подумал о цене, которую придется заплатить.
— Мне хочется поцеловать тебя, — сказала Ким.
Его сердце заколотилось.
— Ты слишком милая. Но я не целуюсь.
Она вскинула голову.
— О чем ты? Мы с тобой сегодня уже целовались.
Он целовал ее волосы, шею. Лиам поерзал, потому что член при воспоминании об этом начал твердеть, невзирая на боль.
— Я не целуюсь как люди, в губы. Не вижу смысла.
— Хочешь сказать, оборотни вообще не целуются? — Ким сощурилась. — Погоди-ка, но я же видела, как в баре оборотень целовал свою жену. Это ведь была его жена, да?
— Ты о Джорди? Да, она его пара. Я не говорил, что оборотни вообще не целуются. Я сказал, что я этого не делаю. Когда я с женщиной-оборотнем, нам не до этого.
— То есть вы просто трахаетесь, без всяких экивоков? Ясно. Очень печально, что мужчину с твоей внешностью не волнует удовольствие женщины.
Боль немного утихла.
— О чем ты? Только удовольствие нас и волнует. Обоих.
— Ага. Так что у тебя даже нет времени с ней поцеловаться.
— Ты не оборотень, поэтому не поймешь. У нас секс быстрый и яростный, не хочется терять время.
Ким покачала головой, ее кудри защекотали его сквозь рубашку.
— Ты понятия не имеешь, что теряешь, Лиам.
— Я никогда не был с женщиной-человеком. — Лиаму нравилось, когда ее лицо так близко и ее запах обволакивает все его тело. — Ты права, не имею.
— Ну хорошо. Тогда не двигайся. — Ким привстала на колени. Джинсы обтянули ее бедра, а блузка распахнулась, открывая мягкую плоть в кружевах. Ее запах сводил его с ума. Лиам и раньше ставил защитные метки, но никогда еще он не чуял такого головокружительного коктейля, как сейчас – их с Ким запахи смешались почти равномерно. Словно они принадлежали друг другу. Ким нерешительно коснулась кончиками пальцев его щеки, эта ласка так отличалась от ее обычной решительности и дерзости. — Тебе больно? — Она волновалась за него – как мило.
— Сейчас получше.
— Хорошо.
Она потянулась ближе, еще ближе. От тепла ее кожи, от запаха, у Лиама запульсировало в паху, сквозь мучительную боль прорвалась похоть. Ресницы Ким опустились, и она коснулась губами его верхней губы.
Внутри Лиама что-то дрогнуло, и боль начала сдавать в этой битве. Лиам в ответ шевельнул губами, неловко завладев ее ртом.
От гладкой мягкости губ Ким у него перехватило дыхание. Ему доводилось целоваться в человеческом облике, но это были торопливые поцелуи с друзьями или женщинами из семьи. Этот поцелуй был неспешным и горячим – он никогда не испытывал ничего подобного. Обхватив Ким за шею, уговаривая продолжать, Лиам чуть не свалился с кровати, когда она скользнула ему в рот своим языком.
Ким отдернулась.
— Что? Я сделала тебе больно?
— Нет. — Он запустил пальцы в теплые волосы у нее на затылке. — Ты меня удивила, вот и все. Это так ты целуешься? Мне нравится.
— Я так целуюсь? По-моему, все целуются одинаково. Не говори мне, что оборотни не знают о французских поцелуях.
— Я ирландец.
Ее улыбка ослепляла.
— Ну и ну, я знаю что-то, чего всемогущий оборотень не знает!
— Давай попробуем еще раз. Я быстро учусь.
Ким обхватила его лицо ладонями.
— Мне не следует это делать.
— Следует. Это помогает. — Останься со мной.
— С тобой опасно иметь дело, к тому же, ты пытаешься удержать меня взаперти у тебя дома. Хотя, должна предупредить, вряд ли тебе это удастся.
— Это ради твоей же безопасности, любовь моя. Я отвечаю за все, что может с тобой случиться.
— Мне здесь и правда спокойнее. — Лиам видел, чего ей стоило это признать. — Если бы я была сейчас одна, у себя дома, тряслась бы от страха. Тот волк... он напал так внезапно. Я всегда думала, что в случае чего смогу за себя постоять, а тут вдруг поняла, что это не так.
Лиам помассировал ее шею.
— Здесь тебе не о чем волноваться. — Он притянул ее ближе. — Давай еще потренируемся целоваться по-французски.
Ким хотела отказать ему — Лиам видел сомнение в ее глазах. Она хотела сказать «нет», отстраниться, уйти. Но он также ощущал ее желание. Ей хотелось прикосновений, и сейчас она не считала его опасным, ведь он сидел тут, скрипя зубами от боли. Хотя в общей сложности она и права.
Ким закрыла глаза, прежде чем их губы снова встретились. Это что, обязательно при поцелуе? Лиам держал глаза открытыми, ему нравилось смотреть, как дрожат ее ресницы, как прядь волос скользит по щеке.
Она снова нырнула языком ему в рот. Лиам перехватил его, начав лизать, ласкать, играть. Он наклонил голову, чтобы ей было удобнее.
Черт, а ведь это здорово. Все же люди не совсем дураки, раз такое придумали, пусть и дали этому французское название, как картошке, которую он упорно называл «фри». Стояк у Лиама был уже отменный, и он не знал, смущаться ему, если головка вдруг покажется из-под пояса, или наоборот, радоваться, что он может продемонстрировать ей, как сильно ее хочет.
Играя в догонялки с языком Ким, Лиам скользнул ладонями по ее бедрами, жалея, что на ней нет юбки, как вчера. Тогда он мог бы забраться под нее, подцепить пальцами пояс чулок, расстегнуть и стащить...
Ким отстранилась, почти не открывая глаз.
— Лиам, ты так мне губы сотрешь.
Он улыбнулся.
— Разве это так плохо?
— Я думала, тебе больно.
— Сейчас намного лучше. — Лиам впился пальцами в ткань, скрывающую ее бедра, его силы возвращались. Он мог бы повалить ее на кровать, прижать к матрасу и заставить научить его еще чему-нибудь о человеческих поцелуях.
Он снова коснулся ее губ.
— Ты милое, прекрасное создание, знаешь?
— Для человека?
— Для кого угодно, любовь моя.
Он поцеловал ее еще раз, а потом усилием воли заставил себя оттолкнуться и выпрямиться. Это становилось опасно. Его сила росла, а вместе с ней и яростное возбуждение.
Ким растерянно посмотрела на него, ее губы распухли и покраснели, зрачки расширились, так что глаза потемнели.
— Что случилось? Я думала, ты хочешь еще «поучиться».
— Боюсь, что нет, милая. Мне нужно уходить, пока ты об этом не пожалела.
Она слегка улыбнулась.
— Я не стану жалеть о поцелуях.
Если он останется, их будет ждать не только это. Богиня, она просто прелесть.
— Сегодня тебе здесь ничто не угрожает, обещаю. Никто, даже Фергус, не пройдет мимо отца, меня и Шона. Коннор — тоже хороший боец, пусть и молод. Ты им нравишься, и мы взяли тебя под свою опеку. Тебя будут защищать как женщину из прайда.
Сначала на лице ее застыло удивление, затем задумчивость, словно так она на происходящее не смотрела.
— Признаюсь, мне страшно сейчас идти домой. Но я могу остаться только до утра. Хорошо?
Лиам молча встал. Он чертовски хорошо знал, что она прекрасно видит его возбуждение — как можно было не заметить такую штуку, когда она тычется тебе в живот? Если бы она попросила его, он бы расстегнул пуговицу и молнию и дал ей посмотреть или потрогать, или даже взять себя в рот.
Черт, надо убираться отсюда.
Ким облизала губы. Лиам положил ладони на бедра, пульс так стучал, что ныли кончики пальцев. Ее рот был таким сочным и красным, а губы — полными, что ему до смерти хотелось впиться в них зубами.
— Пожалуй, я лягу спать, — сказала она, явно стараясь убедить себя в этом. — Завтра много дел.
Спать. В его постели, положив голову на его подушку, влажное и теплое тело на его простынях. Может быть, в том самом клочке шелка, который был на ней, когда он спас ее сегодня вечером.
— Значит, увидимся за завтраком, — выдавил он через силу.
— А что оборотни едят на завтрак?
— Хлопья. Или могу приготовить тебе оладьи, как и обещал.
От ее вида – Ким сидела на кровати, скрестив ноги, в полурасстегнутой блузке, с сосками, такими твердыми, что их было видно сквозь лифчик и белую ткань – просто текли слюнки. Он мог бы толкнуть ее на подушки и накрыть ртом сквозь блузку один из тугих бутонов.
Ким подняла подушку и прижала к груди, спрятав аппетитное зрелище.
— Спокойной ночи, Лиам.
— Вряд ли я буду спать. Только не тогда, когда буду представлять тебя здесь, в моей постели.
— Здесь? А где будешь спать ты?
Он показал на потолок.
— У Коннора комната в мансарде. Места хватит и для меня. Хочешь, постучу по полу, когда буду там?
Ким слезла с кровати, все так же прижимая к себе подушку.
— Я хочу поспать и забыть об этой кошмарной ночи. А потом встать и вернуться домой. Я не против остаться здесь сегодня, потому что мне страшно, но завтра, когда я перестану бояться, то пойду домой.
Никуда она не пойдет. Хотя сейчас с ней лучше не спорить. Какой смысл?
Он улыбнулся, заставил себя отвернуться от этого миниатюрного тела и красивых глаз и выйти из комнаты.
Закрыв дверь, он долго стоял в коридоре, дожидаясь, пока возбуждение хоть чуть-чуть спадет. Ему нужно было поговорить с Диланом, не мог же он пойти к отцу с такой эрекцией.
Свет за дверью погас, матрасные пружины скрипнули, когда Ким забралась на постель — но положения это вовсе не исправило.

Час спустя Глори открыла заднюю дверь и впустила мрачного Дилана Морисси.
Глори никогда не встречала оборотня, который возбуждал бы ее быстрее. Ну и что, что он из кошек? Друзья Глори, конечно, не одобряли, но пусть катятся. Дилан был высоким, широкоплечим и темпераментным, с лучшей задницей, какую она когда-либо видела у мужика, оборотня или человека.
Глори посмотрела, как Дилан меряет шагами комнату, радуясь, что он ответил на завуалированное приглашение, которое она бросила, разговаривая с той девочкой. Дилан не всегда отвечал на намеки; он делал только то, что ему нравится. Чертов альфа-самец.
— Меня сейчас укачает, — пожаловалась она спустя какое-то время. — Что ты решил делать с этой малышкой? Позволишь Фергусу убить ее?
— Я не знаю, что с ней делать. — Дилан наконец остановился и положил здоровые кулаки на ее кухонную стойку. — Лиам только что целый час уговаривал меня не отдавать ее Фергусу, а значит, я не подчиняюсь прямому приказу главы. Чтоб его!
Если бы.
Глори прекрасно знала, что Лиам не смог бы отговорить Дилана. Если бы тот решил, что девочку нужно отдать Фергусу, Лиам никак не сумел бы ему помешать.
— Почему ты думаешь, что Лиам прав? — спросила она.
В жестких глазах Дилана полыхнул гнев, хотя он отвел взгляд, прежде чем ярость сосредоточилась на ней.
— С чего ты решила, что я его поддерживаю?
— С того, что если бы это было не так, ты бы давно закинул ее задницу в свою машину и сейчас был бы на пути в Сан-Антонио, а не стоял бы посреди моей кухни.
Дилан хлопнул по стойке кулаками.
— Я знаю. Просто Лиам... — Он выпрямился и покачал головой. Глори глянула на стойку, но Дилан не промял ее. На этот раз.
— Просто Лиам что? — спросила она.
— Он к ней неравнодушен. — Дилан провел руками по волосам, растрепав их. — Я никогда не видел его таким. Я думал, он хочет защитить ее, потому что защищает слабых. Но тут дело не только в этом. Скажем так, я удивлен, что он позволил ей сегодня спать одной.
— Думаешь, он хочет ее себе? — Глори принялась варить кофе, чтобы скрыть нервозность, не говоря уже о возбуждении. — Но она же человек.
Дилан прислонился к стойке и сложил руки на груди.
— Ты ведь знаешь, каково соотношение мужчин и женщин в Шифтертауне. Сомневаюсь, что Лиам когда-нибудь найдет себе пару среди оборотней.
Глори высыпала ароматный молотый кофе в кофемашину и закрыла крышку.
— И ты позволишь ему взять в пару человека?
— Раньше никогда бы не позволил, но сейчас не те времена. — Он выглядел усталым, Дилан, который жил слишком долго и видел слишком много. — Она кажется сильной, и она нас не боится.
Глори фыркнула.
— Если она вас и не боится, то только потому что плохо вас знает. Впрочем, согласна, характер у девочки есть. — Ей понравилось, что Ким говорила то, что думает, хотя Глори никогда бы в этом не призналась. Многие люди при встрече с ней либо избегали смотреть ей в глаза, изображая презрение, либо просто спешили сбежать.
— Еще одна причина, почему я сомневаюсь, что Лиам выберет в пару женщину-оборотня, заключается в том, что он слишком печется о судьбе клана, — сказал Дилан. — Он подталкивает потенциальные пары к другим оборотням, вместо того чтобы пометить одну из них самому. Я как-то спросил его почему. Он ответил, что у оборотней более низкого положения больше времени, чтобы завести семью и вырастить детей, и это им нужнее всего. Дети, а не состязание тестостерона.
— Как самоотверженно с его стороны.
— Правда, я также думаю, что он просто не встречал еще женщину, которая бы его зацепила. Секс — это одно. А пара — совсем другое. Но эта...
— Эту он вряд ли в благотворительных целях подсунет оборотню без пары. Она человек; ей нужна защита. А Лиам в глубине души защитник. — Глори улыбнулась. — Как и его отец.
Дилан наконец посмотрел на нее. До этого он отводил глаза, пытаясь скрыть от нее злость и неуверенность, пытаясь сдержаться и не показать, что ему нужно, чтобы она ему подчинилась. Ну что за милашка. Ему давно стоило понять, что, если он хочет, чтобы Глори встала перед ним на колени, она с радостью подчинится.
— Это моя работа, — раздраженно буркнул он.
— Нет, это ты сам. Ты защитник до мозга костей. Единственная причина, почему вашим кланом правит Фергус, а не ты, в том, что он безжалостный ублюдок. Ты не бросаешь ему вызов, потому что боишься, что он отыграется на невинных — вроде Коннора.
Выражение лица Дилана закаменело, и Глори с трудом устояла на каблуках под его тяжелым взглядом. Его глаза покраснели — явный признак того, что он вот-вот выйдет из себя.
— Ты видела его всего один раз, — возразил Дилан, поджав губы.
— И этого мне вполне хватило. Никогда больше не желаю с ним встречаться. Люди тебя уважают, Дилан. А Фергуса боятся. Чувствуешь разницу?
Она хотела отвернуться, но стальные пальцы стиснули ее плечо.
— Чего ты добиваешься, Глори? Восстания в моем клане?
Она удивленно посмотрела на него.
— Восстания? Ты серьезно? Чего ради?
Хватка Дилана ослабла, но Глори видела, что он с трудом заставил себя разжать пальцы.
— Тогда почему ты так хочешь, чтобы я бросил вызов Фергусу?
— Потому что ты хороший человек. Я всегда так считала, и я не единственная.
Дилан закрыл глаза, стиснул зубы — на щеке задергался нервный тик.
— Выживание клана важнее нашего с Фергусом противостояния.
— Знаю. — Глори осмелилась шагнуть к нему, теперь, когда не видела больше его взгляда. — Если мы начнем бросать вызовы и драться друг с другом, как до Принятия, мы вымрем за несколько лет.
— Рад, что ты это понимаешь.
— Видишь, иногда я слушаю, что ты говоришь.
Дилан открыл глаза, краснота исчезла, теперь они были такими синими, что у нее заныло сердце.
— Глори, — мягко сказал он.
— Да?
— Заткнись.
Дилан зарылся пальцами в ее волосы, распустил их и накрыл ее рот своим.
Глори привстала на цыпочки, возбуждение запульсировало в крови. Никто не умел трахаться так, как Дилан. А когда он злился или пытался перебороть свои альфа-инстинкты, то превосходил сам себя.
Она решила не сопротивляться слишком сильно, когда Дилан поднял ее и усадил на стойку. Обвив ногами его бедра, она расстегнула его брюки и откинулась на спину, предвкушая удовольствие.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: MadLena, KuNe, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Лайла, Ginger, Liluna, Tigrenok, Half, иринка, софи, Лисавета, вера, allina99, VekShu, Lamashyshka, Lfif, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
11 Апр 2014 00:00 - 25 Июн 2014 01:20 #67 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Вычитка: Мэдди)))
Глава 9
Наутро сон Лиама прервал глухой стук и громкий крик – кто-то звал его по имени. Еще даже не успев проснуться, он инстинктивно вскочил на ноги и распахнул дверь мансарды.
В коридоре обнаружилась зло сверкающая глазами Ким в большой черной футболке с логотипом «Гиннес». Судя по всему, в ней Ким и спала, а футболка явно была из вещей Лиама. Он представил теплую голую кожу под мятой тканью, а потом вдруг понял, что и сам гмм… неодет, как бы не пришлось перекинуться, пока не выдал себя с потрохами.
- Боги, Ким, почему ты вопишь как банши?
Та сунула ему под нос крохотный клочок шелка – глаза ее полыхнули гневом.
- Кто собирал вещи? Мужчина, так ведь?
- Скорее всего. А что?
Она помахала красной тряпицей.
- Это стринги. Тебе когда-нибудь доводилось их носить? Знаешь, каково, когда эта полоска весь день впивается в зад?
Лиам почувствовал, что вся семья внимательно прислушивается к их разговору: Коннор, сидя на кровати в комнате у него за спиной, Шон – в зале на первом этаже, а Дилан где-то там же, причем в той самой одежде, которая была на нем вчера, значит, ночевал он не дома.
- Что не так со стрингами? – поинтересовался Лиам. – Готов поспорить, смотрятся они на тебе очень сексуально. – Он мысленно нарисовал эту картину, но тут же поспешил подрезать крылья воображению. Боги.
- О здорово, - вздохнула Ким. – Я стою в зале суда, пытаясь на ходу продумывать стратегию, в то время как обвинитель выставляет меня на посмешище, но это ничего – ведь на мне такое сексуальное белье.
Лиам оперся рукой о стену, стараясь не засмеяться. Он услышал, как Дилан молча ушел к себе в спальню. Шон, хмыкнув, тоже. Коннор обнял колени, с недоумением наблюдая за представлением.
- Тогда зачем они тебе? – спросил Лиам.
- Мне дарят их подруги, ясно? – огрызнулась Ким.
- Но почему бы их не выкинуть?
- Не хочу никого обидеть. Они ведь думают, что делают мне приятное.
Лиам все-таки не сдержал улыбки.
- Они думают, что тебе приятно… как ты там выразилась?.. когда эта полоска весь день впивается в зад?
Ким закатила глаза.
- Ладно, забыли. Я принимаю душ и еду домой. От одичавшего оборотня вы избавились, значит, он не вернется. Мне ничто не грозит.
Лиам почувствовал за спиной напряжение Коннора – его страх и тревогу – и встал в расслабленную позу, пытаясь показать, что все под контролем. Ну да, конечно.
- Ким, любовь моя, я сейчас приготовлю тебе завтрак, и ты составишь список всего, что тебе нужно. А потом я пошлю кого-нибудь за вещами. На этот раз женщину. Как тебе такая идея?
Ким прижала руки к бокам. Не стоило ей этого делать – от этого движения грудь выпятилась так, что под футболкой явственно проступили соски.
- Все еще не хотите меня отпускать?
- Пока нет. Это небезопасно.
- Не вижу логики. Дикий мертв, замок на моей двери починили. Готовь свои чертовы оладьи, если хочешь, а потом я еду домой. Я никому не скажу, что случилось прошлой ночью, и не стану повторять то, что узнала от тебя об ошейниках. Я умею хранить секреты, понятно? А вы как-нибудь переживете.
Сердито топая, она сбежала по ступенькам и с силой хлопнула дверью так, что задрожали стены. Лиам чувствовал Ким сквозь доски пола – ее ярость, отчаяние, теплое податливое тело под тканью футболки. Закрытая дверь не остановила бы его, пожелай он ворваться и продолжить «разговор».
Коннор с тревогой разглядывал Лиама.
- Что думаешь делать?
Он спрашивал, не собирается ли Лиам заставить Ким подчиниться, и не сделает ли он ей больно? Коннор был слишком молод, не привычен к собственным инстинктам, он еще не нашел своего места в клане и прайде. Ему приходилось тяжелее, чем Лиаму или Шону, потому что он с рождения носил ошейник, а границы сейчас стали даже более размытыми, чем до Принятия. Коннор еще не понимал, когда нужно показывать, кто здесь главный, а когда терпеть – и что именно терпеть. К тому же его воспитывали мужчины-одиночки, и он никогда не видел настоящей близости.
Впрочем, едва ли то, что происходит между Лиамом и Ким, можно назвать ясным тому примером. Поучительным, пожалуй. Но не ясным.
Лиам взял себя в руки, сдерживая феромоны, которые так нервировали Коннора.
- Что я думаю делать? – Он пожал плечами и направился в ванную мансарды. – То, о чем она меня попросила. Готовить оладьи.

Ким спустилась в кухню, уже искупавшаяся, но все еще раздраженная. Друзья Лиама упаковали не только белье, которое она никогда не носила, но и самые короткие юбки, топики с огромными вырезами, пояс на резинках и стопку чулок. Ничего даже отдаленно удобного: ни шорт, ни босоножек, чтобы хоть как-то пережить лето в Остине.
Она застыла в дверях узкой кухни – удивление на мгновение пересилило злость. Лиам в обтягивающей футболке и джинсах с лопаткой в руке рассматривал противень, полный оладий. За ним Шон мыл в раковине посуду.
Мечта каждой женщины – два сногсшибательно красивых мужчины на кухне – готовят и убирают.
Дилан сидел за столом и, качаясь на стуле, смотрел спортивные новости по телевизору, которому на вид было лет двадцать. Коннор устроился рядом, листая журнал об автомобилях. Атмосфера царила напряженная, словно все перестали разговаривать, как только заслышали ее шаги.
Помимо высоких, мускулистых мужчин, готовящих на кухне завтрак, было еще что-то не то в этой домашней картине. Ким вдруг озарило: Коннор не сидел, уткнувшись в компьютер, видеоигру или мобильник. И наушники айпода не торчали из ушей.
Может, эти технологии у оборотней запрещены? Или Морисси просто не могут себе их позволить? Она знала, что у Лиама есть работа, правда, относился он к ней весьма небрежно. А что насчет Шона и Дилана? Они вообще работают? Они явно никуда не спешили. Авель вскакивал с постели по звонку будильника, принимал душ, за четверть часа цеплял на себя костюм и галстук. «Скорее, дорогая, мы опаздываем». На оладьи, кофе, беседу или утренние обнимашки времени не хватало.
Лиам взял тарелку из стопки слева и высыпал оладьи на нее.
- Эти готовы. Коннор, ты же должен был накрыть на стол. – Несмотря на посланную Ким улыбку, Лиам выглядел подавленным; искорки, что были в его глазах утром, потухли. Что происходит?
Коннор поднялся со стула и, шаркая, побрел к шкафчикам. Когда он чуть поправится, то будет таким же мускулистым, как оба его дяди и Дилан. Сейчас он казался… незавершенным, точно жеребенок, одни руки да ноги. Но он уже был достаточно красивым, чтобы сводить с ума девчонок.
- Я помогу, - предложила Ким, забирая бутылочки с сиропом, которые Коннор достал с полки, и ставя на стол.
Дилан поднялся.
- Сядь, Ким. Ты гостья.
Ким открыла было рот, чтобы сказать: «Нет, гостям обычно разрешают уйти, когда они пожелают», но тут же закрыла его снова. У нее еще будет время, чтобы со всеми разругаться, к тому же пахли оладьи восхитительно.
В любом случае она и не собиралась о чем-то с кем-то спорить. Она просто заберется в машину и уедет.
На вкус оладьи оказались такими же великолепными, как и на запах: пряные, сладкие, с ноткой корицы. Черт бы побрал Лиама: красивые мужчины не должны уметь готовить.
- Хорошо спали, Ким? – спросил Коннор с набитым ртом.
Ким как отрубило, и снились ей две вещи: нападение дикого оборотня и поцелуй Лиама. И тот, и другой сон производили впечатление.
- Неплохо.
- А Лиам нет, - сказал Коннор. – Ворочался всю ночь. Пружины на второй кровати так и скрипели. Я чуть с ума не сошел.
- Я просто не привык там спать, - возмутился Лиам, садясь рядом с Ким со своей тарелкой оладий.
Для человека, который не спал, особенно если верить его вчерашним словам насчет мучительной боли, выглядел Лиам чересчур хорошо. Его лицо было чисто выбрито, волосы – все еще влажными после душа. Ким чувствовала запах мыла и лосьона для бритья, отчего ее воображение пустилось во все тяжкие, нарисовав, как он стоит в душе и с мокрого тела сбегает пенная вода.
Что до Дилана, тот явно на что-то злился. Он сердито смотрел перед собой, склонившись над тарелкой. Шон молча и быстро проглотил свои оладьи и вернулся к мытью посуды.
- А вы всегда заставляете Шона мыть посуду? – поинтересовалась Ким. – Это нечестно.
- Мы моем по очереди, - отозвался Лиам. – Сегодня день Шона.
- А завтра мой, - хмуро пожаловался Коннор. – Клянусь, как только отмечу совершеннолетие, найду себе пару, чтобы больше никогда этим не заниматься.
Ким дожевала оладьи, посетовав про себя, что их было так мало. И к черту диеты – оладьи слишком хороши!
- Ты так и скажешь, когда будешь делать предложение, Коннор? Выходи за меня, чтобы убирать за мной и моей родней? Уверена, каждая женщина ухватится за такую возможность.
Шон у раковины расхохотался. Лиам улыбнулся, правда, несколько рассеянно. Коннор нахмурился, словно она подкинула ему новую пищу для размышлений, но жизнерадостности у него поубавилось.
Да, этим утром все четверо Морисси явно на взводе. Особенно напряжение ощущалось между Лиамом и Диланом – и Ким не нужно было гадать, чтобы понять из-за чего.
Она отложила вилку.
- Давайте все проясним. Сейчас я иду наверх, собираю вещи и уезжаю. Я позвоню вам и дам знать, как продвигается дело Брайана – чтобы вы были в курсе. Обещаю. И я никому не стану рассказывать о диких оборотнях, ошейниках или соседках в блестящих туфлях на шпильке.
Дилан поднял глаза от тарелки, его радужки потемнели, белки налились красным. Несмотря на красоту, Ким он пугал – она прекрасно понимала, почему люди шли к Лиаму, а не к его отцу.
Лиам бросил на отца сердитый взгляд, но голос его, когда он обратился к Ким, был мягким.
- Тебе нужно остаться чуть подольше, любовь моя. По меньшей мере на несколько дней.
- Нет. – Ким вытерла рот и положила салфетку на стол. – У меня есть работа и жизнь. Завтра понедельник, и мне надо быть в офисе, где я зарабатываю себе на хлеб. Помните о деле Брайана? Вы ведь хотите, чтобы я его вытащила?
- Ты поедешь к себе в офис, - сказал Лиам. – А я с тобой.
- Ну да. Оборотень в стенах «Лоуэлл, Грант и Штэйнхерст». Я так не думаю.
- Либо так, либо ты никуда не едешь.
Ким отодвинула стул и встала.
- Послушай, Лиам, я не просила, чтобы меня втягивали в ваши проблемы. Я не просила, чтобы та… тварь на меня напала. Мне очень жаль, что я узнала об ошейниках, но я хочу одного – добиться освобождения Брайана, чтобы тот вернулся домой к матери. А вы, похоже, забыли, что я на вашей стороне.
Лиам тоже поднялся. Коннор с тревогой смотрел на них, даже Шон с мокрой губкой в руке повернулся от раковины.
- Это не от меня зависит, Ким, - произнес Лиам.
- Ты чертовски прав, не от тебя. Это зависит от меня. – Да что с ними такое? – Вы все оборотни. Вас можно арестовать за похищение или за то, что вы держите меня в заложниках, черт, да даже просто за то, что вы ведете себя со мной грубо. И вас ждет то же, что и Брайана. Фарс вместо суда и казнь.
- Мы не собирались никому рассказывать. И не собирались позволять тебе рассказывать кому-то, - заговорил наконец Дилан.
Сердце Ким заколотилось быстрее. Да, он самый страшный человек в этой комнате. Под взглядом его покрасневших глаз таяли любые аргументы. По сравнению с Диланом дикий оборотень, напавший на нее, казался щенком.
Голос Лиама стал жестче.
- Пап, ты обещал, что это моя проблема.
- Да, но ты ее не решаешь, - ответил тот. – Ты знаешь, что должен сделать.
- Ну так позволь мне это сделать. Когда я решу.
- Нет, тебе нужно сделать это сейчас. Это единственный выход.
Ким отпрянула.
- Что сделать сейчас?
Лиам не смотрел на нее, Дилан буравил ее взглядом, Шон отвернулся. Коннор стоял, раскрыв рот, явно тоже не зная, о чем речь.
- Так что сделать сейчас? – повторила Ким.
Интересно, она успеет добежать до двери? Как быстро Дилан, Лиам и Шон двигаются? Не похоже, что Лиам готов броситься за ней в погоню, впрочем, как и Дилан, который продолжал расслабленно сидеть на стуле, но они же не люди.
Что с ней сегодня творится? Вчера она нервничала из-за приезда в Шифтертаун и разговора с оборотнем не через решетку. А потом Лиам посмотрел на нее своими ирландскими голубыми глазами, и она растаяла. Она даже безо всяких скандалов согласилась переночевать в их доме. Она делала все по их правилам, а Ким никогда раньше не играла по чужим правилам, только по своим собственным.
А сейчас она вдруг вспомнила, как оборотни опасны. Она беззаботно ворвалась в их жизнь, вот только вряд ли они выпустят ее обратно так же беззаботно.
Ким стиснула кулаки.
- Лиам, пожалуйста, сними с меня метку. Игры в хозяина и рабыню меня не прельщают.
- Ким.
Вот черт, от одного его голоса ей захотелось забраться к нему на колени и обнять.
- Что? – прорычала она.
- Метка ставится для защиты, и она никак не связана подчинением. К тому же покорности в тебе не больше, чем в альфа-самках, которых мне доводилось встречать.
- Ну да, конечно. Хочешь сказать, что Глори – кроткая, как овечка?
- Она не альфа-самка, - пробурчал Дилан. – В стае положение у нее довольно низкое.
На краткий миг Ким лишилась дара речи. Но только на миг.
- Это объясняет, почему она вас терпит. Но я не такая. Я уезжаю. Прости, Лиам, но тебе придется мне поверить.
Лиам оказался перед ней, отрезая дорогу к двери. Нет, добежать она бы не успела. Его ладони легли на ее плечи, и Ким почувствовала, как прижалась спиной к стене.
- А тебе придется поверить мне, - сказал он.
Это несправедливо. От него слишком приятно пахло. Голубые глаза были чуть красноватыми, но Ким чувствовала, что Лиам изо всех сил сдерживает себя.
На одну головокружительную секунду ей стало интересно, что будет, если он даст себе волю. Он придавит ее к стене своим телом? Когда этим утром она увидела, как он, абсолютно обнаженный, прислоняется к дверному косяку, у нее заныли соски, а между ног стало влажно.
«Я совсем спятила».
Лиам навис над ней, Ким почувствовала, что у нее сейчас подогнутся колени. Она могла бы скользнуть вниз по телу Лиама и прижаться лицом к его ширинке. Разве было бы не здорово?
- Ааа! – вскрикнул Коннор и сложился пополам, обхватив живот.
- Ты в порядке? – обеспокоенно спросила Ким.
- Нет. Черт, - застонал он от внезапной боли.
- Что происходит? Тебе плохо? Боже, Лиам, что ты положил в эти оладьи?
Зазвенела покатившаяся по полу тарелка.
- Дерьмо, - прошептал Шон, прежде чем глаза его тоже затопило болью.
Лиам оттолкнул Ким от себя.
- Ким, убирайся отсюда. Живо.
Все четверо Морисси зарычали, их глаза стали менять цвет. Коннор жалобно стонал.
Ким не настолько хорошо разбиралась в оборотнях, чтобы понять, что с ними творится. Они что, сейчас перекинутся? Или им плохо? Шон соскользнул на пол в то же время, как Лиам упал на колени. Дилан поднялся со стула и попытался подойти к Коннору, но повалился на пол, прежде чем добрался до внука.
Лиам вскинул голову, его клыки удлинились, оттянув губы.
- Иди! – закричал он ей. – Беги!
Ким не стала спорить. Она бросилась из кухни, распахнула заднюю дверь и выбежала на улицу – в горячий влажный остинский воздух.
Она могла бы запрыгнуть в машину, рвануть прочь из Шифтертана, поехать домой и сменить все замки. Или переехать. Уйти с работы и никогда больше не видеть оборотней. Вещи пусть оставят себе; все равно почти все, что было в чемодане, она даже не носит.
Когда она добралась до подножия лестницы, Коннор начал истошно кричать. Мука в его голосе заставила Ким остановиться как вкопанной и развернуться. Коннор был самым младшим, самым слабым, и то, что сейчас происходило, явно причиняло ему невыносимую боль.
Ким взбежала обратно по ступенькам. Еще один крик Коннора разорвал воздух. Дилан и Лиам пытались подползти к нему, и она поняла, что они хотят дотронуться до него – они ведь привыкли утешать друг друга прикосновениями.
- Лиам, что мне делать?
Тот повернул голову и посмотрел на Ким. Его глаза стали ярко-красными.
- Нет, Ким. Уходи.
- Я вас так не оставлю. Чем мне помочь?
Лиам не смог или не захотел отвечать. Он дотянулся до Коннора – в этот момент мальчик закричал еще громче.
Твою мать. Ким слишком мало знала об оборотнях – она, которая считала, что изучила о них все. Это могло быть что угодно – от неисправностей в ошейниках до какого-нибудь необычного вируса.
- Держитесь. Я сейчас.
Ким не знала, слышал ли ее Лиам и понял ли. Она снова промчалась через кухню, затем по грунтовой дорожке к соседнему дому и заколотила в заднюю дверь. Не дождавшись ответа, Ким прижала ладони к стеклу, вглядываясь внутрь.
- Глори?
Из дома не доносилось ни звука, и на несколько секунд Ким испугалась, что та сейчас тоже корчится на полу и стонет. Может, как и все в Шифтертауне? Черт.
Глори, такая же высокая и сногсшибательная, как и вчера, распахнула дверь. На ней были тугие черные кожаные брюки, ярко-розовый топ, обхватывающий горло, скрывая ошейник, и такие же розовые лодочки на шпильке. Не альфа-самка, как же.
Глори тяжело дышала, словно занималась аэробикой, но на ее лице не было ни капельки пота, а из прически не выбился ни один волосок.
- Что?
- С ними что-то не так. Что-то странное. Ты должна помочь им.
Глори перевела взгляд на дом Морисси.
- С Диланом?
- Со всеми ними. Я не понимаю, что происходит.
Не говоря ни слова, Глори обошла ее и спустилась с крыльца. Ким пришлось бежать, чтобы не отстать от нее - слава богу, та была на шпильках высотой в милю.
Глори толкнула заднюю дверь дома Морисси – точно имела полное на это право – и запнулась, так что Ким чуть не налетела на нее. Лиам уже крепко обнимал Коннора, но тот все еще душераздирающе скулил.
- Что с ними? – прокричала Ким.
- Не знаю. Никогда такого не видела.
Да, вот уж помогла, так помогла! Глори подошла к Дилану – он лежал, закрыв глаза, удлинившиеся клыки резали губы – и схватила его за плечо.
- Дилан!
Ей пришлось трясти его и кричать, пока тот не очнулся – теперь его глаза были желтыми с красной окантовкой. Он что-то прохрипел – Ким не разобрала, - но Глори кивнула и с мрачным видом повернулась к ней.
- Их призывают, - сказала она.
- Призывают? Какого черта эта значит?
- Это значит, что глава клана хочет их видеть. Он наложил на них чары принуждения… это не прекратится, пока они не приедут к нему и он не рассеет магию.
Чары?
- Я думала, ты никогда такого не видела.
- Не видела. Призыв применяется не чаще раза в пару сотен лет, потому что главы кланов, которые его используют, недолго остаются главами. Оборотни не любят, когда их припирают к стенке. Видимо, Фергусу ты очень нужна.
- А позвонить он не мог?
- Он звонил. Вчера. Приказал Дилану привезти тебя к нему, и тот отказался. Вот Фергус и сделал это.
Судя по выражению лица Глори, та считала виноватой Ким. Да, она прятала ошейник под топиком, и Дилан говорил, что ее положение в стае не слишком высоко, но это не отменяло того, что она оборотень.
- Нужно отвезти их в Сан-Антонио, - сказала Глори.
- Сан-Антонио?
- Там живет Фергус. Ты должна доставить их к Фергусу – сами они ехать не могут.
- К Фергусу, который чертовски хочет наложить на меня лапы во что бы то ни стало? Почему бы тебе их не отвезти?
Глори фыркнула.
- Ответить на призыв главы чужого клана? Я ликан. Стоит мне сунуться к кошакам, и мне оторвут голову, прежде чем я успею открыть рот.
- А как насчет моей головы?
- Придется ею рискнуть. Фергус все равно ждет, что ты явишься вместе с ними. Давай, помоги усадить их в машину.
- В мою машину они не поместятся.
- Должны. – Глори подхватила Дилана под мышки и подняла на ноги. Тот едва стоял, но тяжело навалился на Глори, позволяя ей вывести его из кухни. – Выхода в любом случае нет.
Глори ногой распахнула дверь, так что та шарахнулась о стену, а с потолка полетели хлопья штукатурки.
Лиам успел схватить Ким за лодыжку когтистой рукой.
- Нет, - прохрипел он. – Беги.
От боли, плескавшейся в его глазах, у нее заныло сердце. Лиам прав – ей в самом деле стоило бежать. Бросить оборотней на произвол судьбы и эмигрировать в Австралию. Ким была в ужасе при мысли о встрече с Фергусом, человеком, который мог сделать беспомощными четверых сильных оборотней за семьдесят пять миль от него. Но страдания Лиама не давали ей его оставить.
- Ким, - прикрикнула Глори. – Ну же.
Она склонилась над Лиамом.
– Нам надо ехать, Лиам. Глори говорит, это единственный выход.
Тот попытался что-то сказать, но вышел лишь неразборчивый хрип.
Глори бросилась назад и подхватила Шона. Ким наконец убедила Лиама подняться, а тот потащил за собой Коннора. Каким-то чудом все трое Морисси спустились по ступенькам и добрались до двухдверного Мустанга Ким.
Шон уже сложился вдвое на крохотном заднем сидении, а Дилан стоял, тяжело привалившись к машине. Он казался менее ослабшим из всех, но он был старше, а значит, наверное, сильнее. Глори принялась за Коннора, и Дилан стал помогать ей запихивать того к Шону. Затем Дилан и сам протиснулся на сидение рядом с внуком, а Лиам тяжело упал на переднее.
- Какого черта? – послышался мужской голос с техасским акцентом. Через улицу к ним бежал тот здоровяк-ликан, с которым она познакомилась вчера, Эллисон. – Глори, что происходит?
- Призыв, - буркнула Глори.
- Срань господня!
- Ким везет их к Фергусу.
- Вот черт. – Светло-голубые глаза Эллисона наполнились болью. – А я не могу поехать с тобой. У Лиама в телефоне есть мой номер. Держи меня в курсе, хорошо?
- Договорились. – Ким оцепенело забралась в автомобиль.
- Подожди. – Эллисон забежал в дом Морисси и вынес палаш Шона в кожаных ножнах. – Возьми, на всякий случай.
В забитой машине для него не было места, так что Ким открыла багажник, и Эллисон забросил меч внутрь.
Когда Ким захлопнула дверцу и повернула ключ в замке зажигания, Эллисон шагнул к Глори и обнял ее обеими руками – та приникла к нему, явно ища утешения, как Сандра вчера, с Шоном и Лиамом.
Ким вырулила на дорогу – пальцы мерзли и дрожали, несмотря на июльскую жару – и поехала к границе Шифтертауна.

Глава 10

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: KuNe, SvetВладимировна, Жменька, Стася, ninych, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Лайла, Ginger, Liluna, ляляка, Tigrenok, Half, иринка, alisandra, ruusunen, софи, Cassi, Лисавета, вера, allina99, VekShu, Васёна, Lamashyshka, Lfif, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • SvetВладимировна
  • SvetВладимировна аватар
  • Wanted!
  • Модератор ОС
  • Модератор ОС
Больше
11 Апр 2014 08:23 #68 от SvetВладимировна
SvetВладимировна ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
:flirty2:
спасибище большое))
:flirty1:  :pocelui:

Трудный народ эти женщины! ©

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Апр 2014 09:50 #69 от Liluna
Liluna ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Спасибо! Это было очень круто!  :frower:  :frower:
Посмотрим, как они там смогут договориться с Фергусом...
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
11 Апр 2014 12:04 #70 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Так вот тот самый таинственный поцелуй? :lol:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Апр 2014 13:05 - 11 Апр 2014 13:05 #71 от Lfif
Lfif ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Спасибо большое, девочки!!! Вы лучшие))))
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
11 Апр 2014 15:06 #72 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Боюсь, Фергус - не тот "человек", с которым можно договориться(((

Мэдди, агась, он, родимый)))

Всем спасибо, что читаете, мне очень жаль, что я так тяну с этим переводом. 8 главу перевела в конце февраля, но руки не доходили до вычитки(((

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Лайла
  • Лайла аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
Больше
11 Апр 2014 15:59 #73 от Лайла
Лайла ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Ну ничёсе, сколько сразу глав))) А какой поцелуй...
Спасибо за проду, девочки :flirty2:
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Апр 2014 19:36 #74 от allina99
allina99 ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
Спасибо за перевод :frower:

Мы видим вещи не такими, какие они есть. Мы видим их такими, какие есть мы...(с)Анаис Нин

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Апр 2014 21:17 - 11 Апр 2014 21:35 #75 от Mari Michelle
Mari Michelle ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 9/24 глав, обновление 11.04
спасибо огромное за главы!!!!
оч страшно что будет дальше...

ОЧЕШУЕТЬ!!!
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.