САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 16/24 глав, обновление 23.06.16

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 15:31 - 23 Июн 2016 20:47 #1 от Калле
Калле создал эту тему: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом", 16/24 глав, обновление 23.06.16
Дженнифер Эшли

Обрученная с прайдом
1 книга серии Pride Mates

Перевод: Калле, с 13 главы - Regina
Ненавистная, но любимая бета: FairyN, 6,7,9 главы MadLena, 8 глава IIF, с 10 главы - Georgie, 12 глава - Стася, с 13 главы - Is
Оформление: FairyN
Жанр: фантастика, оборотни
Статус: 16 глав из 24
Аннотация:
Двадцать лет назад все оборотни объединились и рассказали людям о себе, теперь им приходится жить на окраинах городов (в «Шифтертаунах»). Все они были вынуждены надеть Ошейники, которые сдерживали их охотничьи и звериные инстинкты (оборотни называют это событие «Принятием Ошейников»).
Лиам Морисси – посредник между оборотнями Остина, штат Техас, и людьми, живущими в этом городе. Ким Фрэйзер – адвокат, вынужденный защищать оборотня, обвиняемого в убийстве.
Она осмеливается отправиться в Шифтертаун, чтобы попросить у Лиама помощи, но узнаёт, что у оборотней слишком много секретов, которые они хотят сохранить в тайне.
Лиаму приходится защищать Ким от гнева главы клана и собственного отца, и, к своему изумлению, он обнаруживает, что его тянет к дерзкой девушке.


Глава 1-5 / Главы 6-9 / Глава 10 / Глава 11 / Глава 12 / Глава 13 / Глава 14 / Глава 15 / Глава 16

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Жменька, Mari Michelle, Tigrenok, alisandra, Solitary-angel, Alis@, mokryaknata, Magic, Амри, vika-vl.dv, Kotik, АЛИСА, Xeksany

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 16:03 - 20 Апр 2016 16:47 #2 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Глава 1
Девушка заходит в бар…
Нет. Человеческая девушка заходит в бар для оборотней.
В баре пусто, он еще закрыт для посетителей. На вид он совершенно заурядный: выкрашенные черной краской стены без окон, ряды стеклянных бутылок, запах пива и спертый воздух. Но назвать его обычным никак нельзя, ведь стоит он на окраине Шифтертауна.
– Вы адвокат? – спросил мужчина за стойкой. Человек, не оборотень. Ни странных вытянутых зрачков, ни ошейника, чтобы сдерживать агрессию, ни намека на угрозу. Ну, относительно. Это была паршивая часть города, так что угроза здесь просто витала в воздухе.
Ким в очередной раз сказала себе, что бояться нечего. Они ручные. На них ошейники. Они не могут причинить вред.
Когда она кивнула, мужчина махнул тряпкой на дверь в конце зала.
– Срази его наповал, крошка.
– Я постараюсь оставить его в живых. – Ким развернулась на своих четырнадцатисантиметровых шпильках и пошла к кабинету, всю дорогу чувствуя спиной взгляд бармена.
Она постучала в дверь с табличкой «Посторонним вход воспрещен», и с другой стороны прорычали:
– Войдите.
Мне нужно всего лишь поговорить с ним. А потом я могу ехать домой. Ким почувствовала, как между лопаток стекает струйка пота, но толкнула дверь и перешагнула через порог.
Откинувшись на стуле, за захламленным столом сидел мужчина с кипой бумаг в руках. Он закинул ноги в ботинках на столешницу. Мускулистые бедра, обтянутые джинсами, казались пиршеством для глаз. Этот, без сомнения, был оборотнем: тонкий черный с серебром ошейник, стройное, совершенное тело, иссиня черные волосы и ощутимая аура опасности. Когда Ким вошла, он встал и отложил документы.
Черт. Он выпрямился во все свои почти два метра роста и посмотрел на Ким голубыми, как утреннее небо, глазами. Его тело оказалось не просто стройным, оно было чертовски сексуальным: широкие плечи и грудь, плоский живот, крепкие мускулы, проступавшие под облегающей черной футболкой.
– Ким Фрэйзер?
– Да.
Он по-старомодному галантно поставил стул перед своим столом и жестом пригласил ее сесть. Присаживаясь, Ким почувствовала тепло его руки у своей талии и ощутила запах мыла и терпкий аромат мужчины.
– Вы мистер Морисси?
Оборотень снова сел в кресло, закинул ноги в мотоциклетных ботинках на стол и заложил руки за голову.
– Зовите меня Лиам.
В его голосе слышался вполне узнаваемый акцент. Ким сопоставила его с черными волосами, невозможно голубыми глазами и экзотическим именем.
– Вы ирландец.
Он улыбнулся – от такой улыбки любая бы растаяла.
– А кто еще стал бы управлять пабом?
– Но вы ведь не владелец заведения.
Ким прикусила язык, как только с него сорвались эти слова. Конечно, нет. Он же оборотень.
Его голос заледенел, морщинки в уголках глаз разгладились.
– Боюсь, я не смогу помочь вам в деле Брайана Смита. Мы с ним не слишком хорошо знакомы, и я не имею ни малейшего понятия о том, что случилось в ту ночь, когда убили его девушку. Это было очень давно.
Ким почувствовала укол разочарования, но она давно научилась не позволять унынию остановить себя, когда нужно выполнить работу.
– Брайан сказал, что все считают вас вроде как «своим человеком». Будто бы любой попавший в переделку оборотень может рассчитывать на помощь Лиама Морисси.
Тот пожал плечами, мускулы перекатились под футболкой с логотипом бара.
– Верно. Но Брайан ко мне не обращался. Во все эти неприятности он вляпался сам.
– Я знаю. И пытаюсь вытащить его из этих неприятностей.
Лиам прищурил глаза, его зрачки сузились, словно из-под человеческого фасада проглянул хищник, обитающий внутри. Брайан говорил, оборотням нравится так делать, когда они пытаются оценить ситуацию. Интересно, кто добыча?
Брайан поначалу тоже проделывал такое с Ким. Но перестал, когда начал доверять ей, хотя она не была уверена, что сумела бы когда-нибудь к этому привыкнуть. Брайан был ее первым клиентом-оборотнем, да, и вообще, по сути первым оборотнем, которого она увидела не в новостях по телевизору. Об их существовании было известно уже двадцать лет, но Ким ни разу ни одного не встречала.
Все знали, что они живут в анклаве на востоке Остина, недалеко от аэропорта, но Ким никогда не бывала в том районе. Хотя некоторые женщины гуляли по улицам, граничащим с Шифтертауном, в надежде увидеть – или не только увидеть – кого-нибудь из мужчин-оборотней, которые были известны своей силой, красотой и нереальной выносливостью в постели. Как-то в ресторане Ким слышала разговор двух девушек, которые шептались о недавней встрече с оборотнем. Чаще всего в беседе мелькала фраза «О, Боже!». Ким, как и многие, умирала от любопытства, но не могла набраться смелости приблизиться к Шифтертауну.
А потом ей неожиданно дали вести дело оборотня, который обвинялся в убийстве своей человеческой подружки. Впервые за двадцать лет проблемы с правосудием случились у оборотня, да еще настолько серьезные, что он угодил за решетку. Общественность, разгневанная убийством, требовала, чтобы оборотней наказали, гневно тыча пальцами в тех, кто утверждал, что они приручены.
Однако после встречи с Брайаном Ким поняла, что не сможет выступать его защитником лишь номинально. Она верила в его невиновность и хотела выиграть дело. Прецедентов не было, потому что оборотней никогда еще не судили, по крайней мере, записей о таких разбирательствах не нашлось. Так что это дело должно было получить очень широкую огласку, и Ким с его помощью собиралась сделать себе имя, создать прецедент.
Лиам не спускал с нее глаз со все еще суженными зрачками.
– А вы смелая, да? Защищать оборотня?
– Да, я такая. – Ким закинула ногу на ногу, притворяясь расслабленной. Говорили, что оборотни чувствуют, если ты нервничаешь. Они знают, что ты напуган, и используют твой страх. – Не буду скрывать, это дело с самого начала было настоящим «геморроем».
– Для людей все, связанное с оборотнями, «геморрой».
Ким покачала головой.
– Я о другом. Все проблемы от того, как его ведут. Копы едва не заставили Брайана подписать признание еще до того, как я сумела попасть на допрос. Мне удалось это предотвратить, но я не смогла добиться, чтобы его выпустили под залог, а всякий раз когда я пытаюсь изучить показания и улики, кругом все кишит работниками прокуратуры. Разговор с вами – это, конечно рискованный шаг, но я в отчаянии. Так что, если вы не хотите, чтобы оборотня осудили за это преступление, мистер Морисси, я была бы благодарна за вашу помощь.
Под его немигающим взглядом ей захотелось чем-нибудь прикрыться. Или убежать. Ведь именно так поступает добыча – бежит? А хищник преследует ее и загоняет в угол.
А что сделал бы этот мужчина, загнав добычу? На нем же ошейник; значит, ничего. Верно?
Ким представила, как, уперевшись руками по обе стороны от нее, он прижимает ее к стене своим крепким телом… По спине пробежала дрожь.
Лиам убрал ноги и наклонился, сложив руки на столе.
– Я не говорил, что не стану помогать вам, милая. – Его взгляд скользнул по ее блузке, по пуговицам, которые выскочили из петелек во время поездки по улицам Остина в июльскую жару. – Брайан доволен тем, как вы его защищаете? Вам так нравятся оборотни?
Ким с трудом удержалась, чтобы не потянуться к пуговицам. Она почти ощущала его пальцы, расстегивающие одну за другой… сердце бешено заколотилось.
– Не имеет значения, кто мне нравится. Я была назначена его адвокатом, и так уж вышло, что я считаю Брайана невиновным. Он не должен отвечать за то, чего не совершал. – Ким обрадовалась этой внезапно проснувшейся злости, потому что она помогала скрыть, как сильно этот мужчина заставлял ее нервничать. – К тому же Брайан – единственный оборотень, которого я знаю, а значит, я не могу сказать точно, нравятся они мне или нет, не так ли?
Лиам снова улыбнулся. Зрачки вернулись в обычное состояние, и теперь он выглядел как любой другой красивый, сильный, голубоглазый ирландец.
– Да вы, любовь моя…
– Вспыльчива. Да, мне говорили. А еще меня называют пробивной стервой с мертвой хваткой и не только. Но могу вас заверить, мистер Морисси, я чертовски хороший юрист. Брайан невиновен, и я собираюсь спасти его задницу.
– Я хотел сказать «необычны». Для человека.
– Потому что хочу верить, что он невиновен?
– Потому что пришли сюда, на окраину Шифтертауна, чтобы увидеться со мной. В одиночку.
Хищник вернулся.
И почему, когда Брайан так смотрел на нее, ее это не волновало? Брайан сидел в тюрьме, он был зол, его обвиняли в ужасных преступлениях. Он убил женщину, если верить полиции. Но от взгляда Брайана по спине не бежали мурашки, как от взгляда Лиама Морисси.
– А мне есть чего опасаться? – спросил она, стараясь говорить небрежно. – Я пытаюсь доказать, что оборотни, и мой клиент в частности, не могут причинить вред людям. И грош цена мне как адвокату, если я не поговорю с его друзьями.
Лиаму захотелось рассмеяться, но глаза его оставались холодными. Она понятия не имеет, во что ввязывается; и Фергус, глава клана, ждет, что Лиам поможет ему сохранить положение дел неизменным.
Черт бы все побрал, она не должна была ему понравиться. Он ждал обычную женщину, чопорную и напыщенную, как все они, но Ким Фрэйзер оказалась другой. И дело не в ее миниатюрности или хрупкости по сравнению с высокими и сильными женщинами-оборотнями. Ему нравилось, что ее темно-синие глаза смотрели на него без страха, нравилась копна черных кудряшек, которые так и просили запустить в них пальцы. Слава богу, она не стала трогать волосы, укладывая в какую-нибудь сложную прическу.
С другой стороны, она попыталась спрятать свои аппетитные формы под строгим серым деловым костюмом, правда само тело имело на этот счет другое мнение. Грудь так и рвалась из блузки, а туфли на шпильке лишь подчеркивали сексуальные до неприличия ноги.
Ни одна женщина-оборотень не стала бы так одеваться. Они предпочитали свободную одежду, чтобы ее можно было легко сбросить, если понадобится перекинуться. Летом, например, особой популярностью пользовались шорты и футболки, а еще длинные юбки и саронги.
Лиам представил себе мисс Фрэйзер в саронге. Упругие груди, натянувшие тонкую ткань, и гладкие бедра, выглядывающие между полами при ходьбе.
А еще лучше она смотрелась бы в бикини, лежа в шезлонге у бассейна какого-нибудь денежного мешка и потягивая коктейль со сложным названием. Она же юрист… скорее всего кто-нибудь из боссов фирмы уже сделал ее своей любовницей. Или может, она использует начальника, чтобы взобраться по карьерной лестнице. Люди постоянно так делают. Либо этот ублюдок разобьет ей сердце, либо она счастливо бросит его, добившись своего.
Вот поэтому мы и стараемся держаться от людей подальше. Брайан Смит связался со смертной, и поглядите, куда это его привело.
Так почему же эта женщина будила в Лиаме желание защитить ее? Отчего ему хотелось подойти ближе и почувствовать тепло ее тела? Ей бы это не понравилось; люди всегда пытаются сохранять дистанцию, ну, за исключением тех моментов, когда иного выхода нет. Даже любовники на публике не позволяли себе чего-то большего, чем просто держаться за руки.
Да, не стоило думать о любовниках и этой женщине одновременно. Фергус велел выслушать Ким, а затем заставить ее развернуться на сто восемьдесят градусов и отправиться восвояси. Правда у Лиама никогда не было привычки слепо повиноваться Фергусу.
– Так почему вы хотите помочь ему, любовь моя? – спросил он. – Защищаете его, просто потому что жребий пал на вас, я прав?
– Я младший сотрудник фирмы, поэтому дело и досталось мне, тут вы правы. Но прокурор и полиция напортачили в этом деле выше крыши. Да тут на каждом шагу нарушение прав человека, но суд совершенно не принимает это во внимание, что бы я ни делала. Все хотят, чтобы оборотня наказали, неважно, виновен он или нет.
– А почему вы верите, что Брайан этого не делал?
– А как, по-вашему? – Ким постучала пальцем по своей шее. – Из-за этого.
Лиам подавил желание потрогать черно-серебряную металлическую полоску с маленьким кельтским крестом на собственной шее. Чтобы сдерживать оборотней, в ошейники были встроены микрочипы, усиленные магией, хотя люди и не признавали ее существования. Если в оборотне просыпалась тяга к насилию, то ошейник выпускал электрический заряд. А когда и этого оказывалось недостаточно, то следующий удар током вызывал невыносимую боль. Трудно напасть на кого-нибудь, катаясь по земле в агонии.
Лиам не знал точного устройства ошейников; ему было известно лишь, что каждый настроен на кожу своего носителя и меняется в размерах, когда тот оборачивается в зверя. Все оборотни, живущие среди людей, обязаны носить ошейники, которые, однажды надев, снять было уже невозможно. Отказ надеть ошейник означал смертный приговор. Если же оборотень пытался бежать, его или ее выслеживали и убивали.
– Вам ведь известно, что Брайан не смог бы совершить жестокое преступление, – сказала Ким. – Ошейник ему бы не позволил.
– Дайте угадаю. Полиция утверждает, что его ошейник неисправен?
– Да. Но на мое предложение проверить его, мне выдали массу причин, почему этого делать нельзя. Ошейник невозможно снять, к тому же было бы слишком опасно заполучить оборотня без ошейника. И еще более опасно провоцировать его на жестокость, чтобы посмотреть, остановит ли его ошейник. Хотя Брайан с самого ареста ведет себя совсем тихо. Он как будто сдался. – Она нахмурилась. – Ненавижу, когда кто-то вот так сдается.
– Играете за слабую команду?
Она растянула красные губы в улыбке.
– Можно сказать и так, мистер Морисси. Я знаю, каково это - проигрывать.
Лиаму нравился ее рот. Нравилось представлять его на своем теле, на некоторых его частях даже слишком. Да, не стоило думать об этом, крамольные мысли вызвали вполне естественную реакцию.
Странно. Никогда раньше он даже не задумывался о сексе со смертными. Он не находил их привлекательными; Лиам предпочитал трахаться в своей кошачьей форме. Так секс приносил куда больше удовлетворения. С Ким же пришлось бы оставаться человеком.
Его взгляд скользнул к расстегнутым у горла пуговицам. Хотя… Может, помучиться ради нее не так уж и плохо…
О чем я только думаю? Распоряжения Фергуса были абсолютно однозначны, и тот согласился пустить Ким в Шифтертаун только при условии, что Лиам будет их выполнять. Фергусу не нравилось, что дело Брайана оказалось в руках человеческой женщины, но выбора не было. Он с самого начала злился из-за ареста Брайана и считал, что оборотням лучше оставаться в стороне и не лезть во все это. Словно верил, что тот виновен.
Но Фергус жил на другом конце Сан-Антонио, а меньше знаешь – крепче спишь. Лиам может и сам во всем разобраться.
– Так чего вы ждете от меня, любовь моя? – спросил он Ким. – Хотите испытать мой ошейник?
– Нет, я хочу побольше узнать о Брайане, об оборотнях и вашем мире. Кто окружал Брайана, как он вырос, на что похожа жизнь в анклаве. – Она снова улыбнулась. – Да и шесть независимых свидетелей, которые поклянутся, что во время совершения преступления его не было рядом с жертвой, тоже не помешают.
– О, и это все? Вам нужно гребаное чудо, дорогая.
Она накрутила темную прядь на палец.
– Брайан сказал, что оборотни обращаются к вам чаще всего. Оборотни, впрочем как и люди.
И правда, они приходили к Лиаму со своими проблемами. Его отец, Дилан Морисси, правил этим Шифтертауном, был вторым человеком во всем клане.
Люди мало что знали о строжайшей иерархии в кланах и прайдах – ну, или стаях, если речь о волках – оборотней, и еще меньше о том, как здесь все происходило. Дилан был лидером прайда и хозяином Шифтертауна, а Фергус – главой клана всех Кошачьих в Южном Техасе, но оборотни, у которых возникали проблемы, шли к Лиаму или его брату Шону. Они встречались в баре или кофейне тут неподалеку. «Лиам, ты же попросишь отца разобраться во всем этом для меня?».
Никто не обращался напрямую к Дилану или Фергусу. Так было не принято. А вот поболтать о том, о сем с Лиамом за чашечкой кофе – совсем другое дело и не привлекает внимания к тому факту, что у его собеседника какие-то проблемы.
Хотя, конечно, все обо всем знали. Шифтертаун очень напоминал Лиаму ирландскую деревню, где они жили до переезда в Техас двадцать лет назад. Все знали все обо всех, и новости из одного конца в другой долетали со скоростью света.
– Брайан ко мне не приходил, – сказал он. – Я не знал об этой человеческой девчонке, пока сюда не нагрянула полиция, чтобы его арестовать. Его мать разбудили среди ночи, и она видела, как ее сына увели. Долгое время она даже не знала почему.
Взгляд Лиама ожесточился. Конечно, оборотни были возмущены арестом Брайана. С того самого дня жители Остина напряженно ожидали беспорядков, опасаясь, что оборотни сорвутся с цепи и попробуют отомстить, однако в Шифтертауне было спокойно. Ким очень хотелось знать почему, но она не собиралась спрашивать об этом сейчас, рискуя вывести из себя единственного, кто мог ей помочь.
– Об этом я и говорю, – сказала она. – Это дело с самого начала ведут через задницу. Если вы поможете мне, я смогу вытащить Брайана, а заодно щелкнуть всех по носу – показать, что не стоит шутить с правами людей или даже оборотней.
Взгляд Лиама стал еще жестче, если такое вообще возможно. Теперь его глаза походили на льдинки.
– Мне плевать, что и кому вы собираетесь показывать. Меня волнует только семья Брайана.
Да, похоже, она просчиталась с мотивом.
– В таком случае семья Брайана будет рада, если его не посадят, не так ли?
– Его не посадят в тюрьму, любовь моя. Его казнят, и вам это прекрасно известно. И двадцать лет ждать тоже никто не станет. Его убьют, и произойдет это очень скоро.
Он был прав. Обвинитель, шериф округа, генеральный прокурор и даже губернатор хотели сделать из Брайана пример для всех. За эти двадцать лет не было ни одного нападения оборотней на человека, и техасское правительство собиралось убедить всех и вся, что так будет и впредь.
– Так вы поможете мне спасти его? – спросила Ким. Если он хочет говорить без обиняков, ладно. Она тоже это умеет. – Или позволите ему умереть?
В глазах Лиама снова полыхнула ярость, которая тут же сменилась печалью и каким-то почти отчаянием. Если верить Брайану, оборотни – народ эмоциональный, они не особо прячут свои чувства. Брайан не раз срывался на Ким, пока не признал, пусть и нехотя, что она на его стороне.
Брайан говорил, что даже его собственная мать откажется с ней говорить, если Лиам не захочет иметь с ней дело. Что и говорить о поддержке других оборотней?
Всем своим видом Лиам показывал, что ему плевать на мнение окружающих. Он явно привык отдавать приказы, но пока ничто не говорило о том, что он жесток. Иногда его голос звучал даже мягко, мелодично, утешающе, дружелюбно. «Он заступник, – поняла Ким. – Защитник своего народа.
Может, он пытается решить, стоит ли взять Брайана под свое крыло?»
Взгляд Лиама скользнул от нее к двери, все тело напряглось. Ким нервно вздрогнула.
– Что такое?
Лиам встал с кресла и обогнул стол, как раз в этот момент дверь отворилась, и в кабинет вошел еще один мужчина – еще один оборотень.
Выражение лица Лиама изменилось.
– Шон. – Он обменялся со вторым оборотнем рукопожатием. А потом крепко обнял его.
Нет, не просто обнял. Ким, открыв рот, смотрела, как Лиам обвил мужчину руками, прижал к себе и уткнулся носом ему в щеку.

ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Жменька, Mari Michelle, Ginger, paralogism, ruusunen, msh260983, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 16:12 - 25 Июн 2014 01:23 #3 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Вычитка FairyN)))
ВНИМАНИЕ: Спойлер! [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Глава 2
Ким с трудом заставила себя закрыть рот и отвернуться. Какое ей дело, если Лиам Морисси гей? Это, конечно, досадно, но ее не касается.
Второй мужчина крепко обнял Лиама, и, похлопав друг друга по спине, они разжали руки. Лиам улыбнулся – боже, какой же он красивый, когда улыбается! – но ладони с плеча второго мужчины так и не убрал.
– Шон, это Ким, – сказал Лиам. – Она хочет, чтобы я помог ей с Брайаном.
У Шона, как и у Лиама, были темные волосы, голубые глаза и очень красивое тело, но лицо казалось жестче, а взгляд – холоднее. В нем чувствовалась какая-то отстраненность, словно в его жизни случилось что-то, от чего он так и не сумел оправиться.
– Она знает? – спросил Шон. – О чем ты ей рассказал?
– Я как раз собирался все ей объяснить, когда ты сюда ворвался. Что, если бы я принял тебя за волка? Да я мог голову тебе оторвать!
– У тебя не настолько плохой нюх, Лиам, неужели ты не отличишь собственного брата от вервольфа?
– Он ваш брат? – дрожащим голосом спросила Ким.
– Мой брат, Шон Морисси.
У Ким загорелись щеки.
– О!
Рука Лиама продолжала лежать у Шона на плече.
– А что? У вас сложилось другое представление?
Ким попыталась не выдать своего смущения.
– Я подумала, что вы пара.
Лиам громко расхохотался. Шон едва заметно улыбнулся.
– Интересно, все люди – чокнутые? – обратился он к брату.
– Они просто невежды, – отозвался тот. – Я решил позволить ей поговорить с матерью Брайана.
Улыбка Шона померкла, и они с Лиамом обменялись выразительными взглядами. Просто не доверяют людям? Или здесь что-то другое?
Оба снова повернулись к Ким. Люди не умеют смотреть так, как оборотни. Они видят все, не упуская ни единой мелочи. Ким обнаружила, что когда тебя разглядывают двое привлекательных мужчин, это не так уж и неприятно, даже если они оборотни, то есть добра от них ждать не приходится по определению.
– Рада это слышать, – через силу выдавила она. – Вот моя визитка. Позвоните, когда с ней договоритесь.
– Вообще-то, я хотел сделать это прямо сейчас, – сказал Лиам. – Зачем откладывать?
– Сейчас? Без предупреждения? По-моему, не слишком хорошая идея.
– Наш визит не станет для нее неожиданностью.
Ким пожала плечами, сделав вид, что ей все равно. За несколько лет юридической практики она привыкла быть щепетильной: договариваться о встречах заранее, хранить протоколы всех разговоров, везде где только можно прикрывать свою задницу. Их спокойствие действовало на нервы.
И все же она чувствовала, что эти двое вовсе не такие расслабленные, какими кажутся. Братья снова переглянулись, словно переговорив о чем-то, чего ей слышать не стоило.
Впрочем, плевать. У нее есть работа, а Брайан говорил, что помощь Лиама – ключ ко всему.
Она вздернула подбородок и, пытаясь не растечься лужицей, протиснулась в коридор меж двух настоящих мачо – Лиам любезно придержал дверь.
Ким уже готовилась забраться с ними в салон своей машинки, но они пошли пешком: Лиам впереди, Шон – сзади.
«Это недалеко. Всего в паре кварталов», – заверил ее первый. «Не на вас же шпильки». – Ким едва сдержалась, чтобы не огрызнуться. Ее лакированные черные лодочки были хороши для деловых встреч, а не для экскурсий.
Хотя в некотором смысле идти за Лиамом оказалось даже приятно. У него была классная задница, обтянутая узкими джинсами, и, судя по всему, жара его ни капли не беспокоила. Неудивительно, что все приходили к нему со своими неурядицами – он походил на человека, который всегда подставит плечо, пока сам будет решать твои проблемы. Его брат тоже был высоким и хорошо сложенным, сильным и с такими же голубыми глазами, но если бы ей пришлось выбирать, Ким предпочла бы Лиама. В Шоне ощущались напряжение и холодность, которых она не чувствовала в его брате.
На углу квартала обнаружился продовольственный магазинчик с грязной парковкой, в другом его конце – еще один бар, а между ними – заколоченный старый бутик и два одноэтажных коттеджа, видимо, оставшихся с лучших времен. На улице не было никого, кроме них троих, а машины проносились мимо к более благополучным районам города.
За заброшенными зданиями Лиам свернул. Они вошли в широко распахнутые ворота в заборе из проволочной сетки и побрели через какое-то поле. Ким морщилась и внимательно смотрела под ноги, понимая, что в своей обуви может стать настоящим пиршеством для техасских клещей.
Когда поле кончилось, Ким остановилась так внезапно, что Шон едва не налетел на нее.
Это Шифтертаун?
Лиам широко улыбнулся.
– Вы ждали чего-то иного, да, милая?
Ким думала, что Шифтертаун – это трущобы, гетто для тех, кому путь в другие районы города заказан. Дома были маленькими и старыми, да. Асфальт пошел трещинами, потому что город считал ремонт здешних дорог ненужной тратой средств. Но сейчас Ким смотрела на улочку, словно сошедшую с рекламного проспекта какого-нибудь комфортабельного пригородного района. Зеленые дворики с садами и клумбами, полными цветов. Покрашенные и отремонтированные домики с верандами, заставленными горшками с комнатными растениями и мебелью.
Ограждений тут не было. Дети играли во дворах и, не боясь, носились между коттеджами. Перед одним из домов стоял детский пластиковый бассейн, где бултыхались малыши и даже парочка собак, за которыми со ступенек наблюдали две женщины. В обычных шортах и мешковатых футболках, вытянув ноги, они сидели на солнце, пока дети играли. На всех во дворе и на крыльце, включая собак, были ошейники.
Одна из женщин подняла голову и махнула рукой.
– Добрый день, Лиам, – крикнула она. – Привет, Шон. – Вторая тоже подняла руку, но промолчала. Ким почувствовала, что взгляды обеих остановились на ее темно-сером костюме и дурацких туфлях на шпильках.
Лиам и Шон помахали в ответ. Дети продолжали скакать по бассейну, один из них так подпрыгнул, что вода выплеснулась на траву.
– Смотри, Лиам, у меня теперь собственный бассейн!
– Здорово, Майкл, но не забывай присматривать за братом.
Майкл повернулся к самому маленькому мальчику в бассейне, который радостно барахтался в воде.
– Хорошо, – серьезно кивнул он.
Они двинулись дальше. Оборотни не прятались в своих домах, как соседи Ким. Они купались в бассейнах, работали на свежем воздухе, присматривали за детьми и болтали друг с другом. Все махали или приветливо улыбались Лиаму и Шону, иногда спрашивая что-нибудь вроде:
– Привет, Лиам, как там твой отец?
К тому времени когда они добрались до конца квартала, Ким поняла, почему Лиам был уверен, что мать Брайана узнает об их приходе даже без звонка. Каждый оборотень замечал их с Шоном, и каждый понимал, что Ким – человек, а значит, чужая. Кто-нибудь наверняка уже позвонил или даже сбегал задними дворами, чтобы предупредить несчастную женщину.
Из досье Брайана Ким знала, что он жил с матерью, Сандрой Смит, на Марбл-Лэйн в доме 445 «Б». Она думала, что это квартира или дюплекс, но оказалось, что их дом просто прятался за еще одним таким же. Подъездная дорожка огибала 445 «А» и заканчивалась у гаража 445 «B».
Судя по виду, оба дома были построены где-то в двадцатых или тридцатых годах: одноэтажные коттеджики с низкими крышами, отделанными кирпичом верандами, слуховыми окошками и отдельными гаражами.
Когда они подошли, входная дверь распахнулась, и в проеме появилась стройная женщина.
– Значит, все-таки привел, – вздохнула она.
Ким никогда не встречалась с Сандрой Смит. Когда она только получила дело Брайана, то просила ее подъехать к ней в офис, чтобы поговорить, но та отказалась, а после просто перестала отвечать на звонки. Поэтому Ким было так необходимо поговорить с Лиамом, чтобы найти хоть кого-то, кто помог бы ей построить защиту Брайана.
– Надеюсь, я вам не помешаю, миссис Смит, – начала Ким, когда они подошли к крыльцу.
Сандра резко развернулась и скрылась в доме, хлопнув дверью. Ким поморщилась. Да, беседа легкой быть не обещает.
Лиам и Шон зашли в дом, пройдя мимо Ким – никаких тебе человеческих правил этикета, когда даму надо пропускать. Брайан объяснял ей эту, казалось бы, грубость оборотней. Для них позволить женщине войти в комнату первой было абсурдом. Ты ведь не знаешь, какая опасность кроется за дверью. Мужчина должен проверить и убедиться, что все в порядке, прежде чем сможет зайти кто-то более слабый. Как иначе защитить свою пару?
Ким вошла вслед за ними и в изумлении остановилась. Шон обнимал Сандру, так что та приникла к нему всем телом, и терся щекой о ее волосы. Лиам стоял позади. Очень близко, прижимаясь грудью к ее спине. Оба что-то ей нашептывали.
Это какой-то бред. Сначала Ким решила, что Лиам и Шон встречаются. Теперь же она готова была поспорить, что эти трое – любовники.
Лиам и Шон отодвинулись, и Сандра вытерла глаза. Ким поразило, какой юной та выглядит, слишком молодо, чтобы иметь двадцатипятилетнего сына. Сандре можно было дать лет тридцать, хотя глаза выдавали в ней женщину, успевшую повидать гораздо больше Ким.
– Хотите кофе, мисс Фрэйзер? – спросила Сандра чуть дрожащим голосом.
– Нет, нет, – ответила Ким. – Не стоит, спасибо.
Шон улыбнулся Сандре.
– А я бы не отказался. Я помогу, хорошо?
Под его взглядом та чуть успокоилась, и они с Шоном ушли в глубину дома – на кухню. Шон зашел первым, а потом позвал Сандру, осторожно положив ладонь ей на поясницу.
– И что это было? – спросила Ким у Лиама.
– Садитесь, Ким. Вы выглядите устало.
Рассчитывать на ответ было бы слишком оптимистично. Поморщившись, она тяжело опустилась на диван и положила портфель на кофейный столик. Боль в ногах была просто убийственной. Ким чуть пошевелила пальцами, не снимая туфель, но легче не стало.
– Вам больно? – Лиам сел рядом с ней – почти вплотную, пожалуй, даже чересчур близко. – Давайте, я осмотрю ваши ноги.
Ким моргнула.
– Что, простите?
– Я заметил, что вы хромаете. Снимайте ваши идиотские туфли и давайте сюда ноги.
У него невероятно голубые глаза. Почему ей вдруг так сильно захотелось почувствовать теплые ладони на своих ступнях, лодыжках, ногах под юбкой, там, где заканчивались чулки и начиналась голая кожа?..
Он же оборотень. Это неправильно.
– Я не могу.
– В смысле, не хотите?
– На что, по-вашему, это будет похоже, когда мать человека, которого я должна защищать, вернется и обнаружит, что вы делаете мне массаж ног?
– Она решит, что это ваш первый разумный поступок. Вы прячетесь за этой одеждой, как за броней. Она не станет откровенничать с вами, если вы будете так держаться.
– А если я дам вам пощупать свои ноги, то станет?
Лиам ослепительно улыбнулся.
– Снимай свои гребаные туфли, женщина.
О, к черту все. В чужой монастырь… ну, или Шифтертаун…
Ким не смогла сдержать стон облегчения, скинув туфли. Она оперлась спиной на подлокотник и закинула ноги на колени Лиаму.
– В Шифтертаунах всегда все наоборот? – спросила она.
– Наоборот?
– Мужчины заходят в комнату первыми, лучше забраться с ногами на чужой диван, чем вести себя по-деловому, а здороваясь, надо облапывать друг друга с ног до головы. – Ким расслабленно обмякла, когда сильные руки легли на ее ступни. – О-о-о, как приятно.
Лиам скользнул большим пальцем по ее лодыжке. Он пытается помочь ей расслабиться или что?
У Ким вырвался еще один стон.
– Это гораздо лучше любого СПА-салона, в котором я была. Вы могли бы зарабатывать огромные деньги.
– Оборотням запрещены профессии, где нужно прикасаться к людям, – тихо отозвался он. – Мы кусаемся.
Ким подумала, что вряд ли была бы против, если бы он ее укусил. Недоверие к оборотням еще не прошло, но благодаря Лиаму страх постепенно растворялся, по крайней мере страх перед ним.
– Думаю, я бы сделала для вас исключение.
– Феромоны.
Она распахнула глаза.
– Что, простите?
– Мы с Шоном почувствовали, что Сандра расстроена, и помогли ей успокоиться. Ей была необходима наша близость. Как вам сейчас необходимо, чтобы я массировал ваши ноги.
Ким вспомнила, как они втроем обнимались.
– Должно быть, она была очень расстроена.
– Да, очень. И не без причины.
– А Шон тоже был расстроен, когда пришел в ваш кабинет? Его вы также обнимали.
– Конечно, обнимал. Он же мой брат. Вы не обнимаетесь с братьями или сестрами?
– У меня нет родных, – сказала Ким. Она не смогла скрыть горечь в голосе. – Больше нет.
Лиам с жалостью посмотрел на нее.
– Неудивительно, что вы так напряжены. Что с ними случилось?
– Мне не нравится об этом говорить.
– И все-таки расскажите.
Ким всегда считала, что лучше ни перед кем не откровенничать, но голубые глаза и мягкий голос Лиама словно заставили какую-то пружину внутри лопнуть.
– Это не такой уж большой секрет. Мой брат Марк погиб, когда мне было десять. Ему тогда исполнилось двенадцать. Его сбила машина, когда он с друзьями возвращался из магазина… сбила и уехала. А родители умерли несколько лет назад. От старости, ничего такого. Просто детей они завели поздно. Так что теперь я одна.
Простая история, ничего особенного. Ее горе давно перегорело, оставив лишь пустоту. Ким жила в большом доме, который унаследовала от родителей, и там было… так тихо. Она пыталась развеяться, устраивая по уик-эндам вечеринки или встречи с коллегами, но тепло в этом доме никогда не задерживалось. Район, где жили ее родители, считался благополучным, но дружелюбным его назвать было можно разве что с натяжкой: дети не осмеливались плескаться в пластиковых бассейнах прямо во дворе.
Лиам нежно сжал ее ноги.
– Я вам сочувствую, Ким Фрэйзер. Потерять брата очень тяжело. Это все равно потерять часть самого себя.
Он был абсолютно прав. Ким неохотно добавила:
– Когда Марк погиб, я во всем винила себя. Я была у подружки в нескольких милях от того места, и мне было всего десять… что я могла сделать? Но я все равно думала, что, если бы была там, то могла бы предупредить его, оттолкнуть с дороги, не выпускать из дома. Хоть что-нибудь!
Теплые пальцы Лиама скользнули по пальцам ее ног.
– У нас с Шоном тоже был еще один брат. Кенни. Его не стало около десяти лет назад. Всегда думаешь, что было бы, если бы в тот день тебе удалось уговорить его заняться чем-нибудь другим, может, он остался бы жив?
– Да. – За эти семнадцать лет Ким ни разу не встречала того, кто бы понял ее: ни друзья, ни коллеги, ни детский психолог... А теперь оборотень, с которым она познакомилась всего час назад, вырвал правду прямо из сердца. – Мне тоже жаль, Лиам, что это случилось с вашим братом.
Он благодарно кивнул.
– Ублюдка, который сбил Марка, нашли?
Ким покачала головой.
– Полиция арестовала какого-то парня, но это оказался не он. Всем хотелось видеть его виновным, им нужен был козел отпущения, но я поняла правду, как только его увидела. Он был так напуган, а его жена все время плакала, я сказала, что это не тот человек… но, конечно, откуда мне было знать? Я была всего лишь ребенком, к тому же не видела, как это случилось. В конце концов, полиция нашла свидетелей, которые поклялись, что он ни при чем. Но всех это только разозлило. Они не смогли поймать настоящего преступника и пытались найти ему замену.
Движения его рук замедлились.
– Поэтому вы и решили стать адвокатом?
– Нет, я мечтала стать врачом, – улыбнулась она. – Или танцовщицей, никак не могла решить. Мне же было десять. Но я хотела, чтобы настоящий преступник получил по заслугам. Я знала, что если в тюрьму отправится невиновный, то тот, кто сбил моего брата, может причинить вред и другим людям, ведь так?
– Очень разумно для десяти лет.
– Я много думала об этом. Действительно много. Я не могла думать ни о чем другом. – Отсюда и детский психолог.
– Понимаю. – Он снова помрачнел.
Ким хотела спросить, как умер его брат, но в этот момент в гостиную вернулись Сандра и Шон с кофе. Ким дернулась, чтобы убрать ноги с колен Лиама, но он сжал ее лодыжки и не отпустил. Она возмущенно посмотрела на него, а он улыбнулся, продемонстрировав красивые белые зубы.
Шон поставил поднос на стол. Там было все: чашки, кофейник, сливки и сахар. Никакого заменителя. Ким задумалась, это оттого что Сандра не любит подсластители, или оборотней просто не заботит проблема лишнего веса.
Сандра не выглядела ни удивленной, ни шокированной тем, что ноги Ким лежали у Лиама на коленях. Она налила кофе в чашку и молча протянула ее Ким.
– Так скажите, – начал Шон, садясь и беря чашку, – у Брайана есть хоть какие-то шансы?
Ким не могла им солгать.
– ДНК Брайана обнаружили на жертве, Мишель, и в ее спальне, а в наше время все смотрят «CSI» и знают, что ДНК – это волшебное слово. Хотя Брайан говорит, что они с Мишель встречались, и он бывал у нее дома, а значит, его ДНК, конечно, могла быть где угодно.
– И что мы можем сделать? – зло спросила Сандра. – Если ДНК уже его приговорила?
– Мы можем доказать, что в ту ночь его не было на месте преступления, – сказала Ким. – Для этого здесь я. Ни частный детектив, которого я наняла, ни мой друг-журналист, который следит за ходом этого дела, не могут найти информацию о том, где он был в ту ночь. Вообще ничего. Как будто он на сутки испарился. Но я не верю, что никто не видел Брайана или хотя бы не знал, куда он собирается.
Черт, да все на этой улице уже через несколько минут узнали, что Лиам и Шон ведут человеческого адвоката в дом Брайана. К этому моменту все уже наверняка выяснили полное имя Ким и, может быть, даже ее любимый цвет. – Мой детектив сейчас пытается разузнать все о Мишель: проверить, не распускал ли руки ее отец, не было ли у нее ревнивого бывшего или друга, которого расстраивало то, что Мишель встречается с кем-то из Шифтертауна. Я пытаюсь отыскать доказательства, которые проглядели копы в своем яром стремлении арестовать оборотня.
– Ваш детектив приходил и расспрашивал меня. – Похоже, Сандре это не понравилось. – Но откуда мне что-то знать, если Брайан даже не упоминал о том, что встречается с этой девушкой?
– Но возможно, вам известно то, что может помочь, – сказала Ким. – Простите, я понимаю, для вас это болезненно, но сам Брайан о Мишель вообще ничего не говорит, поэтому мне приходится вынюхивать и допытываться. Думаю, добиться того, чтобы его освободили, важнее личных секретов, разве нет?
– В самом деле? – В отличие от Брайана, в голосе Сандры слышался тот же ирландский акцент, что и у Шона с Лиамом. Он говорил Ким, что его отец был из другого клана, по-видимому, не ирландского. Или оборотни его клана растеряли свой акцент, потому что слишком долго прожили в Техасе.
Ким не особо вникала в то, что собой представляют кланы оборотней, хотя Брайан и пытался кое-что ей объяснить. Она знала, что все семьи принадлежат к большим группам, которые называют прайдами, а прайды, в свою очередь, входят в состав еще более крупных групп – кланов. Оборотни из одного прайда никогда не женились между собой, они старались заключать браки вне своего клана. Когда женщина выходила замуж, то вступала в клан и прайд мужа. Ким думала, что кланы зависят от видов животных, в которых перекидываются оборотни, но Брайан говорил, что все куда сложнее. Этот Шифтертаун был домом для нескольких кланов и нескольких видов оборотней, к тому же на северо-востоке Остина находился еще один, в котором жило еще больше кланов.
Отец Лиама, Дилан Морисси, был в той или иной степени официальным главой остинской ветви своего клана и негласным вождем этого Шифтертауна – то есть и других здешних кланов. Но Брайан сказал, что Ким не сможет обратиться напрямую к Дилану. Обычных людей он не принимает. С ним можно связаться только через Лиама.
«Почему не через Шона?» – Ким задумчиво поглядела на брата Лиама. Какое место занимает он в иерархии прайда? Официально и негласно?
Шон тоже взял чашку с кофе и снова переглянулся с Лиамом.
– Значит, вам нужен тот, кто был с Брайаном, когда убили Мишель? – спросил он.
Ким была почти уверена, что Лиам чуть заметно кивнул, словно давая Шону знать, что об этом можно говорить. Парочка эта действовала настолько ловко, что Ким просто не поспевала за ними.
– Независимый свидетель был бы очень кстати, – кивнула она. – Хоть кто-то, кто не точил бы зуб на всех оборотней. И желательно из людей.
– Легко сказать, – заметил Шон.
– Эта девушка была человеком, – рыкнула Сандра. – Кто из людей согласится выступить в защиту моего сына?
Она была права. Ким знала, что найти свидетеля – задача не из простых, но как здорово было бы, для разнообразия, найти хоть что-то конкретное. Презумпция невиновности в случае Брайана не работала. Сам факт, что он оборотень, в глазах многих людей уже был достаточной причиной для того, чтобы его казнить. Перед Ким стояла задача добиться оправдательного вердикта, или у Брайана не будет ни единого шанса.
Лиам начал массировать подъем ее ступней, отчего напряжение в ногах чуть спало.
– Возможно, мне удастся узнать, где на самом деле был Брайан, – сказал Лиам. – Вам следовало сразу прийти ко мне, милая.
– Я не знала. Как я уже говорила, Брайан – первый оборотень, которого я встретила, и уговорить его рассказать мне о вас, Лиам, уже было великим достижением. – О Шоне Брайан, кстати, даже не упоминал.
– Мы не любим говорить о себе, – сказал Шон.
– Не понимаю, почему. Ведь о вашем существовании все знают уже много лет. Вам больше нечего скрывать.
Она заметила, как эти трое в очередной раз молча обменялись взглядами, и почувствовала раздражение. Это напомнило, как, когда ей было восемь, две ее лучшие подружки начали перешептываться и насмешливо посматривать на нее, не посвящая в свои секреты.
У Лиама на поясе завибрировал мобильник. Тот посмотрел на экран, молча опустил ноги Ким на пол, встал и вышел на кухню, закрыв за собой дверь, чтобы никто не слышал разговора.
Ким ощутила, что, даже несмотря на июльскую духоту, без его тепла, ей стало холодно.
– Может помочь любая информация, – сказала она Шону и Сандре. – Сейчас я могу вытащить Брайана, только пробив брешь в обвинении, а это не так просто. Мне нужно что-то, чтобы хорошенько разворошить этот дело.
Сандра хлебнула кофе и перевела взгляд с Ким на окна гостиной. Но Ким успела прочитать в ее глазах тоску, почти отчаяние.
«Она уже свыклась с мыслью, что потеряет сына», – поняла Ким. Сандра думала, что надежды нет, и уже оплакивала Брайана.
Шон пристально разглядывал Ким. Она так и не поняла, кто он такой и почему так ее нервирует.
– Я не люблю проигрывать, Сандра, – заверила ее Ким. – Я хочу, чтобы Брайана выпустили, а в тюрьму сел настоящий убийца. Я вас не подведу.
Та не ответила. Шон кивнул.
– Охотно верю.
В комнату вернулся Лиам. Ким только сейчас осознала, что без него эта парочка почти ничего не говорила. Интересно, это он им запретил? И если да, то зачем?
Лиам взял свой кофе, сделал большой глоток и поглядел поверх чашки на Шона, который явно насторожился.
– Все в порядке? – спросила Ким. – Плохие новости?
Лиам со стуком поставил кружку на поднос.
– Нет, просто у нас с Шоном наметилось одно дело. Я очень признателен за то, что вы проделали весь путь до Шифтертауна, Ким Фрэйзер, но сейчас вам пора уходить.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Dominikana, msh260983, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 16:18 - 25 Июн 2014 01:22 #4 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Глава 3
– Что происходит? – спросила Ким, шагая по дорожке вслед за Лиамом. – Только мне удается вас разговорить, и вы уже хотите выставить меня отсюда!
Лиам посмотрел на кипящую от ярости женщину, идущую рядом. Солнце играло в черных волосах, и из-за полуденного зноя от нее очень приятно пахло.
Да, он находил ее привлекательной даже в гневе. Стоило ему объявить, что допрос окончен, она послушно нацепила туфли, попрощалась с Сандрой и вышла из дома. А теперь, когда они возвращались к бару, она просто сверлила его взглядом.
– Сандра чувствовала себя неуютно, – придумал он объяснение. – Ей всегда не по себе рядом с людьми.
– А вам? Вам рядом с нами по себе?
– Не особенно. Но все же не так, как ей или Шону.
– И поэтому вы работаете в баре?
Лиам пожал плечами.
– Людям нравится видеть нас за стойкой. Это привлекает посетителей. – Знать настоящую причину ей ни к чему.
Она вышли на тротуар перед домом 445 «А». Ким развернулась и уперла руки в бедра.
– Я пытаюсь помочь. Почему Сандра считает, что у Брайана нет шансов? Ведь его защищаю я.
Лиам с трудом сдержал улыбку. Она походила на фокстерьера, который решил завалить льва. Его восхищала ее смелость: не многие бы поверили в невиновность Брайана и приехали бы на встречу с большими опасными оборотнями вроде него и Шона. Она даже не осознавала, насколько опасным было это ее «паломничество», и Лиам не собирался ей рассказывать.
– А вашей защиты должно быть достаточно?
– Я хороший адвокат, мистер Морисси. Да и Мишель и ее семья будут только рады, если в тюрьме окажется настоящий преступник.
Лиам поднял руки.
– Я с вами не спорил, милая. Вам не меня надо убеждать.
– Тогда почему вы не желаете ничего мне объяснять? – Она с подозрением посмотрела на него. – Что-то происходит. И вы с Шоном об этом знаете. Сандра тоже. Черт, да даже Брайан! Я единственная, кто не в курсе. Ну так просветите меня!
Лиам положил ладони ей на плечи, и синие глаза Ким тревожно блеснули. И почему людей так тревожат прикосновения?
– Мы вам благодарны. Вы первый человек на нашей памяти, который не презирает оборотней. Но теперь вам лучше позволить мне самому этим заняться.
Если она этого не сделает, то может погибнуть. Лиам уже нарушил инструкции Фергуса, когда не отправил ее сразу обратно, но Фергус может засунуть свои приказы себе в зад.
Правда, признаться Ким, что и сам не знает наверняка, что происходит, Лиам тоже не мог.
Сандра что-то скрывала даже от него, и это чертовски раздражало.
– Вы не понимаете, да? – спросила Ким. – Мне не следовало даже обращаться к вам, но я в отчаянном положении. Мне приходится быть осторожной с каждым своим козырем, поэтому все, что вы скажете, придется проверить и не раз. Дело не том, что я вам не доверяю, а в том, что не могу себе это позволить.
Лиам погладил большими пальцами ее плечи.
– Но вам придется мне поверить, моя дорогая.
По ее телу пробежала дрожь. Ким нравились его прикосновения – он это чувствовал. Она хотела их, но боролась с этим желанием. Ох уж эти люди.
Она посмотрела на его руки.
– Вам никто не говорил, что вы не совсем политкорректны?
– С чего это? Потому что я касаюсь вашей нежной кожи и называю вас дорогой? Или из-за того, что не позволяю вам настоять на своем?
– О чем вы разговаривали по телефону?
– О, теперь вас интересуют мои дела, да? Это был личный звонок. У вас есть любовник?
Она моргнула.
– Кстати о птичках…
– Так есть? – повторил Лиам. – Кто-то особенный?
Ким поджала губы, словно ответ требовал тщательного обдумывания.
– Да, есть. Бойфренд или что-то вроде.
– То есть вы не уверены?
– Мы нечасто встречаемся. Слишком заняты.
– Как печально.
Она вся словно ощетинилась.
– Почему?
Лиам наклонился к ней. От нее так здорово пахло, хоть она и человек. Ему нравились ее волосы –шелковистые и кудрявые – и хотелось зарыться в них носом.
– Если бы у меня была девушка вроде вас, милая, я бы не оставлял ее надолго. Я бы вообще старался не выпускать ее из виду. И я совершенно точно не позволил бы ей в одиночку таскаться по Шифтертауну. О чем он только думает?
Вид у Ким стал раздраженным.
– Он не знает, что я здесь.
– Ему нужно лучше за вами присматривать.
А теперь – возмущенным.
– Ему не нужно присматривать за мной постоянно. Я сама могу о себе позаботиться.
– Может быть. – Лиам наклонился еще ниже, вдыхая ее запах и чувствуя, как вытягиваются его зрачки. – Но в Шифтертауне за вами присматриваю я. Здесь никто не посмеет вас потревожить, обещаю. Иначе они будут отвечать передо мной.
– Сомневаюсь, что когда-нибудь еще приеду в Шифтертаун.
– Пусть так.
Лиам скользнул руками по бокам Ким и притянул к себе. Она словно оцепенела. Он погладил ее поясницу и потерся щекой о темные волосы, дожидаясь, когда она хоть немного расслабится. Лиам был прав – они оказались мягкими и теплыми.
Тело Ким начало отзываться на его близость.
Ему необходимо защитить ее. Он принял это решение в ту самую минуту, когда она вошла в его кабинет. Надо защитить ее от всех оборотней, и в частности – от главы собственного клана.
– Теперь все будет хорошо.
– И почему мне так хочется вам поверить? – прозвучало это несколько скептически.
У нее был красивый глубокий контральто. Лиам представил, как она шепчет этим голосом слова, лежа с ним в постели. Ее волосы разметались по подушке… ну разве не прекрасное было бы зрелище? Он мог бы понять желание сохранить человеческое обличие во время занятий любовью, если бы его партнершей стала Ким Фрэйзер.
Он выпрямился и откинул прядь волос с ее лица.
– Дайте ваш мобильный.
– Зачем?
– Чтобы я мог повосхищаться технологическими изысками, которые может позволить себе простая женщина. – Он протянул руку. – Я хочу дать вам свой номер. А вы что подумали?
Ким вытащила сотовый из кармашка портфеля и протянула Лиаму. Телефон оказался модным, как он и предполагал: многочисленные кнопочки и навороты. Оборотням позволялось приобретать только старые подержанные модели, большинство функций на них, как правило, не работало. Хотя некоторым оборотням это совсем не мешало носиться с ними как с писаной торбой.
Лиам стал вбивать цифры в телефонную книгу.
– Это мой личный номер. Только для вас. Если вам что-нибудь понадобится, звоните. В любое время дня или ночи.
Ким смотрела, как он засовывает телефон обратно к ней в портфель.
– В любое?
– Любое.
– А что если я буду названивать каждый час, чтобы проверить, как продвигается ваше расследование?
– Пожалуйста.
Она вскинула брови.
– А не слишком ли вы мне доверяете?
– Я же прошу вас довериться мне.
Ким задумчиво пожевала губу.
– Пожалуй, это можно устроить. – Она протянула ему руку. – Благодарю за помощь, мистер Морисси. Я еще свяжусь с вами.
Лиам обнял ее за талию и заставил развернуться.
– Я никуда не собираюсь, милая. Я провожу вас до машины.
– Зачем? Она всего в паре кварталов.
– Я же говорил, пока вы здесь, то находитесь под моей защитой. По-вашему, это значит, что я брошу вас прямо посреди улицы?
– Я понятия не имею, что это значит.
– Это значит, что я провожу вас до машины.
Она раздраженно фыркнула:
– Да ради Бога!
Лиаму захотелось рассмеяться. Она очаровательна, эта фокстерьерша. И еще очень уперта.
И как же все это не вовремя.
Звонок был от отца, тот сообщил Лиаму новость, которой он давно ждал. Пришлось выпроводить Мисс Юристку из Шифтертауна, потому что у них с Шоном внезапно появились куда более важные дела.
Лиаму нравилось касаться при ходьбе мягких изгибов тела Ким, нравилось чувствовать ее тонкую талию под своей ладонью. Она, похоже, смирилась и больше не пыталась вырваться, покорно шагая рядом, пока он обнимал ее. Как будто они парочка… в человеческом представлении.
В груди стало растекаться странное тепло. Лиам с трудом взял себя в руки. Он не мог позволить себе интрижку с ней. Защищать – да, но не наслаждаться близостью. Какой бы соблазнительной она ни была.
Ким запыхалась от быстрого шага, высокие каблуки явно не упрощали задачи. Лиам пожалел, что она не может сбросить туфли, стянуть чулки и пойти босиком по траве. Он представил, как она идет рядом с ним: туфли в руке и улыбка на лице.
До машины – это оказался двухдверный Мустанг – они добрались слишком быстро. Автомобиль пискнул, когда Ким нажала кнопку на брелоке.
Лиам притянул ее к себе и еще раз крепко обнял. Ким снова заупрямилась, но он сгреб ее в охапку и уткнулся ртом в изгиб шеи. Такая теплая, а кожа… солоноватая, пульс бешено стучал под его губами.
– До свидания, Ким. Берегите себя.
Он говорил серьезно. Опасность крылась за каждым углом, и проблемы Брайана – лишь малая ее часть.
Ким вытащила из кармана визитку, которую пыталась вручить ему чуть раньше.
– Позвоните мне, как только что-нибудь выяснится, хорошо? Что угодно.
Лиам повертел карточку в руках, ощупывая рельефные буквы ее фамилии.
– Конечно, милая.
– Даже если, по-вашему, это будет что-то незначительное?
Он не стал отвечать, просто открыл для нее дверцу, и Ким кинула на него взволнованный взгляд, прежде чем закинуть портфель в салон.
Лиам заправил выбившуюся прядь ей за ухо. Он мог бы стоять и смотреть на нее день напролет, вдыхая запах, лаская гладкие волосы.
Он убрал руки. Она не для него, пусть он ее и хочет. Она красивая, но не для него.
Ким послала ему улыбку, от которой кровь забурлила в его жилах, и скользнула за руль. Заведя мотор, она протянула руку и на полную включила кондиционер, а потом опустила стекло, так что Лиама обдало струей холодного воздуха.
– Спасибо, – сказала она. – Не хочу, чтобы вы сочли меня неблагодарной, просто я беспокоюсь.
– А кто нет, милая? – Он выпрямился и похлопал по крыше машины. – Поезжайте. Вам пора.
Окно медленно скользнуло вверх. Ким последний раз нервно улыбнулась, а потом выехала на улицу. Габаритные огни мигнули красным, и она скрылась за углом.
Они могут больше не увидеться. От этой мысли в груди похолодело.
Нет, этого не случится. Она теперь под его защитой. У него есть номер ее телефона и адрес. Он убедится, чтобы ей обязательно понадобилось еще раз с ним поговорить, и само собой – лично.
Забрав Шона от Сандры, Лиам поехал домой, где их уже ждал отец, Дилан. В двухэтажном доме Морисси жило три поколения их семьи: отец, два сына и племянник Лиама, Коннор.
Коннору недавно исполнилось двадцать, он был высоким и нескладным, все еще котенком по меркам оборотней. По человеческим он считался достаточно взрослым, чтобы ходить в университет, и в этом году Коннор поступил в местный колледж. Оборотней не брали в престижные заведения вроде Техасского Университета в Остине, но правительство решило позволить им средне-профессиональное образование. Никаких ученых степеней. Люди не желали, чтобы оборотни осваивали какие-то профессии, кроме рабочих, или научились чему-то, что потом можно было бы обратить против простых смертных.
Сейчас, летом, у Коннора были каникулы, и он убивал время за просмотром DVD. По какой-то причине кабельное телевидение тоже было запрещено законом, поэтому пункты проката дисков вблизи Шифтертаунов процветали. Коннор смотрел «Вой» и покатывался со смеху.
– Тебе придется пойти с ним, Лиам, – сказал Дилан, продолжая недавний телефонный разговор, стоило ему войти.
Лиам мрачно кивнул и вытащил бутылку пива «Гиннес» из холодильника. Дилан говорил, что ищейки Фергуса обнаружили на востоке города одичавшего оборотня, того, который несколько дней назад убил женщину и четверых ее волчат.
«Гори все дикие в аду!», – подумал Лиам. Именно они с Шоном нашли тела, зрелище было настолько ужасное, что у Лиама заныло сердце. Обязанностью Шона как Хранителя было разделаться с диким, но Лиам тоже жаждал поквитаться, к тому же он не собирался отпускать брата одного. Особенно после того, что произошло с Кенни.
– Я тоже пойду, – сказал Коннор. Он молча вышел из гостиной и прислонился к кухонной стойке. – Если это обычное устранение.
Отец бросил на Коннора сочувственный взгляд. За последние несколько лет темные волосы Дилана поседели на висках, и он наконец-то стал выглядеть старше своих сыновей. Но возраст оборотней выдавала вовсе не человеческая оболочка, а глаза. Глаза Дилана видели слишком много.
– Нет, Коннор.
– Я больше не ребенок, и мне нужно знать, как бороться с этими тварями.
Отца Коннора, Кенни, разорвал на части такой же одичавший оборотень. Их семья отомстила за его смерть много лет назад, но Коннор был слишком мал, чтобы принять в этом участие. Он хотел возмездия. Но Коннор не просто выглядел на двадцать, ему было всего двадцать лет. Чтобы отточить способности драться, потребуется еще лет десять, не меньше.
Лиам притянул долговязого мальчишку к себе и обнял.
– Как ты сам сказал, это обычное устранение. Мы позаботимся о нем и пойдем есть пиццу. – Он старался говорить непринужденно, хотя в крови бурлил адреналин. Ему хотелось поскорее приняться за дело.
Когда Лиам отпустил его, Коннор закатил глаза.
– Вы с Шоном такие наседки, что прям тошно. От тебя несет человеком, Лиам. Чем ты занимался?
Шон ухмыльнулся, вытаскивая из холодильника себе пиво.
– Видели бы вы его. Он встречает эту леди и через десять минут уже делает ей массаж ног. Не оставлял ее ни на секунду.
Лиам запустил в него крышечкой от бутылки. Шон перехватил ее и бросил обратно.
– Ей нужна защита, – откликнулся Лиам, тоже поймав крышечку и кинув на стойку. – Она изо всех сил старается ради оборотней, придурок.
– Очень смело для человека, – заметил Дилан. Похоже, он был единственным, кого все это не забавляло.
– Она смелая, но не понимает во что ввязалась. Я пометил ее, чтобы другие оставили ее в покое. Пусть знают, что, если сунутся к ней, будут иметь дело со мной. И к громилам Фергуса это тоже относится.
Дилан пристально посмотрел на него, Лиам сделал безразличное лицо и глотнул пива. Кого поддержит отец? Главу клана? Или его, Лиама? Никогда не знаешь наперед.
Отец медленно кивнул.
– Если Фергус спросит, я скажу, что это было с моего разрешения.
Лиам расслабился, подошел к Дилану и положил руку ему на плечо, а потом вернулся к холодильнику.
– Может, поедим, пока ждем? Как насчет старых добрых бифштексов на гриле?
– Отличная идея. – Шон вышел в гостиную и плюхнулся на диван, скрестив ноги и откинув голову на руки. – Мне слабо прожаренный с сыром.
Коннор растянулся на полу и отжал кнопку паузы на DVD-плеере.
– А мне с кровью, Лиам.
– Засранцы, – прорычал он, вытащил мясо из морозилки и сунул в микроволновку.
Разжигая гриль во дворе и нарезая бифштексы без лука, соли и прочей фигни, которой люди портят мясо, Лиам думал о Ким. О том, как она пахла, каким было на ощупь ее тело. О том, как широко она распахивала синие глаза, задевая ресницами веки. Как ее темные волосы на солнце переливались золотом.
Интересно, чем она сейчас занимается. Вернулась в офис и закопалась в бумагах? Беседует с Брайаном в тюрьме? Читает учебники по законодательству, чтобы понять, как помочь оборотню?
По-любому, скоро она будет дома. Лиам с легкостью выяснил, где она живет, когда на этой неделе с ним связалась ее секретарь. Обычного поиска по интернету оказалось достаточно, даже несмотря на дайл-ап (никаких кабельных модемов для оборотней!). И почему человеческое правительство решило, что запрет на использование беспроводной связи или хороших сотовых телефонов для оборотней как-то повлияет на скорость их общения? Люди такие чудные.
Что станет делать Ким, придя домой? Наверное, сперва снимет с себя строгий серый костюм. Интересно, под ним сексуальное белье? Или Ким Фрэйзер не позволяет себе такой вольности, как кружевные трусики?
Лиам представил ее в шелковом топе, едва сдерживающем пышную грудь, и пожалуй, бикини, не оставляющих простора воображению. Или не в топе, а в кружевном лифчике, приподнимающем грудь и едва прикрывающем соски. Чулки, а не колготки. И пояс с резинками. Вот она идет в этом по дому, стряхивая с себя напряжение после работы, наливает бокал вина. Или может, она из тех неприхотливых техасских девушек, которые предпочитают холодное пиво.
Лиам мысленно нарисовал капельки на холодной бутылке, влажный летний вечер. Вот губы Ким обхватывают горлышко, и она наклоняет бутылку, так что холодный напиток льется в горло.
Он представил это так явно, что бифштексы успели хорошенько прожариться к тому времени, когда Лиам о них вспомнил.

Ким выбралась из ванны и, завернувшись в одно полотенце и накрутив второе на голову, вернулась в спальню.
Она уже привыкла жить одна – если, конечно, не заходил Авель – ни родителей, ни братьев и сестер… никого. Ни собак, ни кошек, потому что она почти все время работала и не могла ухаживать за ними должным образом. А может, ей просто не хотелось оплакивать их, когда они состарятся и умрут, оставив еще одну дыру в ее жизни.
Сегодня она чувствовала себя опустошенной. Она пыталась заполнить эту пустоту, накатав письмо Сайласу, своему другу и обладателю Пулитцеровской премии по журналистике, который проводил расследование для документального фильма об оборотнях, а потом отмокая в ванне. Пробовала расслабиться за чтением интересного романа, но мысли никак не желали сосредотачиваться на сюжете, и она бросила глупые попытки.
Ким потянулась за пилочкой и стала подравнивать ногти. Может, дело в том, что в Шифтертауне она увидела настоящую жизнь. Детей, играющих во дворе, соседей, машущих Шону и Лиаму, почти ощутимую нежность между братьями.
Она вспомнила, как выложила Лиаму все о своем прошлом и как позволила ему массировать свои ноги. Это было так приятно. Она до сих пор ощущала его руки, тепло и чувственную твердость сильных пальцев.
А прикосновение его губ к ее шее оказалось еще приятнее. Этот мужчина был невообразимо сексуален. Она понятия не имела, занимаются ли оборотни этим в человеческой форме, но знала наверняка, что если бы была одной из них, то обязательно попыталась бы затащить Лиама в постель.
А что самое странное, он действительно слушал ее. За десять минут Ким рассказала ему больше, чем Авелю – за весь год, что они встречались.
Наверное, это должно что-то сказать о Лиаме или, может быть, об Авеле?
Ким отложила пилочку и взяла мобильник. Набрав номер Авеля, она начала считать гудки.
– Да? – ответил он. В его голосе звучало нетерпение.
– Привет, это я.
– Ким? – Он явно удивился. – Что случилось? Я что, должен был сегодня тебя встретить?
– Нет. Я просто думала, мы сможем поговорить.
– О! – Возникла пауза, пока он чем-то шуршал на том конце провода. – Можно я тебе перезвоню? Я сейчас немного занят.
Ким подождала, нахлынет ли злость, но ничего не почувствовала.
– Конечно.
– До завтра. Спи крепко, принцесса. – Щелк.
– Угу. И тебе сладких снов, малыш. – Ким выключила телефон и бросила его на стол. Авель был трудоголиком и пытался сделать себе имя. Конечно, он занят. Он всегда занят.
«Может, пора покончить с этим, – прошептал тоненький голосок у нее в голове. – Может, давно пора…Ты знаешь, что не думала об этом, пока не встретила Лиама…»
Ким снова взяла телефон и полистала телефонную книгу, чтобы найти имя и номер Морисси. Он выглядел так обычно: четыре буквы его имени, потом код города и семизначный номер, как у любого другого.
Звоните. В любое время дня или ночи.
Интересно, он не врал? Или это была просто отговорка? Звоните мне, дорогая. Только не когда я занят, смотрю телевизор, отдыхаю с друзьями или когда мне просто нет до вас дела.
Из вредности Ким нажала кнопку вызова. Один гудок, и уха коснулся теплый голос:
– Ким! – Как будто он весь день ждал ее звонка. – Вы в порядке, милая?
– Да, в порядке, – ответила она, чувствуя, как тепло растекается по всему телу. – Я просто…
– Проверяли, отвечу ли я? – Даже по телефону в голосе Лиама слышалась улыбка.
– Да, что-то вроде того. Как там Сандра?
– Уже лучше. Шон ее немного успокоил. Вы ведь сейчас не в офисе, нет?
– Я занимаюсь проблемами клиентов постоянно. Делам плевать на рабочие часы.
От его смешка у нее по спине побежали мурашки.
– Иногда неплохо бы делать передышку, моя дорогая. Уж поверьте. Я знаю.
Ким вдруг осенило:
– О! Вы сейчас заняты, да? Стоите за барной стойкой? Простите, мне не стоило вам мешать.
– Я же говорил, милая. В любое время. А теперь спокойной ночи.
Выкуси, Авель!
– Спасибо, Лиам. Вам тоже.
Пауза. Молчание затянулось.
– Вы все еще здесь? – спросила она.
– Да. – В его голосе послышалась усталость. – Спокойной ночи, Ким. Позвоните мне завтра, хорошо?
Пообещав так и сделать, она отключилась и прижала телефон к губам. Ее собственный бойфренд мог вспомнить, а мог и забыть перезвонить, но этот оборотень, похоже, обрадовался, услышав ее, даже хотя был по уши в рецептах коктейлей. Ким никак не могла понять, приятно ей это, или она чувствует себя еще более одинокой, чем обычно.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: ruusunen, msh260983, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 17:04 - 25 Июн 2014 01:21 #5 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Вычитка: FairyN)))
Глава 4
Лиам засунул телефон за пояс и сел на Харлей, поджидая Шона. Голос Ким будил в нем зверя, которому еще тогда, в кабинете, хотелось распахнуть ее блузку, несмотря на все пуговицы. То, что она все-таки решилась ему позвонить, грело душу.
Он с трудом сдержался, чтобы не спросить: «Чем вы сейчас занимаетесь? Что на вас надето? Или НЕ надето?»
Лиам снова подумал о том, с какой легкостью ему удалось отыскать в интернете адрес Ким. Может, разобравшись с этим делом, поехать и проверить, как она? Может, она даже пригласит его зайти, или удастся уговорить ее на еще один массаж ног, но уже в спальне?..
– Все в порядке? – спросил Шон, садясь на мотоцикл за спиной Лиама.
Лиам неловко поерзал, пытаясь усилием воли успокоить ноющий член.
– Все отлично. С чего такой вопрос?
– Просто, судя по размерам, штуке у тебя в штанах должно быть больно.
Лиам никогда не умел врать брату.
– Я разговаривал с Ким.
Шон хохотнул, поправил висящий за спиной меч, а потом обхватил Лиама за пояс.
– Твой случай уже слишком запущенный. Кончай мечтать, лучше пойди и трахнись с какой-нибудь хорошенькой самочкой. С Энни, например.
Лиам завел мотор.
– Она теперь работает в баре. А я не завожу романов на работе.
– А кто говорил о романе? Я сказал просто трахнуть ее. Раньше она не возражала.
– Но хочет-то она тебя, Шон. Не спускает глаз с твоей задницы.
– Может, поедем уже? Хочу поскорее закончить.
Лиам не стал отвечать. Он знал, что Шон на взводе, а лучше всего успокаиваться у него получалось, подначивая старшего брата.
Он направил байк – Харлей, купленный за бесценок и отремонтированный – с подъездной дорожки, свернул за угол, выехал из Шифтертауна и понесся по шумным улицам к шоссе, по которому можно добраться в восточную часть города. В зеркалах заднего вида на фоне темного неба сиял огнями центр Остина, купол здания администрации светился маяком в ночи.
Они вывернули на совершенно темную улицу, проехали поворот на Бастроп и помчали к промзоне.
Лиам с Шоном успели разделаться с бифштексами, когда позвонили ищейки Фергуса и сообщили, что довели одичавшего до заброшенных складов на востоке. Он там обосновался и, судя по всему, никуда не собирался, поэтому не могли бы они с Шоном притащить туда свои задницы и заняться работой?
Лиам знал, что люди Фергуса ни за что не станут ввязываться в драку. Сделают ноги, как только увидят их с Шоном. В конец концов работа ищеек заключалась лишь в том, чтобы указывать путь.
Он остановился довольно далеко от склада, и последний отрезок пути они с Шоном проделали пешком. Собственность некогда процветающей фирмы окружал забор из рабицы, но местами сетка была порвана, а местами просто лежала на земле. Вокруг громко стрекотали сверчки, но стоило Лиаму и Шону переступить упавший забор, все звуки словно отключились.
И Лиам сразу почуял запах. Его даже человек заметил бы, но для оборотня эта вонь была как удар под дых. Лиам почувствовал, что его зубы начинают удлиняться.
Он попытался подавить жажду крови, но это было нелегко. Дилан, похоже, считал, что они с Шоном просто придут сюда и хладнокровно и бесстрастно решат все проблемы. Но Дилан не видел той женщины, и не он нашел ее детей. Лиаму хотелось рвать на куски, не предлагая пощады. И Шону тоже… пожалуй, его желание было даже сильнее.
Не говоря ни слова, братья разделились, Шон снял со спины меч. Бесшумно скользя в темноте, Лиам переступил порог распахнутой двери.
От смрада его затошнило. Кошачьи глаза быстро привыкли к темноте, и он двинулся вперед, внимательно вглядываясь в каждую черную тень.
Не успел он пройти и половины помещения, как перед ним возник дикий. Нет, тот вовсе не выглядел таким спятившим, как думал Лиам. На нем были джинсы и футболка, промокшая от пота из-за удушливо-жаркой техасской ночи. Если не считать грязи, покрывавшей его с ног до головы, отсутствия Ошейника и невыносимого амбре, он выглядел как любой другой оборотень из Шифтертауна. Правда, его шея была такой черной от грязи, что Лиам не заметил бы Ошейника, даже если бы он на том был.
– Парень, помылся бы? – предложил он.
Оборотень фыркнул, его нижняя челюсть удлинилась, и лицо стало больше похоже на волчью морду. Волк. Просто блеск.
– В наши дни делают хорошее мыло, – продолжил Лиам. – Будешь благоухать как тот сад. Тебе стоит попробовать. Ну, если, конечно, у ублюдка вроде тебя есть время в перерывах между убийствами детишек.
– Предатель. Домашний котенок, – выплюнул волк.
– Нет, парень. Я просто пытаюсь выжить. Мы больше не решаем проблемы кровопролитием, не слышал? Тем более убийством детей. Ты даже представить себе не можешь, как же мне хочется разорвать тебя за это.
– Мне нужна была женщина. А не ее отродья от другого.
– Те дни ушли в историю, кретин. – Лиам вытащил из кармана Ошейник, чувствуя гладкость стали и покалывание пронизывающей ее магии. – Я предлагаю тебе шанс, потому что мой отец хочет, чтобы я всегда играл по правилам. Я бы предпочел от тебя избавиться. – Он сделал шаг вперед. – Размер всегда подходит. Ну же, будь мужчиной.
– Я не мужчина. Я оборотень, как и ты. Что, кишка тонка сразиться со мной, киса?
– Нет, – ответил Лиам. – Но у тебя есть два варианта. Я или Хранитель.
Оборотень ощутимо напрягся.
– Хранителя здесь нет.
– Вообще-то есть. – Шон вышел из тени за спиной подонка и выставил перед собой меч – лезвие зазвенело.
Волк резко развернулся к Шону и шумно втянул в себя воздух, затем крутанулся обратно к Лиаму и снова повел носом.
– Я почуял только… – Оборотень замолчал, светло-голубые нечеловеческие глаза остановились на Лиаме, который снова протянул ему Ошейник.
– Надевай, и возможно, я смогу удержаться и оставлю тебя в живых. Вдруг ты просто не понимал, что делаешь? Парочка клеток в моем мозгу еще готова в это поверить. Откажешься, и… Скажем так, Шону ты нравишься даже меньше, чем мне.
Лиам почувствовал движение воздуха еще до того, как мужчина полностью перекинулся. Он не стал заморачиваться, снимая с себя одежду, и теперь ее обрывки свисали с волчьего тела. Шон ждал, а Лиам задумался, понимает ли волк, насколько тот сейчас сдерживается. Брат получил приказ убить дикого, только в самом крайнем случае.
Зверь стряхнул с себя остатки одежды, и его глаза яростно полыхнули. Лиам не двинулся с места.
– Вруби мозги, парень. Почти все в Шифтертауне хотят твоей смерти. Дилан уговорил меня дать тебе шанс. Не отказывайся от него.
Волк фыркнул, встал на задние лапы и снова вернулся в человеческую форму. Теперь он был голым, не слишком-то приятное зрелище.
– Я чую это на тебе. – Он презрительно раздул ноздри. – Человек. Ты пометил женщину-человека.
Как ему удалось унюхать что-то, кроме собственной вони, Лиам не знал, но от слов волка кровь застыла в жилах.
– Омерзительно, – прошипел тот.
– О, ты знаешь длинные слова? – язвительно спросил Лиам. – Давай, я лучше предложу тебе пару коротких: надень Ошейник, мать твою!
Послышался хруст костей, и оборотень превратился обратно в зверя. Лиам весь подобрался, приготовившись к атаке, но волк неожиданно развернулся и бросился в обратном направлении.
У него на пути вырос Шон, его меч впился в бок оборотня, но волк даже не замедлил скорости. Он взвыл, выпрыгнул за дверь склада и растворился в темноте.
Черт. – Шон снова поднял меч. – Идиот!
Он мог иметь в виду как Лиама, так и оборотня или себя. Лиам стиснул кулаки, внутри все похолодело от страха.
– Проклятье, он собирается найти ее.
– Ты о чем?
– Ким. Он почуял ее на мне.
– Он ранен мечом Хранителя. Далеко ему не уйти. Мы поедем за ним и завершим начатое.
– Рана небольшая.
Дикий казался необычно сильным – еще бы, разорвать женщину, защищавшую своих волчат! Любую женщину-оборотня нелегко убить, а уж та, которая спасает детенышей, билась бы вдвое яростнее. Лиам чувствовал на языке привкус адреналина, выброшенного в кровь дикого, и он был гораздо сильнее обычного. С этим оборотнем что-то было не так, и Лиам ощущал, как его охватывает паника.
Он быстрым шагом вышел со склада, а до заросшей сорняками импровизированной стоянки добрался уже бегом.
– Лиам. – Шон кинулся за ним. – Даже если он сможет выбраться отсюда, сперва ему придется вернуться по ее следу в Шифтертаун, а отец не станет с ним церемониться.
– Нет, если он настолько хорош, насколько я думаю. Он пойдет по нашему общему следу. Ведь именно этот запах Ким унесла к себе домой.
Харлей взревел, и как только Шон сел сзади, Лиам понесся к городу. Может, Шон и прав, и оборотень не доберется до Ким, но Лиам не собирался рисковать.
Он вернулся по шоссе к Остину, а оттуда помчал на север по скоростной автостраде. Cпустившись с нее, он свернул на запад и объехал дорогие дома через центр города. Ночь выдалась жаркая и влажная, но воздух, бивший в лицо, казался ледяным.
Лиам вспомнил красную точку на карте Остина, обозначившую дом Ким. Сейчас эта метка казалась центром мишени, еще одним свидетельством человеческой уязвимости. Необходимо предупредить ее, защитить, обнять, узнать, какая она на вкус…
Если еще не поздно.

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: ruusunen, msh260983, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
05 Ноя 2012 17:06 - 10 Апр 2014 23:51 #6 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Вычитка: FairyN
Глава 5
Откуда-то из кухни на первом этаже донесся приглушенный звон разбитого стекла. Поначалу Ким не обратила внимания, лишь перевернулась на другой бок. Этот район слишком безопасный, здесь никогда не случалось ограблений.
Но скрип дверных петель заставил ее подскочить на кровати.
Правда Ким все равно не спала. Она уже час лежала, уставившись в темный потолок и думая о Лиаме. Вспоминая, как его теплый смешливый голос щекотал ухо, как в уголках глаз от улыбки появлялись морщинки, как здорово смотрелась его задница в узких джинсах... Теперь же от адреналина у нее бешено колотилось сердце, потому что внизу кто-то явно ходил по ее кухне.
Стоит ли полагаться на уроки восточных единоборств? Да еще в кружевной ночнушке?
К черту! Магические цифры: девять, один, один.
Ким схватила с ночного столика мобильный, нащупывая кнопки большим пальцем, но в спальне внезапно запахло чем-то кислым, и через секунду кто-то вырвал у нее телефон, который, ударившись о стену, разлетелся вдребезги.
Она не успела даже закричать, как сильные руки сжались на ее шее, и Ким осознала, что смотрит прямо в прозрачно-голубые глаза на грубом мужском лице, сильно смахивающем на волчью морду. Мужчина оскалил острые зубы, и изо рта пахнуло тухлым мясом. Ким отчаянно пыталась вырваться, но руки наполовину перекинувшегося оборотня перекрыли доступ кислорода, а когти до боли впились в кожу. Он убьет ее. Перед глазами потемнело, но она успела разглядеть, что на мужчине нет Ошейника.
Вдруг она поняла, что свободна. Оборотня отбросило в сторону, и Ким упала обратно на кровать, хватая ртом воздух. Откинув волосы с лица, она увидела, как огромный дикий кот повалил мужчину на пол комнаты. Воздух наполнился рычанием, не похожим на грызню собак в подворотне, а настоящим, полным животного бешенства.
В дверях спальни появился Шон Морисси с палашом, лезвие которого тускло светилось, в руках. Глаза его потемнели от гнева. Взгляд был прикован к центру комнаты, но Шон не спешил вмешиваться. Он наблюдал и ждал.
Дерущиеся звери перевернули туалетный столик и тумбочку, а потом толкнули кровать через всю спальню, словно какую-то картонную коробку. Шон ничего не делал, просто стоял, держа меч наготове. Ким понимала, что что-то кричит, но рычание и вой перекрывали ее слова.
Дикий кот – прижав уши и оскалившись – впился в горло волка. Тот заскулил. Забил лапами по груди противника, раздирая шкуру до крови… потом его голова мотнулась набок, и волк безжизненно замер на ковре. Кот, тяжело дыша, сел на задние лапы и уставился на труп, как будто ждал, что тот опять поднимется.
Ким подавила желание истерически расхохотаться. Прошу прощения, но у меня в спальне дохлый волк и дикий представитель семейства кошачьих! Она не знала, что это за вид – желтоватый, как пума, жилистый, как леопард, с едва заметными полосками, как у тигра. Массивная челюсть и здоровые лапы, как у льва. Но кот не производил впечатления беспородной помеси. Он был грациозным, красивым и сильным.
Наконец Шон двинулся с места. Кот отпрянул, а Морисси замахнулся и проткнул острием меча грудь мертвого волка. Тот вдруг замерцал, обернулся получеловеком, который напал на Ким, и медленно рассыпался в пыль. В то же время кот поднялся на задние лапы и превратился в абсолютно голого Лиама Морисси.
«Ммм, выглядит здорово», – смутно подметила про себя Ким. Тугие мускулы, гладкая кожа, темная поросль на груди. Плоский живот, крепкие бедра, огромный… О Боже.
Как только в легкие снова проник воздух, Ким пронзительно закричала. Она пыталась остановиться, но истерика не отпускала.
Лиам в мгновение ока оказался рядом с ней на кровати и накрыл ее рот рукой.
– Тише, милая. Все закончилось.
Запоздалый шок. С этим все ясно. Я в порядке.
Ладонь Лиама была теплой и почему-то успокаивала, хоть он всего лишь пытался заставить Ким замолчать. Немного подождав, он бросил на нее вопросительный взгляд, и она кивнула, подтверждая, что успокоилась. Лиам убрал руку, и Ким глубоко вздохнула, втягивая пьянящий мужской запах.
– Лиам, братишка, оденься, – сказал Шон. – Ты ее напугаешь еще больше.
– Нет, все нормально. – Ким закрыла глаза, чувствуя, как обнаженные руки и ноги Лиама обвивают ее собственные. Нет, это ее совсем не пугало. Она открыла глаза и посмотрела на него. – Что, черт возьми, только что произошло?
– Мы прикончили его, – ответил Лиам. – У нас не было выбора. Этот ублюдок собирался тебя убить.
– Значит, вот что происходит с мертвыми оборотнями? Они рассыпаются прахом, как вампиры в кино?
Шон не ответил, все так же продолжая стоять с опущенным мечом.
– Нет. – Лиам отстранился. Ким тут же захотелось потянуться к нему, чтобы он снова обнял ее, прижав к своему обнаженному телу. – Только те, кого Шон смертельно ранит этим мечом. Шон – наш Хранитель.
Тот нахмурился.
– Лиам…
– Кто такой Хранитель? – Братья в очередной раз выразительно переглянулись, нет, это, конечно, не телепатия, а язык тел, причем настолько незаметный, что Ким и различала-то его с трудом, не говоря уже о том, чтобы понимать.
– Защитник, – пояснил Лиам. – В данном случае – Шифтертауна.
– Я не видела на этом оборотне Ошейника. – Ким вдруг затрясло. – Он бы убил меня, да?
– Да, убил бы. Он был диким. А значит, опасным для тебя, меня и любого другого. Он уже растерзал женщину-оборотня с детьми.
Ким открыла рот.
– Погоди-ка, я слышала недавно о гибели одной женщины. Я думала, что она с детьми попала в автокатастрофу на трассе в Хилл-Кантри. Разве нет?
– Нет. – Лиам выглядел подавленным. Шон все еще держался в стороне, так и стоял в джинсах и футболке, со средневековым мечом наперевес. – Ее убили. Мы с Шоном засунули ее тело в машину, столкнули в овраг и подожгли.
– Но зачем? – Ким вскочила с кровати, потом, вдруг вспомнив, что на ней нет ничего, кроме коротенькой шелковой ночнушки, схватила халат, висевший на стуле. – Почему вы не заявили об этом преступлении, чтобы этого оборотня задержали?
– Потому что он наша проблема. – Взгляд Лиама цепко прошелся по ее телу, пока она торопливо надевала халат, но голос звенел от ярости. Шон согласно кивнул.
– Неправда, – возмутилась Ким. – Оборотни теперь живут в человеческом мире, а значит, человеческие законы важнее ваших собственных. Вы же подписали соглашение. Этого волка нужно было арестовать и судить, как любого другого, а не линчевать, как сделали вы с Шоном.
Она даже запыхалась, но эта парочка не слушала ее, снова переглядываясь, молча разговаривая. От внезапно обрушившегося осознания того, что в этой комнате только что кого-то убили, стало тяжело дышать.
Наконец Шон покачал головой и спрятал меч в кожаные ножны.
– Ты, мать твою, совсем спятил, Лиам? Делай что должен, а я пойду расскажу обо всем отцу.
– Валяй. Возьми мой байк.
– Ну еще бы, или ты думал, что я пойду ловить попутку с мечом за спиной? Увидимся дома.
Еще раз нахмурившись напоследок, Шон развернулся и вышел из комнаты, неся ножны в руках. Ким услышала, как он спускается по лестнице, а потом задняя дверь с силой захлопнулась, так что, казалось, весь дом содрогнулся.
– Пошли. – Лиам встал, он все еще был голый, но, видимо, его это совершенно не смущало. – Одевайся и спускайся. Я приготовлю поесть… ты выглядишь голодной.
– Этот оборотень… он… – Ким сглотнула. – У меня весь пол в нем. – Серая пыль толстым слоем покрывала ковер, который она купила в антикварном магазинчике во Фредериксбурге. – Кошмар.
Лиам обнял ее и поцеловал в шею, его тепло одеялом окутало ее холодную кожу.
– Я обо всем позабочусь. Спускайся и подожди меня.
Ким не хотелось уходить, ей хотелось остаться здесь, провести ладонями по широким, сильным плечам Лиама... Его тело было таким же теплым, как и его улыбка, казалось надежным, вселяло уверенность. Ким могла бы простоять в его объятиях всю ночь.
Лиам еще раз поцеловал ее в шею.
– Все будет хорошо. А теперь иди.
Ким ни за что бы не сумела объяснить, как ей удалось отстраниться, схватить одежду и перебежать через коридор в гостевую спальню, чтобы переодеться. Спустившись вниз, она стала старательно прислушиваться, чтобы понять, чем занимается Лиам в ее комнате, но было тихо.

Лиам отыскал свои вещи там же, где и скинул – на полу в кухне Ким – и быстро оделся. В крови до сих пор бурлил адреналин, сердце громко ухало. Хотелось мчаться, охотиться, заниматься до умопомрачения сексом с Ким... Держать себя в руках было нелегко, но по крайней мере это возбуждение поможет немного отсрочить подступающую боль. А потом придет расплата. Черт, еще как придет.
Ким, ссутулившись, сидела на диванчике у кухонной стойки. В комнате не было стола или стульев, только пара высоких табуретов у стойки, а все остальное место занимали диван и два очень удобных на вид кресла.
Ее распущенные волосы разметались по плечам, огромные синие глаза внимательно следили за тем, как Лиам одевается. Он привел себя в порядок у нее в ванной сразу после того, как пропылесосил все, что осталось от одичавшего волка. Но до конца избавиться от ублюдка не вышло.
– Придется отправить ковер в химчистку, – заметил он.
Ким побледнела.
– Господи.
– Я все сам сделаю. Это же я виноват в том, что произошло.
– С чего ты решил, что виноват именно ты? Ты же не можешь отвечать за все, что происходит в этом городе. Вы ведь теперь живете в нашем мире.
Она пыталась ухватиться за то, во что верила, то, о чем ей рассказывали. Людям нравилось тешить себя подобными мыслями.
– Я в ответе за случившееся, потому что позволил тебе приехать в Шифтертаун. Дикий почуял на мне твой запах и решил сделать больно мне через тебя. Так, даже умерев, он бы знал наверняка, что мне плохо. Именно так мыслят дикие – нужно отомстить врагу, даже если после он тебя убьет. – Лиам покачал головой и подошел к холодильнику. – Никогда не видел, чтобы оборотни так быстро двигались или с такой легкостью находили чужой след. С ним явно было что-то не так.
И это беспокоило Лиама сильнее, чем ему хотелось признавать. Как ни парадоксально, обычно дикие были слабее оборотней в Ошейниках, потому что последние всегда хорошо ели, отдыхали, и у них с лихвой хватало времени на тренировки. Но этот волк оказался очень быстрым и на первый удар мечом Шона обратил не больше внимания, чем на укус насекомого.
Ким передернулась.
– И таких, как он, что, много?
Лиам не знал наверняка, и это не давало ему покоя, но он постарался ее успокоить:
– Не думаю. Мы довольно хорошо научились их выслеживать. – По крайней мере так утверждал Фергус. Полки холодильника оказались пустыми, если не считать пары йогуртов и пучка зелени. – У тебя дома совсем нет еды, женщина.
– Она в морозилке.
В морозильном отделении обнаружилось несколько стопок готовых обедов с надписями «Легкий» или «Низкокалорийный» на упаковках.
– Это не еда, – возмутился Лиам. – Это какая-то пародия на нее.
– Мне нужно следить за своим весом.
Лиам вспомнил, как смотрелась Ким в своей прозрачной ночной рубашке: красивая грудь, нежная талия и соблазнительные изгибы бедер.
– Я совсем не против последить за ним вместо тебя, любовь моя. С твоим весом все в порядке. – Она густо покраснела, и Лиам захлопнул дверцу морозилки. – Я не могу приготовить свои знаменитые блинчики из этой фигни. Пошли. Отвезу тебя куда-нибудь, где есть нормальная еда.
– Я не могу никуда уходить. У меня же дверь выбита.
Две стеклянные панели разлетелись на осколки, замок был вырван «с мясом».
– Я об этом позабочусь.
Лиам снял с пояса мобильный и стал кому-то звонить. Голоса в динамике пообещали прийти через полчаса, заменить стекло и поставить на место замок.
– У этой женщины хоть пиво есть?
– Приноси свое, – прорычал Лиам и вырубил телефон.
Ким огорошенно смотрела на него.
– Что ты делаешь?
– Повторяю, в том, что этот ублюдок напал на тебя, виноват я. Мои друзья окажут мне услугу и починят дверь.
– Друзья-оборотни.
– А кто же еще? Пойдем, не будем им мешать.
Лиаму каким-то образом удалось уговорить ее выйти на улицу и открыть гараж, но потом он забрал ключи из дрожащих пальцев Ким и сам повел машину в Шифтертаун.
Шон прав, Лиам явно спятил, но он должен сделать то, что необходимо. Ким нужна защита, как и оборотням. Значит, придется решить обе задачи одним махом. Дилан, конечно, придет в ярость, но у Лиама было ощущение, что отец поймет. А вот Фергус… Ну, Фергусом Лиам займется, когда придет время...
– Ты здесь работаешь, – заметила Ким, когда он припарковался на служебной парковке позади бара.
– Ты абсолютно права, дорогая. Здесь готовят такие стейки из цыпленка, что пальчики оближешь.
В глазах Ким зажегся голодный блеск. Неужели эта куколка морит себя голодом? У нее же есть мужчина, она ведь говорила. Почему этот идиот совсем о ней не заботится?
В баре оказалось полно людей. Вернее, оборотней, конечно, было больше, но несколько человек – друзья оборотней, их фанаты или просто любители острых ощущений – тоже собрались здесь. Почти все толпились у длинной барной стойки, но Лиам повел Ким к пустой кабинке и заставил сесть.
Сердце продолжало гулко стучать, уровень адреналина в крови так и не пошел на убыль. Рано или поздно Лиама ждала пытка, но он надеялся, что успеет до этого насладиться ужином.
– Два стейка из цыпленка, Энни, и побольше картофеля фри.
Высокая стройная женщина-оборотень, подошедшая к их столику, закатила глаза.
– Здесь ее называют французской картошкой, Лиам. Я уже устала повторять. Не фри.
– Не вижу ничего французского в этом баре, – ответил Лиам, привычно подтрунивая над Энни.
– Новый повар каджун. Считай француз.
– А еще нам понадобится что-нибудь выпить, – продолжил Лиам как ни в чем не бывало. – Что будешь, Ким?
– Белое вино?
Белое вино. Она просто бесподобна.
– Поверь, здешнее вино тебе не понравится. Принеси пинту настоящего пива, Энни.
– «Гиннес», – пробормотала та, записывая заказ в блокнот. – А вам, мисс?
– «Текате», – ответила Ким, сверля глазами Лиама. – С лаймом, пожалуйста.
– Записала. – Энни умчалась, виляя задом в коротких обтягивающих шортиках. Все мужчины в баре проводили ее взглядами, но как только она вышла из зала, опять уставились на Ким.
– Почему все так на меня смотрят? – прошептала она. – Я тут не единственный человек.
Зато единственная, кого пометили. Каждый оборотень – будь то мужчина или женщина – сразу понимал, что сделал Лиам. Они раздували ноздри и сверкали глазами. Ким принадлежит Лиаму, и любой, кто осмелится к ней пристать, будет отвечать перед ним. Все проще простого.
– Я присматриваю за тобой, и они об этом знают.
– А почему ты решил приехать сюда? Мы же проезжали мимо двух блинных.
– Здесь безопаснее.
Ким огляделась.
– Для тебя или для меня?
– Для нас обоих.
Он замолчал, потому что Энни принесла покрывшуюся каплями бутылку «Гиннес» и «Текате» с засунутым в горлышко лимоном.
– Не объяснишь, почему вы не натравили на этого оборотня полицию? – Ким запихнула дольку в пиво и поднесла бутылку ко рту. Обведя языком горлышко, она обхватила его губами.
Боже помоги, как же тут жарко.
Лиам стиснул свою бутылку, но холод, обжегший ладонь, совсем не помог успокоиться.
– Как по-твоему, что произошло бы, если бы ваша полиция узнала, что он слетел с катушек? – спросил он. – На оборотней объявили бы охоту, и вряд ли людей заботило бы, кого они убивают: дикого или в Ошейнике. Главное, что убивают.
– Хорошо, это выяснили. Учитывая, что одного из вас сейчас как раз судят за убийство, люди перепугались бы, если бы еще один оборотень сошел с ума. – Ким наклонилась к нему, и Лиам заметил, что эта блузка застегнута практически так же аккуратно, как и предыдущая. – Думаешь, это он убил девушку Брайана?
– Если бы все было так просто. Мы заметили его всего пару дней назад, когда он задрал ту женщину. Раньше его здесь не было. А девушка Брайана уже несколько месяцев как погибла.
– Откуда вам знать, что раньше его тут не было? – Она наморщила нос. – А, ну конечно, такой запах ты бы запомнил.
Лиам усмехнулся.
– Что ты имел в виду под этим своим «дикого или в Ошейнике»? – продолжила Ким. – Оборотень в Ошейнике – это все равно что зеленая зелень. До сегодняшнего дня я думала, что все оборотни носят их. Таков закон.
Похоже, все усложняется. Лиам попытался сообразить, что можно ей рассказать, не рискуя подвести под удар. Черт, да ничего!
– Не все оборотни приняли Ошейники. Вашему правительству это известно, но оно держит это в секрете.
Тонкие пальцы Ким играли с пивной бутылкой, но она больше не пила. Она следила за ним умными глазами. Красивыми глазами. Черт, он слишком давно не…
– Ты говоришь так, словно, носить Ошейник или нет, зависит лишь от вас.
– Так и есть, милая, – сказал Лиам. – Этот выбор нам предложили двадцать лет назад, и мы сделали его. Большинство, по крайней мере. Некоторые оборотни предпочли остаться дикими.
– Ты хотел сказать свободными.
– Затравленными. На грани вымирания. Изгоями. Если бы мы не приняли Ошейники, то протянули бы еще лет пять, не больше.
– Хочешь сказать, вы выбрали эту «кабалу», чтобы спастись?
Лиам пожал плечами, будто бы соглашаясь.
– Наши кланы вымирали. Мало кто был способен к деторождению, а если дети и появлялись на свет, то не проживали и года. А посмотри на нас теперь.
Ким обвела взглядом полный зал. У барной стойки стоял Джорди Росс со своими четырьмя высокими, крепкими сыновьями, которые шумно разговаривали и весело смеялись. Их мать, живая и здоровая, сидела в кабинке на другом конце зала с подругами.
Еще одна женщина-оборотень сидела, накрыв рукой округлый живот и прихлебывая воду из бутылки, а муж бережно обнимал ее за плечи.
– Лиам. – У их кабинки возникла высокая фигура. – Какую милую девушку ты привел.
Лиам поднял глаза и нахмурился.
– Эллисон. Исчезни. Я пытаюсь убедить ее, что оборотни цивилизованные.
Здоровенный парень рассмеялся. На Эллисоне, как обычно, были застегнутая на все пуговицы черная рубашка, джинсы, ковбойки и большая шляпа. Он любил Техас, этот штат стал родным для него, когда его клан переехал сюда из Колорадо. Некоторым до сих пор не хватало прохлады Скалистых гор, но Эллисон Роу обожал холмы Техаса, даже несмотря на здешнюю влажность, комаров, пробки и конгрессменов.
– Не верьте ему. – Эллисон плюхнулся на сидение рядом с Лиамом и улыбнулся Ким. – В Лиаме нет ни единой цивилизованной косточки. – Даже ухмылка Эллисона казалась какой-то волчьей.
– Уверен, ее очень успокоит, если она услышит это от одного из Ликанов.
– Ликанов? – Ким наморщила лоб.
– Это означает, что я волк, детка, – пояснил Эллисон. – А не блохастый кошак.
В глазах Ким появился страх. Лиам протянул руку через стол и коснулся ее пальцев.
– Все в порядке. Он хороший волк.
– Не порть мою репутацию. Я большой и злой волк.
– Как тот дикий оборотень, – прошептала Ким.
Эллисон тут же перестал улыбаться.
– Что?
Лиам бросил на Ким предостерегающий взгляд.
– Одиночка. Я о нем позаботился.
– Это был волк? Проклятье. Мне очень жаль, Лиам.
– Я же сказал, что позаботился о нем.
Эллисон нахмурился и ссутулился, радостное сияние, которое он излучал, будто померкло.
– Два стейка из цыпленка под соусом, – сказала Энни, расставляя перед ними тарелки. – И гора картошки. Что-нибудь еще?
– Солнышко, принеси мне пива. – Эллисон поглядел на бутылки Ким и Лиама. – Нормального старого доброго американского пива, а не какую-нибудь ирландскую, мексиканскую или немецкую хрень.
– У нас есть светлое, – предложила Энни. – Сделано здесь, в Остине.
Она развернулась и пошла к служебному выходу, прежде чем Эллисон успел хоть что-то возразить.
– Фу, ненавижу местное пиво. Оно для «яппи».
– Тогда я не стану приглашать вас на ежегодный фестиваль здешних пивоваров, – заметила Ким, пока Лиам жевал хрустящую горячую картошку фри. Фри, черт бы ее побрал. Какой придурок придумал называть ее французской? – Пивовары со всего графства съезжаются, ставят палатки и устраивают бесплатную дегустацию с утра до вечера. Правда, вход только по приглашениям, но я могу привести с собой гостей.
Лицо Эллисона вытянулось.
– Ну, может, оно не такое и ужасное. Некоторые местные марки совсем неплохи.
Лиам рассмеялся, на душе сразу потеплело. Ким вовсе не какой-нибудь сломленный цветок. Она напугана, зла, растеряна и несчастна, но она не станет забиваться в угол и рыдать над своей судьбой.
Вот и отлично. Ей нужно быть сильной, чтобы общаться с оборотнями. А уж общения с ними у нее теперь будет хоть отбавляй, потому что домой она сегодня не поедет.

Глава 6

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Mari Michelle, miaka, msh260983, liily1, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Tigrenok
  • Tigrenok аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Привидение Тигрёнка
Больше
05 Ноя 2012 23:36 #7 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Ох теперь бы узнать что же там дальше то. :izumitelno:

Огромное спасибо Иллюзия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
07 Ноя 2012 15:27 #8 от marakesh
marakesh ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Эх прочитала вторую книгу и теперь страсть как хочется узнать что было в первой книге :bunny:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
07 Ноя 2012 18:11 #9 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Marakesh, это та, которую издательство опять по порядку выпустило? И как перевод? А у вас есть книжка в электронном виде?

Тигра, как закончится перевод, думаю, со временем станет получше, сорри, что опять двадцать пять((((

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Tigrenok
  • Tigrenok аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Привидение Тигрёнка
Больше
07 Ноя 2012 18:51 #10 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Сашь, непереживай подождём.

Огромное спасибо Иллюзия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Стася
  • Стася аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Сказки гуляют по свету
Больше
07 Ноя 2012 19:03 #11 от Стася
Стася ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Сашик, книга есть в библиотеке Романтика - ПЕРЕХОД
Если надо, скачаю и тебе кину...
Обложка - romanticlib.org.ua/images/com_sobi2/clients/11982_img.jpg

Common Sense: It's so rare it ought to be a superpower.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
07 Ноя 2012 20:58 #12 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Это издательство такую обложку приклеило? :upal:

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
07 Ноя 2012 21:13 #13 от Калле
Калле ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"
Гыы, да, куда уж Очарованию - или Шарму? - названия без страсти))) Не, мну качать не собиралась - одно расстройство, мну вторая книга даже в оригинале не воодушевила(((

Фейка, кто ж еще у нас такие лепит?))) Сразу понятно, что это альтернативная история, да?)))

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • FairyN
  • FairyN аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Ray of f@cking sunshine
Больше
07 Ноя 2012 21:45 #14 от FairyN
FairyN ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"

Калле пишет: Гыы, да, куда уж Очарованию - или Шарму? - названия без страсти))) Не, мну качать не собиралась - одно расстройство, мну вторая книга даже в оригинале не воодушевила(((

Фейка, кто ж еще у нас такие лепит?))) Сразу понятно, что это альтернативная история, да?)))


А ты видела обложку книги про Призрака? Ее ж таки выпустили....

Что нас не убивает потом очень об этом жалеет
Nothing is permanent. Not even death

I wanna know everything, I wanna be everywhere, I wanna fuck everyone in the world.... I wanna do something that matters...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Kind Fairy
  • Kind Fairy аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Чем больше топор, тем добрее фея.
Больше
07 Ноя 2012 21:54 #15 от Kind Fairy
Kind Fairy ответил в теме Re: Дженнифер Эшли "Обрученная с прайдом"

Фейка, кто ж еще у нас такие лепит?)))

Меня тоже всегда волновал этот вопрос. Я свою любимую Нортон читать не могу из-за обложек, в которые её издательство упаковало.

Сразу понятно, что это альтернативная история, да?)))

Это даже не альтернативная, а как пишут в фильмах "снято по мотиву". Вот и тут видимо перевод "по мотиву". :kaktus:

— Странная вы все-таки женщина, Николь.
— Ну что вы! — поспешно возразила она. — Самая обыкновенная. Верней, во мне сидит с десяток самых обыкновенных женщин, только все они разные.
Френсис Скотт Фицджеральд, «Ночь нежна»

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.