САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

lightbulb-o Сейбл Грей "Поцелуй демона"

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 15:04 - 12 Окт 2013 23:43 #1 от MadLena
MadLena создал эту тему: Сейбл Грей "Поцелуй демона"
Сейбл Грей
Поцелуй демона
[/size][/color][/b]

Перевод: MadLena
Редактура: Seyadina
Наведение лоска: Viktoria
Дизайн обложки: VikiVit
Размещение: Без согласия команды ОС и ссылки на наш сайт - запрещено!
Статус: завершено
[/color]

Аннотация:
[/b]
Патрисия Уивер всегда была влюблена в Джека Эйвери. Однако когда она узнала, что он демон, собиратель душ, все изменилось. Тьма, которая его окружает, притягивает Тришу, сводит ее с ума… в конце концов ей придется решить, сможет ли она принять Джека и полюбить его таким, какой он есть… с когтями и прочим.

Скачать одним файлом

Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации.
Поблагодарили: Landyish, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • MadLena
  • MadLena аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
  • Master of the Game
Больше
05 Ноя 2012 15:07 - 07 Фев 2015 15:58 #2 от MadLena
MadLena ответил в теме Re: Сейбл Грей "Поцелуй демона"

1837 год, Роско, Колорадо.

Вихрем промчавшись по улице, Патрисия Уивер ворвалась в темные двери дровяного склада и забилась в дальний угол. Все ее тело сотрясала дрожь, но причиной этому был вовсе не холодный ноябрьский воздух городка Роско в штате Колорадо, а леденящий страх. Бешено колотилось сердце, и Патрисия зажала рот ладонью, пытаясь приглушить звук своего тяжелого дыхания, разносившегося по всему переулку шелестом тысячи крыльев. Наступила тишина.

Запрокинув голову и прижавшись затылком к связке сухих дров, она закрыла глаза, из-под зажмуренных век покатились слезы. Ведь она знала Джека Эйвери с детства. Когда ее семья только перебралась в Роско, именно он одним из первых постучался в их двери, чтобы поприветствовать новых соседей. Девчонкой она частенько украдкой поглядывала в его сторону, пока он управлялся со своим магазином, а теперь, когда ей уже перевалило за двадцать, детское увлечение приобрело куда более плотский характер. Но сегодняшнее происшествие просто выбило землю у нее из-под ног.

Патрисия напряглась, услышав тихие шаги рядом с дверью.

– Не надо бояться. – Сейчас этот глубокий баритон, который она часто представляла себе тихими ночами, вызвал волну ледяных мурашек, пробежавших вниз по спине. Патрисия была просто в ужасе, никогда в жизни она не испытывала подобного страха.

– Скоро пойдет дождь. – И словно в подтверждение его слов, над их головами гулко проворчал гром. – Ты не можешь вечно прятаться на моем складе. Выходи, и давай поговорим об этом.

Она не шелохнулась, по-прежнему сидя с закрытыми глазами. Не о чем тут говорить. Она все видела своими глазами, и пусть так и не осознала до конца, что это значило, но вряд ли какие-то объяснения смогут унять ее страх перед мужчиной, у которого вдруг выросли черные крылья, когти, не уступающие длиной железным гвоздям, а глаза засияли ярче, чем масляные фонари.

– Триша.

Открыв глаза, Патрисия обнаружила, что он опустился перед ней на корточки, опираясь ладонями на бедра. На нем, как всегда, была хлопковая рубашка, шерстяные штаны с подтяжками и кожаные сапоги. Никаких когтей. Никаких крыльев. Карие глаза больше не пылали золотым дьявольским огнем. Но тот образ был еще слишком четким, чтобы cойти за игру воображения.

Джек стоял обнаженным, с открытым ртом, пока другое крылатое существо вытягивало струйку дыма из его распахнутых губ. Их крылья – Джека и того, другого – казались невероятно огромными. Его руки были раскинуты в стороны, и каждый из растопыренных пальцев оканчивался длинным черным когтем.

– Ты вся дрожишь, – Джек протянул ей ладонь. – Здесь холодно. Пойдем в тепло.

Патрисия лишь покачала головой. Нет.

– Я не собираюсь причинять тебе вред, Патрисия. Ты же знаешь, я никогда бы этого не сделал. – Он опустил руку, на которую Патрисия так и не обратила никакого внимания. – Разве не я на твой прошлый день рождения подарил тебе ткань на платье? Разве не я помогал твоему отцу справиться со старым взбесившимся быком два года назад?

Она кивнула, по-прежнему не в силах взять себя в руки.

– Я… Я видела тебя. Ты… ты… ты не человек. Пожалуйста… пожалуйста, не убивай меня.

– Не собираюсь я тебя убивать.

– Просто позволь мне уйти. Я никому не скажу. Клянусь. – Ее дыхание участилось, а руки вновь затряслись.

– Тебе бы все равно никто не поверил. – Джек тяжело вздохнул. – Выходи оттуда. Тебе в любом случае незачем здесь прятаться. – Поднявшись, он отступил на несколько шагов.
Патрисия бросила взгляд в сторону двери. Скорее всего, она сумеет добежать до нее. Вскочив на ноги, она рванула вперед и взвизгнула, когда мужские руки вдруг сжали ее плечи.

– Успокойся. Все в порядке, – тихо пробормотал он.

Невольно встретив взгляд этих жгучих карих глаз, перепуганная Патрисия не смогла закричать. Жадно хватая ртом воздух, она зажмурилась в ожидании того ужасного, что вот-вот должно было произойти. Когда Джек так и не двинулся с места, она открыла глаза и попыталась вырваться. К ее удивлению, он тут же разжал руки, и она отшатнулась от него.

– Ты права. Я не человек. – Длинными пальцами одной руки он взъерошил свои темные волосы, другая уперлась в бедро – Я демон.

– О Боже! – Закрыв лицо руками, Патрисия бросилась к дальней стене. Что происходит? Демон? Она подпрыгнула, когда его сильные пальцы коснулись ее спины, и развернувшись, прижалась ею к неотесанным деревянным доскам, чтобы взглянуть в лицо Джека.

– Не пугайся ты так, – произнес он тихим нежным голосом. – Я не собираюсь тащить тебя в ад. Я не такой. Я всего лишь собиратель душ. Просто пытаюсь жить нормальной жизнью, как все остальные.

– Ты не такой, как остальные.

Он поморщился.

– Только одно маленькое отличие.

Маленькое? – В ее смехе послышались истеричные нотки. А может, Джек собирается заманить ее обратно в магазин, чтобы сожрать вместе с другим демоном?

– Он уже ушел. Он приходил за теми душами, что я собрал. Его здесь больше нет. – Джек поднял было руку к ее лицу, но остановился, когда Патрисия захныкала от ужаса. – Послушай же меня наконец. Я никому не причиняю вреда.

– Просто отнимаешь наши души. – Патрисия сделала глубокий вдох, пытаясь взять себя в руки и не позволить истерике захлестнуть ее.

– Я собираю души, а не отнимаю. Души умерших, те, которые должны отправиться в ад. – Джек поднял глаза, когда гром пророкотал снова, на этот раз громче.

Патриция пыталась уложить в голове то, что он сказал ей, но все это казалось слишком сложным. Джек – демон. Демон! И живет здесь, в Роско.

Ведет дела с ее отцом. Господи, да она ласкала себя, представляя Джека в роли своего любовника! И вообще все время думала о нем. Что теперь грозит ее душе?

– Кажется, меня сейчас стошнит. – Спазмы скрутили желудок, поднимаясь к горлу. Патрисия зажмурилась и несколько раз глубоко вдохнула.

Когда она вновь открыла глаза, Джек стоял в дверях, спиной к ней, глядя на улицу. Как часто Патрисия смотрела на него, мечтая оказаться с ним наедине хотя бы на пару минут? А теперь она предпочла бы никогда не говорить отцу, что хочет остаться в городе, чтобы поговорить с Джеком Эйвери.

– Я надеялся, ты сумеешь принять меня таким, какой я есть, – тихо сказал он. – Мне казалось, я привлекаю тебя больше, чем другие мужчины, и я даже собирался выбрать удобный момент, чтобы попросить твоей руки.

Патрисия пронзила взглядом его спину.

– Я не собираюсь выходить замуж за демона!

А ведь она могла бы, если бы не узнала правду. От этой мысли ее вновь замутило. И что бы тогда случилось? Когда она легла бы с ним в постель, он превратился бы в это жуткое существо? Она вздрогнула. А, может быть, даже хуже. Патрисия не обратила внимания, были ли у него рога и хвост.

– Рогов нет. И хвоста тоже.

Патрисия распахнула глаза. Как он узнал, о чем она думает?

– Одна из уловок тех, кто принадлежит миру демонов. Я могу слышать твои мысли. – Джек по-прежнему не оглядывался на нее. – Очень удобно торговать, когда точно знаешь, чего конкретно хотят покупатели, или общаться с поставщиками в Денвере, понимая, какие именно скидки они готовы предоставить.

Господи! Сколько раз, глядя на него, Патрисия представляла себя и его вместе? Сколько раз она стояла у дверей магазина, пока отец закупал все необходимое, и думала о поцелуях и ласках Джека? Щеки вспыхнули от стыда. Может, именно поэтому он и собирался на ней жениться. Потому что думал, что она такая же грешница, как и он!

Джек обернулся и взглянул на нее.

– Ты вовсе не грешница, Триша. Ты была бы удивлена, узнав, какие мысли, какие секреты зачастую хранят люди. Многие из твоих соседей, которых ты считаешь хорошими и честными, на самом деле гораздо хуже, чем самые невообразимые твари.

Патрисия подняла на него глаза.

– Человек сошел бы с ума от этого.

– Я научился отгораживаться от большинства из них. Хотя некоторые мысли были весьма интересными. – Он чуть смущенно улыбнулся, и лицо Патрисии вновь залилось краской.

– Мысли человека – это его личное дело. Никто не должен их подслушивать, – отрезала она. – Тебе хотелось бы, чтобы я узнала твои самые темные и мрачные секреты?

– Уже знаешь.

Патрисия моргнула. На какую-то секунду у нее совсем вылетело из головы, что он исчадие ада. А может, если Джек умел читать мысли, то он знал, как управлять чужим сознанием? И это влечение вызвано лишь попытками соблазнить ее? Откуда ей теперь знать, где правда, а где ложь? Конечно, демон будет врать, пытаясь заполучить то, чего ему хочется.

Так чего же хочет Джек Эйвери?

– Спокойную жизнь. Жену. Семью. Мне не так уж много надо для счастья. – Он шагнул вперед. – Мне нужно то же, что и другим.

– Но ты демон, – прошептала она.

– Демоны лишь проводники душ, и все. Без нас души оставались бы в ловушке мертвых тел. Кто-то собирает души для рая. Кто-то – для ада. Кто-то – и те и другие. Мы вовсе не одержимы и не несем разрушение. – Джек сделал еще несколько шагов в сторону Патрисии. – Раньше я был человеком, совсем другим, нежели сейчас. Я жил в нищете, и меня застрелили на улице.

– Ты умер? И тебя отправили в ад? – Патрисия подняла руку к виску, перед глазами у нее все поплыло.

– Сейчас я жив, но когда-то был мертв. Не то чтобы я считался плохим парнем, просто все неудачно складывалось, и я не знал, как изменить свою судьбу. Мне дали шанс начать все с начала, подарили другую, лучшую жизнь. – По жестяной крыше сарая забарабанил дождь, и Джек вскинул глаза. – Не люблю грозы. Давай вернемся в магазин. – Он отступил в сторону, махнув рукой по направлению к двери. Патрисия робко сделала шаг, но Джек не пытался дотронуться до нее.

Оказавшись снаружи, Патрисия задумалась, получится ли у нее сбежать. А что, если Джек станет ее преследовать? Да и куда ей идти? Кто сможет ее защитить? От демона? Она посмотрела на Джека, идущего в шаге от нее, и окинула взглядом пустынную улицу. Несколько мужчин прислонились к дверям салуна, расположенного дальше по грунтовой дороге, проложенной через весь город, но большая часть жителей спряталась от грозы. Патрисия последовала за Джеком, спрашивая себя, услышит ли ее хоть кто-нибудь, если она позовет на помощь. Когда они добрались до дверей магазина, она заколебалась. Если бы Джек хотел причинить ей боль, то без труда смог бы сделать это еще в дровяном сарае. И он говорил, что тот, другой, демон уже ушел. Сомневаясь, стоит ли верить его словам, Патрисия наконец двинулась вперед и прошла в услужливо распахнутую перед ней дверь. Ее взгляд заметался между товарами, которыми торговал Джек. Мешки с зерном и мукой, сельскохозяйственные инструменты, конская сбруя, рулоны тканей и кожи для обуви, керосин, бутылки с виски и патокой были аккуратно разложены и выставлены на всеобщее обозрение. Патрисия обратила внимание на широкие полки за прилавком, где хранились пряности, табак, порох и пули. Сама идея о том, что демон может быть владельцем магазина, казалась нелепой. Ему больше подошла бы роль могильщика или гробовщика.

– Недавно поступили новые ткани. – Джек подошел к маленькой печи в углу и подкинул в нее дров. – Твой отец сегодня обмолвился, что тебе вроде бы нужно новое платье. На прилавке есть образцы.

Взгляд Патрисии упал на свернутые рулоны. Она не должна что-то брать у демона.

– То платье, что на тебе сейчас, сшито изо льна, купленного в этом магазине. Эти туфли я привез твоему отцу прошлым летом. Заколки в твоих волосах тоже выбирал я сам. Если ты веришь, что мои товары могут проклясть, то твоя судьба уже предрешена, и еще одно платье уже ничего не изменит. – Джек подошел к прилавку и развернул образцы тканей.

– Прекрати так делать. Это сводит меня с ума. Не лезь в мою голову, – огрызнулась в ответ Патрисия.

– Если ты сама не выберешь, я пришлю твоему отцу самую уродливую ткань, – пригрозил Джек. Поджав губы, она шагнула вперед и опустила взгляд на материал. Джек вполне мог говорить правду.

Возможно, демоны совсем не такие, какими она привыкла их считать. В Роско не случалось необъяснимых смертей или жутких трагедий, отличавших город от любого другого места. А если бы Джек был дьявольским созданием, болезни и смерти уже давно достигли бы апогея.

Патрисия вытянула руку, дотрагиваясь до зеленой ткани. А если демоны вовсе не исчадия ада, это означает, что женщина может выйти замуж за одного из них и жить нормальной жизнью? И ее дети тоже будут демонами? И у них вырастут крылья? И как же тогда воспитывать ребенка, если он запросто может улететь от матери?

– Я возьму зеленую, – решила она и, подняв голову, увидела, как Джек кивнул и отвернулся, но при этом Патрисия успела заметить, как его губы чуть изогнулись в улыбке. Он снова подслушивал ее мысли?

– Я отрежу несколько ярдов и упакую для твоего отца. – Джек убрал ткани, а затем повернулся к ней лицом. – Ты уже не выглядишь такой испуганной. Это хорошо. У тебя нет причин бояться меня. Я состою из плоти, крови и костей, как и все остальные.

– А еще у тебя крылья, и когти, и горящие глаза, и… что там еще бывает у демонов? – Патрисия вспомнила струящийся из губ Джека дымок, который, казалось, высасывал из него другой демон.

– Так он забирал собранные мною души. – Джек по-прежнему стоял по другую сторону прилавка, но теперь он наклонился вперед, упираясь в столешницу локтями – Патриция часто видела, как он в подобной позе общался с покупателями. – И я собираю их таким же образом. Чтобы перенести души, нам надо принять их в наши тела, особенно моих клиентов-грешников. Вряд ли тебе бы понравилась толпа проклятых ублюдков, свободно витающих вокруг нас.

– А почему ты был голым? – Патрисия удивилась тому, сколько подробностей она умудрилась запомнить за те несколько секунд, что видела Джека. Она легко могла воскресить в памяти эту картину – плавные линии его тела, дрожащие мышцы живота, темные волосы вокруг пениса. Она прочистила горло, пытаясь выбросить из головы яркий образ и понимая, что Джек прекрасно знает, о чем она сейчас думает.

– Трудно подобрать подходящий наряд, когда на спине пара крыльев. Гораздо легче передавать души нагишом. – Джек откинул волосы со лба, а потом оглянулся в поисках банки с длинными леденцами, стоящей в углу прилавка. Вытащив один, он протянул его Патрисии, а когда она покачала головой, засунул его краешек себе в рот.

– Так значит, ты не из ада?

– Никогда там не был, – ответил он, по-прежнему посасывая леденец. – Хотя слышал, что это весьма неприятное местечко.

Патрисия свела брови.

– А это больно? Когда ты собираешь души?

– Бывает. Когда их становится слишком много. Так что я с облегчением встречаю тот момент, когда за ними приходит Александр. Я слышал, что с теми, кто собирает праведников, такого не случается.

– Я имела в виду, для души? – Патрисия даже не подумала о том, что Джеку это может быть неприятно. Она нахмурилась, не в силах представить, что он чувствует, когда так сильно чем-то переполнен.

– О. Нет. Боль – это физическое явление. У них нет тел. Умирать – да, больно, но все заканчивается довольно быстро.

Патрисия опустила глаза на деревянный прилавок.

– У меня голова раскалывается. Это все не похоже на реальность, скорее на какой-то сон. Кошмар. – Она оглядела магазин. – Хотела бы я не знать всего этого.

Джек шумно вздохнул.

– Я могу сделать так, что ты все забудешь. Я надеялся найти кого-нибудь, кто сможет принять все, как есть, но понимаю, что это лишь мечты. Однако я могу стереть твои воспоминания.

Патрисия взглянула на него.

– Как?

– С помощью поцелуя. Поцелуя демона. Так мы защищаем себя от тех, кто случайно обнаруживает правду. Мне уже доводилось это делать. Ты все забудешь.

Патрисия никак не могла заставить себя поверить в это. Как она сможет забыть? Больше похоже на какую-то уловку. Она вдруг поймала себя на том, что смотрит на губы Джека. Сколько раз она представляла себе, как он целует ее? И уж ни разу она не думала о том, что его поцелуй может что-то стереть из ее памяти, больше сосредотачиваясь на том, как его губы и язык будут скользить по ее коже. Он ведь демон. Окажутся ли его губы теплее обычного? А язык – обжигающе горячим?

– Ты умеешь летать? – Эта мысль неожиданно пришла ей в голову.

– Именно поэтому мне удается собрать так много душ. Конечно, летать удается только по ночам. В темноте меня сложнее увидеть, – пояснил он.

Патрисия вспомнила, какими огромными оказались его крылья. И черными, как ночь. А еще Джек был полностью обнаженным. Она вдруг спросила себя, каково это: летать, не чувствуя никаких ограничений? А может ли он поднять кого-нибудь в воздух? Эта мысль заставила желудок сжаться. Ведь Джек должен быть при этом голым.

Что чувствуешь, когда паришь над облаками, и к тебе прижимается обнаженное мужское тело? А возможно ли заниматься в воздухе любовью?

Ход ее мыслей прервал резкий хруст, когда Джек откусил от своего леденца.

– Уже согрелась? Хочешь кофе?

– Нет. – Патрисия более чем согрелась. Она позволила своему воображению вырваться на свободу, и теперь все ее тело просто пылало. Это бред. Он же демон. Она не должна испытывать ничего подобного. Но сейчас, когда Джек объяснил, что демоны вовсе не зло, он заставил ее почувствовать какое-то темное возбуждение.

– Этот поцелуй, который заставляет человека забыть… как тебе удается стереть только воспоминания о том, что ты демон, а не все остальные тоже, – поинтересовалась Патрисия.

– Все зависит от того, насколько поцелуй глубок. Обычно человек сам хочет забыть, поэтому открывает мне эту часть своей памяти. А поскольку я слышу мысли, то знаю, когда воспоминание исчезает. И сразу же обрываю поцелуй. – Джек обогнул прилавок и подбросил еще одно полено в печь.

Патриция облизала губы, так и не решив, верит ли в его басни о поцелуях. Она подошла к Джеку, и когда он обернулся, на его лице вспыхнуло удивление от того, что она находится так близко. Она вновь провела языком по губам, а потом приподнялась на цыпочки и прижалась своим ртом к его. Все ее мечты о Джеке нашли свое подтверждение в этих нескольких секундах, пока она ощущала его мягкие теплые губы. Джек был на вкус, словно мята. Затем она отстранилась и обнаружила, что он стоит совершенно неподвижно и не отрывает от нее глаз.

Наверное, она целовала его недостаточно долго. На этот раз Патрисия обхватила его лицо ладонями и приоткрыла губы, вновь прильнув к его рту.

Джек издал странный звук – то ли рычание, то ли стон, и когда он заговорил, его речь была прерывистой.

– Поцелуй демона. Я должен быть в демонском обличии, чтобы это сработало.

Патрисия практически не обратила внимания на его замечание, больше думая о том, какие мягкие у него губы, какими сладкими они показались на вкус, как теплое дыхание обжигает ее кожу.

Когда же до сознания дошел-таки смысл его слов, она отшатнулась.

– О!

Что с ней происходит? Даже бесконечное повторение того, что он адское создание, не могло остудить ее пылающих мыслей. Даже сейчас, сгорая от стыда, она чувствовала легкое покалывание в губах и тянущую боль внизу живота.

Джек по-прежнему стоял неподвижно, его руки висели по бокам, и он просто смотрел на нее сверху вниз. Когда она положила руку ему на грудь, он стиснул челюсти, и Патрисия уловила, как неистово колотится его сердце. Ей явно удалось произвести на него впечатление. А у самой Патрисии просто голова шла кругом.

– Должно быть, у демонов есть какой-то особый талант к совращению, потому что я не знаю, что на меня нашло. – Она прижала руки к своему животу. – Пожалуйста, скажи, что это ты заставляешь меня вытворять такие вещи.

– Я ни черта не делаю, – пробормотал Джек. – Пока что.

– Ты хочешь сказать, что у демонов и правда есть какие-то способности? – спросила Патрисия.

– Мы умеем делать пару фокусов.

– Например?

Патрисия распахнула глаза, когда вокруг нее обернулось, лаская все тело, что-то теплое. Джек к ней не прикасался, но она чувствовала, как он обнимает ее, как его ладони двигаются по спине и животу.

И ниже. Невидимая рука скользнула между бедер и прижалась к лону, заставляя Патрисию задохнуться. А потом все исчезло.

– Это… сделай так еще.

На это раз тепло буквально накинулось на нее. Невидимые ладони принялись ласкать грудь, касаться губ, надавливать на складки между ног, и Патрисия покачнулась от острого ощущения, прострелившего каждую частичку тела. Горящие пальцы пробежали по лону, другая рука стиснула правый сосок. Она застонала, и огненные ленты опять сжались вокруг нее.

– Это так словно… О Боже! – Патрисия чуть не упала на колени, когда жар добрался до самого чувствительного местечка. Она схватила Джека за руки, чувствуя, как напряжены его мышцы. Ритм ускорился, и Патрисия принялась жадно глотать воздух; невидимые пальцы принялись пощипывать ее соски, пока те не уперлись в ткань платья. А потом все исчезло так же быстро, как появилось.

Когда легкий стон сорвался с губ Патрисии, Джек позволил своей силе растаять.

Патрисия подняла на него широко распахнутые глаза, и он вздрогнул. Не стоило ему этого делать. Но когда она поцеловала его, Джека словно молнией ударило. Ему потребовалась вся его выдержка, чтобы не сгрести ее в объятия. Но вот перед тем, чтобы немного приласкать девушку своей силой, он все-таки не смог устоять.

Джек не ожидал, что она так скоро привыкнет к мысли, что он демон. И уж естественно он не думал, что страх исчезнет так быстро, и она поцелует его, причем дважды. А какими горячими были ее мысли…

Неожиданно Патрисия прыгнула на него, обернув своими руками его плечи.

Губы лихорадочно прижались к его рту, а руки Джека сжались вокруг ее талии. Проклятье, это было так восхитительно! Он обнял Патрицию еще крепче, когда ее мысли захлестнули его. Она думала о нем – обнаженном, с крыльями. Вот только представляла она все совсем не так. В ее фантазиях Джек нежно целовал ее, медленно ласкал. А на самом деле в эти минуты ему больше всего хотелось швырнуть ее на пол и овладеть так, словно он и правда был одним из тех исчадий ада, которым она его считала.

– Триша, – пробормотал он. Ее язык пробежал по его нижней губе, и Джек потерял над собой контроль. Он накрыл губы Патрисии своими, просовывая язык между зубами, ощущая бархатистое тепло ее рта. Ее стон задрожал, растворяясь в поцелуе.

Резко отстранившись, Джек сделал шаг назад.

– Что… что случилось? – прошептала она. «Он не хочет меня? Я что-то сделала не так?»

Повернувшись, Джек шагнул к двери и крепко запер ее, а затем опустил шторы на окнах. Последнее, что было ему нужно – чтобы по городу поползли слухи о Джеке Эйвери, обесчестившем дочь Уивера… хотя именно это он и собирался сделать.

– Раздевайся, – велел он, разворачиваясь к Патрисии. Она покраснела, хотя волны ее возбуждения по-прежнему насыщали воздух комнаты. Облизнув губы, она медленно подняла руки к пуговице на воротнике платья и принялась стаскивать одежду дрожащими пальцами.

Спустя несколько минут она опустила туфли и нижнее белье на прилавок.

Взгляд Джека прошелся по ее белоснежному телу, задержавшись на бледно-розовых сосках. Завитки внизу живота были точно такого же цвета, что и светлые пряди, обычно небрежно затянутые в пучок на затылке. Красавица.

– Распусти волосы.

Секундой позже волна шелка обрушилась на ее плечи. Джек наконец-то тоже начал раздеваться, и Патрисия сложила руки на груди. С каждым пристальным взглядом ее мысли становились еще жарче, толкая Джека все глубже в пропасть желания. Он шагнул вперед, но его сила дотянулась до Патрисии раньше. Девушка шумно втянула воздух сквозь зубы, когда тепло обернулось вокруг нее, исследуя каждый изгиб тела.

Джек наконец добрался до нее; обхватив Патрисию за талию, он привлек ее к себе и глубоким жадным поцелуем впился в губы. Новые образы замелькали в ее голове, и член Джека дернулся в ответ на эти фантазии. Она представляла, как они парят над облаками, как Джек – именно Джек и никто другой – проталкивается в ее тело. Если Патрисия и правда жаждет демона, если она сможет принять его таким, как он есть, если она не захочет все забыть, значит, она станет его. Его.

Патрисия начала постанывать, когда его сила, наполняя удовольствием, подтолкнула ее к оргазму. Джек привлек подрагивающее тело к себе, выпивая крики с ее губ. Член прижался к ее бедру. Он хотел почувствовать Патрисию, ощутить, как она сжимается вокруг него. Сгорая от жажды, он приподнял ее, усадил на прилавок и склонился над ней. Патрисия неуверенно рассмеялась.

– А ты… ты превратишься в демона? – спросила она, когда он потерся членом ей между ног.

– А ты хочешь?

Патрисия закусила нижнюю губу и кивнула.

– Если я сделаю это, Триша, назад пути не будет. Если ты примешь меня, то завтра я отправлюсь к твоему отцу, и ты станешь моей женой еще до конца месяца. Ты должна быть абсолютно уверена.

– Покажи мне, – прошептала она.

Да будет так. Закрыв глаза, Джек заставил силу влиться обратно в его тело. Он застонал, когда из спины проклюнулись крылья, и стиснул край столешницы, когда когти толкнулись из-под ногтей. Было больно, но такова цена чувства свободы, всегда следовавшего за изменением. Он расправил крылья и открыл глаза, обнаружив, что Патрисия смотрит на него снизу вверх.

– Твои глаза не горят.

– Они светятся, только когда я переношу собранные души. – Джек ждал, что Патрисия испугается, но страха в ней не было. Трепет. Волнение. Но не ужас.

Она подняла руку, и кончики ее пальцев пробежались по перьям крыла. Джек шумно выдохнул.

– Ты точно хочешь этого? – Он должен был удостовериться.

Патрисия поймала его взгляд и кивнула.

– Слава Богу. – Он толкнулся в нее одним резким движением, преодолевая преграду между невинностью и экстазом. Патрисия вскрикнула, и он ощутил мимолетную боль, на мгновение ослепившую ее. Несколько секунд он оставался неподвижным, пока боль не стихла и Патрисия вновь не кивнула. Джек подался назад, застонав, когда ее плоть сжалась вокруг него, словно не желая выпускать. Затем он снова погрузился в нее, и Патрисия изогнулась, поднимая бедра, встречая его. Джек задвигался в такт биению своего сердца, то выскальзывая, то вновь проникая в ее сладкое влажное лоно.

Она стонала все громче по мере того, как в Джеке скручивалась тугая спираль напряжения. Патрисия потянулась за ним, обхватывая плечи, впиваясь в них ногтями и только усиливая этим его страсть. Она не могла знать, что эти крошечные уколы вызывали в нем желание просто раствориться внутри нее. Джек перенес вес своего тела на одну руку, а другой осторожно, чтобы не поцарапать когтями, обхватил запястья Патрисии и прижал их к столешнице над ее головой. Она задохнулась от того, насколько ей понравилась такая властность. Стиснув колени, она обвила Джека ногами, бросая вызов его контролю.

– Я же пытаюсь не сделать тебе больно, – прорычал он. При каждом рывке его бедра ударялись о ее. Опустив голову, он лизнул ее подбородок, затем шею. Джек ощущал, как возбуждение Патрисии струится густыми потоками, которые можно было попробовать на вкус. Он закрыл глаза, наслаждаясь нежнейшими поцелуями и мягкими касаниями ее губ. А затем по его плечу скользнули зубки, слегка прикусывая кожу, и волна горячего удовольствия пронеслась по всему его телу. Он вцепился в край прилавка, чувствуя, что древесина не выдерживает его натиска.

– Кажется, ты решила меня прикончить, – упрекнул он Патрисию. Она укусила снова.

На этот раз сильнее.

Его сила взорвалась внутри нее, Джек просто не мог ничего с собой поделать. Он заполнял Патрисию, пульсируя в такт биению ее сердца. Она содрогнулась и закричала от экстаза, когда Джек еще раз толкнулся глубоко в нее. Страсть пронзила его, словно молния, и он, полностью распахнув крылья, наклонился, накрывая рот Патрисии требовательным поцелуем.

Ее тело содрогнулось под ним, тихие стоны задрожали под его губами, и сила Джека захлестнула ее. Прими меня. Он понял, что Патрисия услышала этот тихий призыв по тому, как она тихо выдохнула. Он заполнил ее своей силой, и девушка выгнулась под ним дугой. Ее воспоминания затопили его, и он нашел тот момент, когда Патрисия впервые увидела демона. Что она выберет: Джека или обычную жизнь? Прими меня.

Этот момент казался мучительно бесконечным. Затем Патрисия обвила его руками и поцеловала. Джека охватило горячее белое пламя и последовавшее за ним головокружительное освобождение. Его стон заметался между стенами, и бедра дернулись еще несколько раз прежде, чем Джек замер.

В магазине воцарилась тишина, которую нарушали лишь потрескивание огня в печи, их неровное дыхание и стук дождя по крыше. Джек опустил взгляд на Патрисию и обнаружил, что ее веки опущены, а голова безвольно склонилась набок. Он выскользнул из нее и только теперь заметил, что его когти глубоко вонзились в прилавок. Рывком высвободив их, он нахмурился, глядя на оставшиеся царапины.

Все еще чувствуя головокружение после сокрушительного оргазма, он свернул крылья, чтобы они вновь стали частью его кожи. Когти втянулись обратно, и Джек чуть поморщился от жалящих уколов. Вновь приняв облик человека, он шагнул к Патрисии.

– С тобой все в порядке? – он ждал ответа, но она только что-то тихо пробормотала. – Триша, тебе больно?

Она открыла глаза, взглянула на него и облизала губы.

– Я голая?

Проклятье. Джек опустил голову. Она была нужна ему. Но Патрисия решила по-другому, и теперь ему придется отпустить ее. Он провел рукой по волосам.

Тихое хихиканье заставило его снова взглянуть ей в лицо, и только теперь он заметил, что в зеленых глазах пляшут чертики.

– Я так и знала, что эти россказни про поцелуй демона – вранье.

Джек выдохнул и схватил ее за руки, вынуждая усесться.

– Я тебя придушу, женщина. – Он поставил ее на ноги и сгреб в объятия. – А я уж думал, как объяснить тебе, почему мы оба обнажены.

Она вновь рассмеялась, прижимаясь щекой к его плечу.

– Я слышала тебя… в моей голове, – сказала она после небольшой паузы. – Ты умолял меня полюбить тебя.

– Я всего лишь предлагал принять меня, – поправил ее Джек.

– Нет, ты умолял подарить тебе мое сердце, я совершенно четко это расслышала. – Патрисия взглянула на него снизу вверх. – А потом словно весь мир взорвался в самом сладчайшем удовольствии, которое только можно представить. Просто нет слов…

– Я тоже это почувствовал. И демоны никогда не опускаются до просьб.

Однако в этот момент он и правда чувствовал в груди какое-то стеснение. Глубокое чувство, которого он совсем не ожидал.

Джек понял, что это любовь и был готов на все, даже унизиться до мольбы, лишь бы сохранить ее. Патрисия принадлежала ему. И Джек знал, что и он принадлежит ей.
~~~ КОНЕЦ ~~~
Поблагодарили: tzili, Cristal, Syslik0999, Irisha1979, АЛИСА, Stasya_z

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 Июл 2016 02:19 #3 от Landyish
Landyish ответил в теме Re: Сейбл Грей "Поцелуй демона"
Вполне себе такая миленькая НЦа, даже слегка приправленная неким сюжетом. Может чуть-чуть "розово-сопливо" для демонской темы, но мне всё равно понравилось )) Спасибо!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.