САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

compress Синтия Иден "После полуночи становится жарче"

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:34 - 30 Июн 2017 12:26 #1 от Ginger
Ginger создал эту тему: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Синтия Иден

После полуночи становится жарче
Первая книга "Полуночной трилогии"

Перевод: FairyN
Бета-ридинг: lorik
Оформление: FairyN
Статус: Закончено
Примечание: Книга-2 / Книга-3
[/color]

Аннотация:
[/b]
Пациенты доктора-психотерапевта Эмили Дрейк несколько необычны. Вместо людей с кризисом среднего возраста или Эдиповым комплексом, Эмили лечит вампиров с гемофобией и секс-демонов, которые хотят осмысленных отношений. Но работая с этими созданиями, она узнала одно важное правило – Никогда не доверять оборотню. Особенно такому, как детектив Колин Гит, чьи золотистые глаза и аура хищника заставляют Эмили понять, как ей хочется потерять контроль над собой...
Колин не может поверить, что доктор, с которым ему надо работать над делом Ночного Мясника – единственный человек, который может выдать его тайну: он волк-оборотень. Умная и сексуальная, Эмили пробуждает в Колине дикое желание, способное опьянить их обоих… Но в тени ждет Ночной Мясник, обуреваемый желанием пролить кровь Эмили и вкусить ее ужас…Для этого он воспользуется любой возможностью разрушить ее жизнь, даже единственным человеком, которому она научилась доверять…


Скачать одним файлом

Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации
Поблагодарили: integra_home, Rina, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:36 - 07 Фев 2015 15:53 #2 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:38 #3 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Джеку. Я бы не сделала этого без тебя!
Глава 1

У вампира на кушетке была серьезная гемофобия – проще говоря, он боялся крови. Доктор Эмили Дрейк постукивала по нижней губе шариковой ручкой, слушая, как пациент рассказывает о своей маленькой проблеме.
- Я просто… не могу это пить. Я пытался пить кровь прямо из источника, - он обернулся, чтобы посмотреть на нее. - Ну понимаете, прямо из шеи человека.
Эмили кивнула. О, да, она прекрасно понимала. И сделала пометку в блокноте: «Боится пить из вены».
- В тот момент, когда я прикасаюсь зубами к чьей-нибудь коже, - он замолчал, по худому телу мужчины пробежала дрожь, - у меня появляется такое чувство, что меня вот-вот вырвет.
Хммм. Эмили могла только догадываться, как в этот момент чувствовал себя «источник» этого парня.
- Скажите, Марвин, вы пробовали ходить в банк крови?
Из своего опыта она знала, что некоторые вампиры просто не переносили теплую кровь из человеческой вены, такие предпочитали пить кровь холодной, даже ледяной и из пакетиков. Этакая зловещая закуска на вынос.
Пациент кивнул, закрыл глаза и устало произнес:
- Плавали, знаем, доктор. Это мне тоже не подходит.
Он тяжело вздохнул, а Эмили пришлось бороться с улыбкой. Вампиры не дышали, не нуждались в воздухе. Чтобы выжить, им была нужна только кровь. Но с некоторыми привычками было слишком тяжело расстаться.
Даже мертвым.
- Я умру… - в кабинете повисла пауза. Марвин открыл глаза и уставился в потолок. – Снова. – Он поднял руки и начал активно жестикулировать, продолжая жаловаться немного визгливым голосом. - Я вампир всего шесть дней – ШЕСТЬ ДНЕЙ! И я умру от голода. Я буду первым вампиром в истории, который умрет из-за того, что ему пришлось голодать, так как он боится крови! Я высохну, стану ничем. Не останется ни костей, ни пепла. Только...
Боже, этому парню надо было бы выступать на сцене. Эмили наклонилась вперед. Все вампиры были похожи, всегда готовы часами говорить о себе любимых. Их послушать, так только у них среди всех сверхъестественных существ были проблемы.
Конечно, невозможность пить кровь – серьезная проблема для вампира. Поэтому-то Марвин Скрампс и пришел к ней. Среди таких существ, как он, у нее была репутация человека, способного помочь в сложных ситуациях.
Эмили сняла очки, задумчиво потерла переносицу, потом поинтересовалась:
- Вы пробовали смешивать кровь с чем-нибудь?
Пациент вскочил с кушетки и взволнованно зашагал по комнате: анорексическое тело напряжено, руки сжаты в кулаки:
- Это кровь! Я не могу пить кровь! Я не могу…
Эмили глубоко вздохнула и немного опустила защитную стену, которую возвела в своем сознании. Медленно, осторожно она открылась для мыслей создания, сидящего перед ней.
«Кровь. Ужасная красная липкая кровь. Льется в мое горло. Душит меня. О, этот вкус. Водянистый, стальной. Я его ненавижу. Ненавижу это».
О да, у парня пунктик.
Эмили проникла глубже в сознание Марвина, пытаясь прорваться сквозь его страх и отвращение. Причина фобии кроется в чем-то другом, так обычно и бывает... Если бы только она могла найти нужное воспоминание.
Особым даром Эмили была способность проникать в сознания окружающих. Она слышала мысли, чувствовала эмоции, и эти экстрасенсорные возможности помогли ей стать лучшим, черт возьми, психологом штата Джорджия. Но ее маленький «подарочек» срабатывал не со всеми, только со сверхъестественными существами – с Иными – поэтому у Эмили и было прозвище Доктор Монстр.
Конечно, это не было ее официальной специализацией. Не могла же она написать это золотыми буквами на дверной табличке.
- Я не могу так жить! – Марвин уже кричал. Он стоял у окна, уставившись на улицу внизу. Его взъерошенные светлые волосы касались стекла.
Эмили воздержалась от того, чтобы напомнить парню, что технически он уже не жил. Проклятье. Ей было интересно, кому пришла в голову великолепная мысль обратить Марвина. Он явно не был создан для жизни после смерти.
Но помочь ему было ее работой.
А она очень ответственно подходила к своей работе.
- Идите сюда, Марвин, - Эмили совсем не нравилось, как пристально он смотрит вниз. У парня не было шансов выжить, реши он выпрыгнуть из окна двадцать третьего этажа. Только демон девятого уровня или очень сильный оборотень мог выжить после такого падения.
Марвин прижался ладонями к стеклу:
- Если я не смогу пить кровь, я умру.
В конце концов.
- У вас есть месяц, – произнесла Эмили мягким голосом, пытаясь успокоить пациента. – Вампиру необходимо питаться раз в месяц в полнолуние. - Парень точно пил кровь при обращении, значит, у него было недели три до следующего кормления.
Эмили выдвинула ящик стола, достала свою картотеку, взяла оттуда серую визитку и передала Марвину:
- Вот, возьмите.
Молодой человек обернулся, посмотрев с подозрением:
- Что это? – он медленно подошел и протянул руку.
- Имя и номер. – Она передала ему карточку, глядя прямо в глаза. - Очень секретные имя и номер. Были и другие вампиры, как вы, Марвин. Кому нужна была помощь, чтобы питаться.
Марвин вздрогнул.
- При самом плохом варианте развития событий - когда голод станет невыносимым - вы набираете этот номер и говорите ответившему на звонок, что вы от меня.
- Ч-что он сделает?
- Он сделает вам переливание. – На запястье завибрировали часы, подавая сигнал, что сеанс подошел к концу.
- Переливание? – впервые с того момента, когда Марвин вошел в кабинет, надежда осветила его лицо. – Меня можно накачать кровью, и тогда ее не придется пить?
Эмили кивнула:
- Если необходимо. – Но это не могло быть долговременным решением проблемы. – Марвин, вы вампир. В вашей природе пить кровь. - Он не сможет противиться своей натуре вечно. - Рано или поздно вам придется питаться.
Он с трудом сглотнул.
- А пока прекратите так переживать, - она попыталась улыбнуться. – Теперь у вас есть запасной вариант, так что можете быть уверены, что вам не придется голодать.
Губы вампира дернулись в легкой усмешке, приоткрывая клыки:
- Ишь, запасной вариант, да? – пальцы сжали карточку крепче.
Кожаное кресло мягко скрипнуло, когда Эмили поднялась из-за стола:
- Мы с вами справимся с этим, - ей нужно было доверие молодого человека, чтобы беспрепятственно проникнуть в его сознание и помочь справиться со страхом. - Я хочу, чтобы вы пришли на следующей неделе в это же время.
- Хо-хорошо.
Марвин схватил свой потрепанный кожаный плащ и направился к двери.
- Спасибо. - Он открыл дверь, направляясь в пустую приемную. Время было позднее, почти полночь, а помощница Эмили, Ванесса, ушла, как только начался сеанс Марвина.
Вампир обернулся и произнес:
- Увидимся на следующей неделе.
Провожая молодого человека в приемную, Эмили надела очки:
- Не волнуйтесь, все будет…
В дверь офиса кто-то громко застучал.
Марвин подпрыгнул от страха.
Эмили нахмурилась. Этой ночью у нее больше никому не было назначено. Никто не должен был…
По деревянной двери явно стучали кулаком.
- Доктор Дрейк? – послышался мужской голос. Глубокий. Резкий. Немного раздраженный. С той стороны двери начали дергать ручку.
Хорошо, что Ванесса всегда закрывает офис, когда уходит домой.
Вампир подвинулся ближе к Эмили:
- Вы знаете… кто это?
Черта с два она знала, но собиралась выяснить. Расправив плечи, Эмили направилась к двери, открыла замок…
- Доктор Дрейк, я знаю, что вы там!
… открыла дверь и увидела за ней высокого мрачного незнакомца, к линялым джинсам которого был прикреплен полицейский значок. Коп.
В голове зазвенели сигнальные колокольчики. Если полицейский приходит с визитом в такое время суток - это не к добру.
Коп уставился на нее небесно-голубыми глазами и опустил руку, которой собирался ударить по двери.
Эмили не могла отвести от него глаз, желудок свело от плохого предчувствия. Этот человек был опасен, очень опасен. Ее дар говорил об этом, каждый инстинкт кричал, пытаясь предупредить об опасности.
Мужчина был загорелым до цвета темного золота. Его черные как смоль волосы были чуть длиннее средней длины. У него была тяжелая квадратная челюсть, крупный прямой нос и высокие скулы, что придавало ему вид опасного хищника. Полные губы в данный момент выдавали его раздражение.
Полицейский был крупным парнем. Высокий, ростом выше ста восьмидесяти сантиметров, его широкие плечи и накачанные мускулы подчеркивала черная футболка. А еще он слабо светился.
Дерьмо.
Она знала, что означал дымчатый свет вокруг его тела.
Коп не был человеком.
Среди всех сверхъестественных существ, только вокруг одних второй кожей было такое свечение.
Парень был оборотнем.
Дерьмо. Дерьмо. Все слышали сказки про оборотней, их еще называли перевертышами, верами. Это были существа, способные изменять свой облик, оборачиваться животными.
Дар Эмили позволял ей видеть вторую форму таких созданий – мягкое свечение животного, живущего внутри. Иногда животное брало верх, оборотни становились бешеными, начинали нападать на людей, убивать…
- Вы доктор Дрейк? – коп взглянул на Марвина, стоящего за ее спиной, его глаза сузились.
- А, да, да, это я. – Будь оно проклято, но Эмили не доверяла оборотням. Нельзя доверять тому, у кого от рождения два лица – это был ее девиз.
В кого оборачивался коп? За свою жизнь она встречала много разных оборотней: одни становились пантерами, другие змеями, один даже превращался в сову. Кем был коп?
Была ли его вторая натура относительно безобидной: совой или змеёй. Или он превращался в опасного хищника: медведя, дракона или, прости Господи, волка? Волки были хуже всего – бесконтрольные, агрессивные, с нестабильной психикой…
Полицейский что-то пробормотал себе под нос, потом произнес:
- Мне нужно, чтобы вы проследовали за мной, - он протянул к ней руку.
Эмили уставилась на его руку, на длинные крупные пальцы, тянущиеся к ней. Волосы на затылке зашевелились: пойти с оборотнем? У нее что, «Дура» написано на лбу? Она даже не пошевелилась, чтобы взять его за руку. Вместо этого спросила:
- А вы кто такой?
- Детектив Колин Гит. - Он отдернул руку, достал черный бумажник и на пару секунд открыл, чтобы показать ей удостоверение.
- А… Я хочу посмотреть еще раз. - Ну нет, никогда не доверяй оборотню.
Нахмурив черные брови, он сунул ей бумажник.
Эмили хватило минуты, чтобы рассмотреть фотографию и изучить информацию, указанную в документе. На подделку не похоже. Но что детективу от нее надо?
- Эээ, хм, доктор Дрейк? – подал голос Марвин.
Она почти забыла о нем. Эмили отошла от двери и слабо ему улыбнулась.
- Все в порядке. Вы уже можете уходить.
Молодой человек смерил взглядом полицейского:
- Вы уверены?
Она кивнула.
- Ну, тогда хорошо. - Колин Гит не отступил, когда Марвин дошел до двери, поэтому вампиру пришлось протиснуться мимо него в дверном проеме.
Ноздри Колина слегка расширились, а сам он повернул голову, внимательно наблюдая за тем, как Марвин идет к лифту. Коп не проронил ни слова до тех пор, пока яркие зеркальные двери не закрылись за бледной фигурой вампира.
- Это клиент?
Эмили не ответила, только пристально на него посмотрела.
Колин вздохнул:
- Извините, это не мое дело, да?
Чертовски верно, не его.
- Послушайте, доктор Дрейк, меня за вами прислал мой капитан. У нас дело первостепенной важности, которое…
- Ваш капитан? – ее сердце забилось сильнее, она знала одного парня, работающего в полицейском департаменте Атланты. Когда она открыла свою практику, он был одним из первых клиентов.
- Да, Денни МакНил. Он хочет, чтобы вы осмотрели место преступления.
Денни. Она сохранила нейтральное выражение лица. Этот талант Эмили развила много лет назад. Если ты способна читать самые потаенные мысли собеседника, это помогает скрывать ответную реакцию. Потому что иногда мысли, которые она подслушивала, пугали до смерти.
Хм. Значит, его прислал Денни. Это несколько успокаивало, но…
- Я не судебный психолог и не могу помочь со специфическими…
Колин схватил ее за руку.
- Он сказал, чтобы я вас привез.
Его рука была теплой. Сильной. Запах Колина, такой насыщенный и мужской, окутал ее, и в животе начало разливаться странное тепло.
Голубые глаза копа приковали ее взгляд.
- И, дамочка, я, черт возьми, не уйду из этого здания без вас.
Она была совсем не такой, как он ожидал.
Колин Гит взглянул на доктора Дрейк – Эмили – краем глаза, припарковывая джип перед двухэтажным зданием на Байрон-стрит.
Конечно, он слышал о ней раньше. Слухи и сплетни о Докторе Монстре. Но по своему опыту он знал, что слухи обычно не стоят и гроша.
Поэтому, получив приказ капитана, он быстро собрал информацию об Эмили.
Если верить водительским правам, ей было почти тридцать два года, рост метр шестьдесят семь, вес пятьдесят девять килограммов. Еще он узнал, что родилась и выросла Эмили в Атланте. Поступила и получила диплом колледжа Эмори. Защитила ученую степень доктора психологии с клиническими специализациями в неврологии и поведенческих реакциях животных. Мама - учительница местной начальной школы, папа уже умер.
Никаких неприятностей с законом у доброго доктора не было. Исправно платила налоги, владела домом в одном из исторических пригородов, не замужем.
Ее длинные иссиня-черные волосы в настоящий момент были туго стянуты в пучок. А очки в черной оправе зрительно увеличивали и так большие зеленые глаза.
Да, он узнал основные факты о ней, но не был готов к тому, какой… симпатичной она была на самом деле. И слово «симпатичная» очень ей подходило. Женщина не была милой, не была сногсшибательной. Симпатичная. Лицо сердечком, заостренный подбородок, высокие скулы, идеальный изгиб красных губ.
А ее тело. Очень, очень ладное. Крепкая округлая грудь, длинные стройные ноги. Когда она забиралась в машину, черная юбка задралась на несколько сантиметров, что позволило Колину насладиться видом великолепных бедер. У этой женщины убийственно красивые ноги.
Красивые ноги всегда были его слабостью.
- Я… Это здесь? – Он застыл от звука ее голоса. Эта южная манера мягко растягивать слова. Колин представил, как хорошо было бы услышать этот голос поздно ночью, в кровати.
Что за черт? Гит тряхнул головой. Не время фантазировать о докторе, он на задании. Да и, сказать по правде, дамочка была не в его вкусе. Никогда не нравились умные. Его тип – легкомысленные красотки. Сегодня-здесь-а-завтра-там-и-никаких-вопросов девушки.
А доктор… Черт, она на жизнь себе зарабатывала, задавая вопросы.
Определенно, не его тип.
Откашлявшись, Колин перевел взгляд с ног Эмили на ярко освещенное здание. Полицейские были заняты своей работой: прочесывали двор в поисках улик, опрашивали соседей.
- Да, это здесь.
Он не был уверен, почему МакНил послал его за доктором Дрейк. Но, ёлки, Колин работал под его руководством достаточно долго, чтобы знать: капитан приказывает - ты выполняешь.
Колин вышел из машины и пошел к пассажирской двери, собираясь помочь выйти доктору, но не успел - Эмили уже выскочила из джипа и направилась к дому.
Дорогу ей преградил мужчина в полицейской форме, закрыв рукой дверной проем:
- Эй, мисс, вам туда нельзя…
- Можно, - раздался скрипучий голос МакНила. Капитан появился за спиной офицера в двери и похлопал того по плечу. Патрульный запнулся, пробормотал извинения и ускользнул прочь.
- Привет, Денни, - в голосе Эмили послышался намек на теплоту.
Колин сузил глаза, подходя к ней. Какие отношения связывают ее с капитаном?
Денни МакНил один из самых упрямых сукиных сынов, с которыми ему когда-либо доводилось встречаться. Мужик примерно сорока лет, абсолютно лысый, с телом, скроенным для игры нападающим в американском футболе.
И, насколько знал Колин, он не был ни оборотнем, ни демоном, ни каким-либо другим монстром.
Обычный человек с поганым характером.
Так как же он познакомился с Доктором Монстром?
Когда МакНил обнял Эмили, Колин напрягся и что-то, что, черт возьми, никак не могло быть ревностью, кольнуло его.
Нет, это не ревность. Он познакомился с этой женщиной всего полчаса назад и точно не заявлял на нее права.
Руки капитана слишком задержались на теле Эмили, и Колину показалось, что этих двоих связывает искреннее теплое чувство. Может, они любовники?
МакНил посмотрел Гиту в глаза:
- Колин, дай нам минутку.
Скрипнув зубами и кивнув, он отошел на пару метров. Отойди он на десять метров или еще дальше – разницы не было бы. МакНил мог тешить себя иллюзией уединения, но у Колина был сверхчувствительных слух.
- Мне нужна твоя помощь, - прошептал МакНил.
Колин повернулся к парочке спиной и стал наблюдать за полицейскими, обыскивающими местность.
- Внутри здания тело, - продолжил капитан тихим голосом. – Мне надо знать, человек это или… - он не закончил предложения. Последовала пауза, потом МакНил произнес: - Я знаю, что ты можешь понять, Иной ли перед тобой, только взглянув на него. Это касается живых. Можешь ли ты определить это, если увидишь труп?
Вот дерьмо. В теле Колина напрягся каждый мускул. «Иной» - слово, относящееся ко всем сверхъестественным существам, прозвище, придуманное много лет назад.
Он крепко зажмурил глаза и почувствовавл, что начинает покрываться потом. Доктор могла определить, Иной ли перед ней, просто находясь рядом с человеком? Если это правда, то он в глубокой …
Никто в полиции не знал тайны Колина. И если кто-нибудь узнает, если капитан догадается…
- Могу, - наконец, ответила Эмили таким же тихим голосом, как и у МакНила. – Если смерть наступила недавно, некая аура все еще будет видна.
Черт. Черт. Черт. Колин распахнул глаза. Женщина сможет сказать, человек или Иной тот мертвец. Значит, она знает про Колина.
Но почему Эмили не сказала ни слова? Села в его джип, спокойная, как танк, проехала несколько миль и ничего не сказала о том, кто он.
- Парень умер менее двух часов назад.
- Тогда я смогу определить.
- Мне еще хотелось бы понять, что за существо это сделало.
Существо, а не человек – отметил Колин. Он уже видел тело и точно знал, почему у капитана появились подозрения, что убийца не обязательно человек.
- Сделаю все, что смогу, - пообещала Эмили.
МакНил что-то пробормотал, потом громче произнес:
- Колин, иди сюда!
Колин обернулся, старательно избегая взгляда Эмили. Он разберется с ней позже.
МакНил жестом показал на дверь:
- Покажи ей жертву.
Поднявшись по ступенькам, Колин прошел мимо Эмили, слегка задев ее плечом.
- Надеюсь, у вас крепкий желудок.
Больше он ее никак не предупредил. Колин не думал, что девушка сможет выдержать зрелище, которое представляло из себя тело жертвы. Он до сих пор чувствовал запах рвоты, который появился после того, как тело нашли двое молодых полицейских.
Колин провел Эмили внутрь: мимо зеркально гладких паркетных полов в фойе, мимо витой лестницы – прямо к телу.
Или к тому, что от него осталось.
- О, Боже мой! – Эмили втянула в себя воздух и, споткнувшись, остановилась рядом с лужей застывшей крови.
В этот момент Колин посмотрел на ее лицо. Оно было абсолютно бесцветным, а глаза стали такими большими, просто огромными, и были полны ужаса.
Ему захотелось дотронуться до девушки, успокоить ее. Он потянулся к ней рукой.
Она упала на колени рядом с телом.
Колин сжал пальцы в кулак и опустил руку.
Легкая дрожь сотрясала тело доктора. Девушка пристально смотрела на тело: на глаза жертвы, которые были широко открыты и направлены на потолок с выражением крайнего ужаса, на рот, искаженный последним беззвучным криком.
Потом ее взгляд переместился к шее жертвы, которая была разорвана.
- Я… Я должна видеть капитана МакНила, - Эмили встала на ноги, слегка качнувшись.
Был ли парень человеком? Вопрос был готов сорваться с его губ, но Колин сумел сдержаться. Он ведет это чертово дело, ему нужна вся возможная информация, и совершенно не улыбается оставаться в неведении из-за капитана и доктора.
Колину надо найти убийцу, кем бы тот ни был: слетевшим с катушек человеком или кем-то похуже. Для этого требуется любая информация о преступнике.
Он поднял руку, жестом подозвал МакНила и наблюдал, как тот шел к ним через всю комнату.
- Э, Колин, оставь нас ненадолго, - капитан протянул руку Эмили.
Колин встал перед начальником, блокировав жест:
- Я хочу услышать, что она скажет, - он встретился взглядом с МакНилом.
Капитан заиграл желваками:
- Я передам тебе мнение доктора…
Не достаточно.
Эмили протиснулась мимо Колина и подошла к МакНилу.
Колин проводил ее краем глаза и сказал:
- Я хочу знать, что об этом думает Доктор Монстр.
Она вздрогнула: легкое, но говорящее о многом движение.
Капитан тоже, глаза его сузились:
- Как много ты знаешь?
- Достаточно, - большинство не знало о созданиях, живущих бок о бок с людьми, об опасном мире, скрытом в тени.
Люди думали, монстры существуют только в фильмах ужасов. А жизнь - это череда дней рождений, новогодних елок и летних отпусков.
Но Колин знал об этом намного больше. Проклятье, он большую часть своей жизни провел в темноте, которой все так боятся. Знал запах зла, видел своими глазами, сколько в мире извращений.
Да, он знал о монстрах.
В конце концов, он был одним из них.
МакНил оглянулся на других полицейских – в комнате было по меньшей мере пять человек – и указал пальцем на кухню.
Эмили кивком подтвердила, что поняла, и направилась к белым раскачивающимся дверям.
Копов в помещении не было, все следственные мероприятия были завершены.
МакНил дождался, пока дверь закроется за Колином, потом прорычал:
- Это не пойдет дальше этой комнаты и нас трех, понял, Гит?
Колин кивнул.
- Хорошо. - МакНил перевел взгляд на Эмили: - Ну и?
- Он был человеком.
Раздалось ворчание:
- Хорошо. По крайней мере, мне не надо беспокоиться, что судмедэксперт найдет внутри парня два сердца… - капитан тяжело вздохнул. – От раза к разу все тяжелее находить такому объяснения.
Колин был готов поспорить, что так и есть. Все свое внимание он сосредоточил на Эмили:
- Итак, док, что за существо могло так поступить с беднягой?
Доктор Дрейк на минуту прикусила нижнюю губу, потом ответила:
- Это могло быть нападением животного, может, собаки…
Но капитан замотал головой:
- Владелец дома установил одну из новомодных охранных систем, там камеры направлены на двери. У нас есть изображение преступника – парень в толстовке с капюшоном, достаточно сообразительный, чтобы не засветить свое чертово лицо – с ним не было никакого животного.
Эмили прищурилась.
- Так что вы думаете, док, - настаивал Колин. – Что за существо могло это сделать?
Она склонила голову набок и одарила его всезнающим взглядом.
- Ну, детектив, - наконец пробормотала Эмили, - как я понимаю ситуацию, мы можем подозревать три вида существ.
Колин не проронил ни слова, ожидая, что скажет доктор.
Она подняла один палец:
- Вампир.
Подняла второй палец:
- Демон.
Третий палец:
- Или, - Эмили посмотрела прямо в его глаза, - оборотень.
- Оборотень? – МакНил тихо присвистнул. – А какой именно?
Эмили легко пожала плечами:
- Медведь. Пантера... На самом деле, любой вид из диких семейства кошачьих или… волк. – Доктор продолжала смотреть на Колина. Наблюдая, оценивая.
Решая.
Усилием воли Колин заставил себя не шевелиться.
МакНил издал задумчивый вздох:
- Есть какой-нибудь способ сказать наверняка?
- Если это оборотень, то точно сможет сказать судмедэксперт. - Эмили сняла очки и рассеянно потерла их краем рубашки.
Колин моргнул. О, она понравилась ему без очков. Так девушка выглядела мягче, милее, как…
- Ему надо будет поискать шерсть животного, сравнить радиус следов укусов, чтобы понять, кого мы ищем.
Брови Колина поползли вверх от удивления. Может, специализацией доктора и были игры сознания, но в криминалистике она тоже разбиралась.
Взгляд Эмили переместился на дверь, которая отделяла их от места преступления:
- Столько ярости, - тихо прошептала она. – Я слышу отголоски.
И как, черт возьми, она это делала?
Доктор оказалась большой загадкой и чертовски большой угрозой для Колина. Он не мог и подумать о таком сначала.
- Вы должны найти этого парня, - она сглотнула, расправила плечи и как будто стряхнула тяжелый груз. – До того, как он снова это сделает.
Колин напрягся:
- Снова? – повторил он мягко.
Пока у них было одно тело. Очевидно, что убийца был в ярости – столько крови кругом: лужа около жертвы, брызги на стенах, мебели, но это не значит, что они столкнулись с серийным…
- Он сделает это снова, - уверенным голосом произнесла Эмили.
МакНил тихо выругался:
- Ты уверена?
- Да.
Колин встал перед ней, встал вплотную, так, что их разделяла максимум пара сантиметров:
- Откуда вы знаете?
- Потому что теперь он попробовал убийство на вкус, - Эмили не отвела глаз, ее легкое дыхание ласкало его кожу. Запах женщины, легкий аромат роз, окутал Колина. – Единожды попробовав, для таких существ нет возврата.
Милый доктор говорила так, как будто точно знала предмет. Но он надеялся. Надеялся всеми фибрами души, что она ошибается.
Потому что если кто-то из его вида вышел на тропу убийств, люди обречены.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:39 #4 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 2

Мертвый мужчина не выходил у нее из головы.
Эмили безучастно уставилась на мигающий экран телевизора: в руках ведерко с шоколадным мороженым, в кулаке крепко зажата ложка.
С места преступления она ушла уже довольно давно. В офис ее отвез один из находящихся на дежурстве патрульных. Очень вежливо поблагодарив его, девушка села в свою машину и поехала домой. И все это время ее трясло.
Черт возьми. Эмили и раньше видела мертвецов: нашла бабушку, умершую от сердечного приступа, и покончившего с собой отца.
Она погрузила ложку в быстро тающее мороженое. Нет, это был не первый труп в ее жизни, но от его вида все еще крутило в животе.
Иисусе. Там было так много крови.
В настоящий момент пациентами Эмили были четыре вампира, так что она была привычна к крови. Каждый раз центральное место в их мыслях занимала именно кровь.
Но сегодня, тот мужчина… это было другое. Из вампирских мыслей она знала, что кровь была для этих созданий священна. Для них это была сама жизнь.
Но то, что она увидела на месте преступления… Кровь там не значила ничего, только смерть.
«Я должна перестать думать о трупе». Эмили положила в рот ложку мороженого, чувствуя, как холодный и вкусный шоколад скользит по языку.
От удовольствия она зарылась пальцами ног в ворс ковра. О да, так уже лучше. Так уже…
Гостиную осветил свет от фар.
Что за черт?
Эмили поставила ведерко с лакомством на кофейный столик, быстро встала и обернулась к окну. Через тонкие шторы было видно, как на подъездную дорожку свернул автомобиль.
Донеслось мягкое урчание двигателя и скрип гравия под шинами.
Она метнула взгляд обратно к телевизору, задержав его на часах видеомагнитофона. Полтретьего ночи.
Кто может нанести визит в это время?
Звук захлопнувшейся двери автомобиля. Приближающиеся ко входной двери шаги.
Перед глазами опять возникло изображение пропитанной кровью комнаты. Смерть и последний, полный ужаса, крик жертвы.
В дверь позвонили.
Эмили, почти бесшумно ступая по ковру, подкралась к двери, прижалась руками к деревянной поверхности, подалась вперед, чтобы посмотреть в дверной глазок. Детектив Колин Гит. Стоит по другую сторону двери, освещаемый светом наддверной лампочки.
Она нервно выдохнула. Хорошо. Ей надо бы радоваться, что это полицейский, а не грабитель или какой-нибудь убийца-психопат, пришел к ней посреди ночи. Но детектив Гит…
Он был не просто полицейским.
И заставлял ее очень сильно нервничать.
Эмили открыла нижний замок, но оставила цепочку накинутой, что позволило распахнуть дверь только на несколько сантиметров. Достаточно, чтобы разговаривать.
- Детектив Гит?
Он шагнул ближе. Лицо его попало в полосу тусклого света, и длинные тени придали ему зловещий вид.
О да, именно сейчас такого вида ей не хватало.
- Мне нужно с вами поговорить.
Уже догадалась, учитывая, что парень проделал весь этот путь до ее дома. Кстати, как он узнал ее адрес? Скорее всего, он собрал о ней информацию, пришла догадка. Наверное, когда Денни впервые поручил Гиту связаться с ней.
- Доктор Дрейк? – он поднял руку и положил ладонь на дверь. – Позвольте мне войти.
Ей этого не хотелось, все ее инстинкты были против. Впустить Гита было бы очень серьезной ошибкой.
- Я не хочу устраивать представления, - его мрачный голос звучал приглушенно. – Но если для того, чтобы войти, мне придется разбудить ваших соседей – я это сделаю.
Эмили вздернула подбородок:
- Я не люблю, когда мне угрожают, детектив, – и стала закрывать дверь. Только в два ближайших дома заселились люди. Одни в настоящее время были за городом – семья поехала в Дисней Уорлд. Что касается другого дома – можно было с уверенностью сказать, что Ширли еще не вернулась домой.
- Подождите! – Он толкнул ладонью дверь, останавливая ее. И посмотрел ей в глаза: - Пожалуйста, разрешите мне войти.
Хм, это звучало довольно искренне. Но Эмили не сделала и движения.
- Что вам нужно?
- Я уже говорил. Мне надо с вами поговорить.
Ага, это нужно и пациентам, но она же не приглашает их в свой дом посреди ночи.
- Это о расследовании.
А вот этим он привлек ее внимание.
- Хорошо, - пальцы девушки нащупали цепочку. – Вы можете зайти на пять минут. Понятно? Уже поздно, я хочу спать, и вы не можете просто так вры..
Колин резко открыл дверь и вошел в дом, отодвигая Эмили своим телом. Большим пальцем он провел по ее нижней губе, после чего облизал кончик пальца.
- Ммммм…
Она уставилась на него, разинув рот и распахнув глаза от удивления... Он же только что не…
Губы Колина растянулись в улыбке:
- Люблю шоколад, - взгляд задержался на ее губах. – Не против, если я еще попробую?
Эмили отступила на шаг и уперлась в стену. Вдруг сердце забилось слишком быстро, ладони вспотели, и в животе опять появилось ощущение туго стянутого теплого узла. А он всего лишь дотронулся до ее губ.
О нет, она не может желать этого мужчину.
Отношения с оборотнем были бы чистым идиотизмом.
Она вытерла губы рукой, пытаясь стереть весь шоколад, который мог там остаться. Не хотелось оставлять для него соблазн.
- Хммм. Я так понимаю, ответ отрицательный, да? – вздохнул Колин, бросая взгляд на гостиную.
- Определенно, отрицательный. - Правда, тоненький голосок в голове задал ей вопрос, что она почувствовала бы, поцелуй ее Колин.
Эмили резко втянула воздух. Уже поздно, голова плохо соображает, и она точно не находит этого оборотня привлекательным.
- Это из-за того, кто я на самом деле? – Он задал вопрос, повернувшись спиной к хозяйке дома и направившись в гостиную.
- Что? – Она тряхнула головой, быстро захлопнула и закрыла на замок дверь и поспешила за ним следом. – Я думала, вы пришли обсудить дело.
- Хм… - на ответ не похоже. Колин устроился поудобнее на софе и положил ноги в ботинках на кофейный столик. – Мило. У вас тут и правда удобно, - он окинул взглядом комнату, отмечая книжные шкафы, светло-желтые стены и телевизор с огромным экраном. – Мне нравится.
Да, просто великолепно.
Проклятье. Ей вообще не стоило его впускать.
- У нас с вами есть проблема, доктор. - Взгляд светло-голубых глаз вернулся к Эмили, которая стояла рядом с софой, сердито рассматривая его сверху.
Она молча смотрела в ожидании продолжения.
- Вы знаете, кто я, - произнес он слегка раздраженно.
Нет смысла отрицать.
Прищурившись, Колин изучал выражение ее лица:
- Мне это не нравится. Совсем не нравится.
Эмили начала немного нервничать. Она не чувствовала с его стороны какой-либо физической угрозы, но, может, просто недостаточно глубоко копнула?
Он схватил ее за запястье, под его рукой неистово забился пульс.
- Как много вы знаете?
Эмили сглотнула, пытаясь решить, как много можно рассказать.
Колин усилил хватку.
Он сидел, ему приходилось смотреть снизу вверх, но Эмили казалось, что именно она находится в невыгодной позиции.
- Я.. Я знаю, что вы не человек, – произнесла она мягким голосом, чуть более хриплым, чем ей хотелось бы.
Девушка надеялась, что Колину этого будет достаточно, что он не будет копать глубже.
- Ах, детка, я это и так знаю.
Эмили попыталась вырвать руку, но он держал ее очень крепко.
- Ты Доктор Монстр, к которому ходят все местные упыри, - слова были произнесены с легким оттенком веселья в голосе. Но глаза смотрели внимательно, пристально, без капли юмора.
Она заскрипела зубами:
- Отпустите мою руку.
Колин улыбнулся и разжал пальцы.
Эмили тут же отошла на другой край комнаты, оставляя между ними расстояние в несколько метров. Комфортное, безопасное расстояние.
- Послушайте, если вы здесь не для того, чтобы обсудить детали расследования, то я хочу, чтобы вы ушли. – Она отвернулась и направилась к двери.
- Как ты это делаешь?
Слова заставили ее остановиться.
- Как ты определяешь, кто человек, а кто – нет?
По скрипу софы Эмили поняла, что он встал.
- Ты обладаешь довольно интересным талантом. И я просто умираю от желания узнать, как у тебя это получается.
Эмили кинула тоскливый взгляд на дверь.
- Боюсь, вам придется и дальше жить с неудовлетворенным любопытством, детектив, - потому что, черт возьми, она не собиралась раскрывать свои самые сокровенные секреты абсолютному незнакомцу. Да уж, впустить парня в дом определенно было ошибкой.
- Хмммм, - его дыхание ласкало волоски на шее Эмили. Девушка подпрыгнула от удивления, обнаружив, что он оказался так близко. Парень пересек комнату абсолютно бесшумно.
- Я хочу, чтобы ты распустила волосы, - тихо проговорил Колин, проведя пальцами по пучку на затылке, из которого она до сих пор не вынула шпильки.
Она отшатнулась от него:
- А я хочу, чтобы вы ушли. И догадайтесь, чье желание скорее исполнится?
Губы Колина растянулись в улыбке, в которой на этот раз была неподдельная теплота:
- А ты крутая дамочка, да?
Ей пришлось такой стать.
Улыбка медленно угасла.
- Но поверь, я намного круче, чем ты когда-либо мечтала стать. – В мгновение ока он пригвоздил ее к стене. Его сильное крепкое тело прижалось к ее телу, его мускулистые бедра втиснулись между ее бедрами, задирая юбку, а правой рукой он обхватил запястья девушки и с силой прижал их к стене над ее головой.
У Эмили перехватило дыхание.
- А теперь, давай попробуем еще раз, - прорычал Колин. – Как много ты обо мне знаешь?
И тут ее захлестнул его гнев. Горячий, свирепый. О да, детектив был в бешенстве. А еще он был…
Напуган.
«Если в полиции узнают, кто я такой, то вышвырнут из органов. Заставят уйти. Никто не будет мне доверять. Все будут думать, что я чертово животное, как думали парни из Гришема. Майк пытался меня убить. Потому что знал. Он знал, как и она. Она знает».
Его мысли накрыли ее, с силой проносясь сквозь ее сознание.
«Она думает, что я животное, монстр…»
- Я так не думаю! – вырвалось у нее. Теперь его мысли пустились вскачь. Слишком быстро. Она попыталась поставить ментальную защиту, заблокировать поток образов…
Колин, весь в крови, держится за плечо и смотрит на бледного мужчину с веснушчатым лицом. «Почему? За что?».
Колин смотрит на горящий дом: кулаки сжаты, на лице ненависть.
Колин изменяется, оборачивается…
-Ааааа! – Эмили поставила барьер. Больше ей не надо было ничего видеть. Не хотелось знать, в кого он превращается.
- Эмили?
Она зажмурилась.
- Я не собираюсь причинять тебе боль.
Да, она ему верила. Ярость бушевала в нем, но Колин мог себя контролировать. Девушка взмахнула ресницами и кинула на него быстрый взгляд:
- Не волнуйся, - искренне произнесла она. – Я никому о тебе не расскажу.
Она годами хранила секреты людей: пациентов, друзей, незнакомцев, с которыми сталкивалась на улице.
Колин прохрипел:
- И я должен тебе поверить?
- Да, должен. – С такого расстояния она видела золотые искорки в его глазах. У него были красивые глаза. Совсем не такие холодные и жестокие, как она сначала думала.
- Извини, но я не верю тебе ни на минуту.
Справедливо. Эмили тоже ему не доверяла до тех пор, пока не подглядела его мысли.
Конечно, если он узнает, об этой ее «экспедиции», то будет, скорее всего, в еще большей ярости.
- Ты знаешь, кто я на самом деле?
Эмили кивнула. Зачем отрицать?
- Ты оборотень.
Его пальцы крепче сжали запястья, почти причиняя боль.
- Как, черт возьми, ты это узнала?
- А.. может, немного ослабишь… там, Гит?
Его брови взлетели вверх.
- Руки, - объяснила Эмили. – Слишком крепко сжимаешь.
Колин ослабил хватку.
- Как ты узнала?
- Я всегда знаю. - Это правда. – Я могу определить на вид. - Иногда определяла это по звуку голоса или по запаху. Можно сказать, она была настроена на Иных. – Такие как ты – вы светитесь. Как будто яркая радуга, которая всегда с вами. - Тень животного.
Он вздрогнул:
- А другие могут увидеть это чертово свечение?
Насколько она знала, нет.
- Я никогда не встречала людей, которые могли бы видеть такие вещи. – А она искала. Отчаянно искала долгие годы. Особенно в самом начале, когда думала, что сходит с ума.
- Дерьмо.
Да, это слово хорошо описывало ситуацию. Эмили пошевелила пальцами.
- Может, теперь ты не против меня отпустить?
Его взгляд упал на ее губы, а ноздри затрепетали:
- Честно говоря, против.
Женщина пахла грехом. Сладкой комбинацией роз, темного шоколада и соблазнительной женской плоти. И ему очень, очень хотелось отведать этот вкус.
Клыки начали увеличиваться – неприятный побочный эффект его сущности оборотня. Каждый раз, когда он злился или возбуждался, животное начинало просыпаться.
А милый доктор умудрилась преуспеть в обоих направлениях: сильно его разозлить и возбудить до невозможности.
Сейчас на ней не было очков. Глаза выглядели мягко, сексуально.
Голова Колин начала опускаться.
- Ч-что ты делаешь? – девушка замерла под ним.
Дамочка была доктором психологии. Так что должна была иметь полное представление о том, что он собирается сделать. Медленно, не торопясь, он накрыл ее губы своими.
Испуганно вздохнув, Эмили приоткрыла рот.
Идеально.
Его губы терлись о ее, язык нырнул во влажное тепло рта.
Проклятье, она была такой сладкой на вкус. Он скользнул языком за край ее зубов, начав тереться о ее язык. Ласкать. Дразнить.
Эмили издала слабый стон и поцеловала его в ответ.
Ее грудь прижалась к его телу, соски напряглись. Колину хотелось дотронуться до них, но он не думал, что доктор к этому готова.
Он неторопливо посасывал ее язык, наслаждаясь каждой секундой этого удовольствия. Его возбужденный член крепко прижимался к ее лону.
Колин отдал бы все за то, чтобы она оказалась в этот момент под ним и обнаженная.
Усилием воли он прервал поцелуй и поднял голову. Ее губы покраснели и мерцали влагой.
Глаза Эмили сверкали, а дыхание было неровным:
- Теперь удовлетворен?
Ни на йоту. Но у него было несколько идей о том, как доктор может удовлетворить его.
Скорее всего, ее спальня дальше по коридору. Можно отнести ее туда, раздеть и …
- Не получится, - девушка медленно выдохнула, покачав головой. – Так что, забудь об этом. Одно дело поцелуй, оборотень. Секс – совсем другая история.
Колин моргнул.
- Ах, детка, что заставляет тебя думать, что я собирался…
- Руки убери, - резко произнесла она, не отвечая на вопрос, прищурив вместо этого свои великолепные зеленые глаза.
Ему нравились ее глаза. Их темная изумрудная зелень. В данный момент они сверкали от ярости.
Автоматически Колин опустил руки, вдохнул ее запах напоследок и отступил, полностью ее освобождая.
Эмили опустила руки:
- Заметка на будущее, - она вызывающе подняла подбородок. – Если я захочу, чтобы ты меня поцеловал, я скажу. Я не фанатка самоуверенных мужиков.
- Ах, так ты уже думаешь о нашем будущем?
Она сцепила зубы.
- Да все в порядке, док, захочешь поцелуя – только скажи. - Он будет более чем счастлив угодить.
- Все, чего я хочу, так это, чтобы ты ушел, - Эмили указала на дверь. – Сейчас.
Колин не был уверен, что это ее истинное желание. Он чувствовал в воздухе запах ее возбуждения, ее соски все еще были напряжены от желания и натягивали футболку на груди. Но кивнул.
Заехав повидаться с доктором, он достиг почти всех своих целей.
Выяснил, что она в курсе его истинной сущности оборотня, получил слово, что его секрет останется в тайне. Пока он будет верить ей на слово, да и другой альтернативы не было видно. Он попробует довериться доктору, и ей же лучше, если она не обманет к чертям его доверие.
Он заставил Эмили выложить карты на стол и, наконец, попробовал ее на вкус. Целых три часа он хотел почувствовать ее губы. Теперь, когда ему это удалось, хотелось поцеловать ее снова.
И скоро он это сделает.
Колин прошел к входной двери и открыл замок.
- Ты и не собирался разговаривать со мной о расследовании, да? – остановил детектива голос Эмили.
Он обернулся. Она все еще стояла у стены, но теперь руки были скрещены на груди, а левая нога выстукивала неистовый ритм.
- Пока я не хочу это обсуждать, - до тех пор, пока не получит отчет от судмедэксперта и не поговорит с МакНилом о возможности привлечения Эмили к работе над делом на более официальном уровне.
Если она права, и убийца действительно Иной, тогда полицейскому департаменту понадобится вся возможная помощь для раскрытия этого дела.
А с кем лучше охотится на монстров, как не с милым доктором?
- Ты согласишься с нами работать? - поинтересовался Колин, начиная приводить свой план в действие. МакНил сам привлек ее к расследованию, и, скорее всего, не будет против того, чтобы Эмили и дальше работала над делом.
- Работать с вами? – она перестала стучать ногой. – Я уже поработала. Рассказала все, что знаю и…
- Дорогуша, у меня такое чувство, что ты знаешь намного больше, чем рассказала мне, - о расследовании, о нем. Но с этим он разберется со временем.
Ее выражение лица не изменилось:
- Что ты от меня хочешь?
После официального согласия он хотел, чтобы Эмили…
- Досье. Я хочу, чтобы ты поработала над нашим подозреваемым. Рассказала, как он думает, как живет, - чтобы он смог поймать ублюдка, пока больше никто не пострадал. – Можешь это сделать?
Она кивнула.
- Тогда скоро увидимся, док. - И они начнут выслеживать убийцу.
Хм. Не похоже на типичное свидание, но у него было такое чувство, что с Эмили ему придется довольствоваться тем, что есть.

Они были внутри уже двадцать минут. Коп вел себя так, как будто ему тут все принадлежит, и был с ней внутри уже двадцать минут.
Внутри начала клокотать ярость. Этого не должно было произойти. Никогда.
Входная дверь дома распахнулась. Появился коп. Он оглянулся на женщину, что-то пробормотал, потом спустился по лестнице.
Его тело напряглось, наблюдая за полицейским. Он хорошо спрятался. Его не смогут увидеть в темноте, он был…
Коп застыл. Поднял голову. Медленно оглядел двор.
- Что такое? – ее голос. Доктор Дрейк вышла на крыльцо и оказалась в полосе света. На секунду она стала похожа на ангела в этом освещении.
Но он знал, что она не ангел. Нет, не ангел. Совсем не ангел. Доктор была демоном. Как все остальные.
Коп смотрел в данный момент прямо на его укрытие. Парень сделал даже шаг в этом направлении.
- Гит? Там кто-то есть? – Доктор Дрейк подошла к копу.
Капля пота покатилась по его щеке. Он заметил, что сверчки вокруг перестали трещать. Ночь стала тихой, слишком тихой.
Сейчас не время, решил он, стараясь лучше спрятаться в кустах.
Он придет за доктором в другой раз. Дождется, когда она будет одна.
И уничтожит демона.
В конце концов, охота на демонов была его работой.

Колин уставился на темные изогнутые деревья, растущие на пустом участке с другой стороны дороги. В какой-то момент он был готов поклясться, что слышал что-то, кого-то.
Он быстро взглянул на Эмили. Она рассматривала деревья, между бровями пролегла небольшая складка.
- Я хочу проверить тот участок, - проговорил детектив и достал пистолет из кобуры, пристегнутой к бедру. – Оставайся здесь.
Он не задержался, чтобы убедиться в том, что Эмили его послушалась, просто пошел медленно и бесшумно через улицу. Может, он ошибался, потому что чертовски устал, но участок надо было проверить.
Потому что все инстинкты кричали, что что-то не так, а Колин никогда не игнорировал свои инстинкты.
Когда он подошел ближе, до него донесся легкий запах сигарет. Да, кто-то здесь точно был.
Но зачем?
Лунный свет с трудом пробивался сквозь кроны деревьев, но Колин превосходно видел в темноте. Еще один побочный эффект его натуры. Поэтому он легко разглядел землю и примятую траву в том месте, где кто-то стоял на коленях и наблюдал.
Захотелось рычать.
Пальцы сжались на рукоятке пистолета и…
Сзади хрустнула ветка. Он развернулся, поднял оружие, прицелился и приготовился выстрелить…
Прямо Эмили между глаз.
- Черт побери! – Колин опустил пистолет. - Разве я не велел тебе оставаться на месте?
Она проследила взглядом, как опустился пистолет, затем посмотрела на его лицо:
- Да, но я не собака. Я обычно на команду «Стоять!» не реагирую.
Колин догадался, что Эмили злится. Хорошо, это соответствовало его настроению.
- Заметка на будущее, - пробормотал он, возвращая ее собственные слова. – Когда я отдаю приказ, для этого обычно есть чертовски веские основания. И в следующий раз тебе, будь оно проклято, лучше меня слушаться.
Эмили стиснула зубы:
- Я думала, тебе потребуется помощь.
- Что? – Господи. Он – коп! Ему не нужен доктор по вправлению мозгов для прикрытия.
И он – оборотень, уже одно это говорило о том, что он знает, как защитить свою задницу.
Эмили что-то тихо проворчала, он не смог услышать что именно, но ему показалось, что это было похоже на «чертов оборотень».
- Дерьмо. Просто оставайся позади меня, хорошо? – Колин собирался проверить разросшийся кустарник чуть впереди. Застыл, надеясь услышать какой-нибудь звук, говорящий о том, что наблюдатель еще там. Но слышно было только стрекот сверчков и тихий шорох листьев на ветру.
Пригнувшись, он направился к кустарнику, не выпуская из рук оружие. Позади были слышны крадущиеся шаги Эмили.
Правой рукой он раздвинул ветки кустарника. И увидел только темную землю.
Подняв голову, он посмотрел дальше: никаких признаков чьего-либо присутствия. Никого не было слышно, а слух у Колина был отменный.
Похоже, что наблюдатель ушел.
Жаль. Колин хотел бы выяснить, зачем сукин сын ошивается у дома доктора.
Гит развернулся и хмуро посмотрел на Эмили. Он знал, что в темноте она может увидеть не очень-то много – возможно, только силуэт его тела.
- У тебя есть враги, о которых я должен знать, док?
Своим суперзрением Колин мог рассмотреть каждую деталь во внешности девушки и легко заметил внезапно застывшее выражение лица Эмили.
- Док?
Она сглотнула.
- Нет.
Опыт, полученный при допросах подозреваемых, научил детектива чувствовать, когда ему врут. Но Колин решил не давить на Эмили. Пока.
Он убрал пистолет обратно в кобуру:
- Ну, похоже, что один из нас все-таки умудрился привлечь чье-то внимание, - и направился к кругу примятой травы. Присев на корточки, он втянул воздух и уловил такой же сигаретный запах, что и раньше.
Кто-то скрывался в темноте, наблюдая за ним или за ней. Но почему?
Он определенно собирался это выяснить.
Но сперва ему надо было узнать, что за враги у загадочного Доктора Монстра...
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:40 #5 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 3

- Что ты хочешь? – Денни МакНил подался вперед в своем потертом кожаном кресле.
Колин выдержал его взгляд:
- Эй, ты впутал ее в это, - он замолчал на мгновение, потом добавил, - теперь, когда доктор в деле, я хочу продолжить использовать ее.
МакНил почесал правой рукой свою блестящую лысину:
- Не думаю, что ты понимаешь, с чем имеешь дело, Гит.
О, у него есть некоторые соображения по этому поводу.
- Так что? Однажды ночью ты наткнулся на вампира или демона в парке? Увидел, что они реальны и решил, что теперь являешься специалистом по борьбе с этими созданиями?
Не совсем.
- Так у меня для тебя есть новость, - МакНил смотрел уже свирепо, густые брови нахмурены. – Эти создания тебя съедят и выплюнут остатки – буквально.
Но не без борьбы.
- Я знаю, что делаю, - ответил Колин, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал спокойно. Он знал, что ситуация нешуточная, но, черт возьми, все равно не собирался рассказывать о своей истинной сущности капитану.
Плавали, знаем. Результат дерьмовый.
МакНил что-то проворчал и развернул кресло к окну. Вид из окна капитана был не ахти. Окно выходило на задний двор и два соседних здания. Но если поднапрячься, то можно было разглядеть траву в парке неподалеку.
- Вы уже получили отчет от Смит?
Он все утро провел в офисе медэксперта.
- Она еще не закончила аутопсию, но ее предварительное заключение - на Престона Майерса напало животное.
МакНил, впившись пальцами в подлокотники, медленно развернулся лицом к Колину:
- Мы знаем, что не в этом дело.
Да, но доказать это – совсем другая история.
- Она считает, что на жертву напала собака или волк, - Колин швырнул на стол МакНила коричневый конверт. – Но, судя по радиусу следов от укусов, я бы сказал, что с тем же успехом это мог быть вампир.
- Дерьмо, - МакНил зажмурился. – Почему этот кретин не мог держаться подальше от моего города? – он раздраженно выдохнул, открыл глаза и изучающе посмотрел на Колина. – Думаешь, доктор Дрейк права? Ублюдок будет убивать еще?
Колин кивнул. У него не было никаких сомнений, что убийца снова нанесет удар. Место преступления было настоящей кровавой бойней; столько ярости, ненависти – никто не смог бы контролировать такой опасный коктейль, клокочущий внутри.
Да, подонок убьет снова. Если только они его не остановят.
- У нее достаточная квалификация, - пробормотал МакНил. – Репортеры поверят, что мы привлекли ее в качестве эксперта. - Он наклонился вперед, схватил газету со стола и помахал ею перед лицом Колина. – Ты видел, что эти идиоты сегодня напечатали? Парень совершил только одно убийство, а ему уже придумали имя.
Черные буквы четко выделялись на белом фоне: «НОЧНОЙ МЯСНИК ВЫБРАЛ ЖЕРТВУ».
О, Господи. Это последнее, что им нужно. Ночной Мясник.
- Никаких подробностей о состоянии трупа не упоминается, - МакНил кинул газету в корзину для мусора. – Но какой-то идиот смог разглядеть место происшествия с помощью мощного объектива и сфотографировал всю эту кровь.
- А нашему убийце понравится имечко, - предупредил Колин. Он уже сталкивался с таким, видел преступников, которые получали удовольствие от убийств, но еще больше заводились, когда средства массовой информации превращали их в чертовых знаменитостей.
- Я знаю, - МакНил заскрипел зубами. – И еще я в курсе, что у нас мало времени.
Пора окончательно договориться. Колин подался вперед.
- Поэтому нам и нужна доктор. Она годами лечит таких, как наш парень, знает, как они думают. Она может нам помочь, я уверен, что может.
Капитан слегка напрягся:
- Не думаю, что она встречалась с подобными субъектами, - он сжал губы. – Не уверен, что большинство пациентов доктора - убийцы.
- Нет, но мы оба знаем, с кем она имеет дело.
Кивнув через силу, капитан произнес:
- Откуда ты знаешь, что она вообще на это согласится? Эмили не любит привлекать внимание, а когда пресса разнюхает, то ославит ее на весь свет.
Значит, теперь она Эмили. Гит прищурился. Попахивает фамильярностью, даже слишком.
- Получи ее согласие, и мы поговорим об этом снова…
- Уже получил.
- Да ты что. – Не вопрос. МакНил прищурился, и Колин осознал, что только что заступил на территорию капитана.
Дерьмо. Спокойно, тщательно выбирая слова, он проговорил:
- Она согласилась в пятницу вечером. Перед тем, как идти сюда со своим планом, мне нужно было убедиться, что доктор в одной лодке с нами, - и что она согласится. Теперь дело за МакНилом.
МакНил молча смотрел на него. Минуту. Еще одну. Наконец кивнул:
- Ну, я так понимаю, мне надо сделать несколько звонков, чтобы ее официально привлекли к этому расследованию, - и потянулся к телефону.
Колин понял намек. Встал, направился к двери, потом задержался на мгновение, не в силах перебороть любопытство:
- Капитан, как вы познакомились с доктором Дрейк?
МакНил уже держал трубку телефона у уха. На мгновение его губы искривились в подобии язвительной улыбки:
- Когда будешь готов поделиться своими секретами, я открою тебе мои.

- Мне нужно нечто большее, чем просто секс.
Эмили приподняла бровь, изучающе рассматривая суккуба - демоница вытянулась на кушетке:
- А что именно тебе нужно, Кара?
Кара ударила своим маленьким кулачком по кожаной подушке:
- Я хочу, чтобы хоть кто-то хотел меня… Меня! А не какой-то нереальный образ секс-богини!
Ага, так вот в чем дело…
- Ну, хм, знаешь, на самом деле… ты очень близка к тому, чтобы быть секс-богиней, - суккубы созданы, чтобы соблазнять мужчин, рождены с высоким уровнем феромонов. Один лишь запах такого создания, как Кара, способен свести смертных мужчин с ума от вожделения.
Конечно, обычно, сводить мужчин с ума от вожделения суккубам и нужно - от сексуального акта они заряжались магической энергией. Эта энергия позволяла им менять внешность, жить дольше - черт возьми, большинство суккубов считали, что это того стоило.
Определенно, Кара не была похожа на большинство суккубов.
Она села на кушетке, откидывая назад роскошные длинные светлые волосы:
- Я устала от того, что мужчины при взгляде на меня хотят только одного.
Эмили не произнесла ни слова. Она знала, что порой лучше сидеть молча, позволяя выговориться пациенту.
- Я устала от случайных связей, от парней, которые уже через неделю после знакомства не помнят мое имя.
Между бровями Эмили залегла складка. Какой болван забудет такую роскошную женщину, как Кара?
- Мне нужен кто-то, кто знал бы, что я люблю закаты, плаваю каждое утро перед рассветом, люблю чертовы блинчики с черникой, - лицо Кары покраснело. – Проклятье, я хочу, чтобы кто-нибудь знал меня!
И не только как секс-богиню.
- Что со мной не так, доктор Дрейк? – ладони Кары сжались в кулаки. – Я не такая, как остальные, да? Все другие счастливы. Моим подругам нравится власть, которую они имеют над смертными мужчинами. Они смеются над этим, но я… я… - она замолчала, пытаясь подобрать слова. Потом смахнула одинокую слезу. – Дерьмо, по-моему, я просто ненормальная.
Потянулась за коробкой с бумажными салфетками, Эмили тихо произнесла:
- Нет, это не так, - и предложила салфетку Каре. – Ты просто… - вот сейчас начинается трудная часть. Может, Кара и не готова это услышать, но она просто должна понять. – Ты просто хочешь, чтобы кто-нибудь тебя любил.
Салфетка выпала из пальцев Кары:
- Но мужчины не любят таких женщин, как я.
Кара приходила на сеансы уже в течение месяца. За это время Эмили выяснила, что за идеальной внешностью, являющейся фасадом суккуба, скрывалась умная, добрая, внимательная женщина. Женщина, рожденная для жизни, которая не соответствовала ее внутреннему миру. Пришло время Каре поменять свою жизнь.
«Мужчины не любят таких женщин, как я». Глядя прямо в мерцающие голубые глаза Кары, Эмили мягко поинтересовалась:
- Разве?

Эмили только успела проводить Кару Малоан, как загудел интерком.
- Эй, босс, тебе звонят по первой линии, - Ванесса слегка присвистнула. – Парень по имени Колин Гит. Очень сексуальный голос.
Колин Гит. Эмили поспешила обойти стол:
- А, хорошо, - прошло уже три дня с тех пор, как она последний раз разговаривала с Колином. Не то, чтобы она на что-нибудь рассчитывала. – Соединяй.
Глубоко вдохнув, она помедлила мгновение, ожидая звука, оповещающего о том, что звонок переведен. После чего сняла трубку:
- Эмили Дрейк.
- Привет, док.
Тепло начало разливаться между бедер. Ванесса права – у парня греховно-сексуальный голос. Она уже забыла его глубокий тембр.
Проклятье. Что с ней не так? Неужели она действительно возбуждается от одного голоса Колина?
Проблемой Кары была чересчур насыщенная сексуальная жизнь. «Может мне просто секса не хватает?»
Может, она слишком долго была одна. Сколько уже? Пять, шесть месяцев с тех пор, как рассталась с Тревисом? Или, точнее, с тех пор, как Тревис ее бросил.
«Я не понимаю тебя, Эмили. Ты не даешь мне узнать тебя. Я устал биться о стену, которая не дает мне стать тебе ближе».
Она сняла очки. Нда, это плохо, очень, очень…
- Эй, док, вы там?
- Ах, простите, да, - Эмили прокашлялась. – Чем могу вам помочь, детектив?
Она очень сильно надеялась, что Колин не заметил дрожь возбуждения в ее голосе. Разговаривая с парнем меньше двух минут, она успела превратиться из профессионального психолога в изнывающую от желания женщину.
Может, ей на себе опробовать собственные методы лечения?
На другом конце провода повисла некоторая пауза, после чего Гит произнес своим глубоким голосом:
- Можете мне сказать, что действительно собирались помочь с расследованием, когда говорили об этом.
Это привлекло ее внимание. Она выпрямила спину:
- Да… Да, конечно, я готова помочь, - он звонил по делу. Пора профессиональному психологу притащить свою задницу.
- Хорошо, потому что большие шишки включили зеленый свет на ваше участие в расследовании в качестве консультанта.
Консультант. Пальцы крепче сжали трубку. Работа над расследованием убийства.
- Пресса уже копается в этом деле. Как только мы официально утвердим ваше участие, они пронюхают ваше имя. - Колин вздохнул и добавил: - Так что приготовьтесь увидеть себя в шестичасовых новостях.
На мгновение она заколебалась. Она не подумала о газетчиках. Даже не предположила, что они о ней узнают.
- А можно мое участие пока не афишировать?
- Окружной прокурор хочет, чтобы у публики создалось впечатление, что мы делаем все возможное для поимки преступника. Он хочет опубликовать данные о нашем консультанте, чтобы все почувствовали себя увереннее.
- Хо-хорошо, - наверняка ни у кого не получится раскопать правду о ее прошлом. Прошло столько лет с тех пор как…
- Да расслабьтесь, док, общение с прессой – самая легкая часть нашей работы. А вот поимка убийцы это действительно испытание. - На заднем плане послышались невнятные голоса, потом Колин поинтересовался: - Эй, вы сегодня днем во сколько освободитесь?
- Я уже свободна. - Малоан была последней пациенткой на этот день. На ночной прием никто не записывался.
- Хорошо. Буду через двадцать минут.
- Двадцать минут? Но…
- Надо начать составлять психологический портрет, правильно? Вот… Я отвезу вас обратно на место преступления, после чего вы сможете встретиться со Смит.
- Смит?
- Судмедэксперт.
О-о. Живот скрутило. С медэкспертами у нее до сих пор получалось общаться не очень хорошо.
Колин мягко рассмеялся:
- Не волнуйтесь, док. Я буду рядом каждую минуту.
Не особо успокаивает.

Тонкая полоска полицейской ленты перекрывала доступ к двери дома 208 по Байрон-стрит. Колин достал нож, перерезал ее и открыл дверь.
Как только Эмили переступила порог, в нос ударил этот запах. Стальное и холодное дыхание смерти. Медный запах крови.
Она сглотнула. Дом был погружен в темноту, пол пересекали тени.
- Можно как-нибудь свет включить?
Он нажал кнопку на стене, свет залил фойе и комнату.
Девушка наклонилась вперед, сосредоточив внимание на земле. Колин рассказывал, что убийца вошел в парадную дверь. Значит, он пришел этой дорогой, медленно, аккуратно шел по дому.
Толстый ковер поглотил звуки ее шагов, когда Эмили вошла в комнату. Убийца пробрался в эту комнату, обнаружил Престона Майерса. И напал на него.
Контур тела Престона все еще был виден на полу. Пятна его крови покрывали ковер.
Она подняла взгляд на ближайшую стену. Всю поверхность покрывала высохшая кровь. Так много крови.
- Этот парень был в ярости, - прошептала Эмили, наклонившись, чтобы рассмотреть ковер. И в нерешительности подняла руки над контуром.
- Это ваше первое убийство, док?
Она не слышала его шагов, но не слишком удивилась, услышав голос прямо за собой. Оборотни часто двигались бесшумно.
Пальцы дрожали. Она сжала кулаки и обернулась, чтобы посмотреть на Колина:
- Да. - Но не первое место, пропитанное кровью.
На мгновение память вернула ее в ту, предыдущую, кровавую комнату. Она увидела мужское тело, неуклюже лежащее на полу. Его мозги и кусочки костей были на стене, он лежал в крови.
Смерть ее отца не была приятной, и иногда, по ночам, она до сих пор просыпалась от собственных криков.
Эмили сделала глубокий вдох. Надо сосредоточиться на Престоне, а не на собственном прошлом.
Поднимаясь, она обвела взглядом комнату, задерживая его на картинах, украшающих камин, на наборе шахмат в углу, на книгах, стоящих во встроенных книжных шкафах у двери.
Все говорило о том, что Престон Майерс был обыкновенным парнем. Человеком на сто процентов.
Так почему на него напали? Почему убийца выбрал его?
- Это полная бессмыслица, - прошептала Эмили. – СС обычно держаться своих.
- А-а.. СС?
- Сверхъестественные создания. – Из собственного опыта она знала, что СС оставались в рамках собственного вида для брака, для развлечений и для убийств.
Настолько выйти за рамки и убить человека, так жестоко напасть…
Ее глаза сузились, когда знакомое лицо мелькнуло на одной из фотографий.
Дьявол.
Она подошла ближе к камину. Схватила фотографию.
- Эй, док, что…
Пальцы крепче сжались на маленькой рамке:
- Вы уже проверили окружение Престона?
- Мой напарник этим занимается, - он нахмурился. – А что, док? Что вы заметили?
Эмили протянула Колину фотографию:
- Я знаю, что один из парней на фото – демон.
Он вопросительно изогнул бровь:
- Пациент?
- Нет, - она никогда бы не согласилась лечить Найла. От парня исходили такие волны темной энергии, что рядом с ним она чувствовала себя совсем не в своей тарелке. Эмили указала ногтем на неулыбчивое лицо Найла: - Но я сталкивалась с ним пару раз. Он владеет баром неподалеку, называется «Адский Рай».
- Тогда, думаю, мне придется нанести ему визит, - улыбнулся ей Колин. – Хорошо, что я вас сюда привез. Может, ничего нового вы об убийце и не узнали, но точно ускорили …
- О, я узнала кое-что об убийце, - прервала девушка и, нахмурившись, посмотрела на него, чувствуя себя оскорбленной. Чем, по его мнению, она тут занималась? Грезила наяву над мертвым телом?
Колин вытащил блокнот:
- Так поведайте мне.
Эмили облизала губы:
- Это не было импульсивным убийством. Ничего не сдвинуто и не тронуто. Когда парень вошел в здание, нападение уже было полностью спланировано. Он знал, где находятся камеры слежения, и как их избежать. Это должно означать, что он уже бывал здесь, знал жертву.
Она указала на стену:
- Когда столько крови, ярости, насилия, это обычно означает, что мотивы были личными.
- Ага, об этом я догадался, - до сих пор, судя по голосу, Колин не был особо впечатлен.
Эмили опустила руку, расправила плечи и повернулась к нему:
- Убийца достаточно сильный, чтобы побороть Престона. Каким тот был? Метр девяносто? Около восьмидесяти килограммов? Должно быть, он сопротивлялся изо всех сил, - на мгновение ее губы сжались. – Но, в конце концов, Иные всегда сильнее людей, да? У Престона не было и шанса.
- Нет, - согласился Колин тихим голосом. – Не было.

Выйдя из дома, они обнаружили, что их уже поджидает репортер. Блондинка с коротко подстриженными волосами стояла на подъездной дороже, сжав в руке черный микрофон. За ней стоял оператор, чье лицо частично было скрыто грудой оборудования.
- Детектив Гит! – лицо женщины осветилось голодным восторгом. – Дарла Митчел. Новости Пятого канала. У меня несколько вопросов.
- Дерьмо, - слово было сказано тихо, на выдохе, но Эмили все равно услышала. И почти улыбнулась, услышав в голосе Колина отвращение.
Но тут Дарла сунула микрофон прямо ей в лицо:
- Доктор Дрейк, мои источники сообщили, что вы присоединились к делу в качестве консультанта.
- А… - Ее источники? Эмили была подключена к расследованию менее часа назад. Как этой женщине удалось про нее пронюхать?
Колин встал перед Эмили:
- У полицейского департамента Атланты на данный момент нет комментариев.
Дарла попыталась его обойти:
- Так что насчет доктора Дрейк? У нее есть…
Колин схватил качающийся микрофон, склонился ближе и отрезал:
- Без комментариев.
- Прекрасно, - прорычала Дарла. – Снято, Джейк!
Эмили подошла к Колину в тот момент, когда Джейк опустил камеру.
Гнев исказил миловидное лицо Дарлы:
- Гит, вы, знаете ли, не сможете скрывать информацию от публики вечно.
- Когда у меня будет информация, я ее предоставлю. - Он улыбнулся. Хорошо, не улыбнулся, а сверкнул зубами. Не столько улыбка, сколько оскал.
Дарла окинула его сердитым взглядом, развернулась на высоких каблуках и направилась к фургончику Пятого канала.
Оператор рассматривал Гита и Эмили. Потом сказал со вздохом:
- Она такая бешенная с тех пор, как ее на Третьем канале обошли с историей про Ночного Мясника. - Его взгляд остановился на Эмили: – Доктор Дрейк… Я много о вас слышал.
Девушка посмотрела в его золотистые глаза, и по спине пробежала дрожь осознания.
Он был Иным.
Парень улыбнулся ей, и на секунду его глаза изменились. Полуночный мрак сменил золото.
Глаза демона.
И в этот момент она почувствовала в воздухе его силу. Слабая, сила низкого уровня – двоечка или троечка по шкале демонов.
- Если я чем-то смогу вам помочь, доктор, или вы решите, что хотите дать интервью Новостям Пятого канала – позвоните, - он вручил свою визитку.
- Джейк!
Со вздохом он оглянулся через плечо. Дарла стояла рядом с фургоном: руки скрещены на груди, глаза сверкают.
- Ну, полагаю, что поговорю с вами двумя в другой раз, - отсалютовав, Джейк поднял камеру и поспешил к машине.
- Похоже, стервятники начали слетаться, - Колин тряхнул головой и направился вниз по дорожке.
Эмили пошла следом:
- Гит, вы знали, что они здесь будут?
Он рывком распахнул дверцу машины с ее стороны и нахмурился:
- Нет, - и тут на его лице засветилось понимание. – Что, вы решили, что я привез вас сюда, чтобы подставить?
Ну, такая мысль промелькнула.
- Вы говорили, что скоро я увижу себя в шестичасовых новостях. Похоже, что вы были правы.
Пальцы Колина крепче сжали дверь:
- Я говорил, что вы появитесь в новостях, потому что окружной прокурор собирается в ближайшие дни собрать пресс-конференцию, посвященную этому делу. Вы будете на ней присутствовать.
Эмили забралась в джип:
- Значит, для протокола - вы не знали, что Дарла будет здесь?
Колин захлопнул дверь:
- Нет, ни черта я не знал.
Она глубоко вздохнула, пока детектив огибал машину и запрыгивал на водительское сидение.
- И чтобы вы знали, док, сами не разговаривайте с репортерами. Никогда, - и посмотрел на нее, еле сдерживая эмоции. – Так что можете просто выкинуть визитку, которую вам сунул этот скользкий тип.
- Думаю, я ее сохраню, - уже не в первый раз Иной передавал ей визитку, давая таким образом понять, что ему что-то нужно.
- Прекрасно, - Колин завел двигатель, и машина взревела.
Эмили взглянула на карточку в своих руках. ДЖЕЙК ДОННЕЛИ, ОПЕРАТОР, НОВОСТИ ПЯТОГО КАНАЛА. Контактная информация была написана внизу четкими жирными буквами.
Она посмотрела на оборотную сторону. «Есть информация по делу. Встретимся в «Адском Раю» в десять вечера».
- А-а… Гит?
- Что? – он притормозил у светофора и повернулся к Эмили.
- Не думаю, что парень хочет завалить меня вопросами, - подняв визитку, она показала надпись на обороте.
Он сдвинул брови:
- Что за черт?
Сзади просигналили. Колин выругался и нажал на газ.
Нет, Джейк не собирался задавать вопросы. Но все указывало на то, что у него была некая информация, которой он хотел поделиться с ней.
Колин свернул на парковку ближайшего магазинчика, затормозил и повернулся лицом к Эмили.
- Дайте мне посмотреть на карточку.
На этот раз, она протянула визитку.
Детектив тихо присвистнул:
- Сукин сын, - он поднял голову и посмотрел ей в глаза. – Почему он дал это вам? – Подозрение сквозило в его голосе.
Она отвернулась, пожав плечами.
- Эмили…
Она резко дернулась. Он никогда раньше не обращался к ней по имени. Обычно он просто называл ее «Док», растягивая это слово, как бы насмехаясь. Слышать собственное имя из его уст… это создавало странное ощущение интимности.
- Почему парень дал визитку тебе, а не мне?
Эмили собралась ответить…
- Дерьмо, - Колин ударил кулаком по рулю. – Он Иной, да?
- Да, - не было смысла отрицать.
- Так кто он? Оборотень? Колдун? Медиум?
- Он демон.
Большинство людей имели неверное представление о демонах. Они считали, что демоны являлись приспешниками дьявола: злые крылатые создания с хвостами и рогами. Но на самом деле демоны были просто другой расой людей, скорее всего, потомками настоящих падших ангелов. С виду демоны выглядели совсем как обычные люди, кроме одной детали – глаз. У всех демонов глаза были полностью черными. Роговица, зрачки, сетчатка – все черное.
Но, хотя демоны и были похожи на людей внешне, на самом деле они разительно отличались. У большинства демонов были экстрасенсорные способности. У одних они проявлялись очень сильно, у других были слабо выражены. Но даже последние были способны скрывать свои истинные глаза, чтобы люди не догадались об их истинной природе.
Экстрасенсорные способности Эмили позволяли ей видеть сквозь чары, сквозь волшебство, определять истинную сущность созданий. Обычно она ставила ментальный щит в их присутствии, потому что однажды совершила ошибку и пошла против демона девятого уровня. Парень почти отправил ее в кому.
Перед тем, как потерять сознание и упасть лицом на пол, она смогла оказать сопротивление и выжгла все магические силы парня. Расплата бывает жестокой… как выяснил тот демон.
- Демон, - мягко повторил Колин. – Как тот парень, которого ты упоминала, Найл?
Нет, она совсем не считала, что Джейк похож на Найла. Она не почувствовала в Джейке никакого зла.
Как и люди, демоны были плохими и хорошими. Хорошие демоны, ну, они предпочитали оставаться в тени. Но плохие… Это ужасные люди, известные нам по урокам истории, из-за кого простые люди поверили в то, что демоны являются слугами дьявола.
Демон, сосредоточивший в себе невероятную силу и лишенный совести, да – такого действительно нужно бояться.
- Не думаю, что он похож на Найла, - мягко проговорила Эмили.
Колин положил визитку в карман. При этом он так и не спускал глаз с девушки:
- Откуда ты знаешь?
Время выложить карты на стол:
- Потому что я бы почувствовала, если бы это было так, - конечно, она не стала полностью снимать свои щиты, чтобы прощупать сознание парня, но и так в ауре не чувствовалось никакого зла, черной энергии, которые обычно указывают, что демон представляет опасность и угрозу.
Казалось, детектив несколько напрягся:
- Почувствовала бы? Как?
- Я эмпат, Колин. Мой дар в том, что я чувствую вещи. Я чувствую Иных. Ощущаю их чувства и мысли.
Да, вот теперь точно напрягся.
- Хочешь сказать, что можешь читать мои мысли?
По ощущениям, температура упала градусов на десять.
- Я объясняю, что иногда могу сказать, о чем думает Иной.
Она понимала, что Колин будет не в восторге от этой новости, поэтому она и не открыла всей правды в ту ночь. Но теперь, когда они работали вместе, и от ее таланта что-то зависит, Эмили решила, что у него есть право знать.
Колин схватил ее руки и резко дернул к себе:
- Значит, все это время ты со мной играла.
Между губами мелькнули острые клыки.
- Нет, Колин, это не так…
- Ты забиралась в мою голову и видела, как сильно я тебя хочу?
- Колин, нет, я… - «Видела, как сильно я тебя хочу». Он и правда это сказал?
Его щеки покраснели:
- Пока я тут строил из себя джентльмена.
С каких это пор?
- К черту все. - Его губы были совсем рядом с ее, пальцы крепко сжимали руки. – Если ты была у меня в голове, то знаешь, что именно я хочу с тобой сделать.
Ох, нет, не знает. Весь день она не опускала свои щиты, находясь рядом с ним. Сердце забилось так быстро, что его стук отдавался в ушах. Эмили облизала губы и попыталась еще раз объяснить Колину правду.
- Все не так…
Слишком поздно. Он требовательно завладел ее ртом, заглушая все слова и воспламеняя желание, с которым она так боролась.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:41 - 05 Ноя 2012 02:42 #6 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 4

«Черт, но док такая вкусная». Колин проник языком в рот Эмили, наслаждаясь ощущением нежных губ, прижатых к его рту.
Возбуждение отдавалось гулкой пульсацией в его теле, член стал твердым. Запах Эмили окутал Колина, как и тепло ее тела, тесно прижатого к нему.
Он зарылся руками в ее волосы, в этот чертов пучок, который просто доводил его до бешенства, и распустил шелковые пряди. И все это время продолжал целовать, пробовать ее, проникая языком все глубже.
Его внутренний зверь начал рычать от нарастающего голода. Громче, громче…
Колин поменял позу, пытаясь прижаться к ней еще крепче. Его колено врезалось в рычаг переключения передач, но ему было глубоко плевать. Когда Эмили прижалась к нему грудью, Колин почувствовал, что ее соски напряжены. Она хочет его.
Отлично, потому что сам он сходил с ума от желания.
И Эмили это знает. Она влезала в его голову, копалась в его мыслях, видела, как сильно он ее хочет.
Боже, что в ней так на него действовало? Его тело каждый раз активизировалось, оказываясь рядом с Эмили, ему было нужно… он нуждался…
В ней.
Страсть смешалась с бурлящим в венах гневом. Поцелуй стал более жестким. Эмили тихо застонала, но не стала сопротивляться. Наоборот. Ее миниатюрные руки вцепились в его плечи.
Колина охватила эйфория. Он провел правой рукой вниз по телу Эмили, остановившись на изгибе ее груди. И начал ласкать ее пальцами, чувствуя ладонью приятную тяжесть плоти.
Тело Эмили пронзила дрожь, запах ее возбуждения разлился в воздухе.
Колин понял – еще секунда, и он возьмет ее прямо здесь, в машине, на стоянке: с одной стороны заброшенный магазинчик, с другой – дорога, полная машин.
Да что, черт возьми, с ним не так?
Он медленно поднял голову. Дыхание Эмили было сбивчивым, полные губы покраснели и стали влажными от его поцелуев. Колин облизнулся – ее вкус все еще ощущался на губах.
Черт. Он вляпался. Серьезно.
Ее волосы рассыпались по плечам. Темные как ночь. Прямые и шелковистые. Очки немного съехали с переносицы. Она выглядела так сексуально, что ему пришлось мобилизовать все способности к самоконтролю, чтобы не начать ее целовать снова.
Тише, парень. Сейчас совсем не время. Позже он останется с ней наедине и выжмет из ситуации все возможное.
Существа с натурой, как у Колина, были печально известны своими сексуальными аппетитами. Ему еще никогда не удавалось найти партнершу, которая полностью могла бы удовлетворить его желания, но док… Может, ей удастся доказать, что она и в этом особенная. Конечно, сначала надо наладить отношения, сделать так, чтобы она привыкла к нему, после чего он сможет полностью отдаться во власть своего голода.
- Так о чем я сейчас думаю, док? – Что я не могу дождаться того момента, когда увижу тебя обнаженной. Когда ты будешь лежать подо мной и выкрикивать мое имя во время оргазма.
Эмили моргнула, сделала глубокий вдох и, похоже, заметила, что до сих пор сжимает его плечи. Она резко отдернула руки и вернулась в свое кресло:
- Э-этого не должно было…
- Это произошло. – Колин пристально на нее смотрел. Наблюдал, как она пытается пальцами расчесать волосы. – И это произойдет снова. – Он вкусил ее второй раз, это только усилило его голод. Теперь он ни за что не откажется от Эмили.
Но она отрицательно покачала головой:
- Мы собираемся работать вместе, мы не можем…
- Еще как можем. – Он поднял руку и откинул назад один из ее непослушных локонов. Его не волновало дурацкое правило, что нельзя смешивать работу и удовольствие. Да, они вместе работают над расследованием. Ну и какого хрена? Так только легче с ней видеться.
Эмили напряглась.
- Так скажи, док, о чем я сейчас думаю? – прошептал Колин, опустив взгляд на ее блузку. Сквозь ткань были видны напряженные соски. Он хотел взять их в рот.
- Я… я не знаю, - ее руки лежали на коленях, ладони с силой сжаты в кулаки. – Я пыталась тебе объяснить, что обычно не наведываюсь в чужие мысли без разрешения.
Ага. Значит, дамочка придерживалась политики «Не подглядывай», да? Его напряжение немного спало, и через «не хочу» он поднял глаза на ее лицо.
- Хочешь сказать, что никогда не применяла свой дар на мне? – Это многое упростило бы.
Эмили отвернулась.
Ох ты, черт.
- Док?
- Всего один раз, понятно? – она повернулась к Колину, сверкнув на него зелеными глазами. – Когда ты пришел ко мне домой той ночью. Но не специально. Ты просто выдавал образы, закидывал меня своими воспоминаниями. Я поставила щиты так быстро, как смогла.
Закидывал своими воспоминаниями.
- Какими воспоминаниями? – он заскрипел зубами. – Что ты видела?
Какое-то мгновение она хранила молчание. Потом:
- Тебя. Ты был ранен и истекал кровью.
Правое плечо Колина заныло от воспоминаний о боли:
- Что еще? – Потому что он знал, что было что-то еще. Доктор все еще не смотрела ему в глаза.
- Пожар.
Колин напрягся:
- Что за пожар?
- Слушай, я просто видела горящий дом, понятно? Ты там был. Смотрел на большой белый дом, который пожирало пламя.
Пламя той ночью было таким ярким. Оранжевые всполохи. Жарче, чем в аду. И такие голодные – они уничтожили дом и все, что было внутри.
- Ты не волнуйся, - пробормотала Эмили, поправляя очки. – Я не собираюсь специально забираться в твои мысли.
Что ж, довольно убедительно сказала. Но…
- Почему бы и нет, док? Уже проделала это с кем-то и увидела больше, чем ожидала? – Неужели она залезла в мысли любовника и обнаружила, что тот совсем не такой, каким казался?
- Можно сказать и так, - уголки ее губ опустились. – Парень чуть не отправил меня в кому.
Что?
- Мне было восемнадцать, я тусовалась не там, где надо, и не с тем, с кем надо. Мне казалось, что я его знаю, могу ему доверять. Поэтому я расслабилась, сняла защиту и поняла, что чертовски ошибалась в нем с самого начала. – Она выдохнула. – После этого я решила, что для меня же лучше держать ментальную защиту как можно крепче. Я проникаю в мысли своих пациентов. И только.
Когда Колин открыл рот, чтобы задать вопрос, она произнесла:
- Они дают на это свое разрешение. Никогда не заглядываю в чужие мысли без такового. – Она сжала губы и добавила: - Конечно, если некто не проецирует свои мысли с такой силой, что я просто не могу от них отгородиться.
Как это сделал он. Гит раздраженно вздохнул. Хорошо еще, что по Атланте не бегают толпы людей, подобных доку. Иначе он был бы в глубокой…
- И я никогда полностью не опускаю щиты, - снова заговорила Эмили, голос теперь звучал мягче. – Я всегда оставляю часть защиты.
Колин что-то пробормотал и завел джип. Ему хотелось расспросить Эмили про кому, про парня, который послужил причиной этого, но решил, что для одного дня достаточно.
Кроме того, ему нужно доставить ее в участок. Им надо поговорить со Смит, выяснить, есть ли у медэксперта какая-нибудь информация по их делу.
После разговора со Смит, он бы подкинул доктора до дома. Потом встретился бы с оператором. И выяснил, какой именно информацией о деле располагает Джейк Доннели.
- М-м-м, ты ничего не забыл?
Колин кинул взгляд на Эмили и увидел, что она смотрит на него прищурившись.
- Что?
Она произнесла сквозь зубы:
- Извинение.
- Ой, док, не надо извиняться. Теперь я понимаю. – Она не залезала в его мозги. Насколько он понял, Эмили все еще была не в курсе всей правды о его подлинной сущности, что было хорошей новостью. – Просто держись подальше от моих мыслей, и мы замечательно сработаемся. – Даже не просто замечательно, если все сложится, как он задумал. На самом деле они станут…
Док зарычала. По-настоящему. О, ему это нравилось. Внутри него зверь издал голодный рык.
- Я не собиралась извиняться, - отрезала Эмили. – Я имею в виду, что ты должен извиниться передо мной.
- За что это? – Он-то не может проникать в ее мысли.
- Не помню, что просила… говорила… - она замолчала и покраснела.
Ага, что-то прояснилось. Он не проник в ее мысли, но чуть не проник в нее.
- Я уже говорила раньше, Гит. – Она вздернула заостренный подбородок и уставилась прямо в его глаза, не обращая внимания на то, что щеки покраснели еще сильнее. – Если я захочу, чтобы ты меня поцеловал, я скажу.
Ах, да, док не фанатка - как она это назвала? – самоуверенных мужиков. Ну, если дама требует извинений…
- Извини, док, похоже, моя сущность проявилась во всей красе, - его сущность, гнев и страстное желание, просыпающееся каждый раз, когда он к ней приближается.
- Да… ну… я в курсе, что оборотни имеют репутацию, как очень агрессивные и, хм…
- Сексуальные?
Она моргнула.
- Да, мы такие. – К сожалению, большинство оборотней были мужчинами, так что улицы не были запружены женщинами с такими же аппетитами.
Но когда он держал в объятьях дока, на мгновение ему показалось…
- Похоже, твоя истинная сущность тоже одержала победу, м? – Она отвечала на поцелуи, терлась своим сладким языком о его язык, прижималась всем телом, крепко хваталась за него руками.
- Может, и так, - тихо проговорила Эмили, чем заслужила его уважение. Женщина, которая в состоянии признать свои желания и потребности – как раз то, что ему нужно.
Колину совсем не хотелось возвращаться в участок. Он мечтал о том, чтобы они ехали и ехали, предпочтительно к нему домой. Где он мог бы узнать больше о ее желаниях.
Несмотря на то, что Гит все еще чувствовал ее вкус, он понимал - со страстью надо повременить.
Сначала дело. Так надо. Но как только убийца будет пойман, о да, как только убийцу запрут в мрачной камере без всяких надежд на то, что подонок сможет когда-либо увидеть солнечный свет, тогда он все свое внимание уделит Эмили.
А до того момента будет смешивать работу с удовольствием при любом удобном случае.

Она хочет Колина Гита. Хочет оборотня. Прекрасно, можно это признать.
Эмили ускорила шаги, чтобы поспевать за Колином, который вел ее по полицейскому участку. Несколько офицеров поприветствовали Гита. Он не остановился поболтать ни с одним из них, просто шел дальше своей я-крутой-мужик походкой. Ей приходилось идти со скоростью в два раза большей, чтобы не отставать.
Колин толкнул дверь, ведущую на лестницу. Темную, узкую лестницу.
- Сначала дамы, - пробормотал он.
- О, благодарю, - Эмили протиснулась мимо него. От его запаха – теплого, густого аромата мужского тела – закружилась голова.
Сердце забилось быстрее, дыхание перехватило.
О да, там, где дело касалось детектива, она явно столкнулась с проблемами.
Так что с этим делать? Что делать с ним?
Лестница закончилась перед рыжеватой дверью. Эмили знала, что ожидает ее по ту сторону.
Пришло время прекратить фантазии о детективе и приступить к работе.
Распрямив плечи, она открыла дверь и пошла по сверкающему белому кафелю. Каблуки отстукивали дробь по полу.
Колин указал на другую дверь. Металлическую, с узкой полоской маленького окошка.
- Пошли, док. Смит ждет.
Она вошла.
Черт, как Эмили ненавидела этот запах. Прошло уже семь лет, как она была в морге. Но запах был точно такой же.
Эмили вдохнула и попыталась подавить порывы к рвоте. Боже, место просто смердело. Химические реактивы. Хлорка. Разложение. Запахи, сопутствующие смерти.
Над головой висели лампы дневного света, освещая застывшую обстановку морга. В дальнем углу – небольшой письменный стол. На носилках на колесиках - прикрытое простыней тело. И сверкающий поднос с острыми инструментами неподалеку от трупа.
- Эй, Гит, весь в нетерпении, а? – Высокая, худая, невероятно привлекательная темнокожая женщина вышла из-за ряда шкафов с документами. Ее руки были в белых латексных перчатках, на шее болталась голубая врачебная маска.
- Привет, Смит, – Колин ослепительно улыбнулся. – Ты знаешь, прошло уже, по меньшей мере… – он взглянул на свои часы, – …пять часов с моего последнего посещения.
- Хммм… – Смит не улыбнулась в ответ, да и голос звучал не особо радостно. Взгляд врача переметнулся к Эмили. – И ты привел с собой компанию.
- Это доктор Эмили Дрейк. Она назначена консультантом по делу Майерса.
Смит кивнула и протянула руку. Наконец ее пухлые губы изогнулись в улыбке:
- Приятно познакомиться.
- Да, мне тоже. – Это судмедэксперт? Женщина могла бы работать двойником Тайры Бэнкс .
Улыбка Смит несколько угасла, когда женщина переключила внимание на Колина:
- Слушай, серьезно, прекращай меня донимать с этим делом. Я работаю с телом так быстро, как могу. Знаешь ли, Майерс не единственный, кого убили за последнее время.
- Да, но только одно из этих убийств совершил Ночной Мясник.
Патологоанатом открыла рот от изумления:
- Кто?
- Ночной…
Смит подняла руку:
- Я тебя услышала. Господи, хочешь сказать, пресса уже придумала ублюдку имя?
Колин кивнул. Он положил руку на поясницу Эмили и легонько подтолкнул девушку вперед.
Она почувствовала тепло его прикосновения сквозь блузку и напряглась, пытаясь немного снизить силу давления его руки.
- Разве парни вроде него не должны сначала прикончить пару-тройку человек, прежде чем заработать право на имя? – Смит покачала головой. – Может оказаться, что это одиночное убийство, так ведь, доктор Дрейк?
- Э-э, может быть, - в чем Эмили сильно сомневалась.
Смит прищурилась:
- Вы считаете, что наш парень – серийный?
Не в прямом смысле этого слова. Правила поведения серийных убийц не распространялись на Иных, когда те пересекали тонкую грань между добром и злом.
- Мне хотелось бы поподробнее ознакомиться с материалами дела, прежде чем полностью утвердиться в этом мнении, – хороший, ни к чему не обязывающий ответ.
- Ночной мясник, – снова проворчала Смит, покачав головой. – Что за дурацкое имя. – Она направилась к носилкам, на которых лежало тело под белой простыней. – Этот несчастный сукин сын не был разделан мясником. Его искромсали клыками и когтями.
Эмили немного приоткрыла свои щиты. От доктора не чувствовалось ничего сверхъестественного, но в данном случае надо было убедиться.
Жизненная сила оборотня хлестнула ее со стороны Колина, но от Смит…
Ничего.
Судмедэксперт была на сто процентов человеком. От Иных ни половины, ни даже четверти.
Что значит, работать тут надо очень осторожно.
- Вы говорите, его покусали? – произнесла Эмили, направляясь к телу. – Имеете в виду, убийца проявил тенденцию к каннибализму по отношению к жертве?
- Парня не ели, – ответила Смит, ткнув пальцем в перчатке в простыню. – Но на горле есть отметины, словно напавший его кусал. Разорвал зубами горло надвое, да еще и расцарапал когтями.
Н-да, неприятная картина. К сожалению, так все и произошло. Перед глазами промелькнуло воспоминание о растерзанном теле Пирсона.
Не было известно случаев, чтобы вампиры или оборотни ели жертву. Пили кровь – да, но поедать человеческую плоть? Она знала только несколько демонов, баловавшихся таким образом.
- Это сделал не человек, – Смит перестала стучать пальцем по трупу и посмотрела Гиту прямо в глаза. – Ни один человек на такое не способен.
Колин не произнес ни слова.
Так что Эмили пришлось перехватить инициативу в свои руки:
- В таком случае, кто напал на Престона Майерса по вашему мнению?
Темные, как ночь, глаза Смит ни на секунду не оторвались от Колина:
- Думаю, большая собака. Может, волк.
Он замотал головой:
- Ты же знаешь, что такое невозможно, Смит. Камеры...
- Да знаю я! Черт возьми! – она сорвала с шеи маску и кинула в мусорное ведро. – Но больше ничего не подходит. На жертве я нашла шерсть животного и отправила ее на анализ. Скоро придут результаты. Радиус укуса на шее потерпевшего никак не может соответствовать рту человека. А разрывы… – она на секунду замолкла и покачала головой. - Они не соответствуют образцам ножевых ран или ран от ледоруба. Слишком неровные и глубокие.
У оборотня-волка мощные, смертоносные когти. Длиннее и крепче, чем у обычного волка.
- Это самое странное дело, с которым я сталкивалась в своей практике. – Смит снова обратила внимание на Эмили. – И уверена, что очень захочу узнать ваше мнение об убийце.
Ну, Смит не будет включена в круг лиц, у которых будет доступ ко всем материалам дела. Эмили знала, что Денни захочет поделиться информацией с некоторыми избранными – теми, кто будет в состоянии понять «особые» обстоятельства расследования.
Смит стянула перчатки и протянула руку Эмили:
- Рада, что Гит привлек вас к этому делу, доктор Дрейк. Я искренне надеюсь, что вам удастся поймать этого ублюдка.
Эмили пожала протянутую руку:
- Да, я тоже, – она откашлялась, оглядываясь на Колина. – Тут есть кабинет, которым я могу воспользоваться? Хочу приступить к изучению документов.
- Да, мы приготовили для вас место, – он указал пальцем на дверь. – Пошли, я покажу. Там не намного просторнее, чем в шкафу, но тут все кабинеты такие.
Кивнув Смит, Эмили отошла назад:
- Было приятно с вами познакомиться.
- Аналогично, – медэксперт пристально наблюдала за девушкой, пока та шла к двери. Как только Эмили оказалась у дверного проема, Смит ее окликнула. – Доктор Дрейк, всего один вопрос.
Эмили обернулась. Колин, стоящий рядом, заметно напрягся.
- Да?
- Не похоже, что вас удивила информация о шерсти животного на теле, – Смит склонила голову набок. – Почему бы это? – ее голос был переполнен подозрительностью.
Эмили заколебалась.
- Я ей уже говорил об этом, – произнес Колин, пожимая плечами. – Пока мы сюда ехали, я упомянул что-то о волчьей или собачьей шерсти, – он одарил Смит улыбкой. – Прости, что сорвал твой выход на сцену.
Медэксперт заметно расслабилась:
- А, да ничего, Гит. - Она тихо рассмеялась, несколько мрачно, и призналась: - Просто мне на минуту стало не по себе.
- Не по себе? Почему? – переспросил Колин.
Не глядя на Эмили, Смит произнесла:
- Показалось, что доктор знает о преступнике больше, чем показывает.
Да, это правда. Эмили тоже попыталась улыбнуться, но губы не слушались, так что получилось несколько фальшиво:
- У меня есть некоторые подозрения по этому поводу, Смит. Не более того. – Она взглянула на свои часы. Пять вечера. Есть время, чтобы начать вникать в документы по делу, чтобы утвердиться в своих подозрениях до встречи с Джейком.
Пришло время начать охоту на оборотня.

Женщина последние три часа провела в офисе размером с обувную коробку. Сквозь стеклянную стену он мог видеть комнату и сгорбленную фигуру за столом.
Док о чем-то сосредоточенно размышляла, склонившись над документами. Снимки с места преступления были разбросаны по столу. Рядом лежали заметки.
Она стучала ручкой по своим губам, читая документы, стучала, стучала…
- Так, так, так… Это она? – раздался сбоку хриплый голос. Колин не стал оборачиваться налево. Он мог узнать этот говор с ленцой где угодно.
Вернулся напарник.
- Ага, она. – Эмили отодвинула заметки в сторону, взяла фотографию. Подняла, стала внимательно рассматривать.
- Хммм, ничего так, симпатичная. – Стул протестующе заскрипел под весом Тодда Брукса.
Колин медленно развернулся на своем стуле, чтобы оказаться с ним лицом к лицу. Тодд был привлекательным – просто мальчик из церковного хора. Каштановые волосы идеально подстрижены. Слишком идеальные зубы. И большие, карие, Вы-Можете-Мне-Доверять глаза, с помощью которых он мог втереться в доверие не только к подозреваемым.
Идиотам не надо было полностью раскрываться перед ним, но они это понимали слишком поздно.
Брукс цеплял их на крючок, уверяя, что является их лучшим другом. Получал их признания, после чего его глаза теряли все тепло.
И на сцену выходил настоящий Брукс.
Обычно, парень почти нравился Колину. Тодд не задавал глупых вопросов, занимался своим делом и был чертовски хорош в том, что делал.
Парень еще был и реальным бабником. Он переспал почти с каждой женщиной-полицейским в участке.
Но лучше бы ему даже не начинать строить планы относительно доктора.
- Она вне досягаемости, Брукс, - лучше сразу расставить все точки над «и».
Партнер просто пожал плечами:
- Да, она работает над этим делом, ну и что? Мы можем…
Колин наклонился к нему:
- Нет, не думаю, что ты понял. Она ВНЕ досягаемости.
Эти щенячьи глаза моргнули, и в них засветилось понимание:
- А-а-а, уже пометил ее, да, партнер?
Нет, он ее не пометил. Пока. Это произойдет позже. Оборотень всегда метит свою пару.
Колин напрягся. Откуда, черт возьми, взялась эта мысль? Док не была его парой.
Определенно, ему хотелось заняться с ней сексом, чертовски сильно хотелось, но она не была его парой.
Ни при каких гребаных обстоятельствах.
- Жаль, – взгляд карих глаз Тодда переместился за плечо Колина. – Я уж точно хотел бы заполучить ее на свою кушетку.
- Брукс, прекрати думать членом, – за спиной детектива стоял хмурый капитан МакНил.
Брукс заскрипел зубами, потом вопросительно изогнул бровь:
- Ты был в курсе, что он здесь, да? – Его голос был тише шепота.
- Черт возьми, да, – Колин даже не потрудился понизить голос. Он поднял голову, чтобы встретиться взглядом с капитаном. – Пришлось задержаться на работе?
- Я ждал доктора Дрейк, хотел с ней поговорить. – Когда Брукс обернулся, чтобы посмотреть на Дэнни, тот ткнул Тодда в грудь указательным пальцем. – Оставь доктора в покое, детектив. Она нам нужна.
- Ты не на мой счет должен волноваться – проворчал Брукс.
- Что это должно…
- Капитан МакНил? Гит? Могу я с вами обоими поговорить? – спросила Эмили, ее сексуальный голос затмил собою шумную атмосферу участка.
- А, конечно, Эм…доктор Дрейк, – кивнул ей МакНил. Потом еще раз ткнул Брукса в грудь. - Не лезь к ней.
Капитан направился решительным шагом мимо них, Брукс тяжело вздохнул и сделал шаг вслед за ним:
- Эй, я тоже должен знать, что она хочет сказать.
МакНил даже не обернулся:
- Колин завтра введет тебя в курсе дела. Иди домой, Брукс.
На лице Брукса с легкостью читалось удивление, смешанное с недоверием. Обычно в департаменте полиции дела так не делались.
- Что? Но я занимаюсь этим делом, я должен знать…
МакНил остановился и медленно повернулся лицом к разгневанному детективу:
- Ты должен знать то, что я тебе говорю. Она еще не составила полный психологический портрет убийцы. Как только это произойдет – ты сразу узнаешь.
Тодд бросил раздраженный взгляд на Колина и процедил сквозь зубы:
- Ты мне все расскажешь?
Колин кивнул. Ровно столько, сколько сможет. Что-то подсказывало, что капитан не позволит открыть Бруксу все факты по делу, но это и к лучшему. Брукс, скорее всего, не поверит, если они начнут ему рассказывать об Иных, и уж совершенно точно не будет знать, как за одним из них охотиться.
- Прекрасно, – Тодд кивнул капитану. – Тогда я подчиняюсь приказу и сваливаю к чертовой матери отсюда, – он перевел взгляд на Эмили, – но сначала я хочу познакомиться с доктором.
Капитан что-то проворчал, но отошел в сторону, давая Бруксу пройти к Эмили. Та, нахмурившись, наблюдала за его приближением.
Колин подошел к Эмили, намеренно став рядом с ней.
Брукс протянул руку:
- Доктор Дрейк, наслышан о вас, – и одарил ее улыбкой милого парня. – Я напарник Колина, детектив Тодд Брукс.
Эмили приняла предложенную руку. Их рукопожатие длилось три секунды – да, Колин считал.
- Приятно познакомиться с вами, детектив. – Ее волосы все еще были распущены, стекла очков отбрасывали блики под электрическим светом. Она перевела взгляд на Денни. – Детектив Брукс тоже будет присутствовать на совещании?
- А… Нет, он…
- У меня на сегодняшний вечер есть приказ отправляться домой, – пробормотал Брукс. – Но я с нетерпением жду возможности в скором времени обсудить с вами детали расследования.
Эмили кивнула.
Брукс отсалютовал:
- Пока, ребята, – повернулся и направился к выходу.
Эмили вернулась в свой временный кабинет. Колин и Денни поспешили за ней следом. Гит закрыл дверь, и весь гул полицейского участка моментально стих.
- Так что у вас есть для нас, док, – спросил Колин, бросая взгляд на снимки с места преступления, раскиданные по столу.
Она подняла руку и заправила за ухо непослушный локон:
- Пока я накидала основные факты об убийце. Скорее всего, вы должны искать мужчину – но это вам и без меня было понятно. Оборотни преимущественно бывают мужского пола. И в нашем случае убийца должен был быть чертовски сильным, чтобы побороть Престона. Еще одно очко в пользу мужчины. Уровень неприкрытой жестокости также говорит о том, что преступник мужчина.
Ага, Колин и сам уже догадался, что надо искать парня.
- Продолжайте.
- Убийца молод, ему примерно 25-35 лет, можно с уверенностью утверждать, что он из местных.
- Откуда такая уверенность, что он не из приезжих? – поинтересовался капитан. Колин понимал надежды начальника на то, что убийство будет единичным, что совершил его какой-нибудь бродяга.
- Он ориентировался в доме, значит, знал его, – объяснила Эмили. – Знал и район. Как войти и выйти, не будучи замеченным. Этот парень был знаком с Престоном. Он не из приезжих, которые просто появляются в наших краях и убивают первую попавшуюся жертву. – В таких преступлениях не бывает столь сильного уровня ярости.
- Да уж, дерьмово, – МакНил выглядел даже более мрачным, чем обычно. – Наверху уже ходят слухи, что мы столкнулись с серийным убийцей. – Он хмуро посмотрел на Эмили. – Ты мне раньше уже говорила, что считаешь это не единичным случаем, что это повторится.
- Да, говорила, – она сжала губы. – Но все равно этот парень не подходит под точное определение серийного убийцы.
- Имеете в виду, пока не убил минимум троих? – поинтересовался Колин.
Она кивнула:
- По правилам ФБР, убийца признается серийным после минимум трех убийств. У нас пока только один труп.
Док чего-то не договаривала. Он это чувствовал:
- Но?
- Но я думаю, что он уже убивал раньше. – Она указала на снимок с камеры наблюдения, на котором была изображена фигура, входящая в дом Майерса. – Этот парень уверен в себе. У него в голове уже есть готовый план действий, скорее всего сформировавшийся за несколько дней до нападения. Да и на теле жертвы не было найдено каких-либо ран, нанесенных неуверенной рукой. – Она облизала нижнюю губу. – Он шел убивать. Этот парень не любитель, не новичок. Он точно знал, что делает.
- Но, пока мы не найдем другие тела, мы не можем заявлять, что он серийный, – пробормотал МакНил.
- Точно.
Колин не был уверен, что это так уж плохо. Люди начинают паниковать, когда становится известно, что по улицам разгуливает маньяк. А паникующая толпа может оказаться очень опасной.
- Если он действительно серийный убийца, он не станет сразу нападать снова. Он выждет некоторое время, пока все успокоится. Может, несколько дней, а, может, и лет. – Она стала собирать фотографии в аккуратную стопку. – Конечно, наш парень – оборотень, а на них принципы поведения обычных серийных убийц могут вообще не распространяться.
- А какие принципы будут? – вопрос задал капитан, который больше не стоял, прислонившись к стене, а, заинтересовавшись рассуждениями Эмили, подошел к ее столу и встал, скрестив руки на груди.
- Ну, если мы правы, и он – оборотень, общие положения таковы, - произнесла Эмили, ни разу даже не взглянув на Колина. – Парень в пять раз сильнее обычного смертного мужчины. С большими сексуальными аппетитами, высоким уровнем IQ и с хорошими навыками в манипуляции людьми.
Колин напрягся:
- Манипуляции? – эта тема ему совсем не нравилась.
Эмили медленно повернулась к нему и посмотрела прямо в глаза:
- Оборотни рождены с обличьем человека, но всю жизнь им приходится скрывать своего зверя. Они должны прятать свою животную природу, притворяться, что они такие же, как все. К тому моменту, как оборотни достигают периода полового созревания, они становятся великолепными притворщиками.
Приходится притворяться, иначе люди тебя убьют. Затравят и убьют.
Эмили снова посмотрела на МакНила:
- Он привык врать, прятаться, сливаться с толпой.
- Если этот парень так хорош во всем этом, – проворчал МакНил, – так как, черт возьми, мы сможем его найти?
Хороший вопрос, на него у Колина пока еще не было ответа. Конечно, он проверит все зацепки. Как раз сейчас Гит планировал встретиться с Джейком Доннелли, чтобы выяснить, что тому известно об этом деле. Но выследить оборотня? Это будет не просто. Совсем не просто.
- Надо погрузиться в его мир, – тихо проговорила Эмили. – Я знаю, что Престон общался по крайне мере с одним демоном. Мог знать и других СС. Может, нам удастся поговорить с ними и что-то выяснить.
Нда, черт, док озвучила его собственные планы.
МакНил кинул на Колина вопросительный взгляд.
Тот кивнул:
- Это мой основной план, – Эмили просто его опередила.
МакНил хмуро произнес:
- Ты не можешь взять с собой Брукса. Парень не в курсе всех обстоятельств этого преступления.
Да уж, он понимал, что Брукс пролетел мимо. Парень был прекрасным напарником. Умным, жестким и надежным. Черт, единственным его недостатком была зацикленность на женщинах.
Брукс был достаточно хорошим парнем, но он не имел ни малейшего представления о существовании в этом мире Иных. Не знал, что существа из фильмов ужасов, которые он так любил смотреть, реальны.
Напарник Колина жил в обычной людской реальности, в черно-белом мире, где плохие парни шли на тебя с пистолетами или ножами. В его мире не было оборотней, способных просто разорвать тебя, или демонов, превращающих своих врагов в пепел.
- Возьми с собой доктора Дрейк.
Колин дернулся, услышав приказ. Наверное, он что-то не понял.
- Э-э-э, капитан, повтори, пожалуйста.
Губы МакНила сжались в тонкую полоску:
- Ты меня слышал, Гит. Чтобы опрашивать Иных, тебе надо взять с собой кого-нибудь. Тебе надо взять с собой ее. Черт, да без нее ты даже не увидишь разницы между простым человеком и …
- Это опасно для нее, - прорычал Колин, прерывая капитана. Взять с собой Эмили, чтобы общаться с демонами, оборотнями? Ни за что, черт возьми.
- Ты обеспечишь безопасность.
- Я… – он запнулся. Конечно, если Эмили будет с ним, он сделает все возможное, чтобы ее защитить. Но ему не хотелось подвергать ее риску. На улицах может произойти все что угодно. Если кто-нибудь посмеет причинить доку боль, пока он рядом…
Ногти Колина стали вытягиваться в когти.
Что за черт?
Он быстро сжал ладони в кулаки и поспешил прочь, надеясь, что Эмили и МакНил не заметили изменений. Не заметили острые, как бритвы, когти, растущие прямо из его пальцев.
Боже. Такого раньше никогда не случалось. Никогда еще его изменение не происходило настолько быстро, если рядом не было непосредственной угрозы.
«Что, черт возьми, со мной происходит?»
- Колин? – раздался голос Эмили. В нем слышалось беспокойство.
Великолепно.
- Она не пойдет, – он не обернулся, чтобы посмотреть на Эмили. И на капитана. Он все еще не мог себя полностью контролировать, все еще боролся с собственным зверем.
МакНил прорычал:
- Детектив, не будь задницей. Она тебе нужна, и ты это знаешь.
Тихий звук – скрип паркета – долетел до его ушей. «Ко мне приближается Эмили. Мужик, соберись. Давай, верни самоконтроль».
Он развернулся, оказавшись лицом к лицу с Эмили.
Ее зеленые глаза распахнулись от неожиданности, рот немного приоткрылся, дыхание стало сбивчивым.
Когда зверь был так близко, все чувства Колина обострялись. Запах Эмили заполнил его легкие, а тихий шепот ее дыхания – уши. Он мог уловить даже еле слышный стук сердца девушки. Которое билось быстро, очень быстро.
- Вы в порядке? – она пристально посмотрела на Колина, брови вопросительно сошлись на переносице.
В этот момент ему стало интересно, что она чувствует. Использует ли свой дар? Пытается ли прочесть его эмоции? Раньше она уже упоминала, что он проецирует мысли. Колин был уверен, что прямо сейчас зверь чертовски громко проецировал свои эмоции прямо на нее.
- Я в порядке, – процедил он сквозь зубы, и это было правдой. Зверь пытался сорваться с поводка, но его удалось снова сковать.
Эмили потянулась к нему правой рукой, но остановилась, когда оказалась на уровне его груди. Колин молча наблюдал за ней, поэтому Эмили медленно убрала руку и отступила на шаг.
- Гражданские не могут работать на улицах, – и капитану это должно быть чертовски хорошо известно. – У нее нет оружия, она не сможет защититься.
- Зато сможет сказать, с кем именно тебе нужно поговорить, не так ли, детектив? – капитан просто сиял. Урод.
Конечно, она могла показать, кого надо расспрашивать. С ней расследование пойдет намного быстрее.
Но сама мысль, что придется взять ее с собой…
Не нравилось ему это. Ни хрена не нравилось.
- Я вам нужна, Гит, – тихо проговорила Эмили. Да, она права. Ее помощь нужна ему в этом расследовании.
А она нужна ему в постели.
Прямо сейчас ни то, ни другое ему не улыбалось.
Колин хмуро посмотрел на Эмили:
- Если мы на это подписываемся, вы делаете то, что я говорю, точно так, как я приказываю, – контролировать дока будет очень непросто. Проклятье, это же та самая женщина, которая поперлась за ним осматривать заброшенный участок рядом с ее домом.
«Я думала, тебе потребуется помощь».
Черт возьми, взять ее с собой на улицы будет сущим адом.
- Думаете, сможете справиться, док? – спросил Колин, шагнув в ее сторону. Их тела были близко, так близко, что он чувствовал тепло ее кожи. – Думаете, сможете получать от меня приказы? – И главное им следовать.
Она сжала челюсти, в глаза вспыхнул огонь:
- Да, – процедила Эмили. – Думаю, смогу.
Нда, ему это могло не нравиться, но все шло к тому, что придется работать на улицах с доком в паре.
А так как Джейк Доннелли назначил встречу в «Адском Раю» через – Колин посмотрел на часы – даже меньше, через полтора часа, похоже, их партнерство как раз начинается.
Дерьмо, ему не нравилась сложившаяся ситуация. Ни черта не нравилась.
Капитан уставился на него этим добрым старым Лучше-Бы-Тебе-Не-Облажаться взглядом.
Хмуро смотрела и Эмили, в ее глазах светился гнев.
Ничего хорошего это не предвещало.
Колин наклонился к Эмили и тихо прошептал ей на ухо:
- Если мы это делаем, помни, что главный – я. Ты меня слушаешься. И делаешь ровно так, как я говорю.
Она глубоко вздохнула:
- Я, знаешь ли, не идиотка, – прозвучал резкий ответ, Эмили даже и не думала понижать голос. – Я понимаю, что именно у тебя есть опыт работы в полиции.
О, это было просто. Слишком просто, на самом деле.
Ее указательный палец уперся в грудь Колина:
- Но не забывай, что именно у меня есть опыт работы с Иными. – И только после этого она стала говорить тише и прошептала ему: - Ты можешь думать, что являешься самым страшным существом на улице, Гит. Но у меня есть для тебя новость… Мне приходилось сталкиваться с вещами намного страшнее, чем коп-оборотень.
Колин быстро кинул взгляд на МакНила. Но капитан смотрел на него с вежливым выражением лица, губы изогнулись в легкой улыбке.
С трудом Колин проглотил слова, готовые сорваться с языка. Если бы Эмили знала, какой зверь был его второй натурой, то – он готов был поклясться собственной жизнью – испугалась бы. Проклятье, когда его предыдущий напарник, Майк, увидел, в кого он обращается, то пустился наутек так, будто за ним гнался сам дьявол. После чего парень вернулся и попытался убить Колина.
Хорошо еще, что убить его не так просто.
- Так мы будем работать? – Эмили отступила назад и взяла документы со стола. – Или ты слишком боишься, что мое присутствие испортит все расследование?
О, да, он волновался. Но работать все равно придется. Пока придется играть по правилам дока и капитана.
И он точно сделает все возможное, чтобы обеспечить безопасность Эмили. Будет рядом с ней каждую секунду.
Оставалось только надеяться, что она говорила серьезно о том, что будет подчиняться его приказам. Потому что от этого могла зависеть ее жизнь.
- Хм, ну я рад, что все утряслось, - МакНил потянулся. – Пойду-ка я отсюда. - Открывая дверь, он быстро кинул хмурый взгляд на Колина. - Расскажешь потом, как прошла встреча.
Гит слегка кивнул, ранее он уже рассказал капитану о записке Доннелли. Оглядываясь назад, он понимал, что это было не лучшим решением. Очевидно, после этого МакНил решил, что у дока есть нужные знакомства для поиска подозреваемых по этому делу.
А то, что это так и было, только еще больше выводило из себя.
Колин ненавидел, когда его загоняли в угол.
Он дождался, пока Эмили пожелает капитану доброй ночи, пока стеклянная дверь закроется за МакНилом, после чего взял девушку за руку.
Пальцы обхватили ее запястье, под его ладонью быстро бился пульс Эмили.
- Уверена, что готова к этому? – как только они приступят к работе, назад дороги не будет. Консультант по делу – это одно. Можно сидеть в хорошем офисе с кондиционером и делать свои записи, но идти и расспрашивать Иных… Это ставило ее под удар. Мимо такой цели никто не промахнется.
Она посмотрела прямо ему в глаза. Во взгляде не было и намека на неуверенность:
- Абсолютно.
- Прекрасно, док. Пойдем, выясним, что нам может рассказать оператор. – Как раз подошло время встретиться с Джейком Доннелли. Время наведаться в «Адский Рай».
Если верить Эмили, это заведение было самым популярным в городе местом для сборищ демонов.
Из всех его свиданий, это явно не было лучшим.
Но и не худшим тоже.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:43 - 05 Ноя 2012 02:46 #7 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 5

Пройти мимо двухметрового демона-охранника на входе в «Адский Рай» оказалось легче легкого.
Она протянула парню двадцатку, и тот позволил им проскользнуть внутрь, даже не поведя бровью.
Он должен был понять, что перед ним не демоны. На них не было «запаха демона» – специфического аромата, присущего этой расе. Нет, Эмили знала, что пахнет обычным человеком, но не была уверена, каким для чувствительного обоняния вышибалы был запах Колина.
– Это было легко, – пробормотал Колин, оглядывая темный интерьер «Адского Рая». – Я-то думал, что попасть в преисподнюю намного сложнее.
Да, если бы вышибала не оказался одним из ее бывших пациентов, можно с уверенностью сказать, что сделать это было бы намного сложнее.
Демоны были очень привередливы к присутствию людей в местах собственных развлечений. А за годы практики она узнала, что и к оборотням они не испытывали особой любви. Хотя, с другой стороны, кто их вообще любил? В семействе Иных оборотни считались паршивыми овцами.
Раньше ей уже приходилось бывать в «Адском Рае». Когда-то она бывала здесь очень, даже слишком, часто.
Клуб выглядел точно так же. Тусклое освещение над баром, позволяющее демонам оставаться в тени. Старая площадка для танцев такая же маленькая, но на ней, как и раньше, полно людей. Боже, тут даже запах прежний. Пот, алкоголь и секс.
Очень осторожно Эмили разжала руки. И когда это она успела сжать кулаки? Скорее всего, в тот момент, когда прошла сквозь дверной проем входа и очутилась в баре.
Плохие воспоминания. Тут их было предостаточно.
Взгляд остановился на поверхности барной стойки. Именно здесь она чуть не умерла, когда Майлс попытался направить всю свою мощь в ее сознание, чтобы превратить в чертову марионетку.
– Не вижу Доннелли. – Колин встал перед ней, видно было, как он напряжен. Гит уже привлек больше настороженных взглядов, чем нужно.
Эмили дотронулась до его руки:
– Скорее всего, он в задней части клуба, – и жестом указала на ряд кабинок, идущих вдоль узкого коридора. – Давай посмотрим там.
Эмили пересекла танцпол, ловко уклоняясь от движущейся толпы и оглядывая дальние кабинки. Она чувствовала, как энергия сверхъестественного, клубящаяся в воздухе, окутывает ее. Слишком много Иных. Демоны, вампы, колдуны. Лучше крепче держать ментальную защиту. Крепче и…
– Док, погоди, – Колин удержал ее за запястье, остановив на краю деревянного пола. – Почему у меня такое чувство, что ты тут уже была раньше? – Он сказал это ей на ухо, лаская дыханием кожу ее шеи.
Она сглотнула, но не обернулась, чтобы посмотреть на Колина. Не время пересказывать свое прошлое. Дьявол, Эмили была бы счастлива, если б и в будущем не пришлось этого делать. Она была ребенком, совершала дурацкие ошибки – дело закрыто.
– Колин, я…
Из тени ближайшей кабинки появился мужчина. И протянул руку.
– А вот и он, – прошептала девушка.
Колин крепче сжал пальцы на ее запястье:
– Помни, док – это мое шоу. – В голосе чувствовалось явное предупреждение.
– Как будто я могу об этом забыть, – проворчала она. Сколько можно напоминать об этом? Поняла уже. Расследование – его игра. Ей предлагалось играть роль хорошей девочки, сидеть в сторонке и не мешать большому плохому парню делать свою работу.
Эх, она никогда не была хорошей девочкой.
Хороших девочек не отправляют в…
– Вернулась поиграть со мной, да, Эмили?
Она резко подняла голову, услышав этот глубокий, рокочущий голос, и уставилась прямо в полуночно-черные глаза Найла.
Дерьмо. Эмили окружили темные волны его силы, сразу появилась тупая боль в висках.
Ее тошнило от этого парня. Буквально.
«Вернулась поиграть со мной». Вот уж ни черта. Но сейчас не время сжигать все мосты: им с Колином надо выяснить, почему дома у Престона Майерса была фотография этого демона.
– М–м… Привет, Найл.
Колин встал рядом. Оскалился. Не собираясь отпускать ее запястье.
– Не уверен, что имел удовольствие… – он протянул правую руку.
Найл приподнял одну черную бровь.
– Да, я уверен, что не имел, детектив, – он принял предложенную руку, на мгновение крепко сжав в своей.
Колин продолжил улыбаться – на самом деле, это нельзя было назвать улыбкой, скорее демонстрация клыков – во весь рот и произнес:
– Вижу, вы в курсе, кто я.
– Но не ЧТО вы, – взгляд Найла вернулся к Эмили. – Если вы с Эмили, это может означать, что вы… особенный.
Колин не ответил.
Танцующие люди отхлынули от них, оставляя достаточно пространства. Наверное, убегали от Найла.
Найл скрестил руки на груди:
– Но вы же не такой, как я, детектив?
– Как вы? – Колин пожал плечами, демонстрируя мускулы, угрожая. После чего откинул пиджак, показывая свой пистолет. – А вы у нас кто?
Найл тихо рассмеялся, отчего по спине Эмили пробежала дрожь. О, черт, но от парня веяло проблемами. Серьезными проблемами. Его сила была столь мощной, что Эмили почти могла видеть черные волны энергии невооруженным глазом. Даже с поднятыми щитами.
– Так вы тоже любите играть в игры? Прямо, как наш милый доктор?
– Наш? – С чего бы это, черт возьми? Эмили сжала зубы.
– Мы здесь не для того, чтобы играть, – тихо произнес Колин.
Черные глаза Найла оглядели Эмили с головы до ног.
Потом Колина.
– Жаль, – Найл сжал губы. – Что-то мне подсказывало, что вы двое способны меня развлечь на некоторое время, – он опять обратил свое внимание на Эмили. – Но, если твой детектив не хочет повеселиться, может, тогда мы с тобой можем…
– Ни хрена, даже не думай об этом, – прорычал Колин, делая шаг вперед и отпуская запястье Эмили, чтобы сжать кулаки.
Он был таким же крупным, как Найл. Высоким и мускулистым.
Будучи оборотнем, он может тягаться с Найлом физической силой. Но, как бы ей не хотелось насладиться зрелищем избиения лорда-демона, сейчас не время для этого.
– Он просто издевается, Колин, – Эмили взглянула на Найла. Встретилась с ним взглядом. В отличие от других демонов, Найл даже не утруждал себя маскировкой черных глаз. Не притворялся, что он не тот, кем является на самом деле – очень опасным демоном. С которым не стоит пересекаться.
Продолжая смотреть на Найла, она сказала Колину:
– Он это не серьезно. – Черт возьми, лучше б так и было. Эмили согласилась бы прожить остаток жизни вообще без секса, чем связаться с таким, как Найл.
Найл наблюдал за Колином, на лице была видна работа мысли:
– Так значит, да?
Колин резко кивнул головой.
Найл облизнулся и еще раз произнес:
– Жаль.
Да уж, жаль, что она не позволила Колину надрать этому уроду задницу. Но они пришли сюда по официальному делу. Ей почему-то казалось, что МакНил не будет в восторге, если его детектив подерется с владельцем клуба.
– Найл, нам надо задать тебе несколько вопросов.
– Нам?
Она что, невнятно произносит слова? Эмили гневно посмотрела на него:
– Да, нам.
– Так ты теперь на копов работаешь, да? Как печально. – Найл вздохнул. – Я-то надеялся, что однажды ты станешь работать на меня. Я бы всегда нашел применение женщине с твоими талантами.
На лице Эмили появилась яркая, стопроцентно фальшивая улыбка:
– Спасибо за предложение, но у меня есть работа, – на самом деле даже две.
– Знаешь, любовь моя, люди все еще смакуют, как ты выжгла того демона. Чуть не умерла в процессе, да? Но все же смогла лишить его силы, всей, до последней капли.
Она прищурилась, в висках все еще пульсировала боль. Пора прекратить этот экскурс «По дорогам моей памяти»:
– Так насчет вопросов…
Полные губы Найла растянулись в улыбке, обнажающей его идеально-ровные белые зубы:
– Позволь мне сэкономить твое время, любовь моя. Да, я был знаком с Престоном. Просто богатый парень, пожелавший инвестировать деньги в мой клуб. Нет, он не был таким, как я. И нет, я его не убивал.
Эмили на секунду закрыла глаза. Да, парень не делал вид, что ничего не знает о деле. Что хорошо. Но говорит ли он правду?
На мгновение ей очень захотелось опустить щиты. Всего на несколько секунд, этого было бы достаточно…
Боковым зрением она заметила длинную блестящую барную стойку.
Рядом с ней она упала тогда. Упала, ударившись об пол, крича, сжав голову руками…
Эмили сделала вдох. Плохая идея. Очень плохая. В этом месте нельзя опускать щиты – слишком много незнакомых. Очень велик риск выгореть в этой толпе, полной Иных.
Не очень хорошо для бизнеса.
– Вы говорите, что не убивали его, – растягивая слова, произнес Колин. – Есть идеи, кто мог это сделать?
Найл покачал головой:
– Кто-то сильно его ненавидящий.
– Вы не чувствовали к нему ненависти?
Эмили внимательно следила за реакцией Найла. Тот выглядел спокойным, полностью контролирующим эмоции. Как будто его каждый день подозревают в убийствах.
– Он мне не нравился, – ответил демон. – Но ненависть? Нет, слишком сильное слово. Я просто… его судьба меня вообще не интересовала.
Да, спокоен, все под контролем, холоден как лед.
– Тебя не волнует, что он умер? – спросила Эмили.
Выражение лица Найла совершенно не изменилось. Он пожал плечами:
– Теперь мне придется искать другого инвестора. Вот от этого я не в восторге, мне это доставляет массу неудобств.
Неудобство. Смерть человека для него просто неудобство.
Колин что-то пробормотал. Кинув на него быстрый взгляд, Эмили заметила, что у Гита заиграли желваки.
Он выглядел действительно взбешенным, требуя ответа:
– Где вы были в прошлую пятницу между восемью и девятью часами?
– Найл? – высокая брюнетка, похожая на модель, появилась за спиной демона и обняла его за талию. – Ты заставляешь меня ждать, – прошептала она и приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать демона в шею.
– Прости, любовь моя, – Найл даже не посмотрел на девушку. – Мне надо хорошо себя вести с офицером из полицейского департамента, – он накрыл руками ее ладони. – Но я уже закончил.
Недвусмысленно. Разговор окончен.
Колин достал визитку и сунул ее Найлу:
– Если так получится, что услышите какую-либо информацию по данному делу или… – он намеренно сделал паузу, – …вспомните что-нибудь, чем захотите поделиться, позвоните мне.
Найл положил карточку в карман:
– Обязательно так и сделаю… если что-нибудь услышу. – Он слегка склонил голову. – Эмили, приятно было тебя увидеть, как, впрочем, и всегда.
Конечно. Она фыркнула. Зачем он придуривается перед ней? Найл был в курсе, что Эмили могла видеть его подлинную сущность демона сквозь маску фальшивых хороших манер.
И этот демон совсем не был джентльменом. Он был грубым, злым. Смертоносным.
Жаль, что дамочка, прильнувшая к нему и смотрящая на Эмили с вызовом, не осознавала этого.
И сейчас было не время ее предупреждать.
Найл и его спутница сделали шаг назад и менее чем через секунду растворились в толпе.
– Что за ублюдок, – Колин посмотрел на толпу танцующих, потом обратил взгляд своих светло-голубых глаз к Эмили. – Думаешь, он знает больше, чем говорит?
Чтобы ответить на этот вопрос, ей даже не надо было применять свои способности:
– Без сомнения.
– Ага, я тоже.
Эмили снова начала рассматривать затененные кабинки. Интересно, Доннелли все еще ждал их?
– Женщина тоже демон?
– Нет, – рассеянно ответила она, пытаясь вглядеться в тени. Или Джейк испугался, увидев, что они разговаривают с Найлом? Неужели они упустили шанс выяснить, что именно ему известно о деле?
– А кто?
– Человек, – когда женщина подошла, в атмосфере не было ни изменения, ни сильного движения силы. Даже слабого свечения тела. Определенно, спутница Найла была человеком.
Знала ли она, кто Найл на самом деле?
– Что он имел в виду, когда говорил о том, что ты лишила силы какого-то демона? Ты же говорила, что просто эмпат, что просто почувствовала…
Та-а-ак, он запомнил эту часть беседы. Эмили очень тихо произнесла, продолжая осматривать кабинки:
– Я защищалась, это понятно, Гит? Ублюдок напал на меня, направил всю мощь своей силы в мое сознание. – А у демона девятого уровня силы хоть отбавляй. – Это был чистый инстинкт. Я старалась обороняться, направить эту мощь против него самого, – и ей удалось лишить его всей силы перед тем, как она потеряла сознание.
Наконец, Эмили посмотрела на Колина и увидела, что тот пристально за ней наблюдает.
– Я не люблю об этом вспоминать, – объяснения получены, дело закрыто. Она не собиралась больше распространяться о том инциденте.
– Понятно.
Эмили немного расслабилась. Хорошо. Может, ей удастся больше не вспоминать самый болезненный момент жизни этой ночью. Девушка еще раз оглядела бар, ее взгляд задержался на темной мужской фигуре.
Мужчина стоял у дальней кабинки и махал ей рукой, подзывая к себе.
– Доннелли там, – ее накрыла волна облегчения, слишком уж сильно она боялась, что из–за присутствия Найла встреча могла не состояться.
– Я вижу.
Конечно. Скорее всего, он идеально видел в темноте, в то время как ей приходилось прищуриваться и напрягать зрение. Оборотни и их особенности. Иногда очень полезные.
Пока они шли к столу Доннелли, мимо протиснулась официантка. Эмили заметила дуновение силы вокруг женщины. Ведьма.
Доннелли сидел, низко пригнувшись над столом, руки, сжатые в кулаки, лежали на деревянной поверхности. Джейк с силой сжал челюсть, когда они садились рядом.
– Я дал записку доку, Гит, – бейсболка с эмблемой команды «Храбрецы» была низко надвинута, скрывая светлые волосы.
Колин откинулся на черной кушетке:
– Это мое дело.
– И моя жизнь! – по щеке Джейка потекла капля пота. – Ты хоть понимаешь, как я рискую? Просто находясь здесь?
– Почему? – Колин указал пальцем на танцпол: – Боишься, твои дружки прижмут тебя, если узнают, что ты сливаешь информацию копам?
Да уж, Колин определенно не отличался тактичностью.
– Я не планировал с тобой разговаривать, – взгляд демона бегал туда-сюда и, наконец, остановился на Эмили. – Я хотел поговорить с доктором Дрейк.
Колин пожал плечами:
– Так говори. Мы оба послушаем.
Джейк облизнулся и пригнулся еще ниже:
– Престон знал о нас.
– Нас? – тихо переспросила Эмили. Она решила, что пора вмешаться, пока Колин не напугал парня до смерти своим крутым подходом.
Иногда к делу надо подходить деликатно. Она годами оттачивала эту технику.
– Ну да, вы понимаете, об Иных.
Ну, это не новость. Эмили все равно кивнула, пытаясь поощрить парня к дальнейшему разговору.
– Его девушка была демоном.
Она почувствовала, как резко напряглось тело Колина:
– Как ее зовут?
Джейк резко втянул воздух, легкий ветерок его силы поколебал воздух рядом с ними:
– Так, я вам ничего не говорил, понятно?
– Понятно, – Колин начал стучать указательным пальцем по столу.
– Джиллиан Нимонт, – демон сглотнул. – Но не думаю, что вам удастся с ней поговорить.
Джейк вскочил на ноги и еще раз нервно взглянул на бар:
– Не надо мне было сюда приходить, – тихо пробормотал демон. На мгновение выражение его лица стало напряженным, он посмотрел на Эмили. – Я думал, что мы встретимся наедине.
Колин медленно встал из–за стола:
– Извини, я иду в комплекте, – он встал прямо перед демоном, преграждая тому дорогу. – И почему это Джиллиан не будет со мной разговаривать? Она имеет что-то против копов?
Джейк покачал головой:
– Нет, если вы ее найдете, она будет не прочь поговорить, но…
– Что «но»? – поднажала Эмили.
Джейк еле заметно пожал плечами:
– Думаю, она скрывается. Я ее уже неделю не видел, а то и две.
Джейк сделал шаг вперед, всем видом показывая, что собирается уходить, но Колин не пошевелился. Он стоял, возвышаясь на пару сантиметров над демоном, и смотрел на него сверху вниз, склонив голову на бок:
– Это все, что у тебя есть для нас, Доннелли?
Джейк кивнул:
– Да, я просто хотел убедиться, что доктор будет искать убийцу в правильном направлении, вот и все.
– В правильном направлении? – повторила Эмили, немного нахмурившись. – И какое же направление правильное?
– Это сделал не человек, – произнес Джейк, – а один из нас. Я это понял, как только увидел труп.
– Проклятье, – тихо присвистнул Колин. – Так ты тот самый парень, который сделал снимок тела Престона, да? Именно ты его сфотографировал и продал кадр каждой газете в городе.
Джейк задрал подбородок:
– Я репортер, ясно? Я просто делал свою работу.
– Ха, а я-то думал, что ты простой оператор.
Золотистые глаза Джейка на мгновение стали черными. Слабый отголосок силы заструился в воздухе. Достаточный, чтобы заставить человека отступить или даже упасть.
Но Колин даже не качнулся, только вопросительно приподнял одну бровь:
– Это все, что у тебя есть?
– Будь уверен, ты не хочешь увидеть все, что я могу сделать, – отрезал Джейк, после чего поднял руку и протиснулся мимо Колина.
Эмили вздохнула. Да уж, все прошло совсем не гладко. Не удивительно, что МакНил настаивал на их совместной работе.
– А ты не очень–то тактичный, да?
Колин обернулся и посмотрел на нее:
– Парень пытался применить ко мне свою магию.
У оборотней был иммунитет к магии демонов. На самом деле, она срабатывала только на смертных.
– Понимаешь ли, только что ты продемонстрировал ему, что являешься Иным, – что несколько беспокоило Эмили. Может, Джейк специально его проверял.
Она крепко сжала губы.
– Если не будешь следить за собой, Гит, твой маленький секрет перестанет быть тайной.
– Он никому не расскажет. В противном случае, ему придется открыться самому.
Да, тут он был прав. Джейку тоже есть что терять.
Народу в «Адском Рае» еще прибавилось, толпа стала больше, громче. Пока они маневрировали к выходу из клуба, Эмили чувствовала пристальные взгляды, слышала перешептывания.
Снаружи она, наконец, смогла вздохнуть свободно. Ночной воздух был прохладным, небо беззвездно-черным, все освещала одинокая луна.
Некоторое время они шли молча. Эмили прокручивала в голове беседы с Найлом и Джейком. Не было уверенности, что стоит доверять хоть кому-то из них.
– Надо найти эту Джиллиан, – произнес Колин, спускаясь с тротуара и направляясь к аллее. Его джип был припаркован за ближайшим углом, в сотне метров или около того. – Брукс проверил связи и окружение Престона, опрашивал соседей, родных. Никто не упоминал об этой женщине.
– Может, он хранил ее секрет. Не очень просто сказать своей семье, что твоя новая любовница – демон.
– Да уж, он мог о ней особо не распространяться, – он замер под моргающим фонарем, висящим над дверью черного входа в клуб. – Эти черные глаза… Это же одна из примет, что перед тобой демон?
Эмили кивнула, начиная понимать, что надо бы прочитать Колину вводный курс по Иноведению. Будучи СС, сам он почти ничего не знал о мире сверхъестественного.
Может, потому, что всю жизнь скрывал свою сущность, пытаясь слиться со смертными.
– Почему Найл не маскирует свои глаза?
– Потому что Найлу все равно. Ему плевать, если люди заметят, что он от них отличается, – проклятье, ей даже казалось, что его возбуждает, когда люди с его помощью оказываются вырванными из своего уютного мирка.
И, конечно, его возбуждал секс со смертными.
Раздался треск от лампочки дневного света над головой Колина, после чего она погасла, и все погрузилось во тьму.
По ее телу пробежал озноб. Эмили обвела взглядом аллею, но не обнаружила чьего-либо присутствия.
Она ослабила ментальную защиту, заметив движение силы в атмосфере.
Да, девушка никого не видела, но чувствовала – кто-то рядом есть.
Она открыла сознание, выпустив на свободу собственный дар. Ее захлестнула горячая, неприкрытая ярость, хлынула прямо в ее голову… Эмили рухнула на колени и закричала от внезапной боли.
Демон десятого уровня. Дерьмо.
– Эмили? – Колин схватил ее под руки и рывком поставил на ноги. – Детка, что случилось?
Стуча зубами, она смогла произнести:
– З-з-здес-с-сь к-к-кто-то есс-сть… – и замотала головой, сжав челюсти.
Что за черт? Гит продолжал обнимать ее левой рукой. До него доносился звук ее сердцебиения: неистовая дробь просто оглушала.
Но больше ничего не было слышно: ни хруста гравия под ботинками, ни шороха одежды – ничего, что могло бы выдать чье-то присутствие в аллее.
Он полностью положился на свои чувства. Если враг в аллее – он бы заметил.
Колин потянулся к оружию. Он не чувствовал никого, но док определенно кого-то обнаружила, поэтому надо быть готовым ко всему. На всякий случай Колин снял пистолет с предохранителя.
Из теней выскочили четверо мужчин, полностью одетые в черное: ботинки, штаны, куртки, лыжные маски – и кинулись на них с доком. Колин оттолкнул Эмили назад, к стене, а сам развернулся лицом к нападающим, поднимая оружие:
– Назад! – приказал он. – Я коп…
Они напали.
Ублюдки. Все четверо навалились одновременно: пинали, били, повалили на землю. Колин выстрелил, но, видимо, промахнулся, потому что избиение не прекратилось ни на секунду. Он почувствовал, как холодная боль пронзила правую руку, как потекла кровь, а из внезапно онемевших пальцев выпал пистолет.
Колин не представлял, кем были эти парни, но они явно выбрали не того, с кем стоит связываться.
Колин был прижат к земле, окровавленными пальцами он старался найти опору на грубом гравии. Один из подонков наносил ботинком удары по ребрам полицейского.
Другой направился к доку.
К хренам все это.
Зверь Колина взревел от ярости. Ногти стали вытягиваться в острые, как бритва, когти. Взмахнув рукой, он порезал сразу двух нападающих: тому, который бил его по ребрам, раскроил ногу, второму взрезал живот.
– Отвали от меня!
Колин обернулся на крик Эмили. Высокий и крупный мужик прижал ее к стене своим телом, схватив за руки. Девушка пыталась вырваться, попасть нападающему каблуком в голень, ударить его головой.
Если бы Гит не был в такой ярости, наверное, был бы впечатлен.
Но тут мужик сомкнул руки на ее горле.
В этот момент Колин забыл обо всем на свете, кроме сильного желания убивать.
Меньше секунды ему потребовалось, чтобы оказаться позади мужика, схватить его, подкинуть ублюдка в воздухе и швырнуть головой об стену.
Эмили хватала ртом воздух, пытаясь отдышаться. Ее руки поднялись к горлу.
Колин окинул ее взглядом: руки трясутся, тело чуть заметно вибрирует.
Он склонился над парнем, который на нее напал. Колин жаждал крови, почти чувствовал, как убивает его.
Подонок прикасался к Эмили. Хватал своими ручищами за горло. Пытался причинить ей боль.
Животное кричало от бешенства, Колин практически слышал его рык.
Уничтожь. Напади.
Убей.
Зверь было голодным, очень голодным.
Он занес когти над человеком.
– Проклятье, берегись! – Эмили проскочила мимо него, вскинув руки для нападения, и врезалась прямо в четвертого нападавшего.
Колин развернулся. Он забыл о последнем. На момент, безрассудно и слепо забыл об этом парне.
Они уже катались по земле: Эмили распласталась сверху, рядом с рукой нападавшего тускло блеснул нож.
Ах ты, черт.
Док только что спасла ему жизнь.
– Сука!
Колин нахмурился. Он успел сделать шаг в их направлении, когда Эмили двинула коленом в пах ублюдка. Тот дернулся, вопя от боли, и откатился прочь.
Колин схватил Эмили и поставил ее на ноги. Преступник валялся на земле, свернувшись в позе эмбриона, и скулил.
Гит тихонько присвистнул и взглянул на девушку:
– А я-то считал, что ты отличаешься деликатностью.
Она потеряла очки, волосы растрепались, некоторые пряди упали на лицо. Он протянул руку к щеке Эмили. Хотелось откинуть волосы, дотронуться до нее. Хотелось…
– Что за черт? – Эмили схватила его запястье, ее глаза расширились от удивления. – Гит, да у тебя когти!
Он напрягся. Колин забыл, что частично обратился. Можно только радоваться тьме, которая скрывала от Эмили кровь на его руках.
– В кого ты оборачиваешься? – в ее голосе слышались неуверенность и замешательство, даже… страх.
Проклятье. Только этого ему не хватало. Он не хотел, чтобы док его боялась. Не сейчас.
– Колин?
Он не мог признаться. Слишком рискованно.
Колин развернулся от нее, бросил взгляд на парня, валяющегося на земле.
– Кто вы такие, ублюдки, и какого хрена напали на нас? – да уж, не стандартная процедура допроса полицейским, но он и не чувствовал, что в данный момент должен подходить к делу с профессиональной точки зрения.
Ребра адски болели, спасибо мистеру Счастливый Пинок. Колин провел рукой по губам, чувствуя теплую кровь. Скорее всего, губы он разбил, когда его швырнули на землю.
Парни начали подниматься, бросая на Гита возмущенные взгляды. Да что за черт? Он их достаточно сильно прессанул, они не могут так быстро прийти в себя, если только…
– Это демоны, – подтвердила вслух Эмили его собственные подозрения об истинной сущности нападавших.
Да уж, дерьмово.
Все сразу стало намного опаснее. Он не был экспертом по Иным, как док, но все же понял, что демоны исцелятся быстро.
– Они низкого уровня, – Эмили стала рядом с Колином: лицом к аллее, спиной к стене. – Первого, может, второго.
Он не знал, что именно это должно значить, и сделал себе заметку на будущее – расспросить дока об Иных и их особенностях. Как только они выберутся из аллеи и окажутся как можно дальше от уродов, пытающихся их убить.
– Оставайся у меня за спиной, – приказал Колин, не спуская с парней взгляда. Теперь он понимал, что новая атака может последовать в любой момент.
Парень, который совершил ошибку, напав на Эмили, встал на ноги. Его лоб пересекала глубокая рана, кровь из которой заливала лицо.
– Что коп, начинаешь понимать?
Остальные уже тоже встали и сгрудились за спиной того, у кого хватило духу заговорить. Колин решил, что это их лидер.
– Скотт, он меня порезал, – невнятно простонал парень, из которого рекой текла кровь.
Колин поднял руки, показывая когти, растущие из его пальцев:
– И сделаю это снова. – Он разорвет демонов на куски, если они сделают хоть выпад в его сторону или только попытаются напасть на Эмили. Колин был в бешенстве и после первой атаки, но теперь, зная, что перед ним не люди, он мог вообще себя не сдерживать. Будет пользоваться силой оборотня по полной, чтобы они пожалели, что вообще сунулись в эту аллею.
– Давайте их прикончим! – проговорил тот же демон. Подонок истекал кровью.
– Можете попробовать, – произнес Колин. – Но не думаю, что у вас получится. Особенно, если принять во внимание тот факт, что я только что надрал вам задницы. – И с удовольствием это повторил бы.
Эмили вцепилась в его спину:
– Тут есть еще кто-то. Кто-то чертовски более сильный, чем эти парни.
Да уж, ночка становилась все интереснее и интереснее.
– Я никого не вижу, – пробормотал Колин, и это было правдой. Ночь была темной, но его острое зрение позволяло прекрасно видеть всю аллею. Он даже разглядел татуировку в виде змеи на левом запястье ублюдка, которому порвал когтями живот. Позже это поможет выяснить личность подонка.
– Он здесь, – тихо повторила девушка. – И…
– Не суй нос в наши дела, коп! – прорычал лидер группировки, парень, которого звали Скоттом. – Это было предупреждение. Другого у тебя и дока не будет.
Наши дела?
– Тусуйся со своими! – теперь кричал парень с татуировкой. – Оставь демонов в покое.
Ага, как будто он собирается слушаться. Да эти идиоты только еще больше уверили его в том, что копать надо именно в этом направлении.
– Кто вас послал? – спросила Эмили, и она явно не была напугана. Она была в бешенстве. – Кто приказал вам на нас напасть?
Скотт напрягся.
– Найл? – продолжала давить девушка. – Это из–за него вы нам угрожаете? Он сказал вам…
Рядом раздался звук полицейской сирены.
Четверка выругалась, развернулась и бросилась прочь, когда аллею залил свет бело-синих огней.
Два полицейских в форме выскочили из машины и подняли оружие:
– Руки вверх! Сейчас же!
– Дерьмо. – Колин поднял руки и с отвращением стал наблюдать, как демоны растворились во мраке ночи. Он еще найдет ублюдков, это уж точно. – Слушайте, я – коп. Детектив Колин Гит, значок номер 2517. – Он не сделал и движения, чтобы достать документы. Слишком явно нервничали полицейские, а Колин не собирался давать им повод нажать на курок.
Эмили тоже подняла руки. Один из патрульных подошел к ней и стал отводить в сторону от Гита.
– Пройдемте со мной, мэм.
Холодная ярость все еще бурлила в теле Колина. Он сделал глубокий вдох, почувствовав зловоние аллеи, запах пота полицейских.
Когти стали уменьшаться. Медленно.
– Покажите документы, детектив, – патрульный все еще держал Колина под прицелом.
Гит аккуратно полез в карман куртки и достал удостоверение. Полицейский взял его, отступая:
– Не двигайтесь, – и направился к машине. Колин услышал, как он по рации передает информацию.
– На нас напали! Парни, которые это сделали, прямо сейчас убегают отсюда! – Эмили все еще была раздражена.
Колин взглянул на дальний конец аллеи. Поправка: уже убежали.
– Хорошо, детектив, ваши данные подтвердили.
Колин опустил руки:
– Надо прочесать местность. На нас только что напали четверо мужчин. – Которые предупредили, чтобы мы не совались в дела демонов.
Ни в коем случае.
– Они были в черном: лыжные маски, рубашки, штаны, – что сделает процесс опознания чертовски тяжелым. – У одного из них была татуировка в виде змеи на левом запястье. Их предводителя зовут Скотт, – не очень много, но это все, что у них было.
– На вас напало четверо мужчин? – вопрос задал коп, который отвел Эмили в сторону.
– Это я и пыталась вам сказать, – отрезала та.
Патрульный передал полученную от Колина информацию.
– Кто-нибудь из вас ранен?
Эмили покачала головой.
Колин вспомнил холодную вспышку боли в руке, куда один из ублюдков пырнул его ножом. Рана уже перестала кровоточить, а ребра вообще почти перестали болеть.
– Нет, – он полностью исцелится еще до приезда скорой помощи.
– Почему они на вас напали? – полицейский, который передал информацию по рации, смерил Колина взглядом.
«Потому что я слишком близко подобрался». Колин пожал плечами. Теперь надо быть осторожным, нельзя же сказать, что демонам не понравилось, что он что-то вынюхивает на их территории.
Да уж, его присутствие явно заставило кого-то занервничать.
Что хорошо. Даже очень.
Эмили прошла мимо, подняла с земли очки и стала блузкой протирать линзы.
– Он все еще здесь? – спросил Колин, понизив голос, чтобы его не услышали полицейские. Она говорила, что это сильный Иной, поэтому Гиту было интересно, остался ли тот, чтобы досмотреть шоу до конца.
Эмили покачала головой:
– Нет, он ушел, как только приехал патруль.
Колин заворчал, пытаясь сложить в уме факты.
– Ну, док, похоже, мы умудрились привлечь к себе внимание, – он сцепил пальцы и почувствовал, что свежезажившие раны начали зудеть.
– Да, думаю так и есть, – она бросила взгляд на аллею. – Ну что, мы последуем их совету?
Он сделала особый акцент на слове «мы».
– А ты как думаешь?
Эмили надела очки:
– Я думаю, что мне совсем не нравится, когда на меня нападают уроды в черных лыжных масках.
Колин попытался сдержать улыбку:
– Да, я тоже от этого не в восторге.
– Еще я думаю, что неплохо, что мы кого-то заставили нервничать, – она вызывающе подняла подбородок, все еще оглядывая тени. – Это значит, что мы на верном пути.
Он сжал губы:
– Это опасный путь, док, – а ему совсем не нравилось, что Эмили может оказаться в опасности. Когда тот подонок сжал руки на ее горле…
– Я не такой нежный цветок, как ты обо мне думаешь, детектив, – она наконец посмотрела на Колина. В ее глазах светилась решимость… решимость и, если он не ошибается, воодушевление.
Гит понял, что док любит опасность. Ей нравилось чувствовать адреналин, текущий по венам, когда смотришь страху в глаза.
Ох, эта женщина может действительно ему понравиться.
– Нет, ты совсем не нежная, – согласился Колин, вспоминая, как она бросилась на парня, пытавшегося подобраться сзади. Ублюдок, наверное, до сих пор чувствовал свои яйца в собственном горле.
Док оказалась намного сильнее, чем он предполагал изначально, но все же оставалась человеком. Поэтому парни, которые на них напали – демоны – могли с легкостью ее убить.
А если вспомнить про оборотня, Ночного Мясника… С ним дело обстояло даже хуже. Против такого ни у одного смертного нет шансов. У Эмили нет шансов.
– Ты меня не выкинешь из этого расследования, – произнесла Эмили, и на мгновение он задумался, не использовала ли она свой дар, чтобы прочесть его мысли. – Дешевые угрозы демонов не заставят меня бежать без оглядки.
Угрозы, может, и нет, но если эти демоны ее схватят? Когда его не будет рядом, и он не сможет ее защитить?
«Но однажды Эмили уже выжгла демона напрочь», – напомнил себе Колин. Она вырубила парня, пытавшегося напасть на нее…
И чуть не очутилась в коме.
Нет, не из того теста док, чтобы бороться с демонами и оборотнями.
Но именно этим Эмили сейчас и занималась. И демоны были в курсе.
– С этого момента ситуация станет еще серьезней, – предупредил Колин. Чем ближе к убийце, тем опаснее.
– Знаю. – Просто и ясно. Ни намека на страх.
Он протянул ей руку ладонью вверх. Эмили кинула взгляд вниз, немного нахмурилась. Потом медленно, очень медленно положила свою ладонь сверху, сжав пальцами.
– Ты готова ко всему, что может произойти? – Колин говорил не только о расследовании. Об опасности. Он имел в виду их. То напряжение, которое чувствовал каждую секунду, оставаясь с ней рядом.
Эмили кивнула:
– Я буду тебе нужна, постоянно.
О, в этом он не сомневался. Его тело уже ныло от потребности в ней. Да и возбуждение от драки все еще бурлило в крови.
Но она была права и в части расследования. Нравилось или нет – а ему это определенно не нравилось – но Колин нуждался в ее особом даре, чтобы сорвать маску с убийцы.
Вместе они продолжат охоту за Ночным Мясником. Станут партнерами, в каком–то смысле.
И абсолютно точно он будет прикрывать ее тылы. Каждую минуту.
За спиной тихо переговаривались полицейские. Сирена уже не разрывала тишину ночи, но бело-голубые огни все еще крутились, освещая аллею.
Колин хотел остаться с доком наедине. Вытащить ее из этой чертовой вонючей аллеи. Отвезти домой, где она окажется в безопасности.
Где он сможет прижаться к ней, раздеть ее. Взять ее.
Он укротил зверя, когда прибыли полицейские, смог остановить изменение. Но адреналин все еще бурлил в крови, насыщая монстра. Делая его сильнее. Заставляя его хотеть, желать…
Эмили.
Он крепче сжал пальцы девушки. Определенно, самое время закончить дела на сегодня. Пока он еще в состоянии.
– Пошли, – пробормотал Колин. – Давай выберемся отсюда к чертям, – с копами можно пообщаться и потом.
Эмили еще раз окинула взглядом аллею. Легкая дрожь прошла по ее телу. Колин с трудом подавил желание прижать девушку к себе, согреть ее, удержать рядом.
«Не надо этого делать при копах. Слухи разлетаются по полицейскому департаменту со скоростью лесного пожара».
– Тот, другой, которого я почувствовала… – Эмили прикусила губу на мгновение. – Он был сильным, Колин. Очень мощным.
– Демон? – она уже упоминала раньше Найла. Был ли это он? Неужели демона разозлило, что они вторглись в его драгоценный клуб? Может, подонки были подосланы им, чтобы напугать?
– Да, как минимум десятого уровня.
Опять эти уровни. Колин все еще не понимал, что именно они означают, но догадывался, что демон десятого уровня не может означать что-то хоть немного хорошее.
Надо выяснить больше о мире демонов. И срочно.
Колин направился к джипу, подталкивая в этом направлении и Эмили. Он еще не увидел свою машину, но надеялся, что демоны ее не разнесли.
– Эй, детектив Гит, подождите, нам надо…
Колин кинул мрачный взгляд через плечо:
– Я позвоню в участок, – отрезал он, перебив полицейского. Они с Эмили и так слишком долго находились на открытом месте. Колину хотелось отвезти ее в безопасное место, где он получит ответы на некоторые вопросы.
– Нам нужно ваше заявление, вы не можете просто…
– Могу, – и продолжил свой путь. Первым пунктом в списке его неотложных дел не значилось «Написать заявление в полицию». Надо быть осторожным и понять, что именно можно открыть другим копам. Вряд ли стоит говорить, что несколько демонов только что наехали на него.
Последний раз, когда Гит попытался рассказать что-то об Иных, его напарник не очень хорошо это воспринял.
Нет, Майк, отнесся к этому очень даже плохо.
И, когда Колин обратился, чтобы доказать правдивость своих слов, вот тогда все вообще полетело к чертям.
Потому что Майк, парень, который прикрывал его спину на улицах и учился вместе с ним в академии, поднял пистолет и попытался его убить.
Парни иногда не очень готовы к правде.
Так что оставалось только врать.
Какая жалость, что полицейскому приходится лгать. Но лучше ложь, чем смерть.
Это была философия Колина.
Они зашли за угол. Джип стоял на месте, на нем ни единой царапины.
Колин резко выдохнул от облегчения, открыл пассажирскую дверь перед Эмили и помог ей забраться внутрь. Ему хотелось свалить отсюда как можно быстрее.
Но он еще вернется. Обязательно. Чтобы побеседовать по душам с Найлом.
Колин ни на минуту не доверял демону.
Гит обошел джип и запрыгнул на водительское сидение, мимо пролетела патрульная машина. Хорошо. Наконец–то прибыло подкрепление, чтобы прочесать местность в поисках преступников.
Хотя с трудом верилось, что ублюдков удастся най
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:48 - 05 Ноя 2012 02:49 #8 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 6

- Ты опять ведешь себя как самодовольный мужик, – проворчала Эмили, вышагивая около камина. Она ни за что не признает – ни за что – что это место ей нравится. Этот уют и покой деревянного дома.
Колин опять начал вести себя с ней в стиле Я-король-джунглей. Даже не спросил, хочет ли она провести эту ночь у него. Нет, он завел свою любимую пластинку "Я-мужчина-поэтому-я–позабочусь-о-твоей-безопасности". От такого хотелось кричать.
- Если ты вдруг забыл, – сказала девушка резким тоном, – сегодня вечером я спасла твою задницу.
- А я твою. – Колин облокотился о каминную полку и скрестил руки на груди. – Полагаю, мы в расчете.
- В расчете? – Не в ее ведомости. Она же его не похищала.
- Расслабься, док. Завтра ты сможешь поехать в свой уютный домик. Но сегодня я не могу позволить тебе этого – слишком опасно.
- А завтра опасности уже не будет?
- Может, завтра этих ублюдков уже не будет на улицах. Есть вероятность, что полиция их арестует сегодня. – Колин пристально смотрел на нее, в его светло-голубых глазах застыла решительность. – Привыкай к этой мысли, док, ты остаешься здесь.
Если бы она хотела, то могла уйти. Могла выскочить из дома, вызвать по мобильному такси и уехать к себе. Эмили не была обязана слушаться Колина, но… черт возьми, он был прав. Безопаснее было остаться этой ночью у него. Пока они не выяснят, кто подослал тех головорезов, имело смысл держаться вместе. Но это не значит, что она обязана наслаждаться ситуацией.
И уж точно Эмили не нравилась эта идея – остаться с Колином наедине на его территории.
С того момента, как она поняла, куда он ее везет, сердце Эмили билось слишком быстро, а в животе появилось ощущение тяжести.
Что может произойти? А чего бы ей самой хотелось?
- Располагайся, док, чувствуй себя как дома, – Колин кивнул в сторону дивана. – Мне надо пойти привести себя в порядок. – И ушел, скрывшись в комнате в конце коридора, бесшумно закрыв за собой дверь.
Эмили нахмурилась. Парень практически выбежал из комнаты. Фактически посреди спора. Странно.
- Колин? – Эмили пошла по коридору, под ногами скрипел деревянный пол. – Колин, у тебя все в порядке? – Теперь она вспомнила, что на его лице было видно напряжение. И выглядел Гит немного бледным.
Он только что подрался с четырьмя мужчинами, так что у парня были все причины выглядеть напряженным и бледным.
Эмили подошла еще ближе к двери:
- Колин?
На нее нахлынуло беспокойство. Что, если он ранен? Пытается скрыть боль?
Послышался звук льющейся воды. Эмили остановилась у белой двери, догадавшись, что это ванная. Не хотелось бы врываться, если все в порядке, но…
Что-то явно не так. Все ее инстинкты были в состоянии повышенной боевой готовности. Девушка взялась за ручку двери:
- Ты меня слышишь?
Колин распахнул дверь. Он стоял, глядя на нее сверху вниз: грудь обнажена, с пальцев капает вода, окрашенная в красный цвет.
Красная вода. Кровь.
- О, Господи, ты ранен!
Колин отвернулся и вновь погрузил ладони под струю воды.
- Колин? – Эмили схватила Гита за руку и почувствовала, как напряглись его мускулы. – Черт побери, куда ты ранен?
Он сцепил под водой руки:
- Это не моя кровь.
Не его? Эмили резко подняла его ладони и уставилась на светящиеся пальцы. Ни царапины.
Она посмотрела ему в глаза. Колин стоял близко, так близко, что ее окутало тепло его тела. Эмили опустила взгляд на его грудь. Обнаженную. Сильную. С накачанными мускулами.
Девушка сглотнула, осознав, что все еще держит Колина за руки. Что пальцами начала слегка поглаживать тыльную сторону его ладоней.
Осознав, что хочет его.
Пойти за Колином было ошибкой.
- Я.. Мне надо было дать тебе… - сделать что? Закончить раздевание? Картинка, промелькнувшая перед ее внутренним взором, послала волну тепла, которое спиралью закружилось между бедер. – Хммм, я подожду в гостиной. – У нее явная нехватка секса. Один взгляд на мужскую грудь – и она превратилась в заику.
Эмили заставила себя отпустить руки Гита. Вода все еще шумела за ее спиной, внезапно звук показался слишком громким для этой маленькой комнаты.
Девушка отошла в сторону, намереваясь выйти и сохранить хотя бы остатки гордости.
- Док, не беги от меня.
- Я... я не бегу. – Она просто уходит – хорошо, уползает еле передвигая ноги – прочь от этого полуобнаженного мужчины, который заставляет ее очень сильно нервничать.
Он поднял руки, аккуратно взялся за оправу ее очков, медленно их снял.
Эмили моргнула, пытаясь сфокусировать взгляд. Колин пристально смотрел на нее. В его глазах светился голод.
По ней.
- В этот раз, я не собираюсь этого делать, док. – Теперь его взгляд был прикован к губам девушки. Жаркий взгляд ярких голубых глаз.
Ей кажется, или его глаза действительно стали светиться?
Через мгновение его слова дошли до сознания Эмили, но она все равно не поняла:
- Что делать?
Колин обвил руками ее талию и прижал девушку к себе еще крепче. Теперь она была в ловушке: зажата между раковиной и таким же крепким телом Колина.
- Целовать тебя, – он наклонился, и Эмили почувствовала его дыхание. – Я не собираюсь тебя целовать. Пока ты не попросишь.
Его губы были так близко. Так близко. Но она не за этим пришла в ванную. Ведь не потому она последовала за Колином, что хотела его, правда?
- Ну, давай, док. Это не так трудно, как кажется, – ей некуда было деваться, но Эмили все равно попыталась отодвинуться назад. И споткнулась.
Колин успел подхватить девушку до того, как та упала. Приподнял и посадил на холодный мраморный край раковины.Она не успела сомкнуть ноги, как Колин уже втиснулся между ее бедрами, прижавшись к ней твердым свидетельством собственного возбуждения. Крепкие мышцы его бедер жгли Эмили сквозь одежду. Она выгнулась навстречу Гиту и, вместо того, чтобы попытаться высвободиться, стала тереться о него, тереться о его набухший член.
Волна ничем не прикрытого вожделения накрыла Эмили, она почувствовала пульсацию в своем лоне. «Нет, такого я не планировала».
Но именно этого ей хотелось.
- Сделай это, – его хриплый голос был полон искушения. Пальцы Колина крепче сжали талию девушки, а ей так хотелось, чтобы он этими руками сжал ее груди. Сорвал с нее футболку и поцеловал соски.
- Попроси, чтобы я тебя поцеловал…– прошелестело его дыхание по ее губам.
Она почти чувствовала его вкус. Губы Эмили задрожали, раскрылись, и девушка услышала собственный шепот:
- Поцелуй меня. – Но она не просила. Она требовала.
На мгновение его лицо озарила удовлетворенная улыбка, но потом голод еще ярче засветился в глазах. Пальцы крепче сжали ее талию.
И его губы требовательно обрушились на ее рот.
Колин не был нежным. Не был осторожным.
Его губы брали, язык исследовал рот Эмили, погружаясь все глубже. Колин пробовал, соблазнял, предъявлял права.
Из его горла вырвался рык. Неистовый животный звук, который должен был напугать ее. Колин должен был пугать ее.
Но это рычание возбудило девушку еще больше. Разливающееся меж ее бедер тепло стало пульсировать еще сильнее.
Эмили схватилась за руки Колина, пальцами впиваясь в крепкие бицепсы. Ее рот был широко открыт, язык требовательно терся о язык Колина.
Ей нравилось, как он целуется. Крепко. Жарко. Дико. Да, дико – подходящее слово.
Колин целовал ее так, будто не мог ждать, пока она голая окажется под ним. Так, будто он ДОЛЖЕН овладеть ею.
Целовал так, как ни один мужчина до этого.
Он провел руками по ее телу, медленно накрыв ладонями груди. Большие пальцы Колина скользнули по соскам Эмили.
Его рот продолжал возбуждающе исследовать ее. Его пальцы – длинные сильные пальцы – гладили ее грудь, дразня ноющие от желания соски.
Эмили, тихо застонав, оторвалась ото рта Колина. Она все еще сидела на краю раковины, Колин стоял меж ее бедер, прижимаясь к лону твердым, возбужденным членом. Девушке так сильно хотелось дотронуться до него, провести по нему рукой.
«Это на меня не похоже». Эмили изо всех сил пыталась вернуть самоконтроль в этом водовороте желания, который затягивал ее все сильнее. Она была не из тех, кем управляют дикие страсти. Нет, она не такая. Только не она.
Эмили всегда была спокойной, уравновешенной, шесть-свиданий-до-третьей-базы[1] особой.
Но было в Колине что-то такое, что сметало напрочь все ее барьеры.
- Я хочу чувствовать тебя, – пробормотал он почти неразборчиво, схватил край ее футболки, рывком стянул ее через голову Эмили и отшвырнул в сторону. До девушки донесся мягкий шорох ткани, когда одежда упала на пол.
Теперь Колин прикасался к Эмили. Кожа к коже. Его теплые, немного шершавые, пальцы поглаживали живот девушки, постепенно придвигаясь к груди.
Грудь была прикрыта только тонким черным лифчиком. Шелковая ткань обтягивала ее, словно вторая кожа.
Колин облизнулся.
Эмили понимала, что надо его остановить. Та часть ее сознания, что отвечала за логику, кричала изо всех сил, требуя оттолкнуть его.
«Пока рано. Еще не время».
Все происходило слишком быстро. Но, Боже, как ей хотелось почувствовать его прикосновение.
Эмили мечтала забыть о самоконтроле хотя бы на мгновение. Она хотела просто чувствовать.
Да, часть ее настаивала на том, что надо оттолкнуть Колина, но другая часть требовала прижаться к нему еще крепче.
Его пальцы скользнули за ткань лифчика. Поглаживая грудь, он дотянулся до сосков, которые уже были крепкими, напряженными и голодными до его прикосновений. Колин отодвинул ткань в сторону и ладонями приподнял ее груди, чтобы она смогла увидеть, как ее соски потемнели от возбуждения.
- Я должен попробовать тебя на вкус.
Он приоткрыл рот и склонился к ее груди. Эмили почувствовала кожей тепло его дыхания, потом язык – Боже, его язык повторил контур ее ареолов. Долгое, дразнящее движение, которое заставило напрячься каждый мускул в ее теле.
- О, да, так хорошо, – Колин втянул воздух, потом языком потер сосок. – Чертовски хорошо. – Он втянул сосок в рот и начал его посасывать, не забывая сжимать губами и слегка прикусывать.
Эмили подняла руки и, схватив Колина за волосы, притянула ближе к себе, наслаждаясь настойчивыми ласками его рта.
Ее лоно терлось о член Колина. Прижималось крепче. Эмили почувствовала, что ее трусики стали теплыми от влаги. Черт. Когда она в последний раз так возбуждалась? И так быстро?
Никогда.
Левой рукой Колин слегка сжал ее сосок, продолжая ласкать ртом правую грудь.
О, Боже.
Эмили крепче сжала Колина бедрами, почувствовав, как напряжение между ними достигло апогея.
Гит поднял голову. Пальцы Эмили все еще были зарыты в густую гриву его черных волос.
Колин поцеловал девушку, вторгаясь языком в тепло ее рта. Правой рукой он сжал ее бедро, его пальцы оказались так близко к нежной плоти, что Эмили задрожала от предвкушения.
Сердце отдавалось стуком в ее ушах. Дыхание стало тяжелым и прерывистым. Тело – слишком разгоряченным.
И тут Эмили внезапно осознала, что от секса с Колином ее отделяют всего несколько мгновений.
Его губы были влажными от поцелуев. И на какой-то миг за ними блеснули… клыки?
Клыки?
Она отдернула руки.
- Ты хочешь меня, – прорычал Колин, и Эмили заметила, как затрепетали его ноздри. – Я чувствую запах твоего желания.
Не особо лестный комментарий, но чертовки верный. Она и правда его хочет. Хочет так сильно, что насквозь промочила трусики. Хочет так сильно, что находится в нескольких минутах, черт, если не в секундах от оргазма.
Эмили посмотрела на свои ноги. Теперь уже обе руки Колина обхватили ее бедра, а тепло его пальцев обжигало сквозь ткань брюк.
Его ногти… казались длиннее, чем раньше. Острее.
«Ну, конечно, они выглядят длиннее. Ради Бога, парень – оборотень. Я же знаю, что животные любят поиграть во время секса».
Зверь всегда был близок к тому, чтобы проявиться во время секса. Поэтому-то оборотни и славились своей сексуальной выносливостью.
Она собирается заняться сексом с оборотнем. Про которого до сих пор чертовски мало знает.
- Ох, док, даю слово, тебе понравится. – Колин прорычал эти слова, склоняя голову к ее шее. Эмили почувствовала, как его шероховатый язык лизнул ее горло, по телу пробежала дрожь. «О, да. Мне очень понравится с тобой. Не сомневаюсь».
Он снова прижался губами к ее рту, острые зубы слегка задели ее кожу.
- Стоп! – Черт, как же трудно было это произнести. И вместо того, чтобы выкрикнуть, у нее получилось только хрипло прошептать это слово.
Колин замер.
Эмили сделала глубокий вдох, задержала дыхание. Ее тело все еще требовало удовлетворения, но контроль снова был у сознания.
Она не может на это пойти, пока не может. Слишком многого она не знала о детективе.
Колин крепче сжал ее бедра:
- Ты уверена, что хочешь именно этого? – его голос был хриплым, низким, полным страсти и желания.
Она хотела, чтобы его крепкий длинный член вошел в нее. Она хотела полностью отключить мозги и отдаться на волю чувств.
Слишком поздно. Голос разума кричал на нее, игнорировать его не было никакой возможности. Проклятье.
Последний раз, когда Эмили не стала обращать внимания на этот голос, все закончилось тем, что она влюбилась не в того мужчину и оказалась без сознания на полу «Адского Рая». А потом еще провела две отвратительные недели в больнице.
Колин был таким же сильным, как Майлс, в споре об этом она готова была поставить на кон свою жизнь. У оборотней не было градаций по уровням, как у демонов, но существовала особая шкала силы. Эмили видела, как он расправился с демонами, которые на них напали.
А если парень так силен, то он очень опасен.
Она смогла втиснуть руки между их телами и скрестить их, прикрывая грудь.
Колин сделал глубокий вдох. На его скулах заиграли желваки, по глазам было видно, что он пытается вернуть контроль над собой.
Прошла секунда, еще одна, он поднял ладони и отступил на шаг.
- А тебе нравится дразнить, а, док?
Его слова резанули ее прямо по сердцу. По идее, они должны были ее разозлить, но Эмили понимала, что Колин прав. Она дразнила. Довела их обоих до дикого возбуждения, а за мгновение до того, как они могли получить удовлетворение, оттолкнула его. Эмили поправила лифчик:
- Ситуация оказалось… - дикой, страстной, – … неподконтрольной.
Колин провел рукой по волосам.
Эмили соскочила с края раковины. Вода все еще текла из крана. Дрожащими руками девушка повернула кран, остановив поток.
- Ты хотела меня.
Эмили не могла это отрицать. Ведь именно она вцепилась в него, стонала, терлась о него своим телом.
- Ты и сейчас меня хочешь, – костяшками пальцев Колин провел по ее обнаженной руке. – Разве нет?
Эмили задрала подбородок:
- Иногда мы не получаем того, что хотим. – Потому что не всегда то, что мы вожделеем, хорошо для нас.
Она сглотнула, всеми силами пытаясь удержать с таким трудом обретенный самоконтроль. Как можно так сильно хотеть того, кого боишься?
- А иногда получаем, – он убрал руку. – Просто для этого надо немного подождать.
Эмили подобрала с пола футболку:
- Не думала, что все зайдет так далеко. – Так быстро. Она не понимала, что взорвется от желания при одном только прикосновении его губ, его рук.
- А как далеко ты собиралась дать зайти ситуации? – И тут Эмили заметила лед в его голосе, который был свидетельством переполнявшей Колина ярости.
А чего, черт возьми, она ожидала? Что парень будет прямо-таки трепетать от радости, если их занятия любовью прервутся в самом разгаре? Навряд ли. Эмили рывком натянула футболку.
- Скажи мне, док. Мне, правда, интересно, – он повел плечами, поигрывая мускулами на груди. – Как далеко ты собиралась зайти? Несколько поцелуев? Несколько поглаживаний через одежду? Дать мне лизнуть грудь?
Щеки Эмили зарделись. О, да, определенно, Колин был взбешен.
- То есть я хорош для легкого петтинга, но не настолько, чтобы со мной трахнуться?
Та-а-а-ак, достаточно уже. Эмили бросила на него хмурый взгляд:
- Я не так хорошо с тобой знакома, чтобы трахаться, детектив. – Черт возьми, она не собиралась этим заниматься с незнакомцем.
Губы Колина сжались в тонкую линию.
- И для протокола: я не из тех женщин, которые трахаются на первом свидании. – Несмотря на то, чем она только что занималась. Эмили покачала головой. – Да, я хочу тебя, не буду отрицать, но сегодня ночью ничего не будет. – Нет, она не собиралась становиться уязвимой для него, пока не…
- Черт побери, – в его взгляде засветилось понимание. – Ты меня боишься.
Не его, а скорее того, кем он являлся. Время начать разговор по существу:
- Колин, в кого ты обращаешься? – У него есть когти, острые зубы. Она видела эти говорящие сами за себя изменения. Змеи явно отпадают. И на птицу это тоже не было похоже. Да и на медведя.
Колин сжал кулаки:
- Так вот в чем все дело. Не хочешь быть с оборотнем.
- Нет, – ее задние зубы уже начали болеть – так сильно она их сжимала. – Дело не в этом.
- Не в этом? – его слова прозвучали резко. – Ты такая непостоянная с момента нашего знакомства, как только поняла, кто я на самом деле.
- Я говорю «нет» не потому, что ты оборотень, – время признаний. – На самом деле, я уже была с оборотнем раньше. – Связь было очень короткой, Эмили в ту пору была студенткой выпускного курса.
- Тогда в чем дело, черт возьми?
- Ты слишком быстр в этом вопросе! – ВСЕ происходит слишком быстро. – Мы познакомились всего пару дней назад и… – Черт, что же сказать дальше? – Я не уверена, что могу доверять тебе, Гит. Оборотни пользуются определенной репутацией. – Кто-то даже может сказать, что эта репутация заслуженна. – И хотя я не знаю, что за животное живет в тебе, но чувствую, что оно сильное и опасное. Так что, прежде чем я заберусь в твою постель, мне хотелось бы узнать больше о том, что происходит у тебя в голове. – И в голове твоего зверя.
Потому что есть вероятность, и достаточно большая, что Колин является одним из тех оборотней, кого лучше не подпускать к себе близко. Пантерой. Пумой. Волком.
- Хочешь узнать меня получше? – Эмили накрыла сила его переживаний: гнев, желание… страх. – Почему бы тебе просто не сунуться в мою голову?
Ох, как же ей этого хотелось. Это было бы так просто. Но…
Это было бы неправильно. Потому что, единожды заглянув в его сознание, она увидит не просто какой-то отрывок его жизни. Нет, если она туда заберется, полностью погрузится, то увидит все. Каждый секрет. Каждый страх. Абсолютно все.
И Эмили не думала, что они оба готовы к такому.
Она покачала головой:
- Для нас это не способ.
- Тогда как?
Девушка посмотрела ему прямо в глаза:
- Сделать паузу. Не торопиться.
- Дерьмо. – Колин медленно разжал кулаки. – Док, из меня хреновый джентльмен.
Да уж, это она уже поняла.
- Но я согласен. – Гит протянул руку и погладил Эмили по щеке. – На некоторое время. – Ярость в его глазах утихла, но голод остался.
Рука Колина была такой теплой.
Пальцами он провел по ее губам:
- Просто не заставляй меня ждать слишком долго. Я не смогу вечно строить из себя джентльмена. – Колин отступил, давая ей пройти.
Эмили надела очки, глубоко вздохнула, и тут же ее легкие наполнились его терпким, мужским запахом.
- Г-где я буду спать? – Боже, она заикается, как какая-то школьница.
- Ну, я надеялся, что со мной. – Да, об этом она тоже смогла сама догадаться.
- Но так как это не так… - Эмили многозначительно посмотрела на Колина.
Его губы дернулись в подобии улыбки:
- Но так как это не так, ты можешь располагаться на кровати, а я буду спать на диване.
- Ух ты, а ты и правда стараешься быть джентльменом, а? Впечатляет. – Девушка решила принять его предложение. Кровать против дивана. Она определенно была эгоисткой, так что выбрать было легко.
Эмили протиснулась мимо Колина.
- Вторая дверь направо, док. – Он провел рукой по ее спине, на краткое мгновение задержав ладонь на изгибе ее ягодиц. – Хороших снов.
Так как, скорее всего, все ее сны будут о Колине, и в них он будет голым, то они явно будут хорошими. Если не оставят ее чертовски неудовлетворенной.
Да, ночка обещает быть длинной.
А у нее даже нет смены белья, чтобы переодеться в сухие трусики. Если уж говорить о невезении.

Он оглядел дом доктора. Все окна темные. И были такими всю ночь.
Она не пришла домой. Он ее ждал, часами ждал ее появления, а она не пришла домой.
Где она была? Где она?
Медленно в нем закипала ярость. Поднималась, поднималась…
Демон был на свободе этой ночью. Она была где-то в городе, творила зло.
Он не мог ей позволить продолжать этим заниматься. Не мог позволить снова нападать на невинных.
Он ее остановит.
Зло должно быть разрушено.
Она должна быть убита.
Скоро. Время доктора почти вышло.
Демон умрет.

[1] В бейсболе: последняя перед "домом" база [любой из четырех углов бейсбольного поля, особенно первая, вторая и третья базы. Представляют собой квадраты со сторонами 37,5 см, заполненные мягким материалом толщиной от 7,5 до 12,5 см. Базы расположены по углам внутренней части поля, которую должен обежать бэттер [игрок из команды нападения, отбивающий с помощью биты броски питчера в пределах боковых границ площадки], чтобы завершить круговую пробежку.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:58 #9 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 7

- Я думаю, пришло время урока по основам Иноведения.
Эмили оторвалась от своих файлов, с удивлением наблюдая, как Колин входит в кабинет.
За ним с извиняющимся видом стояла Ванесса:
- Прости, босс, но, как только он понял, что у тебя сейчас нет пациента…
- Я решил, что могу войти, – Гит ослепительно улыбнулся и направился к кушетке. – Нам надо поговорить.
- Ну, большинство людей именно этим здесь и занимаются, – пробормотала Эмили. Она снова посмотрела на Ванессу, осознав, что та услышала комментарий про Иноведение. Так как Ванесса была Иной, потомственной ведьмой, то особо по этому поводу напрягаться не стоило. Ванесса работала с ней уже пять лет, и Эмили полагалась на ее молчание о том, кто бывал в офисе и что обсуждалось с пациентами. – Все в порядке, Ванесса. У меня есть несколько минут, чтобы поговорить с детективом. – Пока не придет пациент, которому назначено на полдень.
Ванесса прищурилась, и Эмили поняла, что та не была очарована мистером Секси-Голос при личной встрече так же, как при разговоре по телефону.
- Прекрасно, – губы Ванессы вытянулись в тонкую линию. – Но в следующий раз, – она направила на Колина указательный палец, – лучше бы ему подождать, пока я лично провожу его в кабинет.
- Извиняюсь, – всем своим видом Колин показывал, что это не так.
Ванесса развернулась на каблуках, вихрем вылетела из комнаты и с силой захлопнула за собой дверь.
Наверное, стоит его предупредить. В конце концов, парень пришел узнать больше об Иных:
- На твоем месте, я не стала бы ее злить.
Гит опустился на кушетку, под его весом заскрипела кожаная обивка.
- Потому что она ведьма?
Эмили моргнула. Как он…
Колин рассмеялся:
- Док, да не смотри ты так шокировано. У меня, может, и нет такого удобного дара, как у тебя, но я же детектив. Я приучен все замечать. – Он подмигнул. – И заметил, когда вошел в приемную, что она читает книгу заклинаний.
Надо не забыть сказать Ванессе, чтобы та свое личное чтение оставляла дома.
Эмили прокашлялась:
- Так что именно ты хочешь узнать? – она пыталась оставить их отношения на профессиональном уровне, пыталась изо всех сил, несмотря на то, что всего за пять часов до этого проснулась и обнаружила Колина, стоящим в изножье ее кровати – его кровати – из одежды на нем было только полотенце, обернутое вокруг бедер. Взгляд был полон желания.
Эмили положила под столом ногу на ногу, чувствуя, как при этом воспоминании ее окатило волной тепла. Колин сказал ей, что зашел за одеждой. Но по нему было видно, что хотел он взять совсем не одежду. Даже самая наивная из женщин могла догадаться о природе его желания, увидев, как приподнялось полотенце, явно указывая на возбуждение.
После того, как ей всю ночь снился Колин, Эмили хотела его еще больше.
Но Гит отвернулся, сгреб в охапку вещи из шкафа и выскочил из комнаты.
Через полчаса после этого он отвез ее домой, где, предварительно осмотрев и проверив каждую комнату, оставил и уехал.
Но перед этим поцеловал. Стремительно, крепко. Эмили до сих пор чувствовала на губах этот поцелуй.
- Так тут творится волшебство, а? – он не лежал на кушетке, а сидел, положив руки на колени.
- Ну, я это волшебством не считаю, – осторожно возразила девушка. Слово «волшебство» относилось к миру Иных. У них были магические способности, у нее же – крайне высокая чувствительность к Иным.
- Хмммм, – Колин склонил голову набок. – Расскажи мне о них.
- О них?
- Об Иных. – Все это время он не сводил с нее глаз. – Прошлой ночью я понял, что чертовски мало знаю о… - парень немного замялся, – … таких, как я. А недостаток знания может привести к очень дерьмовым последствиям.
О, да, еще как может.
- Ты уже был знаком с такими же Иными, как ты? – Эмили показалось, что лучше начать с чего-то, с чем он уже сталкивался. Они могут поговорить сначала об оборотнях, а потом уже пойти дальше.
- Встречался с несколькими. У нас с ними не сложилось побеседовать по душам, если ты понимаешь, о чем я говорю. Видел еще несколько вампиров, пару демонов…
- Что? – ручка, которую она на автомате взяла со стола, выпала из руки. Не сложилось побеседовать по душам? Прозвучало так, словно другие оборотни для него такие же незнакомцы, как, например, вампиры. – Но твои родители…
- Умерли, когда мне было несколько месяцев, – Колин пожал плечами, словно это один из эпизодов, случившийся очень давно, и это ничего для него не значит. – С тех пор я жил по приемным семьям.
Эмили резко выдохнула:
- Что ты подумал, когда первый раз обернулся? – впервые, без кого-нибудь, кто мог бы объяснить и рассказать… Боже, должно быть, это был настоящий кошмар.
Колин отвернулся. Уставился в окно.
- Что умираю.
Эмили ничего не сказала. Просто ждала продолжения.
- Мои кости ломались, выворачивались, – он сжал зубы. – Знаешь, каково это, слышать треск собственных костей?
Нет, она не знала.
- Н-но, мне казалось, что оборачиваться – процесс безболезненный. – Ей говорили, что иногда ощущения похожи на зуд от солнечного ожога.
- В первый раз очень больно. Чертовски больно. Как будто взрываются твои внутренности. Все меняет форму, очертания. Первыми изменились ногти – превратились в когти. Потом зубы – стали длиннее и острее. Потом появился мех. – Колин замолк, покачал головой и снова посмотрел на Эмили. Девушка увидела боль воспоминаний в глубине его глаз. – Я пытался позвать на помощь, но в тот момент уже потерял человеческий голос.
- А что ты почувствовал, когда изменения завершились?
- Что я урод.
Эмили схватила блокнот и стала быстро делать заметки на память. «Травма после первого обращения. Не знал о собственном виде».
- Я был животным, – на скулах Гита заиграли желваки. – Я не понимал, что, черт возьми, со мной произошло, и как, будь оно проклято, мне вернуться в человеческую форму. Какое-то время я думал…
Ее ручка не отрывался от блокнота:
- Что ты думал?
Нахмурившись, Колин посмотрел на ручку и блокнот:
- Док, я не один из твоих пациентов. Мне не нужен психоанализ.
Пальцы Эмили крепче обхватили прохладный металлический корпус шариковой ручки.
- Я подумала, ты захочешь поговорить о…
- О чем? О моем загубленном к чертям детстве? О десяти приемных семьях, в которых я жил? О моем первом обращении в зверя, когда я решил, что схожу с ума?
На самом деле, да. Ручка заскользила по бумаге: «Боялся за собственный рассудок. Очень враждебно настроен».
- Эмили.
Она застыла. Подняла голову и посмотрела на Колина.
Гит встал, подошел и облокотился о ее стол, широко расставив руки.
- Мне не надо, чтобы ты копалась в моем прошлом, чтобы понять почему… – он взглянул в блокнот девушки и процедил сквозь зубы, – … я враждебно настроен.
Эмили решила, что лучше прямо в этот момент не ставить его в известность о том, что именно враждебность он и проявляет. Вместо этого она попыталась быть тактичной:
- Некоторые считают, что секрет успешного будущего в том, чтобы не отворачиваться от несчастного прошлого.
- Тогда эти некоторые – чертовы идиоты. Несчастное прошлое должно покоиться в холодной темной могиле. До полного разложения.
Ну, это один вариант развития событий. Очень аккуратно Эмили положила ручку:
- Я не должна была начинать… – не закончив фразу, она откашлялась, осознав, что сама поставила себя в неудобное положение.
Быть психоаналитиком – ее призвание. А боль Колина просто взывала к ней. Девушка облизала губы и начала фразу сначала:
- Я не должна была…
- Не должна была начинать трахать мне мозги?
Она нахмурилась:
- Я не трахала тебе мозги, как ты это мило назвал.
- Детка, ты этим на жизнь зарабатываешь, – Колин наклонился чуть ближе.
Эмили совсем не нравилось, как он над ней навис. Показывая свое превосходство. Показывая своим видом, что он – большой, сильный детектив, а она – психоаналитик, которая должна заниматься своими делами.
Тут проснулся ее собственный темперамент, девушка вскочила на ноги:
- Я пыталась помочь тебе, Гит. Если ты не заметил, у тебя до хрена проблем. – И ярость. Очень много ярости.
Эмили поставила руки на стол и наклонилась к Колину. Достаточно близко, чтобы поцеловать. Или ударить. И ей очень хотелось сделать и то, и другое.
Колин пристально посмотрел в глаза девушки, ярко-голубые глаза Гита переполняли эмоции:
- Я рассказал тебе о своем прошлом, потому что говорил с Эмили Дрейк. А не с Доктором Монстром.
Наконец, она поняла.
- Мне тяжело перестать быть Доктором Монстром, – голос девушки стал нежнее. Она так долго работала с Иными, пытаясь излечить их душевные проблемы, что почти забыла, как отключать в себе доктора.
- Мы отклонились от темы, – проворчал Колин, отступая и распрямляя плечи. – Я сюда пришел не за тем, чтобы вспоминать мое дерьмовое детство.
Эмили облизнулась, поняв, что только что чуть не испортила их с Колином отношения. Рядом с ним надо больше думать как женщина, а не как доктор:
- Да, мне жаль. – И это было правдой. Ей было жаль, что она надавила на него, попытавшись превратить его в пациента.
- Просто больше так не делай, док.
Этого Эмили не могла обещать.
- Слушай, Колин, мне немного трудно вот так просто отключаться, понимаешь? – Гит сидел на кушетке в ее кабинете, поэтому она и стала так к нему относиться, когда он завел разговор о прошлом.
- Попытайся.
Девушка нахмурилась:
- Я сделаю все, что смогу. А как насчет того, чтобы ты не вел себя как урод?
Колин моргнул, явно застигнутый врасплох оскорблением, которое она нанесла спокойным я-профессиональный-психолог тоном.
Потом закинул голову и громко рассмеялся.
Эмили попыталась спрятать улыбку. Хорошо. Похоже, их пошатнувшиеся отношения снова обрели устойчивость.
- Согласен. – Колин прошелся по кабинету, рассматривая книжные шкафы и пятна Роршаха[1] в рамках на стенах.
Спустя несколько мгновений он произнес:
- Мне надо узнать их лучше. Надо понять, с чем я столкнусь.
Да, это она понимала. Гит не был готов к тому, чтобы иметь дело с миром Иных, особенно если вспомнить то, как грубо этот мир заявил права на самого Колина. Но, прежде чем начать урок, Эмили хотела задать еще пару вопросов.
- Значит, ты пересекался с другими оборотнями? – Все Иные обладали врожденной способностью узнавать существа собственного вида. Демоны видели сквозь пелену чар других демонов. Оборотни распознавали своих по запаху - спасибо их природному сверхчутью. Ведьмы и колдуны чувствовали ауру силы, исходящую от других волшебников.
Подобное к подобному. Так было всегда.
И по какой-то причине Эмили родилась со способностью чувствовать их всех. Хотя и не была одной из них.
Колин дотронулся до корешка одной из книг:
- Ага, пересекался. Пару раз.
- Ты узнаешь их… по запаху, правильно? Чувствуешь, как он отличается от запаха обыкновенного человека? – Насколько она знала, оборотни не видели, какие именно животные были второй натурой тех, кто им встречался. Ничего они не знали и о золотистом свечении, которое окутывало их тела. Это видела только она.
- Да, я их чую по запаху, – Колин покачал головой. – Мы все пахнем, как животные.
Эмили сморщила носик на это утверждение. Ей нравилось, как пахло от Колина.
- Итак, все Иные могут чувствовать существа своего вида. Демоны сквозь чары видят черные глаза, которые являются их отличительной особенностью, ведьмы чувствуют дуновение силы в воздухе, когда рядом другая, джинн может слышать мысли другого джинна, заклинатели…
Колин обернулся к ней, его брови взметнулись вверх от удивления:
- Какие такие заклинатели?
- Ну, ты же слышал о заклинателях змей, да?
Гит кивнул:
- Ага, они есть в Индии. Парни, которые таскают с собой в корзинках кобр.
- Верно, – ну, хотя бы частично. – Заклинатели – это существа, способные общаться с определенными животными. Они могут с ними разговаривать. – Одни знают язык змей, другие – птиц, третьи могут разговаривать с кошками или собаками.
- А сколько всего видов Иных существует?
Ох, как бы это объяснить подоходчивей.
- Вспомни все сказки и легенды, каждое магическое существо, о котором ты когда-либо слышал, и представь, что все это правда. Вот ты и получишь представление о количестве Иных. – Сотни, тысячи видов. Некоторые из которых добрые. Другие весьма злые и опасные.
Как и люди.
- Похоже, в этом городе более чем достаточно сверхъестественных существ. Когда я жил в Грисаме, что в Иллинойсе, то не встречал таких, как я.
- Да, но если бы ты поехал, например, в Чикаго, то там узнал бы тысячи различных Иных. – Им нравятся большие города, они их, можно даже сказать, любят. – Просто задумайся, Колин. Где легче всего спрятаться? В маленьком городке, где соседи знают о каждом твоем шаге? Или в большом городе, где…
- Ты растворишься в толпе, и никому не будет никакого дела, чем ты занимаешься, – закончил фразу Колин.
- Вот именно. – Эмили на мгновение замолчала, но потом, не в силах справиться с любопытством, спросила: – ты же поэтому сюда переехал?
- Да, думаю, что именно по этой причине, – он провел рукой по волосам. – Давай сперва поговорим о демонах.
- Что именно ты хочешь узнать?
- Они быстро исцеляются, правильно? – Когда девушка кивнула, он продолжил. – Что это за хрень с уровнями, о которых ты постоянно твердишь? Первый уровень, второй – что это значит?
- Демоны могут колдовать, почти как ведьмы и колдуны. Демоны низкого уровня, первого или второго, могут делать маленькие «фокусы»: зажечь свечу, например, или прогнать по комнате поток воздуха. Но девятый или десятый уровень… - время очень плохих новостей, – … такие могут запускать торнадо, устраивать пожары пятого уровня сложности и даже порабощать сознание другого человека.
- Что? – Колин помрачнел и подошел к Эмили. – Хочешь сказать, что эти ублюдки могут управлять людьми?
- Иногда. – Хотя именно из-за этого появилось суеверие, что демоны вселяются в людей. – Если демон достаточно сильный, он может проникнуть в чье-нибудь сознание, контролировать человека или, на крайний случай, вывести его из строя.
Колин обошел ее стол и встал менее чем в полуметре от Эмили.
- Именно это с тобой и произошло?
- Ч-что ты имеешь в виду? – В его глазах светилось понимание.
- Ты говорила, что однажды Иной чуть не отправил тебя в кому. Парень, который сделал это, был демоном, да? Одним из этих… девятого-десятого уровня?
Нет смысла отрицать.
- Да.
Эмили заметила, что Колин крепче сжал челюсти.
- И где он сейчас? – В его голосе слышалась еле сдерживаемая ярость, а в глазах промелькнуло звериное сияние.
- Неважно. Это произошло много лет назад, – да и Майлс не мог никому навредить своими магическими силами, больше не мог. – Я уже говорила, что выжгла его дотла. – Этого ублюдка.
- Смог бы он повлиять на меня своими чарами? – Прежде, чем Эмили ответила, Колин продолжил: – Найл пытался что-то сделать в отношении меня там, в баре. Я почувствовал в воздухе какую-то движуху, но ничего не произошло.
- Нет. – Оборотни были одними из самых сильных сверхъестественных созданий, ведь у них было два тела и две души – ровно в два раза больше, чем у любого другого создания. Из-за этой двойной связи они могли противостоять демонам. – Сильный оборотень – единственный, кто может противостоять мощному демону.
- Ну, уже что-то. – Колин сжал челюсти, на мгновение в его глазах появился блеск. – Какого хрена тебя угораздило начать встречаться с подобным парнем?
Эмили сглотнула. Она давно ждала этого вопроса. А так как сама уже сунула нос в личную жизнь Гита, то решила, что будет только справедливо рассказать и о своем прошлом.
- Ты его любила?
Она покачала головой:
- Нет, он был… - Проклятье, кем он был для нее? – Всю свою жизнь я не чувствовала себя «своей» среди людей. Они меня не понимали, и я сомневалась, что когда-либо смогут понять.
Колин молча смотрел на нее, и Эмили знала, что он понимает.
- Когда мне было восемнадцать, я наткнулась на бар Найла, меня привлекли волны магии, которые чувствовались в воздухе вокруг него. Найл, конечно, знал, что я человек, но разрешил приходить. Думаю, я его забавляла. – И демон наблюдал за ней, изучающий взгляд его бездонных черных глаз всегда преследовал ее.
- Найл познакомил меня с Майлсом. – С самого первого момента она чувствовала исходящую от Найла черную энергию и старалась избегать его. Но каким подонком он был на самом деле, девушка поняла только после того, как он организовал ее знакомство с Майлсом.
Колин напрягся:
- Майлсом?
- Тот милый демон, что напал на меня в «Адском Раю».
Руки Гита сжались в кулаки.
- Знаешь, иногда, когда я задумываюсь об этом, мне кажется…
- Что?
- Что Найл меня проверял. – Эмили покачала головой. – Но это же не имеет никакого смысла, правда ведь? – Но она никак не могла отделаться от этого подозрения. Найл как-то между делом познакомил ее с Майлсом однажды ночью, когда Эмили наслаждалась музыкой в баре. После этого каждую ночь Майлс ждал ее появления в клубе. Всегда милый. Всегда заботливый.
До той ночи, когда напал на нее.
А Найл наблюдал за этим, стоя в тени.
- Знаешь, я вообще считаю, что этот ублюдок Найл не так прост, как хочет казаться.
Да, наверное, он прав.
Часы на запястье Эмили завибрировали. Девушка тяжело вздохнула. Время для сеанса в двенадцать часов с Марджи.
Колин нахмурился:
- Это что за черт?
Старый добрый слух оборотней. Эмили показала руку:
- Мой будильник. Наступило время следующего пациента, – и она была этому рада. Так она могла ненадолго отложить этот неприятный разговор.
- Другими словами, мне пора уходить, – Колин несколько расслабился, даже слегка улыбнулся. – Все в порядке, док. Увидимся вечером.
- Вечером?
- Конечно. – Он поднял руку и взял ее за подбородок. – Когда я заеду.
Она напряглась. От предвкушения, а не от страха.
- Не помню, чтобы я тебя приглашала.
Колин начал медленно склонять к ней голову:
- Нам надо закончить урок.
Иноведение для начинающих.
- Ах, да, верно…
Он вопросительно изогнул одну бровь:
- Я услышал разочарование в твоем голосе?
Эмили покраснела. Пора поговорить открыто:
- Я…
Его губы слегка коснулись ее рта. Теплые. Влажные. Зовущие.
Боже, ей так нравились его поцелуи. Нравилось, как его язык погружался в ее рот. А каким приятным он был на вкус… Как хороший шоколад, а Эмили всегда имела слабость к шоколаду.
Медленно он оторвался от нее:
- Знаешь, док, я чертовски рад, что ты не была любовницей Найла.
А она-то как была этому рада.
- А теперь, когда я побывал в твоем кабинете, у меня точно появятся некоторые фантазии…
У нее уже была парочка.
Колин кинул взгляд на кушетку:
- В основном, я представляю эту кушетку. И тебя на ней. Абсолютно голую, конечно.
Конечно. Проклятье. Она почувствовала, как ее окатила жаркая волна. Не стоило сегодня надевать черную водолазку.
А-а-а, черт, кого она пытается обмануть. Ее это все чертовски возбуждало. Потому что Эмили прекрасно могла представить на этой кушетке Колина. И в ее фантазиях он определенно был голым.
«Спокойно, девочка. Тебя ждет пациент. Не время для дикого и необузданного секса».
- Увидимся вечером, – он убрал руку.
- Хо-хорошо…
Колин направился к двери. Эмили медленно последовала за ним, пытаясь успокоить неистовое сердцебиение.
- Добрый день, доктор Дрейк! – приветствовал ее бодрый голос Марджи в тот миг, когда девушка вышла в приемную.
Эмили через силу выдавила дружелюбную улыбку. Марджи ей нравилась, как и их сеансы, но в этот момент ей хотелось выругаться по поводу склонности этой пожилой женщины к пунктуальности.
Ей всего-то надо было несколько минут, чтобы успокоиться и вернуть контроль над собственным телом.
- Здравствуйте, Марджи.
В свои почти восемьдесят лет, с гривой черных волос с проседью, Марджи была воплощением элегантности. Одежда ее была безукоризненного качества, в воздухе разливался аромат французских духов.
На стуле рядом с ней стояла большая плетеная корзина. Из которой в данный момент раздавалось шипение.
Колин остановился и быстро окинул взглядом Марджи и ее корзину.
Марджи изобразила невинную улыбку.
- Добрый день, мэм.
Корзина снова зашипела, причем очень громко и явно раздраженно.
Эмили откашлялась. «Пора вмешаться, пока Колин не слишком сдружился с моей пациенткой».
- Спасибо, что зашли, детектив. С нетерпением жду нашей следующей встречи.
Колин оторвал взгляд от корзины:
- Я тоже, док. Я тоже…
И ушел.
- Хмммппрр, – пророкотала Ванесса, которая в данный момент находилась в противоположном углу комнаты от Марджи и ее корзины. На самом деле, создавалось впечатление, что Ванесса пытается слиться с обоями.
Ванесса не любила визиты Марджи так, как Эмили. Но, если честно, ее неприязнь не была связана с личностью Марджи.
Эмили жестом пригласила пациентку пройти в кабинет.
Девушка закрыла дверь, щелкнул замок. Пациентка аккуратно поставила корзину на кушетку и сняла круглую крышку.
Теперь шипение стало намного громче.
Эмили прошла к столу, взяла ручку:
- С какой проблемой мы сегодня будем работать?
Марджи достала из корзины огромного бирманского питона-альбиноса, попутно поглаживая его яркое тело. Змея извивалась под ее прикосновениями, оранжевые и желтые пятна на теле пресмыкающегося тут же привлекли взгляд Эмили.
Змея снова зашипела.
- Ох, Джордж, прекрати это, – Марджи нахмурилась и посмотрела на питона. – Он так себя ведет уже два дня. Шипит, шипит, шипит… За это время и одного слова мне не сказал.
Эмили взяла блокнот. «Джордж объявил бойкот. Снова».
- Все началось, когда ко мне в пятницу пришел один джентльмен, – Марджи немного покраснела. – Во-о-от. Джордж только посмотрел на него и сразу попытался крепко сдавить его ногу…

- Слышал, ты вчера развлекся на славу, – Брукс откинулся на своем стуле и задумчиво постучал себя пальцем по подбородку. – Гулял со своей психологиней по аллее, и на вас напали, а? – В его голосе слышался смех, но в глазах застыло озабоченное выражение.
- Ага, какие-то панки, – демоны, – прицепились, когда мы уходили из «Адского Рая», – Колин покачал головой. – Полиция отправила патруль, но… – и пожал плечами, – … в той части города очень легко исчезнуть, если не хочешь быть пойманным.
Колин отшвырнул папку с информацией о Майлсе.
- Эй, ну как, тебе удалось поговорить с подружкой нашего покойника?
- Ага, – Брукс слегка присвистнул, усаживаясь на стуле поудобнее. – Одна из этих милашек, типичная девочка с обложки, на мой вкус слишком худая, но…
- Где была Джиллиан, когда убили Престона? – перебил его Колин. Всегда приходилось так делать, если Брукс начинал говорить о симпатичных девушках. Иначе парень мог говорить на эту тему часами.
Брукс моргнул:
- Кто такая, черт возьми, Джиллиан? – Он выпрямился и кивнул в сторону файла. – Его подружку звали Хилари Бишоп. Ты ее знаешь, она племянница мэра и…
- Я знаю из надежного источника, что покойный встречался с девушкой по имени Джиллиан Нимонт, – он на секунду замолчал, чтобы Брукс впитал информацию. – Тебе это имя ни о чем не говорит?
Напарник покачал головой:
- Никогда о такой не слышал. Как и семья убитого, его друзья и соседи. – Брукс улыбнулся своей невинной верь-мне-как-себе улыбкой. – И поверь мне, если бы они о ней знали, я тоже был бы в курсе.
- Надо ее найти, – произнес Колин, слегка постукивая папкой с бумагами по краю стола. Значит, Джиллиан была маленькой грязной тайной жертвы…
Но не вела ли эта тайна к убийце?
Есть только один способ это выяснить.
Меньше чем через час Колин и Брукс стояли перед квартирой Джиллиан. Увидев, что замок на двери сломан, а сама дверь болтается на петлях, оба потянулись к оружию.
- Я тебя прикрою, – одними губами, беззвучно проговорил Брукс.
Колин кивнул. Он пригнулся у стены и громко постучал кулаком по двери:
- Джиллиан Нимонт! Это полиция! Нам надо с вами поговорить!
Нет ответа, но, учитывая состояние замка, они на него и не рассчитывали.
Еще одна попытка:
- Мисс Нимонт! Мы заходим! – Колин поднял пистолет, сделал глубокий вдох и распахнул дверь.
Гит ринулся в квартиру, все еще пригнувшись к полу и оглядывая комнату.
Полный разгром. Перевернутые стулья, диван разодран на части, по полу разбросаны книги и бумаги.
Колин стал продвигаться по правой стене, направляясь, как он полагал к спальне. Брукс шел по левой стене.
Гит завернул за угол. Еще больший беспорядок. Разбитое зеркало, разломанный в щепки комод.
Ни следа Джиллиан.
- Похоже, что нас кто-то опередил, – пробормотал Брукс, опуская пистолет. – Проклятье, такое впечатление, что она кого-то очень серьезно разозлила. – Он медленно выдохнул.
Колин пробрался к маленькому шкафу:
- Здесь нет ее вещей, – и по полу они не разбросаны, просто исчезли.
Гит прошел к ванной комнате. Брукс уже был там, оглядывая осколки, которые когда-то были большим зеркалом.
- Тут нет ни зубной щетки, ни пасты, – Брукс взглянул на Колина. – Похоже, что девица свалила раньше, чем к ней наведался этот разрушитель.
- Надо вызвать группу по осмотру мест преступлений, – Колин достал мобильник. Единственное, до чего они дотрагивались – дверь при входе. Может, им повезет, и в квартире найдут какие-нибудь отпечатки.
- Какова вероятность того… – медленно проговорил Брукс, когда они направились к входной двери, – … что квартиру этой женщины – как ты говоришь, любовницы Престона – разгромили случайно?
- Я бы сказал, что высока вероятность… того, что Джиллиан что-то знала. – Но если она в бегах, а все выглядело именно так, им придется очень попотеть, чтобы ее найти.
- Как считаешь, он нашел то, за чем приходил? – Брукс оглядел гостиную, задерживая взгляд на разрушенной мебели, разбитом компьютере.
Колин пожал плечами и начал набирать нужный номер на телефоне:
- Он мог и не искать ничего.
Брукс удивленно приподнял бровь:
- Думаешь, это послание?
Конечно, они оба уже сталкивались с подобными ситуациями. Разгромленные дома, изуродованные машины – все, чтобы напугать свидетелей настолько, чтобы те отказались от мысли общаться с полицией.
- Да, думаю, так и есть.
Прищурившись, его напарник изучал пол. Потом присел и достал из кармана пару латексных перчаток.
- Что ты там нашел?
Брукс аккуратно отодвинул деревянный кусок кофейного столика:
- Похоже на ежедневник, – он поднял маленькую голубую книжечку. – Может, удастся выяснить ее последние действия перед тем, как она решила соскочить.
Решила соскочить. Милая формулировка.
- Ты имеешь в виду, прежде, чем она помчалась со всех ног от преследующего ее психопата?
- Ага, именно это. – Брукс начал изучать ежедневник, быстро пролистывая страницы. – Давай просто узнаем, что у нее было запланировано на день, когда убили Престона. – Он присвистнул. – Да-а-а, будь я проклят…
На другом конце провода оператор группы по осмотру мест преступлений поднял трубку и начал выяснять адрес для выезда.
- Минуту, – Колин нахмурился. – Что там?
Брукс протянул ему книжечку:
- Посмотри на встречу, которая была назначена у Джиллиан на час дня.
Колин посмотрел на страницу. Увидел надпись, сделанную красивым женским подчерком: «Башня Мистро, 2301. Доктор Дрейк».
Чувство напряжения сковало его тело. Башня Мистро, 2301. Адрес кабинета дока. Джиллиан Нимонт собиралась встретиться с Эмили.
- Ну что, милый доктор что-нибудь упоминала о том, что мисс Нимонт ей знакома? – холодно спросил Брукс.
По дороге к Джиллиан, Колин рассказал, что именно они с Эмили выяснили, кем была любовница Престона. Конечно, он не стал говорить, что узнали они об этом от демона.
А сейчас все выглядело так, что не только он скрывает часть информации от напарника.
- Ну так как? – настаивал Брукс, в его глазах сквозило подозрение.
Оператор начал что-то бормотать в телефонной трубке.
- Нет, – наконец, тихо признал Колин. – Не упоминала.
И он, черт возьми, собирался выяснить, почему док умолчала об этом важном факте.

[1] Тест Роршаха — психодиагностический тест для исследования личности, созданный в 1921 году швейцарским психиатром и психологом Германом Роршахом (нем. Hermann Rorschach). Известен также под названием «Пятна Роршаха». Испытуемому предлагается дать интерпретацию десяти симметричных относительно вертикальной оси чернильных клякс. Каждая такая фигура служит стимулом для свободных ассоциаций — испытуемый должен назвать любые возникающие у него слово, образ или идею.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 02:59 #10 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 8

Колин приехал к Эмили сразу после восьми вечера. Как только он переступил порог, девушка поняла, что что-то не так.
Черт, не нужно обладать даром, чтобы понять – парень в ярости.
Колин молчаливым вихрем пронесся мимо нее, снимая на ходу старую, потертую куртку.
- Да, тебе тоже привет, – проворчала Эмили, закрывая дверь. После того, как они поцеловались в офисе, она ожидала совсем другое приветствие.
Поправка: она ожидала приветствие, точка.
- Что, неприятности на работе, а? – Эмили пошла следом за Колином. Был у нее всего один раз, а уже ведет себя так, будто это его дом.
Колин швырнул куртку на кушетку и начал ходить туда-сюда перед камином:
- Неприятности? Можно и так сказать. – На скулах Гита играли желваки. – Мне надо задать тебе один вопрос, док.
Колин был серьезен. Даже очень. От неприятного предчувствия у Эмили засосало под ложечкой.
- Хм, задавай. – Девушка села на кушетку, отодвинув куртку в сторону, и попыталась не зацикливаться на том факте, что вечер явно пошел не так, как она планировала.
- Почему ты мне не сказала, что знаешь Джиллиан Нимонт?
Эмили сглотнула:
- Что?
Колин внимательно следил за ее реакцией:
- Ты меня слышала.
Девушка покачала головой:
- Не сказала, потому что я с ней не знакома. – Неужели парень решил, что она скрывает от него информацию?
- У нее была назначена встреча с тобой в прошлую пятницу. В час.
- Нет, – отвечая, Эмили смотрела прямо в пронзительные голубые глаза Колина. – Не было такого.
Он склонил голову набок:
- В ее ежедневнике твое имя. И твой адрес.
- Говорю тебе, я не знаю эту женщину. Слушай, почему бы тебе просто не спросить у нее и…
- Не могу. Джиллиан Нимонт пропала.
- Пропала? – Ох, плохие новости.
- Соседи сказали, что последний раз видели ее в прошлую среду. Она швырнула в багажник своей машины чемодан и уехала. И проделала все это очень быстро. – Колин смотрел на Эмили с нейтральным выражением лица, он ждал ее реакцию. – С тех пор она не появлялась на работе.
Эмили чувствовала, что Колин ее подозревает:
- Слушай, Колин, я не знаю эту женщину и…
- Она не была твоей пациенткой?
- Я только что сказала, что не знаю ее!
- Но ты бы защищала пациента, правда, док?
Намек был слишком явным, чтобы его игнорировать. Эмили вскочила на ноги:
- Я бы оберегала их конфиденциальную информацию, да, но не стала бы защищать никого, замешанного в убийстве, если ты спрашиваешь именно об этом. – Спрашивает, обвиняет, черт, в данный момент это одно и то же.
Сердце девушки билось с неистовой силой, руки сжались в кулаки: Колин считает, что она его обманывает, что покрывает убийцу.
Доверием тут и не пахнет.
«Но ты ему тоже не доверяешь, во всяком случае, не полностью. В противном случае, ты бы занялась с ним любовью прошлой ночью», – ворчливо напомнил ей внутренний голос.
Похоже, у обоих проблемы с доверием. Плохой знак.
- Если ты мне не веришь, почему бы не спросить у Ванессы? Она подтвердит, что я не лечила Джиллиан.
- Мой напарник допрашивает ее прямо сейчас, – Колин скрестил руки на груди. – Так что, если ты хочешь в чем-то признаться, док, самое время это сделать.
Ублюдок.
- Я участвую в расследовании вместе с тобой, – на случай, если он забыл. – Я не одна из твоих подозреваемых, и уж будь уверен, мне ни черта не нравится, когда ты со мной так обращаешься.
Из кухни раздался звоночек. Ужин.
Эмили обошла Колина. Она чувствовала себя идиоткой. Полной идиоткой. Теперь у них точно не будет романтического ужина. Этот урод думает, что она… проклятье, она даже не знает, что именно он думает.
Эмили открыла духовку и достала лазанью, которую готовила с таким усердием. Готовка не была ее сильной стороной. Но за несколько лет она научилась идеально готовить несколько блюд, и лазанья была одним из них.
Девушка поставила противень на плиту, повернулась…
И увидела, что в дверях кухни стоит Колин и смущенным взглядом оглядывает аккуратно накрытый стол: две тарелки, две свечки…
Щеки девушки покраснели, но не от жара, идущего из духовки.
- Ты готовила.
Ну, разве он не Капитан Очевидность?
А разве она не глупая гусыня? Он же говорил, что придет для разговора об Иных, а не на свидание.
Но она все равно потратила столько времени на приготовление еды. А еще на душ и переодевание. Даже оставила волосы распущенными, но не похоже, что Колин это заметил.
- Ну, да. Мне иногда надо есть, – проворчала Эмили и скрестила руки на груди. Как выдворить его из дома?
Колин повел носом:
- Пахнет вкусно.
- Угу, – девушка начала постукивать правой ногой. Она решила действовать напролом. – Я хочу, чтобы ты ушел.
Колин моргнул.
- Прямо сейчас, на самом деле. Я хочу, чтобы ты ушел прямо сейчас, – пока она не разозлилась еще больше.
Он покачал головой:
- Нам надо еще поговорить о деле…
- Хочешь сказать, что еще не закончил меня допрашивать. – Из консультанта в подозреваемую за двадцать четыре часа – Эмили готова была поспорить, что такое нечасто случается.
На самом деле, она готова была поспорить, что такое случилось только с ней.
«Доктор Монстр снова наносит удар».
Губы Колина сжались в тонкую линию:
- Я делаю свою работу. Я должен спросить…
Его речь прервал приглушенный звонок мобильного телефона.
Эмили вопросительно изогнула бровь:
- Спорю, это Брукс, – звонит, чтобы доложить о результатах разговора с Ванессой.
Колин зарычал и вытащил телефон из кармана.
Эмили уставилась прямо на него, собираясь услышать хотя бы его часть разговора.
- Да, Брукс, я здесь, – пауза. – Так она подтвердила назначенную встречу?
Что? Это уж навряд ли. Не было назначено никакой встречи с Джиллиан Нимонт.
- А-а-а-а. Да, это интересно.
Интересно, что Эмили не помнит своих клиентов? Да уж, с этим она может согласиться.
Колин удивленно рассмеялся.
Рассмеялся? Парень начинает действовать ей на нервы.
- Думаю, это тоже довольно любопытно, – небольшая пауза, потом, – поговорим завтра. В восемь утра, ага. – Колин нажал на кнопку отбоя, склонил голову набок и изучающе посмотрел на Эмили. – Похоже, что в прошлую пятницу у тебя действительно была назначена встреча.
Девушка нахмурилась:
- У. Меня. Не. Была. Назначена. Встреча. С. Джиллиан. Нимонт. – Она выделила каждое слово.
- Нет, не была.
Его внезапное согласие застало Эмили врасплох.
- Встреча была назначена для Мишель Тоум. Ванесса сделала пометку, что это «ознакомление». – Колин убрал телефон обратно в карман. – Может, расскажешь, что значит «ознакомление»?
Эмили ответила на автомате:
- Я всегда назначаю ознакомительную встречу с тем, кто хочет воспользоваться моими услугами. Прежде чем согласиться на работу в качестве психотерапевта-консультатнта, я встречаюсь с потенциальным пациентом, мы сидим, разговариваем и…
- И ты, пользуясь своим даром, определяешь, кто перед тобой: человек или Иной.
Эмили кивнула. Еще она на таких встречах немного опускала ментальные щиты, чтобы понять уровень силы клиента. Если девушка чувствовала отпечаток тьмы или неконтролируемую силу, то вежливо сообщала, что в данное время не берет себе новых пациентов.
- Ванесса сказала Бруксу, что Мишель Тоум так и не пришла на встречу.
И Гит считал, что Джиллиан и Мишель – одна и та же девушка.
- Зачем ей пользоваться вымышленным именем? Я имею в виду, мы же все равно не были знакомы.
- Не знаю. Есть и другие непонятные для меня моменты, связанные с этой мисс Нимонт.
- Как думаешь, тебе удастся найти ее? – Живой.
- Сделаю все, что смогу, – совсем не такой определенный ответ, на какой она надеялась.
Эмили постаралась вспомнить прошлую пятницу. Ее несколько вывело из равновесия сообщение Ванессы, что на назначенную встречу пациент не явился. Теперь ей стало стыдно за себя. Она злилась, когда Джиллиан… что? Была в опасности? Спасала свою жизнь?
Умирала от рук убийцы?
Эмили сглотнула. И почему Джиллиан хотела с ней встретиться?
Наверное, Эмили этого никогда не узнает.
- Док, Эмили, я должен был спросить про нее, – Колин сделал шаг к девушке и раскрыл объятия.
«О, теперь он строит из себя милашку. Когда перестал подозревать меня в причастности к убийству».
Чертовски раздражало то, что она его понимала. Колин – полицейский, работает над самым громким делом в городе. Он нашел ее имя в ежедневнике Джиллиан. И если бы он не начал расследование в этом направлении, то Эмили начала бы серьезно сомневаться в его квалификации детектива.
И в его моральных качествах.
Но он ухватился за эту зацепку. Вывел Эмили из себя, оскорбил, испортил такой вечер, но продолжил делать свою работу.
- В следующий раз, Гит, не вваливайся, бряцая оружием, – девушка проигнорировала его поднятые руки и отвернулась.
Колин тяжело вздохнул:
- Я все испортил, да?
Хммм. Капитан Очевидность снова вышел на сцену. Но, может, можно дать ему еще шанс? Эмили повернулась к Колину, сжав в руке нож:
- Мне не нравятся твои методы, Гит, но я понимаю, почему ты должен был меня допросить. – И почему Брукс допрашивал Ванессу. Эмили была готова поспорить, что ее помощнице не понравилось такое неожиданное вторжение. Ее ковен обычно по средам собирался на шабаш. А этой ночью, да, именно этой ночью, ведьмы планировали устроить какой-то ритуал, требующий полного обнажения.
Так что она догадывалась, что именно сказал Брукс, когда Гит рассмеялся.
- Понимаешь? – Колин бросил взгляд на сверкающий нож.
- Да, в следующий раз, – она очень сильно надеялась, что следующего раза не будет, – попытайся прикинуться хорошим полицейским. Со мной это намного лучше срабатывает.
Эмили начала разрезать лазанью. Колин стоял рядом, чувствовалось, что он напряжен. Гит молчал и просто смотрел на Эмили. Она ощущала его пристальный взгляд.
Через несколько минут девушка нарушила тишину, пробормотав, почти не глядя на него:
- Ну что, будем ужинать, да? – Махнув рукой в сторону стола, Эмили практически приказала: – Садись. Нет смысла отказываться от хорошей еды. Кроме того, мы еще не закончили разговор об Иных. – Она тоже может вести себя как профессионал.
Им действительно надо завершить урок.
И ей хочется, чтобы Колин остался.
Похоже, у них обоих были проблемы с доверием, но ведь никто не совершенен.
Ни Доктор Монстр, ни оборотень.
Совершенство… Эмили поняла, что совершенство может быть очень скучным. А после всех этих лет, когда она жила, подчиняясь строгому режиму, когда каждая ее минута была расписана, Эмили была готова к некоторому несовершенству.
Лучше бы этому оборотню снова все не испортить. Она давала ему последний шанс.

Итак, он облажался по-крупному. Ну, док хотя бы разрешила ему остаться на ужин.
Ужин. Эта женщина специально для него готовила. Свечи поставила на стол. Достала красивые тарелки.
Он не помнил, чтобы кто-то еще делал для него такое.
Конечно, женщин в жизни Колина было предостаточно, но обычно он ходил с ними в рестораны. И такие отношения не длились дольше нескольких перепихов и пары ужинов.
У него никогда не было такого уютного, расслабленного свидания. И да, несмотря на то, что первые полчаса Колин провел, допрашивая Эмили, он все еще считал это свиданием.
Уже вторым.
Интересно, док позволит ему добраться в этот раз до второй базы?
Может же парень лелеять надежду.
- Итак, вот главная разница между волшебниками и колдунами: у колдунов столько же силы, но они пользуются черной магией. И если ты когда-нибудь допустишь ошибку и назовешь волшебника колдуном… - Эмили сделала паузу и отпила вино из бокала, – то у тебя будут большие неприятности, потому что этим ты нанесешь парню огромное оскорбление.
- Понятно. Постараюсь запомнить. – Весь ужин Эмили вела разговор исключительно об Иных.
Теперь он знал, что заклинатели могут разговаривать только с одним видом животных: кто со змеями, кто с птицами и так далее.
Что есть два вида вампиров: рожденные или, как их называли, Чистокровные и созданные или Обращенные. Чтобы сделать вампира, не нужно было три раза обмениваться кровью, как это описано в книгах. Вампир должен был обескровить жертву почти досуха, после чего будущему вампиру оставалось только отпить крови своего родителя – так Эмили называла таких вампиров, родителями – и вуаля! – вы получаете новенького с иголочки вампирчика.
Еще Колин расспрашивал Эмили об оборотнях. Док была права, когда говорила, что он может распознавать других оборотней по запаху. Может. За такими, как он, шлейфом вился запах дикой природы. Впервые Колин учуял этот запах в девятнадцать лет, будучи зеленым юнцом. Он тогда наткнулся на оборотня-медведя и так удивился, что даже чуть ружье не уронил.
Медведь в поисках пропитания вломился в пустующий дом. Когда туда подоспел Колин, оборотень прямо у него на глазах перекинулся – быстро и легко превратился из зверя в человека.
Потом извинился за учиненный разгром:
- Прости, приятель, зверь вырвался на свободу, – и подмигнул. – Ты же знаешь, как это бывает.
- Итак… - мягкий голос Эмили вернул Колина из воспоминаний. – Хочешь узнать что-нибудь еще?
- Ага, – он отпил еще вина. На самом деле, вино он не очень любил. Дайте ему пива, и он счастлив. Но вино, которое предложила Эмили, Колину понравилось. Сладкое. Немного пикантное.
Этот вкус напоминал ему об Эмили.
В этот момент Колин понял, что уже прошло больше восьми часов с тех пор, как он в последний раз ее целовал. Чертовски много времени.
Гит попробовал сесть поудобнее. У него была эрекция с того момента, как он вошел в дом. Волосы Эмили были распущены и мягкими шелковыми волнами падали на плечи. На девушке было легкое платье на тонких бретельках. Немного потянуть, совсем чуть-чуть, и можно их оторвать, Колин был в этом уверен.
И он готов был поспорить на месячную зарплату, что лифчик Эмили не надела, потому что мог видеть контуры ее сосков. Этих сладких, идеальных сосков.
Колин все еще чувствовал их на языке, видел покрасневшие ареолы…
- Хм, Колин?
Он моргнул и понял, что Эмили только что застукала его за разглядыванием ее груди.
Да уж, мило. Определенно, лучший способ очаровать такую женщину, как она.
Вести себя как хренов джентльмен… это было выше его сил.
Усилием воли Колин заставил себя перевести взгляд со слишком искушающих возвышенностей, выглядывающих из декольте ее платья. Взглянув на лицо Эмили, он понял, что она наблюдала за ним. Ее зеленые глаза за линзами очков казались больше и загадочнее.
- Ты сказал, что хочешь меня спросить еще о чем-то?
- Да, верно, – Колин с тихим стуком поставил бокал на стол. – Это об оборотнях-волках.
Она напряглась:
- Что именно? – пальцем Эмили водила по краю бокала.
- Они действительно так ужасны, как про них судачат? Другие оборотни, с которыми я встречался, все как один советовали мне держаться от волков подальше, говорили, что они опасные. – Опасные. Да, это одно из определений, которые он слышал. Также звучали варианты: психопаты, одержимые убийством, дикие.
Эмили перестала поглаживать край бокала и пристально посмотрела в его глаза:
- Оборотни-волки чрезвычайно опасны, Колин. Я даже не могу передать насколько. Зверь в них… он всегда пытается подчинить человека себе.
- Кто-то называет их психопатами.
- Потому что, некоторые из них действительно такие.
Некоторые, но не все.
Эмили почесала переносицу:
- Оборотни, в целом, очень эмоциональные создания. Но, думаю, ты это и так знаешь, да? – Она устало улыбнулась. – Так вот, эмоциональность оборотней-волков в разы интенсивнее. А когда волк находит свою пару, он готов на все – и я именно это и имею в виду, когда говорю «на все» - чтобы ее защитить. Напасть, убить – для оборотня-волка это ничто, если под угрозой его подруга.
- Но не все они находят свою пару.
- Нет. Не все, – Эмили наклонилась вперед, выражение лица у нее было очень серьезным. – Я думаю, именно поэтому уровень психоза такой большой. Этим созданиям пара нужна так сильно, так отчаянно, что, когда они теряют надежду найти вторую половину, то теряют контроль над собой.
А вот это уже чертовски любопытно:
- Хочешь сказать, что оборотень-волк, нашедший пару, избавляется от этого психоза?
- Нет, они становятся спокойнее ровно до тех пор, пока их паре ничего не угрожает, – Эмили тряхнула головой, откидываясь на стуле. – Конечно, это всего лишь мое мнение, основанное, ну, скорее, на инстинкте. Не то, чтобы я их изучала.
- Понятно, – к тому же популяция оборотней-волков не была обширной.
- Но мое мнение основано на общении с другими оборотнями, – продолжила Эмили серьезным тоном. – И я действительно убеждена, что оно объясняет многие особенности психологии оборотней-волков.
Колин понял, что должен задать еще один вопрос:
- Ты говорила, что как-то встречалась с оборотнем.
- Да, – румянец залил ее щеки.
- Но когда мы впервые встретились, у меня создалось впечатление, что ты не сильно-то любишь таких, как я. – Он сделал паузу, достаточно длинную, чтобы пристальней взглянуть ей в глаза. – Или именно Я так тебе не понравился?
- Я… я… - она запнулась, подыскивая правильные слова. Ха. Не самая привычная ситуация для Доктора Монстра.
- Так как же, док? Ты имеешь что-то против всех оборотней или конкретно против меня?
Эмили кинула на него мрачный взгляд:
- Ни то, ни другое, – она пожала плечами. – Правда, когда мы впервые встретились, я несколько… колебалась. У оборотней есть определенная репутация в сверхъестественном мире, ты же в курсе. Среди всех Иных именно оборотни сильны в ухищрениях и манипуляции. Я имею в виду… да ладно, вы, парни, живете, постоянно пряча от окружающих большую часть своей сущности.
- А ты нет? – тихо поинтересовался Колин. – Хочешь сказать, что не вводишь людей в заблуждение? Не обманываешь? Не скрываешься? – В этом они были похожи так сильно, что, как подозревал Колин, она не хотела это признавать.
- Я никогда не говорила, что безупречна, – произнеся это, Эмили моргнула, как будто выйдя из оцепенения.
- Я тоже.
- Нет, – в ее глазах застыла какая-то тайна. – Но я и не хочу, чтобы ты был совершенством.
И в этот момент Колин понял, что даже если док не доверяет таким, как он, не доверяет ему, она все равно его хочет. Он видел, как в ее ярких изумрудных глазах светился голод.
Неистовый, всепоглощающий голод, такой же, как тот, что он чувствовал к ней.
Нет, она не доверяла оборотням на сто процентов. Может, никогда и не сможет. Но Колину было глубоко плевать на ее отношение к другим оборотням. Все, что имело значение – это ее чувства к нему. Может быть, она сможет доверять ему.
Хватит игр.
- Я хочу тебя. – Грубо. Сильно.
Она сглотнула:
- Я… я знаю.
Колин дотянулся до руки Эмили. Как же приятно было чувствовать атласную гладкость ее кожи под пальцами.
- Ты хочешь меня.
Эмили кивнула. Ее соски напряглись и натянули ткань платья. И Колин чувствовал, как в воздухе разлился аромат ее возбуждения.
Да, док его хочет.
Эх, если бы ему удалось завоевать ее доверие.
Эмили поднялась из-за стола, чтобы отнести бокал к мойке. Колин окинул взглядом ее ноги, такие длинные. Ему так хотелось прикоснуться к их нежной обнаженной коже. Эмили надела босоножки. Черные.
- По-почему бы нам не пройти в гостиную?
Он бы хотел пойти сразу в спальню, но на безрыбье и рак рыба – так ведь в пословице говорится? А после того, как он мило облажался в начале вечера, Колин понимал, что не имеет права привередничать.
Гит медленно встал и проследовал за Эмили, любуясь изгибом ее попки. О, у дока была великолепная задница. Крепкая. Подтянутая. Будто бы созданная для его рук.
Эмили задержалась в дверях и оглянулась. Колин даже не попытался скрыть свое желание. Черт, он только что признался ей в своих чувствах, да и она кидала такие же голодные взгляды.
Больше никаких игр. Эти слова снова всплыли в его голове. Колин схватил Эмили за запястье и рывком привлек к себе. И накрыл ее рот поцелуем.
Тихий стон вырвался из горла девушки, когда она приоткрыла губы ему навстречу. Боже, ну какая же она сладкая. Колин не мог понять, какой вкус был более явным: вина или самой Эмили, но чувствовал, что должен насладиться им по полной.
Язык Колина погрузился в тепло ее рта, руки обхватили ягодицы. Гит прижал Эмили к своему возбужденному члену и начал тереться им об тело девушки.
Ее насыщенный аромат окутал Колина. Пьянящий, искушающий запах, который пробуждал в нем зверя.
Эмили крепче сжала плечи Колина. Но она не отталкивала его. Она пыталась крепче прижаться к нему.
Определенно, время игр подошло к концу.
Как же он хотел ее, хотел чувствовать ее тело под своим. Чтобы она была обнаженная и готовая принять его.
Прямо сейчас.
Не в его силах быть джентльменом. Не в его это натуре.
Их языки переплелись. Колин слегка прикусил губу Эмили, потом с трудом оторвался от девушки:
- Если ты не хочешь этого, – меня, – лучше скажи это сейчас, Эмили. – Пока он еще в состоянии остановиться.
Ее глаза затуманились от страсти. От оглушительного, дикого желания. Доктор, пытающийся все контролировать, полностью исчезла.
- Я… я… - Эмили покачала головой.
Колин сжал челюсти, все его тело застыло. Его член набух от голода, стал большим и крепким от желания.
Но она собиралась сказать «нет».
«А чего ты ждал?» - мысленно выругался он. – «Вчера ночью она же сказала, что все происходит слишком быстро. А ты на нее давишь. С ней надо нежнее, ей нужно время».
Колин поднял руки. Интересно, позволит ли Эмили воспользоваться ее ванной комнатой? Потому что для того, чтобы пережить эту ночь, ему очень нужно принять холодный душ.
А, может, и помочь себе рукой.
- Нет, – Эмили схватила его за руки. – Я не хочу, чтобы ты останавливался.

Доктор Дрейк не одна.
Он наблюдал за ее домом из своего убежища в кустах. Сидел на улице и наблюдал, ждал вот уже два часа.
Он видел, как приехал парень: крупный, уверенный в себе ублюдок, который чуть не поймал его в первую ночь. Он задержал дыхание, когда парень выпрыгнул из своего джипа.
Он все еще не был уверен, как этот мужик догадался, что он скрывался в ту ночь в кустах. Поэтому боялся, что и сейчас парень почувствует его присутствие.
Но нет, парень взбежал вверх по ступенькам и начал неистово колотить кулаком по двери. Потом исчез в доме.
Что тут делает коп? Надо выяснить. В данной ситуации нельзя рисковать.
Парень может быть другом, любовником, клиентом. Надо выяснить точно.
Нужно знать все досконально о докторе Дрейк.
- Ну, ты выторговала себе еще одну ночь, – прошептал он, понимая что не может до нее добраться, пока рядом есть кто-то еще. Нет, это не входило в его планы.
Надо поймать момент, когда она будет одна.
Он так и сделает. Вопрос времени.

- Не говори «да», если не уверена, – прижатое к ней тело Колина напряглось. – Я изо всех сил пытаюсь вести себя по-джентльменски, но не дави на меня, док. Есть пределы тому, что может вынести мужчина.
Да и у женщины есть лимит того, сколько она способна вытерпеть. Сколько одиноких, пустых ночей. Проклятье, она устала бояться, устала прятаться от жизни, от страсти.
- Я больше не хочу быть осторожной, – и Эмили поняла, что говорит правду. Раньше она пыталась избегать рисков. Последние десять лет.
После встречи с Колином этим утром она задумалась о многих вещах. Эмили поняла, что относилась к нему так же, как к Тревису. Никогда не подпускала слишком близко, не доверяла полностью. Все ждала какого-то идеального момента, чтобы поделиться своими секретами.
Но идеальный момент с Тревисом так и не наступил. Тревис бросил ее, пока она осторожничала. И Эмили, наконец, пришла к выводу, что не рисковать – это просто скучно.
А она хотела эмоций, хотела жизни, хотела… Колина.
Кроме того, Колин уже знал ее секреты, по крайней мере, большинство из них. И не считал ее ненормальной из-за ее маленького дара. Нет, он не обращался с ней, как с ненормальной.
Он обращался с ней, как с женщиной. Своей женщиной.
И Эмили это нравилось. Очень.
Поэтому мисс Не-Меньше-Шести-Свиданий сняла очки, швырнула их на столик и решила рискнуть. Глядя прямо в мерцающие глаза Колина, она четко и тихо произнесла:
- Я хочу быть с тобой сегодня ночью.
- Эмили…
У нее свело низ живота от неприкрытого желания, звучащего в его голосе. Никто никогда не произносил ее имя с таким чувством голода.
- Эмили, я не похож на мужчин, которых ты знала раньше.
И слава Богу. Она встала перед ним, ее тело задрожало от предвкушения. Эмили понимала, что Колин не похож на других. Была в нем дикая и подавляющая сексуальность, которой не было ни у одного из ее прошлых любовников.
- Я не смогу быть нежным. Только не в первый раз.
Первый раз. Внутри у нее все сжалось от возбуждения. Интересно, а на сколько всего раз он рассчитывает?
- Я не хочу, чтобы ты был нежным. – «Нежный» - это слово к нему не подходило. Ей хотелось, чтобы все было резко и быстро. Хотелось криков от удовольствия и дикой страсти.
Хотелось всего и сразу.
Жилка запульсировала на виске Колина, когда он кинул взгляд на коридор:
- Где спальня?
Эмили подняла руку и указала пальцем на вторую дверь.
Его губы изогнулись в хищной улыбке, в которой на мгновение сверкнули клыки.
Их вид напугал ее в прошлый раз. Заставил остановиться.
Теперь же это только усилило возбуждение.
«Я не похож на мужчин, которых ты знала раньше». Ее трусики уже намокли от страстного предчувствия.
Колин подхватил Эмили на руки и с легкостью отнес ее в спальню. Ранее она оставила включенной лампу на прикроватной тумбочке, и теперь мягкий свет заливал комнату. Когда Колин кинул Эмили на кровать, платье задралось и обернулось вокруг ее талии.
Глаза Колина сузились от такой картины, и прежде, чем девушка смогла сделать хотя бы одно движение, он был на ней. Он залез на кровать, на Эмили, раздвигая ее ноги шире, лаская длинными сильными пальцами ее бедра.
Девушка вздрогнула от прикосновения его теплых рук.
- Успокойся, милая, я просто хочу почувствовать тебя. – Колин сделал глубокий вдох. – Боже, как я люблю запах твоего возбуждения. – Его пальцы добрались до ее промежности, он стал гладить там сквозь ткань трусиков.
Эмили прикусила губу и прижалась к Колину всем телом. О, черт, так приятно было чувствовать его пальцы. Но ей хотелось большего, хотелось…
Колин рывком сорвал с нее трусики, порвав тонкий шелк. И вот уже его пальцы были на ее нежной плоти, исследовали влажные складочки, открывали ее, поглаживали клитор.
Эмили рухнула на подушку, внутри нее нарастал оргазм, все ближе, ближе…
Колин ввел в нее два пальца.
Она кончила, выкрикивая его имя, дрожь удовольствия сотрясала ее тело.
- О, да, Эмили, ты чертовски сексуальная.
Эмили была в полубессознательном состоянии, стук сердца отдавался в ее ушах. Она никогда не кончала так быстро, всего от нескольких прикосновений.
- Я хочу попробовать тебя на вкус.
Ее тело все еще трепетало, а низ живота сводило от полученного удовольствия. Пальцы Колина все еще были в ней, он то входил ими, то выходил, двигаясь в ритме, который снова зажигал ее желание.
Через мгновение слова Колина достигли сознания Эмили, через мгновение она поняла, что он…
Колин вынул из нее пальцы и поднес их к губам. Глядя ей прямо в глаза, не отрывая от нее своего горящего взора, он поднес руку ко рту. И слизал ее влагу с пальцев.
Потом улыбнулся ей:
- Я хочу еще.
Она тоже хотела еще. Хотела его.
Но Колин был все еще одет. На нем было слишком много одежды.
- Колин…
Он склонил голову, и Эмили почувствовала его теплое дыхание на своем лоне.
Каждый мускул в ее теле напрягся от предвкушения. Она хотела почувствовать его рот на своей плоти. Хотела почувствовать его умелый шероховатый язык.
Колин ее лизнул. Медленно, прочувствованно. Это движение заставило Эмили выгнуться ему навстречу, впиться каблуками в мягкий матрас.
На это Колин ответил рычанием, вибрация от звука прокатилась по лону девушки.
Эмили сильнее сжала бедрами плечи Гита и, схватив за волосы, крепче прижала его голову.
Он сделал еще одно круговое движение языком по ее плоти, потом лизнул клитор. И еще раз. Крепче.
- К-колин… - она чувствовала приближение второго оргазма. Тело боролось, не хотело поддаваться новой волне экстаза.
Он вошел в нее языком, руками продолжая гладить клитор.
Бедра Эмили рванулись ему навстречу.
Новый оргазм приближался. О, Боже, она…
- Не так быстро, милая, только не сейчас. – Колин отодвинулся, раздался звук раскрываемой молнии на джинсах. – В этот раз ты кончишь вместе со мной.
Послышался звук разрыва. Пластик. Упаковка от презерватива. Оборотень подготовился к визиту.
В то же мгновение Эмили снова почувствовала на себе его руки. Как они раскрывали складки ее плоти навстречу крепкому, твердому члену.
Слишком поздно… Дрожь удовольствия волной прокатилась по ее телу.
- Колин, я…
Он положил руки на ее плечи, просунул пальцы под бретельки платья и прошептал:
- У меня были фантазии о тебе весь ужин.
А она фантазировала о нем с прошлой ночи.
- Я представлял твои соски, – Колин потянул за полоски тонкой ткани, и те порвались. – Я так хотел увидеть их, – он стянул вниз верх ее платья. – Дотронуться до них. – Гит склонил голову и сомкнул губы вокруг ее соска, втянул его в рот и начал посасывать.
Колин слегка поцарапал чувствительную кожу зубами, но не больно… о, нет, совсем не больно. Приятно.
Страха больше не было. Только желание.
Пока Колин ласкал языком одну грудь, другую он подвергал сладкой пытке рукой. Сжимал, поглаживал, сводил Эмили с ума от неудовлетворенного желания и ненасытной страсти, которая все нарастала и нарастала.
Эмили извивалась под ним, пытаясь насадиться на его крепкий член, который был прижат прямо ко входу в ее нежное лоно. Она хотела, чтобы он вошел в нее. Глубоко. Эмили снова была близка к оргазму. Все ее тело требовало, чтобы Колин заполнил пульсирующую пустоту.
Руками Эмили дотянулась до его бедер, пальцы нащупали грубую ткань джинсов, и девушка стянула брюки вниз. Она обхватила его ягодицы, почувствовав руками тепло его тела, и притянула Колина к себе, заставляя двигаться ей навстречу.
Гит приподнял голову - его губы сверкали от влаги - и рассмеялся. Но смех этот был хриплым, натянутым:
- А ты нетерпеливая, а?
Черт, да, ей не терпелось. Тело Эмили изнывало от желания, и от долгожданного облегчения ее отделяло всего одно движение его члена.
Девушка мрачно посмотрела на Колина. В эту игру могут играть двое.
Она провела рукой по его бедру, потом вниз по животу, и дотянулась до поросли темных волос.
Колин резко втянул воздух, когда почувствовал ее прикосновение, и напрягся всем телом.
Эмили обхватила пальцами его возбужденный член и стала, слегка сжимая, медленно гладить по всей длине от основания до нежной плоти на самом кончике, который упирался в ее лоно.
Резким движением рук Колин обхватил запястья девушки и прижал их к кровати. С его губ сорвался рык.
В его глазах горело желание, и Эмили поняла, что ждать осталось недолго.
Колин снова начал требовательно целовать девушку, его язык ворвался в ее рот…
И он полностью вошел в ее тело один резким движением.
В то же мгновение оргазм накрыл Эмили. Ее тело сотрясла дрожь, мышцы, о существовании которых она и не подозревала, крепко сжали упругую длину его плоти, когда волна – о, Боже, да – удовольствия пронеслась по ней. А Колин продолжал двигаться резкими глубокими движениями, которые сотрясали Эмили, от которых тряслась кровать.
Его пальцы крепче обхватили ее запястья, а бедра продолжали двигаться в неистовом ритме. Колин полностью потерял контроль над собой.
И ей это нравилось.
Безумно.
Колин поднял голову, чтобы переместить губы на ее горло. Эмили заметила, как мелькнули клыки.
Ее дыхание сбилось, сердце бешено забилось, а ноги крепче обхватили его бедра.
- Я люблю чувствовать, как ты кончаешь, – прошептал Колин. – Люблю чувствовать, как ты меня сжимаешь. Обожаю крепкие, жаркие объятия твоей плоти.
Его слова окутали ее, подстегивая оргазм, отголоски которого все еще отдавались в теле.
Его член был каменно твердым, таким большим, что Эмили чувствовала, как он растягивал ее изнутри. Длинный, разгоряченный, идеальный.
Волна удовольствия казалась бесконечной. Такого с ней раньше не было ни разу, никогда и…
Колин укусил ее. Своими длинными клыками он вонзился в ее шею, от чего Эмили вскрикнула и выгнулась ему навстречу, чувствуя поразительное удовольствие.
- Моя. – Он поднял голову, в его глазах горел неистовый голубой огонь. Колин сделал еще несколько движений в ее теле, задрожал, откинул назад голову, сжал зубы и замер, почувствовав, как оргазм накрыл и его.
Когда все закончилось, когда их тела расслабились, а дрожь удовольствия наконец прекратилась, Колин крепко обнял Эмили. Отпустил ее запястья, потом взял за руки, и их пальцы переплелись.
Колин поцеловал ее. Долгим, нежным, но страстным поцелуем.
«Я не похож на мужчин, которых ты знала раньше».
О, да, парень действительно не обманывал.
И после этого вечера Эмили боялась, что никто другой с ним никогда не сравнится.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 03:01 #11 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 9

Эмили стояла за трибуной, немного наклонившись вперед, чтобы ее голос был слышен через микрофон. На нее было направлено бесчисленное множество камер и осветительных приборов.
- Внимательно просмотрев материалы дела, я пришла к заключению, что преступник, безо всякого сомнения, был знаком с жертвой. Это убийство не было случайным. Престона Майерса наметили в жертву заранее.
- Доктор Дрейк! – Худощавый мужчина с азиатской внешностью поднял руку. – Ли Нгуен из «Атланта Метро Дейли». – Он сделал паузу, видимо, чтобы она успела впитать эту крупицу информации. – Убьет ли Ночной Мясник снова? Есть ли еще те, кого «наметили в жертву заранее»? – Журналист уставился на нее, склонив голову на бок, рядом с ним фотограф непрерывно делал снимки.
Эмили искоса посмотрела на Дэнни. Ему она уже сказала о своей уверенности, что преступник, несомненно, продолжит убивать, но капитан и окружной прокурор запретили делиться этой информацией с репортерами.
- Мы не хотим, чтобы народ начал паниковать, - такими словами окружной прокурор Бен Митчел отреагировал на ее новости.
Бен шагнул вперед и одарил подобием улыбки Нгуена и остальных репортеров, собравшихся в пресс-центре.
- Слишком рано предсказывать, будет или нет этот, явно неадекватный, человек убивать снова. – Южный акцент Бена придавал речи мелодичность.
- Так вы считаете, что этот парень неадекватен? – задала вопрос Дарла Митчел. Выглядела она идеально, как будто сошла с экрана телевизора, глаза горели алчным огнем. Рядом с ней стоял Джейк, он выглядел осунувшимся и несколько напряженным.
- Эээээ…
- Слово «неадекватный» не подходит к убийце, - не дала ответить окружному прокурору Эмили. Голос ее оставался спокойным и профессиональным.
- А какое слово подходит, доктор Дрейк? – Дарла сидела в первом ряду, поэтому было хорошо заметно, как она подалась вперед. – Психопат? Душевнобольной? Или просто сумасшедший?
Вполне вероятно, что к нему подходили все эти определения.
- В данный момент тяжело сказать, какими психологическими мотивами руководствуется убийца. Я уверена, что этот мужчина очень умен, организован. Он сильный и очень опасный.
- Доктор Дрейк, вы будете сотрудничать с полицией до самой поимки Ночного Мясника? – спросил Нгуен.
- Я собираюсь работать с полицейским департаментом Атланты до тех пор, пока будут востребованы мои услуги. – Пришло время уйти в тень. – Спасибо.
Бен жестом пригласил Смит выйти вперед:
- Наш судмедэксперт готова поделиться с вами информацией о своих находках.
Смит нервно оглядела море лиц и сглотнула. Сегодня, сменив белый медицинский халат на простой черный костюм, она выглядела просто великолепно.
Смит для собственного удобства слегка отрегулировала микрофон.
- Я хотела бы прояснить несколько фактов, о которых уже упоминалось в прессе.
Это заявление было встречено восторженным гулом.
- Во-первых, вопреки слухам, жертва не была «освежевана и разделана». Тело Престона Майерса осталось целым. Он умер от повреждения яремной вены и сонной артерии.
- Каким оружием пользовался убийца? – задал вопрос мужчина средних лет в черном.
Доктор Смит покачала головой:
- Я не вправе отвечать на этот вопрос.
Да уж, Эмили сильно сомневалась, что окружной прокурор разрешил бы обнародовать информацию о том, что Ночной Мясник в качестве оружия использовал собственные зубы.
- Я хотела бы поставить вас в известность, что преступник оставил на месте преступления несколько волосков.
«Волосы оборотня-волка. Достаточно сложно сделать по ним анализ ДНК», - подумала Эмили.
- И я полностью уверена, что улики скоро приведут нас к убийце, - Смит кивнула головой, будто королева, разрешающая подданным удалиться. – Спасибо.
Бен снова перехватил инициативу. Он ответил еще на несколько вопросов и завершил пресс-конференцию обещанием поделиться новой информацией, как только она появится.
Слава Богу.
Эмили поспешно сошла с подиума. Ей никогда не нравилось выступать перед большими аудиториями. От этого всегда дрожали колени, и живот завязывался в узел.
Типичная паническая атака. Но понимание причин с точки зрения психиатрии не помогало избавиться от страха.
- Док, ты хорошо поработала, - Колин отделился от толпы и встал рядом с ней.
- Я думала, ты тоже будешь там, на сцене. - Эмили посмотрела на него и почувствовала, как краска залила щеки. Сегодня утром, когда она проснулась, Колин уже не спал, а лежал и смотрел на нее своими серьезными глазами.
Он уехал в участок сразу после семи, крепко поцеловав на прощанье.
Они не разговаривали о прошлой ночи. Не произнесли ни слова об умопомрачительном сексе.
- С репортерами у нас общается Брукс, - Колин указал пальцем на напарника, который спускался в этот момент с подиума. – У него располагающее лицо, и он всегда хорошо смотрится на экране.
Ну, Эмили подумала, что Колин тоже выглядел бы неплохо. И напряглась. Черт. Им действительно надо поговорить, прояснить ситуацию.
Но сейчас явно не время и…
- Доктор Дрейк!
Эмили развернулась на звук голоса Дарлы и увидела, что женщина направляется прямиком к ней. За репортершей плелся Джейк.
Дарла остановилась в двух шагах от Эмили. Ее губы искривились в самодовольной улыбке:
- У меня к вам несколько вопросов.
Колин шагнул вперед:
- Она больше не будет говорить о расследовании.
- Хм, ну вообще-то, это не о деле. Не совсем о нем.
Дарла выглядела довольной, словно кошка при виде сметаны. У Эмили засосало под ложечкой от плохого предчувствия.
- Что вы хотите знать?
- Расскажите, доктор… - Дарла сделала паузу и изогнула одну идеально выщипанную бровь. – Что вам известно о месте, которое называется «Сиренити Вудз»?
Сердце Эмили остановилось. Потом забилось с удвоенной скоростью.
- «Сиренити Вудз»? – Голос был спокойным. А вот руки вспотели. – Когда-то в северной Джорджии была психиатрическая лечебница для детей и подростков с таким названием. – Эмили пожала плечами. – Не думаю, что это заведение все еще функционирует.
- Нет, оно уже закрыто. – Дарла прищурилась. – Несколько лет назад там был пожар, после чего лечебницу прикрыли.
Эмили пристально посмотрела на журналистку, стараясь сохранить нейтральное выражение лица.
- Расследование показало, что это был поджог.
Колин взял Эмили за руку:
- Нам надо идти, доктор Дрейк. Полагаю, Смит хочет поговорить с нами о деле.
Вот это новость. Но Эмили кивнула, обрадовавшись, что появился повод отделаться от Дарлы. «Сиренити Вудз». Уже несколько лет она не слышала это название.
Эмили уже отворачивалась, когда Дарли схватила ее за руку:
- Еще один вопрос. – Рука журналистки была ледяной. Дарла подалась вперед и, понизив голос до шепота, спросила: – Вы все еще видите демонов?
Эмили напряглась. Потом изобразила удивление на лице:
- Вижу демонов? – и покачала головой. – Конечно же, нет. – Затем кинула на Дарлу озабоченный взгляд. – А что? Дорогая, неужели их видите вы?
Дарла стиснула зубы и отдернула руку. Ее красивое лицо исказилось от гнева, журналистка развернулась на каблуках и начала прокладывать себе дорогу сквозь толпу.
Джейк посмотрел на Эмили, на секунду встретившись с ней взглядом. В его глазах застыла тревога. За Эмили и за него самого.
Потом кивнул, слегка качнув головой, и исчез в толпе репортеров.
Эмили облегченно вздохнула.
Дерьмо. Дарла Митчел копалась в ее прошлом.
А ее прошлое не было безупречным.

Эмили была бледной. Напуганной.
Колин крепче сжал ее руку и направился к лестнице. Он открыл металлическую дверь и нежно подтолкнул девушку к дверному проему. Когда за ними закрылась дверь, Гит на мгновение застыл, прислушиваясь, потом, убедившись, что на лестнице никого, кроме них, нет, решил, что пришло время его собственной игры в вопросы и ответы.
- Док, что происходит?
Эмили посмотрела на него, ее глаза казались огромными.
- Есть несколько вещей, которых ты обо мне не знаешь.
После прошлой ночи он думал, что знает ее достаточно хорошо. Колин знал, где надо коснуться, чтобы она издала тихий стон. Знал, какое ощущение возникает, когда она кончает, сжимая его в себе. Знал, как она выглядит утром, только что очнувшись от сна, в лучах солнца, пробивающихся сквозь занавески.
Да, он узнавал дока все лучше и лучше. Но Колин понимал, что у нее все еще есть секреты.
Как и у него.
Хотя Гит решил, что у него есть некоторое преимущество, если вспомнить, что он рылся в ее прошлом. После той первой ночи, когда понял, что за ней кто-то следит, он начал собирать информацию о доке.
Из того, что удалось узнать, Колин мог сказать, что док вела достаточно спокойную жизнь. Время от времени ходила на свидания, но похоже было, что большую часть своего времени она проводила с пациентами.
Гит понимал, что есть что-то еще, в тихом омуте черти водятся. И похоже, что сейчас он откроет один из ее секретов…
- Думаю, Дарла искала информацию о моем прошлом. – Губы Эмили сжались в тонкую линию. – Точнее не так: я знаю точно. – От гнева ее голос стал жестче. – Не знаю, как она получила мое досье, оно должно было быть уничтожено. Нет никаких шансов, что она…
- Эй-йей-йей, помедленнее, - Колин сжал ее локти. – Я не могу читать мысли, милая. Я не понимаю, о чем, черт возьми, ты говоришь.
- «Сиренити Вудз». – Она практически выплюнула эти слова. – Она знает, что я какое-то время провела в «Сиренити Вудз».
Он все еще не понимал.
- И что? Ну, работала ты там в психиатрическом отделении. – Гит слышал разговор Эмили и Дарлы и ожидал, что док будет более взволнована вопросом о демонах, чем упоминанием о какой-то старой психиатрической лечебнице.
Он вспомнил, что читал об этом пожаре лет пять назад. Никто не пострадал. Сработала пожарная сигнализация, и персонал смог вовремя эвакуировать пациентов. Неожиданная мысль заставила его напрячься.
- Черт возьми, Эмили, ты там работала, когда…
- Я там не работала! – Ее голос был резким. – Ох, проклятье, мне надо вернуться и поговорить с Дарлой, чтобы понять, что ей известно.
- Ты имеешь в виду, нам надо поговорить с ней. – Уж к этому времени док должна была понять. Они стали напарниками. Напарники работают вместе. – Но мы не можем расспрашивать ее, когда кругом столько репортеров. Мы подождем и поговорим с ней позже, сегодня вечером.
Эмили кивнула, но не было похоже, чтобы эта задержка ее обрадовала.
- Прекрасно.
От волнения ее тело напряглось. Гит окинул Эмили взглядом. Она опять надела черную блузку с высоким воротником. Колин задался вопросом, обусловлен ли был выбор одежды желанием скрыть нечеткую метку, которую он оставил на ее горле.
Конечно, он пометил ее умышленно. Так было принято у его вида.
И сделает это снова. Как только она окажется под ним или на нем.
Черт, он согласен на любой вариант. Колин только попробовал, каково это – быть с доком, и теперь изнывал от голода по большему.
Гит кинул взгляд на талию Эмили. Она надела юбку. Узкую черную юбку.
Жаль, что их ждала Смит. Ему бы очень хотелось задрать юбку дока и проверить, такая ли док мягкая, как он помнит.
Член Колина уперся в молнию брюк.
Черт. Сейчас не время.
Эмили была зла, напугана и явно не в настроении для общения с озабоченным оборотнем.
Позже.
Он с трудом заставил себя отпустить девушку. Им надо о многом поговорить. Чертовски многом. Колин все еще не знал, какая тайна жжет ее изнутри, но сейчас они уже опаздывали на встречу. Это подождет. Он расспросит ее после встречи со Смит.
- Нам надо идти. Смит хочет встретиться с нами в морге.
На секунду на лице Эмили промелькнуло отвращение.
- Да, док, я тоже ненавижу тот запах. – И уж точно не понимает, как его выносит Смит. – Но она хочет нам что-то рассказать. – Может, им повезло, и Смит нашла улику, ведущую к убийце.
Эмили резко кивнула и поспешила вниз по лестнице. Нахмурившись, Колин наблюдал за ней, слишком поздно обратив внимание на слова, которые услышал несколько мгновений назад.
«Я там не работала».
Но если Эмили не работала в «Сиренити Вудз», что она там делала?

Смит уже успела переодеться в свой халат и ждала их. Работало радио; она обычно слушала музыку, когда выполняла бумажную работу, так что тихие, мягкие звуки джаза наполняли комнату.
Увидев их, Смит нахмурилась:
- Проклятье, Гит. Вы там что, решили кофе попить?
- Прошу прощения. – Эмили откашлялась. – Моя вина. Я разговаривала с журналисткой.
- Хммм. Проклятые стервятники. – Смит встала из-за стола. – Этим идиотам не нужны факты. Им просто нужно растрезвонить об убийце, продать свои газеты наибольшим тиражом и напугать людей так, чтобы те приклеились к экранам своих телевизоров.
- Грубовато, не думаешь? – прокомментировал Колин. Он знал, что Смит не в восторге от прессы. Несколько лет назад у нее была стычка с репортером из Новостей Пятого канала. Парень пытался представить дело так, будто она подтасовывала улики в деле об убийстве.
Это не соответствовало действительности, но репортер проделал огромную работу, пытаясь доказать, что Смит, да и все полицейское управление, были коррумпированы.
К счастью, присяжные были изолированы на период рассмотрения дела и не видели ежедневных репортажей в новостях, так что убийца был осужден и отправлен за решетку.
Но Смит не забыла. И не простила.
За шесть лет работы со Смит Колин понял одну вещь - эта женщина была очень злопамятной.
Смит фыркнула и посмотрела на Эмили:
- А вы хорошо держались. Рада, что вы не дали загнать себя в угол инсинуациями о безумии убийцы.
Эмили моргнула.
- Ээээ, спасибо, – ответила она рассеянно, и Колин понял, что девушка не смотрит на Смит. Или на него. Все ее внимание было сосредоточено на «холодильнике» – помещении позади лаборатории, предназначенном для хранения мертвых тел.
Нахмурившись, она даже двинулась в ту сторону и выставила вперед правую руку, как будто касаясь двери.
Смит ухватилась за руку Эмили:
- Куда-то направляетесь, доктор Дрейк?
Колин знал, что Смит относится к своей лаборатории с особым чувством. Или, если уж говорить совсем честно, с чертовски сильным собственническим чувством.
- Хммм, простите, - но Эмили все еще смотрела на ячейки «холодильника». – Я просто… ммм… что вы хотели нам показать? И разве не должен при этом присутствовать МакНил? – Напряжение вернулось в ее голос.
Теперь настала очередь Смит напрягаться:
- Ему незачем быть здесь.
О, да. Как же он мог забыть об этом? По участку ходили слухи, что Смит и МакНил встречаются. Это, если в двух словах.
Наконец, Эмили посмотрела на Колина:
- Думаю, он должен быть здесь. – В ее голосе была какая-то особенная интонация, в глазах – блеск, и до него, наконец, дошло…
Док что-то чувствовала.
Колин тоже посмотрел на ячейки, на которые Эмили смотрела, будто зачарованная.
Что она сказала, когда впервые осматривала тело Престона? Капитан хотел знать, сможет ли она определить по трупу, был ли парень Иным, и Эмили ответила: «Если смерть наступила недавно, некая аура все еще будет видна».
Кто бы ни лежал в «холодильнике», их смерть явно наступила не так уж «недавно», но Эмили все равно реагировала как-то странно. Как будто она знала что-то такое, чего не знал Колин.
Что его уже давно совершенно не удивляло.
Колин указал большим пальцем на стол Смит:
- Может, стоит скинуть капитану сообщение на пейджер?
- Что? – Смит отпустила руку Эмили. – Вы, ребята, даже не подозреваете, что я собираюсь вам показать. – Она развернулась на каблуках и поспешила к «холодильнику». – Может, это ничего и не значит, но, ммм, в одну из ночей я слышала на полицейской волне, как всем постам объявляли приметы парней, напавших на вас. – Медэксперт открыла среднюю ячейку.
Колин подтолкнул Эмили вперед. Его обдало холодным воздухом и сопровождающим этот холод зловонием смерти.
Проклятье, Гит ненавидел этот запах.
Эмили сцепила руки, лицо ее исказилось от отвращения.
Подпевая мотиву, звучащему из радиоприемника, Смит выкатила носилки, на которых лежало тело, накрытое простыней. От толчка при выкатывании из-под простыни высунулась рука.
Взгляд Колина тут же зацепился за татуировку. Длинная извивающаяся черная змея обвивала левое запястье мертвеца.
Сукин сын. Гит взглянул на Эмили. Она едва заметно кивнула. Тут, наконец, Колин понял.
Мертвый человек на носилках вообще не был человеком. Это был один из демонов, которые напали на них той ночью. Эмили поняла, почувствовала правду, как только вошла в комнату.
Черт, теперь Гит не удивлялся ее настойчивому желанию, чтобы он вызвал МакНила.
- Эта татуировка соответствует описанию, которое вы дали. – Смит откинула простыню, открыв лицо молодого парня; на вид ему только недавно исполнилось двадцать лет, голова была гладко выбрита, в носу сверкала серьга. – Копы нашли тело в центре города. Валялся в переулке.
Колин внимательно рассматривал застывшие черты лица.
- Мы не видели его лица. Он… Они все время были в масках. – Но это точно был один из нападавших. Колин был готов поставить на кон в споре об этом собственную жизнь.
А тот факт, что сработал психологический радар Эмили, только придавал уверенности в этом.
Обмануть экстрасенса нельзя.
Смит отдернула простыню еще на пару сантиметров, открыв чистую дырку от пули в районе сердца мужчины.
- Стреляли в упор, - пробормотала она. – Я нашла на его груди ожоги от пороха.
Колин сцепил руки. Он так надеялся допросить этого ублюдка. Надеялся выяснить, кто его подослал.
Подросток. Парень был всего лишь подростком. Гит собрал силу воли в кулак. Чертовски жалко.
- С ним нашли еще троих. – Смит отошла в сторону и указала на соседние ячейки. – Тот же почерк. Один выстрел прямо в сердце. Полицейские, которые их нашли, считают, что это разборки между группировками.
Нет, это не разборки.
- Они… они все так же молоды? Так же, как этот? – тихо спросила Эмили.
Смит кивнула, хмуро оглядывая тело парня:
- Четверо нападавших, так? Именно это передали по рации.
- Ага, - его мозг работал в бешеном ритме. Если все нападавшие мертвы… проклятье, это не могло быть совпадением. Подонок, нанявший их, сукин сын, который натравил подростков на них с Эмили, обрубил концы.
Возможно, из страха, что ребята проколются и выдадут его полиции, если их поймают.
- Странное совпадение, а? – специально растягивая слова, произнесла Смит. – На вас двоих вот так нападают, а потом находят этих бедняг убитыми. И все это в течение сорока восьми часов.
- Очень странно, - произнесла Эмили, протягивая руку к покойнику. Ее пальцы остановились над грудью парня, не касаясь ее. Рука дока казалась золотистой и такой теплой на фоне белого трупа. – Так много боли… - прошептала Эмили. – Так долго…
- Что? – Смит покачала головой. – Нет, доктор Дрейк, разве вы меня не слушали? Парень убит выстрелом в сердце. Умер мгновенно. Он не страдал, могу это гарантировать.
Эмили моргнула и тряхнула головой.
- Ээээ, правильно. Извините. Я… - еле заметная заминка, - поражена. – Девушка сжала руку в кулак. – Вы еще не делали аутопсию?
- Нет, его привезли всего несколько часов назад.
- Надо предупредить МакНила прежде, чем ты приступишь к вскрытию. – Колин произнес это как приказ. – Он должен увидеть тела до этого.
- Увидеть тела? – Смит свела брови. – Зачем это ему нужно на них смотреть?
«Потому что они демоны, и МакНил может быть против того, чтобы ты занималась вскрытием их тел.. Хмм. Лучше объяснить по-другому».
- Потому что есть вероятность, что эти парни как-то связаны с Ночным Мясником.
- Это не его почерк, - с уверенностью произнесла Смит. – Этих парней убил профессионал. Быстро. Чисто.
Тишина сменила джазовые мелодии.
Эмили кинула пристальный взгляд на Колина, потом еле заметно кивнула в сторону двери.
- Смит, просто пока не начинай их препарировать, хорошо? Я скажу капитану, чтобы он сюда зашел.
Колин направился по сверкающему полу в сторону двери. Перед ним к выходу быстро шла Эмили.
- Эй, подождите! Не хотите взглянуть на остальных? – крикнула им вслед Смит.
Док уже была у двери, она на мгновение остановилась, обернулась через плечо и прошептала:
- В этом нет нужды, Колин. Я знаю, что это они.
А еще с экстрасенсом не спорят. Так как он не имел шанса разглядеть парней во время нападения, то сейчас смотреть на их лица было ни к чему. Надо было положиться на способности Эмили.
Колин переглянулся со Смит. Та хмуро наблюдала за ними с доком.
- Мне надо допросить подозреваемого. – Это было правдой. Чертовски подозрительно было обнаружить тела четырех демонов в морге.
Особенно, после того, как те напали на него совсем рядом с «Адским Раем».
Будь он проклят, но Колин был уверен, что кто-то дергал за ниточки, управляя напавшими на них демонами. И, скорее всего, тот же человек нажал на курок и прикончил подонков.
И первым в его списке подозреваемых был могущественный демон, достаточно сильный, чтобы представлять угрозу для представителей своей расы.
Найл.
За их спинами закрылась дверь. Эмили быстрым шагом пошла по коридору, ее высокие каблуки стучали по кафелю. Плечи девушки были напряжены, спина была натянута, как струна.
- Эм, подожди. – Колин схватил ее за руку и развернул лицом к себе. На его взгляд, Эмили была все еще слишком бледной, и ее глаза были полны тайн.
- Мне надо поговорить с Найлом.
- Он может подождать еще минуту. - Ткань блузки была такой мягкой под его рукой, а рука девушки казалась хрупкой и маленькой.
Иногда Колин забывал, какие люди хрупкие. А надо помнить. Надо точно знать, что он хорошо заботится об Эмили.
Прошлой ночью у него получилось контролировать ситуацию. Колин удержал зверя на привязи. Да, он укусил ее шею, но это было необходимо. Чтобы показать всем, что Эмили – его.
Слишком много времени прошло с того момента, как он овладел ею. Слишком давно он чувствовал ее тело под собой. Колин наблюдал за Эмили во время пресс-конференции. Чувствовал, как в нем нарастал голод. Позже, когда она общалась с той блондинистой журналисткой, и Гит увидел, как страх промелькнул в глазах Эмили, его захлестнула ярость. Хотелось заслонить ее собой, защитить.
Откуда, черт возьми, появились эти порывы? Существа, подобные ему, не были защитниками по своей природе. Они были бойцами. Охотниками. Они уничтожали слабых. Пожирали их.
Но не защищали.
- Те мужчины в морге… Я точно знаю, что именно они напали на нас. – Голос Эмили вырвал Колина из раздумий, вернул в действительность.
Да, он был практически уверен, что парень с татуировкой был одним из нападавших. У Колина была неплохая память на татуировки, а змею он запомнил очень хорошо.
Но Эмили поняла, что парень преступник, до того, как увидела его запястье, в этом Гит был уверен. Док стала странно себя вести в тот миг, как они вошли в комнату.
- Как ты поняла? – поинтересовался Колин, все еще не отпустив ее руку. У него было такое чувство, что стоит ему отпустить девушку, и она убежит со всех ног. А этого Колину совсем не хотелось.
«Господи. Да что со мной такое? Неужели достаточно одной ночи хорошего секса, чтобы я сошел с ума?»
Конечно, это был не просто хороший секс. Это был, черт возьми, лучший секс за… проклятье, Колин даже не мог вспомнить за какой период времени.
- Я почувствовала отголосок их силы, как только мы вошли.
Ага, только он не совсем понимал, что это значит. Должно быть, Эмили поняла это по выражению его лица, поэтому она пожала плечами и пробормотала:
- Это выглядело, будто в комнате зависла тень, понятно? Я могла их видеть, чувствовать… К тому же, аура демонов отличается.
- Но они же мертвы. - Опять указывает на очевидное. – Я думал, труп должен быть свежим, чтобы ты что-нибудь почувствовала.
- Они были достаточно свежими. – Эмили содрогнулась. – Боже, как цинично это звучит, да? Но убийство… оно произошло меньше суток назад, и я все еще могу чувствовать их ауру. – Она пожала плечами. – Знаешь, какое холодное ощущение оставляет смерть?
Нет, и Колин был чертовски рад этому факту. До сих пор он особо не задумывался, как тяжело доку жить с этим даром. Видеть мысли людей… ну, многие подумали бы, что это довольно забавно.
Он открыл рот, чтобы ответить, но Эмили уже отошла от него, бормоча:
- Конечно, ты не знаешь. Никто не знает. Только я. – Она покачала головой, в стеклах очков отразился свет. И Колин увидел, как девушка уходит в себя, отстраняется от него. Он увидел это по отсутствующему выражению лица, по напряжению ее тела.
Док пыталась отгородиться от него.
О, черт, ни за что. Колин схватил ее за руки и рывком притянул к себе. Да, так ему определенно нравилось больше.
- Я, может, и не знаю, каково это – быть тобой, док. Но я знаю тебя.
- Только думаешь, что знаешь. – Колин крепко прижал девушку к своему телу, так что Эмили пришлось задрать голову, чтобы встретиться с ним взглядом. – У нас был секс, и внезапно ты решил, что знаешь обо мне все.
Гит почувствовал, как просыпается его огненный темперамент. Док должна была бы подумать, прежде чем дергать оборотня за хвост.
- У меня для тебя есть новость, - ее голос был просто ледяным. – Ты ничего обо мне не знаешь. Есть так много того… - она медленно выдохнула, потом прошептала. – Ты не поймешь.
Колин прижал ее крепче:
- Испытай меня.
- Нет. – В ее глазах промелькнула тень боли. – Отпусти меня.
Не вариант. Он только ее нашел. Только начал предъявлять на нее права. Хрен два он даст ей ускользнуть теперь.
Дерьмо. Колину совсем не нравилось, как Эмили пытается от него отделаться. Док пыталась возвести между ними стену, снова становилась ледяной принцессой, которой была в день их знакомства. Однажды он уже преодолел эту стену и с радостью разнесет ее по камушку еще раз.
- Ты не сможешь меня понять, - прошептала Эмили, боль светилась в ее глазах. – Никто никогда не понимал.
- Сколько раз мне нужно повторять? – прорычал Колин, склоняясь к ее губам. – Я не похож на мужчин, которых ты знала раньше.
Он поцеловал ее, крепко, проникая языком в сладкое тепло ее рта. Руки Эмили поднялись, обхватили его плечи и… притянули его ближе.
Да. Именно этого Колин и хотел. Его женщина, прижатая грудью к его груди, плотью к его плоти. Его член набух от возбуждения, разлившегося по телу.
Прошлая ночь была прекрасна. Фантастически великолепна. Колин задался вопросом, что было бы, если б он перестал себя контролировать. Смогла бы док справиться с этим?
Ее соски напряглись, уперлись в его грудь… так хотелось до них дотронуться. Продолжая целовать Эмили, сплетаясь с ней языком, Колин опустил правую руку и обхватил приятную тяжесть груди девушки.
Черт. Ему хотелось почувствовать эту грудь во рту. Колин запустил руку под ее блузку и сквозь кружево лифчика пальцами нашел сосок. Когда Гит его сжал, Эмили всхлипнула, и воздух наполнился густым запахом ее возбуждения.
В коридоре больше никого не было. Колин слышал приглушенные звуки музыки из кабинета судмедэксперта. Смит снова поставила диск с джазом. Она явно не собиралась покидать свой офис. Скорее всего, в морг тоже никто не собирался спускаться.
Колин, не отпуская Эмили, сделал несколько шагов, прижал ее к стене и медленно поднял голову. Девушка смотрела на него огромными – за стеклами очков – глазами, ее зовущие губы покраснели и блестели от поцелуя.
О, эти губы. Колин мечтал почувствовать, как они обхватят его член. Черт, у него были фантазии о том, как док берет его в рот, ласкает своим сладким и умелым языком.
Но морг был не лучшим местом для этого. Да и времени у них было не очень много.
А ему было просто необходимо почувствовать ее на вкус.
Колин задрал блузку Эмили, открывая своему взору ее лифчик. Конечно же, черный.
- Колин, нет, кто-нибудь может прийти…
Он отодвинул ткань лифчика. О, ее грудь. У нее была самая красивая грудь из всех, которые он когда-либо видел. А видел он немало.
Не слишком большая, не слишком маленькая – идеально созданная для его рук. И такая сладкая.
Колин сомкнул губы вокруг ее соска, нежно потянул, потом начал ласкать его языком.
- О, Боже, Колин… - Гит услышал желание в ее голосе и от этого почувствовал сильнейшее удовлетворение.
«О, я понимаю тебя, Эмили. Я знаю, как надо к тебе прикоснуться, знаю, чего ты хочешь».
Эмили могла думать, что может отказаться от их физической близости, но только что она доказала, что это не так. Секс может и не быть главным связующим звеном, но Колин понял, что с этого, как минимум, можно начать.
Гит схватил подол ее юбки и медленно – очень медленно – потянул вверх. Как же ему нравилось чувствовать тело Эмили. Теплое. Нежное.
Колин глубже втянул в рот ее сосок, начал сосать его сильнее. И, черт возьми, он просто обожал ее вкус.
Эмили прижалась к нему бедрами. Ее ногти впились в его кожу сквозь ткань рубашки.
А у дока были коготки. О, да, это ему тоже нравилось.
От удовольствия Колин зарычал, потом прижал руку к ее лону. Трусики Эмили были мокрыми от возбуждения, и когда Гит просунул палец под тонкую ткань, у дока перехватило дыхание.
- Колин…
- Расслабься. – Это было нужно им обоим. Большим пальцем руки он поглаживал ее клитор, а средним и указательным начал двигаться в ней. Еще несколько минут…
До его ушей донесся тихий металлический скрежет. Затем приглушенный звук, похожий на звон колокольчика.
Дерьмо. Лифт. Колин одернул юбку Эмили и развернулся, прикрывая девушку своим телом.
- Кто-то приехал. – Кто-то с фиговым чувством времени.
Гит был так сильно возбужден, что ему было больно. А до избавления от этой боли его отделяли всего лишь минуты, даже секунды.
Колин кинул на Эмили взгляд через плечо. Она в огромной спешке пыталась поправить блузку. Ее лицо залил румянец, но Колин понимал, что не от страсти.
Скорее всего, не в привычках дока было по-быстрому перепихнуться в морге.
Еще один факт не в его пользу? Или наоборот?
Проклятье. Колин не думал, что все зайдет так далеко. Он просто хотел прикоснуться к ней, напомнить о том, что между ними было.
Такой секс – зажигательный, жаркий – был очень редким. За такое стоило побороться.
- Эмили…
Она вскинула подбородок. В глазах полыхало пламя.
Двери лифта раскрылись. Колин резко отвернулся от Эмили и посмотрел на прибывшего. Из лифта вышел Брукс, посмотрел направо, потом налево…
- Гит! Черт, мужик, я везде тебя ищу.
Жаль, что парень не потратил еще пару минут на поиски в другом месте.
Тут Брукс заметил Эмили. Его брови поползли наверх, в глазах засветилось понимание.
- Хм, я не вовремя?
Совсем не вовремя.
Эмили обошла Колина и направилась к лифту. Ее одежда снова была в полном порядке, но напряженные соски натягивали ткань блузки, губы немного припухли и потемнели, глаза сверкали.
Брукс не был идиотом. Он понял, что все это означает.
Однако, напарник мудро не проронил ни слова, когда девушка подошла к нему.
- Где МакНил? – поинтересовалась она.
- В своем кабинете. – Брукс смог смотреть только на ее лицо. Молодец. Не придется его бить.
Эмили кивнула. Шагнула в лифт.
«Ух ты черт. Ни тебе «до свидания»…». Колин кинулся вперед и придержал двери лифта руками.
- Увидимся вечером.
Она сцепила зубы и уставилась на панель с кнопками.
- Мне надо подумать, Колин. Слишком много происходит…
Гит услышал тихие шаги Брукса. Парень отходил, чтобы дать им немного личного пространства.
- Увидимся вечером, - повторил Колин. Им надо поговорить. О Дарле. О «Сиренити Вудз». О демонах, которые на них напали.
Взгляд Эмили метнулся к Гиту:
- Уже второй раз ты сам себя приглашаешь ко мне домой.
- Ага, но ты хочешь закончить начатое так же сильно, как и я. – Он посмотрел на ее грудь и продолжил слегка севшим голосом: – И мы кончим. Док, это обещание.
Колин отступил на шаг. Двери лифта закрылись, и Эмили уехала.
Брукс тихо присвистнул:
- Только не говори мне, что пытался перепихнуться с консультантом по делу прямо в морге.
- Отлично, не скажу. – Колину вообще не хотелось обсуждать с напарником Эмили. Она – его. Его головная боль. Его женщина.
- Не думаю, что подобное место… хм… что доктор Дрейк к такому привычная, - тихо произнес Брукс.
Да неужто.
Проклятье. Док… она была особенной. И заставляла его чувствовать что-то особенное.
Хотелось не только трахаться, но и защищать… да что, черт возьми, с ним такое происходит?
- Слушай, герой-любовник, у меня наверху есть несколько снимков, я бы хотел, чтоб ты на них взглянул, - сказал Брукс. – Может, сможешь опознать татушку парня, который на вас наехал.
- Забудь. Сейчас он не так важен.
- Что? Ты же не серьезно, мужик? Парень пытался тебя убить…
- И теперь лежит на носилках в «холодильнике» Смит. – Может, душа парня и пыталась передать какое-нибудь послание Эмили, сам же подонок точно не мог ничего рассказать.
Брукс посмотрел в сторону морга:
- Что, черт возьми, с ним произошло?
- О, у меня есть одно предположение.
Найл.
Пришло время допросить главного демона.
- Есть желание поиграть в «Хороший полицейский, плохой полицейский»?
- Постоянно, - губы Брукса искривились в волчьем оскале.
Колин нажал на кнопку вызова лифта. К этому времени Эмили уже, должно быть, далеко ушла.
- Хорошо. Потому что у меня на примете есть ублюдок, которого надо прессануть. Жестко. – Найла будет нелегко расколоть. Слишком уж он самоуверен. Но, если им удастся застать его врасплох, может, он и проколется.
С ублюдками обычно так и бывает. Они становятся слишком уверенными. Думают, что они самые умные.
А потом лажают.
Почему бы Найлу не быть таким же?
Ну, надо только попробовать это выяснить.
Да, пора пойти и допросить главного демона о таком пустячке, как несколько убийств.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 03:03 #12 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 10

Эмили сидела в своей машине, сжав обеими руками руль и уставившись на опрятный двухэтажный дом.
После разговора с МакНилом она пулей вылетела из участка, слишком смущенная и опасающаяся встречи с Колином или Бруксом.
Боже, о чем, черт возьми, она думала? Ради всего святого, она чуть не занялась сексом прямо в морге.
Когда Колин дотрагивался до нее, Эмили накрывало волной желания, и ей так хотелось сорвать с него одежду…
Что обычно ей не было свойственно.
Она была слишком эмоциональна, это Эмили могла сказать с уверенностью. Ею управляла жгучая смесь страха, тревоги и адреналина. Будучи психологом, Эмили понимала, что такие эмоции делают ее восприимчивой к определенным вещам.
А к Колину она была прямо-таки чертовски восприимчивой.
Но в морге? Костяшки пальцев побелели от напряжения. Это была не просто восприимчивость. Это граничило с безумием.
Если бы Брукс не вышел из лифта, она занялась бы с Колином сексом. Прямо там, в этом вонючем, грязном коридоре. И наслаждалась бы.
Дерьмо. Неужели хороший секс делает с женщиной именно это? Заставляет так глупо рисковать?
У нее и так было достаточно проблем, чтобы еще устраивать в коридоре у морга пип-шоу[1] для полицейских 12-го участка.
Но, черт возьми, от оргазма ее отделяло всего десять секунд. Если уж Бруксу суждено было их прервать, то почему не чуть позже?
Вдалеке просигналил автомобиль. Мимо Эмили проехал рыжеволосый подросток на велосипеде. Девушка поняла, что уже некоторое время сидит в машине и тупо смотрит на дом, потихоньку сдирая кожу с обивки руля.
Дьявол. Она не хотела быть здесь, но, сбежав из участка, она даже не задумалась, куда ей ехать: домой или в офис. Нет, она точно знала, куда надо направляться. С кем именно надо встретиться.
В голове все еще звучали слова Дарлы, снова и снова, будто одна из тех навязчивых песен, от которых никак не избавиться.
Журналистка знала о ее прошлом. Нет смысла отрицать. Или игнорировать самодовольное выражение лица блондинки.
Эмили пыталась скрыть собственное прошлое. Она считала, что похоронила его на пепелище психиатрической лечебницы «Сиренити Вудз».
Она так хорошо спланировала пожар. Лишний раз убедилась, что рядом с архивом нет никого из пациентов. Оставалась рядом на случай, если кто-то забредет туда случайно.
Да, она была очень осторожна, но ее история опять всплыла.
Эмили пристально посмотрела на дом. На идеально ухоженный газон. На опавшие листья, аккуратно собранные в небольшие кучки.
Что она здесь делает? Разговор с этой женщиной ничего не исправит, в этом можно быть уверенной.
Но упоминание о «Сиренити вудз»… проклятье, сколько времени прошло с тех пор, как она в последний раз просто вспоминала об этом месте? Годы. Много благословенных лет, полных забвения.
Теперь, когда дверь в ее прошлое была снова распахнута, она никак не могла перестать думать о клинике.
Эмили на мгновение закрыла глаза и увидела девочку, которой была когда-то.
- Нет! – Их руки держали ее слишком крепко. Они причиняли боль. – Отпустите меня! Мамочка! Мамочка!
Ее мама была там. Смотрела через толстую стеклянную стену. Она позволяла им проделывать это, разрешала причинять Эмили боль.
Они привязали ее к кровати. Связали запястья и лодыжки. Из глаз Эмили текли слезы. Они не понимали. Никто не понимал.
Монстры были везде. На улицах. В ее школе. Даже в церкви. Они были повсюду.
Она рассказала маме, показала на одного монстра с черными глазами, пыталась объяснить ей, кем он был на самом деле.
Но ее мама не могла их видеть. Хотя они были рядом.
- Шшшш… милая, расслабься, хорошо? Все будет хорошо, – проговорила одна из медсестер. Пожилая женщина с ярко-рыжими волосами, чьи губы и кожа выглядели слишком бледными.
- Я… я хочу домой. – Никогда раньше Эмили не ночевала за пределами дома, ни разу в жизни. Ее друзья ночевали друг у друга в гостях, но мама никогда не разрешала ей…
- Ты вернешься домой. – Медсестра погладила щеку Эмили. – Вот доктор тебя вылечит, и ты снова будешь дома.
Ее не нужно было лечить. Эмили сжала руки в кулаки и попыталась вырваться из пут:
- Я не больная! – закричала она.
Медсестра вздрогнула и отдернула руку.
- Тебе надо успокоиться, сладкая. – Это произнес мужчина в белом халате, один из тех, кто вытаскивал ее из маминой машины.
Он ей совсем не нравился. Не нравился его тяжелый, нездоровый запах. Его холодные глаза.
- Мама! – Мама не может оставить ее здесь. – Прости меня! Я больше не буду говорить о них, я обещаю! Не уходи, не…
Ее мама ссутулилась и отвернулась.
Нет, нет, она не может бросить ее здесь! Эмили хочет домой, в свою комнату, в свою…
Мама уходила. Даже не оглянувшись.
- Мама! – один из ремешков порвался, когда Эмили попыталась подняться. – Не-е-е-ет!
Мужчина в белом схватил девочку за плечи и с силой прижал обратно к кровати.
- Позовите доктора! Доктора сюда, сейчас же!
Эмили боролась с руками, которые на нее давили. Ей не нравилось это место. Люди… что-то здесь было не так. И воздух был какой-то не такой. Слишком тяжелый.
И очень холодно.
Рядом с ней появился светловолосый мужчина. В его руках был шприц с длинной, острой иглой:
- Это тебя успокоит.
Но она не хотела успокаиваться. Она хотела встать.
Ее крепко держали, в руку вонзилась игла, укол сопровождала вспышка боли. Эмили всхлипнула и, наконец, встретилась взглядом с доктором.
Его голубые глаза были прикованы к ней; потом, всего на миг, они стали полностью черными.
Эмили откинула голову назад:
- Он один из них! – Должны же они это заметить. – Посмотрите на его глаза! Он монстр!
Мужчина в белом напрягся и посмотрел на доктора. Медсестра даже не удосужилась кинуть взгляд в его сторону.
- Она бредит. Ее мать сказала, что у девочки уже некоторое время видения, причем они становятся все чаще.
Лекарство начало действовать, и тело Эмили отяжелело.
- Хммм, - доктор внимательно смотрел на девочку, его глаза снова стали голубыми. – И что же она видит?
- Монстров. – Медсестра откинула с лица Эмили прядь волос. – Бедное дитя всегда видит монстров.
И прямо сейчас она видела одного из них. Он смотрел на нее, скрываясь за сосредоточенным лицом доктора.
- Правда... и видит их уже много лет?
Медсестра кивнула.
Глаза Эмили начали слипаться, но она не хотела спать. Только не тогда, когда рядом монстр.
Доктор жестом отослал всех прочь. Потом склонился ближе:
- Что ты видишь, дитя, когда смотришь на меня?
Язык не поворачивался. Во рту стало слишком сухо. Эмили облизнула губы, сглотнула.
- М-монстр. Ва-ваши глаза… - смогла она выдавить шепотом.
Он наклонился еще ближе. Так близко, что она чувствовала его дыхание на своей щеке:
- Что с моими глазами?
- В-врут, об-обманывают. Пол-полностью черные…
- Хмммм… - он нахмурил свои лживые глаза. – Ты это видишь, да?
- Чу-чувствую вас. В воз-воздухе… - будто тяжелое крыло накрывает. Он был везде. Почему другие этого не чувствуют?
Эмили разжала кулаки, откинулась на кровать. Ее глаза закрылись, хотя она изо всех сил пыталась оставить их открытыми.
Дыхание стало спокойным, реальность потихоньку начала ускользать.
- Все в порядке, дитя. – Голос доктора звучал издалека. Он взял ее ладонь. Но его хватка казалась легкой, словно пух. – С этого момента я буду о тебе заботиться.
И он сдержал слово, отметила Эмили, возвращаясь в настоящее. Доктор Маркус Кетчерли – Кетч – заботился о ней. Он помог ей понять, что именно она видит. Научил ее всему, что она знала об Иных.
И научил ее лгать. Притворяться нормальной. Не выделяться в школьном коллективе, общаться с друзьями, даже с родственниками.
Он был ее наставником, самым близким человеком за всю ее жизнь.
Через три месяца Кетч убедил мать Эмили, что девочка поправилась достаточно, чтобы вернуться домой. Он навещал ее раз в неделю, объясняя визиты контролем за выздоровлением. Эмили рассказывала ему о том, какие создания ей встречались, а Кетч разъяснял их особенности.
И при маме она больше ни словом не обмолвилась о монстрах.
Пожар был идеей Кетча. В тот день он организовал для пациентов «терапевтический поход». Помог ей выбрать время для начала пожара, помог убедиться, что все улики, подтверждающие пребывание Эмили в «Сиренити Вудз», уничтожены.
Когда она попала в «Сиренити Вудз», ей было одиннадцать лет. В шестнадцать Эмили спалила клинику.
Кетч унес ее секрет в могилу. Но еще один человек знал все подробности о ее пребывании в психиатрической лечебнице.
Эмили распахнула дверь машины, вышла и почувствовала, как холодный осенний воздух окутал ее тело.
Пора было войти в дом.
Эмили расправила плечи и медленно пошла по каменной дорожке. У входа лежал коврик, на котором было вышито «Добро пожаловать!»
Дом был таким нормальным.
- Никогда не доверяй ничему нормальному. Именно нормального нужно опасаться. Монстры, демоны, ведьмы… все мы боимся нормального мира больше, чем ты можешь представить, - вспомнила Эмили слова Кетча. Он всегда считал, что люди опасны. Слишком непредсказуемы. – Они намного кровожаднее нас, никогда этого не забывай.
Эмили сжала ладонь в кулак и постучала в дверь. Один, два раза.
- Иду-у! – послышался приглушенный женский голос. Возглас сопровождал звук шаркающих шагов.
Со скрипом открылась дверь.
Невысокая черноволосая женщина лет пятидесяти выглянула и моргнула:
- Эмили?
- Привет, мам. – Эмили заставила себя расслабиться. – Не против, если я войду?
У ее мамы побелели костяшки пальцев - так сильно она сжала дверную раму, но через мгновение, женщина отступила на шаг, и Эмили медленно вошла в дом, в котором не была уже несколько лет.

- Так что, доктор – теперь твоя подружка, а? – поинтересовался Брукс, когда они подходили к «Адскому Раю». Два огромных мужика стояли, прислонившись к стене здания, и внимательно оглядывали улицу.
- Я ее не обсуждаю, Брукс. – Партнер напоминал собаку, требующую косточку. Очень надоедливую собаку.
- Ну, а выглядело все так, будто она – твоя подружка. Я имею в виду, надеюсь, ты не ведешь себя настолько дружелюбно с каждой женщиной, которую встречаешь в морге.
Наконец, громилы их заметили. Напряглись. Один вытащил рацию и начал что-то быстро в нее говорить.
«Хорошо. Пусть ублюдок знает, что мы здесь».
- Проклятье. Похоже, наши мальчики переполошились. – Ну, наконец-то, парень сменил тему. Брукс потянулся к своему оружию. – Ты мне не говорил, что у этого Найла есть охрана.
- Ага, у него есть. – Деньги. Охрана. И серьезные проблемы с общением. Далеко не идеальный кандидат для экспромта с допросом.
Колин показал удостоверение парням у входа. Промелькнул вопрос: интересно, они люди или демоны? На мгновение Гит пожалел, что не взял с собой дока. Но он не смог найти ее в участке.
Женщина попросту сбежала от него. Плохой знак.
Но он ее выследит. И извинится за то, что накинулся, как оголодавший кретин. Ему так отчаянно хотелось снова почувствовать ее вкус, поэтому-то он и поддался своему растущему голоду.
Такой женщине, как Эмили, классической леди, привыкшей к модным ресторанам и театрам, явно не понравится быть раздетой и прижатой к грязной стене. О нет, такое обращение ее совсем не приведет в восторг.
Но он готов извиниться. А еще готов снова заполучить обнаженную Эмили под своим телом. При первой же возможности.
Мужчины фыркнули, бросив взгляд на его удостоверение:
- Чё надо? – вопрос задал тот, что покрупнее. Парень был ростом под два метра, а его тело полностью покрывали разноцветные татуировки.
- Мы хотим увидеть Найла.
- Да что вы? – Вперед выступил второй мужик, именно он сжимал в руке рацию. – А вам назначено?
Да, парень явно не был новичком в этой игре. Колин взглянул на Брукса, который в этот момент вопросительно изогнул бровь, очевидно, думая о том же.
- Мы пришли не для того, чтобы шмонать бар, - произнес Брукс и сверкнул своей Я-безобиден-и-хочу-быть-твоим-другом улыбкой. – Нам просто надо задать вашему боссу пару вопросов.
- Ну, а вдруг он не хочет на них отвечать? – Парень с татуировками скрестил на груди свои накачанные руки и нахмурился.
Рация затрещала. Парень поменьше нажал на кнопку:
- Ага?
- Пусть войдут.
Татуированный выругался.
Тот, что пониже, сверкнул глазами и указал большим пальцем на дверь:
- Проходите.
- Спасибо, - пробормотал Колин и, входя в здание, потянулся рукой к кобуре. Невозможно предугадать, какая встреча ждет их у Найла…
Помещение «Адского Рая» освещало несколько тусклых лампочек. Найл сидел за столом рядом с баром, его глаза прикрывали очки от солнца. Он не поднялся, когда они подошли, просто кивнул и произнес:
- Что, детектив, вернулись так скоро, а? – язвительная улыбка искривила его губы. – Так обычно и бывает с большинством людей. Мое заведение у них вызывает… быстрое привыкание.
Ага, Колин был готов поспорить, что так и было.
- Выпьете?
Колин покачал головой.
- А вы, детектив Брукс? Могу я предложить вам… виски, не так ли? Ваш любимый напиток, верно?
- Чего-то пить не хочется, - Брукс не выдал удивления от того, что Найл знает не только его имя, но и любимый напиток. Парень великолепно блефовал в любой ситуации.
Найл откинулся на стуле.
- Я так понимаю, это не светский визит.
Колин полез в карман куртки, достал снимки, которые ему дала Смит, и швырнул их на стол.
- Узнаешь этих людей? – На снимках были только лица, но и так было понятно, что парни мертвы.
Найл коснулся одной из фотографий.
- Что с ними случилось? – В его голосе прозвучало что-то похожее на гнев.
- А ты не в курсе? – Колин пристально посмотрел на демона, при этом оставаясь в полной готовности ко всяким неожиданностям.
Очень медленно Найл снял очки. Гит услышал изумленный вздох Брукса.
- Думаешь, это сделал я? – Черные, как ночь, глаза уставились на Колина. Стол слева от них начал дрожать.
Колина это не впечатлило:
- Ты?
- Не мой стиль. – Найл отбросил фотографии в сторону. – Если бы на них напал я, от них мало что осталось бы для фотографий.
Его слова звучали правдиво.
- Но вы их знаете, да? – поинтересовался Брукс, подходя вплотную к столу.
Найл кивнул.
- Видел иногда в «Раю». – Ничего определенного не признал, но Колин заметил, как демон поджал губы, как затрепетали его ноздри. Черт, Найл их знал.
- Это ты послал их той ночью, чтобы наехать на нас с доктором Дрейк, да? – Колин нагнулся над столом и оказался нос к носу с демоном. Гит не боялся Найла, ему было похрен, какой у парня уровень. Если подонок пытался убить Эмили, Колин собирался порвать его ко всем чертям.
Демон даже не моргнул:
- Я не понимаю, о чем ты сейчас говоришь.
- Дерьмо собачье! – Теперь уже Брукс навис над Найлом. Обойдя стол, напарник встал совсем рядом с демоном. – Ты знаешь этих парней, и ты нанял их, чтобы припугнуть моего товарища и доктора!
Найл тихо вздохнул и отодвинулся от стола:
- Я так понимаю, наша беседа перестает быть конструктивной. – Демон начал вставать из-за стола, но Брукс схватил его за плечи, чтобы удержать на месте.
- Мы еще не закончили.
Колин почувствовал, как в воздухе завихрилась сила, потом…
Брукс полетел через всю комнату, приземлившись метра через три. При этом Найл до него даже не дотронулся. Сломав стол, напарник упал на пол.
Брукс вскочил на ноги:
- Ах ты, сукин сын! – Он побежал к Найлу, приготовившись для удара.
Колин встал перед ним:
- Успокойся. – Воздух в комнате продолжал двигаться, вибрировала злобная сила.
Да уж, док тут точно не помешала бы.
- Либо ты будешь контролировать своего партнера, Гит… - Найл задрал подбородок и уставился на Колина своими чертовски жуткими глазами, - … либо это сделаю я.
- Он напал на меня! – резко сказал Брукс, поправляя куртку. – Мы можем арестовать ублюдка.
Найл пожал плечами:
- Я даже не коснулся тебя. Спроси напарника, он подтвердит.
Колин сжал челюсти. Бруксу с этим парнем не справиться. Но Колин чертовски хотел остаться с демоном наедине, хотя бы на пару минут.
- Не цепляйся больше к моему напарнику, Найл. Тебе не понравятся последствия.
Лицо Найла засветилось весельем:
- Думаешь, сможешь со мной справиться?
Сильный оборотень – единственный, кто может тягаться силами с демоном. Так говорила Эмили. А док разбиралась в сверхъестественном.
- Не думаю, а уверен.
Веселье с лица демона слетело начисто.
- А теперь кончай это дерьмо, Найл, и говори, что знаешь.
Демон нахмурился:
- Эти ребята были несколько раз в баре. Это все, что мне известно.
- Они работали на тебя? – Брукс немного пришел в себя, но в его словах все еще слышались нотки гнева.
- Нет. – Найл поднял стакан и сделал большой глоток. – Я же говорил, это не мой метод.
- Посмотри мне в глаза, - потребовал Колин, – и повтори, что ты не посылал их напасть на нас с доком.
Найл встретился с Гитом взглядом.
- Я бы не стал посылать кого-нибудь, чтобы причинить вред доктору Дрейк.
- Но послал кого-то разделаться с моим напарником? – Брукс произнес слова, которые следовали из фразы Найла.
- Нет, - Найл все еще смотрел на Колина. – Я бы сделал это сам.
Колин поверил и этому. Дерьмо. Гит, наконец, убрал правую руку от кобуры.
- Если их послал не ты, то кто тогда?
- Я не знаю. – Найл взял очки и водрузил их на место. – Но собираюсь выяснить. – Выражение его лица ужесточилось. – Никто не имеет права использовать вот так моих парней. Никто.
Они впустую тратили время. Найл явно больше ничего не собирался им говорить, а Колин подозревал, что демон больше ничего и не знал.
- Мы с тобой еще свяжемся, Найл, – произнес Колин.
- О, не сомневаюсь.
- Пойдем, - сказал Колин Бруксу. Пора выбираться из логова дьявола. Приводить сюда Брукса было ошибкой, но отделаться от партнера было очень непросто. Не вызывая слишком много вопросов.
Брукс кинул на Найла долгий, тяжелый взгляд:
- С этого момента я начну следить за тобой.
По виду Найла можно было сказать, что эта угроза его не впечатлила.
- Ты облажаешься, ты сделаешь что-нибудь, что укажет на то, что ты нам врал… И я вернусь.
- Тогда жду с нетерпением твоего визита. Но до тех пор выметайся из моего бара, детектив Брукс.
- С радостью.
Определенно, приводить сюда Брукса было ошибкой. Ему никогда не победить в войне с Найлом. Брукс просто не понимал, с чем столкнулся.
Колин вместе с Бруксом направился к выходу, пытаясь идти так, чтобы оставаться между напарником и Найлом. Просто на тот случай, если демон был в настроении сделать еще какую-нибудь магическую гадость.
- Гит…
Найл окликнул Колина, когда тот уже был у двери. Гит обернулся:
- На пару слов. – Пауза. – Наедине.
- О черт, этого не…
- Все в порядке, Брукс. Подожди снаружи. У нас есть… иное дело для обсуждения. – Это была единственная причина, по которой Найл хотел бы с ним поговорить.
- Прекрасно. – Брукс выглядел чертовски злым. – Но если я тебе понадоблюсь, только позови, и я сразу буду рядом.
В этом Колин не сомневался ни на минуту.
- Спасибо, мужик. – Гит подождал, пока Брукс откроет дверь и выйдет наружу. После чего в две секунды пересек комнату. – Что ты мне не рассказал, Найл?
- Ты знаешь, что парни были демонами.
Пока ничего нового.
- Когда на вас с доктором напали, я почувствовал в воздухе движение силы.
Так демон знал о нападении. Колина снова переполнили подозрения.
- Это был не я. В этом я могу поклясться.
Но чего стоит клятва демона?
- Значит, ты почувствовал, что на нас напали, но даже не попытался нам помочь? Я помню, ты говорил, что не хочешь причинить вред Эмили.
Найл провел пальцем по краю стакана. Выглядел он при этом так, будто все это его забавляет.
- Как ты думаешь, кто вызвал копов? Я подумал, что твои собратья по оружию тоже могли бы на что-то сгодиться, понятно?
Колина это совсем не забавляло:
- Если не ты стоишь за этим, то кто, черт возьми?
- Другой демон десятого уровня. – Найл сделал еще глоток своего кроваво-красного напитка. – И поверь мне, Гит, такие, как я, очень редки. – Он с тихим стуком поставил стакан на стол. – Можешь спросить об этом у нашего симпатичного Доктора Монстра.
Другой демон десятого уровня. Дерьмо. Это был явно не самый удачный день для Колина. А ведь он так хорошо начинался, с пробуждения в одной постели с обнаженной Эмили.
- Что тебе известно о гибридах?
Что? Колин уже слышал слово «гибрид» раньше, но обычно это было во время просмотра телевизора, когда он случайно переключался на канал Дискавери. Гибридами были смеси, коктейли, как, например, цветы, выведенные из двух разных…
- Хммм, значит, Эмили не упоминала при тебе о гибридах, - губы Найла скривились. – Интересно, почему бы это?
У Колина было такое чувство, что он теряет нить разговора, и это ощущение ему совсем не нравилось. Ни капельки.
Гит в мгновение ока обогнул стол и рывком поставил демона на ноги:
- Я не один из тех людей, которым ты можешь компостировать мозги. – Колин позволил зверю сверкнуть в его взгляде. Ногти Гита удлинились, зубы стали острее.
- Оборотень. – Найл улыбнулся. – Я уже догадался, кто ты.
- Расскажи мне о гибридах. – Пока есть время, и Колин не поддался желанию своего зверя швырнуть ублюдка через комнату. Что Найл проделал ранее с Бруксом. Демон это заслужил.
- Некоторые Иные находят своих суженых за пределами собственного вида. – Найл рассмеялся. Хриплым, неприятным смехом. – Но ты это и так уже понял, разве нет?
Колин запустил когти в плечи демона. Пока не сильно. Пока.
- Выкладывай, демон.
- Редко, весьма редко, в таком союзе появляется ребенок. Особенный ребенок.
Колин убрал когти:
- И?
- Это и есть гибрид. Существо, созданное представителями двух разных магических линий, унаследовавшее силы обеих.
К чему они вообще начали этот разговор?
- И почему я вообще должен волноваться об этих чертовых гибридах?
Найл снова рассмеялся.
- О, оборотень, ты определенно должен о них волноваться. Вы с Эмили должны.
Еще десять секунд. Если демон будет продолжать насмехаться, то точно полетит через комнату.
Это будет расплатой за такой же трюк, примененный к Бруксу, да и Колин сразу почувствует себя лучше.
- Мое терпение скоро лопнет, - Гит снова запустил когти в Найла. Демон вздрогнул и, наконец, перестал смеяться.
- Ходят слухи…
Ну, наконец, хоть что-то. Колин ослабил хватку:
- Что за слухи?
- Поговаривают, что в городе появился гибридный демон. Мощный демон. Девятого или десятого уровня.
Достаточно сильный, чтобы вызвать такое возмущение силы, которое почувствовала Эмили в аллее.
- Наполовину демон, да? А на вторую половину кто?
Найл сжал губы, посмотрел на когти Колина:
- Оборотень.
О, дьявол.

- Собираешься мне поведать, что там произошло? – требовательно спросил Брукс по дороге к джипу Колина.
- Мы допрашивали подозреваемого. - Колин посмотрел на небо. Солнце уже садилось, раскрашивая небеса кроваво-красными полосами.
Ему нужно найти Эмили. Нужно спросить ее о гибридах. Проклятье. Мог ли парень, которого они искали, быть сверхмощным гибридом демона и оборотня? Если да, то дело приняло очень серьезный оборот.
Выследить оборотня, а потом с ним справиться, и так было очень трудно. Но оборотня еще и с демоническими возможностями…
Да уж, город в большой беде.
- Черт возьми, Колин! Ты же понимаешь, я не об этом спрашиваю! – Брукс схватил Гита и прижал к багажнику машины.
Зверь взревел, но Колину удалось удержать его под контролем.
- Ты что-то от меня скрываешь, - Брукс гневно смотрел на Гита. – Ты знаешь о деле больше, чем рассказываешь.
Да, так и было. Но ему придется скрывать факты от партнера и дальше. Потому что Брукс не готов узнать правду.
- Ты даже не прикрыл мою спину, когда тот ублюдок кинул меня через всю комнату!
- Он тебя не кидал. - Колин оттолкнулся от джипа, скрестил руки на груди и встретился взглядом с разъяренным Бруксом.
- Ни хрена себе, не кидал. Я…
- Я следил за его руками. Он до тебя не дотрагивался. - Правда. Демон воспользовался своей силой, чтобы оттолкнуть Брукса. Но как это объяснить?
- Я должен был его арестовать, - Брукс размял левое плечо. – Ночь в камере развязала бы его язык.
Сомнительно. Ночь, проведенная Найлом в камере, скорее всего, довела бы охранников до сумасшествия. Буквально.
- И что за хрень у него с глазами? – Брукс пожал плечами. – Кому еще взбредет в голову носить такие контактные линзы? Они ж черные, как смола.
Как же хотелось рассказать Бруксу правду.
Но когда он в прошлый раз рассказал напарнику всю правду об Иных, то очнулся с пулей в теле.
- Я жду от тебя большего, мужик. – Брукс покачал головой. – Мы работаем вместе уже два года. Я жду большего.
Колину хотелось рассказать больше. Хотелось поведать Бруксу обо всем.
Но он не мог предугадать реакцию напарника. И ему не хотелось отбиваться от нападения еще одного друга.
Да и капитан сказал, что данные, которые они с доком собирают, сугубо конфиденциальны. Слишком секретные даже для Брукса.
По крайней мере, на текущий момент.
Колин вздохнул. Нужно сказать Бруксу хоть что-нибудь. Парень это заслужил.
- Ты прав, происходит много того, о чем я тебе не говорю.
У Брукса заиграли желваки:
- Какого черта ты держишь меня в неведении? Мы – напарники.
- Я должен. То, что происходит, очень сложно объяснить.
- Что?
Проклятье. Разговор не задался.
- Тебе слишком опасно знать о происходящем.
- Слишком опасно для меня? – Глаза Брукса превратились в узкие щели. – Дай-ка подумать… Но доктор Дрейк знает обо всем, да? Почему для нее это не слишком опасно?
Для нее тоже. Но док слишком глубоко во всем этом увязла.
- Дерьмо! Мне все это не нравится. – Брукс ткнул указательным пальцем в грудь Колина. – Ни на йоту.
Колину тоже.
Брукс мрачно обошел джип. Запрыгнул внутрь.
Колин вздохнул и почесал затылок. Надо сказать капитану, что у Брукса появились подозрения.
Может, МакНил разрешит ему довериться.
А может, и нет.
Колин забрался в машину. Запустил двигатель.
- Я знаю, что он меня не тронул. – Брукс не смотрел в его сторону. Он смотрел прямо перед собой. – Я тоже видел его руки. Я знаю, что Найл меня не касался.
- Брукс…
- Но я чувствовал его руки на себе, чувствовал, как он кинул меня через комнату, - он сжал руки в кулаки. – Как такое возможно?
- Слушай, мужик, я…
- Дьявол. – Брукс вздохнул. – Может, мне надо самому показаться доктору. Если я начинаю воображать…
- Ты это не вообразил. – Гит вырулил с парковки. Он не мог рисковать, открывая все Бруксу, но, будь он проклят, если позволит другу считать, что тот сходит с ума. – Я не могу тебе сказать, что происходит, но поверь, тебе ни черта не показалось.
Нет, просто его напарник ступил одной ногой в мир, где монстры реальны, но еще не понял этого.

- Мы не можем сказать ему правду, Гит. Это очень рискованно.
- Да я понимаю! – Но это не значит, что Колину это нравилось. Гит ходил туда-сюда по кабинету МакНила, все его тело было напряжено.
- Это дело очень большой важности. Я не могу рисковать тем, что один из моих детективов съедет с катушек, потому что вдруг узнает, что его окружают монстры.
- Но он может и выдержать, - пробормотал Колин, глядя в темноту за окном. На город опустилась ночь. Облачная, беззвездная. Такая ночь скрывает много секретов.
У Гита было дурное предчувствие об этой ночи. В голове все еще звучали слова Найла о гибриде.
Колин очень хотел поговорить с Эмили. После ухода из «Адского Рая» он пытался несколько раз до нее дозвониться, но все время попадал на автоответчик.
- Только вспомни, что произошло, когда ты в прошлый раз рассказал напарнику правду. – МакНил сидел за своим столом, его руки расслабленно лежали поверх поцарапанной столешницы.
Когда ты в прошлый раз рассказал напарнику правду. Колин напрягся:
- Что тебе известно о моем предыдущем напарнике?
- Я знаю все, - МакНил изогнул бровь. – Думаешь, я не выяснил о тебе все до мельчайших подробностей, прежде чем взять к себе в участок? Я знаю все о Майке Филипсе.
Вот уж вляпался.
- И ничего мне не сказал?
МакНил пожал плечами.
- А что говорить? Твой бывший напарник узнал, что ты не человек. Он попытался тебя убить, сжег твой дом.
Да, это если в двух словах.
Капитан наклонился вперед:
- Из того, что я слышал, Филипс, как минимум, был неуравновешен.
- Он был нормальным мужиком. – До той ночи он был и хорошим другом. – Он просто не смог смириться, что я…
- Все это дерьмо собачье. Парень уже и до этого ходил по краю. Нападал на подозреваемых, получал выговоры от начальства и преследовал свою бывшую жену.
Колин не произнес ни слова. Майк Филипс десять лет был его лучшим другом. До той самой ночи.
- Когда он врезался в тот грузовик, он сбегал с места поджога, так? – МакНил тихо присвистнул. – Ехал со скоростью сто пятьдесят километров в час, и это при разрешенном максимуме в сорок. Проехал на красный свет и въехал прямо в бочину того тяжеловоза.
Колин заскрипел зубами.
- Он сбегал, да? Подстрелил тебя, поджег твой дом и оставил тебя истекать кровью.
- Это старая история. – История, которую он, черт возьми, не собирался снова ворошить.
- Но она показывает, как могут отреагировать люди. – МакНил постучал пальцами по столу. – Конечно, не все одинаковы, но фанатики, те, кто считает, что все монстры должны быть уничтожены, являются истинной причиной того, что мы живем под покровом тайны.
- Капитан, а ты когда-нибудь задумывался, что было бы, если б все Иные вышли и рассказали о себе миру? Перестали бы притворяться? Прятаться? - Если бы все они вышли из тени, каким стал бы окружающий мир?
- Да, задумывался… и решил, что половине из них до нас не было бы никакого дела.
- А другой половине?
- Другая половина схватилась бы за факелы, чтобы всех нас сжечь.
Колин кивнул.
- Вот и я так решил. – Мир не готов к войне между людьми и Иными. – Поэтому ничего Бруксу и не рассказал.
Пришла очередь МакНила кивать.
- Если он начнет устраивать неприятности, пошли его ко мне.
Да нет, с Бруксом он справится. Но…
- Ты же понимаешь, что человек не может вечно отрицать существование магии, если будет постоянно с ней сталкиваться. – Если демон сделает еще пару бросков Бруксом через комнату, тот начнет сопоставлять факты.
- Вот когда он догадается, что происходит, тогда и решим, что с этим делать. Что с ним делать.
Легко сказать, но Колин понимал, что от Брукса будет не так легко отделаться. Взгляд Гита переместился на стол МакНила. На фотографию в тонкой рамке.
Привлекательная седовласая леди мило улыбалась. Колин нахмурился.
- Всю информацию об Иных, которую раздобудешь, храни в строгом секрете. Докладывай мне напрямую, больше никому.
- Понятно. – Колин слышал слова капитана, но все его внимание было приковано к фотографии женщины. Он наклонился ближе, чтобы рассмотреть получше. Женщина что-то держала… корзину!
Колин понял, что перед ним снимок женщины, которую он встретил в приемной Эмили. Марджи Как-ее-там. Женщина с шипящей корзиной.
- Моя мама. – МакНил дотронулся до рамки. – Одна меня вырастила после того, как отец погиб на войне.
- Ээээ. – Он должен спросить. – А что в корзине?
Улыбка тронула уголки губ МакНила:
- А ты не знаешь?
- Я…
На столе МакНила зазвонил телефон. Словно громкий и пронзительный крик раздался в кабинете. Капитан поднял трубку, прорычал:
- МакНил.
Его глаза расширились от того, что сказали на другом конце провода.
- Что? Когда?
Колин напрягся.
- Дерьмо. Мои люди уже выезжают. – МакНил бросил трубку и вскочил на ноги. – Бери Брукса и езжайте к зданию Новостей Пятого канала. Я позвоню Эмили и скажу, чтобы она встретила вас там.
Новости Пятого канала.
- Что случилось?
- Какой-то практикант только что нашел тело Дарлы Митчел. Ей вырвали горло.

[1] эротический танец, стриптиз в кабинке для одного клиента; обзор увеличивается по мере того, как клиент бросает монету в автомат
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 03:04 #13 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 11

Колин почувствовал запах крови в тот момент, когда выбирался из своего джипа. В воздухе присутствовал знакомый привкус меди.
Репортеры разных телеканалов уже столпились рядом со зданием. Сверкали вспышки. Работали камеры.
- Дерьмо. Угадайте, кто будет в утренних новостях на каждом канале?
Не надо быть провидцем. Проклятье. Внимание-то и было нужно этому ублюдку.
- Колин!
Он обернулся на женский голос и обнаружил, что к нему спешит Эмили. Волосы ее были растрепаны, очки немного съехали набок.
Все в нем напряглось при взгляде на девушку. Колин не хотел, чтобы она заходила внутрь. Не хотел, чтобы она видела бойню, которая их там ждала.
Но Эмили была ему нужна. И в данный момент то, что было нужно копу, превалировало над желаниями просто мужчины.
- Я собираюсь поговорить со Смит. Посмотрим, что она расскажет о жертве. – Брукс отошел и растворился в толпе людей в полицейской форме.
- Что случилось? – Взгляд Эмили был прикован к ряду припаркованных полицейских машин. – МакНил просто сказал мне приехать сюда. И быстро.
Дерьмо. Она даже не понимала, во что ей предстоит сунуться. Колин схватил руку девушки и рывком притянул к себе.
- Еще одно убийство. Тот же почерк, что и при убийстве Майерса. – У входа в здание он пригнулся, чтобы пройти под желтой лентой, ограждающей место преступления.
Эмили резко втянула воздух.
- Он снова напал?
- Ты же говорила, что, возможно, так и будет.
- До, но надеялась, что ошибаюсь. - Она облизнула губы. – Жертва… кто жертва на этот раз?
Колин показал удостоверение полицейскому, преградившему проход к месту убийства. Эмили тоже продемонстрировала документы, достав их из сумочки.
- Она работает над делом в качестве консультанта, - пояснил полицейскому Гит.
Теперь запах крови стал сильнее, заполнял его ноздри, щекотал нёбо.
Будь Колин в своем зверином обличье, он бы наслаждался этим запахом. Зверь любил этот запах.
Но человек ненавидел.
- Колин, - Эмили дернула его за руку. – Кто жертва?
Он отпустил ее руку, достал латексные перчатки. Пришло время приступить к работе.
- Дарла Митчел. – Колин распахнул дверь и вошел в ад.
Тут все было так же, как и на прошлом месте преступления. Абсолютно так же.
Тело Дарлы лежало на полу, лицом вниз, в огромной луже крови. Ее горло было вырвано, искромсано, разорвано. Глаза женщины были широко открыты, в них застыл ужас, а рот искривился в немом крике.
При жизни Дарла была симпатичной, но смерть не была к ней особо милостива.
Взгляд Эмили был прикован к застывшей фигуре. Запах крови и смерти заполнил ее ноздри. Девушка почти не слышала гудение голосов вокруг. Брукс о чем-то шептался со Смит. Колин разговаривал с каким-то полицейским, приказывая парню раздобыть пленки со всех камер наблюдения, имеющихся на телестанции. Мужчина в белом халате ходил кругами вокруг тела и делал снимки.
А Дарла уставилась на Эмили. Кричала ей.
Эмили закрыла глаза. Почувствовала ярость, витающую в комнате. Такую сильную…
Девушка сделала глубокий вдох, медленно выдохнула. Убийство произошло совсем недавно. И темная аура убийцы все еще висела в воздухе подобно неясной тени.
Для Эмили было очевидно, что убийца, расправившийся с Престоном Майерсом, и убийца, вырвавший горло Дарлы Митчел - одно и то же существо. Даже разводы крови на стенах выглядели знакомо.
Облако силы окутало девушку, и Эмили поняла, что в этой энергии есть кое-какие знакомые нотки. Ненависть и извращенная ярость.
Она открыла глаза, оглядела комнату. На расстоянии нескольких шагов от нее стоял Колин. Стоит ли его предупредить о том, что она собирается сделать? Но что если она предупредит, а это услышит кто-нибудь еще? В этой маленькой комнате слишком много людей. Нет, она просто постарается сделать это осторожно. Не будет проникать в сознание убийцы слишком глубоко.
Но ей надо убедиться…
Эмили снова посмотрела на тело и медленно – очень медленно – опустила ментальную защиту.
«Дерьмо. Не могу поверить, что ублюдок нанес удар так быстро. Лучше бы нам найти его лицо на записях с камер наблюдения. Ни за что не поверю, что ему удалось войти и выйти никем не замеченным. Эта телестанция – чертов зоопарк. Абсолютно все на виду».
Мысли Колина. Она отбросила их в сторону, попытавшись сосредоточиться на тех, что исходят от убийцы.
«Надеюсь, она не страдала».
Эмили нахмурилась. Не убийца. Чувствовалось, что этот парень… очень опечален, но он определенно Иной. Девушка подняла голову и посмотрела в сторону двери. Молоденький полицейский в форме стоял в дверном проеме, сжав руки в кулаки. Его тут не было, когда она приехала. Наверное, только заступил на смену.
Волшебник.
Эмили отрешилась от него, снова начав поиски. Проклятье. Она так давно не опускала защиту при таком скоплении народа. Было тяжело сфокусировать внимание. Так тяжело…
«Убить эту суку было слишком просто»,
Эмили напряглась. Эта энергия не была следом чьего-то присутствия в прошлом.
«А какая у нее была вкусная кровь. Я все еще чувствую ее на языке».
Черт. По телу Эмили пробежала дрожь. Она медленно и очень осторожно, сантиметр за сантиметром, повернула голову. Оглядела комнату.
Единственные Иные, которых она увидела – Колин и полицейский.
«Она была лучше, чем тот ублюдок. Вкуснее. Может, в следующий раз я опять нападу на женщину».
Эмили сделала маленький шажок по направлению к двери, потом еще один. Ее тело казалось более тяжелым, но в то же время было ощущение, будто что-то тянет ее. Тянет к нему.
К убийце.
Он все еще был в здании.
Она должна его найти.
Не медля ни секунды, Эмили полностью опустила щиты. Почувствовала, как ее накрыло с головой жаркой, темной силой, и ринулась к двери.
Она сможет найти его прямо сейчас; она видела след его сущности. Она настигнет его и…
- Куда это вы направились, черт возьми? – Дорогу Эмили преградил хмурый Брукс. – Это место преступления, доктор Дрейк, вы не можете тут бегать…
- С дороги.
«Копы прямо передо мной. Гребаные идиоты. Может, следующим будет один из них. Да, классная мысль».
Брукс изогнул одну бровь и сделал шаг в сторону.
«Интересно, копы отличаются по вкусу от других людей? Сильнее ли они сопротивляются?»
Эмили выбежала из кабинета Дарлы. Посмотрела налево. Туда.
Копы заполонили коридор: кто-то рассматривал следы на полу, кто-то стоял, кто-то общался с репортерами.
След темной энергии теперь был сильнее. Ближе.
«Не нужно ей было прикапываться ко мне. И надо было оставить доктора в покое».
Эмили застыла, услышав эту мысль. Доктор.
Дарла задавала ей вопросы после пресс-конференции. Спрашивала о демонах.
Знал ли об этом убийца?
- Эмили! – Голос Колина. Громкий, настойчивый окрик, на который обернулись все, кто был в коридоре.
Голос в ее голове замолк. Волны черной энергии рассеялись.
Дерьмо.
Не обращая внимания на крик Колина, Эмили побежала дальше по коридору. Было похоже на то, что подонок заблокировал свои мысли. Нет, не заблокировал, а поставил щит. Такой же, как она ставит сама.
Но это не имело ни капли чертового смысла. Она еще ни разу не встречала оборотня, способного поставить щит. Демона – да, но не оборотня.
Эмили пронеслась мимо двух копов. Повернула за угол. И врезалась прямо в Джейка.
- Доктор Дрейк! – в момент столкновения его глаза расширились от удивления, а руки автоматически обхватили девушку за талию.
Эмили почувствовала, как ее обволокла слабая сила его магии.
Не этого парня она искала.
- Извини. – Девушка оттолкнула оператора и побежала дальше.
Но так ничего и не нашла. Ни намека на силу. Никаких признаков присутствия очень сильного сверхъестественного существа.
- Эмили, ты что творишь? – Колин схватил ее за локоть и развернул лицом к себе. – Почему ты побежала?
- Он здесь.
- Что?
- Убийца. Он все еще в здании. Или был… всего секунду назад.
Колин сжал ее руку крепче.
- Откуда ты знаешь? Ты что-нибудь увидела?
- Я его слышала.
Колин нахмурился, и Эмили поняла, что ее слова, скорее всего, звучали бессмысленно. Но она не могла прямо сейчас тратить время на объяснения, надо было торопиться.
- Я опустила свои щиты, понятно? – прошептала девушка. – Хотела попробовать, смогу ли почувствовать что-нибудь, указывающее на убийцу. И я… я почувствовала его. Услышала его мысли. Колин, он был здесь только что.
Гит потянулся к оружию:
- Ты все еще слышишь его?
Эмили прикусила губу:
- Его голос пропал, когда ты окрикнул меня по имени.
- Наверное, потому что ублюдок понял, что ты здесь и можешь его выследить.
Да, но как оборотень об этом узнал?
Колин повысил голос, обращая на себя внимание полицейских:
- Нужно полностью заблокировать входы и выходы из здания. Собрать всех сотрудников в одном помещении. Абсолютно всех.
- Это может быть и не сотрудник, - проговорила Эмили, придвинувшись ближе к Гиту. – Колин, убийца может быть полицейским.
Гит выругался.
- Я… я должна обойти каждый закуток этого здания, может, удастся его найти.
Колин обхватил ее запястье:
- Док, без меня ты никуда не пойдешь. - Он достал пистолет. – Вот теперь давай поймаем ублюдка.
Но они его не нашли. Они обыскали все здание телестанции, от крыши до подвала. Эмили увидела каждого сотрудника, каждого полицейского, но опознать убийцу так и не смогла.
Единственными Иными были Колин, молодой полицейский и Джейк Доннели. Но ни у одного из них не было той силы, что соответствовала бы мощи убийце.
Подонок ушел. Каким-то образом ему удалось проскользнуть мимо полицейских и исчезнуть.
Проклятье.

Они вернулись в кабинет Дарлы. Ее тело уже было накрыто простыней, двое мужчин как раз вкатывали в комнату носилки.
Эмили сняла очки и потерла переносицу. Она была так близко, но ублюдку все равно удалось улизнуть.
- Да уж, иногда места преступлений просто ужасают, а?
Эмили дернулась, услышав тихий голос, прозвучавший так близко, обернулась и увидела, что на нее смотрит Смит, темные глаза женщины светились сочувствием.
- Ммм, да уж. – Все, с чем были связаны мертвые, окровавленные тела, автоматически попадало в категорию «ужасающее» в сознании Эмили.
- Я видела, как вы выбежали… - Смит запнулась. – С вами все в порядке?
И тут Эмили поняла, как со стороны выглядело ее поспешное и отчаянное бегство.
Консультант не смогла выдержать зрелища на месте преступления.
Но сказать Смит правду девушка не могла. Пришлось улыбаться:
- Теперь я в полном порядке. – На самом деле Эмили была в бешенстве. Этому гаду удалось сбежать от нее. Если бы у нее было еще несколько минут, чтобы его настигнуть…
- На первых выездах на места преступлений меня рвало. И это притом, что я ходила в медицинскую школу и видела трупы и раньше. – Смит покачала головой. – Но видеть мертвеца вот так… Человека, который еще несколько часов назад боролся за жизнь… - Медэксперт вздохнула. – К этому тяжело привыкнуть.
Эмили не была уверена, что сможет когда-нибудь привыкнуть к виду тел, растерзанных так же, как тело Дарлы.
- Почему бы вам не поехать домой? – предложила Смит. – Уже поздно, и вы тут все равно не сможете больше помочь.
Да, в данный момент она не сможет больше ничего сделать. Убийца сбежал, журналистка убита, а все, что осталось Эмили – мысли Ночного Мясника, полные ярости, которые остались в ее сознании.
- Неплохая мысль, - пробормотала Эмили. – Скажите Колину, что я уехала, хорошо? – Потому что прямо сейчас она не готова оказаться с ним лицом к лицу. Когда они закончили обыскивать здание, Колин посмотрел на нее… проклятье, неужели в его взгляде сквозило сомнение?
Неужели он решил, что она придумала историю о том, что услышала голос убийцы?
Черт, действительно, пора уходить отсюда. Нужно проветриться.
И попытаться избавиться от голоса убийцы, все еще повторяющего свои ужасные слова в ее голове.
«Копы прямо передо мной. Гребаные идиоты. Может, следующим будет один из них».
Эмили сжала руки в кулаки. «Может, в следующий раз я смогу тебя поймать, сукин сын».

- Эй, Гит! Тут парень говорит, что ему надо с тобой поговорить.
Колин оторвал взгляд от стола Дарлы. И увидел, что из-за плеча полицейского выглядывает Джейк Доннели.
- Это кто? – выпрямляясь, спросил Брукс и бросил изучающий взгляд на вновь прибывшего.
- Оператор Дарлы.
- Думаешь, он что-нибудь знает?
- Есть только один способ выяснить. – Колин поднялся и пошел навстречу демону.
- Нам… нам надо поговорить… - Джейк весь вспотел.
- Конечно, - Колин вышел в коридор. За последний час народу здесь стало гораздо меньше. В этот самый момент тело Дарлы вывозили из здания.
Джейк посмотрел на мешок с телом, сглотнул и быстро отвел взгляд.
- Что ты знаешь, Доннели? Что-нибудь видел? Видел убийцу? – Только бы ему повезло, и ответ был утвердительным.
Джейк покачал головой.
- Я ничего не видел. Но тебе надо знать… - Оператор замолк на то время, пока мимо проходила женщина-полицейский. Понизив голос, он продолжил: – Ты должен знать, над чем работала Дарла.
- Да? – Колин заинтересовался, но вида не подал. – И какую историю она раскручивала?
Джейк посмотрел ему прямо в глаза:
- Доктор Дрейк.
«Вы все еще видите демонов»? Колину удалось сохранить непроницаемое выражение лица.
- Что с ней?
- Дарла выяснила, что доктор Дрейк находилась в одной из психиатрических клиник, когда была подростком.
«Я там не работала»!
Дерьмо.
- Она собиралась предать эту историю огласке?
Джейк кивнул.
- А Дарла работала только над одной историей? – Пожалуйста, пусть будет что-нибудь еще.
- Кроме ограбления Южного банка, да.
Не очень хорошо.
- Ты кому-нибудь еще об этом говорил?
Джейк покачал головой:
- Даже не собирался. – На его лице застыло напряжение. – Мы оба знаем, почему док оказалась в том месте. И знаем, что она не ловила галлюцинации.
Колин слишком хорошо мог представить как Эмили, будучи ребенком, везде видела демонов и монстров. Да, он понимал, почему она оказалась в «Сиренити Вудз».
- Хорошо, Доннели. Спасибо за наводку.
Оператор скрылся в конце коридора.
Колин смотрел ему вслед еще несколько мгновений, потом вернулся на место преступления. Нужно было найти Эмили. Он окинул взглядом комнату.
Где же она?
- Эй! – Брукс шагнул к Гиту. – Что парень хотел сообщить?
Колин пожал плечами.
- Ничего особенного. – Он выдержал прямой взгляд напарника. Врать было не так уж сложно. Он занимался этим всю жизнь. – Только то, что Дарла работала над историей об ограблении банка перед тем, как ее убили.
- Да? – Брукс прищурился. – Это все, что он сказал?
- Ага. – Эмили не было в комнате. – Где доктор Дрейк?
Мимо как раз шла Смит:
- Она уехала минут двадцать назад. Сказала, что заедет в участок завтра утром.
У Колина заныло под ложечкой. Все было нормально. Док может сама о себе позаботиться. Ну, уехала она домой одна. Большое дело.
Если не принимать во внимание тот факт, что кто-то следит за ее домом. Следит за ней.
А сама Эмили только что забиралась в мысли убийцы.
Хотя, скорее всего, волноваться не о чем…. Ааааа, твою мать!
- Закончишь тут без меня? – спросил Колин у Брукса.
- Хм, да. Еще пару человек допросить…
- Хорошо. – Едва слова успели слететь с его губ, как Колин уже выскочил из комнаты, убыстряясь с каждым шагом.
Все внутри Гита напряглось, все его инстинкты кричали, что что-то не так.
Надо найти Эмили.

Дом был погружен в темноту. Эмили сидела в машине и смотрела на него. Когда она уезжала, то оставила свет в прихожей включенным. Она всегда так делала. Но сейчас весь дом был черным. Слишком мрачным.
Лампочка могла перегореть. Она не меняла ее уже несколько недель или… о, черт, Эмили даже забыла, когда меняла ее последний раз.
Девушка медленно вышла из машины. Тот факт, что дом не был освещен, еще ни о чем не говорил. Она трусила из-за воспоминаний о сцене убийства Дарлы. Кто угодно будет на нервах, если увидит тело женщины с вырванным горлом.
По дороге к ступеням, ведущим в дом, Эмили достала мобильник. Сжала связку ключей в правой руке. Сердце билось с неистовой силой, его удары сотрясали тело девушки. И все из-за того, что в доме был выключен весь свет.
На крыльце свет тоже должен бы гореть, вдруг поняла Эмили. Уже наступила ночь, а фонарь включался автоматически.
Под туфлями что-то захрустело. Что-то острое. Эмили посмотрела вниз. Похоже на… белое стекло. Ее взгляд метнулся к плафону, висящему над крыльцом. Лампочка была разбита.
У Эмили перехватило дыхание. Две лампочки одновременно – слишком большое совпадение. Девушка нажала на кнопку вызова в телефоне. Она запрограммировала телефон на быстрый набор номера Колина еще вчера. Эмили стала медленно двигаться обратно в сторону машины.
- Гит.
- Я… я думаю, кто-то побывал у меня дома. – Ее голос прервался, когда она сделала еще один шажок.
- Эмили? Это ты?
- Да.
- Что случилось? Я тебя почти не слышу…
Потому что она не хотела повышать голос и предупреждать о своем присутствии того, кто, может быть, еще прячется в ее доме.
- Кто-то побывал у меня дома, - тихо повторила Эмили.
- Дерьмо. – Хорошо, Колин ее услышал. – Я уже еду, милая. Запрись в машине и сиди в ней пока…
За спиной Эмили скрипнула деревянная ступенька. Кровь застыла в жилах девушки.
Подонок не скрывался в доме. Он был снаружи, рядом.
Эмили крепче сжала связку ключей – они были ее единственным оружием. Она сделала глубокий вдох и развернулась, одновременно замахнувшись ключами и закричав.
Ублюдок был готов. Парень ударил ее рукой, попав в щеку, от удара Эмили развернуло, и она упала на ограду крыльца.
Мобильный выпал из руки прямо на деревянный настил.
И Эмили поняла, что Колин не сможет приехать достаточно быстро.
Она один на один с подонком, сама по себе.
Как и всегда.

- Эмили! Эмили! Твою мать! – Их разъединили. Колин набрал 911. – Это детектив Колин Гит. Номер удостоверения 2517. В данный момент происходит нападение. – Дерьмо, он надеялся, что это не так. Если кто-нибудь тронет Эмили хоть пальцем, то узнает, как много в Колине от зверя. – Срочно вышлите патруль по адресу Лайонс-лэйн, 602.
Гит вдавил в пол педаль газа.
«Держись, милая. Я еду».

Драка была короткой и яростной. Эмили согнулась от боли на крыльце, ее щека горела. Парень кинулся к ней, но девушка была готова. И хотя в темноте почти ничего не было видно, девушка сделала выпад в ту часть его тела, где должен был быть пах.
Подонок зарычал и отпрыгнул:
- Сука!
О, да, это точно. Эмили прыгнула вперед и, ударив, попыталась проткнуть его руку ключом.
Ублюдок схватил ее за запястье и стал выкручивать руку, пока девушка не выронила ключи.
- Гребаный демон. Ты заплатишь за это. – Голос нападавшего был высоким… словно у подростка?
И он только что назвал ее демоном?
Эмили вывернула руку, попытавшись освободиться. Боже, неужели, никто не слышал ее крики? Грантонсы вернулись из Дисней Уорлда пару дней назад, они должны были услышать.
Эмили собралась закричать так громко, чтобы ее было слышно на другом конце города, но парень зажал ей рот потной рукой.
- Это частная вечеринка, демон. Никто больше не приглашен.
Эмили укусила его руку. Так сильно, как могла. Пока не почувствовала вкус крови.
Подонок взвыл и отдернул руку. А девушка заорала. Заорала изо всех сил.
В доме Грантонсов мелькнул свет.
Наконец-то.
Нападающий выругался, отступил назад.
- Я за тобой еще вернусь, сука.
«Так сука или демон? Прими уже окончательное решение, придурок».
Адреналин переполнял Эмили, и когда подонок побежал прочь, на какую-то долю секунды она решила бежать следом за ним.
Потом девушка поняла, что у нее дрожат руки. И ноги. Черт, она вся дрожала. И совсем не была уверена, что сможет сделать хотя бы четыре шага, тем более пересечь собственный двор.
Ублюдок добежал до деревьев. Там, всего на мгновение, попал в полосу света от уличного фонаря. Парень обернулся и посмотрел на нее…
Всего лишь подросток. Подросток: волосы слишком длинные, лицо слишком худое, глаза слишком большие.
Потом он исчез. Растворился в ночи.
- Эмили! – Марк взбежал по ступеням, схватил ее и поднял на ноги.
Проклятье. Когда она снова успела упасть?
- Что случилось?
- Позвоните в полицию… - Эмили сглотнула и поняла, что у нее пересохло в горле. От страха такое бывает.
Она была сильнее напугана нападением этого подростка, чем когда обыскивала здание Новостей Пятого канала в поисках убийцы.
Но тогда с ней был Колин. И она была уверена, что Колин сможет ее защитить.
Она ему доверяла.
Колени Эмили снова начали дрожать.
- Мне показалось, что кто-то убегал… - Марк оглядел двор.
- Какой-то пацан. Он меня ударил. – А еще обозвал демоном и сказал, что вернется.
- Боже. – Марк обхватил ее руками. – Давай войдем внутрь и вызовем полицию.
Вместе они двинулись вперед, и тут Эмили заметила, что входная дверь в ее дом приоткрыта. О нет, плохой знак.
Она открыла дверь до конца. Вошла в маленький холл. Включила свет.
- Что за черт… - раздался сзади голос Марка.
Эмили стала пробираться дальше. Нажала на выключатель в прихожей.
Разруха. Вся мебель была разломана, диван и кресло разодраны на клочья. Телевизор валялся на полу, экран разбит вдребезги. Бумаги, журналы, книги разбросаны.
- Давай, пойдем отсюда. – Марк взял Эмили за руку. – Пойдем ко мне, вызовем полицию оттуда…
- Убери руки от женщины, сейчас же! – раздался сзади рык Колина.
Эмили развернулась и услышала, как рядом сглотнул Марк. В дверях стоял Колин: пистолет наготове, лицо напряжено, на лице - выражение ярости.
Марк совершил ошибку, сжав сильнее руку Эмили:
- Вы не понимаете, я ее со…
- Убери от нее свои гребаные руки, или я буду стрелять. – Колин пристально смотрел своими голубыми глазами, которые – вот черт! – начали светиться.
Нет, нет, нет, ему нельзя оборачиваться. Не перед Марком. Она же никогда не сможет это объяснить.
Эмили шагнула вперед, вырывая руку из внезапно вспотевшей ладони Марка.
- Колин, все в порядке. Марк – мой сосед и…
Взгляд Гита метнулся к ее лицу. Стал еще более хмурым. Пистолет даже не качнулся.
- Какого черта случилось с твоей щекой?
Эмили подняла руку и прикоснулась к правой щеке. Она могла только догадываться, как в этом неровном свете выглядит синяк.
- Кто-то тут был, когда я приехала. – «Какой-то подросток-панк, решивший, что я демон». – Он ждал у крыльца.
- Твою мать.
Да, если в двух словах, то ситуация именно такая.
- Хмм… Вы полицейский? – по голосу Марка было понятно, что парень надеется на положительный ответ.
Колин зарычал. Уронил пистолет и схватил Эмили в охапку. Прижал девушку к груди, крепко обхватил руками и просто держал.
Эмили закрыла глаза в попытке остановить глупые слезы, рвущиеся наружу. Побочный эффект, не иначе. Но, ох, как же хорошо было в его объятиях.
Пальцы Колина впились в кожу девушки. Он слегка отодвинулся, чтобы посмотреть Эмили в лицо. И поцеловал. Крепкий, страстный поцелуй, от которого она забыла, как надо дышать.
- Я так понимаю, вы друг друга знаете.
Вдалеке послышались сирены полицейских машин. Звук нарастал по мере приближения.
Эмили обхватила Колина руками и попыталась прижаться к нему еще крепче.
Боже, ей так нравилось, как этот мужчина целуется. Нравились чувственные ласки его языка. Нравилось, как Колин слегка прикусывал ее губы.
Гит оторвался ото рта Эмили и отклонился всего на пару сантиметров:
- Никогда больше так меня не пугай.
С губ Эмили сорвался сдавленный смешок:
- Посмотрим. Сделаю, что смогу.
В открытую дверь было видно, что двор залил синий свет мигалок.
Прибыла кавалерия.
Но слишком поздно для того, чтобы поймать плохого парня.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 03:05 - 05 Ноя 2012 03:10 #14 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 12

Колин отвез Эмили к себе. Поначалу она была против, говорила, что должна остаться дома, чтобы начать уборку, но парни из группы по осмотру мест преступлений похоронили эту идею.
Группа осталась осматривать дом Эмили в поисках отпечатков пальцев преступника. Его волос. Хоть чего-нибудь, что помогло бы опознать парня, который вломился в дом.
Пацан. Эмили дала описание подростка, сказала, что ему не больше шестнадцати лет.
Колину было абсолютно по фигу, сколько парню лет. Он просто хотел найти его и заставить ответить за совершенное.
Этот панк ударил Эмили. Красный след на ее щеке уже превратился в расплывчатый коричневый синяк.
А ее дом… Сукин сын! Вся ее одежда была разорвана. Кровать. Комод. Ее книги. Даже продукты – подонок разбросал их по всей кухне.
Дом Эмили теперь сильно смахивал на квартиру Джиллиан Нимонт, и Колин не собирался игнорировать эту зацепку. Проклятье, даже царапины на диване выглядели похоже. Глубокие длинные полосы справа налево.
Интересно, подросток поработал и там, и там? Гит собирался это выяснить, когда найдет пацана.
Тот факт, что о Джиллиан все еще не было ни слуху, ни духу, сильно его беспокоил. Очень сильно. Люди не исчезают просто так. Для этого должна быть чертовски серьезная причина. Или кто-то может этому посодействовать.
Сначала Колин решил, что Джиллиан сбежала сама. Но теперь очень боялся, что ей в этом помогли. И помощь эта была далеко не дружественного характера.
- Мне… мне надо было остановиться в отеле… - Эмили стояла рядом с диваном. Она выглядела очень устало, растрепанно и так прекрасно, что ему было больно.
- Я хотел, чтобы ты осталась здесь. – С ним. Где он может приглядеть за ней.
Колин подошел к девушке. От страха за нее он явно потерял лет десять своей жизни. Гит слышал ее крик, когда их разговор по телефону прервался.
Он решил, что до нее добрался Ночной Мясник.
Колин приподнял рукой подбородок Эмили, заставив взглянуть ему в глаза:
- Эм, я был серьезен, когда говорил, чтобы ты не смела меня больше так пугать. – Потому что зверь подобрался слишком близко. Пришлось собрать всю силу воли, чтобы не допустить обращения.
А когда он вошел в дом Эмили и увидел, что тот мужик держит ее за руку…
Обращение началось. Кости начали трещать, вытянулись когти.
Только когда Эмили оказалась в его объятьях, зверь успокоился. Когда Колин поцеловал девушку, обнял ее, то снова смог контролировать ситуацию.
К счастью для ее соседа. В противном случае, парень узнал бы, каково это – быть атакованным разъяренным оборотнем.
- Не то чтобы я сделала это намеренно, - проговорила Эмили, в ее голосе сквозила некоторая язвительность. – Я же не вышла на улицу в поисках молодого придурка, который согласился бы на меня напасть.
Нет, она этого не делала. Но на телестанции Эмили направилась на поиски убийцы, не сказав ему ни слова. Что, на его взгляд, было в десять раз хуже.
Если бы он случайно не увидел, как она выбегает из комнаты, Эмили так и занялась бы поисками в одиночестве.
А что бы она сделала, если бы действительно смогла найти убийцу?
Будто холодный кулак сжал его сердце. Эмили была не такой, как он. У нее не было силы оборотня или мощи демона.
Эмили - всего лишь женщина. Уязвимая. Слабая. И в данный момент эта ее уязвимость его дико бесила.
- Ты должна быть более осторожной. – Колин опустил руку, но так и не смог заставить себя отступить хоть на шаг. Ее запахом был пропитан воздух, запах щекотал его ноздри.
Эмили изогнула бровь:
- Я не коп. Это ты у нас любишь играть с опасностью каждый день, не я. – Она вздохнула. – Проклятье. Послушай, я не хочу продолжать этот разговор прямо сейчас, хорошо? Я устала, у меня лицо болит, я просто хочу забраться в постель. – Эмили отвернулась от Колина и пошла по коридору.
- Расскажи мне о «Сиренити Вудз». – Он не собирался спрашивать об этом, слова сами сорвались с языка.
Эмили напряглась.
- Мы об этом уже говорили.
- Значит не договорили. Дарла Митчел собиралась сделать репортаж о тебе. О «Сиренити Вудз». Рассказать обо всем.
Девушка оглянулась:
- У нее не было бы ни одного доказательства. Эта история так и не попала бы на экран.
- Что ты имеешь в виду?
- Я имею в виду, что у Дарлы был информатор, рассказавший обо мне все до последней детали, но этот человек не стал бы выступать на публике.
- Откуда ты знаешь?
- Потому что сегодня я навестила свою дорогую мамочку и попросила ее прекратить общение с журналистами. – Она пожала плечами. – Моя мама несколько наивна. Она не понимала, что творит, когда говорила с Дарлой.
Не понимала, что предает собственную дочь? Колин не стал давить. Решил поговорить об этом в другой раз.
- Значит, у Дарлы не было других доказательств?
Эмили полностью развернулась лицом к Колину:
- Я была в «Сиренити Вудз» больше двадцати лет назад. Через пять лет после того, как меня выписали, сгорел архив клиники.
- И никто из персонала не станет говорить? – Его сущность полицейского никак не могла успокоиться.
- Есть такая штука – конфиденциальность, знаешь ли.
- И ты знаешь, что это не распространяется на ассистентов, швейцаров, секретарей…
Эмили подняла руку:
- Никто не заговорил бы.
- Я вижу, ты чертовски в этом уверена.
- Так и есть. – Она сжала губы. – Людям… помогли забыть о моем пребывании там.
В голове Колина зазвенели сигнальные колокольчики:
- И как именно был проделан этот милый трюк?
- Главный психиатр клиники, доктор Кэтчери, не был человеком. Он был демоном шестого уровня, достаточно сильным для того, чтобы поселить в умах людей некоторые предположения.
- И он заставил персонал забыть о тебе.
- Да. – Эмили сглотнула, сжала руки в кулаки. – Я не была сумасшедшей, понимаешь? Я просто не понимала, что со мной происходит. Я пыталась рассказать маме, но она мне не поверила. Она решила, что у меня нервный срыв, как у отца.
- У отца?
Эмили кивнула:
- В некрологе, опубликованном в местной газете, было написано, что он погиб в результате несчастного случая на охоте. – Короткий горький смешок сорвался с ее губ. – Но несчастного случая не было. Он взял ружье, засунул дуло в рот и нажал на курок.
Боже. Этих деталей точно не было в ее досье.
- Мне было семь лет, когда я его нашла. – Она сглотнула. – К тому времени я уже начала видеть некоторые вещи. А когда папа покончил с собой, мама просто… она не хотела слышать о том, что я что-то вижу. Она не хотела, чтобы я была… похожа на него.
Ее муж засунул себе в рот ружье. Ее ребенок видел монстров. Неудивительно, что в итоге Эмили очутилась в психиатрической клинике.
- Я просто хотела, чтобы она мне поверила, - прошептала Эмили. – Но, видимо, хотела слишком многого.
Колин потянулся к ее руке, обхватил ее своей ладонью.
- Я понимаю.
Она заглянула ему в глаза:
- Я знаю, что понимаешь.
Колин притянул Эмили ближе. Поднял левую руку и провел пальцем по губам девушки. Такие мягкие, сладкие губы.
Эмили слегка приоткрыла рот.
Не отрывая взгляда от глаз девушки, Колин склонил голову и накрыл ее рот поцелуем. Попробовал ее на вкус.
Медленно вошел в ее рот языком. Долгим глубоким движением. Тут же вокруг его языка начал скользить, поглаживая, ее язык.
Член Колина напрягся.
Проклятье, он находился в полувозбужденном состоянии с того поцелуя в доме Эмили. Чувствовать девушку в своих руках, чувствовать ее рот, ее грудь, прижатую к его телу… Все это было искушением, с которым Колин не мог справиться.
Он провел рукой по изгибу ее подбородка, погладил шею девушки.
Эмили отодвинулась, покачав головой:
- Не обращайся со мной так.
Что?
- Я не хрупкий цветок.
Нет, но она – хрупкий человек.
- Я не хочу, чтобы сегодня все было спокойно и нежно. – Эмили рывком сорвала с себя блузку и кинула ее на пол. – Я хочу, чтобы ты взял меня так, как ты хочешь. Быстро. Сильно. И глубоко.
Зверь одобрительно заурчал.
- Я хочу, чтобы ты заставил меня забыть об этом ублюдке-убийце. Об этом молодом панке. Обо всем. Я просто хочу почувствовать тебя.
Колин тоже сорвал рубашку.
- Все, что тебе надо было сделать, так это попросить, милая.
Эмили окинула тело Колина взглядом своих зеленых глаз. Она облизнула губы, заметив, что возбужденный член Гита уперся в ширинку его джинсов.
Колин прямо-таки излучал чувственный голод.
Эмили сняла очки и положила их рядом с телевизором. И… встала на колени перед Колином.
- Но прежде, чем мы перейдем к главному пункту нашей программы, - прошептала она, - думаю, настала моя очередь прикоснуться к тебе.
Ее пальцы совсем не дрожали, когда Эмили потянулась к его джинсам. Легкое движение… и пуговица уже расстегнута. В воздухе раздался звук расстегиваемой молнии.
Член Колина вырвался наружу, попав прямо в ее жаждущие руки. Колин не заморачивался на нижнее белье. Никогда.
Пальцы девушки сомкнулись вокруг его члена. Приласкали от основания до самой головки. Колин почувствовал легкое дыхание Эмили, немного прохладное, но такое возбуждающее, что по его телу прошла дрожь.
Капелька семенной жидкости появилась на головке пениса. Эмили что-то тихо прошептала и указательным пальцем провела по головке, потом взглянула в лицо Колину и поднесла палец к губам. Облизнула.
- Мммм, мило. – Она еще мгновение смотрела в глаза Колина. – Мне нравится, какой ты на вкус. – Губы Эмили приблизились к его члену, девушка лизнула возбужденную плоть.
«О, черт, да».
Тут она взяла его в рот, глубоко, до самого основания. Начала посасывать. Облизывать. Продолжая гладить его рукой.
«Проклятье, док точно знает, как надо меня касаться».
Колин наклонился, дотянулся до мягкой тяжести ее груди и начал ее ласкать.
Дыхание Эмили сбилось. О, это было так приятно.
Поэтому Колин повторил свою ласку. Погладил ее. Просунул пальцы под кружево ее лифчика и нашел соски. Слегка сжал их.
Губы Эмили задрожали вокруг его плоти, когда девушка застонала.
Член Колина стал еще больше. Колин стал двигаться навстречу рту Эмили, сначала слегка, потом глубже, сильнее.
Ее рот был теплым, влажным, таким, черт возьми, идеальным, что Колин почувствовал, как начал нарастать его оргазм, все ближе, ближе…
Эмили крепче обхватила губами его член и стала сосать сильнее.
- Нет! – Колин рывком отстранился от девушки, его член гордо устремился вверх.
Эмили моргнула, и немного покраснела:
- Тебе не понра…
- Ох, черт, детка, еще как понравилось. – Это был лучший минет в его жизни. – Но ты хотела, чтобы сегодня все было по-моему, верно?
Она облизнула губы и кивнула.
Проклятье. Просто видеть ее на ковре, сидящей перед ним на коленях… Только от этого вида Колина переполнял голод по ней. Гит боролся со своим зверем, потому что его животное хотело Эмили так же сильно, как и человек.
Может, зверя привлекала ее уязвимость? Он чуял добычу?
Что касается человека… Он чувствовал запах ее возбуждения. И хотел ее.
- Сними с себя всю одежду.
Эмили поднялась на ноги и пошла по направлению к спальне.
- Нет. Здесь.
Ни за что он не дотянет до спальни. Колин хотел, чтобы она была голая, открытая ему и готовая прямо в этот момент.
Он надеялся – чертовски сильно надеялся – что Эмили на полном серьезе сделала то предложение. Потому что они были в минуте от того, чтобы трахнуться так, как ему этого хотелось.
Эмили скинула туфли. Стянула вниз юбку. И Колин чуть не кончил прямо в этот момент.
На ней были маленькие кружевные трусики и пояс с подвязками. Пояс с подвязками. Колин видел такие только в своих мечтах.
Кто бы мог подумать, что застегнутая на все пуговицы док будет носить белье его мечты?
- Встань на колени и обопрись на руки. – Его голос походил на рычание. В нем было больше от зверя, чем от человека.
Эмили откинула назад волосы, и будь он проклят, если зовущая улыбка не появилась на ее губах, когда девушка медленно опускалась на пол. Эмили широко расставила руки и уперлась коленями в пол. Волосы рассыпались по ее спине – густая шелковая масса, к которой так хотелось прикоснуться.
Но не так сильно, как хотелось прикоснуться к ее плоти.
Она выгнула спину, и ее великолепная задница задралась выше.
- Ты этого хочешь?
«Черт, да».
Зубы Колина удлинились. Ему придется быть с ней осторожным, надо будет…
- Тогда подойди и возьми меня.
Мать твою!
Колин потерял контроль.
Он кинулся к Эмили, сильно ударившись коленями об пол, но в данный момент это его совершенно не заботило. Руки Колина обхватили ее бедра, губы прижались к ее спине. Он пробовал ее кожу. Лизал и слегка прикусывал ее плоть.
Эмили откинула голову назад и выгнулась еще сильнее:
- Колин… - Требование.
Гит стянул джинсы, раздвинул ее ноги шире и провел пальцами по нежному изгибу ее ягодиц.
- Что ты хочешь, Эмили? Что ты хочешь, чтоб я сделал?
Его рука скользнула меж ее ног к теплому и влажному свидетельству ее возбуждения. Колин дразнил ее, входил в ее узкую плоть указательным пальцем, одновременно поглаживая большим пальцем ее клитор.
Тело Эмили застыло:
- Аааааа… Боже, да!
Колин вынул палец, потом вошел им еще глубже:
- Скажи мне, что ты хочешь.
- Хочу, чтобы ты вошел в меня.
Он зарычал. Схватил член одной рукой. Другой потянулся в карман джинсов за упаковкой презервативов.
- Нет! – Эмили изогнулось, чтобы посмотреть ему в глаза. – Я хочу тебя чувствовать.
И Колин чертовски сильно хотел чувствовать ее. Но надо быть осторожными, нельзя рисковать.
- Колин, я… я здорова и не забеременею… А ты… твой вид… вы все равно не можете заразиться. Так что беспокоиться не о чем. – Она прижалась к нему бедрами. – Сейчас я просто хочу тебя.
Колин положил правую руку на ее ягодицу, чтобы удержать Эмили на месте. Потом приставил головку члена к теплому, влажному, влекущему входу:
- Тогда получи меня.
И глубоко вошел одним резким движением.
Эмили выгнулась под ним.
Колин вышел… и вошел по самое основание. Снова. Снова.
Бедра Эмили двигались ему навстречу, встречаясь раз за разом с его бедрами. Колин рычал, Эмили стонала, воздух наполнился запахом секса.
Гит склонился над доком, прижимаясь всем телом крепче с каждым движением. О, проклятье, но она была так хороша. Узкая. Горячая. Влажная.
Так. Чертовски. Идеальна.
Его ладони накрыли ее руки. Его ногти стали острее.
«Осторожно, осторожно…»
Губами он проложил дорожку к изгибу ее шеи. Начал лизать, сосать.
Бедра Эмили теснее прижимались к нему, девушка сжимала его член внутренними мышцами. Она уже была близка к оргазму. Колин чувствовал, как ее тело начало слегка напрягаться, сигнализируя о подступающей разрядке.
Он прижался зубами к ее горлу. Гит чувствовал, как бьется ее пульс. Быстрее. Быстрее. Кровь пульсировала прямо под кожей.
Он слегка провел острыми клыками по ее горлу.
Эмили сглотнула, выгнулась под ним. Ее накрыл оргазм: тело задрожало, девушка сильнее сжала его член и прошептала имя Колина.
Колин немного приподнялся, отпуская ее руки, и подался назад достаточно для того, чтобы схватить ее бедра и начать двигаться жестче, сильнее…
При этом его рот все еще оставался на ее горле.
Если бы она была его парой, он бы снова поставил на ней свою метку. Теперь уже настоящую. Метку, говорящую о том, что они обменялись кровью. Что они связали свои жизни.
Если бы она была его парой.
Но она не была. Эмили была просто человеком. Человеком.
Его мошонка сжалась, спина застыла. Колин сцепил зубы и через силу заставил себя отодвинуться от сладкой плоти ее горла.
Он крепче обхватил ее бедра. Задвигался быстрее. О, проклятье, ему еще никогда не было так хорошо, никогда.
Колин кончил, продолжая двигаться, тело его сотрясла дрожь, и горячее семя излилось в лоно Эмили.

Лунный свет лился из открытого окна прямо на кровать. Эмили медленно вытянулась под простыней и, повернувшись на бок, взглянула на Колина.
Его грудь поднималась и опускалась в ритме спокойного дыхания. Но она знала, что Гит не заснул. Пока не заснул.
- Я… я хочу спросить тебя кое о чем, Колин. – Когда она пошла в ванную, то обнаружила на своих бедрах царапины. А во время занятий любовью чувствовала его острые зубы на своей коже. Странно, но тогда Эмили совсем не испугалась, хотя понимала, что Колин собирается ее укусить.
Ее это… возбуждало.
А она никогда не была одной из тех, кто повернут на вампирах и связанных с ними фетишах.
Но, похоже, с Колином она забывала обо всех своих правилах.
Эмили подняла руку и провела пальцами по его широкой рельефной груди. Ей нравилась грудь Колина. Его мускулы, темные кучерявые волоски - поросль в форме стрелы, указывающая на его пах.
Ее рука дотянулась до его плеча. И нащупала слабо выступающий шрам.
- Что ты хочешь знать? – Колин перехватил ее руку, поднес к губам и поцеловал ее ладонь.
Эмили нервно выдохнула. Все признаки были не в пользу Колина, и ей действительно надо было узнать…
- Колин, что за животное живет в тебе? – Клыки, когти, горящие глаза… все указывало, что пантера, леопард или даже волк.
Тело Колина напряглось:
- Это имеет какое-то значение?
Раньше она бы ответила на этот вопрос утвердительно. Но теперь не была так уж уверена.
- Просто тебе не надо от меня прятаться.
- А тебе не надо беспокоиться по поводу моего животного. – Он крепче сжал ее пальцы. – Я никогда не позволю ему причинить тебе боль. Я его контролирую, а не наоборот.
Это она уже не раз слышала от других. Слышала заверения, что они могут справиться со своим внутренним зверем. И знала, что это обман.
Потому что звери, живущие в оборотнях, были очень сильными. Смертоносными. И если такого человека слишком сильно прижмет, зверь вырвется на свободу.
Такова природа животного.

Кто-то изо всех сил стучал в дверь. Эмили схватила подушку и накрыла ею голову. Нет, нет, нет. Она еще не хочет просыпаться.
- Дерьмо! – Совсем рядом раздался хриплый мужской голос.
Эмили откинула подушку и распахнула глаза. Колин. На нее нахлынули воспоминания.
Дарла.
Убийца.
Придурок-подросток, вломившийся в ее дом.
И самый жаркий секс, который у нее когда-либо был.
- Оставайся здесь. – Эмили удалось лишь секунду полюбоваться на крепкий зад Колина, прежде чем Гит натянул джинсы, одновременно взглянув на часы. – Кто бы это ни был, лучше бы ему иметь чертовски вескую причину для визита в шесть утра.
Шесть утра. Значит, они спали всего три часа.
Эмили подтянула простыню, чтобы прикрыть грудь. Она не была уверена, что знает, где ее одежда. Может, все еще в гостиной? Интересно, а где ее очки?
Колин вышел из комнаты. Она услышала, как щелкнул замок, потом:
- Какого черта ты здесь делаешь, Брукс?
Эмили нахмурилась и подвинулась к краю кровати.
- Где доктор Дрейк?
Девушка окинула взглядом комнату. Шкаф. Она кинулась к нему, поджимая пальцы на ногах от соприкосновения с холодным деревом пола. Эмили схватила одну из футболок Гита и быстро натянула ее через голову. К счастью, футболка доходила ей до середины бедер, так что можно было не бояться, что она будет светить перед напарником Колина какими-нибудь интимными частями тела.
- Она ведь здесь, да? – Брукс повысил голос. – Доктор Дрейк, мне надо с вами поговорить. Сейчас.
Эмили моргнула. По голосу можно было сказать, что Брукс чем-то недоволен. Что с ним не так? Конечно, прошлым вечером она довольно грубо ему ответила, когда он преградил ей дорогу, но навряд ли это причина, чтобы быть…
- Следи за своим тоном, Брукс.
- Это тебе надо следить за тем, что ты творишь, напарник. Ты трахаешь эту женщину, но даже не догадываешься…
Эмили прошла по коридору и обнаружила, что Колин стоит нос к носу с Бруксом.
- Что здесь происходит?
Брукс перевел взгляд на нее, нахмурился:
- Это ты мне скажи.
Эмили покачала головой:
- Послушай. Сейчас слишком рано, чтобы играть с тобой в тупые игры в вопросы и ответы.
- Где ты была прошлым вечером между восемью и десятью часами?
- Что? – Не может быть, чтобы этот красавчик, которому сам Бог велел светиться на обложке журнала GQ[1], только что спросил ее об алиби. – Почему тебя это интересует?
- Я провел три часа, взламывая компьютер Дарлы, - он приподнял бровь. – Хочешь узнать, что я там нашел?
«Сиренити Вудз».
- Отвали, Брукс, – тихо произнес Колин. Холодная ярость, прозвучавшая в его голосе, прорезала атмосферу в комнате.
В глазах Брукса засветилось понимание:
- Так ты знал, да? Знал и ничего мне не сказал?
- Потому что нечего говорить. Факты об Эмили, которые откопала Дарла, не соответствовали действительности.
- Да? – Брукс отошел от Колина и направился к Эмили. Окинул взглядом ее тело. Посмотрел в лицо. – Так она не сумасшедшая? Ее не помещали в психиатрическую клинику, когда ей было одиннадцать лет, потому что она видела монстров?
Эмили задрала подбородок.
- Она прямо перед тобой. И нет, я не сумасшедшая. Я в здравом уме.
- Хм, значит ты просто видишь монстров. Если не считать этой маленькой странности, ты абсолютно нормальная.
- Не будь задницей, Брукс. – Колин загородил собой Эмили. – Эмили, иди оденься.
- Нет. – Будь она проклята, если уползет в кусты только из-за того, что этот парень называет ее психической. – Я думаю, нам с твоим напарником надо прояснить пару моментов.
Колин оглянулся на нее, на его скулах заиграли желваки.
- Отлично. – Он повернулся обратно к Бруксу и ткнул того указательным пальцем в грудь. – Если твой взгляд хоть на секунду опустится ниже, я тебя вырублю. И плевать, напарник ты или нет.
Эмили скрестила руки на груди и стала постукивать ногой.
- Я не в курсе, что ты там откопал в ее компьютере, но данные Дарлы были неверными. Я никогда не была, да и сейчас не являюсь… - она заскрипела зубами, - … сумасшедшей.

Нет. Она просто видела монстров. Но монстры реально существовали.
- Подобная история разрушила бы твою карьеру и распугала бы всех пациентов.
Сомнительно. Эмили фыркнула. Наоборот, это способствовало бы расширению практики. Это было бы практически рекламой ее деятельности среди Иных.
- Мне она не смогла бы повредить.
- Дерьмо собачье.
Колин повел плечами и нахмурился:
- Следи за своим языком.
- Дарла собиралась разрушить твою карьеру, рассказать миру о девочке с галлюцинациями, чья мамочка отправила ее в психлечебницу, потому что ей не нужен был сумасшедший ребенок.
Эмили сделала шаг вперед и ткнула копа пальцем в грудь:
- Послушай, Брукс. Я уже говорила тебе, я не сумасшедшая. Ни черта история Дарлы не сделала бы с моей карьерой, потому что эта история никогда не вышла бы на экраны. Ее дикие идеи ничем не были подтверждены, понятно? – О, теперь парень выглядел просто взбешенным.
«Ей не нужен был сумасшедший ребенок».
Тут он почти попал в точку.
Что только подлило масла в огонь ее злости.
- Я не обязана слушать весь этот бред. Я работаю над этим делом вместе с тобой, детектив. Я не убивала Дарлу Митчелл.
- Тогда скажи, где была с восьми до десяти.
- У. Моей. Мамы. Тэррас-лэйн, 2801. Можешь проверить. Порасспрашивай соседей. Уверена, кто-нибудь меня видел.
Брукс достал маленький блокнот, что-то в нем записал. Без сомнения, адрес. Вот же задница.
- Теперь, если допрос окончен, я пойду приму душ. – Пока она еще в силах противиться желанию ударить Брукса.
Обвинения в том, что именно она вырвала горло у журналистки, да еще и первым делом с утра… Это действительно полностью убивало все настроение.
Эмили не стала дожидаться ответа Брукса. Развернулась и выскочила из комнаты.

Хлопнула дверь ванной.
Колин пристально посмотрел на своего напарника и покачал головой:
- О чем, черт возьми, ты думал?
Очень медленно Брукс закрыл блокнот и убрал его в карман куртки.
- Я думал о том, что у нас есть убийство, которое надо раскрыть, а у твоей подружки есть очень сильный мотив для его совершения.
- Два убийства, - поправил его Колин, стараясь сделать так, чтобы в голосе не звучала переполнявшая его ярость. – Два убийства, совершенные одинаковым образом. Считаешь, что у Эмили был мотив и для убийства Престона?
- Думаю, она как-то с ним связана. Я еще не совсем сложил все детали головоломки, но я это сделаю.
- Что? У дока нет ничего общего с…
- Ее дом разнесли прошлой ночью, правильно? Прямо как квартиру Джиллиан Нимонт.
Точно так, как квартиру Джиллиан.
- Странно, не правда ли? – тихо спросил Брукс. – Какова вероятность того, что и квартиру Джиллиан, и дом дока так разворотят?
Колин ничего не ответил. Потому что и сам задавался этим вопросом.
- Думаю, она что-то от нас скрывает. Она что-то знает или даже…
- Что «даже»?
- Каким-то образом в этом участвует.
Дерьмо.
- Ты видел тела. Эмили не смогла бы это сделать. – Нет, она была просто в ужасе, когда увидела жертву и всю ту кровь.
- Нестыковочки. – Брукс начал расхаживать по комнате. – От этого дела разит за версту. И я знаю, что мне не все говорят. – Он повернулся к Колину. – И мне это не нравится.
Колин посмотрел в глаза напарнику:
- А мне не нравится, когда мой партнер заявляется сюда на рассвете и начинает изводить мою любовницу.
- Я ей не доверяю.
«Я доверяю».
- Тебя об этом никто и не просит.
- Я собираюсь проверить ее алиби. Ты со мной или нет?
- Прямо сейчас – нет. – Проклятье, он все еще не мог продрать глаза ото сна. И Эмили разозлилась. И сейчас в душе, голая.
Но у него была гребаная работа, которую нужно делать. И он не мог позволить, чтобы кто-то ставил под сомнение его мотивы в этом расследовании. Или мотивы его любовницы.
- Дай мне час. Встретимся в участке. – Надо было снять подозрения с Эмили, чтобы Брукс распрощался со своей бредовой идеей.
Брукс кивнул, соглашаясь, и повернулся к двери.
Колин железной хваткой схватил его за руку. Он решил, что Эмили должна им гордиться, раз уж он смог сдерживаться целых пятнадцать минут.
- Не так быстро, напарничек. – Гит сдавил руку Брукса еще сильнее - еще немного и раскрошил бы ему кости.
- Что за че…
- Никогда больше, твою мать, не вваливайся в мой дом, чтобы прицепиться вот так к моей женщине, ты меня понял? – Колин не ослабил хватку ни на мгновение.
Брукс попытался вырвать руку. Колин просто чуть усилил хватку.
- Я спросил – ты меня понял? – Ему не хотелось ломать парню руку, но тот должен уяснить, наконец.
Не стоит лезть к Эмили.
- Я просто делаю свою работу. Нашу работу. – Над верхней губой Брукса выступили капельки пота. – Я должен ее проверить.
Да, но дело было не только в этом. Колин видел, как Брукс проверял других подозреваемых, но никогда в его голосе не было столько бешенства и ярости, как когда он давил на Эмили. И тут Колин понял.
- Она тебе не нравится, да?
- Я ей не доверяю.
Колин ослабил хватку. Но не упускал из виду левую руку напарника – не стоит оставлять без внимания руку, которой тот стреляет.
- А тебе и не надо ей доверять.
- Тебе тоже. Что-то в ней есть… что-то… не то. – Когда Колин еще ослабил хватку, Брукс освободил руку. – И не забывай того факта, что она своей великолепной задницей заморочила тебе голову, Гит. У нее есть секреты, и эти секреты могут нести смерть.
Он рывком распахнул дверь и вышел в яркий свет утреннего солнца.
Колин смотрел, как напарник уходит, садится в свой спортивный автомобиль, разворачивается и резко срывается с места.
Брукс все глубже и глубже залезал в дело Мясника, а парень ведь был хорошим детективом.
Высока вероятность, что он докопается до истины.
Сможет ли Брукс жить с такой правдой?
Парень считает, что угрозу представляет Эмили. Что он почувствует, когда узнает, что реальная опасность исходит от его напарника?
«Ты чертов урод! Я убью тебя! Убью!»
Колин повел правым плечом. «Плавали, знаем». Он надеялся, что в этот раз представление не повторится.
Колин закрыл входную дверь, прислушался к звукам воды, льющимся из ванной комнаты.
Повернул голову на звук и представил Эмили, ее голое тело, блестящее от воды.
Хммм. Он сказал Бруксу, что встретится с ним через час.
Времени больше, чем достаточно.

Теплая вода ласкала ее кожу. О, Боже, как же это было приятно. Эмили склонила голову под струи воды, чтобы полностью намочить волосы. Вокруг ее тела клубился пар, легкие туманные завитки, растворяющиеся в воздухе. Эмили развернулась и…
Увидела сквозь матовое стекло душевой кабины силуэт мужского тела.
Ее сердце забилось быстрее, быстрее…
Колин распахнул дверь. Он был обнажен. И возбужден.
Эмили сглотнула, заставила себя поднять глаза на его лицо:
- Я… Твой напарник ушел?
- Угу… - Он окинул взглядом тело девушки, задержавшись на груди, потом на темных волосках, растущих на лобке.
Колин шагнул под душ и с тихим щелчком закрыл за собой дверцу.
- О-он не прав, ты же знаешь. Я не имею ничего общего с убийством Дарлы.
Он прижал палец к ее губам:
- Я знаю.
Теплым потоком на них сверху лилась вода.
Эмили приоткрыла рот и лизнула кончик его пальца.
Глаза Колина загорелись желанием.
Она втянула его палец в рот и стала легонько посасывать. Не забывая ласкать круговыми движениями языка.
- Не дразни меня, - прорычал Колин.
Эмили отпустила его палец. Ее захлестнуло безрассудство, раньше она никогда так себя не чувствовала, никогда, пока не встретила Колина. Такой прекрасной, сексуальной.
Желанной.
Рядом с ним она не чувствовала себя уродом. Не надо было подыскивать слова в страхе случайно выдать свой секрет. Рядом с ним не надо было притворяться. Она могла просто… быть самой собой.
Эмили провела пальцами по его груди, нащупала соски, потерла их.
- Кто сказал, что я дразнюсь?
Его член прижался к ее животу, крепкий, полностью возбужденный, чуть толще ее запястья.
Эмили склонила голову, позволив воде литься по спине, и взяла один сосок в рот.
Колин погрузил пальцы в ее волосы и притянул девушку ближе. Она услышала, как он резко втянул в себя воздух.
Не отрывая рта, Эмили потянулась рукой к его паху. Нащупала твердое свидетельство его возбуждения, обхватила его, сжала.
О, Боже, ей не терпелось почувствовать этот член в себе, двигающийся глубоко, заполняющий ее полностью.
Колин легонько потянул ее за волосы, принуждая поднять голову, и накрыл ее рот поцелуем. Его язык ласкал ее рот, заявлял на нее права.
Удерживая Эмили прижатой к себе, он развернул их, прижав девушку спиной к гладкому кафелю. И стал поглаживать темные завитки на ее лоне, потом раздвинул складки ее сладкой плоти и вошел в нее указательным и средним пальцами.
О, да! Ее бедра прижались к руке Колина. Эмили оторвалась от его рта и хрипло потребовала:
- Колин, еще! – Он знал, как надо ее касаться, знал, где надо нажать, когда приласкать, куда…
Он вошел в нее тремя пальцами. Эмили закрыла глаза. Ее плоть дрожала, сжимая пальцы Колина.
- Ты просто адски сексуальна, - прорычал он, языком лаская ее шею. – Каждый раз, как вижу тебя, хочу в тебя войти.
Ее бедра резко выгибались ему навстречу. Тут он перестал двигать пальцами. Напряжение стало сводить ее с ума. Она нуждалась в нем, в том, чтобы он продолжил в ней двигаться…
Колин убрал руку от ее лона, и Эмили протестующе застонала.
Колин рассмеялся, но смех был несколько натянутым:
- Все в порядке, детка. Я дам тебе то, что тебе нужно.
Он обхватил руками ее талию и приподнял девушку.
- Обхвати меня ногами.
Проклятье, она уже успела забыть, какой он сильный. Сила оборотня.
Эмили обхватила ногами его бедра. Его член уперся во вход в ее лоно.
И тут Колин резко вошел в нее, глубоко, до самого основания, на всю длину.
Ее плоть с радостью приняла его член, сжала его…
Колин начал двигаться. Выходил. Входил глубже. Снова и снова.
Эмили подняла руки и обняла его мокрые плечи.
Гит ртом поймал ее сосок и начал ласкать его круговыми движениями языка.
Бедра мужчины прижимались к ней. Отодвигались, двигались навстречу.
А его рот, о, его рот…
Колин просунул руку между их телами и пальцами нашел ее клитор. Нажал на него…
Эмили кончила, ее плоть сжалась сильнее вокруг его члена, когда оргазм пронзил ее.
Колин поднял голову, наблюдая:
- Проклятье, я так люблю, когда ты кончаешь. – Еще одно движение внутри. – Как. Же. Ты. Охрененно. Хороша. – И в этот момент его тоже накрыл оргазм, тело сотрясла дрожь удовольствия.
Когда, наконец, волны наслаждения перестали пробегать по их телам, Эмили не смогла пошевелиться. Спина болела, видимо, от контакта с кафелем, но это ее не волновало.
Она гладила пальцами затылок Колина.
А Колин поцеловал ее в плечо и прижал к себе крепче.

Тэррас-лэйн была одной из тех тихих, непритязательных маленьких улочек, которые, казалось, сошли с какой-нибудь открытки. Идеальные газоны. Большие кирпичные дома. Четкие узкие тротуары. Симпатичные детишки, играющие во дворах.
Эта местность заставляла его чувствовать себя неудобно. Колин не вписывался сюда. Он не был частью идеального мира с открытки.
Док тоже не была.
Интересно, как она себя чувствовала, когда росла здесь? Она видела демонов и вампиров, когда остальные дети играли в баскетбол и классики.
Она бы никогда не вписалась сюда. Так же, как и он.
- Хорошо. Донна Тиллман, соседка справа, - Брукс поднял свой блокнотик и указал на дом с огромным эркером, - говорит, что видела, как доктор Дрейк приехала чуть позже половины восьмого прошлым вечером.
Колин фыркнул. Ту же версию он услышал от Тома Генри, соседа слева.
- Она уверена насчет времени?
- Да, говорит, что как раз выносила мусор, когда увидела дока. – Брукс обратил свое внимание на дом 2801. – Миссис Тиллман подумала, что это странно, потому что, очевидно, доктор Дрейк никогда не приезжает в гости к маме. И, когда она приехала, то, прежде чем войти в дом, просидела в машине около пятнадцати минут.
Колин был уверен, что оказавшаяся столь полезной миссис Тиллман все это время пялилась из окна, поэтому так точно знает, сколько минут док просидела в машине.
- Они подтвердили алиби Эмили.
Брукс изогнул бровь.
- Ни один из них не помнит, когда она уехала.
- Тогда давай пойдем и спросим ее мать. – Колин должен был признать, что ему было интересно взглянуть на мать Эмили. Школьную учительницу. Женщину, которая отправила собственную дочь в «Сиренити Вудз».
Они позвонили в дверной звонок, дом отозвался эхом перезвона колокольчиков. Мгновение спустя открылась дверь, и на них уставилась низенькая хрупкая женщина с короткими темными волосами и большими зелеными глазами.
- Да?
Колин достал свое удостоверение:
- Полицейский департамент Атланты. Я детектив Колин Гит, а это мой напарник, Тодд Брукс.
Пальцы женщины крепче обхватили край двери, костяшки побелели.
- Ч-что вам нужно?
Брукс сверкнул своей фирменной улыбкой:
- Нам всего лишь надо задать вам несколько вопросов, мэм.
Ее глаза забегали от одного мужчины к другому:
- О чем?
- О вашей дочери, Эмили Дрейк.
Колин увидел, как она вздрогнула.
Не такую реакцию он ожидал.
Брукс сделал шаг вперед, он все еще продолжал мило улыбаться:
- Почему бы нам не пройти внутрь, чтобы поговорить?
Как обычно и случалось, миссис Дрейк отошла в сторону, открывая дверь нараспашку:
- Но я не понимаю, о чем вы хотите поговорить.
Брукс вошел в прихожую:
- Мы же сказали. Об Эмили.
Колин вошел вслед за ними и окинул взглядом абсолютно чистый дом. Мать Эмили проводила их в большую гостиную. Гит отметил, что на камине не было фотографий. Фотографий вообще нигде не было видно.
- Ч-что вы хотите знать об Эмили? – Она скрестила руки на груди и вздернула подбородок, почти как Эмили. Колин чуть не улыбнулся.
- Она была здесь прошлым вечером, миссис Дрейк, или мы можем называть вас Карен? – Еще один из трюков Брукса: сделать так, чтобы свидетель расслабился, перейти с ним на «ты», чтобы он разговорился.
- Что? Ах, да, можно и Карен. – Она нахмурилась. – И да, Эмили была здесь прошлым вечером. – В ее глазах появилось беспокойство. – Ничего не случилось? Эмили…
- С ней все в порядке, - тут же прервал ее Колин. – Мы просто проверяем факты, связанные с нашим расследованием.
- А…
Он услышал разочарование? Выражение его лица посуровело.
- Как долго Эмили была здесь?
- Час, может, два. – Карен пожала плечами. – Не знаю, я не смотрела на часы.
За их спинами зазвонили старинные напольные часы.
Брукс и Гит обменялись взглядами.
- Вы бы нам очень помогли, Карен, если бы смогли рассказать нам больше об этом визите, - вкрадчиво проговорил Брукс.
- Хорошо. – Она тяжело вздохнула. – Эмелин приехала сразу после семи и оставалась примерно до пол-одиннадцатого.
- И зачем Эмили к вам приезжала? – любезно спросил Колин. «Может, потому что вы сдали ее журналистке, и Эмили решила попросить вас прекратить общение с прессой?»
- Она – моя дочь. Для того, чтобы навестить меня, ей не нужны какие-либо предлоги. – Слова женщины прозвучали несколько высокопарно.
- Понимаю. – На самом деле, он не понимал. – Значит, визит Эм прошлым вечером просто походил на старые добрые «Дочки-матери»?
Карен резко повернула голову направо и, удивленно вздохнув, стала его пристально рассматривать:
- Вы знакомы с моей дочерью?
Ох, ты, блин. Не так он хотел быть представленным матери Эмили.
- Хм, да. Она работает с нами над расследованием. В качестве консультанта.
Все эмоции схлынули с лица женщины.
- Правда? – Создалось впечатление, что даже температура в доме понизилась на несколько градусов.
Что за черт?
- Почему вы задаете мне эти вопросы? – Она посмотрела на Брукса. – Такое впечатление, что вы пытаетесь проверить алиби моей дочери.
Нууу, да, именно этим они и занимались.
Брукс продолжал улыбаться:
- Кар
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
05 Ноя 2012 03:11 #15 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Синтия Иден "После полуночи становится жарче"
Глава 13

- У нас проблема. – По возвращении в участок их уже поджидала Смит, расположившись за столом Брукса. Когда детективы подошли ближе, она развернулась лицом к ним, продолжая постукивать по столу папкой с документами.
- Да что ты? Разве это новость? – Брукс потянулся к папке. – Это результаты анализа тех волос, что ты нашла на Майерсе?
Колин оглядел помещение и увидел, что к ним спешит МакНил:
- Капитан его уже видел?
Смит выглядела расстроенной:
- Нет еще. Я увижусь с ним…
- Прямо сейчас, - закончил фразу МакНил, останавливаясь рядом с ее стулом. – Я же говорил, что все данные по этому делу надо первым делом направлять мне. – Капитан навис над женщиной, его тело выдавало напряжение.
Смит совсем не выглядела напуганной. Она пожала плечами:
- Есть регламент. Если следовать ему, то докладывать я должна детективам, ведущим расследование.
МакНил схватил руками подлокотники стула. Наклонился еще ниже.
- Я отдал тебе приказ, Смит. Ничего личного, но, черт побери, это станет личным, если в данном расследовании ты не начнешь делать ровно то, что я тебе говорю. – На долю секунды он пристально посмотрел ей в глаза, потом тихо спросил. – Теперь понятно?
- О да, капитан. Понятно. – Арктические льды были теплее, чем Смит в этот момент.
МакНил вздохнул и отступил:
- Все в мой кабинет. Сейчас же.
Брукс и Смит удивились приказу, но подчинились. Колин же знал, чем руководствовался МакНил. Если в отчете есть что-то аномальное – связанное с Иными – капитан не хотел, чтобы об этом услышал весь участок.
Спустя несколько секунд МакНил закрыл за ними дверь.
- Дай-ка мне отчет.
Брукс подчинился. Капитан открыл папку, быстро прочитал информацию, между его бровей залегла глубокая складка.
- Не поддающиеся распознаванию? Не принадлежащие человеку? Что за черт? Улики что, были испорчены?
Смит напряглась. Создалось впечатление, что ее тело обратилось в камень прямо у Колина на глазах.
- Улики в безупречном состоянии.
Да, и МакНил с Колином это прекрасно знали.
Капитан еще раз перечитал отчет:
- Canis Lupus – что это значит? Что-то типа собаки?
- Нет, - разъяснила Смит, выплевывая каждое слово. – Это значит – волк. Серый волк.
- Ты утверждаешь, что на Майерса напал серый волк? – переспросил Брукс, пытаясь заглянуть в отчет через плечо МакНила.
- Нет, этого я не утверждаю. – Смит начала вышагивать по кабинету. – По результатам анализов волосы, найденные на теле Майерса, не соответствуют ни одному из известных видов. Не совсем.
Не совсем. Колин понимал, что это значит, но сейчас надо было делать вид, что он совершенно не в теме.
- Послушай, либо это волчьи волосы, либо нет. Что ты…
- Частично ДНК совпадает с ДНК серого волка, но… - Смит облизала губы и обвела взглядом каждого из присутствующих в кабинете, - … в нем есть и неизвестная ДНК.
- Хм, неизвестная? – Брукс покачал головой. – Неизвестная, в смысле…
- Не человеческая. Не звериная. Но какая-то странная комбинация их обеих.
Оборотень. Колин тактично кашлянул, встретился взглядом с МакНилом:
- Хм, Смит, хочешь сказать, что Майерс был убит вервольфом? – Конечно, практически это и произошло.
Она остановилась напротив стола МакНила, подняла руки, как бы сдаваясь, и произнесла:
- Честно сказать, Гит, я ни черта не понимаю, что именно я хочу сказать. Ничего подобного я раньше не видела, и просто… У меня нет для вас ответов.
- Может, эти волосы подкинули? - предположил Брукс сквозь зубы. – Чтобы сбить нас со следа.
- На теле были следы когтей. Я консультировалась с ветеринаром. Следы соответствуют тем, что оставляют волки.
МакНил с треском захлопнул папку и швырнул ее на стол.
- Я не пойду к окружному прокурору с историей о том, что Майерса убил вервольф.
Смит открыла рот, словно хотела что-то возразить, затем покачала головой.
О-о.
- Что еще, Смит? – Она что-то скрывала. Колин видел подобное выражение на ее лице и раньше.
- Не только Майерса, - прошептала Смит. – Журналистку тоже. Такие же волосы я нашла и на ее теле.
- Что за чертовщина тут происходит? – требовательно спросил Брукс. – Я не поверю, что по городу шляется бешеный человек-волк, убивая направо и налево.
Ну, на самом деле, именно это и происходило. А теперь у них были и доказательства этому. Неоспоримые доказательства.
- Скорее всего, кто-то имел доступ к уликам и что-то с ними сделал, - категорично сказал МакНил. – Или их подбросили на месте преступления, или здесь… Но нам от этого знания ни холодно, ни жарко.
- Нет, у меня улики…
- Не вызывают доверия. Теперь забудем об этом, чтобы эта информация не просочилась в прессу, а то растрезвонят, что у нас проблемы с уликами.
Смит резко втянула воздух.
МакНил поднял указательный палец:
- А теперь мне нужно, чтобы вы трое начали работать и нашли, наконец, улики, которые мы сможем использовать. – Он сверкнул глазами и рыкнул: – Сейчас же! Пошли!
Смит кинула на него взгляд, полный презрения, потом развернулась на каблуках и выскочила из кабинета. Брукс тоже направился к двери, за ним по пятам шел Колин.
- Гит, задержись.
Колин остановился в дверях, протянул руку и закрыл толстую деревянную дверь. Обернулся. МакНил скармливал отчет Смит шредеру. Колин вопросительно посмотрел на капитана:
- У нее могут быть копии, ты же понимаешь.
- Я об этом позабочусь. – МакНил тяжело вздохнул и сел на свое место. – Мне нужно, чтобы ты нашел этого ублюдка, детектив. Я не могу позволить ему терроризировать мой город, оставляя за собой след из трупов.
- Да, сэр. – Правда, это легче было сказать, чем сделать.
- Найди его, Гит, - повторил МакНил. – Делай, что хочешь, но останови подонка.

Около пяти вечера Эмили приехала в участок. Сердце ее бешено колотилось, руки вспотели от волнения.
За двадцать минут до этого ей позвонил Гит. Задержали подозреваемого во взломе ее дома. У подростка, которого поймали на краже в магазине, в бумажнике нашли ее адрес.
Вот уж удача привалила.
Девушка обвела взглядом участок. Колина не было видно. Где…
- Добрый день, доктор Дрейк.
Брукс. Эмили обернулась. Она даже не попыталась изобразить улыбку.
- Брукс. – Сердце забилось еще быстрее. – Ну, рассказывай, приятно провел утро, проверяя мое алиби?
Он спокойно встретил ее взгляд:
- Я расследую убийство.
Как будто она этого не знала.
- Я должен расследовать каждую зацепку. Проверить всех подозреваемых.
- Так вот кто я теперь – подозреваемая?
- Уже нет. Мы с Колином опросили твоих соседей, поговорили с твоей матерью, все подтвердили…
- Ко-колин разговаривал с моей мамой? – Конечно, Эмили понимала, что ему пришлось поехать с Бруксом для проверки ее алиби. Она понимала, что это его работа. Черт, если бы они поменялись местами, она бы поступила точно так же. Эмили даже понимала, почему Брукс вообще включил ее в список подозреваемых. Она ненавидела его манеру поведения, но не была глупой. Она понимала.
Но возникший перед глазами образ Колина, разговаривающего с ее мамой… О, нет. Добром это не кончится.
Губы Брукса слегка изогнулись в улыбке:
- Не переживай. Они говорили только о расследовании.
Слишком поздно. Эмили уже начала волноваться.
- Где Колин? Он звонил мне насчет подозреваемого во взломе.
- Он занимается подготовкой к опознанию. Пошли. – Брукс взял ее под руку и повел к лифту. – Сейчас там уже должно быть все готово.
Через несколько минут Эмили уже стояла перед большой стеклянной стеной. Рядом стояли Колин и Брукс. Также присутствовали: какая-то женщина, окружной прокурор и мужчина – он назвался Джеймсом Тайлером, адвокатом. Скорее всего, его подзащитным был парень, которого ей предстояло опознать.
Рядом раздался тихий щелчок, и Колин приказал:
- Введите их.
По другую сторону стеклянной стены открылась дверь. Вошли несколько мужчин, выстроились в ряд. У каждого в руках была табличка с номером.
- Встаньте лицом к зеркалу, - приказал Колин по интеркому.
Мужчины посмотрели прямо на нее. Эмили сглотнула и подняла руку, чтобы дотронуться до все еще ноющей щеки. Синяк ей удалось скрыть с помощью тонального крема, купленного утром.
Эмили окинула взглядом мужчин. Точно не номер один. И не два. У третьего похожие волосы, но…
- Номер четыре. – Она поймала его взгляд сквозь зеркало. Те же большие глаза. Слишком бледное лицо и длинные волосы.
- Ты уверена? – тихо переспросил Брукс. – Не торопись, тебе не…
- Это номер четыре. - Она была абсолютно уверена.
- Что ж… - протянул Колин, оглядываясь на общественного защитника. – Я так понимаю, это означает, что к обвинениям в краже из магазина мы присовокупим еще и статьи за нападение, взлом, проникновение и вандализм. И чтобы мы друг друга понимали: вашему клиенту больше восемнадцати, так что никаких послаблений как несовершеннолетнему.
Джеймс покачал головой, на его лице застыло недовольство. Направляясь к двери, он проворчал:
- А я еще думал, что мне удастся вернуться домой к семи.
Вслед за адвокатом вышел окружной прокурор, кинув на прощание вежливое:
- Спасибо за сотрудничество.
Эмили повернулась к Колину:
- Я хочу с ним поговорить. – «Хочу выяснить, почему парень считает меня демоном».
Брукс тихонько присвистнул:
- Так и думал, что ты об этом попросишь. Я сам был бы в диком бешенстве, если бы этот панк вломился ко мне.
Колин покачал головой:
- Так не пойдет, док. Так дела не делаются…
- Не заставляй меня идти за разрешением к твоему начальству. – Любовник или нет, но Колин не сможет не пускать ее к парню. Если надо будет пойти к МакНилу – она пойдет.
Взгляд его голубых глаз стал жестким:
- По этому делу ты проходишь как свидетель. Не более того.
Ох. Эмили задрала подбородок:
- Я здесь как жертва, а у жертвы тоже есть права. – Пошло оно все… Колин опять включил режим чрезмерной опеки, а Эмили совсем не хотелось тратить время на споры с ним. Она поговорит с МакНилом; ей все равно надо рассказать ему и Колину о своих выводах по делу.
Эмили демонстративно прошла к двери, распахнула ее и, сделав три шага по коридору, столкнулась нос к носу с подростком, который на нее напал. Его руки были в наручниках, справа от мальчика стоял полицейский в форме.
Глаза девушки расширились от удивления. Прекрасная возможность. Она только…
- Демон! Она гребаный демон! – изо всех сил закричал парень, задрожав всем телом.
Он так уверенно кричал о том, что видит демона, что Эмили даже обернулась, чтобы проверить, не стоит ли тот за ее спиной. Но нет. Это о ней.
- Послушай, парень, я не…
- Убейте демона! Надо ее убить! – Он кинулся с поднятыми руками вперед так быстро, что его движения казались размытыми.
За спиной Эмили раздался гортанный рык. Но тут подросток врезался в нее, и она упала. Парень приземлился сверху и сжал руками горло девушки. «Проклятье, только не опять».
- Надо уничтожить демона. Она – зло. Уничтожить…
Колин схватил его, оторвал от Эмили и с силой прижал к стене:
- Ты только что совершил загребись какую серьезную ошибку.
Подросток поднял руки, пытаясь ударить Колина наручниками. Гит зарычал и пнул его в живот. От этого удара из легких пацана с громким свистом вышел весь воздух. Затем Колин замахнулся и двинул кулаком по носу парня. Послышался хруст костей. Из носа преступника хлынула кровь.
Колин обнажил зубы в оскале и снова замахнулся.
Подросток начал всхлипывать. Он осел по стене на пол, обхватил руками живот и начал раскачиваться вперед-назад.
Гит схватил его за воротник и…
- Стой! – приказала Эмили, поднимаясь на колени. Что-то с этим парнем было не так. Сильно не так. – Он больше не будет нападать.
- Ты чертовски права, не будет. – Колин перевел бешеный взгляд на полицейского. – Какого хрена ты делаешь? Ты не знаешь, как надо сопровождать преступников?
Коп сглотнул, пробормотал извинения и потянулся к подростку.
- Уведи его отсюда, сейчас же!
Эмили посмотрела на парня:
- Как тебя зовут?
Он начал качать головой и шептать:
- Демон, демон…
Коп поднял его на ноги:
- Пошли, Трэйс. Вечеринка закончилась.
Парень послушно пошел по коридору, но продолжал оглядываться на Эмили с потерянным выражением лица.
- Что ж… - пробормотал Брукс, смерив Эмили внимательным взглядом. – Похоже, не только ты зациклена на демонах, а?

- Убийца хочет заявить о себе миру. – Эмили сидела в кресле напротив стола МакНила. Колин сидел рядом, она чувствовала, что он пристально ее разглядывает.
С момента нападения Гит с ней не разговаривал. Но если бы взглядом можно было убивать…
Проклятье. Это ее пытались задушить. Эмили казалось, что Гит мог бы проявить больше сочувствия.
В Колине сейчас не было ни капли сочувствия. Она это знала. Чувствовала. Его ярость просто переполняла комнату.
После нападения Эмили понадобилось несколько минут, чтобы вернуть себе хладнокровие. Она сходила в туалетную комнату, где обнаружила, что после инцидента на шее у нее остались красные следы от пальцев. Голос у девушки стал немного сиплым, а новый пиджак, который Эмили купила только этим утром, был порван.
На самом деле утром ей пришлось купить целый новый гардероб. Спасибо парню, Трэйсу, вся ее старая одежда стала грудой порванных тряпок. Похоже, пока новым вещам тоже не особо везло.
- Хочешь сказать, что Ночной Мудила хочет, чтобы его поймали? – спросил МакНил, склоняясь над столом.
Его вопрос вернул Эмили к текущим проблемам. Ночной Мясник или, как МакНил любил его называть, Ночной Мудила. Она работала над психологическим портретом подонка, дополняя его новой информацией, полученной на вчерашнем месте преступления.
- Нет, я не говорила, что он хочет быть пойманным. Он хочет, чтобы люди узнали, что он из себя представляет. Он хочет, чтобы люди о нем узнали правду, чтобы боялись его.
- Он хочет, чтобы все узнали, что он оборотень, - пробормотал Колин. – Поэтому он убивает в своей звериной ипостаси?
Эмили кивнула.
- Думаю, да. Еще мне кажется, что он выбирает в жертвы тех людей, что на виду, чтобы убийство привлекло больше внимания. Престон Майерс был богачом, принадлежал к высшему обществу. Его убийство не могло не попасть на первые полосы… Дарла…
- Была известной журналисткой, - закончил фразу Колин. – Конечно же, ее убийство будет освещаться каждым телеканалом и каждой газетой штата.
- Этот парень… Он устал скрываться. Он хочет, чтобы люди о нем узнали. Узнали обо всех Иных. И я считаю, что он будет убивать, пока не достигнет своей цели.
- Дерьмо. – МакНил взглянул на шредер. – Он специально оставляет улики, да? Улики, доказывающие, что он не человек.
- Да, думаю, так и есть.
- Но зачем?! – МакНил ударил кулаком по столу. – Подобное открытие приведет людей в ужас. Они станут его бояться… ненавидеть. Они возненавидят нас всех.
- А ему плевать, - тихо ответила Эмили. – Подонок… он считает себя всемогущим. Ему понравилось убивать. - «А какая у нее была вкусная кровь. Я все еще чувствую ее на языке». – Есть еще кое-что, что вам следует знать. – Она сделала глубокий вдох. – Я думаю, что следующей жертвой… Думаю, это будет полицейский.
- Звездец, – ругнулся Гит.
- Откуда, черт побери, ты это знаешь?
- Потому что он так сказал. - «Копы прямо передо мной. Гребаные идиоты. Может, следующим будет один из них. Да, классная мысль». – Он был в здании телеканала прошлым вечером. Я его чувствовала. Мне удалось заглянуть в его мысли. – Но убийца все равно умудрился ускользнуть.
Она была так близко.
- Полицейский. – МакНил закрыл глаза. – Боже. Да уж, это точно привлечет к этому уроду больше внимания. Он так попадет в национальные новости. «Гребаный вервольф убивает полицейских». Дерьмо.
«Интересно, копы отличаются по вкусу от других людей? Сильнее ли они сопротивляются?»
- И это будет женщина, - продолжила Эмили, раскрывая всю имеющуюся у нее информацию. – Он… хм… Ему кажется, что женщины вкуснее.
Колин напрягся.
- Дерьмо! – МакНил вскочил на ноги. – Я хочу, чтобы этого ублюдка убрали с улицы. Я не хочу больше играть в его долбаные игры.
Но особого выбора у них не было.
МакНил хмуро посмотрел на Колина.
- Объяви всем, чтобы были в полной боевой готовности. Расскажи им, что этот безумный сукин сын ходит где-то поблизости и собирается прикончить одного из нас.
Колин кивнул, вставая со стула.
- Мне не нужна кровавая баня в моем городе, - прорычал МакНил. – И уж точно я не хочу, чтобы какая-нибудь полицейская оказалась с вырванным горлом в шестичасовых новостях.
Но если Ночного Мясника не удастся поймать, то именно это и произойдет. Эмили была в этом уверена.
В дверь громко постучали. Не дожидаясь приглашения, в комнату заглянул Брукс.
- У меня есть новости, которые вас заинтересуют. – Он зашел в кабинет, в его руках был листок белой бумаги. – Угадайте, чьи отпечатки совпали с теми неопознанными, что мы нашли в квартире Джиллиан Нимонт?
В животе Эмили завязался тугой узел. Джиллиан была демоном. «Надо уничтожить демона. Она – зло».
- Сукин сын. – Колин медленно покачал головой. – Пацан.
Брукс передал ему бумагу.
- Брайан Трэйс. Сбежал из дома. Вылетел из школы. Охотник на демонов. – Он ухмыльнулся, огласив последний пункт. – Кстати, это он сам мне рассказал. Когда доктор осматривал его нос, парень сказал мне, что уже привык к боли. Конечно, ведь охотники на демонов должны быть выносливыми.
Эмили почесала затылок:
- Я не понимаю, что происходит! Почему этот парень преследовал меня? В этом нет никакого смысла! – Если только… Эмили выпрямилась. Если только парень не был в курсе, что некоторые ее пациенты были Иными, и не решил, что она тоже Иная.
- Дела становятся все лучше, - произнес Брукс. – У нас есть запись с камер наблюдения, на которой изображен этот парень, входящий в здание Новостей Пятого Канала.
Подросток был как-то связан со всеми убийствами. Но…
- Он не Ночной Мясник, - уверенно сказала Эмили. Да, все улики указывали на него, но убийцей был не Трэйс.
Парень был человеком. Она не чувствовала в нем ничего сверхъестественного.
Просто злой, запутавшийся, опасный человек.
Брукс покачал головой и начал спорить:
- Это может быть и он. Он разгромил квартиру Нимонт. Это связывает его с Майерсом. Если мы прошерстим соседей, то, вероятно, сможем найти кого-нибудь, кто видел, как пацан заходил к Престону прямо перед убийством.
- Может и найдете, - ответила Эмили. – Но говорю тебе, этот мальчик – не Ночной Мясник.
- Хм… - МакНил посмотрел на нее изучающим взглядом. – Док, ты уверена?
Она кивнула.
- Если это сделал не парень, - сказал Колин, отрывая взгляд от бумаги, - тогда, я думаю, он в курсе, кто это совершил.
Вот с этим Эмили не могла поспорить.
- Тут слишком много совпадений, - продолжил Гит. – Что мне кажется чертовски подозрительным.
- Мне тоже. – МакНил смерил их взглядом, потом произнес: – Устройте ему допрос. Выясните, что именно он, черт побери, знает.
Колин и Брукс направились к двери.
- Э… Капитан? – Эмили не собиралась упускать свой шанс. – Я думаю, что могу помочь с этим.
Колин развернулся и хмуро уставился на нее.
МакНил удивленно выгнул бровь:
- Хочешь с ним пообщаться, да?
Девушка кивнула.
МакНил провел рукой по своей лысой голове:
- Пускать тебя туда рискованно. Благодаря этому у его адвоката появится основание для протестов, ведь ты одна из жертв.
- Она не должна к нему приближаться, - отрезал Колин. – Парень только что напал на нее. Эмили нечего делать рядом с ним.
- Я не буду подходить слишком близко, - пообещала Эмили, даже не посмотрев на Колина. Проклятье, но это было и ее расследование. Если бы напали на Гита, он точно захотел бы присутствовать при допросе, Эмили была уверена в этом. – Послушай, МакНил. Парню нужна помощь. Его сознание… - Она замолчала в нерешительности. Прикусила губу и пробормотала. – Не думаю, что у детективов получится достучаться до него. Но я смогу. – Она это знала. Только бы ей дали шанс.
- Сначала понаблюдай за ними. Потом…
- Капитан, нет!
МакНил зыркнул на Колина:
- Мы здесь живем по моим правилам, Гит. Не по твоим. С этим парнем нам может понадобиться помощь дока. Сначала мы с ней будем наблюдать за допросом, и если я решу, что она нужна, я пришлю ее к вам.
Наконец, Эмили взглянула на Колина. Он смотрел на нее, и в его глазах полыхал огонь.
- У нас есть какие-то проблемы, Гит? – спросил МакНил.
- Нет, пока нет. – У Колина заиграли желваки. – Но если этот ублюдок только посмеет к ней прикоснуться, у вас тут, скорее всего, появится еще один труп.

- Брайан Трэйс… - Брукс представился и сверкнул дружеской улыбкой. – Доктор справился с твоими ранами?
Подросток резко кивнул.
Его адвокат подался вперед и угрожающе посмотрел на Колина:
- Мы выдвинем обвинения в насилии.
- Хм… Попытайтесь. – По Колину было видно, что угроза не достигла цели. Он протянул стопку фотографий. – У меня есть целый участок, полный полицейских, видевших, как ваш подзащитный напал на доктора Дрейк. Я просто выполнил свою работу и усмирил его.
- Ваша техника «усмирения» сломала ему нос и повредила ребра.
- Хм… - Опять же, минимум озабоченности. Колин стал разглядывать снимки. – Его было невозможно контролировать. Я просто делал то, что должен был в данной ситуации.
Да, и Эмили знала, что он сделал бы это снова в мгновение ока. Она сложила руки на груди и продолжила наблюдать сквозь двустороннее зеркало.
- Но если вы настаиваете на обвинении… - Колин пожал плечами. – Только время потеряете.
Эмили посмотрела на МакНила.
- Они смогут выдвинуть эти обвинения?
- Не-а. Слишком много очевидцев среди полицейских.
Брукс подвинул свой стул ближе к парню.
- Брайан, мне надо задать тебе несколько вопросов, – сказал он спокойным, непринужденным тоном.
- Хо-хорошо…
- Ты был знаком с Престоном Майерсом?
Брайан вздрогнул.
- Хм. Брайан, ты услышал мой вопрос?
Подросток уставился на свои наручники:
- Не знал такого.
- Но ты был в его доме, правильно, Брайан? – спросил Колин. Его слова вылетали подобно удару хлыста. – Тебя видели соседи, сказали, ты ошивался там, прятался в кустах, как какой-то вуайерист.
Парень вздрогнул еще раз.
Эмили знала, что Колин придумал всю эту историю с соседями, чтобы проверить Трэйса. Но судя по реакции Брайана, Гит копал в правильном направлении.
- Мой клиент не обязан…
Брайан поднял голову. Его щеки залил румянец. Нос был заклеен широким белым пластырем.
- Я был там.
- Зачем? – тихо поинтересовался Брукс.
- Он был демоном. Я слежу за демонами, делаю так, чтобы они точно не могли причинить кому-нибудь вред.
- Хм… Мой клиент явно страдает галлюцинациями. Состояние его разума не позволяет отвечать на подобные вопросы.
- Заткнись! – закричал Брайан, вскакивая на ноги. – Я не сумасшедший! Я не сошел с ума!
Колин положил руку на плечо парню и силой усадил на место.
Джеймс вскочил, отодвинув стул:
- Думаю, нам надо закончить…
- Заткнись к гребаной матери! Ты не понимаешь, что происходит. Это война, чувак. Война. – Брызгая слюной, закричал Брайан на адвоката. – Ты мне не нужен! Я буду говорить то, что захочу. Эти парни не смогут ничего мне сделать. Я – Охотник. – Он ударил себя кулаком в грудь. – Я здесь Закон.
Рядом с Эмили МакНил переступил с ноги на ногу и тихо присвистнул:
- Парень реально преследовал Майерса.
И Джиллиан Нимонт. И Эмили.
- Я так понимаю, что ты сейчас поцеловал своего адвоката на прощание? – пробормотал Брукс, разглядывая собственные ногти.
- Черт возьми, да! – Внезапно Брайан будто наполнился энергией, его глаза засветились, тело задрожало от возбуждения. Он гордо вскинул голову. – Мне не нужно, чтобы какой-то урод в костюме, говорил мне, что делать.
- Это твои похороны, сынок, - прошептал Джеймс и сел обратно на стул.
- Итак… - Колин постучал пачкой снимков по столешнице. – Ты признаешь, что преследовал Престона Майерса.
- Я охотился на демона.
- Ты охотился и на Джиллиан Нимонт?
Брайан улыбнулся:
- Видели, что я сотворил с ее квартирой, а?
«Я так понимаю, что ответ положительный», - подумала Эмили.
- А доктор Дрейк? Ее ты тоже преследовал? – Голос Колина был подобен острому лезвию.
Брайан только самодовольно ухмыльнулся:
- Почти поймал ее.
Левая рука Колина сжалась в кулак:
- Да ты что.
- Суке удалось улизнуть от меня. – Трэйс сжал губы. – Двинула мне по яйцам. Дралась, как демон. – Тут он рассмеялся высоким, почти девичьим, смехом. – Ну конечно же, ведь она таковой и является, да?
- Хм… - Колин посмотрел на снимки и сжал челюсти. – А Дарла Митчел? На нее ты тоже вел охоту?
- Эта сука думала, что раз она попала на телевидение, то может спрятать свою истинную сущность и смеяться над глупыми людишками. – Брайан покачал головой. – Но я знал, кто она такая. Я знал!
- Так ты признаешь, что охотился на нее. – Колин швырнул фотографии через стол. – А убил ее тоже ты?
Брайан уставился на снимки. Все краски схлынули с его лица.
- Что за хрень?
- Посмотри на них, - прорычал Колин. – Видишь кровь? Видишь ее лицо? Ей вырвали горло, выцарапали его… Она умерла в луже собственной крови.
Глаза Брайана стали в два раза больше. Его кадык задергался, когда парень посмотрел на фотографии.
- Он не имел ни малейшего представления, как выглядели тела, - прошептала Эмили. Потому что убивал не он.
- Она не была демоном, - сказал Брукс, указывая пальцем на снимки. – Она была человеком, таким как ты или я. И она кричала, и истекала кровью… И умерла.
Парень затряс головой:
- Нет, нет, я этого не делал! Я не…
- Но ты на нее охотился, правильно? – продолжал давить Колин. – Так же, как охотился на Престона. – Он положил перед Брайаном еще одну фотографию.
Парень явственно позеленел.
- Ты охотился на них, планировал их убить…
Брайан отшвырнул снимки:
- Я… я не... я просто… я следил…
- Преследовал их, - поправил Брукс, все тепло из его голоса исчезло. – Ты преследовал эти жертвы, потому что считал их демонами и хотел их убить.
- Нет! Нет! – Брайан отчаянно затряс головой. – Я… Я должен был… только наблюдать!
«Должен был наблюдать». Эмили задержала дыхание. Вот оно.
- Должен был, а? – Брукс подался вперед на своем стуле. – А кто тебе сказал, что ты должен за ними следить?
В глазах парня появился ужас. Брайан плотно сжал губы.
«Только не замолкай сейчас», - Эмили дотронулась до холодной поверхности зеркала.
- Кто приказал тебе следить за демонами? – прорычал Колин.
- Нет. – Брайан сжал руки в кулаки и задрал подбородок. – Я больше не скажу ни слова.
- Тебе надо было замолчать еще пятнадцать минут назад, - пробормотал адвокат.
- Дерьмо. – МакНил дотронулся до плеча Эмили. – Хорошо, док. Представление начинается. Иди туда и выясни все, что этот панк знает о Ночном Мяснике.
Поблагодарили: integra_home

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.