САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
25 Окт 2014 16:11 - 22 Июл 2017 20:35 #1 от Москвичка
Москвичка создал эту тему: Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Наша команда поздравляет всех обитателей ОС с пятилетним юбилеем :frower: и дарит любителям ЛР новый перевод. :book:

Перевод: Lady Blue Moon, nurochek
Редактура: Москвичка
Жанр: исторический ЛР
Размер: 31 глава с эпилогом
Состояние: в процессе перевода (переведено 11 глав)
[/color]
Just weeks away from taking her holy vows, Nell de Bonvile learns of her elder sister`s tragic death. Swept from the convent, she is ordered to take Sybilla`s place as bride to Roger de Roche, heir to Britain`s most powerful earldom. Lovely, naïve and totally unprepared for life outside the convent or the ways of men, Nell bravely faces her uncertain future.
Indifferent to marriage for anything other than political gain, Roger is prepared to wait until his innocent bride comes to him willingly. Yet as he watches Nell blossom from timid girl to courageous mistress of his keep, his desire for her grows all-consuming. But war gives no quarter to newfound passion, plunging them both into a battle that will pit father against son, invaders against loyalists, testing every whispered word, and each unspoken promise.


Всего за несколько недель до пострига в монахини Нелл де Бонвиль узнает о трагической смерти своей старшей сестры. Вырванная из монастыря, Нелл получает приказ отца заменить свою сестру и выйти замуж за Рожера де Роша, наследника одного из самых могущественных графств Англии. Наивная, совершенно неподготовленная к жизни за пределами святой обители, непривычная к мужчинам, прелестная Нелл готова храбро встретить всё, что ни принесет ей неясное завтра.
Вступающий в брак по соображениям одной лишь политической выгоды Рожер готов ждать, пока его невинная невеста не придёт в его объятия добровольно. Несмотря на свою решимость не торопить Нелл, де Рошу с каждым днём становится всё труднее сдерживать страсть к своей расцветающей и превращающейся из робкой девушки в бесстрашную хозяйку владений жене. Но война не оставляет места едва возникшим чувствам и вовлекает их обоих в битву, в которой отцы выступят против сыновей, захватчики - против сохранивших верность, в которой каждое сказанное шёпотом слово и каждое молчаливое обещание будут поставлены под сомнение…


Глава 1 / Глава 2 / Глава 3 / Глава 4 / Глава 5 / Глава 6 / Глава 7 / Глава 8 / Глава 9 / Глава 10 / Глава 11 / Глава 12 / Глава 13 / Глава 14 / Глава 15 / Глава 16 / Глава 17 / Глава 18 / Глава 19 / Глава 20 / Глава 21 / Глава 22 / Глава 23 / Глава 24 / Глава 25 / Глава 26 / Глава 27 / Глава 28 / Глава 29 / Глава 30 / Глава 31 / Эпилог /


Примечания и дополнения [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, VikyLya, MadLena, Жменька, StudentockA, Mari Michelle, ALino, Ginger, natalymag, alisandra, Rina, lisaj, DevilDoll, пастельныйхудожник, NatalyNN, Magic, Амри, АЛИСА, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
25 Окт 2014 16:37 - 10 Июн 2017 14:01 #2 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: VikyLya, Жменька, Flor, Стелла, Mari Michelle, Tigrenok, Rina, DevilDoll, Jus, heise, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
25 Окт 2014 17:23 - 19 Сен 2016 23:37 #3 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Перевод: Lady Blue Moon, nurochek
Редактура: Москвичка
Посвящается Джо, он моя опора в жизни.
В день, когда по небу плыли высокие облака и дул порывистый ветер, в соборе Линкольна проходила заупокойная месса по Сибилле де Бонвиль. Нелл де Бонвиль шла рядом с родителями следом за гробом своей единственной сестры. Гроб несли по проходу к решётке алтаря шестеро рыцарей. Архиепископ собственной персоной стоял в ожидании, дабы окропить тело святой водой, прежде чем с величественной медлительностью повернуться и подняться к алтарю, чтобы начать отпевание.
Нелл встала на колени рядом с матерью и слушала привычные латинские слова, не отрывая взгляда от гроба, где лежало тело её восемнадцатилетней сестры Сибиллы. Нелл безмерно страдала от горя при мысли о сестре, чья жизнь угасла, словно свеча, – от лихорадки и изматывающего кашля.
«Если бы только они позвали сестру Хелен, то возможно Сибилла была бы спасена», – думала Нелл. Но сестру Хелен, одну из монахинь женского монастыря, в котором Нелл жила с восьми лет, не позвали, и Сибилла умерла.
Мать поднесла к лицу платочек и тихо заплакала, давясь горькими слезами. Нелл хотела её успокоить, но не решалась даже прикоснуться, сомневаясь, что мать захочет утешения от своего последнего оставшегося в живых ребёнка. Нелл знала, что никогда не сможет занять место своей красавицы-сестры или драгоценного брата. Возможно, матери станет больно от напоминания о том, что они все умерли, а единственная, кто остался – это Нелл.
Дочь взглянула поверх матери на своего отца. Лицо графа Линкольна окаменело. Он не сделал ни единого движения, чтобы успокоить жену.
Нелл осторожно потянулась к матери и прикоснулась к её руке. Графиня никак не давала понять, что почувствовала пальцы Нелл, и продолжала тихо плакать в свой носовой платок. Спустя минуту, Нелл убрала руку и сложила ладони в молитве.
«Господь Всеблагой, – молилась она, – пожалуйста, прими Сибиллу в своё счастливое царство и помоги маме и отцу найти утешение в их горе».
Когда месса была окончена, все вышли в ветреный день, оставив гроб Сибиллы в церкви, где покойницу потом и захоронят рядом с братом.
Нелл со своими родителями и тётей прошлой ночью оставалась на ночь в резиденции епископа, но теперь, когда горестный обряд совершён, её отец поторопится вернуться в свой замок Бэрдни, что в двадцати милях от Линкольна. Граф отдал распоряжения рыцарям, сопровождавшим его, чтобы те привели лошадей. А Нелл, пока стояла в ожидании перед собором, разглядывала ту часть Линкольна, что лежала за пределами замка и была ей не знакома.
Нелл провела бóльшую часть своей жизни за стенами женского монастыря, и этот, мельком увиденный, такой оживлённый мир очаровал её. Люди шли по своим делам, заходя и выходя из замка, что возвышался высоко на скале, или торговали и торговались у конюшен, протянувшихся вдоль одной из замковых стен. Многие бросали любопытные взгляды на участников похорон – все в городе знали, кого провожали в последний путь в этот день.
«Какие же разные жизни проживают люди, – с удивлением подумала Нелл. – Какой бы стала моя жизнь, если бы родители не отдали меня ещё ребёнком в женский монастырь».
Пожилая женщина прошла перед собором и, повернув голову, посмотрела прямо на Нелл. Та даже на расстоянии уловила во взгляде незнакомки сострадание и слегка кивнула в благодарность, а пожилая леди кивнула ей в ответ и продолжила свой путь.
Это сострадание шло от сердца, но Нелл понимала, что оно должно предназначаться её матери с отцом, а не ей. Она едва знала сестру. Их разлучили, когда девочки были совсем маленькими, и Сибилла редко приезжала в монастырь, чтобы навестить сестрёнку.
– Нелл, перестань стоять и смотреть по сторонам, садись на свою лошадь, – нетерпеливо велел отец.
Нелл подошла к небольшой кобылке, которую держал один из рыцарей, и позволила ему помочь ей сесть в седло. У неё до сих пор всё болело после вчерашней поездки верхом – жизнь в монастыре не предполагала прогулок на лошади.
Её отец взобрался на большого гнедого жеребца, и рыцари сопровождения, возглавлявшие их кавалькаду, тронулись в путь. Отец на своём жеребце двинулся за ними, затем следовали её мать с сестрой, тётей Алидой, и Нелл. Позади них, защищая со спины, двигалась другая группа рыцарей.
Ветер трепал покровы одежд, и Нелл подняла руку, чтобы придержать у лица вуаль. Хотя священный обет ещё не был принят, ведь девушке пока не исполнилось восемнадцати, но, как и все послушницы и монахини в монастыре, она носила вимпл и вуаль. Маленькая кобылка вела себя очень тихо, не обращая внимания на любопытные взгляды людей, – в отличие от графского жеребца, который пританцовывал и крутил головой по сторонам. Его же наездник спокойно сидел и что-то ему говорил. Нелл благоговейно наблюдала за тем, как отец мягко, всего лишь при помощи голоса и поводьев, с ловкостью управлял такой большой лошадью.
Кавалькада спустилась по старой римской дороге, Эрмин-стрит, минуя торговые лавки и гостиницы, дававшие приют гостям Линкольна, оставила позади церковь Святого Петра на Судилище, пересекла реку Уитем и выехала из города. Бэрдни находился к юго-востоку от Линкольна, в то время как монастырь Нелл стоял на северо-востоке. Два дня назад её привезли пять рыцарей отца, и она думала, что проведёт ночь в Бэрдни, а утром вернётся в монастырь.
Дорога в Бэрдни пролегала через несколько маленьких деревень, сгрудившихся вокруг церквушек, мимо чудесных пастбищ, где миролюбиво паслись коровы. Замок можно было увидеть ещё издалека, его башнеподобные каменные стены вырастали из земли, надменно возвышаясь над округой.
Нелл провела первые годы своей жизни в Бэрдни, но её воспоминания о том времени были неясными. Когда Нелл исполнилось восемь лет, родился её брат, долгожданный наследник, и родители отослали младшую дочь в женский монастырь святой Сесилии, сдержав, таким образом, обещание, данное Богу, когда молились, чтобы тот послал им сына. Нелл знала только жизнь в монастыре и почувствовала себя чужой, когда два дня назад оказалась во дворе замка.
Она всё ещё ощущала себя здесь сторонним человеком, когда проезжала по мосту, перекинутому через ров, и под большой железной решёткой, которая запирала ворота на ночь и в неспокойные времена. Кавалькада пересекла широкий внешний двор графской твердыни, проехала сквозь вторые ворота во внутренний двор и остановилась перед огромным каменным замком. Рыцари в кольчужных рубахах, называемых хауберками, и шлемах, защищающих лица, спешились, и один из них подошёл, чтобы спустить Нелл с лошади. Ноги у неё слегка подогнулись, когда коснулись земли, и он быстро потянулся к девушке, чтобы удержать её.
– Со мной всё хорошо, – сказала Нелл рыцарю – кареглазому юноше. – Просто мне никогда не доводилось так долго путешествовать верхом.
– Вы очень хорошо держались, миледи, – ответил он.
– Пойдём, Нелл, – позвала её мать. – Не стой там без дела.
Нелл сразу же подошла к матери и тёте и последовала за ними в большой зал, занимавший больше половины первого этажа замка. Два дня назад, когда приехала домой, Нелл была потрясена размерами большого зала, и сейчас, оглядывалась по сторонам, всё ещё поражалась его необъятности и красочной расцветке гобеленов, которые украшали высокие каменные стены. В монастыре комнаты были маленькими, а каменные стены – голыми, если не считать распятия.
Её отец, лорд Рауль, и мать, леди Элис, подошли к стульям и пододвинули их поближе к камину, Нелл с тётей последовали их примеру.
– Я думаю, немного вина всем пошло бы на пользу, – сказала Алида.
– Да, – ответил граф. – Пошлите за ним.
На скамье вдоль стены сидели двое юных пажей, и леди Элис властно приказала:
– Робин, пойди и принеси для нас немного вина.
Мальчик вскочил и побежал к кладовой, где хранились напитки.
Нелл посмотрела на отца: он сидел на самом большом стуле, вытянув перед собой ноги. Он не разговаривал, и другие относились с уважением к его молчанию. Нелл опустила взгляд на колени и сложила руки.
Паж вернулся, неся на серебряном подносе четыре бокала с вином. Сначала он обслужил своего лорда, затем леди Элис, леди Алиду и Нелл. Граф с графиней сделали по большому глотку, но Нелл потягивала вино осторожно. Послушницы женского монастыря запивали пищу пивом, вино для Нелл было чем-то совершенно незнакомым.
– Да, – выговорил граф, когда поставил свой напиток на маленький стол рядом с собой. – Так-то вот.
– Я не могу поверить, что её больше нет, – печально сказала леди Элис. – Я не могу поверить, что Господь мог оказаться так жесток.
– Господь, чёрт побери, творит, что хочет, – ответил граф.
Нелл смотрела на отца испуганными глазами.
Он встретил её взгляд и резко произнёс:
– Вопреки тому, что ты могла слышать у себя в монастыре, это правда. Какой смысл в несчастьях? Никакая религия не сможет мне объяснить, почему я лишился обоих своих детей: сына и дочери. Господь, чёрт побери, творит, что хочет, и не даёт ответа ни на один вопрос.
Нелл пыталась придумать, что бы она могла сказать в ответ на ошарашивающие слова графа.
– Это правда, что мы не можем знать помыслов Господа, но мы должны верить. Не всё нам дано постичь, – сказала она, повторяя слова, которые не раз слышала в монастыре.
– Я не думаю, что мне хотелось бы постичь тот помысел, по которому у меня должны были отнять сына и дочь, – ответил её отец, бросая на неё беспощадный взгляд.
Нелл закусила губу. «Он не в себе от горя, – оправдывая его, думала она. – И совсем не это имел в виду».
И снова тишина опустилась на маленький кружок людей, сидящих у огня. У матери по щекам катились слёзы, а отец выглядел сердитым.
«Как мне жаль, что я не могу их утешить, – с мукой в сердце подумала Нелл. – Я чувствую себя здесь такой бесполезной».
Мать вытерла глаза и взглянула на неё:
– Я не знаю, что мы будем делать с одеждой для тебя. Ты гораздо меньше Сибиллы.
– Мы можем переделать некоторые платья Сибиллы, – предложила Алида. – Ими можно обойтись, пока ей не сошьют собственную одежду.
«Одежда?» – подумала Нелл. Она в замешательстве посмотрела на тётю, потом на мать:
– Но зачем мне нужна одежда, мама? У меня есть одежда – моё обычное облачение для монахини.
Мать с отцом переглянулись, и граф сказал:
– Ты больше не вернёшься в монастырь, Нелл. Ты осталась моим единственным ребёнком и у тебя есть долг перед семьёй. Ты останешься в Бэрдни.
Синие глаза Нелл стали огромными.
– Я не вернусь в монастырь? Но я должна принять монашеский постриг через шесть месяцев!
– Ты не станешь монахиней. Теперь ты наследница графа Линкольна, а это положение гораздо более важное, чем то, которого когда-нибудь могла бы надеяться достичь простая монахиня.
Нелл будто оглушило, мысли разбегались в разные стороны. Не вернётся в монастырь? Но монастырь – это вся её жизнь!
Граф продолжал:
– Я напишу матери-настоятельнице, и сообщу ей о своём решении. Мы ошиблись, когда тебя послали туда несколько лет назад. Господь действительно подарил нам сына, но потом он его отнял. Я не должен отдавать ему ещё и дочь. Отныне ты остаёшься тут, с нами.


Нелл сидела в спальне своей сестры, в окружении её вещей. Деревянные сундуки, стоящие вдоль стен, хранили одежду Сибиллы, покрывала на кровати носили монограмму Сибиллы, гобелены на каменных стенах были вытканы рукой сестры. Когда мать поселила её в комнате Сибиллы, Нелл решила: это оттого, что все остальные комнаты заняты. Но теперь она поняла, причина здесь одна: ей предназначено занять место Сибиллы.
«Но я не Сибилла, – возмущённо думала она. – Я предназначена для другой жизни».
Вскочив, Нелл подошла к окну. Перед ней простирался оживлённый внешний двор замка Бэрдни, люди уходили и приходили в замок по делам. Её охватила глубокая паника.
«Мне здесь не место. Это больше не мой дом. Мать-настоятельница не позволит меня забрать».
Последняя мысль постепенно укоренялась в потрясённом сознании Нелл. Последние девять лет она посвятила Богу. То, что её так внезапно оторвали от исполнения духовного предназначения и вернули к светской жизни, потрясло её и разрушило восприятие самой себя.
Мать-настоятельница поговорит с её отцом и убедит его оставить Нелл в монастыре, где ей было так хорошо и спокойно.
«Я должна найти способ увидеться с матерью-настоятельницей».
Но Нелл была достаточно проницательна, чтобы понять, что отец не позволит ей вернуться в монастырь, если догадается, что она хочет, чтобы настоятельница вступилась за неё. Надо придумать другую причину для объяснения желания вернуться в монастырь святой Сесилии.
«Я скажу отцу, что хочу попрощаться с монахинями. Конечно, он не откажет мне в этой просьбе. В конце концов, они были моей семьёй все последние девять лет».
Только у неё родилась эта идея, как дверь спальни отворилась и вошла её мать.
– Я не желаю, чтобы во время обеда на тебе оставался вимпл, – обратилась леди Элис к Нелл. – Сними его и позволь мне взглянуть, как выглядят твои волосы.
Нелл медленно, с неохотой сняла вуаль и вимпл. Её каштановые волосы были туго стянуты на голове и заплетены сзади в косу, доходившую до середины спины.
– Слава богу, их не обрезали, – облегчённо вздохнула мать.
– Волосы обрезают, когда приносишь монашеские обеты, – ответила Нелл.
– Хорошо, ты не собираешься принимать постриг, а значит, не должна больше об этом волноваться.
Нелл никогда не беспокоило, что ей обрежут волосы.
Она подумала, что могла бы попытаться привлечь мать на свою сторону, чтобы добиться разрешения отца навестить настоятельницу.
– Мама, – заговорила Нелл, когда леди Элис принялась распускать её волосы, – я хотела бы вернуться в монастырь, чтобы попрощаться с монахинями. Они были очень добры ко мне, и будет неучтиво с моей стороны, если я уйду, даже не попрощавшись.
– Боже мой! – воскликнула мать. – Как часто ты мыла голову? Волосы совсем грязные!
В монастыре чистота волос никогда не считалась столь уж важным делом, и Нелл не сумела ответить ничего определённого:
– Не знаю.
У матери вырвался возглас неодобрения.
– Ну, ладно, волосы необходимо вымыть перед тем, как ты сможешь выставить их напоказ. Пока мне придётся оставить твою косу, и мы сможем вымыть их завтра.
– Ты меня слышала, мама? – почти отчаянно снова обратилась к матери Нелл. – Я бы хотела вернуться в монастырь, чтобы попрощаться.
Мать продолжала заплетать косы дочери.
– Хорошо, я полагаю, это можно устроить. Мы поговорим с твоим отцом.
– Мы можем спросить его нынче вечером?
– Посмотрим.
Леди Элис закончила заплетать косы Нелл и посмотрела ей в лицо:
– Твоя жизнь будет сильно отличаться от той, к которой ты привыкла, Нелл, и я понимаю, что поначалу тебе может быть тяжело. Но я приложу все силы, чтобы тебе помочь.
Нелл опустила глаза.
– Спасибо, мама, – пробормотала она.
– Тебе действительно так важно попрощаться с монастырём?
– Да.
– Хорошо. Я поговорю с твоим отцом.
– Спасибо, мама, – снова сказала Нелл. – Как ты думаешь, я смогу завтра туда поехать?
– Это будет зависеть от твоего отца.
– Но ты его попросишь?
– Я сказала, что попрошу, – нетерпеливо ответила мать и взглянула на Нелл, наклонив голову набок. – Что ж, полагаю, тебе придётся спуститься к ужину в этом одеянии. Я прикажу своим дамам, чтобы они завтра переделали несколько туник Сибиллы. По крайней мере, если мы их укоротим, ты сможешь их носить.
«Но я не хочу носить одежду Сибиллы», – упрямо подумала Нелл.
– Пойдём, – позвала мать. – Пришло время спуститься к ужину.
________________________

Собор Линкольна, линкольнский собор Девы Марии (Линкольншир, Англия) – готический собор одноимённого диоцеза церкви Англии в городе Линкольне, строившийся с конца XII века по 1311 год. До обрушения в 1549 году центрального шпиля 160-метровый собор был самым высоким зданием на земле (и носил бы титул высочайшей постройки мира аж до 1884 года, когда его “обошел” монумент Вашингтона, находящийся в Нью-Йорке). До его постройки рекорд высотности на протяжении тысячелетий принадлежал пирамиде Хеопса.



Бэрдни – деревня в 10 милях (16 км) к востоку от Линкольна, стоящего на северной стороне реки Уитем на западе района Линдсей Линкольншира, Англия, известна огромной сахарной фабрикой, которая прекратила свою работу 9 февраля 2001. Есть средневековое аббатство, разрушенное Генрихом VIII во время Реформации.

Вимпл (wimple, guimp) – женский западноевропейский головной убор, внешне схожий с апостольником (головной убор православной монахини, представляющий собой цельный покров – один плат - с отверстием для лица, ниспадающий на плечи). Вимпл состоит из двух платов ткани, один из которых подвязывается под подбородком, закрывая драпировками шею и грудь и закрепляя его края на затылке, а второй набрасывается поверх. Примерно с середины XIII в. вимпл носили практически все замужние женщины в Западной Европе, а особенно вдовы и монахини. Подобный головной убор до сих пор встречается у римо-католических монахинь некоторых орденов.

Хауберк (хоуберк) — вид доспеха. Представлял собой длинную кольчугу, покрывающую тело с головы до ног, с капюшоном и рукавицами (капюшон и рукавицы могли выполняться как отдельно, так и составлять единое целое с кольчугой). Также дополнялся кольчужными чулками.

Глава 2

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Жменька, Flor, ninych, Стелла, Mari Michelle, ALino, Ginger, Tigrenok, Лемниската, natalymag, Earl, Rina, DevilDoll, Jinn, пастельныйхудожник, NatalyNN, Mer, Афина, Zerno, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • DevilDoll
  • DevilDoll аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
Больше
26 Окт 2014 23:10 #4 от DevilDoll
DevilDoll ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Анюта, Наташа, Мока, спасибо вам за перевод! У меня короткая память, поэтому читать по главам в медленном режиме не могу, но буду преданно ждать роман, зная, что прочитать его смогу, точно не цепляясь к словам ;)

Запомните, дети: кофе и виски - это "он". А "оно" - это говно и Министерство образования.
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
27 Окт 2014 12:14 #5 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Ай как приятно:)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
27 Окт 2014 16:54 #6 от Калле
Калле ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Девочки, желаю вам легкого перевода и побольше благодарных читателей)))

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 Окт 2014 15:15 - 28 Окт 2014 15:16 #7 от ninych
ninych ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Спасибо за новый перевод!
Пока ещё только начало и толком ничего не понятно, но аннотация - просто блеск, очень многообещающая, надеюсь сам роман будет таким же вкусным. :frower:
Питаю слабость к историческим ЛР

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 Окт 2014 17:56 - 28 Окт 2014 18:32 #8 от Rina
Rina ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"

Москвичка пишет:

Джоан Вульф
Дорога к замку/ To the Castle
Перевод: Lady Blue Moon, nurochek
Редактура: Москвичка

Спасибо за перевод романа Джоан Вульф! :spasibo: (По главам, к сожалению, не читаю)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
31 Окт 2014 20:46 - 17 Апр 2016 20:18 #9 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку", 2/31, обновление 31.10.14
Глава 1

Перевод: Lady Blue Moon, nurochek
Редактура: Москвичка В большом зале для всех домочадцев был накрыт ужин. Разборные столы стояли в главной части зала; высокий стол же – рядом с камином, где зимой было теплее всего. За высоким столом сидели хозяева дома – лорд и леди, – Нелл, леди Алида, отец Клемент – священник – и Мартин Демас, который служил кастеляном в замке Бэрдни. Двое оруженосцев прислуживали сидящим за столом.
Нелл посмотрела в свою тарелку с жареной олениной и чудесным белым хлебом, и у неё свело желудок. Она была слишком огорчена, чтобы есть. Почувствовав, что у неё во рту пересохло, она сделала маленький глоток вина и с завистью посмотрела на тех, кто сидел за разборными столами: они пили пиво.
– Съешь хоть что-нибудь, – обратилась к ней тетя Алида. – В Бэрдни прекрасная еда. Тебе должно понравиться.
Тетя Алида выглядела как человек, который очень любил покушать. Эта маленькая пухлая женщина напоминала Нелл голубку. Алида была ещё одной из бесконечного числа девочек в семье, и дома не знали, что с ней делать, пока Элис не сказала, что сестра могла бы приехать и жить у неё.
В те времена в знатных семьях было не всегда легко устроить для дочери подходящий брак. Благодаря норманнскому обычаю, по которому всё семейное состояние переходило самому старшему сыну, только старший сын и считался привлекательной партией. А бедные младшие сыновья обычно оставались холостыми. Из-за ограниченного числа вероятных женихов дочери из благородных семейств вели жестокое соперничество. В монастыре Нелл жили несколько девочек, чьи семьи были не в состоянии обеспечить достаточно хорошее приданое своим дочерям, чтобы купить мужа.
Алиде повезло, что у неё имелась сестра, которая довольно удачно вышла замуж и была в состоянии предложить крышу над головой. У Нелл сохранилось лишь неясное воспоминание о тёте Алиде с того времени, как сама Нелл жила дома, но когда тётя дружелюбно ей улыбнулась, племянница улыбнулась в ответ.
– Боюсь, что я не очень голодна, – сказала она. – Слишком много произошло за последние дни. У меня в животе всё переворачивается.
Но вот и мать повернулась к ней:
– Ты совсем ничего не ешь, Нелл?
Нелл откусила маленький кусочек оленины и через силу его проглотила.
– Я ем, мама.
Элис заговорила с сестрой через голову Нелл:
– Ты правда считаешь, что мы сможем переделать одежду Сибиллы так, чтобы она подошла Нелл? Дело ведь не только в длине, нам придётся всё переделать.
– Мы справимся, – ответила Алида. – И начнём немедленно.
– Да, – согласилась Элис. – У неё должно быть что-то, что бы она могла носить кроме этой чёрной одежды.
Алида похлопала Нелл на руке:
– Не волнуйся. Ты прелестная девушка, и вскоре всё будет отлично тебе подходить.
«Надеюсь, что не будет», – подумала Нелл. Она повернулась к матери:
– Мама, не забудь поговорить с отцом о моём визите в монастырь святой Сесилии.
– Я же сказала тебе, что поговорю с ним в подходящий момент, – сердито посмотрела на неё Элис.
– Поговоришь о чём? – спросила Алида сестру со всем доверием близкого человека.
– Нелл хочет вернуться в монастырь, чтобы попрощаться с сёстрами, – ответила Элис.
Алида одобрительно кивнула:
– И она так и должна поступить, дабы проявить учтивость.
Племянница в благодарность одарила тётю робкой улыбкой.
Весь обед Нелл ждала, когда же у матери появится возможность поговорить с отцом, но тот был погружён в беседу с Мартином Демасом и на жену даже не смотрел. Наконец, когда главные блюда были унесены и принесли сладости, он повернулся к трём женщинам, которые сидели справа от него.
– Тебе нравится наша еда, Нелл? – спросил он.
– Да, отец, нравится, – солгала Нелл.
– Хорошо. Уверен, ты не едала в монастыре так, как тут.
– Нет, отец.
– Милорд, – начала Элис, – Нелл хотела бы вернуться в монастырь, чтобы попрощаться с монахинями. Мне кажется, что это было бы учтиво с её стороны: в конце концов, она ведь прожила там девять лет.
Граф нахмурился, и Нелл затаила дыхание.
– Я не думаю, что в этом есть необходимость, – заметил он.
– Необходимости нет, но это проявление вежливости, – возразила леди Элис.
Его взгляд прояснился.
– Ох, ну ладно. Полагаю, что смогу обойтись без нескольких рыцарей, которые будут её сопровождать. – Он быстро переговорил с Мартином Демасом, а затем обернулся к Нелл. – Хорошо, – сказал он, окидывая женщин внимательным взглядом. – Почему бы тебе не отправиться прямо завтра и не покончить со всем этим? Я могу послать с тобой пятерых мужчин.
– Отец, я уверена, что мне не понадобятся пятеро мужчин, – сказала Нелл.
– Нет, понадобятся, – возразил он. – Страна сейчас на пороге междоусобной войны, и преступники не упускают возможности воспользоваться нынешним неспокойным положением. – Он сурово взглянул на неё. – Ты – это всё, что у меня осталось, Нелл. Я не хочу потерять ещё и тебя.
На короткий миг в синих глазах отца вспыхнула боль и сразу же исчезла. Нелл почувствовала укол вины, но постаралась заглушить это чувство.
После трапезы прислуга стала сдвигать столы и скамьи к одной из стен большого зала. Несколько скамей оставили перед камином, и некоторые из рыцарей решили расположиться там. Кто-то вытащил пару игральных костей. Граф пошёл присоединиться к мужчинам у огня, и Элис обратилась к своей сестре:
– С твоего позволения, мы поднимемся наверх в солар. Душа у меня опустошена, и нынче вечером я не гожусь для компании.
Нелл последовала за матерью и тётей вверх по лестнице в гостиную комнату, которая использовалась исключительно родственниками семьи, а в это время у неё в голове зрели мысли о том, чтó она завтра скажет матушке-настоятельнице, когда увидит её. Без сомнений, та будет на её стороне. Она всегда любила Нелл. Девушка молилась, чтобы матушка сказала отцу, что Господь хотел бы оставить Нелл в монастыре.


Был уже поздний вечер, когда Нелл вместе со своими сопровождающими въехала в ворота монастыря святой Сесилии. Привратница поприветствовала Нелл, а затем позвала грумов, чтобы те забрали лошадей.
Монастырские стены выглядели такими родными, успокаивающими. Всё такое милое сердцу, знакомое: церковь, в которой монахини слушали мессу позади красивой резной решётки, дом матушки-настоятельницы и главное здание, где Нелл жила вместе другими монахинями и остальными послушницами. И ещё монастырская гостиница для гостей, где рыцари Бэрдни проведут ночь. Здесь, невидимый со двора, был разбит травяной сад, где Нелл провела столько счастливых часов, учась у целительницы монастыря, сестры Хелен.
Сестра Хелен относилась к ней словно мать. Как она сможет перенести разлуку с ней?
Нелл отправила рыцарей в гостиницу и сказала, что они могут чувствовать себя там как дома. А потом с глухо бьющимся сердцем направилась через двор к высокому узкому каменному дому матушки-настоятельницы.
Одна из послушниц ответила на стук, и Нелл попросила, на краткий миг затаив дыхание:
– Не будешь ли ты столь добра передать матушке, что я хотела бы увидеться с ней?
– Конечно, – ответила послушница и отправилась вверх по лестнице. Она вернулась несколько минут спустя и сказала Нелл, что матушка-настоятельница примет её в своей гостиной. К тому времени сердце Нелл уже билось как сумасшедшее, и она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться перед тем, как подняться по ступеням.
Монастырь святой Сесилии был весьма обеспеченным, и настоятельница могла позволить окружить себя роскошью, но матушка Маргарет де Лин обходилась лишь предметами первой необходимости: несколько резных деревянных стульев, два сундука да гобелен на стене, изображающий святого Георгия на белой лошади. И голый каменный пол.
Сама матушка Маргарет выглядела почти так же строго, как и её комната, но лицо настоятельницы смягчилось, как только вошла Нелл.
– Итак, ты вернулась после похорон сестры.
– Да, матушка. Но кое-что произошло и мне необходимо это с вами обсудить.
– Проходи и садись. Как поживают твои мать и отец? Для них это так ужасно, что они потеряли твою сестру в столь молодом возрасте. Я молюсь за них.
Нелл села, положив руки на колени.
– Благодарю, матушка.
– Вижу, ты не надела вимпл.
Нелл с силой стиснула ладони.
– Мама заставила меня снять его. Матушка, случилось нечто ужасное. Отец сказал, что я больше не буду жить в монастыре, что я должна остаться дома и занять место Сибиллы!
После минутного молчания матушка Маргарет тихо произнесла:
– Я предполагала, что это может произойти.
Нелл смотрела на неё потрясенно и недоверчиво, а матушка Маргарет между тем продолжала:
– Твой отец – очень важный человек, Нелл. Он владеет обширными землями, замками и поместьями. Он потерял и сына, и дочь, ему необходим наследник, которому он сможет передать семейное состояние и который продолжит род. Поэтому я не удивлена, что он хочет твоего возвращения домой.
Нелл наконец обрела дар речи:
– Но я посвятила себя Богу, матушка! И теперь я, конечно, не должна поворачиваться к Нему спиной!
Матушка Маргарет мягко сказала:
– Когда было принято решение посвятить тебя Богу, у твоего отца был сын и ещё одна дочь. Но теперь у него осталась только ты.
Нелл остолбенела. Слова матушки звучали так, как если бы она одобряла такую перемену в положении своей воспитанницы! Нелл напряжённо произнесла:
– Я надеялась, что вы поговорите с моим отцом. Я надеялась, вы скажете ему, что Божий путь гораздо важнее пути человеческого.
Матушка Маргарет слегка наклонилась вперед.
– Моё дорогое дитя, – сказала она, – мы по тебе будем очень скучать. Ты принесла большую радость в наш монастырь. Но ты должна послушаться своего отца, Нелл. Заповеди гласят: почитай отца своего и мать свою.
Нелл чувствовала себя преданной. Она была так уверена, что матушка за неё заступится.
– Если бы вы только поговорили с ним, возможно, он передумал бы, – умоляла она.
Матушка Маргарет решительно покачала головой. Её светло-голубые глаза смотрели на Нелл с добротой, но слова прозвучали твёрдо:
– Я не стану в это вмешиваться. Ты можешь продолжать служить Богу независимо от того, какое ты занимаешь положение в жизни, Нелл. А у тебя будет высокое положение, положение, в котором ты сможешь оказывать влияние на многие жизни, гораздо больше жизней, чем ты смогла бы коснуться, оставаясь в этом монастыре. Возможно, Господь замыслил для тебя такую судьбу. Здесь ты готовилась стать монахиней. Но теперь пришло время, когда ты должна взять всё, чему научилась здесь, и применить в той жизни, в которую войдёшь как хозяйка над многими людьми.
– Но я не хочу отсюда уезжать, – страдая, вскричала Нелл. – Я была здесь счастлива!
Матушка сложила свои руки на коленях.
– Я рада этому, но теперь твой долг быть в другом месте, Нелл. Твоя семья нуждается в тебе больше, чем мы.
В наступившей тишине плечи Нелл опустились, а взгляд упёрся в колени.
– Я думала, что вы будете на моей стороне.
– Взгляни на меня, – произнесла матушка-настоятельница.
Нелл неохотно подняла глаза.
– Твоим предназначением будет творить добро в мире. А это занятие гораздо более трудное, чем молиться в стенах монастыря, но я уверена, что ты с этим справишься.
«Нет, не справлюсь, – думала Нелл. – Я не хочу выходить в мир».
Матушка-настоятельница продолжала:
– Одно ты точно можешь делать – исцелять тех, кто в этом нуждается. Сестра Хелен сказала мне, что ты достигла почти таких же успехов в целительстве, как и она. У нас есть сестра Хелен – нам нет нужды в ещё одной целительнице. Но в миру многим людям необходимы те умения, которыми ты обладаешь, Нелл. Это будет именно то, что ты можешь сделать во имя Бога.
Нелл смотрела в светлые глаза матушки. Настоятельница действительно считала, что Нелл должна уехать. «Она ошибается, – упрямо подумала Нелл. – Я уверена, Господь хочет, чтобы я осталась здесь».
– Будь хорошей дочерью своим родителям, – напутствовала матушка-настоятельница. – Сейчас они в тебе нуждаются.
Нелл упрямо выдвинула подбородок и ничего не ответила.
Матушка Маргарет встала, и Нелл последовала её примеру. Матушка была на полголовы выше своей воспитанницы.
– Я уверена, что ты бы хотела попрощаться со всеми своими подругами. Пойдём в трапезную, ты пообедаешь с нами, и я освобожу вас от обета молчания за столом, чтобы вы могли поговорить.
Нелл больше нечего было сказать. Мнение матушки Маргарет было высказано ясно. Слёзы жгли глаза Нелл. Она должна покинуть монастырь.
Матушка настоятельница произнесла:
– Думаю, тебе бы хотелось сообщить свои новости сестре Хелен. Наверняка в эти часы она в саду. Иди, повидайся с ней.
– Спасибо, матушка, – с трудом выдавила Нелл – горло стиснуло удушье.
Она спустилась по лестнице, вышла через толстую деревянную дверь и пошла через двор, в панике думая, как это всё ужасно. Свернула на дорожку, пролегающую между монастырём и низким зданием амбара. «Как я переживу, если оставлю всё это? Как я смогу вынести разлуку с сестрой Хелен?»
Дорожка осторожно спускалась прямо к большому монастырскому огороду. В дальнем конце огорода, за забором, стояла небольшая хижина, над крышей которой вился дымок. Нелл прошла по огороду и, миновав ограду, зашла в хижину.
Монахиня стояла спиной к двери, наблюдая за стеклянным горшочком, который кипятился на небольшой печи. При виде знакомой фигуры глаза Нелл наполнились слезами.
– Сестра Хелен, – позвала она.
Монахиня обернулась:
– Нелл! Ты вернулась. Как ты? Как твои родители?
Она отошла от печи и, подойдя и встав рядом с Нелл, заглянула ей в лицо.
Сестра Хелен была такого же небольшого росточка, как и Нелл, поэтому без труда поймала её взгляд. Нелл смотрела в милое, без единой морщинки лицо той, кого она любила больше всех на свете, и чувствовала, как у неё внутри всё сжимается. Слёзы полились по её щекам.
– Ох, сестра Хелен, – воскликнула она. – Произошло нечто ужасное. Мой отец сказал, что я должна покинуть монастырь и теперь я уеду, чтобы жить с родителями. Они хотят, чтобы я заняла место сестры!
На короткую минуту повисла тишина. Смесь из трав распространяла резкий запах, который заполнил всю хижину.
– О, моя дорогая, – голос сестры Хелен был полон сострадания.
Нелл разразилась рыданиями.
– Я попросила матушку Маргарет, чтобы она вступилась за меня перед отцом, но она отказалась! Она говорит, что я должна послушаться родителей и покинуть монастырь.
Сестра Хелен взяла руки Нелл в свои маленькие, огрубевшие от тяжелой работы ладони и рассудительно произнесла:
– Матушка Маргарет не имеет права решать твою судьбу, Нелл. Ты дочь влиятельного человека. И если граф хочет, чтобы ты вернулась домой, значит, ты должна ехать.
– Но он меня отдал! – прокричала Нелл сквозь слёзы. – Он вместе с матерью. Я им была не нужна, сестра Хелен. Я до сих пор им не нужна. Им нужна дочь, вот и все. Это несправедливо, что моя жизнь должна перевернуться с ног на голову, оттого что они передумали.
Нелл бросилась к сестре Хелен, и та заключила её в объятия. Наступила долгая тишина, нарушаемая только звуками бурлящей в горшке на печи воды да плачем Нелл. А потом сестра Хелен тихо сказала:
– Выслушай меня, Нелл. Возможно, Господь замыслил для тебя иное, нежели женский монастырь. Ты вступишь в огромный мир. И при твоём положении сможешь принести много добра. Возможно, именно этот путь и уготовил тебе Господь.
Нелл пробормотала ей в плечо:
– Матушка Маргарет сказала то же самое. Но я не думаю, что она права. Я считаю, что моё предназначение – стать монахиней.
Сестра Хелен погладила Нелл по спине между лопаток.
– Я думаю, что ты должна послушаться матушку. Она очень мудрая женщина, Нелл.
– Но я не хочу вас покидать! – с жаром воскликнула Нелл. – Ты всегда была моей лучшей подругой. Ты была для меня больше, чем мать, гораздо больше, чем когда-либо была моя настоящая мать.
Сестра Хелен положила ладони на плечи Нелл и отстранила её. Она вглядывалась в мокрые от слёз глаза.
– Видит Бог, я буду очень сильно по тебе скучать. Очень сильно. Но мы должны покориться Его воле, моя дорогая. Ведь это именно то, для чего мы приходим на эту землю.
– Но это воля моего отца, – возразила Нелл сквозь слёзы. – Я совсем не уверена, что она также и Божья воля.
Сестра Хелен крепче сжала её плечи:
– Послушай меня, Нелл. Я знаю, что тебе сейчас тяжело. Теперь твоя жизнь будет сильно отличаться от той, которую ты знала. Но важно, чтобы ты оставалась с чувством, что в своей новой жизни делаешь божье дело. В монастыре легко быть верующей – в миру это даётся гораздо тяжелее. Но теперь это твой долг, и ты должна принять на свои плечи и нести эту ношу, как бы трудно тебе ни было. Ты меня слушаешь?
Нелл ответила дрожащим голосом:
– Я слушаю, сестра.
– Хорошо. Пожалей своего отца вместо того, чтобы упрекать его. Он всего лишь человек, который потерял двоих детей. И твоя мать тоже. Покажи себя хорошей дочерью – сейчас они в тебе нуждаются.
«Прежде, они никогда во мне не нуждались».
– Ты услышала меня, Нелл? – тихо спросила сестра Хелен.
Нелл с трудом пыталась остановить слёзы:
– Я услышала вас, сестра. Но я всё равно думаю, что это неправильно.
– Важно творить добро в той жизни, которая тебе предначертана, – увещевала сестра Хелен. – Пообещай мне подумать о том, что сказала тебе матушка Маргарет и я.
Нелл ничего не отвечала.
– Нелл?
– Я обещаю, – произнесла Нелл тихим голосом.
Сестра Хелен сжала плечи воспитанницы, а затем опустила руки.
– Я буду без тебя скучать, – с болью произнесла Нелл.
– О, и я буду тосковать по тебе!
И сестра Хелен снова распахнула руки, и Нелл упала в её объятия. Сестра Хелен крепко прижала её к груди, и Нелл вдохнула слабый аромат трав, казалось, навсегда пропитавший одежду сестры Хелен.
– А можно мне тебя навещать? – спросила она.
– Тебе всегда здесь будут рады.
Наконец сестра Хелен ослабила свои объятия, и Нелл отстранилась. Монахиня жизнерадостно сказала ей:
– А сейчас время ужина. Дай-ка я сниму этот горшок с огня, и мы сможем пойти в трапезную.
Нелл шмыгнула носом и кивнула, а затем, дождавшись, когда сестра Хелен погасит огонь и снимет горшок с печи, стала вместе с ней подниматься по холму.

____________________________________
Высокий стол – стол для «высоких» людей, высшего сословия.

Солар – светлая и удобная комната в замке, где хозяева и домочадцы проводили время, в отличие от большого зала, где собирались все обитатели замка. Занятия, которым предавались в соларе, как правило, представляли собой индивидуальную деятельность: вышивка, чтение, написание писем и пр. Эти занятия требовали хорошего освещения, и потому комнаты располагались на южной стороне замка.

Глава 3

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Georgie, Жменька, Flor, Стелла, Mari Michelle, Ginger, Tigrenok, natalymag, Earl, Rina, lizonka11, Jinn, пастельныйхудожник, NatalyNN, Mer, Zerno, АЛИСА

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
31 Окт 2014 23:04 #10 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Дамы, мерси! :lublu:

Он потерял и сына, и дочь, ему необходим наследник, которому он сможет передать семейное состояние и который продолжит род. Поэтому я не удивлена, что он хочет твоего возвращения домой.

А разве наследовал не представитель мужеского пола? Или им станет муж Нелл?
Или её сын, т.е. внук графа Линкольна? :hm:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
01 Ноя 2014 00:33 #11 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Ее сын. А потому - никакого монастыря, детка, рожать и еще раз рожать.
Поблагодарили: Ginger

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Ноя 2014 11:27 - 01 Ноя 2014 11:28 #12 от somiko
somiko ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Спасибо огромное девочки за такой приятный сюрприз!!!! :ura: В последнее время нас не так часто балуют классическим ИЛР и за это отдельное спасибо!!!! Удачи вам и вдохновения!!!! :frower:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
01 Ноя 2014 12:24 #13 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"

nurochek пишет: Ее сын. А потому - никакого монастыря, детка, рожать и еще раз рожать.

:yh: эээ, тут уж как получится. А если тока девчонки? :tss: будь добр, отдай всё четвероюродному внучатому племяннику... :no:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
01 Ноя 2014 16:14 #14 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Ну, вообще-то, не совсем так. Средневековая Англия - это вам не викторианская, женщина имела право наследовать. Другое дело, что она не могла защитить свои владения - вон вокруг сколько хапужников в латах, готовых прибрать к рукам чужое добро! Так что замужество - это единственный выход сохранить крышу над головой. И если родится девочка, всё равно земли свои получит. А вот титул - это только по мужской линии - внуку, правнуку, если раньше всё девочки рождались.
Вообще-то, я уже подзабыла, что там, как и когда, а уж тем более, всякие нюансы, но общий смысл такой.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Ginger, lizonka11

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
01 Ноя 2014 20:16 #15 от lizonka11
lizonka11 ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку"
Давно не заходила на форум, а здесь столько нового!!! Девочки-переводчицы, огромное спасибо за новую книгу. Очень люблю эту эпоху и с удовольствием почитаю.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.