САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Джоан Вульф "Дорога к замку", 14/31, upd 16.06.20

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
22 Июл 2017 20:28 - 13 Июн 2020 19:38 #151 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Глава 11

Перевод и редактура: Москвичка
Огромная благодарность за вычитку, проверку перевода и всяческие подсказки: Karmenn





Похороны состоялись в церкви Уилтона на следующий день после смерти лорда Уильяма. Гроб с телом графа стоял на возвышении в центральном нефе храма, все скамьи в котором были заняты: попрощаться с покойным пришёл каждый обитатель замка, от Рожера до последней судомойки.
Несмотря на ночное бдение у тела деда, Рожер не чувствовал ни капли усталости, когда слушал отца Ральфа, читающего знакомую латынь мессы.
«Как вы могли скрывать от меня правду об отце? – думал Рожер, глядя на гроб. – Все эти годы вы заставляли меня думать, что мой отец умер, когда на самом деле он был жив. Почему вы так поступили? Как вы могли позволить узнать мне правду вот так?»
Рожер размышлял о последних словах деда и об обещании, которое тот вырвал у него.
«Дедушка считал, что мой отец вернулся предъявить права на графство. Что, если это правда?»
Его мучил вопрос, что могло заставить деда лишить наследства своего единственного сына, и что такого совершил отец, чтобы дед так поступил?
Священник повернулся к прихожанам и протяжно произнёс:
Dominus vobiscum.
Et cum spiritu tuo, – подхватили алтарные служки.
Прихожане встали.
Рожер посмотрел на гроб.
«Теперь я граф», – подумал он.
Рожер готовился к этой роли всю жизнь и не боялся принять на свои плечи бремя власти. Но его отец был ещё жив. Его отец вернулся в Англию.
«Что всё это может значить? – думал он. – Что замыслил мой отец?»
Он опустил взгляд на Нелл. Жена макушкой ровнёхонько достигала его губ. «У меня есть Нелл. По крайней мере, я не совсем одинок».

Поминки проходили почти в полном молчании. Рожер не мог проглотить ни крошки из тех яств, что стояли перед ним. Единственные слова, которые он произнёс, были обращены к Симону Эверарду:
– Мы должны поговорить.
Симон побледнел и склонил голову:
– Да, мой господин.
– Идём со мной наверх, – позвал Рожер кастеляна, когда трапеза, наконец, подошла к концу. Они оба покинули зал, Симон брёл немного позади Рожера, следуя к лестнице, ведущей в покои молодого господина. Когда они вошли в солар, Рожер указал Симону на одно из кресел с высокой спинкой, а сам занял другое. Ставни были открыты, чтобы впустить свет холодного октябрьского дня. Жаровня не горела.
– Расскажи мне о моём отце, – сказал Рожер.
Старик вздохнул.
– Мой господин, я никогда не одобрял этот обман, но ваш дед настоял на своём.
– Почему он так поступил? Что сделал мой отец, чтобы его отлучили, предали забвению, как отрезали?
Симон снова вздохнул, и этот вздох был тяжелее прежнего.
– Гай с самого рождения доставлял неприятности. Не признавал над собой ничьей воли. Даже в детстве частенько презирал её.
– Некоторые мальчишки просто от природы непослушны, – сказал Рожер. – Мне довелось наблюдать это у некоторых оруженосцев. Но они взрослеют.
– Гай был больше, чем непослушным. Он всегда поступал по-своему. Думал, что мир вращается вокруг него. И чем старше становился, тем становился хуже. Они с лордом Уильямом всегда были не в ладах.
– Но что он сделал? – Рожер упорно двигался к цели.
Симон нервно провёл руками вверх и вниз по подлокотникам кресла и, избегая внимательных глаз Рожера, отвёл взгляд к холодной жаровне.
– Во-первых, он соблазнил одну из замковых дам и наградил её ребёнком. Она была под защитой лорда Уильяма, и тот не мог закрыть глаза на такое дело и отправить леди домой. Гай вынужден был жениться на ней, и это привело лорда Уильяма в ярость. Он задумывал устроить для сына грандиозный династический брак.
Они немного помолчали.
– Это была моя мать? – тихо спросил Рожер.
– Да.
Рожер снова помолчал, а потом спросил:
– Это всё, что он сделал?
– Нет. – Симон сжал губы и снова обратил взгляд к Рожеру: – Он поднял меч на лорда Уильяма.
У Рожера резко перехватило дыхание.
– Они, как обычно, спорили, и Гай обнажил меч и приставил его к горлу лорда Уильяма. Мы все это видели.
– Он не посмел бы большего!
– Кто знает! Когда Гай приходил в ярость, он был способен на всё. К счастью, я стоял сзади и, вытащив свой собственный меч, приставил его к спине парня. Я сказал, что если он не бросит меч, я проткну его.
Повисла напряжённая тишина.
– И тогда мой дед прогнал его?
– Нет, прежде он подождал, пока не родились вы.
Рожер нахмурился.
– Но что это изменило?
Симон ответил просто:
– Лорд Уильям получил наследника – вас. Помимо Гая.
Рожер помрачнел.
– Где мой отец, – он с трудом выговорил эти слова, – находился все эти годы?
– Во Франции. Будучи грозным бойцом, он снискал славу на турнирах. Как и вы, он всегда был лучшим рыцарем в замке. И, как и вы, он вожак. Мужчины легко, как само собой разумеющееся, поступали по его слову. Он стал бы отличным графом, если б не его нрав.
Рожер медленно покачал головой:
– Я не понимаю, почему дедушка позволил мне верить, что он умер?
Симон немного наклонился вперёд:
– С вашим рождением у лорда Уильяма будто открылось второе дыхание. Он поклялся, что воспитает из вас истинного наследника. – Симон наклонился немного ближе: – Вы подарили ему много радости, Рожер. Вы такой же одарённый рыцарь, каким был и Гай, но вы не унаследовали отцовский нрав. Вы добры, вы заботитесь о ваших людях. Лорд Уильям так гордился вами!
– Но я всё же не понимаю, почему он не мог мне рассказать!
– Я не знаю ответа на этот вопрос, мой господин. Я могу лишь сказать, что лорд Уильям принял решение и обязал всех нас сохранить тайну. Мне жаль, что правда так потрясла вас.
Рожер помолчал с минуту, а затем спокойно спросил:
– Как ты думаешь, мой отец вернулся, чтобы потребовать Уилтон?
– Да. Императрица, видимо, обещала ему графство в случае победы над Стефаном.
– Боже мой, – с чувством произнёс Рожер.
– Простите, что всё это разом на вас свалилось. Я думаю, что ваш дедушка хотел однажды рассказать вам об отце, но никак не мог найти подходящего времени.
– Мне двадцать два года! – воскликнул Рожер. – Чего он ждал?
Симон вздохнул.
– Не знаю, мой господин.
Рожер взъерошил волосы, что делал, только когда бывал глубоко огорчён.
– Гай не мог прийти со сторонниками. Со Стефаном прибыло только сто сорок рыцарей.
– Я думаю, что вы сразу должны отправиться к королю, мой господин, и принести ему клятву верности как граф Уилтшир. Лучше получить признание титула, прежде чем это сделает другой.
– Стефан не отдаст графство Гаю! – резко произнёс Рожер.
– Нет, Гай стоит за императрицу. Но я ему не доверяю, господин мой. Он обладает даром красноречия и может быть очень убедительным. Он опасный человек, мой господин. Никогда не забывайте об этом. Убедитесь в том, что графство ваше.
– Король осадит замок Арундел. Возможно, моего отца схватят и вышлют обратно во Францию.
– Это было бы лучше всего для всех нас, – горячо сказал Симон.
– Спасибо, Симон.
Понимая, что пора удалиться, Симон встал:
– Мне очень жаль, мой господин, что вам пришлось узнать всё таким вот образом.
– Да, – мрачно ответил Рожер. – Мне тоже.

В ту ночь в постели Рожер рассказал Нелл обо всём, что узнал от Симона.
– Я не понимаю, о чём думал дед, – закончил он. – Почему он просто мне не сказал?
– Наверное, не хотел, чтобы ты беспокоился, что кто-то может предъявить права на графство, – Нелл сидела, опершись на подушки и натянув одеяло до подбородка.
Рожер не ответил. Он оставил полог приоткрытым, и свет свечи позволял им с Нелл видеть друг друга.
– Или, возможно, он не хотел, чтобы ты разрывался между преданностью ему и твоему отцу, – высказала ещё одно предположение Нелл.
Рожер медленно произнёс:
– Мне интересно, если это так, почему он не послал меня на обучение в другое благородное семейство. Просто он не хотел, чтобы я узнал, что мой отец не умер.
– Может быть.
– Я хотел бы встретиться с ним, Нелл, – голос Рожера звучал напряжённо. – Я знаю, Симон не одобрит, но я хотел бы встретиться. Отец был вспыльчив, будучи мальчиком. Но с тех пор он мог измениться, теперь он мужчина.
– Может быть, – повторила Нелл.
– И моя мать... все эти годы она была вдали от мужа.
– Я удивлена, почему он никогда не посылал к ней.
– Нельзя таскать жену по турнирам. Турнирами он зарабатывал себе на жизнь.
– Интересно... – протянула Нелл. – Как ты считаешь, возможно, твой дедушка намеренно держал тебя вдали от матери?
Рожер посмотрел на неё:
– Что ты имеешь в виду?
– Понимаешь, то ли она не хотела тебя видеть, то ли лорд Уильям не допускал ваших встреч.
– Боже мой, – протянул Рожер, задумавшись над такой возможностью.
– Стоило бы это выяснить.
– Нелл... – сдавленно произнёс он. – Я так сильно любил дедушку, а сейчас меня переполняет злость на него.
Она нашла его руку и успокаивающе накрыла её ладонью:
– Это естественно. Он скрыл от тебя очень важные вещи. И позволил обнаружить правду таким ужасным образом. Можно любить и в то же время ненавидеть. Я злилась на сестру Хелен и мать-настоятельницу, но всё же не переставала их любить.
Рожер крепко стиснул её руку в ответном пожатии.
– Симон говорит, что я должен отправиться к Стефану и принести присягу ради графства.
– Наверное, это хороший совет.
– Я хочу быть графом. Это то, для чего меня растили.
– Ты и будешь графом. Твой дедушка был в своём праве, выбирая преемника, и он выбрал тебя. Ничего не изменилось.
Они надолго замолчали.
– Я отправлюсь к Стефану, – наконец решил Рожер.
Она свободной рукой похлопала их сжатые руки, и он медленно ослабил хватку. Нелл, поправив подушку, чтоб было поудобнее, улеглась под одеялом.
– Тебе нужно поспать, – сказала она. – День выдался утомительным, столько переживаний.
– Нелл... – позвал он.
– Что? – Она подняла на него простодушный взгляд. Рожер смотрел на нежные линии скул, длинную стройную шею, и его вдруг обожгло желание коснуться их поцелуем. Желание зацеловать её. Желание погрузиться в неё и найти утешение и освобождение. Она была его женой. Впервые он пожалел о своём обещании быть с ней терпеливым.
– Я хотел бы любить тебя.
Она была так близко, что он чувствовал, как она напряглась.
– Рожер... – придушенно произнесла она. – Наверное, я ещё не готова.
Он пытался дышать медленно, говорить спокойно:
– Думаю, мы уже достаточно хорошо узнали друг друга. И мне кажется, что мы стали друзьями. Это может быть очень красиво, Нелл. Позволь мне показать тебе.
– Пожалуйста. – Он услышал, как она сглотнула. Услышал напряжённость и дрожь в голосе. – Можем мы просто немного подождать? Пожалуйста, Рожер?
Тишина натянулась между ними.
А потом он мрачно произнёс:
– Ладно. Если ты этого хочешь.

Рожер приехал в лагерь короля Стефана, к замку Арундел, в конце дня. Король привёл всю свою армию, вместе с осадными машинами, чтобы захватить императрицу, находившуюся за стенами замка вместе с мачехой, Аделизой Лувенской.
Стефан принял Рожера у себя в палатке, просторной и удобной, в присутствии двух рыцарей.
– Ваша милость, – Рожер преклонил колено. – Я принёс печальную весть. Мой дед, граф Уилтширский, скончался три дня назад.
Король, крупный красивый светловолосый мужчина, с состраданием посмотрел на Рожера:
– Мне жаль это слышать. Ты можешь встать. – Рожер поднялся на ноги. – Ведомо ли тебе, что твой отец был одним из рыцарей, примкнувших к Матильде?
– Да, ваше величество. Мы получили ваше известие.
– Он сбежал вместе с Робертом Глостером, ¬– с горечью сказал король. – Едва пристав к берегу, двенадцать рыцарей двинулись в путь, оставив императрицу позади. Мне сообщили, что по пути Глостер встретился с Брианом Фиц-Каунтом, который предложил ему свою преданность и замок Уоллингфорд.
– Я не удивлён, – медленно произнёс Рожер. Глостер был опасным противником в этой войне. Без него у Матильды не было бы последователей.
– Они едут на запад, в Бристоль, где собираются сторонники Глостера.
– Граф Глостерский может быть волен в своём выборе, ваше величество, но у вас есть императрица, – решительно сказал Рожер. – Арундел – сильная крепость, но в конце концов она падёт. Глостеру нужна императрица, чтобы узаконить его мятеж.
– Да, – согласился Стефан. – Так и есть.
Рожер продолжал:
– Уилтшир лежит между Глостером и подвластными вам, ваше величество, восточными графствами, и я здесь, чтобы поручиться, что до тех пор, пока я граф, графство Уилтшир останется преданным вам.
Стефан, сидя в кресле с высокой спинкой, наклонился вперёд:
– Ты очень молод, Рожер. Готов ли ты к огромной ответственности за графство во время войны?
– Да, ваше величество, – без колебаний ответил Рожер. – Дедушка готовил меня с детства к тому, чтобы принять графство. И могу заверить вас, пока графство Уилтшир находится под моей рукой, оно будет стоять за своего короля.
– Могу ли я рассчитывать на войско Уилтшира, если призову?
– Да, ваша величество. – Роджер твёрдо встретил взгляд голубых глаз короля.
Король обратился к двум рыцарям у входа:
– Подайте мне мой меч.
Один из рыцарей протянул огромный королевский меч.
– Будьте свидетелями, – приказал Стефан, а затем вручил меч Рожеру: – На колени.
Рожер опустился на колени, и король встал:
– Рожер де Рош, клянёшься ли ты мне в верности как своему королю?
Рожер держал перед собой меч как крест, концом вниз:
– Присягаю на верность тебе, Стефан, король Англии. Клянусь служить верой и правдой, грудью защищать, а когда потребуется, отряжать собственное войско в твою армию.
Король накрыл ладонью обнажённую голову Рожера.
– Я принимаю твою преданность, Рожер де Рош, и нарекаю тебя графом Уилтширским. – Он протянул руку, и Рожер её поцеловал.
В этот момент в палатку вошёл ещё один рыцарь.
– Ваше величество, – обратился он к королю, – епископ Винчестерский только что въехал в лагерь.
Генрих Блуаский, епископ Винчестера, был братом Стефана.
– Приведите его ко мне, – приказал Стефан.
Вскоре высокий изысканно-изящный епископ вошёл в палатку короля. Братья поприветствовали друг друга. Рожер, скрытый в тени шатра, превратился в слух. Его деду не доводилось иметь каких-либо дел с епископом Винчестерским.
Епископ сразу приступил к делу.
– Я пришёл, чтобы сообщить вам, брат, что императрицу нужно пропустить к её брату, Глостеру, в Бристоль.
«Нет! – мгновенно подумал Рожер. – Это было бы большой ошибкой».
– Зачем? – удивился Стефан. – В Арунделе она у меня в ловушке. Почему я должен позволить ей уйти?
– Как только распространится известие о том, что императрица в опасности, множество дворян непременно восстанут против вас. Вы побуждаете к мятежу, брат. Да и осада замка свяжет вас на несколько месяцев. Арундел будет взять нелегко. Только подумайте, что вместе со своей армией натворит Глостер, пока вы сидите здесь, под Арунделом.
«Мятежа не будет вообще, – с яростью думал Рожер. – Крайне безрассудно выпустить её. Захватить и отправить обратно во Францию. Вот как надо поступить».
– Я никогда не рассматривал это под таким углом, – сказал Стефан.
«Он не может слушать этот вздор!» – Рожер был в недоумении.
Между тем епископ продолжал:
– Вы же не хотите подтолкнуть к тому, чего пытаетесь избежать.
Больше Рожер молчать не мог. Он выступил вперёд.
– Ваше величество, – решительно заговорил он, – вряд ли возможно, чтобы многие бароны рискнули бы лишиться своих земель и жизни просто из приверженности к императрице. Почти все они однажды уже отреклись от неё, признав вас королём. Если кто-то предполагает выступить против, он сначала подождёт, чтобы увидеть, сколько лордов уже поднялось за императрицу. И не многие лорды так поступят. У вас есть прекрасная возможность захватить императрицу сейчас и отправить её обратно во Францию. Не отказывайтесь от этого!
Епископ презрительно повёл патрицианским носом.
– Кто это?
– Рожер де Рош. Его дед умер, и я только что провозгласил де Роша графом Уилтширским.
– Милорд Уилтшир, вы очевидно молоды и решительны, но вы ошибаетесь. Отправив Матильду на запад, мы сможем загнать её в западню и запереть там.
– Она уже в западне здесь, в Арунделе, – твёрдо сказал Рожер. – Мы будем глупцами, если позволим ей уйти.
Епископ побагровел:
– Вы называете меня дураком, молодой человек?
«Или дурак, или предатель». Но вслух Рожер произнёс:
– Нет, милорд.
– Однако прозвучало это именно так.
Король остановил перепалку:
– Я считаю, что мы можем извинить вас, граф Рожер.
– Да, ваше величество, – мрачно ответил Рожер.
Из палатки он вышел в смятении.
«Стефан не настолько глуп, чтобы позволить императрице уйти. Глостер ничто без неё!»
Он несколько минут одиноко стоял, взирая на грозные стены замка Арундел и думал: «Ты у нас в руках. Молю, Господи, открой глаза Стефану и не позволь тебя потерять».



_________________________________________________________
Dominus vobiscum (лат.) – Господь с вами.

Et cum spiritu tuo (лат.) – И со духом твоим.




Глава 13

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, ninych, Mari Michelle, Ginger, somiko, Лемниската, natalymag, Earl, пайпер, Kira, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
02 Авг 2017 10:40 #152 от natalymag
natalymag ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Спасибо за новую главу!  :ura:  :lublu:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
02 Авг 2017 11:04 #153 от Калле
Калле ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Девушки, мну скучала) Рада, что стойкие солдатики еще остались) Мерси)

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
15 Авг 2017 09:50 #154 от somiko
somiko ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Огромное спасибо за продолжение! :frower:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
25 Мар 2018 19:51 - 21 Мар 2020 19:46 #155 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Закрутила жизнь, закружила,
Окунула в злой быт с головой.
Я о вас, друзья, не забыла,
Просто так непросто одной.

Скоро вынырну из водокрута,
И возьмусь за перо опять.
И я выкрою не минуты,
А часы - всё для вас - полетят.

Но пока (не судите строго),
Не готова продлить перевод.
Не сдаюсь. Одолею дорогу
Я свою. И вновь к "Замку" - вперёд!


Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Zirochka, Earl, Nikandra, пастельныйхудожник, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
12 Апр 2020 19:50 - 13 Апр 2020 00:17 #156 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Дорогие мои читательницы (если таковые ещё остались), как я уже сообщала здесь , команда наша возвращается к родным пенатам любимым нашим терпеливым и великодушным (надеюсь) вам. И в скором времени я надеюсь вознаградить вас за долготерпение парочкой новых глав (вот только получу "одобрямс"  :butcher: от своей коллеги, непогрешимого знатока заморских языков).
А пока, дабы легче ждалось, хочу предложить вам не так чтоб окунуться, но немного приблизиться к той эпохе, в которую разворачиваются события нашего романа. Думаю, вы все догадываетесь, что при переводе исторических (в историческом антураже) романов приходится перелопачивать множество самых разных материалов (лично мне этот процесс доставляет гораздо больше удовольствия, нежели непосредственно перевод), при этом можно найти немало интересного. И вот одной такой находкой я хочу вами поделиться.

Собственно, искала я материалы по древнему славянскому наследию. А наткнулась на музыкальное произведение, написанное на стихи поэта XII века - рыцаря Генриха фон Морунгена (хотя автор музыки и исполнитель песни ошибочно приписывает сочинительство Фри́дриху фон Ха́узену, немецкому рыцарю, поэту периода раннего миннезанга, который жил чуток пораньше своего собрата по перу).
А звучит это произведение (разумеется, куртуазное) под аккомпанемент русских гуслей.



Голос отдалённый... [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, SvetВладимировна, Zirochka, Earl

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ксю
  • Ксю аватар
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Как бы захватить мир, пока санитары не увидели?!
Больше
16 Май 2020 13:40 #157 от Ксю
Ксю ответил в теме Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17
Последние строчки в ролике и тексте песни чуть отличаются, но это даже не важно. Очень атмосферное произведение.  :yes: Прям как-то сразу представляется.

Английский - простой, но очень трудный язык. Он состоит из одних иностранных слов, которые к тому же неправильно произносятся.(с)
Поблагодарили: Калле, Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
13 Июн 2020 19:35 - 14 Июн 2020 19:52 #158 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку", 13/31, upd 13.06.20
Дорогие мои читательницы! К сожалению, похоже, общая эпидемическая ситуация выбила из колеи нормальной жизни моих помощниц, и главу мне пришлось добивать в одиночестве. И потому прошу (и даже требую), если ваш внимательный взгляд наткнётся на какие-то несуразности, не замеченные моим замыленным взглядом (невзирая на все периоды "отдыха" между вычитками), не стесняйтесь, пишите. Всё учту и поправлю.

Приятного чтения!


Глава 12

Перевод и редактура: Москвичка
Огромная благодарность за разрешение моих сомнений и всяческие подсказки: Karmenn



Рожер выехал в Уилтон рано утром и добрался до дома незадолго до ужина. Один из пажей кинулся в женский солар известить Нелл, которая коротала там время с дамами. Нелл сбежала вниз по лестнице навстречу мужу.
– Как всё прошло? – с нетерпением обратилась она к нему, в то время как оруженосец, стоя перед огнём, распускал шнуровку хауберка Рожера. Слуги, готовясь к ужину, устанавливали столешницы на козлы.
Подошёл сэр Саймон, чтобы тоже услышать новости.
– Я признанный граф Уилтшира, – сказал Рожер.
Нелл выдохнула и улыбнулась. До этого момента она не понимала, как переживала из-за того, что что-то пойдёт не так.
– Это добрые вести.
Он послал ей в ответ слабую улыбку.
Рожер выглядел усталым. Нелл хотелось обнять его, ободрить. Однако она сдержала свой порыв. Слова Рожера в ту ночь заставили её опасаться подать супругу ложный намёк.
– Как идёт осада? – спросил Саймон.
– Все осадные машины стоят наготове, – с мрачным видом ответил Рожер. – Но, когда я был в лагере, туда прибыл епископ Винчестерский и посоветовал Стефану призвать к перемирию и отправить императрицу в Бристоль, к её брату Глостеру. Он сказал, что, осадой подвергая её опасности, вызовет восстание приверженцев Матильды и лучше запереть её на западе.
– Что? – вскричал Саймон.
– Я находился рядом и пытался убедить короля в том, насколько это неудачная мысль, но, по-моему, меня даже не слушали. Король не настолько хорошо меня знает, чтобы принимать советы. И я слишком молод. Дай боже, чтобы в его окружении нашлись люди, которые предостерегут от опрометчивого шага.
Нелл изо всех сил пыталась понять, о чём толковал Рожер.
– Король возьмёт в плен императрицу, если захватит замок? – спросила она.
Рожер посмотрел на неё:
– Да. В этом смысл осады.
– Что он сделает с ней, как только схватит? Заключит под стражу?
– Нет, – терпеливо объяснял Рожер, – это наверняка подстрекнуло бы её сторонников. Лучшее, что он может сделать, это отправить Матильду обратно к мужу во Францию.
Нелл нахмурилась:
– Но если он отправит её к брату, значит, будет война?
– Верно.
– Тогда ему не следует этого делать.
Рожер посмотрел на Саймона:
– Нелл, которая ничего не знает о политике, понимает это. Я надеюсь, что и король тоже понимает.
– Что слышно про Гая? – спросил Саймон.
Рожер мрачно поджал губы.
– Сбежал с Глостером. Думаю, он сейчас в Бристоле.
Саймон что-то пробормотал.
Оруженосец освободил Рожера от хауберка, и Нелл спросила:
– Не хочешь ли ты вымыться перед ужином, мой господин? Я прикажу слугам принести воду в наши покои.
– Да. Благодарю.
Он направился к лестнице, а Нелл сделала знак пажу и отдала распоряжения.

К ужасу большинства своих сторонников Стефан последовал совету брата-епископа и предоставил охрану императрице на пути в Бристоль, к единокровному брату. Стефан вывел свою армию наёмников из Арундела и направился в Уоллингфорд, где начал осаду замка, принадлежащего Бриану Фиц-Каунту.
Рожер послал гонцов к своим вассалам с приказом явиться в Уилтон и присягнуть ему на верность как новому графу.
– У нас будут гости, – предупредил он Нелл. – Проследи, чтобы на кухню наняли дополнительных работников.
Нелл отправилась поговорить со слугами, которые отвечали за кухню, кладовую и винный погреб, но обнаружила, что до неё здесь побывала леди Мейбл.
Нелл, к собственному удивлению, полностью вышла из себя. Поднявшись в солар, она встретила там леди Мейбл.
Супруга кастеляна распахнула бледно-голубые глаза, всем своим видом выражая удивление:
– Но я только пыталась помочь, миледи. Это великое событие, а вы не имеете никакого понятия о том, как устроить большой приём. Мы не хотим, чтобы Уилтон был посрамлён.
– Слуги прекрасно знают, что делать, – возразила Нелл. Она была в ярости. Нанесённое оскорбление окончательно разрушило её намерение попытаться наладить сотрудничество с леди Мейбл.
– Нет причин опасаться, что Уилтон будет посрамлён. Вы посягнули на моё место, присвоив себе право управлять моим домом. Я старалась быть с вами обходительной, леди Мейбл. Я могу понять, что вам должно быть трудно освободить место, которое вы так долго занимали. Но это уже слишком! Я не ребёнок – я леди этого замка. И я требую, чтобы вы относились ко мне соответственно моему положению.
Её трясло. Нелл не смогла бы припомнить, была ли она когда-либо настолько смелой, но гнев придал ей смелости.
– Я только пыталась помочь, – защищалась леди Мейбл. Она взглянула на окружающих дам. – Все здесь знают, что я всем сердцем болею лишь за благополучие Уилтона.
Все дамы согласно кивнули.
– Это так, леди Элеонор, – вступилась одна из них. – Леди Мейбл понимает, насколько важно, чтобы ваш муж предстал перед своими вассалами сильным правителем. Важно, чтобы всё прошло как надо.
– Ничего не случилось бы, если бы мне позволено было за этим проследить, – мрачно сказала Нелл. – В будущем, леди Мейбл, вы оставите мнé ведение дел в этом замке.
Глаза леди Мейбл превратились в холодный синий лёд:
– Если таково ваше желание, леди Элеонор. Мне жаль, что огорчила вас, пытаясь помочь.
«Вы не пытались помочь, вы пытались мне навредить», – подумала Нелл. Но вслух произнесла только:
– Хорошо, значит, мы поняли друг друга.
– Совершенно, – холодно ответила леди Мейбл.
Нелл развернулась и вышла из комнаты.
«Хотя Рожер уверен, что леди Мейбл будет мне помогать, – с горечью думала она, поднимаясь по лестнице в свою комнату. – Эта женщина – змея».
Её ярость несколько улеглась, когда она оказалась в безопасности окружающих стен своих покоев. Нелл выглянула в окно, и тут её вдруг пронзило осознание того, что она сама просто отгородилась от других женщин в этом огромном замке.

Рожер вошёл помыться перед ужином и нашёл её все ещё сидящей на кровати.
– Что произошло? – спросил он. – Ты выглядишь расстроенной.
Она собралась было всё рассказать, но подумала, что ему и так сейчас приходится нести немалое бремя забот, так зачем взваливать на него ещё и её собственные неурядицы. И потому ответила:
– Нет, ничего.
Он опустился рядом с ней на кровать. Нелл заметила, что его профиль стал более острым, чем обычно.
– У тебя что-то случилось? – тихо спросила она.
Он выдохнул:
– Мой отец. Я постоянно думаю о своём отце. Я отнял у него графство, и теперь он вернулся, чтобы заявить права на то, что считает своим. А я не могу нарушить клятву, которую дал деду – тому, кто позволил мне все эти годы верить, что мой отец мёртв.
На челюсти у него заходили желваки.
– Не знаю, смогу ли я когда-нибудь простить его за это.
Нелл старалась найти слова утешения.
– Это плохо, что дед обманул тебя, – согласилась она. – Но я уверена, он считал, что так будет лучше для тебя, Рожер. Наверное, он хотел, чтобы ты думал о нем как о своём отце и потому он никогда не говорил тебе правды.
Рожер закрыл глаза.
– Мой дед мёртв, а отец жив. У меня ощущение, будто весь мир перевернулся вверх дном.
Нелл не заметила, как её руки скользнули по плечам мужа:
– Не стоит так переживать. – Она прижалась щекой к его плечу – от шерстяной туники исходило тепло – и вдохнула знакомый запах. У неё сердце болело за него. – Ты ни в чём не виноват, Рожер, и я стану молиться за тебя, чтобы ты смог примириться с дедом и договориться с отцом.
Он обнял её.
– Спасибо, Нелл. Мне сейчас любые молитвы в помощь.
Какое-то время они молча сидели. Нелл чувствовала, как её ласка возвращает ему силы. Она могла бы долго так сидеть, но вот Рожер прервал молчание:
– Я рад, что поговорил с тобой.
– Жаль, что я больше ничем не могу помочь, – пробормотала она.
– Ты помогла. – Он взглянул на неё, сощурив золотистые глаза.
Нелл вздрогнула:
– Рожер…
Он наклонился и накрыл своими губами её. Она застыла, но потом начала расслабляться. Прикосновение его губ было очень приятным. Напряжение её отпустило, и Нелл ответила на поцелуй.
Наконец Рожер поднял голову.
– Понимаешь, – голос его звучал хрипло, – любовь между мужчиной и женщиной может быть очень приятной.
Внезапно на неё нахлынули воспоминания о том, что говорила ей мать. Любовные ласки – это не только поцелуи, а нечто гораздо более агрессивное. Отвратительное. И она отстранилась от него:
– Ты обещал дать мне время. Мы ведь совсем недавно поженились.
Он посмотрел на неё, снова сощурив свои золотистые глаза:
– Сколько тебе нужно?
– Ещё немного. – Нелл опустила взгляд на колени и принялась нервно мять платье. – Я всё сделаю. – Просто не...
– Хорошо, – мрачно сказал он. – Я обещал, что подожду, а я не тот человек, который забирает назад свои обещания. – Он встал. – Пойдём, пора на обед.
Нелл медленно поднялась вслед за ним. Она оттолкнула от себя всех дам в замке, и теперь оттолкнула Рожера, своего единственного друга.
Ах, если бы мать никогда не рассказывала ей про то, что происходит между мужчиной и женщиной в постели. Это была уродливая картина, которую она никак не могла забыть. Вся её скромность восставала против этой скверны.
Но поцелуй Рожера был приятен. Если бы только этим ограничивалась плотская любовь – объятиями и поцелуями! Тогда ей бы очень понравилось.

Потребовалось две недели, чтобы все вассалы Рожера посетили Уилтон и присягнули на верность. Последним прибыл сэр Хамфри Бувэ, владелец замка и поместья Клавер, недалеко от Малмсбери.
– В годы молодости Хамфри и ваш отец были друзьями, – сказал Саймон Рожеру. – Если он не захочет принести клятву верности, нам, возможно, придётся выступить против него.
Но Хамфри всё-таки пришёл, оправдывая свою задержку болезнью.
Хамфри Бувэ оказался худощавым мужчиной, ростом с Рожера, у него были чёрные с проседью волосы и блёкло-голубые глаза. Рожер пригласил его к ужину. За ужином после того, как был подан суп, хозяин завёл с гостем беседу:
– Насколько мне известно, ты знал моего отца.
Сэр Хамфри поднёс ложку ко рту и хлебнул супа.
– Да, я нёс здесь рыцарскую службу, когда Гай ещё жил в Уилтоне.
– Я никогда не встречал отца.
– Вы были совсем ребёнком, когда граф Уильям изгнал его, – осторожно ответил сэр Хамфри.
– Я ничего не слышал о том, почему его изгнали, – откровенно заявил Рожер. ¬– Ты знаешь причину?
Сэр Хамфри пожал плечами:
– О том, что Гай вспыльчив, было известно всем, но, насколько я знаю, за ним не водилось ничего, что могло бы оправдать приговор, который вынес ему граф Уильям. – Бувей хлебнул ещё супа. – Вы слышали, он вернулся с императрицей.
– Да, слышал. – Рожер стиснул нож. – Мой дед был честным человеком. Гай, должно быть, сделал что-то непростительное, из-за чего его пришлось изгнать.
Сэр Хамфри покачал головой. В его голосе слышна была едва заметная горечь, когда он ответил:
– Мне ничего неизвестно, милорд. Думаю, они просто не ладили, и как только вы родились, у сэра Уильяма появилась приемлемая замена сыну.
Рожер промолчал, и через минуту сэр Хамфри повернулся к сидевшему напротив человеку, который обратился к нему с вопросом. Рожер ел молча, перебирая в уме то, что услышал от сэра Хамфри. Совершенно очевидно, тот факт, что Гай наставил меч на своего отца, не был общеизвестным. Сколько же людей думало, как и сэр Хамфри, будто у Гая с отцом сложились плохие отношения? Сколько считало Гая законным графом?

Все вассалы уехали домой, и жизнь в Уилтоне потекла своим чередом. Рожер несколько раз брал с собой на охоту Нелл, и та обнаружила, что ей это занятие очень нравится. Если бы кто-то несколько месяцев назад сказал, что ей придётся по душе дикий галоп по лесу, она бы решила, что этот кто-то просто сошёл с ума. Нелл пока ещё старалась изо всех сил держаться за гриву лошади, но стремительность скачки вызывала у неё радостное возбуждение, а не страх, и Рожер гордился ею.
На первый взгляд её отношения с мужем оставались гладкими, однако Нелл заметила, что кое в чём Рожер изменился. Со своими рыцарями он вёл себя резче, чем обычно, и часто, казалось, еле сдерживался. Возможно, его беспокоят мысли об отце, но Рожер больше не заводил с ней речь о Гае. Ночью, ложась в постель, он сразу же гасил свечу, не пытаясь, как бывало прежде, поговорить, и при этом старался отодвинуться от неё как можно дальше.
Нелл было одиноко. Она отчаянно скучала по сестре Хелен и пролила немало слёз в уединении своей комнаты. Когда-то Рожер говорил, что постарается найти для неё компаньонок помоложе. Пора попросить его выполнить обещание.

Она нашла своего мужа на дальнем дворе замка, на стрельбище. Рожер наблюдал, как тренировались рыцари. Увидев Нелл, Рожер подошёл к ней, а рыцари удвоили свои усилия. Нелл с восхищением смотрела, как воины натягивают большие луки, посылая в цель стрелы, а те с глухим стуком врезаются в мишени. Все стрелы кучно располагались вокруг центров мишеней, прикреплённых к стрельбищным валам. Когда же выстрел кого-нибудь был менее удачным, чем выстрелы его товарищей, рыцари принимались свистеть и дразнить незадачливого стрелка, пока тот после очередной попытки не добивался лучшего результата.
– Сделайте выстрел, милорд, – выкрикнул один из воинов, когда все рыцари закончили. – Покажите миледи, насколько вы хороши.
Рожер взглянул на Нелл.
– Я с удовольствием посмотрю, как ты стреляешь, – с сияющими глазами сказала она.
– Где мой лук?
Один из рыцарей подбежал, держа в руках огромный лук.
– Можно мне посмотреть? – попросила Нелл.
Рожер протянул ей лук, и она провела рукой по гладкому дереву.
Сила лука милорда – сто пятьдесят фунтов , – гордо сказал Нелл один из рыцарей. – Это самый тугой лук в замке.
– Сто пятьдесят фунтов! – Нелл посмотрела на своего стройного мужа. – Ты сможешь его натянуть?
– Да, – ответил ей один из рыцарей. – Милорд очень сильный.
Рожер подошёл к линии стрельбы. Он постоял немного, опустив руки, а затем начал поднимать лук, сжимая рукоятку и натягивая тетиву до конца. Несколько мгновений он стоял в классической позе лучника: тетива с упёртой в неё стрелой оттянута до уха, и голова оказывается в обрамлении арки лука и тетивы. Наконец, Рожер спустил тетиву.
Стрела вошла в самое яблочко.
Остальные стрелы тоже воткнулись в срединный круг мишени, но ни одна – точно в центр.
Рыцари ликовали.
Рожер улыбнулся и повернулся к Нелл.
– Ещё! – просили рыцари.
Роджер покачал головой:
– Одного раза довольно. Продолжайте упражняться. Я хочу поговорить с леди Элеонорой.
Он взял её за руку и повёл обратно к замку.
– Ты искала меня?
– Просто кое-что хотела спросить. Да и неплохо прогуляться при такой чудесной погоде.
– А о чём ты хотела спросить?
– Мне нужно узнать, нельзя ли пригласить в замок несколько молодых женщин для службы моими придворными. Помнишь, мы говорили об этом раньше?
Рожер помолчал.
– Полагаю, я мог бы мог бы послать весточку своим вассалам, чтобы узнать, нет ли у них младших сестёр или дочерей, которые согласились бы приехать в Уилтон, чтобы служить тебе. Напомнила бы мне, когда они были здесь. Тогда я мог бы расспросить их.
– Я не подумала об этом.
– Навряд ли я избавлюсь от дам, которые уже здесь, Нелл. Они жили в Уилтоне ещё при молодости моего деда. Я знаю, что они стары и предвзяты, но...
– Я никогда не попрошу вас избавиться от них, – быстро сказала она. – Уилтон – их дом, и они имеют право находиться здесь до конца жизни. Я просто хотела бы добавить в наш круг дам помоложе.
– Признаюсь, было бы славно, живи здесь молодые женщины. Рыцари будут в восторге. Мы сто лет не танцевали в Уилтоне!
– Я думаю, что это будет даже полезно для пожилых женщин. Молодая кровь поможет оживить их.
Он посмотрел на неё.
– У тебя трудности с женщинами, Нелл? Леди Мейбл не помогает тебе?
Нелл не хотела обременять его дополнительными заботами, а потому просто пожала плечами.
– Ей не нравится, когда я вношу что-то новое. К примеру, она не может понять, для чего я хочу увеличить травяной сад. И возмущена, что я в нём сама руковожу работой. Но она меня не беспокоит, Рожер.
– Это хорошо, – сказал Рожер. Нелл улыбнулась ему. Он выглядел очень красивым, с блестящими под октябрьским солнцем тёмно-золотыми волосами и сверкающими золотистыми глазами.
С какой стороны ни посмотри, ей повезло с ним. При встрече с его вассалами её неоднократно пронзала мысль, что если бы она вышла замуж за одного из них, то была бы несчастна. Рожер был красив, и он был добр. Нелл всегда чувствовала себя счастливой, находясь в его обществе. И не могла отрицать того удовольствия, которое получала от его поцелуев. Нелл попросила бы его целовать её больше, не страшись она того, что должно последовать за поцелуями.
Если бы только чёрной тучей не нависала над ней эта консуммация брака!
Время, когда ей придётся уступить, уже на подходе.
«Скоро я исполню свой долг, – думала она. – Это сделает Рожера счастливым, а он заслуживает того, чтобы быть счастливым».
Внутри у неё всё сжалось.
– Благодарю тебя, милорд, за то, что выслушал меня, – сказала она, слегка запыхавшись.
– Я всегда рад тебя слушать, Нелл, – серьёзно ответил он. – А я позабочусь о том, чтобы найти тебе приближённых дам помоложе.



_________________________________________________________
Стрельбищный вал. При стрельбе по мишеням в Средние века стрелы обычно посылались в диск из белой бумаги или другой привлекающий внимание предмет. Эта мишень укреплялась в центре стрельбищного вала из плотно утрамбованного дёрна. Вертикальный стрельбищный вал из утрамбованной земли препятствовал потере стрел при стрельбе.
Стандартная площадка для стрельбы из лука по мишеням представляла собой два стрельбищных вала, соединённых между собой траншеей глубиной примерно 0,5 м. Стрелок перемещался по этой траншее вперёд и назад, выпуская стрелы сначала по одному стрельбищному валу, а затем по другому. С каждой стороны траншея была окружена покрытым дёрном пологим склоном, на котором располагались соперники и зрители.

Тренировка лучников. Псалтырь Латрелла, Британская библиотека, 1325-1340



Сила лука – это сила натяжения лука или вес, который потребовалось бы подвесить в центре тетивы, чтобы натянуть её на полную длину стрелы (для сравнения, современные луки требуют силу в 40—80 фунтов).

1 фунт = 453,5 г

Глава 14

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Mari Michelle, somiko, Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
14 Июн 2020 19:50 - 14 Июн 2020 22:27 #159 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Джоан Вульф "Дорога к замку", 13/31, upd 13.06.20
Глава 13

Перевод: Marigold
Редактура: Москвичка



Вечером, когда ужин закончился и столы были разобраны, Рожер спросил Нелл, не хочет ли она увидеть лесное озерцо к западу от Уилтона:
– Ты говорила, что не прочь выбраться из замка, а там очень красиво, это одно из моих любимых мест. Когда мне нужно подумать, я еду туда.
– С удовольствием посмотрела бы, – ответила Нелл, радуясь, что её спросили.
Рожер распорядился седлать лошадей, и они поехали вместе, по сжатым полям, окружавшим Уилтон, и через рощу. Рожер молчал. Нелл не стала тревожить его разговором, она прислушивалась к звукам леса: к шныряющим внизу белкам, шуму крыльев птиц, к шороху листьев. Тропинку перебежал кролик, и Гэвейн помчался за ним. Осенние листья, кружась, опускались на землю, вспыхивая яркими золотыми и рдяными красками.
Нелл вдохнула полной грудью пьянящий воздух и с лёгким удивлением поняла, что всем довольна.
«Благодарю тебя, Господи, за этот день».
Она увидела впереди, сквозь ветви, проблески воды, и очень скоро всадники оказались на берегу небольшого озера. Оно сверкало на солнце, как в зеркале отражая яркие краски леса.
– Ах, какое красивое! – выдохнула Нелл.
– Тут красиво всегда, но осенью – особенно.
На берегу Рожер соскользнул с коня и, повернувшись к Нелл, обхватил её за талию, чтобы спустить вниз.
«Какие у него сильные руки», – подумала Нелл. И вспомнила, как он натягивал лук.
– Пойдём сядем. Вон там есть удобное местечко.
Она пошла за ним к поваленному дереву, лежащему на каменистом берегу. Они сели лцом к воде, а Гэвейн побежал изучать опушку леса.
Рожер взял её за руку, и сердце Нелл застучало быстрее. Она вздохнула и обхватила пальцами твёрдую, мозолистую ладонь:
– Понятно, почему тебе нравится здесь. Это место – словно бальзам на душу.
Муж посмотрел на неё:
– Я знал, что ты это тоже почувствуешь.
Волосы его были такими же золотыми, как и листья. Нелл любила на него смотреть.
– Мне понравилось ездить верхом. Это так замечательно, что я могу доехать до разных мест.
– Из-за войны путешествовать трудновато.
Рожер опустил взгляд на их соединённые руки.
– Нелл, как тебе живётся здесь, в Уилтоне? Ты счастлива?
– Я всё ещё скучаю по сестре Хелен, – честно призналась она.
– Весной отправишься к ней собирать травы.
С посветлевшим лицом обернулась к нему:
– Правда, Рожер? В самом деле? Я могу поехать сама?
– Если дороги будут безопасными.
– Спасибо! – просияла Нелл.
Он провёл большим пальцем по костяшкам её пальцев, и Нелл почувствовала странную дрожь.
– Я хотел здесь обдумать, что мне делать с матерью.
Посерьёзнев, Нелл кивнула.
Рожер мрачно и беспокойно посмотрел на воду:
– Как ты думаешь, наверное, стоит написать и просить позволения навестить её?
– Да, стоит.
Последовала недолгая пауза.
– А что, если она ответит, что не желает меня видеть?
– Ты огорчишься.
Он поджал губы, по-прежнему не отводя взгляда от воды:
– Нелл, не знаю, хочу ли я так огорчаться.
– Я понимаю, – тихо сказала она. – И всё же думаю, что ей следуеть дать возможность объясниться.
В ответ Рожер сжал руку Нелл и обернулся к ней:
– Но зачем дед разлучил нас?
Прядь волос, сверкнув золотом, упала ему на лоб.
– Наверняка боялся, что она расскажет правду об отце, о том, что он жив.
Рожер медленно кивнул и снова повернулся лицом к озеру так, что она видела только его профиль.
– Конечно, может быть и так, что она просто не хотела меня видеть.
– Наверняка это не так, – попыталась успокоить мужа Нелл.
Вернулся Гэвейн и лёг у ног Рожера.
– Значит, ты считаешь, что нужно ей написать.
– Думаю, ей следует дать возможность объясниться, – повторила Нелл.
Рожер вздохнул:
– Ладно, я напишу. Отправлю гонца к ней завтра.
Снова воцарилась тишина. Нелл смотрела на длинные, перетянутые подвязками ноги рядом с её. Слушала тихий плеск воды. И покраснела, поняв, что хочет, чтобы Рожер поцеловал её.

Рожер отправил матери письмо, и через два дня пришёл ответ. Мать будет счастлива, если Рожер навестит её.
Взволнованный, он тут же бросился к жене. Они вернулись с охоты, и Нелл переодевалась в их покоях. Рожер вошёл в спальню в тот момент, когда служанка снимала с неё нижнее платье.
– Милорд! – удивлённо воскликнула Нелл. На ней была только длинная белая камиза, а косы спадали на плечи. Она была такой миниатюрной, что выглядела бы ребёнком, если бы не высокая грудь под тонким полотном.
– Я получил ответ от матери, – сказал он, пытаясь не выдавать слишком явно свою радость. – Она хочет повидаться со мной.
Лицо Нелл осветилось радостью:
– Ох, Рожер, это замечательно!
Поддавшись порыву, она пересекла комнату, чтобы обнять его. И тело, прижавшееся к нему, совсем не казалось детским. Он обнял её в ответ, вдохнул аромат волос, и всё его существо напряглось от желания.
Наконец Нелл отступила. Рожер неохотно разомкнул руки.
Она улыбнулась ему, личико её сияло от счастья. Как же она сейчас была прекрасна! Впрочем, она была прекрасна и тогда, когда бывала грустна.
– Я так рада за тебя.
«Не знаю, сколько ещё продержусь, – в отчаянии подумал Рожер. – Она не понимает, что делает со мной. Нужно что-то предпринимать, и срочно».
Он заставил себя вернуться к мыслям о матери.
– Интересно, как она выглядит. И о чём мы с ней будем говорить?
– Для начала ты можешь разузнать, не дедушка ли не давал вам встретиться все эти годы.
Взгляд Рожера, словно притянутый магнитом, вернулся к холмикам грудей Нелл под тонкой камизой. Он сглотнул.
– Знаешь, я ведь никогда раньше ей не писал. Мне это и в голову не приходило. Дед всегда так уверенно заявлял, что она знать меня не желает.
– Она тебе тоже не писала.
– Может, и писала, – возразил Рожер.
Они переглянулись.
– Что ж, скоро выяснишь, – сказала Нелл. – Когда ты поедешь в Киренчестер?
– Завтра.

Следующий восход солнца Рожер и его эскорт из пяти рыцарей встретили уже в пути. Туманным осенним днём они направлялись прямо на север, в Киренчестер – город, который находился в Глостершире, однако заявил о своей верности королю. Было тихо, слышался лишь топот копыт да временами позвякивание уздечки.
Рожер молчал, а рыцари не затевали разговора между собой из уважения к нему. В последнее время обычно добродушный господин был мрачен, и они приучились не раздражать его. Они ехали через лес, мимо деревенек и небольших городов, подвластных Рожеру. Туман придавал всему жутковатый вид – враг мог бы напасть неожиданно, потому рыцари держались настороже и внимательнее, чем обычно при таких поездках.
До Киренчестера добрались во второй половине дня. Во времена римлян город был вторым по величине в стране, но сейчас славился, главным образом, продаваемой здесь шерстью. Аббатство построили совсем недавно, но монастырь на другом конце города был старше.



Рожер назвал своё имя привратнице монастыря, и та вызвала настоятельницу. Приоресса усадила Рожера в приёмной своего дома и послала за леди Сесилией, после чего отлучилась.
Сердце Рожера громко стучало, мысли путались. «Что ей сказать? А вдруг она винит меня в том, что я не писал все эти годы? Что, если я ей не понравлюсь?»
Казалось, прошла вечность, прежде чем наконец открылась дверь и вошла женщина в коричневом одеянии монахини-бенедиктинки, но с непокрытой головой. С такими же золотыми волосами, как у Рожера. Он вскочил
– Рожер? – охрипшим от волнения голосом спросила женщина.
– Да, – ответил он. И робко добавил: – Мама?
– Боже мой! – она зажала ладонями рот. – Не думала, что доживу до этого дня.
– Дед всегда утверждал, что ты не желаешь меня видеть.
Не желаю тебя видеть?! – в голосе звучало потрясение.
– Так мне говорили.
Она протянула руки:
– Иди ко мне.
Он в два шага преодолел разделяющее их расстояние и оказался в её объятиях. Она крепко прижала его к себе, и он обнял её в ответ. Мать заплакала.
– Не плачь, мама, – неловко попытался утешить её Рожер, хотя у самого теснило от боли в груди и слёзы жгли глаза. – Всё хорошо.
Какое-то время она не разжимала рук, пытаясь успокоиться. Потом отступила на шаг:
– Дай посмотреть на тебя.
И глядела, а по щекам всё бежали слёзы.
Любой, увидев их вместе, сразу бы понял, что перед ним мать и сын. У него были её волосы и её глаза. Его точёные черты были мужской версией черт матери. Поразительно. Он всегда знал, что совсем не похож на деда, но не ожидал, что окажется почти полной копией матери.
Мать рассмеялась сквозь слёзы:
– Никто бы не усомнился, что ты мой сын.
– Никто, – дрогнувшим голосом согласился он. – В этом можно быть уверенным.
– Почему же ты приехал повидаться сейчас, после стольких лет?
– Дед умер. Я подумал, что просто напишу тебе и посмотрю, что ты ответишь.
– Лорд Уильям умер?
– Да.
– Мне почему-то казалось, что старик будет жить вечно, – покачала головой леди Сесилия. Потом посмотрела на сына и улыбнулась:
– Пойдём, сядем, и ты мне всё о себе расскажешь.
Она провела его к деревянной скамье у стены. Они уселись рядышком, и мать повернулась к нему.
«Она выглядит молодой. Ей уже почти сорок, но выглядит молодой», – подумал Рожер.
– Почему дед захотел разлучить нас? – с болью и недоумением спросил он.
– Лорд Уильям ненавидел меня, – с горечью ответила мать. – Вёл себя так, будто я соблазнила его сына, хотя на самом деле было ровно наоборот.
– Все эти годы дед позволял мне верить, что отец мёртв. – Я лишь несколько недель назад узнал, что он жив.
Она с изумлением распахнула глаза:
– Он сказал тебе, что Гай умер?
– Да.
– Лорд Уильям считал, что может править целым миром, – сердито проговорила леди Сесилия. – И неплохо справлялся. Он сослал Гая во Францию, а меня – в монастырь. Судя по всему, ему удалось изолировать ещё и тебя.
Рожер провёл пятернёй по волосам, отчего несколько прядей упали на лоб. Он отвёл их назад:
– Не понимаю, почему дед хотел, чтобы я считал, будто отца нет в живых.
– Кто знает, что было на уме у лорда Уильяма? Для него Гай был всё равно что мёртв. Видимо, хотел, чтобы и для тебя он тоже был мёртвым.
В её голосе звучала приятная хрипотца. Леди Сесилия была по-прежнему очень красива. Легко было понять, почему отец влюбился в неё.
– Ты не получала никаких известий от отца? – спросил Рожер.
– Нет. За все годы, что я провела в монастыре, мне не писал никто, только одна из моих сестёр.
В голосе матери звучала застарелая горечь.
– Я всегда думал, что ты сама решила оставить меня и уйти в монастырь.
Она сухо рассмеялась:
– Лорд Уильям запер меня здесь сразу, как выслал Гая во Францию. Как только ты родился и он получил себе наследника, мы оба стали только мешать.
– Прости, мама, – беспомощно произнёс Рожер. – Мне так жаль. – Он потянулся к её руке. Она, протянув в ответ свою, крепко сжала его ладонь. – Если ты не хотела здесь оставаться, почему не вернулась домой, к своей семье?
– Мой отец – вассал лорда Уильяма, а я всего лишь младшая дочь. Они были только рады, что монастырю за меня заплатил лорд Уильям.
Рожер склонил голову и глухо произнёс:
– Я любил деда. Он так хорошо ко мне относился. Тяжело слышать о нём такое.
– Он был в бешенстве, когда Гаю пришлось жениться на мне. Наш мезальянс перечеркнул его большие планы на сына. Все стремления твоего деда были связаны с династией Рошей. А Гай всё испортил, взяв меня в жёны.
– Ты знаешь, почему дед выгнал отца?
– Как-то в порыве гнева Гай обнажил меч против графа Уильяма. Но он ни за что не нанёс бы удара! Никогда не причинил бы вреда своему отцу.
– Он потом убрал меч?
– Да, убрал. Не было никакой опасности! И причины ссылать Гая из-за того, что он на секунду вспылил, тоже не было.
Она покачала головой, словно пытаясь прояснить мысли, и сжала руку Рожера:
– Но расскажи же о себе.
– Ну... – начал он. – Я женился.
– Да? И кому из девушек так повезло?
– Элинор де Бонвиль, единственной дочери графа Линкольна.
Сесили приподняла идеально очерченные брови:
– Кажется, лорду Уильяму удалось устроить династический брак для внука, раз уж с твоим отцом не получилось.
Рожер уставился на носки своих башмаков:
– Когда отец Нелл умрёт, я унаследую графство.
И пондял взгляд на мать, посмотреть, как она воспримет эту новость.
Леди Сесили улыбнулась:
– Тогда ты станешь дважды графом.
– Да.
– Лорд Уильям, верно, был в восторге, – в её голосе звучало осуждение.
– Мама... – неуверенно произнёс Рожер.
Её глаза снова наполнились слезами:
– Мама... Как долго я ждала, чтобы услышать от тебя это слово.
Он сглотнул. Потом сумел выговорить:
– Слыхала ли ты, что отец вернулся в Англию?
Она замерла:
– Нет.
– Он вернулся с императрицей. Именно известие о его возвращении убило деда.
Она выпростала из его ладони свою и закрыла лицо руками.
– Гай вернулся, – сказала она дрожащим голосом.
– Да. Он сбежал из замка Арундел вместе с графом Глостерским и сейчас в Бристоле. Похоже, императрица обещала ему за поддержку графство Уилтшир.
Мать опустила руки.
– Не могу поверить.
– Это правда.
– Что ты собираешься делать?
– Я пообещал деду на его смертном одре, что не позволю Гаю получить графство. – Рожер вскинул подбородок. – И сдержу обещание. Меня поддерживает сам король.
Она повернулась к нему:
– Не сражайся с Гаем, Рожер! Он грозный боец. Его никто никогда не мог одолеть.
– Я и сам неплох.
– Ты с ним не справишься. Никто не может.
– Я не собираюсь воевать с ним, мама. Собираюсь просто удержать своё.
– Боже мой! Гай вернулся в Англию.
– И ты за эти годы ни весточки от него не получала? – снова спросил Рожер.
– Нет. Я же сказала тебе: мне никто не писал, кроме одной из моих сестёр. Это она рассказала мне, что Гай осел во Франции и живёт там за счёт доходов, получаемых от участия в турнирах.
– Я не знал, – удивлённо сказал Рожер. – Все эти годы я ничего не знал.
– Пожалуйста, будь осторожен. Гая не стоит недооценивать.
– Он связался с императрицей, а я не думаю, что у неё есть хоть какая-то надежда отобрать власть у Стефана.
– Я в этом ничего не понимаю.
Рожер сменил тему:
– Мама, ты счастлива здесь? Или предпочла бы вернуться со мной в Уилтон? Мне бы хотелось, чтобы мы жили вместе.
По лицу матери опять потекли слёзы:
– Ах, Рожер, как ты добр!
Ему самому пришлось сморгнуть слёзы:
– Я пренебрегал тобой слишком долго. Если бы мне только пришло в голову написать тебе!
Она похлопала его по руке:
– Не казнись. Твой дед наверняка перехватил бы мой ответ.
– Я сказал то, что думаю. Я готов немедленно забрать тебя в Уилтон, если хочешь.
Леди Сесилия одарила его дрожащей улыбкой:
– Думаю, сначала тебе следует поговорить с женой.
– Нелл будет рада принять тебя. Я знаю, что так и будет. Именно она предложила первым делом написать тебе.
– И всё же я бы предпочла, чтобы ты посоветовался с ней. Рожер, всё пройдёт спокойнее, если она будет ждать меня и подготовится к встрече.
Он начал было спорить, но она прервала его:
– Поверь мне, так будет лучше.
Он вздохнул:
– Хорошо. Если ты так хочешь.
– Да.
– Прости, мама, – с чувством произнёс Рожер. – Прости, что пренебрегал тобою все эти годы. Прости, что тебе пришлось жить в монастыре, где тебе не нравится.
Она погладила его по щеке:
– В этом нет твоей вины. Здесь добры ко мне, но я чувствовала себя словно погребённой заживо. Я не создана для монастыря и буду рада покинуть его. Но я хочу, чтобы сначала ты заручился согласием жены.
– Я скоро приеду и заберу тебя отсюда.
Мать ответила сияющей улыбкой:
– Я так рада видеть тебя, Рожер.
– А я – тебя.
Он возвращался в Уилтон, распираемый радостью, ему не терпелось обо всём рассказать Нелл.



_________________________________________________________
Киренчестер (Сайренсестер). Место, где сейчас находится город Киренчестер (Сайренсестер), первоначально было заселено добуннами — одним из кельтских племен. В I веке н.э. на остров пришли римляне. Историки считают, что добунны не очень сопротивлялись приходу римлян и сотрудничали с ними, перенимая их порядки и подчиняясь их правилам. Римляне значительно «цивилизовали» эту территорию, построив город, который назвали Кориниум (Corinnium Dobunnorum). В конце III века н.э. и до ухода римлян в начале V века город был столицей римской провинции Первая Британия. В городе были спроектированы прямые улицы. Примечательно, что улицы, заложенные римлянами, до сих пор организуют центр города. В городе, обнесённым крепостной стеной, было четыре въезда. Один из въездов (т.е. ворота) был раскопан в парке аббатства. За городской стеной находился римский амфитеатр, который только частично исследован археологами.
В средние века культурным и социальным центром Киренчестера (Сайренсестера) было аббатство св. Марии, в котором служили монахи-августинцы.
Аббатство было основано в начале XII века королём Генрихом I – младшим сыном Вильгельма Завоевателя. Через почти 60 лет аббатство было освящено королём Генрихом II, который не был родственником предыдущего Генриха, однако долго воевал с его племянником, но всё же был больше французом, чем англичанином. А в 1509 году английский престол занял Генрих VIII, который упразднил монастыри и аббатства и, более того, даже разрушил некоторые из них до основания. Так случилось с аббатством св. Марии в Сайренсестере в 1539, от которого остались только ворота. На месте аббатства сейчас разбит красивый парк, в котором приятно гулять даже в пасмурную погоду. Контуры разрушенного здания выложены плитками, так что посетители парка могут составить представление о размерах аббатства.
Рядом с аббатством, тоже в XII веке, была построена приходская церковь. По крайней мере, такие важные части церкви, как неф и алтарь датируются XII веком.

Приоресса – женщина, глава женского монастыря, уступающая по авторитету лишь аббатисе.



Продолжение следует.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Mari Michelle, somiko, Kira

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.