САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17

Re: Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17 22 Июл 2017 20:28 #151

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 403
  • Спасибо получено: 1523
  • Репутация: 29
Глава 11

Перевод и редактура: Москвичка
Огромная благодарность за вычитку, проверку перевода и всяческие подсказки: Karmenn





Похороны состоялись в церкви Уилтона на следующий день после смерти лорда Уильяма. Гроб с телом графа стоял на возвышении в центральном нефе храма, все скамьи в котором были заняты: попрощаться с покойным пришёл каждый обитатель замка, от Рожера до последней судомойки.
Несмотря на ночное бдение у тела деда, Рожер не чувствовал ни капли усталости, когда слушал отца Ральфа, читающего знакомую латынь мессы.
«Как вы могли скрывать от меня правду об отце? – думал Рожер, глядя на гроб. – Все эти годы вы заставляли меня думать, что мой отец умер, когда на самом деле он был жив. Почему вы так поступили? Как вы могли позволить узнать мне правду вот так?»
Рожер размышлял о последних словах деда и об обещании, которое тот вырвал у него.
«Дедушка считал, что мой отец вернулся предъявить права на графство. Что, если это правда?»
Его мучил вопрос, что могло заставить деда лишить наследства своего единственного сына, и что такого совершил отец, чтобы дед так поступил?
Священник повернулся к прихожанам и протяжно произнёс:
Dominus vobiscum.
Et cum spiritu tuo, – подхватили алтарные служки.
Прихожане встали.
Рожер посмотрел на гроб.
«Теперь я граф», – подумал он.
Рожер готовился к этой роли всю жизнь и не боялся принять на свои плечи бремя власти. Но его отец был ещё жив. Его отец вернулся в Англию.
«Что всё это может значить? – думал он. – Что замыслил мой отец?»
Он опустил взгляд на Нелл. Жена макушкой ровнёхонько достигала его губ. «У меня есть Нелл. По крайней мере, я не совсем одинок».

Поминки проходили почти в полном молчании. Рожер не мог проглотить ни крошки из тех яств, что стояли перед ним. Единственные слова, которые он произнёс, были обращены к Симону Эверарду:
– Мы должны поговорить.
Симон побледнел и склонил голову:
– Да, мой господин.
– Идём со мной наверх, – позвал Рожер кастеляна, когда трапеза, наконец, подошла к концу. Они оба покинули зал, Симон брёл немного позади Рожера, следуя к лестнице, ведущей в покои молодого господина. Когда они вошли в солар, Рожер указал Симону на одно из кресел с высокой спинкой, а сам занял другое. Ставни были открыты, чтобы впустить свет холодного октябрьского дня. Жаровня не горела.
– Расскажи мне о моём отце, – сказал Рожер.
Старик вздохнул.
– Мой господин, я никогда не одобрял этот обман, но ваш дед настоял на своём.
– Почему он так поступил? Что сделал мой отец, чтобы его отлучили, предали забвению, как отрезали?
Симон снова вздохнул, и этот вздох был тяжелее прежнего.
– Гай с самого рождения доставлял неприятности. Не признавал над собой ничьей воли. Даже в детстве частенько презирал её.
– Некоторые мальчишки просто от природы непослушны, – сказал Рожер. – Мне довелось наблюдать это у некоторых оруженосцев. Но они взрослеют.
– Гай был больше, чем непослушным. Он всегда поступал по-своему. Думал, что мир вращается вокруг него. И чем старше становился, тем становился хуже. Они с лордом Уильямом всегда были не в ладах.
– Но что он сделал? – Рожер упорно двигался к цели.
Симон нервно провёл руками вверх и вниз по подлокотникам кресла и, избегая внимательных глаз Рожера, отвёл взгляд к холодной жаровне.
– Во-первых, он соблазнил одну из замковых дам и наградил её ребёнком. Она была под защитой лорда Уильяма, и тот не мог закрыть глаза на такое дело и отправить леди домой. Гай вынужден был жениться на ней, и это привело лорда Уильяма в ярость. Он задумывал устроить для сына грандиозный династический брак.
Они немного помолчали.
– Это была моя мать? – тихо спросил Рожер.
– Да.
Рожер снова помолчал, а потом спросил:
– Это всё, что он сделал?
– Нет. – Симон сжал губы и снова обратил взгляд к Рожеру: – Он поднял меч на лорда Уильяма.
У Рожера резко перехватило дыхание.
– Они, как обычно, спорили, и Гай обнажил меч и приставил его к горлу лорда Уильяма. Мы все это видели.
– Он не посмел бы большего!
– Кто знает! Когда Гай приходил в ярость, он был способен на всё. К счастью, я стоял сзади и, вытащив свой собственный меч, приставил его к спине парня. Я сказал, что если он не бросит меч, я проткну его.
Повисла напряжённая тишина.
– И тогда мой дед прогнал его?
– Нет, прежде он подождал, пока не родились вы.
Рожер нахмурился.
– Но что это изменило?
Симон ответил просто:
– Лорд Уильям получил наследника – вас. Помимо Гая.
Рожер помрачнел.
– Где мой отец, – он с трудом выговорил эти слова, – находился все эти годы?
– Во Франции. Будучи грозным бойцом, он снискал славу на турнирах. Как и вы, он всегда был лучшим рыцарем в замке. И, как и вы, он вожак. Мужчины легко, как само собой разумеющееся, поступали по его слову. Он стал бы отличным графом, если б не его нрав.
Рожер медленно покачал головой:
– Я не понимаю, почему дедушка позволил мне верить, что он умер?
Симон немного наклонился вперёд:
– С вашим рождением у лорда Уильяма будто открылось второе дыхание. Он поклялся, что воспитает из вас истинного наследника. – Симон наклонился немного ближе: – Вы подарили ему много радости, Рожер. Вы такой же одарённый рыцарь, каким был и Гай, но вы не унаследовали отцовский нрав. Вы добры, вы заботитесь о ваших людях. Лорд Уильям так гордился вами!
– Но я всё же не понимаю, почему он не мог мне рассказать!
– Я не знаю ответа на этот вопрос, мой господин. Я могу лишь сказать, что лорд Уильям принял решение и обязал всех нас сохранить тайну. Мне жаль, что правда так потрясла вас.
Рожер помолчал с минуту, а затем спокойно спросил:
– Как ты думаешь, мой отец вернулся, чтобы потребовать Уилтон?
– Да. Императрица, видимо, обещала ему графство в случае победы над Стефаном.
– Боже мой, – с чувством произнёс Рожер.
– Простите, что всё это разом на вас свалилось. Я думаю, что ваш дедушка хотел однажды рассказать вам об отце, но никак не мог найти подходящего времени.
– Мне двадцать два года! – воскликнул Рожер. – Чего он ждал?
Симон вздохнул.
– Не знаю, мой господин.
Рожер взъерошил волосы, что делал, только когда бывал глубоко огорчён.
– Гай не мог прийти со сторонниками. Со Стефаном прибыло только сто сорок рыцарей.
– Я думаю, что вы сразу должны отправиться к королю, мой господин, и принести ему клятву верности как граф Уилтшир. Лучше получить признание титула, прежде чем это сделает другой.
– Стефан не отдаст графство Гаю! – резко произнёс Рожер.
– Нет, Гай стоит за императрицу. Но я ему не доверяю, господин мой. Он обладает даром красноречия и может быть очень убедительным. Он опасный человек, мой господин. Никогда не забывайте об этом. Убедитесь в том, что графство ваше.
– Король осадит замок Арундел. Возможно, моего отца схватят и вышлют обратно во Францию.
– Это было бы лучше всего для всех нас, – горячо сказал Симон.
– Спасибо, Симон.
Понимая, что пора удалиться, Симон встал:
– Мне очень жаль, мой господин, что вам пришлось узнать всё таким вот образом.
– Да, – мрачно ответил Рожер. – Мне тоже.

В ту ночь в постели Рожер рассказал Нелл обо всём, что узнал от Симона.
– Я не понимаю, о чём думал дед, – закончил он. – Почему он просто мне не сказал?
– Наверное, не хотел, чтобы ты беспокоился, что кто-то может предъявить права на графство, – Нелл сидела, опершись на подушки и натянув одеяло до подбородка.
Рожер не ответил. Он оставил полог приоткрытым, и свет свечи позволял им с Нелл видеть друг друга.
– Или, возможно, он не хотел, чтобы ты разрывался между преданностью ему и твоему отцу, – высказала ещё одно предположение Нелл.
Рожер медленно произнёс:
– Мне интересно, если это так, почему он не послал меня на обучение в другое благородное семейство. Просто он не хотел, чтобы я узнал, что мой отец не умер.
– Может быть.
– Я хотел бы встретиться с ним, Нелл, – голос Рожера звучал напряжённо. – Я знаю, Симон не одобрит, но я хотел бы встретиться. Отец был вспыльчив, будучи мальчиком. Но с тех пор он мог измениться, теперь он мужчина.
– Может быть, – повторила Нелл.
– И моя мать... все эти годы она была вдали от мужа.
– Я удивлена, почему он никогда не посылал к ней.
– Нельзя таскать жену по турнирам. Турнирами он зарабатывал себе на жизнь.
– Интересно... – протянула Нелл. – Как ты считаешь, возможно, твой дедушка намеренно держал тебя вдали от матери?
Рожер посмотрел на неё:
– Что ты имеешь в виду?
– Понимаешь, то ли она не хотела тебя видеть, то ли лорд Уильям не допускал ваших встреч.
– Боже мой, – протянул Рожер, задумавшись над такой возможностью.
– Стоило бы это выяснить.
– Нелл... – сдавленно произнёс он. – Я так сильно любил дедушку, а сейчас меня переполняет злость на него.
Она нашла его руку и успокаивающе накрыла её ладонью:
– Это естественно. Он скрыл от тебя очень важные вещи. И позволил обнаружить правду таким ужасным образом. Можно любить и в то же время ненавидеть. Я злилась на сестру Хелен и мать-настоятельницу, но всё же не переставала их любить.
Рожер крепко стиснул её руку в ответном пожатии.
– Симон говорит, что я должен отправиться к Стефану и принести присягу ради графства.
– Наверное, это хороший совет.
– Я хочу быть графом. Это то, для чего меня растили.
– Ты и будешь графом. Твой дедушка был в своём праве, выбирая преемника, и он выбрал тебя. Ничего не изменилось.
Они надолго замолчали.
– Я отправлюсь к Стефану, – наконец решил Рожер.
Она свободной рукой похлопала их сжатые руки, и он медленно ослабил хватку. Нелл, поправив подушку, чтоб было поудобнее, улеглась под одеялом.
– Тебе нужно поспать, – сказала она. – День выдался утомительным, столько переживаний.
– Нелл... – позвал он.
– Что? – Она подняла на него простодушный взгляд. Рожер смотрел на нежные линии скул, длинную стройную шею, и его вдруг обожгло желание коснуться их поцелуем. Желание зацеловать её. Желание погрузиться в неё и найти утешение и освобождение. Она была его женой. Впервые он пожалел о своём обещании быть с ней терпеливым.
– Я хотел бы любить тебя.
Она была так близко, что он чувствовал, как она напряглась.
– Рожер... – придушенно произнесла она. – Наверное, я ещё не готова.
Он пытался дышать медленно, говорить спокойно:
– Думаю, мы уже достаточно хорошо узнали друг друга. И мне кажется, что мы стали друзьями. Это может быть очень красиво, Нелл. Позволь мне показать тебе.
– Пожалуйста. – Он услышал, как она сглотнула. Услышал напряжённость и дрожь в голосе. – Можем мы просто немного подождать? Пожалуйста, Рожер?
Тишина натянулась между ними.
А потом он мрачно произнёс:
– Ладно. Если ты этого хочешь.

Рожер приехал в лагерь короля Стефана, к замку Арундел, в конце дня. Король привёл всю свою армию, вместе с осадными машинами, чтобы захватить императрицу, находившуюся за стенами замка вместе с мачехой, Аделизой Лувенской.
Стефан принял Рожера у себя в палатке, просторной и удобной, в присутствии двух рыцарей.
– Ваша милость, – Рожер преклонил колено. – Я принёс печальную весть. Мой дед, граф Уилтширский, скончался три дня назад.
Король, крупный красивый светловолосый мужчина, с состраданием посмотрел на Рожера:
– Мне жаль это слышать. Ты можешь встать. – Рожер поднялся на ноги. – Ведомо ли тебе, что твой отец был одним из рыцарей, примкнувших к Матильде?
– Да, ваше величество. Мы получили ваше известие.
– Он сбежал вместе с Робертом Глостером, ¬– с горечью сказал король. – Едва пристав к берегу, двенадцать рыцарей двинулись в путь, оставив императрицу позади. Мне сообщили, что по пути Глостер встретился с Брианом Фиц-Каунтом, который предложил ему свою преданность и замок Уоллингфорд.
– Я не удивлён, – медленно произнёс Рожер. Глостер был опасным противником в этой войне. Без него у Матильды не было бы последователей.
– Они едут на запад, в Бристоль, где собираются сторонники Глостера.
– Граф Глостерский может быть волен в своём выборе, ваше величество, но у вас есть императрица, – решительно сказал Рожер. – Арундел – сильная крепость, но в конце концов она падёт. Глостеру нужна императрица, чтобы узаконить его мятеж.
– Да, – согласился Стефан. – Так и есть.
Рожер продолжал:
– Уилтшир лежит между Глостером и подвластными вам, ваше величество, восточными графствами, и я здесь, чтобы поручиться, что до тех пор, пока я граф, графство Уилтшир останется преданным вам.
Стефан, сидя в кресле с высокой спинкой, наклонился вперёд:
– Ты очень молод, Рожер. Готов ли ты к огромной ответственности за графство во время войны?
– Да, ваше величество, – без колебаний ответил Рожер. – Дедушка готовил меня с детства к тому, чтобы принять графство. И могу заверить вас, пока графство Уилтшир находится под моей рукой, оно будет стоять за своего короля.
– Могу ли я рассчитывать на войско Уилтшира, если призову?
– Да, ваша величество. – Роджер твёрдо встретил взгляд голубых глаз короля.
Король обратился к двум рыцарям у входа:
– Подайте мне мой меч.
Один из рыцарей протянул огромный королевский меч.
– Будьте свидетелями, – приказал Стефан, а затем вручил меч Рожеру: – На колени.
Рожер опустился на колени, и король встал:
– Рожер де Рош, клянёшься ли ты мне в верности как своему королю?
Рожер держал перед собой меч как крест, концом вниз:
– Присягаю на верность тебе, Стефан, король Англии. Клянусь служить верой и правдой, грудью защищать, а когда потребуется, отряжать собственное войско в твою армию.
Король накрыл ладонью обнажённую голову Рожера.
– Я принимаю твою преданность, Рожер де Рош, и нарекаю тебя графом Уилтширским. – Он протянул руку, и Рожер её поцеловал.
В этот момент в палатку вошёл ещё один рыцарь.
– Ваше величество, – обратился он к королю, – епископ Винчестерский только что въехал в лагерь.
Генрих Блуаский, епископ Винчестера, был братом Стефана.
– Приведите его ко мне, – приказал Стефан.
Вскоре высокий изысканно-изящный епископ вошёл в палатку короля. Братья поприветствовали друг друга. Рожер, скрытый в тени шатра, превратился в слух. Его деду не доводилось иметь каких-либо дел с епископом Винчестерским.
Епископ сразу приступил к делу.
– Я пришёл, чтобы сообщить вам, брат, что императрицу нужно пропустить к её брату, Глостеру, в Бристоль.
«Нет! – мгновенно подумал Рожер. – Это было бы большой ошибкой».
– Зачем? – удивился Стефан. – В Арунделе она у меня в ловушке. Почему я должен позволить ей уйти?
– Как только распространится известие о том, что императрица в опасности, множество дворян непременно восстанут против вас. Вы побуждаете к мятежу, брат. Да и осада замка свяжет вас на несколько месяцев. Арундел будет взять нелегко. Только подумайте, что вместе со своей армией натворит Глостер, пока вы сидите здесь, под Арунделом.
«Мятежа не будет вообще, – с яростью думал Рожер. – Крайне безрассудно выпустить её. Захватить и отправить обратно во Францию. Вот как надо поступить».
– Я никогда не рассматривал это под таким углом, – сказал Стефан.
«Он не может слушать этот вздор!» – Рожер был в недоумении.
Между тем епископ продолжал:
– Вы же не хотите подтолкнуть к тому, чего пытаетесь избежать.
Больше Рожер молчать не мог. Он выступил вперёд.
– Ваше величество, – решительно заговорил он, – вряд ли возможно, чтобы многие бароны рискнули бы лишиться своих земель и жизни просто из приверженности к императрице. Почти все они однажды уже отреклись от неё, признав вас королём. Если кто-то предполагает выступить против, он сначала подождёт, чтобы увидеть, сколько лордов уже поднялось за императрицу. И не многие лорды так поступят. У вас есть прекрасная возможность захватить императрицу сейчас и отправить её обратно во Францию. Не отказывайтесь от этого!
Епископ презрительно повёл патрицианским носом.
– Кто это?
– Рожер де Рош. Его дед умер, и я только что провозгласил де Роша графом Уилтширским.
– Милорд Уилтшир, вы очевидно молоды и решительны, но вы ошибаетесь. Отправив Матильду на запад, мы сможем загнать её в западню и запереть там.
– Она уже в западне здесь, в Арунделе, – твёрдо сказал Рожер. – Мы будем глупцами, если позволим ей уйти.
Епископ побагровел:
– Вы называете меня дураком, молодой человек?
«Или дурак, или предатель». Но вслух Рожер произнёс:
– Нет, милорд.
– Однако прозвучало это именно так.
Король остановил перепалку:
– Я считаю, что мы можем извинить вас, граф Рожер.
– Да, ваше величество, – мрачно ответил Рожер.
Из палатки он вышел в смятении.
«Стефан не настолько глуп, чтобы позволить императрице уйти. Глостер ничто без неё!»
Он несколько минут одиноко стоял, взирая на грозные стены замка Арундел и думал: «Ты у нас в руках. Молю, Господи, открой глаза Стефану и не позволь тебя потерять».



_________________________________________________________
Dominus vobiscum (лат.) – Господь с вами.

Et cum spiritu tuo (лат.) – И со духом твоим.




Продолжение следует.
Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Калле, ninych, Mari Michelle, Ginger, somiko, Лемниската, natalymag, Earl, пайпер, Kira, Maxy

Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17 02 Авг 2017 10:40 #152

  • natalymag
  • natalymag аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 175
  • Спасибо получено: 76
  • Репутация: 3
Спасибо за новую главу! :ura: :lublu:
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17 02 Авг 2017 11:04 #153

  • Калле
  • Калле аватар
  • Не в сети
  • Кавайный элемент
  • Сообщений: 2828
  • Спасибо получено: 10085
  • Репутация: 69
Девушки, мну скучала) Рада, что стойкие солдатики еще остались) Мерси)
Save a Tree, Eat a Beaver
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Джоан Вульф "Дорога к замку", 12/31, upd 22.07.17 15 Авг 2017 09:50 #154

  • somiko
  • somiko аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 69
  • Спасибо получено: 13
  • Репутация: 0
Огромное спасибо за продолжение! :frower:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.317 секунд