САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Бетани Брукс "Её идеальный граф", 19/21, upd. 14.04.18

Больше
08 Фев 2015 20:20 #106 от Magic
Magic ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 10/21, upd. 06.02.15
Йоооууу :flirty1: теперь жду,как Эсми после всего сказанного завалит графа  :lol: Спасибо за перевод! И с прошедшим Днем Рождения  :party:
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
11 Апр 2015 16:58 - 11 Апр 2015 16:59 #107 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 10/21, upd. 06.02.15
Команда просит прощения у читателей за задержку выкладки перевода. Наши встречи возобновятся после майских праздников. Не покидайте нас.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Georgie, ninych, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
10 Май 2015 20:36 - 30 Апр 2017 17:14 #108 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Глава 10

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка
Неотложная помощь и выведение из ступора редактора: Karmenn


Замешательство на лице Эсмеральды лишь удвоило тревогу, теснившую грудь Джулиана. Никогда ещё он не раскрывал своей тайны кому-то другому, не говоря уже о прислуге, однако Эсмеральде удавалось добиваться от него самых неожиданных поступков. Он ждал от неё осуждения, понимая, что её отношение было для него важнее, чем мнение любого пэра королевства. Но она оставалась неподвижной, и беспокойство Джулиана нарастало. Пытаясь подавить разочарование, он сказал:
— Простите меня, сударыня. Вы ничем не заслужили подобных откровений. С моей стороны было неподобающим изливать их на вас. — Сухие слова вежливости не скрыли надрыва в голосе. Джулиану хотелось поскорее покинуть общество мисс Фортуны. Несвойственное ему обычно чувство стыда не слишком заботило Эшфорта, однако невыносимо было переминаться тут с ноги на ногу, словно провинившемуся ребёнку. — Я вас оставлю. Вы не пожелаете теперь оставаться в моей компании, — и зашагал к двери.
— Если бы мне хотелось избежать откровений, милорд, я не стала бы в темноте бродить по дому. — Негромкие слова, прозвеневшие в тиши ночи, заставили его остановиться. Едва осмеливаясь вздохнуть, Джулиан повернулся к Эсми. В мягком свете лампы она была подобна божественной Афродите, сошедшей с Олимпа. Нет, не Афродите. Скорее, Афине, богине мудрости. Несмотря на кажущуюся хрупкость, ему было несложно представить её со щитом и копьём в руках. Она была в своём роде воительницей.
Слова Эсми заронили в его душе семена мучительной надежды.
— Вы не обязаны терпеть все мои выходки, мисс Фортуна, только потому, что находитесь у меня в услужении.
— И вы бы освободили меня от обязательств, наложенных на остальных слуг, милорд? — Серые глаза, сверкнув лукавством, ещё сильнее стянули невидимые путы вокруг его сердца.
— Где же ваше потрясение, сударыня? Ваше отвращение? Сейчас самое время проявить чувствительность. — Он хотел, чтобы она оскорбилась. Если она выразит готовность понять, а потом откажется, он вынесет.
— Милорд, если бы я намеревалась негодовать над несовершенствами этого дома, я бы уже давно это сделала. — В глазах её по-прежнему читалось волнение, однако в решительно сжатых губах ничто не указывало на отвращение.
— Ваше мнение обо мне изменилось бы. — Ему казалось, все его члены задеревенели.
— Это случилось бы не впервые. — Эсмеральда изучала его, и Джулиану это не было неприятно, хоть он и боялся спросить, что она хотела сказать своими последними словами.
— Теперь вы будете смотреть на моих детей совсем по-другому. — И это было самое худшее. Какое бы беспокойство она не причиняла ему, детям она понравилась, как ни одна гувернантка из тех, что у них уже перебывали. Он с ужасом думал о том, каково им будет лишиться её расположения.
Эсми расправила плечи уже знакомым и ставшим столь притягательным для него движением.
— Я буду по-прежнему видеть пятерых детей, которым отчаянно нужны дисциплина и порядок. А также пятерых детей, которым очень нужен отец.
Её слова обрушились подобно удару топора.
— Не отец, — голос его прозвучал глухо и горько. — Отцы. Если каждому ребёнку нужен родитель, вам придётся пуститься в поиски по всей Англии, сударыня, и попытаться навязать означенным джентльменам их отпрысков.
— Я не имею в виду никого иного, кроме вас, сэр. — Она буравила его глазами. Джулиан чувствовал себя намного спокойнее, когда её взгляд метался по комнате. Он думал вызвать её сочувствие, а не подвергнуться в результате критике.
— Я сделал для них то, на что многие благородные господа не пошли бы. Они находятся под защитой моего имени. Я несу ответственность за их будущее.
— Это ничего не значит, если они лишены вашей любви. — Осуждение омрачило лицо Эсми. — Это самый драгоценный дар, милорд, ибо достаётся высокой ценой.
Он с трудом сдерживал клокотавший в нём гнев. Сумрачная пустота спальни сглаживала разницу в положении и притупляла зов долга, обволакивая темнотой, в которой Джулиан мог выражать свои самые глубокие чувства.
— Я принёс в жертву почти всё, чтобы выполнить свой долг, — выпалил он.
— Всё принесли в жертву? — На этот раз она действительно рассмеялась, и Джулиан сжал кулаки.
— По-вашему, это смешно.
— Нет, милорд, я совершенно серьёзна. Чем вы пожертвовали ради места, которое занимаете в жизни? У вас есть всё, что только можно пожелать — положение, власть, титул, происхождение. Самый роскошный дом в королевстве. Библиотека, равной которой вряд ли найдётся другая во всей стране. Вы свободны в своих передвижениях и никому не подотчётны. Сотня людей ждёт ваших приказаний, а ваши пятеро детей обожали бы вас, дай вы им хоть малейшую возможность. Вы намерены связать себя узами брака и можете заполучить в жёны любую из женщин по своему выбору. Нет, милорд, я не понимаю, чем вы пожертвовали.
— Значит, вы не так умны, как я о вас думал. — Надежда в нём умерла, и гнев изливался из глубины души подобно лаве, когда-то затопившей Помпеи. — Вы в шорах собственных предрассудков и предубеждений, сударыня. Когда жизнь идёт вразрез с вашими романтическими представлениями, терпимость и понимание вам отказывают.
Огонь его лампы задрожал и потух, оставив им лишь тусклый свет свечи Эсми. Темнота сгустилась вокруг Джулиана. Было глупо полагать, что Эсми сделает хоть что-нибудь, чтобы прогнать наплывающие над ним тени. Ему хотелось наброситься на неё. Он знал, что подобный поступок непростителен, однако соблазн был так силён, что Джулиан явственно ощутил его вкус на губах.
Столь же явственно, как ощущал её вкус. Мысль об этом налетела на него с неожиданной силой. В два шага он оказался рядом с Эсми и, коротко дыхнув, задул свечу, погрузив всё вокруг во тьму. Джулиан притянул настырную полемистку к себе. Свеча вместе с оловянным подсвечником упала на пол, и Эсми вновь оказалась в его объятиях.
Он целовал её, потому что злился на то, что она не предложила ему сочувствия, которого он так жаждал, на то, что желал её больше, чем любую другую женщину, и на то, что она не была мисс Лэмбтон. Она была Эсми – умная, язвительная и восхитительная. Её тело идеально вписывалось в его. Он хотел, чтобы она слилась с ним воедино, проникла сквозь него, растеклась внутри него, окружила со всех сторон. Стремясь раствориться в ней, он раздвинул языком её губы и погрузился в сладость поцелуя. К его удовольствию, она ответила. Гнев и страсть подпитывали этот поединок, в котором они поочерёдно одерживали верх. Джулиан положил руку ей на затылок, заставив Эсми наклонить голову так, чтобы ему было удобнее. Эсми ответила, запустив обе руки ему в волосы и слегка за них потянув. Его всего – от макушки до пят – омыло волной удовольствия. Джулиан хотел её немедленно, даже если это значило овладеть ею в этой пустой комнате. Разве не может он хоть на минуту пойти на поводу у собственных желаний? Эсми прижалась к нему плотнее, и Джулиан не стал скрывать реакцию своего тела. Вместо того чтобы в ужасе оттолкнуть его, она приникла к нему с силой, которая могла бы напугать, не будь он к этому готов. Она была Афиной, дочерью Зевса, бога-громовержца.
Свободная рука Джулиана скользнула наверх, к корсажу платья Эсми. С нежностью, которой и не подозревал в себе, Джулиан положил ладонь на мягкую грудь и ласково сжал. Формы Эсми не были ни скромными, ни чересчур пышными, и когда её сосок затвердел под его пальцами, Джулиан удовлетворённо погрузился в пучину наслаждения.
Боже, как он её хотел! Она тихо застонала, и этот низкий, хриплый звук едва не довёл его до предела. Она не была совершенством. Нет, она была ещё лучше. Настоящая и тёплая, она бросала ему вызов на каждом углу. Ему не будет покоя, пока Эсмеральда Фортуна остаётся в его доме. Впрочем, скучно ему тоже не будет.
Он крепче её обнял, а она в ответ сжала его плечи. Никто не узнает. С давних пор аббатство Эшфорт ревностно хранит множество секретов. Разве не настала очередь Джулиана воспользоваться этим укрытием? Каждый день своей жизни он выполнял долг. Жил, соответствуя образу совершенства, и блюл честь рода Эшфортов. Ночь с Эсмеральдой было всё, о чём он просил.
Кожа Джулиана горела от прикосновений её рук, и он надеялся, что его ласки вызывают в Эсми те же ощущения. Должно быть, так и было, раз она продолжала с пылкостью отвечать на его поцелуи. Не столь искусная в этом, как его любовница или жена, на вкус она была намного слаще и гораздо чувственнее.
Джулиан расстегнул её корсаж прежде, чем Эсми успела опомниться. Он подавил слабый голос совести, пытавшийся прорваться сквозь пелену желания. С последствиями он разберётся завтра. А сегодня он с головой погрузится в осознание того, что та, которую он желал, желала в ответ его.
Любовница научила Джулиана, как быстро раздеть женщину. Лунный свет струился в окна комнаты так же, как внизу в бальном зале. Глаза Эсми были черны как ночь, однако горели страстью и желанием. Её губы распухли от поцелуев и никогда ещё не казались ему привлекательнее. Джулиан хотел было остановиться и сбросить собственную одежду, но не решался выпустить Эсми из рук, боясь, что она в любую минуту может опомниться.
Завтра он загладит свою вину. Он сделает Эсми своей любовницей. У неё будут платья, драгоценности, карета и книги. Много, много книг. Она получит в своё распоряжение его библиотеку, пусть только попросит. «Жизнеописание Коринны». Всё, что угодно, пока остаётся в его объятиях.
Она вздохнула, когда он поднял её на руки и положил на кровать. Джулиан опустился рядом с Эсми на перину, прижимая и защищая её весом собственного тела. В ответ она поймала его губы своими, и он позволил её язычку исследовать их. Её поцелуй был неумелым, но страстным, и предназначался только ему. После всех измен жены мысль об этом пролилась на душу сладким бальзамом.
— Эсмеральда. — Джулиан выдохнул имя ей в ухо, которое тут же принялся ласкать языком лёгкими круговыми движениями. Он опустил руку вниз, чтобы расстегнуть пуговицы на штанах. Её пальцы последовали за ним, и Джулиан подумал, что может взорваться. Он поймал её руки, отвёл их в стороны и поднял у неё над головой. Полностью накрыв Эсми собой, он прижимался к расселине между её бёдер.
Он овладеет ею прямо так, даже не сняв с себя одежду? Она заслуживала большего, хотя до сих пор не сделала ни малейшего движения, чтобы освободить его от халата, не говоря уже о штанах и сапогах.
— Не шевелись.— Джулиан выделил каждое слово, потом оторвался от Эсми и отвернулся, чтобы раздеться. Сев на край кровати, он потянул за сапог. Внезапно что-то c глухим звуком приземлилось на матрас рядом с ним, и в глаза ему уставилась пара жёлтых прищуренных глаз.
Зуд, начавшийся в горле у Джулиана, проник в нос, слёзы ожгли глаза, а грудь сдавило так, что дышать стало трудно. Он оглушительно чихнул, и Эсми рядом с ним подскочила.
— Джулиан? — Он впервые услышал, как она назвала его по имени, но был не в состоянии этим насладиться.
— Кот, — прохрипел он.
— Плутарх! — воскликнула Эсми. — Филипп и Фиби, должно быть, тайком притащили его в дом из конюшни.
Джулиан не знал и не желал знать, как это чудовище попало внутрь. Всё, чего он хотел — это чтобы кислород вновь проник в его лёгкие, пока он не оказался на полу в унизительном обмороке. Эсми спустилась с кровати и нащупала свою одежду в темноте комнаты. Кот мурлыкал, наслаждаясь вызванным им переполохом, и не спеша ходил туда-сюда по матрасу рядом с Джулианом.
— Дьявольское отродье, — хотел было прошипеть граф, но не смог выдавить ни слова.
Эсми дрожащими руками застегнула корсаж.
— Я немедленно унесу его, милорд.
Она схватила кота и попятилась назад, не сводя глаз с Джулиана.
Ему следовало проводить её словами нежности, утешениями и мольбами о прощении. Но, с усилием совершая каждый вздох, в эту минуту он не слишком задумывался о собственной чести. С извинениями придётся подождать, пока он не будет уверен, что доживёт до завтрашнего утра.
Бросив на него проникновенный взгляд, Эсми выскользнула из комнаты. Джулиан поднялся с кровати и, спотыкаясь, подошёл к кувшину и тазу, стоявшим на туалетном столике. Воды в неиспользуемой гостевой спальне быть не могло, потому он взял полотенце, лежавшее рядом с тазом, и принялся тереть лицо. Кот, без сомнения, уютно поспал на кровати. Для облегчения состояния Джулиану теперь потребуется горячая ванна с мытьём головы, а также крепкий травяной чай, который ему прописал аптекарь.
Джулиан сделал шаг-другой по коридору, прежде чем, бросив взгляд вниз, увидел, что его штаны все ещё расстёгнуты. Поморщившись, он застегнул их и пошёл к лестнице.
Граф не заметил полуоткрытой двери дальше по коридору за своей спиной, как не заметил и золотистых локонов мисс Лэмбтон, наблюдавшей за ним, а затем удалившейся к себе в комнату.
* * *
Плутарх стремился вырваться из одеяла, пока Эсми, глотая слёзы, несла его через конный двор. Она оставит кота в конюшне, а потом... И что потом? Она понятия не имела. Мысли путались, а о чувствах, которые были в ещё более хаотичном состоянии, чем мысли, она боялась даже подумать.
Ночной воздух сгонял со щёк румянец, вспыхивавший при воспоминании об её согласии на — то есть, нет, её участии в — их свидании. Неудивительно, что мужчины погибали за любовь, а женщины предавали ради любви самих себя. Эсми и представить не могла, что чувства могли выражаться подобным образом. Что он теперь о ней подумает? Он так ожесточенно чихал, когда она убежала. Эсми боялась того, чтό граф может сказать, когда опомнится. Она бы не вынесла снова выражения ужаса у него на лице, которое видела прошлой ночью в библиотеке. Она не хотела видеть, как он презирает себя за то, что пожелал её, и не хотела презирать себя за то, что желала его.
Эсми остро сознавала, что мало что знает о страсти. Говоря по правде, она вообще ничего о ней не знала. Но подобные чувства никак не могли быть чем-то обыденным. Он желал её, по крайней мере, физически, но душа его была покрыта шрамами от прошлых предательств. Его совершенный фасад был не менее фальшив, чем аристоратические замашки её матери. Ему было больно так же, как было больно ей самой, и это знание наполняло Эсми одновременно и восторгом, и сожалением. Обратился ли он к ней за утешением или за утолением своей страсти? Была ли она для него особенной, или просто чем-то новым – не служанкой, но и не равной по положению, а потому столь подходящей для откровений?
Когда Эсми вошла в конюшню, там было тихо, только слышно, как храпят конюхи на чердаке. Плутарх жалобно мяукнул, когда она его опустила, и убежал прочь, мышковать. Эсми опустилась на ближайшую копну сена. Она едва не отдалась графу, хотя никогда не считала себя плотской натурой. Однако оказалась именно такой. Она, Эсмеральда Фортуна, ничем не отличалась от всех остальных мужчин и женщин в этом мире. Она столь же легко могла пасть жертвой неблагоразумия, как и любой другой.
Эта уничижительная мысль заставила её заёрзать на копне сена. Она изучала труды Геродота, Овидия и Сенеки, и считала, что их возвышенные мысли возносили её саму над простыми смертными. Не в состоянии состязаться с другими женщинами в красоте, Эсми знала, что превосходит их в интеллекте. В условиях ограниченности ресурсов она развивала собственный ум и в результате встала на путь науки. Она мнила себя лучше тех, кто презирал её, и сама смотрела свысока на их тщеславие и суетность, но в конечном счёте оказалось, что ни она, ни граф не слишком отличались от остальных. Никто не был по-настоящему безупречен.
Растревоженная до глубины души, Эсми поднялась на ноги, вышла из конюшни, закрыв за собой дверь на щеколду, и вновь пересекла тёмный двор. Будь на ней шаль, она могла бы посидеть в саду, чтобы собраться с мыслями, но, несмотря на царившую днём жару, ночной воздух был довольно прохладен. Она вошла в дом через заднюю дверь и поднялась по чёрной лестнице на третий этаж. Эсми направилась было в свою комнату, как вдруг ноги сами повернули её обратно к лестнице. Связка писем, которую она нашла на чердаке. Письма, адресованные нескольким разным джентльменам, но, очевидно, так и не отправленные адресатам. Любопытство заронило зерно, которое быстро стало прорастать.
Не успев опомниться, Эсми поднялась по последнему пролёту и вошла в чулан на чердаке. Ей потребовалось несколько минут, чтобы открыть и закрыть крышки сундуков прежде, чем трясущимися пальцами она наконец наткнулась на вещи с туалетного столика графини. Письма всё ещё были там. Эсми била крупная дрожь, когда она взяла в руки исписанные листочки и стянула перетягивавшую их ленту. Она развернула первое из пачки писем и принялась читать.

Мой драгоценный Эдвард,
случилось нечто, что, уверена, ты сочтёшь за отличную шутку, однако мне нынче не до смеха, особенно теперь, когда Эшфорт столь холоден со мной. Я вновь беременна, и он знает, что этот ребёнок не может быть от него. Меня крайне утомляет подобное положение, однако, раз, похоже, я предрасположена к деторождению, то смирилась со своей судьбой. Ты, конечно, без труда поймёшь, кто является отцом...


Горечь подступила к горлу. Листок выпал из пальцев. Дрожа, Эсми раскрыла следующее письмо. Оно было адресовано джентльмену из Кента. Почерк ничем не отличался, как и содержание. Последовали новые письма, все похожие одно на другое. Эсми подумала, что её, возможно, стошнит. Граф жил в своём личном аду, и никто во всём мире не догадывался об этом.
Самое последнее письмо было адресовано женщине.

... Я сказала Джулиану, что ребёнок не от него, только лишь, чтобы получить удовольствие от его страданий. Мужчин так легко обмануть; они что, не умеют считать? Однако он заслуживает быть обманутым. Он отказывает мне в любых удовольствиях и не разрешает отправиться в Лондон. Не понимаю, почему он тоже не заведёт любовницу, меня бы это полностью устроило. Если он исполнит мои желания, я расскажу ему правду о том, что у него уже есть его драгоценный наследник, что Джеймс — его сын.

Эсми взглянула на верх страницы. На письме не было ни адреса, ни имени получателя. Очевидно, покойная графиня много лет извлекала выгоду из собственной лжи. У графа на самом деле есть родной сын, наследник. У Эсми голова шла кругом. Возможно, её приезд стоил Джулиану рукописи о Коринне, однако теперь она могла возместить ему потерю, подарив нечто намного более ценное. Она задалась было вопросом о том, почему он сам не прочёл эти письма, но потом вспомнила, как он сказал, что миссис Роббинс убрала все вещи графини после её смерти. Правда, способная принести столько умиротворения, пять лет пролежала в дальнем углу чердака. И хотя Эсми совершенно не хотелось так скоро встречаться с графом, она ни минуты не могла скрывать от него такую новость.
Свеча зашипела, грозясь погаснуть. Эсми сунула письмо в карман и закрыла сундук. С бешено колотящимся сердцем от перспективы постучать в дверь спальни графа, она тихонько спустилась с чердака.

Глава 12

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, ninych, StudentockA, Mari Michelle, Liluna, somiko, Tigrenok, DgeMer, Zirochka, Alexandraetc, Earl, Doumori, Jinn, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
17 Май 2015 12:32 - 17 Май 2015 14:33 #109 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.09.15
Ну, т.к. все, похоже, с головой погрузились в весенние заботы, я погожу ещё немного с выкладкой следующей главы и предложу вам ещё раз заняться арифметикой (помните, мы занимались финансовыми подсчётами здесь ).

Сегодня поговорим немного о том, на какие доходы обычно могла рассчитывать гувернантка, затронем вопрос о её положении в доме (тема гувернанток весьма обширна, так что мы действительно только немного её коснёмся).

Ричард Редгрейв. "Гувернантка", 1844 г.

Оплата её услуг была весьма скромной, от 15 до 100 фунтов в год (последнее предложение распространялось лишь на очень образованных дам в богатых семьях).

Для сравнения:
в 1848-52 гг. кухарка получала 15 – 16 фунтов в год,
горничная – 11 – 13 фунтов в год.

Жалованье гувернантки можно сравнить с жалованием камеристки. За прачечную, дорожные и медицинские расходы гувернантка платила из своего кармана. Разумеется, она не могла наряжаться в шелка и бриллианты, чтобы её не спутали с хозяйкой дома, но её платье должно было быть чистым и добротным. Значит, нужно было иметь хотя бы пару платьев. Кроме того, разумная гувернантка откладывала деньги на чёрный день, а в некоторых случаях ей приходилось содержать родителей или младших братьев и сестер. Выражаясь современным языком, профессия гувернантки была негламурной.

Обязанности гувернантки разнились от дома к дому. Некоторые счастливицы занимались с детьми лишь несколько часов в день, а оставшееся время могли проводить по собственному усмотрению. В других семьях гувернантки сопровождали своих учениц по магазинам, читали вслух, пока те занимались вышиванием, или просто наблюдали за ними во время их игр.

Гувернантка была как соринка в глазу из-за её неопределенного статуса в семье. Никто – ни хозяева, ни слуги – не знали, как с ней обращаться! Будучи образованной женщиной, она не считалась прислугой, но и настоящей леди быть не могла, ведь благородные дамы не могут зарабатывать себе на жизнь. Её наняли, чтобы подготовить дочерей к беспечной жизни, которой она сама была лишена. Она должна учить их хорошим манерам, будучи ниже по статусу. Гости не могли общаться с ней как с равной, шутить и флиртовать, но вместе с тем не могли и фамильярничать с ней, как с обычной горничной. Иными словами, наниматели должны были вырабатывать стратегию общения с гувернанткой. Проще всего было игнорировать ее присутствие. В таком случае, сама гувернантка стремилась стать незаметной и вела себя сдержанно, особенно по отношению к хозяину дома.

Источник

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Ginger, somiko, nurochek, Zirochka, Alexandraetc, Earl

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
17 Май 2015 14:05 #110 от Калле
Калле ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Поражает ваше умение находить такую интересную, да еще привязанную к определенному времени, информацию)

Save a Tree, Eat a Beaver

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
17 Май 2015 14:40 #111 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Вообще-то, не имея достаточно информации о бытовых штрихах эпохи, невозможно (или, во всяком случае, очень сложно) заниматься переводами исторических романов. Тут поневоле начнёшь рыться в самых разнообразных справочниках, а уж интернет - это святое, это в первую голову, с него начинаешь. Но самое интересное находится, как правило, не в сети, а "на натуре". Как говорится, лучше один раз увидеть (а если повезёт, ещё и пощупать, на зуб попробовать, на части разобрать...)  :gyy:

Лучшее - враг хорошего

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Белка в колесе...
Больше
17 Май 2015 14:44 #112 от Ginger
Ginger ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15

Калле пишет: Поражает ваше умение находить такую интересную, да еще привязанную к определенному времени, информацию)

подписываюсь под каждым словом. :frower:

Источник

Да, Екатерина Коути пишет очень интересно про Англию, как историческую прозу, так и художественные произведения. :yes:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
18 Май 2015 12:31 - 18 Май 2015 12:35 #113 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Спасибо за новую главу! Прошу прощения за задержку - ездили в отпуск по глухим местам, где такой интернет, что лучше не связываться - нервы дороже.

Калле пишет: Поражает ваше умение находить такую интересную, да еще привязанную к определенному времени, информацию)

Поддерживаю от всего сердца. Главное, что у вас ещё есть желание этой информацией с нами делиться. За это отдельное спасибо!
О главе. Хочется сказать пару слов о графе. Конечно, в отношении детей он сделал самую главную вещь с точки зрения их общественного положения: признал своими. С другой стороны, он позиционирует этот шаг как некий подвиг, хотя, в сущности, другого выбора у него не было, если он хотел и дальше соответствовать образу "идеального графа". Другой путь - вызвать в обществе скандал, заявив, что твоя жена спит с кем ни попадя - прослывёшь дураком и неврастеником, прощай честь и доброе имя. Судьба детей, особенно девочек, в этом случае выглядит не особенно радужно. Да и что говорить, вряд ли он один такой. История знает довольно примеров и внебрачных детей известных личностей, и детей любовников, признанных мужьями. Вот недавно читала: известный поэт Огарёв признал ребёнка, хотя его жена открыто жила с любовником, причём заграницей, тогда как он жил в Петербурге. А его вторая жена перед богом и людьми ушла жить гражданским браком к Герцену. А Некрасов и Панаева - вообще жили втроём с законным мужем Панаевой.
В общем и целом, чувства графа к детям понятны, хотя есть замечательное выражение:"Не тот отец, кто родил, а тот, кто воспитал". Он мог бы действительно найти отраду в детях, сделать их своими по духу и образу мыслей, но слишком погрузился в собственные обиды и разочарования. Но, конечно, на это нужно много душевных сил и, наверное, особенный склад характера, особенно если жена не поддерживает подобных инициатив. Интересно, как относилась к детям его жена, по-моему, по этому поводу особенных сведений автор не дала пока (или меня подводит память).
Ещё раз спасибо за ваш труд!  :frower:

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Калле, Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
18 Май 2015 21:56 - 18 Май 2015 21:56 #114 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15

ninych пишет: Спасибо за новую главу! Прошу прощения за задержку - ездили в отпуск по глухим местам, где такой интернет, что лучше не связываться - нервы дороже.

О, да это ж по нашим временам здорово, почти фантастика! Зато, небось, отдохнуть удалось от технического прогресса, природой подышать...  :dreamy:

ninych пишет: История знает довольно примеров и внебрачных детей известных личностей, и детей любовников, признанных мужьями. Вот недавно читала: известный поэт Огарёв признал ребёнка, хотя его жена открыто жила с любовником, причём заграницей, тогда как он жил в Петербурге. А его вторая жена перед богом и людьми ушла жить гражданским браком к Герцену. А Некрасов и Панаева - вообще жили втроём с законным мужем Панаевой.


Знаете, милые читательницы, а ведь в России было другое отношение к незаконнорожденным детям, нежели в той же Англии - и это во всех слоях общества. Возможно, как-нибудь напишу по этому поводу коротенькую записку. А пока вот вам один весьма показательный факт.

Как известно, в 1814 году в городе Париже самой большой достопримечательностью у парижан считались русские казаки. Удивляло всё: и их бороды и пики, и их купания в Сене, и их бани по берегу вдоль реки, которые казаки сами быстро построили... Да мало ли что ещё!
А вот наших казаков среди многих необычных \непривычных вещей очень сильно удивляло множество беспризорных детей. Потому как не было такого в те времена в России. Ребёнок мог быть сиротой, но не мог быть беспризорным, ничейным, сам по себе, без заботы взрослого.
Вот так.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: ninych, Ginger, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
13 Июн 2015 20:51 - 13 Июн 2015 22:02 #115 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Тут мы с переводчицей запнулись на переводе folly bridge. Как правильно этот мост обозвать, что он из себя представляет? Да ещё не просто folly, а Palladian bridge. С одной стороны - какое-то сумасбродство, нечаянный каприз, а с другой - классический итальянский стиль.
В общем, не прошло и полугода, как меня осенило (справедливости ради стоит заметить, что такая мысль и полгода назад посещала наши светлые головы, но окончательно поселилась только вот-вот, когда я упивалась жалостью к себе по несостоявшейся в очередной раз поездке в Питер). Как раз такой мост стоит в Царском Селе.



Пришлось подправить перевод в 9 главе. И теперь там не просто чудесный мост в палладианском стиле, а палладиев мост, мост-каприз. Что мне нравится - удалось избавиться от "стиля" (не люблю я это словечко в исторических романах), вспомнилось старинное название.

Эх, среди каких красот обитал наш граф! Обзавидуешься.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, ninych, nurochek, Zirochka, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
14 Июн 2015 17:51 - 14 Июн 2015 17:52 #116 от Калле
Калле ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15
Наконец дочитала переведенное. Меня всегда страшно раздражают дети в романах, а здешние очень хорошо выписаны, только вот второстепенные персонажи какие-то... двухмерные, что ли? И Джулиан пока что не очень-то подходит названию))
Роман чем-то напоминает Гордость и предубеждение - может, я давно не читала ничего исторического?
Спасибо переводчику и бетам - или автору? - за отличный язык.

ПЫС Я тоже страшно не люблю слово стиль в исторических романах)

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
14 Июн 2015 20:01 - 14 Июн 2015 20:03 #117 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15

Калле пишет: Наконец дочитала переведенное.

Надеюсь, теперь побыстрее будем двигаться. У переводчицы каникулы наступили, так что должны наверстать всё, что задолжали.

Калле пишет: только вот второстепенные персонажи какие-то... двухмерные, что ли? И Джулиан пока что не очень-то подходит названию))

Автор, видно, чадолюбив, всю силу таланта в описание детей вложил. Взрослым досталось по остаточному принципу.  :gyy:
А с Джулианом как раз всё как надо. По-аглицки. Внешне всё соответствует: поместье в идеальном порядке, дети ухожены, наследник весь из себя достойный, невеста вон - красавица. Что ещё человеку надо? А душа - она ж чужая, и потому - потёмки.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Июн 2015 17:00 #118 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 11/21, upd. 10.05.15

Калле пишет: Роман чем-то напоминает Гордость и предубеждение - может, я давно не читала ничего исторического?

Чем? Духом разве, или тем, что героиня по общественному положению ниже героя? Но Эсми гувернантка. Если жениться на Лизи - просто не очень удачный брак, то на гувернантке - практически моветон.

Калле пишет: Спасибо переводчику и бетам - или автору? - за отличный язык.

Примите и мою благодарность!  :frower:

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
24 Июн 2015 21:46 - 30 Апр 2017 17:13 #119 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 12/21, upd. 24.06.15
Глава 11

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка


С наслаждением вдыхая полной грудью, Джулиан не спешил вылезать из сидячей ванны. Он выпил уже две чашки целебного чая и оттёр себя чуть не до блеска. Камердинер унёс его одежду, чтобы сжечь. Спустя час после возвращения Джулиана в спальню, все следы кота были уничтожены. Лакей вылил в ванну последнюю бадью горячей воды и исчез. С Джулианом остались лишь свет камина, тепло воды и сладкий, благодатный воздух в лёгких.
Его честь — то есть, честь Эсми — была спасена котом. Джулиан со стоном наклонился и плеснул в лицо водой, затем взял оставленный лакеем кувшин, зачерпнул немного воды и вылил себе на голову. Импровизированный душ не шёл ни в какое сравнение с охватывавшим стыдом. Джулиана потряс отказ от собственных принципов. Никогда ещё он подобным образом не терял над собой власти. Он не был человеком, легко находившим эгоистичные оправдания собственным желаниям.
Джулиан протёр лицо полотенцем. Касайся дело лишь его чести, он безо всякого промедления сделал бы Эсми предложение. Проклятье, будь дело только в его будущем и только в его имени, он бы схватил мисс Фортуну обеими руками и потащил в ближайшую церковь к алтарю. Но он не имел права думать о себе. С того самого дня, когда отец привёл его в кабинет и розгами вбил в него, что именно значило быть будущим графом Эшфортом, Джулиан больше не думал о себе и собственных желаниях. «Совершенство, – сквозь стиснутые зубы говорил отец, хлеща Джулиана по спине, – стоит любой боли, любой цены». Он поверил словам отца и стремился оправдать возложенные на него ожидания. Джулиан знал, что он умён, обладает способностями и лидерским талантом. Меньшего от Эшфорта никто и не ждал. И жениться Эшфорт может лишь на той, чьё совершенство ни в чём не уступает его собственному. Нет, он мог лишь молча сгорать от страсти к хрупкой, сероглазой фурии, перечившей ему на каждом шагу и доводившей до безумия.
Джулиан поёжился: вода остыла.
Придётся отослать её прочь. Мысль об этой утрате была для Джулиана гораздо мучительней, чем пропажа «Жизнеописания Коринны», поскольку рукопись была наградой для ума, тогда как Эсмеральда могла бы спасти его душу. Он встал и потянулся за сухим полотенцем. В дверь постучали, и Джулиан тихонько выругался. Слишком много людей разгуливает по дому посреди ночи.
Он выбрался из ванны, на ходу обернув полотенце вокруг бёдер. Его камердинер отличался приверженностью к скромности, качеством редким для слуги. Вероятно, следовало напомнить ему, что слуги нужны для того, чтобы упрощать жизнь, а не усложнять её.
— Входите, и поскорее. — Джулиан распахнул дверь и шагнул в сторону, чтобы его нельзя было увидеть из коридора.
— Милорд!
Джулиан резко повернул голову. В дверном проеме стояла Эсми, с опухшими глазами, но без выражения сожаления на лице. Она выглядела так, как он себя чувствовал — словно была в ужасе. И одновременно в восторге.
Впервые за много лет граф Эшфорт покраснел. Подчинясь инстинкту, он попытался было закрыть дверь, оставив Эсми снаружи, но она уже вошла в комнату. Одной рукой он едва ли сумеет вытолкать её за порог. Чего ради ей вздумалось явиться в его спальню? Вряд ли из желания возобновить прерванные любовные утехи.
— Я принял вас за своего камердинера. — Джулиан поискал глазами халат. У него в спальне не было ширмы, за которой он мог бы одеться, а выпустить из рук полотенце, чтобы надеть халат, не представлялось возможным. — Вам не следует здесь находиться, сударыня. — В его словах сквозило неодобрение.
— У меня к вам довольно срочное дело, милорд.
Несмотря на густой румянец, Эсми не теряла самообладания. Джулиан с усилием заставлял себя смотреть ей в лицо. Опусти он взгляд ниже, и катастрофы не избежать.
— Что может быть настолько срочным? — Ему следует держать себя в руках и усмирить свою страсть к Эсмеральде Фортуне.
— Я выяснила кое-что, определённо способное вас заинтересовать, милорд... — Она замолчала, смотря куда угодно, только не на него, и её прежняя уверенность исчезла. Джулиан старался не обращать внимания на то, как локоны струятся по её груди или как пеньюар очерчивает стройные бедра. Если он не сумеет отвлечься от этих мыслей, полотенце слабо поможет скрыть его интерес к ней.
— Уверен, сударыня, это может подождать до утра. — Он не мог более выносить её присутствия без того, чтобы уронить полотенце, схватить её на руки и унести в свою постель.
— Я понимаю, что это не вполне прилично, милорд...
— Не вполне прилично! — Джулиан рассмеялся, и смех его пистолетным выстрелом прогремел в тишине полутёмной спальни. — Моя дорогая, вопрос о приличиях мы с вами закрыли не так давно – нынче вечером. Я вынужден настаивать, чтобы вы ушли.
— Но, сэр...
Нельзя было позволить ей задержаться больше ни минуты. Джулиан чувствовал, что его железная воля начинает ослабевать. Если она сделает к нему ещё хоть шаг, то окажется в освещении камина, и кто знает, что он сможет увидеть сквозь тонкий пеньюар...
— Мисс Фортуна, моё поведение, похоже, ввело вас в заблуждение. Вы здесь, чтобы присматривать за детьми и обучать их. Если вы хотели бы при этом разделить со мной постель, я не стану возражать, но между нами не будет фамильярностей. И вы обойдетесь без поступков, способных привести к скандалу.
Чудовищные, несправедливые слова легко, как при непритязательной беседе в бальной зале, срывались с его губ. Он методично орудовал ими как ножом, стремясь отсечь свои собственные чувства и её заодно. Между ними решительно ничего невозможно, и если ему придётся ранить и унизить их обоих ради защиты доброго имени Эшфортов, он так и поступит. Но какую же боль причинял ему этот нож. Он и представить не мог, как жестоко могут слова ранить его или женщину, которую он...
Нет, он её не любил. Он её всего лишь желал, да и кто бы на его месте не воспылал к ней желанием? Смятение в серых глазах Эсми сменял обжигающий гнев, тело под пеньюаром было пределом мечтаний любого мужчины, а ум ничем не уступал его собственному.
Боже милостивый, неужели нет иного выхода? Боль от его небрежного приглашения в постель сквозила в каждой её черте — в горестных морщинках, обрамивших глаза и губы, в напряжённо выпрямленной спине, в еле заметно дрожащей груди.
— Нет, милорд. — Она держалась, как королева, как герцогиня, как... графиня. Если бы он только мог жениться на ней, она, без сомнения, стала бы источником его гордости. Но светскому обществу никогда не оценить её истинных достоинств. Лишь он один будет знать о них, помнить и тосковать, даже принеся обет верности мисс Лэмбтон.
— Нет? — Он повернулся к ней спиной и сделал вид, что собирается вернуться в ванну. — Тогда, будьте добры, закройте за собой дверь. Я еще не отмылся от шерсти вашего треклятого кота. — Очередная ложь. Он отвернулся, чтобы она не увидела смены противоречивых выражений на его лице. Отец приучил его никогда не показывать свои чувства. К двенадцати годам Джулиан был способен, не моргнув глазом, вынести наказание розгами. Однако Эсми Фортуна угрожала его с таким трудом обретённому самообладанию, как никто другой до неё.
Она пошатнулась, чёрт бы побрал её глаза. Он это почувствовал. Притяжение между ними было достаточно сильным, чтобы ввести в искушение молодую женщину, чья сила духа была бы ещё сильнее. Она не похищала рукопись о Коринне. Жаль, что нельзя то же самое сказать о его сердце.
Поднеся руки к узлу на полотенце, Джулиан услышал, как Эсми втянула в себя воздух. Когда он выпустил полотенце из рук, то услышал, как она ахнула стремительно развернулась и распахнула дверь. Обнажённый, он ступил в холодную воду — всё тепло ушло из ванной. И из его души тоже.
Дверь за Эсми Фортуной захлопнулась. Джулиан вновь протянул руку к кувшину. Холодная вода лилась на голову и плечи, надёжно маскируя любую влагу, которой он по глупости мог позволить собраться в глазах.
* * *
Эсми убежала в классную комнату. Ноги сами несли её туда, а она, в стремлении оказаться как можно дальше от графа Эшфорта, старалась лишь не задохнуться во время этого бега. Унижение, злость, тоска — да, вот именно, тоска накатила на неё, окутала, подобно облаку, так, что она едва могла разглядеть что-либо сквозь туман.
Оказавшись за надёжно запертой дверью классной комнаты, за полмира от графа и его крыла дома, Эсми опустилась на подоконник. Ночная влага уже выступила на оконном стекле. Утром Кэролайн сможет начать с чистого листа, а вот Эсми это уже не удастся. Она понимала, каковы были намерения графа. Он, должно быть, тоже испытывал к ней чувства, иначе не стал бы так сильно стараться оттолкнуть её. Но он ни за что не станет поступать, подчиняясь зову сердца. Между ними решительно ничего не возможно. Страсть не должна мешать положению, и Эсми не станет причиной позора мужчины, которого любит.
Мужчины, которого любит. Боль при мысли об этом затмевала радость. Протянув руку, Эсми рассеянно провела пальцем по стеклу, нарушая идеальную поверхность. Будь её сердце хоть чуточку тяжелее, оно бы упало к ногам и покатилось по полу.
Любовь без надежды есть самая опустошительная истина. Эсми прочла достаточно работ умнейших людей в истории, величайших философов. Что бы они сказали ей сейчас? «Если брать в супруги, то равных себе», — прозвенели в её ушах слова Овидия.
Джулиан никогда не будет принадлежать ей, с этим придётся смириться. Как никогда не будут принадлежать «Жизнеописание Коринны», или награда Общества, или Дом Афины. Мечты об учениках с призрачными томами «Одиссеи» в руках так и останутся плодом её воображения. Сама Эсми не могла получить того, чего хотела, однако она знала пятерых детей, для которых это было возможно.
Она не ожидала, что её жизнь вдруг изменится посреди тёмной ночи на подоконнике классной комнаты, однако помимо её воли приоритеты неожиданно сдвинулись. Эсми радовалась, что не осталась рассказать Джулиану свои новости, потому что они стали бы слишком простым решением его дилеммы. Ему нужно было возвести мост над потоком позора и обмана, отрезавшим его от детей. Если граф сможет полюбить детей такими, какие они есть, то тогда и только тогда она расскажет ему правду о том, кто родной отец Джеймса. Тогда, когда это уже перестанет иметь какое-то значение, потому что Джулиан сблизится с детьми и одарит их своей любовью. Тогда для него не будет никакой разницы между Джеймсом и остальными. Джулиан не станет вечно разрываться между ними, сомневаясь в своей любви к Джеймсу и в том, насколько справедливо его отношение к остальным детям.
Его дети. Единственное, что она могла оставить ему в подарок прежде, чем покинуть. Дети, которые станут для Джулиана оазисом любви, когда он женится на холодной мисс Лэмбтон и лишит себя возможности любить и быть любимым.
Мысль о мисс Лэмбтон в объятиях графа заставила Эсми съёжиться. Станет ли мисс Лэмбтон лишь безропотно сносить объятия на супружеском ложе или же прикосновения Джулиана будут для неё столь же восхитительными, какими они были для Эсми?
Она бездумно провела пальцами по влажной поверхности оконного стекла. Раз, другой… А подняв взгляд, увидела, что вывела на стекле единственное слово.
Нет. Нет её чувствам к Джулиану. Её мечтам о будущем. Но, утратив всё остальное, она сохранит чувство гордости. Этого должно хватить. Она сделает так, чтобы этого хватило.
* * *
На следующий день ей предоставилась возможность действовать в соответствии со своим решением. «Из классной комнаты вышел довольно очаровательный театр», —подумала Эсми, стоя на стуле с высоко поднятыми руками и подвешивая самодельный занавес. Ночью ей пришла идея о том, как вовлечь графа в общение с собственными детьми. И теперь каждый из её подопечных был занят делом. Близнецы суетились с декорациями и костюмами, а Джеймс сидел за столом, усердно переписывая роли для постановки. Кэролайн нарисовала на старой простыне пейзаж, придав фону больше цвета, чем формы своими пастельными мелками. Софи с надутым видом сидела на подоконнике.
— Держи, Соф, — Филипп сгрузил сестре на колени стопку старых простыней, — ты отвечаешь за костюмы. Никто из нас не справится с этим лучше тебя.
Эсми подавила улыбку при виде того, как Софи сперва слегка улыбнулась в ответ на признание братом её талантов, а затем быстро спряталась за привычной обиженностью. Ей все утро ужасно хотелось принять участие в подготовке. Филип поступил весьма мудро, приняв решение за сестру.
— Почему обязательно ставить греческую сцену? — спросила Софи с чуть меньшим раздражением, чем обычно. — Почему мы не можем сыграть «Клятвы влюблённых»?
Чтобы девочка не увидела её изумления, Эсми вновь уставилась на занавес, который вешала.
— «Клятвы влюблённых» едва ли подходящий материал для классной комнаты, Софи. Кроме того, эту постановку мы устраиваем в честь твоего отца и мисс Лэмбтон, а ты же знаешь, как он любит всё древнегреческое.
Софи упрямо взмахнула кудряшками, однако принялась перебирать принесённые братом простыни.
— Да, конечно, только это он и любит.
Остальные дети затихли, даже перо Джеймса перестало скрипеть. Кэролайн подняла глаза, её нижняя губа задрожала, а Филип и Фиби одинаковым жестом прикусили свои. Софи обвела братьев и сестер взглядом, в котором смешались упрямство и мольба.
— Но это же правда! Он любит этот дом, он любит своих древних греков и свои деньги. Но не любит ни мисс Лэмбтон, ни нас. — Она посмотрела в сторону Эсми. — Ни мисс Фортуну.
— Едва ли можно вообразить, чтобы твой отец любил гувернантку, — подтрунила Эсми, хотя сама не без труда сохранила присутствие духа. Закончив пришпиливать занавес, она слезла со стула на пол. В следующие несколько минут решится судьба её замысла о том, чтобы сделать из Джулиана и его детей настоящую семью.
— Он любит вас, я в этом уверена. — Ведь, не люби Джулиан детей, он не стал бы столь надёжно отстраняться от них. Любящий человек либо кричит об этом на весь свет, либо настраивает предмет своих страданий против себя. Джулиан отчаянно желал любить своих детей. Эсми нужно лишь подтолкнуть его к признанию правды.
— Он придет на наше представление? — спросила Кэролайн.
Эсми постаралась изобразить на лице сияющую улыбку:
— Я об этом позабочусь.
— Когда? — прозвучал вопрос Джеймса, изучавшего её темными, задумчивыми глазами, так похожими на глаза отца.
Эсми сглотнула. На сегодняшний день встреча с графом не входила в список приятных занятий, но она проглотит гордость и сделает то, что должна, ради детей.
— Сегодня. Я договорюсь с ним о встрече, чтобы мы могли обсудить день и время представления. И тогда мы начнем всерьёз разучивать роли, чтобы наш спектакль ничем не уступал спектаклям любой театральной труппы в Англии. — Эсми закончила свои слова, крутанувшись на месте и широко разведя руками, так что дети захихикали.
— Что ж, за работу. У нас полно дел. Джеймс, роли готовы?
Мальчик протянул ей стопку бумаги.
— Я закончил, мисс Эсми.
— Отлично. Мы порепетируем утром, а после обеда займёмся костюмами. Да, и нам понадобится атлас. Если мы собираемся изображать знаменитых греков, нам нужно знать, где они жили. Ваш отец обязательно спросит, чего полезного вы узнали, занимаясь всей этой чепухой.
Джеймс глубокомысленно посмотрел на неё.
— Думаю, мы узнали намного больше, чем вы думаете, мисс Эсми.
Эсми обратила к нему вопросительный взгляд, но Джеймс ничем не выдал своих мыслей. Совсем как его отец. Как Джулиан этого не видит? Но он увидит. Непременно, увидит. Однако сначала она позаботится о том, чтобы он увидел намного большее, нежели просто внешнее сходство. Когда он полюбит детей такими, какие они есть, Эсми с чистой совестью сможет уехать. Хоть на сердце и будет тяжело. Пусть даже оно будет разбито. Вся жизнь Эсми изменилась за последнюю неделю. И теперь у неё другие цели. Пусть будущее её неопределённо, в настоящем у неё есть дело, о выполнении которого она позаботится.
* * *
Джулиан прогуливался под руку с мисс Лэмбтон по тропинке, ведущей к мосту-капризу. Солнце светило в лицо. Женщина, идущая рядом, щебетала, как три сороки, так что он не видел необходимости в чём-то большем, нежели время от времени одобрительное хмыканье. Справа от них в озере отражалось небо с клоками проплывавших облаков. Идеальный английский летний день, а он не чувствовал ничего, кроме тоски — от своих собственных поступков по отношению к Эсми, от перспективы женитьбы на женщине, повисшей у него на руке, и от желания сбросить с себя всю ответственность, пока не стало слишком поздно.
— Вы так не считаете, милорд?
Вопрос мисс Лэмбтон удивил его, но Джулиан не подал виду. Будучи прилежным учеником своего отца, он мог мыслями уноситься за тысячи миль, размышляя о Фракии и Спарте, не вызывая при этом подозрений собеседника.
— Разумеется, сударыня. — Он приобрел опасную привычку соглашаться с Марией Лэмбтон.
Она легонько стукнула его веером по руке.
— Представить только, граф Эшфорт признался в том, что ему наскучило общество. — Она улыбнулась, и проблеск победы в её глазах встревожил Джулиана. Он глубоко вдохнул, дабы отсрочить грозивший ему приступ дурноты:
— Все время от времени устают от балов и приёмов. Вот почему в свете принято периодически уезжать в деревню.
— Да, даже высшее общество не может не признавать пользы от времени, проведённого у домашнего очага. — Она улыбнулась в попытке очаровать его. Джулиан ясно видел, к чему идёт этот разговор. Мисс Лэмбтон мастерски умела воспользоваться ситуацией. Разговор о домашнем очаге и отъезде в деревню вёл к разговору о браке и семье. А также о детях.
Может ли сердце на самом деле налиться свинцом? В груди у него заныло, как при сильной простуде, но эту тяжесть не смог бы облегчить ни один горчичный пластырь. Сейчас не время было думать о том, какой матерью может стать мисс Лэмбтон. Деньги, которые она внесёт в этот брак, позаботятся об их будущем. И уж конечно сейчас не время думать об Эсми Фортуне, её теле в его объятиях, и её потемневших от страсти серых глазах.
— Я тоже в последнее время много думал о домашнем очаге, мисс Лэмбтон. В особенности о собственных желаниях и покое.
Джулиан остановился на тропинке, и мисс Лэмбтон остановилась рядом с ним. Он хотел подождать, пока они окажутся на величественном палладиевом мосту, идеальном месте для романтического предложения. Однако не находил в данной ситуации ничего романтичного.
— Разве вам недостает покоя, милорд, когда у вас есть всё это? — Мария Лэмбтон повела вокруг взглядом, и глаза её сверкнули алчностью и триумфом.
— Я мог бы обрести здесь покой, сударыня, лишь рядом с достойной спутницей. — Джулиан сглотнул, слова застревали у его в горле. Он взял ладони мисс Лэмбтон в свои, чтобы не вставать на колени. Изображать из себя просителя было не время. Да она этого и не ждала. — Я мог бы обрести здесь покой, если вы станете моей женой. — Ложь с лёгкостью сорвалась с его губ. — Вы подумаете о моем предложении, мисс Лэмбтон? Вы сделаете меня счастливейшим из мужчин?
Её губы изогнулись в холодной кошачьей усмешке. Впрочем, не кошачьей. Сказать так было бы оскорблением для треклятых созданий. Красивая улыбка мисс Лэмбтон была холодной, словно высеченной изо льда.
— Ну, разумеется, милорд, я выйду за вас замуж.
Она подняла к нему лицо, справедливо ожидая, что Джулиан её поцелует. Не позволяя себе раздумывать, он коснулся губами её губ прежде чем отпустил её руки и сделал шаг назад. Он вдохнул, отгоняя темноту, забрезжившую было на краю его зрения.
«Я об этом ещё пожалею».
Он сознавал это каждой клеточкой своего естества, но слова прозвучали, и пути назад для Джулиана больше не было.

Глава 13

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Жменька, ninych, Mari Michelle, Liluna, somiko, Tigrenok, DgeMer, Zirochka, Alexandraetc, DevilDoll, Jinn, Mer, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Калле
  • Калле аватар
  • Wanted!
  • Вождина
  • Вождина
  • Кавайный элемент
Больше
25 Июн 2015 14:36 #120 от Калле
Калле ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 12/21, upd. 24.06.15
Нет, я, конечно, все понимаю, но какой же все-таки говнюк этот "идеальный")))

ninych, мне почему-то настроением напоминает именно Остин (Не то чтобы Эсми похожа на Лиззи Беннет). Но возможно, я просто мало читаю ИЛР, кроме классики)

Save a Tree, Eat a Beaver
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.