САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

×
Последние обновления (14 Июн 2018)

12 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
11 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
46 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
8 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
9 и 10 главы Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
19 глава Бетани Брукс "Ее идеальный граф"
Новинка ОС))) Marchela24 "Независимый" Закончено)))
45 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"
7 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
8 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
Новинка ОС))) Marchela24 "Оргия" Закончено)))
Новинка ОС))) Feotais "Белый букет, или Das ist fantastisch" Закончено)))
Новинка ОС))) nhasablog "Украденные слова" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Первый контакт по-жесткому" Закончено)))
Новинка ОС))) Милфорд Слэбо "Мой питомец" Закончено)))
Новинка ОС))) Дик Цукер "Босоногие мечты" Закончено)))
7 глава Джослин Дрейк и Ринда Эллиот "Дрожь"
6 глава Кейдж Харпер "Год перестройки"
44 глава Либби Ридз "Хаос-Принц"

heart Бетани Брукс "Её идеальный граф", 19/21, upd. 14.04.18

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
08 Янв 2015 01:37 - 10 Июн 2017 13:29 #91 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Новогодние каникулы продолжаются, и у меня есть пока возможность опять немного скрасить ожидание следующей главы (коль не получилось подарочек к Рождеству сотворить).

В святочные дни не будем об ужасах. Поговорим о прекрасном. Тем более, что в следующей главе упоминаются

АКСМИНСТЕРСКИЕ КОВРЫ

Когда мы говорим о коврах как об исторической ценности, о произведении искусства, да просто, когда хотим подчеркнуть качество ковра, непременно упомянем: персидские, туркменские, индийские, марокканские... даже шёлковые китайские - в общем, восточные ковры. Но уж никак не английские. А зря. Даже очень зря.

Аксминстерский - уникальный напольный ковёр - впервые был произведён на фабрике, основанной в 1775 г. ткачом Томасом Витти (Thomas Whitty) в Аксминстере, в графстве Девон. Ковёр этот отличался оригинальным плетением, которое создавало бархатистую поверхность с тиснёным узором:

Словарь [ Нажмите, чтобы развернуть ]


Впрочем, в английских источниках утверждается, что помимо цветочных узоров английские ткачи часто выводили на своих коврах узоры в стиле французского ренессанса или старались подражать восточным мотивам.

В одном из музеев Англии можно увидеть эти старинные (очень красивые) ковры:


Это 1765 год. Удивительно красиво, не правда ли? Здесь ещё заметно французское влияние в рисунке.

А это попозже, конец XVIII в. - начало XIX в.:



В доме нашего идеального графа мог лежать как раз один из таких ковров. Ковры ручной работы. Очень дорогие. Но мне кажется, что в идеальный интерьер графского дома лучше вписывается вот этот ковёр первой четверти XIX в.:



Промышленная революция внесла свои коррективы. В Аксминстере примерно в 1825 г. был создан новый ткацкий способ изготовления ленточных синелевых ковров, которые оказались первой удачной имитацией узелковых восточных ковров. Посмотрите на этот ковёр конца XIX в.:



А ковроткаческая мануфактура Витти в 1835 году была закрыта, как раз в связи с появлением машинного производства ковров. Однако название сохранилось, и аксминстерскими коврами называют все ковры машинной выработки, изготавливаемые по старинной технологии (и бельгийские, и молдавские, и американские...). Сегодня различают три типа аксминстерских ковров, но мой неанглийский не позволяет мне разобраться, в чём там различия. Так что, если кто в состоянии и заинтересовался, отсылаю к Британской энциклопедии.

У нашего же идеального графа был истинный аксминстерский - бархатный - ковёр прекрасной (совершенной) ручной работы. До изобретения станков оставалось ещё года три...

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, ninych, nurochek, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
08 Янв 2015 02:44 #92 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Да, ужасов не надо, история на предыдущей странице и правда леденит кровь :(

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
11 Янв 2015 06:02 #93 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Ковры шикарные! Спасибо за статью, я действительно о них не слышала.

Regret is usually a waste of time

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
13 Янв 2015 22:39 - 30 Апр 2017 17:16 #94 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15


Мы решили поработать в эту новогоднюю ночь снегурочками. И вот вам наш подарок.


Глава 8

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка
Неотложная помощь и выведение из ступора редактора: Karmenn

Мисс Мария Лэмбтон была из тех молодых женщин, с кем не стоило шутить. Впрочем, леди и джентльмены из высшего общества в большинстве своём не подозревали о расчётливом и корыстном сердце, бившемся в её груди под тканью модного платья. Золотистые кудри и кукольно-голубые глаза действительно могли ввести в заблуждение.
— Папа, ты должен отвлечь его от этой гувернантки. Бог знает, как он может на неё смотреть, однако их беседы пробуждают в нём интерес.
Отец и дочь уютно устроились под лучами утреннего солнца в большой гостиной.
Мистер Лэмбтон покачал головой:
— Смотреть на неё вовсе не так неприятно, дорогая. Признаться, вчера вечером она выглядела почти сносно. — Мистер Лэмбтон остановился, чтобы вдохнуть табак с тыльной стороны ладони. Последовавшее «ап-чхи!» отозвалось по всей комнате.
Мисс Лэмбтон подняла голову и изогнула лебединую шею.
— Папа, ты ведь ею не увлёкся? Мужчины просто невыносимы. — Смахнув с колен воображаемые крошки, она поставила чашку с чаем на мраморную столешницу столика, стоявшего возле занятого ею диванчика.
— Увлёкся? Нет, нет, дорогая. — Он засунул табакерку в карман. — Однако, если мне придётся заняться любовью с женщиной, чтобы заполучить это аббатство, мисс Фортуна — не самый худший вариант.
— Ты не получишь аббатство Эшфорт, папа. — Мисс Лэмбтон вздёрнула подбородок. — Всё это станет моим. — Она махнула рукой, указывая на каминную полку из итальянского мрамора, хрустальные люстры из Австрии и аксминстерские ковры. — Ты, впрочем, сможешь навещать нас так часто, как пожелаешь.
Мистер Лэмбтон вряд ли мог ставить в вину дочери столь старательно привитые им же самим алчность и эгоизм.
— Навещать? Если ты станешь тут хозяйкой, Мария, я поселюсь здесь. Я мог бы занять целое крыло, и ни ты, ни граф не заметили бы разницы. — Он усмехнулся. — Похоже, ты достаточно уверена в себе для женщины, которая переживает по поводу гувернантки.
Её глаза вспыхнули.
— Я не говорила, что переживаю. Просто не хочу, чтобы внимание его светлости отвлекалось от меня. — Мисс Лэмбтон ощетинилась, будто кошка, почуявшая посягательство на свои владения. — Ты займёшь эту мисс со столь метким именем, если хочешь, чтобы Лэмбтоны с полным правом обосновались в аббатстве Эшфорт.
— Жаль, что нельзя просто потребовать погасить закладную, — заметил мистер Лэмбтон, потирая подбородок. — Это бы здорово облегчило дело.
— Титул нельзя получить за деньги, только путём замужества, — напомнила ему мисс Лэмбтон. — Спустя всего лишь поколение нам, быть может, удастся избавиться клейма торговцев. Мои дети будут желанными гостями во всех лондонских гостиных.
Ухмылка мистера Лэмтбона была под стать самодовольной улыбке его дочери:
— Как и моя дочь, когда она станет графиней Эшфорт. — Он наклонился, чтобы коснуться поцелуем её щеки. — Именно этого больше всего хотела твоя матушка. Договорились, дорогая, я займусь гувернанткой. Надеюсь, она не так уж отчаянно в меня влюбится. Подобные интрижки могут закончиться весьма неприятно. Помнишь Танбриджа Уэллса?
— Полно, папа. Эта мисс Смит готова была ждать предложения от мужчины, стоило ему лишь пожелать ей доброго утра. Ты принимаешь всё слишком близко к сердцу.
Мистер Лэмбтон на мгновение вдруг посерьёзнел.
— А ты, Мария, возможно, принимаешь всё недостаточно близко к сердцу.
Она непонимающе на него посмотрела:
— Понятия не имею, что ты имеешь в виду.
— Ну конечно, нет, дорогая. — Мистер Лэмбтон погладил дочь по щеке и обвёл взглядом гостиную. — Именно благодаря этому качеству ты и получишь всё это. — Он взял перчатки и шляпу с пристенного столика. — Возможно, гувернантке захочется прогуляться по саду. Где, по-твоему, в такой солнечный день можно найти мисс Фортуну?
— Полагаю, за каким-нибудь унылым занятием. — Мисс Лэмбтон очаровательно улыбнулась. — Вероятно, смывающей чернильные пятна с пальцев.
Мистер Лэмбтон хмыкнул и вышел из комнаты. Мисс Лэмбтон осталась сидеть, где сидела, погрузившись в самолюбивые мечты об обладании такой комнатой, как эта большая гостиная.
* * *
Эсми наслаждалась редкой минуткой покоя в саду. После обеда дети разбрелись по своим делам. Старая нянька заглянула в классную комнату и предложила уложить Кэролайн спать. Девчушка было запротестовала, но поскольку её возражения прерывались сильной зевотой, Эсми не вняла просьбам малышки.
Софи куда-то исчезла, чтобы похандрить в своё удовольствие. Конюх пообещал близнецам разрешить навестить в конюшне Плутарха, а Джеймс сгорбился над одной из парт в классной комнате, продолжая корпеть над своим загадочным переводом. Эсми было интересно, что же так захватило мальчика. Она сумела определить лишь, что перевод был с греческого, и, похоже, Джеймс не испытывал никаких затруднений с выполнением стоявшей перед ним задачи.
Летнее солнце согревало её плечи, и Эсми сняла шляпку, чтобы почувствовать его приветливое прикосновение к волосам. Она никогда не любила бывать на воздухе, однако оксфордширское лето повлияло на неё волшебным образом. Ласковое солнце привело к мыслям о поцелуе графа, и спустя всего несколько секунд она почувствовала, как будто и правда перегрелась.
Эсми виновато дёрнулась, услышав чьи-то приближающиеся шаги. Сердце застучало одновременно от страха и надежды, что это граф преодолевает путь через азалии. Вышедшая из-за поворота фигура оказалась, однако, не графом, а мистером Лэмбтоном.
— Мисс Фортуна, — он довольно улыбнулся, — рад вас видеть.
Было видно, что он действительно ей рад. Мистер Лэмбтон отличался непринуждёнными и непосредственными манерами. Если уж ей выпало провести время в компании, Эсми, в свою очередь, была рада, что компаньоном оказался именно он. По-настоящему рада.
— Добрый день, мистер Лэмбтон. — Она засомневалась, приглашать ли его присесть рядом с собой. Скамейка вдруг показалась ей ужасно маленькой.
— Позвольте к вам присоединиться? — Он указал рукой на сиденье рядом с ней. Подчинившись принятому за неё решению, Эсми подвинулась на край скамьи. Мистер Лэмбтон сел рядом, не слишком близко и не слишком далеко. Она, должно быть, позволила своему беспокойству из-за графа распространиться на абсолютно невинные встречи.
— Я рада немного развеять одиночество. — Эсми вдруг пожалела, что сняла шляпку, однако так, по крайней мере, у неё появилась возможность, не поворачивая головы, ясно читать выражение на лице мистера Лэмтбона.
— Вы правильно сделали, что вышли из дома насладиться таким чудесным днём. Я пытался убедить свою дочь присоединиться ко мне на прогулке по поместью, однако ничто не может заставить её покинуть большую гостиную.
— Вы уже бывали в аббатстве? — вежливо поинтересовалась Эсми.
— Нет-нет. Но надеюсь стать здесь частым гостем в будущем.
— О! — Так значит, брак входил в намерения обеих сторон. Она и раньше об этом знала, однако слова мистера Лэмтбона каким-то образом превратили эту идею из возможности в неизбежность.
— Поскольку моя дочь отказалась меня сопровождать, вы не позволите мне предложить вам руку на время короткой прогулки? Я очень хочу посмотреть на мост-каприз, что по ту сторону сада.
Прекрасный палладиев мост славился на всю Англию своими идеальными пропорциями.
— Да, конечно, мистер Лэмбтон. Буду рада составить вам компанию.
— Тогда пойдёмте? — Он поднялся и предложил Эсми руку. Она приняла её без всяких колебаний.
Мистер Лэмбтон оказался очаровательным собеседником, и Эсми чувствовала себя в его обществе совершенно спокойно. Они не спеша прошли по регулярному итальянскому саду и дальше, на тропинку, что, извиваясь, вела через луг к мосту вдалеке.
— Как вы находите своё положение? — спросил он, когда они уже почти дошли до моста. — Пятерых детей, должно быть, сложно опекать.
— Мне всегда нравились сложные задачи, — негромко проговорила Эсми.
— Вижу, вы желаете казаться осмотрительной. Я понимаю, дорогая. Женщина в вашем положении не может быть чересчур осторожной. Однако...
— Да?
— Возможно, вы не всегда будете в подобном положении.
Эсми посмотрела на него с изумлением. Он ласково улыбался, и она задумалась, правильно ли поняла скрытый смысл его слов. Боже, неужели мистер Лэмбтон воспылал к ней нежными чувствами?
— Думаю, я всегда буду сама зарабатывать себе на хлеб, сэр.
Он похлопал её по руке, лежащей в изгибе его локтя.
— Полноте, мисс Фортуна, вы слишком молоды, чтобы смириться с жизнью в прислугах. Вам непременно встретится какой-нибудь бравый ухажёр. Разве не так устроен мир?
— Возможно, так устроен ваш мир, сэр.
Он остановился, и она вынужденно остановилась подле него, поскольку по-прежнему держала его под руку.
— Не будьте столь уверены, сударыня. Никогда не знаешь, что прикажет сердце.
Он как-то странно на неё смотрел. Взгляд этот напомнил, как смотрел на неё в библиотеке граф перед тем, как поцеловать. В тревоге Эсми сделала шаг назад.
Она высвободила руку и повернулась, как если бы хотела насладиться видом.
— Полагаю, неизвестно, что вообще произойдёт в будущем. Сердце изменчивей всего на свете, — улыбнулась Эсми. — Мы уже совсем рядом с мостом. Хотите перейти его и полюбоваться видом на дом? Я слышала, отсюда он выглядит живописнее всего.
— Как пожелаете, моя дорогая. Вы ещё убедитесь, что, несмотря на свой преклонный возраст, я чрезвычайно приятный собеседник.
Эсми натянуто улыбнулась. Мистер Лэмбтон флиртовал с ней! Должна ли она потакать ему или не обращать на флирт внимания? Внезапно она увидела этого коммерсанта средних лет в совершенно новом свете. Что, если он и вправду испытывал к ней влечение? Графа ей никогда не получить, однако она вполне могла рассчитывать на кого-то вроде мистера Лэмбтона. Тогда ей никогда не придётся страдать от холода и голода — или от недостатка книг. Мистер Лэмбтон богат. Возможно, она даже получит свою школу. И, хотя Эсми никогда не сможет полюбить его, она будет преданной и верной женой.
Преданной и верной. Как охотничья собака. Отвращение захлестнуло Эсми. Однако семя упало в благодатную почву, и от зародившейся мысли теперь не избавиться. Прошлая ночь показала, что хотя граф и может оказаться настолько несовершенен, чтобы поцеловать её, он никогда не испытает к ней какой-либо серьёзной привязанности. Она увидела \заметила выражение ужаса в его глазах, прежде чем убежать из библиотеки.
— Ваш преклонный возраст? Не прибедняйтесь, сэр. — Ответ вышел чуть более кокетливым, чем она того хотела, однако мистер Лэмбтон не проявил признаков недовольства. И прежде чем он успел вновь предложить ей руку, Эсми зашагала по дороге к мосту, чувствуя себя при этом Одиссеем, проплывающим между Сциллой и Харибдой.
* * *
Джулиан уединился в кабинете со счётными книгами. Утренние часы пролетали быстро, и дворецкий уже дважды приносил ему чай, однако за аккуратными рядами цифр, выстроившихся на каждой странице, по-прежнему не было видно выхода. Аббатство перезаложено почти без какой-либо надежды на выкуп. Большей частью долга он обязан покойной жене. Одни только проценты уже выглядели устрашающе, но такова была цена, уплаченная им за её молчание о детях и их многочисленных отцах. После её смерти Джулиан тратил ровно столько, сколько требовалось для поддержания своего наследства в надлежащем состоянии, однако, даже урезав расходы до минимума везде, где только было можно, он не в состоянии был угнаться за растущими долгами.
Чертыхнувшись, он захлопнул последний гроссбух. Какая ирония, что новая жена – это единственный способ спасти аббатство от разорения, в которое его ввергла прежняя супруга. Мисс Лэмбтон была средством передать совершенство аббатства Джеймсу в целости и сохранности, тем самым превратив того в очередного узника семейной репутации. Мысль об этом печалила Джулиана, хотя и не столь сильно, как вызванное ею воспоминание о том, что несмотря на то, что Джеймсу предстояло получить титул и состояние, настоящим наследником Джулиана он не был. По правде говоря, у Джулиана вообще не было наследников, лишь пятеро детей, произведённых на свет его неверной женой.
Её предательство и шантаж били больнее, чем долги или необходимость жениться на Марии Лэмбтон. Со дня свадьбы он с нетерпением ждал рождения первенца. Он любил и каждого следующего — любил так, как только может любить своих детей одинокий мужчина — пока однажды его жена не осознала глубину его привязанности к ним. И тогда она выплеснула свой яд, навсегда уничтожив единственное, что наполняло его жизнь смыслом. Он давно понял, что Лилиан не любила его, и смирился с лишённым любви существованием, с пустотой, которой оказался его брак. Но когда она отняла у него детей... Она не забрала их в прямом понимании слова, однако откровенное признание и цена, запрошенная за сохранение её неверности в секрете, навсегда изменили его чувства. Дети сохранят его имя и всегда смогут рассчитывать на его защиту, но вокруг своего сердца Джулиан воздвиг стену.
И всё же стена эта была уязвима. Джулиан откинулся в кожаном кресле и отодвинулся от массивного стола. Вот почему он держался от детей как можно дальше. Слишком часто бывая в их обществе, он мог случайно выдать правду, а они заслуживали быть ограждёнными от неё. Это самое малое, что он мог сделать для этих детей, носивших его имя, не будучи ему родными по крови.
Выругавшись, \Джулиан с проклятием опять наклонился к столу и вновь открыл счётную книгу. Помимо брака без любви должен существовать иной выход из положения. Перелистнув несколько страниц, граф склонил голову и погрузился в изучение цифр.
* * *
Они слишком долго пробыли на мосту. Эсми знала, что должна c осторожностью балансировать между проявлением любезности и кажущейся вольностью, пребывая в обществе мистера Лэмтбона. Неправильно было бы пытаться вызвать в нём привязанность, когда её сердце занято другим, но, возможно, её мать была права: следует быть более практичной. Нужно заботиться о своих интересах, иначе кто о них позаботится?
Проведя четверть часа за пустыми разговорами и созерцанием открывавшейся с моста панорамы, она повернулась к своему спутнику с намерением завершить прогулку.
— Я могу понадобиться детям, сэр. Мне лучше вернуться в дом.
Мистер Лэмбтон по-свойски улыбнулся.
— Вы так добросовестно относитесь к своим обязанностям, моя дорогая, что это вызывает восхищение. Но сначала... — Он взял её за руку и завёл за одну из колонн, поддерживавших галерею. Отсюда их не было видно из дома. — Возможно, я перехожу границы, сударыня, но когда чувствуешь то, что чувствую я, приличия становятся досадным ограничением.
И, прежде чем Эсми успела воспротивиться, мистер Лэмбтон прижался губами к её губам. Два поцелуя за двадцать четыре часа! Потрясённая, Эсми стояла, не шевелясь, когда он издал удовлетворённый чмок и поднял голову. Он широко улыбнулся и подмигнул ей, и её лицо залилось алым цветом.
— Сэр... — Эсми понятия не имела, что сказать, однако ей достало присутствия духа отстраниться от него.
Он сразу же шагнул за ней:
— Мисс Фортуна, я сожалею. Думаю, я несколько поторопил события.
Впервые Эсми осознала всю шаткость своего положения. Она не могла себе позволить оскорбить мистера Лэмтбона, поскольку мисс Лэмбтон могла убедить графа отослать Эсми прочь, прежде чем она нашла бы рукопись. А дети... Ей не понравилась мысль о том, что они останутся на милость мисс Лэмбтон.
— Да... То есть, нет... Я не уверена, сэр.
Он снова стоял слишком близко.
— Ваш румянец совершенно очарователен, сударыня. И он подсказывает мне, что я произвёл на вас впечатление. — Он приблизился ещё на шаг. — И, поскольку вы не убежали прочь, это означает, что моё внимание, вероятно, вам не неприятно.
Он снова собирался её поцеловать! О небеса, как невинная прогулка по саду вдруг превратилась в свидание?!
— Сэр...
Крик, за которым последовал громкий всплеск, сотряс летний воздух. Эсми резко обернулась и увидела Джеймса и близнецов, стоявших на берегу озера прямо под мостом. Мария Лэмбтон стояла рядом с ними, сжимая в одной руке зонтик, а другой прикрывая рот, непосредственный источник крика.
— Кэролайн! — закричала Фиби, и Эсми увидела расходившиеся на поверхности воды круги.
Эсми бросилась к озеру. Дети исступлённо махали руками, указывая на воду, а мисс Лэмбтон, казалось, вот-вот лишится чувств.
— Она упала, мисс Эсми. Она там. — Лицо Филиппа было бледным, но не настолько, как лицо мисс Лэмбтон.
Вода в озере была мутной, а возле берега густо рос камыш. Эсми ни мгновения не колебалась. Она вошла в воду, выкрикивая детям указания через плечо:
— Филипп, беги на конюшню и принеси верёвку. Джеймс, найди своего отца. Фиби, а ты... — Она осеклась, оступившись в воде. — Присмотри за мисс Лэмбтон. Она выглядит так, как будто сейчас упадёт в обморок.
Несмотря на стоявшее лето, озёрная вода обжигала воистину ледяным, зимним холодом. Впервые в жизни Эсми мысленно поблагодарила отчима за навязанные в своё время уроки плавания. Она глубоко вдохнула, вытянула вперёд руки и с горящими глазами нырнула в воду в отчаянной попытке найти свою самую младшую подопечную.
* * *
— Милорд! Милорд! Скорее!
Джулиан вскинул голову и мгновенно вскочил на ноги. В дверях возник дворецкий.
— Леди Кэролайн, сэр, — старик вздохнул, чтобы перевести дух.
— Боже милостивый, только не крыша! — Джулиан обогнул угол стола и пересек комнату. — Она не могла упасть с крыши!
Негодница любила развлекаться, изводя слуг с парапетов, однако в прошлый раз Джулиан столь строго отчитал её, что теперь не мог поверить, что она вновь решилась на это.
— Она не на крыше, сэр. Она в озере.
— В озере? Что она делала у озера? И где была мисс Фортуна?
— Мисс Фортуна тоже в озере, милорд.
Понимание снизошло на Джулиана. Фарс с утоплением в мгновение ока заставил двух предыдущих гувернанток сбежать. Внезапно страх вернулся с новой силой. Кэролайн отлично плавала, однако Джулиан понятия не имел, умела ли держаться на воде мисс Фортуна.
— Она умеет плавать?
— Леди Кэролайн, сэр? Конечно. Но вы просили сказать вам, если она выкинет очередную проказу.
— Не леди Кэролайн, а мисс Фортуна! Она умеет плавать?
Дворецкий протёр лоб носовым платком.
— Не знаю, милорд. Я не додумался спросить.
Джулиан прошёл мимо него.
— Не додумался спросить?
Он бегом пересёк холл и настежь распахнул двери, ведущие в сад. Джулиан бежал по гравийной дорожке, и небольшой луг никогда ещё не казался ему таким огромным,. Впереди, у воды, стояли несколько конюхов. Один из них держал в руках верёвку.
На бегу Джулиан избавился от галстука и сюртука.
— Где они? — требовательно спросил он у конюха.
— Кто, сэр?
— Леди Кэролайн и гувернантка, тупица! — Он едва сдержался, чтобы не схватить беднягу за горло и не начать его трясти. Взгляд графа метнулся к гладкой поверхности озера.
— Мисс Фортуна, милорд? Она там. — Конюх мотнул головой в сторону. — Цела и невредима. Она плавает как рыба. Почти так же хорошо, как леди Кэролайн.
Джулиан развернулся. Там, на траве, завёрнутая в одеяло, она сидела и сжимала в объятиях самую младшую из его дочерей. Спутанные мокрые кудри облепили со всех сторон лицо Эсми, а сама она краем одеяла вытирала личико Кэролайн. При виде этой парочки Джулиан почувствовал, как сердце, которое, как он думал, уже готово было разорваться в груди, вдруг сбилось с ритма. Затем, менее чем в пяти шагах, он заметил лежавшую на траве мисс Лэмбтон, к лицу которой горничная подносила нюхательные соли, пытаясь привести хозяйку в чувство.
— На этот раз вы зашли слишком далеко, мисс, — прошептал Джулиан про себя, толком не зная, обращается он при этом к своей дочери или к гувернантке.
— Сударыня, в чём дело? — Он не хотел повышать голос, однако слова прозвенели так, что конюхи обернулись в его сторону с неподдельным интересом. Эсми залилась ярким румянцем.
— Прошу прощения, милорд. Я понятия не имела...
— Вам платят за то, чтобы вы имели понятие! — Он шагнул к ней и приглушённо спросил: — Вы, что, не в состоянии распознать детские проказы? Как вы не поняли, что вас заманили в это озеро?
Он видел, что ведёт себя неразумно. Всё происшествие было лишь детской шалостью, однако глубина страха, охватившего Джулиана, выходила за рамки разумного.
Эсми отбросила со лба влажную прядь. Её серые глаза затуманились.
— Всё, что я видела, милорд, — это круги на поверхности воды. Отчего-то мне показалось неразумным остановиться и провести расследование.
Джулиан молчал, вдруг оказавшись в полном замешательстве. К счастью, Кэролайн прервала их, бросившись в объятия Эсми.
— Мне так жаль, мисс Эсми. Мне так жаль.
Раскаяние малышки было столь же очевидным, сколь и необычным. Как правило, после своих проказ Кэролайн дерзила, однако сейчас она крепко вцепилась в гувернантку и виновато всхлипывала. Джулиана пронзил укол зависти. Он не помнил, чтобы Кэролайн хоть раз обратилась к нему за утешением. Она скорее показала бы ему язык и убежала в противоположном направлении.
— Ш-ш-ш... — Эсми покрепче обняла девочку и погладила её по голове. Одежда обеих уже начала высыхать на тёплом летнем солнце. — Ничего страшного, леди Кэролайн. Всё хорошо, всё позади.
Ошеломлённый Джулиан возвышался над чёртовой гувернанткой и её подопечной. Если он накажет Кэролайн, Эсми решит, что у него нет сердца. А если не накажет, то в один прекрасный день проказы девочки могут привести к гораздо большим неприятностям, чем те, которые она хотела бы устроить.
— Так что же, сэр? — Эсми смотрела на него поверх головы Кэролайн. — Все мы совершаем ошибки, разве нет? Разве не следует просто быть благодарными, что эта не имела серьёзных последствий?
Джулиан бросил взгляд на обмякшую мисс Лэмбтон. Он понимал, что Эсмеральда Фортуна хотела пристыдить его, напомнив о его собственном поведении в библиотеке, и эта тактика оказалась на удивление действенной. В этот момент он осознал, что стоит перед ней в распахнутой рубашке со свисающими по бокам подтяжками. Остальная одежда лежала где-то на гравийной дорожке между озером и домом. Солнце грело кожу, но намного сильнее графа горячило влечение, которое он чувствовал к проклятой гувернантке. Она избегала встречаться с ним глазами, но её взгляд остановился на его груди. Эсми быстро провела языком по губам.
Господи, она его убивает. Страх и желание оказались необъяснимо чувственным сочетанием. Он пожертвовал бы аббатством, если бы можно было сейчас повернуться и запросто нырнуть в холодную воду озера, однако присутствие мисс Лэмбтон исключало подобное развитие событий. Вместо этого, не проронив более ни слова, он развернулся и направился к распростёртой на земле женщине. Гордость его была цела, но сердце — в руинах.


Глава 10

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Жменька, ninych, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Ginger, Liluna, nurochek, Tigrenok, DgeMer, Zirochka, Doumori, Jinn, karellica, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Wanted!
  • Переводчик ОС
  • Переводчик ОС
Больше
13 Янв 2015 23:57 #95 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Дарлингс, спасибо! Мне надо срочно нагонять, отстала :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
14 Янв 2015 00:14 - 23 Фев 2015 00:52 #96 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15

nurochek пишет: Мне надо срочно нагонять, отстала :)



Лучшее - враг хорошего

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
14 Янв 2015 16:58 - 14 Янв 2015 16:59 #97 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Так-так. Есть версия, что Джеймс переводит украденную книгу. Но, с другой стороны, Эсми её узнала бы, скорее всего, если Джеймс чем-нибудь не обернул, конечно.
Мисс Лэмбтон показывает коготки, чего и следовало ожидать. И дети, в свою очередь, начинают действовать. А ещё граф и мистер Лэмбтон. Бедная Эсми, огонь со всех сторон!
Спасибо за главу!

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
15 Янв 2015 21:40 #98 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Ну, навряд ли Джеймс... Даже если не учитывать опасность того, что Эсми увидит книгу. Джеймс для таких проказ слишком взрослый, да и к новой гувернантке относится очень хорошо.

А мисс Лэмбтон - да... Совершено прозрачна: совершенно бессовестна, совершенно самонадеянна, совершенно эгоистична... и совершенно глупа.

Лучшее - враг хорошего

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
19 Янв 2015 12:32 #99 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Не думаю, что мисс Лэмбтон в курсе, какую ценность представляет "Коррина" и вообще ориентируется в греческом. У Эсми в чемодане с дюжину книг на греческом, с чего бы ей брать именно эту. Сомневаюсь, что можно было хорошо разглядеть, какую книгу Эсми взяла в библиотеке. К тому же, может, с разрешения графа, откуда Марии знать.
Конечно, идея с Джеймсом чисто умозрительна, просто в голову пришла.

Regret is usually a waste of time

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
28 Янв 2015 12:16 #100 от somiko
somiko ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Спасибо большое за новые главы!!!! :party:
Поблагодарили: StudentockA

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
01 Фев 2015 20:07 - 01 Фев 2015 20:42 #101 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Опять рылась в ретрофото и искала прототипы героев нашего романа.

Кажется, нашла Кэролайн, эту маленькую разбойницу, любительницу пощекотать нервы окружающим своими экстремальными "увлечениями".


Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: ninych, Ginger, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Фев 2015 10:18 #102 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Москвичка, с Днём рождения! :tortik:
Здоровья и творческих успехов! Низкий поклон от благодарных читателей за ваш тяжёлый труд

Regret is usually a waste of time

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
06 Фев 2015 13:13 - 14 Фев 2016 17:39 #103 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 10/21, upd. 06.02.15
Спасибо за поздравление. Думаю, как именинница имею право на подарок, и моя переводчица не будет на меня в обиде за прежде временную выкладку очередной главы. (Честное слово, всё поправлю, как только - так сразу).


Глава 9

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка
Неотложная помощь и выведение из ступора редактора: Karmenn

Той ночью Эсми вновь выскользнула из своей комнаты, освещая себе путь одной лишь свечой. Никогда в жизни она так не радовалась наступлению ночи. Мало ей невольно очутиться в объятиях мистера Лэмбтона, так надо ещё было попасться глазеющей на грудь графа. Что оказалось намного более унизительно. Ему, очевидно, было столь отвратительно видеть томление на её лице, что он развернулся, не сказав не слова, и направился к распростёртой на земле Марии Лэмбтон.
Воспоминание о поступке графа заставило Эсми ускорить шаги, спускаясь по чёрной лестнице. Она должна найти рукопись, и поскорее. Её образованию предстояло опираться на её собственные достоинства, а со школой придётся подождать, поскольку даже «Жизнеописание Коринны» и основание Дома Афины не стоили остатков её гордости.
Тёмные коридоры аббатства, к счастью, были совершенно пусты. Ей оставалось обыскать ещё значительную часть дома. Возьми она рукопись, куда можно было бы её спрятать? После долгих раздумий Эсми направилась вниз по коридору, ведущему в дальнюю часть дома. Этой частью аббатства пользовались меньше всего. На первом этаже здесь находился бальный зал, над которым располагались апартаменты для гостей, а под самой крышей – комнаты для слуг гостей. Что ж, хорошо. Она начнёт с бального зала. Обыскать его будет проще всего, хотя, как правило, она ненавидела находиться в подобных помещениях. Ни в одном из них ей ни разу не было хорошо.

Отыскать бальный зал графа Эшфорта было нетрудно. Огромные двойные двери бесшумно распахнулись, и Эсми вошла внутрь. Сквозь высокие окна комнату заливал лунный свет, освещая её намного лучше, чем одинокая свеча в руке Эсми. Гладкий деревянный пол расстилался перед ней подобно озеру из тёмного стекла, а напротив двери, высоко наверху виднелся балкон для музыкантов. Однако Эсми больше всего поразили стены. Она провела много времени, разглядывая стены бальных залов, поскольку чаще всего компанию в обществе ей составляли именно они. У графа стены были бледно-голубого цвета, c лепниной. Слиться с такой стеной было бы затруднительно, если только на вас не надето платье такого же цвета. Эсми предпочитала позолоту и фрески минувших дней, затеряться на фоне которых было намного проще.
Она обошла бальный зал, пытаясь в тусклом свете отыскать укромные места, где могла бы скрываться «Коринна», потом подняла взгляд кверху. Возможно, рукопись спрятана на балконе для музыкантов, однако вход туда должен быть из другого помещения. В свете не одобрялось присутствие слуг в обществе высокородных господ.
В конце комнаты висел портрет знатной дамы прошлого века, чьи пышные юбки и высоко убранные волосы отличались от современной моды настолько, насколько Эсми могла вообразить. Каково это, быть заключённой в фижмы, парики и туго стянутые корсеты? Возможно, поэтому её саму так привлекала античность. Одежда в греческом стиле дарила женщинам намного больше свободы, не мешала лёгкости движений. Возмущение общественными ограничениями нарастало в ней, но в нём не было особого смысла, одна лишь горечь. Иногда, впрочем, смирение отказывало ей, и она сожалела о том, чего не имела.
Эсми обвела взглядом великолепный бальный зал. Жаль, что она не была графом. Он ни в чём не знал недостатка, однако богатство принесло ему не больше радости, чем Эсми её нищета. Она посмотрела на круг света, отбрасываемый её свечой. Как можно обладать всем этим и быть несчастным?
В коридоре раздались шаги, и сердце у неё ушло в пятки. Проклятье! Мысленно она взмолилась, чтобы это оказался лакей или дворецкий, услышавший её возню, но в глубине души Эсми знала, кому принадлежали шаги. Прятаться не было смысла. Он все равно нашёл бы её. Кроме того, гнев и возмущение придали ей мужества. Несмотря на то, что его презрение по-прежнему ранило, теперь она чувствовала себя в присутствии графа сильнее, чем когда только приехала в аббатство.
В дверной проём шагнула тень, и сноп света лампы встретился с тусклым огоньком свечи Эсми.

— Добрый вечер, мисс Фортуна. — Его приветствие эхом прокатилось по пустому бальному залу.
Был ли в его голосе сарказм? На удивление, нет. Граф вновь был одет в халат, что было безусловно лучше, чем расстёгнутая рубашка. То есть, не то, чтобы лучше, но намного спокойнее для неё.
— Добрый вечер, милорд.
— Полагаю, вы ищете рукопись.
— Нет, милорд. Я решила ограбить вас и подумала, что лучше будет вынести ценности из бального зала прежде, чем приниматься за остальную часть дома.
К её удивлению, он рассмеялся и двинулся к ней через комнату. Она полагала, что он рассердится, вместо того чтобы вот так медленно и размеренно приближаться.
— Туше, мисс Фортуна. Я это заслужил. Кроме того, должен извиниться перед вами за своё сегодняшнее поведение. Я не имел права отчитывать вас за проделки Кэролайн, поскольку сам забыл предупредить вас об её излюбленной проказе.
Эсми улыбнулась, несмотря на уныние.
— Я думала, её любимая проказа – болтаться на крышах.
Лицо графа сделалось серьёзным.
— Надеюсь, неожиданное купание никак не повредило вашему здоровью. — Он оглядел комнату. — Я так понимаю, «Жизнеописание Коринны» вы не нашли?
Эсми вздохнула:
— Нет. Трудно догадаться, где может быть спрятана рукопись, когда мы понятия не имеем, кто её стащил.
— Действительно, загадка. — Граф бродил по бальному залу с необычной для него рассеянностью. — Поднимись вы на этаж выше, и оказались бы в апартаментах, отведённых Лэмбтонам, — негромко сказал он.
Сердце Эсми в тревоге забилось быстрее. Что, если бы она по ошибке вошла в одну из их комнат? Граф смотрел на неё, как будто оценивая, как она воспримет его сообщение. Неужели он как-то узнал о поцелуе мистера Лэмбтона?
— В таком случае я рада, что вы пришли и помешали мне опозориться ещё сильнее. Мне бы не хотелось нагрянуть в их спальни без приглашения.
— Мисс Лэмбтон точно была бы против, а вот мистер Лэмбтон, полагаю, не стал бы возражать.
Их взгляды встретились. Даже в темноте Эсми чувствовала, как пристально граф её изучает.
— Прошу прощения? — Притворное непонимание, казалось, было наилучшим выходом.
— По-моему, он находит вас привлекательной, мисс Фортуна. — От этих глухо произнесённых слов Эсми почувствовала слабость в коленях. Лишь самолюбие — и отчаяние — могли заставить её подумать, что в его тоне прозвучала нотка ревности.
— Мистер Лэмбтон очень добр.
— Правда?
— Что вы имеете в виду?
— Только то, что, по-моему, мисс Лэмбтон улавливает напряжённость между нами, и чувствует угрозу для себя. Её отец старается убрать вас с моих глаз долой.
Так он считал её пешкой в партии брачных шахмат, которую разыгрывал с Лэмбтонами. Мысль графа о том, что мистер Лэмбтон не мог испытывать к ней подлинного интереса, ранило гордость Эсми.
— Я нахожу мистера Лэмтбона довольно приятным джентльменом. — Из того, каким тоном были сказаны эти слова, вытекало, что графа она находит совершенно иным.
Он приподнял бровь:
— Хм. Лэмбтон, ко всему ещё, расчётливый делец, сударыня. Именно так он сколотил своё состояние, и не стоит недооценивать его преданность собственным интересам. Он хочет заполучить аббатство, а ещё больше он жаждет титула графини для своей дочери.
Граф был очень откровенен. Однако ей всё равно было обидно, что он считал, будто её особа, её манера общения не могли привлечь мистера Лэмбтона.
— Вы, похоже, очень уверены в собственной привлекательности, милорд. Вы не думали, что мисс Лэмбтон может ответить вам отказом?
Комичное выражение недоверия на его лице могло бы даже рассмешить Эсми, находи она эту ситуацию хоть отдалённо забавной. На деле же она с трудом сдерживала слёзы.
— Ответить мне отказом? — протянул он как будто мечтательно, и сердце Эсми забилось быстрее. Неужели она смела надеяться, что граф передумал? — Я так не думаю. Мы с мистером Лэмбтоном отлично понимаем друг друга. Наши цели полностью совпадают.
С этими словами глупая надежда улетучилась. Граф не стал бы жертвовать всем ради любви, как не стал бы дарить своё сердце тощей, острой на язык гувернантке.
— Я должна закончить поиски, — сказала она, желая лишь оказаться подальше от него. Граф вовсе не был безупречным. Он только казался таким. Под внешним лоском скрывалась такая же корыстная натура, как у любого другого аристократа. В сущности, он пёкся только о собственных интересах – как и любой аристократ.
— Подождите. — Его тихий приказ заставил её остановиться, едва она успела сделать шаг к двери. — Я прошу прощения, мисс Фортуна. Вы ничем не заслужили подобного обращения. Не позволите мне снова поискать рукопись вместе с вами?
Его вопрос вызвал воспоминание о сцене в библиотеке прошлой ночью. Глаза, должно быть, выдали мысли Эсми, поскольку граф, запустив руку в волосы, произнёс:
— Разумеется, если верите, что случившееся накануне вечером не повторится. За вчерашнее я должен принести вам свои глубочайшие извинения.
Эсми уж и не знала, что теперь о нём думать. Он был то надменным, то уважительно-внимательным, и никогда нельзя было уверенно сказать, какой из сторон своей натуры граф повернётся в следующее мгновение.
— Не нужно извинений, милорд. Я об этом и не вспоминала, — солгала она.
Эсми вдруг подумала, что занимай она положение повыше, одних только извинений было бы недостаточно. Окажись на её месте мисс Лэмбтон, честь заставила бы графа сделать предложение, скомпрометируй он её до такой степени. Однако она не была мисс Лэмбтон, а гувернантка не могла рассчитывать на честь джентльмена. Очевидно, ему эта идея даже в голову не приходила.
— Что ж, хорошо. — Он подтянул пояс халата. — Я бы очень хотел, чтобы рукопись сегодня нашлась.
— Вы уверены, что она всё ещё в доме, милорд? — Эсми была рада перевести его внимание на рукопись. Граф, без сомнения, собирался подать на соискание премии свой перевод труда. Сделай он это, и её шансы на получение награды были бы ничтожны. А уж сотрудничество с графом и вовсе оборачивалось против её интересов.
— Да. Лакеи обыскивают каждую телегу, карету и всадника, выезжающих из поместья. Она либо в доме, либо где-то в имении. Дом кажется более вероятным местом, чтобы спрятать рукопись.
— Очень хорошо. Здесь её не видно, но я хотела осмотреть балкон для музыкантов. — Эсми посмотрела наверх. — Скоро рассвет.
Она не смела и надеяться провести ещё одну ночь с ним наедине. Даже думать об этом было крайне глупо. Она, наверное, никогда больше не сможет чувствовать себя рядом с ним спокойно. Однако, проследовав за графом по коридору в узкую дверь, которая вела на винтовую лестницу, Эсми вновь оказалась в столь смущавшем её обществе.
— Теперь, когда вы видели рукопись, как, по-вашему, усомнится ли кто-нибудь в подлинности «Жизнеописания Коринны»? — спросил он через плечо, когда они поднимались на галерею.
Она подняла глаза, удивлённая, что его интересует её мнение:
— Я не знаток, сэр.
— Но у вас, без сомнения, есть собственная точка зрения?
— То, что я успела увидеть, совпадает с тем, что мне известно о поэтессе. Однако до наших дней дошло так мало её работ, что большая часть из того, что мы о ней знаем, скорее всего, просто легенды. Если рукопись окажется подлинником, это будет великая находка для античной истории и литературы.
— Да, это так. — Он открыл небольшую дверь, ведущую на балкон, и кивнул Эсми, приглашая войти. От такой близости к нему желудок Эсми снова сжался. Граф поставил лампу на парапет. — Меня, однако, удивляет, почему «Жизнеописание Коринны» до сих пор оставалось неизвестным. Почему о нём нет упоминаний в других трудах? Разве Овидий не стал бы использовать его, когда сравнивал с ней свою любимую? А никаких свидетельств этому нет.
Эсми посмотрела на призрачный бальный зал внизу.
— А есть свидетельства обратному? Сравнение двух работ могло бы выявить заимствования фраз и детали, которые нельзя было бы списать на совпадения.
Её глаза вновь вернулись к его освещённому лампой лицу. Брови графа поднялись.
— Отличная идея, сударыня. — Он замер, изучая её лицо. Под его пристальным взглядом Эсми вновь ощутила неловкость. На этот раз в его глазах не было жгучего интереса — нет, взгляд этот был, скорее, оценивающим, чем страстным. — Я поражён глубиной знаний, полученных вами без всякого формального образования. Это, несомненно, потребовало от вас немалой выдержки.
— И одиночества, — сказала Эсми с самоуничижительной улыбкой. — Обучение заполняло часы, которые мы за недостатком приглашений проводили дома.
Едва произнеся эти слова, Эсми всем сердцем пожелала забрать их назад. Казалось, они эхом отозвались в бальном зале.
Теперь он смотрел на неё ещё пристальней:
— Вы бывали в обществе?
Её сердце пустилось вскачь.
— Да. — Она сглотнула. — Моим первым отчимом был герцог Ноттингем.
— Ноттингем? Так это ваша сестра вышла замуж за крон-принца Сантадорра.
— Моя сводная сестра, да.
— Я удивлён. Ваша сводная сестра уж могла бы избавить вас от необходимости идти в услужение. Её муж – один из самых богатых людей в Европе.
— Я бы не разрешила маме просить. — Эсми всей душой желала сменить тему.
— Нет? — Он изучал её, как если бы перед ним был неизвестный вид, описание которого нужно было внести в каталог для следующих поколений.
— Я не чувствовала, что достойна такой чести.
— И вместо этого стали гувернанткой.
Пришло время признаний. Без столь уникального дополнения как «Жизнеописание Коринны», у её исследования о греческих и римских женщинах было мало шансов на успех в конкурсе. Она уже отдала предпочтение гордости, а не мечте. Теперь же нужно было пожертвовать его добрым отношением ради своей чести.
— Я проникла в ваш дом обманом, милорд. Я слышала, что вы обладаете рукописью «Жизнеописание Коринны», и хотела дополнить ею свой труд.
— В самом деле?
Она и не представляла, что его брови способны подняться ещё выше.
— Да. Работа, отправленная мной в Общество античной истории и литературы была твёрдо отклонена. Мне нужно было что-то, что выделило бы её на общем фоне.
Его глаза расширились от понимания. Он наконец связал её с тем самым питающим надежды автором, которого столь бесцеремонно отверг.
— И вам отказал наотрез определённый член Общества.
— Да, милорд.
— И, вынужден признать, в крайне высокомерной и унизительной манере. — Он самоуничижительно улыбнулся.
— Да.
Он сделал к ней шаг, потом ещё, и ещё, пока оба они не оказались в круге света от лампы. Неужели её сердце больше никогда не сможет биться ровно в его присутствии?
— Мне очень жаль, мисс Фортуна. То, что я написал, было совершенно непростительно. Боюсь, в своём письме к вам я излил злость на кого-то другого. Тогда я вас не знал.
Его извинение лишь усилило её смятение.
— Вам неоткуда было знать меня, милорд. В глазах настоящих учёных я просто дилетантка.
— Так значит, вы прибыли в аббатство в надежде найти «Жизнеописание Коринны»? Вот зачем вам надо было попасть сюда?
— Да. — Какой странный разговор они вели в темноте балкона. Отчего-то все их самые важные беседы проходили в темноте под покровом ночи.
— Кота едва ли можно назвать блестящим ходом, если вы хотели втереться в доверие. Что на вас нашло, когда вы решили притащить его с собой?
Эсми опустила голову:
— Несвойственное мне проявление сочувствия, милорд.
Он улыбнулся — красивая улыбка преобразила суровые черты лица, сделав его гораздо моложе.
— Я вовсе не нахожу сочувствие этому треклятому созданию несвойственным вам.
Повисла неловкая тишина.
— Вы, без сомнения, желаете, чтобы я направилась прямиком в царство Аида, милорд, с того самого мгновения, как рукопись пропала, однако я намерена задержаться, пока она не будет найдена. Это вопрос чести.
Он посмотрел на неё с подозрением:
— Вопрос чести?
— Я виновата, что рукопись пропала, значит, я должна позаботиться о том, чтобы её найти.
— А когда она будет найдена? Если я не разрешу вам её использовать?
— Я останусь у вас до истечения оговорённого срока.
Облегчение проступило на его лице, и резкие черты разгладились.
— Я и не подозревал, что гувернантки настолько коварны, однако восхищён вашей изобретательностью, сударыня. И вашей запоздалой честностью.
— Значит, вы изменили своё мнение о моей персоне?
На мгновение он нахмурился:
— Вы умны, не чураетесь интриг и уловок, но при этом вам не чуждо понятие о чести. Моё мнение о вашей персоне остаётся по большей части таким же, каким оно было в момент вашего приезда, сударыня.
По его губам скользнула добродушная усмешка. Несмотря на резкость слов, произнесены они были столь тёплым тоном, что Эсми с трудом могла унять стук сердца, отдающийся в ушах. Она смущённо отвернулась.
— Вы меня переоцениваете, милорд.
— Я так не думаю.
Лишённая присутствия духа, Эсми не ответила. Его похвалы действовали на неё сродни опиуму, так что она не осмеливалась подпасть под их очарование.
— Так значит, ваша матушка после того, как Ноттингем отдал богу душу, вновь вышла замуж?
Темнота и впрямь располагала к откровениям.
— Вдовья доля наследства, доставшаяся ей от герцога, быстро истощилась. После отъезда моей сводной сестры мы отправились на континент. В Риме она познакомилась с графом. У него там вилла. — Она старалась держаться безучастной.
— Но не слишком много денег?
— Всё, что у него есть, тратится на бренди, милорд. А жизнь в Лондоне намного дороже, чем в Италии.
— Я полагал, что вдове Ноттингема не составит труда найти себе место в высшем свете.
Эсми жалела, что не может сбежать, ибо понимала, к чему идёт разговор, столь же ясно, как видела графа в свете лампы.
— Вы были представлены моей матушке, милорд, хоть и не вспомните этого. Полагаю, на протяжении сезона вы встречаете великое множество назойливых заискивающих людей.
Она ясно увидела, в какой момент на него снизошло понимание, поскольку мать Эсми прославилась своими лебезящими манерами на весь свет.
— Эта женщина — ваша мать?
Выражение недоверия в его глазах смогло, по крайней мере, немного утешить Эсми.
— Да, эта дама — моя мать.
Он нахмурился.
— Прошу прощения. Не хотел проявить неуважение.
— Правда не может быть неуважительной, сэр. Лишь крайне унизительной. — Слова сорвались с губ, и она лишь отчасти пожелала забрать их обратно.
Между его бровями залегла морщинка.
— Наши родственники не всегда делают нам честь, сударыня, однако мы не отвечаем за их поступки.
— Но они бросают на нас тень, сэр, и чаще всего наносят ущерб. По крайней мере, в моём случае это так.
— Хм. — Его бессловесный ответ не подтвердил, но и не опроверг её высказывания. Граф снял лампу с парапета и открыл дверь галереи. — Боюсь, здесь мы ничего не найдём, сударыня. Возможно, нам следует продолжить поиски.
Он узнал уже чересчур много, однако она без возражений последовала за ним с балкона вниз. Вместе они прошли по коридору до конца и поднялись по лестнице. Граф открыл перед Эсми первую же дверь на следующем этаже.
— Большая часть комнат для гостей давно не использовалась. Возможно, вам покажется, что там немного пыльно.
— Меня не побеспокоит такая мелочь как грязь, сэр.
— Разумеется, вы скроены из прочного материала. Первая же трудность вас не испугает. Не то что... — Его голос затих, когда они вошли в спальню.
Эсми обвела взглядом пышущую убранством комнату.
— Красивее, чем всё, что я видела в Лондоне, — выдохнула она. — Как жаль, что всего этого никто не видит.
— Моя жена любила принимать гостей. — Граф на мгновение отвернулся, и Эсми почувствовала укол ревности, заслышав горечь в его голосе. — После её смерти у меня не было поводов устраивать пышные приёмы.
— Быть может, когда будет объявлено о вашей помолвке с мисс Лэмбтон, вы решите вернуться к развлечениям. — Мысль об этом наполняла Эсми отчаянием.
Граф шагнул в центр гостевой спальни и обвёл её взглядом так, словно видел впервые.
— Мы, без сомнения, объявим о нашей помолвке в Лондоне. Возможно, мы там и поженимся. Мисс Лэмбтон этого захочет.
— Значит, вы уже сделали ей предложение? — Подобная дерзость была удивительна ей самой, однако Эсми должна была знать. Ей нужны любые свидетельства намерений графа связать себя с мисс Лэмбтон, чтобы противостоять собственным глупым чувствам.
— Нет, — тихо произнёс он с грустью в голосе. — Пока нет.
— Отчего вы медлите?
Почему он не мог связать себя обязательствами и оставить Эсми наедине с её горем? Она решила было, что граф осадит её за подобную дерзость, но вместо этого он повернулся и задумчиво посмотрел на неё. Их разделяло не менее пяти шагов, однако Эсми чувствовала присутствие графа не менее остро, чем если бы он стоял совсем рядом с ней.
— Отчего я медлю? Я и сам задавал себе этот вопрос, мисс Фортуна.
— Значит, вы её не любите. — Слова слетели с её языка с облегчением и вызовом одновременно.
К ужасу Эсми граф рассмеялся.
— Люблю ли я мисс Лэмбтон? — Он потёр виски указательным и большим пальцами. — Это аристократический брак, моя дорогая. Что у вас за романтические идеи!
Частью разума, способным отстраниться от этого момента близости, Эсми понимала: его слова должны были бы пугать её в той же мере, как и манили.
— Тогда почему? Что способно заставить вас сделать предложение женщине, которую вы не цените?
Сказанные вслух, эти слова заставили Эсми осознать всю беспощадную жестокость его положения. Он не любил мисс Лэмбтон, а мисс Лэмбтон любила лишь титул и графскую собственность. Нетрудно было увидеть тут прямой путь к катастрофе, а брак графа с мисс Лэмбтон был бы такой же катастрофой, как если бы он женился на Эсми Фортуне. Ну вот, наконец, она это и признала. Эсми лишь надеялась, что он не сможет прочесть её мысли по выражению лица.
— Я ценю то, что она принесёт в этот брак, моя дорогая. Совершенство стоит недёшево, особенно для того, кто по уши в долгах. — Он внезапно замолчал и отвернулся. — Я не должен говорить вам подобные вещи.
— Вы не хотите вновь жениться по любви? — Вопрос был мучителен для неё, однако не спросить она не могла.
— Вновь? — Граф выглядел искренне озадаченным.
— Как вы женились на первой жене.
— Жениться по любви – крайне опасное дело, мисс Фортуна. Я бы не пожелал этого даже самому заклятому врагу.
Смущение залило её щёки румянцем.
— Но... Комнаты вашей жены стоят нетронутыми. Её одежда аккуратно сложена. И вы не пользовались бальным залом. — У идеального графа должен был быть идеальный брак. И никак иначе.
Граф хмыкнул и заходил по комнате кругами, словно лев в клетке.
— Её комната нетронута, а одежда сложена на чердаке потому, что я не желаю вспоминать об этой женщине. И я не пользовался бальным залом потому, что экономил деньги, чтобы заплатить за этот дом по закладным. Вижу, вы приняли мои поступки за проявление любви. — Он сложил руки на груди и поднял подбородок. — Мне жаль разрушать ваши иллюзии, моя дорогая, однако я не менее цепок, чем ваша матушка. Просто в моей назойливости больше лоска.
Эсми отказывалась понимать предельно ясный смысл его слов.
— Но дети...
— Что с ними?
Она не отступила, несмотря на холодное выражение его лица:
— Ваши дети. У вас их так много.
— И?
— Вы, должно быть, когда-то очень любили свою жену. — Во рту у неё так пересохло, что трудно было говорить.
— Да, любил. К несчастью, она любила слишком много мужчин помимо меня.
— Милорд?
— Это не мои дети, сударыня. Ни один из них.
Внезапно, как в решённой головоломке, всё встало на свои места. Эсми похолодела. Она всё неправильно поняла. Он питал к графине не любовь, а презрение, и его детям досталось это горькое наследство. Эсми вдруг поняла, как сильно ошибалась в нём — так же, как он ошибался в ней. Под идеальной оболочкой скрывался обычный мужчина, со своими недостатками, как и любой другой в королевстве.
И если идеальный граф был для неё недосягаем, то настоящий, снедаемый тревогами Джулиан Армстронг таким не был.
От этой мысли щёки обожгло румянцем, а колени подогнулись. Глупая, глупая девчонка! Она взглянула в тёмные глаза и увидела израненную душу мужчины, столь старательно скрывавшуюся за идеальной наружностью. И женщине в ней — женщине, однажды возжелавшей этого мужчину во всём совершенстве — он казался ещё более желанным со всеми своими недостатками.

Глава 11

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Жменька, ninych, Mari Michelle, Liluna, somiko, Tigrenok, DgeMer, Zirochka, Alexandraetc, Rina, Doumori, Jinn, Naomi, Magic

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Фев 2015 15:50 #104 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 10/21, upd. 06.02.15
Спасибо за продолжение!  :frower:
Вот и разобрались, выложили карты на стол. Выяснили, что у Эсми благородное происхождение, что всё же немаловажно, а граф не идеальная мраморная статуя, а живой человек со своими скелетами в шкафу. Интересно, как теперь автор повернёт сюжет так, чтобы герои остались вместе в конце книги. Всё же любовный роман, так что я надеюсь на подобное окончание.

Regret is usually a waste of time
Поблагодарили: Калле

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
06 Фев 2015 18:38 #105 от Jinn
Jinn ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 10/21, upd. 06.02.15
С днем рождения! Спасибо за новую главу.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.