САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Бетани Брукс "Её идеальный граф", 18/21, upd. 23.12.17

Больше
3 года 2 нед. назад - 7 мес. 1 нед. назад #28744 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Новогодние каникулы продолжаются, и у меня есть пока возможность опять немного скрасить ожидание следующей главы (коль не получилось подарочек к Рождеству сотворить).

В святочные дни не будем об ужасах. Поговорим о прекрасном. Тем более, что в следующей главе упоминаются

АКСМИНСТЕРСКИЕ КОВРЫ

Когда мы говорим о коврах как об исторической ценности, о произведении искусства, да просто, когда хотим подчеркнуть качество ковра, непременно упомянем: персидские, туркменские, индийские, марокканские... даже шёлковые китайские - в общем, восточные ковры. Но уж никак не английские. А зря. Даже очень зря.

Аксминстерский - уникальный напольный ковёр - впервые был произведён на фабрике, основанной в 1775 г. ткачом Томасом Витти (Thomas Whitty) в Аксминстере, в графстве Девон. Ковёр этот отличался оригинальным плетением, которое создавало бархатистую поверхность с тиснёным узором:

Словарь [ Нажмите, чтобы развернуть ]


Впрочем, в английских источниках утверждается, что помимо цветочных узоров английские ткачи часто выводили на своих коврах узоры в стиле французского ренессанса или старались подражать восточным мотивам.

В одном из музеев Англии можно увидеть эти старинные (очень красивые) ковры:


Это 1765 год. Удивительно красиво, не правда ли? Здесь ещё заметно французское влияние в рисунке.

А это попозже, конец XVIII в. - начало XIX в.:



В доме нашего идеального графа мог лежать как раз один из таких ковров. Ковры ручной работы. Очень дорогие. Но мне кажется, что в идеальный интерьер графского дома лучше вписывается вот этот ковёр первой четверти XIX в.:



Промышленная революция внесла свои коррективы. В Аксминстере примерно в 1825 г. был создан новый ткацкий способ изготовления ленточных синелевых ковров, которые оказались первой удачной имитацией узелковых восточных ковров. Посмотрите на этот ковёр конца XIX в.:



А ковроткаческая мануфактура Витти в 1835 году была закрыта, как раз в связи с появлением машинного производства ковров. Однако название сохранилось, и аксминстерскими коврами называют все ковры машинной выработки, изготавливаемые по старинной технологии (и бельгийские, и молдавские, и американские...). Сегодня различают три типа аксминстерских ковров, но мой неанглийский не позволяет мне разобраться, в чём там различия. Так что, если кто в состоянии и заинтересовался, отсылаю к Британской энциклопедии.

У нашего же идеального графа был истинный аксминстерский - бархатный - ковёр прекрасной (совершенной) ручной работы. До изобретения станков оставалось ещё года три...

Лучшее - враг хорошего
Последнее редактирование: 7 мес. 1 нед. назад от Москвичка.
Поблагодарили: Калле, ninych, nurochek, Alexandraetc

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 года 2 нед. назад #28746 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Да, ужасов не надо, история на предыдущей странице и правда леденит кровь :(

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 года 1 нед. назад #28804 от ninych
ninych ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 8/21, upd. 04.01.15
Ковры шикарные! Спасибо за статью, я действительно о них не слышала.

Regret is usually a waste of time

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 года 1 нед. назад - 8 мес. 3 нед. назад #28858 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15


Мы решили поработать в эту новогоднюю ночь снегурочками. И вот вам наш подарок.


Глава 8

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка
Неотложная помощь и выведение из ступора редактора: Karmenn

Мисс Мария Лэмбтон была из тех молодых женщин, с кем не стоило шутить. Впрочем, леди и джентльмены из высшего общества в большинстве своём не подозревали о расчётливом и корыстном сердце, бившемся в её груди под тканью модного платья. Золотистые кудри и кукольно-голубые глаза действительно могли ввести в заблуждение.
— Папа, ты должен отвлечь его от этой гувернантки. Бог знает, как он может на неё смотреть, однако их беседы пробуждают в нём интерес.
Отец и дочь уютно устроились под лучами утреннего солнца в большой гостиной.
Мистер Лэмбтон покачал головой:
— Смотреть на неё вовсе не так неприятно, дорогая. Признаться, вчера вечером она выглядела почти сносно. — Мистер Лэмбтон остановился, чтобы вдохнуть табак с тыльной стороны ладони. Последовавшее «ап-чхи!» отозвалось по всей комнате.
Мисс Лэмбтон подняла голову и изогнула лебединую шею.
— Папа, ты ведь ею не увлёкся? Мужчины просто невыносимы. — Смахнув с колен воображаемые крошки, она поставила чашку с чаем на мраморную столешницу столика, стоявшего возле занятого ею диванчика.
— Увлёкся? Нет, нет, дорогая. — Он засунул табакерку в карман. — Однако, если мне придётся заняться любовью с женщиной, чтобы заполучить это аббатство, мисс Фортуна — не самый худший вариант.
— Ты не получишь аббатство Эшфорт, папа. — Мисс Лэмбтон вздёрнула подбородок. — Всё это станет моим. — Она махнула рукой, указывая на каминную полку из итальянского мрамора, хрустальные люстры из Австрии и аксминстерские ковры. — Ты, впрочем, сможешь навещать нас так часто, как пожелаешь.
Мистер Лэмбтон вряд ли мог ставить в вину дочери столь старательно привитые им же самим алчность и эгоизм.
— Навещать? Если ты станешь тут хозяйкой, Мария, я поселюсь здесь. Я мог бы занять целое крыло, и ни ты, ни граф не заметили бы разницы. — Он усмехнулся. — Похоже, ты достаточно уверена в себе для женщины, которая переживает по поводу гувернантки.
Её глаза вспыхнули.
— Я не говорила, что переживаю. Просто не хочу, чтобы внимание его светлости отвлекалось от меня. — Мисс Лэмбтон ощетинилась, будто кошка, почуявшая посягательство на свои владения. — Ты займёшь эту мисс со столь метким именем, если хочешь, чтобы Лэмбтоны с полным правом обосновались в аббатстве Эшфорт.
— Жаль, что нельзя просто потребовать погасить закладную, — заметил мистер Лэмбтон, потирая подбородок. — Это бы здорово облегчило дело.
— Титул нельзя получить за деньги, только путём замужества, — напомнила ему мисс Лэмбтон. — Спустя всего лишь поколение нам, быть может, удастся избавиться клейма торговцев. Мои дети будут желанными гостями во всех лондонских гостиных.
Ухмылка мистера Лэмтбона была под стать самодовольной улыбке его дочери:
— Как и моя дочь, когда она станет графиней Эшфорт. — Он наклонился, чтобы коснуться поцелуем её щеки. — Именно этого больше всего хотела твоя матушка. Договорились, дорогая, я займусь гувернанткой. Надеюсь, она не так уж отчаянно в меня влюбится. Подобные интрижки могут закончиться весьма неприятно. Помнишь Танбриджа Уэллса?
— Полно, папа. Эта мисс Смит готова была ждать предложения от мужчины, стоило ему лишь пожелать ей доброго утра. Ты принимаешь всё слишком близко к сердцу.
Мистер Лэмбтон на мгновение вдруг посерьёзнел.
— А ты, Мария, возможно, принимаешь всё недостаточно близко к сердцу.
Она непонимающе на него посмотрела:
— Понятия не имею, что ты имеешь в виду.
— Ну конечно, нет, дорогая. — Мистер Лэмбтон погладил дочь по щеке и обвёл взглядом гостиную. — Именно благодаря этому качеству ты и получишь всё это. — Он взял перчатки и шляпу с пристенного столика. — Возможно, гувернантке захочется прогуляться по саду. Где, по-твоему, в такой солнечный день можно найти мисс Фортуну?
— Полагаю, за каким-нибудь унылым занятием. — Мисс Лэмбтон очаровательно улыбнулась. — Вероятно, смывающей чернильные пятна с пальцев.
Мистер Лэмбтон хмыкнул и вышел из комнаты. Мисс Лэмбтон осталась сидеть, где сидела, погрузившись в самолюбивые мечты об обладании такой комнатой, как эта большая гостиная.
* * *
Эсми наслаждалась редкой минуткой покоя в саду. После обеда дети разбрелись по своим делам. Старая нянька заглянула в классную комнату и предложила уложить Кэролайн спать. Девчушка было запротестовала, но поскольку её возражения прерывались сильной зевотой, Эсми не вняла просьбам малышки.
Софи куда-то исчезла, чтобы похандрить в своё удовольствие. Конюх пообещал близнецам разрешить навестить в конюшне Плутарха, а Джеймс сгорбился над одной из парт в классной комнате, продолжая корпеть над своим загадочным переводом. Эсми было интересно, что же так захватило мальчика. Она сумела определить лишь, что перевод был с греческого, и, похоже, Джеймс не испытывал никаких затруднений с выполнением стоявшей перед ним задачи.
Летнее солнце согревало её плечи, и Эсми сняла шляпку, чтобы почувствовать его приветливое прикосновение к волосам. Она никогда не любила бывать на воздухе, однако оксфордширское лето повлияло на неё волшебным образом. Ласковое солнце привело к мыслям о поцелуе графа, и спустя всего несколько секунд она почувствовала, как будто и правда перегрелась.
Эсми виновато дёрнулась, услышав чьи-то приближающиеся шаги. Сердце застучало одновременно от страха и надежды, что это граф преодолевает путь через азалии. Вышедшая из-за поворота фигура оказалась, однако, не графом, а мистером Лэмбтоном.
— Мисс Фортуна, — он довольно улыбнулся, — рад вас видеть.
Было видно, что он действительно ей рад. Мистер Лэмбтон отличался непринуждёнными и непосредственными манерами. Если уж ей выпало провести время в компании, Эсми, в свою очередь, была рада, что компаньоном оказался именно он. По-настоящему рада.
— Добрый день, мистер Лэмбтон. — Она засомневалась, приглашать ли его присесть рядом с собой. Скамейка вдруг показалась ей ужасно маленькой.
— Позвольте к вам присоединиться? — Он указал рукой на сиденье рядом с ней. Подчинившись принятому за неё решению, Эсми подвинулась на край скамьи. Мистер Лэмбтон сел рядом, не слишком близко и не слишком далеко. Она, должно быть, позволила своему беспокойству из-за графа распространиться на абсолютно невинные встречи.
— Я рада немного развеять одиночество. — Эсми вдруг пожалела, что сняла шляпку, однако так, по крайней мере, у неё появилась возможность, не поворачивая головы, ясно читать выражение на лице мистера Лэмтбона.
— Вы правильно сделали, что вышли из дома насладиться таким чудесным днём. Я пытался убедить свою дочь присоединиться ко мне на прогулке по поместью, однако ничто не может заставить её покинуть большую гостиную.
— Вы уже бывали в аббатстве? — вежливо поинтересовалась Эсми.
— Нет-нет. Но надеюсь стать здесь частым гостем в будущем.
— О! — Так значит, брак входил в намерения обеих сторон. Она и раньше об этом знала, однако слова мистера Лэмтбона каким-то образом превратили эту идею из возможности в неизбежность.
— Поскольку моя дочь отказалась меня сопровождать, вы не позволите мне предложить вам руку на время короткой прогулки? Я очень хочу посмотреть на мост-каприз, что по ту сторону сада.
Прекрасный палладиев мост славился на всю Англию своими идеальными пропорциями.
— Да, конечно, мистер Лэмбтон. Буду рада составить вам компанию.
— Тогда пойдёмте? — Он поднялся и предложил Эсми руку. Она приняла её без всяких колебаний.
Мистер Лэмбтон оказался очаровательным собеседником, и Эсми чувствовала себя в его обществе совершенно спокойно. Они не спеша прошли по регулярному итальянскому саду и дальше, на тропинку, что, извиваясь, вела через луг к мосту вдалеке.
— Как вы находите своё положение? — спросил он, когда они уже почти дошли до моста. — Пятерых детей, должно быть, сложно опекать.
— Мне всегда нравились сложные задачи, — негромко проговорила Эсми.
— Вижу, вы желаете казаться осмотрительной. Я понимаю, дорогая. Женщина в вашем положении не может быть чересчур осторожной. Однако...
— Да?
— Возможно, вы не всегда будете в подобном положении.
Эсми посмотрела на него с изумлением. Он ласково улыбался, и она задумалась, правильно ли поняла скрытый смысл его слов. Боже, неужели мистер Лэмбтон воспылал к ней нежными чувствами?
— Думаю, я всегда буду сама зарабатывать себе на хлеб, сэр.
Он похлопал её по руке, лежащей в изгибе его локтя.
— Полноте, мисс Фортуна, вы слишком молоды, чтобы смириться с жизнью в прислугах. Вам непременно встретится какой-нибудь бравый ухажёр. Разве не так устроен мир?
— Возможно, так устроен ваш мир, сэр.
Он остановился, и она вынужденно остановилась подле него, поскольку по-прежнему держала его под руку.
— Не будьте столь уверены, сударыня. Никогда не знаешь, что прикажет сердце.
Он как-то странно на неё смотрел. Взгляд этот напомнил, как смотрел на неё в библиотеке граф перед тем, как поцеловать. В тревоге Эсми сделала шаг назад.
Она высвободила руку и повернулась, как если бы хотела насладиться видом.
— Полагаю, неизвестно, что вообще произойдёт в будущем. Сердце изменчивей всего на свете, — улыбнулась Эсми. — Мы уже совсем рядом с мостом. Хотите перейти его и полюбоваться видом на дом? Я слышала, отсюда он выглядит живописнее всего.
— Как пожелаете, моя дорогая. Вы ещё убедитесь, что, несмотря на свой преклонный возраст, я чрезвычайно приятный собеседник.
Эсми натянуто улыбнулась. Мистер Лэмбтон флиртовал с ней! Должна ли она потакать ему или не обращать на флирт внимания? Внезапно она увидела этого коммерсанта средних лет в совершенно новом свете. Что, если он и вправду испытывал к ней влечение? Графа ей никогда не получить, однако она вполне могла рассчитывать на кого-то вроде мистера Лэмбтона. Тогда ей никогда не придётся страдать от холода и голода — или от недостатка книг. Мистер Лэмбтон богат. Возможно, она даже получит свою школу. И, хотя Эсми никогда не сможет полюбить его, она будет преданной и верной женой.
Преданной и верной. Как охотничья собака. Отвращение захлестнуло Эсми. Однако семя упало в благодатную почву, и от зародившейся мысли теперь не избавиться. Прошлая ночь показала, что хотя граф и может оказаться настолько несовершенен, чтобы поцеловать её, он никогда не испытает к ней какой-либо серьёзной привязанности. Она увидела \заметила выражение ужаса в его глазах, прежде чем убежать из библиотеки.
— Ваш преклонный возраст? Не прибедняйтесь, сэр. — Ответ вышел чуть более кокетливым, чем она того хотела, однако мистер Лэмбтон не проявил признаков недовольства. И прежде чем он успел вновь предложить ей руку, Эсми зашагала по дороге к мосту, чувствуя себя при этом Одиссеем, проплывающим между Сциллой и Харибдой.
* * *
Джулиан уединился в кабинете со счётными книгами. Утренние часы пролетали быстро, и дворецкий уже дважды приносил ему чай, однако за аккуратными рядами цифр, выстроившихся на каждой странице, по-прежнему не было видно выхода. Аббатство перезаложено почти без какой-либо надежды на выкуп. Большей частью долга он обязан покойной жене. Одни только проценты уже выглядели устрашающе, но такова была цена, уплаченная им за её молчание о детях и их многочисленных отцах. После её смерти Джулиан тратил ровно столько, сколько требовалось для поддержания своего наследства в надлежащем состоянии, однако, даже урезав расходы до минимума везде, где только было можно, он не в состоянии был угнаться за растущими долгами.
Чертыхнувшись, он захлопнул последний гроссбух. Какая ирония, что новая жена – это единственный способ спасти аббатство от разорения, в которое его ввергла прежняя супруга. Мисс Лэмбтон была средством передать совершенство аббатства Джеймсу в целости и сохранности, тем самым превратив того в очередного узника семейной репутации. Мысль об этом печалила Джулиана, хотя и не столь сильно, как вызванное ею воспоминание о том, что несмотря на то, что Джеймсу предстояло получить титул и состояние, настоящим наследником Джулиана он не был. По правде говоря, у Джулиана вообще не было наследников, лишь пятеро детей, произведённых на свет его неверной женой.
Её предательство и шантаж били больнее, чем долги или необходимость жениться на Марии Лэмбтон. Со дня свадьбы он с нетерпением ждал рождения первенца. Он любил и каждого следующего — любил так, как только может любить своих детей одинокий мужчина — пока однажды его жена не осознала глубину его привязанности к ним. И тогда она выплеснула свой яд, навсегда уничтожив единственное, что наполняло его жизнь смыслом. Он давно понял, что Лилиан не любила его, и смирился с лишённым любви существованием, с пустотой, которой оказался его брак. Но когда она отняла у него детей... Она не забрала их в прямом понимании слова, однако откровенное признание и цена, запрошенная за сохранение её неверности в секрете, навсегда изменили его чувства. Дети сохранят его имя и всегда смогут рассчитывать на его защиту, но вокруг своего сердца Джулиан воздвиг стену.
И всё же стена эта была уязвима. Джулиан откинулся в кожаном кресле и отодвинулся от массивного стола. Вот почему он держался от детей как можно дальше. Слишком часто бывая в их обществе, он мог случайно выдать правду, а они заслуживали быть ограждёнными от неё. Это самое малое, что он мог сделать для этих детей, носивших его имя, не будучи ему родными по крови.
Выругавшись, \Джулиан с проклятием опять наклонился к столу и вновь открыл счётную книгу. Помимо брака без любви должен существовать иной выход из положения. Перелистнув несколько страниц, граф склонил голову и погрузился в изучение цифр.
* * *
Они слишком долго пробыли на мосту. Эсми знала, что должна c осторожностью балансировать между проявлением любезности и кажущейся вольностью, пребывая в обществе мистера Лэмтбона. Неправильно было бы пытаться вызвать в нём привязанность, когда её сердце занято другим, но, возможно, её мать была права: следует быть более практичной. Нужно заботиться о своих интересах, иначе кто о них позаботится?
Проведя четверть часа за пустыми разговорами и созерцанием открывавшейся с моста панорамы, она повернулась к своему спутнику с намерением завершить прогулку.
— Я могу понадобиться детям, сэр. Мне лучше вернуться в дом.
Мистер Лэмбтон по-свойски улыбнулся.
— Вы так добросовестно относитесь к своим обязанностям, моя дорогая, что это вызывает восхищение. Но сначала... — Он взял её за руку и завёл за одну из колонн, поддерживавших галерею. Отсюда их не было видно из дома. — Возможно, я перехожу границы, сударыня, но когда чувствуешь то, что чувствую я, приличия становятся досадным ограничением.
И, прежде чем Эсми успела воспротивиться, мистер Лэмбтон прижался губами к её губам. Два поцелуя за двадцать четыре часа! Потрясённая, Эсми стояла, не шевелясь, когда он издал удовлетворённый чмок и поднял голову. Он широко улыбнулся и подмигнул ей, и её лицо залилось алым цветом.
— Сэр... — Эсми понятия не имела, что сказать, однако ей достало присутствия духа отстраниться от него.
Он сразу же шагнул за ней:
— Мисс Фортуна, я сожалею. Думаю, я несколько поторопил события.
Впервые Эсми осознала всю шаткость своего положения. Она не могла себе позволить оскорбить мистера Лэмтбона, поскольку мисс Лэмбтон могла убедить графа отослать Эсми прочь, прежде чем она нашла бы рукопись. А дети... Ей не понравилась мысль о том, что они останутся на милость мисс Лэмбтон.
— Да... То есть, нет... Я не уверена, сэр.
Он снова стоял слишком близко.
— Ваш румянец совершенно очарователен, сударыня. И он подсказывает мне, что я произвёл на вас впечатление. — Он приблизился ещё на шаг. — И, поскольку вы не убежали прочь, это означает, что моё внимание, вероятно, вам не неприятно.
Он снова собирался её поцеловать! О небеса, как невинная прогулка по саду вдруг превратилась в свидание?!
— Сэр...
Крик, за которым последовал громкий всплеск, сотряс летний воздух. Эсми резко обернулась и увидела Джеймса и близнецов, стоявших на берегу озера прямо под мостом. Мария Лэмбтон стояла рядом с ними, сжимая в одной руке зонтик, а другой прикрывая рот, непосредственный источник крика.
— Кэролайн! — закричала Фиби, и Эсми увидела расходившиеся на поверхности воды круги.
Эсми бросилась к озеру. Дети исступлённо махали руками, указывая на воду, а мисс Лэмбтон, казалось, вот-вот лишится чувств.
— Она упала, мисс Эсми. Она там. — Лицо Филиппа было бледным, но не настолько, как лицо мисс Лэмбтон.
Вода в озере была мутной, а возле берега густо рос камыш. Эсми ни мгновения не колебалась. Она вошла в воду, выкрикивая детям указания через плечо:
— Филипп, беги на конюшню и принеси верёвку. Джеймс, найди своего отца. Фиби, а ты... — Она осеклась, оступившись в воде. — Присмотри за мисс Лэмбтон. Она выглядит так, как будто сейчас упадёт в обморок.
Несмотря на стоявшее лето, озёрная вода обжигала воистину ледяным, зимним холодом. Впервые в жизни Эсми мысленно поблагодарила отчима за навязанные в своё время уроки плавания. Она глубоко вдохнула, вытянула вперёд руки и с горящими глазами нырнула в воду в отчаянной попытке найти свою самую младшую подопечную.
* * *
— Милорд! Милорд! Скорее!
Джулиан вскинул голову и мгновенно вскочил на ноги. В дверях возник дворецкий.
— Леди Кэролайн, сэр, — старик вздохнул, чтобы перевести дух.
— Боже милостивый, только не крыша! — Джулиан обогнул угол стола и пересек комнату. — Она не могла упасть с крыши!
Негодница любила развлекаться, изводя слуг с парапетов, однако в прошлый раз Джулиан столь строго отчитал её, что теперь не мог поверить, что она вновь решилась на это.
— Она не на крыше, сэр. Она в озере.
— В озере? Что она делала у озера? И где была мисс Фортуна?
— Мисс Фортуна тоже в озере, милорд.
Понимание снизошло на Джулиана. Фарс с утоплением в мгновение ока заставил двух предыдущих гувернанток сбежать. Внезапно страх вернулся с новой силой. Кэролайн отлично плавала, однако Джулиан понятия не имел, умела ли держаться на воде мисс Фортуна.
— Она умеет плавать?
— Леди Кэролайн, сэр? Конечно. Но вы просили сказать вам, если она выкинет очередную проказу.
— Не леди Кэролайн, а мисс Фортуна! Она умеет плавать?
Дворецкий протёр лоб носовым платком.
— Не знаю, милорд. Я не додумался спросить.
Джулиан прошёл мимо него.
— Не додумался спросить?
Он бегом пересёк холл и настежь распахнул двери, ведущие в сад. Джулиан бежал по гравийной дорожке, и небольшой луг никогда ещё не казался ему таким огромным,. Впереди, у воды, стояли несколько конюхов. Один из них держал в руках верёвку.
На бегу Джулиан избавился от галстука и сюртука.
— Где они? — требовательно спросил он у конюха.
— Кто, сэр?
— Леди Кэролайн и гувернантка, тупица! — Он едва сдержался, чтобы не схватить беднягу за горло и не начать его трясти. Взгляд графа метнулся к гладкой поверхности озера.
— Мисс Фортуна, милорд? Она там. — Конюх мотнул головой в сторону. — Цела и невредима. Она плавает как рыба. Почти так же хорошо, как леди Кэролайн.
Джулиан развернулся. Там, на траве, завёрнутая в одеяло, она сидела и сжимала в объятиях самую младшую из его дочерей. Спутанные мокрые кудри облепили со всех сторон лицо Эсми, а сама она краем одеяла вытирала личико Кэролайн. При виде этой парочки Джулиан почувствовал, как сердце, которое, как он думал, уже готово было разорваться в груди, вдруг сбилось с ритма. Затем, менее чем в пяти шагах, он заметил лежавшую на траве мисс Лэмбтон, к лицу которой горничная подносила нюхательные соли, пытаясь привести хозяйку в чувство.
— На этот раз вы зашли слишком далеко, мисс, — прошептал Джулиан про себя, толком не зная, обращается он при этом к своей дочери или к гувернантке.
— Сударыня, в чём дело? — Он не хотел повышать голос, однако слова прозвенели так, что конюхи обернулись в его сторону с неподдельным интересом. Эсми залилась ярким румянцем.
— Прошу прощения, милорд. Я понятия не имела...
— Вам платят за то, чтобы вы имели понятие! — Он шагнул к ней и приглушённо спросил: — Вы, что, не в состоянии распознать детские проказы? Как вы не поняли, что вас заманили в это озеро?
Он видел, что ведёт себя неразумно. Всё происшествие было лишь детской шалостью, однако глубина страха, охватившего Джулиана, выходила за рамки разумного.
Эсми отбросила со лба влажную прядь. Её серые глаза затуманились.
— Всё, что я видела, милорд, — это круги на поверхности воды. Отчего-то мне показалось неразумным остановиться и провести расследование.
Джулиан молчал, вдруг оказавшись в полном замешательстве. К счастью, Кэролайн прервала их, бросившись в объятия Эсми.
— Мне так жаль, мисс Эсми. Мне так жаль.
Раскаяние малышки было столь же очевидным, сколь и необычным. Как правило, после своих проказ Кэролайн дерзила, однако сейчас она крепко вцепилась в гувернантку и виновато всхлипывала. Джулиана пронзил укол зависти. Он не помнил, чтобы Кэролайн хоть раз обратилась к нему за утешением. Она скорее показала бы ему язык и убежала в противоположном направлении.
— Ш-ш-ш... — Эсми покрепче обняла девочку и погладила её по голове. Одежда обеих уже начала высыхать на тёплом летнем солнце. — Ничего страшного, леди Кэролайн. Всё хорошо, всё позади.
Ошеломлённый Джулиан возвышался над чёртовой гувернанткой и её подопечной. Если он накажет Кэролайн, Эсми решит, что у него нет сердца. А если не накажет, то в один прекрасный день проказы девочки могут привести к гораздо большим неприятностям, чем те, которые она хотела бы устроить.
— Так что же, сэр? — Эсми смотрела на него поверх головы Кэролайн. — Все мы совершаем ошибки, разве нет? Разве не следует просто быть благодарными, что эта не имела серьёзных последствий?
Джулиан бросил взгляд на обмякшую мисс Лэмбтон. Он понимал, что Эсмеральда Фортуна хотела пристыдить его, напомнив о его собственном поведении в библиотеке, и эта тактика оказалась на удивление действенной. В этот момент он осознал, что стоит перед ней в распахнутой рубашке со свисающими по бокам подтяжками. Остальная одежда лежала где-то на гравийной дорожке между озером и домом. Солнце грело кожу, но намного сильнее графа горячило влечение, которое он чувствовал к проклятой гувернантке. Она избегала встречаться с ним глазами, но её взгляд остановился на его груди. Эсми быстро провела языком по губам.
Господи, она его убивает. Страх и желание оказались необъяснимо чувственным сочетанием. Он пожертвовал бы аббатством, если бы можно было сейчас повернуться и запросто нырнуть в холодную воду озера, однако присутствие мисс Лэмбтон исключало подобное развитие событий. Вместо этого, не проронив более ни слова, он развернулся и направился к распростёртой на земле женщине. Гордость его была цела, но сердце — в руинах.


Глава 10

Лучшее - враг хорошего
Последнее редактирование: 8 мес. 3 нед. назад от Москвичка.
Поблагодарили: Жменька, ninych, Gusay, Стелла, Mari Michelle, Ginger, Liluna, nurochek, Tigrenok, DgeMer у этого пользователя есть и 5 других благодарностей

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 года 1 нед. назад #28861 от nurochek
nurochek ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15
Дарлингс, спасибо! Мне надо срочно нагонять, отстала :)

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
3 года 1 нед. назад - 2 года 11 мес. назад #28863 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 9/21, upd. 13.01.15

nurochek пишет: Мне надо срочно нагонять, отстала :)



Лучшее - враг хорошего
Последнее редактирование: 2 года 11 мес. назад от Калле.

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.925 секунд