САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

heart Бетани Брукс "Её идеальный граф", 19/21, upd. 14.04.18

Больше
06 Фев 2017 14:05 #166 от Magic
Magic ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 16/21, upd. 13.02.16
Спасибо. Теперь понятно в чем причина. Пожалуйста, держите нас, читателей, в курсе!

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
30 Апр 2017 12:53 - 23 Дек 2017 22:27 #167 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Глава 16

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: Zirochka
Редактура: Москвичка


Джулиан замер в дверях библиотеки. Эсми стояла в кругу света, руки мистера Лэмбтона покоились у неё на плечах. Внутри у Джулиана всё сжалось. Он жалел о своих язвительных словах, ведь все трое знали, что сказаны они были из ревности. Этот детский порыв не дать другому заполучить отвергнутую им самим женщину вызывал у Джулиана отвращение, однако осознание собственной ревности ничуть не умерило его пыл.
Лицо Эсми превратилось в мертвенно-бледную маску. Мистер Лэмбтон крепче сжал её плечи и притянул Эсми к себе.
— Эшфорт, это личное дело. Не могли бы вы быть так любезны?.. — мистер Лэмбтон наклонил голову в сторону коридора.
Однако клокотавшее в Джулиане отчаяние сделало его безрассудным. Он мог отказаться от неё. Он как-нибудь сумел бы простым усилием воли выбросить Эсми Фортуну из сердца и из памяти, но он не мог уступить её Лэмбтону. Этот человек не заслуживал её, он не стал бы уважать ум Эсми или ценить её взгляды. Для Лэмбтона она была лишь препятствием на пути к желанной цели.
— Поскольку вы посягаете на репутацию моей служащей в моей личной библиотеке, я пока не расположен уходить.
Эсми метнула в него взгляд, призванный, казалось, убить на месте. Джулиана охватила паника. Она ведь не может всерьёз обдумывать предложение Лэмбтона? Она, конечно же, видит его насквозь. И даже если Лэмбтоном двигало не только желание удалить её из аббатства, женщина с подобной любовью к античности никогда не будет счастлива, оказавшись в ловушке в мире хищных дельцов и алчного честолюбия. Нет, она должна жить где-нибудь за городом, в окружении большой библиотеки, и детей, и…
И всего того, чего он никогда не смог бы ей дать. Ведь если он не женится на мисс Лэмбтон, ему нечего будет предложить Эсми Фортуне, кроме себя самого, надумай он сделать ей предложение. Этого было недостаточно. Его одного было недостаточно.
Эсми не стала отстраняться от Лэмбтона.
— Вы сама доброта, милорд, но вам нет нужды волноваться о моём благополучии. Это личное дело, и я прекрасно могу уладить его самостоятельно.
Выбранные ею слова вызвали в памяти драгоценные воспоминания. Горящие от радости глаза Эсми, когда он показывал ей сокровища своей библиотеки, и тёмные от желания, когда он целовал её. Эсми с распущенными волосами на пороге его спальни. Эсми под ним на огромной, пахнущей плесенью кровати в её обветшалом доме.
— Так значит, вы принимаете его предложение? — Джулиану нужно было знать.
Эсми повернулась к мистеру Лэмбтону и положила ладонь ему на руку.
— Вы очень добры, сударь, но, вероятно, свадебные планы дочери направили ваши мысли не в ту сторону.
— Нет, мисс Фортуна. Я не настолько слабоволен. — Источая искренность, он, сняв руку Эсми со своего рукава, сплёл свои пальцы с её. Джулиан задохнулся от разом вспыхнувших в груди чувств злости, собственности, зависти. Лэмбтон коснулся щеки Эсми кончиками пальцев, и Джулиан едва не вышел из себя. У него руки чесались придушить соперника.
— Так вы уверены, что ваше предложение искренне? — Эсми склонилась к Лэмбтону с такой внимательностью, что у Джулиана заболели зубы. Она не была похожа на женщину, которая вот-вот ответит отказом на, возможно, самое выгодное в жизни предложение.
— Клянусь, что никогда ничего так не хотел, — сказал Лэмбтон.
Эсми улыбнулась ему — улыбкой, которую Джулиан считал своей не меньше, чем собственную.
— В таком случае, сударь, я принимаю ваше предложение и согласна на немедленное получение специального разрешения.
Потрясённый Джулиан смотрел, как мистер Лэмбтон притянул Эсми к себе и запечатлел поцелуй на её губах. Джулиан шагнул к ним, готовый разорвать своего будущего тестя, как вдруг увидел, что Эсми отвечает на поцелуй. Всё в нём запротестовало и болезненно перевернулось внутри.
— Похоже, вы совершенно удовлетворены тем, как уладилось ваше дело, — сквозь зубы процедил граф. Не посмотрев на него, Эсми зарылась лицом в плечо Лэмбтона. Тот взглянул на Джулиана поверх её головы. Всё было ясно. И речи никогда не зайдёт о том, чтобы Эсми Фортуна стала графиней Эшфорт. Лэмбтон об этом позаботится. Он не был злым, просто целеустремлённым. Джулиан не знал, доведёт ли Лэмбтон дело до свадьбы, но он в любом случае одержал верх. Руки Джулиана отныне были связаны двумя помолвками, ни одну из которых невозможно было разорвать. Мисс Лэмбтон никогда не откажется от него, а пока она держит Джулиана, Эсми останется обручённой с Лэмбтоном.
Джулиан почувствовал, как вокруг шеи затягивается петля и земля уходит из-под ног. Он упустил все шансы на счастье. Принёс их в жертву богам совершенства. Надежда утрачена, и он подобно Танталу в царстве Аида проведёт остаток жизни, стремясь получить то, что никогда не будет ему принадлежать.
— В таком случае, оставляю вас наедине. — Влага туманила глаза Джулиана, и он, спотыкаясь, вышел из комнаты и закрыл за собой дверь. Его увлечение Эсми Фортуной началось в этом святилище, и здесь же должно закончиться. Логично. Но логичность завершения слабо утешала израненное сердце. Тяжело ступая, он шагал по коридору, отягощённый осознанием того, что потерял ту, которая значила для него больше всего на свете.

* * *
Эсми, спустя три дня после того, как ответила согласием на предложение мистера Лэмбтона, утопала в скорби. Она надеялась было найти утешение в мыслях о земных благах, которые принесёт ей жизнь в роли миссис Лэмбтон, но даже обещание мистера Лэмбтона устроить библиотеку в его роскошной лондонской резиденции не принесло ей радости. Самая лучшая из библиотек лишь для неё одной не могла заменить мечту о скромной школе, а мистеру Лэмбтону никогда не стать Джулианом.
Однако сегодня она была полна решимости не обращать внимания на своё израненное сердце и сосредоточиться на благополучии детей. После обеда они должны были показать свою сценку. Эсми сумела убедить мистера Лэмбтона не торопиться в Лондон за специальным разрешением, но он собирался отбыть завтра и вернуться в течение недели. Мисс Лэмбтон должна была уехать с ним. Срочная потребность в свадебном наряде предписывала подробные консультации с модисткой. Эсми с болью думала обо всех тех книгах, которые можно было купить на деньги, потраченные на приданое мисс Лэмбтон.
— Мисс Эсми, ещё не пора? — За последний час Кэролайн задавала этот вопрос каждые пять минут.
Филипп резко вскинул голову.
— Она же сказала тебе: когда длинная стрелка будет на двенадцати, а короткая на цифре два, Кэро. Ты не можешь оставить её в покое? — Вот уже несколько дней как мальчик ретиво становился на защиту Эсми.
— Пора? — спросила Эсми, словно не слышала этого вопроса раньше. Она протянула руку и погладила Кэролайн по щеке. — Почти, дорогая. Давай-ка нарядим тебя в костюм.
Софи суетилась с греческим одеянием Фиби, пока Джеймс заканчивал последний венок из лавровых листьев. Предыдущей ночью дети плохо спали, так сильно они хотели получить одобрение отца. Если граф не захлопает в ладоши в конце представления, словно это лучший из когда-либо виденных им спектаклей, Эсми его просто придушит. Хотя вряд ли ей для этого нужен какой-то повод после высокомерного поведения Джулиана в ночь, когда он застал её с мистером Лэмбтоном.
— Они идут, — прошипела Софи, и Эсми услышала шаги в коридоре.
— По местам. Все по местам! — Она хлопнула в ладоши, и дети забежали за импровизированный занавес, чтобы занять свои места. Эсми вознесла короткую молитву — не за себя, за детей: «Пожалуйста, пусть он ими гордится».
Дверь в классную комнату отворилась, и Эсми вышла вперёд, чтобы поприветствовать гостей. Мистер Лэмбтон вошёл первым. Он довольно улыбнулся и поднёс её руку к губам. Софи, подглядывавшая из-за занавеса, захихикала, как обычно хихикают десятилетние девочки. Мисс Лэмбтон прошагала мимо Эсми, не затруднившись приветствием, а граф задержался в дверях. Вид у него был такой, словно он сам себя собирался ввергнуть в царство теней.
— Милорд, — Эсми лишь слегка присела. Она не желала, чтобы он увидел, какие раны ей нанёс. — Дети чрезвычайно взволнованны.
— Несомненно. — Его уклончивый ответ ничуть не успокоил трепет у неё в животе. К счастью, мистер Лэмбтон отвлёк её внимание, спросив, где им следует расположиться. Мисс Лэмбтон не стала ждать ничьих указаний и уселась в самое удобное кресло. Эсми с комом в горле проскользнула за занавес, чтобы подготовить детей. Она нашла их на своих местах. У Кэролайн глаза были на мокром месте.
— Я не вспомню свои слова. Я знаю, что не вспомню.
— Вспомнишь, дорогая. Ты прекрасно выступишь. — Эсми обняла Кэролайн и усадила обратно на маленькую оттоманку, где было её место. Джеймс вручил Эсми экземпляр сценария, чтобы та смогла подсказать, если вдруг кто-то запнётся.
— Что ж, прекрасно. — Она оглядела детей, которые стали ей так дороги. Кэролайн на стуле – живое воплощение Персефоны, с золотыми кудряшками и корзиной гранатов на коленях. За спиной у неё стояли Филипп и Фиби, изображая знаменитых бессмертных близнецов, Аполлона и Артемиду. Софи, верная своей романтичной натуре, выбрала быть Афродитой. И Джеймс, высокий и крепкий для своих двенадцати лет. Со своими тёмными глазами и волосами он мог бы быть Аидом, но отчего-то роль Зевса, которую поручили ему остальные, подходила Джеймсу во всех отношениях. Сердце Эсми сжалось в груди. Удивительно, как мог граф смотреть на мальчика и сомневаться в своём отцовстве!
Кивнув и ободряюще подмигнув детям, Эсми потянула за шнур, открывавший занавес. Мистер Лэмбтон проявил любезность, первым захлопав в ладоши, и в Эсми, которой он был виден из-за кулис, шевельнулась надежда. Определённо, если приложить усилия, можно стать счастливым. Руки мисс Лэмбтон едва соприкасались, когда она хлопала, а граф решительно ударял ладонью о ладонь.
Джеймс начал, чётко выговаривая каждое слово:
— Боги собрались, о смертные, дабы поведать вам историю своего рождения, рассказать о великих деяниях и позволить вам взглянуть на бессмертие…
Эсми едва слышала слова, однако ясно воспринимала каждое из них. Слёзы навернулись на глаза, и она смахнула их прежде, чем кто-то из детей успел их заметить. Мистер Лэмбтон вытянулся вперёд в своём кресле, словно нетерпеливый зритель, а мисс Лэмбтон осматривала комнату, как будто пытаясь решить, какие из предметов обстановки подлежат замене. Лицо графа было словно высечено из камня. Эсми могла лишь надеяться, что дети не станут слишком часто смотреть на него, чтобы не лишиться храбрости и не начать запинаться.
Кэролайн произнесла свой первый монолог без ошибок и заметно успокоилась, усевшись на оттоманку, когда закончила. Расслабилась она настолько, что корзинка с гранатами с грохотом упала на пол. Джеймс замолк посреди рассказа о борьбе Зевса с титанами. Все взгляды устремились на Кэролайн, которая густо покраснела. Филипп протянул руку и дотронулся до её плеча, чтобы по-братски подбодрить сестру, но было поздно. Кэролайн зарыдала, и представление сорвалось.
Эсми шагнула к девочке, наступила на подол собственной юбки и, споткнувшись, тяжело повалилась на оттоманку. Филипп попытался подхватить Эсми, и в итоге все трое оказались в одной куче. Софи потянулась было к шнуру от занавеса, чтобы скрыть катастрофу от глаз публики, но дёрнула слишком сильно, и вся конструкция обрушилась на маленькую труппу. Эсми, запутавшаяся в старых простынях, не могла исправить положение.
Кэролайн зарыдала ещё громче. Джеймс отрывисто выкрикивал приказания, которым никто не подчинялся. Фиби так запуталась в собственном костюме, что не могла освободиться. Софи вопила от огорчения, а остальные кричали на неё, прося замолчать.
Внезапно простыни были сдёрнуты, и Эсми снова обрела возможность видеть, хотя предпочла бы остаться в неведении относительно масштабов катастрофы. Вполне презентабельная сценка всего за несколько мгновений превратилась в невероятный клубок из детей и простыней. Причёска Эсми рассыпалась вслед за упавшими за воротник платья шпильками.
— Тихо! — Граф окриком заставил всех в комнате затихнуть, словно Посейдон, усмиривший штормящее море. Все повиновались, за исключением мисс Лэмбтон.
— И ради этого меня оторвали от сборов! — Она приподнялась было с кресла, однако отец положил ладонь ей на руку.
Эсми приготовилась выслушать неминуемый нагоняй. Она вновь потерпела неудачу. Дети смотрели на отца с прежним страхом, а он хмуро уставился на них, словно на стайку беспризорников, повстречавшихся ему в лондонском Ист-Энде.
— Сначала нам следует освободить мисс Фортуну, — скомандовал граф. — А потом займёмся всеми вами. — С этими словами Джулиан положил свои тёплые руки ей на плечи и с эффектным проворством сорвал прочь самодельный занавес. Поставив Эсми на ноги, он придвинул её к себе, помогая удержать равновесие. Вдох замер у неё в груди, а колени подкосились.
— Спокойно. — Граф ещё сильнее притянул к себе Эсми, и та осознала, что если он продолжит помогать ей подобным образом, она скоро окажется в его объятиях. Мисс Лэмбтон протестующе фыркнула.
Эсми заставила колени застыть и решительно оттолкнулась от графа.
— Прошу прощения, милорд. Этого не должно было случиться.
Ей показалось, или глаза у него насмешливо блеснули? Это произошло так быстро, что нельзя было сказать наверняка. Привычная суровая маска вернулась на место.
— Надеюсь, что так, мисс Фортуна. — Он взглянул на кучу-малу из своих отпрысков. — К несчастью, костюмы сложно отличить от занавеса. Быть может, вы могли бы мне помочь?
Эсми взглянула на устроенный ею кавардак и с трудом сглотнула. Детям в эту минуту нужна была её сила, а не жалость. Они так надеялись показать себя с наилучшей стороны.
— Думаю, мы сумеем освободить Софи, если начнём отсюда, — Эсми сделала шаг к всхлипывающей девочке и схватилась за конец простыни. Мистер Лэмбтон освободил Джеймса, и вдвоём они обошли вокруг, чтобы выручить близнецов. На всё ушло совсем не так много времени, как представлялось Эсми, и освобождённые дети обрели присутствие духа. Кэролайн возилась в простынях в поисках пропавших гранатов.
Граф повернулся к ним и открыл было рот, словно собирался что-то сказать, но затем, должно быть, передумал. Мистер Лэмбтон сделал это за него.
— Что ж, дети, похоже, вы в одиночку свергли богов с горы Олимп. Впечатляющее зрелище, должен признаться.
Первой захихикала Кэролайн. Затем к ней присоединились Софи с Фиби, и девичий смех вызвал ответную реакцию у мальчиков. Освобождённая из плена простыней Эсми, осознавая неловкость ситуации, не стала сдерживать подступивший к горлу смех. К нему добавился густой баритон мистера Лэмбтона, а затем — о чудо из чудес! — принялся смеяться и граф. Смех его звучал несколько хрипло. Эсми не сдержалась и посмотрела на него, и вид морщинок вокруг глаз и губ тронул её сердце так, как способен только особенно дорогой изъян в любимом человеке. Там, глубоко внутри, куда не удалось добраться формирующему характер влиянию графов Эшфортов, он был настоящим. Человеком, который мог стать отцом детям, зачатым не от него, но завоевавшим место в его сердце.
Встретившись взглядом с его глазами, Эсми увидела в них Джулиана, того Джулиана, которого она видела рядом с собой в тёмные ночные часы, Джулиана, который был столь нежен с Кэролайн в Кортланд-мэноре. Эсми поёжилась. Чувства, проскочившие между ними, были, должно быть, заметны всем в комнате. Эсми ощущала их каждой клеточкой своего естества, и, судя по пристальному взгляду графа, он чувствовал то же самое.
Мисс Лэмбтон вскочила на ноги в облаке взметнувшегося муслина.
— Подобным глупым выходкам не может быть оправданий. — Она набросилась на Эсми, словно львица на свою жертву. — И за это граф платит вам жалованье? — Мисс Лэмбтон щёлкнула пальцами у Эсми перед носом. — Когда я стану здесь хозяйкой, вас немедленно рассчитают.
Она повернулась к Джулиану, и Эсми приготовилась к худшему. Бог с ним, с пари и деньгами, с «Коринной» и её чувствами к безупречному графу Эшфорту. Дети не должны страдать от того, что взрослые в их жизни оказались эгоистичны и нелепы.
Мисс Лэмбтон посмотрела на Джулиана с непривычной для неё свирепостью:
— Этому следует положить конец, милорд.
По выражению лиц детей было видно, что они тоже опасались худшего. Более того, явно полагали, что этот самый взрослый разговор касался их и их поведения, а не неприличного влечения, которое испытывали друг к друг аристократ и его наёмная служащая.
— Вы правы, сударыня, — Эсми выказала своё согласие едва заметным кивком. Она сделала шаг вперёд, чтобы вступиться. Дети ещё успеют натерпеться страха, когда мисс Лэмбтон станет их mama. — Этому следует положить конец. Очевидно, я не справляюсь с обязанностями гувернантки в этом доме. — Она повернулась к Джулиану. — Я подам в отставку, милорд. Если кучер довезёт меня до деревни, я уеду до конца дня.
— Нет, мисс Эсми! — крикнула Кэролайн. Джеймс нахмурился так же мрачно, как граф, а близнецы бросились в объятия Эсми. Даже Софи выглядела расстроенной.
— Да, дорогая, — Эсми погладила Кэролайн по волосам. — Мисс Лэмбтон права. Будет лучше, если я уеду.
— Но ведь она уезжает, — запротестовала Фиби. — Возвращается в Лондон. Вы можете остаться.
Мисс Лэмбтон ещё сильнее покраснела от нараставшего возмущения.
— Нет, дорогая, — слова душили Эсми, однако она как-то сумела их вытолкнуть. Неудача тяжёлым грузом давила на сердце. Она подняла взгляд на Джулиана. У того суровые, мрачные морщины сменили смешливые линии вокруг глаз и губ.
— Мисс Фортуна права. Ей придётся уехать. — Он посмотрел на мистера Лэмбтона. — Кроме того, мисс Фортуна скоро станет важной замужней дамой. Она была безмерно добра, согласившись провести с нами эти последние несколько дней.
Слова упали бесстрастно, не отражая каких-либо чувств. Она потерпела полное, неоспоримое поражение. Ни «Коринны», ни награды, ни Афина-холла — но что ещё больнее, ни отца для детей, которых она успела полюбить, и ни будущего с мужчиной, безраздельно завладевшим её сердцем.
— Мисс Фортуна, — вмешался мистер Лэмбтон. — Я буду счастлив предоставить в ваше пользование один из моих домов в Лондоне до тех пор, пока не получу особое разрешение. Вам также понадобится свадебное платье, и хотя я не обладаю столь изысканным вкусом, как Мария, я буду рад сопровождать вас к модистке. И никаких больше разговоров о кучере, который довезёт вас до деревни. Вы уедете завтра вместе со мной и Марией.
Эсми показалось, что из ушей мисс Лэмбтон вот-вот пойдёт пар, стоило той услышать предложение отца. А потом Эсми совершенно точно уловила момент, в который мисс Лэмбтон осознала разумность собственноручного удаления угрозы её помолвке.
— Прекрасное предложение, сэр, — Эсми сделала книксен перед мистером Лэмбтоном. Он тепло смотрел на неё, однако не дающий покоя червь сомнения пробрался в её мысли. Мистер Лэмбтон не был дураком, и Эсми не впервые задалась вопросом, собирался ли он и в самом деле пойти до конца в своём предложении брака. Что если по прибытии в Лондон он даст ей от ворот поворот? Сказать по правде, её положение окажется не хуже, покинь она поместье самостоятельно в почтовой карете, проезжающей через деревню.
— Утром я буду готова к отъезду.
— Нет! — раздался хор протестующих голосов.
— Мисс Эсми!
— Ааа! — Кэролайн отшвырнула прочь оставшиеся гранаты. — Это нечестно!
Эсми была с этим полностью согласна. Слёзы грозились пролиться из глаз, так что она нагнулась и подняла с пола многострадальные простыни.
— Идёмте, мои дорогие. Нам лучше убрать весь этот беспорядок.
Дети довольно долго стояли неподвижно, и Эсми испугалась было всеобщего неповиновения. Однако потом, медленно, к ней присоединился Джеймс, и дети, один за другим, последовали его примеру.
Мисс Лэмбтон повернулась к графу и едва ли не вынудила его предложить ей руку.
— Всего доброго, мисс Фортуна, — прошипела она.
Мистер Лэмбтон бросил на Эсми сочувственный взгляд и вышел из комнаты вслед за парой. Граф ничего не сказал, и Эсми поборола искушение проследить за его широкими плечами, когда он уходил. Она украдкой бросила на него единственный взгляд. Всякая надежда, что граф в последний раз встретится с ней глазами, умерла, когда за ним закрылась дверь.
Эсми прикусила губу, чтобы сдержать рыдания. Маленькая тёплая ладошка скользнула ей в руки, и, опустив взгляд, Эсми увидела Софи, с сочувствием смотревшую на неё.
— Это должно было случиться, мисс Эсми. Вы не виноваты. Никто не совершенен.
Слова должны были утешить, однако они словно ножом полоснули по сердцу Эсми.
— Что ж, ладно. Давайте всё уберём, хорошо?
Фиби разрыдалась. Нижняя губа Филиппа дрожала, и дети вдруг бросились к ней в объятия. Софи, Кэролайн, близнецы и даже невозмутимый Джеймс. Под весом их тел Эсми оказалась на полу, но ей было всё равно. Она крепко обнимала детей, чувствуя их неловкие руки и вдыхая смесь травы, чернил и варенья.
— Не уезжайте, мисс Эсми, — прошептал Филипп, и все расплакались.
— Я должна, Филипп. Я должна.
Эсми тоже плакала. Пусть она и не верила никогда в то, что граф может в неё влюбиться, она, по крайней мере, надеялась, что сумеет заставить его полюбить собственных детей.


Глава 18

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, Mari Michelle, Liluna, somiko, Tigrenok, DgeMer, natalymag, Nikandra, Jinn, пастельныйхудожник, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Апр 2017 15:57 - 30 Апр 2017 15:57 #168 от Liluna
Liluna ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
УРА! УРА! УРА! Долгожданное продолжение!!!  :party:  :party:  :party:
Жаль, что представление завершилось именно так... печалька... :cray3:
Однако, согласие Эсми на предложение и её поспешный отъезд должны стать неким катализатором истории.. правда, пока не понятно как именно  :spasibo:  :spasibo:  :spasibo:
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
30 Апр 2017 16:16 - 30 Апр 2017 17:33 #169 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Мне кажется, пора уже как-то проявиться пропавшей рукописи. Что-то про неё герои подзабыли.

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Liluna, Tigrenok, Jinn, Maxy

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
30 Апр 2017 23:01 #170 от Jinn
Jinn ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17

Москвичка пишет: Мне кажется, пора уже как-то проявиться пропавшей рукописи. Что-то про неё герои подзабыли.


подозреваю, что кто-нибудь, самый любопытный, из детей утащил её из сундука Эсми, а потом вернул обратно, и вот тут при сборах она её найдет там, где оставляла.
Поблагодарили: Калле, Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
24 Июн 2017 08:59 #171 от natalymag
natalymag ответил в теме Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Спасибо за новую главу!  :bunny:  :pocelui:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
23 Дек 2017 22:25 - 15 Апр 2018 13:16 #172 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Глава 17

Перевод: Zirochka :pocelui:
Редактура: Москвичка



На следующее утро на подъездной дорожке наготове стояла блестящая карета на рессорах. Эсми спускалась по ступеням аббатства Эшфорт, и её ботинки ритмично отстукивали «прощай». Столько всего случилось за такой малый срок. Она уже не та женщина, которая появилась на пороге графского дома несколько коротких недель назад. Любовь изменила её. Любовь к графу, любовь к детям. И пусть с выкупом ничего не вышло, мечта канула в Лету, однако в глубине души Эсми ни о чём не жалела. Память о Джулиане и детях навсегда останется с ней.
Детям, надо заметить, отец не позволил её проводить. Прошлым вечером после обеда разразился такой шквал слёз, что следующее прощание оказалось под запретом.
Лакеи грузили багаж во второй, более заезженный экипаж. И хотя сама мисс Лэмбтон ещё не появилась, её многочисленные сундуки уже были тут как тут. Эсми наблюдала, как слуги поднимают и грузят в карету её единственный видавший виды сундук. Потёртая кожаная отделка и вмятины свидетельствовали о его нелёгкой жизни, а рядом с украшенными позолотой сундуками Марии Лэмбтон он выглядел ещё потрёпанней.
Эсми было вознамерилась сама забраться в карету, как услышала позади шаги. Она обернулась. По ступеням неторопливо спускался Джулиан. Поняв, что Эсми одна, граф замер в нерешительности. Затем, вздёрнув подбородок, подошёл и встал перед ней.
— Я весьма сожалею о том, что случилось, мадам. — Он едва выговаривал слова сквозь стиснутые зубы. — Мои действия неблагоприятно сказались на вас, и хотя брак с мистером Лэмбтоном, возможно, искупает любые ваши страдания, но причинил их вам именно я.
Он злился. Злился, что она выходит за Лэмбтона. Эсми сильнее сжала в руках ридикюль. Да по какому праву он на неё сердится? Ведь он помолвлен. По собственному желанию, заметьте, и задолго до того, как она согласилась на свою помолвку.
— В будущем, — продолжал он, — мы будем очень часто видеться по различным поводам. И лучше условиться сейчас, что при встречах мы не станем говорить об этих нескольких неделях. Пусть прошлое останется в прошлом.
Итак, он не позволит ей сохранить и капли достоинства. Чувства, что случились между ними, должны быть изгнаны, отринуты, отметены, словно и не было их никогда. Только-только она поверила, что он более не властен обидеть её, как граф нанёс новый удар.
— Будьте покойны, милорд, о недавних событиях я вспоминаю с не меньшим неудовольствием, чем вы. И с радостью сотру из памяти эти последние несколько недель. Дети, разумеется, исключение. Я бы не хотела забывать их. Но вас… – Она не договорила, и её молчание сказало само за себя.
— Да, мадам. Вы сожалеете, что повстречали меня. Но и я, хоть это и прозвучит нелюбезно, но позвольте мне быть честным, сожалею о нашем знакомстве. Однако былого не воротишь.
— Можно только отречься. — Ей хотелось хлестать его по щекам, пока руки не засаднит от боли. Трясти и трясти, пока не заставит одуматься. Из всех тупых, упрямоголовых дураков…
Письмо, написанное ему прошлым вечером, почти прожгло дыру в её ридикюле. Она уж было подумала не вытаскивать письмо, не отдавать ему с наставлением прочесть наедине. Поделом ему, коль не узнает правды о Джеймсе. Граф заслужил своё несчастье, в кое поверг себя этой маниакальной погоней за совершенством. Но Джеймс не заслуживает, чтобы отец всю жизнь не подпускал его к себе, держал на расстоянии. Жаль только, для остальных четырёх ребятишек она не может сделать того же, что для старшего: найти причину, по которой отец их полюбит.
— Окажите мне любезность, милорд, — сказала она, вынимая письмо из ридикюля, — прочтите эти несколько строк, что я написала. Внутри вы найдёте ещё одно письмо, которое, вероятно, сочтёте интересным.
Граф скептически изогнул бровь.
— Любовная записка?
— Вы льстите себе, милорд, — огрызнулась Эсми.
— Что ж, превосходно. — Он едва успел опустить письмо в карман сюртука, как сквозь широкие двойные двери на верхние ступени вышли Лэмбтоны.
Увидев Эсми наедине с графом, мистер Лэмбтон сразу поспешил к ней:
— Прошу извинить меня за задержку, моя дорогая.
— Не стоит извиняться, сэр. Я лишь прощалась с графом. Нам ведь нескоро доведётся увидеться вновь.
— Расставание будет не таким уж и долгим, — вставила мисс Лэмбтон с кошачьей улыбкой. — Уверена, вы с Papa ни за что не пропустите свадьбу. Кстати, — она окинула взглядом старый дорожный костюм Эсми, — я должна представить вас своей модистке, дабы у вас было что-то подходящее случаю. Она творит чудеса даже с самыми ужасными фигурами.
Мистер Лэмбтон кинулся было возмутиться грубостью дочери, но Эсми отмахнулась.
— Я как-нибудь справлюсь сама, чтобы вас не беспокоить, мадам. Уверена, мне это по силам.
Мисс Лэмбтон резко отвернулась от Эсми и завладела вниманием графа. Лэмбтон не стал терять времени и помог Эсми забраться в карету. Не успела Эсми опомниться, как двое её спутников уже сидели в карете, а кучер хлыстнул лошадей, чтобы те трогались. Ни единой возможности попрощаться. Лэмбтоны были непоколебимы на сей счёт. Она сидела, смотря вперёд, и даже не могла обернуться, чтобы в последний раз взглянуть на Джулиана.
Руки её дрожали, но в тряской карете это было не заметно. Когда они выехали за каменные ворота аббатства Эшфорт и поворачивали на дорогу, мистер Лэмбтон похлопал Эсми по руке.
— Нет надобности обговаривать это прямо сейчас, — сказала отцу мисс Лэмбтон, и Эсми нахмурилась. Обговаривать что?
Мистер Лэмбтон дотянулся до её пальцев и взял за руку:
— Дорогая моя, теперь, когда аббатство осталось у нас за спиной, давайте перейдём к условиям. Почему нет?
— К условиям, сэр?
Даже она удивились, с какой живостью он скинул притворную маску влюблённости.
— Да, моя дорогая. Условия. Вы же достаточно умны и понимаете, что я скорее заплачу вам, нежели женюсь. — Он улыбнулся ей с той же любезностью, какую выказал в день, когда впервые её поцеловал.
— Заплатите мне?
— Да, мисс Фортуна. Щедро заплачу. Скажем, десять тысяч фунтов?
Эсми охнула, а вместе с ней и Мария Лэмбтон.
— Десять тысяч фунтов? — повторила Эсми. Неужели она столь отвратительна, что ей готовы заплатить целое состояние, только бы не делить с ней постель? Желудок её качнулся в такт карете.
— Разумеется, моя дорогая, я не шучу. Возможность избежать брака стоит этих денег. Ну же, мисс Фортуна, не надо на меня так хмуриться. Нет ничего лучше выгодной сделки.
— Действительно. — Этих денег хватит, и чтобы расплатиться с графом за утерянную «Коринну», и чтобы сделать значительное начальное вложение в школу. Эсми едва могла дышать от потрясения. Она ведь думала, что всё потеряно, и хотя мистер Лэмбтон не мог избавить её от сердечной привязанности к аббатству Эшфорт, он определённо мог спасти её мечту об Афина-холле.
— С такими деньгами вы будете чувствовать себя независимой в любой стране, — продолжал мистер Лэмбтон. — Скажите, что согласны, и по прибытии в Лондон мы тотчас подпишем все бумаги. Мой поверенный с радостью поможет вам устроиться, если вам понадобится помощь в поисках коттеджа.
— Папа, — принялась брюзжать мисс Лэмбтон. — В подобной щедрости нет нужды. Хватило бы и меньше половины той суммы.
— Мария! — отец сердито зыркнул на единственное дитя, а затем перевёл извиняющийся взгляд на Эсми. — Что скажете, мисс Фортуна? Это не брак, но в ваших глазах такой вариант, возможно, даже лучше.
Лучше? Эсми впервые задумалась, отчего она никогда не брала в расчёт, что её мечте будет сопутствовать одиночество. Да, у неё может быть своя школа, но с кем она будет делить радость от учениц? Кто будет давать советы, утешать и ободрять? И отчего, скажите на милость, при мысли об этом перед глазами всплывает лицо графа Эшфорта?
— Я не могу принять ваших денег, мистер Лэмбтон. — Слова сами слетели с языка, она не думала их произносить, но стоило ей себя услышать, как она поняла, что поступила правильно. – Было бы низко заполучить состояние таким образом. Я не интриганка, чтобы выманивать гинеи у мужчин, спасшихся из моих коготков. Нет, можете высадить меня в Оксфорде.
Мисс Лэмбтон ликующе засияла от того, что Эсми отвергла деньги и выказала себя дурой, решившись на подобную глупость. Мистер Лэмбтон обеспокоенно нахмурился:
— Высадить вас в Оксфорде? Когда вам некуда податься, некуда вернуться? Увольте, мисс Фортуна. Может, я и прирождённый торговец, но мне небезразлично, с какими трудностями столкнётесь вы, не имея ни состояния, ни связей в этом мире. По крайней мере, позвольте отвезти вас к вашим родным.
— Они не примут меня, сэр. Вдобавок меня ожидает должность. Должность компаньонки. Я ещё не отписала леди Крабб, не уведомила её об изменении моих планов, так что она по-прежнему меня ждёт.
— Вы не возьмёте денег? — Мистер Лэмбтон казался более озадачен тем, что она отвергла его предложение, чем тем, что окажется уязвимой, будучи одна-одинёшенька в этом мире. — Категорически отказываетесь от такой суммы?
— Да, сэр. Категорически. — Она понимала, что ведёт себя глупо. Этот человек сам, по собственной воле, сделал ей предложение; а она, выходит, закроет глаза на его интриги и позволит выйти сухим из воды?
Эсми вздохнула и скрутила шнурки ридикюля. В глубине души она всегда знала, что мистер Лэмбтон сватался к ней только потому, что хотел встать между нею и Джулианом. И правильно делал. Она должна быть благодарна за это вмешательство, а не пользоваться им как предлогом, чтобы вытянуть из несостоявшегося жениха такие непомерные деньги, пусть и добровольно предложенные.
— Вы уверены, что то место ещё за вами?
— Ради бога, папа, она ведь уже сказала.
Гневные слова готовы были сорваться с губ, но Эсми придержала язык. Мария Лэмбтон получит всё, о чём мечтает. Остаток жизни она проведёт замужем за человеком, который будет видеть в своей жене одни лишь пороки и недостатки. Она будет жить в холодном, стерильном, идеальном мире и никогда не познает радости. Может, Эсми и дура. И мечтает о том, чему не суждено случиться. Но в объятиях графа и с его детьми она испытала, пусть и недолгие, но минуты счастья. Сокровище, которым никакая Мария Лэмбтон никогда не будет обладать.

***
Джулиан стоял у ступеней парадного входа до тех пор, пока карета Лэмбтонов не скрылась из виду. С чувством опустошённости он всё смотрел и смотрел на дорогу. Эта пустота грозила его поглотить, поэтому он развернулся и, промаршировав в дом, с твёрдой решимостью поднялся по ступеням. Именно так он собирался о ней забыть? Так, как забыл о своих детях, покойной жене, о том, сколь ненавидел выбранную для него жизнь. Найдя спасение в книгах и бренди? Оба «спасителя» ждали его в библиотеке.
В этот раз он, не раздумывая, прошёл мимо классной комнаты. Дети, должно быть, в ярости оттого, что он не дал им проводить Эсми. Он поступил так не от жестокости, а спасая себя, иначе, если бы ему снова пришлось лицезреть мучительную череду прощаний, подобную той, какую он вынес после ужина вчера вечером, то уже не позволил бы Эсми уехать.
Как давно, господи, ему уже не было так больно из-за детей? Вероятно, с тех пор, как он узнал об измене жены. Он на долгие годы закрылся в собственной скорлупе, а Эсми Фортуна за какие-то несколько коротких недель разбила лёд, каким обросло его сердце. Войдя в библиотеку, он плотно закрыл за собой дверь, чувствуя боль и уязвимость, точно с него содрали кожу.
«Коринны» больше нет. Месяц назад он бы обратился за утешением к её страницам. Теперь же лишь объятия Эсми виделись ему единственным утешением. Нет! Следует прекратить подобного рода мысли. Он потянулся за громадным томом Фукидида и уронил его на длинный стол. Усевшись в кресло, Джулиан попытался выкинуть из головы всё, кроме античных греков.
Он не успел нацарапать на листке и пары слов, как в дверь тихонько постучали.
— Уходите, миссис Роббинс. Я вас не звал.
Его отпору не вняли, и дверь отворилась. Джулиан вздохнул и подпёр руками голову. Его когда-нибудь оставят в покое?
— Это не миссис Роббинс, сэр. — Темноволосая голова Джеймса высунулась из-за двери. Мальчик вошёл в комнату, а следом Софи и близнецы. Кэролайн, обогнув всех, проскользнула вперёд и встала рядом со старшим братом. Дети являли собой душераздирающую картину, ещё более печальную, чем день назад в том клубке из простыней, рук и ног.
— Да? — сердито отозвался он, пытаясь скрыть свою уязвимость. Письмо Эсми жгло сквозь карман.
— Прошу вас, сэр, – заговорил было Джеймс и замялся.
— Папа, нам хотелось спросить… — бодро начала и смолкла Софи.
Филипп расправил плечи и вышел вперёд:
— Нам хотелось узнать, сэр, теперь, когда мисс Эсми уехала, будем ли мы… — Голос изменил и ему тоже.
— Филипп хотел сказать, милорд, — вмешалась Фиби, встав плечом к плечу со своим братом-близнецом, — вернее, он хотел спросить, нас…
— Нас всех отправят обратно в школу?! — жалобно выкрикнула Кэролайн, озвучив наконец злосчастный вопрос.
— В школу? — нахмурился Джулиан. Он подумывал соврать им. Но, наверное, с аббатства Эшфорт уже довольно лжи для одного лета. — Полагаю, да. После нашей свадьбы с мисс Лэмбтон.
— Даже меня? — Кэролайн закусила дрожащую губку.
— Когда придёт время, крошка.
Лица их, такие разные, если не считать схожесть близнецов, одинаково печально сморщились.
Джеймс прочистил горло.
— Понятно, милорд. Отлично. Благодарим вас за честный ответ.
Мальчишка готов был потерять выдержку и убежать прочь. Боль и разочарование, охватившие детей, оказались для Джулиана точно удар под дых. Господи, что же он творит? Что делает с собой? И с ними?
— Но папа, — прошептала Кэролайн, ринувшись вперёд и подступив так близко, что положила руку ему на рукав, — мы не хотим от тебя уезжать.
Её прикосновение было легче пёрышка, но Джулиану показалось, тяжелее груза он ещё никогда не ощущал. В ушах загудело, и внезапно закружилась голова. Хорошо, что он сидел, иначе, скорее всего, рухнул бы на пол. Дети, почувствовав неладное, разом кинулись к нему и обступили со всех сторон. Боже, он точно задохнётся. Его настолько растрогало их участие, что грудь сдавило так, будто к ней, лишая его последних остатков воздуха, приложил руку великан.
— Ох, папа, — произнесла со стоном Фиби и, немало удивив, упала к нему на колени, зарывшись лицом в воротник. Софи повисла на другом плече и разразилась рыданиями. Кэролайн тоже пыталась хоть как-то примоститься к нему. Даже мальчики пододвинулись ближе, так что Джеймс теперь касался его рукава.
— Вы её не любите? — прошептала Фиби. — Ни капли?
Боль пронзила Джулиана, и он обнял разом всех детей, обхватывая их за руки, плечи, куда только мог достать. Ощущение, точно тебя окутали одеялом любви. О боги, дети утешали его, словно это они были взрослыми, а он ребёнком.
И да, в эту минуту он был ребёнком. Или, по крайней мере, вспомнил, что чувствовал в их возрасте. Одиночество. Отчаянное стремление быть совершенным, чтобы доставить удовольствие отцу. Пустоту и страстное желание получить хоть крупицу любви. Его отец отказал во всём этом, но он, Джулиан, не обязан поступать так же. От этой мысли у него перехватило дух.
В эту секунду Джулиан Армстронг, граф Эшфорт, осознал, каким совершенным дураком он был.
— Да, — прохрипел он, в горле саднило. Честность, с какой он ответил, глубоко взволновала и одновременно потрясла его. — Конечно же, я люблю её.
— Но вы отослали её прочь, — прошептала Софи.
— Я помолвлен. Я не могу сделать ей предложение.
Слова упали тяжёлым камнем, и на миг все замолчали, только Кэролайн тихо всхлипывала.
Филипп прислонился к его плечу.
— Вы любите нас, милорд? — Голос мальчика был едва громче вздоха. — Как думаете, вы можете и нас любить?
Джулиан больше не мог ограждать своё сердце. Плотину прорвало, и река хлынула, затапливая его. Казалось, невредимым ему не выбраться, но поток подхватил его и вынес наверх, минуя опасные водовороты.
— Да, Филипп. Я люблю вас. О боги, люблю.
Дети, как один, вскинули головы и уставились на него, разинув рты, захваченные врасплох яростностью его ответа. От всеобщего изумления на их лицах у него вырвался из горла смешок. А потом, в мановение ока, разразился бедлам. И точно умирающий в пустыне, Джулиан ловил каждую его каплю. Он обнимал, и утешал, и похлопывал мальчишек по спине. Дети по очереди садились ему на колени, и девочки целовали его в щёки. За какие-то несколько минут он весь разлохматился, намок и решительно не подлежал восстановлению.
Ещё никогда в жизни он не чувствовал себя так чудесно. Или так подавленно. Эсми Фортуна повинна в этом чуде. Он чувствовал её отсутствие столь же сильно, сколь радовался тому, что становится настоящим отцом своим детям. Камень за камнем осыпался фасад совершенства, и Джулиану оставалось только с наслаждением внимать грохоту, с которым рушилась его тюрьма.


Глава 19

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Калле, VikyLya, Mari Michelle, Ginger, Liluna, somiko, Tigrenok, natalymag, cvetblack, mashaigra, Jinn, Maxy, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
25 Дек 2017 11:24 #173 от natalymag
natalymag ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Спасибо за продолжение! :pocelui:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Tigrenok
  • Tigrenok аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Привидение Тигрёнка
Больше
28 Дек 2017 12:23 #174 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Девочки спасибо за перевод.

Очень надеюсь он быстро сообразит что делать даже. Возможно ему в этом помогут и дети.:flirty:

Огромное спасибо Иллюзия

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
16 Янв 2018 13:49 #175 от somiko
somiko ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Огромное спасибо за продолжение!!!! :frower:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 Фев 2018 15:53 #176 от m.dias
m.dias ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Глава 8.1 в декабре ......

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Москвичка
  • Москвичка аватар Автор темы
  • Wanted!
  • Редактор ОС
  • Редактор ОС
  • Мока
Больше
14 Апр 2018 14:42 #177 от Москвичка
Москвичка ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Ну, вот всё постепенно и проясняется. Детективная линия обрывается и остаются одни переживания...

Глава 18

Перевод: Zirochka (Спасительница! :lublu: )
Редактура: Москвичка



Укладывание в постель в тот вечер в детской приняло новый характер: непривычный для Джулиана, надо сказать, но в то же время радостный. Явление последнего в свете свечи если и потрясло старую няньку, та ничем себя не выдала.
Дверь в комнату гувернантки была всё так же закрыта, являясь укором Джулиану и безмолвным напоминанием о том, чтό он потерял. Детвора сгрудилась на кровати Джеймса, и не успел Джулиан опомниться, как уже сидел среди них, а они наперебой просили его почитать, сунув в руки детскую книгу с греческими мифами.
И вскоре дети уже лежали по местам, плотно укутанные в одеяла, – слишком плотно, скорее всего, но Джулиану было нелегко обуздать свою заботливость. Задув свечу и оставив няню похрапывать в классной комнате в кресле у камина, он удалился к себе в библиотеку.
Однако даже созерцание книг не уняло той тревоги, что мучила его с самого утра. Теперь, когда он принял детей, жизнь его неизбежно подвергнется оценке и перемене. Вот так, справился с одной печалью – и в дверь уже стучатся новые поводы для недовольства.
Но более всего ему не давало покоя лежавшее в кармане письмо. Вздохнув, он налил бренди и опустился в своё такое удобное кресло с подголовником. Комнату освещал всего один фонарь, напоминая тот вечер, когда Джулиан впервые обнаружил здесь Эсми Фортуну, и вечер, когда он нечаянно услышал, как мистер Лэмбтон делает ей предложение. Когда мистер Лэмбтон объяснялся, Эсми стояла на том самом месте, где Джулиан её обнял в первый раз. Пальцы сжались на бокале с бренди. Сейчас Эсми с Лэмбтонами, без сомнения, ужинают на постоялом дворе где-то между Оксфордом и Лондоном. Ловкий делец этот Лэмбтон, так проворно лишил Джулиана искушения, увёл из-под самого носа. Совсем скоро мисс Фортуна выйдет замуж за Лэмбтона, и будет безвозвратно утеряна для Джулиана. Он осушил бокал одним глотком.
Пора прочесть письмо. Вытянув его из кармана, он взял со стола нож для вскрытия писем. С плохим предчувствием Джулиан взломал печать и достал листы.
Верхняя страница оказалась коротким письмом, начертанным рукой Эсми.

«Лорд Эшфорт, я нечестно поступила с вами, сокрыв сведения, каковые вы имели полное право получить. В ту ночь, когда мы осматривали чердак, в сундуках вашей покойной жены я обнаружила письмо. Его содержимое должно облегчить вашу боль, но умоляю, не позвольте ему настроить вас против остальных детей. Когда я появилась в аббатстве, я совершенно не думала о пяти личностях, кои окажутся на моем попечении. Мысли мои были только о том, как найти «Коринну». Теперь же я бы отдала тысячу «Коринн» за то, чтобы вы полюбили своих детей так, как любят они вас.
То, что случилось между нами, было не более чем лихорадкой, летней лихорадкой, которую лучше забыть.
Остаюсь вашей покорной слугой,
Эсмеральда Фортуна».


Боль внутри него сражалась с радостью, отчего взгляд его затуманился. Первая часть письма озадачила Джулиана, но не так сильно, как опечалило последнее предложение. Он дрожащими руками опустил письмо Эсми на колени и взялся за следующий лист. Джулиан узнал почерк своей покойной жены. Фразы бессвязно прыгали перед глазами.

«…Я сказала Джулиану, что ребёнок не его, только ради удовольствия его огорчить…»

«...Если он исполнит мои желания, я открою ему правду… Джеймс его ребёнок».

Дыхание остановилось. Он прочёл фразу ещё раз, и ещё, и только потом его лёгкие снова заработали.
О боги, Джеймс – его настоящий наследник.
Джулиан думал, его охватит злость. Готовился к ярости. Ожидал, что торжество справедливости согреет душу. Полагал, что воспылает новой любовью к своему сыну и наследнику.
Но ничего подобного. Слова ранили Джулиана, но, удивительное дело, вовсе не затронули его чувств к сыну или другим детям. Вместо ожидаемого гнева он ощутил странное облегчение.
Джеймс его сын. Когда-то эти слова значили для него всё. Он бы пошёл на что угодно, лишь бы они оказались правдой. И вот теперь они стали правдой, преподнесённой на блюдечке мисс Эсмеральдой Фортуной. Он стиснул зубы. Она скрыла от него эти сведения. Знала и не рассказала. Почему?
Он положил её письмо поверх того, что от покойной жены.

«...умоляю, не позвольте ему настроить вас против остальных детей».

Джулиан фыркнул. Она прекрасно разобралась в его характере за то короткое время, что провела в аббатстве. Несколько недель назад он бы позволил этим новостям превратиться в губительнейшее оружие, он возвысил бы старшего сына, окружил любовью его одного. Теперь же подобная мысль вызывала в нём отвращение. Хвала мисс Фортуне, он любил их всех, и эти новости – надо заметить, желанные новости – не изменят его чувств.
Джулиан уронил странички на колени. Когда же она совершила в нём такую перемену? Поработала над его сердцем, а он и не заметил. Он действительно, как и признался детям, любил её. Но было уже поздно. Поздно для любви, для несовершенства, для новой жизни, невзирая на наследство, которое защищал. Эсмеральда станет женой Лэмбтона, а даже если нет, он, Джулиан, помолвлен и не может бросить невесту, не потеряв при том чувства собственного достоинства. Он уже постелил постель и теперь должен лечь в неё с Марией Лэмбтон.
Дрожь в руках уже унялась, когда он складывал письма и засовывал их обратно в карман. «Лихорадка. Летняя лихорадка». От которой ему никогда не оправиться. Эсмеральда подарила ему его детей, но взамен забрала его сердце.
* * *

Две недели спустя Эсмеральда выскользнула из дома своей нанимательницы и отправилась в Шелдонский театр. Общество античной литературы сегодня объявляло победителя премии, и она, пусть и едва надеясь, что удостоится сей чести, не могла остаться в стороне.
Кортлэнд-мэнор был выставлен на аукцион. Поверенный, к которому она обратилась с этим делом, предостерёг её не ожидать многого, учитывая состояние дома. Теперь даже маленький коттедж в глухой деревушке – её утешение – и тот оказался под сомнением. Ведь после выплаты долга Джулиану за «Коринну» ей почти ничего не останется.
В театре на награждение собралась уйма народу. Эсми узнала многих, кто бывал на лекциях Джулиана. Сама же она никак не подготовилась к встрече с ним лицом к лицу. Она повернулась в поисках места в каком-нибудь забытом уголке и нос к носу столкнулась с идеальным графом.
Рядом с ним стоял Джеймс, и Эсми, в нарушение этикета, поприветствовала мальчика первым. Джеймс кивнул и, как юный джентльмен, взял её за руку.
– Мисс Эсми. – От печали в его глазах у неё навернулись слёзы.
– Мисс Фортуна, – хмурясь, сказал граф.
Эсми вглядывалась в его лицо, ища признаки того, что он прочёл переданное ему письмо.
– Милорд. – Неловкое молчание, казалось, тянулось целую вечность. Почему он не уходит?
Граф прочистил горло.
– Удивлён, что Лэмбтон привёз вас сюда, мадам.
Эсми приосанилась, выпрямляясь во весь рост, однако и при лучших обстоятельствах граф нависал над ней горой.
– Мистер Лэмбтон не привозил меня. Я пришла сама.
Джеймс подёргал её за рукав.
– Мисс Эсми, вы сядете рядом с нами? Я был бы этому рад.
Джеймс, может, и был бы рад, а вот граф, судя по виду, предпочёл бы наесться толчёного стекла. В ней взыграл гнев. Да по какому праву он сердится? Ведь они сейчас не вместе потому, что он сам так решил.
– С удовольствием, Джеймс. Заодно расскажешь, как обстоят дела с уроками у остальных детей.
Джеймс проводил её к свободному месту, а граф, как ни странно, сел рядом с ней, и она, таким образом, оказалась между отцом и сыном.
– У нас нет уроков, мисс Эсми. К Михайлову дню нас отправляют в школу, и граф… – Он осёкся и посмотрел на отца. – Папа говорит, мы можем вволю наслаждаться оставшимися летними деньками.
– Отправляют в школу? Всех? – Если бы она подумала об этом раньше, сердце её не разлетелось бы теперь на мелкие-премелкие кусочки. И всё же... Неужели её письмо ничего для него не значило? – Даже Кэролайн?
Граф поморщился. Он сидел, точно аршин проглотив.
– Кэролайн останется дома ещё на год. Затем присоединится к Софи и Фиби в пансионе для юных девиц в Бристоле.
Эсми захотелось исчезнуть. И не будь она столь тесно зажата между графом и Джеймсом, уже, наверное, вскочила бы и побежала к дверям. Но она осталась сидеть, стараясь при том не касаться плечом графа. Малейшее прикосновение отзывалось мучительным желанием внизу живота. Страсть и гнев так смешались внутри, что она уже едва их различала.
Председатель Общества античной литературы призвал собрание к порядку, прерывая любое дальнейшее обсуждение будущего детей. Глаза Эсми жгло от яростных слёз. Неужели она так ничего и не добилась?
Вступительные речи затянулись, и довольно надолго. Наконец, оратор перешёл к главному.
– В этом году награду за выдающиеся познания получает…
Публика на местах подалась вперёд. Всем хотелось первым услышать новости.
– … виконт Стэнли.
Эсми даже не сразу поняла, кто это, осознавая лишь, что названо не её имя. И тут на ноги вскочил сидевший рядом Джеймс. Эсми посмотрела на него. Взгляды их встретились – и всё стало ясно.
– Джеймс? – Она вопросительно взирала на мальчишку.
Тот, вместо того чтобы лучиться от счастья, являл собой само страдание.
– Простите, мисс Эсми. Мне очень жаль. Я просто хотел, чтобы он меня заметил.
Эсми внезапно вспомнила о свёртке, который Джеймс отправил своей крёстной в тот день, когда она отсылала свой пакет в Общество античной литературы. Выходит, то был вовсе не подарок почтенной крёстной, а его заявка на участие в конкурсе.
– Ты поступил неверно, забрав её, но не кори себя за то, что делал всё возможное, Джеймс. Никогда не кори. – Они пожали руки и понимающе переглянулись.
Джулиан в совершенной растерянности смотрел на обоих. Председатель Общества античной литературы тем временем лучился гордостью.
– Как видите, виконт Стэнли идёт по стопам своего отца. Представленная им работа – безупречный перевод легендарной рукописи, «Жизни Коринны».
Толпа ахнула в благоговении и одобрении, и по театру пронеслась волна рукоплесканий. Эсми тяжело сглотнула. Рукопись всё время была у них под носом, украденная в ребяческом порыве, дабы заслужить одобрение отца.
Председатель постучал молотком, вновь завладевая вниманием.
– Однако виконт Стэнли получил награду не только за превосходный перевод, но и за качество опровержения подлинности «Коринны». Он привёл убедительные доводы того, что рукопись сделана в средневековье, и тем положил конец одной из величайших научных загадок нашего времени.
Между тем Джеймс дошёл до подиума. Председатель пожал ему руку и повесил на шею Джеймса медаль. Публика продолжала горячо хлопать, и Эсми, в глазах которой стояли слёзы, подняв затянутые в перчатки руки, присоединилась к овациям.
Рядом, безжизненно застыв, сидел Джулиан. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он, будто опомнясь, где находится и сколько глаз приковано к нему, принялся аплодировать, да так бурно, словно это по его наущению сын переводил рукопись. Эсми заметила, как от гордости выпятилась грудь Джулиана. Странно, но одобрение графа омрачило её мгновенно возникшую радость. Вот он – ещё один повод для графа выделить и возвысить Джеймса над другими детьми.
– Прошу прощения. – Она поднялась на ноги и, спотыкаясь, протиснулась мимо графа. Она вдруг поняла, что вот-вот задохнётся, настолько ей стало жарко от собравшейся в зале толпы. Не заботясь о том, какой учиняет переполох, она добралась до конца ряда и пулей понеслась по проходу. Двери театра распахнулись под её рукой – и вот она уже на улице, с жадностью глотает свежий воздух. Слишком расстроенная, чтобы возвращаться в дом нанимательницы, она, уперев взгляд в булыжную мостовую под ногами, направилась к реке.
– Мисс Эсми! – это кричал Джеймс, останавливая её, но она не торопилась подчиниться, поскольку не желала, чтобы он увидел и неверно расценил скорбь, написанную у неё на лице.
– Мисс Эсми. – Джеймс поравнялся с ней, всё пытаясь её остановить. – Я могу объяснить. Пожалуйста, не сердитесь.
– Ох, Джеймс. – Она повернулась и заключила мальчика в объятия. – Я не сержусь. Не сержусь на тебя.
Джеймс отступил и поглядел ей в лицо.
– Но вы плачете. Я знаю, вы участвовали в конкурсе, и мне жаль, что я выиграл. Простите, что я взял «Коринну».
– Нет, нет. – Эсми смахнула слёзы тыльной стороной руки. – Я не позволю тебе сожалеть. Ты превосходный учёный.
Джеймс посмотрел на неё, смущение в его глазах было точь-в-точь как у отца. Граф – глупец, если не замечал сходства.
– Не уходите. Папа ведёт меня обедать в гостиницу. Вы могли бы составить нам компанию.
– Ох, Джеймс, я так не думаю. – Она снова обняла его, и долгое мгновение они стояли, крепко прижавшись друг к другу. – Но помни всегда, я горжусь тобой. Очень-очень горжусь.
Джеймс обнял её в ответ, затем отступил с высоко поднятой головой и расправленными плечами, изо всех сил стараясь выглядеть как взрослый молодой мужчина, а не мальчишка. – У меня есть кое-что для вас, мисс Эсми. – Он нащупал в кармане и вытащил чек. – Я хочу, чтобы вы взяли это. Для вашей школы. Отец рассказал о вашем доме и планах на школу.
– Отец рассказал тебе?
– Он говорит, вы выходите за Лэмбтона, так как у вас нет денег на вашу школу. Но теперь вы можете бросить мистера Лэмбтона. Я тоже не хочу, чтобы вы выходили за него.
– Тоже?
– Мы проголосовали, все пятеро, анонимно, конечно. Мистер Лэмбтон не годится вам в мужья. Вы не смотрите на него, как на новую шляпку.
Она готова была снова расплакаться.
– Скажи братьям и сёстрам, что им не о чем беспокоиться. Я уже бросила мистера Лэмбтона.
Позади послышались тяжёлые шаги, и, подняв глаза, Эсми увидела, что граф Эшфорт находился от них всего в нескольких шагах.
– Бросили Лэмбтона? Мисс Фортуна, какое безумие овладело вами теперь?
– Независимости, милорд. – Не обращая внимания на графа, она повернулась к Джеймсу. – Я не могу принять твои призовые деньги. Это благородное предложение, но я должна от него отказаться.
Боль отразилась в карих глазах мальчишки.
– Но я буду первым покровителем вашей школы. Покровителем-основателем. Вы можете назвать моим именем классную комнату или игровое поле. – Он ухмыльнулся. – Разумеется, если у девчонок будет это игровое поле. Взамен, наверное, придётся купить им запас отделки для шляпок.
Эсми засмеялась и потянулась к нему, словно желая потрепать за уши. Джеймс увернулся, однако успел сунуть ей в руку чек. От этого жеста у неё так сжало сердце, что, казалось, ещё чуть-чуть – и оно не выдержит.
– Джеймс…
– Я добавлю к тому, мисс Фортуна. – Джулиан снова вернулся к чопорному, официальному тону. Эсми заправила за ухо непослушный локон и посмотрела на графа. В глазах его она разглядела правду: он в самом деле прочёл её письмо. – Поскольку «Коринна» оказалась неподлинной, и поскольку я не сомневаюсь, что сын вернёт мне книгу, она не представляет большой ценности. Вам нет надобности возмещать мне ущерб, поскольку я ничего не терял. – Он взял длинную паузу и прокашлялся. Сунув руку в карман сюртука, граф выудил бумажку, очень похожую на ту, какую только что вручил ей Джеймс. – Вот банковский чек на сумму, оговорённую за ваши услуги.
Эсми отступила назад. Рука взметнулась в протестующем жесте.
– Я не выполнила свою часть соглашения, милорд. Я слишком рано уволилась.
– Быть может, и рано, но вы выполнили задачу, которая более чем удовлетворяет условиям нашего соглашения. Вот. – Он вложил ей банковский чек в другую руку. От смущения и горячего желания у неё путались мысли.
– Я не могу, милорд. Как и не могу принять твои деньги, Джеймс. Это слишком большие деньги.
– Мы не просто даём их вам, мадам. – Граф нахмурился так, что на лбу и вокруг рта залегли глубокие морщины. – Мы ожидаем, что наша щедрость будет иметь отдачу. Если сложить две эти суммы, то средств хватит на открытие школы.
– Но…
Именно этого, и только, хотела она, когда прибыла в аббатство Эшфорт, но теперь её желания так отличались от прежнего, что огромные деньги, втиснутые ей в руки, казались мало значимыми.
– Мы настаиваем. – Глаза графа встретились с её, и в их карих глубинах она увидела отражение всего того, что испытывала в своём сердце. Страстное желание, невозможность, смирение. – Пожалуйста. – Он понизил голос. – То, что вы сделали, настолько ценно для меня. Позвольте мне отплатить тем же. – Он отступил, прочистил горло и снова взглянул на неё, в этот раз со всем тем чувством, бесследно стёртым с его лица. – Позвольте нам отплатить.
Уже очень давно Эсми Фортуна не выступала в качестве одаряемой. Ей не часто доводилось практиковаться в этом особом упражнении.
– Вы уверены? – Она сжала чеки во влажных ладонях. – Быть может, я не заслуживаю доверия. Быть может, я сбегу со всеми деньгами, чтобы жить распутной жизнью в Париже.
Даже когда она произносила эти слова, губы её всё шире и шире растягивались в улыбке. Джеймс рассмеялся.
– Распутной? Мисс Эсми, да что вам известно о распутстве?
Граф молчал, но, судя по взгляду, он прекрасно помнил, как хорошо знакомо ей сие понятие, и всё благодаря ему.
Граф заложил руки за спину подобно школьному учителю.
– Я уверен, мисс Фортуна, что вы правильно распорядитесь деньгами. Это всё, о чём мы с Джеймсом можем вас просить.
И он никогда не попросит о большем. Одна мечта исполнилась – другая умерла.
– Ваша свадьба, милорд? Скоро она?
– Как только мисс Лэмбтон назначит дату. Несмотря на ваш разрыв с Лэмбтоном, вы получите приглашение.
– Меня там не будет. – Как он мог даже предположить подобное?
– Нет. Пожалуй, нет.
Джеймс безмолвно переводил взгляд с одного взрослого, на другого. Эсми первая обрела голос.
– Мне пора возвращаться к моей нанимательнице. Леди Крэбби может понадобиться моя помощь.
Плечи Джулиана едва заметно сникли.
– И вы не присоединитесь к нам в гостинице, чтобы отпраздновать?
– Нет, милорд. Я должна сдержать слово, данное леди Крэбби. Я обещала вернуться к ужину. – Она не могла оставаться в их обществе долее ни минуты.
– Что ж, прекрасно, мисс Фортуна. Тогда, полагаю, прощаемся.
Джеймс открыл было рот, чтобы возразить, но взгляд, каким одарил его отец, заставил мальчика хранить молчание.
– Да, милорд. Наши пути здесь расходятся.
Джулиан переступил с ноги на ногу.
– Позволите сопроводить вас до дома вашей нанимательницы?
– В этом нет нужды, милорд. Я сама дойду. Я всегда знала, что придётся делать это самой. – В сердце её не находилось слов для прощания, слов, какие можно было произнести при Джеймсе. Но даже если бы не присутствие мальчика, каким языком возможно выразить её печаль? Её любовь, их любовь… что приносится в жертву на алтарь совершенства. Ужасная трагедия. Ужасное расточительство.
– Лэмбтон – глупец. – Слова графа, произнесённые мрачным, свирепым тоном, едва не вырвали сердце из её груди. Она резко развернулась и принудила себя идти в сторону дома леди Крэбби. Джеймс протестующе вскрикнул, но она, шаг за шагом, продолжала идти, пока не добралась до угла. Повернув в проулок, Эсми кинулась бегом. Булыжники врезались в ноги, а от сдавивших горло рыданий ей с трудом удавалось дышать.




Продолжение следует

Лучшее - враг хорошего
Поблагодарили: Lastima, Mari Michelle, Liluna, somiko, Tigrenok, natalymag, Kotik, Maxy, cecka

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

  • Tigrenok
  • Tigrenok аватар
  • Wanted!
  • Свои Люди
  • Свои Люди
  • Привидение Тигрёнка
Больше
14 Апр 2018 19:21 #178 от Tigrenok
Tigrenok ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Вот эти не договорки и не до понимание и разводит их в разные стороны. По хорошему им надо открыто поговорить, а не убегать друг от друга и додумывать что подумал один про другого.

Девочки огромное спасибо за перевод и редактуру.  :frower:  :frower:

Огромное спасибо Иллюзия
Поблагодарили: Москвичка

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Больше
17 Апр 2018 09:51 #179 от somiko
somiko ответил в теме Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17
Огромное спасибо за продолжение!!!  :party:  :frower:

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.