САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 17/21, upd. 30.04.17

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 4/21, upd. 25.10.14 28 Окт 2014 01:05 #61

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Не в сети
  • Белка в колесе...
  • Сообщений: 523
  • Спасибо получено: 350
  • Репутация: 1
Навеяло... :shy:
Последняя кандидатка, которую прислала миссис Хейзелвуд, полагала, что его дочерям хватило бы умения вышивать и рисовать акварелью

"Гордость и предубеждение". Мистер Коллинз - Элизабет:
"Почти в ту самую минуту, как я переступил порог этого дома, я понял, что вам суждено стать спутницей моей жизни..."
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 4/21, upd. 25.10.14 28 Окт 2014 14:39 #62

  • ninych
  • ninych аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 426
  • Спасибо получено: 766
  • Репутация: 5
Москвичка пишет:
Когда мы читаем истории, написанные современными авторами о временах давно минувших, мы воспринимаем всё с точки зрения дня нынешнего. И в немалой степени это происходит не только потому, что мы живём сегодня и на отношения между людьми, на мир в целом смотрим сквозь призму современности, но и потому, что сам автор видит мир таким же, как и мы, относится к своим героям и их поступкам с позиций человека современного. А ведь столетия назад люди иначе смотрели на жизнь и, в частности, на воспитание детей.
Безусловно, это справедливо, и я полностью согласна, что сейчас наблюдается, можно даже сказать, некоторая "зацикленность" родителей на детях, их потребностях, интересах и т.п. Но, к слову, не об условиях жизни детей речь. У Толстого в "Войне и мире", допустим, у Ростовых тоже одна детская и 12 детей разного возраста. Наташе в начале книги 13 лет, ненамного старше Джеймса. Да вот только родители с детьми общаются и вполне живо, и у Джейн Остин тоже (в "Гордости и предубеждении" младшей дочери 15). И уж как ни эксцентричен старший князь Болконский, но Мари он уделяет время, хотя она, уже, конечно, вышла из рассматриваемого нами возраста 12-15 лет.
А вот дети графа действительно любят, это точно - вероятно не всё так плохо. Будем надеяться, у него просто тяжёлые времена.
Regret is usually a waste of time
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 4/21, upd. 25.10.14 01 Ноя 2014 11:32 #63

  • somiko
  • somiko аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 69
  • Спасибо получено: 13
  • Репутация: 1
Спасибо за продолжение!!! :party:
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 4/21, upd. 25.10.14 01 Ноя 2014 20:40 #64

  • lizonka11
  • lizonka11 аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 3
  • Спасибо получено: 2
  • Репутация: 0
Нет в мире совершенства! Героиня романа – умница и чистая душа, но вовсе не красавица. Откровенно говоря – просто дурнушка, на которой не задержится взгляд ни одного мужчины.

Ну наконец-то, а то все писаные красавицы и умницы. А что же делать остальным, среднестатистическим "дурнушкам". Большое спасибо за новый перевод! Почитаем с удовольствием!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 5/21, upd. 02.11.14 02 Ноя 2014 01:43 #65

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 412
  • Спасибо получено: 1559
  • Репутация: 33
Глава 4

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка


Косые лучи послеполуденного солнца струились сквозь окна классной комнаты, однако в идеальном аббатстве Эшфорт ни единой пылинки не проплывало в потоках света. Впервые после утреннего фиаско в позолоченной гостиной Эсми осталась одна. Граф взял Джеймса с собой в поездку по поместью. И отец, и сын выглядели скорее мрачными, чем весёлыми, в преддверии продолжительной верховой прогулки. Софи скрылась в одном из своих убежищ. Близнецы объявили, что собираются на кухню узнать, что подадут к чаю, а Кэролайн спала в своей кровати и, вне всякого сомнения, видела сны о новых буквах, которые ей ещё предстояло научиться писать.
Эсми опустилась на диван под окном и безучастно провела пальцами по обложке большого атласа. При мысли о предстоящем ужине её наполнил ужас. Зачем она столь легкомысленно приняла приглашение мистера Лэмбтона? Она не сделала и трёх шагов от дверей большой гостиной, когда её пронзила острая боль утраты. «Жизнеописание Коринны». Граф, должно быть, прячет рукопись в библиотеке, и если Эсми прогневит его настолько, что он её уволит, ей никогда в жизни не удастся и одним глазком взглянуть на старинный манускрипт, не говоря уже о возможности выполнить перевод и включить его в собственный труд.
Образ графа во всём его ослепительном совершенстве возник перед её мысленным взором, и волна тепла затопила Эсми, залила щёки ярко-красным румянцем. Ах, ей бы голубые глаза и золотистые локоны мисс Лэмбтон! И чтоб под силу было чувствовать себя как дома в большой гостиной, в полной степени соответствуя своей внешностью убранству комнаты: волосы – золото, кожа – слоновая кость. Острое ощущение своих недостатков покидало её, лишь когда она погружалась в исследования, и все мысли о собственных несовершенствах уносились прочь с первым же взмахом пера. Плутарх в подробностях описал жизни благородных героев античности, а как насчёт героинь? Эсми не могла поверить в то, что половина населения древнего мира не имела никакого влияния на государственные дела, философию и искусство, расцвет и падение империй. А потому несколько лет назад начала работу над жизнеописаниями женщин, подобных Агриппине – матери, сестре и жене римских императоров. Она хотела, чтобы мир узнал о Леонтине, которая после смерти Аристотеля соперничала со своим коллегой-мужчиной за титул главного философа Афин. Или о Гортензии, великой римской ораторше, сумевшей опротестовать обложение налогом женщин Римской империи.
К великой досаде Эсми источники для подобной работы были крайне малочисленны и упоминали о женщинах весьма поверхностно. В своё время она пришла в восторг, отыскав в герцогской библиотеке своего первого отчима несколько неизвестных рукописей, добавивших ей новых подробностей. Но это было ничто по сравнению с тем, чем могла бы стать для её работы настоящая копия «Жизнеописания Коринны». Чуть дальше по коридору, по ту сторону от лестницы, возможно, сосредоточена разница между её дилетантством и признанием в учёном мире. А истинный учёный всегда найдёт учеников.
Однако даже если ей удастся добиться признания в учёном мире, граф ни за что не одарит её одобрительным взглядом. И желать этого не следует, упрекнула себя Эсми, несмотря на зародившееся у неё сомнение в том, что внешняя безупречность графа может не выдержать более пристального изучения. Возможно, однажды ей встретится мужчина, который сумеет оценить её мечту о создании школы для девочек и её страсть к науке. Однако в аббатстве Эшфорт такого мужчины не найти.
Эсми поднялась с диванчика и подошла к двери. Коридор был пуст. Потребуется лишь мгновение, чтобы прокрасться к библиотеке графа и проникнуть внутрь. Идеальный граф и Джеймс должны были отсутствовать ещё не менее часа. Этого более чем достаточно для поисков.
Эсми закрыла за собой дверь библиотеки и прислонилась к ней, оказавшись в безопасности. Дрожа, она прошла по ковру к центру комнаты. На длинном столе больше не было ни вороха книг, ни манускриптов и бумаг. От её полуночной встречи с графом не осталось и следа, разве что она по-прежнему ощущала признаки его присутствия в комнате.
Едва не стуча коленками, Эсми прошла в дальний конец комнаты и сняла с полок книги и рукописи. Ненадолго задержавшись на одной или двух, она принялась искать тайники за огромными фолиантами. Тишину комнаты ничто не нарушало, за исключением редкого хлопка книги о книгу или глубокого вздоха при обнаружении очередного прекрасно сохранившегося первого издания. Эсми продолжала обход комнаты до тех пор, пока не осмотрела каждый клочок бумаги в библиотеке, однако все её усилия добыть желанный приз оказались тщетны. Отчаявшись, она опустилась в кресло, которое накануне вечером занимал граф, и вновь обвела комнату глазами. Взгляд её остановился на длинном дубовом столе, и сердце вдруг забилось быстрее. В мгновение ока вскочив с кресла, она рухнула на колени, заглянула под стол... и нашла её. Стопка бумаг лежала сбоку на небольшой деревянной полочке, скрытой под столешницей.
С благоговейным трепетом, с сердцем, бьющимся в груди будто птица в силках, Эсми трясущимися руками вытащила рукопись из тайника. Одним стремительным движением выскочив из-под стола, она водрузила на блестящую поверхность свой новообретённый трофей и опустилась в стоявшее рядом жёсткое кресло. Едва дыша, она перевернула тиснёную кожаную обложку, под которой обнаружилась украшенная рисунками средневековая рукопись. Греческие буквы заполняли страницу. У Эсми вдруг сдавило горло.
«Жизнеописание Коринны». К глазам подступили слёзы и заструились по щёкам. Она чувствовала себя Одиссеем, обнимающим Пенелопу после долгих лет странствий. Чернила, конечно, поблёкли от времени, и некоторые слова не разобрать невооружённым глазом. Однако Эсми немедленно поняла, что книгу можно будет перевести. Каким-то непостижимым образом эта рукопись не повредили плесень и сырость, наносившие урон большинству средневековых библиотек. Столетия назад неизвестный монах старательно переписал каждую букву греческого оригинала, чтобы слова древнего безымянного автора смогли ожить перед Эсми сегодня.
Она бережно перелистывала страницы рукописи, прерываясь, чтобы прочесть очередной отрывок. Однако солнце слишком быстро скатилось к горизонту, и Эсми услышала топот копыт на улице.
Граф с Джеймсом вернулись.
Она торопливо закрыла рукопись, но нырнув под стол, чтобы возвратить её на прежнее место, никак не могла устроить сокровище в тайнике. Опасаясь приложить слишком много усилий, Эсми поворачивала рукопись то так, то эдак. Ничего не получалось. Сердце её бешено стучало, пока она прислушивалась к звукам, доносившимся из коридора.
Вскочив на ноги, Эсми заложила книгу за спину и подбежала к двери. Лучше будет спрятать рукопись у себя. А когда граф удалится в свои покои, чтобы переодеться к ужину, вновь попытаться вернуть её в тайник. Топот поднимавшихся по лестнице ног заставил Эсми стремглав пробежать по коридору через классную комнату в уединение своей каморки. Она в отчаянии осмотрелась вокруг. Не могло быть и речи о том, чтобы засунуть рукопись под кровать, отдав на растерзание мышам или сырости. У столика не было ящика, которым можно было бы воспользоваться. Оставался лишь сундук. Эсми распахнула крышку и, раздвинув собственные книги, положила драгоценный манускрипт на дно. Водрузив сверху несколько томов, она захлопнула сундук.
Над бровями у неё выступили мелкие бисеринки пота. Эсми подошла к столику и, взяв кувшин, налила в тазик холодной воды. Склонившись над ним, она сполоснула лицо и дотянулась до полотенца. Сквозь закрытую дверь она услышала, как в детскую вошёл Джеймс и как громко хлопнула, закрываясь, дверь его спальни. Эсми с облегчением вздохнула.
Теперь ей лишь нужно выяснить, где находится граф. Как только тот окажется в распоряжении своего камердинера, она проникнет в библиотеку и вернёт рукопись на место. Подавив тревогу, Эсми пригладила волосы и отправилась на поиски графа.
* * *
Граф Эшфорт вышел из конюшни, отряхивая рукава сюртука носовым платком. Каким-то образом проклятому коту, которого мисс Фортуна принесла в его дом, удалось натрясти шерсти на его редингот за те несколько минут, когда граф, сбросив его, чистил Пегаса, своего призового жеребца.
Теперь глаза у Джулиана чесались, а в носу свербило. «А-а-пчхи!» Граф отвлёкся от одежды и энергично вытер нос тем же платком. Его зрение мгновенно затуманилось, и Эшфорт мог бы поклясться, что глаза сами собой сошлись к переносице. Он шесть раз подряд оглушительно чихнул.
— Вам нездоровится, милорд?
Джулиан сунул носовой платок в карман и поднял глаза, чтобы увидеть перед собой ужасную гувернантку.
— Мисс Фортуна, — он кивнул и подавил очередной чих. Подобное унижение — целиком её вина. И он всё ещё был недоволен тем, что она приняла приглашение мистера Лэмбтона присоединиться к ним за ужином. Не сказать, что эта идея была лишена практического смысла, просто само присутствие этой замухрышки, казалось, раздражало Джулиана не меньше, чем кошачья шерсть. Он сделал было шаг в сторону от неё, однако она тоже сдвинулась с места, по-прежнему преграждая ему путь.
— Одну минуту, милорд.
В глубине её тревожных серых глаз, кажется, зарождалась буря. Джулиан сдержал проклятие. Он надеялся переодеться к ужину и провести несколько драгоценных минут за рукописью. При всём богатстве и положении, времени на личные интересы ему катастрофически не хватало.
— Боюсь, сейчас мне некогда, мэм. Возможно, мы могли бы поговорить сегодня вечером за столом?
Она покраснела, и он понял, что она столь же остро чувствует неуместность появления за ужином с людьми выше неё по положению, как и он сам. Слова мисс Лэмбтон в большой гостиной, возможно, были невежливы по форме, однако выражали общепринятое мнение на этот счёт.
— Сегодня вечером? Боюсь, что нет.
Её пальцы теребили юбку, а глаза избегали его взгляда. Подобная уклончивость пробудила в Джулиане интерес. Маленькая робкая гувернантка что-то задумала?
— Так в чём же дело? — Он пожалел, что в руках у него больше нет хлыста, которым можно было бы нетерпеливо постукивать по сапогу. Это, вероятно, заставило бы её поторапливаться.
— В детях, сэр.
Он подавил стон.
— За детей отвечаете вы, мисс Фортуна, и посему я поручаю вам принимать соответствующие решения.
— Да, но…
— Мы же договорились, верно?
— Да, милорд.
— Тогда в чём же дело?
Её взгляд метнулся влево, затем вправо.
— Не могли бы вы рассказать мне об их матери, сэр? Это позволило бы мне лучше их понять.
Воздух вырвался из его лёгких с громким свистом. В аббатстве Эшфорт никто никогда не заговаривал о его покойной жене. Его холодность при упоминании её имени излечила даже детей от желания заводить разговоры на эту тему.
— Их мать была их матерью, сударыня. Больше тут знать нечего.
— Как давно она умерла, милорд?
Он решил было, что воспоминания о Лилиан больше не способны причинить ему боль, однако мисс Эсмеральда Фортуна наглядно доказывала, что старые раны никогда не заживают.
— Она умерла, рожая Кэролайн, сударыня. — Упоминание о Лилиан до сих пор приводило его в ярость. — Пять лет назад.
— О…
Её мысли легко читались в ясных серых глазах. Мисс Фортуна думала, что он убит горем. Она, как и большинство людей, полагала, что он по-прежнему питает нежность к своей потерянной возлюбленной. Даже мисс Лэмбтон возвышенно отзывалась о его покойной жене, как если бы почитание первой графини способно было приблизить её к цели стать следующей.
— Это всё? — Граф опять шагнул вперёд. Эсми отступила на несколько шажков, но по-прежнему оставалась у него на пути. Проклятье, ему ни за что не добраться до библиотеки перед ужином, если настырная девица не оставит его в покое. На поддержание образа совершенства уходило много времени — времени, которое он бы предпочёл провести, работая над рукописью о Коринне. Через неделю Эшфорт должен был выступать с лекцией в колледже Всех душ, праведно в Оксфорде усопших, и рассчитывал представить там хотя бы предварительный вариант перевода, предвосхищая свой будущий триумф на ежегодной церемонии награждения Общества античной литературы. Мысль о том, какой переполох поднимется среди его коллег по колледжу, вызывала у него улыбку.
— Нет, милорд. У меня есть ещё вопросы.
Вот только были ли они? Она выглядела почти отчаявшейся, а по крошечным морщинкам вокруг губ было видно, что отчаяние ей хорошо знакомо. Какая женщина осталась бы без таких предательских отметин, будучи вынуждена зарабатывать себе на хлеб, пусть даже на сравнительно привилегированном положении гувернантки?
Однако нечто в Эсмеральде Фортуне отличало её от остальных женщин. Возможно, отличие это состояло в упрямом подбородке или остром взгляде. В ней мало что можно было бы назвать мягким и женственным. За исключением глаз. Невероятно выразительные! И в данный момент они выражали намного больше, чем её слова. Мисс явно преследовала какую-то цель, не имевшую, однако, ничего общего с задаваемыми ею вопросами. На мгновение, когда она спросила о Лилиан, он испугался, что ей удалось узнать правду о его покойной жене. Но нет. Ей вовсе не нужно было ничего узнавать. Она просто тянула время. Ей не хотелось, чтобы он входил в дом. Наверняка дети устроили очередную шалость, и теперь она прикрывала их.
— Если на этом всё, мисс Фортуна, я бы хотел переодеться к ужину. — Он замолчал, чтобы смерить её с ног до головы взглядом, оценивая серое платье из тафты, сидевшее на ней как мешок. — Впрочем, и вы, думаю, тоже.
Взгляд её ясных глаз стал едва ли не мрачнее тучи.
— Я уже одета к ужину, сэр.
— О! — Он и в мыслях не держал её обидеть и молча отчитал себя за грубость. Какой бы вздорной ни была мисс Фортуна, она была единственной, кто согласился в ближайшие недели заниматься его детьми. Надлежало с некоторой заботой относиться к её чувствам. Он полагал, что какие-то чувства у неё все-таки были.
— В таком случае позвольте мне вернуться в дом и последовать вашему примеру. Всё остальное, что вы хотели бы мне сказать, может подождать до вечера, сударыня.
Он сделал шаг, чтобы обойти её, гадая, станет ли она его останавливать. Мысль об её руке на его рукаве заставила графа смутиться.
— Милорд... — Теперь она пошла рядом с ним, причём, к удивлению Джулиана, не став дёргать его за рукав.
Неужели четверть часа наедине с его сокровищем это так много? Он ведь, в конце концов, граф.
— Не сейчас, мисс Фортуна. — Они дошли до чёрного входа в аббатство, и он шагнул внутрь, оставляя её позади, однако упрямая девица следовала за ним по пятам.
— В чём дело, сударыня? Вы желаете предоставлять услуги не только гувернантки, но и камердинера? Собираетесь сопровождать меня до самой спальни?
Она ярко вспыхнула, однако румянец ничего не изменил в её внешности. Впервые с момента их встречи во внутреннем дворе аббатства графу удалось заставить острую на язык гувернантку потерять дар речи.
Недостаток слов для выражения собственных мыслей не лишил её, впрочем, способности передвигаться. Она продолжила следовать за ним вверх по двум пролётам большой лестницы, но когда он свернул в коридор, ведущий к его покоям, отступила.
Её внезапная покорность возбудила в нём подозрения. Так она была вовсе не против, чтобы он отправился в свои покои переодеваться к ужину. Но что же она от него скрывала?
Ответ на этот вопрос потряс его, как удар грома, и заставил поразиться собственной тупости. Он резко развернулся и зашагал следом за ней.
— Мисс Фортуна!
Она обернулась. Выражение вины было написано на её лице.
— Да, милорд?
— Вы заходили в мою библиотеку, мисс Фортуна?
Она побледнела.
В два прыжка проскочив мимо неё, Джулиан взлетел вверх по лестнице. Он пронёсся по ступеням, не оглядываясь, чтобы посмотреть, идёт ли она за ним. Он никогда не запирал свою библиотеку. Никто во всем доме не осмелился бы и шагу ступить в его святилище.
Он распахнул дверь, которая с грохотом ударилась о стену, подошёл к столу и опустился на колено, шаря рукой под столешницей. Однако он уже знал, что обнаружит. Тайник был пуст.
От дверного проёма донёсся шум, и Джулиан медленно повернул голову к Эсми. Её лицо вновь запылало.
— Милорд, я могу всё объяснить.
— Объяснить? — Он вдруг почувствовал, что голова у него вот-вот взорвётся. Да как она смеет? Неужели ему нельзя иметь хотя бы на самую малую толику личного пространства? Он жил, выполняя свои обязанности и соответствуя занимаемому статусу, но имел же право хотя бы на толику того в своей жизни, что принадлежало бы ему одному! А она вторглась в маленькое святилище, которое он с таким трудом создал для себя в этом храме совершенства.
— Где она?
Следует отдать гувернантке должное, отрицать свою вину она не стала.
— Я хотела вернуть её на место, но она туда не влезла, а потом я услышала кого-то на лестнице.
Никогда ещё он не был столь холоден и и вместе с тем полыхал от гнева.
— Где моя рукопись?
Она сглотнула.
— В моей комнате. Я принесу её.
— Нет, без меня вы этого не сделаете.
Он последовал за ней по коридору в классную комнату. Мисс Фортуна шла спокойно, расправив плечи и высоко подняв голову. Он представил её длинную изящную шею на плахе в лондонском Тауэре. Увы, на дворе стоял девятнадцатый, а не шестнадцатый век, и полномочия аристократов нынче не те, что раньше.
Открыв дверь в свою комнату, она вошла внутрь, и граф проследовал за ней.
Аскетичность жилища его удивила. Собственный вкус Джулиана склонялся к простоте, однако даже для него подобное было чересчур.
Мисс Фортуна открыла свой сундук и начала рыться в содержимом. Джулиан стоял в дверном проёме, барабаня пальцами по косяку. Он смотрел, как гувернантка перебирает вещи в сундуке, гадая, почему она так долго не может достать рукопись.
И тут его блуждающий взгляд наткнулся на довольно изящные округлости пониже спины, открывшиеся взору, когда их обладательница склонилась над сундуком. Внезапный всплеск чисто мужского интереса, пробежавший по телу, застал его врасплох. Он немедленно отбросил и эту мысль, и чувство в сторону.
— Ну же?
Он разозлился из-за рукописи, однако теперь был просто в ярости от собственной неспособности управлять своей низменной натурой. Испытывать влечение к гувернантке, в самом деле! Ни один из графов Эшфортов никогда ещё не падал так низко.
Она повернулась и, с помертвевшим лицом, в безмолвной мольбе развела руки, в которых ничего не было.
— Её здесь нет, милорд.
Ему потребовалось мгновение, чтобы осознать сказанное.
— Её здесь нет? — повторил он. — Так вы брали или не брали мою рукопись?
— Да, я взяла её и положила сюда, на дно моего сундука не далее как четверть часа назад. Она исчезла.
— Как это возможно?
Гувернантка, должно быть, хитрит. Ранее она заявила, что ей известна ценность этой рукописи, однако он проигнорировал осведомлённость мисс Фортуны, поскольку она была женщиной. Теперь же граф понял, что был самонадеян и надменен. Эта особа действительно знала цену рукописи и хотела обмануть его, заставив думать, будто та пропала.
Позади него в классной комнате пробили часы. Оставалось уже мало времени на то, чтобы переодеться к ужину.
— Я даю вам время до завтра, сударыня, — слова слетали с его губ как кусочки льда. — Верните мне рукопись к утру, или я отдам вас в руки мирового судьи.
Её глаза просто вылезли из орбит:
— М-м-мирового судьи? Но, милорд, клянусь честью, я оставила рукопись здесь. Должно быть, её взял кто-то ещё.
— Тогда предлагаю вам найти её прежде, чем я встану из-за стола завтра утром. Иначе вы окажетесь в гораздо более неприятном жилище, чем это.
Разумеется, он не стал бы выдвигать обвинений. Он не мог допустить скандала. Однако мисс Фортуна этого не знала, как не знала и того, что мировой судья — это он сам, так что страх был единственным способом заставить её вернуть ему «Коринну».
— Но, милорд...
Он развернулся и прошёл через классную комнату, оставаясь глух к её возражениям. Будь прокляты её глаза, и будь проклят он сам за то, что не запирал библиотеку. Спускаясь по лестнице в свои покои, Джулиан честил свою невероятную глупость. Однако ещё больше он проклинал себя за неслыханное влечение, которое чувствовал к этой лживой, невыносимой женщине и её поразительным серым глазам.


Глава 6
Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Gusay, Стелла, Mari Michelle, Ginger, Liluna, somiko, nurochek, Tigrenok, DgeMer, Zirochka, Alexandraetc, Rina, lizonka11, Doumori, Nikandra, Jinn, karellica

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 5/21, upd. 02.11.14 02 Ноя 2014 12:32 #66

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Не в сети
  • Белка в колесе...
  • Сообщений: 523
  • Спасибо получено: 350
  • Репутация: 1
Она повернулась и, с помертвевшим лицом, в безмолвной мольбе развела руки, в которых ничего не было.
— Её здесь нет, милорд.
Ничего себе. :o:
— Тогда предлагаю вам найти её прежде, чем я встану из-за стола завтра утром. Иначе вы окажетесь в гораздо более неприятном жилище, чем это.
Кто-то из детей перепрятал? Старшего не было, так, может быть, это была Софи? :hm:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 5/21, upd. 02.11.14 03 Ноя 2014 23:41 #67

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 412
  • Спасибо получено: 1559
  • Репутация: 33
Как вы уже поняли, библиотека в доме графа - святая святых для нашего героя. Библиотеку в особняке мне представить гораздо легче, чем классную комнату, однако любопытство - черта не такая уж и отрицательная в некоторых случаях - сподвигло меня на поиск фотографий библиотек знаменитых современников графа. Ну, может, и не совсем современников, а иногда и совсем не современников, но всё-таки...

...домашняя библиотека Марка Твена вполне могла служить прообразом библиотеки нашего идеального графа (впрочем, книг маловато для такого как граф, разве что у противоположной стены ещё полки имеются).



Хотя идеальным считается устройство библиотеки такое, как кабинет-библиотека на набережной Мойки, 12 - у А.С. Пушкина:



А вот библиотека другого титана русской литературы - в Ясной Поляне - выглядит исключительно как собрание книг, а не кабинет или гостиная, где можно в кресле просто так посидеть, коньячку плеснуть ради успокоения настроения или поднятия тонуса. Прежде всего тут бросается в глаза обилие книг - свыше 22.000 томов на русском и иностранных языках, собранных несколькими поколениями Волконских-Толстых. Собрание книг и журналов 17 и начала 19 веков является одной из крупнейших в мире коллекций подобного рода. Уникальными стали те книги в библиотеке Льва Николаевича, которые хранят следы его чтения. Кроме того, в яснополянской библиотеке собраны сотни книг с дарственными надписями современников великого писателя.



Самой скромной из известных библиотек можно назвать, наверное, вот эту, на Бейкер-стрит, 221В (ну, если вспомнить отношение Шерлока Холмса к литературе, то библиотеку можно назвать небедной; и включила я её в эту подборку только за ради её аглицкости):



Хотя библиотека королевы детектива Агаты Кристи в её идеальном и любимом имении в Гринвее тоже не поражает воображение своей масштабностью:



А вот этот кабинет-библиотека расположился на носу корабля. Ну... не совсем корабля.
Дело в том, что в 1892 году англичанин Редьярд Киплинг вместе со своей женой-американкой обосновался в штате Вермонт, где построил похожий на корабль дом своей мечты, который назвал «Наулаха» (Naulakha), а свой кабинет-библиотеку расположил на месте воображаемого носа корабля. Именно здесь Киплинг написал свою знаменитую "Книгу джунглей".



Хотя сначала, представляя себе роскошный графский особняк, я и библиотеку представляла такой же. Что-то вроде как в особняке семейства Вандербильтов в Билтмор-хаусе – самом большом частном доме в США (площадью 135.000 кв. футов и 250 комнатами).



Но потом подумала, что в такой библиотеке Эсми точно искала бы рукопись не один день. И потому решила, что библиотека в Кедлстон-холле (Kedleston Hall) в Дербишире подойдёт больше (и сам особняк в палладианском стиле, и интерьеры георгианские сохранились, даже золото-голубая гостиная имеется), да под столом таким тайничок завести - как нечего делать, и прятаться под столом таким... В общем, годится. Или нет?

Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Ginger, nurochek, Tigrenok, Лемниската, Alexandraetc, alisandra, Earl, Rina, lizonka11

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 5/21, upd. 02.11.14 04 Ноя 2014 23:43 #68

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 153
  • Спасибо получено: 81
  • Репутация: 3
Годится, годится! А Вандербильтам - завииииисть.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 09 Ноя 2014 12:24 #69

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 412
  • Спасибо получено: 1559
  • Репутация: 33
Глава 5

Перевод: Immigrantka
Сверка с оригиналом и ценные замечания: DevilDoll
Редактура: Москвичка


В тот вечер Эсми тянула до последнего, прежде чем присоединиться к компании в большой гостиной. Касаясь перил кончиками пальцев, она спустилась на один лестничный марш. Ужасная боль возникала в груди, стоило ей вспомнить выражение лица графа за мгновение до того, как он в гневе вышел из её спальни. Посмотрев на неё, как на самое отвратительное из насекомых, он, не сказав ни слова, повернулся и зашагал прочь. Нельзя сказать, что Эсми заботило его мнение. Он был высокомерен, надменен и… прекрасен. Раздражающе, холодно прекрасен.
Вздохнув, она задержалась у зеркала, висевшего напротив нижних ступеней лестницы. Это было то самое зеркало, в котором она уже видела своё отражение в день приезда. Что ж, сегодня вид у неё слегка получше. Волосы убраны в строгую причёску, а платье из тафты чуть попрезентабельнее дорожного костюма, однако не менее нелепое. Смятение перед встречей с графом вызвало блеск в её глазах и румянец на щёках. Она выглядит, как аккуратно подстриженное самшитовое деревце, решила Эсми. Ни красивая, ни безобразная. Просто часть пейзажа.
Плечи у неё поникли. Удастся ли ей когда-нибудь стать чем-то бόльшим, нежели часть пейзажа?
Остаток дня она провела в безуспешных поисках рукописи. Эсми представления не имела, кто ещё знал о существовании манускрипта или кто мог бы его взять. Может, кто-то из слуг? Или миссис Роббинс — разве граф не принял Эсми за экономку, когда она в первый раз вторглась в библиотеку? Правда, едва ли можно было представить эту угрюмую женщину питающей тайную страсть к обладанию «Жизнеописанием Коринны». Дети же слишком боялись своего отца, чтобы рисковать вызвать его гнев, взяв нечто настолько ценное, даже будь им известно о существовании рукописи. Так или иначе, пропажа не обнаружилась ни в одной из неиспользуемых комнат в детском крыле.

Эсми заставила себя преодолеть последний лестничный марш и приблизилась к дверям малой гостиной. Лакей в напудренном парике и в ливрее ждал в коридоре, чтобы впустить её.
Он торжественно открыл дверь, и Эсми вынудила себя переступить порог, как если бы шла на публичную казнь.
Взгляд графа остановился на ней, как только она вошла в комнату. Пульс её участился. Почему в его присутствии с нею всегда такое происходит? Его плечи были туго обтянуты тканью отлично скроенного тёмного сюртука. Граф вручил мисс Лэмбтон бокал хереса и, бросив взгляд через её плечо, встретился глазами с Эсми, отчего у той на затылке зашевелились волосы .
— Добрый вечер, мисс Фортуна, — граф произнёс её имя своим обычным сухим тоном.
Мистер Лэмбтон поднялся со своего места рядом с дочерью и подошёл к Эсми:
— Добрый вечер, сударыня. Вы прекрасно выглядите.
Незатейливый комплимент отчасти смягчил неловкость, которую испытывала Эсми. Сегодня вечером у неё будет по крайней мере один союзник.
— Благодарю вас, сэр.
Мистер Лэмбтон, как полагалось, склонился над её рукой, однако дрожь, пробежавшая по спине Эсми, была вызвана вовсе не его прикосновением. Нет, она задрожала под неодобрительным взглядом идеального графа.
— Вы очень добры.
Эта пустая фраза каким-то образом лишь подчеркнула абсурдность ситуации. Под испытующим взглядом графа Эсми напряглась каждой клеточкой тела. Она допустила ошибку, это правда, однако она не собиралась совершать преступление. Ей просто хотелось взглянуть на рукопись, прикоснуться к ней, позволить себе удовольствие провести несколько мгновений наедине с этими страницами... Примерно того же самого ей хотелось от графа. Щёки Эсми запылали, едва эта мысль мелькнула у неё в голове.
Мисс Лэмбтон полностью игнорировала вошедшую гувернантку, за что Эсми была той благодарна. Ей не хотелось настроить против себя будущую невесту графа, которая, казалось, была из тех, кто способен выместить своё недовольство на ближайшей прислуге — или ребёнке. Какой матерью стала бы мисс Лэмбтон? Ответ, пришедший в голову, совсем не понравился Эсми.
Дверь в гостиную отворилась, и появился дворецкий.
— Милорд, леди, сэр, — провозгласил он, — ужин подан.
Граф помог мисс Лэмбтон подняться и положил её руку себе на локоть. И хотя Эсми заранее знала, что хозяин дома проводит к ужину не её, она, тем не менее, почувствовала укол разочарования и презирала себя за это.
— Мисс Фортуна, — мистер Лэмбтон предложил ей свою руку. Эсми с радостью приняла её и улыбнулась человеку, который в неразберихе её нынешних обстоятельств был, пожалуй, единственно чем-то светлым. Со всей полагавшейся торжественностью они проследовали из малой гостиной в семейную столовую, оказавшуюся намного менее представительной, чем парадная. Однако у Эсми всё равно перехватило дыхание при виде расписного потолка и поразительного резного буфета, стоявшего в эркере. Филигранная белая лепнина работы, по всей вероятности, Роберта Адамса подчёркивала бледную зелень стен, на которых, окружая комнату, ровно в ряд висели портреты предков Эшфорта, а над мраморным камином притягивала взгляд большая картина с выходящей из моря Венерой.
Эсми подавила тревогу. Граф, разумеется, сядет во главе стола. С большой торжественностью он усадил мисс Лэмбтон по левую руку от себя и кивком указал, что её отцу следует сесть справа, что оставляло для Эсми место по другую сторону от мистера Лэмбтона. Тот вежливо усадил Эсми прежде, чем сел сам. Лакеи в ливреях и париках сняли с тарелок серебряные крышки и налили вино.
— Что вы думаете об Оксфордшире, мисс Лэмбтон? – глаза графа не отрывались от гостьи, казалось, он полностью поглощён разговором с этой красавицей, однако Эсми знала, что это не так, и что причиной, по которой граф не встречался взглядом с нею, гувернанткой, был не снобизм, а самая настоящая злость. Она понимала, что все обстоятельства, должно быть, указывают на её вину, тем не менее, её ранило то, что он в этом даже не усомнился.
Мисс Лэмбтон, казалось, надолго задумалась над вопросом графа. Переполненные тревогой голубые глаза выдавали её затруднение. Хотел ли граф услышать комплимент своему дому или же проверял её чувство вкуса?
— Оксфордшир кажется мне сносным, сэр. — Мисс Лэмбтон решила, что он испытывал её, а не охотился за комплиментами.
Граф проглотил кусочек тушёной куропатки, однако по его внезапно сжавшейся челюсти стало очевидно, что мисс Лэмбтон избрала ошибочный курс.
— Всего лишь сносным, сударыня?
— На самом деле, более чем сносным, — зачирикала она. — Если подумать, тут довольно мило. И даже очень красиво.
Граф разжал стиснутые челюсти, и его губы скривились в едва уловимом намёке на иронию.
— Ваше мнение, похоже, улучшается с каждой минутой, мисс Лэмбтон.
Эсми чуть не подавилась изысканным графским вином. Мисс Лэмбтон абсолютно не уловила сарказма, и Эсми скрыла своё удивление, быстро поднеся салфетку к губам. На мгновение ей стало жаль мисс Лэмбтон.
Мистер Лэмбтон поспешил заполнить паузу:
— А вы, мисс Фортуна, что вы думаете об Оксфордшире?
Мисс Лэмбтон с облегчением перевела дух, а взгляд графа впервые за всё время метнулся в сторону Эсми. Против воли она залилась румянцем, однако держала спину прямо и, отвечая, смотрела на мистера Лэмбтона:
— Я слишком мало что здесь видела, чтобы составить хорошо обоснованное мнение, сэр.
— Очень дипломатичный ответ, сударыня, — мистер Лэмбтон подмигнул ей, как если бы они были сообщниками. — Что касается меня, то я никогда не спешу составлять о чём-либо мнение, пока не ознакомлюсь со всеми фактами. Вижу, вы разделяете этот подход.
Эсми проклинала румянец, пятнами выступивший на её щеках.
— Хотя это и не в традициях света, сэр, я действительно стараюсь не выносить суждений, пока не ознакомлюсь со всеми фактами. — Она не удержалась и бросила взгляд на графа, поскольку разговор принял неожиданно уместный оборот.
Челюсти графа опять сжались. К несчастью для душевного спокойствия Эсми напряжение лишь придало резким чертам его лица ещё больше привлекательности.
— Как великодушно с вашей стороны, мисс Фортуна. Однако мне обычно не требуется много времени, чтобы оценить окружение — или изобличающие обстоятельства.
Пальцы Эсми стиснули вилку.
— Всё верно, сэр. Однако бывали случаи, когда спешка приводила меня к ошибочным суждениям. Вполне возможно, что и вы в какой-то момент можете пасть жертвой подобной ошибки.
Он торжествующе улыбнулся:
— Сомневаюсь, сударыня. Я всегда знаю, когда ошибаюсь.
Мистер Лэмбтон нахмурился, а мисс Лэмбтон была очаровательна в своём замешательстве. Ни отец, ни дочь не улавливали истинного смысла разговора.
Мисс Лэмбтон хихикнула:
— Какие загадочные высказывания! И всё это в ответ на вопрос, что я думаю о деревне. — Она захлопала ресницами, глядя на графа. — Зелёные лужайки и изгороди, славные домики, усердные работники — чего ещё тут можно желать?
Граф поднял бровь:
— Деревня — это не просто красивые картинки, сударыня. Это опора всей Англии. Зерно, мясо, арендаторы. Всё, чем мы пользуемся, приносят поля и луга.
Эсми не сумела скрыть своё удивление тирадой графа. Так значит, его владения были для него бόльшим, чем просто средством финансирования совершенства. До сих пор она не задумывалась, каким хозяином он был, полагая, что граф требовал от всех своих коров одинаково высоких ежедневных удоев, а от всех полей год за годом неизменного количества бушелей урожая с гектара. Ведь он был человеком незыблемых устоев.
Мисс Лэмбтон по-прежнему казалась сбитой с толку. Чтобы скрыть замешательство, она сделала глоток вина. Отец с неодобрением посмотрел на неё через стол, однако мисс Лэмбтон не стала встречаться с ним глазами. Эсми уткнулась было в собственную тарелку, однако граф решил не оставлять оппонентку в покое:
— Ну же, мисс Фортуна, не стесняйтесь, скажите правду. Что вы думаете об Оксфордшире?
— Я думаю, что в нём на удивление мало кошек, милорд.
Эсми была готова откусить собственный язык немедленно после того, как с него слетела эта шпилька. Глаза мисс Лэмбтон округлились в потрясении от бестактности Эсми, а мистер Лэмбтон так сильно закашлялся, что лакей сделал шаг вперёд, чтобы похлопать его по спине. Граф, казалось, удивился, а затем, Эсми могла бы поклясться, что видела, как по его лицу скользнула улыбка. Вполне возможно, впрочем, что это были проделки неверного света свечей, поскольку все следы удивления сменились выражением серьёзности на графском лице.
— В нём действительно мало кошек. Я тоже так думаю, сударыня, и мне это очень нравится.
— Мне говорили, милорд.
Лакеи подошли, чтобы забрать тарелки и подать следующее блюдо. Мистер Лэмбтон воспользовался моментом, чтобы перевести внимание графа на свою дочь, и Эсми насладилась несколькими мгновениями блаженного спокойствия – без испытующего взгляда графа. Мисс Лэмбтон пустилась в рассуждения о своём успехе в прошлый лондонский сезон, а граф довольно успешно скрывал скуку. Наблюдая за беседой этой элегантной пары, Эсми ощутила укол ревности. В голове возник воображаемый образ её самой, сидящей на дальнем конце стола напротив графа — там, где сидела бы его жена, когда они принимали гостей. Она была в центре внимания, рассуждая о младшей сестре Клеопатры, Арсиное, сосланной на Кипр, чтобы та не могла соперничать со знаменитой египетской правительницей. В мечтах локоны Эсми привлекательно обрамляли лицо, и на ней было платье, напоминавшее модный атласный наряд мисс Лэмбтон цвета слоновой кости.

— Вы не согласны, мисс Фортуна?
Вопрос мистера Лэмбтона вырвал её из объятий грёз:
— С чем, сэр?
— Вы не согласны с тем, что преступников следует наказывать по всей строгости закона? Боюсь, что граф как мировой судья известен в своих владениях как человек с репутацией отправителя правосудия, склонного скорее к возмещению ущерба, нежели к вынесению наказания. Я посоветовал ему пересмотреть свои принципы.
Рука графа с бокалом вина замерла почти у самых губ.
— У вас репутация милосердного мирового судьи, милорд? — она подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Нельзя было проявить нерешительность, иначе она покажется более виноватой, чем была. — По-моему, это удивительно.
— У меня репутация человека принципиального, сударыня. В подобных ситуациях следует руководствоваться рассудком и логикой, а не эмоциями.
Граф не сводил с неё глаз. Оба они в этот момент думали, как эмоционально отреагировал он на пропажу рукописи. Его взгляд не дрогнул. Её тоже. И всё-таки Эсми почувствовала в нём какую-то перемену. По меньшей мере, некое смягчение. По тому, как потемнели его глаза, она поняла, что он знает о замеченном ею изменении. Внезапное потрясение от близости, неожиданное и отрезвляющее, как морские брызги, привело её в чувство. Эсми отвела взгляд и нашарила рукой вилку.
Мистера Лэмбтона было не остановить:
— При вынесении решения о наказании необходимы ясный ум и логика. И это единственный способ избежать упадка цивилизации. Стоит лишь посмотреть на Францию, чтобы осознать опасности, таящиеся в пренебрежении отправлением правосудия.
Мисс Лэмбтон вновь казалась крайне озадаченной серьёзным оборотом, который приняла беседа.
— Никто не захочет, чтобы толпа взбунтовалась. Уверена, в таком случае делать покупки в Лондоне стало бы совершенно невозможно.
Граф замер, не донеся вилку до рта. Он выглядел так, как будто собирался что-то сказать, а затем покачал головой.
— В самом деле, Эшфорт, — продолжал настаивать мистер Лэмбтон, — милосердие, возможно, зачтётся вам на небесах, однако оно вызывает великое множество проблем в царствии земном. Уверен, если бы кто-то взял нечто, принадлежащее вам, вы оказались бы не столь снисходительны.
Эсми чуть не подавилась тушёным горошком под мятным соусом. Она не поднимала глаз на графа, однако виноватый румянец пятнами выступил на её щеках.
— Если бы некто взял что-то, принадлежащее мне, он бы это вернул, — тихо сказал граф.
— Вернул? Вот так просто? — Мистер Лэмбтон откинулся на стуле и дотянулся до бокала с вином. — Вы, Эшфорт, идеалист, однако я не думал, что вы настолько непрактичны.
— Я вовсе не непрактичен, сэр. На самом деле я довольно здравомыслящ. Никто из тех, кто меня знает, не осмелился бы взять то, что мне принадлежит.
Эсми пожалела, что не может спрятаться под стол и исчезнуть из комнаты. Презрение графа и его уверенность в её вине ранили с остротой хирургического ножа.
— А если бы кто-то взял что-то, принадлежащее вам, по ошибке? — спросила Эсми, не смотря на него. — А потом потерял до того, как сумел вернуть?
Слова сорвались с её губ прежде, чем она сумела их удержать. Она украдкой осмелилась бросить взгляд на графа. Тот отложил вилку в сторону и откинулся на стуле:
— Моим первым порывом стало бы проявить милосердие, мисс Фортуна. Но потом, вероятно, я бы последовал совету мистера Лэмбтона и потребовал наказания вместо возмещения ущерба.
Впервые Эсми по-настоящему испугалась, но тем не менее она не верила, что граф обратится к властям. Нет, он наказал бы её по-своему.
— Вы не видите разницы между ошибкой и преступлением, милорд? Разве намерение не принимается в расчёт?
— Намерение — это главное, мисс Фортуна. Безусловно, это самое главное.
Мистер Лэмбтон нахмурился при этом обмене репликами. В глазах мисс Лэмбтон блеснула искра подозрения. Бровь графа на мгновение изогнулась, а затем он опустил плечи и поднял нож и вилку, чтобы атаковать кусок говядины.
— Итак, Лэмбтон, какие будут предложения по решению проблемы с водостоком позади конюшни?
Едва ли могла найтись более подходящая тема, чтобы полностью поглотить внимание мистера Лэмбтона. Мужчины пустились в подробное обсуждение водоотводных каналов, пока Эсми гоняла горошины по тарелке. Мисс Лэмбтон, казалось, была всем довольна и блуждала взглядом по комнате, любуясь картинами. Когда с обсуждением проблем с водостоком было покончено, граф дал понять, что намерен воздержаться от коньяка и сигар, и оба джентльмена сопроводили мисс Лэмбтон и Эсми в позолоченную гостиную, чтобы выпить кофе. Эсми едва не разрыдалась от облегчения, когда граф позволил ей удалиться, чтобы она могла проверить, как там дети. Мистер Лэмбтон открыл было рот, собираясь возразить, но Эсми опередила его, благодарная за предоставленную возможность сбежать. К её ужасу, граф сопроводил её из комнаты в коридор, закрыв за собой дверь в гостиную.

— Одну минуту, мисс Фортуна.
Эсми невыносимо было слышать своё имя в его устах. Он как будто смаковал его двойной смысл и получал огромное удовольствие, напоминая Эсми, каким неудачным оно казалось.
— Милорд? Я думала, вы хотите, чтобы я проверила, как там дети?
— Это был всего лишь предлог, чтобы вытащить вас из неудобного положения.
— Неудобного? Почему вы так решили, милорд?
Граф сцепил руки за спиной и нахмурился, глядя на неё, однако свирепое выражение его лица ничуть не уменьшило его привлекательности — совершенно неуместной привлекательности.
— Не играйте со мной в игры, сударыня. Мы оба слишком умны для обиняков. Чем быстрее вы покинете нашу компанию, тем скорее сможете вернуть мне рукопись. Полагаю, вы сделаете это в ближайшие несколько минут, если уже не сделали.
Эсми вознегодовала. Она совершила ошибку, это правда. Она действовала импульсивно и вопреки здравому смыслу, однако она не намеревалась ничего красть. Он, несомненно, мог бы это понять.
— Если бы я знала, где находится рукопись, милорд, я бы её вернула.
— Если у вас её нет, сударыня, то у кого же она?
— Я не знаю, милорд. Возможно у кого-то из слуг, хотя я не представляю, с чего она могла бы их заинтересовать.
— Рукопись стоит огромных денег, даже для тех, кто не способен оценить её научную ценность. Вы — единственная в этом доме, кому была известна её истинная стоимость. Только у вас был мотив и возможность украсть её.
Эти его слова ранили намного сильнее, чем отказ признать в ней учёного. Она до рассвета может уверять графа в своей невиновности, но он не изменит своего мнения о ней. Человек, воплощавший самые возвышенные идеалы Эсми, считал, что её моральный облик ничуть не лучше, чем у шелудивой кошки, которую она приволокла к нему в дом.
— Я не стану стоять здесь и выслушивать оскорбления.
Выражение лица графа стало мрачнее тучи.
— Даже если вы не похищали рукопись, она исчезла, пока была в вашем ведении. Вы одна несёте за это ответственность.
Он приблизился к ней настолько, что Эсми пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть на него. К её изумлению он вдруг протянул руку и безотчётно коснулся ладонью её щеки. Безмерно удивлённая прикосновением, Эсми едва не потеряла сознание. Она ощущала его сильную и тёплую ладонь на своём лице. В такой близи она также чувствовала его запах, и смешанные ароматы кофе и лавровишневой воды пьянили намного сильнее, чем всё выпитое за ужином вино. Сердце Эсми грохотало в груди, а к щекам прилила волна тепла, будто перетёкшего от его руки. Её взгляд встретился с его, и за долгое, мучительное мгновение ни один из них не произнёс ни слова. Эсми спрашивала себя, понимал ли он вообще, в запале гнева, что так неподобающе прикасается к ней.
— Зачем вы здесь?
Эти тихие слова обволокли Эсми странным соблазняющим и пугающим теплом. Его тёмные глаза смотрели на неё так, как будто больше никого не существовало. Длинные пальцы гладили её щёку — и эта ласка была столь же неосознанной, сколь и предосудительной.
— Я здесь, чтобы выполнять обязанности гувернантки при детях, милорд. — Она выдавила ложь из сжавшегося горла. Руки и ноги её горели, а об ощущениях внизу живота она боялась даже подумать. Он смотрел на неё. На неё. Неудачницу мисс Удачу. И положил ладонь ей на щёку. И ласкал её, возможно, больше из потрясения, чем из какого-то более страстного побуждения, однако Эсми интуитивно знала, что это мгновение останется в её памяти навсегда. Состарившись, она станет наслаждаться им, как умирающий от голода на пиру.
Позади них открылась дверь в позолоченную гостиную, и в коридор шагнула мисс Лэмбтон.
— О! — раздавшийся возглас заставил графа одёрнуть руку. Эсми сделала шаг назад, едва чувствуя ковёр под ногами.
— Мисс Фортуне что-то попало в глаз, — сказал граф. — Теперь всё должно пройти, сударыня. Это была просто ресничка.
Он солгал с лёгкостью, изумившей Эсми, однако она была ему благодарна. Мисс Лэмбтон посмотрела было с подозрением, но затем её лицо расслабилось, и черты его опять стали гладкими и прекрасными.
— Очень мило с вашей стороны, милорд, так заботиться о слугах.
От унижения Эсми опустила голову. Граф коротко пожелал ей доброй ночи и вернулся в гостиную вместе с мисс Лэмбтон. Дверь за ними закрылась, вновь оставляя Эсми в одиночестве усмирять пламя стыда — и вожделения.



Глава 7
Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Gusay, Стелла, Mari Michelle, Ginger, Liluna, Tigrenok, Лемниската, DgeMer, Zirochka, Alexandraetc, Rina, Doumori, Jinn, karellica, Magic

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 09 Ноя 2014 17:53 #70

  • Liluna
  • Liluna аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 15
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 0
Спасибо за продолжение!! :frower: :frower:
Взаимопонимание на физическом уровне между нашими героями начинает налаживаться :crazy: :crazy:
Ну и зачем же выставлять эту мисс Лембтон такой недалёкой??? Могли бы подобрать более яркую соперницу ... :mda:
Кто же взял рукопись? Дети? Или может ещё какой-то "конкурент" в научном мире написовался? :book: :hm:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 09 Ноя 2014 19:31 #71

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 412
  • Спасибо получено: 1559
  • Репутация: 33
Liluna пишет:
Ну и зачем же выставлять эту мисс Лембтон такой недалёкой???

Вообще-то, меня занимает куда более сложный, как оказалось, вопрос: найти фотографию середины 19 века, лицо на которой можно было бы назвать лицом бесспорной красавицы.
Перерыла несколько десятков фотографических портретов (дагеротипов) сороковых годов позапрошлого столетия - одни из самых ранних фотокадров. Пока безуспешно. Ну сами посудите, как из этих типичных английских леди выбрать неповторимую красотку.


То ли и впрямь красавицы в Англии явление редкое, то ли камера была не благосклонна к дочерям Альбиона.

А что касается недалёкости мисс Лэмбтон, то должна заметить, что её образ как раз более реалистичен, чем образ нашей мисс Удачи. Эсми воспитывалась нетрадиционно, её природная любознательность, тяга к чтению никак не ограничивались. Между тем воспитание девочки в Британии - это воспитание красивой игрушки. А что у куклы в голове? Не все обладают "природным умом и сообразительностью" (с). Какие интересы культивировались, такие девушки и получались.
Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Ginger, nurochek, Tigrenok, Alexandraetc, Rina, Doumori, Immigrantka

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 09 Ноя 2014 19:58 #72

  • Liluna
  • Liluna аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 15
  • Спасибо получено: 7
  • Репутация: 0
Да уж, такие прически "под чепчик" кого угодно превратят в "красавицу" :crazy:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Doumori

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 09 Ноя 2014 23:20 #73

  • Ginger
  • Ginger аватар
  • Не в сети
  • Белка в колесе...
  • Сообщений: 523
  • Спасибо получено: 350
  • Репутация: 1
ну а я мисс Лэмбтон представила как бы так при помощи живописцев :shy:

1825, Томас Лоуренс, Portrait of Caroline Ferdinande of Bourbon-Two Sicilies (1798–1870), Duchess of Berry.
Эштон мог бы выглядеть так:

1825, Francesco Hayez, Porträt des Conte Ninni
или так:

1827, Эжен Делакруа, Porträt des Baron Schwiter
папаша Лэмбтон:

Кэролайн:

1823, Stephen Poyntz Denning, Princess Victoria
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: nurochek, Tigrenok, Москвичка, Immigrantka

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 10 Ноя 2014 16:54 #74

  • ninych
  • ninych аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 426
  • Спасибо получено: 766
  • Репутация: 5
Спасибо за продолжение! :frower:

Меня вот (как и Эсми) интересует, с какой-это стати граф "руки распустил", так сказать. Ничего себе - реакция на потрясение. У тебя буквально смысл жизни ворует практически первая встречная (он Эсми и недели не знает). Вполне понятно, с одной стороны, почему он шухер не поднял - огласка не в его интересах - некоторое смягчение, имевшее место за ужином, тоже понятно, но ласки... больно скоро.
Ещё интереснее, что же там с женой за история приключилась. Так же радует, что пусть хоть вскользь, но продемонстрировали общение с Джеймсом.
И, думаю, настал звёздный час мисс Лэмбтон. Пусть она и "недалёкая", но, вероятно, почуяв в Эсми соперницу - тут обычно много не надо, увиденного вполне достаточно - проявит чудеса изобретательности в описании её недостатков.
Liluna пишет:
Ну и зачем же выставлять эту мисс Лембтон такой недалёкой??? Могли бы подобрать более яркую соперницу

Думаю, если бы соперница была чуточку поярче, было бы неясно, что граф в Эсми нашёл. Ум компенсирует отсутствие красоты - это понятно, в конечном итоге, Эсми же не урод, в самом деле, просто внешность неэффектная. Так что ум и такт, доброта Эсми вполне способны противостоять красоте, но глупости, а может, даже жестокости и злобе мисс Лэмбтон, если она таковые продемонстрирует в дальнейшем. Но если бы соперница Эсми была и красива, и умна, и тактична... встал бы вопрос с обоснуем и тогда бы я первая высказалась в том роде, что сказки ты нам рассказываешь, дорогой автор. Тут встаёт вопрос, почему граф уже остановил свой выбор на мисс Лэмбтон, достойней кандидатур нет?
А книгу, я думаю, взяли дети: кто-то видел, как Эсми выходила с ней из библиотеки, защищают интересы отца. Если пофантазировать, папаша Лэмбтон тоже вариант, но всё же маловероятно.
Девушки, дальнейших успехов!
Regret is usually a waste of time
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Alexandraetc, Москвичка

Re: Бетани Брукс "Её идеальный граф", 6/21, upd. 09.11.14 10 Ноя 2014 19:35 #75

  • Москвичка
  • Москвичка аватар
  • Не в сети
  • Мока
  • Сообщений: 412
  • Спасибо получено: 1559
  • Репутация: 33
ninych пишет:
А книгу, я думаю, взяли дети: кто-то видел, как Эсми выходила с ней из библиотеки, защищают интересы отца. Если пофантазировать, папаша Лэмбтон тоже вариант, но всё же маловероятно.

Итак, первая версия появилась.

Клуб "221 В" принимает в свои члены всех желающих - вне зависимости от половой и социальной принадлежности. А также возраста, национальности, вероисповедания и пр., пр., пр...

Однако, полагаю, версии необходимо обосновывать. Почему дети, и кто конкретно из детей мог осмелиться на подобную дерзость? И что можно нафантазировать про папашу Лэмбтона, допустив с его стороны такую гнусность?
Предлагаю читателям, пока мы с Олей будем страдать над "русификацией" текста, поработать Холмсами и Ватсонами. Победителю - приз. :bubble:
Лучшее - враг хорошего
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Время создания страницы: 0.433 секунд