САЙТ НЕ РЕКОМЕНДУЕТСЯ ДЛЯ ПРОСМОТРА ЛЮДЯМ МОЛОЖЕ 18 ЛЕТ

Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты", upd. 09.02.16

Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты", upd. 09.02.16 03 Ноя 2012 21:09 #1

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
Джоуи У. Хилл / Joey W Hill

Исполни все ее мечты / Make Her Dreams Come True


Перевод: части 1-6 MadLena
часть 7 MadLena и nurochek
Редактура: Viktoria
Дизайн обложки: Alegoriya
Размещение: Без согласия команды ОС и ссылки на наш сайт - запрещено!
Выложено: 7 частей /...


Аннотация:

В наш суматошный век одна мысль о том, чтобы передать контроль над собой в чужие руки, кажется очень рискованной. Но, может быть, в этом и кроется ключ к обретению себя? Однажды уставшая от жизни, измученная женщина приезжает в торговый центр, чтобы купить открытку родным, и по дороге останавливается полюбоваться платьем на витрине. Словно из ниоткуда появляется чувственный незнакомец, который соблазняет ее идеей примерить это чудо-платье.
Так, через отказ от власти над собой, начинается обольстительная игра. Мы проживем один день вместе с Мэг, в чьем сердце такие раны, что вряд ли его можно исцелить; но вот она встречает мужчину, уверенного, что он сумеет облегчить ее боль, правда, для того, чтобы жить дальше, ей придется полностью покориться ему.


Любое коммерческое использование данного перевода, воспроизведение текста или его частей запрещено. Текст предназначен для ознакомительной публикации.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Жменька, Стася, Gusay, darja, Cristal, tomari, a1803a1408, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:10 #2

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:13 #3

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
- Дорогуша, это не просто платье, это изменение личности!

Мэг бросила взгляд через плечо на говорившую женщину. Та, похоже, чувствовала себя в роли матери в разгар менопаузы так же уютно, как в своих разношенных кроссовках. Ее спутница фыркнула:

- Эрлин, ну ты совсем. Пойдем лучше за мороженым.

Они двинулись прочь, задев плечом Мэг. Она стояла совсем рядом с ними, тоже любуясь этим чудом на витрине, но обе женщины ее не заметили.

Струящийся шелк укутывал высокую грудь манекена дымчато-синим грозовым облаком, которое на талии растворялось в лавандовом, а затем оба цвета, словно обнявшись, кружились и плясали, мерцая в неподвижно застывших складках юбки. Цвета напомнили Мэг о первом поцелуе восходящего солнца с океанскими волнами. Это платье превращало манекен в серебрянокожую принцессу, застывшую в мире совершенства.

- Давным-давно, когда мы верили в сказки, - интимный мурлычущий голос раздался над самым ее ухом, согревая его теплым дыханием, - сотня крылатых швей соткали это платье для своей любимой принцессы.

Мэг повернула голову, но голос ускользнул, перебравшись к другому уху.

- Но завистливая смертная украла платье. Конечно, она не могла надеть его, потому что сказочную одежду может носить только фея. Она пыталась уничтожить его, но магию нельзя просто так разрушить.

Мэг хотела развернуться, но руки, такие сильные, что она не могла им сопротивляться, легли ей на плечи, удерживая лицом к платью.

- Наконец та ревнивица принесла его сюда. - Губы почти задевали ее ухо. – В место, напрочь лишенное волшебства. Принцесса сможет вернуть платье, лишь став смертной. Но в таком случае муки смертных разобьют ее хрупкое сердце феи.

- В этой сказке мало надежды, - пробормотала Мэг.

- Все зависит от того, веришь ли ты, что в торговом центре может произойти что-то волшебное, или нет.

Руки отпустили ее, и она смогла повернуться, чтобы заглянуть в глаза незнакомца… такие притягательные, что она едва не шагнула к нему. Мэг покачнулась, вздрогнула и отступила.

На секунду искорка смеха мелькнула в темных глазах, но тотчас же растворилась в полыхавшем в них пламени. Мэг почувствовала себя снежной королевой, оказавшейся слишком близко к огненному элементалю, зачем-то притворившемуся смертным человеком.

Мужчина вытянул руку и, слегка задев ее плечо, снял со стойки-вешалки рядом с манекеном такое же платье. Плечи незнакомца были достаточно широки, чтобы удерживать Мэг в ловушке между его телом и декоративной розовой колонной возле вешалки.

- Примерь это. Кажется, твой размер.

- Что? – она уставилась сперва на мужчину, затем на платье. – Прошу прощения?..

- Сегодня тебе многое придется просить у меня, – ласково сказал он. – Но только не прощения. Его просить тебе никогда не придется.

Взгляд Мэг замер на лице незнакомца. В его тоне не прозвучало ничего сального, вальяжного или двусмысленного. Было в этом тихом голосе нечто такое, что вызывало доверие и намекало на талант мужчины контролировать, вести за собой других. Еще в нем скрывалась какая-то интимная нотка, что-то среднее между собственнической опекой отца и непредсказуемой настойчивостью любовника. Один лишь голос пробуждал в Мэг некую тоску, а благодаря сказочному платью и волшебной истории это ощущение только усиливалось, оставляя ее беззащитной перед опаляющим безумием.

- Я не могу, - покачала она головой. – Это… это не мой размер.

- Нет, ты можешь, и нет, оно тебе впору. – Он неожиданно перекинул платье ей через плечо и, прикрывая полупрозрачной тканью красную футболку, расправил складки. Повеяло лавандой, и рука Мэг, которую она инстинктивно подняла в ответ на резкое движение мужчины, неловко легла на шелковый материал. Она провела по нему ладонью, опасаясь, что грубая кожа разорвет паутину тонких нитей. Ее пальцы словно коснулись прохладной поверхности озера, а подушечки стало покалывать, будто по ним пропустили электрические разряды.

- Я уже видела тебя сегодня, - сказала Мэг, не отрывая глаз от платья, наблюдая, как легкая ткань колышется от ее дыхания.

- А я тебя. Ты выглядела напуганной. – Мужские пальцы коснулись ее подбородка. Его глаза вскрывали Мэг как гробницу, засияв при виде тех сокровищ, которые он там обнаружил.

Мэг вновь опустила взгляд на волны ткани, омывающие ее тело. Она потерлась щекой о складки, и запах лаванды усилился. Ей хотелось не просто примерить платье. Она жаждала впитать его энергию, почувствовать, как шелк скользит по голому телу, отбросить условности чулок, трусиков и бюстгальтера и встать в этом наряде на краю скалы надежды, как на картине Максфилда Пэрриша*. Та женщина была права. Это платье и в самом деле из альтернативной реальности.

Мужчина сделал шаг, и лаванда смешалась с ароматом затяжного дождя, зацепившегося за его пальто, почувствовалась тонкая нотка мужского одеколона, шикарного, как дворцовые гобелены. Этот запах привлек взгляд Мэг к пульсирующей жилке на шее незнакомца и его челюсти. Подбородок омрачала тень полуденной щетины, и Мэг заинтриговал контраст между шелком, стиснутым в одной руке, и этой шероховатостью, по которой она так легко могла пробежать пальцами другой.

Паника забурлила в ее венах. Мэг отвернулась, натолкнувшись на стойку с платьями, и начала шарить по ней в поисках пустой вешалки.

- Я не могу…

Мужская рука обвилась вокруг нее, и Мэг почувствовала, как его грудь прижалась к ее лопаткам.

- Как тебя зовут? – прошептал он.

- Мэг, но… - Она вытянула руку из его захвата и неуклюже повернулась к нему лицом, стараясь не слишком прижиматься к незнакомцу.

- Мэг. - Он поймал ее руку и вернул обратно на платье, прижав ее прямо к изгибу правой груди. Когда он медленно убирал свою ладонь, то словно невзначай скользнул по плоти между распростертыми пальцами, как будто лаская ее сквозь клеть руки. Мэг не могла сказать наверняка, был его жест случайным или преднамеренным, но от этого прикосновения от ключиц до талии побежали мурашки.

- Я хочу, чтобы ты примерила платье, Мэг, и ты этого хочешь. Какой в этом может быть вред?

На это имелись десятки ответов, один из которых стоял прямо возле нее, но никакой из них не казался столь убедительным, как запах лаванды.

- Хорошо, - тихо сказала она.

Мэг направилась к примерочной, натыкаясь по дороге на стойки с одеждой, словно шарик от пинбола, пытаясь не зацепить платьем выступающие острые края вешалок. Наконец она добрела до занавески, отделяющей примерочные от зала, и, запнувшись о край бежевой роликовой двери, оказалась-таки в маленькой комнате с тремя зеркальными стенами.

Она перекинула роскошный наряд через спинку стула, обитого синим бархатом, и разгладила складки. Мэг примерит платье, потому что сама хочет этого. А если мужчина не оставит ее в покое, она попросит менеджера магазина вызвать охранника. У нее все под контролем. Мэг кивнула своему отражению. Она стянула футболку через голову, наблюдая, как девушки в зеркалах послушно повторили это движение.

Ее поразило то, как выделялись ребра под бледной дряблой кожей. Большую часть жизни – вплоть до прошлого года – ей приходилось бороться с пятнадцатью лишними фунтами. А теперь она не вспоминала о еде, пока Деб не ставила перед ней тарелку. Ты можешь добиться любой цели, просто надо, чтобы она потеряла для тебя смысл.

Это прозвучало как фраза из восточной философии, которую она обожала в колледже. «Брось всё и ты станешь по-настоящему свободным». Юная студентка-идеалистка полагала, что путь становления истинной личности лежит в отказе от излишеств, дабы ничто не мешало яркой душе воспарить к вершинам; вот только не знала она, что реальность окажется плачевной - все жизненно важные органы при этом начнут разлагаться, отставив в итоге лишь горстку праха.

Мэг стянула джинсы с бедер и, дрыгнув ногой, чтобы высвободить ее из штанины, попала по изогнутой ножке стула красного дерева.

- Черт! – Она запрыгала на одной ноге, а боль все усиливалась, достигая своего пика, а затем растаяла, оставив после себя тянущее покалывающее онемение, которое показалось Мэг странно приятным.

Почему она делает это? Из-за того, что она почувствовала, когда чуть раньше днем впервые увидела этого мужчину?

Она забрела в книжный отдел, чтобы купить открытку на годовщину свадьбы Деб и Джереми. Мег поставила перед собой ясную четкую цель и была уверена, что справится, что у нее станет меньше поводов извиняться за свою неспособность совладать с простейшими вещами. Но она забыла, что книжные магазины были пыточной камерой хаотичных девяностых, сплошь уставленные полками и стеллажами, где красовались глумливо сентиментальные надписи.

Юбилейная открытка затонула в океане всевозможных памятных карточек, отсортированных по каким-то жутким критериям. Мэг дрейфовала между «Поздравляем с очередной годовщиной брака» и кладбищенски мрачным «Искренне соболезнуем вашей потере», пока через десять минут не сбежала из магазина.

И когда она прижалась грудью к металлическим перилам второго этажа, жадно хватая ртом воздух, она увидела его. Водопад серебряных сосулек-ленточек, свисавших со стальных перекладин стеклянного купола над головой, сверкал перед ее глазами. Вокруг сновали люди, кто-то спешил закончить с покупками, кто-то прогуливался с друзьями по широким проспектами торгового центра, кто-то бродил в одиночестве, бросая на витрины чуть виноватые жадно-завистливые взгляды. Стремительно перемещавшиеся посетители создавали воздушные потоки, и сосульки раскачивались, задевая друг друга, порождая шелестящую нестройную мелодию. Мэг проследила за ними взглядом до первого этажа и увидела его.

Мужчина сидел на блестящем плиточном бортике, окружавшем Пруд Желаний торгового центра. На нем было черное пальто, твидовые брюки и белая рубашка, в его теле чувствовалась мощь обманчиво расслабленной пантеры. Он закинул ногу на ногу, одна из его больших рук небрежно лежала на лодыжке, другую он вытянул вдоль поручня за спиной. Он выглядел таким большим, Мэг казалось, что его рост превышает шесть футов, а плечи были невероятно широки. Густые темные волосы обрамляли аккуратно высеченное лицо с резкими чертами. Несколько прядок упали на нахмуренный лоб. Он привлекал на каком-то примитивном уровне, был хищником настолько притягательным, что загипнотизированный кролик охотно отправился бы ему в пасть. И он смотрел прямо на Мэг.

Она утонула в его темных глазах. Обычно люди стеснительно не поднимали головы в торговом центре, но мужчина, глядевший вверх, не боялся привлечь к себе внимания.

Он был мужчиной в самом подлинном смысле этого слова, точно знающий, кто он и каков он на самом деле, страстно уверенный, что может обнажить душу женщины, защитить ее и дать ей возможность вновь обрести себя. И это навевало опасные предчувствия.

В голове промелькнул образ. Лес; полог переплетенных ветвей; мужчина, нависший над женщиной, ласкает все ее тело большими ладонями; она, зарываясь пальцами в траву, встречает его толчки; запах страсти и земли наполняет ноздри так же, как возлюбленный заполняет ее тело, разум и душу.

Мэг попятилась от перил, налетела спиной на мужчину с детской коляской и, шарахнувшись от него, растворилась в толпе.

Может быть, именно поэтому она и сидела сейчас в примерочной. На какую-то долю секунды незнакомец заставил ее почувствовать хоть что-то помимо страха и вины.

Схватив платье, она натянула его на голову, просовывая руки в рукава. Ткань зацепилась за бюстгальтер, локоть застрял, и Мэг закорчилась в ловушке наряда, словно в ароматной смирительной рубашке. Наконец ей удалось высвободить руку и распутать затяжку. Шелк скользнул вниз по ее телу, задевая хлопковое белье с тихим шелестом, словно пальцами по пенопласту. Мэг взглянула в зеркало, и три страшилища с пустыми карими глазами и тусклыми каштановыми волосами, заколотыми на затылке армией невидимок, уставились на нее в ответ. Она почувствовала себя вешалкой для одежды.

Опустившись на стул, она зарылась пальцами в прическу, вытряхивая заколки. Со стороны, должно быть, это выглядело так, словно она в порыве безумия рвала на себе волосы. С тех самых пор, как контроль над собственной жизнью выскользнул из рук, Мэг все ждала, когда же и в самом деле ее захлестнет волна настоящего сумасшествия. Если ей вдруг повезет, раздастся вопль баньши, который разнесет вдребезги все зеркала, навеки разрушая ее образ.

- Мадам? Джентльмен попросил проверить, как вы.

Мэг чуть подняла голову, достаточно, чтобы увидеть, как в щели под дверью примерочной мелькнули носки бордовых лакированных итальянских туфелек.

- Скажите ему, что я передумала. Скажите, пусть уходит.

Туфли подвинулись, когда женщина встала на цыпочках, чтобы заглянуть в примерочную, но Мэг не шелохнулась. Каблуки вернулись на место, туфли развернулись и тихо зацокали по ковру, исчезая из поля зрения.

Мэг как дурочка купилась на волшебную сказку, поверив в фею-крестную и прекрасного принца. Она была словно те идиоты, которые в десятый раз подряд едут в Диснейленд, хотя прекрасно знают, что путешествие не оправдает их надежд. Она ухмыльнулась своим отражениям. Биббиди-Боббиди-Бу**.

- Она одета?

- Да, сэр, но…

- Мэг?

Ее подбросило на стуле. Мужчина стоял перед дверью и легко мог увидеть и саму Мэг, и скомканную кучу ее одежды на полу. Мэг открыла было рот, но тут же захлопнула его. Ее шанс на возмущение уже ускользнул, и больше не оставалось сил на что-то иное, кроме как сидеть и презирать свое тело в ненавистно прекрасном платье.

- Выйди и позволь взглянуть на тебя.

- Нет, - покачала она головой. – Я больше не играю.

- Это не игра, Мэг.

Он толкнул дверь, и Мэг возмущенно приподнялась со стула. Мужчина остановился, и его жесткий взгляд прошелся по ее встревоженному лицу, по горлу, груди, задержавшись на изгибе бедер. Столь же тщательно его глаза повторили свое путешествие навверх, и Мэг напряглась, когда этот взгляд наконец замер.

Мужчина сделал шаг вперед. Мэг отшатнулась. Натиск его мощи, заполонившей крохотную комнату, и десятки окружавших их отражений угнетали её, буквально вдавливая в центральное зеркало. Мужчина уперся ладонью в стену над ее головой, и Мэг пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Белая рубашка пахла свежестью крахмала и дождя. Легкая тень капель по-прежнему отмечала плечи пальто, которое сидело на его фигуре с той же изящностью, с какой платье облегало тот манекен. В расстегнутом воротнике рубашки виднелись темные волоски, намекая на густую поросль на его груди. Ниточка пульса на его шее билась медленно и ровно, в то время как сердце самой Мэг бешено колотилось.

- Скажи же что-нибудь, Мэг, - голос завибрировал прямо в ее ухе, а дыхание опалило щеку, будто кипящей серой.

- Что? Да? – Мэг прочистила горло.

- Хорошо. Я боялся, что ты потеряла способность говорить. – Его глаза сверкнули. – Патриция, шарф, пожалуйста. – Широкие плечи развернулись, когда он обратился к женщине в бордовых туфлях.

Позолоченный бейджик представлял ее как менеджера магазина. Мэг спросила себя, не была ли эта стильная женщина чуть за тридцать всего лишь манекеном, который просто включали каждое утро? Это звучало (да и выглядело) завидной участью – быть машиной, имеющей лишь одно назначение, от которой больше никто ничего не требует.

Патриция вложила в протянутую руку мужчины шарф, серебристый, с вплетением черной нити, украшенный по краям кистями. С вежливым профессионализмом кивнув Мэг, она удалилась прочь, постукивая каблуками.

- Мэг, я собираюсь завязать тебе глаза этим шарфом.

Она вскинула руку, пытаясь убрать ткань, которую он поднял к ее голове. Сквозь переплетение серебряных нитей Мэг видела нижнюю часть лица незнакомца, словно отражение в воде.

- Я даже не знаю, как тебя зовут.

- Нет абсолютно никакой опасности, - прошептал он. – Я просто не хочу, чтобы ты снова смотрелась в зеркало. Твоим зеркалом буду я. И я желаю, чтобы ты сняла все, что у тебя под платьем. Ты же знаешь, как его нужно носить; ты поняла это в ту же секунду, едва увидев его на витрине. Когда будешь готова, позови Патрицию, она придет за тобой.

Мужчина склонился к ней, и Мэг вновь взмахнула руками, пытаясь остановить его, но не успела. Дернувшись, руки застыли в воздухе, когда он обернул полупрозрачную ткань вокруг ее головы. Он сделал шаг вперед, чтобы завязать узел на затылке, и пальцы Мэг невольно легли ему на плечо, а грудь прижалась к его животу. Складки мужского пальто мягко задели ее бедро.

Темнота окутала её, приумножив все остальные чувства, и пульсирующее живительное тепло мужчины нахлынуло на Мэг.

Он завязал узел под ее волосами, а затем его пальцы скользнули по плечам, укладывая концы шарфа по обе стороны ее шеи. Одна из кисточек защекотала нос и губы, и Мэг, поморщившись, дернула головой. Мужчина фыркнул, и его смешок эхом отразился в ее груди. Он обхватил ее лицо, и его руки были такими большими, что основание ладоней легло на подбородок, а кончики пальцев погладили шелковую ткань шарфа на ее висках.

- Не бойся, Мэг. Все будет в порядке, если ты станешь слушаться. Когда закончишь, позови Патрицию.

Он вышел, скрипнув дверью, и воздух вдруг похолодел, как это всегда происходит, когда комната неожиданно пустеет. Мэг сглотнула. Джереми говорил, что хватит ей быть такой размазней и бродить целыми днями по торговому центру. Он шептался с Дэб на кухне, думая, что Мэг нет поблизости, но она услышала. Теперь она слышала все. Удивительно, насколько громкими становятся звуки, когда умирает твой внутренний голос.

Приподняв юбку, она просунула пальцы под резинку трусиков, чтобы стянуть их с бедер. От этих прикосновений по коже пробежал озноб. Чтобы одеваться или раздеваться, зрение не требовалось, но теперь, когда Мэг лишилась его, она чувствовала себя неловко. Шелк облепил ягодицы, смялся между ног, и при мысли о том, что ее самое интимное место теперь обнажено, желудок свернулся узлом. Ткань нежно, словно перья, задевала кудряшки между ног, и Мэг забеспокоилась, что под полупрозрачным материалом будут выделяться жесткие темные волоски.

Она расстегнула застежку на бюстгальтере и принялась стаскивать лямки через широкие рукава платья. Мэг слышала тихий гул электрической лампы в примерочной, издалека до нее доносился неясный шум голосов снующих туда-сюда посетителей торгового центра и профессиональное бормотание Патриции, работавшей с другими посетителями магазина. В целом же пространство вокруг заполняла настороженная тишина, в которой каждый звук, издаваемый Мэг, отдавался эхом – шелест ее сражения с одеждой, мягкий звук дыхания, сперва учащенного, затем замедлившегося, когда ей удалось наконец высвободить левую лямку. Любое прикосновение рук к собственному телу вызывало волну мурашек. Мэг казалось, что за ней кто-то следит.

Она замерла, наполовину вытащив бюстгальтер через правый рукав платья. А что если незнакомец наблюдает за ней поверх низкой двери примерочной? Или на самом деле он только создал видимость ухода, а сам уселся на стул и смотрит, как она, с полуспущенными трусиками на икрах, борется с бюстгальтером всего лишь в каком-нибудь дюйме от его колен? Из-за тесноты примерочной ему пришлось бы вытянуть свои длинные ноги. Эта мысль напугала Мэг, нервная дрожь пробежала вдоль позвоночника. Стук бешено заколотившегося сердца растворился в ее хриплом дыхании, и Мэг выбросила вперед руку.

Пальцы наткнулись на полированную резную поверхность спинки стула красного дерева. Мэг повернулась к двери и толкнула ее. Скрипнув, дверь свободно закачалась на петлях, мягко задевая ладонь Мэг.

Это глупо. Чтобы удостовериться, надо было просто снять шарф. Мэг коснулась ткани на глазах и уже почти сжала пальцы, но вдруг остановилась и опустила руку.

Ей нравилось, как в полной темноте на ней сидело это платье. Кожа заменяла ей глаза, наслаждалась шелком и говорила Мэг, что она красавица.

Мэг вытащила бюстгальтер из рукава и отбросила его в сторону. Когда шелковый водопад обрушился на ее соски, они тут же отвердели. Мэг сняла носки, и голые пальчики, поджавшись, утонули в пушистом ворсе ковра.

Но что-то все равно было не так. Поджав губы, она стянула с левой руки оба кольца: одно с бриллиантом, другое - простое золотое. Зачем они ей? Мэг швырнула их на ковер, одно из них подскочило и приземлилось ей на босую ступню. Она стряхнула его, услышав, как оно отскакивает от стены. Слишком близко. Мэг хотелось выкинуть их куда-нибудь, убедиться, что она на них не наступит, больше никогда в жизни не почувствует.

- Мадам? Вы готовы?

Мэг разжала кулаки. Собственное хриплое дыхание, словно у бешеной собаки, звенело в ушах. Нет. Стоп. Только не потерять. Боже, что она натворила? Она рухнула на колени, слепо шаря по полу.

- Мои кольца…

- Я подняла их, мадам. Все в порядке. – Рука Патриции стиснула локоть Мэг, и на долю секунды кольца прижались к щеке Мэг, а затем исчезли. Мэг беспомощно вытянула ладони.

- Они нужны мне.

- Все в порядке. Я соберу все ваши вещи в пакет. Джентльмен попросил меня какое-то время подержать их у себя.

- Но я еще не решила, собираюсь ли покупать платье. – На самом деле она уже знала это. И знала, какова его цена.

- Джентльмен уже все оплатил, мадам. – Послышался шелест ткани, когда Патриция принялась собирать ее вещи в фирменный пакет из серебряной фольги. Этот звук успокаивал, а затем прохладная рука Патриции мягко сжала ладонь Мэг.

Та отстранилась.

- Я не собираюсь ходить по магазину в таком виде. – Мэг потянулась к повязке на глазах.

- Джентльмен и не планировал этого. Позвольте помочь вам. – Патриция принялась распутывать узел под волосами, слегка царапая ногтями кожу. – Он просто хотел, чтобы вы вышли из примерочной прежде, чем я сниму шарф, чтобы у вас не было искушения взглянуть на себя в зеркало.

Мэг хотела спросить у Патриции, как она выглядит, но она и так знала, что все равно будет похожа на неряшливую сиротку, даже если пройдет полный курс ухода за телом от Неймана Маркуса***. Хотя оказалось трудно сдержать рвущийся с языка вопрос. Незнакомец сказал, что будет ее зеркалом, и ей хотелось предугадать его реакцию. Мэг не была уверена, что именно увидит в этих темных глазах. В большинстве взглядов, словно в кривых зеркалах, отражалось лишь жалкое ее подобие.

Яркий свет заставил Мэг прищуриться. Она стояла лицом ко входу в основную часть торгового зала. Незнакомец находился возле кассы, оформляя покупку. Пальто он перебросил через руку, и белая рубашка натягивалась на широких плечах, когда он подписывал чек золотой ручкой. Темные волосы рассыпались по плечам, обнажая шею и выставляя напоказ линию челюсти. Мужчина засунул бумажник в карман и только теперь заметил Мэг.

«Иди сюда», - беззвучно шевельнулись его губы, вынуждая ее послушаться. Мэг перевела дыхание и направилась к нему.

Платье ласкало, дразнило ее тело, обволакивая Мэг своей гладкостью. Она вовремя успевала уворачиваться от столкновения со стойками-вешалками, они словно расступались перед ней, как высокие луговые травы, мягко задевая ее бедра. И на протяжении всего пути Мэг не отрывала глаз от мужчины, он притягивал ее к себе, словно добраться до него было единственной целью всей ее жизни.

Господи, да она просто сошла с ума. Даже если завтра в какой-нибудь канаве обнаружат ее обезглавленный труп, вряд ли это будет хуже, чем сейчас, когда она шла, и в голове было абсолютно пусто, лишь воздух шумел в ушах. Мэг остановилась прямо перед незнакомцем.

- Давай-ка разберемся с этим. – Он зарылся пальцами ей в волосы, выпутывая невидимки и заколки, которые удерживали на затылке криво подстриженные пряди. Когда-то ее роскошные блестящие кудри доходили до самой талии, и другие женщины могли лишь завидовать такой гриве. В ярости Мэг спалила их щипцами для завивки, методично, прядь за прядью. Но они все равно отрастали, отказываясь уважать ее решение так же, как сорняки игнорируют садовника.

Мужчина положил заколки на прилавок, и Патриция тут же собрала их в пакет поменьше. Мэг пристально наблюдала за мельканием накрашенных ногтей, но это был неосознанный жест, за которым она пыталась скрыть свою нервозность. Все ее чувства отзывались на прикосновения этих пальцев к коже головы, таких сильных, что их нежные движения воспринимались как ласка.

Вопреки здравому смыслу Мэг зажмурилась, чтобы почувствовать его касания изнутри, как незнакомец уже учил ее с платьем и шарфом. Она жаждала чувствовать на себе чужие руки, так сильно, отчаянно, что каждый день с трудом удерживалась, чтобы не попросить Дэб погладить ее волосы так, как сейчас незнакомец. Она мечтала, чтобы Джереми обнял ее за талию и рассеянно чертил пальцами по бедру, как он делал это с Дэб, когда вечерами они все вместе смотрели телевизор. Прикосновения обозначали жизнь, подразумевали связь… и просто были приятными. А она бы изгибалась, как в эти минуты, поворачивая голову вслед за мужской рукой, будто кошка, почти мурлыча от удовольствия. А потом Дэб выгнала бы Мэг из дома за поползновения в сторону её мужа, и они все оказались бы где-нибудь на ток-шоу. Впрочем, если учитывать сегодняшний день, лицо Мэг еще может появиться на экране телевизора. Или на коробке с молоком****.

Когда мужская рука вдруг исчезла, Мэг с трудом подняла отяжелевшие веки.

- Итак, Мэг, - тихо произнес он. – Как тебе платье?

Мэг прочистила горло, обнаружив, что ее голос такой низкий и хриплый, что казался почти замогильным.

- Ты говорил, что будешь моим зеркалом. И как я выгляжу?

Ласково скользнув пальцами по подбородку Мэг, он заставил ее поднять голову.

- Не важно, как ты выглядишь; куда важнее, как ты себя в нем чувствуешь. В примерочную ты брела, ссутулившись, едва волоча ноги и натыкаясь на все, что только попадалось на твоём пути.

Мэг напряглась, но мужчина был настолько силен, что с легкостью удерживал ее всего лишь тремя пальцами – одним под нижней челюстью и двумя на подбородке.

- А из примерочной ты вышла и направилась ко мне, словно «Ягуар» с гидроусилителем руля. – Он опустил руку, поймал ладонь Мэг и прижал к своей груди. – Одно воспоминание об этом заставляет мое сердце биться чаще. Чувствуешь? – Мэг не отрывала глаз от его неулыбчивого рта. – Если бы я не был уверен, что ты тут же удерешь как лань, я бы положил твою руку на свой член, и ты бы поняла, как сильно нравишься мне в этом платье.

Мэг выдернула свою руку.

- Ты пытаешься меня шокировать.

- Нет, - покачал он головой. – Просто честно говорю, как тебе идет платье. Рассказываю, какие эмоции ты вызываешь у меня или как на тебя отреагирует любой другой мужчина в торговом центре. А теперь я спрошу еще раз: как тебе платье?

Мэг отступила от него на два шага.

- Оно… славное, - еле слышно сказала она. Она отвернулась от мужчины, но, конечно, все оказалось не так просто. Его руки легли ей на плечи прежде, чем она успела сделать еще хоть один шаг в сторону выхода.

- Почему ты боишься своих эмоций? – прошептал он ей на ухо, его голос был удручающе интимным и сладко-чувственным.

- Потому что я утону в них. – Мэг дёрнулась, пытаясь вырваться, но он не отпустил. – Потому что Бог не дал мне того, что получают от него другие люди, чтобы справляться со своими эмоциями. Я как те дети, которые рождаются без иммунной системы и не в состоянии бороться с болезнями, только мой иммунитет не может построить плотину, чтобы оградить меня от наводнений душевной боли.

- Что ж, - он обвил ее талию руками, прижимая к своему телу. – Я бы сказал, что тогда не надо возводить плотины, а лучше сосредоточиться на том, чтобы отращивать жабры.

Краем глаза Мэг видела их двоих в большом зеркале у входа. Она старалась не смотреть на свое отражение, замечая лишь размытое пятно голубого шелка. Ей понравился тот образ, что незнакомец создал в воображении, но зеркало вернет ее в реальность. Она рассеянно погладила его руку и принялась вырываться.

- Мэг, у меня есть к тебе одно предложение, - удерживая ее одной рукой, другой он достал что-то блестящее из левого кармана. Она повернулась, чтобы рассмотреть получше, но он чуть толкнул ее бедром. – Стой спокойно.

Его руки поднялись над ее головой, и Мэг увидела перед собой колье из переплетенных серебряных и золотых лент, тонких, как резинки для детских волос. Оно выглядело настолько элегантно простым, что обязано было стоить баснословных денег. Ее сердце заколотилось от его изысканной строгости, когда мужчина откинул ее волосы одним движением кисти и застегнул колье у нее на шее.

Ладони незнакомца вновь вернулись на талию Мэг, и он склонил голову к ее уху. Он смотрел на ее отражение в зеркале, так что ей пришлось взглянуть туда, чтобы встретить его взгляд.

- Дай мне один день, чтобы помочь тебе отрастить жабры. Тебе не надо беспокоиться, что я маньяк-убийца, мы не выйдем за пределы торгового центра. - Он заправил прядку волос ей за ухо, и Мэг вздрогнула; его голос заполнял ее голову, а тело согревала его близость.

- А зачем это колье?

- Оно говорит о том, что ты моя. Пока оно на твоей шее, ты во всем слушаешься меня до самого закрытия торгового центра.

- Но зачем?..

Мужчина покачал головой, прижимая палец к ее губам.

- Хватит вопросов, Мэг. Теперь ты имеешь право только на одно свободное действие – снять колье и вернуть свою независимость. Во всем остальном я твой хозяин. Если ты против, снимай его и уходи.

______________________
Примечания переводчика:
* Максфилд Пэрриш (25.07.1870 – 30.03.1966) - знаменитый американский художник, автор многих живописных полотен со сказочными сюжетами.
** Bibbidi-Bobbidi-Boo - строчка заклятия, которую произносила фея-крестная, наколдовывая Золушке наряд для бала в диснеевском мультфильме 1950 года.
*** Neiman Marcus - стaрейший люксовый ритейлер. Neiman Marcus предлагает своим клиентам одежду, обувь и аксессуары для мужчин, женщин и детей от сотен европейских и американских luxry брендов, а также ассортимент украшений (браслеты, серьги, часы, очки и пр.), и средств по уходу за кожей и волосами.
**** В Америке на пакетах с молоком печатают фото пропавших без вести.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: River Naiad, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:16 #4

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
Она повернулась к нему лицом, и на этот раз он позволил ей сделать это. Его взгляд был отстраненным, почти холодным, но её по-прежнему согревало тепло его тела, и Мэг помнила, как в этих глазах мелькнула улыбка, когда кисти шарфа защекотали ее лицо.

За последние двадцать минут мужчине удалось вызвать у Мэг десятки разных эмоций, не разбив при этом ее ящик Пандоры. Ну, практически не разбив.

Что она потеряет?

Дэб не приедет за ней до самого закрытия торгового центра, а случай с книжным магазином ясно продемонстрировал, что на шопинг у Мэг не хватает эмоциональных сил. Так почему бы не пойти по самому легкому пути и на какое-то время не отдать себя в руки незнакомца, темного ангела, предлагающего ей нечто новое, отличное от всего, к чему она привыкла? Если в конце концов ее обезглавленный труп окажется в какой-нибудь сточной канаве, вряд ли это будет хуже, чем то унылое существование, которое теперь называется ее жизнью. В худшем случае родные и близкие смогут похоронить Мэг и жить дальше.

Она заглянула в глаза незнакомца, и пламя, полыхавшее в них, опалило ее, заставив почувствовать слабость и возбуждение.

— Хорошо, — сказала она. — Я… я буду принадлежать тебе сегодня до закрытия магазина. Или… пока не сниму ожерелье. — Мэг поежилась под его ничего не выражающим взглядом. На лице мужчины не отразилась ни одна эмоция, не шелохнулась ни одна мышца, ничего, что могло бы свидетельствовать о том, что он сомневался в ее решении. Мэг даже не знала, должно ее это обрадовать или встревожить. — Скажи же хоть что-нибудь.

Он обхватил ладонью ее шею, поглаживая горло чуть ниже колье.

— Расслабься, Мэг, — прошептал он. — Ты вовсе не подписала контракт с дьяволом.

— Как раз то, что Сатана должен сказать в эту минуту.

На мгновение он улыбнулся, широко и открыто, только подтверждая этим опасения Мэг. Лишь улыбка падшего ангела могла напоминать одновременно о райских чудесах и греховных наслаждениях.

— Просто считай меня одним из младших демонов. — Мужчина положил ее пальцы на сгиб своего локтя и накрыл сверху ладонью. Когда он потянул Мэг в сторону арки, обрамлявшей вход в магазин, она вдруг замешкалась.

— У меня же нет туфель.

Он опустил взгляд, и ее пальчики рефлекторно зарылись в ворс ковра. Мэг следовало бы догадаться, что реальность разрушающе быстро вторгнется в сказочную фантазию. Точно так же Дороти, очнувшись, обнаружила пропажу рубиновых башмачков и поняла, что Страна Оз была всего лишь сном.

— Ничего страшного, — выдавила Мэг, пятясь от него. — Это, наверное, даже к лучшему… Я бы не…

Мужчина поймал ее запястье, и Мэг со свистом выдохнула, когда он привлек ее к себе. Через какую-то головокружительную секунду она оказалась у него на руках, и он, словно новобрачную, перенес ее через порог магазина.

Тогда, с Томми, этот трюк вышел неудачно, он с трудом удержал равновесие, а Мэг почувствовала себя разжиревшей коровой и с облегчением встретила тот момент, когда ее ноги наконец-то коснулись пола по ту сторону двери. Затем они оба рассмеялись. Мэг начала ругаться на свой немаленький вес, а новоиспечённый супруг взял ее за руки и стал уверять, что это он просто уступает силой Гераклу. Теперь же случившееся приобрело для нее некое символическое значение: Томми оказался слишком слаб, чтобы нести по жизни такую ношу, а Мэг — слишком тяжела, чтобы ее тащили за собой и заботились о ней.

Но на руках этого незнакомца она казалась себе пушинкой. Мужчина легко удерживал ее, обхватывая своими длинными руками спину и колени, крепко прижимая к себе согнутое тело. Кожа пылала там, где сквозь тонкую преграду шелка ее касались мужские пальцы. Холмик левой груди, возвышавшейся над вырезом платья, прижимался к твердому мускулистому плечу.

— Мэг, я хочу, чтобы ты кое-что поняла.

— Ч-что? — Мэг зашевелилась, но мужчина не стал опускать ее на пол.

— Сегодня ты принадлежишь мне. Это означает, что если у тебя возникает какая-то проблема, ты говоришь мне, и я все улаживаю. Тебе не надо беспокоиться, это — моя задача. Мы достанем тебе обувь.

— Сэр. — У входа в магазин возникла Патриция. — За углом есть хороший салон обуви. Если желаете, я позвоню Маркусу и скажу, что вы зайдете.

— Мы заглянем туда, но не раньше, чем через час. А пока что у меня намечена другая остановка.

Мэг стиснула пальцы на его плече.

— Куда мы идем?

Мужчина остановился в центральном проходе торгового центра, посреди шумной суетливой толпы. Он крепче сжал руки и приподнял Мэг чуть выше, запечатлевая быстрый поцелуй на изгибе ее полуобнаженной груди.

— Просто подожди и сама увидишь.

Сосок тут же отозвался на это мимолетное, почти случайное прикосновение, наливаясь и упираясь в плечо мужчины. Мэг подавила неожиданное желание прикрыть декольте ладонями, чтобы удержать это ощущение теплых губ и легкого давления, не дать ему растаять в холодном равнодушном воздухе торгового центра.

Этот поцелуй был преднамеренным, он имел своей целью продемонстрировать уверенность мужчины в его праве касаться Мэг столь интимно. Она не стала вырываться или возмущаться. Незнакомец вовлек ее в свою фантазию с той же лёгкостью, с какой нёс по проспектам торгового центра. Эта ситуация должна была пугать Мэг, но то, чего люди обычно боялись сильнее всего на свете, — неизвестность — отныне не имело над ней власти. Ее куда больше приводило в ужас то, что считалось привычным и близким. Мэг знала, что с ней произойдет завтра, и послезавтра, и послепослезавтра, и она не могла представить себе ада страшнее.

Незнакомец вошел в середину людского потока. Благодаря его высокому росту Мэг чувствовала себя статуей на пьедестале его рук. Девочки-подростки на втором этаже, стоя возле перил, хихикали и показывали на нее пальцами. Мужские взгляды сперва задерживались на изгибе ее бедер, а затем, поднявшись к лицу ее спутника, спешили перенестись на что-нибудь другое, нейтральное, уступая его праву собственности на нее. Усталое лицо женщины, нагруженной сумками и двумя визжащими детьми, при виде Мэг застыло каменной маской. Мэг почти слышала, как сердце той сжалось, когда она поспешно отвела взгляд, словно не желая видеть высокого красивого мужчину, обнимавшего гусеницу в наряде бабочки. Откуда же взялся этот незнакомец, бережно прижимавший к себе Мэг, дарующий ей то внимание, о котором она втайне всегда мечтала, но которого вовсе не заслуживала?

При виде холодного безразличия, которым та женщина прикрыла свою боль, Мэг почувствовала, как ее собственное сердце сковывает льдом. Ей захотелось высвободиться, догнать женщину и предложить ей восхитительные объятия мужчины, эту удивительную карусель, которая способна вернуть магию по-детски наивных желаний и романтических грез. Мэг не имела права находиться в руках темного ангела, она не совершила ничего достойного. Краска смущения прилила к ее щекам, и ей захотелось, чтобы незнакомец вернул ее на землю.

Она подняла глаза к его лицу, и в просвете между его горлом и челюстью заметила другую женщину, сидящую на скамейке рядом со скучающим сыном-подростком. Та чуть дернула сына за волосы, указывая на Мэг. Он лишь отвел глаза и уныло пожал плечами, но мать дала ему легкий шутливый подзатыльник, и улыбка растянула губы мальчика, когда он скорчил гримасу, заставив женщину рассмеяться. Она перевела взгляд на Мэг, и в ее глазах мелькнула скрытая улыбка, словно эта картина воскресила в ее памяти мысли о неидеальном, но горячо любимом муже, и том успокоении, которое доступно лишь сердцу, одинаково открытому и боли и удовольствию.

Женщина исчезла из виду, когда незнакомец поравнялся с магазином посуды. Внутри стояла компания стариков, и три пары глаз стали пристально следить сквозь стеклянную витрину за перемещением Мэг. Старик, стоящий в центре, вдруг задумчиво улыбнулся, сделал шаг вперед и, прижав свою шляпу к груди, глубоко поклонился.

Мэг, чуть изогнув губы, помахала ему пальчиками, задев при этом затылок своего носильщика. Он взглянул на нее, затем на старика и покачал головой:

— Купите ей платье, и она тут же начнет флиртовать.

Мэг рассмеялась, и этот звук прозвучал непривычно резко для ее уха. Она тут же смущенно затихла и, чтобы хоть как-то сгладить неловкую паузу, спросила:

— Как тебя зовут?

Мужчина остановился и опустил ее босые ноги на прохладный кафельный пол. Одна рука по-прежнему оставалась на ее талии, удерживая Мэг рядом, хотя и оставляя между ними некоторое воздушное пространство, чтобы снизить риск воспламенения. Пальцы другой скользнули под колье и мягко дернули за него.

— Мэг, если ты чего-то хочешь, ты должна спросить на это разрешение.

— Я… я не понимаю.

Ладонь на талии скользнула ниже, на бедро. Из-за того, что на Мэг не было нижнего белья, ощущение растеклось по всему телу, везде, где шелк ласкал кожу.

— Я имею в виду, что... — Пальцы играли с ожерельем. — Ты не сообщаешь мне о своих желаниях, а просишь, чтобы я их исполнил.

— О. — Пульс под подушечкой его указательного пальца участился. — Можно мне узнать твое имя?

— Да, можно. Меня зовут Даниэль. — Он убрал руку от ее горла, но та, что лежала на талии, осталась. — Мэг, какую ты предпочитаешь прическу?

— Что? — Она уже сбилась со счету, сколько раз отвечала на его неожиданные вопросы такими же вопросами или бессмысленными междометиями.

Мужчина поставил Мэг на ноги возле парикмахерской «Виктор». Большая часть салонов красоты располагалась в людных местах вроде переходов торгового центра, где гремела модная музыка, и посетители приземлялись на один из крутящихся стульев, выставленных в два ряда на черно-белом кафельном полу, под холодными пронзительными лучами от ламп искусственного света. Виктор же построил для своих клиентов убежище, спрятанное между черными готическими колоннами за панелями из витражного стекла. Вход практически преграждал антикварный викторианский стол, на котором покоилась хрустальная чаша с шоколадными конфетами в золотой фольге.

Приглушенный свет играл на позолоченной раме гравюры в стиле эпохи Возрождения, висящей между двумя зеркалами над столом. На темно-бордовом покрывале лежала обнаженная женщина; запрокинув голову и приоткрыв губы, она тянулась за шоколадной конфетой, которую предлагал ей стоящий рядом полностью одетый любовник.

— Она очень чувственная, правда? — Даниэль обратил внимание Мэг на картину. — На первый взгляд гравюра кажется сентиментальной безвкусицей, какую можно увидеть разве что на распродаже барахла чокнутого трансвестита.

Мэг хихикнула, представив себе это.

— Смотри на картину.

Даниэль взял из вазы шоколадку и, зажав ее в ладони, перешел за спину Мэг.

— Взгляни на нее еще раз. Что-то есть в этой картине такое... может, то, как волосы рассыпаются по спине женщины, или как мужчина обнимает ее за талию, как широкие рукава его рубашки прикрывают ее грудь… что возбуждает и не дает отвести глаз.

Мэг, слушая эти чарующие слова, почти чувствовала, как кружева и льняные складки касаются ее собственной груди.

— Или может быть, — дыхание погладило кожу за ее ухом, — тебя манит то, как она тянется за шоколадом, выгибая шею, чтобы взять его губами из пальцев мужчины. Как думаешь, что она чувствует?

— Она так поглощена происходящим, — сказала Мэг, глядя в глаза женщины. — Словно в этот момент для нее больше ничего не имеет значения. Она растворяется в этих ощущениях — в мужских прикосновениях, во вкусе и запахе шоколада, в том, как бархат покрывала ласкает обнаженные ноги, как волосы скользят по плечам. — Мэг замолкла, и ее лицо залила краска.

— Не надо. — Даниэль положил ладонь на ее покрасневшую щеку. — Все хорошо. Очень хорошо.

Он отвернул один угол на обертке конфеты, оставляя шоколадный кубик в золотом гнезде фольги, и протянул Мэг. Она подняла руку, чтобы взять его.

— Нет, — отдернул он угощение. — Открой для меня свои губы.

Она огляделась, но Даниэль сжал пальцами ее подбородок и повернул лицо обратно к себе.

— Ты моя, Мэг. Остальные не имеют значения.

Желудок беспокойно сжался. Она не обязана этого делать. Можно просто снять колье и уйти. Но почему ее должно волновать, что люди сочтут ее идиоткой, если она вдруг станет подражать женщине на картине? Мэг доводилось делать и более неловкие вещи, хотя когда ею руководило безумие, все было совсем иначе.

Мэг приоткрыла губы, и темные глаза Даниэля еще больше почернели. Он провел шоколадкой по ее нижней губе, затем очертил ею контур верхней. Мэг уловила густой утонченный аромат, смешанный со слабым запахом металлической фольги. Она неторопливо проследила путь мужских пальцев кончиком языка.

Даниэль замер, глядя на нее. Его пристальный взгляд заставил Мэг слизывать с губ шоколад еще медленнее, и в желудке шевельнулось странное ощущение власти, когда она увидела, какой эффект производит на него. Она попыталась дотронуться до Даниэля, но он отступил, покачав головой. Он поднял конфету чуть выше уровня ее губ.

Мэг откинула голову. Приподнявшись на цыпочки босых ног, она чуть не потеряла равновесие, качнувшись вперед, но рука Даниэля поймала ее за талию, и Мэг, улыбнувшись, положила ладони ему на грудь и обхватила конфету губами, чуть задев кончик его пальца.

— Ох, хитрюга, — пожурил ее Даниеэль, в то же время не отталкивая от себя.

Мэг слизнула остатки шоколада с обертки, и сладость наполнила ее рот. Она в жизни не пробовала ничего вкуснее. Она удерживала этот вкус на языке, позволяя конфете растаять в горле

Даниэль скатал фольгу в шарик и положил в карман брюк.

— А теперь, — он провел пальцем по ее нижней губе, стирая оставшийся липкий след, — какую прическу ты хотела бы больше всего?
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: River Naiad, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:17 #5

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
Мэг уже и забыла, когда последний раз была в парикмахерской. Она даже сомневалась, что на этой неделе мыла голову. А хотя да, Дэб заставила ее. Было трудно помнить о таких мелочах, как причесываться, чистить зубы, пользоваться дезодорантом. Много месяцев Мэг плутала в дебрях собственного разума, с трудом припоминая, почему личная гигиена имеет такое важное значение.

- Я никогда об этом не думала.

- Тогда закрой глаза.

- Но…

- Слушайся меня, Мэг.

Даниэль повернул ее лицом к обнаженной диве на картине, и Мэг закрыла глаза. Под опущенными веками закружились, заплясали бордово-золотые линии.

- Ты идешь к своему стилисту. Тебе приходится выкраивать для этого время в обеденный перерыв или отправляться после долгого рабочего дня, то есть на самом деле тебе туда совсем не хочется. Это рутина, обязанность, еще один пункт, который надо вычеркнуть из списка дел. Ты садишься на диван, потому что парикмахер еще не готов тебя принять. Хочешь полистать журнал «People», но вместо него берешь «Time» и принимаешься читать о Федеральной резервной системе. Когда добираешься до середины статьи, парикмахер зовет тебя. Ты усаживаешься в кресло, говоришь, что не надо возиться с шампунем, достаточно просто намочить волосы. Он явно доволен, потому что так он скорее завершит стрижку и примется за следующего клиента. Пока он щелкает ножницами, ты заводишь пустой разговор, неловкую беседу двух незнакомцев, которые вынуждены какое-то время взаимодействовать и вести себя при этом как давние друзья. Ты мало что улавливаешь из окружающей обстановки, лишь свет, шум голосов, резкий запах лака и ход времени, которое отделяет тебя от того момента, когда ты сможешь отправиться домой и разогреть свой ужин в микроволновке. Через двадцать минут он снимает с твоей шеи полотенце, стряхивает кистью волоски с затылка и выписывает счет на восемнадцать долларов. Итак, какой этап твоего визита в парикмахерскую тебе нравится больше всего?

От его слов цвета с гравюры эпохи Возрождения растворились, растаяли, сменяясь новой картиной, запечатлевшей измученно реалистичный образ, который оказывал на Мэг то же воздействие, что и телевидение.

Мэг слышала, что большая часть человеческих организмов способна вырабатывать некий естественный анестетик, защищающий разум от губительного воздействия телевидения, день и ночь вещающего о техногенных катастрофах, искусственно раздутых психологических проблемах подростков и чередующего ужасы приторными постановочно-театральными мелодрамами и глупыми ситкомами с законсервированным смехом. Благодаря этому анестетику мозг перерабатывает все это в съедобную и относительно безвредную сладкую вату.

Но восемь месяцев назад анестетик Мэг испарился. Когда Дэб и Джереми смотрели телевизор, она запиралась в комнате, и подушка под ее головой намокала от слез. Из-за ее отчаянной жажды любви, верности и дружбы даже такой сериал, как «Маленький домик в прериях»*, всего лишь за какой-то час был способен разбить Мэг сердце. Телевидение не давало ничего взамен того, что отбирало у нее, не предлагало никаких компромиссов. Оно искажало истинный облик вещей, создавая образ мира, далёкий от действительности.

- Довольно безрадостная картина, так ведь? - спросил Даниэль.

- Сам знаешь, что да. Но именно так обычно бывает.

- Закрой глаза, и я изменю это к лучшему.

Мэг покачала головой.

- Я больше не могу.

- Мэг… - Пальцы Даниэля сжались, сминая ткань на ее бедре. Мэг напряглась, но не отшатнулась от него, хотя и выпрямила спину и решительно расправила плечи.

- Ты не будешь спорить или возражать. Таковы правила. Ты не думаешь, пока я не разрешу тебе.

- Мужчине нужна безмозглая женщина. Ну надо же, – пробормотала Мэг.

- Когда я говорю «не думать», Мэг, я вовсе не отрицаю у тебя наличия интеллекта. Я просто сообщаю, каких жду от тебя реакций или ощущений. Твои думы съедают тебя живьем, как муравьи, которые разрывают бабочку, беспомощно трепыхающуюся на тротуаре. Не обременяй себя сегодня мыслями.

Его левая ладонь, расслабившись, спустилась по склону ее бедра, затем вновь поднялась, прочертив линию складки под ягодицей и нежно приласкав выступающую косточку таза, потом снова двинулась вниз. Костяшки пальцев правой руки погладили ее ребра, ногти слегка царапнули тонкую кожу подмышки, и рука замерла чуть выше груди. Легкое давление пальцев вверху казалось лишь слабым эхом его движений снизу; Даниэль продолжал скользить ладонью по ее бедру, то с большим, то с меньшим нажимом, иногда по прямой, иногда прокладывая извилистый путь. Нервные окончания по всему телу трепетали, жаждая его прикосновений, ожидая того, что он увеличит площадь ласк.

- И как тебе это, Мэг?

- Хорошо, - прошептала она, голос был хриплым и полным тепла, которое зародилось в ней благодаря этим прикосновениям.

- Отлично, потому что ты будешь стоять неподвижно, а я стану ласкать тебя так долго, как захочу.

Она вздрогнула и шумно выдохнула, почти простонала. Заметив, как пристально Даниэль изучает ее отражение в зеркале слева от картины, Мэг задрожала всем телом. Его глаза оказывали на нее еще большее воздействие, чем ладони, хотя ей хотелось выгнуться в этих руках, самой приглашая его в то место, которое еще пару секунд назад казалось запретной территорией.

- Ты думаешь, Мэг?

- Пытаюсь не делать этого, - выдохнула она, говоря чистейшую правду. Мысли явно оказывались ни к чему, если женщина испытывала нечто подобное.

- Хорошо. Я хочу, чтобы ты снова представила себя в парикмахерской. Закрой глаза.

Она подчинилась.

- На этот раз ты берешь журнал, который первым бросается тебе в глаза. Какой?

- «Садоводство». – Цветы и солнце, целующее землю, которую рыхлит и засевает садовник.

Пальцы на секунду замерли чуть пониже тазобедренной косточки. Мэг вздрогнула.

- Пока ты ждешь, то грезишь о цветах, солнце, теплой почве, тихом жужжании пчел, запахе земли. Ты находишься полностью во власти своего стилиста, ты не можешь подчинить его своей воле, тебе приходится ждать, поэтому у тебя есть время, чтобы исследовать мир в тех границах, которые он, как твой мастер, определил для тебя. И вот наконец парикмахер приходит за тобой, ты следуешь за ним, садишься в кресло, он откидывает спинку, наклоняя твою голову над раковиной. Его пальцы скользят по коже, нежно массируют ее, пока под этими прикосновениями ты, словно малое дитя, не расслабляешься настолько, что почти засыпаешь. Потом он позволяет тебе подняться, сам укутывает тебя полотенцем, как ребенка, и ведет к другому стулу, чтобы сделать укладку.

Даниэль прижался к ней, и Мэг почувствовала спиной его живительную силу. Она боялась, что жар его тела спалит хрупкий барьер платья. Или это пылала ее собственная кожа?

- Можно я кое о чем попрошу?

Он откинул подбородком прядки волос с ее плеча и запечатлел поцелуй у основания шеи. Вспыхнула новая волна огня. Скоро все ее тело будет охвачено пламенем, хотя Дэниэль лишь слегка поглаживал левую ногу и правый бок. Его пальцы снова задержались на тазовой косточке, на этот раз чуть дольше. Мэг задрожала, подавляя примитивное желание выгнуться так, как она сделала бы, накрой он ладонью местечко между ног.

Боже, о чем она хотела его попросить?

- Если бы я могла выбирать, я бы хотела, чтобы он дольше это делал… мыл голову, - выпалила Мэг. – Это… только начинает становиться приятным, как вдруг все прекращается.

Ее слова повисли в воздухе, как грубейшее нарушение этикета, и любовники на гравюре, казалось, ехидно ухмыльнулись. Мэг отвернулась от зеркала, но Даниэль сжал ее подбородок, прижавшись при этом предплечьем к ее груди, и заставил повернуть голову, чтобы она вновь встретилась глазами с его отражением.

- Мэг, - прошептал он ей прямо в ухо. – Если ты не перестанешь сожалеть о каждом слове, сорвавшемся с твоих губ, я отведу тебя в мужской туалет за салоном Виктора. Запру дверь, наклоню тебя над раковиной и стану целовать между ног так, что все связные мысли вылетят у тебя из головы. И ты не сможешь думать, даже если от этого будет зависеть твоя жизнь.

Волна жара, смешавшегося со страхом, что на коже проступят ожоги, поднялась из желудка во внезапно пересохшее горло. Мэг видела, как палец Даниэля, словно прослеживая путь этого огня, скользнул по линии грудины к горлу, задержавшись у колье. Его ладонь накрыла полуобнаженную грудь, и трепещущий пульс Мэг создал у нее странное представление, будто сердце женщины в зеркале бьется так же отчаянно, как ее.

- Я не…

- Не думай, Мэг. - Его взгляд пообещал, что это последнее предупреждение перед тем, как Даниэль выполнит свою угрозу. – Закрой глаза и не открывай их, пока я не разрешу тебе. Скажи, почему ты так любишь мытье головы.

Во мраке закрытых век Мэг сглотнула комок раздражения, сплетенного со страстью.

- Мне нравятся эти ощущения, когда массируют кожу головы. – Умиротворяющий, ни к чему не обязывающий человеческий контакт, интимное прикосновение, не подразумевающее большей близости.

- Хорошо, - уже мягче сказал Даниэль, – и если бы могло быть по-твоему, что бы ещё ты предпочла?

- Мне хотелось бы, чтобы парикмахер не болтал, а лишь касался меня, - тихо призналась Мэг. – Чтобы мне не пришлось говорить какие-то бессмысленные пустые слова, которые он забудет, едва я встану с кресла. Я не хочу быть еще одним безликим объектом. Я хочу стать для него реальной. – Ладони Мэг вспотели. И почему он постоянно расспрашивает ее о таких вещах? – Кажется, я сама себе противоречу.

- Вовсе нет. – Одна рука обернулась вокруг ее талии, а другая легла на горло, привлекая Мэг ближе. Она не сопротивлялась. Мускулистое бедро прижалось к ее правой ягодице. – Ты желаешь, чтобы тебя касались, даря тебе удовольствие. И чтобы тот, кто подчиняется твоим приказам, сам наслаждался этим. Мэг, открой глаза.

Даниэль отстранился от нее и уложил ее пальцы на сгиб своего локтя.

- Ты только что описала, что значит быть Верхним. Похоже, в глубине твоего трепещущего сердца скрывается Доминатрикс.

Мэг нервно хихикнула.

- Это вряд ли. У меня нет кожаного корсета и цепей.

Даниэль изогнул губы в улыбке и повел Мэг в коридор.

- Это не имеет ничего общего с тем, что на тебе надето, Мэг. – Остановившись в слабо освещенном проходе, он повернулся к ней. Узкое пространство подтолкнуло их друг к другу, и эмоционально, и физически, и ей пришлось запрокинуть голову, чтобы взглянуть ему в лицо.

- Взгляни на саму себя мысленно, - сказал Даниэль, и он был так близко к ней, что его дыхание целовало ее губы. – Я не велел тебе что-то делать, ты сама повернулась ко мне в ту же секунду, как я остановился, подняла голову, приоткрыв губы и держа руки по бокам, позволяя мне вытворять с тобой все, что я только пожелаю. Твоя природа подчиняется мне, я управляю тобой, и это приносит удовольствие нам обоим. Господство и подчинение происходят из инстинктов куда более глубоких, чем те, что заставляют тебя выбирать одежду или формируют твое сознательное отношение к чему-либо.

- Каких… могу я спросить, каких инстинктов?

Темные глаза заблестели, отмечая еще один усвоенный урок и хваля ее за это.

- Я расскажу позже, если ты сама этого не поймешь. Может, после того, как ты узнаешь, что в состоянии поставить мужчину на колени, даже если одета в джинсы и футболку, или в шелка, или в кожу, или – самое чувственное из одеяний, - если на тебе ничего нет. – Он переместил взгляд ниже. – Хотя должен признать, я хотел бы увидеть тебя в кожаном корсете с цепями.

Ее губы непривычно растянулиcь в улыбке. Даниэль крепко стиснул ее руку и повел Мэг по коридору, заворачивая за угол, в салон Виктора.

Та мрачная картина, которую Даниэль нарисовал первой, идеально соответствовала представлениям Мэг о том, каким должен быть типичный салон красоты. Обрезки волос, падающие на блестящий серовато-белый пол, истертый сотнями подошв и заляпанный красками. Неоновые лампы и бесконечный гул голосов, то и дело прерываемый всплесками резкого смеха ди-джеев из радиоприемника. Мэг ходила в парикмахерскую только по необходимости, даже не представляя, что может быть так, как Даниэль описывал во второй раз… но она надеялась получить сейчас и этот опыт.

Пол в салоне Виктора скрывался под пушистым ковром пурпурно-серых тонов, на светло-серых стенах повсюду висели картины с изображением влюбленных парочек, наслаждавшихся роскошью своей близости. На каждой картине один из любовников был полностью обнажен, а другой - одет в шикарный наряд. Взгляд Мэг задержался на гравюре, где женщина в длинной амазонке, украшенной кружевом, стояла возле дерева, сжимая в ладони поводья лошади. Она смотрела на абсолютно голого возлюбленного, растянувшегося у корней дуба и жестом приглашавшего ее присоединиться к нему на клетчатом пледе, наброшенном на зеленую траву и полевые цветы.

Мэг отвела взор, чтобы взглянуть на улыбающегося Даниэля, и ее невольно выступивший румянец стал еще ярче, когда она заметила, что они не одни.

За столом у входа находился очаровательный молодой человек. Его длинные светлые волосы, закручиваясь в мягкие естественные спирали, лежали на узких плечах. Он сидел в непринужденной позе, скрестив ноги в лодыжках, упираясь каблуками ботинок в перекладину стула и подложив ладони под бедра. Увидев, что Мэг заметила его, он поднялся.

- Мадам, сэр, - кивнул он. – Меня зовут Виктор. Чем могу вам помочь?

Даниэль указал на Мэг.

- Я хотел бы подобрать прическу моей спутнице.

Птичий взгляд Виктора, спрятанный за очками в роговой оправе, вновь вернулся к Мэг, на этот раз оценивая ее. Эти проницательные глаза развеяли ее удивление, что именно он оказался Виктором. Казалось, от нее не требуется ничего большего, кроме как стоять на одном месте, чтобы он тщательно прочел ее. Его чувственные движения явно привлекали мужчин так же, как и женщин. Руки с длинными пальцами были идеально ухоженными, стройное тело скрывалось под свободной хлопковой рубашкой и брюками.

Улыбнувшись в ответ на ее пристальное разглядывание, Виктор повернулся и открыл шкаф конца девятнадцатого века, покрытый резьбой в виде цветущего плюща, намекавшего на эпоху натурализма. На полках лежали сотни журналов, но он, не задумываясь, вытащил и протянул Даниэлю тяжелую тетрадь с глянцевыми страницами.

- Думаю, здесь она наверняка найдет что-нибудь, что придется ей по вкусу.

Тот передал журнал Мэг.

- Виктор, есть ряд правил, которые вы должны будете соблюдать, пока занимаетесь с Мэг. Вы будете мыть ей волосы так долго, как она захочет. Ей нравится, когда массируют кожу головы.

Тот кивнул.

- Как и большинству женщин.

Даниэль склонил голову.

- Вы не будете разговаривать с ней. Ей позволяется передавать все инструкции только через меня. Она даст мне знать, если ей потребуется от вас что-то еще.

Даниэль говорил это Виктору, но сам смотрела на нее, чтобы удостовериться, что она все понимает. Мэг медленно кивнула. Виктор согласился со всеми распоряжениями Даниэля, и тень удивления ни на секунду не омрачила его изящного лица. Опасения Мэг растаяли, оставив ее дожидаться со странным нетерпением того, что ей предстоит. Даниэль коснулся ее руки. Бабочки затрепетали в животе и защекотали внутреннюю поверхность бедер.

- Ты выбрала?

Застенчиво сморщившись, Мэг открыла журнал. Даниэль направил ее к креслу и утопил в его мягкой поверхности, по-прежнему не отнимая руки от талии.

– Выбери то, чего тебе хочется, Мэг. – Он легонько постучал ей по носу указательным пальцем, – не то, что будет легче или удобнее. Я узнаю, если ты так сделаешь. – Он склонился над ней, упираясь в подлокотники с обеих сторон и поймав Мэг в ловушку кресла. – Я уже говорил тебе, что произойдет, если ты не будешь слушаться.

Ее колени напряглись. Перед глазами вспыхнуло видение. Сильная рука Дэниэля толкает ее узкую спину, заставляя Мэг наклониться над стойкой, и ее грудь свешивается прямо чашу раковины и судорожно подрагивает, в то время как он раздвигает ее ноги и принимается исследовать горячими губами ее самое укромное местечко. Она кивнула, вздрогнув, когда при этом движении прострелило все нервные окончания. Даниэль скользнул ртом по ее виску, зарылся носом в распущенные волосы, а затем отвернулся к Виктору.

Мэг опустила взгляд на журнал. Рокочущий голос Даниэля эхом отражался в ее сознании. Она не разбирала слов, но его баритон словно заполнял все пространство. Ей хотелось положить голову ему на грудь, чтобы почувствовать, как голос вибрирует под ее щекой, а дыхание Даниэля развевает ей волосы.

Что он делает с ней? У нее и так полно проблем: непреодолимая эмоциональная слабость, шаткое финансовое положение и совершенно неопределенное будущее. И позволять незнакомцу гладить, ласкать и целовать ее всякий раз, как ему взбредет это в голову, - это уже слишком.

Она отдала ему контроль над собой. Но это было её собственное решение - осознанное, ведь она могла распоряжаться своей жизнью. Тем более это всего лишь на один день. Выбирай прическу. Скривив губы, она сосредоточилась на страницах журнала, лежащего на ее коленях. Одна проблема за раз.

К тому времени, как Даниэль закончил разговор с Виктором, она заложила в журнале две страницы. Когда он повернулся к ней, она начала было подниматься с кресла, но он жестом велел ей сидеть на месте.

- Выбрала?

Она показала первую картинку. Несколько долгих секунд он глядел на нее, затем повернулся к Виктору.

- Где здесь мужской туалет?

_______________
Примечания переводчика:
Маленький домик в прериях (Little House on the Prairie) - сериал 1974-1983 гг., повествующий о жизни и невероятных приключениях дружного семейства американских первопроходцев, колесящего по практически неизведанному на тот момент континенту в поисках лучшей жизни.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: River Naiad, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:18 #6

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
- Нет! – Мэг в панике схватила Даниэля за рукав. Она не была готова к тому, что он планировал вытворять с ней. Порочная часть ее сознания хотела лишь испытать его, проверить, действительно ли он знает ее так хорошо, как думает. Когда Даниэль вопросительно поднял брови, она с облегчением выдохнула и перелистнула страницы журнала, открывая другую картинку.

На первой фотографии была прическа, которая лучше всего, по мнению Мэг, подходила для ее волос. На второй – то, что ей действительно нравилось, и она, зарываясь пальчиками ног в ворс ковра, ждала, что Даниэль рассмеется, а Виктор заявит, что это невозможно.

Даниэль взял журнал из ее рук. Там была фотография Джоди Фостер крупным планом; ее шикарные русые волосы перетекали большими волнами с висков к макушке, чтобы сквозь зубья резного гребня из красного дерева каскадом кудрей низвергнуться на спину. Маленькие завитки в сочетании с пронизывающими светло-голубыми глазами смягчали угловатые черты лица.

Это казалось Мэг до смешного романтичным. И ее собственные волосы так никогда не лягут. Даниэль взглянул на картинку, затем на Мэг и, не отрывая от нее глаз, передал журнал Виктору.

- Уже лучше, - похвалил он. – Но в следующий раз второго шанса не будет. Иди с Виктором и помни: если хочешь что-то сказать, говори это мне. – Его палец скользнул под переплетение цепочек колье, и Даниэль нежно потянул, вынуждая Мэг подняться на ноги. – Все поняла?

Мэг кивнула и, покачнувшись, прильнула, к Даниэлю, вдыхая его замечательный запах. Его рука скользнула вниз по спине, и пальцы чуть надавили, вынуждая ее последовать за Виктором.

Виктор повел их по коридору, по обе стороны которого располагались отдельные помещения. На входе в каждую комнату висел длинный – от потолка до пола – серый или фиолетовый занавес, который можно было задернуть, распутав удерживающую его серебряную атласную ленту, тем самым предоставив клиенту и стилисту полное уединение. Первая же комната была закрыта, и Мэг услышала доносившееся оттуда мерное металлическое пощелкивание ножниц и приятный голос, чуть фальшиво напевавший что-то похожее на колыбельную.

Каменная арка в конце коридора обрамляла гобелен, на котором женщина в саду срезала бутоны английских роз. Виктор откинул один край тяжелой ткани и вежливым жестом предложил Мэг проследовать в комнату.

Она ступила внутрь, и у нее перехватило дыхание от страха, что любое невольное проявление восторга разрушит этот сказочный мираж перед ее глазами.

Восьмиугольник травленого стекла накрывал зал, словно сверкающий полупрозрачный зонт, раскрытый на солнце, заливающем комнату мягким светом. Купол поддерживали по кругу шесть высоких готических колонн, в трех из которых были высечены каменные фигуры дельфина, русалки и морского конька. Из губ морских чудищ и вазы, что сжимала в руках русалка, выбивались фонтанчики и, разлетаясь брызгами о выступ постаментов, стекали тонкими струями в маленький пруд, обрамленный можжевельником и цветущими бело-розовыми азалиями. Из воды на тонких стеблях поднимались тропические красные лилии, плавающие среди лиловых гиацинтов. Несколько сверкающих золотых рыбок лениво скользили по этому водному саду.

В оставшиеся трех колоннах были встроены кашпо, откуда через край переливались белые, розовые и сиреневые петуньи, анютины глазки и бегонии, оплетенные нитями мяты и темно-зеленого плюща. В их объятиях покоилось обращенное к пруду кресло, обитое серым бархатом, со старинными украшенными медью подлокотниками и подставкой для ног.

Когда Виктор подвел ее к креслу, Мэг заметила мойку для волос, встроенную в нижнюю часть центральной колонны, и ее эмалированный пьедестал был раскрашен такими же лиловыми и кремовыми лилиями, что и глянцевая внутренняя поверхность раковины. В свободном пространстве между мойкой и кашпо висело антикварное латунное зеркало в форме песочных часов. Рядом в садовой корзине покоилась целая коллекция цветных стеклянных бутылочек с оловянными пробками в форме магнолий.

- Подожди, - Даниэль взял Мэг за руку прежде, чем она опустилась в кресло.

- Здесь так красиво!

При виде ее очарованного лица его взгляд смягчился, и в нем промелькнуло нечто, что заставило Мэг сглотнуть комок в горле.

- Ты заслуживаешь красивых вещей, Мэг. – Даниэль с немым приказом взглянул на Виктора.

- Я принесу вам стул, сэр, - извинился тот и проскользнул мимо них.

Даниэль, положив руки Мэг на талию, привлек ее к себе. Ладони скользнули ей за спину, и, когда пальцы сомкнулись на ее попке, он принялся собирать ткань платья, поднимая юбку.

- Даниэль… - Мэг попыталась отстраниться, и он негромко кашлянул, тем самым одновременно отдавая приказ и предупреждая ее. Она тут же застыла, но дрожащие руки выдавали ее беспокойство.

- Ты пугаешь меня.

Его ладони на секунду замерли, но Мэг не заметила даже тени уступки ни в его темных глазах, ни в жесткой линии челюсти.

- Я не хочу тебя пугать, Мэг. Но нужно, чтобы ты доверяла мне... чтобы ты была абсолютно уверена, что если решишь прыгнуть с обрыва, именно я поймаю тебя внизу.

- Это пугает меня еще больше.

Вот-вот вернется Виктор и увидит, что у нее все выставлено напоказ. Мэг беспомощно подняла руки и, так и не решившись оттолкнуть Даниэля, сложила их у него на груди дрожащим напоминанием о своей тревоге.

- Доверяй мне, Мэг, - выдохнул он, прижимаясь губами к ее виску. Его пальцы все собирали и собирали материал. Прохладный ветерок защекотал колени и пробежался по задней поверхности бедер, а потом воздух стал единственным, что окутывало изгиб ее попки. Даниэль продолжал тянуть платье вверх, пока оно все не собралось над лопатками. Мэг чувствовала тяжесть руки, удерживающей ткань. Другая ладонь поднялась по спине, прочерчивая линию позвоночника.

- Нет ничего красивее женской спины, – прошептал Даниэль.

Мэг запрокинула голову, чтобы взглянуть на него. Он пристально смотрел на ее отражение в зеркале, но она, крепко стиснутая его сильной рукой, не могла увидеть того, что видел он. Пробежав сухим языком по губам, она спросила себя, зачем Господь придумал столько вещей, которые могли сломить сопротивление женщины? Между ног все повлажнело, а бедра дрожали от желания распахнуться, приглашая Даниэля погрузиться в ее скользкие мускусные топи. Это желание она еще могла контролировать, но вот губы невольно приоткрывались сами собой, когда она глядела на Даниэля, мечтая о том, чтобы его влажный язык проскользнул в ее пересохший рот.

- Пора садиться, Мэг. – Даниэль свободной рукой расправил мягкое пушистое полотенце и накинул его на рельефный бархат обивки. Словно догадываясь, что колени не удержат ее достаточно долго, он, сжав в кулаке складки платья на ее спине, опустил Мэг в кресло.

Ворс полотенца, словно мех, погладил ее обнаженную попку и чувствительные складки плоти. Даниэль принялся укладывать широкую юбку вокруг нее, как лепестки цветка, закончив как раз в тот момент, когда вошел Виктор в сопровождении двух мужчин, несущих тяжелый деревянный стул, который вполне вписался бы в какую-нибудь тронную залу. Они поставили его в нескольких футах от Мэг, лицом к ней.

Усевшись, Даниэль закинул лодыжку одной ноги на колено другой. Положив сплетенные пальцы на голень, он уставился на Мэг, наблюдая за ней со сдержанной силой терпеливой пантеры.

Виктор набросил накидку на шею Мэг, чуть ниже колье, и высвободил пряди из-под завязок.

- У вас красивые волосы.

- Спасибо… - Она замолкла, глядя на Даниэля.

Виктор проследил за ее взглядом и откашлялся.

- Прошу прощения, сэр. Я хотел сказать вам, что у вашей леди красивые волосы.

- Да, это так, - склонил голову Даниэль. - Она благодарит вас за комплимент.

Они оба решили, что исполнить его желание вовсе не сложно. Мэг приходилось встречать властных мужчин, но Даниэль был совсем другим. И она и Виктор хотели подчиниться ему, покориться его природному магнетизму, этим пылающим темным глазами, излучающим силу и уверенность.

Виктор опустил спинку кресла и поместил шею Мэг в изгиб раковины. Ее затылок нависал над керамической чашей, и Мэг могла видеть облако цветов, спускающихся из кашпо на колонне. Она расправила плечи, чтобы устроиться поудобнее.

Боль взорвалась там же, где и всегда - чуть ниже правой лопатки. Она прострелила спину так, словно кресло вдруг превратилось в ложе с гвоздями, пронзившими ее и удерживающими в мучительном напряжении.

Мэг зашевелилась, чтобы найти более комфортное положение, и новый всплеск боли заставил ее задохнуться. Если она не будет двигаться, все пройдет. Она не может разрушить этот момент.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: River Naiad, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 03 Ноя 2012 21:19 #7

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
- Мэг? – Даниэль навис над ней. – Что случилось?

Брови Виктора сосредоточенно сошлись на переносице.

- Сэр, если ей неудобно, в шкафу есть подушки. Мы ведь хотим, чтобы она полностью расслабилась.

Даниэль по-прежнему не отрывал глаз от Мэг.

- Скажи мне.

- Моя спина… - Мэг чувствовала себя глупо из-за того, что боль прорывалась в ее голосе слишком высокими скрипучими нотками. – Я недавно повредила ее, и в таком положении… - Может ли она сделать хоть что-нибудь и при этом все не испортить? Мэг попыталась подняться и со свистом выдохнула сквозь зубы.

– Мэг, ложись обратно. – Рука Даниэля толкнула ее плечо. Она повиновалась, и его ладони скользнули под нее. – Виктор, несите подушки. Нам надо приподнять ее колени и снять напряжение со спины. И еще одну под голову, потому что раковина слишком твердая.

Он поднял ее с прежней легкостью, и Мэг вновь показалось, что для него она совсем ничего не весит. Когда Виктор разместил подушки, Даниэль опустил Мэг обратно в кресло. Теперь думка поддерживала ее поясницу, а травяной валик под шеей смягчал жесткую горловину раковины. Мэг вдохнула аромат розмарина.

Даниэль наклонился к ней, и его губы замерли в каком-то дюйме от ее.

- В следующий раз ты немедленно сообщишь мне, если у тебя что-то болит, Мэг. Хорошо?

Она кивнула. Ее губы невольно приоткрылись, невзирая на все попытки Мэг контролировать себя, и взгляд Даниэля прошелся по ним почти интимной лаской, словно поцелуем. Но он не стал ее целовать. Вместо этого он продолжал смотреть на губы, пристально изучая их, и если бы спина не пульсировала так мучительно, может быть, Мэг выгнулась бы, побуждая Даниэля дотронуться до нее, прижаться к ее рту.

И все же она поддалась искушению и подняла руку, чтобы провести пальцами по слегка шершавой, оттененной трехчасовой щетиной ровной линии подбородка. Это прикосновение и близость Даниэля только усилили его запах. Когда сказка закончится, Мэг купит такой же лосьон для бритья и спрячет его под подушку, даже если для этого ей придется перенюхать, как токсикоманке, всю мужскую парфюмерию в магазине.

Взгляд Даниэля чуть смягчился; он скользнул губами по пальцам, а затем поймал руку и вернул ее обратно на живот Мэг. В следующий миг он исчез из поля ее зрения, вернувшись к своему стулу. Виктор включил воду.

Теплый поток хлынул на волосы. Мэг закрыла глаза, слушая этот мягкий шелестящий шум, а руки Виктора принялись перебирать каштановые пряди, уверенными ловкими движениями вплетая в локоны струи воды.

Если бы людям платили соответственно их талантам, парикмахер с пальцами Виктора давно бы стал миллионером. Мэг была готова продать ему душу. Его руки не выглядели такими уж могучими, но теперь он с нежной силой массировал кожу головы медленными круговыми движениями. Он не спешил, целиком сосредоточившись на своей задаче. Мэг негромко мурлыкнула в знак признательности.

Восемь месяцев назад, еще до того, как весь ее мир перевернулся, у Мэг была собака, шотландский терьер, чье тело возвышалось над землей не больше, чем доска для скейтборда. Иногда Мэг спрашивала себя, не устают ли собаки от того, что вся их вселенная вращается вокруг желаний хозяина. Теперь же она восхищалась жизнью Скейти. Он отзывался на интонации и несколько простых команд, но прежде всего он реагировал на касания. Мэг взяла его с собой в колледж. Когда она читала учебники, пес всегда забирался к ней на колени, она рассеянно зарывалась пальцами в его шерсть, а он засыпал под ее рукой, довольствуясь лишь этим простым осязательным подтверждением своей значимости.

Чьи-то прохладные ладони подхватили её безвольно лежащую на животе руку, и Мэг повернула голову. Возле нее стояла блондинка в широкой шелковой синей блузке и цыганской юбке, рядом на сосновом столике лежал лоток с маникюрными принадлежностями. Еще одна женщина, темнокожая, с длинными темно-красными косичками, в облегающем алом платье, возникла на краю поля зрения. Она подвинула такой же столик с инструментами с другой стороны и взяла левую руку Мэг.

- Я подумал, что ты хотела бы сделать маникюр, - донесся со стороны изножья голос Даниэля.

Мэг кивнула. Обе женщины молчали, занятые своей работой, и легкое напряжение, возникшее при их неожиданном появлении, отступило. Светлые изящные пальцы, скользящие по ее коже, пробудили нервные окончания в правой ладони и фалангах. Длинный рубиновый ноготь негритянки прошелся по хрупкой ниточке пульса на основании левого запястья, и по всему телу Мэг пробежала волна сексуального удовольствия. Она застыла, смущенная этой не поддающейся контролю реакцией, и бросила взгляд на женщину. Глаза той по-прежнему были опущены, но уголки полных чувственных губ чуть приподнялись. Коричневый палец изменил направление и теперь короткими – меньше чем полдюйма – движениями взад и вперед поглаживал вертикальную линию пульсирующей венки.

Что Мэг должна сделать? Выдернуть руку и остановить женщину? А может, это подстроил Даниэль? И теперь он смотрит, как женщина ласкает ее, и эти темные ангельские глаза отмечают каждый отклик Мэг, наблюдают, как участившееся дыхание заставляет ее грудь подниматься и опадать быстрее? Что она должна сделать?

А если ничего?

Эта мысль встряхнула ее, словно дающий сбои механизм мозга вдруг перезагрузили вручную. Все будто замерло. Мэг своим внутренним взором осматривала, оценивала эту необычную идею, подобной которой у нее никогда не возникало.

Даниэль же сам про это говорил. Он здесь главный. Если ее что-то не устраивает, Мэг должна просто ему сказать. Если что-то доставляет ей удовольствие – значит, ему это тоже нравится. Ну а если что-то неприятно ему, он в состоянии сам об этом позаботится.

Пальцы Даниэля вдруг коснулись ее икры, и Мэг подпрыгнула, выдернув запястья из хваток маникюрш. Извинившись за свою нервозность, она улыбнулась и вновь протянула женщинам руки. Ладонь Даниэля заскользила вверх-вниз по ее дрожащей правой ноге, и эти нежные поглаживания понемногу стали снимать напряжение Мэг. Виктор, склонившись над ней, надавил на одну из оловянных трубок, наливая изумрудно-зеленую жидкость в ладонь. Аромат жасмина насытил воздух.

Движения Даниэля стали размашистее, он пробрался под юбку и погладил колено Мэг. Потом его рука опустилась вниз и вновь поднялась, на этот раз потянув подол за собой. Мэг почувствовала, как шелк ласкает кожу ног.

Влажный воздух салона с любопытством двинулся завоевывать новые территории. Даниэль пригладил юбку, собранную складками выше колен, тем самым давая Мэг понять, что он не поднимется выше. Затем пальцы проникли между ее стиснутых бедер, и толкнули их прочь друг от друга. Ладони на секунду крепко сжались в немом приказе удерживать ноги так, как он их разместил.

Мэг повиновалась, хотя когда он убрал руки, она испугалась, что от нервной дрожи, сотрясающей все ее тело, шелк соскользнет с бедер, обнажив ее перед всеми остальными. Сейчас Мэг лежала в невероятно шикарном положении – ее руки были скованы услужливыми маникюршами, от массируемой Виктором головы по всему телу растекалось волнами удовольствие, а мужчина, который организовал это, сидел прямо перед ней, имея неограниченный доступ к ее самым укромным местечкам. Мэг почти физически чувствовала на себе тепло его взгляда. Дрожь в бедрах усилилась, и Мэг захотелось сдвинуть ноги, но вовсе не из скромности, а чтобы защитить себя, чтобы скрыть, насколько она возбуждена.

Но зачем? В работе ее мозга вновь произошел сбой и перезагрузка. Ведь совершенно очевидно: все, что делает Даниэль, имеет своей целью распалить ее, почему же тогда Мэг хочет спрятать это? Он дал ей право выбора, и Мэг решила сегодня принадлежать ему, мужчине, которого она никогда раньше не встречала. Подчинение, отказ от контроля по самой своей природе было сексуальным. Сопротивление Мэг не имело ничего общего с ее решением покориться Даниэлю. Она боялась своих собственных реакций, боялась, что это позволит безумию взять над ней верх, что это причинит ей еще больший урон.

В последнее время именно страх управлял ею, удерживая зверя в клетке. Однако с Даниэлем она чувствовала себя в безопасности. Он не позволит ей опозориться перед другими и не даст чудовищу поднять голову и захватить ее. Было ли так на самом деле, или это лишь очередной виток сумасшествия, и Мэг просто принимает желаемое за действительное?

Темнокожая женщина отошла, чтобы ответить на телефонный звонок. Мэг открыла глаза и посмотрела в лицо Виктору. Почувствовав ее внимание, он слегка улыбнулся, но взглядом с ней так и не встретился. Одна из длинных прядей упала из-за его плеча и теперь покачивалась возле ее лица. Мэг осмелилась вытянуть руку и поймать локон, завивавшийся в спираль. Он был мягким, как волосы ребенка… просто восхитительным. Взгляд Виктора прошелся по ней, но, казалось, ее прикосновение вовсе не досаждало ему. Мэг обвила прядь вокруг пальцев и слегка потянула. Виктор улыбнулся этой глупой выходке и попытался высвободиться, но добился лишь того, что еще несколько локонов соскользнули с его плеча. Мэг зажмурилась, вплетая пальцы в волосы, расправляя кудри, которые все время норовили собраться обратно в тугие спирали. Руки Виктора продолжали творить свою магию. Мэг словно вновь стала младенцем, тянущимся из колыбели к родителям, чтобы убедиться, что они рядом, и успокоиться. Негритянка вернулась, осторожно выпутала ее пальцы и вновь принялась за маникюр.

- Даниэль, - пробормотала Мэг спустя несколько долгих минут.

- Да? – Она услышала шорох одежды, когда он поднялся. Он склонился над ней, и Мэг, подняв глаза, принялась изучать подбородок с ямочкой, уверенную линию челюсти, благородно аристократические скулы, чтобы затем утонуть в глубине его бесподобных глаз.

- Мне хотелось бы, если ты не против, чтобы Виктор подстриг мне волосы, когда маникюр будет готов.

К удивлению Мэг Даниэль поцеловал кончик ее носа. Поднявшись, женщины покатили столики прочь, и Мэг вытянула руки, чтобы Даниэль смог усадить ее. Ее сердце провалилось в пятки, когда она увидела, как улыбка, пусть и не затронув губ, отразилась в его глазах.

- Почему ты… Можно мне узнать, почему ты улыбаешься?

- Потому что ты ждешь, что я позабочусь о тебе. А почему улыбаешься ты?

«Потому что твоя улыбка заставляет меня улыбаться в ответ». Но вслух Мэг этого не сказала. Даже одна мысль о том, что она способна радоваться, казалась слишком опасной. Она опустила взгляд на свои босые ноги.

- Я думаю о Марко Поло, - ответила она.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Манишка, River Naiad, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" (2) 03 Ноя 2012 21:32 #8

  • Misheli
  • Misheli аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 5
  • Спасибо получено: 2
  • Репутация: 0
Большое спасибо за перевод столь занимательного произведения!

Ох,какой же потрясающий и необычный день складывается у нашей Мэг! :flirty2:
Пришла с утра в торговый центр,взглянула на необычного мужика с приятной наружностью и все,ПОНЕСЛОСЬ.... :party:

Этот "демон из торгового центра" за 5 минут охмурил Мэг :flirty1: и уговорил щеголять в вечернем платье без нижнего белья.Правда,надо отметить,что наш незнакомец очень щедрый мужчина,с богатой фантазией.Хочешь платье тебе купит,хочешь предложит стиль сменить, а для самых капризных- может и в туалете приласкать. Срочно надо в торговый центр....

А вот Мэг удивляет.Значит порхать на руках у незнакомца в платье феи можно,позволять ему задирать платье до лопаток и светить ее пятую точку - тоже не так страшно, а вот взять и уединиться с ним в дамской комнате и провести прекрасные мгновенья, так это нет, прям Боже упаси!
Будем надеяться, что к вечеру она исправиться))))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: MadLena, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" (2) 03 Ноя 2012 21:40 #9

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
- Марко Поло? В самом деле?

- Угу. Он писал, что во время путешествия ему доводилось встречать принцесс настолько избалованных, что им даже не нужна была обувь, потому что их повсюду носили рабы. А ты заставляешь меня чувствовать себя одной из таких принцесс.

Даниэль присел рядом с ней на краешек кресла так, что их глаза оказались на одном уровне. Виктор достал из сушилки темно-зеленое полотенце, пропитанное ароматом гардении, и принялся вытирать Мэг волосы.

- Рабы носили их в портшезе или на руках? – тихо поинтересовался Даниэль.

- Я… я не знаю. Наверное, в портшезе.

- Очень жаль. – Он подул ей на губы, и Мэг послушно приоткрыла их.

- Почему?

- Ну только представь себе. Нужно нести свою принцессу, отделенную от тебя стеной занавеса, в то время как хотелось бы держать ее на руках, чтобы она обхватывала тебя ногами за талию. Ладони поддерживают ее мягкую попку, а ее грудь прижимается к твоей, словно спелый сладкий плод, манящий, чтобы его попробовали на вкус, лизнули, прикусили. – Даниэль задумчиво поднял бровь и наклонился ближе, его дыхание прошлось по щеке Мэг. – Думаю, это было бы настоящей пыткой.

По-детски игривое настроение, заставившее ее забавляться с Виктором, испарилось, растаяло без следа. Теперь Мэг будто кипела на медленном огне - Даниэль томил ее, возбуждал, собираясь насладиться ею сполна.

- Вряд ли раб мог бы носить свою принцессу именно так, - торопливо вставила Мэг, не смея даже взглянуть в сторону Виктора, чтобы увидеть его реакцию на разговор. – Даже если он держал ее на руках, он делал это… как ты нес меня.

- Я оплошал. – В глазах Даниэля сверкнул опасный огонек. – А что выбрала бы ты, Мэг?

Она поймала свободно свисающие концы полотенца и прижала их к лицу, вдыхая густой запах роскошных цветов. Другим полотенцем Виктор укутал ее плечи, защищая их от влаги с волос, и отвернулся, чтобы разложить свои инструменты.

- Портшез, - отрывисто заявила Мэг, отбрасывая мокрую прядь со лба. – Я смогла бы из-под занавеса любоваться мускулистыми телами своих рабов, а они бы даже не подозревали, что я подглядываю за ними.

Даниэль невозмутимо кивнул.

- А как бы ты их одела, Мэг?

Она на мгновение задумалась, и озорная улыбка вдруг изогнула ее губы.

- Короткие юбки из кожаных полос, как у римлян. А под ними… ничего.

Его глаза восторженно сверкнули.

- И что бы ты делала за вуалью, подглядывая за своими скудно одетыми рабами? – Мужские пальцы погладили ее подбородок и проследили контур рта. Когда ощущение его прикосновения растаяло, Мэг рефлекторно облизала губы. – Твоя ладонь скользнула бы под шелк и парчу, и ты стала бы трогать себя, воображая, что это рука одного из твоих рабов?

- Мы не должны говорить об этом, - прошептала она, бросая взгляд в сторону Виктора.

- Я устанавливаю здесь правила, Мэг, - напомнил ей Даниэль, сжимая твердыми пальцами ее подбородок и заставляя вернуть все свое внимание к нему. – У тебя кровь прилила к лицу. И, подозреваю, не только к нему.

Прежде чем она успела ответить, он выпрямился и развернул ее обратно к Виктору.

Мэг и в самом деле покраснела, но пламя, опалявшее ее тело и разум, не имело ничего общего с огнем безумия. Сумасшествие было сравнимо с яростью зверя, заточенного в клетку. Однако в эти минуты Мэг чувствовала себя так, словно замки наконец-то сломаны, и она наслаждается своим первым мгновением без цепей. И как она только, находясь целиком и полностью во власти Даниэля, могла ощущать такую свободу?

У Мэг никак не получалось развеять образ, который он вызвал в ее воображении. Пока Виктор подстригал и укладывал ее волосы, она продолжала представлять себя принцессой, неравнодушной к одному из своих рабов.

Он был ее любимчиком. Всегда поддерживал передний правый угол портшеза, и она могла любоваться им через расходящиеся складки вышитого занавеса. Капельки пота блестели на мускулистых плечах, собирались у основания шеи и струились по изгибу позвоночника под кожаную юбку, где, как догадывалась Мэг, стекали между голыми ягодицами, добираясь до мягких яичек. Раб был достаточно силен, чтобы швырнуть ее на землю и взять так, как ему заблагорассудится, но он поклялся служить своей госпоже, всячески беречь и защищать ее. Когда они добирались до рынка, он опускал портшез на землю и преклонял колени, и Мэг выходила, ступая ногой на гладкую кожу его изогнутой спины. Задравшаяся юбка обнажала мускулистый зад и мошонку. Раб оставался в этой позе все время, что она покупала всякие безделушки, пока она наконец не появлялась, чтобы взобраться по его спине обратно в портшез.

Но будет ли он всегда повиноваться ей? Или однажды она купит ему подарок, но, вернувшись, обнаружит, что он ушел, бросил ее посреди враждебно настроенной толпы.

Виктор брызнул Мэг в лицо водой из распылителя, и она, вздрогнув, посмотрела на него. Он скорчил гримасу, передразнивая ее задумчивое выражение, и вновь шутливо направил на нее распылитель. Она улыбнулась, отгоняя сумрачное настроение. Виктор поставил фотографию Джоди Фостер на сосновый шкафчик, и Мэг только сейчас заметила, что за антикварным стеклом прятался полный набор фигурок Черепашек-Ниндзя. Коллекция Виктора придавала комнате более интимный вид.

Он откинул одну из кудряшек Мэг на лицо, и она сдула ее, сморщив нос от щекотки и потерев лицо рукой из-под накидки. Виктор крутанул кресло, отвлекая ее, а она, наклонившись, схватила одну из черепашек и сделала вид, что вот-вот отвертит ей голову, если он не прекратит дурачиться.

Виктор поднял руки с ножницами и расческой, делая вид, что сдается. Он торжественно и многозначительно, как цирковой клоун перед лучшим номером, взмахнул рукой и отобрал у Мэг черепашку. Затянув пружину в механизме игрушки, он осторожно опустил ее на ровную деревянную поверхность садовой тележки. Черепашка с истошным криком «кииииийййааа!» принялась вращать палкой.

Мэг расхохоталась и икнула от неожиданности, что вызвало у нее новую волну громкого смеха. Она обернулась к Даниэлю. Он стоял в нескольких шагах от ее кресла. Улыбнувшись, он указал рукой на только что принесенное женщинами большое викторианское зеркало в обрамлении золотых ветвей, в переплетении которых резвились херувимы.

Мэг только сейчас поняла, что избегала бросать взгляды в зеркало в форме песочных часов, в котором Даниэль чуть раньше изучал ее голую спину. Теперь же Виктор, повинуясь жесту их властелина, повернул кресло, и ей пришлось на себя посмотреть.

Девушка с глазами Мэг дружелюбно улыбнулась из-под водопада буйных каштановых кудрей, обрамлявших смеющееся лицо. Протянув руку, Мэг коснулась стекла, впитывая красоту и сияние той, что смотрела на нее. Отражение могло быть воспоминанием из ее юности, но все-таки оно им не было – это оказалось совсем другое создание; так же как феникс возрождается из пепла, душа Мэг получила новую оболочку, готовясь встретить новый день и новую жизнь.

Мэг повернулась к Даниэлю. Она предпочла его способ, позволив мужским глазам рассказать ей все, что стоит о себе знать. Если она и дальше будет смотреться в зеркало, то, несомненно, найдет в себе какой-нибудь изъян, ключик к тому, чтобы разрушить чары.

Даниэль протянул руку и ласково накрыл ее щеку ладонью.

- Я сейчас вернусь. - Он кивнул Виктору, и они вместе вышли, чтобы оформить счет.

Мэг поднялась с кресла, и женщина в зеркале тоже встала и шагнула к ней. Она была одета в шелковое платье, не оставляющее простора воображению – или напротив, позволяющее ему разыграться.

Отражение напомнило Мэг о том, какой она была весь прошлый год – безжизненной куклой, наряжаемой другими. Всякий раз она встречала в зеркале незнакомку, хотя ей приходилось подыгрывать, чтобы не задеть чужие чувства и скрыть свой страх, видя чужой лик - лик женщины, которой она никогда не была, но которой хотели видеть ее другие. Или она думала, что хотят видеть.

А сегодня ее отражение стало другим, словно сбросившим груз пустых переживаний и раскрывшим то, что было заперто внутри нее, скрыто в кладовой забытых надежд.

Темнокожая женщина с красными волосами улыбнулась и поманила Мэг, побуждая ее приблизиться к зеркалу. Мэг подняла руку, касаясь своей новой прически, и потянула за один локон, зачарованно глядя, как он вновь свернулся завитком.

- Вы красивая, - прошептала негритянка. – Просто обворожительная.

Ее спутница кивнула.

- Потрогайте себя еще, - предложила женщина, и ее взгляд заскользил по всему телу Мэг. – Вы такая нежная, такая неотразимая.

Мэг выдавила нервную улыбку, покачала головой и хотела было отвернуться.

- Подождите, - остановила ее женщина. Вместе со спутницей она прислонила зеркало к освободившемуся стулу Даниэля под таким углом, чтобы Мэг могла видеть себя выше колен. Негритянка подошла к ней. Она была гораздо выше, но ее величественная грация скорее подчеркивала, нежели умаляла изящество миниатюрной иллюзорной новой Мэг. Она зажала ладони Мэг в своих - темная кожа, словно плодородная земля, обернулась вокруг белых пальчиков, – и потянула их руки вверх, пока пальцы не коснулись шеи.

- Почувствуйте, какая мягкая нежная кожа. – Женщина чуть надавила, и пальцы Мэг послушно пробрались дальше, под каштановые завитки, лежащие на плечах мягкой теплой гривой. – Сher, ваша шея настолько изящная… Мужчина просто не сможет устоять перед таким искушением.

Она нежно направляла, а Мэг повиновалась, как послушная марионетка, и ее руки повторяли все движения партнерши. Они перекинули волосы на правое плечо, обнажая шею. Женщина склонилась к уху Мэг, тихо бормоча, и ее дыхание защекотало кожу на уязвимо открытой сонной артерии.

- Мужчина будет сходить с ума, ma cherie, глядя, как вы вот так стоите. Он умрет, если не поцелует ваше горло. А потом вы должны сделать так. – Она обхватила пальцы Мэг и вытянула их из-под волос. Пульс Мэг участился, когда сцепленные руки медленно заскользили вниз по изгибу ее напрягшейся груди. Женщина обхватила ладони Мэг так, чтобы они улеглись в ее, как ложечки друг в друга, и заставила Мэг сжать свою собственную грудь. Белые тонкие ладошки, словно сияющие полумесяцы в первой четверти, обняли сферы полных лун.

- Вы мало любите себя, милая cher. - Французский акцент и полные красные губы ласкали ухо Мэг. – Женщина должна любить себя как можно чаще, высвобождать свою страсть, а не запирать ее в сундуке, как китайский фарфоровый сервиз, слишком дорогой, чтобы пить из него чай.

Мэг сглотнула. Ладони негритянки, чуть погладив ее на прощанье, опустились, и женщина, отступив, исчезла из поля зрения. В зеркале за спиной Мэг возник Даниэль.

Краснея, она поспешно убрала от груди руки.

- Ты не сделала ничего дурного, Мэг, - тихо заверил он ее. – Она права. Не могу вообразить ничего лучше, кроме как сидеть и наблюдать, как ты ласкаешь себя.

Он шагнул вперед и повернулся, заслонив отражение. Женщины понесли зеркало прочь. Рука Даниэля приподняла подбородок Мэг, и он принялся изучать ее долго и пристально, большим пальцем чуть поглаживая щеку. Чувство неловкости испарилось из-за страстного огня, пылавшего в его глазах, и Мэг вдруг почувствовала странное желание вновь погладить свою грудь – на этот раз для него.

- Пора подобрать тебе туфельки, принцесса.

Даниэль наклонился, и она обвила руками его шею, когда он снова, будто странствующий рыцарь, сгреб ее в свои объятия. Сон, сплетенный из бархата и цветов, начал угасать; и на прощание Мэг получила красивую и по-детски искреннюю улыбку Виктора, успевшего поцеловать ей руку, когда Даниэль проносил Мэг мимо него.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Стася, Gusay, anof, kasandra1714, darja, verap, nataliab, tania, lisenoc, Манишка, FieSta, ingrid, Озябший_волчонок, crissy, Danka Key, валенсия, River Naiad, Gata, АЛИСА

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 26 Окт 2013 01:22 #10

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 153
  • Спасибо получено: 81
  • Репутация: 3
Мы здесь и не теряем надежды :bunny:
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 10 Ноя 2013 21:58 #11

  • River Naiad
  • River Naiad аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 1
  • Репутация: 0
Невероятно чувственно! Огромное спасибо!
Очень надеюсь на продолжение.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 30 Дек 2013 00:59 #12

  • crissy
  • crissy аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 3
  • Спасибо получено: 6
  • Репутация: 0
Обычно я жду окончания перевода и только после этого читаю всё и сразу, но тут не устояла и не жалею. Книга настолько затягивает... девочки вы просто супер :party: :spasibo: и хоть выкладки давно небыло я очень надеюсь и жду проду. И хотя коментов в теме мало я уверена что у книги куча поклонников. В общем, очень прошу: добейте уже книгу :cray3:
Администратор запретил публиковать записи гостям.
The following user(s) said Thank You: Калле

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 30 Дек 2013 01:55 #13

  • Georgie
  • Georgie аватар
  • Не в сети
  • Злобное суЩЩество
  • Сообщений: 2351
  • Спасибо получено: 3428
  • Репутация: 16
crissy, дело в том, что перевод начат ещё на старой квартире сайта. Переезд оказался сложным и комменты, к нашему великому сожалению, из-за трудоёмкости и времязатратности остались все там.
Будем надеяться, что при возобновлении перевода все пишущие оставят свои заметки в этой теме.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 25 Фев 2014 20:20 #14

  • nurochek
  • nurochek аватар
  • Не в сети
  • Сообщений: 153
  • Спасибо получено: 81
  • Репутация: 3
Может быть, и у на нашей улице будет праздник? ;)
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Re: Джоуи У. Хилл "Исполни все ее мечты" 25 Фев 2014 20:31 #15

  • MadLena
  • MadLena аватар
  • Не в сети
  • Master of the Game
  • Сообщений: 1443
  • Спасибо получено: 2919
  • Репутация: 1
Эээ... *быстро закопалась обратно в песок*
Дайте я хоть чего-нибудь из начатого прикончу сперва.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
Время создания страницы: 0.561 секунд